Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Сборник материалов о ювенальной системе. 1. Максим Свириденков. Дети для бедных – роскошь, их отберут соцработники… . 2. Дети - непозволительная роскошь. 3. Разрушение семьи под видом борьбы за права детей.

 Максим Свириденков

 Дети для бедных – роскошь, их отберут соцработники…

 

 

    Nov. 2nd, 2010 at 10:48 PM
 
Источник информации - http://sviridenkov.livejournal.com/253931.html

 
 
Свириденков фото

2010 год

Закон о ювенальной юстиции не был принят депутатами. Но это ничего не изменило. Наоборот, соцработники всё чаще отбирают детей из нормальных семей.

И два последних случая, о которых я узнал, такие, что о них просто нельзя молчать.

 

 


О первой такой истории, думаю, многие из вас уже слышали. Совсем недавно во Владимире забрали детей из семьи ветерана боевых действий в Таджикистане и Чечне только за то, что у этой вполне благополучной семьи не было собственной квартиры.
(Подробности на сайте телекомпании «Вести»: www.vesti.ru/doc.html?id=402845.)

А сегодня френды прислали мне ссылку на запись в ЖЖ. Цитирую её целиком:

«Друзья! Мне сейчас позвонила Нина Кузнецова kuznetz74,у нее социальные службы сегодня забрали пятерых детей. Младшему ребенку 3 года, старшему - 12 лет.
Сотрудники социальных служб не предъявили Нине никаких документов, где сейчас находятся дети - неизвестно. Аргументы работников социальных служб - нет ремонта, неубрано, неглаженное белье, в холодильнике пусто. Да, Нина ходит в магазин каждый день, запасов не делает, у нее очень тяжелая ситуация с деньгами, наросла огромная задолженность по квартплате (более 100000 рублей). Но ведь это не повод отнимать у матери детей.
Ребят, давайте поможем Нине привести квартиру в порядок и наполнить холодильник. Кто-то может помочь руками, кто-то деньгами, Нину многие из нас знают.
Я сейчас поеду к ней, надо посмотреть объем работы. Мой телефон для связи: 8(909)151-59-21

Нина очень просит за них помолиться.»


(оригинал записи здесь: ann-eg.livejournal.com/82462.html)

В нашей стране происходит чудовищная вещь. Социальные службы вместо того, чтобы искать рычаги и способы помощи нуждающимся семьям, забирают у них детей. В российские детдома, многие из которых по своим условиям, насколько я могу судить, мало отличаются от колоний, детей отправить, безусловно, дешевле. А судя по тому, что такое происходит в системе (подобных случаев за последнее время было не так уж и мало), можно предположить, что эта установка спущена сверху.

Заодно в руках у государства появился и удобный инструмент для запугивания несогласных, если у последних есть дети. Но особенном циничным жестом режима это выглядит на фоне того, что до кризиса везде по телеящику россиян призывали повышать рождаемость.

Что же это получается, мы рожали детей, чтобы бояться, что их отправят в детдома?

Наверное, у нас ещё есть небольшой шанс, если создавать максимальный резонанс вокруг каждого такого случая. Впрочем, этот шанс есть только в том случае, если у властей осталась хоть капля совести или хотя бы здравого смысла.

Дети - непозволительная роскошь

Источник информации - http://valorcanecorsos.com/deti-nepozvolitelnaya-roskosh-vprochem-bednym-v-rossii-rozhat-zaprescheno-za-granyu-nepoznannogo/

Случаи, когда органы опеки отбирают у родителей детей «за долги и плохой ремонт» уже не редкость.

Любой может завести котенка, щенка или какое-нибудь экзотическое животное. В этом случае, никто, разве что кроме воров, не будет претендовать на ваши вещи (именно в эту категорию Гражданский кодекс РФ относит животных). Другое дело, если вы решили завести ребенка. Тогда уже органы опеки и попечительства будут зорко следить за тем, как ребенок живет, питается, учится. При этом велика вероятность, что ребенка у вас попросту отнимут, если вдруг к чему-то в окружении ребенка будут нарекания. Одно дело, если в семье страдающие алкоголизмом родители, которые избивают детей.

Совсем другое — если ребенка забирают у любящих и заботливых родителей за долги ЖКХ, политические взгляды или попросту за бедность. Яркий пример — семья Шохиных из Дзержинска Нижегородской области, пишут «Известия». 21-летняя Евгения — мать трехлетнего Матвея и полуторагодовалых близнецов Маши и Даши. В начале марта сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних забрали у родителей малышей, т. к. обнаружили, что в полупустой квартире не сделан ремонт и нет горячей воды. По словам Евгении, методы действия чиновников ужасны: ее вызвали в отдел опеки для оформления неких документов, а тем временем детей спокойно забрали. При этом никаких бумаг об изъятии детей матери так и не представили. «Мне сказали: если хотите еще увидеть детей, то пишите заявление о том, что сами просите их временно изъять», — пожаловалась Евгения.Шохины действительно живут бедно. Весь семейный бюджет состоит из детских пособий в размере 8600 руб. и зарплаты мужа, который работает таксистом, — 8000 руб. Субсидию семья оформить не может, т. к. для этого необходима справка в ЖЭКе, а там также документ не выдают, требуя погасить долг за ЖКУ.Нарекания органов опеки и инспекторов, которые пришли в однокомнатную хрущевку на окраине города с проверкой, вызвало то, что родители спят на матрасе на полу, а в самой квартире, кроме серванта, тумбочки, стола и двух детских кроваток, мебели не было. В итоге детей просто забрали. После этого малыши провели три недели в больнице. История получила широкий общественный резонанс, горожане начали собирать для малоимущей семьи деньги, вещи, и лишь тогда детей вернули родителям.Изъятие детей было произведено «с грубейшими нарушениями», считает координатор нижегородского отделения организации «В защиту детей» Сергей Пчелинцев, который и сам попадал в похожую ситуацию: органы опеки забрали у него троих детей за то, что в квартире не был сделан ремонт. Тогда также незнакомые люди помогли семье, и дети благополучно вернулись к родителям. Теперь Пчелинцев сам помогает тем, кто столкнулся с похожими проблемами. «Большинство случаев изъятия детей касается бедных семей. Получается, что бедные не должны иметь детей. Нам говорят: хватит плодить нищету. А если мы детей любим и хотим, чтобы их было больше?! Ведь это хороший стимул для нашего собственного роста и развития», — негодует Пчелинцев.Подобных случаев немало по всей стране. Люди просто начинают бояться социальных работников, которые, в свою очередь, становятся угрозой для существования семьи. Ярким примером странных действий властей может стать история уборщицы из города Дно Псковской области. У женщины забрали пятимесячного малыша из-за того, что на зарплату в 6 тыс. руб. она не смогла сделать ремонт, кроме того, в квартире не было ни водопровода, ни унитаза. Поэтому органы опеки сочли, что ребенок не может жить с матерью, однако они забыли, что у большинства населения Дна нет удобств.Не менее вопиющий случай произошел во Владимирской области, где органы опеки и попечительства забрали детей из семьи ветерана боевых действий в Таджикистане и Чечне за то, что у него не было собственного жилья. Его семье приходилось как-то существовать в комнате заводского общежития размером в 11,5 метров.И такие случаи далеко не редкость. Удивляет лишь то, что тему давно обсуждают, однако власти так ничего и не предпринимают для ее решения. Эксперты указывают на пробелы в законодательстве, которые развязывают руки органам опеки делать и позволяют делать все, что хочется. А надеяться на то, что коррупции в этом ведомстве нет, было бы наивно. Получается, что наше государство, стремясь защитить права детей, порой только ущемляет их. Пропагандируя необходимость улучшения демографической ситуации в России, чиновники тут же забирают детей из бедных семей, чем только увеличивают численность воспитанников детдомов. А потом снова призывают усыновлять детей, или вовсе отправляют за границу, где судьба детей вообще часто остается неизвестной. В итоге мы имеем замкнутый порочный круг и глупое правило: «Бедным рожать запрещено!».Вот, например, правозащитник, специализирующийся на защите прав детей, кандидат юридических наук Анна Демьянова также считает, что проблема кроется в несовершенствах российского законодательства. «В кодексе (Семейном кодексе РФ — прим. KM.RU) немало статей, которые можно толковать по-разному. Например, в статье 122 говорится, что ребёнка можно объявить оставшимся без попечения родителей «при создании действиями и бездействиями родителей условий, препятствующих их нормальному


воспитанию и развитию». Что понимать под «нормальным воспитанием и развитием»? Исполнители закона могут трактовать это, как им угодно», — приводит слова правозащитника «Свободная Пресса».С правозащитниками согласен и уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов. «Моя позиция по этому вопросу однозначная — органы опеки не должны подходить по формальному признаку к каждой семье. Действительно, пользуясь формулировками из Семейного кодекса, сегодня можно достаточно легко изъять ребенка, если существует непосредственная угроза его жизни и здоровью. Что конкретно понимается под этой формулировкой, там не расшифровывается. А это предполагает свободу трактовок», — приводят слова омбудсмена «Известия».При этом он отметил, что органы опеки не всегда не правы, т. к. часто они перестраховываются, чтобы избежать трагических последствий. В то же время в России не хватает специалистов в сфере опеки, в результате чего становится невозможно отследить ситуацию в каждой семье. Астахов подчеркнул, что его аппарат подготовил поправки в Семейный кодекс, призванные определить случаи, в которых органы опеки имеют право забирать ребенка из семьи. «Надеюсь, в скором времени Госдума примет эти поправки», — добавил омбудсмен.Председатель совета всероссийского Сообщества многодетных и приемных семей России «Много деток — хорошо!» Татьяна Боровикова поделилась с KM.RU не менее ужасающими историями об изъятии детей из семей.

- Закон об опеке и попечительстве такой драконовский, что породил систему — «сиротпром». У нас получилась такая система, что на ребенка из детдома выделяют миллион в год, а вот на ребенка из обычной, как они говорят, биологической, — 500 рублей в месяц. Например, усыновить ребенка сейчас крайне невыгодно, т. к. на него будут выдавать эти 500 рублей. А если у тебя будет приемный ребенок, который в принципе принадлежит государству, то ты его как бы по договору обслуживаешь и тебе платят 14 тыс. руб. в месяц, но его могут в любой момент отобрать, если опеке что-то не понравится, например, игрушек у ребенка мало или что-нибудь еще, обычно это надуманные предлоги. В том году, например, 30 тысяч детей из приемных семей забрали.Например, представьте себе, судом было доказано, что папа невиновен, все обвинения были сняты, но тем не менее он не может восстановить усыновление, потому что по Семейному кодексу это не предусмотрено. Прав на усыновление можно лишить, причем суд лишил этого права по подозрению в насилии над детьми, а насилия не было — была бытовая травма. Потом другой суд доказывает, что было и оказание помощи, а ребенок просто скатился кубарем с лестницы, в результате чего у него были множественные ушибы. А уже по прессе прокатилась кампания, где была использована съемка, подправленная фотошопом, с обезображенным лицом ребенка. После этого органы опеки говорят: «Мы не хотим вам отдавать этого ребенка». А дети уже год, например, не понимают, почему папа и мама приходят к ним каждую неделю, приносят подарки, колготки и еще что-то, а потом уходят. Дети говорят: «Мама, папа, мы хотим домой, хотим с вами». Директор детского дома понимает, что там нормальная семья, там любовь, забота. А опека говорит: «Нет, ребенка не отдадим, потому что Семейный кодекс не предусматривает восстановление в правах усыновления».Получается, что дети — жертвы этой схемы, и родители тоже. Особенно под это попадают приемные дети. А опека у нас — это зондеркоманда. Если люди берут в приемную семью ребенка, то в любой момент приходит опека, проверяет холодильник, еще что-то. И если там, не дай бог, просроченный творожок, то ребенка можно легко изъять. Степень волюнтаризма зашкаливает.Я, например, знаю одного папу, который взял ребенка, хорошо и бережно к нему относился, учил и лечил его, они даже снялись в «Ералаше». После того, как они снялись в «Ералаше», к ним зависть пошла. Мальчишки из класса сказали: «Ах, ты еще детдомовский! Еще и в «Ералаше»!». В общем, они начали его бить. Папа просто вступился, пришел в школу, к учительнице и рассказал, что мальчика постоянно бьют. Директор школы не нашла ничего лучше, как написать в опеку характеристику, что отец не справляется со своими обязанностями. Мальчика моментально забрали.Он сделал несколько видеообращений, что он очень любит папу, который заботился, что хочет к нему вернуться. Отец прошел около 20 судов, а суд слушает только опеку, которая что только не наплела: какие-то родственники в тюрьме, непригодные условия жизни, хотя до этого писали, что ребенок живет в двухкомнатной квартире и у него достаточно места. Ситуация так и не разрешилась, ребенок пробыл какое-то время в детдоме в Ивантеевке, сейчас его отдали в другую приемную семью против его воли, хотя мальчику уже 11 лет, его никто даже не спросил. Отец продолжает подавать исковые заявления, но его все футболят.

Источник: http://nevesomoe.ru

 

Разрушение семьи под видом борьбы за права детей

Источник информации - http://russview.ru/world/258-esh-razrushenie-semji.html (2-07-2009).

Разрушение семьи под видом борьбы за права детейМногие общественные организации России, родители и просто люди, волнующиеся за будущее нашей Родины, обращали внимание Президента, депутатов, Патриарха на недопустимость для России ратификации п.2 ст.11 Хартии, которая в рамках охраны здоровья граждан реализуется ЕС через обязательное сексуальное просвещение в школе в рамках учебного плана. А также обращали внимание на опасность принятия ст. 17 Хартии, которая законодательно позволяет внедрить в России систему ювенальной юстиции, направленную на развал традиционных семейных ценностей и попрание родительских прав.

Тревога общественности не была услышана, ее аргументы не учли и оставили без ответа. 3 июня, как сообщила пресс-служба Президента России, Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон «О ратификации Европейской социальной хартии». Ранее, Хартию последовательно ратифицировали Государственная Дума и Совет Федерации. Ратифицировали полностью без всяких изъятий и ограничений. С перспективой секспросвета в школах и разрушения семьи посредством института ювенальной юстиции.

И теперь Россия и такие ведомства как Министерство здравоохранения и социального развития, Министерство образования, должны будут реализовывать эти положения. Уже в следующем году Россия, как положено стране-участнице, должна будет писать отчет о том, как в стране воплощаются в жизнь положения Хартии.

«К сожалению, указанные статьи ратифицированы безо всяких оговорок. Значит, мы должны ожидать, что в течение года в России будут созданы соответствующие механизмы реализации этих положений. Поэтому мы полагаем, что раз Хартия ратифицирована, то необходима, во-первых, широкая гласность о содержании этих статей и их опасности для общества. И, может быть, стоит задать вопрос министру образования, как он собирается реализовывать эту Хартию? Спросить об этом у Владимира Путина, ведь это он предложил ратифицировать этот документ в 2000 году. Как он видит реализацию этих проектов на территории России?

Проблема заключается в том, что нет российских программ, адаптированных к нашей традиции, нашей нравственности. Уже сейчас все это проходит по западным переводным программам, где гомосексуализм считается нормой жизни и т.д. Мы считаем, что сейчас нужна максимальная гласность по этим вопросам», – отметила член Правления НП «Родительский комитет».

10 июня в Общественной палате, сообщает сайт Общественной палаты Российской Федерации,прошла всероссийская конференция «Ювенальная юстиция в России», посвященная популяризации ювенальных практик. Юристы, правозащитники, представители судейского корпуса, работники социальной сферы из пятидесяти регионов страны обсуждали перспективы развития ювенальной юстиции в России, сетуя, что становление ее в России происходит крайне сложно, что на федеральном уровне власти не торопятся создавать систему ювенальных судов. Однако член Общественной палаты Олег Зыков поспешил выразить уверенность, что в скором времени будет изменено законодательство в пользу ювенальной юстиции.

По итогам конференции сторонников ювенальной юстиции было решено создать Ассоциацию судей по делам о несовершеннолетних.

Между тем, попытки ввести в России ювенальную юстицию уже на протяжении нескольких лет вызывают серьезную озабоченность со стороны высококвалифицированных экспертов, ибо фактически представляют собой разрушение семьи под видом борьбы за права детей. Для России это национальная трагедия.

Так, в частности, директор Института демографической безопасности, психолог, член Союза писателей России Ирина Медведева считает: «Вероятно, обязательства Западу вынуждают не мытьем, так катаньем принимать ювенальную юстицию, естественно, под благовидными предлогами, что в России не разработаны судебные процедуры, связанные с несовершеннолетними, что у нас нет ювенальных психологов, что у нас сейчас много насилия в семье. Дело в том, что для тех, кстати, немногих родителей, которые забивают своих детей до полусмерти, или отправляют их на панель, или заставляют их просить милостыню, или вместе с ними потребляют наркотики или алкоголь, в нашем Уголовном кодекса все предусмотрено. У нас есть юристы, которые специализируются на делах, связанных с несовершеннолетними. Так что для этих благородных целей, которые подаются населению как основные в качестве мотива для введения ювенальной юстиции, у нас есть все средства. Для этого нам не нужна ювенальная юстиция».

«На самом деле страдать от введения ювенальной юстиции будут, прежде всего, нормальные родители, при этом, вероятно, не обеpпеченные хорошей работой, хорошими условиями жизни. Вместо того, чтобы помогать таким родителям, у них будут отнимать детей», – предостерегает И.Медведева.

Что сейчас и происходит. «Отец, воспитывая 13-летнюю дочку один, приучал ее бегать по утрам. Соседки пожаловались в органы опеки, что он “мучает” ребенка Отец и глазом моргнуть не успел, как его лишили родительских прав, а девочку поместили в детдом. Потом она, правда, сбежала домой. А поскольку ювенальное законодательство у нас еще не принято (было на тот момент. – Ред.) и в деле было допущено множество нарушений, от этой семьи отстали. Девочка опять живет с отцом. Он потребовал возвращения ему родительских прав, но оказалось, что вернуть права куда сложнее, чем их лишиться. По крайней мере, спустя полтора года после начала этой истории отец в своих правах еще не был восстановлен» (Ирина Медведева, Татьяна Шишова «Еще раз о ювенальной юстиции»)

Или еще история. «После смерти жены отец остался с восемью детьми. Органам опеки и соцзащиты не пришло в голову оказать ему материальную поддержку или выделить социального работника в помощь осиротевшим детям. Зато пришло в голову отнять всех восьмерых – для их же собственного блага. В рамках борьбы с бедностью» (Там же).

«Постоянно множащиеся примеры того, что (пока еще в качестве подготовки почвы) происходит у нас, не дает оснований для оптимизма. В Таганроге, где уже существует ювенальный суд, школьник подал иск на учительницу, которая наказала его за хулиганское поведение, не взяв на экскурсию. Возмущенный попранием своих прав ребенок (надо полагать, не без содействия заинтересованных взрослых) потребовал компенсации морального ущерба в размере 70 000 рублей. Суд смилостивился над ответчицей и уменьшил сумму до 30 000. Учительница после этого уволилась» (Там же).

«Большая часть культуры работает на продвижение идей ювенальной юстиции. Дискредитация родителей сильно коррелирует с ювенальной юстицией», – отмечает председатель Фонда социальной и психологической помощи семье и ребенку, член Союза писателей России Татьяна Шишова. До 80-х годов XX века образом матери была Богородица, но с конца 80-х «ситуация стала резко меняться, табу были отменены, культура стала деструктивной. В искусстве появляется карикатурный, нелепый, гадкий и отталкивающий образ матери»: мать-истеричка, мать-убийца или маньячка, мать-дура, мать, для которой характерна половая распущенность, что позволяет в рамках ювенальной юстиции легко отбирать детей практически у любых родителей.

«Сейчас под прикрытием "прав ребенка" всячески разрушается понятие "кровная мать". За разговорами о правах ребенка у него будут отнимать самое главное его право, без которого другие права вообще не имеют никакого смысла, – право на мать. Ювенальная юстиция поставит последнюю точку в этом вопросе, лишив нас последней опоры, которая у нас есть, – семьи. Тогда будут страдать и дети, и взрослые», – добавила эксперт Ирина Медведева.

Православное издание Русь фронт

 

Правовой анализ проекта федерального закона № 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства»   

Источник информации - http://www.tgrcom.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1134    (12.05.2012)

Законопроект разработан Министерством образования и науки РФ и внесен в Государственную Думу Правительством Российской Федерации. Законопроект регулирует вопросы введения в России института так называемого «социального патроната».

В статье 2 законопроекта предлагается расширить перечень оснований, необходимых для присвоения семье статуса семьи, находящейся в социально - опасном положении. На сегодняшний день согласно действующему законодательству семьей в социально-опасном положении является семья, где «родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними». Этот, и без того широкий и неопределенный перечень оснований признания семьи «социально опасной» предлагается дополнить еще одним признаком: если родители «создают своими действиями (бездействиями) условия, препятствующие их (детей) нормальному воспитанию и развитию».

В законопроекте не определено, что следует считать «нормальным воспитанием и развитием» или же «отрицательным влиянием на поведение детей». Эти понятия являются оценочными категориями. Вопрос о том, кого из родителей следует считать нормально воспитывающими своих детей, а кого - нет, полностью отнесен на усмотрение чиновников.

Это дает возможность органам опеки и попечительства признать практически любую семью социально опасной и установить над ней социальный патронат.

Подпункт «б» пункта 1 статьи 2 законопроекта определяет социальный патронат как форму осуществляемой органом опеки и попечительства индивидуальной профилактической работы, направленной на предотвращение утраты родительского попечения путем оказания семье, находящейся в социально - опасном положении, социально – педагогической, медико-психологической помощи, помощи в воспитании, развитии, реализации и защите прав несовершеннолетнего».

Как видно из приведенного определения, речь идет о предоставлении социальными службами воспитательных и психологических методик и технологий, так называемой «социальной реабилитации» (подпункт 3 пункта 1 статьи 12 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»). При этом право определять, каким должно быть надлежащее воспитание, содержание и развитие ребенка в семье, предоставляется не родителям, а чиновникам.

Законопроект не предусматривает материальной или какой-либо иной реальной поддержки семей.

Между тем, согласно статье 7 Конституции РФ Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства. Поэтому меры, применяемые к родителям за ненадлежащее воспитание и содержание своих детей, могли бы быть оправданы в условиях выполнения государством своих обязательств в отношении поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, гарантированной в Конституции Российской Федерации.

Такой подход соответствует и Конвенции ООН о правах ребенка, в пункте 2 статьи 18 которой говорится, что в целях гарантии и содействия осуществлению прав, изложенных в настоящей Конвенции, государства - участники оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей и обеспечивают развитие сети детских учреждений. Законопроектом же предлагается все расходы по обеспечению детей возложить на плечи родителей, давая при этом указания родителям по содержанию собственных детей.

В план организации социального патроната включается также порядок мониторинга его исполнения. Это значит, что семье не только будут даны обязательные предписания по соблюдению прав детей на надлежащее содержание, воспитание и развитие, но будет производиться контроль за их исполнением.

В законопроекте прямо указано: «В случае возникновения достаточных оснований для лишения или ограничения родителей (одного из них) родительских прав во время осуществления социального патроната или по завершении установленного срока его осуществления орган опеки и попечительства ОБЯЗАН предъявить иск в суд о лишении родителей (одного из них) родительских прав либо об ограничении их (его) в родительских правах».

Позиционируемый как система профилактики социального сиротства и сохранения семьи, законопроект на самом деле является инструментом разрушения семей, увеличения количества социальных сирот (детей-сирот при живых родителях), отбирания детей, в том числе из-за бедности.

Причем ребенок может быть отобран в любой момент социального патроната. Так, статьей 3 законопроекта вносятся изменения в статью 77 Семейного кодекса РФ, позволяющие органам опеки и попечительства самим издавать акты о немедленном отобрании ребенка из семьи. При этом статус органов опеки и попечительства поднимается до уровня органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Одновременно законопроектом предлагается дополнить Федеральный закон «Об основах системы профилактики и правонарушений несовершеннолетних» положением, позволяющим проводить индивидуальную профилактическую работу в отношении несовершеннолетних, находящихся в социально-опасном положении, в том числе с помещением их в учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (ст. 8 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»). При этом в силу положений статей 155.1 – 155.3 Семейного кодекса РФ решения суда для этого не требуется.

То есть законопроект наделяет органы опеки и попечительства правом при назначении социального патроната издавать акт о немедленном отобрании ребенка из семьи и помещении его в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, без решения суда или вышестоящего административного органа. Таким образом, законопроектом узаконивается практика отобрания детей из семей по самым широким и неясным критериям, определяемым органами опеки и попечительства. Согласно пункту 3 статьи 2 законопроекта социальный патронат назначается по итогам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства в порядке, предусмотренном статьей 122 Семейного кодекса РФ.

Статья 122 Семейного кодекса РФ предусматривает порядок выявления и устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Причем, в силу статьи 121 Семейного кодекса РФ дети, оставшиеся без попечения родителей, - это не только дети, чьи родители умерли или лишены родительских прав, но и дети, проживающие в семьях, чьи родители (по мнению органов опеки и попечительства) «уклоняются от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения».

Широта и неопределенность формулировок позволяет чиновникам вторгаться с проверками практически в любую семью, имеющую детей.

Эти положения фактически нивелируют требования статьи 23 Конституции РФ, гарантирующей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, статьи 24 Конституции РФ, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются, а также статьи 25 Конституции РФ, устанавливающей принцип неприкосновенности жилища. В том же пункте 3 статьи 2 законопроекта указано, что социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста.

Однако, пунктом 4 статьи 2 законопроекта предлагается предоставить право судам выносить решения об установлении социального патроната в случае, если не установлены достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав.

То есть, в случае отказа родителей от установления социального патроната, дело может быть передано в суд, который либо лишит их родительских прав, либо всё - равно назначит социальный патронат.

Понятно, что большинство родителей подпишут любое заявление под любыми условиями, лишь бы не потерять своего ребенка. Такое заявление никак нельзя считать добровольным, т.к. оно будет отобрано на кабальных условиях, в которые законопроект ставит родителей.

Кроме того, данное положение законопроекта провоцирует увеличение количества необоснованных исковых заявлений, подаваемых в суды органами опеки и попечительства о лишении или ограничении родительских прав.

Социальный патронат может быть установлен над родителями и по заявлению ребенка, достигшего десятилетнего возраста. Данное положение не согласуется со статьей 60 Конституции РФ, согласно которой гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. Согласно статье 26 Гражданского кодекса РФ частичная дееспособность гражданина наступает с четырнадцати лет. До достижения этого возраста защиту прав и интересов детей осуществляют родители. Указанные возрастные пределы установлены не случайно, т.к. именно с ними законодатель связывает достижение ребенком способности своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (статья 21 Гражданского кодекса РФ). Способность десятилетнего ребенка осознавать характер и последствия подачи им заявления об установления над его семьей социального патроната вызывает сомнения.

Следует также заметить, что социальный патронат является технологией защиты прав ребенка, которая на Западе назначается, как правило, ювенальными судами. В России же законопроект «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе в Российской Федерации», предусматривающий возможность создания в нашей стране ювенальных судов, отклонен Государственной Думой во втором чтении 08.10.2010 г.

Тем не менее, данным законопроектом предлагается наделить суды общей юрисдикции функциями ювенальных судов, что фактически означает введение в России ювенальной юстиции, не смотря на массовый протест общественности. Анализируя западный опыт социального патроната, следует также заметить, что согласно научным исследованиям, проведенным в США, социальный патронат эффективен в отношении семей, где уже есть все установленные судом основания для лишения или ограничения родительских прав, но в целях сохранения семьи суд все же оставляет ребенка с родителями под контролем государства. А применение программ по социальному патронату в отношении широкого круга семей, напротив, оказалось неэффективным.

Kristine Nelson, Barbara Walters, Don Schweitzer, Betty J. Blythe, Peter J. Pecora, «A Ten-Year Review of Family Preservation Research: Building the Evidence Base», January 4, 2009. http://www.casey.org/Resources/Publications/pdf/

TenYearReviewFamilyPreservation_FR.pdf (проверено 12.04.2012)

Законопроектом же предлагается ввести в России самую малоэффективную систему, при которой социальный патронат будет назначаться над семьями в случае недостаточности оснований для лишения или ограничения родительских прав.

Помимо неэффективности, подтвержденной международными исследованиями, данное положение нарушает принцип автономии семьи и невмешательства кого - либо в дела семьи, установленный в статье 1 Семейного кодекса РФ.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 26.05.2011 N 875-О-О указал, что, данный принцип является конкретизацией положения статьи 38 Конституции РФ о защите государством семьи, материнства, отцовства и детства. Таким образом, нарушение этого принципа вступает в противоречие не только с семейным законодательством Российской Федерации, но и с данной конституционной нормой.

Таким образом, произвольное вмешательство государственных органов в дела семьи, установление над семьей государственного контроля, нарушает конституционное право граждан на защиту семьи, материнства и детства.

22 апреля 2010 года Президиум Межрелигиозного Совета России выступил с заявлением, в котором лидеры всех традиционных для России конфессий единодушно заявили: «Нам видятся опасными любые меры, которые бы позволили чиновникам вмешиваться во внутреннюю жизнь семьи, в ее мировоззрение и образ жизни, в кровную связь родителей и детей. Ребенок счастлив только тогда, кода живет вместе со своими отцом и матерью. Нормы внутрисемейных отношений заложены Творцом в природу человека, и разрушение их принесет несчастье человеку и народу. Вмешиваться в тайну внутренней жизни семьи следует лишь в крайнем случае, когда жизни или здоровью человека угрожает опасность. Мы считаем противоречащими свободе и самой природе личности акты, позволяющие отнимать ребенка на основании размытых критериев, трактуемых разными мировоззрениями по-разному».

Межрелигиозный совет России также отметил: «Россия нуждается в развитии законодательства о семье, в том числе защищающего интересы ребенка и законные права его отца и матери. В то же время меры государственного или общественного контроля над жизнью ребенка в семье, а также соответствующие рекомендации по правоприменительной практике должны вырабатываться исключительно в процессе открытой дискуссии с участием законодательной, исполнительной и судебной власти, медицинских и правоохранительных учреждений, родительских комитетов, педагогической общественности».

Однако, не смотря на рекомендации всех духовных лидеров страны, отражающих взгляды большинства населения России, а также на законодательное установление об обязательном общественном обсуждении социально значимых законопроектов, данный законопроект не был вынесен на общественное обсуждение.

Законопроект содержит коррупциогенные факторы.

Неопределенность критериев социально-опасного положения семей, характера предъявляемых к ним требований, в сочетании с широкими дискреционными полномочиями органов опеки и попечительства, позволяющие отобрать ребенка в любой момент практически у любой семьи, создают беспрецедентные условия для коррупции и злоупотреблений должностным положением.

Законопроект вводит в Российской Федерации ювенальную систему западного образца, против которой выступает большинство граждан России независимо от этнической и религиозной принадлежности, политических взглядов и социального положения. Категорически против неё высказывается Русская Православная Церковь и другие религиозные конфессии.

Первые попытки введения в России социального патроната, которые состоялись еще в апреле 2010 года, вызвали возмущение институтов гражданского общества. Около здания Общественной палаты Российской Федерации, предложившей принять указанную систему, состоялся митинг «Общество против общественной палаты», участники которого подписали коллективное обращение к Президенту Российской Федерации с требованием остановить «ювенальный проект» в России и передали его в Администрацию Президента РФ вместе с очередной партией собранных в регионах 30000 подписей граждан под письмами протеста.

Одновременно в Общественную палату РФ были переданы заключение правовой и антикоррупционной экспертизы на данный законопроект, а также предложения по конструктивному изменению законопроекта, направленные на сохранение и реабилитацию российских семей без ювенальной юстиции (http://www.ruskline.ru/news_rl/2010/06/18/obwestvo_protiv_obwestvennoj_palaty/)

В коллективном обращении к Общественной палате РФ, в частности, говорилось: «Игнорировать подобные (антиювенальные) настроения в обществе, а тем более, предлагать власти «от имени народа» нечто противоположное, - означает осознанное провоцирование дестабилизации в стране. Подобные действия Общественной палаты РФ мы считаем безответственными и недопустимыми с точки зрения государственных и общественных интересов».

Учитывая протестные настроения в обществе, принятие данного законопроекта может повлечь повышение уровня общественного недовольства и как следствие, дестабилизации общества.

Общественный Центр правовых экспертиз и законопроектной деятельности

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна