Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Сергей Николаевич Бухарин, старший научный сотрудник Института управления РАН, кандидат физико-математических наук. Умная оборона или «Карфаген должен быть разрушен».

30.06.2012 14:50      Просмотров: 2978      Комментариев: 0      Категория: Право, политика, геополитика, социология

Сергей Бухарин

Умная оборона или «Карфаген должен быть разрушен»

Министр обороны США Леон Панетта в своем выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале заявил о том, что Пентагон собирается в ближайшие десять лет сэкономить $487 млрд. В пересчете на год объем экономии равен почти 70% военного бюджета РФ (в 2011 году он составил $71,9 млрд). При этом из-за кризиса расходы на оборонку урезали почти 20 европейских стран—членов альянса. Только пять из 28 членов НАТО тратят 2% ВВП на военные цели – как того  требует НАТО. При этом США оплачивает не менее 75 % счетов Альянса. 

Негативное влияние кризиса на обороноспособность НАТО ярко продемонстрировала операция в Ливии. В ходе нее стало ясно, что у Альянса нет значительной части тех возможностей, которыми располагает США. Отсюда следует, что в НАТО, нужно распределить роли и перейти к узкой специализации внутри структуры Североатлантического договора.

Таким образом, в условиях мирового экономического кризиса запускается масштабная реформа НАТО, имеющая название «Умная оборона» " (smart defence). Суть реформы заключается в управлении ресурсами в условиях их жесткой ограниченности.

Реформа уже началась, например, датчане ликвидировали свой подводный флот, а голландцы и австрийцы в будущем откажутся от боевых танков. Немцы расформировали ряд воинских частей и отказались от закупки некоторых видов вооружений. Сэкономленные деньги пойдут на приоритетные для Альянса проекты. Всего ожидается запуск 25 таких программ, разработанных по принципу «объединения и совместного использования». К ним относятся, например, совместное обучение летчиков, боевая подготовка войск в приближенных к реальности условиях, обеспечение логистики, техническая поддержка самолетно-вертолетного парка, совместное использование складов амуниции, снабжение ГСМ. Экономия коснется не всех проектов: так, финансирование противоракетной обороны урезать не станут.

Однако реформа сталкивается с рядом проблем. В частности Альянсу нужны новые транспортные вертолеты, беспилотники и разведывательная аппаратура, а новые проекты в области "умной обороны", за редкими исключениями, касаются логистики, обучения и разминирования. Кроме того, государства боятся слишком сильно зависеть от партнеров, опасаясь потери контроля над действиями собственных армий. Кроме того, государствам сложно принять решение о применении той или иной техники, потому что каждое поддерживает свою собственную оборонную промышленность. Помимо этого, они опасаются, что более интенсивное разделение труда в случае серьезных боевых действий может создать проблемы, потому что на партнеров нельзя полагаться. Таким образом, налицо нехватка взаимного доверия между участниками блока и нежелания жертвовать частью суверенитета при согласовании своей оборонной политики с Альянсом. К препятствиям следует отнести сопротивление военно-промышленного комплекса и неизбежное стремление части стран выбрать наиболее дешевую специализацию. В Конгрессе США некоторые конгрессмены, в частности сенаторы Джон Маккейн и Жан Шахин, выразили озабоченность в связи с тем, что отдельные члены альянса захотят использовать реформу лишь как предлог для еще большего сокращения своих военных расходов. Таким образом, трения обозначились еще до запуска программы.

Однако самые существенные проблемы проекта «Умная оборона» связаны со сложной геополитической обстановкой в мире. Надвигающиеся президентские выборы в США, проблемы Афганистана, кризис в еврозоне и мировой экономический кризис, с одной стороны являются причиной реформ, с другой – существенно осложняют их реализацию.

Очевидно, что причиной глобального экономического кризиса и связанным с ним кризисом НАТО является существующий ныне миропорядок.

Сложившаяся имперская система Глобального центра капитала (ГЦК) неэффективна, так как основана на безудержном потреблении и связанным с ним поглощении природных ресурсов в стране его пребывания – США.

Для поддержания такого потребления ГЦК вынужден контролировать все больше источников ресурсов, находящихся в распоряжении суверенных стран. Существующий в настоящее время мировой порядок, созданный ГЦК приводит к перекачке ресурсов, находящихся в распоряжении государств, контролируемых ГЦК, в США. Если ослабить или ликвидировать этот контроль, ресурсы останутся в распоряжении самих государств и будут способствовать их развитию. То есть 5 % населения Земли, живущих в США, не смогут расходовать 26 % энергии и обеспечивать 35 % загрязнений окружающей среды, не говоря о ведении войн за ресурсы под лозунгами о свободе и демократии.

Существующая имперская система основана на скрытом косвенном управлении.

Однако этого недостаточно, возникает соблазн прямолинейного, силового метода решения возникающих проблем. ГЦК проводит политику силы, используя имеющиеся в его распоряжении средства для предотвращения снижения потребления в США, так как  рост потребления обеспечивает устойчивость имперской системы США.

Ради того, чтобы ГЦК оставался в США, ее администрация должна поддерживать и провоцировать множество конфликтов в мире.

При этом неизбежно возникает проблема координации, выражающаяся в неэффективности системы централизованного управления сложной политико-экономической системой в условиях быстрых изменений. Ситуация меняется слишком быстро, чтобы быть понятой лицами, принимающими решения (ЛПР), что приводит к новым конфликтам. ЛПР теряют ориентацию, а события выходят из-под контроля, ярким примером чему является мировой экономический кризис и связанный с ним проект «Умной обороны».

Для решения данной проблемы координации используются типовые механизмы безопасного демонтажа централизованных политико-экономических систем. Системы, подверженные проблеме координации, особенно уязвимы при информационных войнах (СССР, Тунис, Египет, Ливия и т.д.).

В настоящее время актуальны информационные войны третьего поколения, так называемые интеллектуальные информационные войны. В XXI веке для решения геополитических проблем нет необходимости прибегать к оружию, провоцировать военные конфликты, прибегать к военной агрессии. Все можно решить в рамках информационного противоборства (войны).

Информационные войны первого поколения рассматривались, как вид поддержки боевых действий. К методам таких войн, в частности относятся радиоэлектронная борьба, подавление систем связи и управления противника, засекречивание информации и расшифровка секретных донесений противника (криптография).

К информационным войнам второго поколения относятся так называемые «цветные революции», их механизмы достаточно хорошо известны. Данные войны ведутся в квазистационарных условиях, то есть тогда, когда условия обстановки изменяются медленно. В таких войнах побеждает тот, кто превосходит противника в финансовых ресурсах.

Год за годом,  десятилетие за десятилетием с помощью методов и технологий информационных войн происходит трансформация системы ценностей населения стран – жертв информационной агрессии.  Всем «цветным революциям» предшествовали десятилетия системного воздействия на сознание людей. В результате политико-экономические системы выходили из области устойчивости и, вследствие бифуркации, занимала альтернативное положение равновесия. В итоге государство теряло суверенитет, происходил передел собственности и сфер влияния. Данное положение равновесия является достаточно устойчивым, сотни миллионов людей стали жертвами масштабного обмана, прекрасно это понимают, но ничего сделать не могут.

В настоящее время условия обстановки стремительно меняются и наступает эпоха интеллектуальных информационных войн. Для победы в таких войнах недостаточно превосходить противника в финансовых ресурсах. Тот, кто владеет волей и  методами интеллектуальных войн имеет реальный шанс не проиграть, а то и выиграть. Что очень важно ведение интеллектуальных информационных войн не требует значительных материальных, здесь важно наличие интеллектуальных ресурсов.

При демонтаже имперской системы Глобального центра капитала  можно выделить шесть типов интеллектуальных информационных войн, направленных на:

- прекращение заимствования из МВФ и ВБ;

- освобождение СМИ и системы образования от контроля олигархов;

- ликвидация контроля глобальной олигархии над лобби российского капитала;

- прозрачность финансирования политических партий и общественных движений из-за рубежа;

- регламентация деятельности НПО;

- минимизация влияния сетей глобальной олигархии.

Таким образом, решением всех существующих проблем является не «Умная оборона», а демонтаж существующей мировой централизованной политико-экономической системы с помощью методов ведения интеллектуальных информационных войн, ведение которых не требуют существенных финансовых ресурсов.

Все же усилия отечественной элиты в настоящее время направлены на поддержание устойчивости смертельно больного и смердящего монстра.


 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна