Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Анатолий Краснянский. "Записка Берии Сталину" - фальшивый документ. Пять гвоздей в гроб для версии Геббельса. Чтобы гроб не открыли, нужен шестой гвоздь. Системный анализ «Записки Берии Сталину», журнал «Современные гуманитарные исследования», 2012. № 2. Дискуссия с профессором Ильей Иосифовичем Бородкиным, профессором МГУ имени М.В. Ломоносова. Скриншоты документов.

16.04.2012 9:15      Просмотров: 3015      Комментариев: 0      Категория: Опровержение мифов о сталинском периоде истории СССР

 

Анатолий Краснянский, старший научный сотрудник Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

"Записка Берии Сталину" - фальшивый документ

Пять гвоздей в гроб для версии Геббельса

Чтобы гроб не открыли, нужен шестой гвоздь

Системный анализ  «Записки Берии Сталину», журнал «Современные гуманитарные исследования», 2012. № 2

 

 

1. Введение

1.1.  В настоящее время существуют две версии относительно расстрела военнопленных поляков: советская и версия Геббельса.   В советской версии утверждается, что поляков расстреляли немцы осенью 1941 года. Версия основана на данных комиссии Бурденко, на многочисленных непротиворечивых фактах и достоверных документах.  В 1943 году Геббельс обвинил советские власти в том, что они расстреляли поляков весной 1940 года. Версия  опирается, если не считать противоречивые «факты» и  сомнительные «свидетельства»,  в основном на два документа, таинственным образом появившихся в  1992 году:  «Записке Берии Сталину» и «Постановлении Политбюро от 5 марта 1940 года».

Среди российских и украинских исследователей,  которые своими работами подтвердили советскую версию,  необходимо указать Юрия Игнатьевича Мухина,    Дмитрия Евгеньевича Доброва, Владислава Николаевича Шведа, Сергея Эмильевича Стрыгина,  Арсена Бениковича Мартиросяна,  Юрия Максимовича Слободкина,  Володимира Бровко, Пармена Посохова (псевдоним). Большой вклад в обоснование советской версии сделал Виктор Иванович Илюхин, который получил  от неизвестного (пока) лица уникальную информацию о том, как подделывали «Записку» и «Постановление» и опубликовал эти важные сведения.       

Государственная Дума 26 ноября 2010 года приняла заявление «О Катынской трагедии и её жертвах». Депутаты Государственной думы признали, что «массовое уничтожение польских граждан на территории СССР во время 2-й мировой войны стало актом произвола тоталитарного государства, подвергшего репрессиям также сотни тысяч советских людей за политические и религиозные убеждения, по социальным и иным признакам».

После заявлений Думы и Дмитрия Анатольевича Медведева версия об ответственности НКВД и высшего советского руководства за расстрел польских офицеров весной 1940 года стала официальной.

Необходимо понимать, что подтверждение, либо опровержение  гипотезы или теории  является делом исследователей и только исследователей, но никак не политиков. 

1.2. Системный анализ – метод исследования какого-либо объекта как системы   (целостного множества взаимосвязанных элементов). При целенаправленном изучении на первом шаге осуществляется разбиение (разделение)  системы на подсистемы (этап анализа системы). Каждая из подсистем рассматривается затем как система. Анализ – операция разделения вещи, явления, свойства,  отношения между предметами (объектами) или исторического документа на составные части, выполняемая в процессе познания и практической деятельности. 

В системном анализе исторических документов можно выделить следующие основные операции: 1. Анализ исторической информации. 2. Лингвистический анализ. 3. Логический анализ. 3. Юридический анализ. 4. Психологический анализ. 5. Географический анализ. 6. Политический анализ. 7. Анализ статистических данных. 8. Анализ  с точки зрения делопроизводства.

Цель системного анализа исторических документов – наиболее полно исследовать эти документы. 

Основная цель системного анализа в данном исследовании – выявить фактические, лингвистические, логические и юридические  ошибки в «Записке Берии Сталину».   

2. Объект анализа


    Докладная записка наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии И.В. Сталину с предложением поручить НКВД СССР рассмотреть в особом порядке дела на польских граждан, содержащихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии. Март 1940 года.

Докладная записка наркома  внутренних дел СССР Л.П. Берии  И.В. Сталину с предложением  поручить НКВД СССР рассмотреть  в особом порядке дела на  польских граждан, содержащихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии. Март 1940 г.<br>Подлинник.

Докладная записка наркома  внутренних дел СССР Л.П. Берии  И.В. Сталину с предложением  поручить НКВД СССР рассмотреть  в особом порядке дела на  польских граждан, содержащихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии. Март 1940 г.<br>Подлинник.

Докладная записка наркома  внутренних дел СССР Л.П. Берии  И.В. Сталину с предложением  поручить НКВД СССР рассмотреть  в особом порядке дела на  польских граждан, содержащихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии. Март 1940 г.<br>Подлинник.

Докладная записка наркома  внутренних дел СССР Л.П. Берии  И.В. Сталину с предложением  поручить НКВД СССР рассмотреть  в особом порядке дела на  польских граждан, содержащихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии. Март 1940 г.<br>Подлинник.

 

 Подлинник. РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.130-133.

 Источник информации –  http://www.rusarchives.ru/publication/katyn/01.shtml   

 

Внимание! 

Портал «Архивы России»  ликвидировал страницу  http://www.rusarchives.ru/publication/katyn/01.shtml    !!!

 

Доказательство:

 

 

 

Скриншоты  "пропавших" с портала «Архивы России» документов помещены в конце раздела!

 

 

Первый гвоздь   

3. Лингвистический анализ

3.1. Анализ понятия «бывший офицер польской армии».   Офицер – лицо командного и начальствующего состава в вооружённых силах, а также в милиции и полиции.  Офицеры  имеют присвоенные им воинские звания. [1]. Таким образом, в содержание понятия «офицер»  входит два признака:  1) офицер находится на должности   командира или начальника; 2) офицер имеет воинское звание. Какой из этих признаков является существенным признаком?  Чтобы выяснить это, рассмотрим понятия «офицер запаса» и «офицер в отставке».  Запас вооружённых сил – это состоящие на воинском учёте военнообязанные, отбывшие действительную военную службу или освобожденные от неё по различным причинам, но годные к службе в военное время. [2]. Следовательно, офицер запаса — человек, имеющий офицерское звание, не находящийся на действительной военной службе, но годный к службе в военное время. Отставка – один из видов увольнения офицеров.  Использование понятий «офицер запаса» и «офицер в отставке» указывает на то, что  существенным признаком понятия «офицер» является воинское звание, а не должность.  

Выражение «бывших офицеров не бывает» является «крылатым». «Бывшим» офицер становится только в том случае, если его в установленном законом порядке лишают воинского (офицерского) звания.

В общем случае понятие «бывший офицер  Польской армии» является неточным термином. То ли данное лицо является бывшим офицером потому,  что это его лишили офицерского звания, то ли потому, что к концу сентября 1939 года Польская армия была разгромлена, то ли и то и другое вместе. Военнопленные  – польские офицеры не были лишены в 1939 - 1940 году воинских званий, поэтому точный термин (для того времени): «офицер бывшей Польской армии».

В документах НКВД относительно военнопленных поляков использовалось  слово  «бывшие», которое  связано со словами «офицеры», «жандармы», «помещики» и другими словами, обозначавшим состав военнопленных, например:    «бывшие польские офицеры»,  «офицеры бывшей Польской армии», «бывшие офицеры», «бывшие жандармы» и так далее.     

По-видимому,  начальники НКВД понимали, что термин «бывшие польские офицеры» является неточным, но иногда использовали его.

В «Записке» слово «бывший» встречается 12 раз. Обозначим это число буквой n:  n = 12.   Слово «офицеры» встречается в «Записке» 8 раз; другие слова: полицейские – 6, жандармы – 5, чиновники – 5, помещики – 5, разведчики – 4,  фабриканты – 2, тюремщики – 2, шпионы – 2, диверсанты – 1, работники – 1, генерал – 1, полковники – 1, подполковники – 1, майоры – 1, капитаны – 1,  поручик – 1,подпоручик – 1, хорунжий – 1 раз.  В совокупности эти слова  встречаются 48 раз.  Обозначим общее число упоминаний в тексте этих слов буквой m;  m = 48. 

Слово «военнопленный» с учетом контекста является общим синонимом словосочетаний: «бывший офицер», «бывший полицейский» и так далее. В таком понимании слово «военнопленные» встречается два раза. Обозначим общее число упоминаний этого слова буквой f;. f = 2.  При этом слово «военнопленные» не учитывается, если оно входит в словосочетание «лагеря для военнопленных». 

 Относительные «частоты», с которой встречаются те или иные слова в тексте,  являются особенностями стиля  автора текста. В «Записке» часто используется слово «бывший»: отношение n/m равно 12/48 (0,25) и редко – слово «военнопленные»: отношение n/f равно 12/2, то есть равно 6.  

Сравним  текст  «Записки» с текстами документов, авторами которых, без сомнения, является Берия и другие офицеры.  Эти документы написаны на одну и ту же тему (о военнопленных), три документа  направлены одному и тому же лицу – Сталину.

Документ [3]:  Сообщение Берии Сталину о военнопленных поляках и чехах от 2 ноября 1939 года. В  этом документе слова «бывший»    встречается всего три раза: в словосочетаниях «офицеры бывшей польской армии»,  «бывшие польские офицеры» и «бывшие польские военные»: n = 3.   Другие слова: слово «генералы» встречается 6 раз, полковники – 4, подполковники – 4, майоры – 2, капитаны – 4,  поручики  – 2, подпоручики – 2 раза, польские военные – 1 раз. Общее число упоминаний в тексте этих слов (включая слово «офицеры») равно 27  (m = 27). Слово «военнопленные» встречается 10 раз. Результаты:   отношение n/m =  3/27  = 0,11 (приблизительно); отношение n/f =  3/10 = 0,3.

Документ  [4]: Сообщение  Берии  Сталину о принятии из Литвы интернированных польских военных.  В данном  документе  слово «бывший» вообще не упоминается (n = 0), слово «офицеры» упоминается 2 раза, «чиновники» – 2 раза, «полицейкие»  – 2 раза. В совокупности эти слова встречаются 6 раз (m = 6). Результат: отношение   n : m = 0 : 6. 

Документ [5]:  Записка Л.П. Берии и Л.З. Мехлиса И.В. Сталину по вопросу о военнопленных. В этом документе слово «бывший» вообще не упоминается (n = 0), слово «офицеры» встречается 4 раза, слово «генерал» встречается  – 2 раза,  подполковники – 2, полицейские – 2, жандармы – 2 , тюремщики – 2, чиновники – 2, разведчики – 2, контрразведчики   – 2 раза.    В совокупности эти слова (включая слово «офицер»)   встречаются 20 раз (m = 20). Слово «военнопленные» в сочетании «военнопленные офицеры» встречается 3 раза и один раз – самостоятельно, но в смысловой связи со словом «офицеры». Результаты: отношение n/m = 0/20 = 0;  отношение n/f =  0/4 = 0. 

Документ [6]:  Приказ № 001177 Л.П. Берии.

В этом приказе нет слова «бывшие»  (n = 0). Слово «офицеры» встречается 2  раза; другие слова:  генерал – 2 раза, полковники – 1 , подполковники – 1,  , чиновники – 3, разведчики – 2, контрразведчики – 2, полицейские – 2,   жандармы – 2, тюремщики – 2 раза.    В совокупности эти слова  встречаются  19 раз. Обозначим общее число упоминаний в тексте этих слов буквой m,   m = 19. Слово «военнопленные», находящееся в смысловой связи со словом «офицеры», встречается 5 раз: f = 5.  Если слово «военнопленные» относилось только к солдатам, то оно не учитывалось. Результаты: отношение n/m = 0/19 = 0; отношение  n/f =  0/5 = 0. 

Документ [7]: Распоряжение УПВ НКВД СССР от 22 февраля 1940 года об исполнении директивы Л.П. Берии. 

В этом документе слово «бывший» вообще не упоминается (n = 0), слово «офицеры» встречается  3 раза,  тюремщики – 3, чиновники – 1 , разведчики – 3,  сотрудники – 1, цензоры – 1, провокаторы – 3, осадники – 3,  помещики –  3, судебные работники – 3 раза, торговцы и крупные собственники – 3 раза.  В совокупности эти слова (включая слово «офицеры»)   встречаются  27 раз (m = 27). Слово «военнопленные» в смысловой связи со словом «офицеры» встречается 2 раза: f = 2.  Результаты: отношение n : m = 0 : 27 = 0; отношение  n/f =  0/2 = 0.  

Документ [39]: Москва.  Директива Л.П. Берии от 7 марта 1940 года.

В этом документе слово «бывший»  упоминается 2 раза (n = 2), слово «офицеры» встречается  1 раз,  полицейские – 1, жандармы – 1 , гласные агенты полиции – 1, негласные агенты полиции – 1, помещики  – 1, фабриканты – 1,  чиновники – 1 раз.  В совокупности эти слова  встречаются  9 раз (m = 9). Слово «военнопленные» в смысловой связи со словом «офицеры» встречается 5 раз: f = 5.  Результаты: отношение n : m = 2 : 9 = 0,22 (приблизительно); отношение  n/f =  2/5 = 0,4.   Полученные данные (с добавлением [37]) суммированы в таблице.

Источники информации

 n     f   m n/ m       n/f    
Записка Берии Сталину     12     2      48   0,25  6 
[3]  3 10 27  0,11 0,3
 [4]* 0 - 6 0 -
[5] 0 4 20 0 0
[6] 0 5 19 0 0
[7] 0 2 27 0 0
[39] 2 5 9 0,22 0,4
[37]  0  2  37  0  0

 *В этом документе речь идет об интернированных в Литве польских офицерах. Поэтому не имело смысла считать, сколько раз встречается слово «военнопленные».

Из таблицы видно, что в «Записке» отношение n/m равно 0,25.  В выбранных документах НКВД, в том числе в сообщениях Берии к Сталину,  отношение n/m находится в пределах от 0 до 0,22. Отношение n/f в «Записке» равно 6, в то время как в выбранных документах НКВД это отношение находится в пределах от 0 до 0,4.

Полученные данные показывают, что автор «Записки» отдавал предпочтение слову «бывшие», в то время как офицеры НКВД, в том числе Берия, чаще использовали термин «военнопленные».  У кадровых офицеров и офицеров в отставке  популярно выражение: «Бывших офицеров не бывает».

Автор «Записки» применял словосочетания «бывшие офицеры» (два раза), «бывшие польские офицеры» (два раза),  «бывшие офицеры польской армии» (один раз), один раз словосочетание «бывшие офицеры бывшей польской армии, но ни разу не использовал термин: «офицеры бывшей Польской армии». Берия и его подчиненные в отношении польских офицеров и подофицеров (не только военнопленных), как правило,  использовали термин «офицеры бывшей Польской армии», смотрите, например [24, 43].

3.2. Анализ словосочетания: «Бывшие офицеры бывшей польской армии».

Это словосочетание содержит лингвистическую ошибку – плеоназм. Плеоназм – (от греческого pleonasmоs – излишество), многословие, употребление слов, излишних для смысловой полноты.    Слово «бывшие» перед словом «офицеры» является лишним словом. Правильно: «офицеры бывшей польской армии».

Плеоназм является ошибкой в деловых и научных текстах. В художественных и публицистических  текстах плеоназм может использоваться для усиления эмоционального воздействия. Пример: «Народ! Мария Годунова и сын её Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мёртвые трупы» (А. С. Пушкин, «Борис Годунов»).

3.3. Анализ суждения: «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю»

Заклятый – непримиримый, ненавистный (о враге). [8]. Следовательно, заклятый и ненавистный – синонимы. Заменим слово «заклятыми» на слово «ненавистными» и получим: «Все они являются ненавистными врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю». Это суждение содержит лингвистическую ошибку – тавтологию (повторение одних и тех же или близких по смыслу слов).   Особенности языка официальных документов – это краткость  изложения  материала; точность и определенность формулировок, однозначность и единообразие терминов.

Экспрессивные выражения (типа «заклятые враги советской власти, преисполненные ненависти к советскому строю») можно использовать в публицистических произведениях, на собраниях и митингах, но не в служебных записках. Экспрессия – основа публицистического стиля.   Но в приказах, служебных записках, инструкциях совершенно неуместными оказываются экспрессивные выражения. Нельзя смешивать публицистический стиль с официально-деловым. Нарушение стилевой нормы порождает нормативно-стилевую, или просто стилевую ошибку. В данном случае идет о виде нормативно-стилевой ошибке –   межстилевой ошибке. Под этим термином  понимают ошибки, основанные на нарушении межстилевых границ, на проникновении элементов одного функционального стиля в систему другого стиля. [9].

 3.4. Анализ словосочетания: «Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков». 

Словосочетание содержит три лишних слова:  «о»,  «человек», «бывших» Во-первых, необходимо отметить, что юристы не используют предлог «о» после слова «дело». Во-вторых,  ясно, что офицеры и прочие, упомянутые в тексте – люди и поэтому «человек»  – лишнее слово.   В-третьих,   очевидно: если офицеры  содержатся в лагере для военнопленных, то это «бывшие» офицеры, но только в том смысле, что они уже не занимают  соответствующие должности. Как уже указывалось, офицер становится «бывшим» только в том случае, если  его лишили офицерского звания в установленном порядке. Польские офицеры не были лишены воинских званий и поэтому не были, строго говоря, «бывшими». Также очевидно, что если чиновники и прочие находятся в лагерях, то они тоже –  бывшие. Слова «находящиеся в лагерях для военнопленных» лучше поставить в конец словосочетания, поскольку из контекста ясно, что логическое ударение приходится на «дела 14700 офицеров (и прочих)».     Правильно: «дела  14700  польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков, находящихся в лагерях для военнопленных».

Будем исходить из того, что одно лишнее слово в выражении – это одна лингвистическая ошибка (плеоназм). Следовательно,  рассматриваемое словосочетание содержит три ошибки.

3.5. Анализ словосочетания: «Дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11 000 человек членов различных к[онтр]р[еволюционных] шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков»

Словосочетание содержит лишние слова: «об», «арестованных», «и», «в», «количестве», «человек», «бывших».

Использование словосочетаний «дела о находящихся» и «дела об арестованных» указывает на то, что «Записку» писал не юрист. Юристы не  используют предлоги «о» или «об» после слова «дело». Например, «дело Петрова», а не «дело о Петрове»; «дело Иванова, а не «дело об Иванове».

 Слово «арестованные» является здесь лишним, поскольку  объем понятия «находящиеся в тюрьмах» входит в объем понятия «арестованные».  Не все арестованные могут находиться в тюрьмах, но все, кто находится (содержится) в тюрьме, находятся под стражей и, следовательно, являются арестованными.    Правильно: «Дела 11 000 членов различных к[онтр]р[еволюционных] шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, польских офицеров, чиновников и перебежчиков, находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии».

Берия, в отличие от автора Записки, знал юридический язык и не допускал ошибки типа: «дело о Петрове» или «дело об Иванове». В приказе о недостатках в следственной работе органов НКВД  от 9 ноября 1939 года [34] Берия использовал следующие выражения: «дело Зубик-Зубковского», «следственное дело № 203308 УНКВД Калининской области по обвинению Строилова С.М», «следственное дело № 19727 НКВД Армянской ССР по обвинению Бурсиян, Таноян и других»,  «постановление о прекращении дела Павлова», «по делам Голубева Я.Ф. и Вечтомова А.М.», «следственное дело особого отдела КОВО № 132762 по обвинению Марушевского Б.П.», «следственное дело по обвинению Фишера», «дело по обвинению Леурда М.Е».

  Исключено, чтобы позже,  1940 году Берия вдруг забыл юридическую терминологию и стал использовать выражения: «дела об арестованных» или «дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14700 человек бывших польских офицеров».

Если поверить, что «Записку» написал Берия, то придется поверить и тому, что  не только Берия, но и члены Политбюро проявили юридическую и лингвистическую неграмотность. «Решение Политбюро от 5 марта 1940 года»  [46] содержит лишние слова (выделены жирным шрифтом):  «дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14 700 человек бывших польских офицеров…»  и «дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11 000 человек членов различных к[онтр]р[еволюционных] шпионских и диверсионных организаций…». В то время действовала комиссия Политбюро по судебным делам, которая регулярно рассматривала решения Верховного Суда СССР [27].

3.6. Анализ фрагмента: «II. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения в следующем порядке:

а) на лиц, находящихся в лагерях военнопленных, — по справкам, представляемым Управлением по делам военнопленных НКВД СССР,
б) на лиц, арестованных — по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД БССР».

Термином «арестованные» автор «Записки» называет как военнопленных, так и арестованных.  Но эти термины обозначают разные понятия.

3.7. Анализ «Записки» в целом. Кратко суть «Записки» можно выразить суждением: «Исходя из того, что все военнопленные являются закоренелыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым применить к ним высшую меру наказания».

Обратимся к документам. Из спецсообщения  Берии  Сталину о выселении осадников из западной Украины и Белоруссии [21]:

«02.12.1939
№ 5332/б
В декабре 1920 года бывшее польское правительство издало декрет о насаждении в пограничных с СССР районах так называемых осадников.
Осадники выбирались исключительно из бывших военнослужащих-поляков, наделялись землей в количестве до 25 гектаров, получали сельхозинвентарь и поселялись вдоль границы Советской Белоруссии и Украины. Окруженные вниманием и заботой, поставленные в хорошие материальные условия, осадники являлись опорой бывшего правительства Польши и польской разведки.

Органами НКВД  учтено в Западной Белоруссии 3998 семейств осадников и по Западной Украине 9436, а всего 13 434 семейств. Из этого количества органами НКВД арестовано 350 человек.

Ввиду того что осадники представляют благоприятную почву для всякого рода антисоветских действий и в подавляющем большинстве, в силу своего имущественного положения, являются безусловно врагами Советской власти, считаем необходимым выселить их вместе с семьями из занимаемых ими районов».

На основании этого документа можно сделать несколько выводов. Во-первых, Берия не использовал экспрессивные выражения типа «закоренелые, неисправимые враги», он писал кратко и точно: «в силу своего имущественного положения являются безусловно врагами Советской власти». Во-вторых, Берия не сказал «все осадники», он сказал «в подавляющем большинстве». В-третьих, несмотря на то, что осадники  «являются опорой польской разведки», «представляют благоприятную почву для всякого рода антисоветских действий» и являются «безусловно врагами Советской власти», Берия предлагал их выселить. Выселить, а не расстрелять

3.8. Выводы

1. «Записка» содержит множество ошибок, то есть ее автор обладал низкой лингвистической культурой.

2. Автор «Записки» не знал простейшие юридические термины.

3. Наиболее вероятно,  что автор «Записки»  не был кадровым офицером.

4. Автор «Записки» и Берия – разные лица (следствие из пунктов 1,2,3).

Второй гвоздь

4. Логический анализ

4.1. Анализ суждения: «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю».

Докажем, что не все офицеры являлись врагами советской власти.

Аргумент 1. В качестве первого аргумента приведем отрывки из доклада УПВ НКВД СССР о состоянии лагерей  военнопленных и содержании военнопленных [11]:

«Политико-моральное состояние офицеров и полицейских подавленное. Среди офицеров началось расслоение на кадровых и запасных, которые между собой имеют разные взгляды и отношения к войне и Советскому Союзу».

«Полковник Малиновский в беседе заявил: «Настроение офицеров подавленное. 20 лет мы строили Польшу и за 20 дней ее потеряли. В Германию ехать не хочу и буду просить гостеприимства Советского Союза до окончания войны между Германией и Францией».

«Офицеры запаса — это инженеры, врачи, агрономы, учителя, бухгалтеры ругают правительственную верхушку бывшего польского государства, Англию и Францию, которые втянули их в войну, а помощи не оказали. Эти офицеры выражают желание скорее поехать на работу, а многие из них желают остаться в СССР».

Аргумент 2. 20 февраля 1940 года Сопруненко и Нехорошев обратились к Берии с инициативой отпустить часть военнопленных по домам [35]: «Из числа офицеров запаса, жителей западных областей УССР и БССР — агрономов, врачей, инженеров и техников, учителей, на которых нет компрометирующих материалов, отпустить по домам. По предварительным данным из этой категории может быть отпущено 400–500 человек».  

Таким образом, суждение: «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю» является ложным.   Здесь сделана логическая ошибка «от смысла разделительного к смыслу собирательному». Существо этой ошибки ([12], стр. 425)  заключается в том, что о целом утверждается то, что справедливо только относительно частей этого целого.

4.2. Анализ суждений: А. «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю». Б.  Военнопленные офицеры и полицейские, находясь в лагерях,  ведут антисоветскую агитацию.

Докажем, что из суждений А и Б следует бессмысленное суждение: «Заклятые враги  ведут антисоветскую агитацию среди заклятых врагов». Доказательство. Рассмотрим понятие «агитация». «Агитация (от латинского agitatio - приведение в движение), одно из средств политического воздействия на массы, оружие борьбы классов и их партий; агитация выражается в распространении какой-либо идеи или лозунга, побуждающих массы к активному действию». [13]. В понятие «агитация» входит понятие «массы» в качестве объекта агитации. Без «масс» нет и быть не может агитации. Если все военнопленные были  заклятыми врагами советской власти, то кого они могли агитировать? Ведь общение  военнопленных с персоналом лагеря  было строго регламентированным и ограниченным, и, кроме этого, общению военнопленных с персоналом лагеря мешал языковый барьер.

Следовательно, из  двух суждений А и Б  следует суждение: «Заклятые враги  ведут антисоветскую агитацию среди заклятых врагов». Это бессмысленное суждение.  
Суждение: «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю»  является ложным, а суждение «Военнопленные офицеры и полицейские, находясь в лагерях, ведут антисоветскую агитацию»  – истинным. Дело в том, что  состав военнопленных был неоднородным и среди военнопленных были как противники советской власти (большинство), которые вели антисоветскую агитацию, так и сторонники.  Агитацию за советскую власть проводили среди военнопленных  специально обученные политработники.

4.3. Анализ суждения: «Военнопленные офицеры и полицейские, находясь в лагерях, пытаются продолжать контрреволюционную работу».

Из этого суждения следует ложное суждение: «Польские офицеры вели в Польской армии контрреволюционную работу». 

 Доказательство. В состав суждения: «Военнопленные офицеры и полицейские, находясь в лагерях, пытаются продолжать контрреволюционную работу» входит суждение: «Военнопленные офицеры, находясь в лагерях, пытаются продолжать контрреволюционную работу».  Из словосочетания «пытаются продолжать»  следует, что польские офицеры до помещения их в лагеря проводили  контрреволюционную работу, а в лагерях  ее «продолжают».  Где и когда польские офицеры могли проводить эту работу? До войны офицеры служили в Польской армии.  При введении советских войск на  территории Белоруссии и Украины, оккупированные Польшей в 1920 году, польские офицеры участвовали (и то не все) в кратковременных боевых действиях (в течение одной или двух недель), затем сдались в плен,  несколько дней находились в приемных пунктах для военнопленных и затем оказались в лагере для военнопленных.  Следовательно, до попадания в плен  офицеры могли вести «контрреволюционную работу» только в Польской армии.  В СССР понятие «контрреволюционная  работа» означала борьбу против революции 1917 года за восстановление дореволюционных порядков.  Таким образом,  из исходного суждения следует ложное суждение: «Польские офицеры вели  в Польской армии контрреволюционную работу». 

4.4. Анализ суждения: «Каждый из них только и ждет освобождения, чтобы иметь возможность активно включиться в борьбу против советской власти». 

Выражение «каждый из них» эквивалентно по смыслу «все они». Это суждение является  ложным.  Чтобы опровергнуть общее суждение, достаточно привести один пример, противоречащий этому суждению. Приведем два примера того, что не все офицеры ждали освобождения, чтобы бороться с советской властью.

Пример 1. Некоторые офицеры ждали  освобождения, чтобы встретиться с родственниками. Некоторые из них так переживали разлуку, что шли на самоубийство. Например,  7 декабря Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных майор  Сопруненко и Комиссар Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и полковой комиссар Нехорошев отправили Берии сообщение [14] , что «2 декабря 1939 г. в Козельском лагере покончил жизнь самоубийством (повесился) военнопленный Захарский Базилий Антонович. Захарский Б. А., 1898 года рождения, до 1919 г. рабочий-слесарь, с 1919 г. и до последнего времени служил в польской армии, военное звание — хорунжий. За все время нахождения в лагерях Захарский Б.А. был в угнетенном состоянии, много думал и очень скучал о семье, оставшейся в Гродно».   

Пример 2. Некоторые офицеры ждали  освобождения, чтобы бороться за освобождение Польши. Из доклада Сопруненко и Нехорошева [15]:  «Офицеры в большинстве своем настроены патриотически, заявляя: «Когда мы вернемся домой, то мы будем вести борьбу с Гитлером. Польша еще не погибла».
Следовательно, суждение: «Каждый из них только и ждет освобождения, чтобы иметь возможность активно включиться в борьбу против советской власти» является ложным. Здесь автор «Записки» сделал логическую ошибку «от смысла разделительного к смыслу собирательному». Существо этой ошибки ([12], стр. 425)  заключается в том, что о целом утверждается то, что справедливо только относительно частей этого целого.

4.5. Анализ суждения: «Среди задержанных перебежчиков и нарушителей госграницы также выявлено значительное количество лиц, которые являются участниками к[онтр]р[еволюционны]х шпионских и повстанческих организаций».

Прежде чем анализировать этот текст, необходимо прочитать отрывок из приказа  № 21/3847  от 2 марта 1940 года Главного управления конвойных войск НКВД СССР[16]:  «Народный комиссар внутренних дел Союза ССР тов. Берия приказал народным комиссарам внутренних дел УССР и БССР -  осужденных Особым совещанием НКВД, перебежчиков с бывшей территории Польши направить для отбытия срока наказания в Севвостлаг НКВД (г. Владивосток). Организация отправки осужденных возложена на тюремные отделы и отделы исправительно-трудовых колоний НКВД. Конвоирование этих заключенных возложено на конвойные войска эшелонами численностью 1000–1500 человек под усиленным конвоем. Всего будет 6–8 эшелонов»

В приказе  сказано ясно:  «Берия приказал […] перебежчиков с бывшей территории Польши направить для отбытия срока наказания в Севвостлаг НКВД».  Берия  не мог практически в одно и то же время отдать приказ о перевозке перебежчиков  «для отбытия срока наказания» и пойти к Сталину с «просьбой» их расстрелять.  Автор «Записки» либо не знал о приказе № 21/3847,  либо проигнорировал его.

4.6. Анализ суждений: «В лагерях для военнопленных содержится всего (не считая солдат и унтер-офицерского состава) 14736 бывших офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, жандармов, тюремщиков, осадников и разведчиков, по национальности свыше 97 % — поляки».
  «В тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии всего содержится 18632 арестованных (из них 10685 — поляки)»
 «Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым:
I. Предложить НКВД СССР:
1) дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков,
2) а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11000 человек членов различных к[онтр]р[еволюционных] шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков —
— рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела».

Комментарий Ю.И. Мухина [18]: «У чиновника в крови уважение к цифрам, он ими отчитывается, это основа его наказания и благодарности. Он никогда без очень сильных оснований цифру не округлит. Журналист, писатель, историк — эти пожалуйста, эти могут 4,5 тысячи арестованных офицеров Красной Армии без труда округлить «в примерно 50 тысяч убитых». Чиновник так не сделает и особенно в таком случае. Смотрите: Берия «пишет», что у него в лагерях военнопленных 14736 офицеров и прочих, а расстрелять предлагает только 14700; в тюрьмах у него 18632 врага, а расстрелять он предлагает всего 11000. Принести такое письмо Сталину — это немедленно нарваться на вопрос: «Лаврентий! А что ты собираешься делать с оставшимися 36 офицерами и 7632 врагами? Солить? За свой счет их содержать?» А как Берия объяснит и администрациям лагерей и тюрем, кого именно надо отбирать для рассмотрения дел на «тройке»?»

Комментарий Д.М. Доброва [19]: «Возникает вопрос, каким путем получены числа 14 700 и 11 000, если ранее стоят 14 736 и 18 632 (из них 10 685 поляки)? По какой причине произведено округление или, может быть, иное действие? Каким образом приведенные числа следуют друг из друга? А ведь связь указана в тексте: «Исходя из того, что все они», т.е. 14 736 человек и 18 632 (из них 10 685 поляки), «являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, HКВД СССР считает необходимым» дела 14 700 и 11 000 человек рассмотреть в особом порядке. Позвольте, если все они являлись закоренелыми врагами советской власти, то не логично ли было предложить к рассмотрению дела всех их, а не только избранных по неизвестному правилу?»

Может быть, все-таки есть  «правило», по которому можно выбрать 14 700 из 14 736 и 11 000 из 18 632?  Для этого предположения рассмотрим суждения автора записки (обозначим его  буквой N) относительно военнопленных: 1. «Каждого  закоренелого, неисправимого врага советской власти  необходимо расстрелять». 2. «В лагерях находится 14 736   закоренелых, неисправимых врагов советской власти». 3. «Необходимо расстрелять 14 700 врагов». Но из суждений 1 и 2 следует суждение 4: «Необходимо расстрелять 14 736  врагов». Очевидно, что суждение 3 противоречит суждениям 1 и 2. Здесь сделана  ошибка: логическое противоречие: «Необходимо расстрелять 14 736  врагов»;   «Необходимо расстрелять не 14 736   врагов, а 14 700 врагов». Автор «Записки» противоречит сам себе.  Предположим, он округлил число 14736 и получил 14700, но при этом  «амнистировал» 36 врагов.

Но может быть, 14700 – это поляки, а 36 – все остальные? Рассчитаем число поляков среди военнопленных. В «записке»  указано, что доля поляков среди военнопленных равна 97 %, следовательно, среди  14736 военнопленных находилось 14736*0,97 = 14293.92, то есть  14294 поляка. Получается, что  N предложил расстрелять 14700 врагов, а из них только 14294 – поляки.   Но чтобы довести число 14294 до 14700,  необходимо расстрелять 406 неполяков из 442 (14 736 -  14294 = 442) неполяков;  или, иначе,  исключить 36 человек  из  «расстрельного списка».  Но в таком случае автор «Записки» должен был указать, на каких основаниях  следует исключить из «расстрельного списка» 36 неполяков из 442 неполяков.         

Из указанного отрывка следует суждение: «В тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии содержится 18 632 арестованных»,  все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, из них к 11 000 применить высшую меру наказания –  расстрел».  Проанализируем  суждения автора «Записки»: 1. «Каждого  закоренелого, неисправимого врага советской власти  необходимо расстрелять». 2. «В тюрьмах находятся  18 632 закоренелых, неисправимых врагов советской власти». 3. «Необходимо расстрелять 11 000 врагов». Но из суждений 1 и 2 следует суждение 4: «Необходимо расстрелять 18 632 врагов». Очевидно, что суждение 3 противоречит суждениям 1 и 2. Здесь сделана  ошибка: «логическое противоречие»: «Необходимо расстрелять 18 632 врагов»;   «Необходимо расстрелять не 18 632 врага, а 11 000 врагов». 

Итак,  автор «Записки» сначала  указывает, что в тюрьмах находится 18 632  «закоренелых и неисправимых», но высшую меру наказания предлагает применить только  к 11 000 «врагам».

Попытаемся выяснить, откуда взялось  11 000 «врагов». Предположим, N  выдвинул еще одно условие:  чтобы быть «достойным» высшей меры наказания (ВМН), нужно быть не только закоренелым и неисправимым врагом, но и быть поляком.  N указывает, что среди  18 632  врагов только 10 685   –  поляки.  Но тогда N должен был указать, что необходимо расстрелять 10685 поляков. Предположим, что N просто округлил 10685 до 11 000. Но  при этой математической операции он добавил еще 315  неполяков, которых следует расстрелять, но не указал «правило», по которому выбирать 315 неполяков из 7947 неполяков. 

Таким образом,  принцип отбора на «расстрел» по национальности в качестве «неизвестного правила» тоже не проходит. 

Выражения: «Необходимо расстрелять 14700 врагов (из 14736 врагов)» и «Необходимо расстрелять 11000 врагов (из 18 632)»  допускают множество толкований (кого именно расстрелять?), то есть содержат логическую ошибку –  «полиболия». Этот термин был введен в статье [20]. Полиболия – логическая ошибка, заключающаяся в том, что грамматическое выражение имеет много толкований (смыслов), а из контекста неясно, какое толкование (какой смысл) подразумевается в грамматическом выражении.

 В логике давно известна ошибка «амфиболия». Амфиболия (от греческого слова amphibolia) – логическая ошибка, заключающаяся в том, что грамматическое выражение (совокупность нескольких слов) допускает его двоякое толкование.  ([12], стр. 34).

Рассмотрим ложную информацию, которая содержится в "Записке" в явном и в неявном виде: 1. Советские  законодательство в1940 году позволяло расстреливать без соответствующего решения суда или военного требунала.  2. Советские рукводители  могли по своей прихоти дать приказ расстрелять кого угодно и в любом числе без возбуждения уголовного дела и расследования, например, по справкам, представляемым Управлением по делам военнопленных. 3. Советские руководители, в том числе Сталин, ненавидели поляков.   

Если исходить из предположения, что целью "Записки" является внедрение этой ложной информации, то становится ясно, что автор "Записки" намеренно сделал  логические ошибки: "В лагерях содержится   14736 врагов, из них 14294 – поляки, но расстрелять нужно 14700 врагов"; "В тюрьмах содержится  18632 врагов, из них 10685 – поляки, но расстрелять нужно 11000 врагов. Иначе говоря,  Берии и членам Политбюро автор "Записки" приписывает, если выражаться бытовым языком, бред. Но кто способен "нести" бред? – Сумасшедшие, маньяки. Таким образом, автор "Записки" создает миф о том, что  Берия, Сталин, а также и другие члены Политбюро не могли мыслить логически, мыслили сумбурно, хаотически, то есть  были сумасшедшими, причем кровожадными. А раз они были кровожадными маньяками, то нечего удивляться тому, что они дали приказ расстрелять поляков, хотя поляки были потенциальными союзниками в войне с Германией, если таковая произойдет (речь идет о весне 1940 года). Нечего удивляться иррациональной ненависти к полякам, нечего удивляться и тому, что вместе с поляками расстреляли несколько сотен неполяков.

4.7. Анализ суждения: «Предложить НКВД СССР:  дела находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии членов различных к[онтр]р[еволюционных] шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков –  рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания –  расстрела».

Нужно обратить внимание на то, что автор записки предлагал расстрелять только тех «заклятых врагов», которые находились в  «тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии». Но к началу марта 1940 года  часть военнопленных находились в Смоленской тюрьме, о чем не мог не знать Берия.

Документ [29]: Шифротелеграмма заместителя начальника УНКВД СССР по Смоленской области Ф.К. Ильина В.Н. Меркулову о доставке военнопленных из Козельского лагеря в Смоленскую тюрьму.

«03.03.1940. Смоленск.     № 9447. Сов. секретно. НКВД СССР.     Шифровка вх. № 9447.     Получ[ено] 3.III.1940 г. Из Смоленска.   
Зам. наркома вну[тренних] дел тов. Меркулову   

 [В] соответствии [с] Вашим указанием [в] Козельском лагере НКВД военнопленные отобраны и доставлены [в] Смоленскую тюрьму. Прошу указаний [о] порядке их оформления и ведения следствия. Ильин».

Следовательно, автор записки не знал, что часть военнопленных находилась в Смоленской тюрьме.

4.8. Выводы

1. Записка содержит множество логических ошибок.

2. «Записка» содержит ложную информацию.

3. Автор «Записки» не обладал информацией, которую имел Берия.

4. Автор и Берия – разные лица (следствие из пунктов 1,2,3).

Третий гвоздь

5. Психологический анализ

5.1.   В сознание многих людей внедрен миф о том, что Берия был палачом, жаждущем крови невинных. Существует много документов, опровергающих этот миф.  Приведу один из них.

Документ [22]:   Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину об ограничении прав особого совещания в связи с окончанием войны.

«01.10.1945
№ 1141/б
Копия
Совершенно секретно
ЦК ВКП(б) –  товарищу СТАЛИНУ И.В.

Постановлением Государственного Комитета Обороны от 17-го ноября 1941 года, в связи с напряженной обстановкой в стране, Особому Совещанию при НКВД СССР было предоставлено право по возникающим в органах НКВД делам о контрреволюционных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления СССР выносить меру наказания вплоть до расстрела.

В связи с окончанием войны НКВД СССР считает целесообразным указанное постановление Государственного Комитета Обороны отменить, оставив за Особым Совещанием при НКВД СССР, в соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 1937 года, право применять меру наказания до 8-ми лет лишения свободы с конфискацией в необходимых случаях имущества.

Представляя при этом проект постановления ЦК ВКП(б), прошу Вашего решения».
Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ.

5.2. Кратко мысль автора «Записки» можно изложить так: «В лагерях для военнопленных НКВД СССР и в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в настоящее время содержится большое количество заклятых врагов советской власти и поэтому их необходимо срочно расстрелять».

Достаточно  прочитать два документа о работе сотрудников НКВД, чтобы понять, что руководители НКВД не собирались расстреливать польских военнопленных.

Документ [33].   В этом документе от 5 января 1940 года говорится о том, что  НКВД разработал дополнение к опросному листу на каждого военнопленного, в котором нужно было указать следующие сведения: 1) о последней должности военнопленного в бывшей  Польской армии; 2) об иностранных языках, которыми военнопленный владеет (кроме родного языка); 3) о месте и времени пребывания военнопленного в СССР и роде занятий во время пребывания в Советском Союзе; 4) о всех родственниках и знакомых военнопленного, проживающих в СССР; 5) о пребывании военнопленного за границей (за пределами бывшей Польши) с обязательным указанием, где именно, с какого и по какое время и чем занимался там.

Итак, если поверить сторонникам версии Геббельса, то придется поверить и тому, что   начальники НКВД не могли расстрелять 14700 военнопленных, не выяснив  предварительно,  какую должность занимал каждый  военнопленный в бывшей Польской армии, какими иностранными языками  владел, бывал ли в СССР и где именно, чем занимался –  и так далее.

Документ [17].  Из Политдонесения начальника  Старобельского лагеря  А. Бережкова и комиссара лагеря Киршина об организации политико-воспитательной работы среди военнопленных.

«08.02.1940.  Старобельск. Сов. секретно. № 11-3. Комиссару Управления НКВД СССР по делам о военнопленных т. Нехорошеву.

Доношу, что политмассовая работа среди военнопленных строилась на основе Ваших указаний.  Вся политмассовая работа проводилась по составленному на январь месяц плану. Основными формами работы являлись демонстрирование кинокартин, периодические информации из газет и журналов, ответы на вопросы военнопленных, контроль выполнения в/п инструкций внутреннего распорядка в лагере и приказов руководства лагеря. Обеспечение военнопленных книгами, газетами и радиообслуживанием. Проведение повседневного контроля за обеспечением военнопленных всем необходимым довольствием по установленным нормам.

В январе месяце проведена следующая работа: 1. обслужено политмассовой работой 39081 военнопленных; 2. вся политико-массовая работа среди военнопленных строилась по плану, в выполнении которого ведущее место занимают партийная и комсомольская организации. Из намеченных по плану мероприятий партийно-политической работы выполнено следующее:

 Проведены беседы на темы: 1) СССР — самая демократическая страна в мире. 2) Братский союз народов СССР. Осуществление ленинско-сталинской национальной политики. 3) О событиях в Финляндии. 4) О событиях в Западной Европе. 5) Об особенностях современной империалистической войны.

 Проведено читок и разъяснений прочитанного материала из газет и журналов: 1. Итоги 1939 г. и задачи 1940 г. 2. Научное значение дрейфа «Седовцев». 3. О советско-японском соглашении. 4. О государственном устройстве в СССР. 5. 15 лет Туркменской ССР. 6. Итоги выполнения двух пятилеток в СССР. 7. Буржуазный и социалистический демократизм. 8. Борьба китайского народа против японских захватчиков.

 Продемонстрированы для военнопленных следующие кинокартины: 1. Петр I — серия 1-я. 2. Петр I — серия 2-я.

Оборудованы во дворе лагеря фотовитрины на темы: 1. жизнь и деятельность И.В. Сталина; 2. достижения физкультуры  в СССР; 3. 16 лет без Ленина по ленинскому пути под руководством т. Сталина.

 Работа библиотеки.  Библиотека имеет 6615 разных книг и брошюр, получает 700 экземпляров разных газет и 62 экземпляра журналов, систематически обслуживает библиотека 1470 читателей. Ежедневно охвачено читальней 200–250 человек. Особенно увеличился спрос со стороны военнопленных на журналы «Спутник агитатора», «Большевик», «Партийное строительство», «Огонек». Читателей журналов зарегистрировано в январе месяце — 1000 военнопленных. Большой спрос на литературу по национальному вопросу, особенно много военнопленных, читающих труды т. Сталина «Вопросы ленинизма», «Марксизм и национальный вопрос».

 Организовано радиообслуживание военнопленных. Установлено для обслуживания военнопленных 52 радиоточки, обеспечено репродукторами 52 радиоточки, из них 2 репродуктора-динамика, размещенных во дворе лагеря. Военнопленные обслуживаются радио ежедневно с 6 часов утра до 23 часов ночи. Военнопленные слушают большим составом групп — 30–50 человек: а) последние известия из Москвы; б) лекции и доклады для заочников и изучающих «Краткий курс истории ВКП(б)»; в) оперы и концерты, передаваемые из Москвы и Киева.

 Обеспечение культинвентарем. Приобретено и выдано в пользование военнопленным культимущество: 1. шахмат — 60 партий; 2. шашек — 140 партий; 3. домино — 112 партий. Кроме того, военнопленные сами изготовили 15 партий шахмат и 20 партий домино. В январе месяце начали подготовку нового шахматного турнира среди военнопленных. В настоящее время организован шахматный турнир в общежитиях с учетом результатов игры, после чего будет при клубе организован общелагерный шахматный турнир. В шахматном турнире в общежитиях записалось уже 114 военнопленных — участников турнира».

Если поверить «геббельсовцам», то придется поверить и тому, что сотрудники НКВД готовили военнопленных к расстрелу весьма оригинальными методами: организовывали шахматные турниры, читали лекции по истории  ВКП(б), обсуждали с ними научное значение дрейфа «Седовцев», рассказывали им о борьбе китайского народа против японских захватчиков и так далее и тому подобное.

На самом деле никто не собирался расстреливать польских военнопленных. Их готовили к жизни в советском обществе. Многие военнопленные были жителями западных областей УССР и БССР и, следовательно, стали гражданами СССР  после Постановления Президиума Верховного Совета СССР от 29 ноября 1939 года  «О приобретении гражданства СССР жителями западных областей УССР и БССР». [26].

5.2. Выводы

1. Дополнение к опросному листу на каждого польского военнопленного, разработанного НКВД, противоречит версии Геббельса.

2. Большая политическая и культурная работа, проводимая сотрудниками НКВД с польскими военнопленными в ноябре-феврале 1940 года, противоречит версии Геббельса.

3. Наиболее вероятно, что сотрудники НКВД не планировали  расстрел офицеров бывшей Польской армии (следствие из пунктов 1 и 2). 

Четвертый гвоздь

6. Юридический анализ

6.1. Анализ суждения: «Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе т.т. Берия (исправлено: Кобулова), Меркулова и Баштакова (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР)».  

6.2. Предварительная информация: При юридическом анализе «Записки» следует учитывать, что Совет народных комиссаров СССР и Центральный коситет ВКП(б) 17 ноября 1938 года отменил судебные тройки [32], а Особое Совещание при НКВД в 1940 году не имело права приговаривать к расстрелу.

Осенью 1941 года Особое Совещание получило право с участием прокурора Союза ССР по возникающим в органах НКВД делам о контрреволюционных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления СССР, предусмотренных ст.ст. 58-1а, 58-1б, 58-1в, 58-1г, 58-2, 58-3, 58-4, 58-5, 58-6, 58-7, 58-8, 58-9, 58-10, 58-11, 58-12, 58-13, 58-14, 59-2, 59-3, 59-3а, 59-3б, 59-4, 59-7, 59-8, 59-9, 59-10, 59-12, 59-13 Уголовного Кодекса РСФСР, выносить соответствующие меры наказания вплоть до расстрела.

Документ [27]: Спецсообщение  Берии Сталину от 15 октября 1941 года. 

«2805/б  Совершенно секретно. Государственный Комитет Обороны тов. СТАЛИНУ: 

В республиканских, краевых и областных органах НКВД по нескольку месяцев содержатся под стражей заключенные, приговоренные военными трибуналами округов и местными судебными органами к высшей мере наказания, в ожидании утверждения приговоров высшими судебными инстанциями.

По существующему ныне порядку, приговоры военных трибуналов округов, а также верховных судов союзных, автономных республик и краевых, областных судов, входят в законную силу только после утверждения их Военной Коллегией и Уголовно-Судебной Коллегией Верховного Суда Союза ССР — соответственно.

Однако и решения Верховного Суда Союза ССР по существу не являются окончательными, так как они рассматриваются комиссией Политбюро ЦК ВКП(б), которая свое заключение также представляет на утверждение ЦК ВКП(б), и только после этого по делу выносится окончательное решение, которое вновь спускается Верховному Суду, а этим последним направляется для исполнения НКВД СССР.

Исключение составляют местности, объявленные на военном положении, и районы военных действий, где указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 VI. – 41 г. военным советам фронтов в особо исключительных случаях, вызываемых развертыванием военных действий, предоставлено право утверждения приговоров военных трибуналов с высшей мерой наказания с немедленным приведением приговоров в исполнение.

В настоящее время в тюрьмах НКВД республик, краев и областей скопилось 10 645 человек заключенных, приговоренных к высшей мере наказания, в ожидании утверждения приговоров по их делам высшими судебными инстанциями.

Исходя из условий военного времени, НКВД СССР считает целесообразным:

1. Разрешить НКВД СССР в отношении всех заключенных, приговоренных к высшей мере наказания, ныне содержащихся в тюрьмах в ожидании утверждения приговоров высшими судебными инстанциями, привести в исполнение приговоры военных трибуналов округов и республиканских, краевых, областных судебных органов.

Предоставить Особому Совещанию НКВД СССР право с участием прокурора Союза ССР по возникающим в органах НКВД делам о контрреволюционных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления СССР, предусмотренных ст.ст. 58-1а, 58-1б, 58-1в, 58-1г, 58-2, 58-3, 58-4, 58-5, 58-6, 58-7, 58-8, 58-9, 58-10, 58-11, 58-12, 58-13, 58-14, 59-2, 59-3, 59-3а, 59-3б, 59-4, 59-7, 59-8, 59-9, 59-10, 59-12, 59-13 Уголовного Кодекса РСФСР, выносить соответствующие меры наказания вплоть до расстрела. Решение Особого Совещания считать окончательным. Прошу вашего решения. Нарком внутренних дел Союза СССР  Л. Берия»

Такая практика утверждения приговоров к смертной казни утвердилась после Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года № 81 «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». 

Следовательно, в 1940 году приговоры к смертной казни  военных трибуналов округов, а также верховных судов союзных, автономных республик и краевых, областных судов, входили в законную силу только после утверждения их Военной Коллегией и Уголовно-Судебной Коллегией Верховного Суда СССР.  Решения Верховного Суда СССР по существу не являлись окончательными, поскольку они потом рассматривались комиссией Политбюро ЦК ВКП(б). Комиссия свое заключение представляла на утверждение ЦК ВКП(б), и только после этого по делу выносилось окончательное решение. Это решение направлялось Верховному Суду, а этим последним направлялось для исполнения НКВД СССР. 

Мы видим, что приговор суда к смертной казни, прежде чем войти в законную силу, проходил длинный путь по инстанциям. 

Предположим, что «Записка» –  не сфабрикованный документ  и начальник Главного экономического управления НКВД Б.З. Кобулов,  1-й заместитель наркома внутренних дел СССР В.Н. Меркулов и начальник 1-го спецотдела НКВД Л.Ф. Баштаков действительно подписали смертные приговоры  и послали их в лагеря и тюрьмы. Однако ни один начальник тюрьмы и ни один начальник лагеря не взял бы на себя ответственность за расстрел в случае, если  бумаги на расстрел не были бы оформлены должным образом. Начальники не  стали бы нарушать инструкции, поскольку за нарушение инструкций во времена Сталина следовало жесткое и неотвратимое наказание. Более того, о  бумагах, подписанных «тройкой»,  сообщили бы по инстанции как о злостном нарушении закона.

6.2. Выводы

1. Согласно действующему в СССР в 1940 году законодательству, «тройка» в составе Кобулова, Меркулова и Баштакова не имела права приговаривать к какому-либо наказанию, в том числе к расстрелу, о чем не мог не знать Берия и члены Политбюро.

2.  Автор «Записки» и Берия – разные лица (следствие пункта 1). 

 

Пятый гвоздь

7. Анализ статистических данных

7.1. За все время существования  Особое Совещание при НКВД СССР   приговорило  высшей мере наказания  10 101 человек. [31].

Во-первых, НКВД, а именно Особое Совещание при НКВД имело право приговаривать к смертной казни только в период с 1941 по 1945 годах, но не в 1940 году. Особое Совещание имело право назначать наказания в виде заключения в исправительно-трудовые лагеря не более чем на 8 лет.  Во-вторых, за четыре года войны Особым Совещанием при НКВД СССР было осуждено к высшей мере наказания 10 101 преступников.

7.2. В СССР в 1940 году за контрреволюционные и другие  особо опасные государственные преступления было приговорено к высшей мере наказания 1649 преступников.

Из таблицы видно, что в 1940 году  за контрреволюционные и другие  особо опасные государственные преступления к высшей мере наказания было осуждено 1649 человек. ([30], 434 стр.).

Таблица.  Число осужденных за контрреволюционные и другие  особо опасные государственные преступления с 1936 года по 1942 год ([30], стр. 434)  URL: http://geum.ru/aref/16426-5-mezhdunarodniy-fond-demokratiya-fond-aleksandra-yakovleva-dokumenti-seriya-osnovana-1997-godu-akade-ref.htm.

 

год

Высшая

мера наказания

Лагеря,

колонии

и тюрьмы

ссылка и высылка прочие меры всего осуждено
1936 1118 219418 23719 30415 274670
1937 353074 429311 1366 6914 790665
1938  328618  205509  16842  3289  554258
1939  2552  54666  3783  2888  63889
 1940  1649  65727  2142  2288  7186
 1941  8011  65000  1200  1210  75411
 1942  23278  88809  7070  5249  124406

 

 По данным Олега Борисовича Мозохина,  1940 году приговорили к смертной казни 1863 человека. [50]. По-видимому, в это число входят не только осужденные за контрреволюционные и другие  особо опасные государственные преступления. Но в «Записке Берии Сталину» и в «Постановлении Политбюро от 5 марта 1940 года» говорится о расстреле 25700 человек.

Специалисты, занимающиеся судебной статистикой, наверное, могут «потерять» 1649 (или 1863) приговоренных к высшей мере наказания среди 25700, но не могут потерять 25700   среди 1649 (или 1863) приговоренных к ВМН. 

7.3. Выводы

1. В судебной статистике СССР нет данных о расстреле в 1940 году 25700 человек,  в том числе 14700 военнопленных офицеров бывшей Польской армии.

2. Листы № 9 и 10  протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 13 «Особая папка» за 17 февраля – 17 марта 1940 года являются фальшивым документом    (следствие из пункта 1).

3. «Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро  ЦК  ВКП(б)  «Вопрос  НКВД  СССР»  (пункт 144). 5 марта 1940 года» является фальшивым документом (следствие из пункта 1).

Шестой гвоздь: необходимо найти "бывших военнопленных" среди заключенных исправительно-трудовых лагерей и тюрем

8. Сотрудники НКВД не расстреливали военнопленных офицеров бывшей Польской армии

В марте 1940 года было принято решение о переводе офицеров бывшей Польской армии, на которых имелись компрометирующие материалы, из лагерей для военнопленных в исправительно-трудовые лагеря и тюрьмы.  Подготовили следственные дела на большую часть военнопленных. Многие офицеры были членами польских буржуазных организаций. 

Можно предположить, что Особое Совещание  осудило их в основном по статье 58 – 4: «Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазией общественным группам и организациям, в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности, влечет за собой лишение свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела или объявления врагом трудящихся с лишением гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда с конфискацией имущества». [47].

Не все военнопленные были осуждены.

Эти военнопленные были переведены в Юхновский лагерь, согласно распоряжению заместителя наркома внутренних дел СССР  Меркулова от 22 апреля 1940 года [49]. Всего в этот лагерь было отправлено 395 человек: из Козельска 205, из Осташкова 112, из Старобельска 78. [45].

Документ [45]. 25 мая 1940 года. Москва.  Справка УПВ НКВД СССР о количестве польских военнопленных отправленных из спецлагерей в распоряжение УНКВД трех областей и в Юхновский лагерь

"Сов. секретно
Справка
об отправках военнопленных

I. Осташковский лагерь

Отправлено:    1) В УНКВД по Калининской области  6287 чел.
                            2) В Юхновский лагерь     112 чел.
                            Итого: 6399 чел.

II. Козельский лагерь

Отправлено:    1) В УНКВД по Смоленской области  4404 чел.
                             2) В Юхновский лагерь       205 чел.
                             Итого: 4609 чел.

III. Старобельский лагерь

Отправлено:    1) В УНКВД по Харьковской области  3896 чел.
                             2) В Юхновский лагерь       78 чел.
                             Итого: 3974 чел.

Всего отправлено:      1) В УНКВД  14587 чел.
                                         2) В Юхновский    395  чел.

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных капитан госбезопасности (Сопруненко)
Начальник 2-го отдела Управления НКВД СССР по делам о военнопленных лейтенант госбезопасности  (Маклярский)"

Таким образом, в конце мая 1940 года в исправительно-трудовые лагеря ГУЛАГа, а также,  вероятно, и в тюрьмы были отправлены и стали заключенными 14587  военнопленных.  В документах они стали фигурировать уже не как «военнопленные», а как "бывшие военнопленные", «арестованные» [42] или «заключенные» [44].   

Теперь ими стало заниматься Главное управление лагерей (ГУЛАГ).

С этого времени никакой информации о «бывших» военнопленных в Управлении по делам военнопленных и интернированных  найти было  нельзя, поскольку там ее не было.  

Этим и воспользовались сторонники версии Геббельса.  

В работе В.Н. Земскова [48] под номером 5 приводится таблица, в которой указан национальный состав лагерных заключенных ГУЛАГа в 1939-1941 годах (по состоянию на 1 января каждого года):

Национальность Годы
  1939 1940 1941
Русские 830491 820089 884574
Украинцы 181905 196283 189146
Белорусы 44785 49743 52064
Грузины 11723 12099 11109
Армяне 11064 10755 11302
Азербайджанцы нет сведений 10800 9996
Казахи 17123 20166 19185
Туркмены 9352 9411 9689
Узбеки 24499 26888 23154
Таджики 4347 5377 4805
Киргизы 2503 2688 2726
Татары 24894 28232 28542
Башкиры 4874 5380 5560
Буряты 1581 2700 1937
Евреи 19758 21510 31132
Немцы 18572 18822 19120
Поляки 16860 16133 29457
Финны 2371 2750 2614
Латыши 4742 5400 4870
Литовцы 1050 1344 1245
Эстонцы 2371 2720 278
Румыны 395 270 329
Иранцы нет сведений 134 1107
Афганцы 263 280 310
Монголы 35 70 58
Китайцы 3161 4033 3025
Японцы 50 80 119
Корейцы 2371 2800 2108
Прочие* 76055 67451 148460
ИТОГО: 1317195 1344408 1500524



Из таблицы видно, что число лагерных заключенных – поляков на 1 января 1940 года было равно 16133, а на 1 января 1941 возросло до 29457, то есть на  13324 человека.

Согласно О.Б. Мозохину, в период с 1939 года по 1941 было осуждено поляков: в 1939 году –  11 604,  в 1940 году –   31681, а в 1941 –  6415. [50].

Эти данные не противоречат утверждению о том, что польские военнопленные не были расстреляны, а были осуждены и отправлены в ГУЛАГ. 

Общие выводы

1. Докладная  записка наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии И.В.  Сталину  с  предложением поручить НКВД СССР рассмотреть в особом порядке   дела   на  польских  граждан,  содержащихся  в  лагерях  для военнопленных   НКВД  СССР  и  тюрьмах  западных  областей  Украины  и Белоруссии.  Март  1940  года» является фальшивым документом.

2. В судебной статистике СССР нет данных о расстреле в 1940 году 25700 человек,  в том числе 14700 военнопленных офицеров бывшей Польской армии.

3. Листы № 9 и 10  протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) № 13 «Особая папка» за 17 февраля – 17 марта 1940 года являются фальшивым документом    (следствие из пунктов 1 и 2).

3. «Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро  ЦК  ВКП(б)  «Вопрос  НКВД  СССР»  (пункт 144). 5 марта 1940 года» является фальшивым документом (следствие из пунктов 1 и 2).

Источники информации

[1]. БСЭ –    http://bse.sci-lib.com/article085905.html 
[2]. БСЭ –   http://bse.sci-lib.com/article043561.html
[ 3 ] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58753
[ 4 ] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58705
[5]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1007945
[6]   http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1007962
[7]    http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008928
[8]  Сергей Иванович Ожегов. Словарь русского языка. Около 50 000 слов. Издание 5, стереотипное. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. Москва. 1963.
[9] А.Н. Беззубов. Введение в литературное редактирование. Учебное пособие. Санкт-Петербург. 1997.
[10]  http://www.dm-dobrov.ru/history/katyn/katyn-1.htm
[11]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008322 
[12]  Н.И. Кондаков. Логический словарь-справочник.  Второе, исправленное и дополненное издание. Издательство «Наука».   
[13]   http://slovari.yandex.ru/~книги/БСЭ/Агитация/ ] 
[14]   http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008534
[15]   http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008322  
[16]   http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008954.
[17]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008823
[18] http:/erlib.com/Юрий_Мухин/Катынский_детектив/1
[19] http://www.dm-dobrov.ru/history/katyn/katyn-2.html
[20] А.В. Краснянский. Системный анализ юридических документов.  Часть 3".  «Юридические науки».  № 5. 2010.  Издательство «Компания Спутник+».  http://avkrasn.ru/article-386.html
[21] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58712
[22]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58974
[23]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#218doc
[24] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008948
[26] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008979
[27] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58841
[28] Николай Бугай. Депортация поляков. http://old.nasledie.ru/oboz/N10-11_94/18.htm
[29]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008969
[30] ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918 – 1960. Под редакцией академика А.Н. Яковлева. Составители А.И. Кокурин и Н.В. Петров. Москва. Международный фонд «Демократия». 2000 год.  888 стр. ISBN 5-85646-046-4.
[31] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1009140
[32]  http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_4167.htm 
[33]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008691
[34]    http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58706
[35]   http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008898
[36]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008903
[37]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008928
[38]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#104doc
[39]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#3doc
[40]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#19doc
[41]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#23doc
[42]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#24doc
[43]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#22doc
[44]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#25doc
 [45]  http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#90doc
[46]  http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008996
[47]  http://www.memorial.krsk.ru/Articles/KP/1/05.htm
[48] В.Н. Земсков. ГУЛАГ. Историко-социологический аспект.  http://www.hrono.ru/statii/2001/zemskov.php
[49]   http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#51doc
[50]  Олег Борисович Мозохин. Статистика репрессивной деятельности органов безопасности СССР.  URL:  http://coollib.net/b/184662/read#t27   ,  http://detectivebooks.ru/book/25640368/?page=47   ,  http://fanread.ru/book/8416304/?page=1   (первая страница)     ,   http://ru.scribd.com/doc/86531384/Мозохин-О-Б-Право-на-репрессии-История-XX-века-2006


 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

1. Материалы, содержащие доказательство:  «Записка Берии Сталину»  –   фальшивый документ», опубликованы в следующих журналах:

«Исторические науки», 2012, № 1,  С.70 – 85.

«Современные гуманитарные исследования», 2012, № 1, С. 20 – 35.

«Вопросы гуманитарных наук», 2012, № 2, С. 123 – 142.

Журнал со статьей Системный анализ "Записки Берии Сталину" («Современные гуманитарные исследования», № 2)  выйдет из печати в конце апреля 2012 года.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

 

Дискуссия с профессором Ильей Иосифовичем Бородкиным, профессором МГУ имени М.В. Ломоносова

 

Письмо № 1

 

Уважаемый  Анатолий Владимирович!

Понять Ваши гражданские чувства можно, но Вы рискнули обратиться к государственным инстанциям по вопросу, в котором Вам не хватает профессиональной компетенции.

Ни один серьезный историк - архивист не подпишет Вашего обращения.

Все Ваши "аргументы" не выдерживают профессиональной критики.

Не случайно такие обращения не исходят от институтов истории РАН, исторических факультетов российских университетов, Федерального архивного Агенства.

Видимо, Вы считаете себя более подготовленным в историко-архивной профессии, чем указанные профессиональные сообщества.

Нам всем предстоит еще очиститься от наследия сталинских преступлений (следуя определению Президента РФ).

Мы уважаем Вашу профессиональную компетенцию, уважайте и нашу профессию.

И хорошо бы в Ваших обращениях прямо указывать, в каком подразделении МГУ Вы работаете.

С уважением, Л. Бородкин,  профессор исторического ф-та МГУ.

Leonid Borodkin

 

Ответ на письмо № 1

                    Здравствуйте, Леонид Иосифович!

 Относительно  статистических данных я привел только один аргумент: не могли  "потеряться" в архивах 25700 расстрелянных среди 1649 приговоренных к ВМН. Я утверждаю, что такого быть не могло. Вы же считаете, что 25700 расстрелянных могли потеряться среди 1649. Чтобы доказать этот тезис, Вам необходимо привести хотя бы один  аналогичный пример из истории СССР. Массовые расстрелы были во время революции и во время гражданской войны, но не в 1939 - 1940 годах. 

Если  архивам сталинского периода истории России нельзя верить (учтено 1649, а скрыто 25700),  то  непонятно,  в чем смысл Вашей работы?

Вы  пишите:  "Все  Ваши  "аргументы"  не  выдерживают профессиональной критики". Я  привел лингвистические, логические, психологические и юридические аргументы, доказывающие, что "Записка Берии Сталину" - фальшивый документ.  Докажите ложность хотя бы одного аргумента! 

Вы пишите: "Мы уважаем Вашу профессиональную компетенцию, уважайте и нашу профессию".  Это суждение мне непонятно. Что, историей могут заниматься только "жрецы", которых печатают в "цитируемых журналах". Время жрецов давно прошло, и любой гражданин России имеет право интересоваться историей и распространять добытые им сведения всеми доступными ему средствами. Если историки не знали, что, согласно судебной статистики, в 1940 году было приговорено в ВМН 1649 осужденных, а  Сталина  обвиняют  в  расстреле 25700, то это проблемы историков, а не граждан России. Объясните нам, не жрецам, как это могло случиться!

"Мы уважаем Вашу профессиональную компетенцию, уважайте и нашу профессию". Однако этого уважения не видно. Я получил прекрасное образование на химическом факультете МГУ, закончил аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию, но уже более двадцати лет занимаюсь педагогикой, а последние десять лет - системным анализом. Системный анализ (анализ химической информации, логический и дидактический анализ) одного из учебников, прошедшем экспертизу РАН и РАО, показал, что учебник содержит около ста фактических и логических ошибок. Системный анализ заданий международной программы PISA показал, что каждое третье задание является логически некорректным или не соответствует требованиям, предъявляемых к тестам. А эти задания составляют "серьезные педагоги", "серьезные психологи" и другие "серьезные гуманитарии" из пяти институтов в США, Европе, Японии и Австралии.     

Эти примеры обосновывают общее утверждение, что ссылка на авторитеты не является убедительным аргументом.  

 Вы пишите: "Не случайно такие обращения не исходят от институтов истории РАН, исторических факультетов российских университетов, Федерального архивного Агенства". Конечно, что это не случайно. Ведь  "Единая Россия"   утвердила своим решением,  что поляков расстреляли сотрудники НКВД.  Как же  "серьезный историк" может спорить с партией?

"Нам всем предстоит еще очиститься от наследия сталинских преступлений (следуя определению Президента РФ)".  Извините, я не знаю, что такое "наследие преступлений", в чем оно конкретно выражается.

С уважением - Анатолий Краснянский.

23 апреля 2012 года.

Письмо № 2

Здравствуйте, Анатолий Владимирович!


К сожалению, у меня нет времени сейчас на дискуссию - много времени уходит на архивы.

Да и желание дискутировать пропадает, когда читаешь: "Массовые расстрелы были во время революции и
во время гражданской войны". Жаль, что Вы не слышали о 37-38 гг., когда были расстреляны 670 тыс. советских граждан.

Почти все они были после смерти Сталина реабилитированы высшими инстанциями СССР.
Сходите хоть раз на Бутовский полигон, например. Там во рвах закопаны тысячи и тысячи убитых наших соотечественников, в том числе около 1000 православных священников.

И таких рвов по России - сотни.

Или:

"Ведь "Единая Россия" утвердила своим решением, что поляков расстреляли сотрудники НКВД. Как же "серьезный историк" может спорить с партией?"

Вы полагаете, что мы всё еще живем в сталинском времени, и какая-то партия принимает решения, кто расстрелял в 1940-м году поляков.

Дайте ссылку на решение какой-нибудь партии по этому вопросу. Не найдете.

И Вы сегодня можете отправлять свои воззвания в парламент, не опасаясь, что ночью за Вами приедет "воронок". Кончились эти славные времена.

Хотя их наследие еще долго будет себя давать знать.

И дело не в том, что (как Вы полагаете) историки не могут сегодня "спорить  партией".

Просто профессионалы-историки дорожат своей репутацией и умеют работать с архивными документами.

А Вы своей репутацией ученого-химика в данном случае не рискуете.

"Относительно статистических данных я привел только один аргумент: не  могли "потеряться" в архивах 25700 расстрелянных среди 1649  приговоренных к ВМН. Я утверждаю, что такого быть не могло".

- Честно говоря, этот  "аргумент" историки обсуждать всерьез не будут.

Вам надо всё же поработать в архивах, с реальными документами эпохи, которая Вас интересует.

"Нет царских путей к геометрии".

С уважением,

=Л.Бородкин=

 

Ответ на письмо № 2

Здравствуйте, Леонид Иосифович!

1. Вы пишите: «Да и желание дискутировать пропадает, когда читаешь: "Массовые расстрелы были во время революции и во время гражданской войны". Жаль, что Вы не слышали о 37-38 гг., когда были расстреляны 670 тыс. советских граждан».

Во-первых, Вы не дочитали мою статью до пункта 8.  В таблице (подпункт 8.2.) указано, что в 1937 году было осуждено к ВМН  353074, а в 1938 году  328618 человек.  Как же я не слышал о массовых расстрелах, если привожу данные в таблице?  Это показывает уровень дискуссии с Вашей стороны.

Во-вторых,  в случае Катыни Сталина обвиняют в  массовом незаконном расстреле, то есть не опирающемся на законодательство. Во время революции и гражданской войны были массовые расстрелы как со стороны белых, так и со стороны красных. И те, и другие расстрелы были незаконными, поскольку не соответствовали законодательству Российской Империи, а новое законодательство еще не было разработано. Уголовный кодекс был принят только в 1926 году. Поэтому  из контекста моего ответа было ясно, что речь идет о массовых незаконных расстрелах.  

Я утверждаю, что   25700 расстрелянных не могли «потеряться» среди 1649. Вы комментируете: «Честно говоря, этот  "аргумент" историки обсуждать серьез не будут».  Из Ваших слов следует, что Политбюро дало секретный приказ расстрелять 25700 поляков, в том числе 14700 военнопленных.  А потом дало секретный приказ не учитывать эти расстрелы ни в каких документах. 

Но Политбюро не имело смысла тайно давать приказ о расстреле польских военнопленных, поскольку  польские военнопленные были  под защитой Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.  Эта "тайна" раскрылась бы через один-два месяца, поскольку военнопленные имели право на одно письмо в месяц.  Иначе говоря, уже  осенью 1940 года Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца предъявил бы претензии Сталину по поводу "пропавших" военнопленных.  

УПВ НКВД СССР давало отчет Союзу обществ Красного Креста и Красного Полумесяца о каждом умершем военнопленном. 

ДОКУМЕНТ № 1

Сведения УПВ НКВД СССР об умерших в лагерях военнопленных, направленные в Исполком Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

Источник информации - http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008940

26.02.1940

Москва   
   
№ 25/1972    Секретно
 
Сообщаем сведения об умерших военнопленных быв. польской армии:

1. Беняс Вацлав Павлович, 1912 г.р., уроженец и житель г. Лодзь, умер 20/1-1940. Погребен на кладбище Талицкого с/с, Юхновского р-на.

 2. ………………………………………………………

Начальник 2-го отдела Управления НКВД СССР по делам о военнопленных
лейтенант госбезопасности (Маклярский)
Пом[ощник] инспектора 2-го отдела
сержант госбезопасности (Худякова)3
 ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 7. Л. 82. Отпуск.


Примечание Анатолия Краснянского: Всего в списке 10 человек.

ДОКУМЕНТ № 2

Спецсообщение УПВ НКВД СССР Л.П. Берии о самоубийстве военнопленного Б.А. Захарского в Козельском лагере

Источник информации - http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008534

07.12.1939

Москва
   
№ 2068210
   
Сов. секретно

Народному комиссару внутренних дел СССР
   
комиссару государственной безопасности I ранга
 
тов. Берии
   
Спецсообщение

2 декабря 1939 г. в Козельском лагере покончил жизнь самоубийством (повесился) военнопленный Захарский Базилий Антонович.

Захарский Б. А., 1898 года рождения, до 1919 г. рабочий-слесарь, с 1919 г. и до последнего времени служил в польской армии, военное звание — хорунжий.

За все время нахождения в лагерях Захарский Б.А. был в угнетенном состоянии, много думал и очень скучал о семье, оставшейся в Гродно.

Есть данные, что Захарский Б.А., будучи еще в Козельщанском лагере, высказывал мысль о самоубийстве. При переводе в Козельский лагерь, предполагая, что их отправляют на родину, он заметно повеселел, но прибыв в лагерь, вновь пал духом, мало разговаривал и крепко скучал.

Днем 1 декабря Захарский Б.А., по заявлению военнопленных, находящихся с ним в близких отношениях, был особенно угрюм и задумчив, а в 7 час. утра 2 декабря военнопленным майором Ожога Захарский Б.А. был обнаружен повесившимся на тонком брючном поясе в кладовой барака № 48.

Никаких записей Захарский Б.А. не оставил. Ведется расследование. Труп направлен в Козельскую больницу для вскрытия.

Начальник Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

майор (Сопруненко)

Комиссар Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

полковой комиссар (Нехорошев)

Верно: А. Тишков


Подчиненные Берии как будто знали, что «серьезные историки» потом  будут обвинять их  в массовых расстрелах. По факту самоубийства не генерала, а хорунжего, на гражданке слесаря, провели расследование и сообщили об этом наркому.  

В 1940 году никто не знал, что немцы осенью 1941 года окажутся под Смоленском и их можно будет обвинить в расстреле. Поэтому о «пропавших» военнопленных неизбежно узнал бы Союз обществ  Красного Креста и Красного Полумесяца.  Какой смысл было ссориться с «мировым сообществом»? Какой смысл было убивать потенциальных союзников, ведь в 1940 году многие разведчики сообщали, что Германия готовит войну против СССР.

2. Вы пишите: «Почти все они были после смерти Сталина реабилитированы высшими инстанциями СССР».

Хрущев оклеветал Берию. При Берии в 1940 году было приговорено, как я уже говорил, за контрреволюционные и особо опасные преступления 1649 осужденных, а при Ежове –  около 700000.  Какой же после этого Берия палач? Но среди осужденных на одного "политического" (статья 58) приходиходилось два уголовника. Следовательно, Вы утверждаете, что почти всех осужденных, в том числе уголовников, реабилитировали. И это тоже одобряют "серьезные историки"?  

3. Вы пишите: «Вы полагаете, что мы всё еще живем в сталинском времени, и какая-то партия принимает решения, кто расстрелял в 1940-м г. поляков. Дайте ссылку на решение какой-нибудь партии по этому вопросу. Не найдете».

Из Ваших слов ясно, что «серьезные историки» не интересуются новейшей историей России.

Многие неисторики знают, что Госдума приняла заявление "О Катынской трагедии и ее жертвах", которое признает массовый расстрел польских граждан в Катыни преступлением сталинского режима. Большинство в этой Думе составляют «единороссы». Следовательно, за это «признание» несет ответственность партия «Единая Россия».

С уважением - Анатолий Краснянский.

24 апреля 2012 года.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Источники информации (документы) к статье "Системный анализ  «Записки Берии Сталину".

 

 

[ 3 ]

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58753

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину о военнопленных поляках и чехах

02.11.1940
№ 4713/б

Сов. секретно

ЦК ВКП(б) товарищу СТАЛИНУ

Во исполнение Ваших указаний о военнопленных поляках и чехах нами проделано следующее:

1. В лагерях НКВД СССР в настоящее время содержится военнопленных поляков 18 297 человек, в том числе: генералов — 2, полковников и подполковников — 39, майоров и капитанов — 222, поручиков и подпоручиков — 691, младшего комсостава — 4022, рядовых — 13 321.

Из 18 297 человек 11 998 являются жителями территории, отошедшей к Германии.

Военнопленных, интернированных в Литве и Латвии и вывезенных в лагеря НКВД СССР, насчитывается 3303 человека.

Подавляющая часть остальных военнопленных, за исключением комсостава, занята на работах по строительству шоссейных и железных дорог.

Кроме того, во Внутренней тюрьме НКВД СССР находятся 22 офицера бывшей польской армии, арестованных органами НКВД как участники различных антисоветских организаций, действовавших на территории западных областей Украины и Белоруссии.

В результате проведенной нами фильтрации путем ознакомления с учетными и следственными делами, а также непосредственного опроса было отобрано 24 бывших польских офицера, в том числе: генералов — 3, полковников — 1, подполковников — 8, майоров и капитанов — 6, поручиков и подпоручиков — 6.

2. Со всеми отобранными был проведен ряд бесед, в результате которых установлено:

а) все они крайне враждебно относятся к *немцам*, считают неизбежным в будущем военное столкновение между *СССР и Германией* и выражают желание участвовать в предстоящей, по их мнению, *советско-германской войне* на стороне *Советского Союза*;

б) часть из них выражает убежденность, что судьбу Польши и возрождение ее как национального государства может решить только Советский Союз, на который они и возлагают свои надежды; другая часть (главным образом из числа поляков, интернированных в Литве) все еще надеется на победу англичан, которые, по их мнению, помогут восстановлению Польши;

в) большинство считает себя свободными от каких-либо обязательств в отношении так называемого «правительства» СИКОРСКОГО, часть же заявляет, что участвовать в войне с *Германией* на стороне *СССР* они могут лишь в том случае, если это будет в той или иной форме санкционировано «правительством» СИКОРСКОГО. Младшие офицеры заявляют, что они будут действовать в соответствии с приказами, полученными от какого-либо польского генерала.

3. Конкретно следует остановиться на позициях следующих отдельных лиц:

а) генерал ЯНУШАЙТИС заявил, что он может взять на себя *руководство польскими частями*, если таковые будут организованы на территории Советского Союза *для борьбы с Германией*, безотносительно к установкам в этом вопросе «правительства» СИКОРСКОГО. Однако считает целесообразным наметить специальную политическую платформу с изложением *будущей судьбы Польши* и одновременно с этим, как он выразился, «смягчить климат» для поляков, проживающих в западных областях Украины и Белоруссии;

б) генерал БОРУТ-СПЕХОВИЧ заявил, что он может предпринять те или иные шаги только по указанию «правительства» СИКОРСКОГО, которое, по его мнению, представляет интересы польского народа;

в) генерал ПРЖЕЗДЕЦКИЙ сделал заявление, аналогичное заявлению БОРУТ-СПЕХОВИЧА;

г) несколько полковников и подполковников (БЕРЛИНГ, БУКОЕМСКИЙ, ГОРЧИНСКИЙ, ТЫШИНСКИЙ) заявили, что они всецело передают себя в распоряжение Советской власти и что с большой охотой возьмут на себя *организацию и руководство какими-либо военными соединениями* из числа военнопленных поляков, предназначенными *для борьбы с Германией* в интересах создания Польши как национального государства. Будущая Польша мыслится ими как тесно связанная той или иной формой с Советским Союзом.

4. Для прощупывания настроений остальной массы военнопленных, содержащихся в лагерях НКВД, на места были посланы бригады оперативных работников НКВД СССР с соответствующими заданиями.

В результате проведенной работы установлено, что подавляющее большинство военнопленных безусловно может быть использовано для организации *польской военной части*.

Для этой цели нам представляется целесообразным:

Не отказываясь от мысли использовать в качестве руководителей *польской военной части* генералов ЯНУШАЙТИСА и БОРУТА-СПЕХОВИЧА, имена которых могут привлечь определенные круги бывших польских военных, поручить организацию на первое время *дивизии* упомянутой выше группе полковников и подполковников (справки на них прилагаются), которые производят впечатление толковых, знающих военное дело, правильно политически мыслящих и искренних людей.

Этой группе следует предоставить возможность переговорить в конспиративной форме со своими единомышленниками в лагерях для военнопленных поляков и отобрать *кадровый состав будущей дивизии*.

После того как кадровый состав будет подобран, следует в одном из совхозов на юго-востоке СССР организовать *штаб* и место занятий *дивизии*. Совместно со специально выделенными работниками *штаба РККА* составляется план формирования *дивизии*, решается вопрос о характере *дивизии (танковая, моторизованная, стрелковая)* и обеспечивается ее материально-техническое снабжение.

Одновременно с этим в лагерях для военнопленных поляков среди рядовых и младшего комсостава органами НКВД должна вестись соответствующая работа по *вербовке людей в дивизию*.

По мере вербовки и окончания проверки вербуемых последние партиями направляются к месту расположения *штаба дивизии*, где с ними проводятся соответствующие занятия.

Организация *дивизии* и подготовка ее проводятся под руководством *Генштаба РККА*. При *дивизии* организуется *Особое отделение НКВД СССР* с задачами обеспечения внутреннего освещения личного состава *дивизии*.

5. Что касается военнопленных чехов, то их в лагере НКВД насчитывается 577 человек (501 чех и 76 словаков), в том числе: штабных капитанов и капитанов — 8 человек, младших офицеров — 39, младшего комсостава — 176 человек и рядовых 354.

В процессе бесед с отобранными из их числа 13-ю офицерами установлено, что все они считают своим исконным врагом *Германию* и хотят *драться с ней* за восстановление *Чехословацкого государства*. Себя они рассматривают как военнообязанных чешской армии, своим вождем считают БЕНЕША и в случае, если на территории Советского Союза будут *организованы какие-либо чешские военные части*, вступят в них по приказу БЕНЕША или, как минимум, своего командира *полковника СВОБОДА*, ныне находящегося за границей. *СВОБОДА* нами из-за границы вызван.

Приложение: по тексту.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 413. Л. 152—157. Подлинник. Машинопись.

Публикуется без приложения.

*—* Вписано от руки чернилами.

 

[ 4 ]

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58705

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину о принятии из Литвы интернированных польских военных

07.11.1939
№ 4982/б

Сов. секретно

тов. СТАЛИНУ

В связи с рассмотрением вопроса о принятии из Литвы интернированных польских военных, НКВД СССР считает необходимым установить следующий порядок приема интернированных.

1. Для организации проверки, отбора и приема интернированных командировать в Литву правительственную комиссию под председательством комбрига т. ПЕТРОВА Г.А. и членов: капитана т. УДАЧИНА М.М., капитана т. СОЛОВЬЕВА В.А., капитана т. ЗЛОЧЕВСКОГО Г.Я., капитана госбезопасности т. РОДИТЕЛЕВА С.А., лейтенанта госбезопасности т. ВАРЬЯШ И.Г., ст. лейтенанта госбезопасности т. ПЧЕЛКИНА А.А.

Комиссии необходимо иметь: секретаря комиссии, фотографов 2, фотолаборантов 2, машинисток 2, шоферов 3; три автомашины.

2. Приему подлежат только жители Западной Украины и Западной Белоруссии, изъявляющие желание оставаться на жительстве в СССР.

3. Принимаемые рядовые и младший командный состав армии бывшей Польши распускаются по местам жительства. Офицеры, военные чиновники, полицейские принимаются и направляются для содержания: офицеры в Юхновский лагерь, чиновники и полицейские — в Южский лагерь для военнопленных, где проходят фильтрацию.

4. Все отобранные правительственной комиссией, принимаемые в СССР, получают на руки документ с фотографией, который будет служить пропуском через границу и временным удостоверением личности.

5. Пропуск через границу интернированных производить через четыре контрольно-пропускных пункта, расположенных в Гудогаце и Марицинканце, по 250 человек в день через каждый пункт.

6. Расходы, связанные с приемом военнопленных (расходы комиссии в Литве, довольствие военнопленных от границы до места жительства и проезд по железной дороге) оплачиваются Наркомфином по заявке НКВД СССР.

Прилагается проект постановления ЦК ВКП(б).

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 413. Л. 14—15. Подлинник. Машинопись.

Публикуется без проекта постановления ЦК ВКП(б).
 

[5] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1007945

Докладная записка Л.П. Берии и Л.З. Мехлиса И.В. Сталину по вопросу о военнопленных

03.10.1939

Москва

 

4433/с

Сов. секретно

 

ЦК ВКП(б)

 

товарищу СТАЛИНУ

При этом представляем на Ваше рассмотрение следующие предложения, разработанные нами по вопросу о военнопленных:

1. Военнопленных солдат —украинцев, белорусов и других национальностей, родина которых на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, — распустить по домам.

2. Для строительства дороги Новоград-Волынский — Корец — Львов оставить 25000 военнопленных на срок до конца декабря (окончание строительства 1-й очереди).

3. Выделить в отдельную группу военнопленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, и содержать их в лагерях до переговоров с немцами и решения вопроса об отправке их на родину.

4. Для военнопленных офицеров организовать отдельный лагерь. Офицеров в чине от подполковника до генерала включительно, а также крупных государственных и военных чиновников, содержать отдельно от остального офицерского состава в особом лагере.

5. Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских содержать в отдельном лагере.

6. Задержанных чехов, в числе около 800 человек, содержать до окончания войны Англии и Франции с Германией в лагере на положении интернированных. Офицеров разместить отдельно.

7. Обязать Экономсовет выделить Управлению по делам военнопленных для обслуживания военнопленных 20 кинопередвижек и 5 походных типографий.

8. Установить для военнопленных офицеров несколько улучшенный паек против установленного для солдат.

9. Обязать Центросоюз организовать при лагерях продуктовые и промтоварные ларьки.

10. Все военнопленные как офицеры, так и солдаты обязаны все ценности, а также деньги, сверх нормы, установленной Управлением по делам военнопленных, сдать администрации лагерей на хранение под квитанцию.

11. Разместить военнопленных в следующих лагерях:

а) генералов, подполковников, крупных военных и государственных чиновников в Заоникеевском лагере Вологодской области; всех остальных офицеров в Южском лагере Ивановской области;

б) разведчиков, контрразведчиков, жандармов, полицейских и тюремщиков — в Осташковском лагере Калининской области;

в) пленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, содержать в Козельском лагере Смоленской области и Путивльском лагере Сумской области.

г) интернированных чехов содержать в Старобельском лагере Ворошиловградской области.

Настоящие предложения нами представлены в Комиссию тов. Жданова.

Л. Берия

Л. Мех[лис]

3/Х-39 г.

 АПРФ. Ф. 3. Оп. 5. Д. 614. Лл. 228–230. Подлинник. На бланке НКВД СССР.


[6]  

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1007962

Приказ № 001177 Л.П. Берии об освобождении военнопленных солдат — чехов, белорусов, украинцев и других уроженцев Западной Белоруссии и Западной Украины и порядке содержания военнопленных других категорий в лагерях НКВД СССР

03.10.1939

Сов. секретно
 
Приказ

народного комиссара внутренних дел СССР за 1939 г.

3 октября 1939 года
   
№ 001177
 
г. Москва

В соответствии с решением Правительства о военнопленных приказываю:

1. Военнопленных солдат — украинцев, белорусов и других национальностей, родина которых на территории Западной Украины и Западной Белоруссии — распустить по домам.

2. Военнопленных лагеря на строительстве дороги Новоград-Волынский — Корец — Львов в составе 25 тысяч военнопленных оставить до окончания строительства первой очереди дороги (конец декабря 1939 г.)2.

3. Задержанных чехов отпустить. Роспуск произвести согласно моей особой директивы.

4. Военнопленных солдат, родина которых находится в немецкой части Польши, содержать в лагерях: Козельском Смоленской области и в Путивльском Сумской области, впредь до особых указаний.

5. Военнопленных генералов, офицеров, крупных военных и государственных чиновников сосредоточить в Старобельском лагере Ворошиловградской области.

Генералов, полковников, подполковников, крупных военных и государственных чиновников содержать отдельно от прочего офицерского состава.

6. Разведчиков, контрразведчиков, жандармов, тюремщиков и полицейских сосредоточить в Осташковском лагере Калининской области.

7. Начальникам областных управлений НКВД Полтавской, Сумской3, Ворошиловградской, Горьковской, Ивановской, Вологодской, Смоленской и Калининской совместно с начальниками и комиссарами лагерей, путем проверки имеющихся у военнопленных документов, личным опросом военнопленных и свидетельскими данными установить:

а) солдат, подлежащих роспуску по домам, согласно п. 1 настоящего приказа, выделив их в отдельные группы (по местожительству, по воеводствам) и подготовить к отправке;

б) солдат военнопленных, жителей польской территории, отошедшей Германии, и подготовить их к отправке в Козельский и Путивльский лагеря;

в) разведчиков, контрразведчиков, жандармов, полицейских и тюремщиков и подготовить их к отправке в Осташковский лагерь;

г) генералов, офицеров, крупных военных и государственных чиновников и подготовить их к отправке в Старобельский лагерь.

8. Начальникам УНКВД и начальникам лагерей не позже 8 октября телеграфно представить Управлению по делам о военнопленных точные сводные данные по всем категориям военнопленных и заявки на их перевозку.

9. Заместителю народного комиссара внутренних дел БССР тов. Решетникову и начальникам приемных пунктов военнопленных по Белорусской ССР обеспечить на приемных пунктах отбор и направление военнопленных в соответствии с п. 7 настоящего приказа.

10. Заместителю народного комиссара внутренних дел УССР тов. Горлинскому и начальникам приемных пунктов военнопленных по Украинской ССР из состава всех военнопленных солдат, имеющихся на приемных пунктах, укомплектовать в лагерь строительства дороги Новоград-Волынский — Корец — Львов, по заявкам начальника строительства тов. Федюкова.

После укомплектования лагеря строительства до установленной численности — 25 тысяч военнопленных — отбор и направление поступающих на приемные пункты военнопленных производить в соответствии с п. 74 настоящего приказа.

11. Разработку маршрутов направления военнопленных, обеспечение перевозок и питание в пути возлагаю на моего заместителя, комдива тов. Чернышева и начальника Управления по делам о военнопленных майора тов. Сопруненко.

 
Народный комиссар внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности I ранга

Л. Берия

ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 524. Лл. 395–398. Подлинник.


[7]   

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008928

Распоряжение УПВ НКВД СССР начальникам лагерей для военнопленных об исполнении директивы Л.П. Берии о переводе в тюрьмы содержащихся в лагерях тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников и других

23.02.1940

Москва

 

 

 

25/1869

Сов. секретно

 

Только лично

Начальнику______________ лагеря НКВД

 

Начальнику УНКВД___________________ области1

 

 

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР тов. Берия дал распоряжение всех содержащихся в Вашем лагере тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников перевести в тюрьмы, перечислив их за органами НКВД.

Все имеющиеся на них материалы передать в следственные части УНКВД для ведения следствия. (Указания зам. наркома внутренних дел СССР тов. Меркулова № 641/б от 22.II.1940 г.)2.

При осуществлении этой операции Вам надлежит руководствоваться следующим:

1. В пятидневный срок уточнить количество состоящих на учете в лагере:

а) тюремщиков и чиновников тюремного ведомства (независимо от занимаемой должности);

б) разведчиков (офицеры и сотрудники 2-го отдела польского Генштаба, офицеров информации, военных цензоров и кадровых офицеров КОПа, ведших разведывательную работу против СССР);

в) провокаторов;

г) осадников;

д) судебных работников;

е) помещиков;

ж) торговцев и крупных собственников.

2. Связаться с начальником УНКВД и по получении от него указаний, в какие тюрьмы должны быть направлены лица, перечисленные в п. 1, донести в Управление по делам о военнопленных количество лиц каждой категории и пункты направления.

3. Отправку в тюрьмы производить по получении нарядов из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных.

4. Учетные дела на военнопленных в законвертованном и запечатанном виде сдаются начальникам конвоя для передачи вместе с арестованными в тюрьмы.

Все имеющиеся в особом отделении материалы на каждого из отправляемых передать в следственную часть УНКВД.

5. Работу по выявлению тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников продолжать и, по мере выявления таких лиц, немедленно сообщать в Управление НКВД по делам о военнопленных для направления их в тюрьму.

6. О количестве переданных в тюрьмы немедленно доносить в Управление по делам о военнопленных. Одновременно высылая на каждого переданного подробную справку, составленную на основании учетных и оперативных материалов.

Предупреждаю, что вся работа по переводу военнопленных в тюрьмы должна проводиться с соблюдением строжайшей конспирации.

 

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных

майор П. Сопруненко

Комиссар Управления НКВД СССР по делам о военнопленных

полковой комиссар Нехорошев

 ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 3а. Д. 2. Лл. 143–144. Подлинник.

[10] 

http://www.dm-dobrov.ru/history/katyn/katyn-1.html

[11] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008322 

Доклад УПВ НКВД СССР о состоянии лагерей для военнопленных и содержании военнопленных

 

Не ранее 15.11.1939

 

Москва

 

 

Сов. секретно3

 

Доклад

 

о состоянии лагерей военнопленных НКВД

 

I. Оборудование помещений и размещение военнопленных

Лагеря к моменту прибытия военнопленных не были подготовлены, так как имеющиеся здания по своей вместимости не соответствовали количеству прибывших военнопленных, построить же дополнительные здания (бараки), вследствие ограниченных сроков и неимения на местах строительных материалов в первые дни организации лагерей, не представлялось возможным.

В результате, с прибытием военнопленных в помещениях лагерей получилась большая переуплотненность, скученность, военнопленные размещались тесно, в некоторых лагерях строились 3 и 4-х ярусные нары.

В Путивльском лагере на площади в 20 кв. м размещалось по 40 человек.

В Осташковском лагере 728 человек совершенно не имели места.

В Юхновском, Козельщанском и Оранском лагерях часть военнопленных была размещена в нежилых зданиях: конюшнях, свинарниках и сараях.

В ряде лагерей военнопленные были размещены в летних помещениях. Наступившее похолодание резко ухудшило условия, в помещениях холодно, печи отсутствовали.

Военнопленные в Путивльском лагере ночью уходили из летних бараков в утепленные, помещающиеся в последних приходящих не пускали, вследствие чего между военнопленными происходили недоразумения. Был случай, когда военнопленные принесли в барак котел и в нем развели костер, поставили без трубы печь и затопили ее.

И лишь благодаря тому, что через непродолжительное время был разрешен вопрос об отпуске на родину военнопленных солдат, жителей Западной Украины и Западной Белоруссии, а затем и солдат территорий, отошедших к Германии, напряженное состояние с размещением военнопленных было ликвидировано.

II. Питание

Оторванность лагерей от основных баз снабжения продуктами на 30–40 и более км, отсутствие путей сообщения (бездорожье), отсутствие достаточного количества средств передвижения в ряде лагерей вызвали перебои в питании горячей пищей и снабжении хлебом.

Из-за неприспособленности лагерей к такому большому количеству людей, которое было направлено в них, почти во всех лагерях не хватало воды не только для мытья, но и для кипятка.

Особенно острый недостаток воды ощущался в Оранском лагере, где военнопленные для утоления жажды употребляли  снег, и в Путивльском лагере, в котором военнопленные офицеры первые дни пребывания в лагере даже не умывались.

Из-за порчи водопроводной сети имел место недостаток воды в Козельщанском лагере, не подавала достаточного количества воды водокачка в Козельском лагере.

Перебои в снабжении хлебом происходили из-за отсутствия пекарен, так например, пекарня в Осташковском лагере выпекает 2 т хлеба в сутки, при потребности в 7,5 т, в Козельском лагере при потребности в 7 т выпекалось 2,5 т, в Путивльском — при потребности в 6 т выпекается 40 %. Перебои с хлебом имели место также в Оранском, Козельщанском и других лагерях.

Из-за недостаточного количества кухонь в Козельщанском лагере не все военнопленные получали горячую пищу.

В Путивльском лагере из-за постоянной задержки хлеба, завтрак почти ежедневно выдавался в 12–13 час, а обед в 17–18–19 час.15. Причем, на обед всегда готовился только суп в очень незначительном количестве и в большинстве из чечевицы; мяса до 15/Х закладывалось 50 % нормы. Овощей до 15/Х в Путивльском лагере совершенно не было, вследствие чего у военнопленных появлялись цынговые заболевания.

III. Санитарное обслуживание

Карантин военнопленные ни в одном лагере не проходили, так как поступали большими партиями и организовать карантин было невозможно.

Прибытие больших партий военнопленных поставило санитарную часть лагерей в затруднительное положение с санобслуживанием вообще. Все военнопленные, как правило, прибывали в лагерь будучи по 30–40 дней без бани и смены белья. Имеющиеся в лагерях бани с очень низкой пропускной способностью, например, в Вологодском лагере — на 3450 человек имелась баня с пропускной способностью 15–20 чел. а имеющиеся две бани в Путивльском лагере с пропускной способностью в 400–500 чел. в сутки не могли быть максимально использованы из-за отсутствия воды.

В Старобельском лагере, при наличии свыше 7 тыс. военнопленных, совершенно не было бани, прачечной, водопровода, умывальников, благоустроенных уборных и выгребных ям. Санобработка проходила в городской бане. Пропускная способность — 25 человек в смену. При нагрузке лагеря баня пропускает до 500 человек ежедневно. Следовательно, при правильной организации, пропуск через баню в течение 10 дней возможен не более 4–5 тыс.человек.

Таким образом, задержка с санобработкой и переуплотненность привели к появлению вшивости среди военнопленных, но путем пропуска через дезкамеры белья и одежды всех военнопленных, организации бань вшивость была быстро ликвидирована.

Оборудование санитарных пунктов и стационаров было развернуто параллельно с санобработкой и быстро было налажено санобслуживание военнопленных. Так, в Козельском лагере организован стационар на 100 коек; в Старобельском лагере 21 человек помещен в горбольницу, 18 человек — в стационаре лагеря и ежедневно на приеме у врача проходят 300–400 человек; в Путивльском лагере были организованы 4 медпункта на участках и оборудован стационар на 75 коек. Больных очень большое количество, так например, 275 случаев заболевания гриппом и ангиной в Путивльском лагере объясняется наличием некоторого количества бараков летнего типа, температура в них низкая, а много военнопленных было без верхней одежды.

Не совсем благополучно обстояло в Козельщанском лагере, где врач не смог организовать санобработку, не было ни бани, ни дезкамеры, появилась большая вшивость, заболеваемость доходила до 27 случаев в день. Были приняты меры — создан отряд по уборке лагеря, дезотряд, мобилизованы врачи из военнопленных и распределены по жилым помещениям, привезены и установлены 4 душа, дезкамеры, оборудован стационар на 40 коек.

В Старобельском лагере с 28/IX-39 г. по 13/Х-39 года через амбулаторию прошло свыше 30 % военнопленных (2736 чел.), в среднем 171 чел. в день. Через стационар прошло 122 чел., в среднем коечных больных ежедневно имелось до 30 человек. Медикаментами санитарная часть обеспечена.

На медицинских пунктах и стационарах для обслуживания больных были привлечены врачи из военнопленных не только в Козельщанском, но и в остальных лагерях.

Для помещения на длительное лечение тяжелобольных заключены договоры с местными больницами.

Санитарный отдел Управления неплохо организовал работу по оказанию помощи на местах и путем своевременной дачи соответствующих указаний, а также посылкой врачей для проведения организации санитарной службы и непосредственной помощи на месте. Со стороны отдельных руководителей лагерей было подчеркнуто, что санитарный отдел Управления на местах чувствуется неплохо.

По состоянию на 15/ХI-с.г. среди военнопленных зарегистрировано 34 случая смерти. Из них: в Путивльском лагере — 7, в Юхновском — 6, в Южском — 6, в Осташковском — 5, в Старобельском — 3, в Козельском — 3, в Оранском — 3 и в Козельщанском — 1.

На основе произведенных анализов при вскрытии трупов установлено, что основными болезнями, в результате которых наступала смерть, являлись: воспаление легких — 8 случаев, кровавый понос — 6, прободные язвы желудка — 5, туберкулез легких — 5, воспаление мозговых оболочек — 2, общее заражение крови — 2. От других болезней умерло 6 человек.

В результате проведенного медицинского осмотра среди военнопленных выявлено 29 человек больных венерическими болезнями, из них: в Оранском лагере — 16, в Старобельском — 9, в Козельщанском — 2, в Путивльском — 1 и в Грязовецком — 1. Из общего числа венериков 19 чел. больны гонореей и 10 чел. люэсом. В Оранском лагере для этих больных была выделена специальная комната. Лечение проводилось врачом-венерологом из военнопленных под наблюдением штатных врачей лагеря.

IV. Состояние учета военнопленных по всем лагерям

К моменту открытия лагерей аппарат учета военнопленных, соответственно, не был подготовлен, из докладов видно, что учет в большинстве своем в лагерях проходил самотеком.

Выделенные руководящие работники по учету в лагерях не соответствовали своему назначению, как например, по Осташковскому лагерю нач[альник] УРО т. Бухтарев, по Старобельскому лагерю нач[альник] УРО т. Оплемуха, по Оранскому лагерю нач[альник] УРО тов. Зубов. Со стороны последнего даже наблюдалась грубость в обращении с военнопленными, на их вопросы был случай нетактичного ответа со стороны Зубова: «Что вы пристаете и бегаете за мной, как собаки...»

По данному случаю комиссаром лагеря было указано Зубову о недопустимости подобных явлений.

Мобилизованные сотрудники на эту работу встретились с такими трудностями, как незнание польского языка, незнание административного деления б. Польши, что затрудняло точный учет. Отмечены такие факты, по всем лагерям, как искажение фамилий, имен, места рождения и жительства военнопленных.

Имело место со стороны военнопленных скрыть свое действительное лицо, как например, по Осташковскому лагерю бывший офицер-капитан Халько зарегистрировался рядовым, 12 бывших жандармов зарегистрировались рядовыми.

Военнопленные, в большинстве своем, документов на руках не имели, их выявление ограничивалось личным опросом и свидетельскими подтверждениями, если это представлялось возможным.

Со стороны отдельных военнопленных поступали жалобы на некоторые части РККА, которые при взятии людей в плен отбирали документы, а в некоторых случаях даже вещи без квитанций и учета, в связи с чем не исключена была возможность пропажи и хищений, что послужило к созданию недовольства со стороны военнопленных, а вместе с этим дало возможность укрыться враждебным элементам.

V. Режим содержания военнопленных

Содержание военнопленных по внутреннему распорядку и режиму предусмотрено временной инструкцией, но практика показала, что инструкция в большинстве своем лагерями не выполнялась, в связи с тем, что все лагеря были переполнены военнопленными.

В большинстве лагерей военнопленные при приеме личному обыску не подвергались, в связи с чем у них на руках оставались крупные суммы денег, ценности и даже оружие, как например, в Осташковском лагере, в уборной были обнаружены ручные гранаты; в Старобельском лагере военнопленный Шабрин Ю.Л. 12/Х-39 г. предложил продать револьвер системы «Смит-Вессон» с 124 боевыми патронами рабочему-печнику лагеря; последний заявил об этом в особый отдел, после чего оружие было изъято.

Имели место три случая побега из Старобельского лагеря, причем военнопленный Августин был убит при задержании. Следствие показало, что оружие часовым было применено правильно.

Было два случая побега из Путивльского лагеря, оба военнопленных задержаны, и один случай по Юхновскому лагерю — бежавший убит часовым.

Внутренняя охрана, команды вахтеров были укомплектованы в большинстве лагерей из запаса РККА, плохо обмундированы и подчас не проинструктированы.

Внешняя охрана во всех лагерях возложена на части конвойных войск НКВД, состояние ее удовлетворительное и более подготовленное.

Территория лагерей в большинстве своем обнесена проволочным заграждением, освещение территории недостаточное.

VI. Политработа среди военнопленных и политико- моральное состояние

До прибытия военнопленных руководством лагерей с обслуживающим персоналом были проведены инструктажи по подготовке к приему военнопленных и обращению с ними. Были выписаны газеты как местные, так и центральные; в Путивльском лагере кроме этих газет было выписано 100 экз. газет на польском языке.

Всего лагерями выписывалось около 2-х тысяч различных газет.

Всеми лагерями была закуплена политическая литература по материалам XVIII партсъезда, по выборам в местные Советы, Конституции СССР и РСФСР, доклад тов. Сталина на Чрезвычайном VIII съезде Советов.

В лагерях, которые были созданы на базе быв[ших] домов отдыха, и в Путивльском имелся библиотечный фонд и киноустановки. Большинством лагерей на местах закуплены настольные игры (шахматы, шашки и домино). Вологодский лагерь при отправке военнопленных в Западную Украину и Белоруссию снабдил этими играми каждый вагон.

Почти все лагеря организовали просмотр кинокартин: «Мы из Кронштадта», «Глубокий рейд», «Ленин в 1918 году», «Чапаев», «Щорс», «Выборгская сторона» и другие. В Козельском лагере военнопленные, просмотрев с большим интересом и вниманием кинокартины: «Ленин в Октябре» и «Великое зарево», заявляли: «Мы впервые видели и слышали звуковое кино, это возможно только в Советской России, вот теперь будет, что дома рассказать, вот много новостей».

Политмассовая работа среди военнопленных выражалась в проведении бесед, читок газет и организации митингов.

Работники политотделения Козельского лагеря провели с военнопленными беседы: «О речи товарища Молотова по радио о пакте взаимопомощи с Эстонией и Латвией», по передовице газеты «Известия» — «Мир или война», «Об отличии Советского государства от капиталистического, что дала Советская власть трудящимся» и другие. Военнопленные рядового состава к политбеседам относились во всех случаях с неослабеваемым интересом. Стоит только остановиться работнику лагеря, как его окружает толпа военнопленных и тут же стихийно возникает беседа на различные темы и по различным вопросам. Задают вопросы о колхозном строительстве: как строятся колхозы? Как обеспечиваются многосемейные в колхозах? Скоро ли у нас будут организовываться колхозы? Говорят, что в колхозах жить хорошо, а почему плохие постройки в колхозах — мы видели их с поезда, когда ехали? Установлен ли рабочий день в колхозах? Какой порядок оплаты труда в колхозах? Как питаются в колхозах, каждый в отдельности или общественное питание? Могут ли иметь колхозники в личном пользовании скот, одежду, дом? Имеются ли в СССР единоличники и что с ними делает Советская власть? Могут ли колхозники уходить на работу в города в зимнее время? Чем определяется размер земли в колхозах? Среди зажиточной части солдат (Юхновский лагерь) высказывались опасения, что у них отберут землю и заставят работать в колхозах.

Задают вопросы: об учебе детей, о здравоохранении, об условиях работы на фабриках и заводах, о стахановском движении, о приобретении специальностей комбайнеров, трактористов. Можно ли остаться в СССР и не ехать на территорию, занятую немцами? Посадит ли нас Гитлер в лагерь за то, что мы воевали против него? Как совершаются в Советском Союзе браки и разводы? Как дорог керосин, спички, соль, табак и хватит ли товаров у СССР для нас? (т.е. для Западной Украины и Западной Белоруссии). Когда разрешат обмен польских злотых на советские деньги? Когда разрешат посылку писем на родину?

Военнопленные в Старобельском лагере задают и такие вопросы: какая будет власть в Западной Украине и Западной Белоруссии? Почему Красная Армия не освобождает Польшу от Германии? Зачем установили демаркационную линию? Почему СССР вместе с Польшей не выступил против Германии?

Сами военнопленные активно выступали на митингах, высказывались за присоединение к СССР, за установление Советской власти в Западной Украине и Западной Белоруссии, интересовались, могут ли они найти работу в СССР, сколько берут за обучение той или иной специальности. А когда им ответили, что в СССР — бесплатно, и, кроме того, платят тому, кто обучается, то они, чтобы убедиться в правильности, долго расспрашивали об этом шоферов лагеря.

В Козельском лагере военнопленные с тяжелым чувством и негодованием рассказывали о своей прошлой тяжелой жизни под гнетом пана-помещика, о больших налогах, о штрафах за зажигалки30, за тайный посев одного куста табака и о национальном гнете евреев, белорусов и украинцев.

В первый день установки радио слушали передачу из Москвы более 3-х тысяч человек. Это коллективное слушание продолжалось с 19 до 24 час., по главной улице лагеря пройти было трудно (Козельский лагерь). Многие солдаты говорили: «Мы слушали радио первый раз в жизни, да еще из Москвы, если кто, бывало, в Польше послушает радио из Москвы, тому без всякого суда шесть месяцев тюрьмы».

В беседах очень ярко обозначились два мира. Наши товарищи, особенно рядовые сотрудники, не понимали их жизни в условиях капитализма и панского гнета, с безработицей, эксплуатацией, проституцией, а они восторженно удивлялись жизни трудящихся нашей страны.

В Старобельском лагере взаимоотношения военнопленных между собой выражаются в кастовости и резком национализме, а против евреев — в наличии антисемитизма. Например, группа офицеров всеми средствами старается обособиться от рядового состава, полиция от офицеров и солдат, солдаты ненавидят тех и других. Группа польских солдат враждебно относится к украинцам и белорусам, одно воеводство враждебно настроено против другого. По отношению евреев как офицерские массы, так и солдаты-поляки относятся враждебно, по адресу евреев, в отдельных случаях, говорят: «Вы продали Польшу Германии».

Политико-моральное состояние военнопленных солдат вполне здоровое. Большинство солдат, а особенно, жителей Западной Украины и Западной Белоруссии, настроены бодро. Это здоровое политико-моральное состояние подтверждается огромным интересом к жизни и быту в СССР, выражением искренней благодарности Советскому правительству и Красной Армии за освобождение народов Западной Украины и Западной Белоруссии от гнета панской Польши и вызволения их из войны, за полученную возможность строить новую счастливую и свободную жизнь без помещиков и капиталистов.

Многие обижаются, что их называют военнопленными, заявляя: «Какие мы военнопленные, если мы шли навстречу Красной Армии 50–100 км для того, чтобы сдать ей свое оружие». Но в то же время в беседах выражают удовлетворение хорошим обращением с ними, так например, в Путивльском лагере военнопленные в беседе говорили: «В течение 14 дней пребывания в лагере мы имеем возможность убедиться в хорошем обращении с военнопленными и в действительно свободной жизни рабочих и крестьян».

На митингах при отправке на родину выступления ораторов сопровождались со стороны солдат восторженными возгласами: «Хай живе Советская Украина! Хай живе Советская Белоруссия! Хай живе товарищ Сталин!» «Смерть буржуям!».

Солдаты принимали активное участие в разоблачении среди военнопленных врагов и провокаторов, так например, по Вологодскому лагерю были разоблачены 15 полицейских, по Путивльскому — 3 разведчика, 1 провокатор, 9 полицейских, 14 офицеров, по Осташковскому лагерю — 12 жандармов и 54 офицера. В Вологодском лагере один рядовой сообщил, что около Луцка зарыто 2 самолета, 6 пулеметов и 15 тыс. патронов. Дело передано в особый отдел ГУГБ НКВД СССР.

В Старобельском лагере со стороны только что прибывшего врача из состава военнопленных была попытка к самоубийству — перерезать горло бритвой. Жизнь его спасена.

Нездоровые настроения у военнопленных проявлялись вследствие того, что они размещались скученно, питание в первые дни было слабо организовано, вследствие чего имело место несвоевременное приготовление пищи и перебои в снабжении.

Политико-массовая и разъяснительная работа в первые дни также не была в достаточной мере поставлена. Были случаи азартной картежной игры, а на этой почве кражи и драки.

С развертыванием массовой разъяснительной работы подобные факты не наблюдаются.

Имели место проявления собственнической психологии. В Грязовецком лагере один из военнопленных привез с собой 8 подков, когда, говорит, приеду домой, то у меня будет чем подковать лошадь. Второй военнопленный, будучи на хоз[яйственных] работах, припрятал топор «на память», говорит, хотел взять.

Во всех лагерях со стороны многих солдат, родина которых отошла к Германии, изъявляется желание остаться в СССР. Многие прямо заявляют, что они не хотят ехать в Германию, т.к. последняя их может послать на французский фронт, а они воевать не хотят. Так, например, военнопленные в Путивльском лагере: Анклевич33, житель гор. Варшавы, в своем заявлении пишет, а подобно ему заявляют многие: «Прошу разрешить остаться на территории СССР и пожертвовать всю свою жизнь для СССР»; военнопленный Барнот пишет: «Имею горячую просьбу разрешить мне остаться на территории СССР. Причины моей просьбы — горячее чувство и симпатии к СССР». С просьбой остаться в СССР подано в Путивльском лагере 100 заявлений.

В Оранском лагере военнопленный Стажевич в беседе заявил: «Когда будете отправлять в Германию и не разрешите остаться в СССР, я лучше брошусь под поезд, чем поеду в Германию».

В Юхновском лагере многие солдаты и нижние офицерские чины также просили оставить их в Советском Союзе.

Мотивами нежелания возвращаться в Германию является боязнь, что немцы могут послать их на войну против Франции, а воевать они не хотят, а также боязнь преследования за антигитлеровскую деятельность. Военнопленные евреи высказывали опасения, что их в Германии будут преследовать как евреев.

Среди солдат польской национальности велись разговоры о том, что польское государство будет вновь восстановлено при помощи Франции, Англии и США, которые активно вмешались в это дело. Многие военнопленные высказывали недовольство быстрым распадом польского государства, при этом заявляли, что если бы жил Пилсудский, Польша не дошла бы до такого позорного конца. Один солдат заявил, что Польшу продали евреи и, что хотя Вильно занята Красной Армией, там продолжают убивать евреев.

Политико-моральное состояние офицеров и полицейских подавленное. Среди офицеров началось расслоение на кадровых и запасных, которые между собой имеют разные взгляды и отношения к войне и Советскому Союзу.

В Козельском лагере, например, многие офицеры открыто высказывают, что во главе польского правительства и главного командования стояла кучка проходимцев, которая не опиралась на массы (среднее офицерство).

«Правительство не заботилось о насыщении армии техникой, а только наводило внешний блеск и заботилось о своем благополучии». «По случаю крестин у генералов парад и банкет, приезд генерала в гарнизон — парад и банкет, одним словом парады и банкеты без конца. Наша армия была построена на внешнем блеске».

Офицеры в большинстве своем настроены патриотически, заявляя: «Когда мы вернемся домой, то мы будем вести борьбу с Гитлером. Польша еще не погибла», «Чемберлен — это болтун. Мы от Англии ожидали помощи, а английские самолеты вместо бомб разбрасывали листовки над Германией и это называется по-английски "помощью"».

К вступлению Красной Армии в Западную Белоруссию и Западную Украину в большинстве своем офицеры относятся враждебно и считают это агрессией.

«Мы имели поверхностное представление о Красной Армии и ее вооружении. Теперь мы убедились в ее механизации и танках. Куда ни посмотришь — танки, танки, да — это действительно техника».

Офицеры задают такие вопросы: «Почему Советская власть расстреливает таких видных людей, как Тухачевский

В Путивльском лагере офицер Вежбицкий в присутствии всех военнопленных высказал враждебное отношение к ВКП(б), он сказал: «Коммунистическую партию Франция разогнала, теперь эта зараза находится на нашей территории. Польша была и будет существовать» и другие подобные разговоры.

Жена офицера Олешкевич И.Л. заявила: «Для нас лучше строй, который был в Польше, чем Советская власть».

Среди офицерского состава в Путивльском лагере ведутся провокационные разговоры:

а) в СССР всем крестьянам запрещено слушать радио;

б) всех военнопленных солдат будут направлять из СССР в Румынию, Латвию, Эстонию и др.

По всем этим фактам поставлен в известность нач[альник] особого отделения лагеря.

Офицерско-полицейский состав в Юхновском лагере внешне доволен гостеприимством Советского Союза и открыто не высказывает своего недовольства условиями жизни в лагере, а исподтишка сеет недовольство среди военнопленных.

Так, полицейскими и офицерами был пущен слух, что якобы в лагере уже умерло 12 человек военнопленных и что такая же участь ждет многих из них.

11 октября ими был распространен слух, что ночью командованием лагеря будут расстреляны двое военнопленных за контрреволюционную агитацию.

Офицеры, а в особенности, полицейские меняют свои хорошие хромовые сапоги и шинели на простые солдатские сапоги и шинели под предлогом того, чтобы теплее было прозимовать в лагерях.

О настроениях офицеров и полицейских свидетельствуют следующие высказывания:

полицейский Вальчик говорил среди солдат: «Англия и Франция наверняка победят Германию. Советский Союз бросит тогда занятую польскую территорию, ибо СССР боится Англии и Франции, и тогда Польша снова возродится».

Один хорунжий заявил солдату: «Пусть большевики не радуются, Польша еще будет существовать».

Офицер, отвечая на вопрос, как будет с польскими злотыми, заявил: «Польша 150 лет угнеталась и ожила, а теперь Польша снова оживет и будет по-прежнему выпускать злотые».

Многие офицеры высказывают мнение о том, чтобы по возвращении в Польшу вести работу за освобождение Польши от немцев и русских, как это сделал в свое время Пилсудский.

Уездный чиновник Коман Зигмунд заявил: «Все, что пишут советские газеты — сплошная ложь».

Полковник Малиновский в беседе заявил: «Настроение офицеров подавленное. 20 лет мы строили Польшу и за 20 дней ее потеряли. В Германию ехать не хочу и буду просить гостеприимства Советского Союза до окончания войны между Германией и Францией».

В Козельщанском лагере часть офицерского состава проводила к[онтр]-р[еволюционную] агитацию среди рядового состава, например, «СССР объединился с фашизмом. Польша была и будет, если Англия и Франция выступят против СССР, мы должны будем помогать с тыла», ведут агитацию, что «рабочие и крестьяне СССР живут хуже, чем в Польше».

О данном факте поставлен в известность нач[альник] о[собого] о[тделения] лагеря и нач[альник] местного районного отделения НКВД.

Офицеры запаса — это инженеры, врачи, агрономы, учителя, бухгалтеры ругают правительственную верхушку бывшего польского государства, Англию и Францию, которые втянули их в войну, а помощи не оказали. Эти офицеры выражают желание скорее поехать на работу, а многие из них желают остаться в СССР.

В Козельском лагере было установлено, что офицеры у военнопленных солдат приобретали одежду гражданского образца с целью подготовки к совершению побега.

Принятыми мерами побеги предотвращены. Усилен надзор за офицерами и на территории лагеря воспрещена купля и продажа каких бы то ни было вещей.

Почти весь офицерский состав заявляет, что при взятии их в плен частями Красной Армии у них отобраны личные вещи (костюмы, белье, часы и т.п.). Сейчас трудно установить, кто отбирал, где отбирал и что отобрано.

Управлением были приняты меры по оказанию практической помощи на местах. Во все лагеря посылались ответственные работники отделов, которые на месте давали указания и принимали непосредственное участие в устранении недостатков, в улучшении состояния лагерей. Оказана помощь в организации работы аппарата лагерей, в постановке учета, санитарном обслуживании, в развертывании политико-воспитательной работы, в оборудовании жилых помещений, в организации питания и проч[их] хозяйственных и др. мероприятий.

В Путивльский лагерь за период в один месяц выезжало три ответственных работника, в Осташковский за все время — семь, в Старобельский — четыре, в Козельский — четыре, в Юхновский и Козельщанский — по два, в Грязовецкий, Оранский и Вологодский — по одному. Всего выезжало 25 чел., с пребыванием от 10 до 15 дней за поездку.

Посылкой работников лагерям оказана большая помощь, которая была необходима ввиду того, что все руководящие работники лагерей на этой работе впервые, сразу же встретились с большими трудностями, усложнившимися при быстром потоке военнопленных и в большом количестве.

И несмотря на все трудности с организацией лагерей и с содержанием в них военнопленных, в основном все лагеря справились.

Начальник Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

майор (Сопруненко)

Комиссар Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

полковой комиссар (Нехорошев)

 Резолюция в левом верхнем углу 1-го листа: «...Этот текст доклада подшить в особое дело за 1940 год».

 ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 3а. Д. 1. Лл. 327–344. Копия.

 

[14]  


http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008534)

Спецсообщение УПВ НКВД СССР Л.П. Берии о самоубийстве военнопленного Б.А. Захарского в Козельском лагере

07.12.1939

Москва
   
№ 2068210
 
Сов. секретно

Народному комиссару внутренних дел СССР
   
комиссару государственной безопасности I ранга
   
тов. Берии

Спецсообщение

2 декабря 1939 г. в Козельском лагере покончил жизнь самоубийством (повесился) военнопленный Захарский Базилий Антонович.

Захарский Б. А., 1898 года рождения, до 1919 г. рабочий-слесарь, с 1919 г. и до последнего времени служил в польской армии, военное звание — хорунжий.

За все время нахождения в лагерях Захарский Б.А. был в угнетенном состоянии, много думал и очень скучал о семье, оставшейся в Гродно.

Есть данные, что Захарский Б.А., будучи еще в Козельщанском лагере, высказывал мысль о самоубийстве. При переводе в Козельский лагерь, предполагая, что их отправляют на родину, он заметно повеселел, но прибыв в лагерь, вновь пал духом, мало разговаривал и крепко скучал.

Днем 1 декабря Захарский Б.А., по заявлению военнопленных, находящихся с ним в близких отношениях, был особенно угрюм и задумчив, а в 7 час. утра 2 декабря военнопленным майором Ожога Захарский Б.А. был обнаружен повесившимся на тонком брючном поясе в кладовой барака № 48.

Никаких записей Захарский Б.А. не оставил2. Ведется расследование. Труп направлен в Козельскую больницу для вскрытия.

 

Начальник Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

майор (Сопруненко)

Комиссар Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

полковой комиссар (Нехорошев)

Верно: А. Тишков

ЦХИДК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2. Лл. 57–58. Заверенная копия.

 

 

[15]  

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008322  

Смотрите [11]

 

 

 

[16]  

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008954

Приказ Главного управления конвойных войск НКВД СССР о конвоировании осужденных Особым совещанием НКВД СССР перебежчиков с бывшей территории Польши в Севвостлаг

02.03.1940

Москва
   
№ 21/3847
   
Срочно

Сов. секретно

Командиру и комиссару 13-й дивизии
   
конвойных войск НКВД
   
г. Киев

Командиру и комиссару 15-й бригады
   
конвойных войск НКВД
   
г. Минск

  Копия:
 
Командиру и комиссару 17-й бригады
   
конвойных войск НКВД
   
г. Куйбышев
   
Командиру и комиссару 18-й бригады
   
конвойных войск НКВД
   
г. Свердловск
   
Командиру и комиссару 19-й бригады
   
конвойных войск НКВД
   
г. Новосибирск
   
Народный комиссар внутренних дел Союза ССР тов. Берия приказал народным комиссарам внутренних дел УССР и БССР — осужденных Особым совещанием НКВД, перебежчиков с бывш. территории Польши направить для отбытия срока наказания в Севвостлаг НКВД (г. Владивосток).

Организация отправки осужденных возложена на тюремные отделы и отделы исправительно-трудовых колоний НКВД.

Конвоирование этих заключенных возложено на конвойные войска эшелонами численностью 1000–1500 человек под усиленным конвоем. Всего будет 6–8 эшелонов.

Для обеспечения этого конвоирования предлагается Вам:

1. Связаться с народными комиссарами внутренних дел соответственно УССР и БССР и приступить к подготовительной работе этого вида конвоирования.

2. Учесть, что конвоируемые будут стремиться бежать, а потому командованию частей весь состав конвоя подобрать персонально и в усиленном составе против существующего расчета.

3. Для того, чтобы конвоируемые не могли определить систему охраны и численность конвоя, в пути следования в необходимых случаях, в зависимости от обстановки, производить увеличение и сокращение числа постов в эшелоне, а для этого при оборудовании товарных вагонов потребовать вагоны с тормозными площадками в двойном размере.

4. Для предупреждения побегов конвоируемым необходимо тщательно подготовиться к приему и использованию агентуры.

5. Для поимки бежавших выделить в эшелоны лучших младших инструкторов службы собак с собаками.

6. Учесть опыт работы по конвоированию спецпереселенцев.

7. Конвой частей 13-й дивизии сменить частями 17-й бригады, а конвой частей 15-й бригады сменить силами 18-й бригады.

Вторичную смену конвоев произвести частями 19-й бригады в пунктах по определению командира 19-й бригады.

8. О намеченных сроках отправки, количестве конвоируемых и составе конвоев — командиры соединений отправляемых эшелонов телеграфно информируют командиров соединений, которые должны сменять конвои.

План конвоируемых заключенных с ориентировочным указанием сроков отправки эшелонов представить в штаб войск немедленно, по согласовании этого вопроса с народными комиссарами внутренних дел УССР и БССР.

Врио начальника Главного управления конвойных войск НКВД

и начальника конвойных войск

полковник (Кривенко)

Верно: Пом. начальника 1-го отдела

Штаба конвойных войск НКВД

полковник (Степанов)

РГВА. Ф. 40. Оп. 1. Д. 179. Лл. 181–182. Заверенная копия.
 

[17] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008823

 

Политдонесение руководства Старобельского лагеря об организации политико-воспитательной работы среди военнопленных

 

08.02.1940

Старобельск

 

 

Сов. секретно

11-3

 

Комиссару Управления НКВД СССР

 

по делам о военнопленных

 

полковому комиссару

 

т. Нехорошеву

 

 

 

Политдонесение

 

О политико-моральном состоянии Старобельского лагеря НКВД

 

за январь месяц 1940 г.

 

Доношу, что политмассовая работа среди военнопленных строилась на основе Ваших указаний.

Вся политмассовая работа проводилась по составленному на январь месяц плану. Основными формами работы являлись демонстрирование кинокартин, периодические информации из газет и журналов, ответы на вопросы военнопленных, контроль выполнения в/п инструкций внутреннего распорядка в лагере и приказов руководства лагеря. Обеспечение военнопленных книгами, газетами и радиообслуживанием. Проведение повседневного контроля за обеспечением военнопленных всем необходимым довольствием по установленным нормам.

В январе месяце проведена следующая работа:

1. обслужено политмассовой работой 3908 военнопленных;

2. вся политико-массовая работа среди военнопленных строилась по плану, в выполнении которого ведущее место занимают партийная и комсомольская организации.

Из намеченных по плану мероприятий партийно-политической работы выполнено следующее:

 

 

Проведены беседы на темы:

1) СССР — самая демократическая страна в мире.

2) Братский союз народов СССР. Осуществление ленинско-сталинской национальной политики.

3) О событиях в Финляндии.

4) О событиях в Западной Европе.

5) Об особенностях современной империалистической войны.

 

 

Проведено читок и разъяснений прочитанного материала

 

из газет и журналов

1. Итоги 1939 г. и задачи 1940 г.

2. Научное значение дрейфа «Седовцев».

3. О советско-японском соглашении.

4. О государственном устройстве в СССР.

5. 15 лет Туркменской ССР.

6. Итоги выполнения двух пятилеток в СССР.

7. Буржуазный и социалистический демократизм.

8. Борьба китайского народа против японских захватчиков.

 

 

Проведены организационно-инструктивные мероприятия

 

среди военнопленных

1. Проведены беседы с старшими блоков на темы:

а) о санитарно-гигиенических мероприятиях в общежитиях;

б) о порядке сдачи и получения переписки в[оенно]пленными;

2. Проведены беседы с старшими групп в[оенно]пленных по общежитиям на темы:

а) о порядке пользования и хранения государственного имущества;

б) о правилах санитарии в общежитиях;

в) о порядке и нормах переписки военнопленных;

г) о запрещении картежной игры.

 

 

Продемонстрированы для в[оенно]пленных следующие кинокартины:

1. Петр I — серия 1-я.

2. Петр I — серия 2-я.

Киносеансы организовывались только для в[оенно]пленных (бывших полковников и генералов) в городском кино. Остальным военнопленным кинокартины не демонстрировались из-за отсутствия помещения для кино в лагере.

 

 

Оборудованы во дворе лагеря фотовитрины на темы:

1. жизнь и деятельность И.В. Сталина;

2. достижение физкультуры и аппарата в СССР;

3. 16 лет без Ленина по ленинскому пути под руководством т. Сталина.

 

 

Работа библиотеки

Библиотека имеет 6615 разных книг и брошюр, получает 700 экземпляров разных газет и 62 экземпляра журналов, систематически обслуживает библиотека 1470 читателей. Ежедневно охвачено читальней 200–250 человек. Особенно увеличился спрос со стороны военнопленных на журналы «Спутник агитатора», «Большевик», «Партийное строительство», «Огонек». Читателей журналов зарегистрировано в январе месяце — 1000 в[оенно]пленных.

Большой спрос на литературу по национальному вопросу, особенно много военнопленных, читающих труды т. Сталина «Вопросы ленинизма», «Марксизм и национальный вопрос».

 

 

Организовано радиообслуживание военнопленных

Установлено для обслуживания военнопленных 52 радиоточки, обеспечено репродукторами 52 радиоточки, из них 2 репродуктора-динамика, размещенных во дворе лагеря.

Военнопленные обслуживаются радио ежедневно с 6 час. утра до 23 час. ночи.

Военнопленные слушают большим составом групп — 30–50 человек:

а) последние известия из Москвы;

б) лекции и доклады для заочников и изучающих «Краткий курс истории ВКП(б)»;

в) оперы и концерты, передаваемые из Москвы и Киева.

 

 

Обеспечение культинвентарем

Приобретено и выдано в пользование в[оенно]п[ленным] культимущество:

1. шахмат — 60 партий

2. шашек — 140 партий

3. домино — 112 партий

Кроме того, военнопленные сами изготовили 15 партий шахмат и 20 партий домино.

В январе м[есяце] начали подготовку нового шахматного турнира среди военнопленных.

В настоящее время организован шахматный турнир в общежитиях с учетом результатов игры, после чего будет при клубе организован общелагерный шахматный турнир.

В шахматном турнире в общежитиях записалось уже 114 в[оенно]плен-ных — участников турнира.

До сих пор лагерь не имеет помещения для клуба, что является одним из больших недостатков в проведении политико-просветительной работы среди военнопленных.

Вся политпросветработа среди военнопленных проводится политаппаратом в общежитиях. В течение января м[еся]ца пять инструкторов политотделения выделены в помощь УРО для проведения повторных опросов военнопленных. Остальные два товарища проводят политработу среди военнопленных и партмассовую работу среди личного состава лагеря и вахтеров.

 

 

На февраль месяц намечены следующие мероприятия по проведению

 

политико-воспитательной работы среди военнопленных

1. Все оставшиеся работники политотделения прикреплены к общежитиям для проведения политвоспитательной работы среди военнопленных и мобилизации внимания военнопленных на соблюдение и выполнение ими внутреннего распорядка в лагере.

2. Путем бесед и лекций намечено разъяснить среди военнопленных:

а) вторая империалистическая война в Европе;

б) СССР и прибалтийские страны;

в) империалистическая война Японии и Китая и борьба китайского народа за свою независимость.

3. Проводить беседы по материалам последних сообщений из газет и ответы на вопросы в[оенно]пленных.

 

 

Работа клуба

1. Организовать демонстрацию кинокартин для военнопленных: «Червоный дозор», «Петр I» (обе серии) и трилогию «Юность Максима».

2. Прочитать для военнопленных лекции и доклады на темы:

а) научное значение дрейфа «Седовцев»;

б) об уничтожении противоположности между умственным и физическим трудом;

в) о книге Сталина «Марксизм и национальный вопрос».

3. Оборудовать фотовитрину «XXII года РККА».

4. Радиофицировать общежитие № 11.

5. Оборудовать комнату для игр, обеспечив:

а) шахматами — 8 комплектов

б) домино — 6 комплектов

6. Оборудовать комнату для чтения книг, журналов и газет.

7. Оборудовать витрину с книгами к XXII годовщине РККА.

8. Организовать экскурсию в городской музей.

9. Разъяснить военнопленным кинокартину «Петр I».

 

 

Политико-моральное состояние среди военнопленных

За истекший месяц выявлены политаппаратом следующие факты контрреволюционной работы среди военнопленных:

1. От группы военнопленных — быв. полковников 13/1-40 г. к начальнику лагеря капитану госбезопасности т. Бережкову прибыла делегация из 2-х человек, возглавленная быв. полковником Саский Эдуардом. Прибывшие поставили ряд требований, о которых сообщено Вам внеочередным донесением 23/1-1940 г. Поставленные требования хозяйственного порядка со стороны в[оенно]пленных удовлетворены на месте, что же касается остальных требований, то руководство лагеря не могло дать в[оенно]п-ленным ответа и обратилось с просьбой Ваших указаний.

2. Работниками политаппарата выявлено в беседе с в[оенно]пленным Перельмутер, что в[оенно]пленный Чайковский Станислав Францишек, рождения 1907 г., подпоручик, редактор бывшей польской черносотенной газеты «Орендовник» и его быв. помощник по редакции в[оенно]пленный Терлецкий Ян Теодосьевич, подпоручик, рождения 1906 г., распространяют в лагере среди военнопленных провокационные слухи об отставке главы советского правительства т. Молотова, о мобилизации в Крыму и подготовке войны с Турцией, об общей мобилизации в Чехословакии и на территории быв. Польши Германией. (Об этом сообщалось внеочередным политдонесением 23/1).

Материалы на вышеуказанных лиц переданы о[собому] о[отделению] для дальнейшей разработки.

3. В[оенно]пленные участили случаи порчи и уничтожения имущества и лесоматериала. В[оенно]пленный Ярошиньский с группой в[оенно]пленных пытались использовать на топливо бочкотару. Обнаружено инструктором политотделения т. Москаленко, что в[оенно]пленные Бродницкий и Барановский пытались использовать стройматериал на топливо для печек (независимо от того, что в[оенно]пленные получают установленную норму топлива). Виновные привлечены к административному взысканию. В ночь с 3 на 4 января с.г. нач[альником] политотделения т. Кутовым и нач[альником] хозо т. Муныкиным обнаружено, что группа в количестве 11 человек военнопленных по распоряжению военнопленного Неверовского пыталась использовать стройматериал на топку (9-метровую балку). Сейчас же виновные были вызваны в помещение дежурного коменданта, всех зарегистрировали и разъяснили преступность такого действия, и в последний раз предупреждены, что в случае дальнейших нарушений установленного распорядка в лагере, хотя даже другими военнопленными, пойманные с поличным будут привлечены руководством лагеря к строгой ответственности.

4. В беседе нач[альника] политотделения т. Кутового с военнопленным Блянк-Вейсберг Стефан-Владислав Францевич, б. профессор Варшавского с[ельско]-хозяйственного института (поручик) выявлено, что среди военнопленных в лагере существует уговор:

а) не вступать с политработниками лагеря в разговор на политические темы потому, что военнопленные мало знакомы с марксистской теорией и быстро политработниками разоблачаются в присутствии в[оенно]п[ленных];

б) в разговорах в[оенно]пленных с политработниками ставить вопросы хозяйственного [и] бытового порядка:

1) о вениках,

2) о половых тряпках,

3) о белье,

4) о погоде,

5) о природных условиях в Старобельске,

6) о письмах (нажимать на разрешение увеличенной переписки),

7) об отпусках домой и т. д.

Военнопленные с удовлетворением воспринимают наличие в лагере распорядка, в условиях которого они получают пищу, одежду и все необходимое через старших блоков в[оенно]п[ленных], комендантов, а не через личный состав лагеря (советских граждан), и этим имеют удовольствие меньше разговаривать с начальствующим и политическим составом лагеря.

Военнопленный Блянк рассказывает, что среди военнопленных монархисты и националисты распространяют мнения: «Мы возвратимся в Польшу, выбьем немцев, евреев, а потом возьмемся за большевиков. Русский империализм и еврейская работа — это большевизм».

В общежитии № 5 под влиянием монархистов и националистов есть доцент военнопленный Петрович — сторонник прогрессивной буржуазии, его настроили, что большевики это враги, он «людовец» и сторонник Витоса.

Военнопленные Петрович и Блянк ведут работу среди военнопленных: проводят беседы, охватывая небольшое количество военнопленных в 5–7 и 10 человек. Военнопленный Петрович беседует с военнопленными по вопросам экономики Польши. Военнопленный Блянк заявил, что он беседует с военнопленными на разные темы: о пчеловодстве, как специалист в этом деле, имел еще с Польши связь в Ростове с профессором Криницким, по вопросам пчеловодства. Его жена в б. Польше работала в соцстрахе и занималась политической работой. Кроме бесед о пчеловодстве военнопленный Блянк проводит беседы с военнопленными по зоологии, физиологии и энтомологии, как специалист в этих вопросах.

В лагере имели место перебои в снабжении в[оенно]п[лен-ных] махоркой, что вызвало некоторое недовольствие и повлекло к началу спекуляции среди военнопленных. В настоящее время в[оенно]п[ленные] табаком обеспечены и спекуляция табаком прекратилась.

Руководствуясь указаниями бригады наркома НКВД СССР т. Берия, учитывая политико-моральное состояние военнопленных в лагере, руководством лагеря приняты следующие меры:

1. Все поступившие материалы о контрреволюционной работе военнопленных переданы о[собому] о[тделению] для дальнейшей разработки.

2. Проводим работу, направленную на стабилизацию личного состава лагеря, очищаясь от случайно попавших людей, и усиливаем состав за счет коммунистов, комсомольцев и лучшей части беспартийных, оформив спецпроверкой.

3. Форсируем окончание общежития № 11 (б. церковь) для освобождения помещения для клуба и большего разворота в использовании кино, докладов, лекций в клубе.

4. Выделено 5 инструкторов политотделения для повторного опроса военнопленных в помощь УРО. За январь м[есяц] опрошено 860 человек.

5. По линии политаппарата приняты меры большей работы среди военнопленных: проведение бесед, посещение общежитий (в разное время дня и вечерами). Обеспечение книгами, журналами и газетами, обслуживание радио. Заканчиваем установку витрин для центральных газет во дворе лагеря и т.д. Политаппаратом усилен контроль с целью недопущения организационной работы военнопленных под каким бы то ни было предлогом.

Фактов самоубийства нет.

Эпидемических заболеваний нет.

Групповых и одиночных побегов не зарегистрировано.

Случаев отказа от приема пищи как группового порядка, так и единичных нет. Наоборот имеются военнопленные, добавившие в весе 4–6–8–10 кг.

Пьянства нет.

Имела место попытка к самоубийству военнопленного полковника б. Польши Войткевича Владислава Михайловича (пытался повеситься) в помещении, где расположен умывальник; повешение предотвращено военнопленным Пюро Ян и Сокул-Шохин Мечислав, которые сняли из петли военнопленного Войткевича.

В настоящее время Войткевич здоров, чувствует себя хорошо и проживает в общежитии военнопленных.

Аварий и пожаров не было.

 

 

Хозяйственное состояние лагеря

В течение января м[еся]ца осуществлены следующие мероприятия:

1. Установлена и эксплуатируется своя электростанция в лагере.

2. Достроена и используется первая половина общежития № 19 и заканчиваем вторую половину.

3. Приступили к оборудованию общежития № 11 (бывшая церковь) для освобождения помещения под клуб.

4. Руководством лагеря организована комиссия по инвентаризации вещдовольствия и всего имущества лагеря.

5. Лагерь обеспечен сахаром, табаком на февраль месяц.

6. Все работы хозотделения развернуты в направлении выполнения указаний бригады наркома НКВД СССР т. Берия по подготовке лагеря к весне.

 

 

Санитарное обслуживание военнопленных

В течение января м[еся]ца проведены следующие мероприятия:

1. Обслужено баней лагеря в среднем 2 раза каждого военнопленного. Городская баня не работает из-за отсутствия топлива.

Сделано влажной дезинфекции 10811 кв.м.

2. Систематически производится очистка и дезинфецирование двора и всех мест загрязнения.

3. Прививкой против брюшного тифа и против оспы охвачены все военнопленные.

4. Посетило амбулаторию 3854 в[оенно]п[ленных], из низ первичных 1117.

По роду заболеваний:

 

 

 

 

 

а) желудочно-кишечных

272,

из них первичных

75

б) сифилис

1-й стадии

41,

из них первичных

0

 

2-й стадии

1,

из них первичных

0

в) прочие вен[ерические] болезни

39,

из них первичных

0

г) туберкулез легких

42,

из них первичных

15

д) болезни кожи и подкожной клетчатки

390,

из них первичных

98

е) зубные болезни

901,

из них первичных

346

ж) болезни уха, горла, носа

416,

из них первичных

95

з) глазные болезни

382,

из них первичных

111

и) болезни дыхательных путей

129,

из них первичных

41

к) разных заболеваний

400,

из них первичных

126

Острожелудочных заболеваний при амбулаторном приеме не отмечалось.

5. Обслужено лазаретом лагеря:

Наименование болезней

Осталось на 1/1-1940 г.

Поступили в январе

Выписалось в январе

Осталось на 1/II-1940 г.

Проведено койкодней

По всем болезням

23

47

47

23

766

Грипп

1

9

8

2

53

Желудочно-кишечные болезни

1

1

6

Туберкулез легких

4

1

2

3

99

Воспаление легких

2

1

1

2

47

Болезни кожи

2

2

4

0

66

Хирургические б[олезни]

1

5

6

0

42

Разные болезни

13

28

25

16

453

Итого

23

47

47

23

766

6. В январе месяце умерло 2 военнопленных:

а) Маевский Ежи Флорианович, рождения 1898 г. от туберкулеза легких.

б) Келковский Петр Петрович, 1893 года [рождения] от туберкулеза легких.

 

 

Работа УРО

В течение января месяца выполнено:

1. Проведен повторный опрос 860 военнопленных.

2. Сфотографировано 3885 чел. военнопленных.

3. Заведено личных дел 3908.

 

Нач[альник] лагеря НКВД

капитан госбезопасности А. Бережков

Комиссар лагеря НКВД

батальонный комиссар Киршин

 

Резолюция в верхнем левом углу: «В сводку. 14/-40 г. Нехор[ошев]».

 

ЦХИДК. Ф. 3. Оп. 2. Д. 6. Лл. 42–51. Подлинник. На бланке Старобельского лагеря.

[21]


http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58712

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину о выселении осадников из западной Украины и Белоруссии

02.12.1939

№ 5332/б

Совершенно секретно

ЦК ВКП(б) товарищу СТАЛИНУ

В декабре 1920 года бывшее польское правительство издало декрет о насаждении в пограничных с СССР районах так называемых осадников.

Осадники выбирались исключительно из бывших военнослужащих-поляков, наделялись землей в количестве до 25 гектаров, получали сельхозинвентарь и поселялись вдоль границы Советской Белоруссии и Украины. Окруженные вниманием и заботой, поставленные в хорошие материальные условия, осадники являлись опорой бывшего правительства Польши и польской разведки.

Органами НКВД учтено в Западной Белоруссии 3998 семейств осадников и по Западной Украине 9436, а всего 13 434 семейств. Из этого количества органами НКВД арестовано 350 человек.

Ввиду того что осадники представляют благоприятную почву для всякого рода антисоветских действий и в подавляющем большинстве, в силу своего имущественного положения, являются безусловно врагами Советской власти, считаем необходимым выселить их вместе с семьями из занимаемых ими районов.

В связи с этим просим утвердить следующие мероприятия:

1. Поручить НКВД СССР произвести выселение всех проживающих в Западной Белоруссии и Западной Украине осадников вместе с семьями с использованием их на лесных разработках Наркомлеса СССР по договоренности с последним.

2. Наиболее злостных из числа выселяемых, в отношении которых будут получены материалы об их антисоветской и контрреволюционной деятельности в прошлом или настоящем, подвергнуть аресту с последующей передачей дел о них на Особое Совещание.

3. Поручить НКВД СССР в двухдекадный срок разработать и представить на утверждение Совнаркома СССР порядок переселения осадников, предусмотрев:

а) перечень имущества и мелкого сельскохозяйственного инвентаря, которые могут быть взяты выселяемыми с собой;

б) организацию спецпоселков выселяемых в местах расселения с использованием жилых помещений Наркомлеса СССР;

в) организацию комендатур НКВД при спецпоселках;

г) средства, необходимые на проведение этой операции.

4. Установить, что скот и основной сельхозинвентарь выселяемых остаются на местах и поступают в распоряжение местных органов власти.

Поручить Совнаркому и ЦК Белоруссии и Украины в двухдекадный срок разработать и представить на утверждение СНК СССР порядок использования недвижимого имущества выселяемых осадников, их скота и инвентаря.

5. Срок окончания выселения определить 1.5.II—1940 года.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 30. Д. 199. Л. 3—5. Копия. Машинопись.

 

[22] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58974

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину об ограничении прав особого совещания в связи с окончанием войны с приложением постановления ЦК ВКП(б)

01.10.1945

№ 1141/б

Копия

Совершенно секретно

ЦК ВКП(б) — товарищу СТАЛИНУ И.В.

Постановлением Государственного Комитета Обороны от 17-го ноября 1941 года, в связи с напряженной обстановкой в стране, Особому Совещанию при НКВД СССР было предоставлено право по возникающим в органах НКВД делам о контрреволюционных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления СССР выносить меру наказания вплоть до расстрела.

В связи с окончанием войны НКВД СССР считает целесообразным указанное постановление Государственного Комитета Обороны отменить, оставив за Особым Совещанием при НКВД СССР, в соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 1937 года, право применять меру наказания до 8-ми лет лишения свободы с конфискацией в необходимых случаях имущества.

Представляя при этом проект постановления ЦК ВКП(б), прошу Вашего решения.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

Совершенно секретно

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА ВСЕСОЮЗНОЙ

КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков)

«__» сентября 1945 года № ______

Постановление Государственного Комитета Обороны № 903сс от 17-го ноября 1941 года — о т м е н и т ь.

Секретарь ЦК ВКП(б) И. СТАЛИН

ГА РФ. Ф. 9401 сч. Оп. 2. Д. 99. Л. 400—401. Копия. Машинопись.

 

[23] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#218doc

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР
Л. Берия

[Приложение]

Сов. секретно

Справка по учету бывших польских граждан

1. На сентябрь месяц 1941 года было учтено ранее арестованных и высланных в тыловые районы СССР из Западных областей Украины и Белоруссии (с территории бывшей Польши) 389382 чел.

Из этого числа:

Находилось в тюрьмах, лагерях и местах ссылки — 120962

в спецпоселках (осадников и др.) — 243106

в лагерях военнопленных — 25314

2. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 г. об амнистии бывших польских граждан было освобождено из мест заключения, ссылки, спецпоселков и лагерей для военнопленных 389041 чел.

Не было амнистировано и по состоянию на 1.IX—1942 г. оставалось в заключении. 341 [чел.]

3. В 1942 году было эвакуировано в Иран из числа амнистированных 119865 чел.

В том числе:

военнослужащих армии Андерса — 76110

членов их семей — 43755

4.  В 1943 году передано в польскую армию Берлинга — 36510 чел.

5.  За время с 1941 по конец 1943 г. умерло 11516 чел.

6.  Проживают в настоящее время в СССР, (не считая армии Берлинга) примерно 221000 чел.

7. На основании постановления Совнаркома СССР от 15.1—1943 г. [1] была произведена паспортизация лиц ранее состоявших в польском гражданстве.

Причем, за период паспортизации было заполнено анкет на 190942 чел.

учтено детей до 16 лет 66718

 Из числа паспортизированных оказалось:

Советских граждан (без детей) 166791 чел.

польских граждан (без детей) 24151

9. Среди бывших польских граждан, зарегистрированных евреев и их детей 81217

10. В период паспортизации а) (1943 г.)  бывших польских граждан проживали:

В Казахской ССР    —    76942 чел.

в Узбекской ССР    —    25416  "

в Алтайском крае    —   15893  "
 

 



[24]

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008948

Сводка УПВ НКВД СССР о национальном составе военнопленных — офицеров бывшей Польской армии, содержащихся в Старобельском и Козельском лагерях

28.02.19401

 

Москва

 

 

Сов. секретно

 

 

СВОДКА

 

о национальном составе военнопленных офицеров бывш. польской армии, содержащихся в лагерях НКВД


 

 

 

Старобельский лагерь

 

 

Всего содержится в лагере офицеров

3908 чел.

Из них:

 

 

 

 

 

 

а) поляков

3828 чел.

 

 

 

б) евреев

71 "

 

 

 

в) украинцев

4 "

 

 

 

г) немцев

1 "

 

 

 

д) венгерцев

1 "

 

 

 

е) литовцев

1 "

 

 

 

ж) латышей

1 "

 

 

 

з) болгар

1 "

 

 

 

 

Козельский лагерь

 

 

Всего содержится в лагере офицеров

4486 чел.

Из них:

 

 

 

 

 

 

а) поляков

4347 чел.

 

 

 

б) евреев

89 "

 

 

 

в) белорусов

23 "

 

 

 

г) немцев

11 "

 

 

 

д) литовцев

8 "

 

 

 

е) украинцев

6 "

 

 

 

ж) чехов

1 "

 

 

 

з) грузин

1 "

 

 

Всего содержится офицеров в Старобельском и Козельском лагерях

8394 чел.

Из них:

 

 

 

 

 

 

а) поляков

8175 чел

 

 

 

б) евреев

160 "

 

 

 

в) белорусов

23 "

 

 

 

г) немцев

12 "

 

 

 

д) украинцев

10 "

 

 

 

е) литовцев

9 "

 

 

 

ж) венгерцев

1 "

 

 

 

з) латышей

1 "

 

 

 

и) болгар

1 "

 

 

 

к) чехов

1 "

 

 

 

л) грузин

1 "

 

 

 

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных

майор (Сопруненко)

 ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 01е. Д. 3. Лл. 98–99. Копия.

 

 


[26]

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008979

Справка П.К. Сопруненко «О военнопленных офицерах бывшей польской армии, проживающих в западных областях УССР и БССР, содержащихся в Старобельском и Козельском лагерях»

03.03.1940

 

Москва

 

 

Сов. секретно

 

 

Справка

 

о военнопленных офицерах бывшей польской армии,

 

проживающих в западных областях УССР и БССР,

 

содержащихся в Старобельском и Козельском лагерях

 

 

1. В западных областях БССР

 

943 чел.

Из них:

а) поляков

896 чел.

 

 

 

б) белорусов

20 чел.

 

 

 

в) украинцев

2 чел.

 

 

 

г) евреев

21 чел.

 

 

 

д) русских

3 чел.

 

 

 

е) чехов

1 чел.

 

 

 

2. В западных областях УССР

 

1151 чел.

Из них:

а) поляков

1115 чел.

 

 

 

б) белорусов

2 чел.

 

 

 

в) украинцев

4 чел.

 

 

 

г) евреев

23 чел.

 

 

 

д) русских

6 чел.

 

 

 

е) немцев

1 чел.

 

 

 

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных

майор (Сопруненко)

ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 01е. Д. 3. Л. 115. Копия.

 

[27]

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58841

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину о расширении прав особого совещания

15.11.1941
Копия

2805/б

Совершенно секретно

Государственный Комитет Обороны тов. СТАЛИНУ

В республиканских, краевых и областных органах НКВД по нескольку месяцев содержатся под стражей заключенные, приговоренные военными трибуналами округов и местными судебными органами к высшей мере наказания, в ожидании утверждения приговоров высшими судебными инстанциями.

По существующему ныне порядку, приговоры военных трибуналов округов, а также верховных судов союзных, автономных республик и краевых, областных судов, входят в законную силу только после утверждения их Военной Коллегией и Уголовно-Судебной Коллегией Верховного Суда Союза ССР — соответственно.

Однако и решения Верховного Суда Союза ССР по существу не являются окончательными, так как они рассматриваются комиссией Политбюро ЦК ВКП(б), которая свое заключение также представляет на утверждение ЦК ВКП(б), и только после этого по делу выносится окончательное решение, которое вновь спускается Верховному Суду, а этим последним направляется для исполнения НКВД СССР.

Исключение составляют местности, объявленные на военном положении, и районы военных действий, где указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 VI.—41 г. военным советам фронтов в особо исключительных случаях, вызываемых развертыванием военных действий, предоставлено право утверждения приговоров военных трибуналов с высшей мерой наказания с немедленным приведением приговоров в исполнение.

В настоящее время в тюрьмах НКВД республик, краев и областей скопилось 10 645 человек заключенных, приговоренных к высшей мере наказания, в ожидании утверждения приговоров по их делам высшими судебными инстанциями.

Исходя из условий военного времени, НКВД СССР считает целесообразным:

1. Разрешить НКВД СССР в отношении всех заключенных, приговоренных к высшей мере наказания, ныне содержащихся в тюрьмах в ожидании утверждения приговоров высшими судебными инстанциями, привести в исполнение приговоры военных трибуналов округов и республиканских, краевых, областных судебных органов.

Предоставить Особому Совещанию НКВД СССР право с участием прокурора Союза ССР по возникающим в органах НКВД делам о контрреволюционных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления СССР, предусмотренных ст.ст. 58-1а, 58-1б, 58-1в, 58-1г, 58-2, 58-3, 58-4, 58-5, 58-6, 58-7, 58-8, 58-9, 58-10, 58-11, 58-12, 58-13, 58-14, 59-2, 59-3, 59-3а, 59-3б, 59-4, 59-7, 59-8, 59-9, 59-10, 59-12, 59-13 Уголовного Кодекса РСФСР, выносить соответствующие меры наказания вплоть до расстрела. Решение Особого Совещания считать окончательным.

Прошу вашего решения.

Нарком внутренних дел Союза СССР Л. БЕРИЯ

Справка

о количестве арестованных, приговоренных в ВМН,

содержащихся в тюрьмах НКВД—УНКВД в ожидании утверждения

приговоров Военной Коллегией Верховного Суда СССР

1. Северо-Осетинская АССР — 769 человек.

2. Хабаровский край — 467

3. Молотовская область — 420

4. Свердловская область — 419

5. Татарская АССР — 400

6. Казахская ССР — 396

7. Грузинская ССР — 395

8. Челябинская область — 394

9. Узбекская ССР — 361

10. Сталинградская область — 356

11. Приморский край — 350

12. Саратовская область — 342

13. Кировская область — 320

14. Дагестанская АССР — 300

15. Горьковская область — 300

16. Красноярский край — 290

17. Коми АССР — 272

18. Новосибирская область — 269

19. Архангельская область — 268

20. Московская область — 265

21. Азербайджанская ССР — 243

22. Куйбышевская область — 235

23. Краснодарский край — 220

24. Тамбовская область — 214

25. Иркутская область — 200

26. Омская область — 182 человека

27. Чкаловская область — 160

28. Башкирская АССР — 156

29. Воронежская область — 150

30. Пензенская область — 150

31. Вологодская область — 144

32. Алтайский край — 143

33. Читинская область — 140

34. Удмуртская АССР — 120

35. Ярославская область — 118

36. Ивановская область — 113

37. Кабардино-Балкарская АССР — 99

38. Бурят-Монгольская АССР — 79

39. Марийская АССР — 70

40. Рязанская область — 63

41. Киргизская ССР — 60

42. Таджикская ССР — 55

43. Мордовская АССР — 50

44. Армянская ССР — 40

45. Туркменская ССР — 38

46. Ростовская область — 23

ВСЕГО: 10 645

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР КОБУЛОВ

« » ноября 1941 г.

РГАНИ. Ф. 89. Оп. 18. Д. 9. Л. 1—4. Копия. Машинопись.

[29] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008969 

Шифротелеграмма заместителя начальника УНКВД СССР по Смоленской области Ф.К. Ильина В.Н. Меркулову о доставке военнопленных из Козельского лагеря в Смоленскую тюрьму

03.03.1940

Смоленск
   
№ 9447
   
Сов. секретно

НКВД СССР
   
Шифровка вх. № 9447

Получ[ено] 3.III.1940 г. Из Смоленска
   
Зам. наркома вну[тренних] дел тов. Меркулову
   
[В] соответствии [с] Вашим указанием1 [в] Козельском лагере НКВД военнопленные отобраны и доставлены [в] Смоленскую тюрьму2. Прошу указаний [о] порядке их оформления и ведения следствия. Ильин.

Под текстом имеется штамп: «Подлежит возврату НКВД СССР».

 ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 7. Д. 649. Л. 561. Бланк шифротелеграммы.

[31]

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1009140

Из письма Генерального прокурора СССР Р.А. Руденко, Министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова и Министра юстиции СССР К.П. Горшенина 1-му секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву о пересмотре дел на осужденных за контрреволюционные преступления

01.02.1954

Совершенно секретно

В связи с поступающими в ЦК КПСС сигналами от ряда лиц о незаконном осуждении за контрреволюционные преступления в прошлые годы Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами в соответствии с Вашим указанием о необходимости пересмотреть дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах, докладываем:

По имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 года по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе:

к ВМН — 642 980 человек,

к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220 человек,

в ссылку и высылку — 765 180 человек.

Из общего количества арестованных, ориентировочно, осуждено: 2 900 000 человек — Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым Совещанием; 877 000 человек — судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной Коллегией.

В настоящее время в лагерях и тюрьмах содержится заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, — 467 946 человек и, кроме того, находятся в ссылке после отбытия наказания за контрреволюционные преступления, направленных по директиве МГБ и Прокуратуры СССР (за подписью Абакумова и Сафонова), 62 462 человека.

Следует отметить, что созданным на основе Постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особым Совещанием при НКВД СССР, которое просуществовало до 1 сентября 1953 года, было осуждено — 442 531 человек, в том числе к ВМН — 10 101 человек, к лишению свободы — 360 921 человек, к ссылке и высылке (в пределах страны) — 67 539 человек и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) — 3970 человек.

Подавляющее большинство лиц, дела на которых рассмотрены Особым Совещанием, осуждены за контрреволюционные преступления.

В практике работы Особого Совещания имели место случаи недостаточно обоснованного осуждения граждан СССР. Этому способствовало то обстоятельство, что рассмотрение дел на Особом Совещании проходило в отсутствие обвиняемых и свидетелей, чем создавались широкие возможности покрывать недостатки предварительного следствия, а иногда грубейшие извращения советских законов.

 

[32] 

http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_4167.htm

 

[33] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008691

Распоряжение УПВ НКВД СССР начальникам лагерей для военнопленных о заполнении дополнений к опросным листам по прилагаемой форме

05.01.1940

Москва

 

 

 

 

 

 

 

25/116

 

 

Сов. секретно

 

 

 

 

Начальнику

Старобельского

лагеря НКВД

 

 

Козельского

 

 

 

Осташковского

 

 

 

Южского

 

 

Комиссару

Юхновского

лагеря НКВД

 

 

Грязовецкого

 

 

 

Ровно

 

 

 

Кривой Рог

 

 

 

Запорожье

 

 

 

Еленовский1

 

 

 

Для установления более полных данных о военнопленных, содержащихся в лагерях, Управлением НКВД по делам о военнопленных разработано дополнение к опросному листу, которое должно быть заполнено на каждого из них.

Потребное количество бланков дополнений к опросному листу (по прилагаемой форме) Вам надлежит заказать на месте в типографии, исходя из следующего расчета:

Дополнения к опросным листам для каждого учетного дела;

Дополнения к опросным листам для передачи в особое отделение;

Кроме этого одну тысячу запасных бланков для лагеря.

По изготовлении бланков приступите к заполнению их.

Один экземпляр заполненного дополнения к опросному листу надлежит вшить в учетное дело военнопленного. Копии дополнений к опросным листам передать в особое отделение.

В целях обеспечения качественного заполнения указанных документов Вам надлежит отобрать для этой работы группу достаточно грамотных работников и проинструктировать их о порядке заполнения дополнений к опросным листам.

В п. 1 надлежит записывать сведения о последней должности военнопленного в быв. Польской армии, а не звание, сведения о котором имеются в опросном листе.

В п. 2 заносятся сведения об иностранных языках, которыми военнопленный владеет (кроме родного языка)2.

В п. 3 должны быть записаны самые подробные сведения о месте и времени пребывания военнопленного в СССР и роде занятий во время пребывания в Советском Союзе3.

В п. 4 заносятся сведения о всех родственниках и знакомых военнопленного, проживающих в СССР. Если какие-либо сведения о родственниках и знакомых военнопленному не известны, следует указать самые последние данные, которые военнопленный знал о них.

В п. 5 должны быть занесены самые подробные сведения о пребывании военнопленного за границей (за пределами быв. Польши) с обязательным указанием, где именно, с какого и по какое время и чем занимался там.

Особое внимание должно быть обращено на заполнение пунктов 3, 4 и 5.

Еще раз предупреждаю о том, что заполнение этих материалов должно быть произведено только достаточно грамотными работниками.

О ходе работы по заполнению дополнений к опросным листам сообщайте докладными записками.

 

Зам. нач[альника] Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

лейтенант госбезопасности (Хохлов)

Врио комиссара Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных

лейтенант госбезопасности (Антонов)

 

 

[Приложение]

 

Дополнение

 

к опросному листу военнопленного

 

________________________________________________________________________________

(Фамилия, имя, отчество)

1. Последняя должность в быв. польской армии _________________________________________

2. Какими иностранными языками владеет _____________________________________________

3. Проживал ли в Советском Союзе

(где, с какого и по какое время и чем занимался) ________________________________________

4. Кто из родственников и знакомых проживает в СССР

(их фамилии, имена, отчества, возраст, место работы и род занятий, местожительство)

________________________________________________________________________________

5. Бывал ли за границей

(где, с какого и по какое время и чем занимался) ________________________________________

Подпись военнопленного___________________________

Подпись сотрудника,

заполнявшего анкету ______________________________

« » января 1940 г.

 ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 1. Лл. 204–206. Отпуск.

 

[34]   

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/58706

Приказ НКВД СССР о недостатках в следственной работе органов НКВД

09.11.1939

Начальникам управлений и отделов НКВД СССР, наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД краев и областей, начальникам окружных, городских и районных отделов (отделений) НКВД, начальникам ДТО и ОДТО НКВД, начальникам особых отделов НКВД военных округов, флотов, армий, воинских соединений и частей, начальникам пограничных отрядов НКВД, начальникам 3 отделов ИТЛ и ИТК НКВД, начальникам УРКМ республик, краев, областей и городов.

Несмотря на неоднократные указания НКВД СССР (приказы НКВД СССР № 00701 от 23 октября 1938 г., № 00762 от 26 ноября 1938 г., № 00786 от 8 декабря 1938 г., № 00156 от 20 февраля 1939 г., № 0264 от 17 августа 1939 г., № 00954 от 17 августа 1939 г., циркуляр № 136 от 25 июля 1939 г.), в следственной работе органов НКВД до настоящего времени имеет место ряд нарушений уголовно-процессуального кодекса.

Эти нарушения в основном сводятся к следующему:

1. Вопреки приказам НКВД СССР № 00762 от 26 ноября 1938 года и № 00954 от 17 августа 1939 года в ряде случаев аресты производятся без предварительной санкции прокурора, постановления о заключении под стражу обвиняемым не объявляются.

Так, например:

а) В апреле 1938 г. УНКВД по Харьковской области по следственному делу № 114096 без санкции прокурора был арестован Братчик В.М.

Следствие по делу было закончено 31 марта 1939 г., и дело было направлено, также без согласования с прокурором, в Особое совещание при НКВД СССР.

б) По следственному делу № 12720 НКВД Крымской АССР были арестованы как участники антисоветской организации Кукуян, Бикоквян и другие, в числе 10 человек.

14 февраля 1939 г. все обвиняемые из-под стражи были освобождены, а 17 апреля 1939 года — вторично арестованы.

Постановление об их аресте и санкции прокурора на повторный арест этих лиц в деле отсутствуют.

2. Допросы арестованных, вопреки ст. 134 УПК РСФСР и § «б», пункта 4 постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г., зачастую производятся не в течение 24 часов после ареста, а через 10—15 дней.

Систематически нарушается ст. 145 УПК РСФСР — обвинение арестованному предъявляется не в течение 14 суток со дня ареста, а через 1—2 месяца после ареста. Причем обвиняемые не допрашиваются неделями, если же и допрашиваются, то эти допросы, вопреки ст. ст. 138, 139 УПК РСФСР, не всегда протоколируются.

Нарушается решение СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года о точном указании времени начала и окончания допросов.

Отмечены случаи изъятия из следственных дел документов, в частности протоколов допросов арестованных.

Так:

В 1938 году НКВД БССР был арестован по обвинению в шпионаже в пользу одной из иностранных разведок Зубик-Зубковский П.А.

Вначале Зубковский сознался и показал, что для шпионской работы был завербован в 1930 году Тамковичем. Впоследствии от своих показаний отказался и заявил, что с Тамковичем он был связан как агент НКВД. На очной ставке же заявил, что Тамковича видит впервые и такой фамилии до этого не слыхал. Это обстоятельство не проверено.

В деле отсутствует 19 листов между листами 75—104. Никаких объяснений по этому вопросу в деле нет.

В таком виде дело было направлено на рассмотрение Особого совещания.

Дело Зубик-Зубковского возвращено для доследования в НКВД БССР.

3. Нарушаются сроки ведения следствия.

Ходатайство перед прокурором о продлении срока содержания арестованных под стражей по ряду дел возбуждается с опозданием на 2—3 месяца и более.

Вопреки ст. 206 УПК РСФСР, следственные материалы обвиняемым либо вовсе не предъявляются, либо предъявляются только частично.

Так:

а) Следственное дело № 203308 УНКВД Калининской области по обвинению Строилова С.М: при выполнении ст. 206 УПК обвиняемый просил приобщить к делу ряд документов. Последние к делу не приобщены, и постановления об отказе ему в этом в деле нет.

б) Подобный факт имеет место и по делу № 31218 в УНКВД Пермской области, где обвиняемый Сребницкий при выполнении 206 ст. УПК просил о приобщении ряда документов, имеющих существенное значение по делу. Между тем следствием ему отказано в этом без достаточных на то оснований.

в) По следственному делу № 92726 НКВД БССР по обвинению Утинского А.О. в шпионаже: Утинский уличается показаниями жены. Очная ставка не проведена. Постановление о привлечении к уголовной ответственности обвиняемому не предъявлено, также не объявлено об окончании следствия и не предъявлены материалы следствия.

г) Следственное дело № 19727 НКВД Армянской ССР по обвинению Бурсиян, Таноян и других, в числе 6 человек: обвиняемые не владеют русским языком, между тем допрос велся на русском языке, в отсутствие переводчика. По окончании следствия обвиняемые с материалами дела не ознакомлены.

Перечисленные выше дела также возвращены на доследование.

4. Имеют место случаи, когда органы НКВД, не опротестовывая постановления прокуроров о прекращении дел, продолжают содержать арестованных под стражей.

В нарушение приказа НКВД СССР № 00762 от 26 ноября 1938 года некоторые органы НКВД продолжают направлять в Особое совещание при НКВД СССР дела, которые при соответствующей доработке могли быть рассмотрены в судах, или такие дела, которые за отсутствием состава преступления должны быть прекращены на местах.

Так:

а) 22 апреля 1939 года 434-я военная прокуратура вынесла постановление о прекращении дела Павлова А. А. и направила дело начальнику УНКВД по Одесской области для выполнения постановления прокурора об освобождении Павлова из-под стражи.

Получив дело, начальник УНКВД по Одесской области не согласился с постановлением прокурора, однако, не опротестовав его и не испросив санкции на дальнейшее содержание Павлова под стражей перед вышестоящим прокурором (в данном случае военным прокурором КОВО), продолжал незаконно содержать Павлова под стражей до августа 1939 года, когда дело было направлено им в НКВД УССР с ходатайством об отмене постановления 434-й военной прокуратуры и направлении дела для рассмотрения в Особое совещание.

б) Прокурором г. Кизела (Пермская область) были вынесены постановления о прекращении дел и освобождении из-под стражи Голицина, Дубицкого, Кузнецова, Кива и других арестованных. Ни одно из этих постановлений горотделом НКВД не было выполнено, опротестовано также не было, а по делам Голубева Я.Ф. и Вечтомова А.М. постановления прокурора были выполнены лишь спустя 3 месяца.

в) Следственное дело особого отдела КОВО № 132762 по обвинению Марушевского Б.П. по заключению военного прокурора от 21 мая 1939 года подлежало прекращению, а Марушевский — освобождению из-под стражи. Однако особый отдел КОВО не опротестовал заключения военного прокурора, направил дело на рассмотрение Особого совещания.

5. В отдельных управлениях НКВД все еще не изжиты факты утери следственных дел и неналаженности учета.

Так, например:

а) 22 сентября этого года начальником Кунгурской тюрьмы № 7 был обнаружен в этой тюрьме следственно-заключенный Фишер И. М., который содержится под стражей с 14 декабря 1937 г. и с 15 января 1938 г. совершенно не вызывался на допрос, причем следственного дела по обвинению Фишера обнаружено не было.

Как показала проверка, дело по обвинению Фишера возникло в декабре 1937 года в Кунгурском РО НКВД и в этом же месяце было направлено в 3 отдел УНКВД по Свердловской области вместе с арестованным. Фактически дело находилось без движения.

Дело Фишера прекращено, арестованный из-под стражи освобожден. Виновные привлекаются к ответственности.

б) В практике следственной работы УНКВД по Свердловской области отмеченный факт не единичен. Так, например, следственная часть УНКВД в своем производстве числила до 15 сентября с.г. арестантское дело по обвинению Хупли, умершего в тюрьме в 1938 году.

Дело по обвинению Леурда М.Е., арестованного в 1937 г., было направлено из УНКВД на доследование в Верхне-Туринское РО НКВД, где в течение ряда месяцев лежало без движения.

Начальник УНКВД по Свердловской области майор госбезопасности тов. Иванов, имея сигналы об утере 20 следственных дел, не принял мер к немедленному устранению этой преступной расхлябанности.

Приказываю:

1. Тщательно проверить все находящиеся в производстве органов НКВД следственные дела и те, в которых отсутствуют данные для дальнейшего ведения следствия, производством прекратить и арестованных из-под стражи освободить.

2. Проверить правильность оформления арестов и устранить вседопущенные нарушения уголовно-процессуального кодекса в части оформления следственного дела.

3. Организовать проверку в тюрьмах всех арестованных, числящихся за органами НКВД (за исключением осужденных), на предмет выявления возможно содержащихся под стражей без необходимого оформления. По всем таким фактам немедленно установить целесообразность дальнейшего содержания арестованных под стражей и провести тщательное расследование для определения и наказания виновных.

4. Установить строгий контроль за соблюдением уголовно-процессуальных норм в соответствии с инструкцией (§§ 3, 10, 18, 23, 24), объявленной приказом НКВД СССР № 00931 от 11 августа 1939 года и циркуляром НКВД СССР № 167 от 17 августа 1939 г.

При выполнении требований ст. 206 УПК по групповым делам обвиняемым обязательно представлять материал всего следственного дела.

5. В случае несогласия с предложениями прокурора о прекращении следственных дел, освобождении арестованных, немедленно опротестовывать решения прокуроров перед вышестоящими органами прокуратуры, испрашивая в таких случаях санкцию на содержание арестованного под стражей до разрешения вопроса в высшей прокурорской инстанции. Копии протестов направлять в НКВД СССР.

6. На лиц, виновных в указанных в настоящем приказе нарушениях, наложить взыскание и предупредить весь оперативный состав НКВД, что впредь за подобные нарушения уголовно-процессуального кодекса виновные будут подвергаться строгим взысканиям.

Начальнику УНКВД по Свердловской области доложить мне о принятых мерах во исполнение настоящего приказа.

7. С настоящим приказом ознакомить весь оперативный состав НКВД.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 7. Л. 20—22 об. Копия. Машинопись.

[35]  

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008898

Предложения УПВ НКВД СССР о разгрузке Старобельского и Козельского лагерей, направленные Л.П. Берии

20.02.1940

Москва

 

 

Сов. секретно

Народному комиссару внутренних дел Союза ССР

 

комиссару государственной безопасности I ранга

 

товарищу Берия Л.П.

 

 

В целях разгрузки Старобельского и Козельского лагерей, прошу Вашего распоряжения на проведение следующих мероприятий:

1. Всех тяжелобольных, полных инвалидов, туберкулезников, стариков от 60-ти лет и выше, из числа офицерского состава, которых насчитывается около 300 человек, отпустить по домам.

2. Из числа офицеров запаса, жителей западных областей УССР и БССР — агрономов, врачей, инженеров и техников, учителей, на которых нет компрометирующих материалов, отпустить по домам.

По предварительным данным из этой категории может быть отпущено 400–500 человек.

3. На офицеров КОПа (корпус охорони погранична), судейско-прокурорских работников, помещиков, актив партии «ПОВ» и «Стрелец», офицеров 2-го отдела бывш. польглавштаба, офицеров информации, (около 400 человек), прошу Вашего разрешения оформить дела для рассмотрения на Особом совещании при НКВД.

Следствие по этим категориям желательно вести в наркоматах внутренних дел БССР и УССР, а в случае невозможности сосредоточить всех перечисленных в Осташковском лагере, где и вести следствие.

 

Начальник Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных майор П. Сопруненко

Комиссар Управления НКВД СССР

по делам о военнопленных полковой комиссар Нехорошев

 

Резолюции на 1-м листе:

В верхнем левом углу синим карандашом: «Тов. Меркулов. Пер[еговорите] со мной. Л. Б[ерия]. 20/II-40 г.».

«Тов. Сопруненко. В. М[еркулов]. 21/II.».

 ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 3а. Д. 1. Лл. 274–275. Подлинник.

 

 

[36] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008903

 

Директива заместителя наркома внутренних дел СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга В.Н. Меркулова о переводе содержащихся в Старобельском, Козельском, Осташковском лагерях тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, помещиков и других в тюрьмы

 

22.02.1940

Москва

 

 

 

641/б

Сов. секретно

Начальнику Управления по делам о военнопленных

 

майору тов. Сопруненко

 

НКВД Украинской ССР

 

комиссару госбезопасности III ранга

 

тов. Серову

 

Начальнику Ворошиловградского УНКВД

 

капитану госбезопасности

 

тов. Череватенко

 

Начальнику УНКВД Смоленской области

 

капитану госбезопасности

 

тов. Панфилову

 

Начальнику УНКВД Калининской области

 

полковнику

 

тов. Токареву

 

 

По распоряжению народного комиссара внутренних дел тов. Берия предлагаю всех содержащихся в Старобельском, Козельском и Осташковском лагерях НКВД бывших тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников перевести в тюрьмы, перечислив их за органами НКВД.

Все имеющиеся на них материалы передать в следственные части УНКВД для ведения следствия.

О порядке дальнейшего направления этих дел указания будут даны дополнительно2.

О количестве переданных арестованных донесите.

 

Зам. народного комиссара внутренних дел Союза ССР

комиссар государственной безопасности III ранга В. Меркулов

 ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 1. Л. 230. Подлинник.

 

[37] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008928

Распоряжение УПВ НКВД СССР начальникам лагерей для военнопленных об исполнении директивы Л.П. Берии о переводе в тюрьмы содержащихся в лагерях тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников и других

23.02.1940

Москва

 

 

 

25/1869

Сов. секретно

 

Только лично

Начальнику______________ лагеря НКВД

 

Начальнику УНКВД___________________ области

 

 

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР тов. Берия дал распоряжение всех содержащихся в Вашем лагере тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников перевести в тюрьмы, перечислив их за органами НКВД.

Все имеющиеся на них материалы передать в следственные части УНКВД для ведения следствия. (Указания зам. наркома внутренних дел СССР тов. Меркулова № 641/б от 22.II.1940 г.)2.

При осуществлении этой операции Вам надлежит руководствоваться следующим:

1. В пятидневный срок уточнить количество состоящих на учете в лагере:

а) тюремщиков и чиновников тюремного ведомства (независимо от занимаемой должности);

б) разведчиков (офицеры и сотрудники 2-го отдела польского Генштаба, офицеров информации, военных цензоров и кадровых офицеров КОПа, ведших разведывательную работу против СССР);

в) провокаторов;

г) осадников;

д) судебных работников;

е) помещиков;

ж) торговцев и крупных собственников.

2. Связаться с начальником УНКВД и по получении от него указаний, в какие тюрьмы должны быть направлены лица, перечисленные в п. 1, донести в Управление по делам о военнопленных количество лиц каждой категории и пункты направления.

3. Отправку в тюрьмы производить по получении нарядов из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных.

4. Учетные дела на военнопленных в законвертованном и запечатанном виде сдаются начальникам конвоя для передачи вместе с арестованными в тюрьмы.

Все имеющиеся в особом отделении материалы на каждого из отправляемых передать в следственную часть УНКВД.

5. Работу по выявлению тюремщиков, разведчиков, провокаторов, осадников, судебных работников, помещиков, торговцев и крупных собственников продолжать и, по мере выявления таких лиц, немедленно сообщать в Управление НКВД по делам о военнопленных для направления их в тюрьму.

6. О количестве переданных в тюрьмы немедленно доносить в Управление по делам о военнопленных. Одновременно высылая на каждого переданного подробную справку, составленную на основании учетных и оперативных материалов.

Предупреждаю, что вся работа по переводу военнопленных в тюрьмы должна проводиться с соблюдением строжайшей конспирации.

 

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных

майор П. Сопруненко

Комиссар Управления НКВД СССР по делам о военнопленных

полковой комиссар Нехорошев

ЦХИДК. Ф. 1/п. Оп. 3а. Д. 2. Лл. 143–144. Подлинник.

 

[38] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#104doc

6 июля 1940 год.  Москва.  Приказ № 00806 Л.П. Берии «О перевозке интернированных в Литве военнослужащих и полицейских бывшего польского государства в лагеря НКВД СССР для военнопленных»

Сов. секретно

Приказ
народного комиссара внутренних дел Союза ССР
за 1940 год [1]

Содержание
№ 00806.О перевозке интернированных в Литве военнослужащих и полицейских
бывшего Польского государства в лагеря НКВД СССР для военнопленных.

№ 00806. 6 июля 1940 г., гор. Москва.

Для организации перевозки из Литвы в СССР интернированных военнослужащих и полицейских быв. Польского государства в количестве 4767 человек, в том числе  859 офицеров,

Приказываю:

1. Командировать в гор. Каунас начальника штаба конвойных войск НКВД СССР комбрига тов. Кривенко М.С.

Тов. Кривенко организовать приемку, погрузку и отправку интернированных в СССР, согласно прилагаемого при сем плана. План утвердить.

2. Начальнику Управления НКВД СССР по делам военнопленных капитану государственной безопасности т. Сопруненко П.К. разместить интернированных в следующих лагерях НКВД СССР для военнопленных:

а) Козельском лагере — офицеров, полицейских офицеров, врачей, духовенство, гражданских чиновников и рядовых полицейских, общей численностью — 2187 чел.

б) Юхновском лагере — унтер-офицеров и рядовых бывшей польской армии, общей численностью — 2580 чел.

3. Интернированных офицеров, от подполковника до генерала включительно, а также крупных государственных и военных чиновников содержать в Козельском лагере, отдельно от остального состава интернированных.

4. Для приема интернированных на территории СССР, на станции Гудагай Белостокской железной дороги т. Сопруненко П.К. организовать перегрузочный пункт.

Командировать для работы на пункте нач[альника] 2-го отдела Управления НКВД СССР по делам военнопленных старшего лейтенанта государственной безопасности т. Маклярского И.Б., старшего инспектора 4-го отдела Управления НКВД СССР по делам военнопленных т. Кальмановича Г.Ю. и инспектора 3-го отдела Управления НКВД СССР по делам военнопленных т. Уральского А.Ф.

5. Обеспечение перевозок эшелонами и питание интернированных в пути возложить на зам. наркома внутренних дел СССР тов. Чернышова В.В.

6. Зам. наркома внутренних дел СССР генерал-лейтенанту тов. Масленникову И.И. и начальнику Главного управления конвойных войск генерал-майору тов. Шарапову организовать тщательную охрану интернированных в пути следования, выделив необходимое количество конвоя.

7. Начальнику Управления НКВД по Смоленской области капитану государственной безопасности тов. Куприянову Е.И.  наладить оперативно-чекистское обслуживание интернированных через особые отделения в Козельском и Юхновском лагерях.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР
комиссар государственной безопасности 1-го ранга
Л. Берия.

Верно: пом[ощник]
нач. отделения кодификации Секретариата НКВД СССР
лейтенант государственной безопасности)

 

[39] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#3doc

7 марта 1940 года. Москва. — Директива Л.П. Берии начальнику Управления НКВД СССР по делам о военнопленных майору П.К. Сопруненко об организации работы по составлению списков польских военнопленных — офицеров, полицейских, жандармов и др., содержащихся в лагерях, и членов их семей

№ 886/б

Нач[альнику] Управления по делам
военнопленных НКВД Союза ССР
тов. Сопруненко[1]

Приказываю:

1. Организовать составление точных списков содержащихся в лагерях для военнопленных бывших польских офицеров, полицейских, жандармов, тюремщиков, гласных и негласных агентов полиции, бывших помещиков, фабрикантов и крупных чиновников бывшего польского государственного аппарата [2].

2. При составлении списков руководствоваться следующим:

а) в списках должен быть указан состав семьи каждого военнопленного и их точный адрес. Членами семьи считаются жена и дети, а также родители, братья и сестры, в том случае, если они проживают вместе с семьей военнопленного;

б) списки должны быть составлены по городам и районам западных областей Украины и Белоруссии, отдельно по каждому городу или району и направлены НКВД УССР и БССР тов. Серову и тов. Цанава;

в) списки военнопленных, семьи которых по данным Вашего учета проживают на территории бывшей Польши, ныне отошедшей к Германии, также должны быть составлены в алфавитном порядке и направлены НКВД УССР и БССР;

г) все списки должны составляться на основе материалов уже имеющихся в лагерях учетных дел военнопленных. Опрос военнопленных может быть допущен в целях уточнения имеющихся учетных данных лишь в отдельных случаях.

3. Работу по составлению списков закончить в пятидневный срок. Об исполнении доложите.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР
комиссар государственной безопасности I ранга
(Л. Берия)

ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 7. Пор. 13. Лл. 46-47. Копия. «Органы...». С. 157—158.

 Резолюция в левом верхнем углу 1-го листа красным карандашом: «Тов. Рыбакову.
1) Все распоряжения сделаны мною лично как т. Кривенко, так и командую[щему] 15-й бригады. 2) Оперотделу докладывать о ходе выполнения приказа мне ежедневно к 19.00. 8/VII - 40 г. Шарапов».
В нижней части первой страницы виза: «А. Рыбаков. 7.7.40»

РГВА. Ф. 40600. Оп. 1. Д. 43. Лл. 234- 236. Зав. копия.

[40] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#19doc

 

 

[41] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#23doc

4 апреля 1940 года.  Москва. Распоряжение П.К. Сопруненко начальникам Осташковского, Старобельского и Козельского лагерей о направлении учетных дел на лагерную агентуру с нарочным лично начальнику УПВ НКВД СССР

49541/8919

Сов. секретно

Козельск. Лагерь НКВД — Зарубину. Королеву.
Старобельск. Лагерь НКВД — Миронову. Бережкову.
Осташков. Лагерь НКВД — Холичеву, Борисовец.

Если в списках военнопленных, подлежащих отправке из лагеря, будет Ваша агентура — последнюю никуда не отправляйте до особого распоряжения.

Лагерные учетные дела на агентов, не отосланные еще в Управление по делам военнопленных, отберите и вместе с имеющимися на них агентурными материалами вышлите нарочным [в] совершенно секретном порядке лично мне.

Основание: распоряжение зам. наркома тов. Меркулова.

П. Сопруненко

ЦА ФСБ РФ. Ф.З. Оп. 7. Пор. 636. Л.42. Подлинник. На бланке шифротелеграммы.
«Катынь...». С. 537.

 

 

[42] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#24doc

 

5 апреля 1940 года. Осташков — Калинин. — Путевая ведомость по сопровождению лишенных свободы польских военнопленных по маршруту Осташков — Калинин 

 

№№ поезда или название парохода Месяц число Время прибытия Наименование пунктов приема и сдачи (заполняется в штабе) В передний путь
    часы мин.   Принято Сдано Отправилось не сдано провезено Куда следовали лишенные свободы (заполняется в штабе)
21 5/IV-40 9 30 Осташков          
Вагонзаки
956     63 63 63  
522 70 70 70
573 70 70 70
536 70 70 70
524 Калинин 70 70 70
    Всего 343 343 343

Н[ачальни]к эшелона
ст. л[ейтенан]т
П. Дулебов

РГВА. Ф. 18444. Оп. 2. Д. 278. Л. 140 об., 141. Подлинник.

 

[43] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#22doc

 

 

4 апреля 1940 года. Москва. Приказание Л.П. Берии наркомам внутренних дел УССР и БССР об аресте подофицеров быв. польской армии, проводящих контрреволюционную работу 

№ 1173/б

Народному комиссару внутренних дел УССР
комиссару госуд[арственной] безопасности III ранга
тов. Серову
Народному комиссару внутренних дел БССР
комиссару госуд[арственной] безопасности III ранга
тов. Цанава

По делам ликвидированных в западных областях УССР и БССР контрреволюционных организаций польских националистов устанавливается, что наиболее активную и во многих случаях руководящую роль в этих организациях играет подофицерский состав быв. польской армии (капралы, плютоновые, сержанты и т.д.).

В связи с этим предлагаю:

1. Всех лиц из числа подофицеров быв. польской армии, проводящих контрреволюционную работу, арестовать.

2. Взять на оперативный учет подофицерский состав быв. польской армии: капралов, плютоновых, старших сержантов, сержантов, хорунжих и подхорунжих, использовав для этого проходящую в западных областях УССР и БССР паспортизацию 

и учет военнообязанных.

3. По мере выявления подофицерских кадров быв. польской армии, сомнительный и подозрительный элемент из них обеспечить агентурным наблюдением.

4. О результатах учета сообщить в НКВД СССР.

Народный комиссар внутр[енних] дел Союза ССР
комиссар госуд[арственной] безопасности I ранга
(Л. Берия)

ЦА ФСБ РФ. Ф.З. Оп. 7. Пор. 14. Л.289. Копия.
«Органы...», с. 167—168.

 

[44] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#25doc

5 апреля 1940 года.  [Калинин].  Расписка помощника начальника УНКВД по Калининской области Т.Ф. Качина о приеме 343 польских военнопленных от начальника конвоя 

Расписка

Принято от конвоя заключенных в количестве триста сорок три человека (343).

Принял                  Т. Качин

5/IV-40 г.

РГВА. Ф. 18444. Оп. 2. Д. 278. Л. 142. Подлинник. Рукопись.
«Катынъ...». С. 539.

 

 [45] 

http://www.katyn-books.ru/archive/1940_2000/19402000.html#90doc

 

1940 год. май [ранее 25], Москва. - Справка УПВ НКВД СССР о количестве польских военнопленных отправленных из спецлагерей в распоряжение УНКВД трех областей и в Юхновский лагерь

Сов. секретно

Справка
об отправках военнопленных 

  I. Осташковский лагерь  
Отправлено: 1) В УНКВД по Калининской области
2) В Юхновский лагерь
— 6287 чел.2
   112 — " —
  Итого: __________
6399 чел.
  II. Козельский лагерь  
Отправлено: 1) В УНКВД по Смоленской области
2) В Юхновский лагерь
— 4404 чел.
   205 — " —
  Итого: __________
4609 чел.
  III. Старобельский лагерь  
Отправлено: 1) В УНКВД по Харьковской области
2) В Юхновский лагерь
- 3896 чел.
   78 — " —
  Итого: __________
3974 чел.
Всего отправлено: 1) В УНКВД
2) В Юхновский
б)14587б)
б)
395б) чел.

Начальник Управления НКВД СССР
по делам о военнопленных
капитан госбезопасности
(Сопруненко)
Начальник 2-го отдела Управления
НКВД СССР по делам о военнопленных
лейтенант госбезопасности
Маклярский

РГВА. Ф. 1/п. Оп. За. Д. 2. Л. 273. Подлинник.

«Катынь...». С. 597.

 

[46] 

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1008996

Выписка из протокола № 13 пункт 144 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) о расстреле польских офицеров, жандармов, полицейских, осадников и других из трех спецлагерей для военнопленных и заключенных тюрем западных областей Украины и Белоруссии

05.03.1940

Москва

 

 

Строго секретно

 

Из о[собой] п[апки]

Всесоюзная Коммунистическая Партия (большевиков). Центральный Комитет

П13/144

 

5 марта 1940

Тов. Берия

Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК от... 193... г.

Решение от 5.III.40 г.

144. — Вопрос НКВД СССР.

I. Предложить НКВД СССР:

1) Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14 700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков;

2) а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11 000 человек членов различных к[онтр]р[еволюционных] шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков — рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела.

II. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения — в следующем порядке:

а) на лиц, находящихся в лагерях военнопленных — по справкам, представляемым Управлением по делам военнопленных НКВД СССР,

б) на лиц, арестованных — по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД БССР.

III. Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе т.т. Меркулова, Кобулова и Баштакова (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР).

 Секретарь ЦК

 АПРФ. Ф. 3. Закрытый пакет № 1. Копия.

 

Скриншоты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна