Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Вадим Кожинов. Великая война России. Почему непобедим русский народ. 1. Введение. Юрий Крупнов. Открытие великой войны. 2. Истинный смысл и значение мировой войны 1939–1945. Война и геополитика.

23.03.2012 14:52      Просмотров: 3099      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по истории СССР. Составитель: Анатолий Краснянский

 

Великая война России

Источник информации - http://profismart.ru/web/bookreader-87935.php

 

    В книге "Великая война России" представлен оригинальный взгляд выдающегося русского мыслителя, историософа, литературоведа и публициста В.В. Кожинова (1930–2001) на истинный смысл и всемирное значение Второй мировой войны - Великой войны России - и всего тысячелетия русских войн. Автор определяет геополитические основания и ключевые события Великой войны 1939–1945 гг., показывает трагическое бытие России и действенное историческое сознание русского народа, а также разоблачает ложь и ничтожество идеологов всех мастей - от советских бюрократов до "неформальных" горе-историков.

Вадим Кожинов

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА РОССИИ

    Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно.
К. Клаузевиц

Открытие великой войны

    Тут русские дрались как звери, Как ангелы!..
Ф. Глинка, 1839
    Книга, которую вы держите в руках, достаточно полно представляет оригинальный взгляд выдающегося русского мыслителя, историософа и литературоведа Вадима Валерьяновича Кожинова (1930–2001) на ту войну, 60-летие Победы в которой мы собираемся отмечать через полгода - на Вторую мировую войну - и на духовные основания всего тысячелетия русских войн.
    Сегодня в мире идет схватка, настоящая новая война за Победу в той, казалось бы, далекой и навсегда ушедшей в прошлое Второй мировой войне.
    Война ныне идет прежде всего за смысл и значение войны.
    Именно поэтому в сознание населения всего мира в последние годы вбрасывается множество самых разных интерпретаций ее итогов. Основные усилия при этом направлены на развенчивание нашей российско-советской Победы в той Великой войне. За этим стоит очевидный геополитический заказ, поскольку дискредитация нашей Победы ведет к дискредитации Ялтинского мирового порядка и убирает последние препятствия на пути организации нового мирового порядка без России.
    К сожалению, население СССР в конце 80-х годов оказалось неготовым к атаке на священную для нас войну. Огромный вред здесь нанесла и историческая наука СССР. Наиболее сильные ее представители были либо идеологизированы, либо посчитали недостойным для себя активно участвовать в публицистике. И, главное, в советской исторической науке к перестройке не было сделано ни одного серьезного открытия. И мы проиграли, поскольку, как оказалось, уже почти забыли свою войну и еще не стали ее по-настоящему знать.
    Именно поэтому неоценимое значение имели и имеют работы В.В. Кожинова.
    Не являясь историком по профессии и по должности, Вадим Валерьянович Кожинов сумел достичь высочайшего профессионального уровня исторического мышления и познания и, более того, совершить не одно, несколько исторических открытий в той многократно описанной и, казалось бы, насквозь известной войне.
    Какие же это открытия?
    Во-первых, он установил, что Вторая мировая война 1939–1945 гг. не может рассматриваться независимо, как бы отдельно от Великой Отечественной войны, поскольку СССР-Россия не просто внес решающий вклад в победу во Второй мировой войне "своей" Великой Отечественной войной, но и поскольку СССР задолго до 22 июня 1941 года полноценно вступил в мировую войну и стал в итоге главным победителем в ней.
    Рассматривая отечественную историю конца 30-х и первой половины 40-х годов прошлого века в самом широком - всемирном - контексте, Вадим Валерьянович фактически вводит новое понятие и имя нашей мировой войне - Великая война.
    Во-вторых, В.В. Кожинов показал, что Вторая мировая война была в своей основе войной между всей континентальной Европой, которую возглавляла Германия, и СССР-Россией. Европа при этом не просто "работала" на Германию, но выступила в той войне единой новой европейской империей, осуществлявшей через агрессию германского нацизма единый геополитический "Натиск на Восток" объединенной Европы.
    В-третьих, из работ В.В. Кожинова однозначно следует, что любые идеологические трактовки Великой войны являются поверхностными, что на деле та война в первую очередь была войной не "коммунизма" с "фашизмом", не "большевизма" с "нацизмом", не двух неразличимых в сущности "тоталитарных государств", а священной войной "называемого Россией мира" за спасение уникальной российской цивилизации и, в ее лице, высших ценностей Всемирной Истории. И именно поэтому та Великая война, как показывает В.В. Кожинов, была для русских не предметом идеологии и политологии, а вопросом жизни и смерти.
    В-четвертых, В.В. Кожинов показывает, что возникший после победы России во Второй мировой войне "Ялтинский мир" стал возможен исключительно благодаря победоносной мощи СССР-России и вопреки желаниям "союзников" в лице прежде всего США и Великобритании.
    В-пятых, В.В. Кожинов вскрывает несерьезность любых рассуждений о том, что успешный натиск немецких войск первые два года после 22 июня 1941 года определялся "внезапностью", "неожиданностью" их нападения на нашу страну или "злой волей" и "бездарностью" тогдашнего политического и военного руководства СССР. В 1941–1942 гг. враг действительно был сильней, и сила его определялась, с одной стороны, наличием мощной геополитической воли Германии-Европы и, с другой стороны, колебаниями Сталина, руководства СССР и по существу всего населения страны между двумя взаимоисключающими "линиями": революционно-партийной, классовой - и собственно государственнической и геополитической.
    В-шестых, В.В. Кожинов обнаруживает, что истинными творцами военной победы России в Великой войне стали не известные герои Гражданской войны, а профессиональные русские военные: по линии теории - выдающиеся военачальники Первой мировой войны, а по линии практики - офицеры, успевшие поучаствовать в Первой мировой войне и начавшие в ней свой боевой путь с рядовых.
    В-седьмых, В.В. Кожинов восстанавливает великий смысл противоборства советских и германских войск подо Ржевом, которое нередко представляется в качестве бессмысленного противостояния. Подробным анализом реальных обстоятельств тяжелейших боев 1942-го и начала 1943 года подо Ржевом он раскрывает нам их смысл, а также истинный ход всей Великой войны: немцы здесь дрались под лозунгом "Ржев - ворота Берлина", и, когда они наконец приняли решение отступать, то это стало сознанием безнадежности сопротивления, неизбежности своего поражения, что означало одно: они сдались и открыли нам дорогу на Берлин.
    Наконец, Вадим Валерьянович Кожинов убедительно показал, что Победа СССР в Великой войне над лучшей в истории (по определению Г.К. Жукова) армией была предопределена, поскольку со стороны СССР воевал "называющийся Россией мир", который не захотел идти под власть чуждого ему европейско-германского мира.
    В основе этого мира "России" лежит христианский принцип уникальности и незаменимости личности каждого человека, каждого народа, каждой цивилизации. Реализация именно этого принципа позволяет русско-российско-советскому миру побеждать, не унижая никого на земле, даже злейшего врага.
    Этот мир с полным основанием можно считать русским, поскольку, по мнению В.В. Кожинова, та война доказала, что русские - это понятие не этническое, а мирополитическое и континентальное, евразийское, и что оно объединяет в себе русских, казахов, евреев, украинцев, белорусов - все без исключения евразийские народы России.
    Центром этого мира стала Москва, и поэтому для русских в широком смысле, для русских как сверхэтноса была абсолютно очевидной невозможность, немысли-мость сдачи Москвы врагу, поскольку, цитирует В.В. Кожинов Елену Ржевскую, "падение Москвы - это конец света, а не факт войны".
    Здесь, под Москвой, русские обрели, как пишет В.В. Кожинов, сверхсилу, когда каждый стал драться и принимать решения "не спросясь, на свой страх и риск, как Бог на душу положит" (Е. Ржевская), и именно эта сверхсила и сделала для нас ту геополитическую войну войной за недопущение конца света, религиозной священной войной, что и позволило в итоге русским стать истинными и главными победителями во Второй мировой войне.
    Основой победы явилось наше превосходство над врагом, которое не было собственно военным, а "превосходством самого мира, в который вторгся враг".
    Нет сегодня ничего более важного, чем подлинные знания про нашу Победу в Великой войне. Только осознав реальный смысл той войны, мы сможем восстановить Россию как мировую державу.
    Перед вами книга открытий. Счастливого пути!
 
    Юрий Крупнов, председатель общественного движения "Партия России"

Истинный смысл и значение мировой войны 1939–1945

Война и геополитика

    Датировка войны в названии этой части моего сочинения может несколько смутить, ибо в сознании большинства людей война датируется 1941–1945 годами. Вполне естественно, что Великая Отечественная война как бы заслонила собой предшествующий период. Тем не менее участие СССР в войне началось уже в 1939 году на тогдашних территориях Польши и - в гораздо больших масштабах - Финляндии. Александр Твардовский в написанном в 1943 году стихотворении назовет финскую войну "незнаменитой", но она все же, увы, имела место. И нельзя полноценно понять войну 1941–1945 годов без понимания того, что происходило начиная с 1939 года и называется в целом Второй мировой войной.
    Не умаляя достоинств многих книг и статей об этой войне, приходится все же сказать, что господствующие представления о ней страдают поверхностностью, то есть, в конечном счете, не являются истинными. Делу мешает в особенности идеологизированность сочинений о Великой войне, притом даже не столь уж важно, какая именно идеология перед нами - коммунистическая или, напротив, антикоммунистическая, широко внедрившаяся в сочинения об этой войне, публикуемые в последние годы. Толкование столь грандиозного события в свете какой-либо идеологической тенденции заведомо не дает возможности понять ее действительный смысл во всей его полноте и глубине.
    Надеюсь, не вызовет спора утверждение, что эта война - одно из наиболее значительных событий Истории во всей ее целостности, кардинально изменившее само состояние мира. Так, например, едва ли можно усомниться, что последствием этой войны явилось потрясение и затем быстрое отмирание существовавшей уже более четырех столетий колониальной системы, во многом определявшей бытие Азии, Африки и Латинской Америки - хоть и не была вообще ликвидирована зависимость этих континентов от стран Западной Европы и США.
    И есть все основания утверждать, что в этой войне решались именно судьбы континентов, а не только отдельных государств и народов, - притом судьбы в многовековом, даже тысячелетнем плане, а не в рамках отдельного исторического периода; уместно определить эту войну как событие самого глубокого и масштабного геополитического значения.
    Понятие о геополитике получило у нас права гражданства совсем недавно. В последнем издании Большой советской энциклопедии было безоговорочно объявлено: "Геополитика - буржуазная реакционная концепция" и т. д. (т. 6, с. 316; 1917 год). Сам термин "геополитика", соединяющий древнегреческие слова "земля" и "управление государством", толкуют весьма различно. Я считаю возможным употреблять его в достаточно простом и ясном значении; речь идет о единстве определенного земного пространства, определенной "территории" и сложившегося на ней (существовавшего, так сказать, извечно) государства либо взаимосвязанной совокупности государств. Предмет геополитического мышления - это обладающие более или менее органичным единством "земли-государства", закономерно стремящиеся, в частности, к сохранению своих границ.
    Наиболее крупный геополитический феномен - континент-государство, или, вернее, континент-империя. С внешней точки зрения Европа, например, представляется суммой отдельных земель-государств, однако в тысячелетней европейской истории не единожды создавалась так или иначе, в той или иной мере объединявшая континент империя, которая как бы существует подспудно и тогда, когда ее нет налицо. Об этом проникновенно писал еще полтора века назад великий поэт и мыслитель Федор Тютчев.
    Кстати сказать, геополитическое мышление обычно считают чисто "западным" изобретением. Сам термин "геополитика" действительно предложил в 1916 году шведский социолог Рудольф Челлен (1864–1922), но образцы подлинно геополитического мышления содержатся в сочинениях и Тютчева, и других крупнейших русских мыслителей прошлого столетия - Петра Чаадаева (1794–1856), Николая Данилевского (1822–1885), Константина Леонтьева (1831–1891). Однако, как ни прискорбно, русская мысль в ее самых глубоких и масштабных воплощениях была фактически "отвергнута" господствующими идеологами еще задолго до революции и тем более после нее. А между тем, скажем, понимание соотношения Европы и России, выразившееся в сочинениях только что названных русских мыслителей, способно дать для постижения истинной сущности Второй мировой войны много больше, чем теоретические рассуждения о ней ее современников…
    Не исключено такое опасение; стремясь к геополитическому мышлению о войне, не колеблю ли я тем самым столь дорогое миллионам русских людей понятие "Великая Отечественная война"? Не растворится ли в "глобальных" перспективах смысл самоотверженной защиты Отечества? Но на эти вероятные вопросы ответит эта часть моего сочинения в ее целостности.
    Поскольку война была грандиозным мировым событием, а СССР-Россия играл в этой войне существеннейшую и во многом просто главнейшую роль (превосходя в этом отношении даже свою роль в войне 1812–1814 годов), необходимо рассматривать отечественную историю данного периода в самом широком - всемирном - контексте, ибо без этого и невозможно понять ее истинный смысл. И, значит, не следует видеть нечто излишнее в характеристиках тогдашнего положения в целом ряде стран мира; в данном случае это не уход от собственно отечественной истории, а стремление осмыслить ее во всей ее полноте и глубине.
    К тому же ход войны непосредственно в отечественных пределах, начиная с 22 июня 1941 года, достаточно хорошо известен многим людям, но гораздо менее ясен тот ее всемирный контекст, о котором прежде всего пойдет речь.
    Наконец, положение той или иной страны - в данном случае России - в мире, ее взаимоотношения с миром наиболее глубоко и остро выявляются, обнаруживаются именно в ситуации грандиозной войны, и, осмысляя тему "Россия и мир во время Второй мировой войны", можно полнее и истиннее понять это положение и эти взаимоотношения вообще, - то есть в прошлом, настоящем и будущем. Наше, нынешнее время - это уже значительно отдаленное от войны будущее, но, как представляется, верное понимание того, что имело место более полувека назад, дает возможность вернее понять многие сегодняшние явления и события, - вернее, чем при, так сказать, прямом взгляде на них. Правда, для этого необходимо именно верное понимание Великой войны.
    Господствующее понимание периода 1941–1945 годов как противоборства СССР и Германии и тем более как схватки большевизма с нацизмом - по сути своей узко и поверхностно. Несостоятельность последнего толкования убедительно показана, например, в недавнем основательном исследовании О.Ю. Пленкова "Мифы нации против мифов демократии: немецкая политическая традиция и нацизм" (СПб., 1997). При всех своих "особенностях" нацистская Германия прямо и непосредственно продолжала то мощное устремление к первенству в Европе и, в известной степени, в мире вообще, которое в продолжение веков определяло путь германской нации. Основная тема книги О.Ю. Пленкова - "теория" и "практика" Германии в период с 1871 года, когда заново свершилось объединение этой страны, которая в течение долгого времени являла собой конгломерат разнородных государственных образований (и, следовательно, 1941 год реально готовился семь десятилетий). Даже сугубо "либеральный" германский социолог Макс Вебер писал во время Первой мировой войны: "…мы, 70 млн. немцев… обязаны быть империей. Мы должны это делать, даже если боимся потерпеть поражение"[1] (!).
    Корни этого германского устремления к имперскому "первенству" уходят очень далеко в глубь истории. Апелляцию нацистов к средневековой Германии чаще всего истолковывают как чисто идеологическое предприятие, как конструирование мобилизующего нацию мифа. Но с точки зрения геополитики проблема гораздо более существенна, чем может показаться. Ведь именно германские племена создали объединившую основное пространство Европы империю Карла Великого (800–814 гг.), на фундаменте которой позже, в X–XI веках, сложилась Священная Римская империя германской нации (правда, последние два слова были добавлены в это название еще позже, в XV столетии). И именно "империя германской нации" в прямом смысле слова создала тысячелетие назад то, что называется "Европой", "Западом"; - и начала "Drang nach Osten" - геополитический "натиск на Восток". Поэтому присвоение 21 июля 1940 года плану войны против СССР-России названия "План Барбаросса" - по прозвищу императора в 1155–1190 гг. Фридриха I (Краснобородого) - не являлось чисто риторической акцией.
    Главное здесь в том, что "империя германской нации" объединила Европу в определенную целостность и так или иначе правила ею в течение нескольких столетий. Могут возразить, что дело идет о слишком давнем времени, с которым Германию XX века можно связывать только теоретически. Ведь к концу Средневековья Священная Римская империя утратила свое верховное значение, и Европа предстала как совокупность отдельных более или менее замкнутых в себе земель-государств.
    Однако, как уже сказано, историческое бытие Европы время от времени порождало новую империю, которая так или иначе объединяла континент. После потери "германской нацией" ее верховной имперской роли (позволительно высказать мнение, что это объяснялось "перенапряжением" национальных сил) первенство постепенно перешло к Испании, и в 1519 году ее король Карл I становится императором Священной Римской империи Карлом V и в той или иной мере заново объединяет Европу, - уже не как представитель "германской нации" (хотя он и принадлежал к имевшей германское происхождение династии Габсбургов). В "испанский" период европейская империя осуществляет мощную колониальную экспансию на другие континенты, а с конца XVI века первенство в "колонизации" мира переходит к Великобритании (она сохраняла эту свою роль до XX века, что во многом определило расстановку сил во Второй мировой войне).
Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна