Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Ирина Анатольевна Коновалова, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин, заместитель декана юридического факультета Московского государственного областного университета. Государственная политика в области правосудия в отношении несовершеннолетних.

7.04.2009 8:49      Просмотров: 4399      Комментариев: 0      Категория: Государство и право, юриспруденция, ювенальное право

Источник информации:  www.Law-n-Life.ru/arch/120/120_Konovalova.doc


 
Ирина Анатольевна Коновалова, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин, заместитель декана юридического факультета Московского государственного областного университета


  Государственная политика в области правосудия в отношении несовершеннолетних


    Политика в области правосудия в отношении несовершеннолетних в качестве обязательного элемента включает в себя профилактику. А профилактические меры невозможно осуществлять в вакууме. Тем не менее, большая часть профилактической работы – это программы на уровне микрорайонов и местных общин, никак не влияющие на те известные внешние факторы, которые создают или питают благоприятную почву для несовершеннолетней преступности. Более того –  отсутствие эффективной профилактики вообще значительно снижает шансы на создание системы правосудия в отношении несовершеннолетних, достойной этого названия.

    На практике усилия по профилактике молодежной преступности буквально идентичны соблюдению и защите прав ребенка, которые провозглашает Конвенция о защите прав человека и основных свобод.[1] В этом нет ничего удивительного, однако на это редко обращают внимание. Кроме того, все ещё продолжаются споры об условиях, которые хотя и не являются в полном смысле причиной правонарушений, но, по меньшей мере, повышают их вероятность. Так, например, бедность (как абсолютная, так и относительная) в некоторых кругах все ещё не считается фактором, стимулирующим преступность, несмотря на то, что в Эр-Риядских руководящих принципах она на международном уровне официально признана таким фактором.

    Подобным спорам можно положить конец, если подход к реализации Эр-Риядских руководящих принципов тесно связать с осуществлением прав ребенка. Увязывание положений Эр-Риядских руководящих принципов с обязательствами по Конвенции поможет не только усилить действенность профилактических мер, но и вернуть в центр внимания как эту проблему, так и сами повсеместно игнорируемые принципы, которыми часто незаслуженно пренебрегают, считая их слишком расплывчатыми и нереальными. 

    Такой подход позволяет разрабатывать программы и политику на всех уровнях в самых разных областях – от общественного здравоохранения и образования до службы поддержки семьи. При этом следует более активно учитывать их потенциальный вклад в профилактику несовершеннолетней преступности. Тогда мы сможем радикально изменить сегодняшнее положение вещей, при котором профилактика в основном ограничивается изолированными инициативами и отдельными правозащитными мерами, исходящими исключительно от работников сферы «правосудия в отношении несовершеннолетних».

     Существует целый ряд основополагающих принципов предупреждения преступности несовершеннолетних, вытекающих из рассматриваемых международных документов:

- законодательство в области правосудия в отношении несовершеннолетних должно применяться ко всем лицам в возрасте до 18 лет;

- правосудие в отношении несовершеннолетних представляет собой составную часть процесса национального развития государства, и в качестве такового требует достаточных ресурсов с тем, чтобы правосудие в отношении несовершеннолетних можно было организовать в соответствии с международными принципами;

- принцип недискриминации и равенства применим в области правосудия в отношении несовершеннолетних, и это предусматривает запрещение дискриминации в отношении ребенка и семьи ребенка (статья 2 Конвенции);

- основополагающим принципом любой политики или действий в области правосудия в отношении несовершеннолетних является уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению интересов ребенка (пункт 1 статья 3 Конвенции);

- задержки в решении вопросов, касающихся ребенка, противоречат наилучшим интересам ребенка (пункт «d» статьи 37 и пункт «2 b» статьи 40 Конвенции);

- каждый ребенок должен иметь возможность пользоваться гуманным обращением и уважением неотъемлемого достоинства его личности с учетом потребностей лиц его возраста (пункт «с» статьи 37 Конвенции);

- на всех этапах с детьми следует обращаться таким образом, чтобы это содействовало их реинтеграции и выполнению ими полезной роли в обществе (пункт 1 статьи 40 Конвенции);

- дети имеют право свободно выражать свои взгляды в связи с процессом уголовного правосудия, и взглядам ребенка необходимо уделять должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка (статьи 12 и 13 Конвенции);

- дети имеют право искать, получать и передавать информацию, касающуюся системы правосудия в отношении несовершеннолетних, в доступной для детей и соответствующей потребностям детей форме (статья 13 Конвенции и принцип 11 «b» Руководящих принципов);

- правосудие в отношении несовершеннолетних должно быть организовано таким образом, чтобы это соответствовало правам ребенка на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции (статья 16 Конвенции);

- если дети лишаются своего семейного окружения, они имеют право на особую защиту и помощь (пункт 1 статьи 20 Конвенции);

- ни один ребенок не может быть подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания (статья 37 Конвенции и правило 87 «А» Правил);

- ни на каком этапе процесса правосудия в отношении несовершеннолетних дети не могут быть лишены свободы незаконным или произвольным образом (пункт «b» статьи 37 Конвенции);

- арест, задержание и тюремное заключение детей используются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого соответствующего периода времени (пункт «b» статьи 37 Конвенции);

- родители должны уведомляться о любом аресте, тюремном заключении, перемещении, заболевании, телесном повреждении или смерти их ребенка (пункт 4 статьи 9 Конвенции и правило 56 Правил).

Ряд принципов связан с соответствующими этапами процесса правосудия в отношении несовершеннолетних.

    1. Следует особое внимание обратить на тенденцию к установлению стандартов, в соответствии с которым в отношении всех детей в возрасте до 18 лет должна обеспечиваться специальная защита и помощь, в области правосудия в отношении несовершеннолетних в качестве основной должна выступать цель защиты и оказания помощи подросткам, оказавшимся в сфере правосудия, обеспечения благополучия несовершеннолетнего (правило 5.1 Пекинских правил, п. 1 ст. 3 Конвенции). При соблюдении этого стандарта на всех детей в возрасте до 18 лет будут распространяться положения о выведении за рамки системы уголовного правосудия, о специальных судах по делам несовершеннолетних и о других предусмотренных для детей специальных процедурах.

    2. Правосудие в отношении несовершеннолетних является составной частью процесса национального развития государства и в качестве такового требует ресурсов, достаточных для организации правосудия в отношении несовершеннолетних в соответствии с международными принципами  (правило 1.4 Пекинских правил). В соответствии с международными принципами при распределении ресурсов государства правосудие в отношении несовершеннолетних нельзя рассматривать в качестве неприоритетного направления деятельности. Государства обязаны незамедлительно обеспечить абсолютную защиту гражданских прав ребенка в системе уголовного правосудия, что возможно только в случае выделения достаточных ресурсов, в частности, для оказания детям правовой помощи.

    3. При избрании лишения свободы в качестве крайней меры для несовершеннолетних, преступивших закон, государство обязано также предоставить специальную защиту и помощь (правило 26.2 Пекинских правил), что также означает выделение достаточных ресурсов для обеспечения соответствия международным стандартам условий содержаний осужденных.

Кроме того, хорошо обеспеченная в финансовом плане система уголовного правосудия для рассмотрения дел несовершеннолетних отвечает интересам общества в целом, поскольку таким образом снижается риск повторного совершения преступлений.

    4. Принцип недискриминации и равноправия (ст. 2 Конвенции, п. 1 ст. 2 Межднародного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 2 и ст. 3 Международного пакта о социальных, экономических и культурных правах) также применим в области правосудия в отношении несовершеннолетних, что предусматривает запрещение дискриминации в отношении ребенка или семьи ребёнка. На настоящем этапе развития в международном праве идет процесс объединения некогда карательных и реабилитационных функций правосудия в отношении несовершеннолетних с функциями по предоставлению услуг и защите благополучия ребёнка. Единообразный подход, основанный на правах ребёнка, является новым стандартом, подлежащим применению в отношении детей, и полностью соответствует принципу недискриминации.

По мнению ряда авторов, соблюдение указанного принципа означает, что законодательные акты не должны содержать ссылок на «несовершеннолетних преступников»; вместо этого следует использовать нейтральные и не подрывающие репутацию термины «правосудие в отношении несовершеннолетних» и «дети в системе уголовного правосудия»[2].

   - Принцип равноправия предусматривает также соблюдение принципа раздельного содержания осужденных мужского и женского пола, что предполагает создание государствами специальных детских учреждений для девушек. В настоящее время в отдельных государствах ввиду отсутствия таких учреждений несовершеннолетние осужденные женского пола отбывают наказание либо в одном учреждении с совершеннолетними, либо в местах заключения, предназначенных для несовершеннолетних без разделения по половому признаку. Принцип равноправия полов распространяется также на возраст, по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности: государства, устанавливая возраст привлечения к уголовной ответственности, должны следить за тем, чтобы он был одинаковым как для юношей, так и для девушек.

    5. Одним из основополагающих принципов любой уголовной политики в отношении несовершеннолетних является необходимость уделять первоочередное внимание наилучшему обеспечению интересов ребёнка (ст. 3 Конвенции). Этому способствует осуществление всех прав, закреплённых в Конвенции о правах ребёнка и других соответствующих международных документах. Понимание «наилучшего обеспечения прав ребенка» основывается на учете определенного круга фактов,  зависящего от конкретной практической ситуации, однако в любом случае включающего в себя учет мнения ребёнка и семьи ребёнка, основных прав человека, которыми обладает ребёнок.

6. Благополучие ребенка зависит от решения правовых и процессуальных вопросов в максимально короткие сроки, но только применимыми в отношении совершеннолетних способами и методами. Необходимо осуществлять достаточное обеспечение, чтобы дети с самого начала не страдали от «ненужных задержек» (правило 20 Пекинских правил, правило 17 Правил) и могли бы «в кратчайший срок доставляться в суд для вынесения решения» (пункт 2 «b» статьи 10 Международного пакта о гражданских и политических правах).

    7. Каждый ребенок должен пользоваться гуманным обращением и уважением достоинства его личности с учетом потребностей, характерных для его возраста (ст. 37 Конвенции). Любая политика, сложившаяся практика, а также любое действие любого лица, нарушающие этот принцип, являются нарушением международного права. Этот принцип распространяется на все аспекты системы правосудия в отношении несовершеннолетних, в том числе и на принятие любых дисциплинарных мер и любых мер, в результате которых ребенок отделяется от семьи, а также на установление возраста уголовной ответственности.

На всех этапах осуществления правосудия с детьми следует обращаться таким образом, содействовать их реинтеграции и выполнению ими полезной роли в обществе. Говоря о реинтеграции, Конвенция отменяет представление о том, что проблемы, с которыми сталкиваются дети, носят исключительно индивидуальный характер. Выполнение детьми полезной роли в обществе и их реинтеграция означает, что дети не должны изолироваться для перевоспитания и их репутации не должен наноситься ущерб.

    8. Дети имеют право на свободное выражение своих взглядов в процессе уголовного правосудия (правило 14.2 Пекинских правил), и свободно выраженному мнению ребенка следует уделять должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка (ст. 12 Конвенции). Указанное право ребенка часто игнорируется в процессе осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних, однако дети не утрачивают права на свободное выражение своего мнения даже в случае нарушения уголовного законодательства, если обвиняются или признаются виновными в его нарушении. Право ребенка на свободное выражение своего мнения предусматривает активное участие детей в любых программах предупреждения преступности и вторичной криминализации, а также обеспечение возможности для детей поддерживать свободные контакты с любыми государственными органами, осуществляющими надзорные функции и рассмотрение жалоб. Система уголовного правосудия, основанная на реализации указанных принципов, не только ориентирована на интересы ребенка, но дает возможность обеспечивать более ясную отчетность и более высокую эффективность деятельности.

    9. Дети имеют право на получение и передачу информации (ст. 17 Конвенции), касающуюся системы правосудия в отношении несовершеннолетних. Информация должна предоставляться в доступной для понимания подростка и соответствующей его потребностям форме, поэтому необходимо принимать во внимание возраст ребенка, его лингвистические способности, физические, умственные, психологические и социальные особенности (например, когда дети имеют инвалидность или являются неграмотными). Для этого необходимо принять широкий круг мер от предоставления информации в полицейских участках до обеспечения детям доступа к информации в тюрьмах.

    10. Правосудие в отношении несовершеннолетних должно быть организовано в  соответствии с правами ребенка на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции (ст. 16 Конвенции). Важнейшим элементом права ребенка на личную жизнь является недопустимость нанесения ущерба репутации или определения ребенка в качестве правонарушителя (правило 8 Пекинских правил). Обеспечение соблюдения этого права отвечает интересам общества, поскольку предупреждение ущерба репутации снижает риск повторного совершения правонарушения. Обеспечение права на семейную жизнь также снижает риск повторной криминализации, поскольку тесные контакты с семьей и привлечение семьи к решению проблем подростка на ранних этапах обеспечивают ребенку необходимую поддержку и снижают опасность возникновения чувства изоляции и отчужденности.

    11. Если дети лишаются своего семейного окружения, они имеют право на особую защиту и помощь (ст. 20 Конвенции).

Исследования, проводимые международными организациями, свидетельствуют о том, что разлученные с семьей дети намного чаще оказываются жертвами различного рода злоупотреблений и отсутствия должной заботы. Для предупреждения негативных последствий подобного обращения необходимо обеспечить достаточные финансовые и кадровые ресурсы, систему отчетности, позволяющие предотвращать и нивелировать возможные последствия.

12. Ни один ребенок не может быть подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания (ст. 37 Конвенции, п. 53 и 54 Эль-Риядских руководящих принципов). К таким видам обращения относится порка, избиение или использование силы или угроз для получения информации. Кроме того, к запрещенным видам обращения можно относить такие особые условия, как отсутствие пищи, воды, лишение необходимой одежды.

    13. Ни на каком этапе процесса правосудия в отношении несовершеннолетних дети не могут быть лишены свободы произвольно или незаконным образом (ст. 37 Конвенции). Дети могут быть лишены свободы только в соответствии с нормами законодательства, каким бы кратким срок лишения свободы не был. Лишение свободы несовершеннолетнего возможно только в случае совершения им тяжкого либо особо тяжкого преступления (правило 17 Пекинских правил).

14. Арест, задержание и тюремное заключение детей используются только как крайняя мера и только в течение максимально короткого периода времени (ст. 37 Конвенции, правила 13.1, 17.1 и 19.1 Пекинских правил). Наиболее важным следствием соблюдения этого принципа является необходимость поиска возможных и наиболее эффективных альтернатив аресту (п. 17 Правил). Необходимо более внимательно рассматривать возможность применения таких мер воздействия, как вызов в суд, выдача на поруки под залог. Сами несовершеннолетние и их семьи зачастую не в состоянии заплатить залог, в связи с чем подростков лишают свободы вследствие их бедности, а не с учетом каких либо соответствующих факторов, относящихся к сфере уголовного правосудия (характеризующих личность несовершеннолетнего либо совершенное деяние как требующее применения мер воздействия в виде ареста).

15. Родители должны незамедлительно получать информацию, касающуюся судьбы их ребенка - уведомляться о любом аресте, тюремном заключении, перемещении, заболевании, телесном повреждении или смерти их ребенка (правило 10.1 Пекинских правил, п. 22 и п. 56 Правил). Государства обязываются международными актами обеспечивать незамедлительное уведомление об аресте, задержании, перемещении, заболевании, телесных повреждениях или смерти. Такое уведомление является обязательным элементом любой юридически подотчетной системы, которую необходимо обеспечить в соответствии с международным правом.

    Следует особо отметить, что международное сообщество не ограничивается принятием конвенций и договоров, касающихся предупреждения правонарушений несовершеннолетних. Правовое регулирование закрепляется и на организационном уровне. В настоящее время в мире создан и функционирует целый ряд международных организаций, занимающихся проблемами правонарушений несовершеннолетних, вопросами предупреждения правонарушений и ресоциализации детей. Необходимость разработки мер по охране прав ребенка, потребовала выделение международной защиты прав детей в особое направление деятельности международных организаций. С этой целью в ООН были созданы Социальная комиссия и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ). Кроме того, защитой прав детей по отдельным направлениям занимаются специализированные учреждения ООН: Международная организация труда (МОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Организация Объединенных Наций по вопросам науки, культуры и образования (ЮНЕСКО).

    Организацией, которая занимается исключительно детскими проблемами, является Детский фонд ООН. ЮНИСЕФ был создан резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 57(1) об учреждении ЮНИСЕФ[3] от 11 декабря 1946 г. В ней было сказано, что Фонд создается для оказания помощи детям в послевоенной Европе. Он был организован и функционировал в пределах имеющихся в его распоряжении средств, а получающие помощь от ЮНИСЕФ правительства обязывались распределять эту помощь соответственно потребностям и без дискриминации в отношении расы, национальности, религиозных и политических убеждений. Руководящим органом ЮНИСЕФ является Исполнительный совет, созданный ЭКОСОС путем отбора из кандидатов, предоставленных государствами — членами ООН. Резолюция определила 25 государств, которые представляют кандидатов в члены Исполнительного совета: США, СССР, Австралия, Бразилия, Великобритания, Канада, Китай, Франция, Польша, Швеция, Югославия. 8 стр.Свое первое заседание Исполнительный совет ЮНИСЕФ провел 19 декабря 1946 г. В 1953 г. Детский фонд вошел в систему ООН, его полномочия были расширены за счет предоставления права долгосрочной помощи детям, которые терпели лишения в результате сложившейся экономической и политической обстановки в странах-участницах, а также во время вооруженных конфликтов. Основной функцией ЮНИСЕФ является помощь правительствам развивающихся стран: поставка оборудования для школ, продуктов питания, медикаментов, предоставление стипендий для преподавателей. Основные направления деятельности ЮНИСЕФ определяет Исполнительный совет, состоящий из 36 членов, в его функции входит также анализ программы Фонда и утверждение бюджета. Секретариат ЮНИСЕФ, штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке, проводит свою работу через бюро (которых более 200), расположенные более чем в 140 странах. В рамках ЮНИСЕФ функционирует Международный центр развития ребенка, созданный в 1988 г. в качестве специализированного исследовательского и учебного учреждения при базовой финансовой поддержке правительства Италии.

    Кроме международных организаций, создан и функционирует целый ряд национальных структур, самым тесным образом взаимодействующих с ООН по проблемам предупреждения правонарушений и детской преступности. К их числу следует отнести Австралийский институт криминологии (основан в 1971 г.  в г. Канберра), Международное движение в защиту детей (1979 г., Женева), Проект по правам ребенка (1994 г., Нью-Йорк), Институт по проблемам изучения преступности и борьбы с ней (1931 г., Лондон), Международный институт по правам ребенка (1995 г., Швейцария), Международная ассоциация судей по делам несовершеннолетних и семейным делам (1926 г., Нидерланды), Международное католическое бюро ребенка (1948 г., Женева), Международный центр по реформам уголовного законодательства и политики в области уголовного судопроизводства (1991 г., Ванкувер), Международный центр по предупреждению преступности (1994 г., Монреаль), Международная сеть в области правосудия в отношении несовершеннолетних (1997 г., Швейцария), Шведская организация защиты детей (1919 г., Стокгольм), Межрегиональный научно-исследовательский институт Организации Объединенных Наций по вопросам преступности и правосудия (1968 г., Рим) и ряд других. Функции данных организаций связаны с научной и методологической поддержкой развития законодательства, в том числе национального, обеспечивающего защиту прав и интересов детей, разработкой проблем ювенальной юстиции и систем уголовного правосудия[4].

9 стр. Учитывая значение, которое придает предупреждению преступности несовершеннолетних международное сообщество, о чем свидетельствуют диапазон и


[4] См.: Папкова Т.П. Международные стандарты и нормы ООН в области предупреждения правонарушений несовершеннолетних // Российский следователь. 2004. № 10. С. 33.


обстоятельность принятых в этой области международных документов, представляется довольно парадоксальным, что соответствующие права, нормы и принципы систематически игнорируются и грубо нарушаются буквально во всем мире и в таком масштабе, который, вероятно, не имеет аналога в области соблюдения гражданских прав. Примером может служить резолюция Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в связи с принятием «Пекинских правил», где говорится, что «хотя в настоящее время достижение таких стандартов может показаться трудным, учитывая существующие социальные, экономические, культурные, политические и правовые условия, тем не менее, их достижение предполагается в качестве политического минимума»[5]. В резолюции о принятии Правил ООН, касающихся несовершеннолетних, лишенных свободы, сказано, что Генеральная Ассамблея «встревожена условиями и обстоятельствами лишения несовершеннолетних свободы во всем мире»[6]. Тем не менее, обе резолюции призывают государства-члены выделить необходимые средства для обеспечения успешного осуществления каждого из документов.

Соблюдение международных норм и приведение национального законодательства в соответствие с международными стандартами – основное обязательство, принимаемое государством на себя при подписании международных соглашений. Российская Федерация стремится к приведению законодательства в соответствие с международными стандартами и создает необходимые предпосылки для максимально полной реализации международных принципов обращения с несовершеннолетними, попавшими в сферу уголовного правосудия. Приведение национального законодательства в соответствие с международно-правовыми нормами направлено на обеспечение социальной справедливости для несовершеннолетних.

10 стр. Один из основных международных актов в области защиты прав и предупреждения преступлений несовершеннолетних – Конвенция о правах ребенка - подписан от имени СССР 26 января 1990 г., ратифицирован Постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 г. № 1559-I[7], и   вступил в силу для СССР 15 сентября 1990 г. Россия в качестве правопреемницы СССР взяла на себя все международные обязательства, в том числе и обязанность соблюдать все обязательства, вытекающие из Конвенции ООН о правах ребенка.


[5] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 от 29 ноября 1985 г. «Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»)». // Советская юстиция. 1991. № 12-14.

[6] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 45/113 от 14 декабря 1990 г. «Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы». // Издание Организации Объединенных Наций. – Нью-Йорк, 1992.

[7] См.: Постановление Верховного совета СССР от 13 июня 1990 г. № 1559-I. // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. № 45. Ст.955.




Приведению национального законодательства в соответствие с нормами международных актов начало было положено закреплением положения о приоритете международного права над наднациональным. Конституция РФ устанавливает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы», устанавливается приоритет этих норм  международного  права  по отношению к российскому законодательству (ч. 4 ст. 15). На основании указанных положений Конституции РФ с учетом международных стандартов в российском законодательстве постепенно формируется правовая основа обеспечения прав ребенка.

В соответствии с принципами и положениями Конвенции ООН о правах ребенка и в целях создания правовых условий для профилактики социального неблагополучия ребенка усовершенствовано и российское федеральное законодательство. В частности, Государственной Думой 24 июля 1998 г. принят Федеральный закон № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[8], 24 июня 1999 г. - Федеральный закон № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»[9], 16 апреля 2001 г. – Федеральный закон № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей»[10], Правительство РФ 25 апреля 1995 г. издало Постановление № 420 «Об утверждении Типового положения о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением»[11].

11 стр. Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» устанавливает, что государственная политика в интересах детей является приоритетной областью деятельности органов государственной власти Российской Федерации, что имеет большое значение для формирования идеологии и практики защиты прав детей.  Кроме того, принят ряд программ, направленных на улучшение положения детей и подростков. Государственные органы, работающие с «трудными» детьми, делают попытки реформировать существующие учреждения по профилактике детской безнадзорности и подростковой преступности с учетом существующих условий.



[8] См.: Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (с изм. от 30 июня 2007 г.) // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3802.

[9] См.: Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (с изм. от 30 июня 2007 г.)  // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3177.

[10] См.: Федеральный закон от 16 апреля 2001 г. № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. 2001. № 17. Ст. 1643.

[11] См.: Постановление Правительства РФ от 25 апреля 1995 г. № 420 «Об утверждении Типового положения о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением» (с изм. от 01 февраля 2005 г.) // СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1681.



В Семейный кодекс Российской Федерации внесены изменения в части защиты интересов детей при международном усыновлении и введения еще одной формы воспитания детей-сирот, такой как приемная семья[12]. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, вступившем в силу в 2002 году, усилены санкции к родителям за ненадлежащее исполнение ими обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних[13].

Воспринимая принципы международного права и, следуя новым требованиям законодательства, суды вместо назначения уголовного наказания стали чаще применять в отношении несовершеннолетних преступников меры воспитательного воздействия, предусмотренные ст. 90 Уголовного кодекса РФ. Усовершенствовано в значительной степени уголовно-процессуальное законодательство в области отправления правосудия по делам несовершеннолетних, защите детей от любого рода насилия и жестокого обращения[14]. С принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в 2001 году установлено большое количество процессуальных гарантий для несовершеннолетних с учетом международно-правовых стандартов и норм ООН в области правосудия в отношении несовершеннолетних[15].

Уголовно-исполнительное законодательство также восприняло положения Конституции РФ о применении норм международного права, закрепив ряд принципов применения норм международного права, относящихся к исполнению наказаний и обращению с осужденными (ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса РФ от 8 января 1997 года[16]):

- строгое соблюдение гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными;

- приоритет норм международных договоров над нормами национального уголовно-исполнительного законодательства в области исполнения наказаний и обращения с осужденными;

12 стр. - соблюдение международных норм рекомендательного (декларативного) характера осуществляется при условии наличия экономических и социальных возможностей для их соблюдения.



[12] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

[13] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // СЗ ПФ. 2002. (Часть I). № 1. Ст. 1.

[14] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

[15] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (Часть I). Ст. 4921.

[16] Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 2. Ст. 198.


Однако до настоящего времени российским законодателем не урегулирован ряд вопросов, с которыми связано внедрение ювенальной юстиции. Международное сообщество, в частности Комитет ООН по правам ребенка, регулярно указывает России в числе проблем вызывающих озабоченность, на то, что Россия, несмотря на ряд законодательных попыток, до сих пор не ввела на федеральном уровне и не учредила суды по делам несовершеннолетних правонарушителей, которые в системе правосудия должны рассматриваться отдельно [17]. Дискуссионным является и вопрос о возможности участия в уголовном процессе социального работника или медиатора при осуществлении процедур восстановительного правосудия. Отсутствие правового регулирования на национальном уровне не лишает суд возможности действовать в соответствии с нормами международного права, имеющими обязательную силу для Российской Федерации.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами международного права при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал разъяснения в постановлении № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»[18].  Согласно разъяснению, данному в пункте 9 Постановления, «при осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статей 369, 379, части 5 статьи 415 УПК РФ, статей 330, 362-364 ГПК РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права».

Таким образом, суд должен применить норму международного права в случае, когда:

13 стр. - в российском законодательстве отсутствует норма, регулирующая отношение в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, являющимися частью правовой системы РФ,

[17] См.: Мамина О.И. Перспективы и проблемы формирования в Российской Федерации системы органов ювенальной юстиции // Российская юстиция. 2007. №  4. С. 68.

[18] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 12. С. 3.


- имеющаяся норма российского законодательства противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права, являющимся частью правовой системы РФ,

- имеющаяся норма российского законодательства содержит неопределенность, и возникла необходимость в ее толковании.

Например, в российском уголовно-процессуальном законодательстве нет понятий «социальный работник», «посредник», «ведущий программы восстановительного правосудия», в связи с чем высказывались мнения о незаконности их участия в уголовном процессе. Деятельность организаций,  которые взаимодействуют с судами и правоохранительными органами в целях создания специализированной системы в отношении несовершеннолетних, признавалась вмешательством в деятельность правоохранительных органов и правосудия.

Однако если обратиться к нормам международного права, то можно найти правовые основания для деятельности перечисленных лиц. В частности, статья 40 Конвенции о правах ребенка предусматривает, что государства-участники признают право каждого ребенка, который, как считается, нарушил  уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитывается возраст ребенка и стремление к содействию в реинтеграции и выполнению полезной роли в обществе. Пункт 1.3 Пекинских правил обязывает государство уделять достаточное внимание осуществлению позитивных мер, предполагающих полную мобилизацию всех возможных ресурсов, включая семью, добровольцев и другие группы общества, а также школы и другие общественные институты, с целью содействия благополучию подростка, с тем, чтобы сократить необходимость вмешательства со стороны закона, и эффективного, справедливого и гуманного обращения с подростком, находящимся в конфликте с законом.

Таким образом, на основании проведенного анализа международных актов в области защиты прав ребенка и профилактики преступлений несовершеннолетних, можно сделать ряд выводов.

1. Международные стандарты -  это общепринятые в мировом сообществе нормы, правила поведения, которые могут быть закреплены как в международных актах, имеющих обязательную юридическую силу для государств, подписавших их, так и в рекомендательных нормативно-правовых актах.

2. Международно-правовой статус несовершеннолетних регулируется целым рядом международно-правовых актов, среди которых можно выделить международные акты, декларирующие основные права человека и их защиту; международно-правовые акты, провозглашающие права детей и гарантирующие особую защиту детей в чрезвычайных ситуациях, и международно-правовые акты, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и обращения с несовершеннолетними осужденными.

3. Нормы международных актов фактически сформировали международную политику обращения с несовершеннолетними, совершающими правонарушения, включающую в себя профилактические меры, социальную реинтеграцию, обеспечение гарантий соблюдения прав человека в отношении несовершеннолетних правонарушителей, применение альтернативных лишению свободы мер, осуществление ареста, задержания или тюремного заключения ребенка лишь в качестве крайней меры и на максимально короткий срок, отказ от назначения наказания несовершеннолетним в виде смертной казни или пожизненного тюремного заключения.

4. Вопросы профилактики подростковой            преступности рассматриваются в международных актах с позиции необходимости формирования собственно антикриминогенных навыков у несовершеннолетних, а не просто устранения, нейтрализации криминогенных факторов детской преступности.

5. Основу международно-правовых норм обращения с несоврешеннолетними, попавшими в сферу правосудия, составляют принцпы применения особого законодательства ко всем лицам в возрасте до 18 лет; запрет дискриминации в отношении ребенка и семьи ребенка; уделения первоочередного внимания наилучшему обеспечению интересов ребенка; недопустимости задержек в решении процессуальных вопросов, касающихся ребенка; гуманного обращения и уважения неотъемлемого достоинства личности ребенка с учетом потребностей лиц его возраста; содействия реинтеграции ребенка и выполнению им полезной роли в обществе; свободы ребенка в выражении своих взглядов в  связи с осуществлением правосудия; особой защиты и помощи детям, лишенным своего семейного окружения; запрета пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания; запрета лишения свободы незаконным или произвольным образом; использования ареста, задержания и тюремного заключения детей только в качестве крайней меры.

6. Выбор мер воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя должны быть основан на принципах соизмеримости мер воздействия с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, положением и потребностями несовершеннолетнего. Решение об ограничении свободы несовершеннолетнего может быть принято только после тщательного рассмотрения всех обстоятельств, только при совершении им серьезного насильственного преступления и на как можно более краткий срок.

7. Международные акты рекомендуют осуществление мер по профилактике несовершеннолетней преступности на трех уровнях: общие меры по обеспечению социальной справедливости и равенства возможностей; меры по оказанию помощи детям, относящимся к группам повышенного риска – меры по предотвращению первичной криминализации; меры, позволяющие избежать ненужного контакта с формальной системой правосудия, а также меры по предупреждению повторных правонарушений – меры по предотвращению вторичной криминализации.

7. Несмотря на то, что российское законодательство в значительной мере приведено в соответствие с общепризнанными нормами и принципами международного права в области защиты прав детей и предупреждения преступности несовершеннолетних, существует ряд существенных пробелов в отечественном законодательстве, не позволяющих в полном объеме использовать весь потенциал разработанных международным сообществом мер и принципов по предупредению подростковой и молодежной преступности. В частности, в Российской Федерации, несмотря на неоднократные попытки претворения в жизнь идей ювенальной юстиции, все еще отсутствуют специализированные суды для решения вопросов правосудия в отношении несовершеннолетних, а также не урегулирован в полном объеме вопрос участия общественности (социальных работников, посредников) в судопроизводстве по делам несовершеннолетних.


 
  Литература

[1] Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950)  //  СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

[2] См.: Исмаилов Б.И. Правовые основы ювенальной юстиции. Учебное пособие. // Allpravo.ru, http://www.allpravo.ru/library/doc117p0/instrum5783/item5789.html

[3] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 57(1) от 11 декабря 1946 г. «Учреждение международного чрезвычайного фонда помощи детям» //Official Documents System of the United Nations, http://daccessdds.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/035/14/IMG/NR003514.pdf?OpenElement

[4] См.: Папкова Т.П. Международные стандарты и нормы ООН в области предупреждения правонарушений несовершеннолетних // Российский следователь. 2004. № 10. С. 33.

[5] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 от 29 ноября 1985 г. «Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»)». // Советская юстиция. 1991. № 12-14.

[6] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 45/113 от 14 декабря 1990 г. «Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы». // Издание Организации Объединенных Наций. – Нью-Йорк, 1992.

[7] См.: Постановление Верховного совета СССР от 13 июня 1990 г. № 1559-I. // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. № 45. Ст.955.

[8] См.: Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (с изм. от 30 июня 2007 г.) // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3802.

[9] См.: Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (с изм. от 30 июня 2007 г.)  // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3177.

[10] См.: Федеральный закон от 16 апреля 2001 г. № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. 2001. № 17. Ст. 1643.

[11] См.: Постановление Правительства РФ от 25 апреля 1995 г. № 420 «Об утверждении Типового положения о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением» (с изм. от 01 февраля 2005 г.) // СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1681.

[12] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

[13] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // СЗ ПФ. 2002. (Часть I). № 1. Ст. 1.

[14] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

[15] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (Часть I). Ст. 4921.

[16] Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 2. Ст. 198.

[17] См.: Мамина О.И. Перспективы и проблемы формирования в Российской Федерации системы органов ювенальной юстиции // Российская юстиция. 2007. №  4. С. 68.

[18] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 12. С. 3.

 

 

Дополнение

Анатолий Владимирович Краснянский,  кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Системный анализ юридических документов.  Часть 1

Современные гуманитарные исследования. 2010. № 1. С. 113-115

1. Введение


   В системном анализе международных юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ и  юридический анализ. Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать объект.   В некоторых случаях для полного исследования документа этих видов анализа недостаточно.  Например,  при анализе Конвенции о правах ребенка необходим педагогический анализ.
   В данной работе проведен системный анализ статьи 2   Конвенции о правах ребенка. 

2. Анализ первого пункта статьи 2 Конвенции

2.1.   Первый пункт статьи 2 Конвенции на английском и русском языках:

     1. States Parties shall respect and ensure the rights set  forth in the present Convention to each child within their jurisdiction without discrimination of any kind, irrespective of the child's or his or her parent's or legal guardian's race, colour, sex, language, religion, political or other opinion, national, ethnic or social origin, property, disability, birth or other status.  [1].

     1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств. [2].

2.1.  Словосочетание  shall respect and ensure    перевели (неправильно) как «уважают и обеспечивают». Правильно: «должны уважать и обеспечивать».

2.2.  Словосочетание «legal guardian's» перевели как «законный опекун». Однако в российской юридической литературе используется термин «опекун», а словосочетание «законный опекун» не применяется. Почему? Дело в том, что термин опекун произошел от юридического термина «опека». Определение понятия «опека» дано в статье 2 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» [3]:  «Опека –  форма устройства малолетних граждан (не достигших возраста четырнадцати лет несовершеннолетних граждан) и признанных судом недееспособными граждан, при которой назначенные органом опеки и попечительства граждане (опекуны) являются законными представителями подопечных и совершают от их имени и в их интересах все юридически значимые действия». Из этого определения следует, что опекун – законный представитель подопечного ребенка. Поэтому словосочетание «законный опекун» является плеоназмом, так как значение слово «законный»   входит в состав слова «опекун». Плеоназмом является, например, словосочетание «сладкий сахар».

2.3.  Словосочетание  «birth or other status» переводится в Конвенции как «рождения ребенка или каких-либо иных обстоятельств»    Во  Всеобщей декларации прав человека [4,5]  (статья 2) словосочетание «birth or other status»    переводится как «сословного или иного положения».  Докажем, что перевод  словосочетания   «birth or other status» как   «рождения ребенка или каких-либо иных обстоятельств» в Конвенции  является неэквивалентным. Для этого из текста первого пункта статьи 2 Конвенции сначала выделим суждение, в которое входит словосочетание «рождения ребенка»:
   «Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  рождения ребенка».  [2]. Словосочетание «независимо от рождения ребенка» можно интерпретировать только так: «независимо от того, родился ребенок или нет».   В общем, обеспечиваются права за каждым ребенком без какой-либо дискриминации, независимо от того, родился ребенок или нет. Это  суждение – бессмысленное.  Таким образом, первый пункт 2 статьи Конвенции о правах ребенка содержит бессмысленное суждение.
   Теперь проверим правильность перевода словосочетания «or other status». Из словаря В.К Мюллера [5] следует, что во  Всеобщей декларации прав человека сделан эквивалентный перевод: «или иного положения» (подразумевается положение человека в обществе, или  его общественное положение).  В Конвенции на русском языке перевод «or other status»  неэквивалентный: «или каких-либо иных обстоятельств».

3. Анализ второго пункта статьи 2 Конвенции

3.1.    Второй пункт статьи 2 Конвенции на английском и русском языках (подчеркнуты слова и словосочетания, которые обсуждаются в данной работе):

          2.  States Parties shall take all appropriate measures to ensure that the child  is protected against all forms of discrimination or punishment on the basis of the status, activities, expressed opinions, or beliefs of the child's parents, legal guardians, or family members.

          2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи».

3.2.  Словосочетание  «shall take» перевели  как «принимают». Эквивалентный перевод: «должны принимать». 

3.3.  Ранее было доказано, что словосочетание «законных опекунов» является плеоназмом,  так как содержит лишнее слово «законных».

 3.4.  В словосочетании «выражаемых взглядов или убеждений» нарушена последовательность слов «выражаемых» и «взглядов».  Эти слова нужно поменять местами. Правильно: «взглядов или убеждений, выражаемых ребенком». Данное словосочетание содержит еще одну ошибку – лишнее слово.  Это слово –  «выражаемых». Действительно, если человек не выражает каким-либо способом свои взгляды и убеждения, то об этом, кроме него,  никто ничего не знает.  В результате получим словосочетание: «взглядов и убеждений ребенка». Дополним эти рассуждения примером. Рассмотрим предложение: «Выражаемые взгляды В.И. Вернадского на биосферу нашли признание  среди ученых».  Оно содержит лишнее слово «выражаемые».  Уберем его и получим  «Взгляды В.И. Вернадского на биосферу нашли признание  среди ученых».

3.5. Словосочетание  «выражаемых взглядов или убеждений ребенка» является неэквивалентным  переводом словосочетания: «expressed opinions, or beliefs of the child's parents».  Эквивалентный перевод: «мнений или убеждений родителей ребенка». 

     Таким образом,  текст  статьи 2 Конвенции на русском языке не является  эквивалентным тексту статьи 2 Конвенции на английском языке. В определении  «аутентичный текст» указывается два существенных признака:  1) перевод должен быть эквивалентным; 2) этот перевод должен быть утвержден в установленном  порядке. Следовательно, текст статьи 2 на русском языке не является аутентичным тексту на английском языке, так как отсутствует существенный признак – эквивалентность перевода.  Из этого, в свою очередь, следует, что  статья 2 Конвенции на русском языке  не имеет юридической силы.  Однако статья 2 является неотъемлемой частью Конвенции и поэтому не только статья 2, но и все остальные статьи  Конвенции о правах ребенка  на русском языке не имеют –  с момента обнаружения неэквивалентности перевода,   юридической силы.  Необходим новый перевод статей Конвенции и утверждение этого перевода в установленном порядке. 

4. Выводы

1. Перевод статьи 2  Конвенции о правах ребенка с английского на русский является неэквивалентным.

2. Текст статьи 2 Конвенции не является  аутентичным тексту статьи 2 Конвенции на английском языке (следствие из пункта 1).

3. Статья 2 (совокупность суждений) содержит одно бессмысленное суждение (следствие неправильного перевода).

4. В настоящее время статья 2 Конвенции (на русском языке) не имеет юридическую силу; это следует из пунктов 1,  2 и 3.

5. В настоящее время Конвенция о правах ребенка (на русском языке) не имеет юридическую силу; это следует из пункта 3. 

5. Источники информации

[1] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[2]   Конвенция о правах ребенка (на русском языке).

1)  http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm

2)  http://www1.umn.edu/humanrts/russian/instree/Rk2crc.html

[3]  Федеральный закон от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» Российская газета. Федеральный выпуск №  4651 от 30 апреля 2008 г.     http://www.rg.ru/2008/04/30/opeka-dok.html

[4]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке).    

1)http://www.icitizenforum.com/russian/declaration-of-human-rights;  

2)http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm.

[5 ] The Universal Declaration of  Human Rights.  http://www.un.org/en/documents/udhr/index.shtml

[6]  В.К. Мюллер.  Англо-русский словарь. 53 000 слов. Издание 23-е, стереотипное. Москва. «Русский язык». 1990.
Отредактированный 07.04. 2010 (21 час 30 минут – 21 час 55 минут) текст статьи в журнале «Современные гуманитарные исследования, 2010. № 1.  С.113 – 115.

 

Анатолий Владимирович Краснянский,  кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Логический анализ юридических документов.  Часть 1

Вопросы гуманитарных наук, 2010,  № 2, С. 172.


   В предыдущей работе был проведен системный анализ статьи 2   Конвенции о правах ребенка [1]. В данном сообщении даны основные положения статьи   «Логический анализ юридических документов.  Часть 1», которая будет опубликована 15.04. 2010.  на сайте http://www.avkrasn.ru:

1. Статьи 15 и 16  Конвенции о правах ребенка противоречат статье 12 Всеобщей декларации прав человека.

2. Часть 1 Статьи 2 Конвенции о правах ребенка противоречит части 4 статьи 40 данной Конвенции.

3. Статьи  15 и 16 в совокупности со статьей 1  Конвенции о правах ребенка представляют собой логические парадоксы.

   Ранее,   работе [1] было установлено, что перевод с английского на русский статьи 2 Конвенции о правах ребенка не является эквивалентным. Более того,  в статью 2 Конвенции (совокупность суждений) на русском языке входит бессмысленное суждение.

Следовательно,  имеется четыре, независимых друг от друга,  необходимых и достаточных условия для отказа исполнять Российской Федерацией  Конвенции о правах ребенка.  

Источник информации:

[1] Анатолий Владимирович Краснянский. Системный анализ юридических документов. Часть 1. Современные гуманитарные исследования. 2010. № 1. С. 113-115.

 

Анатолий Владимирович Краснянский,  кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
 
Системный анализ юридических документов.  Часть 2

Современные гуманитарные исследования, 2010. № 2.  

1. Введение


   В системном анализе международных юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ и  юридический анализ. Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать объект.   В некоторых случаях для полного исследования документа этих видов анализа недостаточно.  Например,  при анализе Конвенции о правах ребенка необходим педагогический анализ.
   Предыдущие статьи содержат  системный анализ статьи 2   Конвенции о правах ребенка [1]  и  предварительные результаты логического анализа   Конвенции [2]. В этой статье представлен  системный анализ нескольких статей Конвенции о правах ребенка.
   В полном объеме системный анализ Конвенции  будет опубликован в журналах «Вопросы гуманитарных наук», «Современные гуманитарные исследования» и  «Юридические науки» (Издательство «Компания Спутник+») и  на сайте  http://www.avkrasn.ru

2. Результаты лингвистического анализа Конвенции

   В этом разделе, а также и в некоторых других разделах  дается английский текст отдельных статей  Конвенции [3],  официальный текст на русском языке [4] и эквивалентный перевод с английского языка на русский, выполненный автором статьи.

Article 2, part 1
     1. States Parties shall respect and ensure the rights set  forth in the present Convention to each child within their jurisdiction without discrimination of any kind, irrespective of the child's or his or her parent's or legal guardian's race, colour, sex, language, religion, political or other opinion, national, ethnic or social origin, property, disability, birth or other status. 

   Официальный  перевод:   1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.

   Эквивалентный перевод:  1. Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья, сословного или иного положения  ребенка, его родителей или  опекунов. 

Докажем, что первый пункт 2 статьи Конвенции (официальный текст, неэквивалентный перевод [4])  содержит бессмысленное суждение. Для этого из  первой части статьи 2 Конвенции (совокупности суждений)  выделим суждение, в которое входит словосочетание «независимо от рождения ребенка»:  «Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  рождения ребенка».  Словосочетание «независимо от рождения ребенка» можно интерпретировать только так: «независимо от того, родился ребенок или нет».   В общем, обеспечиваются права за каждым ребенком без какой-либо дискриминации, независимо от того, родился ребенок или нет. Это  суждение – бессмысленное. 

Article 2, part 2
2.  States Parties shall take all appropriate measures to ensure that the child  is protected against all forms of discrimination or punishment on the basis of the status, activities, expressed opinions, or beliefs of the child's parents, legal guardians, or family members.

   Официальный перевод:  2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи».

   Эквивалентный перевод: 2. Государства-участники должны принимать все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе положения в обществе, деятельности, взглядов или убеждений  родителей ребенка, опекунов или иных членов семьи».

Article 9, part 1
1. States Parties shall ensure that a child shall not be separated from his or her parents against their will, except when competent authorities subject to judicial review determine, in accordance with applicable law and procedures, that such separation is necessary for the best interests of the child. Such determination may be necessary in a particular case such as one involving abuse or neglect of the child by the parents, or one where the parents are living separately and a decision must be made as to the child's place of residence.

   Официальный перевод:  1. Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

   Эквивалентный перевод: 1. Государства-участники должны гарантировать, что ребенок  будет отделен от своих  родителей вопреки их воле только в случаях, когда компетентные органы, находящиеся под судебным контролем, решают в соответствии с действующим законодательством и процедурами, что такое  отделение необходимо в жизненных интересах ребенка. Такое решение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Article 40,  part 1
1. States Parties recognize the right of every child alleged as, accused of, or recognized as having infringed the penal law to be treated in a manner consistent with the promotion of the child's sense of dignity and worth, which reinforces the child's respect for the human rights and fundamental freedoms of others and which takes into account the child's age and the desirability of promoting the child's reintegration and the child's assuming a constructive role in society.

Официальный перевод: 1. Государства-участники признают право каждого ребенка, который, как считается, нарушил уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитывается возраст ребенка и желательность содействия его реинтеграции и выполнению им полезной роли в обществе.

Эквивалентный перевод: 1. Государства-участники признают право каждого ребенка, который подозревается, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других, и  которое  учитывает  возраст ребенка,  помогает ему вернуться к нормальной жизни и выполнять  полезную роль в обществе.

3. Основные результаты логического анализа Конвенции

1. Часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью  2 и частью 3 статьи 23  Конвенции.
2. Часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью  4 статьи 40  Конвенции.
3. Статьи  13, 14, 15 и 16 в совокупности со статьей 1  Конвенции  содержат множество бессмысленных суждений и по этой причине представляют собой логические парадоксы.
4. Часть 1 статьи 15 и  часть 1 статьи 16  Конвенции   находится в деонтическом противоречии со статьей 12 Всеобщей декларации прав человека.

     В качестве примера докажем, что  часть 1 статьи 16 Конвенции о правах ребенка находится в деонтическом противоречии со  статьей 12 Декларации. 

Часть 1 статьи 16 Конвенции. 1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

Анализ части 1 статьи 16 Конвенции. В личную жизнь ребенка (подростка, юноши  или девушки) входит посещение кино и дискотеки, встречи с друзьями и множество других развлечений. Большинство родителей используют способ воспитания, заключающийся в использовании различного рода наказаний и поощрений. Один из приемов наказания – запреты. Родители в качестве наказания  запрещают ребенку пойти в кино, или на дискотеку, или на встречу с друзьями, то есть незаконно (без санкции государственных органов) вмешиваются  в его личную жизнь. Следовательно, часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает использовать запреты. 

Статья 12 Декларации [5]. Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

   Аналогичные статьи есть в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966) и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966) [6].

Анализ статьи 12 Декларации.   В   объем понятия  «семейная жизнь» входит объем понятия «семейное воспитание», в объем понятия  «семейное воспитания» входят различные стили (методы) воспитания, в том числе воспитание с использованием наказаний (в том числе запретов) и поощрений.  Здесь не идет речь о жестоких наказаниях, которые подрывают  физическое и  (или) психическое здоровье детей и поэтому вообще не относятся к методам воспитания.  Следовательно, из статьи 12 Декларации (совокупности суждений) следует суждение:  «Ни отец, ни мать не могут подвергаться произвольному вмешательству в их семейное воспитание; в частности, отец и мать имеют право использовать запреты как один из видов воспитания».  Деонтическое противоречие:  часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает родителям использовать запреты;  статья 12 Декларации это разрешает.

4. Педагогический анализ Конвенции

   В качестве примера педагогического анализа докажем, что часть 1 статьи 16 Конвенции основана ложном суждении (педагогической утопии).  

   Большинство родителей (опыт многих поколений) при воспитании детей используют различные виды наказаний, в том числе запреты.  Поэтому суждение:  «Всех детей можно воспитать, не используя наказания» является ложным суждением (педагогической утопией).   Ранее было доказано, что    часть 1 статьи 16 Конвенции  не разрешает использовать  один из видов наказания –  запреты. Следовательно, часть 1 статьи 16 основана на педагогической утопии.    

5. Юридический анализ Конвенции

5.1. Объект анализа: статья 40, часть 2 (статья приведена не полностью).

Article 40,  part 2
2. To this end, and having regard to the relevant provisions of international instruments, States Parties shall, in particular, ensure that:

2. В этих целях и принимая во внимание соответствующие положения международных документов, государства-участники, в частности, обеспечивают, чтобы:

(a) No child shall be alleged as, be accused of, or recognized as having infringed the penal law by reason of acts or omissions that were not prohibited by national or international law at the time they were committed;

Официальный перевод:  a) Ни один ребенок не считался нарушившим уголовное законодательство, не обвинялся и не признавался виновным в его нарушении по причине действия или бездействия, которые не были запрещены национальным или международным правом во время их совершения;

а) Эквивалентный перевод: Ни один ребенок не должен быть подозреваемым, обвиняемым и признанным виновным в преступлениях по причине действия или бездействия, которые не были запрещены национальным или международным правом во время их совершения;

(b) Every child alleged as or accused of having infringed the penal law has at least the following guarantees:

Официальный перевод: b)  Каждый ребенок, который, как считается, нарушил уголовное законодательство или обвиняется в его нарушении, имел по меньшей мере следующие гарантии:

Эквивалентный  перевод: b) Каждый ребенок, который подозревается или обвиняется в  нарушении уголовного законодательства,  имеет, по меньшей мере, следующие гарантии:

 (iii) To have the matter determined without delay by a competent, independent and impartial authority or judicial body in a fair hearing according to law, in the presence of legal or other appropriate assistance and, unless it is considered not to be in the best interest of the child, in particular, taking into account his or her age or situation, his or her parents or legal guardians;

Официальный перевод: iii) Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица, и, если это не считается противоречащим наилучшим интересам ребенка, в частности, с учетом его возраста или положения его родителей или законных опекунов;

Эквивалентный перевод: iii) Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица, а также  родителей ребенка или опекунов,  если, конечно,  присутствие родителей или опекунов не противоречит,  с учетом  возраста и конкретной ситуации,  жизненным интересам ребенка.

 (v) If considered to have infringed the penal law, to have this decision and any measures imposed in consequence thereof reviewed by a higher competent, independent and impartial authority or judicial body according to law;

 Официальный перевод: v) Если считается, что ребенок нарушил уголовное законодательство, повторное рассмотрение вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону соответствующего решения и любых принятых в этой связи мер;

Эквивалентный  перевод: v) Если установили, что ребенок совершил  уголовное преступление, то необходимо получить решение суда и предпринять впоследствии любые меры для рассмотрения этого дела вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону. 

3. States Parties shall seek to promote the establishment of laws, procedures, authorities and institutions specifically applicable to children alleged as, accused of, or recognized as having infringed the penal law, and, in particular:

Официальный перевод: 3. Государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются, или признаются виновными в его нарушении, и в частности:

Эквивалентный перевод: 3) Государства-участники должны стремиться содействовать созданию законов, процедур, органов и учреждений,  специально предназначенных  для детей, которые подозреваются, обвиняются или признаются виновными в его нарушении, и в частности:

(a) The establishment of a minimum age below which children shall be presumed not to have the capacity to infringe the penal law;

Официальный перевод: a) Установлению минимального возраста, ниже которого дети считаются неспособными нарушить уголовное законодательство;

Эквивалентный перевод: а) Установлению максимального возраста детей, с которого наступает уголовная ответственность. 

(b) Whenever appropriate and desirable, measures for dealing with such children without resorting to judicial proceedings, providing that human rights and legal safeguards are fully respected.

Официальный перевод:  b) В случае необходимости и желательности, принятию мер по обращению с такими детьми без использования судебного разбирательства при условии полного соблюдения прав человека и правовых гарантий.

Эквивалентный перевод: b) Всякий раз желательно принимать меры к таким детям без обращения  к судебному разбирательству при условии полного соблюдения прав человека и правовых гарантий.

5.2. Анализ подпункта  (iii)  пункта «b» части 2 статьи 40.

 Анализ суждения: «Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом». 

    Это суждение содержит два «достижения» западной юриспруденции. «Достижение № 1»  заключается в том, что  введено новое понятие: «компетентный, независимый и беспристрастный орган», то есть орган, о котором  известно только то, что он «компетентный, независимый и беспристрастный». Этот орган особый – он может заменять судебный орган. В отличие от судебных органов, которые иногда ошибаются в своих решениях, этот орган всегда, согласно части 2 статьи 40,  и компетентный, и независимый, и беспристрастный. Следовательно,  нельзя сомневаться в правильности его решений.  Этот особый орган фигурирует также в подпункте (v) пункта «b» части 2 статьи 40.

   В фантастическом произведении Оруэлла «1984»  государственный аппарат  Океании состоял из Министерства правды, ведавшего информацией, образованием, досугом и искусствами;  Министерства мира, ведавшее войной;   Министерства изобилия, отвечавшее за экономику и из Министерства любви, ведавшее охраной порядка. Видимо, «компетентный, независимый и беспристрастный» орган не что иное, как один из департаментов Министерства любви. Так что Оруэлл ошибся всего на 5 лет: его роман описывает 1984 год, а Конвенция о правах ребенка состоялась в 1989 году.  «Достижение № 2» западной юридической мысли заключается в том, что основной целью предварительного следствия является быстрое  раскрытие преступления.  А как иначе можно «безотлагательно»  принять решение?  Россия, безусловно, отстала от Запада в области юридических инноваций. До сих пор в России  основной целью следствия является  полное раскрытие преступления, то есть тщательное исследование всех обстоятельств расследуемого преступления, в том числе возможности совершения подозреваемым или обвиняемым других преступлений и причастности к преступлению иных лиц. 

Дополнение. «Достижение № 2»,  заключающееся в требовании как можно быстрее проводить расследование, противоречит тысячелетнему опыту человечества, в частности опыту русского народа. Это следует из русских пословиц [7], в которых осуждается спешка:  Скоро делают, так слепо выходит. Скоро блох ловят. Спешлив, суетлив: обувшись парится. Седлай порты, надевай коня!   Скоро хорошо не родится.  Дай отсрочку   –  будет дело в точку. Скорого дела не хвалят. Наскоре слепых рожают. Поспешишь,  да людей насмешишь. Что хорошо, то не скоро. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. У меня дядя все спешил, да и помер. Был такой, что торопился, да скоро умер.  Побеги, да не зашиби ноги! Скоро пойдешь –  ногу зашибешь. Не угадывай в три дня, угадывай в три года!  Не торопись отвечать, торопись слушать!  Скоро поедешь, не скоро доедешь. Не переведя дух, дальше ворот не добежишь. Прытко бегают, так часто падают.  Наскоро делать –  переделывать. Не торопко кади, святых не опали! Тише едешь –  дале будешь [6].

5.3. Анализ подпункта  (iv)  пункта «b» части 2 статьи 40.

Анализ суждения: «Свобода от принуждения к даче свидетельских показаний».  Это суждение можно сформулировать более четко: «Никто не имеет право заставлять давать свидетельские показания». Это  достижение западной юридической мысли обозначим  как  «достижение № 3». Чтобы объяснить суть этого достижения, надо вспомнить статью 42, согласно которой государства-участники обязуются, используя надлежащие и действенные средства, широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей. Таким образом,  детям будут объяснять, что можно не давать свидетельские показания. Вместо того чтобы учить детей бороться со злом, западные деятели советуют им жить согласно поговорке «Моя хата с краю». Очевидно, что «достижение № 3» сильно затруднит работу следственных органов. К счастью, эта  новация не успела еще  внедриться в российское законодательство.    В Уголовном кодексе  Российской  Федерации [8] есть статьи 307 и 308. В части 1 статьи 307 предусмотрено  наказание свидетеля за ложные (заведомо) показания, в части 2 статьи 308 предусмотрено наказание  за отказ свидетеля от дачи показаний, причем уголовной ответственности по этим статьям подлежат дети старше 16 лет.   

5.4. Анализ подпункта  (vii)  пункта «b» части 2 статьи 40.

b) Каждый ребенок, который подозревается или обвиняется в  нарушении уголовного законодательства,  имеет, по меньшей мере, следующие гарантии: vii) полное уважение его личной жизни на всех стадиях разбирательства.

   Это тоже «достижение» западной юридической мысли, обозначим его как «достижение № 4».  В чем его суть? Дело в том, что  требование: «полное уважение личной жизни ребенка» запрещает следователю  контролировать   переписку, знакомиться с записью телефонных разговоров и делать обыск –  это ведь тоже вмешательство в личную жизнь.   К счастью, в России еще не успели ввести «достижение № 4» в национальное  законодательство.  Разрешается вмешательство в личную жизнь подозреваемого или обвиняемого, если оно законное и непроизвольное. 
   «Достижения» под номерами 2 – 4, введенные национальное законодательство,   парализует  работу следственных органов.  Однако  задачей правового государства является соблюдение прав и свобод всех его граждан, а не только тех, кто совершил преступление, и не только тех, кому еще не исполнилось 18 лет. Нельзя добиваться бесконечного расширения прав обвиняемого и подсудимого, ущемляя при этом интересы потерпевшего и всего общества в целом. Паралич следственных органов, расследующих ювенальные преступления, приведет к параличу ювенальных судов. А зачем нужны суды, если есть «компетентный, независимый и беспристрастный орган»  –   департамент Министерства любви?

6.  Основные ошибки  в  Конвенции о правах ребенка

1.  Официальный перевод с английского на русский язык не является эквивалентным.  Следовательно,   Конвенция на русском языке не является  аутентичной Конвенции на английском языке. Если в депозитарии ООН хранится текст, неэквивалентный английскому, то это  необходимо и достаточно, чтобы отказаться от исполнения Конвенции. 

2. В Конвенции отсутствуют  определения основных понятий,  использующихся  в этом Договоре. В частности, нет определений следующих понятий: «воспитание», «надлежащее воспитание», «жизненные интересы ребенка», то есть в Конвенции нарушен принцип понятийной определенности, который должен выполняться в любом законодательном акте. 

3. Конвенция содержит внутренние противоречия: деонтически несовместимые  нормы права, то есть в Конвенции нарушен принцип модальной сбалансированности, который должен выполняться в любом законодательном акте.

4. Конвенция содержит нормы права,  деонтически несовместимые  с нормами права в  международных договорах, заключенных до  принятия Конвенции (1989), в частности,  Конвенция противоречит Всеобщей декларации прав человека (1948),  Международному пакту о гражданских и политических правах (1966) и Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах (1966). 

5.  Некоторые статьи (с учетом статьи 1) Конвенции содержат множество бессмысленных суждений, то есть являются, по сути, логическими парадоксами. 

6. Некоторые статьи Конвенции основаны на ложных суждениях.

7. Фатальная логическая ошибка в Конвенции, делающая  ничтожным этот международный Договор, –  это подмена юридического понятия «лишение родительских прав» на неизвестное до Конвенции понятие «отделение ребенка от родителей».  Согласно Конвенции, государственные органы отбирают ребенка даже в случае, когда только один из супругов нарушил права ребенка.  При этом наказывают не того, кто нарушил права ребенка, а других:   наказывают не нарушивших права детей матерей или отцов,  отбирая у них детей;  наказывают детей –  лишают любящих их  матерей или отцов и лишают возможности взаимного общения с   братьями,  сестрами и другими   родственниками.  Следовательно, исполнение Конвенции о правах ребенка приводит  к массовому нарушению прав человека  и основных свобод. Статья 53   Венской конвенции о праве договоров между государствами или  между международными организациями (1939) [9] указывает, что международный договор считается недействительным в случае, если он в момент заключения противоречил основным принципам международного права. Один из десяти этих принципов – принцип уважения прав человека и основных свобод. Конвенция о правах ребенка противоречит принципу уважения прав человека и основных свобод. Следовательно, любое государство в любой момент может отказаться от исполнения Конвенции о правах ребенка. 

7. Источники информации

[1] Анатолий Владимирович Краснянский. Системный анализ юридических документов. Часть 1. Современные гуманитарные исследования. 2010.  № 1. С. 113 – 115.

[2] Анатолий Владимирович Краснянский. Логический анализ юридических документов. Часть 1.  Вопросы  гуманитарных наук. 2010. № 2. С. 172.

[3] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[4]   Конвенция о правах ребенка (на русском языке).

1)  http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm

2)  http://www1.umn.edu/humanrts/russian/instree/Rk2crc.html

3) Права человека. Сборник международных документов. Москва. «Юридическая литература». 1998. Стр. 363 – 380.

[5]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке).

1) Международное публичное право. Сборник документов в 2 частях. Составители: К.А. Бякимишев, Д.К. Бякимишев. Часть 1. С. 394 – 398. Москва.  ТК Велби.  Издательство Проспект. 2006.

2)  http://www.icitizenforum.com/russian/declaration-of-human-rights;    

3)  http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm.

[6] Международный пакт о гражданских и политических правах (1966);

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966) –   http://www.un.org/russian/documen/convents/pactpol.htm

[7] Русские пословицы –  http://www.niv.ru/library/005/097.htm

[8] Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. Москва. Издательская группа ИНФРА.М – НОРМА. 1996.

[9] Венская конвенция о праве договоров между государствами или  между международными организациями –

http://pravo.kulichki.com/zak/megd/meg03935.htm

 

 

Краснянский А.В., кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Логический анализ юридических документов.  Часть 2

Современные гуманитарные исследования, 2010. № 2.  Издательство Компания Спутник+.

 

1. Введение

   В предыдущей статье были  сформулированы основные положения (результаты)  логического анализа    Конвенции о правах ребенка [1]. В этой статье представлены  доказательства этих положений.
   В статье  используется эквивалентный перевод Конвенции  с английского  [2]    языка на русский. 

2. Объекты анализа: статьи Конвенции о правах ребенка (1989)

Статья 1. В настоящей Конвенции под ребенком подразумевают каждого    человека  младше 18 лет, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее.

Статья 2, часть 1.  Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья, сословного или иного положения  ребенка, его родителей или  опекунов. 

Статья 13, часть 1. Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка.

Статья 14, часть 1. Государства-участники должны уважать право ребенка на свободу мысли, совести и религии.

Статья 15, часть 1.   Государства-участники признают право ребенка на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.

Статья 16, часть 1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

Статья 23,  часть 2.  Государства-участники признают право нетрудоспособного ребенка на особую заботу и поощряют и обеспечивают предоставление при условии наличия ресурсов имеющему на это право ребенку и ответственным за заботу о нем помощи, о которой подана просьба и которая соответствует состоянию ребенка и положению его родителей или других лиц, обеспечивающих заботу о ребенке.

3. Логический анализ Конвенции о правах ребенка (1989)

3.1. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 13 Конвенции. В статье 1 дано определение понятия «ребенок».  Под это определение попадают и  младенцы (согласно Владимиру Ивановичу Далю – дети младше 7 лет [3]),  подростки  (мальчики или девочки преимущественно 12 – 16 лет [4]), а также  молодые люди, возраст которых менее  18 лет. Из статьи 1 и части 1 статьи 13 следует множество суждений типа: «Грудной младенец  имеет право свободно выражать свое мнение»; «Грудной младенец  имеет право свободно искать  информацию и идеи любого рода», «Грудной младенец  имеет право свободно передавать информацию в форме произведений искусства или с помощью других  средств по выбору младенца». Эти суждения не имеют смысла  (бессмысленные суждения).  Статья 1 и часть 1 статьи 13 являются, каждая в отдельности, осмысленными суждениями, а в совокупности, то есть при наличии семантической связи между собой,  образуют множество бессмысленных суждений. Поэтому совокупность статьи 1 и части 13 статьи следует назвать логическим парадоксом.

3.2. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 14 Конвенции.    Часть 1 статьи 14 требует, чтобы  государства-участники уважали право ребенка на свободу мысли, совести и религии. Из статьи 1 и части 1 статьи 14 следует множество суждений типа: «Государства-участники должны уважать право двухнедельного младенца на  свободу мысли, совести и религии»;  «Государства-участники должны уважать право пятимесячного младенца на  свободу мысли, совести и религии». Это  бессмысленные суждения. Статья 1 и часть 1 статьи 14 являются, каждая в отдельности, осмысленными суждениями, а в совокупности  образуют множество бессмысленных суждений. Поэтому совокупность статьи 1 и части 1 статьи 14 следует назвать логическим парадоксом.

3.3. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 15 Конвенции.    Часть 1 статьи 15 требует, чтобы  государства-участники признавали право ребенка  на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.  Из статьи 1 и части 1 статьи 15 следует множество суждений типа: «Государства-участники должны уважать право только что родившегося ребенка на   свободу ассоциации и свободу мирных собраний»;  «Государства-участники должны уважать право  грудного младенца на  свободу ассоциации и свободу мирных собраний». Это  бессмысленные суждения. Совокупность статьи 1 и части 1 статьи 15 образует множество бессмысленных суждений, то есть является логическим парадоксом. 

 3.4. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 16 Конвенции.  Из статьи 1 и части 1 статьи 15 следует множество суждений типа:  «Ни один двухдневный младенец не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь»;  «Ни один трехлетний  младенец  не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на семейную жизнь»;  «Ни один новорожденный  не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на тайну корреспонденции»,  Это бессмысленные суждения. Совокупность статьи 1 и части 1 статьи 16 образует множество бессмысленных суждений, то есть является логическим парадоксом.  

3.5. Анализ статьи 12 Всеобщей декларации прав человека и части 1 статьи 16 Конвенции.

3.5.1. Статья 12 Декларации [5]. Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.
   Аналогичные статьи есть в Международном пакте о гражданских и политических правах ([6], стр. 232 – 249) и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах  ([6], стр. 223 – 232).

3.5.2. Анализ статьи 12 Декларации.   В   объем понятия  «семейная жизнь» входит объем понятия «семейное воспитание», в объем понятия  «семейное воспитания» входят различные методы воспитания, в том числе воспитание с использованием наказаний (в частности,  запретов) и поощрений.  Здесь не идет речь о жестоких наказаниях, которые подрывают  физическое и   психическое здоровье детей и поэтому вообще не относятся к методам воспитания.  Следовательно, из статьи 12 Декларации (совокупности суждений) следует суждение:  «Ни отец, ни мать не могут подвергаться произвольному вмешательству в их семейное воспитание; в частности, отец и мать имеют право использовать запреты как один из видов воспитания».

3.5.3. Анализ части 1 статьи 16 Конвенции. В личную жизнь ребенка (подростка, юноши  или девушки) входит посещение кино и дискотеки, встречи с друзьями и множество других развлечений. Большинство родителей используют способ воспитания, заключающийся в использовании  наказаний и поощрений. Один из приемов наказания – запреты. Родители в качестве наказания  запрещают ребенку пойти в кино, или на дискотеку, или на встречу с друзьями, то есть незаконно (без санкции государственных органов)  вмешиваются  в его личную жизнь. Из части 1 статьи 16 (совокупности суждений) следует суждение: «Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь».  Следовательно, между статьей 12 Декларации и частью 1 статьи 16 Конвенции существует деонтическое противоречие: статья 12 Декларации разрешает родителям использовать запреты;  часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает родителям использовать запреты.

3.6. Анализ части 1 статьи 2 и части 2 статьи 23 Конвенции. Из части 1 статьи 2 (совокупности суждений)  следует суждение: «Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  состояния здоровья ребенка».   Из части 2 статьи 23 (совокупности суждений) следует суждение: «Государства-участники признают право нетрудоспособного ребенка на особую заботу».  В части 1 статьи 2 говорится о том, что не должно быть какой-либо дискриминации в зависимости от состояния здоровья детей, а в части 2 статьи 23 указывается, что нетрудоспособные (больные) дети имеют право на особую заботу, то есть налицо дискриминация здоровых детей.  Следовательно, часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью 2 статьи 23 Конвенции: часть 1 статьи 2 не разрешает дискриминацию по состоянию  здоровья детей, часть 2 статьи 23  разрешает эту дискриминацию. 

4. Выводы

1. Конвенция о правах ребенка – это опус, содержащий значительное число логических ошибок.

2. Этот опус может использоваться в учебных целях  в следующей формулировке: «Найдите логические ошибки в Конвенции о правах ребенка».

5. Источники информации

 [1] Анатолий Владимирович Краснянский. Логический анализ юридических документов. Часть 1.  Вопросы  гуманитарных наук. 2010. № 2. С. 172. Издательство «Компания Спутник+».

 [2] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[3]  Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, в четырех томах. Том II. И – О. Москва. «Русский язык». 1979.

[4]  С.И. Ожегов. Словарь русского языка. Около 53 000 слов. Издание 5-е,  стереотипное. Москва. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1963.

[5]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке). Международное публичное право. Сборник документов в 2 частях. Составители: К.А. Бякимишев, Д.К. Бякимишев. Часть 1. С. 394 – 398. Москва.  ТК Велби.  Издательство Проспект. 2006.

[6]  Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 2. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», Юрайт-Издат. 2007.

Файл: КонвЛогАн11



 

 

 

 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна