Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Опровержение исторических мифов. Сборник статей. Статья 1. Б.А. Ручкин. Проблема "Мифы и история": историческое обозрение. Ruchkin B. A. The Problem of Myths and History: Historical Review. Статья 2. Олег Назаров, доктор исторических наук. Поверх границ. Указ о «крысах»

21.02.2012 13:56      Просмотров: 3238      Комментариев: 0      Категория: Опровержение мифов о сталинском периоде истории СССР
   

Б.А. Ручкин

Проблема «мифы и история»: историческое обозрение

Источник информации - http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/1/Ruchkin_Myths/

 

№ 0421100131\0003

 УДК 930

Ruchkin B. A. The Problem of Myths and History: Historical Review

Аннотация 

Автор статьи высказывает свое мнение о проблемах, сложившихся в отечественной исторической науке (мифотворчество, фальсификация исторических фактов, политическая ангажированность историков и т. п.) Также рассматривается вопрос малой эффективности проверки усвоения знаний с помощью исключительно формальных способов контроля.

Ключевые слова: история, проблема мифа, миф и история, исторические мифы, ЕГЭ, историческая грамотность.

Abstract 

The author expresses his opinion on some problems that have appeared in Russian historical studies (mythogenesis, falsification of historical facts, political bias of historians, etc.) The issue regarding poor efficacy of knowledge acquiring examination by dint of only formal methods of control is also considered.

Keywords: history, problem of myth, myth and history, historical myths, uniform state exam, historical competence.


 

Изучение социально-гуманитарных наук составляет важнейшую часть общеобразовательной и мировоззренческой подготовки специалистов. Одним из лидеров гуманитарного знания является история. На основе истории развивается и история науки вообще, и история любой конкретной науки. Этим объясняется место истории как дисциплины в гуманитарном образовании.

В реальной действительности «мы должны констатировать, — замечает чл.-корр. РАН В. П. Козлов, — есть просто “прошлое”, есть “актуальное прошлое”, есть “история как прошлое”, и есть “реалии и мифы” этой истории» (Козлов, 2009: 3).

В последнее время в сфере внимания историков всё в большей степени входит проблема «мифы и история» и «историческая память». Об этом свидетельствует тематика мировых конгрессов историков последних лет (Чубарьян, 2009: 454). Об этом свидетельствует и процесс мифологизации истории современной России (см.: Смирнов, 2010). Это и рождает проблему достоверности исторического знания в современной России.

«Сдвиг интеллигенции к мифотворчеству, причем исключительно агрессивному — мифотворчеству отрицания, часто даже очернения в последние десятилетия — подчеркивает Сергей Кара-Мурза, — стал одним из важнейших типов отхода от рациональности для российского общества» (Кара-Мурза, 2005: 265).

Фальсификация современной истории

В рождении мифов, истолковании исторических событий наблюдается непрекращающаяся борьба различных идей и мнений. Опасность заключается и в том, что книги, написанные в этом жанре, имеют большой читательский успех и во многом определили возрастание интереса к истории в целом. Все это вместе взятое и определяет актуальность исследуемой темы.

Приступая к обзору, скажем прежде, что сами мифы — разноплановы и, соответственно, подлежат разной оценке.

Есть мифы исторические, перешедшие в народное сознание в процессе многолетней бытности. Легенда о граде Китеже, «Сказание о взятии Рязани» — примеры тому. Это мифы положительные. Они были и останутся нашей частью национального самосознания.

Есть явные мистификации событий прошедшего. Керенский, убегающий из Петрограда в 1917 г. в женском платье. На основании документов было доказано, что уезжал он официально в открытой машине и в военном френче. И сам Керенский при встрече с известным журналистом Г. Боровиком просил не повторять «эту чушь» и поведал ему, что было на самом деле, и кто придумал эту историю.

Сталин, как агент царской охранки — тоже с помощью и на основе документов был развенчан этот миф-фальшивка. Но, порой, это фальшивка возвращается вновь (в недавно вышедшем фильме «О Тухачевском» 2010 года). Надо понимать, кому это выгодно?

Иногда черные мифы о России, русских возникают из одной строфы, фразы, вырванных из контекста реальной ситуации и потом вторятся «группой поддержки с Запада». Тому — пример: «Ленивы мы и нелюбопытны». Фраза, ставшая приговором всему русскому народу, ибо сказал это — «наше все» — А. С. Пушкин. В действительности, как показал известный исследователь проблемы о «мифах России» профессор В. Мединский, Пушкин сетовал на то, что некому написать биографию А. С. Грибоедова, и приводит цитату: «Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны».

«Вполне конкретная ситуация, а выводы из этих слов сделали... масштабные» (Мединский, 2010: 89). Нечто подобное произошло и со строками М. Ю. Лермонтова: «Прощай, немытая Россия», есть и другие примеры (Там же: 88, 89)

Есть исторический миф-явление, исторический миф-процесс, опровержение которых представляет собой «самостоятельное, сложное исследовательское предприятие с неизвестным или трудно доказуемым результатом. Такое опровержение нередко может стать мифом-явлением» (Козлов, 2009: 4). В 1986–1987 гг., когда огульно критиковался культ Сталина, родился миф о неоправданно репрессированных Тухачевском, Уборевиче и других. Будь они живы, то не произошло бы трагедии 22 июня 1941 года (Мартиросян, 2008: 261–277). Они стали жертвой тонко продуманной провокации германских спецслужб… подкинувших фальшивые бумаги…. о якобы военном заговоре (Анисимов, 2006: 358).

Ныне вышло несколько исследований, книг, и в феврале 2010 г. документально-художественный фильм «Тухачевский. Заговор маршала», где маршал представлен не как жертва несправедливых репрессий, а как серьезная политическая фигура. Как человек, ведущий активную борьбу с властью.

Между тем, сам автор книги «Двойной заговор» А. Колпакиди, на основе которой написан сценарий фильма, продолжает считать историю с Тухачевским сложной и запутанной, и пока многие архивы закрыты, вопросы останутся открытыми (Комсомольская правда, 2010a). Словом, Тухачевский снова «будоражит» сознание: в нем «неразгаданность» и неоднозначность, — заметила Юлия Кантор. В этой личности есть и некое «ускользание от прямых ответов на фатальные вопросы истории» (Кантор, 2005).

Мифом-процессом остается «Катынь». Дискуссия по поводу Катынского дела особенно обострилась в период подготовки к празднованию 65-летия Победы. В него включились и руководители нашей страны, которые в своих выступлениях (В. В. Путин 7 апреля 2010 г. на траурной церемонии на кладбище в Катынском лесу и Д. А. Медведев в Кракове на похоронах Качиньского 18 апреля 2010 г.) безоговорочно приняли вину за гибель поляков в Катынском лесу и заверили, что оценка Катынских событий останется неизменной. Эта позиция вновь была подтверждена Д. А. Медведевым во время его визита в Польшу 7 декабря 2010 г.: «За это преступление отвечает Сталин и его приспешники». А накануне этого визита (26 ноября с. г.) Госдума приняла заявление, в котором признала, что расстрел польских офицеров был совершен по прямому указанию Сталина и других советских вождей. «За» это решение проголосовали 313 членов фракции партии «Единой России» и 29 депутатов от «Справедливой России», 40 либерал-демократов в голосовании не участвовали; «против» выступили все 57 коммунистов.

Что же, исторический спор, длившийся на протяжении многих лет, получил свое завершение? Думается, что нет. Остаются недоуменные вопросы. Об этом свидетельствует проведенный 19 апреля 2010 г. в Госдуме фракцией КПРФ «Круглый стол» по теме: «Катынская трагедия: правовые и политические аспекты», в котором приняли участие депутаты, известные российские писатели, крупные ученые-историки, юристы. Среди них: В. И. Илюхин — зам. председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству, Ю. Н. Жуков — ведущий научный сотрудник Института истории РАН, доктор исторических наук, С. Э. Стригин — координатор международного проекта «Правда о Катыни», В. Н. Швед — политолог, писатель, В. А. Сахаров — доктор исторических наук. Опираясь на множество фактов и доказательств, они сделали вывод: нужно ещё раз вернуться к рассмотрению «Катынского дела», провести экспертный анализ имеющихся в деле документов и по их итогам провести открытый судебный процесс, на котором и вынести обоснованный приговор. Впоследствии появился ряд публикаций, разделяющих позицию участников «Круглого стола». (Емельянов, 2010a; Котлер, 2010). Свои выводы (главное их которых — отсутствие подлинных документов) вновь подтвердили коммунисты на заседании Госдумы 26 ноября 2010 г. Их позиция нашла отражение в Открытом письме В. И. Илюхина Президенту РФ Д. А. Медведеву 7 декабря 2010 г., которое заканчивается словами: «Я и мои товарищи ученые, исследователи Катынской проблемы готовы к любой дискуссии… А чтобы установить и защитить истину было бы правильным уголовное дело № 159 Главной военной прокуратуры направить в Верховный суд РФ для оценки имеющихся в нем доказательств с участием всех сторон» (В. И. Илюхин — Д. А. Медведеву, 2010).

Другими словами, в отличие от позиции, выраженной российскими руководителями, существуют достаточно обоснованные сомнения в том, что факт расстрела НКВД СССР пленных офицеров армии Сикорского в России является доказанным.

В этом же ряду стоит и вопрос: исходя из какой политической целесообразности властью полностью отброшены материалы и выводы «Специальной комиссии по установлению обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров», работавшей в августе 1943 г. под руководством президента Академии медицинских наук, академике Н. Н. Бурденко? В сообщении о работе комиссии, опубликованном 26 января 1944 г. в газете «Правда», в частности, говорилось, что время расстрела — осень 1941 г. (т. е. в период оккупации).

Если выводы комиссии — лживы, то следует представить обоснованные доказательства. Но документальных опровержений выводов Комиссии не было.

Или из-за какой опять же политической целесообразности, власть фактически закрывала глаза на гибель советских военнопленных в 20-е гг.?

Ведь позиция советского правительства по данному вопросу была изложена ещё 9 сентября 1921 г. в ноте наркома иностранных дел Г. Чичерина полномочному представителю Польши Т. Филипповичу, где говорилось: «В течение двух лет из 130 тысяч русских пленных в Польше умерло 60 тысяч» (Красноармейцы, 2004: 66). Вопрос о количестве пленных красноармейцев и о числе погибших в польском плену остается спорным (по разным данным число погибших называется 20, 30, 80 тысяч человек). Но в данном случае речь идет не о числах, а о самом факте, событии, которому не дана объективная оценка (и никакого покаяния не было). Думается, что только непредвзятый исторический анализ всех вопросов, начиная с войны 1920 года, судеб советских военнопленных в Польше и до 80-х гг., может снять эмоциональную остроту противостояния. Возможно, следует вернуться к предложению Советского руководства (июнь 1984 г.) Варшаве о создании мемориала в память замученных в Польше красноармейцев. В последние годы предложение о создании места мартирологии погибших советских военнопленных звучала неоднократно, в том числе и от официальных лиц (см.: Сухомлинов, 2010: 3). Ныне определенно по этому вопросу высказался Д. А. Медведев во время упомянутого его визита в Польшу: «…нужно заниматься восстановлением исторической памяти, начиная с событий более раннего периода — с гражданской войны, когда десятки тысяч красноармейцев, находящихся в Польше, исчезли или погибли» (см.: Кривякина, 2010).

На наш взгляд, анализ этот должны провести историки обеих стран и по итогам исследований издать общий сборник, где отразить взгляды на события с двух сторон и тогда, возможно, история перестанет быть постоянным раздражителем в отношениях наших государств и народов. В этом ряду находятся, на наш взгляд, исторические изыскания академика А. Т. Фоменко и его последователей.

Профессиональная оценка их трудам дана (Мифы «новой хронологии» академика А. Т. Фоменко, 2000: 11), суть которых заключается в том, что это «фантастические представления об отечественной и всемирной истории», и что они не могут опровергнуть общепринятую хронологию. В чем же видится опасность продолжающейся пропаганды истории Фоменко? Рассмотрим на одном сюжете — по поводу Куликовской битвы.

«Альтернативные историки» Носовский и Фоменко всерьез утверждали и продолжают утверждать (Фоменко, 2010), что битва была не на Куликовом поле (Тульская область), а в пределах современных границ Москвы, и по своему характеру являлась не решительным столкновением собираемой Руси с Ордой, а бандитской стычкой одних монголов с другими (по Фоменко: «Монгольская империя — это великая империя, то есть средневековая Русь… Хан Батый — это попросту русский князь Ярослав» и т. д.) (Носовский, Фоменко, 1997: 11).

Основанием для такого утверждения — отсутствие находок, связанных с оружием. Однако доктор исторических наук, профессор А. А. Горский оспаривает эту точку зрения следующим образом: «Находки есть, они постепенно пополняются по мере того, как проводятся археологические исследования... Мы место битвы знаем примерно. Есть точка зрения, что битва была вообще на другом берегу Непрявды. Это обширная территория, и на разных участках проводятся раскопки. А оружием никто не разбрасывался, оно ценилось очень высоко и его собирали после каждой битвы победители» (Гришин, Полосатов, 2010).

В борьбу против «новой хронологии» Фоменко активно вступила и церковь. Этой теме было посвящено ряд выступлений на прошедшей научно-исторической конференции в октябре 2010 г. «Научный православный взгляд на ложные исторические учения» (организаторы Институт российской истории РАН и русский культурно-просветительный фонд имени Святого Василия Великого). В чем суть спора. Согласно Евангелию в момент рождения Иисуса Христа в небе зажглась яркая звезда. По мнению Фоменко, такая звезда могла относиться к типу «сверхновых» звезд, но единственная известная астрономам подходящая «сверхновая» звезда вспыхнула в 1054 г., и, потому, дату рождения Христа надо перенести на 1000 лет позднее. (Фоменко, 1993: 113–114). Аргументы Церкви, в частности, выражены в тексте Открытого письма Председателю управления фонда содействия объединению русского народа «Русские» В. А. Рудникову, активно пропагандирующего историю Фоменко: «Лжеучение А. Т. Фоменко, излагающие разные, выдуманные из истории жизни Господа, нашего Иисуса Христа, пытается отрицать и искажать то, что изложено и в книге “Деяния Святых Апостолов”, и в других книгах Священного Писания. Мы, христиане, в Символе Веры исповедуем единого Господа Иисуса Христа, воплотившегося от Девы Марии и Духа Святого вочеловечевшегося, распятого при Понтийском Пилате и страдавшего, и погребенного, и воскресшего в третий день по Писаниям. В книгах Священного Писания говорится о распятии Господа нашего Иисуса Христа, которое произошло при Понтийском Пилате, а не при каком-то другом властителе» (Бойко-Великий В., 2010). Вернемся к Куликовской битве.

Заметим, ревизии Куликовская битва подвергалась дважды ещё в XIX веке. Тогда фальсификация Дмитрия Донского была частью сложной политической игры митрополита Киприана и Константинополя, смысл которой: борьба за власть и деньги (Мединский, 2009: 363–367).

Кому же сегодня выгодна эта «идеологическая диверсия», принижение Куликовской битвы, как оселка русского патриотизма, по выражению А. Боброва (Бобров, 2010). Вольно или невольно, вывод один: тем, кто последовательно решает неизменную задачу — помешать возрождению исторической России. Кто и сегодня ведет бескомпромиссную третью мировую «холодную войну» (Ильинский, 1999).

Вместе с тем читательский интерес к теории Фоменко не ослабевает. Их книги пользуются успехом у читающей публики не только в России, но и за рубежом. К примеру, в Германии действует общество сторонников «новой хронологии», которое издает свой журнал, созывает международные конференции, есть последователи Фоменко и в других странах (см.: Смирнов, 2010: 184–186). О круге его поклонников академик В. Л. Янин сказал, что среди них «много лиц с пошатнувшимся в России социальным положением и задетым корпоративным сознанием: бывшие офицеры, преподаватели военных вузов, ученые — представители естественных и точных научных дисциплин, до недавнего времени работавшие с высокими технологиями в оборонной промышленности и чувствующие свою полную защищенность от социальных проблем. Они тянутся не столько к сути теории Фоменко, которую не все понимают, а к болезненной новизне конструкции, ломающей жесткие рамки привычных представлений об истории».

Пример с Фоменко свидетельствует о том, что стремление к научности и точным математическим методам не гарантирует достоверности исторических знаний, но может давать обратные результаты, т. е. рождать миф-процесс.

С точки зрения ученых-историков (которую мы придерживаемся) — «это фантастические представления об истории». Но с другой стороны, согласимся с В. П. Смирновым, поскольку «новая хронология» основана на астрономических и математических доводах, «окончательный ответ о ее достоверности или ошибочности должны дать астрономы и математики» (там же: 182).

Касаясь в целом сюжетов Катыни, у нас не задача — установить истину, а показать одни из многих примеров мифов-мнений, претендующих на коренные исторические представления и которые позволяют «понять, что перед нами: доказанное явление и процесс прошлого, или недоказанное, но внедряемое в общественное сознание исторические мифы-явления, мифы-процессы» (Козлов, 2009: 4).

И что делать? Продолжать критический анализ на основе изучения источников, выяснять их достоверность, сравнивать с другими данными и следовать научной логике.

Процесс образования мифов, как было показано, может быть самым необычным, но в нем всегда присутствует Мотив. Типология возникновения мотивов в какой-то степени является одним из инструментариев понимания создания действующих мифов прошлого и настоящего. О каких мотивах идет речь?

Первое — самые простые и очевидные мотивы — незнание существа дела и неосознанное, вводящее в заблуждение других. Вот в справочнике “Всемирная история”, касаясь причин распада комсомола в 1991 г., пишется: “в 1990–1991 гг. членство в ВЛКСМ перестало быть обязательным для поступления в вуз и на престижную работу, начался массовый выход людей из комсомола, после чего ВЛКСМ прекратил свое существование” (Всемирная история, 2010: 207). Здесь все ложь. Никогда “членство в ВЛКСМ” не было “обязательным для поступления в вуз”. Комсомол самораспустился не “снизу”, а “сверху”. В 1991 г. в рядах ВЛКСМ оставалось 21 265 312 человек. Но численность союза молодежи никогда не являлось причиной его создания или роспуска. Так, в период образования РКСМ в 1918 г. в его рядах было всего 22 тысячи юношей и девушек.

Не вдаваясь в подробности, скажем: основной причиной самороспуска являлась не исчерпанность возможностей комсомола, а невостребованность такой организации молодежи в разрушающемся под грузом неразрешимых проблем государстве. Комсомол как часть системы (политической и социальной) не мог выжить в одиночку. В то же время в руководстве ЦК последних лет не нашлось лидеров, отвечающих по своему таланту вызовам времени. Они практически “сдали” комсомол “демократам” и перешли к разделу материально-финансового наследства ВЛКСМ (Ручкин, Мухамеджанов, 2008: 104–116).

В общем, мотив видится в нежелании ознакомиться с вполне доступными фактическими сведениями и даже активным отрицанием достоверности.

Следующие мотивы — это сознательные умыслы, преследующие личные или некие общественные материалы. Одно из проявлений таких мотивов — Умолчание. Ещё Август Блаженный писал, что большей частью мы скрываем истину не при помощи лжи, а с помощью умолчания.

В качестве примера приведем статью К. Е. Ворошилова «Сталин и Красная армия», опубликованная 23 декабря 1929 г. к 50-летию со дня рождения И. В. Сталина. (В 1939 г. статья была переиздана: Ворошилов, 1939). В ней показана поистине исключительная роль, которую сыграл товарищ Сталин в напряженные моменты гражданской войны при обороне Царицына, в боях за Пермь, Петроград, но при этом нет ни одного действующего лица из командиров дивизий, бригад, непосредственно участвующих в боевых операциях.

И возможно именно эта статья К. Е. Ворошилова обозначила методологический ключ для историков в оснащении Гражданской войны последующие годы.

Примеров «Умолчания» в трудах историков предостаточно, особенно ярко они проявились в ходе дискуссии в программе «Суд времени», — но об этом позже.

Но самые сложные и изощренные мотивы — это политические интересы корпоративных сообществ и государств. При этом исследователи подчеркивают фундаментальность таких интересов. Особую актуальность эти мотивы приобретают в наши дни, когда понимание истории компрометируется именно своей политической и идеологической заданностью.

Новое время и волна мифов

Процесс возникновения новых мифов, отличающихся своей политической заданностью относится к периоду «перестройки» и активизировался после падения власти КПСС в 1991 г. «Началось это с прагматических и даже конъюнктурных соображений — или надо было порадеть своей политической партией, взявшейся разрушить “империю зла”, или выполнить очень выгодный, щедро оплаченный заказ глобальной партии хозяев жизни», — пишет С. Кара-Мурза. И далее: «Запущенный ими процесс разрушения рациональности перешел в фазу самоорганизации, так что мы имеем перед собой уже цепной процесс саморазрушения» (Кара-Мурза, 2007).

Кто-то верно заметил, что в 90-е гг. национальным мифом стала Великая Отечественная война. Особенно это проявилось в подготовке и праздновании 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. Развязалась битва мифов. Миф о Сталине-победоносце против мифа о бездарном руководстве[1], миф о едином идейном порыве против мифа о многомиллионной армии коллаборационистов, миф «О цене Победы» и другие (по некоторым подсчетам исследователей их более 200).

Это вызвано прежде всего тем, что заказ на «другую историю» требовал поиска «другой войны». Но труднейшая Победа, сила народного духа… героизм никак не уживаются с образом порочной общественной конструкции. Поэтому в России стали повсеместно тиражироваться стереотипы о советском строе и войне, культивированные в западной праворадикальной литературе со времен холодной войны (Кудряшов, 2010: 7).

В ряду названных мифов остановимся на самом болезненном — мифе наших потерь в Великой Отечественной, так называемой «цены Победы».

Цена войны в человеческих жизнях

Как пишет И. Чубайс, «Юбилей Победы — время предъявить запоздалый счет, какой ценой она была достигнута? Недопустимо, чтобы война выдуманная затмила войну подлинную» (Чубайс, 2010).

После окончания войны Сталиным была названа цифра потерь народа 7 миллионов человек. Она, конечно, никак не соответствовала реальным потерям. В 1960-е гг. Н. С. Хрущевым была названа цифра в 20 миллионов погибших, которая и стала впоследствии общепринятой. Затем 8 мая 1990 г. на торжественном заседании Верховного Совета СССР, посвященном 45-летию Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне прозвучало «около 27 миллионов человек». Такая огромная цифра, да ещё в сравнении с фигурировавшей от 4,5 до 9 миллионов потерь с немецкой стороны — не могла никого оставить равнодушным (Александров-Деркаченко, 2010: 121).

Но именно сравнение и служило основанием для рождения мифа о чрезмерных потерях и бездарном руководстве наших военных. Согласно расчетам Б. Соколова, профессора РГСУ, д. филологич. наук, соотношение советских и германских потерь на восточном фронте составило 10:1, а с учетом потерь союзников Германии — 7.5:1. «Великая Победа была одержана, — пишет он, — ценой невероятно высоких и неоправданных потерь, благодаря той огромной и безропотной массе необученных советских солдат, которые шли в самоубийственные атаки, устилая поля войны своими телами. Хорошо обученный солдат и офицер, способный размышлять, представлял для Сталина куда большую опасность, чем гибель миллионов необученных бойцов …» (Соколов, 2005: 41).

Накануне Юбилея журналист Юрий Рост (ТВ-3, передача «Треугольник» 5 мая 2010 г.) внушает: «Только бездумная военная политика Сталина привела к тому, что на одного убитого немца приходится 10 наших солдат. Без Сталина, может быть, не было бы войны».

В телепередаче «Суд времени» А. Н. Сахаров — Директор Института российской истории РАН, также обвинил советское руководство в недопустимом количестве жертв в годы Великой Отечественной войны, назвав цифру 26 миллионов человек (опустив, при этом, что более 18 миллионов человек погибших были мирными гражданами).

Чтобы представить осознание Цены Победы надо иметь как итоговые цифры Победы с обеих сторон, так и то, из чего они складывались.

Ситуация последних лет (доступ к архивным документам Генерального штаба, главных штабов Вооруженных сил, аналогичной статистики других участников Второй мировой войны) позволило подготовить первый в советской и российской истории детализированный статистический сборник о потерях в Великой Отечественной войне (Великая Отечественная без грифа секретности, 2010).

Основные выводы:

  • Соотношение безвозвратных и демографических потерь вооруженных сил германского блока и советских вооруженных сил 1:1,29 (немцы — 6.771.900 человек, наши — 8 744 500 человек);
  • Общие потери (включая попавших в плен): потери гитлеровцев — 10.344.500 человек, наших — 11 520 200 человек;
  • Итоговые соотношения составляли 1:1,1.
  • Оба соотношения показывают, что военные потери вполне сравнимы и ни о каком организационном превосходстве германской военной машины говорить не приходится (как и Победе ценой “горой трупов”);
  • Общая цифра 26 600 000 человек является общепринятой на самых высоких научных и политических уровнях.

Разница в 17 855 500 человек между 26 млн и потерями вооруженных сил 8.744.500 человек объясняется просто: наша армия воевала с Вермахтом, а гитлеровцы воевали со всем нашим населением[2].

Цифры потерь будут уточняться, но при всех сомнениях очевидно, что они огромные. Но вместе с тем, цифры свидетельствуют, что ни о каком организационном превосходстве германской военной машины говорить не приходится, как и о Победе ценой «горы трупов».

В заключение: ещё раз о «цене Победы». Вот потери настоящих «демократически продвинутых» «вовремя» и в «нужном месте» вступивших в войну США — 405 тыс. чел., Великобритании — 375 тыс. чел., Франции — 500 тыс. чел. (Турецкий, 2010).

Сопоставление всех этих цифр и определяет Цену открытия Второго фронта. Своевременное открытие Второго фронта (скажем, как предполагалось, без опоздания на 3 года) сохранило бы миллионы жизней в оккупированных районах Западной Европы и России и содействовало бы сокращению колоссальных потерь советских войск, в сравнении с которыми жертвы англо-американских войск составили бы небольшую величину.

И ещё, отвлекаясь от темы мифов, надо понимать, что Цена Победы — это Цена Свободы не только нашего народа, но и народов Европы. За освобождение Польши погибло 600 человек, Чехословакии 139 918, Норвегии — 3436, Болгарии — 1000, Австрии — 26 000, Югославии — 7990, Венгрии — 140 000, Румынии — 68993. Всего — 1 099 465 человек убитыми, 2270 тысяч человек ранеными (Великая Отечественная, 1985: 519).

И в целом, «стремление определить “стоимость” Победы, которая видится “слишком дорогой” — пишет доктор исторических наук, профессор И. М. Ильинский — само по себе бессмысленно, не говоря уже о его безнравственности. Победа бесценна. Тем более бесценна потому, что в войне с СССР Гитлер ставил цель не просто овладеть территорией и богатством нашей страны, но искоренить русский народ. Искоренить — значит уничтожить всех — от мала до велика» (Ильинский, 2010b: 10). Такова правда истории.

В обзоре сделан акцент на мифотворцев с нашей стороны, в действительности, масштабы искажений хода и итогов. Великой Отечественной войны со стороны Заказа было неизмеримо больше. Суть которых — доказать, что Гитлера и фашизм победили прежде всего США и Великобритания, а роль СССР в этой победе была малозначительной, второстепенной. Но, как справедливо заметила доктор исторических наук Наталия Нарочницкая: «поругание Победы и истории никогда не началось бы на Западе, если бы оно не было совершено на Родине Победы. Это мы, подобно библейскому Хаму, выставили Отечество на всеобщее поругание, за что и терпим кару» (Нарочницкая, 2007: 4).

Телевидение и черные краски исторических мифов истории

Сегодня перефразируя классика, можно смело сказать, что… «из всех искусств для нас важнейшим является… телевидение».

Согласно опросу, проведенного социологическим центром Российской академии государственной службы при Президенте РФ, 76,9% интересуются историей российского государства и 78% из них черпают свои знания по истории через просмотр фильмов и телепередач.

Словом, телевидение занимает видное место в формировании исторического знания, другое дело с каким знаком: «+» или «–». Как выразился кинорежиссер Говорухин: «Телевидение стало интереснее, но безнравственнее».

В контексте нашей темы скажем, что с конца 80-х гг. в средствах массовой информации преобладает антисоветизм, который с 1991 г. стал частью официальной идеологии. На телевидении ярко представлены практически все виды мифов и фальсификаций: от мифов-процессов до настоящего пиара исторического мракобесия. Знаковым событием стала недавняя премьера на НТВ фильма А. Пивоварова «Брест. Крепостные герои», которая сквозит преднамеренными искажениями прошлого (Жуков, 2010: 10). Как говорилось в сюжете-анонсе фильма, авторы стремились показать без пропагандистских мифов о массовом героизме, дружбе народов и руководящей роли партии, что происходило на самом деле. В конечном итоге, «правда» А. Пивоварова во многом опиралась на документальные записи 45-ой немецкой дивизии, т. е. на «взгляд со стороны». Именно немецкие документы, согласно данного им интервью «Комсомольской Правде», помогли создать более или менее объективную картину и распутать советское мифотворчество.

Естественно, возникает вопрос: почему доверие немецким источникам должно быть большим и считать, что они несут объективную, не одностороннюю информацию?

О преднамеренных искажениях нашего прошлого в фильме достаточно подробно показано профессором Ю. Жуковым, а также обозревателем «Советской России» А. Бобровым. В своей рецензии А. Бобров задает резонный вопрос на сюжет-анонс фильма о «правде». Как без трех безусловных феноменов — массового героизма, дружбы народов и роли идеологии — рассказать Правду?

Естественно, есть и поклонники таланта Пивоварова и его фильма. В их числе П. Шелест: «Как специалист-историк и профессионал-журналист скажу, что Алексей Пивоваров сделал правдивый фильм… Там много правды, которая разрушает мифы, сложившиеся за десятилетия. Сложившаяся мифология достаточно сильно заслоняет то, что в действительности происходило летом 1941 года» (Советская Россия, 2010).

Развеял ли фильм советское мифотворчество или создал новые мифы-фальсификации? Вопрос остается открытым.

Вскользь, в качестве черного пиара, приведем пример из передачи «Свобода мысли» санкт-петербургского 5 канала (4 и 18 мая 2010 г.), записанной Е. Винокуровой: «Коллаборационизм был продолжением гражданской войны, той жизни, которую устроили большевики. Немцев встречали цветами» — поделился своими изысканиями Д. Фост (характеризовался он как «писатель и историк»). Ведущая передачи К. Собчак делает открытие: «Главная проблема войны — сталинский режим. Почему мы не может найти в себе смелость отделить войну от Сталина и покаяться?» (Винокурова, 2010).

В октябре с. г. на телеканале «Культура» в целом был показан интересный документальный проект «Отдел» — о философах, живущих и работавших в СССР. В их числе и о А. Зиновьеве. Так случилось, что судьба А. Зиновьева и нашего Университета (Московского гуманитарного университета — Ред.) тесно переплетена, он — почетный профессор МосГУ, здесь он возглавлял научно-исследовательский Центр, здесь установлена в его память мемориальная доска. Мы знали его, общались с ним, и потому в защиту его скажем несколько слов. В фильме он показан как мыслитель, внесший весомый вклад в советскую и мировую философию. Это с одной стороны. С другой — создатели передачи «Отдел» явно хотели представить А. Зиновьева (как и всю четверку философов) противниками марксизма, социализма, советского строя. Но это искажение истины. В своих публикациях А. Зиновьев, в частности, писал об уникальной роли в истории человечества В. И. Ленина, о том, что социальное устройство СССР — самое эффективное, что создала человеческая цивилизация, была самой совершенной, была эффективней, чем заказная. И в теории, и на практике.

А по поводу И. В. Сталина А. Зиновьев в книге «Сталин — нашей юности полет» писал: «Я защищал не сталинизм, а истину о нем». К сожалению, повторимся, в фильме «Отдел» истина исчезла. Идеологическая заданность фильма — очевидна.

Но самым масштабным и самым резонансным телесобытием, с точки зрения истории, стала программа «Суд времени (ведущий — Н. Сванидзе). Прежде всего, сделаем, возможно, неожиданный вывод: хорошо, что вышла эта программа, ибо она пробудила интерес значительной части общества к истории. И ещё потому, как заметил С. Кургинян, представляющий защиту советской истории, до этого дня «нам не позволяли дать отпор разрушителям по принципу “дискурс на дискурс”, все 20 лет подобный формат диспута был на телевидении в принципе невозможен. А теперь, впервые, он оказался возможным в программе “Суд времени”. Когда в очередной раз стал воспроизводиться советский дискурс, то ему был противопоставлен не миф, а дискурс... Не советский миф борется против антисоветского дискурса, а дискурс борется с дискурсом, что заставило наших оппонентов уходить в сторону мифотворчества и постмодерна (то есть произвольных построений)» (Кургинян, 2010: 10). Что касается сути, то на наших глазах Н. Сванидзе и Л. Млечин перекраивают на свой лад современную историю и, естественно, это не может не вызвать отторжения.

В каждой и передач противопоставлялись две противоположные точки зрения по тому или иному вопросу советской и постсоветской истории. Упрощенно: либо в советской истории была великая правда, либо — это черная дыра, мерзость.

Так как программа проходила в форме суда, то в судебный процесс были вовлечены зрители зала и телеаудитория (последние, практически, представляли собой суд присяжных. Вот их мнение:

Итоги голосования по вышедшим в эфир передачам
до 26 августа 2010 г.

 

Студия

Телезрители

Николай II

достойный правитель

лидер, пришедший к краху

 

66%

34%

 

22%

78%

Большевики

погубили Россию

спасли Россию

 

71%

29%

 

28%

72%

Коллективизация

преступная авантюра

страшная необходимость

 

64%

36%

 

22%

78%

Михаил Тухачевский

рядовая жертва сталинского террора

несостоявшийся Бонапарт

 

72%

28%

 

25%

75%

Присоединение Прибалтики к СССР

проигрыш

выигрыш

 

63%

37%

 

11%

89%

Ввод войск в Афганистан

авантюра партократов

геополитическая необходимость

 

65%

35%

 

13%

87%

ГКЧП

путч

попытка избежать распада страны

 

57%

43%

 

7%

93%

Беловежское соглашение

меньшее из зол

катастрофа

 

48%

52%

 

9%

91%

Егор Гайдар

созидатель

разрушитель

 

39%

61%

 

14%

86%

События октября 1993 г.

выход из тупика

крах демократического проекта России

 

33%

67%

 

7%

93%

Голосование в ходе передач в течение нескольких следующих месяцев подтвердили сложившуюся тенденцию. В качестве примеров приведем ещё из нескольких декабрьских передач: При ответе на вопрос:

– «1941 год — сталинская система провалилась или выстояла?»

«За» «провалилась» голосовали 11% телезрителей, «за» «выстояла» — 89%;

– «Советский человек»: идеологический миф или историческое достижение?

Голосование в студии: 47% и 53%.

Интернет-голосование: 24% и 78%.

Иные передачи давали и такое отношение: 2% и 98% (о гласности и информационной войне).

Несмотря на оглушительные результаты национального голосования, Сванидзе высказывал в заключение, как судья, свое «личное мнение», полностью оправдывающее своего героя (в случае, с Гайдаром), и в любом другом случае. Так, по поводу ГКЧП, его заключение: «От ГКЧП в истории останутся только эти четыре корявые буквы». При таком «уважении» к мнению присяжных, как замечают исследователи, подобный судья на Западе был бы немедленно дисквалифицирован и отстранен от дела.

Согласимся с выводами Ю. В. Емельянова, историка, публициста, писателя, который пишет: «Вряд ли стоит переоценивать глубину исторических знаний тех, кто отвергал антисоветские стереотипы и поддерживал противостоящие им оценки. <…> У подавляющего большинства населения страны нет возможности знакомиться с альтернативными оценками по истории… Голосование свидетельствовало о чудовищном разрыве между исторической памятью населения страны и лживой примитивной антисоветской пропагандой» (Емельянов, 2010b).

Словом, суть суда по Сванидзе и заключается в том, что радоваться надо, россияне, что живете вы не в советское время, а вот предыдущие поколения, по Л. Млечину, «70 лет жили на пепелище». И, конечно, сам он «мучился» будучи в Номенклатуре ЦК КПСС, занимая должности заместителя главного редактора еженедельника «Новое время», позже заместителя главного редактора в газете «Известия».

На телевидении с энтузиазмом втаптывают в грязь различных исторических деятелей. Так, в программе ТВЦ «Тайна российского сфинкса», посвященной разоблачению мифов о Ленине можно было услышать следующие заявления: «он не добрый, а злой», «за границей шиковал», «на броневике не выступал», «он не женился, а Н. Крупская его женила», «во время взятия Зимнего лежал в комнате с Троцким и беседовал, пока ему не сказали, что Зимний взят» и т. д.

В другой программе на НТВ «Советские биографии» из энциклопедии 50-х гг. зачитывается пафосный текст о том или ином деятеле, а потом рассказывается, что же на самом деле за этим стоит (и здесь черной краски достаточно). И, в частности, о В. И. Ленине была выдвинута такая версия, что «отец Володи Ульянова ему совсем не отец, а в его рождении виноват некий сосед, и это, мол, сказалось на характере будущего вождя, не давало ему покоя и в конечном итоге… привело к “октябрьскому перевороту”».

Очернение истории советского периода на НТВ стало «доброй» традицией (например, документальный проект «Битва за север», «Кремлевские похороны» и т. д.).

Вернемся к В. И. Ленину. Критический анализ жизни и деятельности В. И. Ленина делался и делается постоянно и не только на телевидении [к примеру, в том же ключе в книге С. В. Болдина (Болдин, 2004)]. Весь вопрос: как подходить к оценке личностей исторического масштаба?

В этой связи несколько выдержек из отклика на смерть Ленина Виктора Михайловича Чернова (1873–1952), одного из организаторов партии эсеров, члена ЦК, который Октябрьскую революцию не принял, призывал к вооруженной борьбе с большевиками. У него было больше оснований ненавидеть Ленина как личного врага, нежели у некоторых современных исследователей, писателей. В своем отклике на смерть Ленина он не позволил сорваться на безудержную брань, а попытался проанализировать его путь, его деятельность и сделал это поучительно для нас. Хотелось бы процитировать весь текст, но по понятным причинам ограничимся одним примером.

В указанных телесюжетах неизменно подчеркивают, что Ленин аморален, злобен, беспощаден и т. д. В. Чернов отмечает, что действительно «за простую идейную оппозицию партии в критический для неё момент, он способен был, не моргнув глазом, обречь на расстрел десятки и сотни людей, а сам он любил беззаботно хохотать с детьми, любовно возиться со щенками и котятами. Аморалистом он был не из-за того, чтобы в его груди жили легионы страстей, ниспровергающих всякие моральные нормы и переступающих через все заповеди. О, нет, его эмоциональная сторона была однообразна, была скудна, но в этой маниакальной сосредоточенности и опасна: он был профессиональным борцом, он был политическим боксером на арене социальных распрей, и в этом смысле знал «одной лишь думы власть, одну, но пламенную страсть»: этой страстью была сама его профессия, сама борьба, само переливание своей воли в формы политических событий. И аморализм его был простым производным из монопольного владычества над ним этой страсти. Его монодеизм был его слабостью и его силой, его своеобразной красотой и его уродством» (Чернов, 1990: 16).

Это яркий пример объективного подхода к оценке личности, несмотря на личные обиды, и тем самым В. М. Чернов сумел себя поднять как политика в глазах современников и потомков.

«Образ Ленина необычайно романтизирован, и даже обнародование всех документов и истинных его высказываний пока не способны этот образ поколебать — пишет Н. А. Нарочницкая (кстати, критически относящаяся к деятельности В. И. Ленина), — пусть время все расставит на свои места. Но ленинская фигура не должна становиться объектом карикатур — слишком масштабны и драматичны события, связанные с его именем…» (Нарочницкая, 2009: 85).

В продолжение научного подхода к оценке Ленина приведем мнение А. О. Чубарьяна, который пишет: «В мировой истории было немало деятелей различного толка, в том числе диктаторов и жестоких монархов, негуманных лидеров. Историками многих стран написаны сотни политически биографий и исторических трудов, в которых беспристрастно исследуются причины их восхождения, деятельность и роль в истории государства. Очевидно, так же следует подойти и к оценке роли Ленина. Как и почему в России возобладала его линия в революционном движении?» (Чубарьян, 2009: 443).

Есть ли будущее у телевидения, в контексте рассматриваемого предмета («мифы и реалии»), если оно «десятилетиями тасует одни и те же лица, давно замылившую глаз касту незаменимых» (Лебядкин, 2010: 10), перетекающих из одной передачи в другую, пропитанные антисоветизмом?

Ныне это будущее рассматривается с трудом. Ибо импульс антисоветизму дает власть. Тема эта особая. Сравнительно недавний пример текущего года. Вышла передача об А. А. Собчаке (в связи с годовщиной его смерти). И как отмечает Г. Попов (экс-мэр Москвы): «Мы с удивлением узнали, что центр революции — Ленинград, Собчак — вождь. И, разумеется, рядом два его человека, ближайших помощников. Только стойкость Ленинграда останавливает путч в Москве, в августе 1991 года, а посланный из Питера спецназ спасает от Руцкого и Хасбулатова в 1993 году Россию»[3].

Или возьмем — начатый М. Федотовым, председателем Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правом человека, — поход против Сталина, десталинизацию страны. Им подготовлен проект Комплексной программы «Национальное примирение и увековечение памяти жертв тоталитарного режима», которая представлена на рассмотрение Президента. В программе предложены конкретные меры по преодолению пережитков тоталитарного режима в общественном сознании (Федотов, 2010).

Его инициатива вызвала неоднозначную реакцию (от поддержки — Познер, до отрицания — Проханов, Поляков). «Он хочет, — пишет А. Проханов, — поднять огромное облако пыли, в котором бы исчезли, растворились контуры сегодняшнего бандитского государства» (Проханов, 2010). Ю. Поляков советует: «С правовым беспределом надо бороться, а не со сталинизмом» (Непрозападный прозаик, 2010).

Распространение исторических фальсификаций за рубежом не могло не вызвать озабоченности руководства Российской власти. Указом Президента РФ от 15 мая 2009 г. № 549 была создана Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Говоря о причине создания Комиссии, Президент Д. А. Медведев в своем видеоблоге от 8 мая 2009 г. Отметил, что попытки фальсификации «становятся все более жесткими, злыми, агрессивными». Это действительно так. Достаточно перечислить перечень структур, занимающихся «исторической политикой» в Странах Восточной Европы, которые финансируются из госбюджета, обладают серьезным потенциалом. По данным А. Дюкова, это:

  • Комиссия историков при Президенте Латвии, созданная в 1988 г. Ключевыми задачами которой являются обеспечение официальных лиц тезисами для «оккупационной» риторики и презентация на международной арене тематики «преступления против человечества в Латвии в период советской и нацистской оккупации (1940–1991)»;
  • Государственная комиссия по расследованию репрессивной политики оккупационных сил в Эстонии, перед которой была поставлена задача подготовить «Белую книгу о потерях, нанесенных народу Эстонии оккупациями». «Белая книга» была издана в 2003 г. и послужила основой для масштабной антироссийской пропагандистской кампании, а так же требования к России «возместить ущерб, нанесенный оккупацией».
  • Польский комитет Национальной памяти (ИНП). Отделения ИНП действуют в 11 крупных городах Польши, общее число сотрудников составляет более 1200 человек.

Аналогичная польскому ИНП структура создана в 90-х гг. в Литве; она носит название «Центр геноцида и резистенции».

Среди основных задач Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России указаны: обобщение и анализ информации о фальсификации исторических фактов и событий, направленной на умаление международного престижа Российской Федерации; выработка рекомендаций по адекватному реагированию на попытки фальсификации исторических фактов и событий, и по нейтрализации их возможных негативных последствий.

О конкретной деятельности Президентской Комиссии пока мало что известно. Самое главное, что сделано, по словам одного из членов комиссии, это открытие доступа к ряду ранее закрытых архивов. В определенной мере, это так. Но как показывает анализ, проведенный д.и.н., заместителем директора Института русской истории РАН В. Лаврова и к.и.н., старшего научного сотрудника этого же Института И. Курляндского, «ни о каком массовом открытии архивов речь не идет — очередной миф, ибо большая часть архивных документов советского (даже сталинского) периода по-прежнему находятся на секретном хранении или с помощью искусственных препятствий недоступно исследователям» (см.: Курляндский, 2010; Лавров, Курляндский, 2010: 1). В реальности сейчас закрыто большинство документов за 70–80 лет. Ими предлагается целый ряд мер для решения данной проблемы. Актуальной проблемой в плане борьбы по противодействию фальсификации истории власть видит в области подготовки и издания учебной литературы по истории.

Учебники по истории и власть

В постановлении Госдумы ФС от 8 апреля 1998 г. «Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации к Правительству Российской Федерации о состоянии и задачах исторического образования в России» отмечалось: «Тревожит положение дел в области подготовки и издания учебной литературы по истории. Ряд учебных пособий, особенно по истории XX века, идеологизирован и политизирован. Несмотря на установленные Федеральным Законом “Об образовании” плюрализм концептуальных подходов и свободу творчества учителя и ученика, такие учебные пособия дают однозначные толкования сложнейших периодов отечественной истории, выработку собственного мнения. Такой подход ведет к тому, что полной и приемлемой для всех социальных групп общества исторической картины прошлого России во многих учебных пособиях до сих пор так и не создано. Авторы таких учебных пособий передают учащимся лишь субъективное восприятие отечественной истории» (Постановление Госдумы ФС, 1998).

Актуальность проблемы ныне высветилась в связи со скандалом, устроенным вокруг учебного пособия А. С. Барсенкова, А. И. Вдовина «История России. 1917–2009» по инициативе члена Общественной палаты РФ и члена Президентской комиссии Н. Сванидзе.

В ходе заседания Общественной палаты 6 сентября 2010 г. пособие было повергнуто жестокой обструкции с применением таких формулировок, как «ксенофобия», «фальшивка» и «апология диктатора». То, какие баталии проходили почти два месяца, с научной дискуссией не имело ничего общего. Обсуждение шло не по законам научной полемики, а по линии публицистических и политических оценок, что естественно, и вызвало отрицательную реакцию со стороны ряда известных деятелей науки и культуры, которые выступили с Обращением. В нем, в частности, говорится, что «это судилище над всей отечественной исторической наукой. Более того, это судилище над здравым смыслом» (В защиту исторической науки, 2010). То, что произошло, с научной дискуссией не имеет ничего общего и «создает опасность новой “псевдодемакратической” фальсификации истории» (там же).

Использование учебного пособия решением ученого совета истфака на основании заключения экспертной комиссии признано нецелесообразным (при сохранении в нем имеющихся недостатков). «Как историк и общественный деятель, — сказал по этому поводу Н. Сванидзе, — я абсолютно удовлетворен мнением коллег по историческому цеху» (Чернаков, 2010), но авторитет Комиссии, членом которой является Н. Сванидзе, в научном сообществе подорван. Как заметил В. Третьяков: «Один историк, пишущий “запрос в прокуратуру” на другого историка, не историк» (В защиту исторической науки, 2010).

Повторимся, подготовка и издание учебников — это безусловно актуальная тема. Министерство образования и науки ещё в декабре 2007 г. представило Федеральный перечень предметов на 2008–2009 учебный год, рекомендованных и допущенных к использованию в российских школах. В него вошло 1104 учебника.

По мнению И. Яровой, координатора государственно-патриотического клуба «Единой России», многообразие учебников свалилось на нас не потому, что были сняты табу и открылись архивы в эпоху 90-х гг. Просто в 90-е гг. осваивалось большое количество разных грантов. А. Чубарьян считает, что это и результат раскрепощения исторического сознания и отсутствия преград для издательской деятельности.

В 2007 г. на выступлении перед представителями истории В. В. Путин, тогда Президент, сказал, что авторы созданных в последние годы учебников истории «пляшут польку-бабочку за иностранные гранты». После этого заявления учебники, написанные в 90-х, оказались в школах вне закона. Но и после ревизии учебников Д. А. Медведев отметил, что «далеко не все новые учебники истории, которые, допустим, были созданы, оказались равного качества. Просто разные люди их писали, с разными возможностями, разными, извините, способностями и разными представлениями. <…> Это плохо... Я считаю, что мы должны в этом вопросе навести порядок. <...> Ну а то, что в школе можно использовать разные учебники, я считаю, в конечном счете, это неплохо, но это и создает особую ответственность для преподавателя истории за то, какой учебник он выберет и рекомендует для изучения нашим маленьким гражданам, нашим детям» (Разговор с Дмитрием Медведевым, 2009).

21 апреля 2009 г. прошло заседание государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия». На нем присутствовали: министр образования науки, 12 депутатов Государственной Думы, ученые, и там было высказано пожелание перейти к единому учебнику по истории. В июне 2010 г. о том, что необходим единый учебник, было уже решено на заседании этого клуба. «История для всех граждан нашей страны должна быть единой», — заявил полномочный представитель Правительства РФ в Госдуме А. Логинов (см.: Рыбина, 2010).

Были и другие мнения. Наталья Лебедева, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: «Мы должны помнить об ошибках истории, иначе мы повторим их снова. Если мы сделаем единый учебник истории, мы вернемся к тоталитаризму. Плюрализм в мнениях — чрезвычайно важный фактор для нашего будущего» (там же). Солидарен с этим мнением и доктор исторических наук, профессор А. А. Данилов: «На мой взгляд, единый учебник невозможен по нескольким основаниям. Как быть с учебником, сделанным по госзаказу, при демократической смене государственных руководителей — раз в пять — шесть лет? Переписывать? <…> Я считаю, что было бы правильно иметь 3–5 линий учебников, утвержденных на 5 лет, которые должны замещаться на конкурсной основе, когда какой-то коллектив подготовит что-то новое и более удачное» (там же). Но процесс, как говорится, пошел.

Идея создания единого и не дискуссионного учебника поддержана Московским Правительством и Департаментом образования. На текущий учебный год Департаментом образования Москвы рекомендовано к использованию в учебном процессе 5 учебников (из 18 ранее учебных пособий). Министры образования России и Украины А. Фурсенко и Д. Табачник договорились о создании общего школьного учебника истории. Специально для этого создана рабочая группа, в которую помимо специалистов России и Украины войдут так же историки из Белоруссии и Польши (см.: Комсомольская правда, 2010b).

Вместе с тем понятно, что сделать научно-точный единый учебник — задача трудная. Ведь в современном мире нет ни одной единой научной концепции каждого события и всего исторического процесса в целом. Надо принять какую-то одну концепцию в качестве государственной — это предложил Л. Поляков, зам. декана ф-та политологии ВШЭ: «Нужно принять волевое политическое решение, причем политическая воля должна быть оформлена в виде государственного заказа» (Рыбина, 2010).

Но эра нового учебника пока не обозначена. Видимо, реализация этого замысла «Единой России» возможно после 2012 г.

ЕГЭ: есть ли будущее у истории

Историческая неграмотность современного общества вселяет тревогу. Это проявляется в повседневной жизни, в господствующих у школьников представлениях. Подростки зачастую не смогут ответить на вопросы, когда была Великая Отечественная война, кто в ней были нашими врагами, кто союзниками и т. п. Удручающе выглядят картины телевизионных передач типа: «Кто хочет стать миллионером?» с ведущими «звездами» кино, эстрады, бизнеса, теряющимися при вопросах, предполагающих элементарные исторические познания. К примеру, знаменитый эстрадный артист, руководитель Театра Эстрады на вопрос, в каком месте было принято решение Кутузовым оставить Москву — так и не смог назвать «Фили».

Возвращаясь к школьникам, причина здесь видится в несистемности изучения истории, сокращении часов на нее в пользу других непрерывно возникающих дисциплин, а вместе с тем современное развитие неумолимо отодвигает верхнюю хронологическую рамку изучаемого периода. «Раньше это невежество, — как заметил декан исторического факультета МГУ С. П. Карпов, — легко было обнаружить на вступительных устных экзаменах в вузы, теперь оно скрыто под покровом единого государственного экзамена» (Карпов, 2009: 17).

Надо сказать, что Закон о введении ЕГЭ (2007 г.) является одним из наиболее масштабных по своей значимости и последствиям событием в российской системе образования (Ильинский, 2010a: 37–42). В 2009–2010 гг. в единых госэкзаменах по истории приняли участие 180 тыс. человек. 22 июня 2010 г. комиссия по шкалированию Рособрнадзора определила количество баллов ЕГЭ, свидетельствующих об освоении истории — 30 баллов из 100 баллов. Не преодолели минимального порога — 8,7% участников. 100 баллов получили 135 участников из 47 регионов (Итог ЕГЭ по истории и физике, 2009). В новом учебном году по истории приняли участие 155 тыс. человек. По данным Министерства образования выявляется хоть небольшая, но все-таки положительная тенденция (колебания в среднем составляют в пределах 0,2–0,5%).

Но дело не в цифрах. Вопрос в том, что за исторические знания оцениваются и какие из них, и каким образом, в какой пропорции выявляются, оцениваются? По поводу этого единого мнения не существует. Попытки разработки концепции школьного исторического образования предпринимались неоднократно в 90-е гг. прошлого века, 2004 и 2009 годах, но ожидания общества не оправдали (Вяземский, Хавкин, 2010).

Главная проблема КИМов для ЕГЭ по истории заключается в том, что они ориентируют педагогов и учащихся на высшую степень формализации ответа, нацеленного на автоматизм воспроизведения набора дистиллированных истин, не проверяющего системность знания и тем более умение использовать и сопоставлять информацию (Карпов, 2009: 21).

Вот характерный пример, приведенный в статье Е. Е. Вяземского и Б. Л. Хавкина: «Заграничный поход русской армии состоялся: 1. 1811–1812 гг.; 2. 1813–1814 гг.; 3. 1853–1856 гг.; 4. 1857–1864 гг. (выбрать один вариант)» (см.: Вяземский, Хавкин, 2010).

Предположим ответ — правильный (1813–1814). Формальное знание даты проявлено. А далее: против кого был этот поход, с чем он был связан, кто в нем участвовал, где завершился? Все эти вопросы остаются за кадром.

Другими словами, с помощью КИМов можно проверить только знания конкретного исторического материала. По мнению специалистов, эффективность исторического образования, связанного с личностным развитием школьников, с помощью действующей модели КИМов для ЕГЭ оценить невозможно.

Официальная позиция по поводу ЕГЭ выражена Д. А. Медведевым в Послании Федеральному Собранию РФ 12 ноября 2009 г.: «Единый госэкзамен должен оставаться основным, но не единственным способом проверки качества образования» (Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ, 2009). Главное достоинство новой ситуации состоит в том, что у абитуриентов появилась свобода выбора ВУЗа, а выпускные экзамены в школе объединены со вступлением в ВУЗ. «Главный недостаток — стремление к всеобщей унификации, “отформатированности”, что ущербно для гуманитарных наук, в частности истории» (Вяземский, Хавкин, 2010).

Но суть в том, что гуманитарное знание в принципе не поддается формализации. При таком статусе — история в школе вряд ли имеет будущее.

* * *

В заключение вовсе не из-за верноподданнических чувств, а в силу правоты сказанного, приведем цитату В. В. Путина из его Послания Федеральному собранию 24 апреля 2007 г.: «Убежден, общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров, когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытной культуре и к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории. Именно это национальное богатство является базой для укрепления единства и суверенитета страны, служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом для экономических и политических отношений» (Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ, 2007).


ПРИМЕЧАНИЯ
[1] К примеру, впервые слова о том, что Сталин не был великим полководцем были озвучены академиком А. М. Самсоновым («Аргументы и факты», 1987, № 10); потом в статье профессора А. Н. Мерцалова «Миф и великий стратег» («Социалистическая индустрия», 1988, 15 мая).

[2] Расчеты взяты из статьи П. Александрова-Деркаченко «Цена свободы» (Александров-Деркаченко, 2010).

Примечание: И. Чубайс пишет, что 60 % военнопленных погибли от ран, голода в силу того, что Сталин не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных, ибо «осознавал, сколь сильна “народная поддержка его режима”» (Чубайс, 2010). Однако, вернулось из плена немцев 3 572 600 чел. (из 4.4 млн чел.), а советских вернулось из плена 1 836 000 чел. (из тех же 4,5 млн чел.), хотя Германия формально из конвенции не выходила.

[3] Из беседы П. Гусева с Г. Поповым о 20-летии антикоммунистической и антисоветской революции и ее итогах. См.: «Московский Комсомолец», 6 декабря, 2010 г.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Александров-Деркаченко, П. (2010) Цена свободы // Свободная мысль. № 5. С. 119–121.

Анисимов, Е. (2006) История России: от Рюрика до Путина. Люди. События. Даты. СПб. : Питер.

Бобров, А. (2010) Время разгадки. Куликовская битва как оселок русского патриотизма // Советская Россия. 18 сентября.

Бойко-Великий, В. (2010) Фоменко — активный богоборец. Председателю правления фонда содействия объединению русского народа «Русские» Рудникову В. А. [Электронный ресурс] // Русская линия. URL: http://rusk.ru/st.php?idar=44326 (дата обращения: 26.02.2011).

Болдин, С. В. (2004) Российская трагедия об особенностях русского национального характера и власть в России. М.

В защиту исторической науки (2010) : Обращение деятелей науки и культуры // Советская Россия. 11 сентября.

В. И. Илюхин — Д. А. Медведеву (2010) : Надеюсь, что Вы не хотели принести вред России, а Вас подставило польское лобби в Кремле (Открытое письмо Президенту Российской Федерации Д. А. Медведеву) [Электронный ресурс] // КПРФ. URL: http://kprf.ru/dep/85383.html (дата обращения: 26.02.2011).

Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь (2010) / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева и А. В. Кириленко. М.

Великая Отечественная война 1941–1945 (1985) : Энциклопедия. М.

Вестник высшей школы (2009) № 8.

Винокурова, Е. (2010) Изъять из Победы // Советская Россия. 19 июня.

Ворошилов, К. Е. (1939) Сталин и Красная армия. М. : Воениздат.

Всемирная история (2010) : Справочник. М. : Олма Медиа Групп.

Вяземский, Е. Е., Хавкин, Б. М. (2010) ЕГЭ по истории: опыт и проблемы // Новая и новейшая история. № 1. C. 142–155.

Гришин, А., Полосатов, С. (2010) Дмитрий Донской разбил орду не на Дону, и это не была битва «русских» с «татарами»? [Электронный ресурс] // Комсомольская правда. 7 декабря. URL: http://kp.ru/daily/24573/744702/ (дата обращения: 26.02.2011).

Емельянов, Ю. (2010a) Сквозная рана. Тайны Катынского леса 67 лет спустя // Советская Россия. Отечественные Записки. 6 мая.

Емельянов, Ю. (2010b) [Электронный ресурс] // Советская Россия. Отечественные Записки. URL: http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=58327 (дата обращения: 26.02.2011).

Жуков, Ю. (2010) Не надо фантазировать // Литературная газета. 6–12 октября.

Ильинский, И. М. (1999) О «культуре» войны и Культуре мира. М.

Ильинский, И. М. (2010a) Играющий Триумвират: Образование, политика, право. М.

Ильинский, И. М. (2010b) Это наша Победа. Точка // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 3–14.

Итог ЕГЭ по истории и физике. (2009) [Электронный ресурс] // ЕГЭ портал. URL: http://4ege.ru/novosti-ege/195-itogi-po-istorii-fizike.html (дата обращения: 26.10.2010).

Кантор, Ю. (2005) Война и мир Михаила Тухачевского. М. : Изд. дом «Огонек». М.

Кара-Мурза, С. (2005) Потерянный разум. М.

Кара-Мурза, С. Г. (2007) Потерянный разум [Электронный ресурс] // Сергей Георгиевич Кара-Мурза. URL: http://www.kara-murza.ru/books/Razum/Razum014.html (дата обращения: 26.02.2011).

Карпов, С. П. (2009) Исторические науки на современном этапе: Состояние и перспективы развития // Новая и новейшая история. № 5.

Козлов, В. П. (2009) От преодоления мифов истории к поискам реалий прошлого // Новая и новейшая история. № 1. С. 3–9.

Комсомольская правда (2010a) 25 февраля.

Комсомольская правда (2010b) 29 октября.

Космонавт А. Леонов: «Не жалею о Советском Союзе» (2010) [Электронный ресурс] // Мой город. 14 августа. URL: http://www.mygorod.info/id10875.htm (дата обращения: 26.01.2011).

Котлер, Э. (2010) Катынь — горечь души моей // Московская правда. 27 мая.

Кривякина, Е. (2010) Дмитрий Медведев: «За трагедию в Катыни отвечает Сталин» [Электронный ресурс] // Комсомольская правда. 7 декабря. URL: http://www.kp.ru/daily/24603/774431/ (дата обращения: 26.02.2011).

Кудряшов, С. (2010) В поисках истории войны // Родина. № 5.

Кургинян, С. (2010) Страна не хочет умирать // Литературная газета. 3–9 ноября.

Курляндский, И. (2010) Над историей кружат грифы // Новая газета. 20 октября.

Лавров, В., Курляндский, И. (2010) Открыть архивы советской эпохи. Обращение к обществу и президенту России накануне Дня репрессированных // Новая газета. Cпецвыпуск «Правда ГУЛАГа». №18 (39). 27 октября.

Лебядкин, К. (2010) Господь, усмири Радзинского // Литературная газета. 4–10 августа.

Мартиросян, А. Б. (2008) На пути к мировой войне. 200 мифов о Великой Отечественной войне. М. : Вече.

Мединский, В. (2010) Скелеты из шкафа русской истории. М. : ОЛМА.

Мединский, В. Р. (2009) Особенности национального пиара. М. : Издательство ОЛМА Медиа Групп.

Мифы «новой хронологии» академика А. Т. Фоменко (2000) : Итоги конференции на истфаке МГУ // Новая и новейшая история. № 3.

Нарочницкая, Н. (2007) Великие войны XX столетия. За что с кем мы воевали. М. : Айрис-пресс. М.

Нарочницкая, Н. (2009) Россия и русские в современном мире. М. : Алгоритм.

Непрозападный прозаик (2010) : Интервью с Ю. Поляковым // Московский Комсомолец. 6 декабря.

Новая газета. (2010) 19 июля.

Носовский, Г. В., Фоменко, А. Т. (1997) Русь и Рим. Правильно ли мы понимаем историю Европы и Азии? М. : Омен. Т. 3.

Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ. (2007) 24 апреля 2007 г. [Электронный ресурс] // Президент России. URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2007/04/26/1156_type63372type63374type82634_125339.shtml (дата обращения: 26.02.2011).

Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ. (2009) 12 ноября 2009 г. [Электронный ресурс] // Президент России. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/5979 (дата обращения: 26.10.2010).

Постановление Госдумы ФС (1998) : «Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации к Правительству Российской Федерации о состоянии и задачах исторического образования в России» от 8 апреля 1998 г. [Электронный ресурс] // Банк правовых актов Государственной Думы ФС Российской Федерации. URL: http://wbase.duma.gov.ru/ntc/vdoc.asp?kl=4547 (дата обращения: 26.10.2010).

Проханов, А. (2010) Федот, да не тот // Завтра. № 48 (889).1 декабря.

Разговор с Дмитрием Медведевым (2009) : Ответы на вопросы ведущего программы «Вести недели» Евгения Ревенко. 30 августа [Электронный ресурс] // Президент России. URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2009/08/30/1122_type63379type82634_221321.shtml (дата обращения: 26.10.2010).

Ручкин Б. А. , Мухамеджанов М. М. (2008) Непознанное наследие комсомола (К 90-летию создания ВЛКСМ) // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 104–115.

Рыбина, Л. (2010) Школьный курс истории стал партийным [Электронный ресурс] // Новая газета. № 77. 19 июля. URL: http://www.novayagazeta.ru/data/2010/077/35.html (дата обращения: 26.02.2011).

Смирнов, В. П. (2010) «О достоверности исторического знания» // Новая и новейшая история. № 3. С. 179–186.

Советская Россия. (2010) 28 сентября.

Соколов, Б. (2005) Цена Победы и мифы Великой Отечественной // Свободная мысль — XXI. № 5. С. 37–50.

Сталин, И. В. (2006) Соч. Тверь. Т. 18.

Сухомлинов, В. (2010) Чьи жизни дороже? // Литературная газета. 3–9 ноября.

Турецкий, Г. (2010) Второй фронт // Советская Россия. 18 февраля.

Федотов, М. (2010) С чем мы идем к Президенту // Новая газета. 12 декабря.

Фоменко, А. (2010) Дмитрий Донской разбил Орду не на Дону, и это была не битва «русских» с «татарами» // Комсомольская правда. 12 октября.

Фоменко, А. Т. (1993) Критика традиционной хронологии, античности и средневековья (какой сейчас век?). М.

Чернаков, А. (2010) Учебник признан нецелесообразным [Электронный ресурс] // Известия. URL: http://www.izvestia.ru/education1/article3148739/ (дата обращения: 26.02.2011).

Чернов, В. М. (1990) Самый крупный характер революции // Родина. №4.

Чубайс, И. (2010) Хватит рассказывать сказки про Сталина // Московский комсомолец. 29 марта.

Чубарьян, А. О. (2009) Историческая наука в России к началу XXI в. // Чубарьян А. О. XX век. Взгляд историка. М. : Наука.


BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Aleksandrov-Derkachenko, P. (2010) Tsena svobody // Svobodnaia mysl'. № 5. S. 119–121.

Anisimov, E. (2006) Istoriia Rossii: ot Riurika do Putina. Liudi. Sobytiia. Daty. SPb. : Piter.

Bobrov, A. (2010) Vremia razgadki. Kulikovskaia bitva kak oselok russkogo patriotizma // Sovetskaia Rossiia. 18 sentiabria.

Boiko-Velikii, V. (2010) Fomenko — aktivnyi bogoborets. Predsedateliu pravleniia fonda sodeistviia ob"edineniiu russkogo naroda «Russkie» Rudnikovu V. A. [Elektronnyi resurs] // Russkaia liniia. URL: http://rusk.ru/st.php?idar=44326 (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Boldin, S. V. (2004) Rossiiskaia tragediia ob osobennostiakh russkogo natsional'nogo kharaktera i vlast' v Rossii. M.

V zashchitu istoricheskoi nauki (2010) : Obrashchenie deiatelei nauki i kul'tury // Sovetskaia Rossiia. 11 sentiabria.

V. I. Iliukhin — D. A. Medvedevu (2010) : Nadeius', chto Vy ne khoteli prinesti vred Rossii, a Vas podstavilo pol'skoe lobbi v Kremle (Otkrytoe pis'mo Prezidentu Rossiiskoi Federatsii D. A. Medvedevu) [Elektronnyi resurs] // KPRF. URL: http://kprf.ru/dep/85383.html (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Velikaia Otechestvennaia bez grifa sekretnosti. Kniga poter' (2010) / Pod obshch. red. G. F. Krivosheeva i A. V. Kirilenko. M.

Velikaia Otechestvennaia voina 1941–1945 (1985) : Entsiklopediia. M.

Vestnik vysshei shkoly (2009) № 8.

Vinokurova, E. (2010) Iz"iat' iz Pobedy // Sovetskaia Rossiia. 19 iiunia.

Voroshilov, K. E. (1939) Stalin i Krasnaia armiia. M. : Voenizdat.

Vsemirnaia istoriia (2010) : Spravochnik. M. : Olma Media Grupp.

Viazemskii, E. E., Khavkin, B. M. (2010) EGE po istorii: opyt i problemy // Novaia i noveishaia istoriia. № 1. C. 142–155.

Grishin, A., Polosatov, S. (2010) Dmitrii Donskoi razbil ordu ne na Donu, i eto ne byla bitva «russkikh» s «tatarami»? [Elektronnyi resurs] // Komsomol'skaia pravda. 7 dekabria. URL: http://kp.ru/daily/24573/744702/ (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Emel'ianov, Iu. (2010a) Skvoznaia rana. Tainy Katynskogo lesa 67 let spustia // Sovetskaia Rossiia. Otechestvennye Zapiski. 6 maia.

Emel'ianov, Iu. (2010b) [Elektronnyi resurs] // Sovetskaia Rossiia. Otechestvennye Zapiski. URL: http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=58327 (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Zhukov, Iu. (2010) Ne nado fantazirovat' // Literaturnaia gazeta. 6–12 oktiabria.

Il'inskii, I. M. (1999) O «kul'ture» voiny i Kul'ture mira. M.

Il'inskii, I. M. (2010a) Igraiushchii Triumvirat: Obrazovanie, politika, pravo. M.

Il'inskii, I. M. (2010b) Eto nasha Pobeda. Tochka // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 2. S. 3–14.

Itog EGE po istorii i fizike. (2009) [Elektronnyi resurs] // EGE portal. URL: http://4ege.ru/novosti-ege/195-itogi-po-istorii-fizike.html (data obrashcheniia: 26.10.2010).

Kantor, Iu. (2005) Voina i mir Mikhaila Tukhachevskogo. M. : Izd. dom «Ogonek». M.

Kara-Murza, S. (2005) Poteriannyi razum. M.

Kara-Murza, S. G. (2007) Poteriannyi razum [Elektronnyi resurs] // Sergei Georgievich Kara-Murza. URL: http://www.kara-murza.ru/books/Razum/Razum014.html (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Karpov, S. P. (2009) Istoricheskie nauki na sovremennom etape: Sostoianie i perspektivy razvitiia // Novaia i noveishaia istoriia. № 5.

Kozlov, V. P. (2009) Ot preodoleniia mifov istorii k poiskam realii proshlogo // Novaia i noveishaia istoriia. № 1. S. 3–9.

Komsomol'skaia pravda (2010a) 25 fevralia.

Komsomol'skaia pravda (2010b) 29 oktiabria.

Kosmonavt A. Leonov: «Ne zhaleiu o Sovetskom Soiuze» (2010) [Elektronnyi resurs] // Moi gorod. 14 avgusta. URL: http://www.mygorod.info/id10875.htm (data obrashcheniia: 26.01.2011).

Kotler, E. (2010) Katyn' — gorech' dushi moei // Moskovskaia pravda. 27 maia.

Kriviakina, E. (2010) Dmitrii Medvedev: «Za tragediiu v Katyni otvechaet Stalin» [Elektronnyi resurs] // Komsomol'skaia pravda. 7 dekabria. URL: http://www.kp.ru/daily/24603/774431/ (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Kudriashov, S. (2010) V poiskakh istorii voiny // Rodina. № 5.

Kurginian, S. (2010) Strana ne khochet umirat' // Literaturnaia gazeta. 3–9 noiabria.

Kurliandskii, I. (2010) Nad istoriei kruzhat grify // Novaia gazeta. 20 oktiabria.

Lavrov, V., Kurliandskii, I. (2010) Otkryt' arkhivy sovetskoi epokhi. Obrashchenie k obshchestvu i prezidentu Rossii nakanune Dnia repressirovannykh // Novaia gazeta. Cpetsvypusk «Pravda GULAGa». №18 (39). 27 oktiabria.

Lebiadkin, K. (2010) Gospod', usmiri Radzinskogo // Literaturnaia gazeta. 4–10 avgusta.

Martirosian, A. B. (2008) Na puti k mirovoi voine. 200 mifov o Velikoi Otechestvennoi voine. M. : Veche.

Medinskii, V. (2010) Skelety iz shkafa russkoi istorii. M. : OLMA.

Medinskii, V. R. (2009) Osobennosti natsional'nogo piara. M. : Izdatel'stvo OLMA Media Grupp.

Mify «novoi khronologii» akademika A. T. Fomenko (2000) : Itogi konferentsii na istfake MGU // Novaia i noveishaia istoriia. № 3.

Narochnitskaia, N. (2007) Velikie voiny XX stoletiia. Za chto s kem my voevali. M. : Airis-press. M.

Narochnitskaia, N. (2009) Rossiia i russkie v sovremennom mire. M. : Algoritm.

Neprozapadnyi prozaik (2010) : Interv'iu s Iu. Poliakovym // Moskovskii Komsomolets. 6 dekabria.

Novaia gazeta. (2010) 19 iiulia.

Nosovskii, G. V., Fomenko, A. T. (1997) Rus' i Rim. Pravil'no li my ponimaem istoriiu Evropy i Azii? M. : Omen. T. 3.

Poslanie Prezidenta RF Federal'nomu sobraniiu RF. (2007) 24 aprelia 2007 g. [Elektronnyi resurs] // Prezident Rossii. URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2007/04/26/1156_type63372type63374type82634_125339.shtml (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Poslanie Prezidenta RF Federal'nomu sobraniiu RF. (2009) 12 noiabria 2009 g. [Elektronnyi resurs] // Prezident Rossii. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/5979 (data obrashcheniia: 26.10.2010).

Postanovlenie Gosdumy FS (1998) : «Ob obrashchenii Gosudarstvennoi Dumy Federal'nogo Sobraniia Rossiiskoi Federatsii k Pravitel'stvu Rossiiskoi Federatsii o sostoianii i zadachakh istoricheskogo obrazovaniia v Rossii» ot 8 aprelia 1998 g. [Elektronnyi resurs] // Bank pravovykh aktov Gosudarstvennoi Dumy FS Rossiiskoi Federatsii. URL: http://wbase.duma.gov.ru/ntc/vdoc.asp?kl=4547 (data obrashcheniia: 26.10.2010).

Prokhanov, A. (2010) Fedot, da ne tot // Zavtra. № 48 (889).1 dekabria.

Razgovor s Dmitriem Medvedevym (2009) : Otvety na voprosy vedushchego programmy «Vesti nedeli» Evgeniia Revenko. 30 avgusta [Elektronnyi resurs] // Prezident Rossii. URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2009/08/30/1122_type63379type82634_221321.shtml (data obrashcheniia: 26.10.2010).

Ruchkin B. A. , Mukhamedzhanov M. M. (2008) Nepoznannoe nasledie komsomola (K 90-letiiu sozdaniia VLKSM) // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 104–115.

Rybina, L. (2010) Shkol'nyi kurs istorii stal partiinym [Elektronnyi resurs] // Novaia gazeta. № 77. 19 iiulia. URL: http://www.novayagazeta.ru/data/2010/077/35.html (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Smirnov, V. P. (2010) «O dostovernosti istoricheskogo znaniia» // Novaia i noveishaia istoriia. № 3. S. 179–186.

Sovetskaia Rossiia. (2010) 28 sentiabria.

Sokolov, B. (2005) Tsena Pobedy i mify Velikoi Otechestvennoi // Svobodnaia mysl' — XXI. № 5. S. 37–50.

Stalin, I. V. (2006) Soch. Tver'. T. 18.

Sukhomlinov, V. (2010) Ch'i zhizni dorozhe? // Literaturnaia gazeta. 3–9 noiabria.

Turetskii, G. (2010) Vtoroi front // Sovetskaia Rossiia. 18 fevralia.

Fedotov, M. (2010) S chem my idem k Prezidentu // Novaia gazeta. 12 dekabria.

Fomenko, A. (2010) Dmitrii Donskoi razbil Ordu ne na Donu, i eto byla ne bitva «russkikh» s «tatarami» // Komsomol'skaia pravda. 12 oktiabria.

Fomenko, A. T. (1993) Kritika traditsionnoi khronologii, antichnosti i srednevekov'ia (kakoi seichas vek?). M.

Chernakov, A. (2010) Uchebnik priznan netselesoobraznym [Elektronnyi resurs] // Izvestiia. URL: http://www.izvestia.ru/education1/article3148739/ (data obrashcheniia: 26.02.2011).

Chernov, V. M. (1990) Samyi krupnyi kharakter revoliutsii // Rodina. №4.

Chubais, I. (2010) Khvatit rasskazyvat' skazki pro Stalina // Moskovskii komsomolets. 29 marta.

Chubar'ian, A. O. (2009) Istoricheskaia nauka v Rossii k nachalu XXI v. // Chubar'ian A. O. XX vek. Vzgliad istorika. M. : Nauka.


Ручкин Борис Александрович — доктор исторических наук, профессор, директор Центра исторических исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета, академик Академии гуманитарных наук. Тел.: +7 (499) 374-58-01.

Ruchkin Boris Aleksandrovich — a Doctor of Science (history), professor, the director of the History Research Center of the Institute of Fundamental and Applied Studies at Moscow University for the Humanities, member of the Academy of Humanitarian Sciences. Tel.: +7 (499) 374-58-01.

E-mail: info@grint.ru; bruchkin@mosgu.ru



Поверх границ. Указ о «крысах»


17 февраля 09:30
 
Олег Назаров
доктор исторических наук

19 февраля исполнилось 70 лет событию, о котором не любят вспоминать критики «сталинского тоталитаризма» и «кровавого путинского режима».
В разгар депортации японцев.

Российские псевдолибералы, как и их заокеанские покровители, исповедуют принцип двойных стандартов.

Двойные стандарты прослеживаются в политике и в интерпретации исторических фактов. Поступки советских и российских политиков оцениваются по одним критериям, а их западных коллег – по другим.

19 февраля 1942 года президент США Ф. Д. Рузвельт подписал печально знаменитый указ №9066, разрешив военным властям перемещать любую группу лиц с любой территории без судебного разбирательства, а лишь на основании «военной необходимости».

Против кого была направлена эта превентивная мера, выяснилось очень скоро. Жертвой рузвельтовской инициативы стали 127 тысяч японцев, проживавших на тихоокеанском побережье США.

Приказ о выселении японцев из города на стене у входа в бомбоубежище в Сан-Франциско. Апрель 1942 г.

Через несколько дней города и посёлки побережья были украшены стандартными объявлениями:

«Приказ всем лицам японского происхождения… Граждане США или нет, подлежат депортации из (данного) района к 12.00 дня (такого-то числа). Размеры и вес багажа ограничиваются тем, что может унести в руках отдельный человек или семья».

Власти США не остановило то, что две трети японцев имели американское гражданство, а остальные – легальный вид на жительство.

Японцев депортировали в лагеря для интернированных. Их возвели в пустынной либо заболоченной местности.

С апреля 1942 года американские колледжи стали отказывать американцам японского происхождения в приёме на учебу.

Эта акция стала местью японцам за удар по американской военно-морской базе Пёрл-Харбор на Гавайских островах. То, что пострадали американцы японского происхождения, не имевшие никакого отношения к атаке на Пёрл-Харбор, Рузвельта и Ко не смутило.

Историк Анатолий Уткин писал: «Более ста тысяч японцев, абсолютное большинство которых было безусловно лояльно по отношению к своей стране (США – О. Н.), оказались вначале на стадионах, а затем в быстро построенных в глубине страны бараках. Это тёмная страница президентства Рузвельта».

Именно эту «тёмную страницу», обрамлённую колючей проволокой и отмеченную волнениями узников лагерей Аризоны и Калифорнии в конце 1942 года, каждый раз судорожно переворачивают наши псевдолибералы, по поводу и без повода клеймящие «сталинскую депортацию народов» и «преступления российских военных в Чечне».

Они и на этот раз «забудут» (а посол США М. Макфол не посоветует) прокомментировать указ Рузвельта и высказывания американских журналистов, политиков и военных, далёкие от пресловутой политкорректности.

Напротив, известный журналист Г. Маклемор после Пёрл-Харбора буквально бился в истерике:

«Я за немедленную высылку всех японцев с западного побережья вглубь страны. Причём отнюдь не в привлекательную местность. Давайте погоним их туда и скучим на самых скверных землях. Зажмём их в тисках нужды, пусть им будет плохо, пусть они голодают и подыхают там… Я лично ненавижу япошек. Всех до единого!»

Не лучшего мнения о согражданах японского происхождения был губернатор штата Айдахо Ч. Кларк: «Японцы живут, как крысы, размножаются, как крысы, ведут себя, как крысы».

Неудивительно, что вскоре двери ресторанов украсили объявления «Здесь травят крыс и япошек».

А при входе в парикмахерские можно было узнать, что здесь «Япошек бреют, за смерть не отвечают».

Однако всех превзошёл генерал-лейтенант Дж. Девитт, назначенный командующим западным оборонительным округом. Его расистские эскапады могут конкурировать с высказываниями А. Розенберга и других идеологов Третьего рейха.

Генерал по-военному прямо утверждал: «Японская раса – враждебная раса. Хотя немало японцев во втором и третьем поколении, родившихся в США, являются американскими гражданами и американизированы, их расовая природа не изменилась».

А вот заявление, сделанное им в центре американской демократии – Конгрессе США:

Особые бирки на одежде депортируемых японцев.

«Я не хочу, чтобы кто-нибудь из них (японцев – О. Н.) был здесь. Они – опасный элемент. Нет способов, чтобы определить их лояльность… Не имеет никакого значения, являются ли они американскими гражданами, – они всё равно японцы. Американское гражданство не говорит о лояльности. Мы всегда должны проявлять беспокойство по поводу японцев, пока они не стёрты с лица Земли».

Несложно представить реакцию псевдодемократической тусовки, попадись ей на глаза аналогичное высказывание советского генерала в адрес, к примеру, крымских татар.

Но таких высказываний нет.

А ведь Крым не один год находился под вражеской оккупацией, а коллаборационизм крымских татар, присягавших на Коране на верность фюреру, имел массовый характер.

Коллаборационистская газета Azat Kirim писала:

«В деревне Коуш в декабре 1941 г. организована татарская рота… Эта рота в течение десяти месяцев 2–3 раза громила 28 партизанских лагерей… В борьбе с партизанами и большевистскими ставленниками эта рота потеряла 44 убитыми и 33 человека ранеными. Многие герои этой роты были награждены немецким командованием».

Крымские татары быстро завоевали симпатию недоверчивого фюрера. С января 1942 года он разрешил неограниченный призыв татар под знамёна Третьего рейха.

Немцы планировали добиться того, чтобы в коллаборационистских формированиях были «задействованы» все боеспособные крымские татары.

Коллаборационизм крымских татар имел и ещё одно измерение.

В немецком докладе «Формирование татарских и кавказских частей в операционной зоне 11-й армии» (апрель 1942 г.) говорилось: «Движение крымских татар не должно рассматриваться лишь в небольшом масштабе Крыма. Оно может стать первым толчком к общероссийскому движению тюркских народов. Необходимо также принять во внимание, что тюркские народы СССР насчитывают около 20 млн человек. Невозможно переоценить потенциальную силу этих народов».

Попытки использовать «потенциальную силу тюркских народов» фашисты предпринимали до конца войны. Правда, они редко оказывались успешными.

Депортация крымских татар в мае 1944 года была, в определённом смысле, актом возмездия. Можно спорить о мере её оправданности и справедливости.

А вот отстаивать справедливость бесчеловечного рузвельтовского указа сегодня не берутся даже борцы за непорочность «британского камня».

19 февраля они об указе просто не вспомнят.

 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна