Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Г.Н. Фадеев, Э.Г. Злотников. О судьбе химии в школах России. Очерк второй: «Рыцарь науки преподавать – В.Н.Верховский».

6.04.2009 14:08      Просмотров: 4327      Комментариев: 0      Категория: Педагогика и психология

Источники информации: 1)   http://him.1september.ru/articlef.php?ID=199904701       2) http://www.xenoid.ru/materials/materials_chem/history/verhovsk.php

Г.Н. Фадеев, Э.Г. Злотников.

О СУДЬБЕ ХИМИИ В ШКОЛАХ РОССИИ

Очерк второй:

«Рыцарь науки преподавать – В.Н.Верховский»

 


Рис. В.Солдатенко

 

Предыдущий очерк (см. № 35/99) закончился на том, что использовавшиеся в 1925–1931 гг. программы и технологии «метода жизненных комплексов», введенные почти административными методами при поддержке сверху, не принесли ожидаемых результатов. По мере проведения эксперимента выяснилось, что знания школьников по химии становятся все более хаотичными, отрывочными и неглубокими. После известных постановлений 1931–1932 гг. партийной и государственной власти на смену «методу жизненных комплексов» пришла тенденция упорядочения учебных программ и изменения их содержания на базе систематического курса химии средней школы.


На этом этапе истории развития российской методики преподавания химии нельзя обойти вниманием роль Вадима Никандровича Верховского (1873–1947) – ученого, педагога, выдающегося химика-экспериментатора. До сих пор в школьном химическом обиходе можно услышать: штатив Верховского, эвдиометр Верховского, озонатор Верховского и т. д. С его именем связано становление в российских школах химии как самостоятельного учебного предмета.

В борьбе с нежизненными «жизненными комплексами» (просим прощения за каламбур) Вадим Никандрович был основным пропагандистом и обоснователем «системного курса» в преподавании химии. Он считал, что только система теоретических знаний, подкрепленная экспериментом, позволяет объективно изучать существующие в природе закономерности.

Однако лишь одним превращением химии в самостоятельную школьную дисциплину задача обучения химии школьников еще не могла быть выполнена. У нового школьного предмета должны были появиться принципы построения. Нужно было определить его содержание, объем учебного материала и распределение этого материала по годам обучения.

В 1932 г. по поручению Наркомпроса вместе с С.А.Балезиным, Л.М.Сморгонским и другими своими последователями Верховский разрабатывает первую российскую программу систематического курса основ химии для средней школы с учетом начала изучения химии в 7-м классе. Авторы этой программы получили премию Наркомпроса. В связи с этим следует отметить, что в принятии решения участвовала Н.К.Крупская. Несмотря на то что Надежда Константиновна ранее поддерживала московский проект, программа, представленная Верховским с соавторами, ей понравилась, и она ее одобрила.

После 1932 г. парадигмой российской средней школы стал предметоцентризм. Как основной принцип организации учебного процесса он и сегодня остается в силе. С этого времени для России стало традиционным строить обучение на предметной основе.

Верховский впервые (!) в истории преподавания химии в российских школах привлек педагогическое наследие Д.И.Менделеева. Он выдвинул и глубоко обосновал идею построения учебного курса химии для школы на основе периодической системы Менделеева. «Без понимания сходства элементов никакой химии нет: это будет суррогат химии, алхимия, набор фактов», – писал Верховский. Химическое образование (опять-таки впервые в мировой учебной практике) стало основываться не только на теоретических воззрениях, но и на обучающем эксперименте. До сего времени практические лабораторные и экспериментальные контрольные работы, принцип которых был разработан Верховским, остаются неотъемлемой частью школьного курса химии.

С начала 1930-х гг. наступает новый этап в развитии преподавания химии в отечественных школах. В 1932 г. появляется «Учебная книга по химии», а в 1933 г. – первый советский стабильный учебник по этой дисциплине. В их создании под руководством Верховского принимали участие В.А.Жегалова-Агаханянц, Я.П.Орловская, Я.Л.Гольдфарб (раздел органическая химия), Л.М.Сморгонский. По этому учебнику российская средняя школа проработала до 1949 г., обучив не одно поколение учеников. По стройности логической схемы и простоте изложения учебник Верховского (под таким названием он вошел в историю педагогики) не имеет себе равных.

В нем, как и в других учебных книгах и учебных пособиях тех лет, были воплощены идеи «системного курса», но с учетом положительных сторон московского проекта «жизненных комплексов». Так, например, уже в первых главах рассказывалось о роли химии в технике и ее связи с жизнью. Их наполнение соответствовало тому, что мы сейчас называем пропедевтическими (предварительными) знаниями (см.: Чернобельская Г.М., Дементьев А.И. Мир глазами химика. Химия, 1999, № 26 (начало). В них не приводились ни формулы, ни уравнения химических реакций, не вводились даже символы химических элементов.

Конечно, такое изложение могло иметь успех только при исключительно высоком педагогическом мастерстве авторов изложения. Это подтвердила вышедшая в 1934 г. первая отечественная методика преподавания химии, написанная В.Н.Верховским в сотрудничестве с Л.М.Сморгонским, Я.Л.Гольдфарбом, К.Я.Парменовым и при участии А.Н.Коковина – редактора книги. Это было методическое подспорье для учителей, ведущих обучение по учебнику Верховского. Цель методики – «помочь учителю сознательно вести преподавание химии, пользуясь наиболее эффективными, с точки зрения авторов, методами, содействовать творческой работе учителя над методами преподавания...».

Что же было нового в предложенной Верховским с соавторами методике преподавания химии, что можно использовать и сегодня? Оставляя в стороне вопрос о длительности обучения (10- или 12-летнем), обратим свое внимание на само содержание школьной педагогики, на те ее основы и принципы, заложенные более полувека назад, которые, будучи востребованы, способны качественно изменить облик школы в XXI в.

Во-первых, самое главное – целостность и самостоятельность курса химии, которую Вадим Никандрович отстоял. В острейших дискуссиях с апологетами комплексного обучения – сторонниками московского проекта – он, с одной стороны, доказал опасность формализма («технологизация») при изучении «динамики производственных процессов», положенных в основу построения курса разработчиками «метода жизненных комплексов». С другой стороны, была опасность, не исчезнувшая до сего времени, превращения школьного курса химии в общеобразовательный, общекультурный курс. (Этот курс должен был не столько давать знания, сколько на материале химии поднимать культурный уровень школьников; в нем развитие химии рассматривалось в историческом аспекте и оценивался ее вклад в прогресс цивилизации.)

Леонид Михайлович Сморгонский – один из ближайших соратников Верховского – в работе «О так называемом культурном курсе химии» (1937), посвященном преподаванию химии в школах США, показал неприемлемость этого пути. Сморгонский проанализировал и сравнил методику преподавания химии в школах США и Западной Европы (французских и немецких) и убедительно доказал, что российские химики-педагоги нашли свой собственный путь преподавания химии, во многих отношениях превосходящий зарубежные теории и опыт.

Во-вторых, лишь после 1934 г. утвердилась фундаментальная парадигма преподавания химии в средней школе – изучение объективно существующих в природе закономерностей в границах не только своей, но и смежных наук, в первую очередь физики и биологии. Основой методики является изучение теоретических представлений, подкрепляемых «служебным значением химических знаний». Это дает ученикам возможность овладеть основами химии как самостоятельной науки, а химическое образование становится составной частью естественно-научного.

В-третьих, возобладал принцип единства теории и практики, исходя из которого программа школьного курса химии должна формировать мировоззрение учащихся. «Между теорией и практикой, – писал Верховский, – между теорией и мировоззренческим материалом не должно быть разрыва: только тогда, когда наука в школе будет поднята на высшую ступень, мы достигнем цели, которую ставим себе при преподавании». Мировоззренческий характер обучения – это результат, обусловленный потребностями и идеалами общества, это отражение того социального заказа, который всегда присутствует в школьном образовании (см.: Минченков Е.Е. А каков социальный заказ будущей школе? Химия, 1999, № 41).

В-четвертых, впервые именно в России были введены «лабораторные уроки». Классы, где проводились занятия по химии, стали превращаться в подобие химических лабораторий. (Сегодня, в отсутствие нормального финансирования школ и оскудения запасов химических реактивов, нас возмущает, что школьная химия все более превращается в «меловую». Оказывается, еще 65 лет назад это никого бы не удивило.) Практические лабораторные и экспериментальные контрольные работы, принцип которых был разработан Верховским, до сего времени остаются неотъемлемой частью школьного курса химии. Он открыл роль эксперимента не как познавательного, а как обучающего метода в химии.

Верховский и его коллеги разработали и ряд важнейших методических проблем преподавания химии. Практически вся творческая жизнь ученого-методиста прошла в коллективе Ленинградского педагогического института им. А.И.Герцена, ныне Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена (Санкт-Петербург). Здесь на химическом отделении, преобразованном впоследствии в факультет, впервые был введен (1934) теоретический курс неорганической химии под названием «Дополнительные главы неорганической химии».

Работы коллектива, возглавляемого Вадимом Никандровичем, немало способствовали превращению методики преподавания химии в самостоятельную научную область. Кроме вопросов частной методики рассмотрены и в значительной степени решены глобальные методологические проблемы. Так был поднят вопрос о связи методики обучения химии с историей химии, который при дальнейшем анализе перерос в проблему логического и исторического в обучении.

До сего времени средняя школа пользуется термином «формирование понятий». Впервые он тоже был разработан и введен в практику преподавания Верховским, который использовал для его обоснования свои психологические наблюдения педагога и богатейший дидактический опыт преподавания.

В стенах Ленинградского педагогического института им. А.И.Герцена получила свое развитие проблема политехнического образования, которой Верховский усиленно занимался в середине 1920-х гг. и дал в результате проделанной работы прекрасные образцы дидактической обработки схем технологических процессов и аппаратов, вошедших затем в учебники и различные пособия.

Вместе с ним работали и проводили исследования его соратники, сотрудники и аспиранты. Наряду с уже упоминавшимися выше соавторами Верховского в ряде последующих работ, развивающих представления Вадима Никандровича и имеющих принципиальное значение для методики преподавания химии, участвовали Ю.В.Ходаков, С.Г.Шаповаленко, Д.А.Эпштейн, В.П.Гаркунов, Л.А.Глориозов, Д.М.Кирюшкин, А.Д.Смирнов, В.С.Полосин, Г.И.Шелинский и многие другие. С их именами связан новый этап развития методической мысли в химическом образовании школьников.

Исключительное значение придавалось наглядности в обучении. Были разработаны объемные пособия, «модели-схемы» аппаратов и даже заводов. По этим пространственным моделям, показывающим как внешний вид, так и внутреннее устройство изучаемых объектов, учащиеся гораздо легче, чем по чертежам и схемам, познают основные принципы устройства и работы отдельных установок, а также всего завода в целом. До сих пор такого рода макеты успешно демонстрируются в залах отдела химии Политехнического музея в Москве. Благодаря прозрачности башен и камер появляется возможность наблюдать химические процессы, происходящие внутри аппаратов.

Следует отметить заботы Вадима Никандровича о внеклассном чтении учеников средних школ. Первоначально они выразились в переводе и редактировании им серии книжек А.Слоссона «Созидающая химия», где в увлекательной форме рассказывалось о роли химии в развитии современной материальной культуры и о связи химии и природы.

В 1928 г. он приступил к изданию «Химической хрестоматии» (М.–Л.: Гос. изд-во). В ней Верховским и его соавторами по всем разделам были написаны отдельные статьи. И хотя эти статьи были посвящены больше специальным, чем общехимическим, проблемам, изданием хрестоматии был сделан, по существу, первый шаг в сторону создания специальной дополнительной литературы для обучения химии в средней школе. «Химическая хрестоматия» выдержала несколько изданий.

Через 18 лет опыт был продолжен: в 1947 г. появилась «Книга для чтения по химии» (ч. 1), где составителями были Парменов и Сморгонский – соавторы Верховского по «Химической хрестоматии».

Обращает на себя внимание то, как Верховский привлекал к преподаванию химии такое искусство, как кино. В 1937–1938 гг. им совместно с Коковиным созданы пять учебных кинофильмов: «Производство водорода по железно-паровому способу», «Применение водорода», «Жидкий воздух и кислород, их производство и применение», «Круговорот азота в природе», «Производство соляной кислоты и сульфата натрия». Знаменательна широта тематики фильмов – от конкретного производства до природных сфер, – отражающая широту подхода автора.

Особую популярность и всемирное признание получила его «Техника и методика химического эксперимента» (Л.: Гос. изд-во, 1925, т. 1; 1928, т. 2), выдержавшая немало изданий. Она сразу же стала настольной книгой учителя химии, методиста-химика и каждого, кто занимается учебным химическим экспериментом не только в средней, но и в высшей школе. Это теперь уже классическое пособие включает обширное количество опытов – от самых простых до сложнейших, требующих создания лабораторных установок. С полным правом можно сказать, что Верховским впервые была разработана система обучающего эксперимента в химии.

Книга «Техника и методика химического эксперимента» представляет собой уникальный в своем роде учебник химика-экспериментатора. Аналога ему нет ни в отечественной, ни в зарубежной литературе первой половины ХХ в. И даже во второй его половине эта книга пользовалась известностью далеко за рубежом. В 1957 г. ее переводы были сделаны в Польше, а в 1962–1963 гг. она вышла в Японии двухтомным изданием.

Завершая этот очерк событиями середины нашего столетия и подводя итоги, можно утверждать, что в истории развития отечественной методической школы преподавания химии в ряду выдающихся методистов по праву стоит имя профессора В.Н.Верховского. Им была создана, апробирована, отработана и внедрена система химического образования в средней школе, основанная на обучающем эксперименте, подтверждающем важнейшие теоретические идеи.

Методическое наследие Верховского не является уделом только истории преподавания химии. Сейчас, когда решается вопрос о перестройке среднего образования, главное внимание должно уделяться не длительности обучения, а его содержанию и методике внедрения этого содержания в сознание ученика-школьника. Образование не есть механическая сумма знаний, как можно подумать, если судить по некоторым современным школьным учебникам. Поэтому методические идеи Верховского по-прежнему нужны нашей отечественной школе и глубокое их изучение весьма важно для поиска путей развития среднего образования в России.

Г.Н.Фадеев, Э.Г.Злотников

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна