Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Юрий Крижанич. Политика. О мудрости. 1. Ответ на хулу, клевету и соблазны чужеземцев. 2. О русских обычаях — из описания некоего немца. О немецком злословии.

13.02.2012 19:34      Просмотров: 3527      Комментариев: 0      Категория: Российское государство

Юрий Крижанич (1617—1683)

ПОЛИТИКА

Раздел 10. Ответ на хулу, клевету и соблазны чужеземцев

Юрий Крижанич: "Они все, когда пишут что-либо о русском или о каком-нибудь славянском народе, пишут, как видим, не историю, а язвительную и шутейную песнь".

Источники информации - 1) http://stepanov01.narod.ru/library/kriz03/chapt10.htm . Текст сочинения Юрия Крижанича публикуется по следующему изданию: Юрий Крижанич Политика, часть 3. О мудрости. раздел 10. Ответ на хулу, клевету и соблазны чужеземцев. Изд-во "Новый свет", М., 1997. Сканирование и проверка текста: Есиева П, Шишкина М.  2)  http://www.hrono.ru/libris/lib_k/krizh10.php

1. Об остальном нашем славянском народе (то есть о поляках, хорватах, сербах) мало что пишут другие народы, а только язвят их обидными пословицами, как мы уже говорили выше. Не пишут о них особых книг, ибо находятся рядом с ними, и каждый день общаются, и дела их известны им и без книг.

Лишь о русском народе и об этом преславном государстве написали не одну, а множество особых книг, потому что страна эта отдалена от европейских народов, и вещи эти им менее известны, и потому что Бог по своему милосердию недавно изволил возвысить здесь столь огромное и сильное королевство, каким оно является ныне.

Первым, кто написал книгу о Руси, был Сигизмунд Герберштейн, посол немецкого царя к великому князю Василию Ивановичу, а за ним — Филипп Пернштейн — посол из той же страны к царю Ивану Васильевичу. Третий — Антонио Поссевино — папский посол. И те никаких ругательств и клеветы не пишут. А Паоло Джовио, епископ, в своих исторических книгах еще и похвалу пишет этому государству, [рассказы] о котором он слышал в Риме из уст посла Димитрия, отправленного царем Иваном, и царя этого зовет так: «славный защитник христианской веры».

Не имею я ныне этих книг и не помню хорошо, что там написано. Знаю лишь, что о наших обычаях и житии они пишут не так злобно и язвительно, как вышеупомянутый хулитель, не преувеличивают и не расписывают наши слабости и не выставляют на посмешище наши обычаи, ибо они хорошо знают, что всем народам одинаково присущи грехи и недостатки. Они также не хулят наших простых вещей и скромного нероскошного образа жизни, ибо знают, что скромная жизнь более достойна похвалы, нежели роскошь.

Однако и они не все хвалят, а некоторые вещи считают необходимым исправить: например, [считают], что народ должен учиться наукам. И, говоря о крутых законах царя Ивана, не все хвалят. Но, как я сказал, я не могу сейчас достаточно судить об этих писателях, ибо не имею их [книг] под руками.

2. Петр Петрей, немец, написал толстую книгу об этом царстве, и каждая ее страница полна вся ядовитых, оскорбительных обидных слов и лживых рассказов. Он называет свою книгу «Русской историей» или исторической книгой, но правильнее назвать ее пасквилем, то есть клеветнической, язвительной, шутовской, ругательной книгой. Нельзя здесь привести из нее ни одного примера. С начала и до конца в ней нет [ни одной] страницы без ядовитой ругани. Никто не может изобразить проклятых бесов более худшими, мерзкими, безобразными, страшными, чем он изображает наш народ. Он делает нас хуже турок, татар, самоедов и всех адских бесов.

А немцы в Москве, однако же, держат [эту книгу], читают и ценят ее, ибо там подробно и пространно описано Расстригино воровство, и Московское разорение, и вся Русская земля, города и реки, и [написано] насколько какое место отстоит от другого, и все, что считается нужным знать.

А о себе самом он пишет, что жил, дескать, я четыре года на жалование великого государя и чуть ли не всю Русь повидал сам, своими глазами. А как он потом попал к шведскому королю, ни он не говорит, ни я ниоткуда не могу узнать.

Немцы считают поэтому истинным все, что лает это клеветник, и поэтому напрасно думают много плохого о нашем народе.

Ядовито пишет Яков, датский посланник, но я [этой] книги не видел.

Гейденштейн написал большую книгу об одних лишь жестоких мучительствах при царе Иване. Описывает изо дня в день, кого и как этот царь приказал убить.

Соломон Геннинг написал «Ливонскую летопись», и там [сказано] о русских делах.

Хаммельма составил «Ольденбургскую летопись», и там также [сказано] о русских делах.

Ацернус написал целую книгу о Руси.

Давид Хитрей, Павел Одерборн и автор книги, названной «Архонтология», наряду с иными вещами пишут и о Руси, но я их сейчас не имею в виду.

Одним словом, они все, когда пишут что-либо о русском или о каком-нибудь славянском народе, пишут, как видим, не историю, а язвительную и шутейную песнь.

Наши пороки, несовершенства и природные недостатки преувеличивают и говорят в десять раз больше, чем есть на самом деле, а где и нет греха, там его придумывают и лгут.

И пишут о нас также оскорбительные, лживые истории, вроде того, что, дескать, некогда русские великие государи должны были по необходимости и по уговору пешком встречать крымского посла, ехавшего на коне, и подавать ему с почетом из [своих] рук кобылье молоко, а посол, пивший молоко, нарочно проливал его на конскую гриву, и великий государь должен был якобы слизывать языком это молоко с гривы. Такие басни эти милые писатели выдают не за шутку, а за истину. Басни эти похожи на то, что немцы сами рассказывают о своих швабах: будто бы швабы всемером одним копьем убили зайца. И [будто бы] силезцы съели орла вместо зайца и так далее

3. Нам надо заметить, что четыре первых писателя — Герберштейн, Пернштейн, Поссевино и Джовио — были людьми римской веры. И поэтому они не ругают [нас], не срамят и не преувеличивают наши грехи. Но напротив, они хвалят то хорошее, что видели, и особенно Пернштейн пишет, что люди здесь ревностно ходят к богослужениям и долго остаются в церквях на молитвах: на заутренях, обеднях и всенощных. Так добрые [люди] хорошее говорят, а о дурном молчат, даже если что и знают. А дурные [люди] о хорошем не упомянут, но лишь расписывают и вдесятеро преувеличивают [все] дурное.

Ведь Адам Олеарий, и Петрей, и Яков-датчанин, и все остальные писатели, которых я назвал выше, были людьми лютеровой ереси, и оттого они говорили по своему обычаю и учению. Ибо надо знать, что Лютер и его последователи ничего иного не могли и не могут поставить в вину римской церкви, кроме греховной жизни церковных людей. Поэтому они ничего иного не делают, а только расписывают поповские грехи и тем [самым] вводят людей римской веры в свою ересь.

Здесь они, следовательно, поступают так же: расписывая и преувеличивая грехи русских, стараются этим оскорбить и погубить православную веру.

Если случится нам говорить с лютеранами, мы сможем им сказать: Почему римские писатели не пишут о нас такой хулы, как ваши лютеранские писатели? Лютер и все ваши учителя ничем иным не отвращали людей от римской веры, кроме как описанием и преувеличением поповских грехов. Привыкнув от рождения к оговору и к ругани, они не могут иначе поступать и с нами, но расписывая и преувеличивая наши грехи, желают тем самым погубить и нашу православную веру.

4. Во-вторых, вы, будучи красноречивыми и многословными, одолеваете нас языком и поэтому легко наговариваете на нас всякую всячину, ибо мы из-за отсутствия у нас красноречия не умеем придумывать про вас такие же истории и отвечать вам.

Так греки некогда считали людьми лишь себя самих, а всех иных людей считали варварами или скотами. Однако дошло до того, что те, кого греки звали варварами, ныне зовут варварами греков.

5. В-третьих, вы ругаете нашу скромную бедную жизнь и считаете ее лишь грубой, варварской и нечистой. А о своей расточительности и пышной, но праздной жизни вы судите так, будто бы все это ниспослано с неба и нет в том никакого греха. А если бы мы придерживались вашей распущенности, чревоугодия и изнеженности, и если бы тонули в пуховых постелях, и если бы спали до полудня, и если бы ели яства с тысячными приправами, тогда бы вы сами ругательски нас ругали как расточительных и распущенных, а свою скромность возносили бы до небес. А ныне, когда видно, что мы довольствуемся немногими и бедными вещами и простой едой, [то эту] скромность, которой вы сами лишены, называете нечистотой и варварством.

А что касается грехов, то мы сами признаем, что мы грешны. Но вы так расписываете наши грехи, будто у вас самих не было таких. А если бы у нас были общие гостиницы, как в некоторых ваших городах, а в тех гостиницах — портреты разных шлюх и всякой назначена своя особая цена, и какую [из них] гость захочет, ту ему корчмарь и приведет? Да если бы, скажем, у нас было такое заведено, чего бы вы о нас ни говорили! Но правильно говорит Спаситель: «О лицемер, вынь прежде бревно из своего глаза, а затем уж сучок из чужого».

6. Такими и иными словами мы можем отвечать врагам. Но между собой мы должны рассуждать иначе и понять, что эти хулители не все говорят всуе. Особенно насчет пьянства, ибо поистине на всем широком свете нет такого мерзкого пьянства, как у нас. Велика также в этой стране лживость и недоверие к людям и некоторые иные пороки, о которых лучше будет сказать в другом месте. И мы должны понять, по каким причинам возникает это гнусное пьянство и иные пороки. То есть надо знать, что эти дурные обычаи возникают не от природы и не от веры (как хотелось бы немцам). Ибо этот же наш народ и эта же наша православная вера имеются и в других местах, но, однако, [там] нет таких мерзких обычаев.

Это можно видеть у сербов, у греков и на Белой Руси. Откуда же возникают эти дурные обычаи?

Ответ: из-за дурных законов, о чем мы скажем подробнее в другом месте.

7. Когда греки, немцы и дурни-поляки получают в этом царстве или на Белой Руси назначенные [им] подводы, они обычно нещадно бьют бедных селян и говорят: «Эти люди — варвары, а варваров надо только бить, если хочешь от них добра». На такое оскорбление не словами надо отвечать, а палками, и оставить этим изнеженным пышным политикам такую памятку, чтобы помнили, в каком месте видели варваров.

8. Поляки безмерно и бесконечно восхваляют свои вольности или свободы и глупо да гнусно хулят самовластное правление. Изнеженные, избалованные и привыкшие к роскоши немцы хвалят свои перины, а распущенные поляки хвалят свой беспорядок и твердят пословицу: «Польское королевство держится беспорядком». Об этой вещи нужен долгий разговор, так что мы здесь кончим, сберегая ответ полякам для иного удобного места.

Текст сочинения Юрия Крижанича публикуется по следующему изданию: Юрий Крижанич Политика, изд-во "Новый свет", М., 1997.  Сканирование и проверка текста: Есиева П, Шишкина М.

Оригинал текста находится по адресу: http://stepanov01.narod.ru 

 

 

Юрий Крижанич

ПОЛИТИКА

Раздел 9

О русских обычаях — из описания некоего немца

О немецком злословии

Источник информации - http://stepanov01.narod.ru/library/kriz03/chapt09.htm

Голштинский князь; желая перехватить астраханскую и архангельскую торговлю в году 7141 и в трех последующих [годах], отправил [своего] посла к персидскому королю.

Дьяк этого посла — некий Адам Олеарий — описал это преславное Русское государство и среди многих иных вещей так написал о русских обычаях и о нравах:

1. Если рассмотреть натуру, обычаи и образ жизни русского народа, то русских по праву можно назвать варварами, ибо [они], пренебрегая благородными науками, пребывают в прирожденном невежестве, глупости и грубости.

2. У русских довольно хороший и острый ум, но, подчиняя его одной лишь корысти и своим страстям, они становятся порочными и злонравными. Поэтому Яков, посланник датского короля, в своем описании Руси называет их лживыми, упрямыми, несдержанными, изменчивыми и, попросту говоря, бесстыдными и способными на всякое зло, уповающими на силу, а не на разум, и отвергнувшими всякое благонравие. Пороки их особенно проявляются в обманах при торговле и других сделках, когда посредством ссуды или другим путем они передадут что-либо в чужие руки, а потом обвиняют того, будто бы он это украл. Такие обманы часты среди них. Из этого легко понять, насколько сердечно они обращаются с чужеземцами и насколько следует доверяться таким людям.

3. Люди, принадлежащие у них к какому-либо более высокому сословию, чем остальные, настолько спесивы и высокомерны, что при каждом случае и в [каждом] слове выказывают это свое высокомерие. Грубость обычаев у них видна на каждом шагу. А, помимо всего, общение с ними противно вследствие запаха чеснока и лука — обычной их еды. Повсюду у них — распущенность, блуд, срамословие и бесчестие, и мы можем вместе с упомянутым Яковом-датчанином сказать в заключение, что русские отбросили всякую честь и срам.

4. Причина всех этих недостатков и пороков — праздность и пьянство, в коем они окончательно потонули. Ибо пьянство у них настолько распространено среди людей всех чинов и сословий, церковников и мирян, мужчин и женщин, что ежедневно на улицах и в грязных лужах находят пьяных людей, лежащих замертво. Этому распущенному пьянству способствует и обычай, по которому принимают гостей. Когда придешь в какой-нибудь дом, тебя тут же примут с чарами горилки и повторят их столько раз, что порой во время пития и душа выходит вон. Бывали разные примеры, что это случалось с людьми высшего сословия и с послами, кои должны были бы особенно блюсти свое достоинство и звание перед чужими народами. Один из таких случаев произошел в 7116/1608 году с неким [русским] послом в Швеции, который чрезмерно упился крепкой горилкой и на следующий день утром, когда ему надо было предстать перед королем, был найден мертвым в постели.

5. Наказанье батогами и плетьми у них весьма распространено. А то, что и натура у них холопья, видно по нижайшим поклонам, при которых они бьют челом до полу; и после битья батогами восхваляют того, кто велел их бить.

Подданные всех чинов и сословий должны все называть себя «холопами великого государя». Князья и бояре также должны проявлять холопство и подписывать свои челобитные уменьшительными именами: Федька, Ивашка, Пашка, Васька, не Феодор, Иван, Павел, Василий. Так же обращается к ним и великий государь, когда зовет кого-нибудь [из них]. И если какой-нибудь боярин в чем-либо провинится, ему назначают варварские и холопские наказания.

6. Холопов бояре держат у себя много: до пятидесяти и до ста на одном дворе. Живут [холопы] на обычное жалование, которого с трудом хватает на их нужды, и поэтому часто совершают разбои и воровство. Редко минует ночь, чтобы не было найдено много убитых, особенно во время больших праздников и заговения, когда напиваются, как бешеные. Во время нашего пребывания, одиннадцатого декабря, на земском дворе числилось пятнадцать мертвецов.

Во время покоса и этих холопов посылают косить сено, и тогда под Москвой [они] совершают много разбоев, и это им сходит с рук, ибо им потакают хозяева, которые платят им так, что едва хватает на одежду.

7. При этой грубой и холопской натуре [они] бывают усердны и прилежны на войне и порою достаточно храбры (хотя древние римляне не допускали в войско таких дурных людей, ибо в те времена воины заботились о могуществе и о благе народном, а нынешние наши воины думают лишь о грабеже и о своей корысти). Эти русские, будучи холопами, легко подчиняются чужеземным начальникам, если не достает домашних, и проявляют больше храбрости и воодушевления в острогах, нежели в поле. Прежде бывали случаи, когда они предпочитали спалить в огне одежду или помереть от голода, нежели сдать острог. В Падисе — в Ливонской земле — русские, оставляя острог, не смогли встретить немцев в воротах, будучи полумертвыми от голода, и летописец счел это достойным удивления. Их можно прямо назвать воинами и защитниками крепостей, и сколько они могут, столько терпят за своего государя. Но при осадах крепостей и в битвах они не проявляют одинаковой храбрости, ибо всегда терпели поражения от поляков и шведов, будучи готовы скорее бежать, нежели смело ударить по врагу или гнать его.

8. Знатные люди и первейшие торговцы живут в каменных палатах, которые начали строить тридцать лет назад. Раньше они жили в маленьких деревянных домах, где помещалось лишь немного бедных вещей, да и ныне они довольствуются тремя или четырьмя глиняными горшками и таким же числом деревянных блюд. Серебряная посуда встречается очень редко, кроме нескольких чаш для вина или для меда. И не прилагают много сил, чтобы чистить ее, так что сама великого государя серебряная и оловянная посуда, с которой угощали наших послов, была такой вымазанной, что было противно смотреть, и казалось, что ее целый год не чистили.

Стены изб не украшены оловянной посудой (как в Немецкой земле), а голые или затянутые паутиной. Постели набивают не перьями, а шерстью или соломой; служат им ночной постелью и платья, которые носят днем. Летом спят на лавках или где-нибудь, а зимой на печи. Там помещаются муж и жена, дети и челядь, а иногда в товариществе с ними бывают и куры, и свиньи.

В еде они неприхотливы, но бывают довольны, если есть у них каша, капуста, огурцы и соленая рыба, которая, хотя порой и сильно пахнет, однако им нравится. Приправа ко всем блюдам у них одна: лук и « чеснок, запах которых заполняет дома черных людей и дворцы князей и самого великого государя.

На пирах показывают чудеса в яствах и питиях. Однако они не думают привлечь этим новых приятелей или сохранить старых, а действуют из корысти, ибо по принятому обычаю гости должны на другой день прийти и отблагодарить хозяина богатыми подарками. Начальники приказов обычно по три-четыре раза устраивают такие пиры за счет приглашенных торговцев.

9. Великий государь часто шлет большие посольства к римскому царю, к королю шведскому, датскому, персидскому и к иным (то есть к польскому, английскому, турецкому, французскому и китайскому королям, к крымскому и грузинскому царям, к флорентийскому, прусскому, курляндскому, голштинскому и к черкесскому князьям, к бухарцам, калмыкам, брабантцам, гамбуржцам и венецианцам и даже к мальтийским крестоносцам). И с этими посольствами шлет великие дары, как это видно на примере одного посольства, отправленного к римскому царю в 7103 (1595) году с такими подарками: соболей 206, куниц 1038, черных лисиц 240, красных лисиц 674000, бобров 6000, волков 2000, лосей 148. Всего в списке 683 тысячи 632 меха.

В Москву также приходят разные послы и бывают надолго задержаны, неся большие расходы. А иные живут там под именем консулов, агентов, резидентов, то есть приказчиков разных правителей, и имеют собственные дворы или дома, где живут на свой счет. А от калмыков, от чудских мурз  и от других диких народов или от татарских орд послы приходят без иных причин, лишь для получения подарков.

10. Русские легко переймут и научатся, если им ] что-нибудь будет показано иностранцами. Поэтому, если кто-нибудь хочет получить выгоду от какого-нибудь искусства, надо не показывать [его] русским.


[Все] это и много другой ругани и оговора написано вышеупомянутым соглядатаем.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Крижанич Юрий

Источник информации - http://slovari.yandex.ru/~книги/БСЭ/Крижанич Юрий/

Крижанич Юрий (около 1618, Обрх, близ Горицы, — 12.9.1683, близ Вены), представитель научной и общественно-политической мысли славян 17 веке, писатель. По национальности хорват. Получил богословское образование в Загребе, Болонье, Риме. Был священником-миссионером, состоял на службе ватиканской конгрегации пропаганды веры. Много путешествовал по Европе (Вена, Варшава и другие места).

Пропагандировал идею "славянского единства". В поисках конкретных путей культурного и политического возрождения славян предлагал, в частности, унию православной и католической церкви. Главную роль в сплочении славян отводил Русскому государству, которое посетил впервые в 1647. Прибыв в Москву в 1659, по неизвестной причине был сослан в 1661 в Тобольск. В 1676 получил разрешение выехать из России.

Крижанич обладал энциклопедическими знаниями: его сочинения (из которых большинство было опубликовано лишь в 19 в.) включают трактаты по философии, политэкономии, истории, музыке. К. объяснял развитие общества с позиций провиденциализма, полагая, однако, что божественный промысел определяет лишь коренные повороты в истории. Всемирную историю понимал как процесс, в ходе которого одни народы приходят в упадок, а другие достигают расцвета. В отличие от меркантилистов (см. Меркантилизм), видел богатство государства в общественном производстве и его продуктах, а не в деньгах. К. предпринял попытку создания "общеславянского языка" и использовал его в своих книгах.

Одним из первых Крижанич подверг критике летописные легенды о "призвании варягов" на Русь, дарах Мономаха, показал тенденциозность современных ему иностранных сочинений о России (А. Олеарий, П. Петрей и др.).

В политических статьях доказывал необходимость упрочения связей Украины с Россией. В сочинениях, написанных в ссылке, — "Политика" (1663—66), "Об божием смотрению" (1666—67), "Толкование исторических пророчеств" (1674) — подвергнуты критике различные стороны жизни современного Крижанич русского общества и выдвинута программа преобразований в Московском государстве, основанная на анализе экономического положения и внутренней политической обстановки. Для усиления могущества России Крижанич считал необходимым укрепить централизованный государственный аппарат, реформировать армию, законодательно закрепить права всех сословий русского общества, освоить новые виды с.-х. и промышленного производства, перестроить организацию внешней и внутренней торговли. Исходя из намеченной программы возрождения славянства, Крижанич требовал усиления активности России на юго-западных рубежах, выступал против её борьбы за выход к Балтийскому морю.

В целом программа Крижанич была направлена на укрепление абсолютной монархии и соответствовала интересам служилого дворянства. Идеологической оболочкой классовых требований дворянства являлся также и декларированный К. принцип "всеобщего блага" и "всеобщей справедливости".

Соч.: Русское государство в половине XVII в. Рукопись времен царя Алексея Михайловича; в. 1—[6], М., 1859—60; Собр. соч., в. 1—3, М., 1891—93; О промысле, М., 1860; Политика, [рус. пер.], М., 1965.

Литература

Вальденберг В. Е., Государственные идеи Крижанича, СПБ, 1912; Дацюк Б. Д., Ю. Крижанич, [М.]. 1946; Пичета В. И., Ю. Крижанич и его отношение к Русскому государству, в кн.: Славянский сборник, [М.], 1947; Гольдберг А. Л., Ю. Крижанич о русском обществе середины XVII в., "История СССР", 1960, №6; Мордухович Л. М., Философские и социологические взгляды Ю. Крижанича, "Краткие сообщения Института славяноведения АН СССР", 1963, № 36; Jagic V.,

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна