Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Жильвинас Буткус. Как Америка насиловала мир: От военных переворотов до цветных революций. Содержание: Часть 1. Центральное террористическое управление. В империалистическом угаре. Предыстория, или Что отсвечивает золотом, то моё. Игра без правил. TPAJAX, или Рассказ о бойскауте, старом пидоре и шраме на лбу справа. Часть 2. Переворот в «банановой» республике. Средневековье в капиталистической оправе. Глоток свободы. Как народ готовили к восстанию против «коммунистического режима». Дьяволы порезвятся от души. Дьявольское пиршество. Размышления. Часть 3. Победа народа на Кубе. «Свобода или смерть!». ЦРУ заодно с мафией. Крах «Плутона», или Как США сломали зубы о Кубу. Остров Свободы.

1.02.2012 22:29      Просмотров: 3045      Комментариев: 0      Категория: НАТО - межгосударственная террористическая организация

Жильвинас Буткус

Как Америка насиловала мир: От военных переворотов до цветных революций

Источник информации - http://left.ru/bib/butkus.phtml

 Жильвинас Буткус

Как Америка насиловала мир: От военных переворотов до цветных революций

Перевод с литовского Валентина Мещерякова

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть 1. Центральное террористическое управление

    В империалистическом угаре
    Предыстория, или Что отсвечивает золотом, то моё
    Игра без правил
    TPAJAX, или Рассказ о бойскауте, старом пидоре и шраме на лбу справа

Часть 2. Переворот в «банановой» республике

    Средневековье в капиталистической оправе
    Глоток свободы
    Как народ готовили к восстанию против «коммунистического режима»
    Дьяволы порезвятся от души
    Дьявольское пиршество
    Размышления

Часть 3. Победа народа на Кубе

    «Свобода или смерть!»
    ЦРУ заодно с мафией
    Крах «Плутона», или Как США сломали зубы о Кубу
    Остров Свободы

  Часть 1. Центральное террористическое управление

Сегодня в нашем обществе царит мир потому, что мы договорились, как и приличествует соседям, не вмешиваться в чужие дела. Мы единодушно отказались от какого бы то ни было вмешательства во внутренние дела других, признавая, что свободные и независимые государства должны самостоятельно решать свою судьбу и находить собственный образ жизни.  Франклин Рузвельт

В империалистическом угаре

Недавно мы должны были увидеть ещё один переворот из трагикомического сериала "Освобождение народа", или "Цветные революции". Только благодаря прочности белорусской власти она не удалась. Комитет безопасности Белоруссии обнаружил заговор, выяснил, как всё должно было происходить и как были распределены роли. Вскоре обнаружилось, что за всем этим стоят спецслужбы США, дёргающие за ниточки грузинские спецслужбы, которые и должны были организовать в Минске теракты. И это нисколько не удивительно: ЦРУ занимается подобными делишками уже более полувека. Четыре теракта в белорусских школах могли обернуться трагедией для многих семей. Но это – лишь капля в море по сравнению с геноцидом, который осуществляли "эскадроны смерти" (финансируемые и обучаемые американцами, связанными с ЦРУ) около 30 лет назад в Сальвадоре, по сравнению с тем, что вытворял тогда же в Чили ставленник ЦРУ Пиночет, имя которого в среде военных стало ругательством, с тем, сколько прогрессивных движений и деятелей уничтожили янычары ЦРУ во всём мире, что они вытворяли в течение последнего десятилетия. Более полувека их руки полощутся в людской крови, на их совести – тысячи и тысячи смертей и изувеченных судеб. Вместе с тем следует отметить, что суть дела не в самом ЦРУ, которое является всего лишь исполнителем приказов правящей верхушки США. Так что его работа не прекращается. Верхи США продолжают усилия по устранению неугодных лидеров. Об этом свидетельствуют те же события в Белоруссии. Только в настоящее время в руках США оказался ещё один исполнитель – неправительственные общественные организации, часть которых финансируется по каналам западных спецслужб. Эти организации координируют свою деятельность со спецслужбами, для организации "цветных революций" ими сделано очень много.

Мы предлагаем нашим читателям цикл познавательных статей о крупнейших государственных переворотах, организованных ЦРУ, которые переросли в инсценировку революций – нынешние "цветные революции".

Апрель 2006 г.

Предыстория, или Что отсвечивает золотом, то моё

Иногда говорят: США потеряли свои ценности. В действительности, они никогда их не имели. Американская политика, основанная на принципе " Что отсвечивает золотом, то моё", появилась намного раньше, чем это может показаться. Её ростки появились ещё в то время, когда США только вставали на ноги. Ярчайший пример – присоединение к США штатов Техаса и Калифорнии. Прежде эти территории принадлежали Мексике. В первой половине XIX века, когда Мексика стала независимым государством, США предъявили на них претензии. Техас привлекал американцев своим климатом, плодородными почвами, хлопковыми и табачными плантациями. И американские рабовладельцы были заинтересованы в расширении своих территорий. Правительство Мексики, естественно, отказывалось от территориальных уступок. Предпринимались попытки выкупить эти территории у Мексики, которая отказалась и от этого. Но Соединённым Штатам удалось вытребовать ряд законодательных актов, создавших благоприятные условия для колонизации Техаса. После этого в Техас хлынули американцы. Это была целенаправленная политика: впоследствии США использовала колонистов для присоединения Техаса. Иммиграция длилась свыше 10 лет. В конечном итоге численность колонистов в Техасе превысила численность местного населения. В середине 1830-х годов здесь было около 30 тыс. колонистов (и 5 тыс. их рабов), а мексиканцев – всего 3,5 тысячи. Американцы в Техасе перестали соблюдать мексиканские законы, игнорировали их, а самих мексиканцев считали низшей расой. В 1836 году состоялся конвент "представителей народа Техаса" (большинство которого составляли выходцы из США), на нём эти "представители" объявили, что в Техасе англичан и американцев угнетает "самая невыносимая тирания", покушающаяся на их свободу, права и имущество, поэтому Техас отделяется от Мексики и образует независимую Республику Техас. Всем было понятно, что это за независимость: главной целью было присоединение к США. Правда, долгое время это не удавалось. Мексика отдавать Техас не собиралась. Шли военные столкновения. Страна долгое время балансировала на грани войны. Американские СМИ подвергали Мексику нападкам, выражали симпатию американцам. Наконец, Мексика согласилась признать Республику Техас при условии, что она обязуется не присоединяться к США. Однако в 1845 году это произошло, Техас присоединился к США. В том же году в Техасе закрепилась американская армия. Правительство США заявило, что к аннексии Техаса следует отнестись, как к мирному приобретению территории, которая раньше принадлежала США.

Калифорния привлекла Соединённые Штаты своим географическим положением. Во-первых, в то время бурно развивался китобойный промысел в Тихом океане. У США появилась потребность в удобной базе на его побережье. Во-вторых, США смотрели на Калифорнию, как на ворота к рынку в Азии. Впоследствии некоторые политики США будут называть Сан-Франциско новой Александрией, через которую богатства Индии должны хлынуть в американский карман. Так что США замыслили повторить в Калифорнии техасский сценарий. В Калифорнии уже действовало несколько американских компаний, были и колонисты, число которых с 1841 года стало расти. Правда, оно не превысило численность местного населения, которое составляло несколько десятков тысяч, тогда как колонистов – едва одна тысяча. Но это не препятствовало дальнейшим действиям. Началось создание образа Мексики-плохиша, стравливание населения. Пошли разговоры о финансовых претензиях американцев к Мексике. В 1845 г. правительство США направило в Мексику специального посланника Слайделла, который должен был предъявить Калифорнии эти претензии. Разумеется, цель была иная. Слайделл планировал аннулировать все претензии, если Мексика согласится продать всю Верхнюю Калифорнию за 20 млн. долларов (и ещё 5 млн. за согласие Мексики признать границу с США по реке Рио-Гранде, т.е. за фактическую передачу Новой Мексики). Однако мексиканское правительство просто отказалось принять Слайделла. Примерно в то же время правительство США стало поговаривать о том, что если какая-либо из стран или территорий Американского континента пожелает "присоединиться к нашей конфедерации", то это будет делом только заинтересованных сторон и ничьим более. В то же время США направили в Калифорнию хорошо подготовленную экспедицию капитана Фримонта. В скором времени Фримонт и консул США в Монтеррее Ларкин получили инструкции по подготовке мятежа колонистов. Тем временем госсекретарь США Бьюкенен заявил, что если жители Калифорнии "пожелают соединить свою судьбу с нашей, то они будут приняты, как братья". В 1846 г. состоялась запланированная "революция". Подготовленные мятежники заняли город Соному и объявили, что власть Мексики в Калифорнии низложена и создаётся независимая Калифорнийская Республика. Смешно сказать, эта независимость длилась несколько недель. Моментально в Монтеррее появился командор американской эскадры Слоут, который объявил, что Калифорния присоединяется к США. Вскоре флаг США поднялся над Сан-Диего, Лос-Анджелесом и Санта-Барбарой, и в Калифорнию вошли вооружённые силы США.

Такая политика США стала причиной их войны с Мексикой, в которой последняя потерпела поражение.

Такую же политику осуществляли США и в начале XX века. Яркий пример – события 1909 года в Никарагуа. В то время США уже господствовали в Латинской Америке и смотрели на неё, как на собственный двор. В 1893 г. президентом Никарагуа стал генерал Селайя, который занялся развитием страны, укреплением её суверенитета. Он принялся за строительство железных дорог, учредил стипендии для способных студентов, ввёл всеобщее избирательное право. Он же решил заставить американские компании, действовавшие в Никарагуа, платить налоги. Конечно, США этим страшно возмутились. Кто тут посмел нас не слушаться?.. Особенно возмутилась крупная американская компания Юнайтед Фрут Компани (ЮФК), которая проворачивала здесь свой бизнес. Американский консул Мофат организовал мятеж двух никарагуанских генералов – Эстрадо и Чаморро. На кораблях ЮФК мятежникам было доставлено оружие и продовольствие. Мятеж начался 8 октября 1909 г. Эстрадо откровенно заявил прессе, что "восстание было организовано по заказу американцев и на их деньги". ЮФК и другие фруктовые компании вложили в него миллион долларов, торговый дом Джозефа Бирса – 200 тыс., торговый дом Сэмюэля Уэлли – 150 тыс. Правда, восстановить свою диктатуру США было непросто. Началась многолетняя гражданская война, в ходе которой армия США четыре раза вторгалась в страну. А сам Селайя, вступивший в бой против северного империалиста, через несколько десятилетий, уже после смерти, был провозглашён национальным героем.

Игра без правил

Появление Советской России для многих колоний стало примером освобождения. Царское самодержавие было свергнуто, к власти пришли трудящиеся. "Тюрьма народов" рухнула. Потом появился СССР. После Второй мировой войны авторитет Советского Союза, одолевшего фашистскую Германию, возрос в мире ещё больше. Колониальные империи стали рассыпаться. В 1947 г. из британской короны выпал крупнейший алмаз – Индия. В Африке, Азии и Латинской Америке стали появляться новые движения, которые встали на борьбу за освобождение своих стран. Следует отметить, что вначале мало кто говорил о социализме, такие лидеры появятся позднее. Тем временем за время Второй мировой войны в Европе огромную популярность получили коммунисты. Уже после войны в Италии они одной ногой стояли у власти и пришли бы к ней мирным путём, если бы не вмешательство США. Подобная ситуация была в Греции. Короче говоря, сразу после войны стала проявляться явная тенденция. Центр капитализма – США не на шутку встревожился. Америка, где подлинная власть находилась в руках крупного капитала, понимала, что дальнейшее развитие событий лишит их безраздельного господства и возможности набивать свои карманы, как это было до сих пор. И не так уж важно, кто против неё выступает – социалисты или просто самостоятельные лидеры. Это поняла и Великобритания, крупнейшая метрополия того периода и, разумеется, союзница США.

В 1946 г. легендарный британский политик У.Черчилль в своей знаменитой "фултонской речи" объявил, что мир стоит перед угрозой новой мировой войны и тирании, источником которой является СССР. В той речи Черчилль употребил термин "железный занавес", который, по его словам, опустился над Восточной Европой. Следует отметить, что приоритет в использовании этого термина принадлежит не Черчиллю, как об этом твердят многие, а министру пропаганды фашистской Германии Йозефу Геббельсу. Геббельс очень любил его использовать в своих антисоветских речах и в дневниках, а Запад просто перенял эту фашистскую фразеологию, используемую, к сожалению, по сей день.

После Второй мировой войны США стали быстро превращаться в центр западного мира. Времена господства Великобритании ушли. Всё внимание было сосредоточено на США. Таким образом, всех нанизали на один вертел: кто против Запада, против Соединённых Штатов, тот коммунист (на их языке это означало страшилище), против которого нужно вести борьбу. В 1947 г. появилась "доктрина Трумэна", США обязались бороться с коммунизмом.

В прошлом в США не было постоянного аппарата, занимающегося систематической координацией пропаганды, тайным подавлением движений против США или созданием движений "за", т.е. различных вооружённых группировок, которые бы осуществляли государственные перевороты и ставили у власти американских марионеток и т.д. Некогда этим занималось само правительство (присоединение Техаса и Калифорнии) или делало это совместно со своими компаниями (Никарагуа, 1909 г.). Потом, в 1942 г. появилась Управление стратегических служб. Но после Второй мировой войны, когда появилась и стала нарастать реальная угроза лишиться господства во многих странах, Соединённым Штатам потребовалось более развитая структура для дел такого рода.

В 1947 г. в США согласно закону о национальной безопасности было создано Центральное Разведывательное Управление. Основным направлением этой спецслужбы была разведка, но не менее важное место занимали упомянутые методы и средства, препятствующие странам вырваться из-под американского сапога, и осуществление подрывной деятельности в тех странах, которые это уже сделали. В директиве Совета национальной безопасности (СНБ) №4/А, изданной в 1947 г., эта деятельность очерчена следующим образом: "Осуществление пропаганды с использованием анонимных, фальшивых или негласно финансируемых публикаций; политические действия с привлечением лиц без гражданства, предателей и поддержка политических партий; полувоенные методы, включая помощь повстанцам и саботаж; экономические действия, связанные с валютными операциями". Конечно, всё это должно осуществляться тайно. Появился термин "тайные операции". Со временем определение тайных операций расширялось, уточнялось. В директиве СНБ № 10/2 1948 г. пишется: "При использовании термина "тайные операции" имеются в виду все способы действий (кроме описываемых ниже), которые осуществляет или одобряет правительство США против враждебных государств или группировок. Эти действия планируются и осуществляются таким образом, чтобы никак не просматривался их источник – правительство США, а в случае выявления этого правительство США могло бы убедительно отрицать свою ответственность за это. Эти тайные операции состоят из: пропаганды; экономической войны, прямых упреждающих действий, включая саботаж, сопротивление саботажу, разрушение и эвакуацию; подрывной работы против других государств, включая помощь подпольному движению сопротивления, партизанам и эмигрантским группам освобождения, поддержку антикоммунистических групп, которым угрожает опасность в странах свободного мира. В число этих операций не входят вооружённые конфликты с участием регулярных вооружённых сил, разведка и контрразведка, прикрытие и дезинформация в интересах осуществления военных операций”.

С течением времени авторитет социализма неумолимо возрастал. Поэтому США, утрачивавшие контроль, принялись делать всё, чтобы не лишиться его. Страх порождает жестокость. В представленном в 1954 г. президенту США Эйзенхауэру отчёте от тайных операциях ЦРУ писалось: "С учётом интересов национальной политики, важно создание агрессивной, тайной, политической и полувоенной организации, более эффективной и безжалостной, чем у противника. Никому не позволительно препятствовать быстрому, энергичному и выгодному выполнению этой задачи. Сейчас ясно, что перед нами – непримиримый враг. В такой игре не бывает правил. Поэтому обычные нормы человеческого поведения здесь неприемлемы. Мы должны создать эффективные службы разведки и контрразведки и научиться осуществлять подрывную деятельность, саботаж и побеждать своих врагов". Задачей ЦРУ стало не только уничтожение движений, стремящихся вырвать свою страну из-под американского сапога, но и использование лжи, создание мифов, трудностей, требовалось делать всё, чтобы скомпрометировать СССР и привлекательность социализма, уменьшить их влияние. В 1955 году, когда ЦРУ уже организовало перевороты в Иране и Гватемале, а Вашингтон уже охватила лихорадка организации переворотов, СНБ издал директиву № 5412, в которой перечислялись основные задачи ЦРУ, остававшиеся неизменными в течение последующих 15 лет: "Создавать и использовать всевозможные проблемы, чтобы противиться международному коммунизму; дискредитировать международный коммунизм ослаблять влияние его партий и организаций; бороться с контролем международного коммунизма во всех районах Земли; усиливать ориентацию свободного мира на США, подчёркивая, где только возможно, совпадение интересов этих стран и США, а также путём поощрения, где это требуется, тех группировок, которые стремятся к развитию взаимоотношений, усилением желания и возможностей народов и государств противиться международному коммунизму; с учётом устоявшейся политики развивать подпольное сопротивление и содействовать тайным и партизанским операциям в районах, где господствует или угрожает коммунизм. <...> Конкретно всё это вызывает потребность в любых тайных операциях, связанных с пропагандой, политическими действиями, экономической войной, прямыми упреждающими операциями, включая саботаж, антисаботаж, диверсии, меры по эвакуации или бегства после их осуществления; в подрывных действиях против враждебных государств или групп, включая помощь подпольному движению сопротивления, партизанам и группам беженцев, борющихся за освобождение, недовольным или антикоммунистически настроенным элементам свободного мира, которым угрожает коммунизм; ложные планы и операции, а также все подходящие действия, необходимые для достижения того, что изложено выше".

TPAJAX, или Рассказ о бойскауте, старом [...] и шраме на лбу справа

Первая действительно крупная операция ЦРУ состоялась в 1953 году в Иране. Правда, она осуществлялась с интересах не только США, но и Великобритании с участием её спецслужбы. Здесь было прекрасно видно, что на Западе считали "коммунистической угрозой" и "освобождением". Видимо, по их мнению, стране угрожает "коммунистическая опасность", когда она начинает осуществлять самостоятельную политику и сбрасывает с шеи петлю крупных западных компаний.

В 1941 году  в Иран были введены английские и советские войска, поскольку шах Ирана оказался прогермански настроенным. Шаха выслали. С согласия СССР и Великобритании трон занял его сын Мухаммед Реза Пехлеви, довольно слабый политик. Возросло влияние иранского парламента – меджлиса. Со временем, уже после войны, между Ираном и Англией стал нарастать конфликт в связи с подписанным в 1933 г. неравноправным договором, по которому иранская нефтяная промышленность принадлежала английской компании English-Iranian Oil Company(EIOC). В конце 40-х годов сформировался Национальный фронт Ирана, лидером которого стал Мухаммед Мосаддык, юрист с европейским образованием. Одним из главных требований этого фронта была отмена договора. Мосаддык завоевал в Иране огромный авторитет. В 1951 г. проблема выступила на передний план. Иран потребовал увеличить свою долю прибыли. Компания отказалась удовлетворить это требование, и в меджлисе была образована специальная комиссия для решения этой проблемы. Сторонники Мосаддыка предложили ей полную национализацию. Предложение было поддержано, и 15 марта 1951 г. меджлис единогласно принял решение о национализации нефтяной промышленности Ирана. Тем временем коммунистическая организация Ирана ТУДЕ тоже показала своё влияние, которое она получила вследствие недовольства иранцев англичанами. 21 марта ТУДЕ организовала всеобщую забастовку на нефтяных предприятиях, которая длилась 20 дней. Следует отметить, что Национальный фронт Ирана и ТУДЕ союзниками не были. Эти организации соперничали. Однако получилось так, что забастовка очень помогла Мосаддыку. Шах увидел силу рабочих и, опасаясь дальнейшего развития событий, он 29 апреля назначил Мосаддыка премьер-министром, который тоже пользовался огромной популярностью среди населения, которому надоело британское владычество. 1 мая шах был вынужден подписать закон о национализации. 19 мая Центральный Комитет ТУДЕ послал Мосаддыку письмо с предложением сформировать "объединённый фронт борьбы против империализма", но Мосаддык на него даже не ответил. Стало окончательно ясно, что Мосаддык с коммунистическим движением сотрудничать не будет. Но англичане с самого начала были весьма недовольны сложившейся ситуацией с нефтью, организовали международный бойкот иранской нефти и стали планировать в Иране государственный переворот. Но времена британской сверхдержавы уже миновали, поэтому англичане обратились за помощью к своим союзникам – США. Однако тогдашнее правительство Трумэна не спешило. Мосаддык не был коммунистом. Его целью было сохранение нейтралитета в "холодной войне". Таким образом, американцы считали, что в случае падения Мосаддыка к власти в Иране придут коммунисты, что было бы страшным ударом по Западу. С другой стороны, ни Англию, ни США не устраивала независимая политика Мосаддыка. Запад хотел властвовать в Иране. Дилемма росла огромными темпами.

После внезапной национализации иранская экономика стала пробуксовывать. Во второй половине 1951 г. Мосаддык отправился в США за помощью. Трумэну и тогдашнему госсекретарю Ачесону он заявил, что говорит " говорит от имени очень бедной страны, где только пустыня, песок...", однако Ачесон его перебил: "…и нефть совсем как в Техасе!". Была продемонстрирована явная антипатия к самостоятельности Мосаддыка, и он получил минимальную помощь.

Была выдвинута идея решения проблемы. Она состояла в том, что нефтеперерабатывающий комплекс в Абадане, промышленном центре южного Ирана могла приобрести одна голландская компания, которая подпишет контракт с EIOC, по которому прибыть будет делиться поровну. Мосаддык выразил согласие при условии, что в Иране не будет работать ни один британский специалист. Однако британский министр иностранных дел счёл такое условие унизительным и отклонил это предложение. Теперь, когда Запад отказался помогать, Мосаддыку не оставалось ничего другого, как обратиться к СССР. Таким образом, руководствуясь национальными интересами, иранское правительство в начале 1952 г. уже вело переговоры о поставках нефти с СССР.

Одновременно Мосаддык начал сосредотачивать всю власть в своих руках. В июле он потребовал чрезвычайных полномочий для поднятия экономики и пост военного министра. Когда ему в этом было отказано, Мосаддык подал в отставку, что вызвало бурную реакцию масс. Начались демонстрации в поддержку Мосаддыка, столкновения его сторонников с силами армии и полиции, во время которых погибло 890 человек. В конечном итоге шах и меджлис были вынуждены удовлетворить требования Мосаддыка.

Запад продолжал попытки договориться с Мосаддыком дипломатическим путём. Но эта дипломатия тоже была своеобразной: на Западе стали говорить о компенсации за национализированную собственность. Конечно, Мосаддык на это не согласился.

Примерно в то время в Иран прибыл новый посол СССР. Наметилась тенденция сближения с СССР. Однако в 1953 г. Трумэна сменил Эйзенхауэр, при правлении которого и начался всемирный терроризм.

Таким образом, своим эгоизмом Запад подтолкнул Иран на сближение с СССР, а после этого принялся вопить о "коммунистической угрозе". В июле 1953 г. состоялось заседание Совета национальной безопасности, на котором новый госсекретарь Джон Даллес предрёк, что в Иране вскоре воцарится диктаторский режим, после чего последует "коммунистический переворот", и что "свободный мир не только лишится больших средств, вложенных в иранскую нефтедобычу, и самих ресурсов, но эти средства попадут в руки русских, для которых вопрос нефтяных ресурсов будет решён". Лондон и Вашингтон согласились с планом переворота. Между прочим, в перевороте был заинтересован и сам директор ЦРУ Аллен Даллес, работавший прежде в юридической фирме, которая обслуживала ту же компанию EIOC. Хорошо известно, что такие связи не прерываются.

Одна из главных ролей в будущем перевороте была отведена иранскому генералу Захедди, который остался верным шаху. Следует отметить, что не все в ЦРУ согласились с переворотом. Резидент ЦРУ в Иране Кювье сомневался в его целесообразности. Поэтому операция была поручена другому служащему ЦРУ, внуку Теодора Рузвельта Кермиту Рузвельту. Основным фигурам плана были присвоены прозвища. Эти клички были довольно своеобразными: как пишет Дениел Ергин в своей книге «Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть», шах стал "бойскаутом", Рузвельт – "шрамом на лбу справа", а Мосаддык – "старым пидором". В документации ЦРУ операция называлась „TPAJAX“.

Прежде всего, требовалось убедить шаха, что Запад – на его стороне и что у плана есть шансы. ЦРУ это быстро удалось. В середине июля Рузвельт прибыл в Иран. Здесь он был якобы преподавателем истории и главой Ассоциации друзей Америки на Ближнем Востоке, служившей прикрытием для агентов ЦРУ. В помощь Рузвельту прислали профессора элитного Йельского университета США Блека, который был связан с иранскими спецслужбами и мог завербовать некоторых руководителей. Рузвельт привлёк также Шварцкопфа, бывшего шефа полиции штата Нью-Йорк, который во время Второй мировой командовал шахской гвардией. Он должен был удержать вооружённые силы на стороне шаха. Сам "шрам на лбу справа" взялся за вербовку военных из числа наиболее реакционных аристократов. Кроме того, Рузвельт инструктировал Захредди.

Ещё одним партнёром Рузвельта стал Вудхаус, британский разведчик, наловчившийся на организации различных диверсий. Как Вудхаус рассказывал впоследствии, в первую очередь ему требовалось "отправить в Иран целый самолёт, загруженный ружьями". После этого он передал 50 тыс. долларов (несколько миллионов иранских риалов) британским агентам братьям Рашидианам для вывода на улицы толп люмпен-пролетариев. Операция должна была начаться после заявления шаха об отстранении Мосаддыка.

В августе 1953 г. шах объявил, что он отстраняет Мосаддыка и назначает премьер-министром генерала Захедди. Правда, шах со своим заявлением выступил на три дня позже запланированного срока. За это время Мосаддык узнал о заговоре и начал действовать. Он отказался подчиниться шаху, и по стране прокатились массовые демонстрации в поддержку Мосаддыка. Люди крушили статуи отца шаха. Шах бежал в Ирак, откуда вскоре перебрался в Рим. Захредди скрылся. План оказался на грани крушения, однако сработал сконструированный ЦРУ и МИ-6 механизм. 19 августа в центре Тегерана собралась огромная толпа люмпен-пролетариев. Хулиганам и пьяницам заплатили за то, чтобы они подняли портреты шаха и ругали Мосаддыка. Тем временем танки Захредди двинулись к резиденции Мосыддыка и окружили её. Эти силы армии и подкупленной полиции позволили толпе напасть на резиденцию, которую обороняла немногочисленная гвардия, верная Мосаддыку. После кровавой девятичасовой битвы, в ходе которой погибли 300 человек и сотни были ранены, хулиганы прорвались внутрь, принялись грабить резиденцию, которую подожгли. Мосаддык был арестован. Захредди через два дня после захвата власти получил от ЦРУ 5 млн. долларов. Конечно, начались репрессии против ТУДЕ и связанных с ней профсоюзов, поскольку она могла поднять массы на борьбу. Активистов ТУДЕ бросали в тюрьмы и расстреливали без суда. В конце года Мосаддыка приговорили к трём годам тюремного заключения, а после выхода из тюрьмы сослали в провинцию под пожизненный присмотр.

После этого переворота шах, теперь уже верный щенок своих спасителей, возвратился в Иран полноправным правителем. В 1954 г. новое правительство Ирана подписало с Международным нефтяным консорциумом соглашение о передаче прав на переработку иранской нефти. 40 % акция получила английская компания "Бритиш Петролеум", 40 % – пять американских компаний, 14 % – англо-голландская компания "Ройял Дуч Шелл" и 6 % – французская компания "Тотал Компани Франсе де Петроль". А компании EIOC Иран выплатил 25 млн. фунтов стерлингов в виде компенсации за национализацию 1951 года.

Мог ли народ так просто всё это стерпеть? Нет. Иран терпел до 1979 года, когда массовое недовольство прорвалось в виде фанатического исламизма, совершившего революцию, возглавленную ярым противником США Хомейни. Т.е. произошло то, что в настоящее время происходит в Ираке.

ЦРУ училась на опыте британских спецслужб, делало свои выводы и вскоре проверило свою науку. Очередной целью, на сей раз чисто американской, стало небольшое латиноамериканское государство, которое якобы угрожало национальной безопасности США, – Гватемала.

Часть 2. Переворот в «банановой» республике

Средневековье в капиталистической оправе

Латинская Америка богата своими природными ресурсами. Это и стало причиной превращения её в колонию США. Компании хозяйничали, а государственные структуры США обеспечивали, чтобы этому хозяйничанью не чинились препятствия. Правительства, составленные из ставленников компаний, беспокоились только об интересах этих компаний и чтобы страны Латинской Америки не стали действительно независимыми и осуществляли монопольные права хозяев.

Можно сказать, что капиталисты грабили эти страны ради собственного обогащения. Они огребали огромные барыши, а страны, в которых они распоряжались, утопали в нищете и совершенно не развивались. Во многих их них почти совсем не было промышленности, население – сплошь неграмотное. Разумеется, капиталисты не были заинтересованы в каком-либо развитии этих аграрных стран. Сложившаяся ситуация их вполне устраивала: дешёвая рабочая сила, мизерные налоги или полное их отсутствие.

У любой монеты есть две стороны, хозяйничанье компаний возмущало местное население. Появлялись движения за освобождение и развитие страны. Тогда за эти движения принималось ЦРУ, поскольку они являли собой угрозу наживе компаний. Соединённые Штаты хотели бы видеть в Латинской Америке свои марионеточные правительства и к проявлениям самостоятельности относилось враждебно.

Первая крупная операция ЦРУ в Латинской Америке и второй в мире была организована в 1954 г. в Гватемале. В этом небольшом государстве к власти пришли люди, стремившиеся вызволить страну из тисков американских компаний. И произошло то, что только что случилось в Иране – США свергли такое руководство и вернули себе Гватемалу.

Глоток свободы

А было так. Население Гватемалы жило в нищете и занималось сельским хозяйством. Промышленность была мизерной. Около двух процентов населения владели более чем половиной всех сельскохозяйственных угодий. В то же время около 90 % населения перебивалось на крошечных хозяйствах – около 14 % земли на всех. Почти на 70 % население было неграмотным, средняя продолжительность жизни – 40 лет.

Как и в прочих странах Центральной Америки и Карибского бассейна, в Гватемале распоряжалась американская компания Юнайтед Фрут Компани (ЮФК), занимавшаяся торговлей бананами. Компании принадлежали банановые плантации, земли, которые на 30 лет в бесплатное пользование передал ей тогдашний диктатор генерал Хорхе Убико, гарант владычества США в стране. У ЮФК были здесь собственные железные дороги, шоссе, порты и даже собственная полиция и почта. Трудовое законодательство отсутствовало, профсоюзы запрещены.

В пору правления Убико крестьян сгоняли с их земель. Безземельным приходилось за гроши трудиться на плантациях богачей или иностранных компаний, занимавшихся торговлей бананами.

В июле 1944 года в Гватемале начались массовые выступления против диктатуры Убико. Интересно отметить, что одной из причин волнений было не что иное, как "Новый курс" президента США Франклина Рузвельта. Как средство выхода из кризиса и "великой депрессии" начала ХХ века в 1933 году Рузвельт провозгласил "Новый курс", суть которого состояла в ограничении злоупотреблений работодателей, социальное страхование, займы для органов самоуправления и т.д. Правительство начало в какой-то мере регулировать деятельность компаний, надело своего рода намордник на монополии. Население Гватемалы слышало слова Рузвельта о независимых странах, правах человека, праве на свободу слова, слышало о реформах в США, поэтому стало выступать против режима Убико. Генералу вследствие этого пришлось уйти в отставку. Но ради сохранения режима он передал власть Федерико Понсу, генералу из своего окружения. Однако это не спасло положения. В августе внезапно произошло восстание воинских частей, которое возглавили майор Франциско Арана и капитан Хакобо Арбенсо. Революция победила, а Понсо, спасая свою жизнь, спрятался в посольстве Мексики.

Было сформировано временное правительство, которое приступило к чистке государственного аппарата и армии от сторонников прежнего режима. В декабре состоялись первые демократические выборы президента, на которых победил профессор философии Хосе Аревала, добивавшийся "распространения принципов Нового курса на всю Латинскую Америку". В том же месяце была созвана Учредительная ассамблея, а в марте следующего года принята новая конституция. Появилось социальное обеспечение, стали действовать профсоюзы. Население получило право на заключение трудовых договоров, господствовавший прежде латифундизм стал предметом осуждения. Уравнялась оплата мужского и женского труда, запрещена цензура печати, природные ресурсы объявлены национальным достоянием. 15 марта Временное правительство передало полномочия избранному президенту Аревале. Постепенно увеличилось число политических партий и общественных организаций. В 1945 году в профсоюзах было уже 100 тыс. членов. В 1947 году был принят закон о 8-часовом рабочем дне. Права профсоюзов расширялись. Была установлена минимальная оплата труда, появились оплачиваемые отпуска. Совокупный национальный продукт увеличился в 4 раза. За 6 лет правления Аревалы было издано или ввезено книг больше, чем за предшествовавшие полвека.

Короче говоря, жизненный уровень постепенно возрастал, страна развивалась. Но дальнейшее её развитие упёрлось в "потолок" Аревалы. Народ стал выступать с требованиями повышения зарплаты, улучшения положения в обществе, кое-где начались забастовки. Теперь для удовлетворения населения требовалось заставить иностранные компании считаться с интересами страны, однако Аревала, приверженец "Нового курса" Рузвельта, не сумел переступить через себя. Отказавшись от прямой конфронтации с зарубежными компаниями, он утратил былую популярность. Стало ясно, что на очередных выборах он не победит. Одновременно до Гватемалы дошли известия о СССР, стране, в которой не было иностранных компаний. Не удивительно, что люди стали интересоваться, что это за СССР и кто эти коммунисты. В такой ситуации в Гватемале появилась коммунистическая партия. Правда, массовой она не стала. Но левые силы, вместе взятые, стали популярными, и на президентских выборах 1951 года победил более радикально настроенный капитан Арбенс, один из лидеров революции 1944 года. Придя к власти, он обратил внимание на требования работников повысить зарплату рабочим кофейных плантаций. В то время она составляла 40 центов в день, что даже по гватемальским меркам того времени было чрезвычайно мало. Набравшие силы профсоюзы требовали повысить вдвое зарплату и работникам банановых плантаций, принадлежавших ЮФК, составлявшую 1,36 доллара в день. Конечно, Арбенс выступил на стороне своей страны.

Арбенс был настоящим защитником своего народа. Он стремился к дальнейшему развитию Гватемалы, укреплению национальной экономики, повышению прожиточного уровня. Т.е. он стремился избавить страну от засилья иностранных компаний. И вот уже в начале 1952 года в США стали вынашивать планы свержения Арбенса.

В 1952 году он начал аграрную реформу, в результате которой большая часть земель, принадлежавших богачам и иностранным компаниям, была национализирована. Арбенс намеревался разделить землю между крестьянами, приступить к обработке не используемых земель. Получившие землю крестьяне могли просто ею пользоваться или приобрести в собственность. В случае приобретения крестьянин должен был бы в течение 25 лет выплачивать государству от 3 до 5 % стоимости урожая. Разумеется, такие реформы не могли не затронуть интересы ЮФК. Компания лишалась в Гватемале более половины своей земли.

Надо сказать, что у Арбенса было полное право национализировать землю без каких-либо условий или переговоров, поскольку прежний диктатор Убико отдал её компании бесплатно. Однако Арбенс предложил компании компенсацию в размере 627 572 долларов. Компанию ЮФК это не устраивало, она потребовала астрономическую для бедной страны сумму – 15 854 849 долларов. Арбенс не пошёл на это грабительское условие. Госдепартамент США по поводу аграрной реформы заявил протест.

Как народ готовили к восстанию против "коммунистического режима"

Недовольство ситуацией ЮФК начала испытывать ещё в конце 40-х годов, когда народ начал требовать повышения зарплаты и бастовать. Уже в то время эта компания вместе с другими, связанными с правительством, завели свою пропагандистскую машину. ЮФК направила в Вашингтон своих лоббистов, и конгресс выступил с осуждением рабочих. Сенатор от штата Массачусетс Генри Лодж подверг нападкам законодательство Гватемалы, которое якобы дискриминирует ЮФК. Ничего удивительного: отцу Лоджа принадлежала доля акций этой компании. Примерно в то же время ЮФК обратилась к знатоку общественных связей Эдварду Бернайсу, имевшему широкие знакомства в среде журналистов. Он близко общался и мог влиять на владельцев и редакторов таких крупных изданий, как Нью-Йорк Таймс. Помимо этого у Бернайса был список 25 тыс. журналистов, редакторов, лидеров профсоюзов и промышленников, с помощью которых он мог формировать общественное мнение американцев. Работа Бернайса началась с восхваления в прессе деятельности ЮФК в Латинской Америке. Все претензии рабочих стали трактовать как следствие коммунистических идей. Бернайс направил одного репортёра, чтобы он взял интервью у служащих компании. Вскоре в газете Нью-Йорк Геральд Трибюн появилась статья "Коммунизм в Карибах". И так постепенно американцев уверили, что коммунистический режим Гватемалы душит свободную американскую компанию ЮФК.

Неудивительно, что защищать компанию, задетую реформами Арбенса, бросилось и правительство США. Ведь оно было органически связано со всеми крупными компаниями. Например, Джон Даллес, занимавший пост государственного секретаря в правительстве Эйзенхауэра, и его брат, директор ЦРУ Аллен Даллес были партнёрами фирмы "Салливан энд Кромвелл", занимавшейся делами ЮФК. Кроме того, Аллен Даллес и его помощник Джон Кеббот, как и отец упомянутого сенатора от Массачусетса, были держателями акций ЮФК. Ухудшение дел ЮФК было не в их интересах. Так что нити и ниточки компании тянулись к самым верхушкам США. Свои люди, знакомства…

Таким образом, сливки американского капитала, не довольные положением в Гватемале, начали думать о перевороте. Первые планы родились в 1952 году, когда Арбенс ещё не успел осуществить аграрные реформы. В то время сливки почувствовали, что к власти пришёл слишком независимый политик. В январе того года ЦРУ начало составлять список лиц из правительства Арбенса, которых следует устранить. Был составлен своего рода учебник по искусству уничтожения "A Study of Assassination" ("Школа убийств"). В нём разъяснялось, какие способы убийства являются самыми безопасными и надёжными. Перечислено множество средств, начиная с молотков и кухонных ножей и кончая наркотиками или огнестрельным оружием. Описана техника несчастных случаев, например, как и с какого этажа лучше сбрасывать человека.

События получили ускорение после аграрных реформ Арбенса, ставшего популярным и за пределами Гватемалы. В частной беседе президент Панамы Омар Торихос сказал, что бедное население и средний класс во всей латинской Америке аплодировал Арбенсу: "Мы знали, что Юнайтед Фрут Компани против реформ, поскольку она сама была крупнейшим и жесточайшим землепользователем в Гватемале. Они не могли допустить, чтобы Арбен подал нам (т.е. другим странам Латинской Америки) пример". Иными словами, США хотели не просто вернуть себе землю, но и показать, кто здесь является хозяином, чтобы не лишиться собственной диктатуры и в других странах.

В том же году политические партии и общественные организации Гватемалы начали объединяться. Левые партии и профсоюзы объединились в Национальный демократический фронт для поддержки существующего руководства.

Маховик раскрутился в 1953 году, когда к руководству США пришёл Дуайт Эйзенхауэр. Ещё не улеглись страсти после Ирана, а Эйзенхауэр приказал подготовить план переворота в Гватемале.

В августе того года ЦРУ завербовало Кастильо Армаса, который в то время жил в США. Армас служил в армии Гватемалы ещё при Убико. Будучи сторонником свергнутого диктатора, он несколько раз неудачно поднимал мятеж против правительства Аревалы и Арбенса, после чего эмигрировал в США.

В январе 1954 года на заседании Совета национальной безопасности (СНБ) был принят план переворота, получивший кодовое название "Эль диабло" (дьявол). План был составлен заместителем директора ЦРУ по планированию Фрэнком Виснером и заместителем госсекретаря США, бывшим директором ЦРУ Уолтером Смитом. В подготовке плана принимали также участие исполнявший обязанности посла США в Гватемале работник ЦРУ Джон Перифуа, атташе военно-воздушных сил Генри Шак и резидент ЦРУ в Гватемале Джозеф Рендон. Согласно этому плану, в Гватемалу должна была вторгнуться "освободительная армия" при поддержке военно-воздушных сил США, одновременно в армии Гватемалы должен подняться мятеж. Главным дирижёром "революции" должен стать Виснер.

В Гондурасе, где держался послушный США режим, ЦРУ устроило несколько тренировочных лагерей для подготовки эмигрантов и наёмников – "освободительной армии". Такие же лагеря находились и в Никарагуа, где президент Сомоса был очень заинтересован в свержении Арбенса. Во главе подготавливаемой армии был поставлен Армас.

В перевороте должны были участвовать самолёты П-47, пилотируемые американцами (конечно, об этом никто не должен был знать, формально самолеты принадлежали Никарагуа). В их задачу входило совершение налётов, бомбардировка объектов. Базировались самолёты в столице Никарагуа Манагуа.

Конечно, ЦРУ не могло так просто взять и свергнуть правительство. Требовался какой-нибудь повод для переворота. Проще всего было навесить на Арбенса ярлык коммуниста, тем более что для такой пропаганды ЮФК уже успела подготовить почву. Как и должно было состояться согласно разработанным Советом национальной безопасности в конце 40-х – начале 50-х годов директивам, поднялась пропагандистская волна, средства массовой информации развернули широкую кампанию против Арбенса. Американскую общественность уверяли, что в Гватемале правит "красная диктатура", что там создают "коммунистическую республику", а сам Арбенс является "московской марионеткой".

Как считают многие специалисты, Арбенс не был никаким коммунистом, он был просто решительно и патриотично настроенным левым политиком. Сам Арбенс никогда не объявлял себя коммунистом.

Весной ЦРУ направило в Гондурас под видом международного предпринимателя своего сотрудника Говарда Ханта, чтобы он выяснил, как высшее армейское руководство относится к Арбенсу. И здесь выявилась ошибка Арбенса, который, придя к власти, не стал реформировать армию, где осталось руководство, бывшее при Аревале и не сочувствовавшее реформам. Арбенс слишком доверился своей армии. Хант доложил своему начальству, что многие офицеры не лояльны к президенту. Для ЦРУ это было особенно ценно.

Несомненно, одной из составных частей операции была психологическая война. Ответственная за неё команда ЦРУ располагала радиостанциями вокруг Гватемалы, которые стали сообщать о якобы мощных революционных армиях, сосредоточившихся у границ страны и готовых её перейти. Это было давление на Арбенса. И он его ощущал. Тем более что спецслужбы Гватемалы в январе того года перехватили несколько писем Армаса, из которых стало известно о подготовке путча. Правительство Гватемалы чувствовало, что всем этим дирижирует "северное государство" (т.е. США). Арбенсу не оставалось ничего, кроме как обратиться за помощью к противнику США – СССР. В мае шведский корабль "Альфгем" с двумя тысячами тонн оружия из Чехословакии прибыл в Гватемалу. Однако помощь оказалась слишком маленькой.

16 июня 1954 г. на заседании СНБ директор ЦРУ Аллен Даллес сообщил, что операция "Эль диабло" подготовлена. После этого заседания его брат Джон Даллес устроил пресс-конференцию, на которой заявил, что, согласно его сведениям, народ Гватемалы готов восстать против "коммунистического режима".

Дьяволы порезвятся от души

18 июня 1954 года в посольстве США в столице Гватемалы Перифуа заявил своим сотрудникам: "Завтра в это время мы повеселимся от всей души"! В тот день началась операция "Дьявол". Границу Гватемалы со стороны Гондураса перешла сформированная ЦРУ "освободительная армия" во главе с Армасом. Армия состояла из нескольких сотен наёмников.

Пророчеству Перифуа не было суждено сбыться. Такую "освободительную армию" никто с распростертыми объятиями не встречал, она наткнулась на сопротивление и застряла, едва вступив в Гватемалу. План по свержению за один день законного правительства провалился.

Примерно в то же время в воздух поднялись американские самолёты, которые забросали бомбами гватемальский порт Сан-Хосе. Вскоре стали стопориться и авианалёты. 20 июня представитель Гватемалы в ООН заявил, что два американских самолёта бомбили гватемальский город Кобану и после этого были вынуждены совершить посадку в Тапачуле (Мексика). Представитель США категорически отрицал справедливость обвинения и заявил, что "сложившаяся ситуация является не агрессией, а восстанием гватемальцев против гватемальцев".

Самолёты "гватемальцев" сбрасывали бомбы на столицу Гватемалы и обстреляли некоторые её объекты. Но 22 июня один самолёт был сбит, а другой потерпел аварию. После этого директор ЦРУ предложил немедленно направить в Гватемалу дополнительные самолёты. Он и помощник госсекретаря по вопросам Латинской Америки Генри Голланд явились в Белый дом к Эйзенхауэру. Голланд горячо доказывал, что одно дело – дать Армасу самолёты на этапе подготовки операции, другое – поставлять их сейчас, когда всё уже происходит. Он высказался против поставки самолётов, доказывая, что это наверняка станет известно, и только подтвердит обвинения США во вмешательстве в дела латиноамериканских стран. Однако Эйзенхауэр согласился с требованием Даллеса и отправил дополнительные самолёты.

Через два дня был совершён ещё один авианалёт. Обстрелу подверглись бензохранилища и радиостанция столицы Гватемалы.

Одновременно радиостанции ЦРУ продолжали распространять в Гватемале дезинформацию об успехах пятитысячной армии Армаса. В действительности эта армия состояла из нескольких сот наёмников, которые 26 июня начали поспешное отступление в сторону Гондураса.

27 июня Арбенс на пресс-конференции заявил, что "остатки мятежников окружены в лесах у границы с Гондурасом, и их уничтожение – дело времени". К сожалению, он совершил ошибку, доверяя армии. В это время Перифуа уже суетился между недовольных Арбенсом. В тот день он встретился с командующим вооружёнными силами полковником Карлосом Диасом и группой других офицеров. Вскоре Диас со своей "делегацией" явился к Арбенсу и потребовал от него немедленно уйти в отставку. Вечером того же дня Арбенс сообщил по радио о своей отставке. Главой государства стал Диас.

Смешно сказать, но американцы столкнулись с проблемами и со стороны своих друзей. Диас по радио сразу заявил: "Борьба против ворвавшихся в Гватемалу наёмников не прекращается. Полковник Арбенс выполнил свой долг. Я продолжу борьбу". Это не входило в планы американской верхушки, собиравшейся поставить у власти Армаса. Чтобы прекратить этот цирк, американцы на следующий день подвергли сильной бомбардировке столицу, разрушили радиостанцию и сбросили бомбы на главный военный объект – форт Матаморос. После этого несколько полковников прогнали Диаса и во главе страны поставили полковника Эльфредо Монсона.

Перифуа получил свободу действий, лишь бы примирить Монсона с Армасом. Вскоре в Сальвадоре между этими деятелями начались мирные переговоры, и 2 июля Монсон и Армас подписали пакт о мире и обнялись. Главой остался Монсон, но только до провозглашения Армаса президентом. Вскоре Армас появился в столице Гватемалы, прилетев на самолёте, принадлежавшем посольства США.

Когда всё было решено, госсекретарь США Джон Даллес сообщил своей стране по радио, что "борьба в Гватемале раскрыла злые намерения Кремля, пытавшегося проникнуть в Америку", и что "патриоты Гватемалы во главе с полковником Кастильо Армасом восстали и свергли коммунистическое правительство". "Таким образом, гватемальцы сами наводят порядок в своей стране", – заявил он.

Дьявольское пиршество

Назвав план переворота "Эль диабло", его творцы действительно не ошиблись. 7 июля Армас, бывший единственным кандидатом, стал президентом, вернее – диктатором. Была отменена конституция 1945 года, ликвидированы многие права населения. Около 70 % жителей страны лишились избирательного права. 25 августа 1954 года Армас издал закон о "защите демократии", запрещавший любую оппозиционную деятельность, хоть в какой-то мере направленной против правительства". Был также обнародован закон о борьбе с коммунизмом и образован комитет борьбы с коммунизмом, который мог обвинить любого жителя Гватемалы в том, что он коммунист, без права обжалования. Начались массовые репрессии. Почти 10 тыс. человек, подозревавшихся в симпатиях к коммунистам или в принадлежности к компартии, были уничтожены. По некоторым данным, в тюрьмы заключили около 4 тыс. человек, по другим – около 8 тысяч. Постепенно власти зарегистрировали 72 тыс. человек, объявленных коммунистами или их сторонниками. Один член комитета тогда заявил, что планируется зарегистрировать 200 тыс. человек. По новым законам этих людей можно было арестовывать на 6 месяцев, им было запрещено владеть радиоприёмником, работать в государственных, муниципальных и общественных учреждениях.

Не забыли и кампанию, ради которой всё началось: новый режим отнял землю у крестьян и вернул её ЮФК. Не просто вернул, а предоставил новые привилегии. Закономерно и то, что осенью 1954 года, когда Армас прибыл в Нью-Йорк, в его честь устроили пышный парад. Фордамский и Колумбийский университеты присвоили ему почётные титулы. А одному из творцов "Эль диабло" – Уолтеру Смиту ЮФК за хорошую работу выделила тёплое местечко в своём директорате.

Соединённым Штатам переворот обошёлся примерно в 20 млн. долларов.

Армас прожил недолго. Закономерным было и то, что в Гватемале появились американские гангстеры, шулеры, открылись казино. Должностные лица Гватемалы ударились в азартные игры вместе с гангстерами. Армас казино приказал закрыть, и 26 июля 1957 года дворцовая охрана его убила. Вначале в этом обвиняли коммунистов, потом – противников внутри правительства, но так и осталось не выясненным, кто за этим стоял. Но по сложившейся ситуации догадаться об источнике не было трудно. Это сделали либо в пух проигравшиеся чиновники нового режима, либо гангстеры, либо кто-то из американской верхушки, решивший, что Армас, выступивший против такого доходного бизнеса, как казино, больше не нужен. Так или иначе, следы вели на север.

Короче говоря, Гватемала была "освобождена". Брошенная в яму "свободного мира", она долгое время оставалась не развивающейся страной с богатыми крупными землевладельцами, утопающим в нищете большинством населения и меняющимися милитаристскими режимами. В период с 1954 по 1990 год эти режимы уничтожили более 100 тыс. человек из числа гражданского населения. А если бы Арбенс оставался у власти, возможно, в Центральной Америке сегодня находилось бы цветущее государство, а не заурядный парк для гангстерских прогулок.

Размышления

События 50-х годов в Гватемале отражали одно из множества противоречий между интересами американского капитала и национальными интересами других стран. Такие примеры были до Гватемалы, были и после неё. В скором времени Вашингтон устроил внутреннюю борьбу на Кубе, пытаясь привести к власти очередного Армаса. Это явная борьба слоёв общества. Богатые стремятся к ещё большему обогащению, проворачивают свой бизнес. Низшие слои стремятся к лучшей жизни, но богачи делают всё, чтобы они оставались низшими слоями. Капиталистам справедливый и честный общественный строй невыгоден. Они захватывают отсталую страну, богатую природными ресурсами, наживаются на ней, эксплуатируют её дешёвую рабочую силу, но не делают ничего, чтобы населению страны жилось лучше. А на международное право они не обращали и не обращают внимания. Международное право давно уже стало игрушкой в руках Запада. Так было при Эйзенхауэре, так есть и сейчас – при Буше. Власть находится в руках ставленников крупных компаний или самих представителей компаний (бывший директор ЦРУ Аллен Даллес владел акциями ЮФК, нынешний вице-президент США Дик Чейни возглавлял крупную нефтяную компанию „Halliburton“ и т.д.). Такова американская система по своей сути. И, само собой разумеется, что единственная защита других стран от этого – прочная власть, которая знает, кого представляет, с кем вступает в конфликт. Например, нынешняя Белоруссия. Любой трезвомыслящий белорус будет голосовать за того, кто представляет его интересы, делает лучше его жизнь и вступает в противостояние с Западом, – за Лукашенко. Он не захочет, чтобы его страну разорили западные компании, как это случилось в Сербии. Так проявляется противоположные общественные полюса в мире: богатые – бедные, крупные капиталисты – простые люди, капиталистические лидеры – лидеры простых людей. Всегда наступает момент, когда люди выбирают ту или иную сторону. И очень жалко людей, которые к таким делам примешивают трёхгрошовую абстрактную мораль, – дескать, у кого есть совесть, тому не нужно никакой власти и т.п. "Моя хата с краю"… Каждому честному человеку нужна власть, которая способна его защитить, в противном случае человек рискует остаться в дураках. Витающие в небесах люди часто вводят в заблуждение других, своей абстрактной моралью размывая краски, тогда как контуры бывают очень чёткими. Не улучшат положения и технократические подходы, когда у людей нет принципов: для одного важно создать оружие нового поколения, но совершенно не важно, в чьих руках это оружие окажется, другого впечатляет какое-либо учреждение, он усматривает в нём большие возможности для специалистов, но совершенно не видит, кому и чему это учреждение служит.

 Часть 3. Победа народа на Кубе

«Свобода или смерть!»

Кубе, как и всем другим странам Латинской Америки, пришлось пройти свой путь от страданий и унижений до революции. Как и в Гватемале, здесь был свой, кубинский Убико-Фульхенсио - Батиста. Нашёлся и кубинский Арбенс – Фидель Кастро. Только он, наверное, был более решительным, чем Арбенс, и умел свои замыслы и дела доводить до конца. Как бы там ни было, Кастро, в отличие от Арбенса, победив в революции, уже почти полвека противостоит агрессии и имперским амбициям США.

Корни кубинской революции 1956-1960 г. те же, что и в Гватемале. Куба была экономически зависима от компаний США. Основа её экономики – сахар. Он составлял 80 проц. всего кубинского экспорта, из которых 80 процентов шло в США. Так же Куба фактически была колонией США. Компании США контролировали экономическую, а правительство США – внутриполитическую жизнь страны. Их компании владели большей частью сахарных заводов, банков, страховых агентств, гостиниц. Так же телеграфно-телефонными сетями. Электроэнергетику Кубы представляла American and Foreign Power Company, горнодобывающую и нефтяную отрасли - Standard Oil Company of New Jersey & Texaco.Более половины всех возделываемых земель Кубы принадлежало иностранным компаниям. Кроме того, как и в Гватемале, здесь господствовал принцип: нищее большинство и богатое меньшинство. Крупные землевладельцы и другие богачи, которые не составляли и 10 % жителей страны, владели почти 70 % земель, не принадлежавших иностранцам. Они имели свои фабрики, заводы, использовали наёмную рабочую силу.

Свою продукцию они ориентировали не на внутренний рынок, а на заграничный. Таким образом, заграница наживалась практически на всей Кубе. Положение же рядовых жителей было тяжёлым. На Кубе проживало почти 6 млн. человек. Около 20 % их были безработные. Около 500 тысяч сельскохозяйственных работников было занято лишь 4 месяца в году, остальное время люди голодали. Тысячи молодых специалистов – врачей, инженеров, адвокатов, журналистов и т.д., получив дипломы, не могли найти работу. 85 % мелких крестьян платили за аренду земли и в любой момент могли быть с этой земли согнаны. Другие крестьяне работали на крупных землевладельцев, как батраки, и тоже были полностью зависимы от них. Более 2 млн. горожан за жильё платили до трети своих доходов. Около 3 млн. жителей не имели электричества. Школы посещала лишь половина всех детей школьного возраста, да и те приходили полуголодными. 90 % деревенских детей было заражено паразитами. Ежегодно умирали тысячи детей из-за нехватки лечебных средств. Лишь 3,2 % жителей имели среднее образование.

Страной правил диктатор Батиста – очередной гарант господства иностранных компаний в Латинской Америке. Будучи президентом, в 1952 г. он совершил государственный переворот и стал откровенным диктатором. Следствием этого стали репрессии против профсоюзов, которыми руководила коммунистическая партия, до этого входившая в правительство, и против самой компартии и прочих левых сил. Одновременно, под флагом «борьбы с коммунизмом» жестокости и насилию стали подвергаться все, кто не сочувствовал режиму Батисты. Но этим подливали масла в огонь. Начали стихийно создаваться подпольные революционные организации, движения. Самым ярким из них стало руководимое тогда ещё молодым Фиделем Кастро движение «26 Июля». 26 июля 1953 г. Кастро со своими соратниками напал на одну из армейских баз Батисты с лозунгом «Свобода или смерть!», после чего, вместе с оставшимися в живых борцами, был посажен в тюрьму. Впоследствии Кастро стали поддерживать жители, чьи интересы он полностью отражал.

К примеру, 16 октября 1953г. в суде Кастро разразился такой речью: «Если глава семьи работает только четыре месяца в году, на что он может купить одежду и лекарства своим детям? Они будут расти, страдая от рахита, и к 30 годам у них во рту не останется ни одного зуба. Они услышат десять миллионов речей, но, в конце концов, умрут от нищеты и разочарования. Пропуск в вечно переполненные государственные больницы возможен только по рекомендации какого-нибудь политического босса, который требует у того несчастного, чтобы на выборах он и вся его семья отдали голоса за него, чтобы Куба навечно осталась в том же самом или ещё худшем положении. <…> Будущее нации и решение стоящих перед ней проблем не может оставаться зависимым от эгоистических интересов кучки финансистов, от хладнокровных подсчётов прибыли, которыми занимаются в своих кабинетах с кондиционерами десять-двадцать финансовых магнатов. Страна больше не может молить о чуде, падая на колени перед золотым тельцом, который, как и тот, из Ветхого Завета, что разрушил разгневанный пророк, не может совершить никакого чуда… И не с государственными деятелями, чья деятельность сводится только к стремлению оставить всё, как есть, бубня глупости об «абсолютной свободе предпринимательства», о «гарантиях инвестированного капитала», о «законе спроса и предложения», должны решаться такие проблемы…». Одновременно он изложил свои намерения: ломка существующего управленческого аппарата, национализация сахарной промышленности и минеральных ресурсов, планирование экономики, кооперация сельского хозяйства.

В мае 1955 г., желая изобразить, что он на стороне своего народа, и полагая, что события 53-го были лишь импровизацией революции незрелой молодёжи, Батиста объявил повстанцам амнистию. Кастро со старыми и новыми соратниками отбыл в Мексику. Перед отъездом он заявил: « Из таких путешествий, как это, либо не возвращаются вовсе, либо возвращаются с отсечённой головой тирании под ногами». Кастро не лгал. Уже через год он вернулся на Кубу, чтобы поднять народ на борьбу против вассального режима Батисты.

Начало было тяжёлым. Всё началось с 82-х революционеров, которыми руководили Кастро и легендарный Эрнесто Че Гевара. В конце 1956 г. они высадились на Кубе. Лишь четверти из них удалось пробраться в горы Сьерра-Маэстро, где они намеревались укрепиться. Однако это уже было начало революции. Население стало оказывать поддержку борцам, доставлять им продукты питания, информацию о передвижении армейских частей в горах. Всё больше кубинцев брались за оружие и присоединялись к движению 26-го Июля. В 1957 году начался кризис в армии – солдаты отказывались участвовать в военных действиях против армии Кастро и в репрессиях против левых сил. На этом фоне вели свою борьбу и другие революционные движения. Напр., в марте 1957 г. Революционный директорат студентов организовал нападение на дворец Батисты. Это нападение было неудачным, однако становилось всё яснее, что близится крах прогнившего и раздираемого внутренними противоречиями режима Батисты. Постоянно происходили массовые забастовки рабочих. В конце концов, в 1958 г. партизанские войны переросли в гражданскую войну.

Конечно, США поддерживали Батисту. Посол США на Кубе Е.Смит как-то раз высказался, что Батиста «для многих американцев был символом стабильности» и «прекрасно зарекомендовал себя, защищая интересы американского предпринимательства». Только в период с 1956-58 г. Пентагон поставил Батисте оружия на общую сумму 200 млн. долларов. Также Пентагон позволил авиации Батисты использовать базу Гуантанамо, где самолёты производили дозаправку горючего и загружались бомбами, которые вскоре падали на головы партизан.

Борьба сблизила Кастро с коммунистами, и в октябре движение 26-го Июля и Народно-социалистическая партия слились в Объединённый национальный фронт рабочих. В конце концов, 31 декабря 1958 г. Батиста бежал из страны. 1 января 1959 г. отряды Кастро вступили в Сантъяго-де-Куба. 2 января отряды Че Гевары и другого революционера, Сьенфуэгоса, вошли в столицу – Гавану.

В феврале 1959 г. создано революционно-демократическое правительство, которое возглавил Кастро. Уже 17 мая был принят закон об аграрной реформе. Реформа шла строго по требованию жителей. Результат: до революции землю имели 40 тыс. крестьян, после революции эта цифра достигла 155 тыс. Сельскохозяйственные рабочие и беднейшие слои крестьянства выступали за кооперацию, за создание государственных предприятий. В 1960 г. было создано 1000 кооперативов, объединивших 130 тыс. сельскохозяйственных рабочих. У богачей было отобрано 290 усадеб. В августе 1960 г. был принят закон о национализации через экспроприацию нефтеперерабатывающих предприятий, учреждений телефонной связи и электроэнергетики, сахарных заводов. В правительственной программе того времени написано: «Во второй половине 1960 г. проводится национализация антиимпериалистического и социалистического характера». В конце 1960 г. она была закончена. Национализированы были железная дорога, банки, промышленные и торговые предприятия. Одновременно основные правительственные партии объединялись в одну, которая вскоре была названа Коммунистической партией Кубы.

ЦРУ заодно с мафией

Нечего и говорить, что эта вырванная с кровью победа и последовавшие за ней перемены, злили американскую элиту – общая стоимость отнятых у неё сахарных заводов составила 700 -800 млн. долларов. Компаниям было не важно, что люди здесь боролись за лучшую жизнь, и, победив, пытались строить её. Им были важны лишь их «символы стабильности» и «интересы американского предпринимательства». Кастро же был полной противоположностью всем их «символам стабильности».

Само собой разумеется, что американская верхушка задумалась об устранении Кастро. Довольно быстро в Соединённых Штатах созрели планы «революции гватемальского типа» на Кубе. Однако ещё до её начала ЦРУ несколько раз попыталось попросту убить Кастро. В одной из таких попыток ЦРУ обратилось за помощью не к кому иному, как к мафии. Этот пример наглядно показал, насколько преступной была и есть политика США, не ведающая границ между законом и криминалом. И также показал, что за люди представляют их правительство. Для достижения своих целей власти США готовы обращаться даже к крупным преступникам, имеющим те же, что и у них, интересы, в то время как этих преступников полагалось сажать в тюрьму.

В 1960 г. сотрудник ЦРУ Джеймс О'Коннели встретился в одной из вашингтонских гостиниц с Робертом Мехью, руководителем сыскной фирмы «Robert Maheu and associated». Эта фирма разносторонне сотрудничала с ЦРУ, начиная со слежки за интересующими их людьми и кончая убийствами неугодных лиц. Сам Роберт Мехью ранее был одним из членов «семьи» вашингтонской мафии. Речь между двумя «друзьями» шла об устранении Кастро, сотрудник ЦРУ пообещал за убийство кругленькую сумму, и Мехью согласился. Вскоре Мехью встретился с одним из боссов чикагской мафии Сэмом Джянканой и его другом Джоном Росселем, которые согласились заняться делом. Мехью выбрал Джянкану потому, что он на Кубе имел свои казино, приносившие баснословные прибыли. Кубинская революция нанесла такой удар Джянкане, что его влияние в американской мафии упало. В подобном же положении оказался и Россель. Эти преступники были кровно заинтересованы восстановить на Кубе прежний порядок. Джянкана предложил отравить Кастро – передать на Кубу ампулу с ядом и в подходящий момент влить его в напиток, предназначенный Кастро. Научно-техническая служба ЦРУ по запросу отдела технического обеспечения оперативного управления изготовила две партии пилюль. Цэрэушники отобрали одну из них и в феврале 1961 г. передали Росселю, который переправил пилюли на Кубу. Но кубинские службы безопасности раскрыли готовящееся преступление и предотвратили его.

В дополнение к сказанному стоит упомянуть довольно интересные факты о смерти Джянканы. Вскоре после провала мафиози исчез из США и вернулся лишь спустя несколько лет. В 1975 г., когда уже вылился наружу уотергейтский скандал и сенатская комиссия расследовала деятельность ЦРУ, 17 июня Джянкана получил от комиссии повестку с предписанием явиться 20 июня. Однако 19 июня вечером его застрелили. Убийцу не нашли. И что интереснее всего, сразу же после этого убийства в газетах появилось заявление директора ЦРУ Вильяма Колби: «Мы к этому не причастны». Не странно ли выглядит столь молниеносная реакция? В то же время глава Коза Ностры Карл Гамбино на похоронах Джянканы заявил, что клянётся «наказать преступников», убивших его друга. Обещания своего Гамбино не выполнил. И неспроста. Ни одна мафия не захочет начинать войну с современными эсэсовцами. Так или иначе, очевидно, что ЦРУ расправилось с мафиози, как обычные преступники с преступниками.

Крах «Плутона», или Как США сломали зубы о Кубу

США всевозможными способами начали давление на Кубу. Агенты ЦРУ пытались привлечь на свою сторону колебавшихся чиновников армии повстанцев. В течение 1959 г. в Гаване было раскрыто пять заговоров в правительственной сфере. Начались экономические диверсии. Одновременно работала пропаганда. Соединённые Штаты и кубинские эмигранты (крупные землевладельцы, собственники фабрик, банкиры, торговцы, управляющие казино, генералы армии Батисты, его министры и т.д., наводнившие США после прихода к власти Кастро) принялись изображать Кастро «обманщиком народных надежд» «продавшимся Москве». Если и можно было бы назвать сближение Кубы с СССР «продажностью», что весьма сомнительно, то эту «продажность» сами США и спровоцировали. Они объявили экономическую блокаду Кубе, прекратили закупку сахара и нефти, на которых базировалась вся экономика Кубы. Следствием этого стало подписание Кубой и СССР в 1960 г. различных соглашений, последний закупил у Кубы сахар и таким образом спас её экономику. СССР, уже окрепший после Второй мировой войны, стал поддерживать Кубу гораздо активнее, чем Гватемалу в 1954 г.

Осенью 1959 г. ЦРУ начал формировать из эмигрантов ещё одну свою «армию освобождения». В 1960 г. Объединённый комитет начальников штабов рекомендовал Эйзенхауэру осуществить вооружённое вторжение на Кубу. Однако от этого Кубу спасло заявление тогдашнего председателя совета министров СССР о том, что в случае агрессии против Кубы СССР предоставит Кубе всестороннюю помощь. Это помешало Соединённым Штатам осуществить открытую интервенцию, и возникла идея провести «гватемальский вариант». Подготовку плана поручили заместителю директора ЦРУ Ричарду Бисселю, который до этого представил директору целую диссертацию о том, каким образом можно было бы поднять народные массы Кубы на борьбу. Эта парочка убеждала Эйзенхауэра, что переворот пройдёт значительно легче, чем в Гватемале.

В США и Центральной Америке было создано 20 тренировочных лагерей эмигрантов. Готовящиеся части назвали «Бригадой-2506». Одновременно ЦРУ начало организовывать воинские части на самой Кубе из враждебно настроенных групп, бывших агентов режима Батисты и всех недовольных новой властью, которые остались в стране.

В 1961 году республиканца Эйзенхауэра сменил демократ Джон Кеннеди, однако, политика осталась прежней. Кеннеди был ознакомлен с планом и отнёсся к нему положительно. В марте того года состоялось заключительное заседание службы национальной безопасности (СНБ), на котором принято решение осуществить «гватемальский вариант». Операцию назвали «Плутон». По сценарию «армия освобождения» должна занять залив, который по иронии судьбы назывался Кочинос (в переводе означает Залив свиней), а вместе с парашютистами должен высадиться десант эмигрантов и занять пути, ведущие через болота в глубь страны. После этого США сразу же должны признать сформированное «временное правительство», а оно должно обратиться к США за помощью. Одновременно должны поднять восстание подпольные части, сформированные ЦРУ на Кубе. Начало операции «Плутон» назначили на 17 апреля.

Была развёрнута кампания и в Организации Объединённых Наций. Государственный департамент США 3 апреля издал «Белую книгу» о Кубе, написанную ближайшим советником президента США Артуром Шлезингером. В книге Кубе приписываются заговоры против свободы и демократии стран Запада. 6 апреля представитель США в ООН передал её генеральному секретарю для распространения среди членов ООН.

Вскоре в небольшом никарагуанском порту Пуэрто-Кабес расположилась «армия освобождения». На аэродром городка приземлилось 30 военных самолётов США. В «Бригаду-2506» вошло 1500 человек. На кораблях США они направились к кубинскому берегу. А перед их отплытием никарагуанский диктатор Сомоса заявил, что на их стороне - весь «свободный мир». Пока корабли продвигались, американские бомбардировщики В-26 с опознавательными знаками военно-воздушных сил Кубы, забросали бомбами кубинские воздушные базы (чтобы создать впечатление, будто кубинская армия восстала против Кастро). 16 апреля цэрэушники сообщили руководителям операции, что «авиация Кастро полностью уничтожена». Но они здесь ошиблись. Кубинское правительство предусмотрело возможное вторжение и готовилось к нему – вместо настоящих самолётов на воздушных базах были выставлены макеты, которые и разбомбили В-26.

В ночь на 17 апреля «армия освобождения» высадилась и напала на пограничный пост. Пограничники успели предупредить о нападении. В шесть утра высадились парашютисты, с которыми тут же вступил в бой 399-й батальон кубинской милиции. Одновременно в небе показались «разбомблённые» кубинские военные самолёты. Операция начала захлёбываться. «Армия освобождения» не смогла продвинуться ни на шаг. Кубинские катера береговой охраны заметили движущийся к заливу Кочинос корабль «Western union», нагруженный военной техникой, предназначенной для нападающих. Экипаж корабля решил не рисковать и ретировался. Вскоре на место военных действий подоспели части кубинской армии, что ещё более затруднило положение «освободителей».

18 апреля кубинские силы заняли туристический центр Плайя-Ларге, который был превращён ЦРУ в командный пункт наёмников. В это время телеграфные агентства США принялись рассказывать о «победах» «армии освобождения» и всеобщем «восстании исстрадавшегося народа». Известно, что ни того, ни другого в реальности не было. Сформированным на Кубе военным группировкам борьбу развязать не удалось. А народ был на стороне Кастро.

В связи с провалом операции в полночь был срочно созван СНБ на совещание с Пентагоном и ЦРУ. От Кеннеди потребовали открытого вмешательства вооружённых сил США. Кеннеди на это не решался, так как знал, что Кубу поддерживает СССР. Примерно в то же время правительство СССР на заседании Генеральной Ассамблеи ООН обратилось ко всем странам, чтобы они сделали всё возможное для прекращения агрессивных действий против Кубы. Было повторено и то, что СССР предоставит Кубе всестороннюю помощь. «Куба не одинока», напоминается в заявлении. Только благодаря тому, что нашёлся тот, кто оповестил весь мир о том, что происходит на самом деле, всколыхнулась реакция на весь мир. Во многих странах начались демонстрации с лозунгами «Да здравствует Куба», «Долой американский империализм», «Куба – да, янки – нет». Всё это показало, что и сами американцы, в отличие от своего правительства, не были империалистами. Демонстрации начались и в самих Соединённых Штатах. Также и опрос, проведённый в 1961 году, показал, что подавляющее большинство американцев – против военной интервенции на Кубу.

Между тем, ранним утром 19 апреля ЦРУ подняло в воздух бомбардировщики из Пуэрто-Кабеса. Их должны были прикрывать истребители с дрейфующего невдалеке авианосца США. Однако здесь была допущена ошибка: сверяя время, забыли, что Куба и Никарагуа находятся в разных часовых поясах. Разница составляла 1 час. Вследствие этого 10 бомбардировщиков кубинцы сбили, а истребители США показались, когда борьба уже была окончена.

После этого инцидента нападающие продолжать борьбу уже не могли. Чтобы эвакуировать их, в залив Кочинос были посланы шесть кораблей, однако спущенные на воду лодки попали под непрекращающийся огонь кубинской артиллерии. «Армия освобождения» подняла белый флаг. 1200 человек были арестованы. Как выяснилось, 800 из них были из элиты прежнего режима, 200 – военные и полицейские, служившие прежнему режиму. Короче говоря, свиней в этом заливе больше не осталось. Попытки США вернуть Кубу в прежние времена потерпели неудачу в течение 72 часов.

Остров Свободы

Кастро управляет Кубой уже 47 лет и до сих пор пользуется широкой популярностью среди населения. Кубинцы со стороны увидели, чем кончаются игры с «демократией» и избрали иной путь. Недавно кубинские диссиденты собрали 11 тыс. подписей с требованиями провести в стране «демократические» перемены, однако референдум показал, что мнение народа иное – 99,25 % кубинцев - за сохранение социализма и его дальнейшее укрепление.

Охваченная фанатизмом верхушка США не намеревается сдаваться, и перешла к фашистским методам. В 1962 г. был разработан план начала террористической войны против своей собственной страны, чтобы в этом можно было обвинить Кубу и таким способом создать предпосылку для нападения на неё. Эта тайная операция получила название «Northwoods». В соответствии с планом желательно было взорвать какой-нибудь корабль США или сбить американский гражданский самолёт, обвинив в этом Кубу. В документах имеется даже такое циничное высказывание: «Списки погибших, опубликованные в американских газетах, могут всколыхнуть волну поддержки и следующее за ней негодование народа». Также планировалось направить кампанию террора «против кубинских беженцев, ищущих убежища в США» и, конечно, всё свалить на Кастро. Кеннеди отказался от этого плана, скорее всего, по той же причине – СССР поддерживал Кубу, и открытое вторжение, под каким бы надуманным предлогом оно ни состоялось, могло иметь непредсказуемые последствия.

Вскоре, вследствие победы Кубы над организованной США «революцией», разразился знаменитый карибский кризис. В июле 1962 г. в Москву прибыла делегация с Кубы с просьбой оказать военную помощь. На Кубе появились советские ракеты с ядерными боеголовками, нацеленные на США. Это было выгодно Кубе, так как она постоянно ощущала агрессию США, и появление такого оружия для Соединённых Штатов стало холодным душем. Вскоре США узнали о ракетах, и мир очутился на грани атомной войны. СССР первым выказал нежелание уничтожить мир. 26 октября 1962 г. Москва сообщила, что готова вывезти ракеты при условии, что США даст гарантии ненападения на Кубу. Так избежали действительно самого настоящего апокалипсиса, и одновременно Куба была спасена от мощнейшей военной машины США.

Однако США от своих намерений не отказались. ЦРУ долгое время занималось терроризмом на Кубе. В 1962 г. в горах Эксамбрая находилось 79 вооружённых отрядов, которым военную помощь оказывали США. Эти отряды нападали на жителей, убивали студентов и учителей, взрывали мосты, поджигали сахарные плантации, животноводческие фермы, различные учреждения. В 1965 г. были ликвидированы последние такие части. На самого Кастро со времени победы и до настоящего времени было совершено 637 покушений (по другим данным около 500). В семидесятые годы военные самолёты США около тысячи раз нарушили воздушное пространство Кубы. Бывали и полёты бомбардировщиков с термоядерными бомбами на борту. В течение 60-70-х гг. постоянно возникали опасные ситуации в районе Гуантанамо из-за провокаций воинских частей США против кубинских пограничников. Завербованные ЦРУ эмигранты взрывали кубинские посольства в Мексике, на Ямайке, в Испании и ряде других стран. 30 апреля 1976 г. Карлос Риверо Кольядо (один из руководителей контрреволюционной организации «Белая роза», курируемой разведывательными структурами США) рассказал по радио и телевидению, что ЦРУ и ФСБ организуют террористические акции против всех кубинских эмигрантов, осевших в Майями.

Делались и попытки сломить кубинскую экономику. Страны Латинской Америки, за исключением Мексики, под давлением США прервали торговлю с Кубой. К блокаде присоединились и страны-члены НАТО. Одновременно ЦРУ проводило и другие операции по разрушению экономики. Агенты в Западной Европе убеждали судовладельческие и авиационные компании воздерживаться от рейсов на Кубу, распространяли слухи о якобы финансовом банкротстве Кубы, дискредитируя её как торгового партнёра. В этот тяжёлый период Кубе очень помогли СССР и другие социалистические страны.

США не оставляют Кубу в покое до сих пор. В 2004 г. ООН, которую иногда уже можно назвать марионеткой США, поддержала резолюцию США о проблемах с правами человека на Кубе. Было заявлено, что Куба «должна воздержаться от мероприятий, могущих повредить фундаментальным правам человека, включая свободу слова». Всем давно знакомые лозунги, которыми Запад жонглирует, как вздумается. Только почему никто не выступает с резолюциями против США, когда госсекретарь США Колин Пауэл придумал план, по которому были сильно урезаны права американцев кубинского происхождения на посещение своих родственников на Кубе. Сейчас им разрешено посещать Кубу не более трёх раз в год и не более двух недель. Одновременно план Пауэла предусмотрел ужесточение до сих пор продолжающейся экономической блокады и расширение пропаганды. Насколько лицемерной может быть пропаганда США, наглядно показало начало 90-х, когда Кастро позволил всем «гусеницам», как называют на Кубе противников существующей власти, выехать из страны. За этим последовало обвинение Кастро Вашингтоном, что остров покинули специально выпущенные на свободу преступники и душевнобольные. А в чем только не обвиняли Кастро разные эмигранты! Вот что говорит один писака-эмигрант Карлос Монтанеро: «В глазах кубинцев Кастро – супермен, недаром на острове ему дали прозвище «Конь». А он ещё и тиран-любовник, обладающий уже четыре десятилетия своей страной, как женщиной. Фидель ощущает бешеное возбуждение, когда пользуется своим народом как самкой. Вероятно, ни один латиноамериканский диктатор не испытывал этого чувства так сильно, как Вождь Кубы». Такие извращённо-болезненные высказывания – не редкость. Так или иначе, после недавних очередных заскоков Вашингтона, Кастро заявил: «Наша страна может быть стёрта с лица земли, но никогда она не согласится снова оказаться в унизительном положении колонии США».

Кубе удавалось и удаётся выдержать давление США. Эта социалистическая страна выдержала и распад СССР. Сейчас Куба завязала дипломатические отношения со 181 государством мира. Её до сих пор называют Островом Свободы. Многие могут кричать, что Кастро – диктатор и т.д., однако цифры говорят сами за себя. В 1953 г. на Кубе жило 5820000 человек. В 2002 г., в условиях тяжелейшей непрекращающейся экономической блокады, численность жителей достигла 11177743. В 1953 г. неграмотность составляла 22,3 %., в 2002 г. – 0,2 %. В 1953 г. среднее образование имели 3,2 %, в 2002 г. – 58,9 %. В 1953 г. высшее образование имели 53490 человек, в 2002 г. – 712672. В настоящее время безработных на Кубе 1,9 %. С 1953 по 2002 г. количество жилья утроилось. 75,4 % жилья было построено после революции. Число изб уменьшилось с 33,3 % (1953 г.) до 5,7 % (2002 г.). В 1953 г. было электрифицировано 55,6 % жилых помещений, в 2002 г. – 95,5 %. Сейчас 100 % детей школьного возраста учатся в школе. По числу учителей, преподавателей и воспитателей Куба стоит на первом месте во всём мире. Сейчас там на одного учителя приходится 20 учеников в начальной школе и 15 в средней. Также во всём мире известен высокий уровень медицины на Кубе. Развивается биотехнология. Несколько лет назад были внедрены новые кубинские технологии и медикаменты от СПИДа, рака и т.д. Кубинский центр молекулярной иммунологии подписал соглашение с одной из фирм США Cancervax о создании и производстве вакцины против рака. В то же время медицина на Кубе, как и образование, совершенно бесплатны. Детская смертность – самая низкая среди стран «третьего мира». Средняя продолжительность жизни – почти 80 лет. В стране развивается туризм. Конечно, эти достижения нельзя назвать колоссальным и внезапным прыжком, однако нельзя забывать, в каких условиях всё это было достигнуто. Это достигнуто в условиях почти полувековой блокады и экономической войны. В условиях множества террористических акций и планов убийств деятелей правительства. При издевательской «гуманитарной помощи» Европейского Союза. С 2000 – 2002 г. эта «помощь» составила 12,7 млн. долларов, хотя закупки различных товаров из ЕС в тот же период времени составили сумму в среднем 3 млрд. долларов. Кастро даже иронично заметил: «Кто кому в действительности помогает?» Всё закончилось тем, что в 2003 г. Кастро заявил, что правительство Кубы, руководствуясь «чувством элементарного самоуважения, отказывается от какой бы то ни было помощи, в том числе и остатков гуманитарной, которую могут предложить Еврокомиссия и руководство ЕС». Мало того, Куба в этих условиях во многом помогла другим странам «третьего мира». За 40 лет 52 тысячи кубинских врачей добровольно и бесплатно работали в 93-х беднейших странах мира. В 2002 году 16 тысяч молодых людей из «третьего мира» бесплатно получили образование на Кубе. Соединённые Штаты и Европа, по скромным подсчётам, с этих людей содрали бы 450 млн. долларов. Так кто же в действительности «светоч свободы в мире»? Ещё один яркий пример – как Куба справилась со знаменитыми ураганами Чарли и Иваном. Чарли разрушил 76861 жилище, общая сумма ущерба составила 223 млн. песо. Ущерб, нанесённый Иваном, – 900 млн. песо. Однако не погиб ни один человек, и после катастрофы люди не были брошены на произвол судьбы. Государство на приближение ураганов реагировало молниеносно, 1,3 млн. человек было эвакуировано из прибрежных районов Кубы. ООН даже заявляла, что Куба является центром концентрации опыта противостояния такого рода ситуациям. Все также помнят Нью-Орлеан. Правительство Соединённых Штатов, которые считаются мировой супердержавой, не сумело как следует позаботиться о своих людях. Люди не были вовремя эвакуированы, хотя о приближении урагана было известно. Более того, помощь запоздала на несколько дней, что стоило людям жизней. Так кто с кого должен брать пример? Кому кричать о негодном правлении, а кому лучше помолчать?

Фидель Кастро -  первый лидер, устоявший против США, первый лидер, который, будучи истинным представителем своего народа и вступая в борьбу с центром мирового капитала, довёл борьбу и всё задуманное до конца, сделал всё для блага своей страны. Однако не всем повезло так, как Кастро. В то время как Куба 45 лет назад сделала первый шаг в свою новую эпоху, жертвой Запада и его вассалов пал легендарный лидер Конго Патрис Лумумба.

 


 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна