Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Ричард Уилмер Роуан. Очерки секретной службы. Из истории разведки.

19.01.2012 10:01      Просмотров: 6111      Комментариев: 0      Категория: Общество, история, события

 

Ричард Уилмер Роуан

Очерки секретной службы

Из истории разведки

Источник информации - http://lib.rus.ec/b/200632/read

Глава первая Тридцать три века секретной службы

На протяжении тридцати трех веков шпионы и разведчики куда сильнее воздействовали на ход истории, чем на воображение историков. Объясняется это, видимо, самым характером работы, которую ведут шпионы, а также тем, что мотивы, побуждающие их становиться на путь шпионажа, не слишком романтичны и мало привлекательны. По той же причине многие видные личности, влиявшие на ход событий и пользовавшиеся услугами шпионов, в своих мемуарах старались прикрыть своих агентов, храня их безымянность.

В этой книге короли и королевы, императоры и императрицы выступают исключительно в окружении находящихся у них на содержании шпионов. Самодержцам всегда приходилось поддерживать свою власть при помощи особого рода ведомств, именуемых секретной службой. К секретной службе относится деятельность любого шпиона, будь он любитель, наемник или профессионал, в военное или в мирное время. Любое поручение, выполняемое агентом, может быть отнесено к категории секретной службы. В дальнейшем нам придется коснуться всех её видов, однако организация шпионов, заранее рассчитанная и согласованная деятельность тайных агентов и их регулярное военное или политическое использование, являются тем видом секретной службы, который давно уже требовали связного описания. Управление и руководство такими организациями составляют нераздельную часть системы власти, и сами по себе являются одним из видов секретной службы, которая лишь в результате постепенной эволюции дошла до современной специализации и сложности. Секретная служба — не только орудие тирании или оплот правительств и армий; она по праву превратилась в закулисный метод международной борьбы. Многие знаменитые столкновения соперничающих разведок вполне могут быть уподоблены великим сражениям.

Ценность и нужность деятельности шпиона или секретного агента лучше всего иллюстрируются исходом первой атаки союзников на ещё не укрепленные форты Дарданелл в мировую войну 1914–1918 гг. Атака состоялась за несколько месяцев до трагической неудачи в Галлиполи, которую легко было предотвратить. Мощный англо-французский средиземноморский флот под командой британского адмирала де Робека бомбардировал дарданельские укрепления с блестящими результатами, которые плачевнейшим образом были недооценены. Хотя крупповские пушки, установленные на турецких фортах, обслуживали немецкие артиллеристы, сами укрепления были быстро стерты с лица земли. По словам американского посла Генри Моргентау, союзники слишком поздно узнали, что турецкое правительство (и турецко-германское верховное командование) было уверено в неизбежности захвата союзниками Константинополя. Оно уже начало в панике перебираться в Малую Азию и погрузило официальные архивы в поезд, готовившийся тронуться в Анатолию; но в этот момент флот союзников, почти добившийся успеха, повернул назад.

Отсутствие точных сведений, иначе говоря — отсутствие шпиона, который мог бы сообщить из Константинополя хотя бы то, что Моргентау наблюдал лично, — вот главная причина того, что союзники упустили все свои преимущества. А это, в свою очередь, означало поражение британской секретной службы.

Так как главной целью секретной службы до сравнительно недавнего времени был шпионаж, то самыми грозными и единственными её сотрудниками были шпионы. Правда, многие ловкие люди прибегали к секретной агентуре для целей, весьма далеких от традиционного шпионажа. Современные историки не из одной лести дали организатору шпионажа, царю-завоевателю Митридату VI Понтийскому, прозвище «Великого». Сколь ни странно было для царствующей особы лично выступать в роли секретного агента, но для столь подозрительного и жестокого человека подобное занятие являлось обычным делом.

Деяния Митридата могут служить классическим примером своекорыстия тирана. Он сочетал в себе хитрость шпиона с неутомимостью жестокого деспота.

Митридат взошел на престол одиннадцатилетним мальчиком, и Понтийский трон сразу же оказался для него слишком неудобным. По-видимому, его мать несколько раз покушалась на жизнь сына. Царь-отрок настолько боялся матери, что бежал в горы, где вел жизнь охотника. Набравшись, наконец, смелости, он вернулся в Синоп, заключил мать в темницу и умертвил младшего брата. Это была лишь небольшая демонстрация его возможностей и наклонностей.

В изгнании он странствовал по Малой Азии в наряде служителя при караване; тогда — в четырнадцать лет — он изучил двадцать два языка. Он посетил земли многих племен, изучил их обычаи и разведал военные силы. Устранив мать и брата, он взошел на престол. Годы, проведенные в изгнании, пробудили в нем жажду завоеваний. Когда он вторично направился в Малую Азию, то повел за собой хорошо обученную и сильную армию.

Как шпион, Митридат был настолько хорошо обо всем осведомлен, что не питал доверия решительно ни к кому. До начала своей восемнадцатилетней борьбы с римскими полководцами Суллой, Лукуллом и Помпеем он успел умертвить мать, своих сыновей и сестру. Позднее, чтобы врагам не достался его гарем, он приказал убить всех своих наложниц.

В Малой Азии он истребил свыше 100 000 римских подданных и избежал расплаты за эту бойню: Сулла согласился на постыдный мир, чтобы получить возможность спешно перебросить свои легионы обратно в Рим, разбить Мария в битве у Коллинских ворот и возобновить расправу с его сторонниками. В последней из митридатовых войн владыка Понта противопоставлял свое воинское искусство Помпею и Лукуллу поочередно. Так и не будучи разбит этими грозными полководцами, он интриговал против Рима до конца своих дней, когда, всеми покинутый, принял большую дозу смертельного яда.

В древние времена было много шпионов, но очень мало шпионских организаций. Цари и их военачальники разрешали проблемы разведки по собственному усмотрению.

Когда Александр Великий повел наступление в Азии, до него дошли слухи о растущем недоброжелательстве в стане его союзников и наемников. Молодой завоеватель проверил это при помощи очень простой уловки. Он объявил, что пишет письмо домой, и рекомендовал своим воинам сделать то же самое; но когда курьеры взяли письма и отправились в путь, Александр приказал им вернуться и стал читать все письма, которые они везли. Та же система была применена для определения степени боеспособности американской экспедиционной армии во Франции в решающие месяцы 1918 года. Так функции военной почтовой цензуры сливаются с задачами контрразведки.

Фронтин описывает использование в древнем мире почтовых голубей, а Юст Липсий рассказывает об использовании в военном и политическом шпионаже ласточек. У всех народов Востока, по его утверждению, дрессировка птиц для курьерской службы на дальние расстояния была обычным делом; этим можно объяснить почти равную современной скорость, с которой иногда передавались секретные сообщения императорского Рима.

Грекам было хорошо известно искусство шифрования, которое у них заимствовали римляне.

В организацию секретной службы немало хитростей внесли монголы. Так, полководец Субудай положил начало монгольским завоеваниям следующим шпионским трюком. Он въехал в лагерь татар, объяснив им, что бежал от монгольского хана и надеется быть принятым в их племя. Ему удалось убедить татар в том, что их врагов — монголов — нет поблизости; таким образом татары оказались совершенно неподготовленными, когда главные силы соратников Субудая напали на них. К этой уловке прибегали неоднократно; монгольские агенты, высылаемые вперед, выдавали себя за дезертиров и жаловались на дурное обращение, создавая «дымовую завесу» ложной информации.

«Золотой император Катэя» имел неосторожность попросить у Чингисхана помощи в своей непрекращавшейся войне против старой династии Сун в Южном Китае. Чепе-Нойон был послан с отрядом конницы сражаться совместно с китайцами и одновременно ознакомиться с богатствами страны. Вскоре после возвращения этой шпионской экспедиции Чингисхан начал готовиться к вторжению в Китай, — это было его первое покушение на цивилизованную и сильную державу. Начал он кампанию с того, что отправил за «Великую стену» шпионов и разведчиков, которые должны были захватить и привести осведомителей.

Шпионаж и хитрость играли видную роль в завоевании монголами Китая. Однажды Чепе сделал вид, что бросает свой обоз, затем быстро вернулся и разгромил китайский гарнизон, вышедший из неприступной крепости, чтобы захватить брошенные повозки, припасы и другие трофеи.

В 1214 году Субудаю было поручено изучить положение в Северном Китае. Талантливый молодой командир фактически исчез на несколько месяцев, лишь изредка посылая рапорты о состоянии своих лошадей. Но когда он вернулся, то привез с собой изъявление покорности Кореей. Не встречая серьезного сопротивления, он попросту продвигался вперед (как позднее в Европе), пока не приходил в новую страну и не подчинял её себе. Наступающая монгольская армия всегда имела в своем составе переводчиков для организации управления захваченными районами и коммерсантов, которых можно было использовать в качестве шпионов. Этих «коммерсантов» вербовали из разных народов. Когда конные орды Чингисхана наступали в Китае или в странах ислама, впереди каждой колонны двигались патрули и разведчики; но и их опережали торговцы-шпионы, которые группами по два-три человека усердно собирали всякого рода сведения.

Помимо коммерсантов, действовавших как шпионы, или шпионов, выдававших себя за коммерсантов, в монгольских армиях встречались разнообразные типы солдат-наемников, стекавшихся со всех концов Европы. Слава монгольских завоевателей постоянно привлекала авантюристов, стремившихся нажиться в рядах армии победителей. Иностранцы, наделенные военными способностями, служили в армии Чингисхана или в войсках его наследников. Одной экспедицией монголов командовал английский рыцарь, дослужившийся в армии азиатского деспота до высокого поста.

Чингисхан, обычно пользовавшейся услугами шпионов, понимал, однако, необходимость контрразведки и жестоко расправлялся с теми, кого разоблачал как вражеских лазутчиков.

В завоевательных планах, которые проводились монгольскими полководцами с неизменным успехом до 1270 года, когда мамелюки остановили их наступление на Египет, предусматривались также засылка шпионов и захват пленных в качестве осведомителей; этих пленных допрашивали для получения информации, которую можно было бы использовать при проверке данных, доставленных шпионами.

 

Глава вторая Уолсингем против Армады

Начальник английской секретной службы сэр Френсис Уолсингем преследовал иезуитов, проникавших под различными масками в Англию. Он спасал королеву Елизавету от бесчисленных покушений на её жизнь. Вполне возможно, что порой он просто выдумывал эти опасности, но не надо забывать, что Елизавета была упряма и скупа. Ее следовало держать в страхе, чтобы иметь возможность покрыть хотя бы половину или треть фактических издержек первоклассной разведывательной и контрразведывательной службы, бесценного оплота всего государства.

В сущности Уолсингем впервые организовал в Англии секретную службу. В отличие от Томаса Кромвеля он не пользовался своими шпионами и сыщиками для расширения своей личной власти. Заговор за заговором раскрывали и предупреждали во имя защиты жизни королевы; но сильнейший удар Уолсингема позволил оградить Англию от её внешних врагов, и это стало концом чисто династической секретной службы. Резидент Венеции Стивен Пол внимательно подслушивал все разговоры на Риальто и доносил обо всем, что говорилось об Испании. Лучшим из агентов, назначенных Уолсингемом для проникновения в тайны подготовки Филиппом II морской экспедиции, был Энтони Стэнден.

Энтони Стэнден блестяще исполнил свою миссию: он сумел подружиться с Джованни Фильяцци, тосканским послом в Испании, и был в хороших отношениях с правительством Тосканы. Заняв сто крон (что дает некоторое представление о финансовых проблемах службы Уолсингема), он отправил в Испанию некоего Флеминга. Чтобы замаскировать свою работу, Стэнден выбрал кличку «Помпео Пеллигрини», так что теперь англичан обслуживала таинственная цепочка — от Фильяцци или Флеминга через Пеллигрини и далее до ловкого агента Елизаветы Уолсингема. Судя по всему, Флеминг был весьма ценным агентом, ибо брат его состоял на службе у маркиза Санта-Крус, главного адмирала испанского флота! Сведения, скрываемые от любезного Фильяцци, свободно проходили через руки шпиона Флеминга. Поддержание связи было делом рискованным, сложным и мешкотным; но все же в марте 1587 года Уолсингем представил королеве копию доклада маркиза Санта-Крус своему королю, в котром заключался подробнейший отчет об «Армаде», её кораблях, снаряжении, вооруженных силах и припасах.

По предложению Стэндена Уолсингем вступил в переписку с Фильяцци, когда посол вернулся из Мадрида во Флоренцию. Тоскана нуждалась в доброжелательстве королевы Елизаветы, и дружеская оживленная переписка продолжалась. По указаниям Уолсингема, английское правительство сделало ловкий ход, чтобы отсрочить выход в море «Армады», точные данные о боевой готовности которой стали известны Лондону. Генуэзских банкиров склонили к тому, чтобы они воздержались от предоставления займа Филиппу II, так что английская секретная служба, как видим, достаточно умело использовала силу золота. В июне 1587 года Стэнден предсказал, что в том году испанцы не смогут предпринять крупной морской экпседиции против Англии. Эту точку зрения вполне подтвердил дальнейший ход событий.

 

Глава третья Знаменитые организаторы военного шпионажа

Военная разведка отставала в развитии от разведок политической и дипломатической до тех пор, пока на военном небосводе не появились яркие звезды — мастера военного дела, каждый из которых по-своему использовал шпионов в чисто военных целях.

Жизненные пути герцога Мальборо, принца Евгения, Морица Саксонского и Фридриха II имеют некоторое сходство; помимо присущего всем им военного гения и репутации непобедимости, сходство просматривается и в том, что все они понимали значение военной разведки как одного из элементов военного искусства.

Мальборо в своих блестящих кампаниях умел находить подходящих шпионов или осведомителей; его великий собрат по оружию принц Евгений Савойский, внучатый племянник лукавого Мазарини, выплачивал пенсию почтмейстеру Версаля, который регулярно вскрывал письма французских военных деятелей и делал из них ценные выписки.

Мориц Саксонский, победитель у Фонтенуа, не только пользовался шпионами и проводниками, но и посвятил им десятую главу своей классической книги «Размышления о военном искусстве», где писал следующее:

«Нельзя не уделять большого внимания шпионам и проводникам. Монтекукули говорит, что они столь же полезны человеку, как глаза, и совершенно необходимы полководцу. Он прав. Нельзя жалеть денег на оплату хороших шпионов. Их нужно вербовать в той стране, где ведется война. К этому делу должно привлекать людей умных и ловких. Они должны быть повсюду: среди офицеров главных штабов, торговцев и особенно среди поставщиков съестных припасов, ибо склады провианта и хлебопекарни дают полную возможность судить о намерениях противника.

Шпионы не должны знать друг друга, и им нужно давать разные поручения. Одни — те, кто подходит для этой цели, — должны проникать в ряды войск противника; другие будут сопровождать армию в качестве покупателей и продавцов. Каждый член второй группы должен знать кого-нибудь из первой, дабы мог получать сообщения и передавать их главарю, который ему платит. Эту особую задачу следует возлагать на умного и надежного человека. Его надежность должна проверяться повседневно, и нужно быть уверенным, что он не подкуплен противником».

Вскоре в этой «науке нечистой игры» принял участие и Фридрих II, положивший конец шпионажу как развлечению или дворянской авантюре. Особенности Фридриха как военачальника с наибольшей яркостью проявились в умелом и систематическом использовании шпионов. Его даже прозвали отцом организованного военного шпионажа; если он был отцом, то матерью созданной им организации была необходимость.

Известны слова Фридриха II о том, что на ратном поле он держал при себе одного повара и сотню шпионов. В большем числе поваров он и не нуждался, поскольку был умерен в пище и часто хворал. Но шпионов держал не одну сотню и, как правило, сам проверял их донесения, сверяя одно с другим. Своих агентов он делил на четыре категории: а) обыкновенные шпионы, вербуемые среди бедноты, которые довольствуются небольшим вознаграждением и готовы угодить армейскому офицеру; б) шпионы-двойники, гнусные доносчики и ненадежные ренегаты, пригодные главным образом для передачи врагам ложных сведений; в) высокопоставленные шпионы — царедворцы, знать, штабные офицеры и тому подобные конспираторы, неизменно требующие крупной взятки или существенной приманки; г) лица, вынужденные заняться шпионажем против своей воли.

Коронованный пруссак занимался не только классификацией шпионов; он ввел и правила вербовки шпионов и кодекс их использования с учетом особенностей, присущих каждой перечисленной выше категории.

По четвертой категории он рекомендовал в качестве метода вербовки основательно запугать богатого бюргера, советовал воздействовать на него угрозами сжечь его дом, разорить материально, изувечить или даже убить его жену и детей. Подобными методами можно было заставить мирного и уважаемого согражданами человека содействовать переброске опытного агента в лагерь противника, причем его репутация и профессия должны были маскировать деятельность подлинного шпиона. Такой подневольный шпион — бюргер вынужден будет вести себя образцово, особенно если почаще напоминать ему, что его близкие фактически являются заложниками в руках тех, кому служит его спутник — подлинный шпион-профессионал, обязанный доносить о результатах их совместного рискованного предприятия.

Классификация, установленная Фридрихом, не предусмотрела одного: современного шпиона-патриота. Пруссак был реалистом, циником и самодержцем. Монархи его эпохи редко сталкивались с подлинным патриотизмом. Воспламенить Европу национальным энтузиазмом суждено было только Великой французской революции. Угрозы и подкупы, обещания повышений и крупных кушей — лишь на этих побуждениях и умели играть вербовщики шпионов школы Фридриха.

 

Глава четвертая Терло и Пепис

Огромный престиж, которым пользовалась Англия в эпоху царствования Елизаветы, был растрачен первыми двумя королями династии Стюартов, Однако престиж этот был блестяще восстановлен и даже превзойден в годы господства Оливера Кромвеля. Республиканский режим продержался в Англии недолго, тем более знаменательны его достижения. Военная организация Кромвеля настолько превосходила организацию стран Европейского континента, что многие правительства стремились стать союзниками Англии. Герцог Савойский окончательно было расправился с протестантами в южной Франции, когда в дело вмешался Кромвель. Его славный адмирал Роберт Блейк, основоположник традиций, продолженных Нельсоном, Хоком и Джарвисом, дал Англии возможность вытеснить Голландию с мирового океана. Алжирские пираты не осмеливались больше нападать на суда в Ла-Манше или, как во времена Карла I, увозить англичан с берегов Девона и Корнуолла в рабство в Африку.

Одним из главных украшений блестящей дипломатической службы Кромвеля был Джон Мильтон, а его превосходной секретной службы — Джон Терло. После Уолсингема это был даровитейший руководитель английского шпионажа и секретной разведки. Джон Терло, бдительность и неистощимая изобретательность которого стояли на страже режима Лорда-протектора, получал щедрые ассигнования, по размерам соответствующие бюджету британской секретной службы наших дней и превышавшие в десятки раз суммы, отпущенные Уолсингему в самом беспокойном году царствования Елизаветы — 1587 г.

Достаточно перелистать Пеписа, бесподобного разведчика эпохи Реставрации, чтобы судить о том, как современники расценивали блестящие дела Терло. 14 февраля 1668 г. Пепис писал:

«Министр Моррис заявил сегодня в парламенте, когда речь шла о разведке, что ему ассигновано только 700 фунтов стерлингов на весь год, тогда как Кромвель отпускал для этой цели 70 000 фунтов в год; это подтвердил полковник Берч, заявивший, что благодаря этому у Кромвеля в кармане были тайны всех монархов Европы».

Парламент вернулся к обсуждению вопроса о секретной службе лишь через три дня, и скудная сумма, отпущенная Моррису на разведку, была увеличена на 50 фунтов стерлингов.

Джон Терло был министром Оливера и Ричарда Кромвелей, но после Реставрации этот скромный адвокат из Эссекса удалился от политики и больше не служил королю, хотя тот домогался его услуг. Карл II имел все основания ценить способности Терло и пытаться их использовать, ибо никто не сделал так много, чтобы расстроить бесчисленные козни эмигрантов-роялистов, сторонников Карла.

Эскадра адмирала Блейка очистила моря от испанских кораблей, от пиратов и каперов; таким образом, Кромвелю не угрожала серьезная опасность, пока роялисты не перешли от открытой вооруженной борьбы к тайным политическим заговорам. Множество заговорщиков переправлялось через Ла-Манш на рыбачьих суденышках и на торговых кораблях. Но шпионы и военная полиция Кромвеля стояли непроходимой стеной, сквозь которую тщетно пытались прорваться роялисты. Джон Терло был оплотом всего режима. В качестве министра он сосредоточил в своих руках контроль над кабинетом, а сверх того был главой полиции и секретной службы.

Агенты Терло были повсюду. Многие из них являлись доверенными лицами Карла Стюарта. О заговорах, непрерывно затеваемых в Париже и Мадриде, в закоулках Брюсселя, Кельна и Гааги, немедленно и с поразительной точностью сообщали министру Терло. Кабинеты Франции и Испании заседали за плотно закрытыми дверьми, но спустя несколько дней Терло читал полный отчет обо всем, что говорилось и решалось на этих «тайных» заседаниях.

Оливер Кромвель был единственным человеком, сумевшим смутить кардинала Мазарини. Кромвель был на голову выше кардинала не только как полководец, но и как государственный деятель; он превосходил его во всем, исключая личную скупость. Помощник же Кромвеля Терло мог бы с успехом прочесть Мазарини несколько лекций о тонкости, точности и успешности руководства секретной службой.

«Нет правительства не земле, — писал посол Венеции Сагредо Совету Десяти, — которое скрывало бы свои дела больше, чем английское, или было точнее осведомлено о делах других правительств».

Ученые, обедневшие роялисты, простодушные фанатики, эмигрировавшие военные, преследуемые правосудием молодые распутники и бездельники, нарушившие закон и даже приговоренные к смертной казни, но получившие отсрочку по распоряжению свыше, — всех их Терло использовал в своей секретной службе. Многие из них даже не знали, кому служат. Он перехватывал письма с такой неуклонностью, что почтовый мешок роялистов, казалось, предназначался именно для его канцелярии. Советник короля Карла II Хайд, сидевший во Франции без гроша в кармане, не подозревал, что Терло читал его переписку, как раскрытую книгу, и получал доклады о его секретнейших планах чуть ли не прежде, чем те были разработаны до конца.

Терло зависел от услуг знаменитого дешифровщика доктора Джона Уоллиса Оксфордского. Обычный просмотр почты роялистов без применения искусства Уоллиса был бы скорее грубой цензурой, чем тонкой шпионской операцией. Враги Протектора, обнаружив её, несомненно, встревожились бы и начали общаться иным способом. По-видимому, Уоллис умел расшифровать любой код или шифр, известный конспираторам той эпохи; он наносил сторонникам Карла такие же удары, какие наносил после 1914 года немцам крупный британский специалист по тайнописи сэр Альфред Юинг или капитан Хитчингс.

При всех своих талантах и умелых помощниках Терло прежде всего нуждался в даре бдительности, ибо жизни Кромвеля опасность грозила на каждом углу. В 1654 году укрывшийся в Испании обедневший Карл выпустил воззвание, в котором предлагал дворянство и 500 фунтов стерлингов любому, у кого достанет мужества убить «мерзкого интригана, именуемого Оливером Кромвелем». Шпионы Терло быстро обнаружили несколько гнезд смертельных интриг, и вскоре был создан отряд полиции, подчинявшийся не местным властям, а армейским офицерам. Англию разделили на одиннадцать округов; во главе каждого округа стоял генерал-майор, командующий полицией, которой были приданы особые кавалерийские части. Средства, необходимые этой новой репрессивной организации, покрывались десятипроцентным налогом, которым обложили доходы обедневшей роялистской знати.

Это нововведение, поставившее всю Англию под «профилактический арест», увенчалось полным успехом, ибо жизнь Кромвеля уцелела. Более того, оно оказалось удачным как система управления государством. Эта система полицейского руководства государством была отменена в 1657 году, как раз в тот год, когда Кромвелю угрожала сильнейшая опасность. Один секретный агент даже советовал Терло не допускать Лорда — Протектора к чтению писем, прибывающих из-за границы, ибо какое-нибудь из них могло оказаться пропитанным смертельным ядом.

Лично Кромвеля тревожили левеллеры с их неуклюжей невзорвавшейся пороховой корзиной, присланной как «новогодний подарок». Контрразведчики Терло обнаружили сэра Джона Пакингтона, провозившего боеприпасы под видом вина и мыла. Панраддок поднял восстание в Уилтшире; но хорошо осведомленное правительство подавило этот мятеж, как подавляло и все прочие восстания роялистов, и разогнало его приверженцев. Армейских мятежников Овертона, Гаррисона и Уайлдмена также быстро угомонили. Но члены «Припечатанного Узла», тайного общества или клуба роялистов-заговорщиков, требовали широкого, систематического наблюдения; и все же полиция не могла их изловить. Агент Терло проследил одного курьера этой организации до Кельна, и там обнаружили короля Карла с верным телохранителем. Карл бежал в Брюссель, где шпионы Терло его уже поджидали. Кромвель объявил войну Испании, «великой опоре римского Вавилона». Один из его брюссельских агентов писал Терло, что молодого короля выводила из себя медлительностью испанского правительства, что он устал «прятаться за драпировками, не имея возможности действовать».

После смерти Лорда — Протектора его преемник Ричард Кромвель оставил Джона Терло своим министром; и Терло нанес по меньшей мере один удар заговорщикам против республики, подкупив Ричарда Уиллиса, доверенного и видного члена «Припечатанного Узла». Удар по заговорщикам, однако, не принес ожидаемых результатов, ибо резидент Кромвеля в Голландии Джордж Даунинг — информатор Пеписа — понял, что в Англии надвигается реставрация, и сам оказал услугу королю Карлу, предупредив его, что Уиллис подкуплен.

 

Глава пятая Дефо и якобиты

Творец бессмертной книги об искателе приключений Робинзоне Крузо признался, что королева Анна использовала его для «некоторых почетных, хотя и секретных услуг» Это было слишком скромно сказано, ибо Даниель Дефо — один из крупнейших профессионалов секретной службы. Он как бы олицетворял собой совершеннейшую секретную службу в период царствования последней представительницы Стюартов.

Дефо, мастер приключенческой фантастики, журналист и романист — вспомним его «Дневник чумного года» или повесть «Мемуары рыцаря», описывающую страшное опустошение Магдебурга, — за свою плодотворную полную приключений жизнь написал тысячи страниц, но ни единой строчки не посвятил своей карьере секретного агента короны. Сдержанность, о которой любознательное потомство может только сожалеть, и есть доказательство того, что Дефо должен стоять в первых рядах тайных эмиссаров. Она явно обнаруживает ловкого, искусного агента; ибо даже лучшие из них, много лет живя и действуя под маской, никогда не возвышались над обычной осторожностью.

Когда королева Анна в 1710 году сместила лорда Годолфина, он, передавая управление делами Англии своему преемнику Харли, лично рекомендовал новому министерству Дефо как надежного и предприимчивого политического агента. Дефо так хорошо служил правительству вигов, особенно в Шотландии и в убежищах якобитов, куда являлся под чужой личиной, что приведшие к власти тори благоразумно решили использовать его бесспорные дарования.

Дефо было 49 лет, когда имя его прославил «Робинзон». Молодость Дефо полна приключений. Он дважды сидел в тюрьме; в 1703 году был выставлен к позорному столбу. Недоброжелательные современники распространяли даже слух, будто ему публично обрезали уши. Но ни о чем подобном сам Дефо не упоминает. Талантливая рука, сумевшая живо описать Молль Флэндерс, пирата Эйвери, разбойников Шеппарда и Джонатана Уайльда, не покусилась обнародовать секреты английского правительства.

Мы назвали этого образцового шпиона почти совершенным воплощением секретной службы в одном лице. Такое утверждение можно было легко обосновать, хотя его собственных свидетельств на этот счет не найти. Даниель Дефо посещал Ньюингтонскую академию, руководимую неким мистером Мортоном, где одним из его соучеников был Сэмюэль Уэсли — основатель методизма. Троих школьных друзей Дефо повесили за участие в заговоре герцога Монмута. Есть основания полагать, что эти казни кое-чему научили Дефо, ибо в дальнейшем он всегда старался сотрудничать лишь с побеждающей стороной и быть полезным всесильным министрам.

То была смутная эпоха войн, якобитских заговоров и угрозы восстаний; столь одаренный человек, как Дефо, рисковал жизнью, отдаваясь политической секретной службе. Памфлеты он пек, как блины, с изумительной быстротой и ясностью изложения. Он заполнял своими статьями три, а иной раз и четыре газеты сразу: ежемесячное издание чуть ли не в сотню страниц, еженедельник и бюллетень, выходивший через день. Время от времени он выпускал и ежедневную газету. «Робинзон Крузо» считается настольной книгой непобедимых и гордых людей; но прославленные труды Робинзона нам представляются весьма скромными по сравнению с трудолюбием его творца. До Шотландии было 400 миль; и все же, отправившись в этот северный край в одной из секретных миссий, Дефо продолжал писать и регулярно публиковать в Лондоне свои обозрения. Даже когда его заперли в Ньюгейтскую тюрьму, он не переставал отправлять в типографию свои рукописи.

Дефо был не только неутомимый автор, агент или искусный пропагандист; он представлял собой целую редакцию. Вымышленными были в большинстве не только знаменитейшие из его персонажей, но и сам он отчасти являлся продуктом своего необузданного воображения. Несколько книг он издал анонимно, а свою фамилию проставлял под предисловиями, в которых рекомендовал эти книги вниманию читающей публики. Он расхваливал себя в письмах в редакции своих газет — и поносил себя в письмах во враждебные издания. Он поправлял себя, цитировал себя, совершал плагиаты из своих собственных трудов, которые приписывал другим. Он смело напоминал в печати себе самому о своем союзе с политическими кругами, скрытно использовавшими его для борьбы с некоторыми мероприятиями правительства.

Правительственный шпион лорда Таунсенда, бывшего статс-секретарем вскоре после заключения Утрехтского мира в мятежном 1715 году, Дефо занял этот пост в сущности для спасения самого себя от угрозы очередного тюремного заключения. Врагам казалось, что с ним уже покончено, но главный судья Паркер прекратил следствие против Дефо и лично доложил Таунсенду, что автор памфлетов — лояльный приверженец короля Георга I. Таунсенд поспешил заручиться услугами явного перебежчика; однако было условлено настолько замаскировать примирение между Дефо и статс-секретарем, чтобы журналист мог спокойно действовать как шпион в лагере врагов.

Правительство было озлоблено против «якобитской» прессы, мятежные выпады которой вызывали опасное брожение в народе. Продолжая проявлять показную враждебность к Таунсенду и правительству, Дефо легко мог снискать доверие якобитских кругов. Предполагалось, что он будет противодействовать выпуску их листовок, перехватывая или обезвреживая статьи, атаковавшие правительство.

По-видимому, Дефо с охотой вступил в этот тайный союз. Он стал «торийским» редактором у Таунсенда в 1716 году и играл эту роль до 1720 года, помогая вести якобитскую газету умеренного толка и препятствуя тем самым выпуску более радикального органа. В 1717 году из разных источников правительству стало известно, что якобиты замышляют новое восстание. Действуя на основании сведений, полученных через секретных агентов (возможно, среди них находился и Дефо), власти проникли в резиденцию шведского посла графа Юлленборга и нашли там немало уличающих документов, главным образом переписку с бароном Гёрцом, видным шведским дипломатом, послом на континенте. Шведский король Карл XII тотчас же стал мишенью враждебных выпадов со стороны англичан, и Дефо составил проект «обуздания всех шведов, не исключая их короля».

За девять лет до этого воинственный Карл XII, помешанный на славе Александра Македонского, предал колесованию ливонского дворянина Иоганна Риндхольдта, графа Паткуля. До казни Паткуля Дефо о нем и не слыхивал, но создавшееся положение показалось королю английской пропаганды самым подходящим поводом воскресить дискуссию о забытом злодеянии Карла XII. Написанный им памфлет, напечатанный с молниеносной быстротой, якобы представлял собой перевод какой-то оригинальной брошюры пастора, который лично присутствовал при последних часах несчастного Паткуля. Современные ученые признали этого «пастора» бессовестным плагиатором, ибо он, понося Карла и всячески превознося муки невинно осужденного Паткуля, бесцеремонно заимствовал целые четыре страницы из ранее вышедшего сочинения Дефо «О войнах Карла XII».

Такой выпад против шведского монарха нельзя было оставить без внимания, и граф Юлленборг сделал энергичное представление английскому правительству, требуя, чтобы не в меру откровенный критик понес суровое наказание. Однако требование это удовлетворено не было, и граф Юлленборг был немало озадачен тем, что министрам короля Георга никак не удается помочь ему нанести памфлетисту ответный удар.

В апреле 1717 года, когда Таунсенда сменил лорд Сандерленд, неистощимый на выдумки Дефо оказал правительству ещё большую услугу, пристроившись к газете Натаниела Миста под личиной «переводчика иностранных известий». В ту пору была в ходу острота, что Дефо «любит окружать себя туманом» (непереводимая игра слов: «мист» по английски — «туман»). Сандерленд был этим доволен, тем более что газета Миста «Джорнэл» была органом Стюартов. Дефо так резюмировал свои тайные цели. «Но в общем… при таком руководстве и «Уикли Джорнэл» (Миста), и «Дормерс Леттер», и «Меркуриус Политикус» (руководство то же, что в «Джорнэл») всегда будут слыть газетами тори, фактически же они будут настолько парализованы и обессилены, что не доставят ни вреда, ни неприятностей правительству». О корреспондентах и сторонниках Миста он отзывался как о «папистах, якобитах и остервенелых тори, — поколение, которого, клянусь, гнушается моя душа».

Затея Дефо, несомненно, была опасной, но он с рвением взялся за дело. Плоды услуг «правительственного» редактора очень быстро обнаружились на страницах мистовской «Джорнэл». Дефо тянул в одну сторону, якобиты — в другую. Политические статьи с бурными нападками на правительство откладывались ради «развлекательных повестей» и материала, написанного в шутливом тоне, что поражало старых читателей Миста, но завоевывало ему сотни новых. Тем не менее «Джорнэл» Миста все ещё подвергался резким нападкам органа вигов — газеты «Джорнэла» Рида. И когда связь Дефо с Мистом, наконец, обнаружилась, пресса вигов приинялась потешаться, а тори неистовствовали.

В итоге в газете Миста тотчас тали печататься резко антиправительственные статьи. В октябре 1718 года газета напечатала письмо, подписанное «сэр Эндрю Политик», которое настолько уязвило чувствительных министров короны, что типография Миста подверглась набегу и обыску, власти искали оригинал письма. На допросе Мист присягнул, что автором письма «сэра Эндрю Политика» является Дефо. Лорд Станхон знал это, кажется, от самого Дефо, и преследования против него возбуждено не было. Вскоре по протекции Дефо был выпущен из тюрьмы сам Мист. В дальнейшем Дефо ещё пару раз спасал Миста от ареста. Презирая политические взгляды Миста, Дефо явно относился к нему тепло и сочувственно. Но когда связи Дефо с правительством перестали быть тайной, Мист ответил на это партийной враждой к своему покровителю, и они разошлись.

 

Глава Шестая Якобитский заговор

После того как король Иаков II в страхе оставил свой трон, якобитская интрига не переставала потрясать Британские острова. Это стоило стране больших денег, времени и многих жизней.

«Паписты, якобиты и остервенелые тори» принадлежали к фешенебельному обществу, и не разделять их ханжества, фантазий и предрассудков было так же «не модно», как заниматься торговлей. Якобитов было много, это были люди настойчивые, упрямые и жизнерадостные. Питаясь ложными надеждами, они укрепляли свое положение по мере того, как действительные шансы на реставрацию Стюартов становились все мизернее.

Якобиты постоянно шныряли между Англией и Францией. Полиция обоих государств гораздо суровее поступала с отечественными заговорщиками, чем с иностранными агентами. Шпионы, которых Франция вербовала для деятельности против Англии, были в большинстве своем якобитами, Они подвергали себя двойной опасности, осложняя шпионаж участием в политическом заговоре. Как бы ни была важна их миссия или каким бы щедрым ни было вознаграждение, они никогда не скрывали своей уверенности в том, что помощь французов была лишь средством расчистить путь Стюартам. Мориц Саксонский, получив верховное командование, тотчас принял меры к организации французской разведывательной службы, и его соглашения с якобитами 1743 года показывают, что в понимании важности и задач разведки он значительно опередил других победоносных полководцев того времени. После смерти маршала французская разведка быстро пришла в упадок.

В 1755 году одним из влиятельнейших руководителей её был де Боннак, способный и энергичнейший человек, французский посол в Голландии. В числе агентов, которых он отправил в Англию, были Мобер и Робинсон. Первый в письме из Лондона в Париж выдвинул план финансового саботажа. Он собирался подорвать мощь Английского банка с помощью фальшивых банкнот, которые должны были производить лучшие граверы Франции. Людовику XV очень хотелось затруднить положение английского правительства или, по крайней мере, запугать англичан, но на такой беззаконный шаг он никак не мог решиться. Тогда Мобер хладнокровнейшим образом донес, что может подкупить одного из членов английского кабинета. Намеками он дал понять, что речь идет о лорде Холдернесе. Однако из этой сделки ничего не вышло.

Коллега Мобера Робинсон, со своей стороны, шпионил за англичанами столь нечувствительно для них, что когда попался и был осужден, то угодил в лондонский Тауэр всего лишь на полгода.

Это было время большого застоя и полной беспечности, время, когда виконт Диллон, наследственный командир Диллонского полка французской регулярной армии, мог вести дела своей воинской части, не покидая Англии. Франция и Англия шли к войне, но ирландский виконт не менял своего местожительства и в то же время не слагал с себя командования.

Де Боннака отозвали из Гааги и на его место назначили нового французского посланника д'Афрэ, который простодушнейшим образом вступил в переговоры с Фальконне — шпионом — двойником, большим поклонником золотых гиней, которые ему выплачивали англичане. Накупив немало фальшивок, д'Афрэ в конце концов раскусил Фальконне и обратился к более искусному жулику Филиппу, специальностью которого была ложная информация, якобы разоблачавшая британские планы в Канаде.

Другой шпион — двойник, швейцарец Вотравер так мало считался с д'Афрэ, что через его голову написал непосредственно Людовику XV. Он сообщал, что может узнать численность войск и цели английской экспедиции в Нидерланды. Англичане чрезвычайно опасны и умны, поскольку они сумели одурачить даже его, Вотравера, — сознавался он, — и король Франции правильно сделает, если запросит мира. Людовик предложил швейцарцу оставить дипломатию и возобновить свою работу в качестве шпиона, за которую он и получал вознаграждение. В это время — в 1757 году — Мобер и Робинсон были уже не у дел, и единственным оседлым французским шпионом в Англии был некий д-р Ансэ. Он был братом аббата Ансэ, французского дипломата, и считал свое место в Лондоне важным и безопасным. Его донесения, похоже, приносили мало пользы французскому правительству. Тем не менее, разоблачив Ансэ, англичане решили, что он представляет собой грозную опасность. С ним не собирались миндальничать, как с Робинзоном. Ансэ судили в июне 1758 года и приговорили к повешению, что потрясло не только его самого, но и весь подпольный шпионский мирок Европы. В негодовании Ансэ обратился к суду с запросом: на каком основании шпиона смеют третировать как обыкновенного уголовника?

Полицейский шпионаж Бурбонов

Организация секретной службы при Ришелье и Мазарини помогла упрочить Бурбонскую монархию в лице сына и внука Генриха IV. Французский трон больше века не ведал серьезной угрозы. Кардинал Ришелье заложил фундамент этой безопасности при помощи системы шпионажа, главной целью которой было обеспечение его личной безопасности. Мазарини был вообще слишком озабочен борьбою с Фрондой и другими заговорами презиравшей его аристократии, чтобы полагаться только на правительственных шпионов или полицейских агентов, которых нельзя было и сравнивать с агентами его собственной секретной службы.

Людовик XIV, достигнув совершеннолетия и вступив на трон как самый неограниченный монарх своего времени, очень быстро изменил эти порядки. Его полицейская служба все ещё оставалась частной, но только потому, что Людовик смотрел на Францию как на свою вотчину. Это был абсолютный монарх, властвовавший по принципу «государство — это я!», и его частный шпионаж, естественно, входил в полицейское ведомство его государства — вотчины. В царствование этого монарха зарождается возведенная в систему политическая полиция, слежка, почтовая цензура и военный шпионаж в мирное время.

Людовик не только требовал регулярной и эффективной деятельности системы шпионажа, но и предоставил французской полиции средства и власть, необычайно расширившие её задачи и её возможности. Он хотел обеспечить общую безопасность в крупнейших городах Франции, где преступления, распущенность и беспорядки были явлением повседневным. Однако, дав французскому народу устойчивое правление, Людовик сделал это за счет уничтожения остатков свободы и независимости городов. Лувуа, самый прославленный после Кольбера министр Людовика XIV, имел шпионов во всех городах Франции, во всех войсковых частях. «Лувуа был единственный, которому верно служили шпионы, — писала герцогиня Орлеанская, побуждаемая больше завистью, нежели стремлением к истине. — Имея дело со шпионами, он был щедр. Каждый француз, отправлявшийся в Германию или Голландию в качестве преподавателя танцев, фехтования или верховой езды, состоял у него на содержании и осведомлял его о том, что происходило при дворах».

Другой современник сообщает: «Не было ни одного сколько-нибудь значительного офицера французской армии, достоинства и пороки которого не были бы известны до последней мелочи военному министру… Не так давно в вещах одной девушки, которая служила горничной в крупнейшей гостинице Меца и там же умерла, было найдено несколько писем от военного министра, из которых явствует, что она обязана была осведомлять его обо всем происходящем в гостинице. За это министр регулярно платил ей жалованье».

Однако диктаторские полномочия королевской полиции не были переданы какому-нибудь министру или военачальнику; ими был наделен полицейский лейтенант (должность, учрежденная в 1667 году), вскоре возведенный в ранг генерал-лейтенанта. Это лицо стало всевластным; он и его преемники деспотически правили Парижем вплоть до Великой французской революции. Начальник полиции безапелляционно карал за нищенство, бродяжничество и нарушение любых законов. Даже в высших кругах общества были жулики и изменники. Умелые шпионы уличили князя де Рогана в том, то он вел переговоры с врагами Франции о продаже им стратегических пунктов на побережье Нормандии.

Задачи перед главой полиции были поставлены огромные, зато, по крайней мере, он был наделен исключительно широкими полномочиями. Его слово было непререкаемым законом в отношении всех преступлений политического или общего характера. Он мог немедленно расправляться с преступниками, пойманными на месте преступления, мог арестовать и посадить в тюрьму любое опасное или подозрительное лицо, мог производить обыски в частных домах и принимать любые другие меры, сколь бы произвольны они ни были.

Первым генерал-лейтенантом полиции был Габриель-Никола, который по названию своего поместья принял более аристократическое имя — де ла Рейни. Этот молодой адвокат, протеже губернатора Бургундии, впоследствии снискал расположение Кольбера. Современники де ла Рейни описывают его как человека сурового, молчаливого, самоуверенного и весьма сильного характером. Хотя его личные качества мало подходили к тем, какие требовались от французского царедворца, он, как видно, быстро снискал доверие самовластного монарха, и его последующие победы над мошенниками и заговорщиками стали обычным делом.

В его ведение были отданы все государственные узники королевских тюрем-крепостей — Венсенна, Бастилии, Пиньероля и других мрачных юдолей забвения. В его распоряжении находилась целая армия — около тысячи человек кавалеристов и пехотинцев; дополняла её городская стража, так называемые «королевские лучники» в количестве 71 человека.

Де ла Рейни вымуштровал свои ударные войска и приступил к чистке знаменитого «Двора чудес», этой язвы средневекового Парижа, притона профессиональных нищих. Полиция изгнала и рассеяла обитателей этой цитадели преступности; но Париж получил передышку лишь за счет окрестностей, куда перекочевали преступные элементы.

В разоружении служителей знати де ла Рейни добился более прочных успехов. Он обнародовал строгие правила, восстанавливавшие действие старых указов, которые запрещали носить оружие, и отказывал в приеме на службу тем, у кого документы были не в порядке. Затем он арестовал нескольких упорствовавших, осудил их и повесил, несмотря на громкие протесты влиятельных покровителей. А когда вместо запрещенных шпаг начали пользоваться дубинками, тростями и просто палками, он запретил и их.

Другие занятия генерал-лейтенанта создали ему славу первого неумолимого цензора печати. Недостаточно ещё запуганные французы печатали произведения, которые королевское правительство считало пасквилями. Среди подданных короля Людовика находились безрассудно отважные люди, протестовавшие против королевских излишеств, грабежей военных, несправедливых судебных приговоров, казнокрадства финансистов. Но адские машины издателей были во власти полиции, и умело обрушивала месть закона на типографов и наборщиков, авторов или издателей, мнения которых не нравились правительству. Принимались самые жестокие меры против распространения запрещенных книг; особенно не по душе полиции были философские произведения.

Любопытно отметить, что когда на книги падало подозрение, их разыскивали и брали под стражу как уголовных преступников — и даже отправляли в Бастилию. Двадцать экземпляров книги откладывали для губернатора, двенадцать или пятнадцать — для видных государственных чинов, а остальные передавали производителям бумаги для уничтожения, продавали как макулатуру или сжигали в присутствии архивариуса. Запрещенные книги арестовывали только после суда и вынесения приговора; приговор писался на листе бумаги, который прикрепляли к мешку с осужденными книгами. Приговоренные гравюры уничтожали в присутствии архивариуса и всего штата Бастилии. Конфискация книг часто сопровождалась приказом об уничтожении печатной машины и конфискации всех изданий книгоиздателя.

Но в борьбе против азартных игр и жульничества вообще полицейским агентам пришлось решить более трудную задачу. Подражая распущенности и расточительству знати, азартным играм предавались все и где попало, даже в карете при поездке на расстояние нескольких миль. По мере того, как удовольствия молодости переставали привлекать Людовика XIY, король все больше втягивался в азартную игру с большими ставками. Придворные следовали его примеру, а прочие подражали им. Возможность сорвать большой куш влекла к зеленым столам многочисленных шулеров; разнообразные виды жульничества получили огромное распространение. Король неоднократно отдавал приказы об искоренении мошенничества; главному начальнику дворцовой полиции даже поручено было изыскать способы предотвращения шулерства. В то же время де ла Рейни доносил Кольберу о бесчисленных видах жульничества с картами, игральными костями и т. д., раскрытых его агентами. Полицейский генерал-лейтенант предлагал поставить под строжайшее наблюдение фабрикантов карт; бесполезно было, с его точки зрения, контролировать изготовителей костей; но нужно было требовать, чтобы они доносили обо всех, заказывающих фальшивые кости.

Постепенно азартные игры, продолжавшиеся при королевском дворе, оказались запрещенными для населения. Король, значительно остепенившийся под религиозным влиянием мадам де Ментенон, порицал мотовство дворян; но азартные игры становились все более популярными. Людовик обещал облечь де ла Рейни достаточной властью, чтобы искоренить все азартные игры, но отнюдь не предлагал начать со своего двора. И игра, и жульничество процветали в высших сферах до самой Великой французской революции. Тогда придворным, норовившим обмануть партнеров в азартной игре, пришлось пытаться обмануть гильотину.

Беспринципный Беррье был обязан своим назначением на пост полицейского генерал-лейтенанта влиянию маркизы Помпадур, ставленником которой он был. С усердием низкопоклонника он направил всю власть и силы своего ведомства на слежку за её соперницами, в точности выясняя, что говорили о ней, и мстя массовыми арестами за каждое наносимое ей оскорбление. Чтобы угодить всесильной любовнице Людовика XV, Беррье ежедневно представлял ей доклады о скандальных сплетнях, которые его агенты собирали в Париже. Отсюда был лишь один шаг до «Черного кабинета» — правительственного бюро почтового шпионажа, где прочитывались все письма, доверенные французской почте. Многочисленный штат усердных и надежных чиновников, работавших под непосредственным наблюдением главного директора почты Жанеля, снимал оттиски с сургучных печатей, водяным паром расплавлял сургуч, вынимал письма из конвертов и читал их, снимая копии с тех писем, которые, по мнению цензоров, могли заинтересовать или развлечь короля и Помпадур. Пленив самого ленивого и легко пресыщавшегося французского монарха, Помпадур всегда смотрела на полицейский шпионаж как на самое действительное оружие деспотизма. Министры кабинета обычно заседали в её доме; и именно по её предложению рассылались шпионы ко всем европейским дворам.

Де Сартин был самым неутомимым и одаренным из тех, кто командовал полицией Бурбонов до Великой французской революции. Он приобрел известность с помощью хитрости, характерной для человека его эпохи; но слава, которую он стяжал позднее своей системой всеведущего шпионажа, стала результатом исключительной полицейской слежки. В популярном анекдоте рассказывается об одном государственном деятеле, который писал де Сартину из Вены, настаивая, чтобы французская полиция арестовала, заковала в кандалы и доставила в Австрию известного австрийского разбойника, сбежавшего в Париж. Глава французской полиции немедленно ответил, что разыскиваемый разбойник не находится во Франции, а скрывается в самой Вене. Он сообщил венский адрес этого разбойника и в точности указал время, когда тот входит и выходит из своего убежища, а также как он маскируется. Все это подтвердилось: преступника захватили врасплох и арестовали.

Председатель высшего суда в Лионе отважился раскритиковать Сартина и его руководство полицией, добавив, что каждый сумеет обойти полицию, если будет достаточно осторожен. Он предложил пари, утверждая, что сам проберется в Париж, пробудет там неделю, и полицейские шпионы не смогут его обнаружить. Де Сартин принял вызов. Через месяц судья покинул Лион и тайно прибыл в Париж, где снял комнату в отдаленном квартале города. К обеду того же дня он получил письмо от де Сартина, которое было доставлено по его новому адресу, и в котором де Сартин приглашал его к себе поужинать и уплатить проигранный заклад.

Иногда Сартин забавлялся тем, что заставлял воров и карманников показывать свое профессиональное искусство. Чтобы угодить друзьям, глава полиции посылал целый отряд жуликов в какой-нибудь светский дом, где они срезали часовые цепочки, разрезали карманы и крали табакерки, кошельки и драгоценности, стремясь развлечь знатное общество.

Сартин, испанец по рождению, человек малообразованный, явился в Париж с целью разбогатеть и приобщиться к аристократическим кругам. Разрешая две эти задачи, он усовершенствовал методы полицейской работы и необычайно умножил число своих агентов. Кажется, он был первым министром в Европе, надумавшим привлечь «исправившихся» уголовных преступников и бывших каторжников к работе в качестве сыщиков и шпионов. Когда его упрекали, что он ввел столь сомнительную практику, он отвечал: «Где я найду порядочных людей, которые согласились бы заниматься такими делами?»

Ленуар, преемник Сартина на посту генерал-лейтенанта полиции, был так увлечен шпионажем, что заботился не столько о защите общества, сколько о регистрации его несовершенств. Его агенты были столь вездесущи, что и не снилось никакой другой секретной службе. Такую же орду шпионов удалось расплодить только Штиберу в зоне готовившегося в 1870 году вторжения во Францию. Слугам разрешали поступать на службу только при условии, что они будут осведомлять Ленуара обо всем происходящем в домах их хозяев. Уличные торговцы тоже были на содержании у Ленуара. Он подкупал видные фигуры в многочисленных преступных объединениях, и те пользовались его покровительством, выдавая своих товарищей. Игорные дома открыто охранялись полицией, если отчисляли в её пользу известный процент своих прибылей, сообщали имена всех клиентов и доносили обо всех происшествиях. Люди высокого общественного положения, нарушившие закон, освобождались от наказания без всякого суда, если соглашались шпионить за своими друзьями и гостями и давать информацию обо всем, что считал необходимым знать Денуар. Одним из самых лучших агентов в Париже была известная содержательница гостиницы, которая устраивала роскошные вечеринки, а затем секретно, по тайной лестнице, приходила в полицию с последними сведениями.

 

Глава седьмая Обворожительный шевалье

В эпоху влияния мадам Помпадур, фаворитки короля Людовика XV, уровень французских секретных заметно упал. И тем не менее в середине XVIII века в этой области выдвигается загадочная фигура авантюриста, который был воином и шпионом, дипломатом и шантажистом и, вероятно, самым талантливым исполнителем женских ролей, известным в истории. Очаровательная красавица, совершившая в 1755 году долгое и трудное путешествие в Россию в качестве тайного курьера и эмиссара Людовика XV, именовалась Шарль-Женевьев-Луи-Огюст-Андре-Тимоте д'Эон-де Бомон — шевалье д'Эон. Ей угодно было посетить Петербург под видом мадемуазель Лии де Бомон, и под этой личиной расстроить планы врагов Франции, окружавших в ту пору царицу Елизавету. Международная обстановка тогда вообще была очень сложна, но в России послу Людовика приходилось особенно трудно. Агенты английского короля Георга II были достаточно бесцеремонны, чтобы попасть туда первыми.

Король Георг подозревал, что Франция и Пруссия таят враждебные замыслы против его родины — королевства Ганновер. Это была эпоха, когда британская корона покупала солдат на любом иностранном рынке, и британский посол при российском дворе предложил канцлеру Бестужеву-Рюмину кругленькую сумму в 10000 фунтов стерлингов, если тот отдаст ему 60000 «крепостных крестьян в муштровку для участия в войне», цели которой были для них непонятны. После неудачи посол Диккенс подал в отставку и был заменен Вильямсом. Новый посол добился конвенции, согласно которой правительство Елизаветы Петровны соглашалось отправить 30000 солдат в помощь королю Георгу или союзникам Ганновера в обмен на необозначенное в точности количество английского золота. Конвенция вступала в действие не сразу, а лишь после ратификации, которая должна была состояться через два месяца по подписании соглашения.

Узнав об этом от враждебных Англии посредников, Людовик XV решил возобновить дипломатические переговоры с царицей — ход, который мог обесценить договор с англичанами. Все его попытки вступить с Елизаветой в прямое общение потерпели крах благодаря настроенным дружественно к Англии русским вельможам или агентам, оплаченным англичанами. И когда шевалье де Валькруасан попытался лично засвидетельствовать царице свое почтение, его арестовали и посадили в крепость, обвинив в шпионаже. Царица была окружена шпионами партии, возглавлявшейся Бестужевым-Рюминым, который собирался позволять кому бы то ни было сорвать сделку, заключенную с английским королем.

Юный шевалье д'Эон, которому суждено было в свое время стать предметом не одного знаменитого пари, в детстве подавал немало надежд, хотя его мать, по невыясненным причинам, нарядила его девочкой, когда ему было четыре года, и в этом платье он ходил до семи лет. В юности он отличался как в юридических науках, так и в фехтовальном искусстве. В пору, когда его молодые товарищи только начинали овладевать латынью, он уже имел степень доктора гражданского и церковного права и тотчас же был принят в адвокатуру родного города Тоннера. Хрупкий с виду юноша, вызывавший лишь насмешки сорвиголов, посещавших лучшую фехтовальную школу города, д'Эон вскоре обнаружил такое мастерство в обращении со шпагой и рапирой, что его избрали старшиной фехтовального зала.

Гибкий ум, гармонически сочетавшийся со столь же гибким и подвижным телом, заставил шевалье покинуть Тоннер, больше славившийся винами, чем науками или литературой. Он написал трактат о финансах Франции при Людовике XIV, что обратило на него внимание преемника этого монарха. Людовик XV намеревался использовать юриста и фехтовальщика д'Эона в своем министерстве финансов, которое нуждалось в ловком и умном работнике, поскольку государство все глубже увязало в трясине долгов. Но внезапная нужда в способном секретном агенте выдвинула смазливого юношу на пост эмиссара в Московию. Из всех французов он казался наиболее пригодным к тому, чтобы скрестить оружие с Бестужевым-Рюминым.

Д'Эон и его соучастник по рискованной миссии, некий шевалье Дуглас, встретились в Ангальте. Дуглас, как говорили, «путешествовал для поправки здоровья» — ироническая характеристика для французского шпиона, решившегося сунуть голову в ледяную пасть петербургского гостеприимства. В поездку «с лечебной целью» Дуглас взял свою «племянницу», прелестную «Лию де Бомон». Прибыв в Германию из Щвеции, Дуглас в целях маскировки отправился в Богемию знакомиться с какими-то рудниками. Его племянница, как видно, не очень интересовавшаяся рудниками, была заядлой любительницей чтения. Молодому д'Эону ещё до выезда из Версаля дали красиво переплетенный экземпляр «Духа законов» Монтескье, который остался единственной утехой «мадмуазель Лии», хотя, похоже, ей нелегко было с ним справиться. Возможно, эта серьезная молодая женщина заучивала его наизусть.

В роскошном переплете тома было спрятано собственноручное письмо Людовика XV к царице Елизавете, приглашавшее её вступить в весьма секретную переписку с владыкой Франции Книга таила в себе ещё и особый шифр, которым царице и её англофобски настроенному вице-канцлеру Воронцову предлагалось пользоваться в письмах к Людовику. Таким образом, д'Эон должен был не только фигурировать в роли женщины и послушной племянницы, но и ни на минуту не выпускать из рук драгоценной книги с королевским приглашением и шифром.

Усердную читательницу Монтескье во время путешествия видели многие, её описывали, как «женщину маленького роста, худощавую, с молочно-розовым цветом лица и кротким, приятным выражением». Мелодичный голос д'Эона ещё больше способствовал успеху его маскировки.

Он благоразумно разыгрывал из себя не заносчивую, кокетливую и таинственную особу, а сдержанную, застенчивую девушку. Если бы она слишком манила к себе мужчин, это могло бы испортить все дело; и все же есть свидетельства, что «Лия» была привлекательна. Придворные живописцы не раз домогались чести писать портрет «мадемуазель де Бомон». Пришлось уступить кое-кому, и сохранившиеся миниатюры подтверждают репутацию д'Эона как первого и величайшего шпиона-трансвестита.

В Ангальте, где два обманщика встретились для создания маскарадной пары «дяди и племянницы», д'Эон и Дуглас были благосклонно приняты фешенебельным обществом, их просили даже продлить свой визит. Чтобы ускорить отъезд агентов Людовика в Петербург, пришлось даже сослаться на нездоровье. Прибыв, наконец, в столицу Елизаветы, путешественники остановились в доме Маэля, француза, не без выгоды занимавшегося международными банкирскими операциями. Прелестную «Лию» никто не обременял докучными расспросами, а когда слишком приставали к Дугласу, с тем делался припадок кашля, а затем он начинал рассказывать, что врач предписал ему пожить некоторое время в холодном климате.

В России было достаточно холодно, однако не для «мадемуазель Лии». Зато её сообщник не преуспевал: агенты Бестужева-Рюмина чинили всякие препятствия французскому дворянину слабого здоровья, питавшему явный интерес к торговле мехами. Дуглас носил с собою красивую черепаховую табакерку, с которой не расставался. Под фальшивым дном этой табакерки были спрятаны инструкции французскому агенту и тайный шифр для его личных донесений. Но Дуглас им ещё не пользовался — сообщать было нечего, пока «племяннице» не удалось увидеться с Воронцовым. Вице-канцлер оказался столь же расположен к Франции, как и сообщали информаторы короля Людовика. Воронцов и представил прелестную «Лию» царице Елизавете.

Елизавета любила лесть, молодежь и удовольствия. И «мадемуазель де Бомон» оправдала возлагавшиеся на неё ожидания. Она представляла французскую молодежь, иноземную веселость; это был ароматный цветок, непостижимым образом занесенный на север из садов короля, царствование которого уже прославилось адюльтером, побив в этом отношении рекорды Франциска I, Генриха IV и Людовика XIV. Елизавета слышала о знаменитом «Оленьем парке», первом мастерски организованном и систематически пополнявшемся гареме, каким когда-либо располагал король-католик. А тут ещё эта нежная, прелестная племянница шевалье Дугласа, так пристойно украшавшая собой петербургский двор! Благодаря своему неподражаемому маскараду д'Эон в одни сутки стал могущественной фавориткой и был назначен фрейлиной, а затем и чтицей к стареющей императрице. Можно полагать, что первой книгой, которую «Лия» предложила Елизавете, был её собственный драгоценный экземпляр «Духа законов».

Вскоре британский посол Вильямс доносил лорду Холдернесу в Лондон: «С сожалением должен уведомить, что канцлер (Бестужев-Рюмин) находит невозможным побудить её величество подписать договор, которого мы так горячо желаем».

Пришло время, когда молодой д'Эон, блестяще выполнив несколько важных дипломатических поручений короля Людовика, был официально отозван в Париж.

Французский король оказался весьма признательным. Д'Эону публично пожаловали годовой доход в 3 000 ливров, его часто назначали дипломатическим представителем. Его посылали и в Россию, и в другие страны, где требовался человек, умеющий разрешать запутанные вопросы. Иногда очаровательной «Лии де Бемон» снова приходилось пудриться, душиться, завиваться и наряжаться к вящей славе французской дипломатии. Но когда Франция вступила в войну, молодой авантюрист настойчиво пожелал занять свое место в армии. Он был первым адъютантом герцога де Брольи, который в качестве начальника королевской секретной службы предпочитал пользоваться его помощью лишь для шпионажа и интриг. Впрочем, говорят, что д'Эон отличился в некоем сражении, в критический момент доставив обоз со снарядами под шквальным огнем неприятельских полевых орудий.

В конце концов он был аккредитован в Лондоне как дипломат и на этом новом поприще имел необычайный успех. Будучи секретарем герцога Нивернэ, в ту пору французского посла, д'Эон действовал за кулисами в то время, когда Людовик XV и его министр Шуазель старались заключить с Англией договор, который должен был гарантировать Франции безопасность от Англии, пока Людовик не подготовится к объявлению войны. Секретарю Нивернэ удалось добыть Шуазелю точные списки весьма доверительных инструкций английскому уполномоченному на переговорах Бедфорду.

Уловка, с помощью которой д'Эон добыл копии инструкций и благодаря которой его имя упоминается в столь солидном историческом труде, как «Кембриджская современная история», может показаться бесчестной, но едва ли в большей мере, чем вся внешняя политика его двуличного царственного хозяина. Сама уловка была довольно остроумна, но звания шедевра не заслуживает. Дело было, видимо, так: помощник британского министра иностранных дел посетил Нивернэ и д'Эона, имея при себе портфель, набитый официальными документами. Гостеприимство французского посольства ослабило бдительность гостя, а поданное превосходное шабли отвлекло его внимание от д'Эона и портфеля. Шевалье, извинившись, отлучился на время из комнаты, и с ним вместе «отлучился» портфель. С быстротой, соответствовавшей столь редкому случаю, д'Эон просмотрел лежавшие в портфеле бумаги и быстро скопировал все тайные инструкции министра Бюта, предназначенные только для Бедфорда. Обманутый помощник министра все ещё расхваливал и попивал вино, когда д'Эон, извинившись за отлучку, вернулся к послу и его английскому гостю. Портфель сохранил прежний вид, словно к нему никто и не прикасался.

Такая предприимчивость д'Эона дала герцогу Шуазелю огромные преимущества в переговорах. Беднягу Бедфорда постоянно смущало ощущение, что содержание его инструкций в точности известно Шуазелю. И так как Бедфорд ничего не знал о поступке д'Эона, то решил, что его умышленно обманул его коллега Бют, и потому по возвращении в Англию подал в отставку. Позднее, по тому же подозрению, он отказался, принять пост председателя совета министров, освободившийся после смерти Грэнвилля. Таким образом, д'Эон оказал влияние на ход текущих политических событий в Англии. Правда, это ничего ему не принесло, ибо самые его успехи в Лондоне послужили началом упадка его карьеры. Он был необходим Нивернэ, он был доверенным агентом Людовика XV, но увядающая фаворитка Помпадур, особа патологически подозрительная и ревнивая ко всем доверенным лицам Людовика, проявила себя и в данном случае.

Д'Эон вел теперь весьма секретную переписку с французским королем, действуя в качестве посредника и посылая Людовику донесения видного военного шпиона — известного французского инженера и военного тактика маркиза де ла Розьера. Маркизу было поручено вступить в сотрудничество с д'Эоном в Лондоне и заняться тайным, но основательным изучением прилегающих к Ла-Маншу графств Англии, чтобы выяснить, где лучше было бы высадить в Англии французскую армию.

Энергичный интриган из французского посольства в Лондоне не ограничился тем, что получал и препровождал Розьеру секретные указания и советы французского короля; он составлял архив из всех подлинных документов, проходивших через его руки. И настало время, когда ему понадобилось именно такое орудие для парирования бесчестных и частых ударов. Людовик XV возвел шевалье в дипломатический ранг полномочного министра. Шпионское обследование английского побережья было успешно завершено, не возбудив ни в ком подозрений, и этот предшественник Наполеона среди Бурбонов тайно лелеял свой план внезапной высадки на берегах Альбиона.

Внезапно над головой д'Эона грянул гром. В Лондон ему на смену был назначен послом его же дальний родственник, которого он имел основания считать своим личным врагом. Фактически это было публичное разжалование, он становился подчиненным. Зависть Помпадур соединилась с интригой клики врагов, чтобы унизить шевалье.

Самым сильным обвинением, выдвинутым против д'Эона, было его мотовство, его ненасытная любовь к роскоши. Людовик XV вознаграждал его крупными суммами, но д'Эон не вылезал из долгов. Однако он не был беззащитен против своих врагов и имел кое-что, стоившее богатства. У него были письма короля — документы, каждый из которых разоблачал заговор против мира и против Англии, служил доказательством шпионской деятельности Розьера и д'Эона и коварных планов высадки десанта. Этот материал огромной взрывчатой силы мог глубоко взволновать все английское общество, попади он в руки парламентской оппозиции. И подобная мина, способная вызвать войну, находилась в руках д'Эона, и только он знал, где документы спрятаны.

Из Франции неслись королевские угрозы, обещания, мольбы и приказы. Одно послание напоминало шевалье, как славно послужил он своему королю в женском одеянии, и советовало ему вновь переодеться женщиной и немедленно вернуться в Париж. Д'Эон предался глубокому раздумью Он хорошо знал цену такой непостоянной вещи, как благодарность монархов. Его враги торжествовали: при поддержке Помпадур его оскорбили и унизили. Но он серьезно усомнился в том, сможет ли утолить придворную мстительность простой отзыв его из Лондона. Д'Эон польстил Англии, решив искать убежища в пределах страны, государственные тайны которой прежде покупал. И не разочаровался в своих надеждах. Английские политические деятели и английская юстиция не захотели мстить ему, выдав французским властям.

Английский публицист и политический деятель Джон Уилкс, кумир лондонских масс, был другом и сторонником д'Эона Фактически вся Англия была как будто на его стороне. Повинуясь инстинкту, столь присущему любому секретному агенту и побуждающему стушевываться в подобного рода обстоятельствах, д'Эон сперва попытался замаскировать свою частную борьбу. Но после нескольких попыток похитить его и вывезти во Францию, он развернул в английской прессе кампанию против своих врагов. Д'Эон нанимал себе телохранителей, людей, которых знал по секретной службе, по службе в армии, или французских дезертиров, живших в Англии Он афишировал свое искусство дуэлянта, чтобы головорезы за Ламаншем немножко призадумались.

Между тем шантаж становился все круче. Д'Эон обращался к своему монарху с показной искренностью, уверял его в неизменной преданности, но заодно упоминал, какую цену предложили «истинные друзья из английской оппозиции» за письма, скандально разоблачающие заклятого недруга Англии. Убедившись, что мелодраматические попытки нанести удар силой не удаются, агенты французского короля прибегли к суду. В суде д'Эон проиграл дело, но завоевал симпатии половины Англии и остался невредим. Попытки выследить и арестовать его были лишь жестом дипломатической вежливости. Человек, дерзнувший шантажировать короля, просто-напросто укрылся под охраной Уилкса и решительной группы друзей, враждебных Бурбонам.

Французские шпионы всячески старались перехитрить, поймать, дискредитировать и погубить преследуемого шевалье. Пропагандистские памфлеты обливали его грязью. Он ответил на это выстрелом прямо в цель: опубликовал несколько писем Людовика, изобиловавших нескромными откровенностями. Впрочем, начал он с самых невинных писем, прозрачно намекая на свою готовность на них не останавливаться.

Однажды шевалье услышал жуткие крики и стоны из стены своей гостиной. Вместо того чтобы известить, кого следует, он тотчас начал действовать. Выпачкавшись в саже, шевалье прочистил шпагой дымоход и обнаружил «трубочиста», который признался, что его нанял агент французского посла «гудеть нечистым духом» в трубах квартиры д'Эона. Если бы д'Эон заявил, что слышит звуки, происхождение которых нельзя установить извне, это дало бы повод признать его сумасшедшим, на чем собирались сыграть враги дипломата-шпиона.

Такие маневры серьезно встревожили д'Эона, и он нанес ответный удар, отдав для перевода и публикации в Англии ещё несколько королевских писем. Он слышал рассказы о девушке, жившей в «Оленьем парке», которая, увидев Людовика XV после покушения на его жизнь, совершенного Дамьеном (5 января 1757 года), прильнула к своему владыке с криком: «Не покидайте меня, дорогой монарх! Я думала, что с ума сойду от горя, когда они пытались вас убить!» И так как это грозило разоблачить королевское инкогнито (в «Оленьем парке» король появлялся под именем польского графа, дальнего родственника своей бывшей жены королевы Марин Лещинской), а несчастная девушка продолжала называть его королем, Людовик приказал объявить её сумасшедшей, а затем упрятал в приют умалишенных.

Письма вызвали в английской публике такое негодование, что даже Людовику стало ясно, что если кампания разоблачений будет продолжаться, то войны не миновать. Теперь условия диктовал шевалье: в обмен на письма он потребовал 12000 ливров в год субсидии и назначение в секретную службу за границей. Но д'Эон не верил в прочность каких бы то ни было уступок и в виде меры предосторожности решил оставить у себя некоторые наиболее компрометирующие короля документы.

В разгаре переговоров Людовик XV скончался. Новый король и его министры, похоже, с почтением относились к выдающимся способностям д'Эона. Но запрошенную им цену сочли непомерно высокой, и в Лондон был отправлен умный и опытный эмиссар для торга с знаменитейшим авантюристом своего времени. Этим эмиссаром был Карон де Бомарше, тоже изрядный авантюрист в своем роде, и его прибытие в Англию в тот момент оказалось — независимо от шантажа д'Эона — событием, имевшим крупное историческое значение.

 

Глава восьмая Карон де Бомарше, он же Норак

Автору «Женитьбы Фигаро» и «Севильского цирюльника» было в ту пору 42 года. Больше половины жизни он провел в спекуляциях, публичных скандалах, в атмосфере дуэлей, арестов, тюремных заключений и ссылки, а заодно и сентиментальных приключений. Его обвиняли даже в отравлении трех жен, хотя женат он был только дважды и ни одной жены не отравил. Сын часовщика Огюстен Карон с тринадцати лет стал приучаться к ремеслу отца и, отличившись рядом лихих мальчишеских выходок, дал первое доказательство своей гениальности, усовершенствовав приспособление, позволившее изготовить часы очень малых размеров. Изящные часики Карона стали модны в фешенебельном Париже. И когда часовщик-конкурент вздумал использовать это изобретение, его юный творец обратил на себя внимание тем, что апеллировал не к суду, а к Академии наук. Он стал часовщиком короля и женился на вдове на несколько лет старше себя; зато её деньги дали ему возможность купить себе дворянство. Вскоре он бросил ремесло часовщика: любовь и состояние жены доставили ему желанный пост контролера королевской кладовой. Теперь, роскошно нарядившись, он поддерживал блюдо, на котором королю подавали еду, и — благодаря дворянскому титулу — мог даже ставить его перед монархом. Не станем подробно описывать его жизнь в эту пору. Говорят, Огюстен Карон де Бомарше «любил все — славу, деньги, философию, удовольствия, а больше всего шумиху». В дальнейшем мы видим его преподавателем музыки четырех одиноких дам — покинутым дочерям Людовика XV.

Любопытно, что это спокойное занятие было ознаменовано его дебютом в своеобразной секретной службе. Он сделался частным агентом известного парижского банкира Дювернэ. Дювернэ смело ополчился против бумажных денег Джона Ло и биржевой горячки; он верил только в золото, копил его и за чрезмерную любовь к нему даже отправился в тюрьму. У Дювернэ был служащий, по фамилии Пуассон; и когда дочь Пуассона стала маркизой Помпадур, звонкая наличность парижского Дювернэ и его братьев стала в известной степени опорой Франции. Но политические ходы Питта Старшего (лорда Чатэма) и армия Фридриха II немало унизили французское оружие в Семилетней войне, и Дювернэ, советчик Помпадур, понес потери.

Решив вновь войти в милость при дворе, Дювернэ вздумал стать филантропом и предложил учредить в Сен-Сире женскую семинарию. Из этого учреждения впоследствии выросла знаменитая французская Военная академия; но при своем возникновении она имела к военному делу разве лишь то отношение, что должна была помочь королю, двору и народу забыть войну, стоившую Франции миллиона солдат, двух с половиной миллиардов франков. Война породила катастрофический Парижский трактат 1763 года, по которому у Франции были «ампутированы» Индия, Канада, ряд малых Антильских островов и Сенегал, перешедшие к Англии, а также Луизиана, которую Франция уступила Испании, бывшей её союзнице в последние годы разорительной войны. И вот, чтобы стереть пятно этой бесславной авантюры, лукавый Дювернэ, хорошо знавший интересы двора и уже заручившийся одобрением Помпадур, поручил Бомарше, преподавателю музыки дочерей короля, привлечь к этому филантропическому делу четырех пребывавших в забвении перезрелых принцесс-девственниц.

После того Бомарше брался за разные дела, иногда несколько одновременно, но постоянным сотрудником секретной службы сделался лишь тогда, когда его постигло беды и публичная опала. Бомарше обвинили в подлоге и в попытке подкупить судью (при посредстве жены) и тем добиться оправдательного приговора. Бомарше был осужден, ему пришлось на коленях выслушать приговор, особым постановлением он был предан моральному шельмованию и лишен французского подданства и всех прав состояния.

Но Бомарше не остался без удовлетворения. «Весь Париж оставил в моей прихожей визитные карточки на другой же день после моего осуждения», — самодовольно заявлял Бомарше впоследствии. Принц королевской крови дал в его честь банкет вечером того же дня, когда был вынесен приговор. Бомарше не мог пригласить адвоката и в свою защиту написал «Мемуары», в которых с таким красноречием разоблачал судивших его, что сразу стал героем разоренной и беспокойной предреволюционной Франции.

Министр полиции Де Сартин предостерегал осужденного авантюриста. «Недостаточно быть в опале — надо ещё уметь быть скромным», — так он выразился. Сам де Сартин был человек исключительно скромный и ловкий, он с большим тактом и пониманием своих интересов служил в то время двум господам. Людовик XV был ещё жив, фавориткой числилась мадам Дюбарри; а у де Сартина хватало врагов, с которыми следовало держать ухо востро. В их числе были будущий Людовик XVI и Мария-Антуанетта. Сартин, не предчувствуя, что его перещеголяет Жозеф Фуше, не без оснований считал себя наиболее осведомленным из французских министров полиции и «патриотически» решил не оставлять своего поста до смерти Людовика XV, а затем служить подольше и при новом короле. Дюбарри вызвала его к себе и потребовала, чтобы он немедленно подкупил автора скандального памфлета «Записки публичной женщины» и запретил распространение этой брошюры, которая бросала тень на прошлое фаворитки короля. Автором этой брошюры был Моран, собиравшийся ввезти экземпляры памфлета из Англии.

Разнообразные дарования, как и похождения, Карона де Бомарше были хорошо известны де Сартину, и министр полиции считал его исключительно подходящим для переговоров с Мораном. Бомарше оправдал его доверие. Он настолько ловко повел переговоры с шантажистом, что сумел купить его молчание, его рукопись и все отпечатанные экземпляры памфлета; так что всякие следы описания бурной молодости мадам Дюбарри исчезли. Моранд был поражен предложенной ему царской наградой в 2 000 ливров, а Бомарше с триумфом вернулся за своей наградой — восстановлением в правах. Но тут внезапная смерть короля опрокинула его расчеты.

Вскоре, однако, Бомарше вернулся в Лондон представителем Людовика XVI. Его мастерство в извлечении компрометирующего документа из акульей пасти Морана убедило деятелей нового режима, что найдено, наконец, оружие, которое можно противопоставить д'Эону. Тайные и зажигательные письма, разоблачавшие прошлое царствование, все ещё угрожали спровоцировать Англию и вызвать войну. С д'Эоном, как человеком сановным, сделавшим карьеру на французской дипломатической службе, справиться было трудно, и Бомарше понимал всю сложность задачи. Д'Эон тоже был шантажист; но он был любимец англичан и знаменитый эксцентрик, который требовал огромных сумм за то, чтобы оставить Францию в покое, и часто появлялся в женском одеянии, мистифицируя английскую публику. Бомарше нашел, что тот «курит, пьет и сквернословит, как немецкий солдат», но, несмотря на ухватки шантажиста и странную манеру одеваться, все же довольно привлекательным и сродни самому Бомарше по натуре.

Д'Эон принадлежал к кружку Джона Уилкса и ввел Бомарше в этот круг. Так случилось, что француз познакомился с Артуром Ли, представителем американских колоний в Лондоне. Бомарше фигурировал там под прозрачным псевдонимом «господин Норак». Ли постоянно окружен был тучей шпионов; но его привлек французский агент, необычное обаяние которого, после того как им пленился д'Эон, захватило весь Лондон. Ли с Бомарше подружились.

По отношению к Ли был применен новый прием шпионажа, о котором стоит рассказать. Одно время американский посол пребывал в Берлине, где британским посланником при дворе Фридриха II был двадцатипятилетний самолюбивый дипломат Хью Эллиот. С помощью служанки-немки англичанину удалось подкупить других слуг отеля, где проживал Ли. После этого личный дневник Ли был украден, быстро доставлен в британскую миссию и там переписан. На это ушло не более шести часов, после чего исчезнувший дневник был незаметно подкинут Ли обратно.

Завязавшаяся в Лондоне дружба между Артуром Ли и ловким французским эмиссаром имела прямым следствием организацию снабжения американских повстанцев. Американские колонии обязаны Бомарше основанием особой фирмы-прикрытия «Родерик Орталез и K°». Мало кому известно, что снабжение американских войск французскими боеприпасами представляло собой выдающийся эпизод международных тайных войн. Сам же Бомарше, хотя и любил конспирацию и свою роль в её осуществлении, все же никогда не смотрел на это дело, как на подлежащее окружению тайной. Когда первые корабли должны были «тайно» отплыть с оружием и боеприпасами для войск Вашингтона, Бомарше привез в порт Бордо театральную труппу, поставил свою пьесу «Женитьба Фигаро» и устроил нечто вроде фестиваля по случаю столь блестящего секретного дела.

 

Глава девятая Тайная практика доктора Банкрофта

Когда Испания воевала с Марокко, Англия поставляла туземцам всевозможное оружие и точно так же вооружала врагов Испании в Алжире. «Коварный Альбион, — писал маркиз Гримальди, премьер-министр Испании, графу де Верженну, — организовал это дело и на Востоке, снабжая оружием мавров, чтобы те атаковали наших подданных на Филиппинских островах». Верженн знал от своих агентов, что английские корабли во время недавнего восстания на Корсике снабжали повстанцев порохом и мушкетами.

Но Верженн не знал размаха действий британской секретной службы на французской территории, особенно в Париже, когда правящие классы Франции открыто симпатизировали мятежникам, восставшим против Георга III. Впоследствии Верженн жаловался, что английскому послу лорду Стормонту было известно о действиях американских представителей и что он «вечно донимал его подробностями». Артур Ли в своем неопубликованном дневнике пишет: «Это не удивят никого, кто знает, что у нас нет ни времени, ни подходящего места для наших совещаний и что прислуга, посторонние лица, все, кто угодно, имели свободный доступ в помещение в то время, когда мы обсуждали государственные дела; документы, к ним относящиеся, лежали открыто в общедоступных комнатах».

Но англичане никогда не полагались только на беспечность американцев; простодушию американских дипломатов ещё предстояло стать в Европе притчей во языцех. Как и в прежних войнах, англичане допускали промахи лишь в отношении действии вооруженных сил. Как говорил Джон Адамс, они послали войска в колонии, чтобы подавить мнимую революцию, и умудрились устроить там революцию настоящую. Лорд Саффолк и его помощник Вильям Иден, руководившие в Лондоне секретной службой, стремясь вернуть то, что потеряли британские генералы, раздавали взятки направо и налево и сумели найти доступ к любому секретному документу.

В эти пять критических лет (1776–1781) британское министерство иностранных дел и британский король Георг III проявляли немалый интерес к донесениям шпионов и были куда лучше осведомлены о международном положении Америки, чем сам генерал Вашингтон или американский Конгресс.

Высокая эффективность британской разведки достигалась разными путями, из которых наиболее действительными оказались шпионаж и подкуп некоторых внешне лояльных американцев, проживавших во Франции. Посольство в Париже, во главе которого стоял Бенджамин Франклин, было куда более энергичным центром британской секретной службы, чем все те, какие она же впоследствии — в период Великой Французской революции и наполеоновских войн — организовала вокруг Парижа с помощью сторонников Бурбонов.

Другой доверенный помощник Франклина, «кроткий» и «добрый» Эдуард Бвнкрофт, доктор медицины, член Королевского общества, был настолько видным (хотя и тайным) британским шпионом, что ему пожаловали пенсию в 1 000 фунтов стерлингов в год. Под маской любознательности и преданности своему служебному долгу Банкрофт узнавал от Франклина все, что тому было известно; и все, что Банкрофт узнавал от Франклина, немедленно передавалось в Англию, лорду Уэймуту или лорду Саффолку. Франклин, которому французы доверяли, сам того не сознавая, выуживал у них секретные сведения, которые передавались прямо в Лондон. Нередко эти секреты так и не попадали в Америку, ибо Банкрофт перехватывал и задерживал депеши.

О проницательности Артура Ли как борца со шпионажем можно судить по тому, что он первый распознал в Банкрофте шпиона на службе у британского правительства. Свои опасения Ли изложил самому Франклину и, что ещё важнее, представил доказательства. Банкрофт неоднократно ездил в Лондон и каждый раз присутствовал там на секретных собраниях тайного королевского совета. Эти сведения Артур Ли получил от своего брата Вильяма, исключительное положение которого в Англии давало ему много преимуществ в занятии импровизированной контрразведкой. Уильям Ли был не только удачливым торговцем табаком; в 1773–1774 годы он был одним из двух шерифов (начальников полиции) Лондона. После смерти Джона Шекспира Уильяма Ли выбрали олдермэном — членом городского управления Олдгейта (Олдгейт — район Лондона). Никогда ещё американца не избирали членом городского управления Лондона (эта должность в ту пору была пожизненной). Олдермэн был весьма почетным должностным лицом. Таким образом, если Уильям Ли считал поведение доктора Банкрофта вызывающим подозрения, он исходил не из пустых и злобных сплетен, и его предостережение заслуживало внимания любого американского патриота.

Но Франклин знать ничего не хотел. На этот раз его покинули обычные спокойствие и добродушие. Эдуард Банкрофт был его старинный друг и преданный ученик, а великие люди питают нежную привязанность к своим ученикам. Ли стали третировать как подозрительного смутьяна; бранили за то, что ныне может быть названо исторической прозорливостью. Безграничное доверие Франклина являлось той ширмой, в которой нуждался Банкрофт. Возмущение Франклина немало связывало руки братьям Ли.

Банкрофт, для которого шпионаж был средством обогащения, стал ориентироваться на другую профессию. Как всякий прирожденный заговорщик, он обладал инстинктом азартного игрока и всегда был занят подготовкой какой-нибудь выгодной спекуляции. По-видимому, Франклин не замечал и не осуждал этих явных уклонений от медицины, науки и государственных дел.

Король Георг III питал отвращение к биржевой игре. Узнав о неизлечимой тяге Банкрофта к спекуляции и забвении им интересов войны, Георг стал обвинять его в том, что он пренебрегает честью родины. «Этот человек — шпион-двойник — восклицал Георг III. — Если он приехал в Лондон, чтобы продавать американские секреты Франклина, то вполне может вернуться во Францию с грузом английского товара того же рода».

Банкрофт всегда передавал в Париж кучу сведений о передвижениях английских войск и флота и о намерениях британского правительства. Это были материалы, состряпанные его британскими хозяевами, они казались очень важными, но, как правило, представляли собой фальшивые или настолько устаревшие данные, что использование их не могло принести Англии никакого вреда. Такую маскировку предложили в Лондоне джентльмены, которым были известны ум и честность Франклина и которые опасались, что «добрый и тихий» Банкрофт не попадал под подозрение, совершая свои поездки впустую. Недоверие Франклина, стоило ему только зародиться, могло бы навсегда положить конец афере Банкрофта. Франция с Англией, правда, ещё не находились в состоянии войны, но французские власти легко могли найти предлог для высылки Банкрофта из страны.

Таким образом, становится понятно, что Георг III, по меньшей мере в делах секретной службы, не был тем слепым и сварливым старым деспотом, каким его изображали противники Банкрофт действительно был шпионом-двойником, но эту ситуацию создали собственные министры Георга. Чтобы уверить американцев в том, что Банкрофт как секретный агент работает в их пользу, британский министр даже приказал арестовать его за шпионаж. После этого американский Конгресс согласился платить доктору жалованье за его «опасную» работу. Любопытно отметить, что Банкрофт написал очень резкое письмо, когда однажды произошла задержка с жалованием, причитавшемся ему как американскому агенту.

Кажется почти невероятным, что частые поездки Банкрофта в Лондон не возбудили подозрений Франклина и даже не заставили этого великого мужа вспомнить о горячих и убедительных обвинениях братьев Ли. По существу Банкрофт ездил в Лондон с троякой целью: для доклада на Даунинг-стрит, для наблюдения за своими личными биржевыми спекуляциями и для совещаний с соучастником как в шпионаже, так и в биржевой игре. Этого близкого друга и товарища по интригам звали Поль Уэнтворт. Он принадлежал к видной ньюхэмпширской семье, долго жил в Лондоне и превосходил Банкрофта как образованностью, так и общественными связями. Близость с Уэнтвортом укрепляла положение Банкрофта, ибо Уэнтворт был на пути к получению дворянства. Дальний родственник маркиза Рокингема, он владел плантацией в Суринаме, где Банкрофт производил опыты в области производства красителей.

Бомарше называл Уэнтворта «одним из одареннейших людей Англии». И все же Поль Уэнтворт — человек культурный, говоривший по французски «так же хорошо, как вы, и лучше меня», как доносил Бомарше графу де Верженну, не нуждавшийся ни в богатстве, ни во влиянии, ни в перспективах, — по какому-то капризу своего честолюбивого характера стал шпионом. По утверждению одного из позднейших исследователей, Уэнтворт гнушался термином «шпион» и все же был пронырливым в неустанным шпионом, ожидавшим в награду от англичан «финансовой компенсации, титула баронета и места в парламенте». Цена Уэнтворта, которую он так и не получил, не была чересчур высока, ибо он, судя по всему, обладал всеми качествами, необходимыми для самой успешной разведывательной работы. Правда, он редко лично рисковал, но, несомненно, был неоценимым и искусным агентом-вербовщиком.

 

Глава десятая Натан Хэйл и майор Андре

Американская революция была малой войной, постепенно переросшей в большую с усилением мощи провозглашенной республики и с укреплением идей свободы. Действительная роль секретной службы в этом колониальном конфликте была установлена и оценена лишь недавно. Если бы мы полагались только на стандартные исторические труды, у нас создалось бы впечатление, что после того как повесили капитана Хэйла и майора Андре, а Бенедикт Арнольд нашел убежище в британском лагере, борьба за американскую независимость не знала заслуживающих внимания фактов шпионажа или разведки.

Однако генерал Вашингтон был слишком опытным воином, чтобы недооценивать значения правильной военной информации. В дни своей юности он стал свидетелем поражения Брэддока, упрямо пренебрегавшего выяснением состава защитников форта Дюкен. Когда Натан Хэйл, смелый, искренний, но неопытный шпион-патриот, потерпел неудачу в своей важной миссии, американский главнокомандующий как будто оплакал потерю славной молодой жизни и отказался от секретной службы как оружия или меры обороны. Лишь гораздо позднее были обнаружены документы, опровергающие это и свидетельствующие, что Георг Вашингтон сделал шаг, куда более практичный, нужный и важный. Хэйл, имевший лишь одну жизнь, чтобы отдать её родине, погиб, не зная, что он вместе с тем подал неоценимый пример.

Неудача Хэйла послужила предостережением для Вашингтона, приступившего к вербовке агентов и организации военного шпионажа, к вербовке людей, которые непринужденно и вдохновенно вели бы смертельную игру и знали, как держать свои дела в глубокой тайне.

Генерал Вашингтон и его сторонники в Нью-Йорке обменивались сообщениями, жизненно важными для дела восстания колоний, не от случая к случаю, не время от времени, а регулярно все годы войны за независимость. На этой почве и родились шпионаж и контршпионаж.

Если учесть скудное снаряжение континентальных войск, неопытность большинства офицеров, чрезмерно упрощенные или примитивно неумелые приемы боя, а также слабость фортификаций колонистов, недостатки снабжения, плохое взаимодействие с военно-морскими силами и необоснованность планов кампании, то приходится лишь удивляться тому, каким образом в таких условиях могла сама собой возникнуть эффективная и насквозь «современная» секретная служба.

Гражданский разведывательный корпус обслуживал Вашингтона так же умно и изобретательно, как тогдашняя европейская разведка — любого военачальника Европы. Шпионов Вашингтона, хотя и малочисленных, можно приравнять к секретным агентам Фридриха II, «отца прусских шпионов», или к шпионам Морица Саксонского, инициатора большей части приписываемых Фридриху нововведений в военной секретной службе.

Как борец за дело революции, генерал Вашингтон имел большие преимущества, в том числе и то, что мог полагаться на своих приверженцев. От молодых и пылких его сторонников требовалась готовность идти на риск и жертвы; именно эта готовность к самопожертвованию характеризует секретную службу патриотов. Первую весть о первой жертве (Натана Хэйла повесили в сентябре 1776 года) принес американским войскам капитан Джон Монтресор из королевского корпуса саперов, адъютант генерала Вильяма Хау. Он появился в Харлем-Плейнсе, в штате Нью-Йорк, и прошел через линию фронта с белым флагом; его встретила группа американских офицеров. Лишь спустя пять месяцев в печати появились сообщения о трагической гибели Хэйла во имя отечества. По общему признанию, он допустил промах, обнаружив свое волнение при допросе англичанами, и тем вызвал них подозрение; и все же своей неудачей он оказал благотворнейшее влияние на ход событий.

Случай этот стоил Хэйлу жизни, а Вашингтону — ценных сведений, которыми, как полагали, Хэйл располагал в момент ареста. Зато американский главнокомандующий убедился в необходимости создать секретную службу, более тщательно организованную и способную давать менее обескураживающие результаты. Для организации бюро секретной службы первоначально намечался Джон-Морин Скотт, но по до сих пор не установленным причинам он был отрешен от этой должности ещё до того, как закончил работу. После него Вашингтон возложил эту задачу на майора Бенджамина Толмеджа из 2-го полка легкой кавалерии.

Толмедж, Натан Хэйл, его брат Инок и Роберт Таунсенд в 1773 году были однокурсниками в Иеле. Вполне возможно, что на выбор Толмеджа и в дальнейшем на ещё более важное назначение Таунсенда повлияли сентиментальные соображения. Однокурсники Хэйла, надо полагать, были потрясены и возмущены жестоким обращением начальника британской военной полиции Каннингема с их товарищем. Возможно, Толмедж сам просил, чтобы ему доверили организацию шпионажа в районе Нью-Йорка.

Ясно, что опыта у него было не больше, чем у Хэйла, но способность к разведывательным действиям, проявленная им позднее, и наличие тех инстинктов, которые у Хэйла отсутствовали, стали одной из счастливых предпосылок удачи, без которой не была выиграна ни одна война.

Когда армейского майора переводят в разведку, всегда можно предположить, что его перебросили из-за немолодецкой посадки на лошади или неспособности командовать пехотным батальоном. Но когда во время войны гражданское лицо занимает ответственный пост в системе военного шпионажа, то более чем вероятно, что этот человек проверил свои возможности, заглянул в свою совесть и лишь после этого настойчиво потребовал назначения на подобный пост.

Важнейший сотрудник Бенджамина Толмеджа Роберт Таунсенд из Ойстер-Бэй, штат Нью-Йорк, дополняет список американских национальных героев ещё одним именем, хотя оно мало известно и мало чтимо в Соединенных Штатах в наши дни. Однако в свое время Таунсенд был выдающейся фигурой американской секретной службы. По некоторым данным, он был избран лично генералом Вашингтоном, и твердо установлено, что он снискал и сохранил доверие и благодарность главнокомандующего.

Когда Вашингтон предложил Таунсенду и Толмеджу взять на себя организацию и руководство секретной службой в Нью-Йорке, он этим в сущности просил их оставить на карту свою жизнь в борьбе против англичан, против их опасного и мстительного контршпионажа, и это — на все время войны. Гавань Нью-Йорка по своему расположению являлась идеальной базой для воинских сил короля Георга. И Вашингтону, и любому наблюдательному повстанцу, вроде Таунсенда, было ясно, что остров Манхэттен, служащий базой сильного флота, блокирующего побережье и прикрывающего линии сообщения и снабжения, при постоянном притоке пополнения, орудий и боеприпасов, является тем укрепленным пунктом, который последним перейдет из английских рук в руки Тринадцати штатов.

Шпионаж в такой близости к штабу, осложненный тому же необычайной сложностью переправки донесений через линию фронта, был нелегкой задачей. Для её выполнения требовался многоопытный специалист, искушенный в работе и прошедший школу европейской разведки. Но Вашингтон такого агента не имел; к счастью, как оказалось, он в нем и не нуждался. У него был Роберт Таунсенд, который, в свою очередь, располагал преданными и изобретательными друзьями. Авраам Вудхолл, Остин Ро и Калеб Брюстер с Толмеджем во главе являлись звеньями «цепи», как сам Вашингтон назвал это содружество людей, предельно добросовестно выполнявших его приказы. Вначале эти звенья прочной цепи, не ослабевавшей до тех пор, пока не была завоевана независимость Америки, маскировались псевдонимом «Сэмюэль Калпер». Но после того как импровизированная система шпионажа доказала свою гибкость и силу, способы общения и конспирации были усовершенствованы. Вудхолл стал подписываться «Сэмюэль Калпер старший», а Таунсенд — «Калпер младший». До самого конца борьбы с англичанами майор — в дальнейшем полковник — Толмедж был известен как «мистер Джон Болтон».

Таунсенд и Вудхолл были молоды, наделены воображением, богатством, занимали видное положение в обществе и представляли собой идеальную «ударную часть», которую можно было бросить в район, наводненный сторонниками англичан и перебежчиками. Таунсенд имел дом в Ойстер-Бэй, но жил в Нью-Йорке; он целиком «ушел в торговлю» как владелец универсального магазина, служившего ширмой и заодно первоклассным магнитом для клиентов-англичан, у которых искусно умел выуживать нужные сведения.

Молодой Вудхолл жил в своем доме в Сетокете тихо и замкнуто, не вызывая ни в ком подозрений. Шифрованные сообщения, составляемые Таунсендом, передавались Вудхоллу через Остина Ро, который в области связи был тем же, кем был Таунсенд в области шпионажа, с той лишь разницей, что подвергался большему риску. Система «цепочки» требовала, чтобы он, имея при себе уличающие документы, проводил большую часть времени на британской стороне фронта. Старинные документы (преимущественно счета на фураж) свидетельствуют, что он ездил на одной из лошадей генерала Вашингтона и держал её в конюшне города Нью-Йорка.

Наилучшей маскировкой Ро было его незаурядное искусство верховой езды. В период революции имя его было достаточно известно, но в нем и в его товарищах никто и отдаленно не подозревал тайных агентов Вашингтона. Ро выезжал в любую погоду и, отправляясь из центра Нью-Йорка по проселочным дорогам Лонг-Айленда, часто навещал дом Таунсенда в Ойстер-Бэй и пробирался дальше, в Сетокет, где останавливался у Авраама Вудхолла. О подлинной цели этих верховых прогулок англичане даже не догадывались.

Немедленно по получении донесений из Нью-Йорка Вудхолл спешил на северный берег Лонг-Айленда, где на веревке было развешено белье. Черная юбка и несколько платков составляли удобный код. Это было четвертое звено цепи — Калеб Брюстер. Неустрашимый лодочник переправлялся на своем суденышке через узкий пролив с одной стороны Лонг-Айленда на другую и вывешивал черную юбку, чтобы дать знать о своем прибытии. Условный порядок развески платков указывал, где причалила его лодка.

Брюстер — иногда ему помогал Натаниель Раглз, тоже агент секретной службы, — переправлял шифрованные сообщения от Таунсенда к Ро и далее к Вудхоллу в Коннектикут, где из дожидался Толмедж; а тот немедленно переправлял их генералу Вашингтону.

В дальнейшем Таунсенд постарался обезопасить себя, Ро и других сотрудников, прибегнув к симпатическим чернилам и сложному коду. Первый примитивный код оказался неудобным; составили новый, который врагам расшифровать было гораздо труднее.

Генерал Вашингтон отдал строгий приказ передавать донесения «Калперов» без малейшей задержки. И только один раз Бенджамин Толмедж рискнул не выполнить этот приказ, в результате чего в Северной Америке народился, можно сказать, систематический военный контршпионаж.

Английские войска оккупировали Ойстер-Бэй, английские офицеры расположились на постой в доме Таунсенда. Поздним вечером в конце августа 1780 года британский полковник Симкоу, находясь в доме самого энергичного шпиона Вашингтона, пригласил к ужину своего гостя, которого звали Андре. Сара Таунсенд (младшая сестра Роберта) наблюдала за подачей ужина и, как увидим дальше, подала мысль об информации, в которой особенно нуждалась американская армия.

Сара видела, как вошел незнакомец и положил на буфет Таунсенда письмо. Письмо, как она заметила, было адресовано «Джону Андерсону»; позже она видела, как Андре вскрыл и прочел письмо, адресованное Андерсону, и положил его в карман. Затем она подслушала разговор Андре и Симкоу об американской твердыне Уэст-Пойнт, где хранилось множество военных материалов, включая и материалы, полученные от Бомарше через подставную фирму «Родерик Орталез и K°». Там же были склады, заключавшие почти все запасы американской армии.

Сара Таунсенд, подозрения которой все усиливались, сделалась агентом секретной службы генерала Вашингтона. На следующее утро она уговорила влюбчивого британского капитана Даниеля Юнга послать курьера в Нью-Йорк для закупки провизии на ужин в честь полковника Симкоу. Курьер повез записку Сары к её брату Роберту; в ней она сообщала об Андре и «Андерсоне» и о том, что она подслушала о британских замыслах насчет Уэст-Пойнта. Как только британский курьер передал Роберту Таунсенду сообщение Сары, звенья шпионской цепи туго натянулись. Вскоре Остин Ро, покинув Нью-Йорк, уже скакал по заросшему кустарником Лонг-Айленду, Вудхолл следил за черной юбкой, Брюстер поднял парус, и предостережение Сары дошло до Бенджамина Толмеджа.

Как раз перед получением сообщения из «ойстер-бэйского филиала» Толмеджу вручили письмо генерала Бенедикта Арнольда, в котором комендант Уэст-Пойнта сообщал, что его друг Джон Андерсен, возможно, попадет в район действий Толмеджа. Не зная местности, Андерсон требовал, чтобы ему дали для охраны драгун. Следует ещё раз похвалить Вашингтона и исключительную конспиративность секретной службы Таунсенда, ибо Бенедикт Арнольд, офицер высокого ранга и высокой репутации, ничего не знал о роли Толмеджа как пятого звена невидимой цепи.

Майор Джон Андре направлялся в штаб Арнольда, когда Толмедж, нарушая приказы, задержал отправку последнего сообщения Роберта Таунсенда, вскрыл его и прочел. Причина, побудившая его так поступить, не установлена даже блестящими исследованиями Мортона Пендпакера. В донесении Таунсенда Толмедж встретил то же имя — Джон Андерсон. Он прочел сообщение Сары Раунзенд о беседе Андре (или Андерсона) с полковником Симкоу, где указывалось, как важно для британской армии захватить Уэст-Пойнт.

Толмедж проявил изумительную инициативу. Превратившись из шпиона в контрразведчика, он решил выследить и преследовать британского майора, который теперь должен был находиться за фронтом американских войск в качестве шпиона. Но Андре, как мы знаем, уже успел пробраться в Уэст-Пойнт, где получил от Арнольда план укреплений и другие документы, включая расчет атакующих сил, необходимых для взятия крепости.

С той минуты как прелестная Сара Таунсенд уговорила капитана Юнга разрешить ей прибегнуть к услугам британского курьера, счастье Андре пошло на убыль. Британский военный шлюп «Коршун», на котором Андре плыл вверх по Гудзону, был обстрелян американской береговой батареей и вынужден был повернуть назад. В это время, 21 и 22 сентября, Андре совещался с изменником Арнольдом. Убедившись, что он отрезан от «Коршуна» и пробираться к британским аванпостам придется по суше, Андре взял у Арнольда пропуск и спрятал уличающие документы, написанные рукой Арнольда, в сапоге.

Во время оккупации Филадельфии англичанами даровитый Андре играл главные роли в полковых спектаклях, которые, наряду с водкой и женщинами, составляли основное развлечение английского гарнизона. Рассчитывая, по-видимому, на то, что даже армия мятежников не повесит любимца публики, майор Андре, перед тем как покинуть Арнольда, вопреки категорическому приказу сэра Генри Клинтона переоделся в штатское и таким образом стал не тайным делегатом для ведения переговоров, а шпионом.

Трое американских милиционеров — ополченцев задержали Андре в 9 часов утра 23 сентября вблизи Тарритауна, почти на виду у британских войск. Майор предложил им крупную сумму золотом, если его проведут к ближайшему английскому аванпосту. Это лишь усилило их подозрения, и они отвели пленника прямо к подполковнику Джону Джеймсону, командиру Второго полка легкой кавалерии. Каким образом Андре удалось уговорить кавалерийского командира отправить его обратно к Бенедикту Арнольду в Уэст-Пойнт, остается невыясненным, вероятно, актер Андре сыграл свою роль весьма убедительно. И успел бы удрать, как удрал сам Арнольд, если бы ему не помешали в этом Толмедж и американская секретная служба.

В тот вечер Толмедж вернулся в лагерь Джеймсона. Услышав о пленнике и о том, что он назвал себя Джоном Андерсоном, подозрительно настроенный Толмедж, вспомнив донесение Таунсенда, занялся розыском. Не раскрывая всего, что он знал, и того, как он узнал, Толмедж настаивал на приказе задержать пленника по пути в Уэст-Пойнт и вернуть его обратно. Джеймсон с неохотой согласился, но отказался отозвать курьера, отправленного к Арнольду с сообщением об аресте «Андерсена».

Благодаря такому промаху Джеймсона Арнольд оказался своевременно предупрежден. Андре же отдали под суд и повесили.

Роберт Таунсенд, послав предупреждение Толмеджу о личности и вероятной миссии «Андерсона», боялся, видимо, возмездия за казнь столь популярного майора Андре. Свой магазин в Нью-Йорке он закрыл на три недели. Счета говорят о том, что за это время он потратил 500 фунтов стерлингов. Главная бухгалтерская книга, которую тщательно вел сам Вашингтон, показывает, что между 1775 и 1781 годами американский главнокомандующий израсходовал на свою шпионскую организацию всего лишь 17617 долларов. Платежи заносились в книгу как выдачи «безымянным лицам», чтобы не раскрывать их имен.

Таким образом, израсходованные Таунсендом 500 фунтов стерлингов представляли очень крупную сумму по сравнению с общими расходами Вашингтона на секретную службу. И можно допустить, что он тратил деньги из собственных средств, что среди людей, работавших с ним, были и такие, которые могли выдать его англичанам, хотя бы как горячего патриота; наконец, что в израсходованную им сумму были включены деньги, потраченные на «заботу» о наиболее сомнительных из этих людей в виде подарков или взяток.

В одном из писем «Калпера», посланном на восемнадцатый день после казни Андре, указывается, что Роберт Таунсенд покинул свой пост в Нью-Йорке тотчас после ареста английского шпиона, но до вынесения приговора и приведения его в исполнение. За исключением генерала Вашингтона, все лица, связанные с таунсендовской цепочкой секретной службы, прожили лет по 50 (а то и больше) после окончания Американской революции. Известно, что Вашингтон в бытность свою президентом навестил своих бывших секретных агентов, обитавших на Лонг-Айленде. Он высоко ценил точные сведения, которые ему доставляли во время войны, и решил, что никто из них не должен пострадать за это. Поэтому все документы, относящиеся к их деятельности и к работе других преданных ему шпионов, были опечатаны. Прошло больше столетия, пока личности таинственных «Калперов», Старшего и Младшего, не были окончательно установлены.

 

Глава одиннадцатая Борьба Англии против Наполеона

Ведя кампанию в Египте, Наполеон Бонапарт жертвовал жизнями тысяч французов и подвергал опасности уничтожения могучий флот, но это не смущало интриганов и политиканов во Франции, которые боялись его необузданного честолюбия и поэтому услали его подальше от Парижа.

Правда, Египет не Москва, но в том направлении мысль членов Директории устремиться не отваживалась. Они, наверное, вздохнули облегченно, когда в 1798 году Нельсон разгромил под Абукиром близ Александрии французский флот, который прикрывал высадку экспедиционной армии Бонапарта.

Впрочем, эта жертва не могла им показаться слишком велика, чтобы устранить такого конкурента, как Наполеон.

И все же неудачи вовсе не сказывались на столь опасной популярности молодого генерала, и именно по той почти невероятной причине, что британская морская блокада помешала широкой публике во Франции узнать всю правду об исходе экспедиции в Египет. После битвы при Абукире Наполеон оказался совершенно отрезан от Франции быстроходными британскими крейсерами, носившимися, как голодные ястребы, по просторам Средиземного моря. С другой стороны. Французская республика была отрезана от Бонапарта и лишена каких бы то ни было вестей об его бесплодном и бесславном походе. Поражение под Акрой, чума в войсках, нехватка провианта и, как следствие этого, страшное избиение пленных в Яффе под предлогом «военной необходимости» — все эти обескураживающие сведения находились в числе прочей почты, которую неизменно перехватывали бдительные корабли неприятеля, и в результате легенда о непобедимости корсиканца не понесла ущерба.

Нельсон имел обыкновение использовать свой флот для наблюдения за портами, на которые базировались неприятельские суда. Иногда сообщения о передвижениях вражеских кораблей доставляли фрегаты-разведчики. В других случаях, например при Трафальгаре, где в октябре 1805 года Нельсон наголову разбил соединенный испано-французский флот и расстроил план Наполеона высадить французские войска в Англии, фрегаты передавали предостерегающие сигналы своим кораблям. На всем протяжении длительной борьбы с Французской республикой, а затем и с Империей английские военные корабли принимали активнейшее участие в деятельности морской разведки и даже секретной службы. Не удивительно, что некий британский агент использовал морскую блокаду для организации тайного покушения на генерала Бонапарта, в простодушной надежде, что с этим юным военным гением можно легко разделаться.

Тайный агент Джон Барнетт был неумолимым врагом Бонапарта. Решив, что генерал неравнодушен к женщинам, Барнетт направил несколько привлекательных молодых женщин к человеку, в котором Англия видела серьезнейшую угрозу спокойствию мира. Однако таким путем британский агент ничего не добился. Вскоре Бонапарт отплыл из Тулона в свою египетскую экспедицию, а Барнетт двинулся следом на борту корабля «Лев».

Жена молодого гасконского офицера Фуреса пробралась в мужском одеянии на один из французских транспортов и таким образом попала в Египет. Генерал Бонапарт узнал об этой женщине и пожелал её увидеть. Женам офицеров вообще было запрещено сопровождать своих мужей в эту экспедицию; но отважная мадам Фурес — «белокурая и синеглазая Беллитот Фурес», которую французская республиканская армия вскоре иронически прозвала «нашей восточной монархиней», — сумела добиться, что генерал разрешил сделать для неё исключение.

Это обстоятельство заметила изнемогавшая от зноя армия Востока, особенно когда Бонапарт начал открыто разъезжать в сопровождении жены гасконца. За его каретой следовал рысцой лихой адъютант Евгений Богарнэ, пасынок генерала. Мать Евгения одурачила своего корсиканского ухажера, когда он был не столь славен и неизмеримо более пылок, и непрочь была даже порисоваться своей неверностью. Наконец-то настал черед самого генерала! И хотя Францию и Египет разделяло немалое расстояние, а английская блокада была достаточно непроницаема, это не могло помешать крылатой сплетне домчаться до Парижа.

Вскоре пришлось подумать и о Фуресе. Почему бы, в самом деле, внезапно не обнаружить, что «воинский долг» призывает его немедленно домой во Францию? Храбрый воин, влюбленный в жену, но не слишком склонный к нарушению сурового кодекса личной чести, разумеется, мог только временно быть ослеплен быстрым возвышением своей прелестной молодой супруги, последовавшим после первого же её свидания с генералом Бонапартом. Когда Бертье объявил Фуресу, что тот намечен — в знак особого доверия начальства — в курьеры для доставки важных депеш из штаба экспедиционной армии в Париж, офицер с достоинством отдал честь, а затем предался мучительным размышлениям: как бы уехать вместе с женой?

Бертье, как правило исполнявший почти все обязанности, сопряженные с положением начальника штаба, напомнил Фуресу, что миссия его сопряжена с опасностями. Шлюп, который повезет его во Францию, должен обогнать британские фрегаты; не исключено морское сражение. Нельзя подвергать мадам Фурес таким опасностям; кроме того, у её мужа будет достаточно хлопот по сохранению официальных депеш и обеспечению себе шансов добраться с ними к месту назначения живым и невредимым.

Фурес вынужден был подчиниться. На время его оставив, обратимся к Джону Барнетту, плывущему на борту корабля его величества «Лев». Тот метался по палубе, как царь зверей в клетке. Барнетт отнюдь не был заключенным на быстроходном фрегате: он просто сделал его своей штаб-квартирой, откуда вел тайные операции под прямым командованием сэра Вильяма Сидни Смита Этот английский агент часто отправлялся на берег на крохотном, но быстроходном паруснике, находившемся в распоряжении морской разведки, и умудрялся шпионить за французской оккупационной армией. Барнетт пробирался даже в Каир, где собирал донесения своих многочисленных и хорошо оплачиваемых осведомителей — домашней прислуги в десятках именитых семейств, туземных рассыльных и конторщиков, получавших на службе у французов не столь щедрую плату.

Благодаря тайной сети шпионов Барнетт узнавал очень много о кумире армии, спасителе престижа Франции Наполеоне Бонапарте; агенты же, служившие во дворце, давали ему полное представление об интимной жизни корсиканца. Но завербовать мадам Фурес Барнетту никак не удавалось; между тем, она всерьез вошла в свою роль «нашей восточной монархини», и без неё невозможно было заключить ни одной сделки в защиту английских интересов. Это заставило тайного агента подумать о возможности использовать самого Фуреса. Именно в тот момент не в меру услужливый Бертье как раз и удалил со сцены супруга вышеназванной дамы.

Промчать Фуреса и его депеши под носом у эскадры дозорных английских фрегатов поручено было быстроходному французскому шлюпу «Охотник». Барнетт пронюхал об этом, и юркое рыбачье суденышко, поставив паруса, доставило его на борт «Льва» ещё до того, как французский шлюп вышел в море. Затем начались неравные состязания в скорости. «Лев» был достаточно быстроходен, чтобы нагнать «Охотника», и вдобавок настолько хорошо вооружен, что французский корабль не смог ни скрыться, ни сопротивляться. Фуреса взяли в плен. Однако обращались с ним совсем не как с пленным — он стал личным гостем коварного Барнетта. Супругу любовницы Бонапарта дипломатично дали понять, что его депеши едва ли стоят тех хлопот, какие готов был потратить на них начальник штаба. При содействии писцов французского штаба, которым Барнетт платил золотом, он добыл копии этих депеш. Прочтя их, Фурес растерялся. Барнетт пустил в ход ещё несколько ядовитых намеков — и получил в руки необходимое оружие.

Теперь Фурес желал лишь одного: чтобы ему поверили на слово, отпустили обратно в Египет и позволили отомстить за поруганную честь. Барнетт обещал ему и отпуск, и доставку на место. Фуреса отвезли в Каир, после чего там возник заговор.

Детали быстро развивавшихся событий затемнены их мелодраматическим характером. Вероятно, гасконцу удалось прокрасться мимо французских и арабских часовых, и он застал свою жену почивающей в комнате дворца по соседству с покоями Бонапарта. Возможно, он схватил арапник и хлестал нагую прелюбодейку, когда в ответ на её вопли в дверях показался герой Маренго и Аустерлица в ночной сорочке.

Более прозаическая версия утверждает, что здравый смысл остановил офицера ещё до того, как он приблизился к часовым. Фурес убедился по крайней мере в том, что Барнетт не преувеличивал. Его жена открыто жила с главнокомандующим. Достоверно известно, что он встречал их вдвоем. Но Фурес сознавал свой долг французского солдата, понимал, в каком бедственном положении находится армия и как ей нужен талантливый вождь. Он, вероятно, учитывал роль в этом деле Англии и понимал побудительные мотивы милосердия и жалостливости, проявленных к нему англичанами. Барнетт хотел, чтобы он убил Бонапарта, и у Фуреса были все основания это сделать. И все же Фурес возмутился навязанной ему ролью слепого орудия военной интриги. Махинация Барнетта разбилась о стойкое сопротивление гасконского темперамента. Фурес вышел в отставку и в одиночку вернулся во Францию.

 

Глава двенадцатая Континентальная блокада

Финансируемые Лондоном тайные агенты непрерывно шпионили за Наполеоном, ободряли его врагов и терпеливо дожидались своего часа.

21 декабря 1806 года французский император бросил свой вызов «нации торгашей» в знаменитой прокламации о блокаде, которая одиннадцатью месяцами позже была уточнена декретом, изданным в Милане и ставившим Англию под «запрет» на континенте Европы. Все виды связи были прерваны, запрещена была даже переписка между Европой и Британскими островами. Товары, заподозренные в английском происхождении, сжигали; пассажиров, подозреваемых в том, что они прибыли из Англии или останавливались в каком-нибудь британском порту, немедленно арестовывали. Сообщение между Англией и континентом полностью все же не прекратилось. Контрабанда, процветавшая в течение столетий, теперь, при попытке изолировать Англию, расцвела пышным цветом. Потомственные контрабандисты развили усилили свою деятельность.

Они же явились и опорой секретной службы, платными союзниками английского правительства. За солидное вознаграждение они тайно перевозили людей на континент через Гельголанд, Данию или Голландию, либо прямо через Ламанш. На отправку письма кружным путем из Лондона в Париж уходило по меньшей мере две недели. Маршруты и оплата такой корреспонденции каждый раз менялись.

Блокада, провозглашенная с целью уничтожить британскую торговлю, была объявлена в 1806 году. В это время уже действовала тайная система транспорта и связи, объем, сложность и рискованность которой превосходили все известное в истории нашего времени. Поддерживать сообщение с Англией было невероятно трудно уже с самого начала Французской революции. Такое положение, если исключить краткий период действия Амьенского мира, заключенного в 1802 году между Англией, Францией, Испанией и Голландией, сохранялось вплоть до ссылки Бонапарта на Эльбу. Сообщение с Англией — врагом революции, врагом Директории, Консульства, Империи — вплоть до 1814 года считалось преступлением, подсудным военным трибуналам, выносившим беспощадные приговоры. Применяясь к обстоятельствам с присущей им гибкостью, французы давно увиливали от драконовских законов о контроле над портами и границами. Это помогло им с выгодой для себя обходить законы и в период континентальной блокады.

Некий предприимчивый житель Шамбоны (департамент Арденн), получив письмо для доставки братьям Людовика XVI, находившимся к Кобленце, переоделся пастухом, взял посох и погнал в Савойю стадо овец. Никто и не подумал обыскать этого пастуха или хотя бы спросить у него паспорт. В Шамбери он сбыл своих овец, бросил пастушеский наряд и посох и без труда пробрался в Кобленц.

В годы террора общение с чужими странами или эмигрантами считалось уголовным преступлением; может быть именно поэтому как всякий выгодный промысел оно стало процветать. В Сен-Клод крестьяне сами вызывались проводить преследуемых аристократов или секретных агентов иностранных держав через горы или через швейцарскую границу. То же было и в Вогезах. Женщина, жившая близ Сен-Дье, передавала секретные сообщения, помогала эмигрантам тайно покидать Францию и со щепетильной честностью передавала драгоценности или деньги. Мари Барб, молодая девушка из Брюйера, во всякую погоду доставляла сообщения из Франции в роялистскую армию Конде.

Двенадцатилетний мальчуган из семьи де Гонневилей регулярно пересекал всю Нормандию с депешами самого компрометирующего свойства, посылавшимися штабом роялиста Фротте и определенные пункты побережья. Ночевал он обычно в лесу, спрятав депеши под камнем. Десять лет подряд молодая и хорошенькая кастелянша мадам д'Анжу из Валу на берегу Ла-Манша сбивала с толку самых хитрых сыщиков революционной полиции. В конце концов они оставили попытки поймать эту неуловимую доставщицу секретных депеш роялистских или иноземных эмиссаров.

Неудивительно, что на объявление континентальной блокады немедленно и по своему откликнулась группа опытных контрабандистов, готовых наплевать на какие бы то ни было запреты и установить связь с британскими крейсерами, днем и ночью маневрировавшими в виду французского берега. Еще в 1805 году неизвестный осведомитель сообщил полицейскому префекту Ла-Манша, что сообщение с островом Джерси поддерживается постоянно, причем корреспонденцию передают в железном ящике, который формой и окраской схож с обыкновенными валунами острова Шоссэ. «Четыре человека обыскивали остров с одиннадцати утра до пяти вечера, — жаловался префект, — перевернули все камни, осмотрели все щели и не нашли ничего». Дело в том, что название «Шоссэ» прилагается к 52 крохотным островкам в этом районе, так что работа контрразведчиков потребовала «весьма продолжительных и трудных поисков», которые в конце концов ни к чему не привели.

Между тем железный ящик, спрятанный в камнях или в песке побережья и таивший в себе письма или мелкие посылки, неоднократно упоминается в донесениях английской разведки того времени. С наступлением темноты от британского корабля отваливала лодка, направлявшаяся к берегу. Чтобы отряду не приходилось долго искать железный ящик, роялистский агент располагался на скале и руководил поисками, куря трубку и высекая огнивом искры по условному коду. Самые лодки были специально оборудованы. Тайные гнезда для помещения писем и пакетов были сделаны с таким расчетом, что лодку нужно было разнять на части, чтобы что-то обнаружить. Иногда документы прятали в специально приспособленных веслах.

Несмотря на блокаду, контрабандная торговля между Англией и Францией непрерывно поддерживалась и даже росла. Наличные деньги регулярно обращались между Лондоном и Парижем, английские банкиры выписывали чеки на Париж, как будто Наполеона не существовало, а его жесткие декреты были глупой мистификацией. Англичане со временем завели даже «экспресс-курьеров», которые умудрялись переправляться из Дувра прямым, хотя и тайным путем, провозя доверенные им документы в двойных подошвах тяжелых сапог, зашивая их в воротники или попросту держа в карманах. Это были решительные, умные и бесстрашные люди, обычно не считавшиеся ни с какими условностями и предрассудками, но абсолютно надежные. Все поручения они исполняли во имя наживы, и доход их, несомненно, был неплох, ибо правительственные чиновники, дворяне и банкиры щедро платили за быстроту, с которой ассы этой любопытной компании контрабандистов исполняли поручения.

Бретонец Эрмели с первых дней Директории регулярно, как паром, курсировал между Парижем и Лондоном. Полиция, сыщики, таможенные чиновники и береговая стража — все было ему нипочем. Континентальная блокада отозвалась на нем лишь тем, что удвоила его доходы. Одно время удалось «уговорить» муниципалитет Булони выдавать фальшивые паспорта; это было огромным удобством для ведения операций секретной службы, но длилось оно недолго. Наполеоновский министр полиции Фуше узнал об этой сделке и направил в Булонь грозного агента Манго, которого он называл своим «громаднейшим бульдогом», так что над этой брешью в плотном кольце блокады вскоре появилась надпись: «закрыта».

Неугомонный и предприимчивый роялистский агент Ид де-Невиль, высадившись в Нормандии, поздравил себя с «довольно легким» переездом, ибо ему пришлось выбраться на берег лишь по грудь в воде. Нередко агенты и курьеры, видя, что им грозит арест, избавлялись от компрометирующих документов, их глотая. Для секретных депеш применяли очень тонкую, но все же плотную бумагу, и некая мадам Шаламе умудрилась, говорят, проглотить целую пачку писем, когда неожиданно нарвалась на ищеек Фуше.

Агенты часто попадали в трудные, даже катастрофические положения, но каждый решавшийся бороться с блокадой готов был идти на смертельный риск. Скольких смелых эмиссаров разоблачили и расстреляли! Вероятно, десятки и сотни их были убиты при сопротивлении в момент ареста или казнены после суда. В материалах французских архивов не сохранилось даже имен этих смельчаков.

На маршрутах между Францией и Англией работало немало священников. Двое из них прославились, хотя и по разным причинам. Аббат Ратель в дни Консульства поселился в замке некоей мадам де Комбремон близ Булони-сюр-Мер. Он вел себя необычайно развязно, не думал скрываться и держал себя как богатый вертопрах. Он даже уговорил свою любезную хозяйку принять мадемуазель Жюльенну Спер, о которой было известно, что её имя Полина, что она роялистка и, «как полагают, женщина легкого поведения», проведшая, судя по записям министерства полиции, несколько месяцев под арестом в Тампле. Считалось, что эта молодая женщина, которую окрестные крестьяне звали «Бель-по» («Прелестная кожа») — любовница Рателя. Из своей роскошной обители аббат отправлял изумительную по содержанию корреспонденцию. Англичане постарались, чтобы аббату стоило заниматься этим делом. Он получал в год 600 фунтов стерлингов жалованья, из которых 240 фунтов — для мадемуазель Спер. Всего он успел получить 18000 фунтов стерлингов прежде, чем британские чиновники осмелились потребовать отчета. Тогда обнаружилось, что отправка секретной корреспонденции, которой ведал Ратель, обошлась за три года почти в 300 000 франков. Значительная часть этой суммы прилипла к рукам аббата, которому пришлось многое вернуть.

Совсем иначе проявился усердный роялизм аббата Леклерка, он же Буавалон. Один из биографов называет его совершенным образцом конспиратора, упрямого, деятельного, ловкого, предприимчивого, скромного и — что всего замечательнее — бескорыстного. В период террора он даже не пытался покинуть Париж, и другие роялистские агенты, служившие англичанам, встречали его в роли адвоката. Это служило аббату удобнейшей маской. Он так хорошо был осведомлен обо всем, что делалось во Франции, что это даже возбудило подозрения. Из своего укрытия на улице По де Фер Леклерк вел постоянную и обширную переписку, умудряясь собирать все донесения роялистских агентов во Франции и препровождать их царственным особам, пребывавшим в изгнании. В награду в 1803 голу Ратель его вызвал в Булонь и сообщил, что Наполеон недавно задумал грандиозный план вторжения и завоевания Англии с помощью огромной армии и с этой целью уже организует специальной лагерь. Британские власти следовало непрерывно держать в курсе. Сам Ратель должен был находиться в Лондоне, на Леклерка же падает крайне опасная и трудная задача — руководить всей секретной службой на французском побережье.

Аббат Леклерк приготовился достойно противостоять замыслам Бонапарта. У него не было ни замка, ни любовницы, он не желал никакого вознаграждения и ничего не тратил на себя. Приют он находил в домах своих друзей-роялистов, причем редко проводил больше ночи в одном и том же месте. Он постоянно разъезжал в маленьком рыдване, которым правил его верный секретарь Пьер-Мари Пуа, пользовавшийся несколькими живописными псевдонимами: Лароз, Вьей-Фам, Ла-Безас, Вьей-Перрюк (Роза, Старуха, Котомка, Старый парик). При столь скудных аксессуарах Леклерк (иногда выступавший под именами Байн, Годфруа, Лепаж и под своим любимым старым псевдонимом Буавалон) умудрялся отправлять в Лондон сведения, столь же ценные, как те, какие содержались в «Полицейском бюллетене», который Фуше в бытность свою министром ежедневно посылал Наполеону.

Шпионский штат у Леклерка был небольшой, но отборный. Агент, внедренный в Бресте, высокопоставленный чиновник военного министерства, его вполне удовлетворял; второй его платный союзник был лицом ещё более высокопоставленным — служил в административном отделе императорского флота. Ценнейшие сведения военно-разведывательного характера Леклерк имел возможности сопровождать исключительно интересной и обширной политической перепиской. Чтобы поддерживать непрерывное сообщение с Англией через кишащее военными постами побережье, где была сосредоточена вся мощь колоссальной военной машины Наполеона, Леклерк выезжал в маленьком рыдване со своим секретарем. Он проезжал Этапль, Ла-Канш, Л'Ойти и Сомму, а затем Ла-Брель, пока не достигал округа Э, который тогда ещё не был занят императорскими войсками. Здесь он входил в контакт с нуждающимися рыбаками, заказывал в трактире хороший обед и сорил деньгами, платя за все золотом. Попивая коньяк и непрерывно доливая рюмки гостей, «Лароз» объяснял, что он коммерсант, которому необходимо известить живущего в Лондоне эмигранта о невостребованном наследстве. Ничего политического, сугубо частное дело! Он даже зачитывал вслух места из письма, которое возил с собой и в котором как будто не могло быть ничего компрометирующего — если только слушателям не приходило в голову, что между широкими строчками письма можно много написать невидимыми чернилами.

Всегда находился какой-нибудь рыбак, готовый передать деловое письмо на английский крейсер, с которым французские суда часто встречались в Ламанше. За эту случайную услугу «коммерсант Лароз» (Леклерк оставался в тени) предлагал 20 луидоров, почти 500 франков, целое состояние. Часто им помогал Филипп — рыбак, державший в Трепоре бакалейную лавку. Этот человек завербовал нескольких своих приятелей, в том числе местного школьного учителя Дюпоншеля, и свою жену, прославленная дородность которой отвечала основному условию маскировки не умаляя её рвения и ловкости. Она часто отправлялась в путь, доставляя мужу важные пакеты, и за каждое такое путешествие получала двенадцать франков. Леклерк объяснил ей, что если в дороге её станут допрашивать или арестуют, нужно твердить, что она «только что нашла письмо на берегу и несет их в полицию» в Э или в Булонь.

Леклерк, внешне весьма непривлекательный мужчина лет за сорок, оказывал на женщин какое-то непостижимое влияние. Поскольку он был священнослужителем, не приходится удивляться, что набожные женщины, глубоко преданные делу роялистов, рисковали давать ему приют. Но поскольку он был человеком безупречной нравственности, остается предположить, что его фанатическая ненависть к Бонапарту и революции оказывала заразительное действие в аристократических кругах, куда он имел доступ. Уже одно это объясняет авантюрный дебют его пленительной соучастницы, известной под именем «Нимфы».

Одной из сторонниц Бурбонов, у которой Леклерк время от времени находил приют, была мадам де Руссель де Превиль, вдова капитана королевского флота и видная представительница булонского света. У мадам де Превиль было несколько детей, в том числе дочь, миниатюрная хорошенькая девушка, которой в 1804 году исполнилось восемнадцать лет. Ее прозвали Нимфой за красоту и грацию движений; она привыкла к обожанию, была полна веселости, исключительно фривольна, непостоянна и простодушна до глупости. Единственными её интересами были балы, приемы и уход за собственной персоной.

По возрасту, внешности и характеру мадемуазель де Превиль была, видимо, полной противоположностью совершенному образцу конспирации — Леклерку. Но требования секретной службы настолько разнообразны, что эта поразительно фривольная молодая девушка осталась бессмертной фигурой в истории французской политической интриги. Заинтересовавшись делом, которому изобретательный аббат посвятил свою жизнь, она предложила ему свои услуги. Леклерк предложение принял. Во имя успеха своего предприятия он готов был пожертвовать чем угодно, почему же не включить эту прелестную простушку в число конспираторов? «Нимфа» де Руссель-де Превиль (под таким именем она и осталась в архивах французской полиции) переоделась юношей, приняла фамилию Дюбюиссон и отправилась странствовать в качестве роялистского курьера и шпиона.

Эта девушка, как и многие другие, пленилась тайнами английской «корреспонденции». Похоже, она была довольно опрометчива, но без ущерба для безопасности своих товарищей по ремеслу. Она начала принимать письма, доставленные слоноподобной, но пылкой госпожой Филипп, и передавать их своему шефу аббату. В дальнейшем он уполномочил её оплачивать труд кое-каких мелких, но полезных работников Она часто отлучалась из Булони на несколько дней, забираясь даже в Дьепп или Амьен, одна или в компании с Пуа.

Широкой публике незадолго до этого сообщили, что в результате штормов французский флот потерял несколько линейных кораблей. Только в такой версии во Франции стал известен факт разгрома наполеоновского флота при Трафальгаре. Эта неудача 21 октября 1805 года довершила крушение императорского плана высадки десанта на английском побережье, но Наполеон уже носился с новыми планами завоеваний. Победа адмирала Колдера в Бискайском заливе за три месяца до Трафальгара побудила Наполеона перебросить свои войска из Булони в центр Европы и начать кампанию, которой суждено было с блеском увенчаться Аустерлицем. Англия, однако, продолжала сохранять к нему непримиримую вражду; она оставалась недостижимой и неуязвимой, но сама могла нанести удар в любом пункте европейского побережья. А тайные общества недовольных, романтические авантюристы и платные агенты, руководимые Леклерком и — с более безопасного расстояния — Рателем, продолжали действовать во всех департаментах между Парижем и Ла-Маншем.

Нужно сказать, что секретная полиция, руководимая Фуше и Демаре, никогда не была склонна получать пощечины и хранить при этом невозмутимую улыбку. Оперативность и настойчивость таких агентов, как Манго, закрывала щели блокады одну за другой, окно в Трепоре также в конце концов обнаружили и с треском захлопнули. Полицейскому осведомителю удалось проникнуть в круг заговорщиков, и ищейки Демаре вскоре горячо взялись за преследование аббата, «Нимфы» и верного «Лароза». Леклерк укрылся в Аббевиле, в доме некоей Дени, там же приютили и «Нимфу» де Превиль На допросе трепорский рыбак и бакалейщик Филипп расскказал все, что знал, и этого было достаточно, чтобы полицейские агенты и жандармы поскакали в Аббевиль. Жилище мадам Дени на улице Птит-Рю-Нотр-Дам строилось, как видно, иезуитами, ибо ни Леклерка, ни «мальчика Дюбюиссона» обнаружить не удалось. Но мадам Дени так успешно запугали, что она отвела агентов к тайнику с документами, имевшими отношение к секретной службе.

Рассказывают, что аббат Леклерк бежал глухой ночью в сторону Сент-Омера. Девушка, расставшись с ним, преспокойно вернулась домой в Булонь, сказав матери, что она объявлена вне закона, но ни в чем неповинна и готова отдать себя в руки полиции. Можно себе представить изумление и ужас мадам де Превиль, ибо она до той минуты и не подозревала о безрассудном поведении дочери. Действовала она, однако, с поразительным хладнокровием и решительностью: отослала девушку обратно в Аббевиль к тамошним родственникам и просила дочь как следует укрыться.

Для былой союзницы Лекжрка это было слишком тяжело. В городе, кишевшем опытными полицейскими чинами, прибывшими из Парижа на поиски сообщников Леклерка, она целые дни просиживала у окна, а как-то раз позволила себе даже появиться на публичном балу. В один прекрасный день, вероятно, в случайном припадке благоразумия, она исчезла.

Что с ней стало? Вместе с аббатом и Пуа, его секретарем, «Нимфу» де Руссель-де Превиль, известную под фамилией Дюбюиссон, почти год спустя заочно приговорила к смертной казни комиссия, заседавшая в Руане. Филиппа, другого рыбака по фамилии Дьеппуа, а также учителя Дюпоншеля приговорили к смерти, и — на их беду — не заочно. Всех троих казнили. «Нимфа» в одиночку пересекла большую часть Европы, пытаясь пробраться в Россию, но в конце концов села на корабль, шедший в Лондон, где её странствия и окончились. Как несовершеннолетней, приговоренной к смертной казни, британское правительство назначило ей ежегодную пенсию в 600 франков.

Леклерк, находившийся некоторое время в Англии, переехал затем в Мюнстер, где тотчас же начал связывать заново оборванные нити секретной службы. Имперская полиция парализовала его почтовую контрабандную деятельность в округе Булонь; но линии связи можно было перенести в сторону, на Джерси и нормандское побережье. Этого неутомимый аббат добился с помощью своих агентов в Париже, щедро оплачивая их английским золотом.

 

Глава тринадцатая Могучий натиск фунта стерлингов

Министры короля Георга III были неравнодушны к стратегическим интригам. Они щедро сыпали золотом, питая глубокую веру в действенность секретной службы, и уважительно считались с периодическим безденежьем хорошо осведомленных иностранцев. Между тем их французские противники вечно жаловались на пустоту государственной казны и хроническую нехватку средств для секретной службы. Возможно, потому тайные операции Англии против Наполеона как правило добивались успеха. У высокопоставленных деятелей бонапартистского режима всегда можно было купить жизненно важные сведения; поддержка нейтралов также приобреталась тактично раздаваемыми пособиями.

Значительная часть шпионской программы, нацеленной против Империи, проводилась британскими дипломатическими представителями в Германии: штутгартским посланником, полномочным послом в Касселе и в особенности Дрэйком — полномочным министром, аккредитованным при баварском дворе в Мюнхене. Дрэйк так ловко раздавал взятки, что подкупил директора баварской почты, чем обеспечил себе доступ ко всей французской корреспонденции. И все же этот виртуоз шпионажа сильно скомпрометировал себя, когда вздумал воспользоваться услугами человека, оказавшегося агентом французской контрразведки. Дрэйк хорошо платил ему за информацию, оказавшуюся ложной, тогда как тот выудил у английского дипломата важные конфиденциальные документы, которые Наполеон поспешил опубликовать.

Датский посланник Кунад и американский консул в Гамбурге Форбс облегчали деятельность британской секретной службы, выдавая фальшивые паспорта. Французы утверждали, что и американский консул в Дюнкерке настолько энергично содействует шпионам, что фактически является агентом английской разведки. В письме, адресованном контр-адмиралу Декре, император писал: «Английские крейсеры взяли за правило подходить к нейтральным судам, собирающимся зайти в наш порт; они снимают пару человек из экипажа и заменяют их своими шпионами, которые таким образом получают возможность оставаться во французских портах на все время пребывания там нейтральных судов». Точно так же подданные нейтральных государств, обнаруженные на кораблях, захваченных в море в качестве военной добычи, часто оказывались английскими агентами, снабженными иностранными паспортами.

Кроме того, англичан обслуживала пестрая армия наемных шпионов. Для некоторых поручений щекотливого свойства они оказывались полезнее фанатичных роялистов или сторонников Бурбонов, разыгрывавших из себя бонапартистов лишь для спасения своей шкуры и втайне презиравших корсиканского «узурпатора». Русские, шведы, испанцы, евреи, торговцы, разносчики, бродячие клоуны и женщины — все они заслушивались чарующим звоном золотых гиней. И со всех концов Континента — континента, который в то время большей частью оказался замкнутым в границы императорской Франции, — в Лондон потоком лились сведения.

Агенты Англии прибегали к разнообразнейшим уловкам для передачи своих донесений. Письма, адресованные в адреса датских, голландских, шведских, испанских или американских явок, составляли с применением остроумнейших кодов. В 1809 году французы перехватили и расшифровали письмо, написанное сплошь нотными значками и по виду представлявшее собой невиннейшее музыкальное произведение. Письмо, найденное в бумажнике одного подозрительного лица, заключало в себе такую строчку: «Белье, которое я тебе посылаю, ты предварительно выстирай, очень уж оно липкое». На шве сорочки оказался написанный химическими чернилами шпионский рапорт.

Любимым — и почти безошибочным — кодом врагов Наполеона были специальные термины. Существует секретный доклад министерства полиции императору, в котором французская контрразведка сообщала, что, по её сведениям, специальные термины, заимствованные из области музыки и ботаники, английской секретной службой употребляться больше не будут; впредь в постоянных кодах станут пользоваться терминами из области часового мастерства, домохозяйства и кулинарии.

Разведывательные операции, проводимые банкирскими домами, — одно из ответвлений секретной службы. Здесь уместно вспомнить об операциях Ротшильдов. Ротшильды полагали, что Наполеон проиграет свою игру и не успеет погубить всю Европу до того, как погибнет сам. Свое финансовое существование и даже самую жизнь этой своей уверенностью они поставили на карту. Так как братья Ротшильды распространили свое влияние по всему континенту Европы, быстро превращавшейся во французскую вотчину, им всего важнее было, пренебрегая судьбой Бонапарта, во что бы то ни стало позаботиться о своей собственной судьбе. Со времен Фуггеров Европа не видела ещё частной секретной службы, работавшей так добротно, как служба Ротшильдов. Если отвлечься от того, что за кулисами любой вражды к Наполеону стояла английская разведка, то это, вероятно, была лучшая из частных служб в лагере врагов императора.

Наполеон так часто испытывал на себе удары фунта стерлингов, что и сам привык полагаться на могущество и эффективность наличности. Она даже не всегда могла быть законной. Префект полиции Паскье в своих мемуарах рассказывает, как его секретные агенты обнаружили тайную типографию, где за большое вознаграждение и только по ночам работали искусные мастера. Дом, в котором велась эта таинственная работа, находился на Плен-Монруж; он строго охранялся, вход в него был наглухо заперт и забаррикадирован. Было это незадолго до похода в Россию, в 1812 году. Паскье распорядился утроить полицейский налет. Его агенты взломали запоры — и остановились в изумлении. Фабрика, как они и подозревали, печатала фальшивые ассигнации, но не французские или английские. Кредитки оказались австрийскими и русскими! Главным печатником оказался некий господин Фен, брат одного из доверенных секретарей Наполеона, того самого, который обязан был читать ему излюбленные выдержки из частных писем, поступавших в бюро почтовой цензуры.

Паскье известили, что подделка кредиток производится по личному приказу императора. На эти деньги предполагалось покупать продовольствие во время предстоявшего колоссального нашествия на неприятельские страны. Честному Паскье объяснил это сам генерал Савари, сказавший, что его царственный владыка в этом случае лишь следовал примеру англичан.

Савари внезапно оказался во главе всей наполеоновской полиции. Жозеф Фуше — самый ловкий специалист своего дела — пережил бури и опасные штили, подозрения и контршпионаж братьев Наполеона, но в конце концов был уволен с должности министра полиции, когда не захотел одобрить бесплодной и опустошительной программы завоеваний. Фуше не видел причин избегать мира с Англией, и при его посредничестве то один, то другой банкир, особенно не слишком почтенный Уврар, отваживался начинать импровизированные переговоры. В конце концов Наполеон узнал об этом, и такая наглость показалась ему нетерпимой. Только что ему удалось избавиться от Талейрана, которого загнали в австрийский лагерь; он был, как полагали, шпион Меттерниха. Теперь Фуше туда же! Молодая императрица, как и многие другие, усердно просили за него. Опять простить его, снова оставить на службе? Наполеон заупрямился. Он тайно приказал Савари арестовать Уврара, друга и сообщника Фуше; Фуше пришлось смириться и уступить свое место другому.

 

Глава четырнадцатая Заговор маньяка

Абсолютный самодержец вроде Наполеона может по своему желанию сместить даже столь изобретательного, бессовестного и исключительно хорошо осведомленного министра полиции, как Жозеф Фуше. Он может выгнать его вон, как конюха; но может и очутиться перед необходимостью провести несколько ночей без сна, туша пожар в конюшнях. Для Бонапарта 1810 года характерна была замена такого острого и гибкого инструмента, как Фуше, столь тупым орудием, как Савари. А Фуше в любой период своей жизни был готов нанести удар унизившему его человеку, вырыв яму своему преемнику.

У Савари не оставалось выбора. «Вы министр полиции. Присягайте и беритесь за дела!» — приказал император. Если царедворец и начальник императорской жандармерии и желал увильнуть от столь щекотливого назначения, он не посмел сказать это вслух.

Внезапно вышвырнутый вон Фуше — творец самой эффективной и разветвленной полицейской системы в Европе — был не такой человек, чтобы уйти, хлопнув дверью. Он был слишком хитер и хорошо осведомлен, слишком сдержан и рассудителен, чтобы решиться на бесполезное сопротивление. Но он обладал бесспорным юмором, он любил и умел оставлять в дураках тех, кого имел причины презирать или бояться На этот раз, после сделанного Наполеоном шага, он избрал своей мишенью Савари.

Фуше вынужден был радушно принять генерала Савари, герцога Ровиго, показать ему все, сделать так, чтобы на новом посту тот чувствовал себя как дома. У новоиспеченного министра были все основания ненавидеть и бояться Фуше, и теперь больше, чем когда-либо. И все же он дал возможность надуть себя этому законченному интригану, который, даже униженный, принял его по всей форме и с обезоруживающей сердечностью.

Савари имел неосторожность предоставить своему предшественнику несколько дней на приведение дел министерства в порядок. Фуше мог уложиться и в половину данного ему срока. Вместе с преданным ему другом он за четыре дня и четыре ночи учинил в министерстве форменный ураган сатанинского беспорядка. Любой мало-мальски значительный материал изымался из архивных папок; каждый документ в этом обширном резервуаре шпионских донесений и политических сообщений был удален — ради спокойствия Фуше или чтобы озадачить его преемника. Все, что могло скомпрометировать людей, над которыми ему желательно было сохранить прежнюю власть, было отложено в сторону, чтобы попасть затем в Феррьер, имение уходящего в отставку министра. Остальное предали огню.

Драгоценные имена и адреса тех, кто служил Фуше шпионами в фешенебельном аристократическом квартале Сен-Жермен, в армии или при дворе, не должны были достаться Савари в наследство. Пусть ему останутся мелкие филеры, доносчики и осведомители, привратники, официанты, прислуга и проститутки, пусть он попробует с их помощью управлять полицией! Общий указатель был уничтожен; списки роялистских эмигрантов и секретнейшая переписка исчезли; некоторым не слишком сенсационным документам присвоены неверные номера. Таким образом существеннейшая часть огромной машины была с дьявольским коварством приведена в негодность. Старые агенты и служащие, на которых мог бы опереться Савари, были заранее подкуплены, чтобы одновременно работать в пользу изгоняемого министра и обо всем регулярно доносить тому, кто намерен бы остаться их действительным хозяином.

Когда Фуше, наконец, передал дела Савари, он при этом иронически предъявил лишь один серьезный документ — меморандум, относившийся к изгнанному из Франции дому Бурбонов. Увидя, как разграблены архивы министерства, Савари поспешил с протестом к императору. Фуше, вместо того чтобы направиться с посольством в Рим, преспокойно отдыхал в Феррьере, упиваясь сообщениями о бешенстве своего тупого соперника. Но на этот раз гроза разыгралась всерьез, и вокруг колпака и погремушек шутника засверкали молнии.

От Наполеона в Феррьер помчались курьеры с требованием «немедленной выдачи всех министерских документов». Фуше дерзнул намекнуть, что ему известно слишком многое. В его руки обычно попадали секреты семьи Бонапарта, скучных и беспокойных братьев и сестер императора. Но он счел целесообразным их уничтожить. Если он проявил чрезмерное усердие…

Император был взбешен прямой попыткой шантажа; не один эмиссар обращался к Фуше, и каждому он давал все тот же кроткий, но возмутительный ответ. Он очень сожалеет — без сомнения, он сделал промах в припадке осторожности, но все бумаги сожжены. В ответ на это Наполеон вызвал графа Дюбуа, начальника личной полиции, до недавнего времени подчиненного Фуше. Впервые во Франции чиновник открыто перечил своему повелителю. Расхаживая взад-вперед по комнате, Наполеон осыпал мятежника самыми яростными и грубыми ругательствами.

Дюбуа явился в Феррьер, и Фуше пришлось примириться с тем, что все его бумаги опечатали. Это причинило ему больше унижения, чем неудобства, ибо Фуше достало благоразумия за несколько дней до этого убрать и спрятать все самое важное. В своей шутке он слишком далеко зашел и теперь, подчинившись полицейскому эмиссару, тотчас же принялся сочинять оправдания перед императором. Но было уже поздно. Наполеон отказался принять его и послал ему одно из самых презрительных посланий, когда-либо посылавшихся министру.

«Господин герцог Отрантский, ваши услуги более не могут быть угодны мне. В течение двадцати четырех часов вы должны отбыть к месту вашего нового назначения».

И новому министру полиции поручили позаботиться, чтобы Фуше немедленно подчинился указу об изгнании.

Выполнив эту приятную обязанность, Савари приступил к управлению имперской полицией вопреки Фуше. Попытавшись воспользоваться услугами кое-кого из третьестепенных осведомителей, оставленных ему в наследство предшественником, он быстро убедился, что ему понадобятся более надежные и опытные шпионы.

Человек туповатый и упрямый, Савари все же был не глуп и сумел — возможно, пользуясь советами Демаре или Реаля, — успешно поставить дело шпионажа в высших слоях общества. В подвергшихся разгрому помещениях министерства он нашел список адресов, которые Фуше со своими друзьями почему-то не уничтожил. Этот список, предназначенный для курьеров, разносивших письма, велся доверенными писцами. Савари предположил, что большая часть их все ещё остается верной начальнику, которого он сменил, и решил помешать тому, чтобы они об этом узнали. Он забрал список в свой кабинет и лично полностью его скопировал. Здесь он наткнулся на имена, его изумившие, имена, которые, по его словам, он ожидал бы скорее встретить в Китае, чем в этом своеобразном каталоге. Но многие адреса не имели обозначений, кроме цифры или начальной буквы; он заподозрил, что они и есть самые ценные.

Особым письмом Савари вызывал к себе каждого агента; письмо это доставлял один из его собственных курьеров. Час свидания не был обозначен; но из предосторожности Савари назначал свидание только одному человеку в день. Каждый из приглашенных агентов являлся обычно к вечеру; и Савари, прежде чем впустить его, предусмотрительно осведомлялся у главного привратника, часто ли этот посетитель приходил к господину Фуше. Почти во всех случаях оказывалось, что привратник видел его раньше и мог что-нибудь о нем сообщить. Так Савари готовился к тому, чтобы взять при встрече с новоприбывшим верный тон: с одним он был сердечен, с другим сдержан, в зависимости от того, как поступал его предшественник.

Так он действовал в отношении «специалистов», обозначенных инициалами или номером. Иногда случалось, что кое-кто из агентов пользовался более чем одним инициалом. Посланный Савари курьер вручал ему два письма, и при его появлении в министерстве ему объясняли, что писцы по ошибке написали ему дважды.

Савари твердо решил перещеголять Фуше постановкой своей секретной службы и придумал иной способ ознакомления с агентурой. Кассиру приказано было извещать его каждый раз, когда какой-нибудь агент явится за получением жалованья или денег на расходы. Поначалу людей являлось мало — настолько подозрительно относились сотрудники Фуше к новому руководству; но через несколько недель жадность взяла верх, и незнакомцы начали взглядывать в министерство «просто за справкой», как они объясняли. Там они неизменно встречали нового начальника. Савари относился к каждому такому визиту как к чему-то само собой разумеющемуся, он маскировал свое незнакомство с агентурой, разговаривал о текущих событиях. Нередко, побудив какого-нибудь «визитера» прихвастнуть своими успехами, он по своей инициативе повышал ему жалованье.

Действуя настойчиво и методично, Савари с течением времени восстановил все мастерски законспирированные связи Фуше. Предстояло сделать следующий шаг — разработать и расширить всю систему шпионажа. На это его толкал Наполеон. Вскоре Савари заслужил прозвищ «Сеид Мушара», т. е. шейха шпиков (сеид (тур.) — начальник, мушар (франц) — доносчик, шпик).

В его руках были сосредоточены целые группы доносчиков и филеров: фабричные рабочие, извозчики, уличные носильщики и попросту сплетники.

Когда фешенебельный Париж покидал столицу на лето, Савари переносил слежку за самыми высокопоставленными особами на их дачи. На него работали домашние слуги, садовники и письмоносцы, равно как многие из никем не заподозренных гостей. И, наоборот, он побуждал хозяев шпионить за своими слугами; и каждый домовладелец обязан был докладывать ему обо всех переменах в его доме и регулярно осведомлять полицию о поведении своей прислуги.

Савари не щадил никого; он обозлил духовенство и с таким увлечением осуществлял свою мелочную, назойливую слежку за всем Парижем, за всей Францией, что заслужил всеобщую ненависть и презрение — и в этом не было ничего удивительного.

Савари был алчен и снедаем тщеславием. Типичный бюрократ, случайно поднявшийся на самую верхнюю ступень служебной лестницы, он с необычайной подозрительностью относился ко всему, что, как ему казалось, хоть в малейшей степени могло умалить его достоинство.

Самомнению Савари был в конце концов нанесен жестокий удар. И сделал это не какой-нибудь Фуше или Талейран, а полупомешанный человек, которому удалось пошатнуть трон Наполеона, пошатнуть самые основы Империи и тем самым поставить в весьма затруднительное положение министра полиции.

Военную карьеру генерала Мале блестящей не назовешь. В июне 1804 года, когда он командовал войсками в Ангулеме, префект потребовал его увольнения. Наполеон, в ту пору первый консул, ограничился тем, что понизил его в чине и перевел в Сабль-д'Олонн. 2 марта 1805 года имя Мале внезапно появилось в списке вышедших в отставку из-за недоразумений с гражданскими властями, возникших в Вандее. Но он обратился опять в Наполеону, тогда уже императору, который милостиво возвратил его 26 марта в действующую армию. 31 мая следующего года вновь был опубликован указ о его увольнении за какие-то не совсем чистые финансовые дела; тем не менее Мале продолжал регулярно получать жалованье как офицер, состоящий на действительной службе. Как же он отблагодарил главнокомандующего, снисходительность которого по отношению к себе испытал в полной мере? В 1808 году он был разоблачен как участник заговора против императора и заключен в тюрьму Сент-Пелажи; но почему-то он пользовался покровительством Фуше и благодаря этому добился перевода в частную больницу некоего д-ра Дюбюиссона в предместье Сент-Антуан.

Во время тюремного заключения Мале разработал план нового заговора. Это был безрассудный и наглый, но весьма простой план. Воспользовавшись отсутствием императора, Мале предполагал объявить о смерти Наполеона и провозгласить «временное правительство»; при этом он рассчитывал на поддержку войсковых частей, командовать которыми собирался сам. Когда наступил подходящий момент, Мале попытался осуществить свой план во всех деталях. И если бы не случайная неудача, заговор полоумного Мале увенчался бы полным успехом.

В ту пору Париж управлялся слабо. Камбасерес представлял императора. Савари руководил всей полицией. Несмотря на подчиненную ему огромную агентуру, он ничего не знал о Мале и почти ничего — о действительных настроениях в городе. Префект, генерал Паскье, был честным и сведущим администратором, но отнюдь не человеком дела. Гарнизон столицы состоял в основном из рекрутов, поскольку все ветераны наполеоновской армии либо воевали против Веллингтона в Испании, либо находились при Наполеоне, который вел их к бесславному концу в России. Военный комендант Парижа генерал Юлен был методичный и преданный солдат, наивный и лишенный всякого воображения человек, великовозрастный младенец в военных доспехах.

В гостеприимном лечебном заведении д-ра Дюбюиссона, наполовину санатории, наполовину арестном доме, заключенным разрешалось разгуливать на свободе «под честное слово», общаться между собой и принимать каких угодно посетителей. Таким образом, генерал Мале имел возможность обдумать и обсудить свой план; поскольку в этом заведении содержались и другие лица, недовольные Наполеоном, Мале мог без труда навербовать себе сообщников. Однако он решил довериться только одному лицу. Это был аббат Лафон, чья смелость не уступала смелости самого Мале и чье продолжительное участие в рискованных роялистских заговорах против Империи вызывало у полубезумного генерала бессмысленную зависть.

Заговорщики вели себя осторожно, ибо опыт показал им, что предательство и измена кроются под самыми разнообразными личинами. Мале знал, что он может положиться на сотрудничество двух генералов — Гидаля и Лабори, с которыми подружился в тюрьме. Но даже этим двум противникам Наполеона он не раскрыл всех целей и масштабов заговора.

В лечебнице Мале забавлялся тем, что облачался в свою парадную военную форму. Окружавшие привыкли к этому, и никому не показалось странным, что, когда пришел момент, в 8 часов вечера 23 октября 1812 года, Мале вместе со своим другом аббатом покинул гостеприимный кров Дюбюиссона в полной военной форме.

Вскоре он появился у ворот близлежащих казарм и приказал часовому, а затем начальнику караула: «Проводите меня к вашему командиру. Я генерал Ламот».

Мале избрал эту фамилию потому, что Ламот был офицер, пользовавшийся хорошей репутацией в парижском гарнизоне. Он принес с собой целый ворох фальшивых документов; депешу, якобы полученную со специальным курьером и содержавшую извещение о смерти Наполеона в России; резолюцию Сената о провозглашении временного правительства и приказ о подчинении ему — Мале — гарнизона столицы.

В ночь на 24 октября Мале был, что называется, в своей стихии, не подозревая даже, что всего лишь подражает всем характерным ухваткам того самого монарха, которому так завидовал.

По его приказу были разосланы возглавленные подчинившимися ему офицерами сильные отряды для захвата ключевых позиций в Париже: застав, набережных и площадей. Другая часть войск отправлена была в тюрьму Ла-Форс, где в то время находились Гидаль и Лабори. Их освобождение состоялось без применения силы, без кровопролития и вообще каких-либо заминок.

Как только генерал Лабори предстал перед своим начальником Мале, он тотчас же получил приказ арестовать префекта Паскье. Затем Лабори двинулся во главе отряда к министерству полиции, где ни о чем не предупрежденный своими агентами и застигнутый врасплох Савари сдался без сопротивления. Сам Мале готовился повести другой отряд на Вандомскую площадь. Он намеревался арестовать генерала Юлена в главном штабе Парижского округа.

Арест Савари и Паскье произошел около 8 часов утра; оба были отправлены под строгим надзором в ту самую тюрьму, из которой только что вышли Гидаль и Лабори. Хотя срок унизительного ареста оказался недолгим, Савари впоследствии иронически именовали «герцогом де ла Форс» (непереводимая игра слов: «форс» по-французски «сила», «насилие», отсюда — «герцог от насилия» и вместе с тем «герцог из тюрьмы Ла Форс»).

Мале тем временем нагрянул к Юлену и предъявил свои полномочия. Они, однако, не устрашили трезвого солдата. Объявив о необходимости просмотреть бумаги, он попытался выйти из комнаты. Мале выхватил пистолет и выстрелил — пуля раздробила Юлену челюсть. Этот выстрел был первой неудачей Мале. За ней последовала вторая.

Генерал-адьютант Дорсе — в списке лиц, которых надлежало арестовать и заключить в тюрьму, он числился как фигура второстепенная — по какой-то случайности зашел к генералу Юлену раньше обычного. Мале смело встретил его и сразу же предъявил свой мандат, но Дорсе тотчас увидел, что документы поддельные Его проницательность едва не стоила ему жизни Мале готовился выстрелить в Дорсе, когда внезапно в комнату вошел его адъютант. У Мале после выстрела в Юлена осталась в стволе всего лишь одна пуля, а противостояли ему теперь два офицера.

Возможно, что он справился бы с обоими, поскольку они не обладали его отчаянной инициативой и душевной неуравновешенностью; но как раз в этот момент в комнату вошел отряд солдат. По приказу Дорсе они быстро справились с Мале. С этой минуты вся его необычайная авантюра закончилась. Савари и Паскье вскоре выпустили из тюрьмы Ла-Форс; сообщники Мале были арестованы.

Отступая с армией из России, где он потерпел жесточайшее поражение. Наполеон узнал о деле Мале и был очень обеспокоен обнаружившимся непрочным положением своей династии. Дело Мале было одной из причин его стремительного бегства от армии в Париж. Он набросился на всех, а тайную полицию осыпал отборнейшей смесью корсиканской злобной брани и жаргона кордегардии.

Но Савари, который мог ожидать для себя участи Фуше, все же не был прогнан в отставку.

 

Глава пятнадцатая Император шпионов

Куда более серьезный исторический след Савари оставил как вербовщик, ибо именно он открыл Карла Шульмейстера, бесценного шпиона императора Наполеона, которого можно назвать «Наполеоном военной разведки». Более 125 лет прошло с той поры, как прекратилась деятельность Шульмейстера; но за весь этот солидный период европейской истории более умелый или отважный шпион так и не появился.

Столь же крайне беззастенчивый, как и сам Бонапарт, он сочетал находчивость и наглость, присущие всем крупным агентам секретной службы, с такими специфическими качествами, как физическая выносливость, энергия, мужество и ум со склонностью к шутовству. Родился он родился 5 августа 1770 года в Ней-Фредштетте в семье лютеранского пастора, но вырос в приятном убеждении, что является потомком старинной и знатной венгерской фамилии. Причем в его жизни наступил момент, когда он оказался в состоянии удостоверить свое дворянство, правда, с помощью мастерски подделанных документов.

Страсть к элегантности, соответствующей якобы высокому происхождению, побудила его, едва оказалось возможным, брать уроки у самых видных в Европе преподавателей танцев. Он хотел храбро драться, блистать в обществе, носить орден Почетного легиона… По части ордена не вышло, зато он вознаградил себя успехами в свете, научившись танцевать, как истинный аристократ.

Впрочем, начал он довольно скромно, женившись на землячке из Эльзаса, носившей фамилию Унгер. После женитьбы завел бакалейную и скобяную торговлю, от которой получал большой доход, главным образом — от контрабандного товара. По традициям пограничного Эльзаса как же можно было, живя так близко к границе, не использовать этого обстоятельства для наживы? Уже в семнадцать лет он не стыдился в этом признаваться, замечая, что занятие контрабандой требует необычайного мужества и присутствия духа. Даже позже, добившись известности и сколотив шпионажем огромное состояние, контрабандой он по-прежнему не брезговал.

В 1799 году он познакомился с Савари, тогда ещё полковником, весьма далеким от титула герцога и поста министра полиции. Примерно в 1804 году Савари, ставший уже генералом и одним из приближенных Наполеона, предложил Шульмейстеру совершить один из самых сомнительных подвигов секретной службы Империи: заманить во Францию герцога Энгиенского, молодого бурбонского принца, который жил в Бадене на содержании у англичан и мало интересовался роялистскими интригами.

В лице герцога Энгиенского Наполеон стремился преподать урок всем роялистам, полагая, что казнь невинного отпрыска изгнанной династии послужит должным устрашением.

Герцог Энгиенский часто навещал в Страсбурге молодую женщину, к которой был сильно привязан. Шульмейстер проведал об этом и тотчас же послал своих помощников, чтобы увезти женщину в Бельфор, где её держали на вилле близ границы под тем предлогом, что местные власти зарегистрировали её как подозрительную личность.

Подделав письмо от её имени, Шульмейстер отправил его герцогу Энгиенскому; в письме она умоляла вызволить её из заточения. Любовник не медлил с ответом. Он полагал, что сумеет подкупить тех, кто её арестовал, и похитить её, поскольку Бельфор расположен неподалеку от Баденского графства. Но Шульмейстер уже был наготове, и не успел герцог ступить ногой на французскую землю, как его схватили и спешно увезли в Страсбург, а оттуда в Венсенн.

Уже через шесть дней после ареста герцог был осужден военным трибуналом. Воспользовавшись первой же возможностью, он отправил письмо своей возлюбленной с объяснением причины, по которой не смог ей помочь. Та, впрочем, уже сослужила Шульмейстеру службу и была отпущена на свободу; она так не узнала, какую роль поневоле сыграла во всей этой страшной интриге. В ту же ночь молодой герцог был расстрелян, причем палачи заставили его держать фонарь, чтобы удобнее было целиться. Говорят, Савари заплатил Шульмейстеру за это дело сумму, соответствующую 30 000 долларов. Так дорого стоил этот каприз Наполеона! По поводу судебного убийства герцога Энгиенского Талейран заметил: «Это хуже, чем преступление; это ошибка».

Шпионский талант Шульмейстера был как бы создан специально для интриг крупного масштаба. Савари, приблизившийся после казни молодого Бурбона к своей заветной цели — обладанию герцогским титулом, в следующем году представил Шульмейстера самому Наполеону со словами: «Вот, ваше величество, человек, составленный сплошь из мозгов, без сердца». Наполеон, которому предстояло в один прекрасный день сказать Меттерниху: «Я не посчитаюсь с жизнью миллиона немцев!», встретил благосклонной усмешкой подобную характеристику единственного в своем роде контрабандиста-шпиона с таким «анатомическим дефектом».

Наполеон любил говаривать: «Шпион — естественный предатель». Он нередко говорил это Шульмейстеру; однако нет данных, чтобы Наполеон был когда-нибудь предан шпионом, хотя сам тратил крупные суммы на подкуп видных представителен дворянства, торговавших собой на рынках предательства.

Наполеоновская кампания 1805 года против Австрии и России была превосходно рассчитанным мастерским военным ходом; и то, что Шульмейстер начал свою кампанию наступательного шпионажа именно в ту кампанию, весьма знаменательно. Наполеон всегда стремился изучить особенности тех генералов, которых враги выставляли в качестве его очередной жертвы. В 1805 году надежды австрийцев сосредоточились на маршале Макке, не слишком одаренном военачальнике, который известен был главным образом маниакальным желанием искупить свои прежние поражения от французов. Закоренелый монархист Макк не хотел видеть того, что «корсиканский узурпатор» в сущности очень популярен во Франции и что французская нация всегда видела в нем героя и военного гения.

Карл Шульмейстер вознамерился поддеть неумного, простоватого и легко поддающегося обману австрийского полководца. С этой целью он первым делом появился в Вене в качестве отпрыска знатного венгерского рода (отсюда, вероятно, и пошла легенда о его старинном происхождении), изгнанного из Франции Наполеоном, заподозрившим его в шпионаже в пользу Австрии.

Макк встретился с мнимым изгнанником, поражен был всем, что тот знал о Франции, и с радостью воспользовался переданными ему неожиданными и ценными сведениями военного и гражданского характера. Шульмейстера он сделал своим протеже и рекомендовал его в привилегированные офицерские клубы Вены. Макк даже выхлопотал «мстительному венгерцу» офицерский чин и ввел его в свой личный штаб. Роковой осенью 1805 года они вместе отбыли в армию; причем Шульмейстер — в качестве начальника австрийской разведки.

В этот критический период затеи Шульмейстера носили фантастически сложный характер. Он умудрялся извещать Наполеона о каждом шаге, о любом замысле австрийцев. Он щедро и с успехом сорил деньгами, для чего получал крупные суммы. Как большинство образованных эльзасцев, по-немецки он говорил так же бегло, как по-французски; вероятно, он говорил и по-венгерски, иначе вряд ли избрал бы для себя подобную легенду. Но чтобы сделаться любимцем венского общества, каковым он, по слухам, являлся, мало было лингвистических дарований.

Он подкупил двух штабных офицеров — Вендта и Рульского, и теперь передаваемая Макку фальшивая информация аккуратно подтверждалась «сторонними» донесениями этих предателей. Оптимистически настроенному маршалу давали понять, что его несбыточные мечты о раздорах среди французов постепенно оправдываются. Шульмейстер получал письма от «недовольных» из наполеоновской армии. Корреспонденты эти не скупились на сплетни и рассказы «очевидцев» о росте недовольства среди военных, о гражданских беспорядках и прочих обстоятельствах, которые, имей они место в действительности, весьма затруднили бы Наполеону ведение его кампаний. С каким ликованием Макк читал эти письма, как и газету, которая печаталась по распоряжению Наполеона, специально для Шульмейстера. Номера этой газеты высылали Шульмейстеру с демонстративными предосторожностями, и в каждом номере печатались статьи и заметки, подтверждавшие коварную «информацию» и необычайно воздействовавшие на австрийского полководца.

Между тем Макк отнюдь не был просто невеждой, совершенно не соответствовавшим порученному ему ответственному посту. Нет, это был опытный пятидесятилетний военачальник, решивший победить во что бы то ни стало и поэтому чрезмерно усердствовавший. Он слишком охотно верил тому, во что хотел верить, и потому стал легкой добычей хитрого эльзасского охотника.

Франция, уверял Шульмейстер, стоит на пути к восстанию, и Наполеону поневоле придется оттянуть войска к рейнской границе. Поверив этому, Макк с тридцатитысячной армией покинул такой стратегически важный пункт, как Ульм. Он рассчитывал преследовать маршала Нея и отступающий французский авангард. Вместо этого он нашел Нея во главе все ещё наступающей армии.

Ней готов был принять сражение, и уже это было довольно неожиданным; но ещё больше озадачило Макка то обстоятельство, что на его флангах появились Мармон и Ланн, а затем ещё Сульт и Дюпон. Мюрат, которому шпион теперь адресовал свои секретные сообщения, замкнул железное кольцо; и через три дня, 20 октября, изумленный австрийский «преследователь» сдался.

Шульмейстер, все ещё оставаясь «венгром», пробрался через линию фронта, совершил «чудесный побег» и как ни в чем не бывало вернулся в Вену. Здесь с изумительной ловкостью, какая была бы не по силам целрму корпусу заурядных шпионов, он пробрался на тайные военные совещания, где поочередно председательствовали русский царь и австрийский император. Шпион принес встревоженным союзникам утешительные вести с фронта, переставшего существовать. Из трех своих армий они только что лишились одной, и притом отлично снаряженной. Шульмейстер убедил их выслушать его и серьезно рассмотреть его соображения и планы, осуществление которых должно было вознаградить союзников за ульмскую катастрофу. С помощью фальшивых документов Шульмейстер сбивал союзников с толку и в то же время поддерживал регулярные сношения с Наполеоном.

Маршала Макка считали изменником; впоследствии его разжаловали, лишили чина и заточили в тюрьму. Только его друзьям удалось раскрыть правду о его якобы «измене». В начале ноября 1805 года, за месяц до поражения союзников под Аустерлицем, пошли первые слухи, разоблачающие Шульмейстера. Некоторые влиятельные лица, все время не доверявшие этому обворожительному, шпиону, распорядились его арестовать. Он наверняка был бы предан суду, осужден и казнен, если бы Мюрат не двинул своих войск с такой поспешностью. 13 ноября французы заняли Вену, причем Кутузову, дожидавшемуся сильных русских подкреплений под командой Буксгевдена, пришлось решать дилемму: либо отступить и потерять столицу Австрии, либо подвергнуться атаке явно превосходящих сил.

Проворство Мюрата избавило Шульмейстера от опасности. Из австрийских архивов видно, что Шульмейстер и его сообщник, некий Рипманн, находились весной 1805 года под арестом по обвинению в сношениях с врагом. На чем основывалось это обвинение, не указано; и так как о побеге Шульмейстера не упоминается, то надо думать, что он спасся при помощи подкупа.

Получив от Наполеона в награду небольшое состояние, Шульмейстер хвастался, что почти столько же заработал на своих услугах Австрии. Наполеон, неплохо оплачивая услуги Шульмейстера, все же не ценил их так высоко, как, например, Бисмарк в свое время ценил вряд ли более значительные услуги своего «короля сыска» Штибера. Вознаграждение, которое Шульмейстер получал от Бонапарта, нельзя было и сравнивать с теми титулами, привилегиями и поместьями, которыми Наполеон осыпал гораздо менее полезных ему авантюристов.

Маэстро шпионажа Шульмейстер всегда готов был рискнуть своей жизнью; причем не только тогда, когда он отправлялся как разведчик в чужие страны, но и тогда, когда участвовал в сражениях, где показал себя энергичным и неустрашимым воином. Так, всего с тринадцатью гусарами он атаковал и захватил город Висмар. У Ландсхута он командовал отрядом, который штурмовал мост через Изар, и помешал неприятелю его поджечь. Работая на Савари, чьим доверием он неизменно пользовался, Шульмейстер возвратился в Страсбург, чтобы расследовать там волнения, вспыхнувшие среди гражданского населения. Здесь во время внезапной вспышки мятежа он отважился застрелить вожака восстания, по-наполеоновки усмирив народное недовольство одной единственной пистолетной пулей.

После вторичного занятия Наполеоном Вены Шульмейстера назначили цензором, наблюдающим за печатью, театрами, издательствами и религиозными учреждениями. На этом поприще он проявил особую и похвальную проницательность, приняв меры к широкому распространению среди народов Австрии и Венгрии сочинений Вольтера, Монтескье, Гольбаха, Дидро и Гельвеция; произведения всех этих авторов до той поры находились в монархии Габсбургов под строгим запретом, исходившим как от церковной, так и от светской власти.

Наилучшее описание личности Шульмейстера оставлено нам Каде де Гассикуром, аптекарем Наполеона:

«Нынче утром я встретился с французским комиссаром полиции в Вене, человеком редкого бесстрашия, непоколебимого присутствия духа и поразительной проницательности Мне любопытно было видеть этого человека, о котором я слышал тысячи чудесных рассказов Он один воздействует на жителей Вены столь же сильно, как иной армейский корпус Его наружность соответствует его репутации. У него сверкающие глаза, пронзительный взор, суровая и решительная физиономия, жесты порывистые, голос сильный и звучный Он среднего роста, но весьма плотного телосложения, у него полнокровный, холерический темперамент. Он в совершенстве знает австрийские дела и мастерски набрасывает портреты виднейших деятелей Австрии На лбу у него глубокие шрамы, доказывающие, что он не привык бежать в минуту опасности. К тому же он благороден и воспитывает двух усыновленных им сирот. Я беседовал с ним о «Затворницах» Ифланда и благодарил его за то, что он дал нам возможность насладиться этой пьесой».

Это было в 1809 году; Шульмейстер, покинув Вену, некоторое время был генеральным комиссаром по снабжению императорских войск в походе. Сколь ни выгодно было право распределения военных поставок и хозяйственных льгот, все же Шульмейстер им не соблазнился и вскоре вернулся к своим прежним обязанностям шпиона. Тогда он был уже богат и несколько лет назад купил роскошный замок Мейн в родном Эльзасе, а в 1807 году — крупное поместье близ Парижа; оба они стоили, по нынешним ценам, свыше миллиона долларов.

Хотя в тогдашнем своем положении он вправе был именовать себя «шевалье де Мейно» и жить роскошно, как помещик, для императорской военной касты он по-прежнему оставался смелым и ловким секретным агентом. Своего приятеля, Ласаля, отважного командира легкой кавалерии, позднее погибшего при Ваграме, он просил уговорить Наполеона пожаловать ему орден Почетного легиона. Ласаль вернулся от императора и сказал Шульмейстеру, что Наполеон наотрез отказал, заявив, что единственная подходящая награда для шпиона — это золото.

Последним шансом Шульмейстера стал Эрфуртский конгресс 1808 года — встреча Наполеона с Александром I, где присутствовали также короли Баварский, Саксонский, Вестфальский и Вюртембергский. Там он по представлению Савари был назначен руководителем французской секретной службы. Очевидно, он превзошел самого себя в доставке значительных и разнообразных сведений. Царь Александр жил и развлекался в Эрфурте; Гете, к которому Наполеон внешне всегда проявлял большее уважение, также находился там и занимался дипломатией, что внушало Наполеону некоторое беспокойство. Шульмейстер писал Савари, что император каждое утро первым делом задает ему два вопроса: с кем виделся в тот день Гете и с кем провел ночь царь? Оказывалось, что любая из прелестных спутниц Александра неизменно являлась агентом начальника французской секретной службы.

Менее удалась Шульмейстеру другая задача, выполнения которой требовал Наполеон, — слежка за королевой Луизой Прусской. Русский монарх восхищался этой красивой и безмерно униженной женщиной и был настроен к ней дружественно. Наполеону непременно хотелось ещё более унизить королеву, очернив её, по возможности, в глазах царя; и это грязное дело должен был проделать его главный шпион.

По иронии судьбы, в карьере Карла Шульмейстера в 1810 году наступил неожиданный поворот. В этом году состоялся «австрийский брак» Бонапарта с Марией-Луизой. Господство Наполеона над Веной, ради которого столько сделал Шульмейстер, увенчалось бракосочетанием юной герцогини Марии-Луизы с ненавистным победителем её отца. Новая императрица, прибыв в Париж, принесла с собой столь сильное австрийское влияния, что шпион вынужден был удалиться. Ему не забыли интриг перед Ульмом и Аустерлицем.

Шульмейстер удалился, но не в лагерь врагов Наполеона, как поступили бы многие его коллеги, как сделали Талейран и Фуше с меньшими на то основаниями. Шпион, по-видимому, был искренно признателен Наполеону за полученные богатства и поместья. Он продолжал оставаться рьяным контрабандистом и жил в свое удовольствие в Мейне, где гостеприимство и благотворительность снискали ему уважение земляков-эльзасцев.

Враждебность австрийцев не убывала вплоть до 1814 года. После Лейпцигской «битвы народов» и поражения французов Эльзас был наводнен союзниками, и полк австрийской артиллерии специально послали разрушить поместье Шульмейстера. Во время «Ста дней» он примкнул к Наполеону, хотя тот пять лет назад и отверг презрительно его услуги. После того как Наполеон был разбит при Ватерлоо, его бывшего шпиона арестовали одним из первых, и он спасся только тем, что заплатил огромный выкуп. Это сильно подорвало материальное положение Шульмейстера, восстанавливать которое пришлось уже не контрабандой, в чем он знал толк, а биржевыми спекуляциями, что для шпиона и контрабандиста оказалось слишком сложным.

Шульмейстер был разорен. Пять лет у него ушло на постепенное собирание богатства, десять лет он пользовался немалой властью, Он мог частично сохранить и то и другое, как это удалось большинству беспринципных бонапартистов; но судьба сбросила его в бездну нищеты, как только кончился «метеорический бег Империи». Ему суждено было прожить ещё почти четыре десятилетия (до 1853 года), — неимущим, но нельзя сказать что недовольным гражданином Франции, которому правительство разрешило содержать в Страсбурге табачную лавчонку.

 

Глава шестнадцатая Пролог к отделению южных штатов

В Соединенных Штатах на заре их существования секретная служба по сравнению с Европой была развита относительно слабо. Но в 1811 году, когда уже носились зловещие слухи о замыслах наполеоновской империи против России, мы неожиданно встречаем одного из тех американцев, которые, приняв участие в крупной операции секретной службы, стяжали себе не славу, а быстрое забвение. Президент Джеймс Мэдисон отправил Джорджа Мэттьюза во Флориду в качестве политического эмиссара и секретного агента. Там Мэттьюз задумал начать войну с Испанией; он лично участвовал в осаде Сент-Огастина, когда образумившиеся политические круги Вашингтона потребовали его удаления. Ему приказано было «тайно» пробраться во Флориду, но вместе с тем взять на себя трудную двойную роль и явиться к испанским властям в качестве американского комиссара, уполномоченного принять территорию, если испанцы пожелают её сдать.

Испания тогда была объята пожаром войны с наполеоновской Францией, и у колониального ведомства в Мадриде не было ни власти, ни денег. В 1811 году предвиделась новая война между Англией и Соединенными Штатами, и президент Мэдисон считал возможным, что англичане захватят Флориду как базу для развертывания своих операций. Чтобы помешать этому, он поручил Мэттьюзу и полковнику Джону Мак-Ки вступить в переговоры с испанским губернатором и добиться, по возможности, уступки провинции Соединенным Штатам. В случае успеха этой миссии было предположено создать временное правительство; в случае же неудачи переговоров предусматривалось оккупировать Флориду, если какая-нибудь иноземная держава попытается её захватить.

Мак-Ки, видимо, отказался от возложенного на него поручения и предоставил Мэттьюзу выпутываться одному. Тому это оказалось весьма по душе. Уроженец Ирландии, он участвовал в войне за независимость Соединенных Штатов и получил чин генерала. Правда, с его именем не связано сколько-нибудь громких подвигов; о нем говорили, как о человеке «непревзойдённого мужества и неукротимой энергии, умном, но почти неграмотном». Когда он в 1785 году переехал в штат Джорджия, неукротимая энергия уже через год обеспечила ему пост губернатора. В 1794–1795 годы он был переизбран; спустя некоторое время получил право именоваться и «достопочтенным» (титул членов Конгресса) и генералом. Мэттьюз не гнушался работать на военное министерство в качестве специального агента на границе с Флоридой.

Изолированное положение этой испанской колонии и её бесспорное стратегическое значение для англичан не испугали губернатора Эстраду; он пришел в ярость, когда Мэттьюз начал мятежную агитацию среди бывших американцев, живших в этом испанском владении. Тогда секретный агент Мэттьюз поспешил домой, в Джорджию, где сколотил большой отряд из метких стрелков — пограничников и индейцев, с которым вторгся во Флориду.

Испанский посланник в Вашингтоне заявил гневный протест. Когда на пути к столице Флориды Мэттьюз захватил несколько мелких городов, Мадисон и государственный секретарь Джеймс Монро, сменивший на этом посту Роберта Смита, кисло заявили, что генерал Мэттьюз «не понял» инструкций своего правительства. На его место был назначен губернатор Джорджии Митчел, которому поручили помочь Эстраде восстановить порядок. Мэттьюза уволили за излишнее усердие, но его преемнику даны были, похоже, не менее туманные инструкции.

Говорят, что Митчел должен был добиться безопасности для «революционеров» Флориды, оказывая им максимальную поддержку и «отводя американские войска со всей возможной неторопливостью». Трудно было придумать лучший способ поощрения захватнических целей Мэттьюза! И Митчел так ловко использовал обстановку, что организованные и предводимые Мэттьюзом отряды не уходили из Флориды целых четырнадцать месяцев. В мае 1813 года они двинулись на соединение с армией Эндрю Джексона, которому было предложено возобновить вторжение и пойти на Пенсаколу. Только окрик Конгресса остановил этот экспедиционный марш, и «Старый Орешник», как прозвали генерала — будущего президента, вовремя сменил курс, чтобы поспешить на защиту Нью-Орлеана.

В ту пору было известно, что Джордж Мэттьюз регулярно доносит обо всем в Вашингтон. Американский Конгресс на секретном заседании обсуждал вопрос о необходимости занять Флориду, чтобы не дать англичанам её захватить; были приняты все меры предосторожности, чтобы это не разгласить. Стало быть, Мэттьюз отнюдь не был флибустьером или частным заговорщиком, действующим по корыстным мотивам. Скорее это был типичный жадный до земли американский первопроходец, секретный агент, не считавший никакую границу Соединенных Штатов окончательной, раз она не упирается в море, залив или океан. Поведение Мэттьюза, как правительственного комиссара, было непростительно; и нетрудно понять, почему осуществленный его приемником проект не занимает видного места в летописи тех дней. Его игнорировали, как раньше дезавуировали.

Мэттьюз все же продолжал бы состоять на секретной службе Мэдисона и Монро, если бы не взрыв национального возбуждения, вызванный разоблачением английского шпиона Джона Генри. Этотго иностранного агента, действовавшего в Новой Англии, изобличили его письма, попавшие в 1812 году в руки президента. Из писем можно было установить, как он на средства английской разведки субсидировал прессу, разжигал междоусобные распри и энергично обрабатывал англофильские элементы, которые уже имелись среди федералистов Новой Англии.

Когда президент Мэдисон сообщил Конгрессу о письмах Генри, над страной пронеслась буря негодования и ужаса. Агент английской секретной службы действует в Бостоне в мирное время! Первым пострадавшим оказался Джордж Мэттьюз, которого пришлось уволить в отставку из-за сходства его операций с действиями Генри. Как бы ни были велики прегрешения Мэттьюза в области дипломатии, но как шпион и секретный агент он обнаружил такую предприимчивость и рвение, что смело мог бы занять видное место в тощих летописях секретной службы Северной Америки. Экс-губернатор Джорджии действительно мог сделаться военным шпионом исключительного масштаба. Подобно своему современнику Карлу Шульмейстеру, Мэттьюз опрокинул все обычные представления об ординарном шпионаже и сам нанес мастерский удар, который должен был лишь подготовить.

Политическое дезавуирование Мэттьюза, умерившее его пыл и натиск на Флориду летом 1814 года, вероятно, стало предметом всеобщих сожалений. Хотя у англичан были канадские и другие базы, главные британские операции на материке Северной Америки были организованы в расчете на поддержку Испании. Пенсакола должна была стать настоящим трамплином, с помощью которого свирепый британский лев смог бы сделать свой прыжок. И все же войне 1812 года не суждено было стать тем конфликтом, в ходе которого Англия должна была, как обычно, «проиграть все сражения, кроме последнего». Последнее сражение, закончившееся победой Джексона под Нью-Орлеаном, было почти единственной сухопутяой битвой, которую английские войска не выиграли. Джексон занимал сильную позицию, притом он далеко не был чрезмерно самоуверен (это он предоставил своему испытанному противнику) и, как мы увидим, сумел наладить получение хорошей информации.

В мае 1814 года Джэксон был назначен генерал-майором регулярных войск и поставлен во главе их на далеком Юге.

Сокрушительная победа генерала Джексона пришла через несколько месяцев, 8 января 1815 года его британский противник Пэкингем либо был введен в заблуждение разведкой, либо не сумел точно оценить силу американских оборонительных сооружений. И он, и его войска были воспитаны в духе пренебрежительного отношения к плохо обученным «колониальным» войскам. Но сам Пэкингем и 2 000 его солдат заплатили жизнью за знакомство с меткостью ружейного огня неотесанных лесорубов.

Во времена Эндрю Джексона существовала пиратская система разведки Жана Лафитта. О нем и его сотрудниках было известно, что они помогали Джексону защищать Нью-Орлеан от англичан. Речь идет о том самом Лафитте, которого его агенты из креолов известили, что губернатор Луизианы собирается оценить его голову в 5 000 долларов; он тотчас же начал состязание, предложив 50 000 долларов за голову губернатора. Сочинялись романтические повести, в которых Лафитт за сногсшибательное вознаграждение готовился спасти Наполеона похищением с острова Св. Елены. Согласно этой легенде, тайная миссия действительно привела Лафитта на берега острова-тюрьмы; но организаторы заговора опоздали: император уже умирал.

 

Глава семнадцатая Балтиморские заговорщики

Сэмюэль Фелтон, директор железной дороги Филадельфия — Уилмингтон — Балтимора, вызвал из Чикаго сыщика-профессионала Аллана Пинкертона с группой сотрудников и предложил им действовать в качестве контрразведчиков его железнодорожной компании.

— У нас, — сказал Фелтон, — есть основания подозревать заговорщиков Мэриленда в намерении произвести диверсии на нашей дороге с целью отрезать вашингтонское правительство от Северных Штатов. Особой угрозе подвергаются паромы на Сасквеханне у Хавр-де-Грейса и мосты ниже Уилмингтона.

В ту пору в Вашингтоне не существовало ни сухопутной, ни морской военной разведки, ни даже разведывательных отделов министерства финансов или министерства юстиции.

По предложению Фелтона Аллан Пинкертон первым делом двинулся в Балтимору, бывшую тогда заведомым рассадником интриг рабовладельцев. Он начал с того что снял дом и под именем Э. Дж. Аллена стал вращаться в фешенебельных кругах, где вели свою агитацию заклятые враги будущих республиканцев. Под его командой находился, между прочим, Тимоти Уэбстер. Будучи уже признанной звездой разведывательной службы, он теперь почти случайно стал агентом Севера, воевавшего против Юга. На этом посту он с большим мужеством и уменьем проработал пятнадцать месяцев, после чего при трагических обстоятельствах сошел со сцены. Уроженец Принстауна, в штате Нью-Джерси, Уэбстер сумел прикинуться сторонником южан и вскоре ухитрился попасть в кавалерийский отряд, проходивший военную подготовку в Перримене и охранявший важную железнодорожную линию Филадельфия — Уилмингтон — Балтимора от того, что в ту пору, неопределенно именовалось «агрессией янки».

Другим пинкертоновским «асом» был молодой Гарри Дэвис. Прожив ряд лет в Нью-Орлеане и других городах Юга, он хорошо изучил повадки, обычаи, особенности и предрассудки тамошней мелкопоместной знати. Он был лично знаком со многими вожаками движения за отделение Юга. Изящный красавец, потомок старинной французской фамилии, он готовился стать иезуитом, но, убоявшись дисциплины, царившей в их среде, обратился к секретной службе, которая больше пришлась ему по душе. Дэвис много путешествовал и владел тремя языками; по мнению Пинкертона, этот законченный шпион обладал даром убеждения, столь свойственным иезуитам.

Ценой затраты времени и денег Фелтона Дэвису нетрудно было произвести впечатление на головорезов из отелей Барнума и Гая, которые, мешая аристократическую желчь со старым виски, подбадривали друг друга уверениями, что «ни один дерзкий янки-выскочка из лесорубов никогда не сядет в президентское кресло». На одном из подобных головорезов Дэвис решил остановить внимание: это был необузданный юнец по фамилии Хилл. Отпрыск знатного рода, офицер добровольческого отряда Хилл вполне серьезно заявил Дэвису:

— Если на меня падет выбор, я не побоюсь совершить убийство. Цезаря заколол Брут, а Брут был честный человек. Пусть Линкольн не ждет от меня пощады, хотя я не питаю к нему ненависти, как иные. Для меня тут главное — любовь к отечеству.

Итак, дело дошло до выбора убийцы. На жизнь Авраама Линкольна готовилось покушение. Сыщик, теперь именовавший себя «Джо Говард из Луизианы», использовал Хилла, чтобы проникнуть в круг заговорщиков. В угрожающей серьезности их намерений сомневаться не приходилось. Аллан Пинкертон, со своей стороны, убедился, что балтиморской полицией верховодит Джордж Кейн, ярый конфедерат, воспитывающий рядовые кадры своего ведомства в радикально-бунтовщических понятиях. Кейн, который был видной фигурой среди балтиморских сторонников Юга, и пальцем не шевельнул бы в случае их мятежа или сделал бы это лишь для того, чтобы ещё больше раздуть огонь.

Другим заправилой, тоже считавшимся «горячей головой» (так, по крайней мере, Хилл рекомендовал его «Говарду», а сыщик, в свою очередь, — своему начальнику Э. Дж. Аллену), был итальянский выходец, именовавший себя «капитаном» Фернандина. Благодаря своему латинскому происхождению, богатству и пылкости речей, а также демонстративной готовности пойти на все опасности мятежа, «капитан» был повсюду желанным гостем. Его выслушивали почтительно, с ним обращались запросто даже представители исключительно замкнутого высшего балтиморского общества. «Капитану» Фернандине не только присвоили воинский чин: его признали организатором одной из ежедневно формировавшихся добровольческих рот.

К своей роли агитатора Фернандина готовился, работая цирюльником при отеле Барнума. Сам он не владел рабами и даже понес ущерб от конкуренции чернокожих; и все же во время бритья и стрижки богатых клиентов-рабовладельцев заразился непомерным усердием в защите рабовладения. Сыщики убедились, что очень многие видные граждане, которых когда-то намыливал, брил и пудрил этот человек, теперь считают его своим глашатаем и вожаком.

Дэвис, приятель Хилла, которого наряду с Хиллом считали сторонником крайних мер, был, наконец, приглашен Фернандиной на очень важное собрание заговорщиков.

Его, Хилла, и прочих — всего человек тридцать — привели к присяге, причем Дэвис сделал мысленную оговорку в интересах защиты своей родины. В собрании царила какая-то благоговейная атмосфера, хотя, присмотревшись к своим соседям, Дэвис едва не рассмеялся. Он был окружен самыми болтливыми и нескромными крикунами Балтиморы! Как-то они выполнят взятые на себя тайные обязательства?

Пылкая декламация редко свойственна человеку, готовому к рискованным действиям. Среди белых шаров, лежавших в ящике, был только один красный. Заговорщик, вынувший его, не должен был выдать этого ни единым словом, а обязан был молча считать себя носителем почетного жребия, готовым на все.

Хилл, однако, узнал и не преминул сообщить Дэвису, что в ящик положен не один, а восемь красных шаров. Это была необходимая мера предосторожности в отношении красноречивых, но нерешительных типов, которым трусость могла помешать пойти на убийство президента Линкольна!

Фернандина, как председатель, открыл собрание речью. Потом ящик пошел по рукам. Дэвис вынул белый шар. По лицу Хилла он увидел, что и тому не достался красный. Но восемь человек все же ушли с убеждением, что на него одного легла ответственность за спасение Юга. Отделавшись под каким-то предлогом от Хилла, Дэвис поспешил к Эллену. Записав рассказанное Дэвисом и сопоставив его рассказ с предостережениями, поступившими от Тимоти Уэбстера, Пинкертон с первым же поездом уехал в Филадельфию к Фелтону.

Убийство новоизбранного президента, когда тот будет проезжать через Балтимору, должно было послужить сигналом к поджогу деревянных мостов на линии железных дорог Филадельфия — Уилмингтон — Балтимора, а также к разрушению паромов и подвижного состава во всем штате Мэриленд. В результате нация осталась бы без вождя, началось бы восстание рабовладельческих штатов и столица страны оказалась бы отрезанной от «презренных» аболиционистов Севера.

Консервативные элементы Юга не имели никакого отношения к проектам Фернандины и ему подобных. Но глава балтиморской полиции Кейн, без сомнения, был в союзе с заговорщиками. Таким образом, президент Линкольн по прибытии в Балтимору фактически оказался бы беззащитным. В Вашингтон его сопровождало лишь несколько друзей и единомышленников. На вокзале в Балтиморе вокруг этой небольшой группы начали бы толпиться дружественно или враждебно настроенные люди либо попросту зеваки; тогда на некотором расстоянии от неё поднялся бы шум, отвлекающий внимание немногочисленных полицейских, которых Кейн расставил бы, чтобы иметь предлог самому направиться в другое место. Толпа сомкнулась бы вокруг небольшой группы «презренных янки», поближе к президенту Линкольну. Восемь обладателей красных шаров уже находились бы там, и как раз в этот момент последовал бы роковой выстрел или удар кинжалом.

В Чезапикской бухте должен был дежурить быстроходный пароход, а у берега — лодка, чтобы доставить на него убийцу. Его тотчас же отвезли бы в какой-нибудь глухой порт на далеком Юге, где, конечно, стали бы чествовать как героя.

Авраам Линкольн пробирался в Вашингтон окольными путями; очевидно, этого требовали соображения политического характера. 11 февраля 1862 года он покинул свои мирный дом в Спрингфилде, штат Иллинойс, в сопровождении своего личного секретаря Джона Никола, судьи Давида Дэвиса, полковника Самнера, майора Хантера, капитана Попа, Уорда Ламона и Нормана Джадда из Чикаго. Аллан Пинкертон был хорошо знаком с Джаддом и уже послал ему две предостерегающие записки, из которых одна была вручена в Цинциннати, а другая — по прибытии президента со спутниками в Буффало.

Линкольн прибыл в Филадельфию 21 февраля; Джадд и Фелтон устроили встречу с сыщиком и дали ему возможность представить доказательства балтиморского заговора. Пинкертон подвергся перекрестному допросу, столь же придирчивому, как если бы он был свидетелем обвинения в уголовном процессе. Услышав о Фернандине, Линкольн сказал:

— Если я вас правильно понял, сударь, моей жизни угрожает полупомешанный иностранец?

— Господин президент, один из моих лучших друзей глубоко проник в самый штаб заговорщиков и узнал, насколько тщательно подготовлен каждый их шаг. Способность Фернандины совершить покушение не следует преуменьшать. Заговор развернут полным ходом!

Одновременно Сэмюэль Фелтон получил сведения об этом звговоре от своей знакомой южанке, некоей мисс Дике, известной своей благотворительностью. Она явилась к нему с частным сообщением, которое просила передать новоизбранному президенту.

— Эта женщина доказала свою преданность Югу бесчисленными актами великодушия, — объяснял Линкольну директор железных дорог, — но не может допустить кровопролития и убийства. Она просит передать вам, сэр, что существует обширный, хорошо организованный заговор, охватывающий все рабовладельческие штаты. Вам не дадут вступить в должность, или же, как мне со слезами говорила мисс Дике, вы лишитесь жизни при попытке вступить в должность президента.

В Нью-Йорке начальник полиции Джон Кеннеди также получил недвусмысленные намеки на существование и действия заговорщиков из демократических кругов, настроенных в пользу рабовладения. В ответ на это Кеннеди самовольно приказал капитану полиции Джорджу Вашингтону Уоллингу послать сыщиков в Балтимору и Вашингтон.

Аврааму Линкольну пришлось подчиниться. Слишком много серьезных опасностей грозило человеку, олицетворявшему федеральную власть. Вечером того же дня президент должен был выступать в Гаррисберге на банкете в его честь. Но ему предусмотрительно дали возможность рано покинуть банкетный зал и проехать к малоизвестному запасному пути, где уже стоял под парами специальный поезд из одного вагона. Этой исторической поездкой распоряжались Фелтон и Пинкертон, которым помогали верные и преданные люди. Внезапный отъезд Линкольна был объяснен приступом сильной головной боли.

По железнодорожной линии, на которой всякое движение было заранее прекращено, в затемненном вагоне, прицепленном к мощному паровозу. Линкольна доставили в Филадельфию. Здесь он пересел в обычный ночной поезд дороги Филадельфия — Уилмингтон — Балтимора, задержанный якобы для принятия важного багажа, который должен был в ту же ночь попасть в Вашингтон. Формально сданный кондуктору Литценбургу, тот содержал в себе лишь газеты 1859 года, адресованные Э. Дж. Аллену, отель Уилларда, Вашингтон.

По прибытии в Филадельфию президент сдержал свое обещание и подчинился всем мерам предосторожности, какие требовала охрана. Он позволил изобразить себя инвалидом, причем знаменитая миссис Кет Уорн из пинкертоновского штаба фигурировала в роли его сердобольной сестры. Оставив за собой три последних купе последнего спального вагона в поезде, вся группа — Линкольн, Уорд Ламон, миссис Уорн, Пинкертон и его грозный генерал-суперинтендант Джордж Бангс — могла сесть в поезд, не привлекая к себе внимания пассажиров. Три работника секретной службы были вооружены.

Решив узнать, что стало с разведчиками Уоллинга, начальник нью-йоркской полиции Кеннеди сел в тот же поезд, абсолютно неузнанный частными сыщиками, которые в случае надобности должны были получить в его лице надежное подкрепление.

Но про себя Аллан Пинкертон решил не допускать никаких случайностей. По его предложению Фелтон послал бригады специально подобранных рабочих красить железнодорожные мосты. Нанося белый слой вещества, которое, как надеялись, сделает мосты несгораемыми, рабочие эти одновременно могли быть использованы в качестве физической силы в случае мятежа или других актов насилия. Помимо этого, на всех переездах, мостах и запасных путях были размещены вооруженные агенты Пинкертона, снабженные сигнальными фонарями. Уэбстер и Дэвис находились в наиболее важных пунктах: первого вызвали из Перримена в Перривилл, где поезд перевозили на пароме через реку Сасквеханну.

Заключительное предупреждение получено было от Уэбстера. Тот сообщал, что отряды рабочих-железнодорожников проходят муштровку якобы для охраны имущества дороги Филадельфия — Уилмингтон — Балтимора. В действительности же, по его мнению, те намереваются не охранять имущество дороги, а разрушать его по сигналу о начале мятежа.

Таково была общая диспозиция. Аллан Пинкертон разместился на задней площадке вагона, в котором спал новоизбранный президент; он изучал местность, по которой проезжал, и получал сигналы от людей, расставленных вдоль дороги.

Поезд мчался, все более углубляясь, на территорию врагов Линкольна. Но у каждого мостика и важного пункта вспыхивали успокоительные лучи фонарей — «все в порядке» У Балтиморы ни малейших признаков тревоги — ничего не подозревавший город мирно спал. В те дни спальные вагоны, направлявшиеся в столицу, приходилось перетаскивать с помощью конной тяги по улицам Балтиморы на вокзал вашингтонской линии. Можно себе представить настроение, с которым небольшая группа спутников Линкольна, сидя в вагоне, проезжала по улицам города, полного заговорщиков. Переезд прошел без всяких осложнений, но пришлось два часа дожидаться поезда, который опаздывал.

Наконец, он прибыл. Пинкертон с товарищами довели до конца знаменательный переезд, бдительно охраняя спокойствие Линкольна.

На другой день, когда известие об этой удаче контрразведки взбудоражило всю нацию, фанатические приверженцы Юга подняли целую бурю. Они не жалели брани и насмешек, чтобы представить своих противников в невыгодном свете. Однако ни Аллану Пинкертону, ни его агентам нельзя было отказать в известных заслугах, когда выяснилось, что они уберегли Авраама Линкольна от угрозы покушения.

Ни облав, ни арестов производить в Балтиморе не предполагалось, обстановка оставалась весьма напряженной. Но Фернандина и главные заговорщики предусмотрительно покинули насиженные места и предпочли скрыться в неизвестном направлении.

 

Глава восемнадцатая Синие и серые агенты

Провал балтиморского заговора интересен и важен не только тем, что удалось сохранить жизнь Линкольна, которому суждено было спасти союз американских штатов, но и тем, что он продемонстрировал отличную координацию действий секретной службы и контрразведки. Пинкертон и его сотрудники вернулись в Чикаго; но их совместные операции в критические недели, предшествовавшие вступлению президента в должность 4 марта 1861 года, так зарекомендовали агентство Пинкертона в кругах нового республиканского руководства, что глава агентства и Тимоти Уэбстер были снова вызваны в Вашингтон.

Перед страной встала угроза неизбежной войны. Организованный мятеж охватил девять южных штатов, а у федерального правительства имелась лишь плохо организованная и морально неустойчивая армия. Каждый сколько-нибудь значительный штаб северян кишел шпионами; секретной службы для борьбы с ними у федерального правительства не было и в помине.

В понедельник 15 апреля, после того как мятежные артиллеристы Чарлстона в Южной Каролине прекратили стрельбу по форту Самнер, президент Линкольн объявил первый призыв 75 000 волонтеров. 19 апреля Массачусетский пехотный полк высадился в Балтиморе, чтобы, промаршировав по городу, следовать в Вашингтон. И тут оправдались самые худшие предсказания сыщиков: начались беспорядки и насилия. Агитация Фернандины и его последователей, нескрываемая враждебность местных чиновников, вроде полицейского маршала Кейна, наконец-то нашли себе цель; пехотинцам-»янки», осажденным огромной толпой, подстрекаемой к зверским насилиям, пришлось отстаивать свою жизнь штыками и боевыми патронами.

За этим кровавым бунтом последовала вторая демонстрация, о возможности которой ещё за два месяца предупреждали пинкертоновские агенты. На заре 20 апреля были сожжены мосты у Мелвейла, Рили-Хауза и Кокисвилла, на Гаррисбергской дороге, а также через реки Буш, Ганпаудер и Гаррис-Крик. Сообщение между столицей и Севером было прервано, телеграфные провода перерезаны. Правительство оказалось запертым в Вашингтоне, где оставалось всего несколько батальонов солдат, зато вдвое большее количество хотя и недисциплинированных, но все же деятельных сторонников раскола.

Одним из первых эмиссаров Севера, отправленных на рекогносцировку, был Тимоти Уэбстер. В подкладку его жилета и в воротник пальто миссис Кет Уорн вшила дюжину мелко исписанных посланий от друзей президента. Этот пинкертоновский агент не только весьма спешно доставил их секретарю Линкольна, но и привез с собой устные сообщения, в результате которых был арестован один из видных заговорщиков.

Поимка столь крупной дичи стала обнадеживающим началом; Линкольн послал за Уэбстером, желая лично его поздравить. За каких-нибудь три месяца Тимоти Уэбстер превратился из частного сыщика в секретного агента и шпиона-профессионала, в шпиона-двойника, в разъездного наблюдателя, в правительственного курьера и, наконец, в контрразведчика — все это без предварительной подготовки, но с неизменным успехом. Так он освоил все основные роли в системе секретной службы. Конечно, часть его успехов обусловливалась дезорганизацией, царившей в лагере южан.

Одно из писем Линкольна, спрятанное в выдолбленной трости Уэбстера, было адресовано его начальнику Пинкертону. Президент приглашал Аллана Пинкертона прибыть в столицу и обсудить с ним и членами кабинета вопрос об учреждении в Вашингтоне «отдела секретной службы».

Пинкертон согласился. Тучи агентов Юга без устали следили за приготовлениями Севера к войне. Никто не угрожал им, никто не призывал их к порядку. Если бы существовала контрразведка, которая мешали бы им посылать донесения о приготовлениях Севера, южане вряд ли мобилизовались бы с таким явным ликованием.

Учреждение секретной службы в Соединенных Штатах

Главным руководителем вновь организованной и утвержденной свыше федеральной секретной службы США был назначен Пинкертон — прирожденный контрразведчик, осмотрительный, вдумчивый и осторожный. До этого своего назначения он не сидел сложа руки, а практиковался в искусстве военной разведки в качестве «майора Аллена», офицера при штабе генерала Джорджа Мак-Клеллана.

Федеральная секретная служба под руководством Пинкертона сняла для своего штаба дом на 1-й улице. После разгрома у Манассаса стало ясно, что перед правительством стоит серьезная проблема подавления шпионов Юга. Но генералу Мак-Клелланну хотелось, чтобы Аллан Пинкертон сопровождал его в качестве штабного офицера и руководителя новой секретной службы. Вероятно, штаб Мак-Клеллана притягивал к себе шпионов, как магнит. Однако Вашингтон оставался более опасной зоной, где обнаружить шпионов было ещё труднее и где они могли принести больше вреда. Если не сам Пинкертон, то главнокомандующий должен был это понимать.

Вскоре новая федеральная секретная служба показала все свои возможности в отношении одного весьма опасного агента Конфедерации. Тогдашний помощник военного министра Скотт посетил Пинкертона, чтобы указать ему на враждебную деятельность миссис Розы Гринхау, проживавшей в столице на углу 13-й и 1-й улиц. Вдова, слывшая богатой женщиной, была агентом мятежников, причем даже не пыталась прикрыть свое сочувствие Югу хотя бы показным нейтралитетом.

В одном из многочисленных докладов генералу Мак-Клеллану Пинкертон говорил о подозрительных лицах, имеющих «доступ в золоченый салон аристократических предателей». Столь презрительно охарактеризованная привилегия принадлежала миссис Гринхау по естественному праву и базировалась на её получившей широкую известность фразе, что она «не любит и не почитает старого звездно-полосатого флага», а видит в нем лишь символ «аболиционизма — убийств, грабежа, угнетения и позора».

Свою шпионскую деятельность она начала в апреле 1861 года, а в ноябре того же года военное министерство и Аллан Пинкертон были сильно обеспокоены её непрерывным пребыванием в столице. Помощник министра Скотт утверждал, что Роза Гринхау — опаснейшая шпионка, легкомысленно пренебрегающая маскировкой своих откровенных высказываний. И как только Аллан Пинкертон и некоторые его агенты начали вести наблюдение за этой дамой, они обнаружили не только справедливость этого утверждения, но и неопровержимые доказательства измены одного федерального чиновника, которого она открыто старалась завербовать.

Окна квартиры Гринхау были расположены слишком высоко, поэтому, чтобы что-нибудь увидеть с тротуара, сыщики Пинкертона обычно снимали обувь и становились на плечи друг другу. Слежка, проводимая по такому «гимнастическому» методу, принесла обильные плоды, и в скором времени миссис Гринхау угодила в тюрьму Олд-Кэпитал.

Аллан Пинкертон попытался использовать фешенебельную квартиру миссис Гринхау как ловушку. К его большому удивлению, в день ареста миссис Гринхау на её квартиру не пришел ни один человек, хотя бы сколько-нибудь замешанный в интригах Юга. Агенты секретной службы, томясь в засаде, тщетно дожидались их появления, ибо восьмилетняя дочь миссис Гринхау залезла на дерево и оттуда кричала всем знакомым ей лицам: «Маму арестовали!.. Мама арестована!..».

Благодаря давлению, оказанному многочисленными друзьями, Розе Гринхау удалось избежать военного суда или даже длительного заточения. Напротив, вскоре ей разрешили отбыть в Ричмонд на пароходе, защищенном флагом перемирия.

Тем временем Тимоти Уэбстер состязался с Алланом Пинкертоном в подвигах контрразведки: он ещё глубже проник в ряды сторонников Юга в Мэриленде, которые чувствовали себя «отрезанными» от своих южных единомышленников. Разыгрывая из себя заядлого мятежника, Уэбстер изображал каждую из своих дерзких поездок в Виргинию как подвиг, совершенный в пользу Юга и его приверженцев. Когда рьяный федеральный сыщик Мак-Фейл добился ареста Уэбстера в Балтиморе, Пинкертон лично допросил столь «подозрительного субъекта». Во время этой встречи было условлено, что Уэбстера, как мятежника, препроводят в форт Мак-Генри. Там ему дадут возможность бежать из-под стражи, а караульные солдаты получат приказ стрелять в воздух.

Так и произошло. Уэбстер вернулся в Балтимору глухой ночью, был встречен ликованием, оставался среди мятежников трое суток, а затем снова улизнул для доклада Аллану Пинкертону.

В начале второго года гражданской войны Тимоти Уэбстер достиг полного расцвета своей карьеры. Когда молодой человек по фамилии Камилер, известный сторонник Юга в округе Леонардстаун, рискнул пересечь реку Потомак, его тотчас же арестовали по подозрению в шпионаже. Одного слова Уэбстера, сказанного начальнику тюрьмы, куда посадили Камилера, было вполне достаточно для его освобождения.

Здоровье Уэбстера к тому времени пошатнулось; одно время он болел ревматизмом, приступы которого долго его мучили.

Вскоре должен был начаться поход Мак-Клеллана на полуостров. Секретная служба бросила все свои силы для выяснения численности гарнизона и системы обороны Ричмонда. Уэбстер внезапно замолчал — от него не поступало никаких сведений, хотя срок получения очередного донесения давно миновал. И Аллан Пинкертон принял решение, которое привело к гибели Уэбстера. Два федеральных агента. Прайс Льюис и Джон Скалли, вызвались проникнуть в Ричмонд и попытаться наладить связь с Уэбстером.

В это время тяжело больной Уэбстер находился в Ричмонде; он страдал острым суставным ревматизмом и не мог даже встать с постели. Скалли и Льюис увиделись с ним в гостинице, где за ним нежно ухаживала миссис Лоутон и заботилось местное население. Новоприбывшие, как и опасался Уэбстер, были немедленно взяты под наблюдение. Обоих агентов Аллана Пинкертона заподозрили в шпионаже, внезапно заключили под стражу и пригрозили им виселицей.

Под влиянием сильнейшего давления, а также необходимости сделать выбор между повешением и полным признанием, Скалли сломался. После этого решил быть откровенным с начальником полиции и Льюис. Оба они стали главными свидетелями на процессе Уэбстера. Накидывая своими показаниями петлю на шею Уэбстера, они спасали от смертной казни себя. В итоге к повешению был приговорен только Уэбстер.

Генерал Мак-Клеллан был сильно взволнован, получив известие о постигшей Уэбстера судьбе. По предложению Мак-Клеллана Аллан Пинкертон спешно выехал в Вашингтон, чтобы любым видом официального вмешательства побудить Ричмонд отсрочить казнь. Президент Линкольн согласился созвать заседание кабинета министров и попытаться что-то сделать для человека, которому правительство было столь многим обязано. Военный министр Стэнтон заявил, что применит все имеющиеся в его распоряжении средства для спасения Уэбстера; что касается Скалли и Льюиса, предавших Уэбстера ради спасения собственной шкуры, они не заслуживают официального заступничества.

Решено было отправить телеграфом и на специальном судне обращение к руководителям южан, в котором указывалось на снисходительное отношение федеральных властей к их сторонникам и напоминалось, что многие из них, вроде миссис Розы Гринхау, после недолгого заключения были освобождены; что никто из обвинявшихся в шпионаже в пользу южан не был судим как за преступление, наказуемое смертной казнью, и не приговаривался к смерти. Южанам давалось понять, что если они казнят Уэбстера, федеральное правительство за него отомстит.

В это время все тюрьмы на Севере были переполнены сторонниками Юга; строгий военный режим в отношении мятежников дал бы президенту южан Дэвису Джефферсону представление о конкретных репрессивных мерах, которые правительство предпримет против мятежников, если Уэбстера, Скалли и Льюиса повесят. Но сообщение военного министра было составлено в таких дипломатичных выражениях, что политические руководители мятежников истолковали его как разрешение следовать по намеченному ими пути без особой опаски, в полном соответствии с тактикой их генералов. Так они и поступали до тех пор, пока борьбу против них не возглавили смелые полководцы Грант и Шерман.

Тем временем Мак-Клеллан медленно продвигался к Ричмонду и был всего в 4 милях от него, когда десант Гаррисона вынудил его отступить. Мак-Клеллан был американским наблюдателем в Крымской войне 1854–1855 годов. Видимо, та война и научила Клеллана осторожности.

Решение Пинкертона отправить Скалли и Льюиса на поиски Тимоти Уэбстера стоило американцам жизни этого даровитейшего работника секретной службы. Но внезапная отставка Пинкертона с должности начальника секретной службы не имела никакого отношения к гибели Уэбстера. Дело в том, что после победы правительственных войск у Антитама командование армией было вверено Амброзу Бернсайду. И Пинкертон резко осудил президента Линкольна, демонстративно отказавшись руководить шпионажем и контрразведкой для нового командующего, сменившего обожаемого им генерала Мак-Клеллана.

 

Глава девятнадцатая Лафайет Бейкер и красавица Бонд

В предыдущие месяцы, когда Пинкертон весьма отличался на посту, для которого, казалось, обладал всеми необходимыми данными, за исключением опыта и воображения, на небосводе федерального военного шпионажа, вообще небогатом первоклассными светилами, взошла новая звезда — Лафайет Бейкер. Он оказался способным чиновником, одним из немногих в Америке шпионов и руководителей шпионажа, карьера и методы которого заслужили уважение европейских специалистов. Хотя сразу после гражданской войны он получил чин бригадного генерала, карьеру Бейкер начал рядовым шпионом, не состоя в армии. Бейкер, как истый «янки», показывал образцы своего товара до того, как называл цену или требовал заключения договора. Он устроил себе возможность лично представиться главнокомандующему и произвел на того благоприятное впечатление.

Бравый ветеран Уинфилд Скотт сидел в своей палатке, размышляя, что намерены делать Дэвис, Борегар и другие конфедераты. Мак-Дауэлл командовал федеральной армией добровольцев и ополченцев, боевые качества которых ещё не были испытаны, а у Уинфилда Скотта были солдаты, прошедшие сквозь огонь мексиканской войны.

Представившись генералу, Бейкер заявил, что хочет пробраться в Ричмонд в качестве соглядатая Севера.

Подробно побеседовав с Бейкером, Скотт решил ему довериться. Бейкер намеревался прикинуться странствующим фотографом. Мы привыкли считать фотографическую камеру отличительным признаком шпионажа; в мировую войну любой фотоаппарат в руках штатского, даже если человек находился на расстоянии пушечного выстрела от линии фронта, считался столь же опасным, как нападение с воздуха. Но в войне 1861 года фотокамера была ещё новинкой. Маскировка, выбранная Лафайетом Бейкером, сработала идеально.

Он с трудом пробрался мимо пикетов федеральной армии; его окликали, за ним гнались, в него стреляли и дважды даже задержали, как шпиона южан. Спасся он тем, что сослался на Уинфилда Скотта. Бейкер с облегчением вздохнул, только попав в руки кавалерийского разъезда южан; здесь он сразу проявил свой врожденный дар военного шпиона. Молодой фотограф имел при себе около двухсот долларов золотом, которые он получил от Уинфилда Скотта. Если бы южане его обыскали, эти деньги вызвали бы у них подозрение; но те этого не сделали, приняв его за бедняка. Бейкер таскал с собой поломанную камеру, негодную для снимков; но контрразведчики южан не догадались проверить её содержимое.

После пары дней заключения и наспех проведенного следствия южане нашли Бейкера настолько любопытным типом, что стали передавать его из одной командной инстанции в другую, все более высокую. В Ричмонде с ним беседовали Джефферсон Дэвис, Александр Стивенс, вице-президент южных штатов, и все видные генералы южан, включая самого Пьера Борегара. По-видимому, Бейкер побывал во всех полках южан, находившихся тогда в Виргинии. Он беззастенчиво обещал превосходные фотографии, «снимая» панораму каждого полка и во время обеда, и на плацу. Общелкав своей разбитой камерой весь штаб бригады, он заявил, что увековечил образы молодых генералов и офицеров штаба на групповом снимке, который так дорог всем военным, а в особенности молодым воинам, только что надевшим форму.

Ему на руку были аристократические предрассудки южан, смотревших на странствующего фотографа как на какого-нибудь торговца-мешочника, который не многим лучше, чем бродячий медник или сапожник, и во всяком случае стоит на одной доске со странствующим музыкантом, актером, книгопродавцем, коновалом и тому подобными клиентами мелких таверн. И все же Бейкер в сущности находился под арестом почти все время своей разведывательной работы и странствий южнее Потомака. Он чаще сидел в тюрьмах или караульных помещениях, чем в тавернах. В Ричмонде сам начальник военной полиции охранял его и держал под замком. Спасся Бейкер только потому, что президент Дэвис приказал отправить его для допроса к генералу Борегару, тогдашнему главнокомандующему южан. Бейкер, не колеблясь, передавал южанам те сведения, которые он якобы собрал во время своего проезда через Вашингтон. Руководители южан были довольны его информацией о положении северян, а он был доволен тем, что мог наблюдать за лихорадочными военными приготовлениями.

Постепенно он завоевал доверие военных кругов Виргинии и стал дейстовать свободнее. Но все не выполнял своего обещания проявить и отдать снимки, на что, наконец, обратили внимание. Это случилось в Фредериксберге, где его прямо обвинили в том, что он шпион «янки». Для Лафайета Бейкера наступил критический момент, он очутился перед альтернативой: либо предстать перед судом, жаждавшим продемонстрировать силу военного закона, либо умудриться улизнуть домой, к генералу Скотту. Он решил израсходовать остаток своего золота на приобретение инструментов, которые помогли бы бежать. Здание тюрьмы, в которую был заключен Бейкер, оказалось очень ветхим, и он с такой же легкостью взломал дверь своей камеры, с какой бросил свое снаряжение бродячего фотографа.

Передвигаясь по ночам с величайшей осторожностью, Бейкер пробрался к линиям федералистов. Молодой часовой его едва не пристрелил. Сдавшись в плен, беглец немедленно потребовал, чтобы его препроводили к генералу Скотту. В наши дни шпиону редко удается видеть главнокомандующего, разве что на парадах, после какой-либо победы. Но Бэкер умел убеждать, и вскоре Скотт и офицеры его штаба с изумлением слушали обстоятельнейший доклад, который сделал им бывший фотограф; память у него оказалась изумительной.

Генерал Скотт наградил Бейкера по его желанию: произвел в офицеры и открыл ему дорогу к быстрому повышению. Бейкер стал начальником военной полиции и единолично руководил большой группой шпионов и контрразведчиков.

На Западе генерал Гренвилл Додж, впоследствии прославившийся как строитель Тихоокеанской железной дороги, был назначен начальником секретной службы и умело управлял деятельностью доброй сотни шпионов. Одним из его агентов был способный, но эксцентричный «полковник» Филипп Хенсон, который после войны приобрел некоторую известность и зарабатывал скудное пропитание чтением лекций о шпионаже. Хенсона отличала выращенная за десять лет борода длиной в 6 футов и 4 дюйма. Сам Хенсон был ростом 6 футов и 2 дюйма, и когда эта величественная борода была не подвязана, он мог подметать ею пол лицея, ибо добрых несколько дюймов бороды волочилось по ковру. Как шпион, действующий за линией фронта мятежников, Хенсон проявил черты особого мужества. Генерал Натан Бедфорд Форрест, превосходный воин, называл Хенсона самым опасным шпионом федералистов, работавшим в расположении южан, и сожалел, что упустил удобный случай его повесить.

Это было, когда Хенсон решил поехать в Алабаму, чтобы повидаться с сестрой; там его арестовали и по приказу Форреста отправили в Вирджинию. Опасаясь испытать на себе безотказное действие многозарядной винтовки Энфильда, о которой острили, что она заряжается в воскресенье и стреляет все остальные дни недели, Хенсон, дождавшись наступления ночи, предвочел спрыгнуть на ходу с поезда. Добыв документы на имя отставного солдата армии южан, он отправился в разведывательную экспедицию в Ричмонд.

Там он заболел острым ревматизмом, но настолько справился со своей болезнью, что при появлении отряда полицейских сумел бежать и достигнуть берега реки; здесь его ждали спасители, высадившиеся с федеральной канонерки.

В гражданскую войну обе стороны предпочитали называть своих шпионов «разведчиками». Термин «шпион» применялся к ограниченной категории штатских осведомителей, остававшихся за линией фронта и редко лично доставлявших свои донесения. Генерал Додж первый использовал своих разведчиков для проверки слухов о передвижении войск южан, которые постоянно поступали от лиц, сочувствовавших северянам; обычно для этого применялась кавалерийская разведка. А так как драгуны федералистов славились не только своим невежеством и беспечным отношением к лошадям, но и грабежом мирного населения под предлогом «рейдов» и «разведок», любое ограничение этих «занятий», по мнению командующих войсками северян, было благом.

В период гражданской войны секретным агентам нетрудно было имитировать манеры, акцент и форму противника; это обстоятельство и сделало шпионаж и контрразведку широко распространенным видом авантюры. Но Додж, по-видимому, умел с большой пользой и искусством подбирать штатских агентов, причем его наиболее умелыми разведчиками-связистами являлись женщины. Некоторые его агенты были настолько бесстрашны, что много месяцев подряд оставались в тылу врага. Для получения сведений Додж организовал неуловимую цепочку женщин-связисток. Эти сторонницы федералистов обманывали начальников военной полиции южан, умоляя разрешить им поездку в район правительственных войск — «чтобы повидать своих родных-беженцев»; и почти во всех случаях, когда требовалось передать срочные сообщения, умели добиться пропуска от какого-нибудь чрезмерно любезного или слишком сентиментального южанина.

Самым одаренным и энергичным противником, с которым приходилось бороться агентам Доджа, был, по-видимому, офицер секретной службы южан Шоу, который в этой подпольной войне предпочел фигурировать под именем «капитана Колмена».

«Колмен» был «звездой» секретной службы генерала Рэджа, который проявил большой талант в подборе разведчиков и руководстве ими. «Колмен» совершил много смелых подвигов, пока, наконец, счастье ему не изменило — так казалось в ту пору — и его не взяли в плен.

Джеймсу Хенсалу из 7-го Канзасского полка генерал Додж доверил руководство шпионажем и контрразведкой в районе Теннесси. Однажды Хенсал и его сотрудники, сделав облаву, захватили врасплох группу штатских, на первый взгляд занимавшихся как будто законнейшей торговлей. Хенсал все же заподозрил их в контрабанде, но не сумел разоблачить ни одного из задержанных, хотя среди них находились «Колмен» и его бесстрашный курьер Сэм Дэвис.

У Сэма Дэвиса, на его беду, при допросе обнаружили компрометирующие документы.

— Где ваш начальник Колмен? — спрашивали его в сотый раз.

Дэвис упорно твердил, что никакого Колмена не знает, что у него вообще нет начальника, и что он уже много недель не разговаривал с офицерами южан.

Ему сурово напомнили, что он, как уличенный шпион, будет расстрелян или повешен, если не скажет правды. Ни угрозы, ни обещания не привели к обнаружению «Колмена», находившегося тут же среди задержанных штатских и опасавшегося, что Дэвиса шантажом или угрозами заставить его выдать. Опасения эти были напрасны, ибо Дэвис не сломался и был казнен как рядовой шпион, не сообщив ничего из того, что могло спасти ему жизнь. «Колмена» обменяли как безобидного сторонника мятежников. Позднее генерал Додж узнал от нью-йоркского биржевика Джошуа Брауна о том, как безуспешно разыскиваемый разведкой федералистов «Колмен» ускользнул из её рук благодаря самопожертвованию Дэвиса. Тронутый героизмом шпиона южан, генерал Додж впоследствии сделал взнос в фонд на сооружение памятника Сэму Дэвису, американскому герою.

В 1864 году молодой человек аристократической наружности предложил северянам работать на них в качестве шпиона. Он объявил, что ему нужен только конь и пропуск через линию фронта; получив требуемое, он обязуется доставить сведения об армии мятежников в Северной Вирджинии и об их правительстве в Ричмонде. Ему дали коня, пропуск и немного денег; он исчез, спустя две недели явился, как обещал, и представил письмо от президента южан Джефферсона Дэвиса на имя Климента Клея, эмиссара Конфедерации в Канаде, резиденция которого помещалась в Сент-Катерин, вблизи Ниагарского водопада.

Шпион федералистов сказал, что в конверте имеется только рекомендательное письмо; оно было собственноручно написано Дэвисом и пропущено невскрытым. После этого шпион правительства стал постоянным курьером мятежников между Ричмондом и Канадой; и все письма, которые он проносил в обе стороны, в Вашингтоне вскрывали и прочитывали. При этом следовало пользоваться бумагой и печатями подлинных пакетов, и военное министерство федералистов ввозило из Англии бумагу, тождественную той, которой пользовался Клей в Канаде.

Одна из перехваченных подобным образом депеш раскрыла план весьма опасной диверсии. Агенты мятежников должны были вызвать пожары в Нью-Йорке и в Чикаго, подложив одновременно в крупных отелях и многолюдных местах развлечений адские машины. Это дезорганизовало бы работу пожарных команд, вынужденных метаться от одного очага пламени к другому. Комендант Нью-Йорка генерал Дикс и начальник полиции Джон Кеннеди с недоверием отнеслись к сообщению о заговоре, затеваемом Клеем. Несмотря на то, что полицейские и военные власти приняли необходимые меры, пожар в Нью-Йорке все же начался в отеле Св. Николая и в некоторых других местах; но адские машины не взорвались одновременно, и ни одна из них не причинила серьезных повреждений и не вызвала паники.

В течение всего первого года войны через 24 часа после каждого заседания кабинета министров на Юг отправлялся доклад. Таким путем почти каждое сколько-нибудь важное решение правительства северян, представлявшее интерес для конфедератов, немедленно становилось известным в Ричмонде. Наладившая эту постоянную связь разведывательная организация состояла в основном из начальников почтовых отделений Мэриленда, которые почти поголовно, кроме троих, состояли на службе у южан, хотя и были назначены на эти посты федеральным правительством.

После того, как агенты федеральной секретной службы, находившейся тогда под руководством Лафайета Бейкера, разгромили их организацию, нужно было ликвидировать секретных агентов иного масштаба. Шпионы Юга, вроде Джеймса и Чарльза Милбернов, Джона Уэринга и Уолтера Боуи, долго боролись против превосходящих сил противника, которые их наконец одолели. Боуи однажды ухитрился улизнуть от четырех федеральных сыщиков, выследивших его на плантации Уэринга на реке Патюксент; он удрал от них, переодевшись негритянкой, несущей на голове корыто для стирки белья. Его задержали и допросили, но он убедил федералистских агентов, что в самом деле является негритянкой, служащей у Уэрингов, и сыщики его пропустили. Впоследствии Боуи застрелили после ограбления лавки в Санди-Хилле. Его бывший хозяин, сообщник и защитник Уэринг был арестован как агент Конфедерации, и все его имущество конфисковали.

Авраам Линкольн неоднократно заступался за обвиненных шпионов и сторонников южан и спасал им жизнь. Знаменитой стороннице южан мисс Белл Бойд чуть ли не половина армии федералистов облегчала своей чрезмерной любезностью и снисходительностью шпионскую деятельность.

«Мисс Белл Бойд была поистине пленительна в кринолине», — писал об этой способной шпионке романист Джозеф Хергесхеймер Признанная сторонница мятежников, застрелившая федерального унтер-офицера, когда ей не было ещё восемнадцати, она проносила информацию через фронт федералистов не раз и не два, а десятки раз, и не только благодаря своему «романтическому очарованию». Ей удавалось это главным образом потому, что ни один правительственный офицер не хотел подвергнуться невыгодному сравнению с рыцарями Юга и проявить нелюбезность по отношению к женщине. Сила её обаяния и безответственность офицерского корпуса федеральной армии, а вернее всего незнание приемов шпионской и контрразведывательной работы были таковы, что даже когда Белл Бойд наконец арестовали, ей ничем серьезным не пригрозили и даже не обыскали. В тюрьму ей позволили взять чемоданы, и она сумела укрыть от своих якобы бдительных стражей не менее 26 000 долларов.

Очаровательная Белл, дочь федерального чиновника, родилась в Мартинсберге, в штате Вирджиния. Ей было 17, когда Юг приступил к мобилизации, и только в июле 1861 года она начала привлекать внимание северян. Вторгшиеся солдаты Севера пытались водрузить федеральный флаг над домом семьи Бойд. Когда мать Белл, как лояльная гражданка Вирджинии, воспротивилась этому, один из ненавистных «янки» наговорил ей грубостей и с силой распахнул дверь, которую миссис Бойд пыталась захлопнуть перед его носом. Белл, по её собственным словам, не выдержала: «Я вскипела негодованием, выхватила пистолет и выстрелила в него. Его унесли смертельно раненым, вскоре он умер».

В последующие месяцы федеральные войска не раз проходили мимо дома Бойдов в Мартинсберге, но никто из военных уже не пытался силой открыть дверь, которую миссис Бойд угодно было захлопнуть. Федеральные офицеры из штаба генералов Паттерсона и Кадуолдера произвели любезное расследование случайного убийства; приняв во внимание возраст мисс Белл, его признали неумышленным.

Результаты деятельности мисс Бойд высоко ценил генерал южан Джексон.

После очередной победы он писал:

«Мисс Белл Бойд!

Благодарю вас от имени моего и всей армии за огромную услугу, которую вы оказали сегодня вашей родине.

Всегда ваш друг Т. Д. Джэксон, командующий южной армией».

Белл Бойд продолжала оказывать свои тайные и почти всегда импровизированные услуги.

Война против этой красавицы-вирджинки казалась почти проигранной. Но Белл совершила крупный промах, доверив одно из своих писем в адрес генерала Джексона секретному агенту северян, случайно облаченному в серый мундир Юга. Военный министр Стэнтон получил это письмо от генерала Сайгола и тотчас же отрядил сыщика федеральной разведки Криджа доставить мисс Бойд в Вашингтон.

Кридж, по словам его юной племянницы, был человек «малого роста, грубой наружности, с подлым выражением лица… и седоватой бородой. Все его черты были крайне отвратительны и выражали смесь трусости, жестокости и лукавства». Словом, Криджа нельзя было растрогать даже «особо романтическим обаянием», и дверь, которую он захлопнул, оказалась надежной.

Белл была арестантка не из покладистых. Через некоторое время её обменяли и отправили в Ричмонд в сопровождении некоего майора Фитцхью. В Ричмонде солдаты взяли перед ней «на караул», а вечером городской оркестр сыграл под её окнами серенаду.

Позднее она совершила морское путешествие, посетила Англию и встретилась с федеральным морским офицером Сэмом Уайлдом Хардингом; тот был покорен первым же её взглядом и вышел в отставку, чтобы сделать её миссис Хардинг. Ей предстояли годы большой известности и ряд выгодных турне с чтением лекций, и она отнюдь не стыдилась своей славы «шпионки мятежников».

 

Глава двадцатая «Безумная Бет» и другие дамы

Самым ценным из шпионов, боровшихся против южан, была уроженка Юга, мисс Элизабет Ван-Лью из Ричмонда. Лишь немногие герои всемирной истории секретной службы могут соперничать с этой бесстрашной женщиной. Она — единственная американка, действовавшая во время войны в тылу противника.

Элизабет Ван-Лью, горячо ненавидя рабовладение, не гнушалась никакими средствами, если они были необходимы для успеха её дела: она выдавала друзей, следила за соседями и интриговала против вооруженных сил родного штата. Она не только ежечасно рисковала своей жизнью, но и подвергала опасности жизнь матери и брата, растрачивала состояние семьи и вела свою линию с неукротимым рвением, не раз рискуя стать жертвой самосуда разъяренной толпы.

Элизабет Ван-Лью жила в окружении знати, и все жители Ричмонда в той или иной мере её подозревали. Некоторые считали её ненормальной и она не протестовала против этого, всячески маскируя свою тайную работу, которую легче было осуществить под маской «безумной Бет». Ее спасало то, что уму заурядного вирджинца недоступна была самая мысль, что вирджинская аристократка в здравом уме могла выступать против дела южан.

Вирджинцы говорили, что она нелояльна, что она желает победы Северу, что она выступает против отделения южных штатов. Они были уверены и в том, что она яростная аболиционистка, ибо она дала вольную своим рабам-неграм и никогда не скрывала своего отвращения к рабовладению. Ее подозревали ещё и в том, что она помогает беглым неграм и содействует побегам «янки» из лагерей военнопленных.

Словом, в период между 1860 и 1865 годами Элизабет Ван-Лью подозревали в чем угодно, только не в том, что она — самый отчаянный и опасный агент среди «изменников». Ни один офицер или контрразведчик Юга не заподозрил в Элизабет Ван-Лью умелой и изобретательной руководительницы целой шпионской сети.

Никто не подозревал истины; а истина заключалась в словах генерала Гранта, с которыми он обратился к ней от имени правительства и армии Севера: «Вы слали мне самые ценные сведения, какие только поступали из Ричмонда за время войны».

Так как Ричмонд был во время войны столицей южных штатов, эта похвала главнокомандующего войсками Севера сразу выдвигает Элизабет Ван-Лью в ряды виднейших шпионов их главного штаба.

Она тратила свои личные средства на дело, которое считала защитой чести своей отчизны. Каждый её шаг был импровизацией и осуществлялся не только в полном одиночестве, но и наперекор многочисленным препятствиям в столице, кишевшей врагами.

Убедительнейшим доказательством её бесспорного права числиться в ряду лучших солдат передового отряда мировой секретной службы является то, что она, несмотря на выдающуюся роль, сыгранную на войне, все детали которой тщательнейшим образом изучены, не только достигла своих целей, но и сумела остаться малоизвестной, скромной женщиной, остаться в тени.

Для опасной части своей деятельности — пересылки сведений — она создала пять секретных точек связи, конечным пунктом которой был штаб генерала Шарпа. Начальным пунктом цели служил старинный особняк семьи Ван-Лью в Ричмонде, где она составляла свои шифрованные донесения и укрывала агентов Севера, пробравшихся в город по поручению верховного командования федералистов.

Случались дни больших тревог и напряжения, когда ожидаемый федералист не появлялся, а доносились только слухи об арестованных и расстрелянных «проклятых шпионах-янки» Тогда она ухитрялась отправлять через фронт курьерами собственных слуг, но не прекращала доставки секретных сведений об обстановке в Ричмонде. О том, чтобы она лично пыталась пройти через фронт, данных нет.

Элизабет Ван-Лью родилась в Вирджинии в 1818 году, но образование получила в Филадельфии, где жила её мать. В столице Пенсильвании никогда не вели яростной антирабовладельческой агитации. Сторонники южан насчитывались там сотнями, и все же Элизабет вернулась в Ричмонд убежденной и ярой аболиционисткой. Одним из проявлений её новых убеждений явилось освобождение девяти невольников Ван-Лью. К тому же она разыскала и выкупила из неволи несколько негров, чтобы воссоединить их с родными, находившимися во владении семьи Ван-Лью.

Среди мелкопоместной знати Юга у нее, конечно, были единомышленники, и потому на неё совсем безобидную эксцентричность Бетти Ван-Лью друзья и соседи смотрели сквозь пальцы или ограничивались мягким порицанием. Надо иметь в виду, что в работе Ван-Лью играли выдающуюся роль дружеские связи её семьи. Главный судья южных штатов Джон Маршалл, пользовавшийся там непререкаемым авторитетом, был близким другом семьи Ван-Лью. Дженни Линд пела в гостиной вирджинского особняка Ван-Лью, где принимали и шведскую писательницу Фредерику Бремер, и многих американских аристократов.

Мать и дочь Ван-Лью были щедры, гостеприимны и обаятельны; им не ставили в укор их «прогрессивные» взгляды.

Элизабет минул 41 год, когда солдаты морской пехоты под командованием полковника Роберта Ли штурмовали паровозное депо у Харперс-Ферри и взяли в плен Джона Брауна. Казнь старика толкнула её в лагерь «чудаков» и «фанатиков», поклявшихся уничтожить рабовладение. «С этого момента, — записала она в своем дневнике, — наш народ находится в явном состоянии войны».

И она немедленно взялась за дело, посылая федеральным властям письмо за письмом и информируя их об обстановке, складывавшейся «там, на Юге». Она посылала эти письма почтой, и если кто в Вашингтоне и обратил внимание на её письма, то разве что незаметный чиновник, с которым не считалось правительство Бьюкенена. Природное влечение Элизабет к секретной службе избавило её от разочарования, когда на первых порах её старания не встретили достойной оценки. Она продолжала свои наблюдения, посылала донесения, в которых описывала деятельность, развертываемую на Юге врагами единства Соединенных Штатов. Энтузиаст своего дела, она была достаточно бесстрашна, чтобы выступать с речами, как ярая аболиционистка, на улицах Ричмонда.

Современники описывали Элизабет Ван-Лью как женщину хрупкого телосложения, невысокого роста, но представительную, очень живую и решительную. Даже вожди Конфедерации были покорены её кротостью и обаянием.

С презрением отвергнув возможность прикрыть свою секретную работу маской «лояльной патриотки Юга», она отказалась шить рубашки для солдат Вирджинии. Другие женщины Ричмонда шили или вязали, а когда «варвары-янки» приближались к городу, откладывали в сторону иголки и вооружались пистолетами. Но миссис Ван-Лью не шила и не вязала, а Элизабет, не покладая рук, собирала материал для своих донесений, изобретая собственную тактику и сообщая Северу почти все, что она узнала о мобилизации мятежников.

Вскоре после начала войны Севера с Югом Элизабет с матерью занялись помощью раненым военнопленным, посаженным в военную тюрьму. В военном министерстве в Вашингтоне очень быстро заметили, что ценность и точность сведений, посылаемых мисс Ван-Лью, не только ничего не потеряли от новой заботы, которую она взвалила на свои плечи, но, наоборот, возросли от ежедневного общения с пленными офицерами и солдатами северян. В числе этих пленных офицеров оказался полковник Поль Ревир из 20-го Массачусетского полка, который и после войны оставался ей преданным другом.

Комендантом омерзительной тюрьмы «Либби» был лейтенант Тодт. Она сумела создать впечатление, что её благотворительность одинаково простирается как на северян, так и на южан, и когда получила доступ в тюрьму, нашла в ней неиссякаемый источник военной информации, которую ей передавали шепотом военнопленные северяне.

Сведения поступали самыми разнообразными путями. Бумажки с вопросами и ответами были спрятаны в корзинах с продовольствием; в эти бумажки завертывали склянки с лекарствами, пока передачи не были запрещены из-за роста цен на продукты, вызванного блокадой северян. В книгах, которые она передавала для прочтения и последующего возврата, незаметно подчеркивали некоторые слова. Иногда, пока другие арестанты следили за сторожами и часовыми, ей удавалось побеседовать со вновь прибывшими и за несколько минут получить ценные сведения.

Лишь немногие офицеры и солдаты Юга серьезно беспокоили её своими подозрениями. Ее заботы о благополучии негров были настолько известны, что рядовому южанину она казалась просто «чудачкой». Своими «чудачествами» она поддерживала в окружающих убеждение, что фанатизм её взглядов — безобидное помешательство.

Нужно отметить, что её мать, которую никто не считал безумной, подвергалась куда большей опасности. Жизнь обеих женщин не раз висела на волоске. Только непрерывные поражения, которые в течение первых двух лет войны терпели неудачливые генералы северян, спасли Ван-Лью от насилий толпы, в которой неудачи везде пробуждают яростный гнев.

В газетных статьях открыто клеймили «позорное» поведение мисс Ван-Лью и её матери. И несмотря на это громогласно и публично предъявленное общественным мнением тяжкое обвинение, офицеры и влиятельные чиновники Юга продолжали посещать гостиную Ван-Лью Их долгие беседы давали обильную пищу Элизабет; она, как видно, научилась умению штабистов соединять воедино разрозненные сведения и совмещать их с информацией, полученной из других источников.

Единственным официальным взысканием, которому подвергалась когда-либо «жалкая, безумная Бет», было лишение права посещать военную тюрьму. Когда это случалось, она наряжалась в свое лучшее платье, брала зонтик и отправлялась прямо к генералу Уиндеру — начальнику контрразведки южан — или в приемную Джуды Бенджамина, их военного министра. Несколько минут хмурых взглядов и мягких упреков, несколько трогательных женских укоров — и «безумная Бет» возвращалась домой с разрешением посещать военную тюрьму, подписанным Уиндером, полномочия которого давали ему право подписать ей смертный приговор.

В других случаях кринолин и зонтик являлись помехой, и тогда «безумная Бет» переодевалась поселянкой. Домотканая юбка, ситцевая кофточка, поношенные постолы оленьей кожи и огромный коленкоровый чепец — гардероб типичной работницы с фермы — были найдены среди её вещей спустя целое поколение как вещественное напоминание о многочисленных ночных вылазках.

Вильям Гилмор Беймер, которому мы обязаны исследованиями жизни и деятельности Ван-Лью, прямо указывает, что её подход к президенту Джефферсону Дэвису в момент, когда он «меньше всего был начеку», свидетельствует, что она была гениальной шпионкой и руководительницей шпионской сети. У неё была необычайно умная молодая рабыня-негритянка, которой она дала вольную за несколько лет до войны. Эту девушку она отправила на Север и платила там за её обучение; но когда проявилась угроза войны, миссис Ван-Лью попросила Мэри Баусер вернуться в Вирджинию. Девушка немедленно приехала, после чего бывшая владелица начала готовить её к трудной миссии. Обучив Мэри Баусер, Элизабет Ван-Лью при помощи подложных рекомендаций, о которых мы можем только догадываться, устроила её на должность официантки в «Белый Дом» южан — резиденцию главы конфедератов.

О дальнейшем мало что известно, ибо ни один из живших когда-либо мастеров шпионажа не охранял так ревниво тайны своих подчиненных, как это делала Ван-Лью. Что слышала Мэри, когда обслуживала президента Дэвиса и его гостей, и что из услышанного она передавала Элизабет? Как удалось ей, не будучи разоблаченной, передавать сведения в дом Ван-Лью? И были ли её донесения настолько ценны, насколько этого можно было ожидать? На все эти вопросы нет ответа. Очевидно одно: никто так и не догадался о шпионской роли негритянки.

Мисс Ван-Лью не переходила через линию фронта и не рисковала своей жизнью, попадая в окружение врагов; она жила среди своих, в своем доме в Ричмонде, ставшем столицей отколовшихся южных штатов, где её знал каждый и где её общественное положение было для неё такой же защитой, как и личина «безумной Бет». Ее секретные донесения, зашифрованные личным кодом, часто бывали написаны рукой кого-нибудь из слуг. Преданные негры никогда и не подумали бы отказать в чем-либо «мисс Лизбет». Успех налаженной системы связи в немалой степени определялся кажущейся обыденностью действий её чернокожих курьеров. Вероятно, никто из них не сознавал до конца всей важности работы, маскируемой выполнением обыкновенных хозяйственных поручений.

Раздобыв для своих слуг и рабочих военные пропуска, дававшие право беспрепятственно циркулировать между домом в городе и фермой Ван-Лью, находившейся в окрестностях Ричмонда, Элизабет поддерживала непрерывное движение посыльных с корзинами между обеими шпионскими станциями: в каждую корзину с яйцами вкладывали, например, пустую яичную скорлупу со сложенной тонкой бумажкой. Разбитная молодая девушка, служившая швеей в доме Ван-Лью, сновала взад и вперед через линию фронта у Ричардсона, пронося шпионские донесения, зашитые в образчики ткани или в платье. Чтобы продемонстрировать эффективность своей системы, Элизабет Ван-Лью однажды после обеда нарвала в своем саду букет цветов, который на следующий день был доставлен к завтраку генералу Гранту.

Однажды мать и дочь Ван-Лью предупредили, что в «Либби» готовят побег. «Мы приспособили одну из наших гостиных, — писала Элизабет в своем дневнике, — темными одеялами занавесили в ней окна, и в этом помещении днем и ночью три недели горел небольшой газовый рожок; для беглецов там даже поставили кровати.

Все это указывает на то, что дружественное отношение президента Дэвиса, генерала Уиндера и других вожаков южан в известной мере препятствовало проведению официального обыска в доме Ван-Лью и принятию эффективных контрразведывательных мер. Женщинам, которые в Бельгии или в оккупированных немцами департаментах Франции вздумали бы в 1914–1918 годах «занавесить свои окна темными одеялами», пришлось бы самое большее в течение 48 часов объясняться с немецким фельдфебелем!..

Упомянутая нами гостиная Ван-Лью, конечно, не была самым секретным помещением вирджинского особняка. И биограф мисс Ван-Лью полагает, что её ссылка на гостиную с занавешенными окнами и необычайным расходом газа вероятнее всего служит просто дымовой завесой, пущенной ею по известным ей одной причинам. Даже в бережно хранимом от посторонних глаз дневнике мисс Ван-Лью ни единым словом не намекает на существование подлинно секретной комнаты и не упоминает о двери с пружиной в стене, за старинным комодом.

Секретная комната Ван-Лью представляла собой длинную, низкую и узкую камеру, расположенную там, где от плоской кровли веранды начинался скат крыши. Чердак у дома был квадратный, и между его западной стеной и скатом крыши помещалась комната, в которой во время войны постоянно скрывался какой-нибудь агент или беглец-федералист.

О существовании подобного убежища давно подозревали, но ищейки конфедератов так и не сумели его обнаружить. Маленькая девочка, племянница Элизабет Ван-Лью, обнаружила комнату весьма любопытным образом. Она пробралась ночью на чердак, чтобы посмотреть куда «тетя Бетти» отнесла блюдо с обильной едой. Загородив рукой свечу, мисс Ван-Лью стояла перед «темным отверстием в стене», из которого протягивал руку за пищей изможденный мужчина в поношенном синем мундире, с нечесаными волосами и бородой.

Если бы не это воспоминание племянницы Элизабет Ван-Лью, опубликованное после её смерти, секретная комната осталась бы необнаруженной.

В доме бесстрашных сторонниц Севера имелась ещё секретная ниша, служившая «почтовым ящиком» для шпионских донесений. В библиотеке был железный камин; по обе стороны его решетки находилось по пилястру, накрытому фигурой лежащего льва. Одна из этих фигур не была приделана к основанию наглухо, и её можно было поднять, как крышку. В выемку под львом Элизабет «опускала, как в почтовый ящик», свои донесения. Прислуга, начиная стирать с мебели пыль, приближалась к камину, украдкой вынимала донесение и через час относила его на ферму Ван-Лью, за город. Мисс Ван-Лью не давала своим чернокожим курьерам устных секретных поручений, и хотя она чувствовала себя в безопасности от подслушивания, неизменно практиковала столь необычную, несколько театральную манеру.

Разоблачить Ван-Лью пытались много раз. Гостей посещавших её дом, просили за ней следить. На них с матерью регулярно доносили; говорили, что их нужно повесить, дом их сжечь, что их нужно «избегать, как прокаженных».

Военным комендантом заключенных был одно время некий капитан Гибс. Каким-то образом Элизабет ухитрилась залучить этого офицера и его семью в свой дом в качестве постояльцев, и в течение всего времени их проживания у Ван-Лью Элизабет пользовалась их «протекцией». Когда военное министерство южан, чтобы укрепить кавалерию, стало обшаривать конюшни, Элизабет спрятала свою последнюю лошадь в кабинете, а чтобы заглушить стук копыт, обвязала их соломой.

В доме Ван-Лью шпионы Юга встречались со шпионами Севера, одновременно жили начальник военной тюрьмы и бежавшие из этой тюрьмы военнопленные, дезертиры и породистая лошадь, под стойло которой был отведен кабинет хозяйки, служивший и штабом секретной службы, и центром помощи военнопленным, и местом их укрытия.

На стороне федералистов действовали Эмма Эдмондс и Полина Кашмэн, два прославленных агента, рвение которых сравнимо лишь со рвением мисс Бойд или Элизабет Ван-Лью.

Эмма Эдмондс, уроженка Канады, была сестрой милосердия в Нью-Брансвике и шпионкой генерала Мак-Клеллана. Мисс Эдмондс никому не уступала в горячей преданности делу борьбы против рабовладения. В битве у Гановер-Кортхауза она села на коня и в качестве ординарца генерала Керни гарцевала под огнем орудий. Говорят, она одиннадцать раз тайно пробиралась через фронт как секретный агент северян. Курьезнейшим эпизодом всей этой войны был случай, когда однажды в Вирджинии Эмма Эдмондс загримировалась под негра. Неизбежным результатом такой маскировки стало то, что её отправляли на ночь в негритянские кварталы Йорктауна и в числе прочих негров гнали работать на укреплениях.

В другом эпизоде она фигурировала в качестве часового, в третьем даже украла винтовку у конфедерата. Бесправие негров на Юге говорило против маскировки «под негра», и, учтя свой неудачный опыт, в дальнейшем Эмма выдавала себя за ирландку, торгующую вразнос.

Полина Кашмэн — «Белл Бойд» камберлендской армии — странствовала в зоне боев, которую делали далеко небезопасной мародеры, дезертиры, перебежчики и вольные стрелки. Она попала в плен, и генерал Брэкстон Брэгг, сам пользовавшийся услугами многочисленных шпионов, приказал её расстрелять. Поданную просьбу о помиловании президенту Дэвису в Ричмонд не переслали. Спасла её «апелляция» совсем иного рода. Генерал федералистов Розенкранц наступал так стремительно, нанося поражения войскам Брэгга, что никто из южан не рискнул замедлить отступление, чтобы расстрелять Полину Кашмэн. С другой стороны, не было ни времени, ни лишних транспортных средств, чтобы увезти её с собой.

Так, находясь буквально на волосок от смерти, она, подобно Шульмейстеру в Вене, была спасена стремительным наступлением армии, которой служила столь бесстрашно.

Элизабет Ван-Лью была в числе тех ричмондских федералистов, чья настойчивость привела к злосчастному «рейду Дальгрена». Действуя на основании донесений, полученных от нее, от отца и сына Филиппсов и других шпионов федералов, работавших в Ричмонде, комадование федеральных армий отправило генерала Хью Джадсона Килпатрика, более известного под именем Киля, вместе со столь же неустрашимым молодым Ульриком Дальгреном, в кавалерийский рейд. Они приблизились к Ричмонду на расстояние пяти миль, но рейд не удался из-за предательства проводника-негра, сбившего отряд «янки» с пути.

Сын видного адмирала федералистов Дальгрен в 22 года был уже полковником и остался на действительной военной службе даже после ампутации правой ноги ниже колена. Во время упомянутого рейда он во главе сотни кавалеристов отбился от главных сил и погиб в стычке с вражеским патрулем.

Считая себя виновниками происшедшего, ричмондские шпионы приняли близко к сердцу это трагическое событие и решили не допустить, чтобы труп Дальгрена затерялся среди 10 000 могил на Оквудском кладбище. Учитывая злобу и страх, которые вызывало у южан одно только имя Дальгрена, шпионы полагали, что южане намерены оставить могилу кавалерийского полковника в безвестности. Они вырыли труп Дальгрена из могилы, которую им указал некий негр; опознать полковника было нетрудно по отсутствию ноги. Убедившись, что перед ними действительно труп Дальгрена, его похоронили снова, но уже в другом месте и в цинковом гробу.

Вопреки предположению шпионов, вожди южан хотели оказать услугу адмиралу Дальгрену и принялись разыскивать труп его сына, но до конца войны так и не смогли его обнаружить. Между тем Элизабет Ван-Лью через своих агентов доставила адмиралу локон с головы молодого полковника.

В феврале 1865 года, недель за шесть до заключения мира, один из секретных агентов федералистов привел с собой в Ричмонд англичанина, выдававшего себя за поляка. Годом раньше северяне извлекли немало пользы из шпионской поездки в южные штаты профессионального солдата, который, сражаясь в рядах федералистов, был ранен под Геттисбергом. Это был Ян Собесский, эмигрировавший из Польши правнук польского короля Яна III. С 4000 долларов, выданных федеральными властями, Собесский, именовавший себя графом Калесским, поехал в Мобил; потом двинулся дальше на север, по пути осматривая лагери и крепости южан. Он имел беседу с президентом Дэвисом, вице-президентом Стивенсом и другими представителями правительства и даже был приглашен на фронт к генералу Ли. Когда Собесский через один из портов Мексиканского залива и Гаванну вернулся в Вашингтон, у него в кармане оставалось только 332 доллара, зато в качестве отчета он привез немало ценной информаци.

Северяне явно задумали повторить удачный опыт с человеком, говорившим, что он прибыл из Англии, и называвшим себя поляком. Однако по прибытии в Ричмонд он немедленно выдал южанам своего проводника, федералиста Бабкока и приверженца северян Уайта, с которым должен был поселиться в одной квартире, а также всех лиц, оказавших им с Бабкоком помощь по пути. Когда мисс Ван-Лью узнала об арестах, её охватил страх. Поляк, однако, слишком торопился завоевать своим предательством расположение южан и потому прозевал возможность разоблачить её и многих других секретных агентов.

Убедившись, что падение Ричмонда — вопрос нескольких дней, Ван-Лью просила генерала Бена Батлера, с которым поддерживала переписку, прислать в Ричмонд федеральный флаг. И через фронт южан ей тайно переправили большой флаг, пополнивший собой коллекцию разнообразных предметов, спрятанных в её доме. Когда в Ричмонде взлетели на воздух пороховые склады и военная эвакуация города была закончена, буйная толпа с факелами ринулась к особняку Ван-Лью, готовая осуществить многолетние угрозы.

Элизабет Ван-Лью не растерялась, смело вышла навстречу толпе и, глядя прямо в лицо разъяренным соседям, сказала:

— Я вас знаю. Том… и вас. Билли… и вас… Генерал Грант будет здесь через час, и если вы причините хоть малейший вред этому дому или кому-нибудь из проживающих в нем, ваши собственные дома запылают ещё до обеда!

Это вразумило толпу, и последняя опасность насилия отпала. Вскоре передовой отряд наступающей армии в пыльных синих мундирах ворвался в столицу южан. Еще до его появления Элизабет Ван-Лью, с трудом мирившаяся с необходимостью хранить в глубокой тайне свою верность Северу, первая подняла над своим домом федеральный флаг, который олицетворял сдачу Ричмонда.

Последующие годы выдались для Элизабет Ван-Лью мрачными и безотрадными. Президент Грант назначил её почтмейстером Ричмонда; на службе её вынуждены были терпеть, но общество подвергло Ван-Лью остракизму, не смягчившемуся до самой её смерти.

Элизабет Ван-Лью не получила ни доллара за услуги, оказанные ею армии федералистов; ей не возместили ни цента из тех денег, которые она так щедро расходовала из собственных средств ради единства Соединенных Штатов. Мало того, после ухода президента Гранта со своего поста её понизили в должности. Ее сделали мелким чиновником министерства почт, а потом лишили и этого скудного заработка.

Последние годы она жила в нищете, существовала на пенсию, назначенную ей друзьями и родственниками полковника Поля Ревира, которому она когда-то, помогла бежать из вражеского плена и предоставила убежище. И за ней преданно ухаживали верные ей стареющие негры, знамя освобождения которых в Ричмонде она подняла первая.

 

Глава двадцать первая Перед всегерманским потопом

В 1829 году, когда во главе британского правительства стоял герцог Веллингтон, Роберт Пиль выступил с предложением реформировать полицию и расширить её права. Однако поскольку проект этот был поддержан Веллингтоном, реформа вызвала народное неудовольствие. Необычайно популярный полководец, которого благодарная нация вознаградила тем, что сделала самым высокооплачиваемым воином из всех когда-либо живших на свете, внезапно заподозрили в тайном намерении узурпировать верховную власть и захватить трон. Предполагалось, что полицейские агенты, наделенные непомерной властью, станут следить за каждым шагом почтенных граждан, совершать набеги на их дома, устраивать обыски и допросы по малейшему поводу и под вымышленными предлогами.

Разумеется, Веллингтон сохранил хладнокровие. Он ссылался на предметный урок — учреждение конных патрулей, так много сделавших для очистки окрестностей Лондона от разбойников и грабителей. Он напомнил англичанам о начале XIX века, когда ни один экипаж не мог проехать без того, чтобы не подвергнуться нападению, а путникам приходилось в любой момент быть готовыми вступить в бой с вооруженными злоумышленниками. И все же Веллингтону приписывали низкие честолюбивые замыслы, якобы толкнувшие его на создание постоянной армии вымуштрованных и обмундированных полисменов, которые должны были подчиняться правительству и быть независимыми от контроля местных налогоплательщиков. Назначение главой полиции Чарльза Роэна — боевого офицера и ветерана битвы при Ватерлоо — как будто ещё более подчеркивало намерение «Железного герцога» создать «настоящую жандармерию», которая как раз в ту пору существовала во многих абсолютных монархиях европейского континента. Нетерпимость англичан к новой, реформированной полиции в конце концов проявилась в тех презрительных кличках, какие получили полицейские. Они стали «бобби» в честь Роберта Пиля, и «сырыми раками», в честь синего цвета своих мундиров. Были даны и другие, ещё более нелестные клички.

Но уже спустя несколько лет ни один подданный британской короны, исключая неисправимых жуликов и отъявленных негодяев, больше не протестовал против новых правил поддержания общественного порядка и спокойствия, обеспечивающих защиту личности и имущества.

Иначе обстояло дело у французов.

Принц Луи-Наполеон, племянник императора, стал кандидатом в президенты с помощью ловкой политической интриги. Как все политиканы, прокладывающие себе путь к власти интригами, он горячо ухватился за ту самую систему шпионажа и репрессий, которая так долго душила его самого. Провозгласив себя Наполеоном III, этот узурпатор завел целую орду тайной полиции для борьбы со всеми конституционными гарантиями. Наряду с «дворцовой полицией» Наполеон III использовал также армию частных шпионов; ею командовал граф д'Ирвуа, на которого возллжили заодно и организацию слежки за полицией, что стоило около 14 миллионов франков.

У Наполеона III был свой отряд шпионов, как и у премьера Руэра и префекта полиции Пьетри. Собственную секретную службу имела даже императрица. Наконец, два отряда находились под наблюдением Нюсса и Лафаржа. Агенты эти не знали друг друга; но вся широкая шпионская сеть была столь распространена, что фактически одна половина Парижа усердно занималась доносами на другую половину.

Плодом всей этой системы явились так называемые досье. Это были особые папки, заводимые на каждого, кем бы он ни был, преступник или ни в чем неповинный человек, если только нужно было подвергнуть его постоянному наблюдению. В архивах префектуры хранились многие тысячи таких «досье», тщательно зарегистрированных и дававших возможность быстро навести любую справку. Обычно они заключали в себе клеветнические доносы агентов, основанные большей частью на самых лживых и нелепых сплетнях. В результате нередко совершенно безобидные люди обвинялись в «потрясении основ».

Как же политическая полиция Наполеона III действовала против подлинно опасных заговорщиков? Вечером 14 января 1858 года император в сопровождении императрицы и генерала Роже направлялся в Парижскую оперу. Шел «Вильгельм Телль», поставленный в бенефис популярной певицы, покидавшей сцену. Наполеон со спутниками ехали в трех парадных каретах, эскортируемых отрядом гвардейских улан.

Карета императора следовала последней и несколько задержалась у арки в тот момент, когда из остальных карет высаживались обер-гофмейстер и другие члены императорской свиты. Внезапно раздался оглушительный взрыв, за ним — второй и третий, после чего воцарилась полная тьма — от взрывной волны погасли все газовые фонари. Недолгая тишина сменилась криками раненых и умирающих, конским топотом, воплями перепуганных зрителей и звоном разбитых стекол.

Картина была ужасающая. Тремя бомбами, брошенными в толпу, окружившую Наполеона III, было убито и ранено 160 человек. Генерал Роже получил тяжелые ранения; один из осколков оцарапал висок императрице, другой пронзил треугольную шляпу императора. На наружных стенках кареты, в которой находился Наполеон III, были обнаружены следы 66 осколков. Однако Наполеон и его супруга, стремясь успокоить толпу, все же вошли в театр и заняли свои места.

Где же была и что делала в это время полиция, со всеми её шпионами, столь рьяно следившими друг за другом? Она всполошилась и рыскала по Парижу, отыскивая убийц. Один из главных заговорщиков уже был задержан. Случилось это фактически ещё до первого взрыва, когда жандармы арестовали иностранца по имени Пиери или Пьерэ, который бродил в районе Оперы.

За несколько дней до того парижская полиция получила сведения, что в Бирмингеме готовят бомбы. Лондон предупредил также о выезде некоего Орсини, неутомимого конспиратора. Брюссельская полиция, в свою очередь, предупреждала о подозрительных маневрах Пиери-Пьерэ. Но вся информация, своевременно полученная из Англии и Бельгии, не заставила французскую полицию принять необходимые меры предосторожности; в результате заговорщики спокойно прибыли в Париж и затем пробрались незамеченными на площадь Оперы. Министру внутренних дел Байяну и его подчиненному, начальнику полиции Пьетри, пришлось подать в отставку.

Первым допрашивал Пиери-Пьерэ полицейский чиновник Клод, который руководил его задержанием; после допроса Клод установил, что задержанный проживал в дешевом отеле под фамилией Андреас и что в одной с ним комнате жил некий де Сильва, выдававший себя за португальца.

Португальца арестовали и обыскали; он предъявил паспорт, выданный португальским консульством в Лондоне; это не помешало без труда опознать в нем де Рудио, подозрительного типа из Рио-де-Жанейро. При обыске у него в комнате нашли револьвер, патроны, кинжал с рукояткой из слоновой кости, письмо и бумаги, позволившие Клоду быстро установить личность арестованного. Оказалось, что де Рудио и Пиери были знакомы с неким бывшим военным Гомесом, он же Пьер Сюринэ, на которого указал полиции официант одного из ресторанов. Гомес имел неосторожность выдавать себя за англичанина и действовал в качестве «слуги» главного конспиратора Орсини. Вскоре после того как произошли взрывы, официант видел, как Гомес выглядывал из окна ресторана, находившегося наискосок против Оперы. Он казался крайне взволнованным и даже размахивал револьвером, чем и обратил на себя особое внимание.

Сам Орсини, человек до такой степени безрассудный и легкомысленный, что Мадзини прозвал его «пустозвоном», — также вздумал выдавать себя за английского коммерсанта. Он действовал под фамилией Олсоп и построил свой шифр на терминах пивоварения. Схваченный в ту же ночь, Орсини вместе с другими бомбометателями попал в расставленную полицейскую ловушку. Однако следует подчеркнуть, что полиция и разведка не проявили во всем этом деле никакой находчивости, а попросту использовали счастливый случай.

Всех задержанных по этому делу судили спустя пять недель; Орсини и Пиери отправили на гильотину, де Рудио и Гомеса приговорили к пожизненной каторге. Осколки бомб и пуль оставили следы не только на стенках кареты Наполеона III, но и на внешней политике Франции. Между недавними союзниками по Крымской войне начались трения; Сардинии был заявлен резкий протест «против экспорта итальянцев-бомбометателей»; ещё большее озлобление вызвало то обстоятельство, что Орсини и прочие нашли себе приют в Англии и там вынашивали свои планы.

Парламентский либерализм во Франции разлетелся вдребезги, как фонари перед Оперой. Имперские власти были облечены чрезвычайными полномочиями и получили право арестовывать и ссылать своих противников без суда; генералу Эспинасу было поручено осуществление этой противоречившей закону процедуры. Около четырехсот человек арестовали, причем все эти лица не имели никакого отношения ни к Орсини, ни к его бомбистам. Эспинас придумал изумительное средство: он потребовал определенной «квоты» арестов для каждого департамента Франции!

Именно в это время де Морни, сводный брат императора, активно вмешался в деятельность тайной полиции. Авантюрист, денди, знаток предметов искусства и спекулянт, де Морни являл собой образец мастера шпионажа. Темное происхождение нисколько ему не мешало, официальную информацию он ловко использовал для своих личных спекулятивных махинаций. Когда же этот авантюрист сменил политическое поприще, императорская секретная служба фактически осталась без вождя. Она работала так же плохо, как и любая другая отрасль государственного управления.

И этой низкопробной и дурно организованной секретной службе Франции вскоре пришлось вступить в состязание с прусской разведкой, возглавляемой самим «королем шпионов» Вильгельмом Штибером. Надвигались крупные политические перемены, весьма важные и притом совершенно не предвиденные Наполеоном III и его режимом.

Впервые после того как Шарнгорст и Штейн перехитрили Наполеона I, вообще впервые после Фридриха II, Пруссия приступила к организации секретной службы, достаточно сильной, чтобы начать тайное наступление против Франции. И сделал это возможным столь выдающийся государственный муж, как Бисмарк. Орудием его был Штибер — патриарх секретной службы и самый умный помощник «Железного канцлера» в области шпионажа мирового масштаба.

 

Глава двадцать вторая Штибер — мастер шпионажа

Вильгельм Штибер, знаменитый прусский мастер шпионажа, — доказательство того, что человек, даже начавший свою деятельность мелким доносчиком, может при настойчивости подняться до олимпийских высот международного негодяйства. Многие крупные мастера интриги и шпионажа, фигурирующие в наших очерках секретной службы, были почтенными людьми, которых побудили заняться шпионажем обстоятельства или интересы национальной политики. Совсем другое дело Штибер, который из мелкого, безвестного и малообещающего типа в начале своей деятельности превратился в талантливейшего шпиона своего времени. Его подпольная работа была хитроумно согласована с политическими планами Бисмарка, направленными на создание новой Германской империи.

После заточения Наполеона на остров св. Елены и ликвидации его армий Европа пережила длительный период торжествующей реакции, распространившейся по всему континенту. И 3 мая 1818 года родился тот, кому суждено было стать самым ловким из сторонников реакции.

Штибер родился в семье мелкого чиновника в Мерзебурге, небольшом городке Прусской Саксонии. Его появление на свет отмечено было одним замечательным обстоятельством: при крещении он получил имя Вильгельм-Иоганн-Карл-Эдуард на манер августейших младенцев императорской фамилии. Возможно, кто-нибудь предчувствовал, что этот носитель четырех имен, возмужав, удостоится того, что величайший пруссак века назовет его «мой король ищеек».

В дни отрочества Вильгельма Штиберы переехали в Берлин, где мальчика стали готовить в лютеранские пасторы. Из среды духовенства вышло немало мастеров шпионажа и секретной службы, но Штибер, видимо, сам изменил свой жизненный путь, променяв карьеру священника на профессию юриста. Он сразу заинтересовался уголовными процессами и неразрывно связанной с ними работой полиции. В 1845 году он уже был шпионом, ибо известно, что он выдал прусским властям некоего Шлеффеля, единственным преступлением которого были его либеральные взгляды и агитация среди рабочих. В этом деле сказался весь Штибер, ибо Шлеффель был дядей его жены и вполне ему доверял. После того, как Штибер представил такое доказательство своей полной аморальности, его будущее в Пруссии казалось обеспеченным.

1848 год застал Европу в особенно смятенном состоянии. Маятник самодержавного режима, руководимого Меттернихом, качнулся так сильно вправо, что его катастрофический откат влево казалось неизбежным. Все политические сейсмографы регистрировали сильные вулканические толчки, и троны многих абсолютных монархов оказались чрезвычайно шаткими. Франция уже снова стала республикой.

Вильгельм Штибер нуждался в такой напряженной обстановке, которая могла бы дать ему проявить себя. На протяжении почти полувека он обогащал летописи европейских интриг и вероломства. У него хватило сообразительности поступить в прусскую полицию до того, как его противники получили в руки данные для предъявления ему серьезных обвинений.

Улики против Шлеффеля, представленные Штибером, оказались недостаточными для его осуждения, но Штибер ловко замаскировал свое участие в этом деле, чтобы не ухудшить своих связей как с правительством, так и с подозрительными радикалами. Конечно, Штиберу пришлось выдавать себя за убежденного радикала, друга рабочих и сторонника социалистов. С этой целью он использовал свое адвокатское звание, и во всех случаях, когда под суд отдавали лиц, сочувствующих радикалам, добровольно и безвозмездно предлагал им свою юридическую помощь. Своими красноречивыми и бесплатными защитительными речами он стяжал популярность, которая помогла ему добраться до той руководящей верхушки прусского либерализма, к которой столь безуспешно пытались примазаться его коллеги из полиции.

Фридрих-Вильгельм Прусский был труслив, мелочен и легковерен. Он жил под вечным страхом покушения, и Штибер очень быстро сумел обратить эту царственную трусость себе на пользу. Как агенту-провокатору, ему необходимо было постоянно демонстрировать свое рвение и успокаивать радикальных вождей и массы. Однажды, находясь во главе колонны решительно настроенных демонстрантов, он сумел пробраться к встреченному ими и дрожавшему от страха королю и тут же шепнул на ухо Фридриху-Вильгельму, что он, Штибер, является секретным агентом полиции. Он внушил королю, что все устроится, ибо его величество находится под надежной охраной безгранично преданного ему Штибера и его агентов. Этими немногими словами молодой адвокат накрепко связал себя с секретной службой трусливого монарха Пруссии.

Выступая одновременно в роли полицейского агента и «защитника угнетенных», шпиона и радикального заговорщика, он вместе с тем находил время и для доходной адвокатской практики. Есть данные о том, что за пять лет (1845–1850) Штибер обслужил не менее трех тысяч клиентов. Это была консервативная публика, которая больше всего ценит в специалистах возраст и опыт.

Основную часть его адвокатского портфеля составляли уголовные дела, и в защиту клиентов-уголовников он действительно вкладывал всю душу. Судя по числу его подзащитных, можно предположить, что Штибер был юрисконсультом едва ли не всего уголовного Берлина. Позднее, когда его успехи вызвали большую зависть и привлекли внимание, их тайна была разоблачена. Оказалось, что параллельно со своей адвокатской деятельностью Штибер ещё редактировал полицейский журнал. Эта должность — материальное выражение королевской благодарности — была использована Штибером для знакомства с данными, которые полиция собиралась предъявить в суде против какого-либо из его клиентов. Благодаря этому он никогда не оказывался застигнутым врасплох неожиданными свидетельскими показаниями и умел отвести их заранее подготовленными репликами и контрдоводами.

Разоблачение секрета его юридических успехов вызвало неслыханный скандал. Но дело кончилось ничем, ибо в Потсдаме на троне сидел Фридрих-Вильгельм, не забывший страха, пережитого им в дни народного восстания. В 1850 году Штибер был назначен полицейским комиссаром; должность эта настолько соответствовала его природным наклонностям, что он, не имея возможности предвидеть будущее с его головокружительными перспективами, был уверен, что теперь, к 32 годам, достиг вершины своих возможностей.

В следующем году он поехал в Англию, посетил там всемирную выставку и энергично следил за Марксом и радикальными группами немцев-эмигрантов, избиравших своим местопребыванием преимущественно Лондон. В донесениях начальству он жаловался, что британские власти не содействуют его планам преследования земляков. Потом Штибер решил, что начальство им недовольно, и перебрался в Париж, где под видом эмигранта был дружески принят в кругах радикалов и социалистов. Получив список их единомышленников, оставшихся в Германии, Штибер поспешил домой, предвкушая массовые аресты. Вскоре по его милости сотни немцев были вынуждены покинуть страну.

С тех пор прусский трон стал его алтарем, а милость восседавшего на этом троне — его божеством. Немудрено, что он был в восторге, когда сторонники Луи-Наполеона совершили в 1852 году государственный переворот и превратили Францию в империю. Возникла возможность уничтожить убежище радикалов — все французские центры революционной пропаганды, расположенные в столь неприятной близости к Германии.

Прошло пять лет после социальных потрясений 1848 года. Штибер и ему подобные могли провозгласить себя «спасителями немецкого народа». В сотрудничестве с Вермутом, полицейским чиновником в Ганновере, Штибер написал книгу, в которой описал свою борьбу с носителями и проповедниками марксистской идеологии.

Характерно, что он включил в книгу перечень лиц, сочувствующих социалистам или коммунистам, которые ещё остались на свободе. Ему хотелось, чтобы реакционные власти всего мира знали, кого надо остерегаться, чтобы они присоединились к нему и его тевтонским коллегам и отказали в праве убежища лицам, либеральные идеи которых были опаснее пушек.

Прошло ещё пять лет — и верный оруженосец абсолютизма получил награду: его уволили. Штибер мог подпирать трои короля, но не его разум. Фридрих-Вильгельм был все тем же неограниченным самодержцем, с той лишь разницей, что его периодическая невменяемость превратилась в постоянную. И когда прусского короля признали слабоумным, его сменил упрямый родственник — будущий император Вильгельм, который считал, что слабоумие его предшественника ни в чем не проявилось так сильно, как в передаче руководства полицией человеку вроде Штибера.

Когда все поняли, что регент Пруссии считает неутомимого «полицейрата» чиновником дрянным и бесполезным, для Штибера началась полоса серьезных неприятностей. При всей своей ловкости он никогда не был популярен ни в одном из лагерей, даже когда изображал общественного деятеля и оказывал бесплатные адвокатские услуги бедным и угнетенным. Он пытался выставить свою кандидатуру (конечно, как либерал) на выборах в ландтаг и с треском провалился. Теперь все враги, которых после тринадцати лет шпионской деятельности у него оказалось немало, объединили свои усилия и добились, чтобы его отдали под суд.

Штибер, припертый, наконец, к стене, не видел никакой возможности удержаться на каком-нибудь посту в государственном аппарате или в адвокатуре. И все же он недаром защищал в судах 3 000 людей сомнительной репутации: он изучил все уловки, необходимые для самооправдания. Протоколы показывают, что он справился и с выдвинутыми против него обвинениями, применив неожиданный тактический ход. На суде он утверждал, что провоцировал, шпионил и предавал, но делал это по прямому приказу бывшего короля. Не отрицая справедливости многочисленных предъявленных ему обвинений, он ссылался лишь на то, что не совершал ни одного из инкриминируемых ему деяний без ведома и санкции Фридрих-Вильгельма. Этим ходом он сбил своих противников с их позиций, ибо осуждение его было бы равносильно публичному осуждению моральных качеств жалкого представителя царствующей династии, заключенного в закрытую лечебницу. В результате этого маневра Штибер хотя и был уволен со службы, зато оправдал по суду.

Учитывая его позднейшую руководящую роль в развитии военного шпионажа, контршпионажа и техники секретной службы, интересно проследить, как он провел годы своих вынужденных каникул (1858–1863), когда регент Пруссии обрек его на жизнь частного лица. Штибер и в эти годы не сидел без дела, а приступил к реорганизации секретной полицейской службы русского царя. В свое время он безболезненно ликвидировал скандал, в котором была замешана жена русского атташе в Берлине. Об этом его умении действовать в обстоятельствах, требующих особой деликатности, вспомнили в России как раз тогда, когда он подыскивал службу за границей. Штибер не остался в Петербурге, но получил предложение разработать систему, которая дала бы возможность царским агентам выслеживать и арестовывать преступников, бежавших из России. Ему назначили жалование и выдали крупную сумму на расходы по слежке за уголовными и главным образом политическими преступниками и вообще всеми, находившимися в оппозиции к царскому правительству.

Следовательно, именно Штибер фактически создал систему зарубежной слежки, которая существовала до 1917 года как иностранный отдел российской охранки.

Но и в эти годы, находясь в немилости у себя на родине, он не прекращал шпионажа в пользу Пруссии. В течение всего времени работы по найму у русских властей он тщательно собирал сведения о России и союзных ей странах.

Все это продолжалось до тех пор, пока в один знаменательный для Штибера день его не представили Отто фон Бисмарку.

Экс-комиссара полиции представил Бисмарку газетный магнат Брасс, основатель «Норддейче Альгемайне Цейтунг»; тот рекомендовал Штибера, несмотря на его непопулярность у регента, ставшего королем. Так сошлись пути двух крупнейших конспираторов, взаимная связь которых прекратилась лишь после смерти одного из них и списания в тираж другого.

В это время Бисмарк готовил свой первый большой ход на тевтонской шахматной доске. Он решил, что разгром Австрии мог произвести нужный эффект и послужить толчком к созданию новой империи. Новая прусская армия была весьма боеспособна, находилась в состоянии полной готовности и, несомненно, превосходила австрийскую; но осторожность требовала тщательной проверки готовности Австрии к войне. Бисмарк предложил Штиберу взять на себя предварительное обследование военного потенциала Австрии, и шпион охотно принял поручение. Он заявил, что в состоянии сделать это единолично. Отправившись в Австрию под видом странствующего торговца, он обзавелся лошадью и бричкой, которую нагрузил ходовым товаром — дешевыми статуэтками святых угодников и порнографическими картинками.

Свою роль бродячего коммерсанта он играл бесподобно. Сам никому не доверял, держал себя «рубахой-парнем» и легко завоевал доверие незнакомых людей. Австрийцам его поведение ни разу не показалось подозрительным, хотя он месяцами скромно вращался среди них, собирая сведения, которые обилием содержащихся в них точнейших деталей удивили даже начальника генерального штаба прусской армии фон Мольтке.

1865 год принес Пруссии победу над Австрией. Благодаря сведениям, собранным главным шпионом Бисмарка, штаб прусской армии сумел заранее составить форменное расписание своего победоносного марша. Солдаты Пруссии и её союзников были лучше обучены, лучше снаряжены и имели более искусных командиров, чем их противники, и без особых затруднений достигли целей, намеченных этим планом. Единственное серьезное сражение при Садовой положило конец военным действиям, а заодно и влиянию Вены на политику Союза германских государств.

Во время войны с Австрией Вильгельм Штибер впервые за восемь лет играл видную роль руководителя нового отряда тайной полиции, созданной Бисмарком для обслуживания полевого штаба. Штибер несколько неожиданно втерся в главный штаб. Аристократическое штабное офицерство смотрело на эту помесь шпиона и полевого жандарма как на нечто, стоящее ниже лакея, и отказалось допустить Штибера в свою столовую. После этого Бисмарк пригласил Штибера к своему столу. Не удовлетворившись таким афронтом чванному офицерству, канцлер попросил Мольтке наградить шпиона орденом за превосходную работу в Богемии.

Главнокомандующий пожаловал Штиберу медаль, но негласно извинился перед своими коллегами за то, что наградил презираемого ими человека. Бисмарк ответил на это назначением Штибера на пост губернатора Брюнна, столицы Моравии в период прусской оккупации.

С согласия и при поддержке Бисмарка Штибер впервые заложил в Германии основы организованной системы контрразведки в Германии. По собственному почину он внес много улучшений во французскую систему, созданную первыми контрразведчиками Наполеона.

Именно Штибер ввел строгую военную цензуру всех телеграмм и писем, идущих с фронта. Это нововведение привело, прежде всего, к расширению его власти. Оно ничего не давало для победы в войне, исход которой не вызывал сомнений. Австрийская армия была воспитана в духе обороны; личные наблюдения убедили Штибера, что по сравнению с новой прусской винтовкой вооружение австрийцев устарело. Эта пассивность и отсталость австрийцев подсказали Штиберу следующий ход — организованную военную пропаганду.

Штибер убедил Бисмарка, что дух прусской армии и гражданского населения можно здорово поднять, если в ежедневных сводках регулярно сообщать о тяжелых потерях врага, о панике, царящей в его рядах, о болезнях, недостатке боеприпасов, раздорах в руководстве. С этой целью он добился у Бисмарка разрешения организовать Центральное информационное бюро. Под такой, как он сам выразился, «скромной вывеской» Штибер начал наводнять Европу первыми образчиками тенденциозной военной информации.

При публичном праздновании победы над Австрией заслуги мастера шпионажа не были забыты. Он снова снискал расположение в Потсдаме и был произведен в тайные советники. Король Вильгельм, вскоре ставший императором, ещё недавно гнушавшийся Штибером и с недоверием относившийся ко всей его деятельности, стал называть его своим «плохо понятым и недостаточно оцененным подданным» и тайным агентом, заслуживающим не только обычной денежной мзды, но и общественного почета и военных отличий.

В период между 1866 и 1868 годами Бисмарк и Штибер вынашивали планы войны против Франции. Наполеону III не терпелось ввязаться в войну с Пруссией, и канцлер Бисмарк с холодным спокойствием предоставил ему возможность шагнуть в ловушку. Наполеон был весьма легковерен во внешней политике; положившись на многочисленные, но случайные шпионские донесения, он считал, что Австрия разобьет прусскую армию Мольтке. И когда Пруссия продиктовала Австрии позорный мир, французский император решил либо атаковать победителя, либо вырвать у него часть захваченной добычи.

Бисмарк помнил о Садовой и смело принял вызов. Военачальники Наполеона советовали выждать; они указывали своему лукавому политику и неосторожному дипломату, что его войска нуждаются в оснащении более современным оружием. В Америке пехота была вооружена автоматическими винтовками Энфильда. Военные атташе сообщили об их качествах. Но в Европе прусское игольное ружье все ещё являлось лучшим видом оружия пехоты, которому французы не могли противопоставить ничего равноценного. Чтобы исправить это упущение, изобрели митральезу; считалось, что она превосходит все бывшие тогда в употреблении винтовки. В 1868 году Штибер посетил Францию, чтобы проверить эффективность нового оружия.

Но ещё до того, как он пустился в эту пагубную для Франции поездку, произошло событие, которое показывает, почему именно на Штибера пал выбор государственного деятеля такого масштаба, как Бисмарк. Сохранив некоторые связи с русскими, Штибер узнал о готовящемся покушении на царя Александра II при визите того в Париж. Как гость и возможный союзник Наполеона III, царь должен был присутствовать на устроенном в его честь параде в Лоншане; там убийца-поляк и готовился совершить террористический акт. Посоветовавшись с Бисмарком, Штибер умышленно задержал передачу французам этих сведений почти до самого начала парада. Это поставило французскую полицию в крайне затруднительное и щекотливое положение. Перепуганные сыщики кинулись спасать положение, причем второпях сделали это настолько неловко, что обеспокоили царя, растревожили его свиту и учинили серию сенсационных арестов. Покушение не состоялось, но предостережение Штибера, по французским законам, не давало права и повода применять суровые наказания к лицам, лишь подозреваемым в намерении убить русского царя.

Царь, как того и ожидали в Берлине, не желал признать таких юридических тонкостей. Этот бонапартистский выскочка, — неоднократно говорил он впоследствии, — так мало заботится о жизни настоящего императора, что даже не потрудился примерно наказать убийц, которые едва не преуспели в своем чудовищном намерении.

Отношения между Александром II и Наполеоном III заметно охладели. А этого только и нужно было Бисмарку, стремившемуся изолировать Францию и заманить её в ловушку.

Немало сделав для изоляции Франции в период подготовки к войне, Штибер в десять раз больше сделал для обеспечения победы Германии. Он и его главные подручные, Зерницкий и Кальтенбах, прожили полтора года во Франции, шпионя, выслеживая, отмечая все важное и в то же время устраивая на жительство во Франции множество своих агентов, которые должны были дожидаться вторжения германской армии. За это время шпионская тройка переслала в Берлин множество шифрованных донесений с описанием своих успехов; и когда шпионы наконец отправились на родину, они повезли с собой три чемодана дополнительных материалов.

 

Глава двадцать третья Король ищеек

Шопенгауэр утверждал, что немцы отличаются абсолютным отсутствием того чувства, которое римляне называли стыдливостью. Может быть, это обстоятельство огорчало философа и причиняло неудобства некоторым его соотечественникам; но оно объясняет многие разительные факты из деятельности секретной службы. Вильгельм Штибер — адвокат, агент-провокатор, полицейский чиновник и военный шпион — хронически страдал тем же «абсолютным отсутствием стыдливости». Этот его моральный дефект весьма устраивал Бисмарка и династию Гогенцоллернов, не говоря уже о том, что он сильно укрепил его собственное положение в Пруссии.

Когда в 1870 году разразилась франко-прусская война, Штибер очутился в своей стихии. Впоследствии он хвастался, что имел во Франции, в зонах вторжения прусской армии, 40 000 шпионов.

Можно с уверенностью сказать, что цифра эта Штибером преувеличена. В его распоряжении имелось, вероятно, 10000–15000 человек, скомпрометировавших себя принятием платы за тайные услуги. Биограф Штибера доктор Леопольд Ауэрбах высказал мнение, что Штибер мог назвать не только 40 000 фамилий, но и адресов. Однако даже сеть всего лишь в 5 000 агентов предполагает наличие огромного аппарата для вербовки этих агентов, поддержания в их среде дисциплины, проверки их донесений и вознаграждения каждого по его действительным заслугам. Жаль, что никто не поймал Штибера на слове и не предложил ему действительно представить списки, ибо легенда об этой организации секретной службы огромных масштабов, заповеднике в 40 000 шпионов, продолжала угрожающе гипнотизировать европейские умы вплоть до того дня, когда Германия в 1914 году разожгла пламя мировой войны.

Полковник барон Стоффель, французский военный атташе в Берлине в 1866–1870 годах, был как будто зорким наблюдателем. Он ничего не слыхал об этих 40 000 шпионов, но сумел раскрыть немало тайных приготовлений, которые велись в знаменитом шпионском бюро Штибера. Так, он узнал многое о Штибере, о Зерницком, Кальтенбахе и их главных лазутчиках. Есть данные о том, что Стоффель доносил о своих подозрениях в Париж, но эти предостережения оставлялись без внимания, а сам он лишь заслужил репутацию паникера.

Французы все ещё были самой боеспособной нацией Европы. Считалось, что французские войска храбры и на континенте практически непобедимы. Одной лишь бездарностью Наполеона III и его окружения вряд ли можно объяснить последовавшую катастрофу. 6 августа — Ворт, через каких-нибудь 25 дней — Седан, и великая военная держава вышла из схватки побежденной. Очевидно, в похвальбе Штибера о том, что его армия «наполовину выиграла войну» уже в тот момент, когда война только началась, есть какая-то доля истины.

Помимо Зерницкого и Кальтенбаха Штибер в этот период имел в своем распоряжении 27 других офицеров и 157 агентов и подчиненных, усиленных полевой полицией. Бисмарк, надо думать, держал своего главного шпиона поближе к себе, часто советуясь с ним и пользуясь его услугами в каждой фазе войны, завершившейся разгромом Франции.

Отправляясь во Францию, чтобы на месте ознакомиться с митральезой, Штибер сознавал всю ответственность этой задачи. Если бы он сообщил, что новое французское оружие намного превосходит прусское, Бисмарк отложил бы хитро рассчитанную провокацию против Франции до момента окончательного перевооружения немецкой пехоты. Неумеренное восхищение шпиона митральезами и винтовками новейшего образца смутило бы его руководство и затруднило выполнение Бисмарком далеко идущих планов. С другой стороны, если бы Штибер недооценил военный потенциал и боеготовность Франции, это было бы убийственным для прусских лидеров.

В критическом 1869/70 году Штибер не промахнулся. Он принял в расчет и свои возможные ошибки. Оценив все донесения, он пришел к благоприятному для Пруссии прогнозу.

Донельзя самоуверенное военное министерство Наполеона ввело бы в заблуждение менее хладнокровного и методичного шпиона. Один из рупоров этого министерства Лебеф заверил, например, встревоженную палату депутатов, что французская армия подготовлена «вплоть до пуговиц на гетрах». Другой на месте Штибера, услыхав это, протелеграфировал бы прусскому генеральному штабу приглашение войти возможно скорее в Париж или, по крайней мере, убеждал бы военачальников начать наступление до того, как французы спохватятся и заметят бездарных руководителей способными. Но Штибер, несомненно знавший, чего стоят эти «пуговицы на гетрах», только лишний раз сверил записи и усердно продолжал работу.

Штибер — первый шпион, когда-либо работавший столь же методично, как счетчик переписи населения. Больше всего привлекали его внимание дороги, реки, мосты, арсеналы, запасные склады, укрепленные пункты и линии связи. Но он усиленно интересовался и населением, торговлей, сельским хозяйством, фермами, жилыми домами, гостиницами, местным устройством, политикой и моральным состоянием — всем, что, по его мнению, могло облегчить вторжение или пригодиться для наступающих войск.

Когда, наконец, пришли пруссаки, вооруженные информацией Штибера, реквизиции у гражданского населения были проведены без всякого труда. Деревенские «магнаты» — владельцы двух сотен кур — могли ожидать, что у них потребуют столько-то десятков яиц. Ближайший постоянный агент Штибера сообщал в своем донесении о максимальных возможностях снабжения армии за счет местных ресурсов. И если крестьянин сопротивлялся сдаче яиц или мяса или чего-нибудь другого, его вызывали к начальнику военной полиции, который допрашивал его, держа на столе незаполненный приказ о повешении.

Не один скопидом — буржуа падал в обморок, когда предъявленное ему требование внести такую-то сумму подкреплялось невероятно точным подсчетом всех его сбережений.

Штибер побуждал своих агентов безжалостно наказывать лиц, заподозренных хотя бы в отдаленной связи с французской секретной службой. Немцы не считались с тем, что война велась в чужой стране, с обильным населением, враждебно настроенным к завоевателям. Крестьян и рабочих вешали, пытали, казнили только за то, что они осмеливались смотреть на немецкие поезда с боеприпасами или на кавалерийские колонны.

Маршал Базен и его лучшие войска были заперты в крепости Мец, Париж осажден вскоре после Седана и капитуляции Наполеона III с огромной армией. Теперь французским секретным агентам не для кого было производить разведку, поскольку она уже не могла причинить вреда пруссакам. Несмотря на это, Штибер преследовал с невероятной жестокостью даже самые сомнительные случаи французского шпионажа.

В Версале обер-шпион и его помощник устроились в особняке герцога де Персиньи. С самого начала вторжения во Францию Штибер вел себя исключительно нагло; но в сентябре 1870 года он начал третировать и французов и немцев с отвратительной снисходительностью выскочки, власть которого получена из темного, но высокопоставленного источника. Он всегда действовал, не советуясь со своими коллегами. Подчинялся он только Бисмарку и королю, и никто из генералов не осмеливался перечить ни ему, ни его агентам. Осаживаемый и оскорбляемый военачальниками, он противопоставил им невозмутимость своей моральной «толстокожести».

Теперь это был заносчивый мерзавец, познавший всю сладость возможности внушать страх порядочным людям. За пустяковое упущение он пригрозил виселицей десяти членам муниципального совета Версаля и с удовлетворением писал об этом своей жене.

Когда начались, наконец, переговоры о сдаче Парижа, он оказал услугу Бисмарку, переодевшись под лакея.

Жюль Фавр прибыл в Версаль в начале 1871 года для ведения переговоров с осаждавшими столицу пруссаками. Его провели в дом, где помещался секретный штаб Штибера, и за все время, пока Фавр находился в тылу противника, его обслуживали так хорошо, что Фавр счел необходимым поблагодарить немецких хозяев за оказанное ему гостеприимство.

Штибер взял на себя роль слуги при делегате Парижа и с тайным наслаждением исполнял лакейские обязанности. Жюль Фавр поддался на эту удочку. Все секретные документы и шифры, которые он привез с собой, каждая телеграмма и каждое письмо, которые он получал и отправлял, проходили контроль неотлучно находившегося при нем лакея. Можно не сомневаться, что Штибер использовал это свое положение до конца.

Когда Штибер наводнил Францию своими шпионами, он включил в их состав много женщин легкого поведения, — как он указал своим помощникам, «недурных собой, но не слишком брезгливых». Он предпочитал хорошо подобранных буфетчиц, горничных, служанок в маркитанских лавках, а также домашнюю прислугу французских политических деятелей, ученых и чиновников. Его агентами были большей частью фермеры или отставные унтер-офицеры, которым он помогал устроиться по коммерческой части. Впоследствии он признал, что эффективность мужчин как шпионов не могла идти ни в какое сравнение с работой в той же области женщин.

В 1875 году республиканская Франция начала поднимать голову: германская империя была ещё слишком молода, и как в Париже, так и в Берлине серьезно считались с мыслью о возможности реванша. Французский генерал де Сиссэ был снова военным министром. Находясь в плену в Германии, он познакомился и сблизился с прелестной молодой женщиной, баронессой фон Каулла, Штибер узнал об этом и сразу же повидался с баронессой. Найдя её «не слишком брезгливой», он сумел привлечь даму к секретной службе. Снабдив баронессу крупной суммой денег, он отправил её в Париж, где она должна была зажечь в сердце военного министра чувства, с помощью которых нередко удается раскрывать любые тайны.

Баронессе не пришлось прилагать особенных стараний, ибо она застала генерала в разводе с женой и в полной готовности возобновить приятные отношения, немало скрасившие в свое время суровые условия плена. Разыгравшийся затем скандал был результатом болтливости де Сиссэ. После секретного заседания палаты, длившегося всю ночь, генерал обычно спешил завтракать к своей любовнице, немецкие связи которой оказались раскрыты быстрее, чем предполагал её прусский шеф. Де Сиссэ прогнали с должности, а баронессу — из Франции; но она успела выведать достаточно секретных данных, которые отнюдь не предназначались для сведения Берлина.

Новый отряд шпионов-резидентов, которых Штибер начал размещать по всей Франции после того, как условия мирного договора были выполнены, в основном состоял не из немцев, как это было до 1870 года. Штибер чувствовал всю враждебность французов к немцам после войны, и потому вербовал агентов среди швейцарцев, говорящих по-французски, и среди многих других национальностей европейского континента. Чуть не в каждом иностранце, проживающем во Франции, можно было заподозрить наемника Штибера.

Лишь спустя десятилетие французская контрразведка стала достаточно организованна и сильна, чтобы начать борьбу со Штибером на равных. Тем временем Штибер нашел выход: он вербовал своих агентов среди прогерманской части населения в отторгнутых от Франции Эльзасе и Лотарингии. В 1880 году он сообщил императору Вильгельму I, что удалось сформировать из эльзас-лотарингцев отряд более чем в тысячу человек для организации диверсий во Франции. Он помог им устроиться на службу на французских железных дорогах и каждому выплачивал от себя 25 % ставки. Штибер рассчитывал, что, когда вспыхнет война, достаточно будет одного его слова, чтобы эти агенты приступили к уничтожению или повреждению подвижного состава и другого железнодорожного имущества. Иначе говоря, Штибер полагал, что достаточно одного его распоряжения, и французская мобилизация в самый день её объявления будет парализована или, во всяком случае, сильно заторможена.

Шпионы, которых он определял на службу, получали задание устроиться либо на заводах, либо в лавчонках, как это было с большинством женщин, либо служащими в отелях. Он ждал от своей агентуры в гостиницах не только сведений военно-разведывательного характера, но и таких, которые можно было бы использовать для шантажа частных лиц за границей. Он обучил свою агентуру похищать или «изымать» для фотографирования важные секретные документы из багажа или портфелей влиятельных гостей.

Далее Штибер старался расширить свою сеть путем финансирования банковских и других международных учреждений, неизменно с целью ещё большего разветвления своей и без того разросшейся системы разведки. В некоторых случаях он, несомненно, добился успеха.

Штибер учитывал растущее влияние прессы и, уже приняв участие в создании полуофициального телеграфного агентства Вольфа, организовал в своем сложном ведомстве специальный отдел для изучения общественного мнения и наблюдения за иностранной печатью. Он всегда старался узнать, какие мотивы или чьи интересы кроются за той или иной явно антинемецкой статьей. Если ему казалось, что какой-нибудь издатель или журналист ненавидит Германию, он стремился узнать причины этой ненависти; и если деньги могли устранить или ослабить эту неприязнь, готов был щедро заплатить. Говорят, он покупал газеты чуть не во всех соседних странах, чтобы пропагандировать германофильские настроения и таким образом ослаблять возможных противников Германии. Уже состарившись, Штибер не прекращал энергичной деятельности; он послал своего секретного агента Людвика Винделя во Францию, где тот устроился кучером к генералу Мерсье, новому военному министру Мерсье не раз приходилось инспектировать укрепленные районы. Шпион Штибера Виндель привозил французского военного министра в любую закрытую зону или укрепленный район, который министр должен был посетить по своему положению и кругу обязанностей.

Так Штибер продолжал свою прежнюю крупную игру, непрерывно ставя перед собой все новые задачи; он неизменно пользовался неограниченной поддержкой Бисмарка. И когда в 1892 году он слег в смертельном приступе подагры, он мог считать всю свою деятельность полезной и почетной. Полезной она, несомненно, была; но награды, которые он стяжал при жизни, были добыты нечистыми средствами.

Свидетельствуя его безграничную преданность и заслуги перед Германией, Пруссией и Гогенцоллернами, личные представители императора и монархов других государств отдали ему последний долг. Его похороны, действительно, были многолюдны, но присутствовавшие не слишком убивались. Пожалуй, многие явились только для того, чтобы лично убедиться, что старая ищейка действительно мертва.

 

Глава двадцать четвертая Уроки суровой школы

На деятельности Штибера мы остановились так подробно потому, что почти все, что он создал или за что является хотя бы отдаленно ответственным, оказалось стойким злокачественным наростом. Именно Штибер придал современной секретной службе характер последовательной и преднамеренной жестокости как в военное, так и в мирное время. Зверства вооруженного нашествия, попирающие все принципы гуманности, Штибер перенес в секретную службу, как официальный образец желательного поведения.

Это Штибер, заразивший современников культом секретной службы, ввел в состав агентов «отставного офицера и дворянина». Он исходил из теории, что человек, получивший хорошее воспитание, сбившийся с пути и вынужденный подать в отставку, может восстановить «свою честь патриота», а может быть и списать часть своих долгов, обрушив свой дурной нрав на ближнего.

Князь Отто Гохберг, отпрыск знатного рода, но сам игрок и шулер, стал одним из ценнейших агентов Штибера. Люди, подобные Гохбергу, в состоянии обмануть даже своего благодетеля, хотя разведка штиберовского типа имеет средства поддержания дисциплины. Гохберг применял в шпионаже и в международных интригах те же грязные приемы, какими обирал офицерскую братию. После 1871 года, Штибер часто пользовался услугами людей такого рода.

4 октября 1870 года Мольтке отдал в своей ставке в Феррьере приказ: «Есть доказательства, что между Парижем и Туром все ещё поддерживается связь через курьеров. Известно, что один из них пробрался в столицу 4-го числа сего месяца. Лицам, которые окажут содействие аресту курьеров, везущих правительственные депеши, будет выплачено вознаграждение в размере 100 золотых за каждого задержанного курьера».

Приказ этот возымел действие. Были задержаны курьеры, зашивавшие важные французские депеши в жилетную подкладку или прятавшие их в тросточках и палках. Документы прятали также в подошвах, в козырьках кепок, в искусственных зубах и даже в десятисантимовых монетах, распиленных, выдолбленных и заново спаянных, причем шов заглаживался действием уксусной кислоты. Некоторые особо важные сообщения, перехваченные немцами, были найдены в покрытых резиной пилюлях, которые их владельцы проглатывали в случае опасности. Французов, заподозренных в том, что они являются агентами — связниками, немцы обыскивали, раздевали догола, давали им сильнодействующее слабительное и держали под постоянным наблюдением. И если в течение недели не обнаруживалось ничего подозрительного, задержанного отпускали, напутствуя все же советом — впредь не попадаться. Уличенных расстреливали на месте.

Но расстрелы не могли остановить храбрецов, когда французский народ, наконец поднялся не на защиту гнусного императорского режима, а для отпора иноземному нашествию. Агенты и курьеры, столь доблестно помогавшие секретной службе, были в большинстве своем крестьянами, лавочниками, лесниками, таможенными или акцизными чиновниками, т. е. людьми, благодаря самой своей профессии прекрасно изучившими оккупированные районы Франции. Жандармы, солдаты и матросы тоже занимались шпионажем в пользу Республики. Многие из этих агентов выдавали себя за бельгийских подданных, и подчиненным Штибера приходилось тратить много времени и энергии на проверку фальшивых паспортов. В течение всей кампании начальники французской секретной службы совершали одну и ту же серьезную ошибку: они скупо оплачивали тех, кто добровольно брал на себя опасную миссию, обещали больше, чем могли дать, или обещали слишком мало. Обычная плата за доставку донесения через фронт колебалась между 50 и 200 франков; однако часто платили не больше 10–20 франков, особенно крестьянам.

Немало находилось горячих патриотов, с риском для жизни проскальзывавших сквозь сеть Штибера, не думая о каком-либо вознаграждении. Один из этих отважных людей предложил нарядить его прусским уланом, а так как он не говорил по-немецки, просил отрезать ему язык. Другой, разносчик, по фамилии Машере, поклявшийся отомстить пруссакам за сожжение села Жюсси, доставил важное сообщение из французской ставки коменданту Вердена, а затем пробрался в Мец; он отказался взять предложенные ему 1 000 франков, заявив, что считает себя достаточно вознагражденным уже тем, что удалось перехитрить врага.

Чувство патриотизма и национальной гордости, поднятая кампания в защиту Франции — все это значительно повысило осенью 1870 и зимой 1871 года уровень рядового агента секретной службы. Только теперь, через много лет, мы понимаем, насколько Вильгельм Штибер, помимо своей воли содействовал этому улучшению французской секретной службы. Как ни сильны были удары, нанесенные им во время войны, именно они в основном обусловили ответное оживление французской секретной службы после заключения мира. Так родилось Второе бюро французского генерального штаба, усвоившее и сохранившее в действии некоторые из худших приемов работы секретной полиции, введенных в свое время Штибером.

Следует все же подчеркнуть, что самые основы секретной службы, возродившейся во Французской республике после победы Германии, унаследованы были не столько от Штибера, сколько от Фуше и даже забытого роялиста де Сартина.

Подручные Тьера сожгли множество полицейских досье. Уголовный мир был весьма этим обрадован, но радость его оказалась непродолжительной, ибо одним из первых мероприятий правительства Тьера после захвата Парижа было распоряжение о восстановлении весьма ценных досье. Это была огромная работа, требовавшая наведения справок во всех тюремных, судебных и газетных архивах и вообще хранилищах публичных документов. И в два года удалось восстановить пять миллионов новых досье, заключенных в восьми тысячах ящиков.

Французская республика, несмотря на контрибуцию, которую из неё выколачивали пруссаки, нашли средства поддерживать полицейский шпионаж. Майор Артур Гриффитс, видный полицейский авторитет Великобритании, был обескуражен, обнаружив в Париже шпионов «среди всех классов общества… в гостиных, среди прислуги, в театрах, среди журналистов, в армии и среди людей виднейших профессий».

 

Глава двадцать пятая Контрразведка преступного мира

В нашей книге мы не можем обойти молчанием системы частной разведки — «контрполицейские» системы, существовавшие во всех частях земного шара для борьбы опаснейших преступников с полицией.

Среди этих мастеров борьбы с полицией одно из первых мест занимает Доминик Картуш. Его внушительные авантюры представляют собой своего рода секретную службу, построенную на военный лад, снабженную всеми видами оружия, исключая разве артиллерию. Эта организация, действовавшая с преступными целями, состояла из уголовников, объединенных в целую разбойничью бригаду. «Непобедимый» Картуш обладал качествами крупного вожака. Имя его, однако, связано только с удачными уголовными преступлениями крупного масштаба.

В октябре 1693 года шорник по имени Франсуа-Луи Картуш, живущий в Париже, зарегистрировал рождение сына Луи-Доминика. После казни сына отец признался в том, что неизвестный дворянин и видный представитель влиятельных кругов принесли ему будущего вожака преступников ещё в пеленках и платили крупные деньги за воспитание ребенка и сокрытие от него тайны его действительного происхождения.

В четырнадцать лет Доминика отправили в знаменитую иезуитскую школу, куда был отдан и юный Франсуа-Мари Аруэ, впоследствии обессмертивший себя под именем Вольтера. Большинство учеников грубо и пренебрежительно третировало сына шорника. Озлобленный несправедливостью и подозрениями, которыми он был окружен в школе. Картуш вступил в труппу бродячих акробатов. Тогда это был малорослый, но крепкий, мускулистый юноша, с веселым открытым лицом, и первые его соратники называли его «Дитя». Подобно многим видным преступникам, он был атлетически сложен и имел природные актерские способности. Легкость, с которой он изменял свою внешность, была поразительна. Картуш появлялся то в образе молодого дворянчика, солдата или аббата, то в виде игрока или маклера, расталкивающего толпу у биржи, то под маской остроумца, бездельничающего в только что открытом кафе «Прокоп».

Это была для него хорошая реклама, ибо Картуш стремился удвоить и учетверить ежедневно пополнявшуюся свиту своих удальцов. Стремясь расставить своих агентов повсюду, он получал от них шпионские донесения или помощь соучастников. Именно ему пришла в голову мысль вербовать честных людей в осведомители и соучастники, не подрывая их доброй репутации или положения в обществе; это делало их особенно ценными для его организации. В ней на службе оказалось немало полицейских. Жандарм, стоявший у дверей Королевского банка в Париже, был агентом уголовника Картуша; немало клерков этого и других финансовых учреждений были тайными «картушевцами». Шайка Картуша в пору своего расцвета насчитывала свыше 2 000 человек. С каждого из них было взято обязательство исполнять все приказания вожака. С другой стороны, он никогда не растрачивал сил на невыгодные или малообдуманные задания и многократно доказывал своим соратникам, что блюдет их интересы наравне со своими собственными.

Могущество Картуша обусловливалось многочисленностью и преданностью его соратников, умелой тактикой, готовностью всегда быть впереди в минуту опасности и удивительным пониманием всей важности хорошо поставленной разведки.

Огромные денежные суммы и дорогие изделия из золота и драгоценных камней становились добычей Картуша и его шайки. Королевских стрелков, тюремных смотрителей, даже высоких придворных чиновников нетрудно было подкупить и вовлечь в шпионскую организацию этого короля разбойников. Даже видные врачи, пациенты которых принадлежали к сливкам парижского общества, сопровождали по ночам Картуша в его налетах, в случае необходимости отдавая все свое искусство уходу за ранеными бандитами.

Столь дерзкий разбой ставил полицию в тяжелое положение, и она делала вид, что никакого преступника, именуемого Картушем, нет и в помине, что само имя «Картуш» есть лишь условное название, придуманное для себя сборищем воров и грабителей для устрашения честных людей. В ответ на это Картуш бросил вызов властям и начал появляться на публике, сопровождаемый одним из своих подручных и ещё несколькими товарищами. Бывало, он внезапно появлялся в какой-нибудь веселящейся компании, объявлял: «Я — Картуш!», обнажал оружие и либо обращал всю компанию в бегство, либо увлекал её с собой для участия в грабеже. Человек двадцать из его свиты, одетых и загримированных под Картуша, неоднократно появлялись в разных кварталах Парижа в один и тот же час.

Полиция была бессильна поймать настоящего Картуша, как не умела справиться и с его разбойничьей армией, действовавшей отрядами в полсотни и больше человек. Картуш и его молодцы утащили из дворца посуду, украшенную драгоценными камнями, рукоятку шпаги принца-регента, а в дальнейшем украли огромные серебряные канделябры. Возмущенный бездарностью полиции, регент Гастон Орлеанский вызвал представителя военных властей, облек их неограниченными полномочиями и назначил огромную награду за поимку главного разбойника и доставку его живым или мертвым. На всех окнах и заборах Парижа появились железные решетки с заостренными пиками. Полк королевских гвардейцев постоянно находился под ружьем. Хотя Картуша охраняли только его проворство и превосходная система шпионажа, все эти мероприятия правительства ни к чему не привели.

Однако то, чего не могли сделать все силы полиции, сделал в конце концов мешок с золотом. Один из картушевцев, некий Дюшатле, польстился на деньги, и король парижских уголовников угодил за решетку. «Вы меня не удержите», — заявил он тем, кто его схватил, и многие поверили этой похвальбе. У Картуша были шпионы в каждой тюрьме, и он надеялся бежать из камеры, где его приковали цепью к стене и в часы, свободные от пыток и допросов, держали под неусыпным наблюдением четырех сторожей.

После очередной неудачной попытки побега его перевели в фактически неприступную тюрьму Консьержери. Наконец, после того как палачи истощили на нем всю свою изобретательность, его отвезли на Гревскую площадь, где огромная толпа собралась смотреть, как его будут колесовать. Говорят, он и тогда надеялся на спасение; но заметив, что в толпе нет никакого движения, Картуш понял, что помощи ждать неоткуда. Тогда он нарушил свое упорное молчание и стал исповедоваться тут же, возле орудия казни Он продиктовал отчет о своих преступлениях и сообщниках, «заполнивший 36 листов мелко исписанной бумаги».

Еще до того, как он погиб страшной смертью, отряды солдат и полиции уже рыскали по всему Парижу, вылавливая его сообщников. Было произведено около четырехсот арестов. Признания Картуша, из мстительных побуждений назвавшего всех, кого он презирал за то, что они его покинули, равно как и признания его подручных, раскрыли в подробностях всю обширную шпионскую систему уголовников. Больше половины торговцев Парижа скупали краденое добро, причем некоторые, несомненно, делали это поневоле, ибо Картуш любил роскошь и обычно настаивал на погашении своих долгов натурой. Большинство городских трактирщиков также оказались агентами или осведомителями, связанными с секретной службой, организованной Картушем.

Перенесемся из века Людовика XV в 1870 год и из Парижа в Австралию, в Новый Южный Уэльс, в «Край Келли»; ибо знаменитый Нед Келли и его шайка были ограждены системой разведчиков и осведомителей, которые в своем умении сопротивляться закону уступали разве лишь «секретной службе» Картуша.

Братья Келли были настолько уверены в своих силах, что не искали содействия тысяч активных приверженцев, которыми так дорожил французский уголовник; и все равно сумели завоевать абсолютную власть над территорией в 11 000 квадратных миль. Нед Келли, его брат Дан и их главные помощники Стив Харт и Джо Берн имели десятки друзей и сочувствующих, которые регулярно осведомляли их о действиях полиции, а также заблаговременно извещали о погрузке золота, о поступлении и перевозках в банки звонкой наличности и других сокровищ. А те жители, которые не оказывали прямой помощи бандитам, боялись давать против них показания, ибо Келли опирались на большее число приверженцев, чем слуги короны. За выдачу преступников назначали крупные награды. Первоначально во всех районах действий Келли дежурило не больше полусотни констеблей; но после стычки у Вомбата, где разбойники прикончили сержанта Кеннеди и несколько его подчиненных, полиция мобилизовала значительные подкрепления.

Секретным агентам полиции помогали знаменитые австрийские «черные следопыты», при участии которых власти надеялись захватить твердыню разбойников в северо-восточном углу Нового Южного Уэльса. Несколько друзей Келли арестовали; но так как узнать от них почти ничего не удалось, а улик против них не нашлось, их отпустили на свободу. Когда общая сумма назначенных наград поднялась до 4 000 фунтов стерлингов, бывший сообщник Келли Ларон Шерритт донес, что Нед Келли с товарищами замышляют налет на банк в Джерилдери на реке Биллабонг. Но разбойникам удалось сделать свое дело и скрыться с добычей до того, как власти собрали достаточные силы, чтобы помешать им переправиться через реку Муррей.

Старая миссис Берн, мать безрассудного Джо, была одним из самых энергичнейших разведчиков разбойничьей шайки. Она обнаружила констеблей, скрывавшихся в хижине Шерритта, и поспешила уведомить разбойников об измене их бывшего союзника. После этого один из сообщников Дана Келли и Берна хитростью выманил ночью Шерритта из хижины и застрелил его, хотя в нескольких шагах находились выделенные для охраны Шерритта четыре констебля. Это убийство вызвало в колонии сильное возбуждение; ему предшествовал ряд других преступлений, как, например, захват разбойниками Юроа — городка, находившегося меньше чем в ста милях от Мельбурна. Там они обобрали дочиста местный банк, расположенный рядом с полицейским участком.

Нужно отметить, что самое совершенство шпионажа бандитов и привело в конце концов к их гибели, ибо донесения шпионов толкнули разбойников на одно из самых необычных и опрометчивых в истории уголовщины покушений. Братьям Келли стало известно, что против них будет выслан весь наличный состав полиции и что в Бичуэрт, по соседству с которым скрывались разбойники, будет отправлен экстренный поезд. Поезд предполагалось отправить в воскресенье, когда обычное движение прекращалось; и разбойники решили устроить крушение этого поезда, взорвав рельсы близ Гленроэна. Таким образом, сразу и одним ударом удалось бы избавиться от констеблей, сыщиков и «черных следопытов». Тех же, кому удалось бы уцелеть, пристрелили бы, едва те выберутся из-под обломков поезда. После этого Келли предполагал ограбить Беналлу и соседние городки до того, как власти собрали бы новый отряд полиции, забрать добычу и покинуть эти края.

Таким отчаянным ходом разбойники надеялись терроризовать всю Австралию. План был поистине наполеоновский, если учесть, что его придумали и должны были исполнить всего четверо бандитов. Но счастье уже отвернулось от них, и последние кровавые замыслы вызвали роковой для них отпор. На гленроэнскую общину они напали в субботу вечером, захватили гостиницу близ железной дороги и превратили её в тюрьму, куда согнали всех жителей этой округи.

В числе узников оказался серьезный и умный человек, местный учитель Керно, у которого были свои представления о секретной службе. Он втерся в доверие к разбойникам, проводившим целые часы в увеселениях вместе со своими пленниками, пьянствовавшим и игравшим в карты, чтобы убить время до полуночи, когда полицейский поезд должен был дойти до Гленроэана. Как раз в полночь Керно уговорил одного из братьев Келли отпустить его и тотчас поспешил раздобыть фонарь и красный плащ.

Поезд опаздывал на два часа, и Керно удалось выставить свой сигнал об опасности перед длинным участком разобранных путей, где разбойники в то утро заставили попотеть железнодорожных рабочих.

Полицейский поезд и следовавший за ним состав с подкреплениями вовремя остановились. В последовавшей затем «битве у Гленроэна» вооруженные разбойники, несмотря на неравенство сил, четыре часа выдерживали осаду. Но битва могла иметь лишь один исход. Говорят, что Берн погиб в самом начале сражения. Дан Келли и Харт покончили с собой. Не участвовавшие в схватке узники бежали из гостиницы; а тяжело раненный Нед Келли едва не удрал верхом. Когда его нагнали, он понял, что ему пришел конец; на эшафот он взошел с бесспорным мужеством и видимым раскаянием.

Другие вожаки бандитских шаек преподали властям не один урок действиями своих сил разведки и шпионажа. Корсиканские бандиты Романетти, Спада и их многочисленные предшественники заставляли чуть не все население острова присматривать за жандармами и зажиточными людьми. Шпионаж поддерживал власть малайского «принца пиратов» Раги, который семнадцать лет господствовал в Макассарском проливе между Борнео и Целебесом. Этот морской разбойник, отличавшийся хитростью, умом и варварством, размахом и смелостью своих предприятий и полным пренебрежением к человеческой жизни, имевший своих шпионов повсюду, дал клятву не брать европейцев в плен и сдержал её. Он любил собственноручно рубить мечом головы капитанам захваченных кораблей; но после того как его пираты захватили в плен и перебили большую часть экипажа шхуны «Френдшип», правительство Соединенных Штатов отправило комендора Даунса на фрегате «Потомак», и принц Рага вместе с его вороватыми вассалами были уничтожены, а малайские форты взяты штурмом.

 

Глава двадцать шестая Конгресс в Берлине

Вокруг Берлинского конгресса 1878 года витал целый легион шпионов и осведомителей во главе со Штибером. Здесь были представлены и прочие великие державы, пославшие в Берлин агентов своих разведок. Однако одержать победу в этом состязании секретных служб довелось человеку, в сущности постороннему, и это явилось одной из ярчайших демонстраций разведывательной техники XIX века.

Штибер, работавший на Бисмарка, доказал превосходство своего искусства над Францией, Австрией и другими противниками. Но Анри де Бловиц оказался искуснее всех, не исключая Штибера и его «железного канцлера». Анри де Бловица, представителя лондонской «Таймс», многие тогда именовали величайшим газетчиком своего времени. А ведь это был героический период международного репортерства. И Бловиц явился на конгресс с твердым намерением показать его читателям не только с парадного, но и, так сказать, с черного хода.

Берлинский конгресс вообще должен был быть окружен глубокой тайной. Вопросы высокой политики всегда решаются сугубо конфиденциально. Бисмарк предложил перекроить карту Европы, что задевало жизненные интересы миллионов людей. Он приказал Штиберу облегчить проведение своих замыслов, а затем начал требовать от участников конгресса полного сохранения в тайне всего, что касалось его работы.

Во всех этих планах не учли только одно — существование Бловица. Он регулярно посылал своей газете ежедневные отчеты обо всем, что происходило на заседаниях конгресса, и увенчал свою деятельность тем, что «Таймс» получила возможность опубликовать текст Берлинского трактата в тот самый час, когда его подписывали в Берлине.

Бловиц не только перехитрил Бисмарка, но и посрамил Штибера. Ему удалось найти друга и сообщника в лице одного атташе, прикомандированного к конгрессу. С помощью этого друга каждый день по окончании заседания он узнавал содержание принимавшихся статей и другие данные; вооружившись столь важными фактами, Бловиц получил возможность составлять достаточно полные отчеты о ходе совещаний.

Чтобы сбить со следа Бисмарка и его агентов, Бловиц прибег к простой уловке. Он никогда не обменивался со своим сообщником документами, никогда с ним не встречался, никогда не показывал, что они вообще знакомы. Точно так же бумаги, предназначенные для Бловица, никогда не передавали посреднику или самому Бловицу в каком-то условленном месте. Оба просто ежедневно приходили обедать в один и тот же ресторан. У обоих были шляпы одного и того же покроя и приблизительно одинакового размера; уходя, они обменивались шляпами. В той, которую брал Бловиц, был обычно спрятан за подкладкой отчет о последнем заседании конгресса.

Умелые действия и профессиональная ловкость Бловица дали возможность широкой публике, несмотря на все препятствия, быть в курсе дел, обсуждавшихся дипломатами. Однажды тот же Бловиц помог самому конгрессу сделать удачный ход и предотвратить крупный биржевой крах.

Утром 22 июня 1878 года «Таймс» опубликовала соглашение, заключенное накануне вечером между Великобританией и Россией по болгарскому вопросу. Этот вопрос вызвал столько затруднений, что заседания конгресса пришлось отсрочить, и Дизраэли, то ли всерьез, то ли в виде демонстрации, заказал экстренный поезд, с которым собирался через день покинуть Берлин.

Его отъезд был равносилен катастрофе; весь Европейский континент, затаив дыхание, ждал сообщений; и репортер «Таймс» не обманул ожиданий своей публики.

Соглашение было подписано в полночь в пятницу 21-го числа, и стало известно в Лондоне в 6 часов утра следующего дня, а в остальной Европе — между 8 и 9 часами. Если бы Бловиц не связался столь быстро со своей редакцией, биржу охватила бы в субботу настоящая паника. Но быстрота, с которой он сумел выведать сокровеннейшие тайны Берлина и сообщить их по телеграфу в Лондон, предотвратила эту угрозу.

Говорят, знаменитый журналист нажил себе немало врагов среди английских джентльменов, рассчитывавших на возможный разрыв между Англией и Россией. Но все эти события были лишь прелюдией к кульминационному пункту его карьеры, посвященной главным образом тому, чтобы бить дипломатов их собственным оружием.

Конгресс вскоре должен был закрыться. Бловиц добыл и опубликовал Берлинский трактат за несколько часов до того, как документ милостиво представили вниманию публики.

— Если бы мне предложили выбор между орденами всего мира и трактатом, я выбрал бы последний, — сказал он как-то одному из делегатов конгресса.

— Но как вы рассчитываете получить этот документ?

— Мне стало известно, что князь Бисмарк весьма доволен опубликованным в печати текстом нашей последней беседы. Я намерен просить его отблагодарить меня сообщением текста трактата.

Дружественно настроенный к Бловицу делегат подумал и сказал ему:

— Не просите Бисмарка до тех пор, пока, не повидаетесь со мной. Завтра между часом и двумя я буду гулять по Вильгельмштрассе.

На другой день в назначенный час тот же делегат подошел к Бловицу и торопливо бросил ему на ходу:

— Приходите за день до закрытия конгресса. Обещаю вам вручить интересующий вас документ.

Слово свое он сдержал. Бловиц, со свойственным ему лукавством, продолжал осаждать Бисмарка просьбами выдать заблаговременно экземпляр трактата; ему отказывали на том основании, что такая льгота привела бы в бешенство прессу Германии. Таким образом он убедился, что трактат будет роздан всем представителям печати одновременно.

Накануне закрытия конгресса, вечером, уже располагая полным текстом, но, не имея вступления к трактату, Бловиц уговорил некоторых делегатов конгресса прочесть ему только что отредактированное вступление. Прослушав вступление один только раз, он запомнил его наизусть. После этого Бловиц покинул Берлин, не дожидаясь заключительного заседания конгресса. Чтобы усыпить своих подозрительных собратьев по перу, он показал им письмо Бисмарка с отказом и внезапный и неприличный отъезд объяснил не в меру чувствительным и оскорбленным самолюбием.

Полный текст все ещё хранимого втайне договора уже сходил с печатных машин «Таймс» в Лондоне, когда Бловиц, торжествуя, пересекал германскую границу. Бисмарк мог теперь сколько угодно рвать и метать, а агенты Штибера — нашептывать свои подозрения насчет предателя-делегата (которого, впрочем, так и не раскрыли). Анри де Бловиц блестяще выполнил свою задачу, эффектно разыграв последний эпизод своей разведывательной эпопеи.

 

Глава двадцать седьмая Разжалование Альфреда Дрейфуса

Дело капитана Дрейфуса было своеобразным антисемитским походом, организованным французским генеральным штабом. Его участники были не столько заговорщиками, сколько людьми, лишенными стыда и чести.

Свою предательскую аферу они смогли осуществить только с помощью фальшивок.

В 9 часов утра 15 октября 1894 года, в роковой понедельник, сожалеть о котором имело все основания целое поколение французов, Дрейфус явился в управление генерального штаба в Париже, по улице Сен-Доминик, № 10–14. Согласно приказу, он был в штатском и думал, что его вызывают по служебному делу. К удивлению Дрейфуса, майор Жорж Пикар, бросив несколько маловразумительных слов, провел его в кабинет начальника генерального штаба.

Там не оказалось ни начальника штаба Буадефра, ни его заместителя, генерала Гонза; зато, к возрастающему изумлению Дрейфуса, там находилась группа чиновников, включавшая в себя директора французской охранки Кошфера и некоего майора генерального штаба маркиза дю Пати дю Клама. Этот весьма недалекий офицер и напыщенный аристократ ни в коем случае не мог быть причислен к лицам, украшающим собою генеральный штаб. Эстет, писавший неудачные романы, любитель оккультизма и друг иезуитов, он имел сомнительное счастье быть первым обвинителем злополучного капитана.

В то утро 15-го числа дю Пати дю Клам сказал Дрейфусу:

— Генерал Буадефр будет здесь через минуту. Тем временем окажите мне услугу. Мне нужно написать письмо, но у меня болит палец. Не напишите ли вы его за меня?

В соседней комнате находилось полдесятка военных писарей, но Дрейфус, как человек корректный и услужливый, взял перо. Продиктовав на память две фразы, касавшиеся как раз той самой измены, которую намеревались приписать капитану, дю Пати дю Клам воскликнул:

— Что с вами? Вы дрожите!

На этой «улике» в дальнейшем было построено многое. Дю Пати дю Клам показал как свидетель в военном суде, что Дрейфус вначале действительно задрожал, но больше беспокойства не проявлял. Военные судьи признали важными обе детали. Если обвиняемый задрожал — значит, совесть у него была нечиста; перестал же он дрожать потому, что понял, в чем дело, и как закоренелый предатель, лишь умело скрыл свое волнение.

Дю Пати дю Клам считал этот факт неотразимой «психологической уликой» против Дрейфуса. Он встал и торжественно произнес:

— Капитан Дрейфус, я арестую вас именем закона. Вы обвиняетесь в государственной измене!

Дрейфус удивленно взглянул на своего обвинителя и не произнес ни слова. Он не оказал сопротивления, когда Кошфер с помощником подошли, чтобы обыскать его. Ошеломленный всем происходящим, он, заикаясь, начал протестовать, уверяя в полной своей невиновности. Наконец, он крикнул:

— Вот мои ключи! Идите ко мне и обыщите все! Я невинен!

Дю Пати дю Клам держал под папкой наготове револьвер. Он показал его Дрейфусу, и тот возмущенно крикнул:

— Ну, что ж, стреляйте!

Маркиз отвернулся и многозначительно проговорил:

— Не наше дело убивать вас.

Тогда Дрейфус с минуту глядел на оружие и как будто начал приходить к страшному выводу. Рука его уже поползла к револьверу, но внезапно он отдернул её, словно его обожгло.

— Нет! Я буду жить и докажу свою невиновность!

Все это время некий майор Анри из разведки прятался за портьерой. Когда отказ капитана Дрейфуса покончить жизнь самоубийством стал окончательно ясен, он появился на сцену, чтобы взять обвиняемого под стражу. Дрейфуса отправили в военную тюрьму на улице Шерш-Миди.

Арест и заточение артиллерийского офицера произведены были во плану антисемитски настроенных членов генерального штаба и «обоснованы» были ничем не подтвержденной догадкой Альфонса Бертильона, уже прославившегося изобретателя антропометрического метода. Догадка эта заключалась в том, что некий документ из 700 слов, не имеющий ни подписи, ни адреса, был написан рукой Дрейфуса. Этот документ, впоследствии получивший широкую известность под наименованием «бордеро», был чем-то вроде энциклопедии измен: в нем были перечислены пять планов, имеющих важное стратегическое значение, которые автор письма предлагал продать за большую сумму.

Дрейфус сидел в одиночке до 5 декабря, когда ему, наконец, разрешили пригласить к себе защитника и написать жене. Офицеры генерального штаба предупредили её и других членов семьи Дрейфуса, что они лучше всего обеспечат интересы арестованного, если не будут предпринимать ничего и согласятся хранить полное молчание. Они в точности последовали этому совету, хотя им не сообщили даже, в чем обвиняют капитана Дрейфуса.

Дрейфуса подвергали все новым допросам. В его доме произвели тщательный обыск, но число весьма хрупких улик отнюдь не возросло. Он был настолько поражен и ошеломлен всем происшедшим, что почти не защищался. Он только отрицал свою вину, вновь и вновь утверждая, что никогда и в мыслях не имел торговать военными тайнами.

Однако все данные, говорившие в пользу обвиняемого, старательно игнорировали; с точки зрения инициаторов всего дела это было просто необходимо, поскольку никаких улик, действительно заслуживающих внимания, ни разу приведено не было и вообще не существовало. Согласно германской версии этого печальной памяти судебного фарса, способ, каким злополучное «бордеро» попало в руки французов, в течение последовавших дипломатических переговоров описывался двояко. В одном случае указывали, что документ был получен обычным путем, что означало: извлечен из корзинки для мусора германского военного атташе во Франции полковника Макса фон Щварцкоппена. Это было ложью. Хотя уборщицу атташе подкупили и заставили регулярно передавать французскому секретному агенту содержимое корзины, она не могла получить таким способом «бордеро» хотя бы уже потому, что этот документ никогда не находился в руках Шварцкоппена. Истине соответствовало, очевидно, другое объяснение: документ сначала украли, и лишь потом подкинули.

За германским атташе следили; слежку поручили эльзасскому агенту Брукеру. Он так усердно занимался этим делом, что сумел даже вступить в близкие отношения с женой консьержа того дома, где жил полковник Шварцкоппен. В результате слежки и адюльтера всю переписку полковника тщательно просматривали.

Однажды Брукер натолкнулся на роковое «бордеро» и сразу сообразил, чего стоит такая находка. Захватив её, он немедля направился к майору Анри и потребовал крупного вознаграждения. Анри, вероятно, предпочел бы вовсе избавиться от столь взрывчатого документа, но Брукер в этом случае почувствовал бы себя обманутым. Кроме того, Анри не решился уничтожить «бордеро», поскольку Брукеру было известно его содержание. Таково первое звено той цепи, которой впоследствии с такой невероятной злобностью был опутан невинный человек.

Действительным, но так и не разоблаченным автором «бордеро» был офицер генерального штаба майор Фердинанд Вальсин Эстергази. Этот авантюрист был доверчиво встречен высшим французским офицерством, ему давали важные поручения. В 1881 году, например, его послали за границу. Его миссия, как почти все с ним связанное, носила тайный характер; его подозревали в шпионаже. Несмотря на это, в 1894 году, тринадцать лет спустя, он считался «звездой» французской разведки.

Майор нередко утверждал, что он потомок младшей ветви известной венгерской фамилии Эстергази, но доказательств этому не представил. Его родство и прошлое могли быть лишь предметом догадок; в будущем его ждали позор и нужда. Но во времена принесения Дрейфуса в жертву он жил весьма недурно, ибо полковник Шварцкоппен частным образом выплачивал ему по 12 000 марок в месяц. До того момента как Ив Гюйо разоблачил его в своей газете «Сьекль», Эстергази сумел передать германскому хозяину в копиях 162 важных документа. Но понадобились годы, чтобы французские военные власти позволили обратить внимание на факты, бесспорно свидетельствующие о предательской деятельности предприимчивого негодяя.

«Бордеро», найденное Брукером, было написано на особой бумаге. Она была очень тонка и легка и в парижских лавках не продавалась. Только один офицер пользовался ею как почтовой бумагой, и это был Эстергази. И только один офицер знал об этом — его коллега по разведке майор Анри. Но Анри хранил молчание.

Эксперт-графолог генерального штаба и Французского банка Гобер исследовал «бордеро» и сравнил его с многочисленными образцами почерка Дрейфуса.

— Они не тождественны, — утверждал он. Когда Бертильон начал ему возражать, генеральный штаб поспешно отказался от своего эксперта в пользу Бертильона.

— Что вы нашли, обыскав квартиру Дрейфуса? — спросил начальник генерального штаба.

— Дрейфус успел замести все следы, — уныло ответил маркиз дю Пари дю Клам.

— Как вел себя Дрейфус, когда вы в первый раз предъявили ему обвинение?

— Еврей побледнел.

— Сознался ли он?

— Он продолжает отпираться, но, сударь, в словах его не слышно правды.

Клика из генерального штаба, избрав себе жертву, всеми силами старалась не выпустить её из когтей, даже в обмен на действительного изменника.

Генерал Буадефр запросил Форзинетти, директора военной тюрьмы на улице Шерш-Миди.

— Поскольку ко мне обратились, — заявил Форзинетти, — я должен вам сказать, что, по моему мнению, вы на ложном пути. Дрейфус так же невиновен, как я.

Но эта точка зрения осталась неизвестной широкой публике.

В это же время германский посол граф Мюнстер старался довести до сведения различных государственных деятелей Франции, что «никто в посольстве, даже полковник фон Шварцкоппен, никогда ничего не знал и не слышал о капитане Дрейфусе».

Разумеется, и это заявление не было оглашено во французской печати.

Обвинительный акт по делу был состряпан по анонимным полицейским донесениям. Военный суд начался 19 декабря, продолжался четыре дня и шел все время при наглухо закрытых дверях.

Следующий эпизод хорошо показывает всю грубость процедуры. Один из свидетелей показал, что некое «уважаемое лицо», назвать которое от него не потребовали, сообщило ему, будто Альфред Дрейфус изменник. Это показание было торжественно занесено в протокол и произвело глубокое впечатление на всех семерых членов военного суда, из которых ни один не был, подобно обвиняемому, артиллерийским офицером.

Майору Анри, как специалисту по контрразведке, разрешили дать показание в отсутствие обвиняемого и защитника, так что ни Дрейфус, ни адвокат Деманж не могли знать, какая новая «улика» была выставлена против офицера, сидящего на скамье подсудимых.

После того как суд удалился для вынесения приговора, военный министр, генерал Мерсье, приказал представить восемь документов и одно письмо. Из этих документов лишь один имел отношение к Дрейфусу. Он представлял собой перехваченную шифрованную телеграмму, вероятно от Шварцкоппена к его начальнику в Берлин. Если бы французская расшифровка оказалась точной, невиновность Дрейфуса была бы полностью установлена. Не разрешив защите подробно ознакомиться с этой «уликой», судьи нарушили 101-ю статью кодекса военного судопроизводства. Но они намерены были осудить Дрейфуса, и, следовательно, это нарушение оказалось им на руку.

Суд признал капитана Дрейфуса виновным в том, что он «выдал иностранной державе или её агентам некоторое число секретных или доверительных документов, касающихся национальной обороны», и приговорил его к пожизненному заключению в крепости. Не считая эту кару достаточно суровой, суд постановил разжаловать Дрейфуса в присутствии всего парижского гарнизона.

Эта церемония состоялась утром 5 января 1895 года на плацу военной школы, на виду у построенных в каре войск и, как писал иностранный наблюдатель, «с обычной французской театральностью. С мундира Дрейфуса сорвали знаки различия, шпагу его переломили пополам и бросили наземь. За этим последовал унизительный марш вокруг всего плаца, причем Дрейфус чуть не на каждом шагу кричал: «Я невинен!», на что толпа отвечала воем, полным злобы и издевательства».

Самый драматический отчет об этом деле был напечатан «Оторите», газетой, необычайно враждебной к Дрейфусу. Ирония судьбы: именно этот злобный и предубежденный материал первым пробудил сочувствие к Дрейфусу за пределами Франции и даже вызвал тревожные сомнения в его виновности.

Задним числом был проведен закон, превративший каторжную колонию Кайенну во Французской Гвиане — так называемую «сухую гильотину» — в «крепость», в место пожизненного заточения Дрейфуса. Жене его, вопреки действовавшему во Франции законодательству, не позволили переселиться к мужу.

Дрейфус прибыл в эту колонию 15 марта; с месяц его держали в каторжной тюрьме, пока для него и его сторожей строились лачуги на одном из мелких островов залива. Это был приснопамятный Чертов остров, название которого, после дрейфусова мученичества, перешло на всю каторжную колонию. В сенях его лачуги днем и ночью дежурил часовой. Узнику приходилось самому варить себе пищу, стирать белье, убирать, и спички ему выдавали только по предъявлении пустой коробки.

В сентябре 1896 года был пущен слух, что он пытался бежать. На несколько недель беднягу заковали в двойные кандалы, а на острове усилили охрану.

С самого возникновения дела Дрейфуса и вплоть до дня объявления приговора его дело считалось относительно мелким и якобы интересующим лишь армейские круги. Но после ссылки «изменника» дело всколыхнуло широкую общественность и даже получило международный резонанс. Дрейфусары, т. е. сторонники капитана Дрейфуса, стали могущественной силой. Армейские заговорщики не хотели сдаваться. Франции угрожал пожар внутреннего конфликта.

1 июля 1895 года Жорж Пикар, тогда уже подполковник, был назначен главой разведки. Этот блестящий штабной офицер, самый молодой подполковник французской армии, подавал большие надежды.

Он получил в свои руки знаменитое «пти бле» — письмо, посланное по пневматической почте. По-видимому, письмо это было адресовано какому-то шпиону полковником Шварцкоппеном, который, по невыясненным причинам, порвал его, не отправив. Именно потому письмо, находившееся в руках у Пикара, было склеено из мелких обрывков, что весьма затрудняло не только проникновение в смысле написанного, но и самый процесс расшифровки. Пикар вчитывался в строки:

«Милостивый государь!

По затронутому вопросу я бы хотел вначале получить больше подробностей. Не сообщите ли вы мне их письменно? Тогда я решу, возможно ли продолжать отношения с фирмой Р., или нет»

Подписанное заглавным «С», о котором уже было известно, что это значок личного шифра Шварцкоппена, письмо было адресовано:

«Майору Эстергази 27, улица Бьенфезанс, Париж».

Пикар был поражен. Но его ожидала ещё большая неожиданность: начальники то и дело предостерегали его от дальнейшего расследования этой улики, поскольку она могла обелить Альфреда Дрейфуса.

Однако Пикар был не только штабным офицером, но и честным, упрямым и не думающим о своей корысти солдатом. Он не обращал внимания на предупреждения и продолжал гнуть свою линию. 16 ноября 1896 года его удалили из штаба и сослали в Тунис. Беспощадная война между невольными сторонниками Дрейфуса и его заклятыми противниками не только продолжалась, но и усиливалась.

В 1896 году произошли два события, которым суждено было оказать большое влияние на судьбу одинокого узника Чертова острова и его сторонника, сосланного в Тунис. Во-первых, в парижской газете «Эклер» 14 сентября появилась статья о необходимости пересмотреть дело Дрейфуса, поскольку он был осужден с нарушением 101-й статьи кодекса военного судопроизводства. Во-вторых, 10 ноября газета «Матен» опубликовала факсимиле «бордеро» с пояснением редакции. В этом пояснении подчеркивалось, что отныне все, располагающие образцом почерка Дрейфуса, должны раз и навсегда признать его автором «бордеро». Но разоблачение привело к довольно неожиданным для редакции результатам.

Брат ссуженного капитана Матье Дрейфус распространил ответные листовки и плакаты с фотокопией «бордеро», и Париж подошел ко второй главе этой судебной драмы: к обвинению Эстергази и Анри.

Порывистый ветерок, разметавший листовки Матье Дрейфуса по Парижу, превратился в шторм. Некий банкир Кастро, ведший дела Эстергази, увидел факсимиле «бордеро» и узнал почерк своего клиента. Пикару также удалось сообщить одному дрейфусару о фактах, возбудивших его подозрение против майора-авантюриста.

Все это частным образом довели до сведения вице-председателя французского сената Шерер-Кестнера. Пожилой и почтенный ученый, никогда не видавший ни Альфреда Дрейфуса, ни членов его семьи, Шерер-Кестнер взволновался: не была ли здесь допущена судебная ошибка? Он тайно занялся этим делом и потратил на него несколько месяцев.

30 сентября 1897 года Шерер-Кестнер посетил генерала Бильо, который сменил Мерсье на посту военного министра, и представил ему документальные доказательства предательских действий майора Эстергази. Такой ход сразу втянул в схватку французское правительство. Генерал Бильо досадливо отмахнулся от доводов Шерер-Кестнера. В ответ на это Матье Дрейфус направил 15 ноября военному министру открытое письмо, в котором называл Эстергази автором «бордеро» и, следовательно, изменником. 18-го числа «Фигаро» подбавила жару, опубликовав несколько сомнительного содержания писем, которые Эстергази написал некоей мадам Буланси.

Майор Эстергази с наглостью, присущей такого рода людям, потребовал расследования, а затем и военного суда. Армия судила его 10–11 января 1898 года и отвергла все обвинения. Председатель суда заявил, что с делом Дрейфуса покончено навсегда и что в данном случае решался лишь вопрос о том, виновен ли Эстергази. Торжественно оправданный авантюрист опять вернулся к своей роли избалованного любимца публики.

Что касается генерального штаба, на этот раз там избрали жертвой не Эстергази, а Пикара. В ноябре Пикара вызвали обратно, в Париж; но он твердо отказался свидетельствовать в пользу Эстергази, так как это было против его убеждений. Поэтому 13 января его судили, признали виновным в разглашении официальных документов и приговорили к двум месяцам заключения.

Но в этот день на арену выступил другой сторонник Дрейфуса, знаменитый романист Эмиль Золя, опубликовавший свое заявление «Я обвиняю!». Золя громил преступную военную клику, в том числе и Мерсье, и судей Дрейфуса, и Эстергази, и «экспертов»-графологов; он требовал их привлечения к ответственности за клеветнические действия.

В ответ Золя самого привлекли к суду, и его постигла такая же участь, что и Дрейфуса и Пикара. Его приговорили к годичному тюремному заключению и уплате штрафа. Золя подал апелляцию в верховный суд республики, и там, несмотря на давление властей, приговор отменили. После этого правительство и клерикальная пресса начали разнузданнейшую кампанию. Газеты называли судей, оправдавших Золя, подхалимами, развращенными трусами. Власть отдала распоряжение о новом пересмотре дела Золя. Золя вторично подал апелляцию и после этого, полагая, что усилия его ни к чему не приведут, покинул Францию и выехал в Англию. Приговор вынесли заочно. Но дальнейшие события вскоре показали, что принесенные им жертвы были далеко не напрасны. Сенсационный характер его процессов, добровольное изгнание и торжественное заявление Пикара: «Я могу доказать виновность Эстергази и полную невиновность Дрейфуса» толкнули Анри на решающий промах, который оказался весьма на руку дрейфусарам.

Встав во главе разведки, Анри решил, что его долг — окончательно подтвердить «вину» Дрейфуса. По его распоряжению была изготовлена фальшивка, которую он и вложил в «досье» Дрейфуса. Речь идет о прославившемся впоследствии документе, известном под названием «фальшивый Паниццарди».

Полковник Паниццарди был итальянским военным атташе. По его безобидным старым письмам и составили документ, «уличающий» Дрейфуса. Этот итальянский офицер якобы уславливался со своими германскими коллегами о том, что ни он, Паниццарди, ни Шварцкоппен ничего не должны говорить в Берлине или Риме об их сношениях с осужденным капитаном Дрейфусом.

Эту фальшивку можно было использовать и против Жоржа Пикара, которого считали ещё недостаточно наказанным за то, что он осмелился обвинить Эстергази. Пикара уволили из французской армии 26 февраля 1898 года. 13 июля его вновь арестовали, обвинили в подлоге и посадили в одиночку. Военный министр поручил капитану Кюинье (отнюдь не стороннику Дрейфуса) систематизировать все документы, относящиеся к этому делу. До тех пор они были известны только по фотокопиям, изготовленным Анри; что касается оригиналов, то к ним почти не прибегали.

Кюинье натолкнулся на главную улику, которую впоследствии назвали «фальшивым Паниццарди». Он поднес бумагу к свету и был поражен. Этот «документ» оказался грубой подделкой, состряпанной на бумаге двух разных сортов. Верх и низ письма, с подлинным обращением «Дорогой друг» и подлинной подписью Паниццарди, были на голубоватой бумаге; но середина листа, где находилась уличающая часть письма, против лампы отсвечивала красным.

Кюинье поспешил к военному министру, и тот дал ход делу, которому суждено было вызвать министерский кризис и его собственный уход в отставку.

Майора Анри тотчас же вызвали из отпуска. Орган Ива Гюйо «Сьекль» уже опубликовал сногсшибательные доказательства сношений Эстергази с Шварцкоппеном, а затем показания под присягой как германского атташе, так и Паниццарди, уличающие Эстергази в составлении «бордеро».

Анри призвал себе на помощь всю свою изворотливость, все свои связи, чтобы задержать катившуюся на него лавину. Но 30 августа 1898 года игра была проиграна. Обвинителем выступил сам военный министр.

Анри пытался от всего отпереться, свалить вину на Жоржа Пикара, но не выдержал и внезапно сознался, что был инициатором подделки письма Паниццарди.

На следующий день безнадежно запятнавший себя негодяй был найден в мертвым в своей камере: он перерезал себе бритвой горло. Эстергази бежал в Англию. Однако следствие против Пикара прекращено не было; 21 сентября ему предъявили обвинение в подлоге. Он не питал никаких иллюзий насчет намерений своих противников и в суде заявил:

— Вероятно, я в последний раз имею возможность говорить перед публикой. Пусть знает мир, что если в моей камере найдут бритву Анри, это значит, что меня умертвили!

Суд не решился вынести Пикару обвинительный приговор, но освобожден он был лишь 12 июня 1899 года.

К тому времени Дрейфуса вернули из Гвианы — и каких усилий стоило даже это скромное достижение! Как только вина Анри была установлена, а Эстергази разоблачил себя своим бегством, посыпались требования отменить приговор Дрейфусу. Как это ни невероятно, но стена могущественных предрассудков и тут дала себя знать. Дело о пересмотре, начатое в уголовной палате, провалилось; все же объединенная палата распорядилась о возвращении узника во Францию. И 3 июня 1899 года кассационный суд, высшая инстанция по пересмотру и апелляции, отменил приговор 1894 года и высказал мнение, что «бордеро» было написано Эстергази.

Дрейфуса судил военный суд в Ренне, чтобы военная иерархия могла «исправить свою ошибку».

Но у противников пересмотра оставалась в запасе ещё одна отравленная стрела — другая фальшивка, нелепое «аннотированное бордеро Вильгельма», документ, на полях которого якобы имелись пометки германского императора. На этом основании военный суд вторично признал Дрейфуса виновным со смягчающими обстоятельствами» и приговорил его к десяти годам тюрьмы. Через десять дней, 19 сентября 1899 года, он был помилован президентом Лубе. «Министерство защиты республики» Вальдека-Руссо опасалось революционных волнений в случав утверждения приговора; Дрейфус согласился принять помилование под условием, что за ним сохранено будет право доказывать свою невиновность.

В 1903 году он подал ходатайство о пересмотре своего дела; и, наконец, в январе 1906 года, через одиннадцать лет после первого осуждения, кассационный суд отменил приговор 1899 года и полностью реабилитировал Дрейфуса. Его вернули в армию с чином майора, наградили крестом Почетного легиона. В окончательном тексте приговора верховный трибунал Франции счел достойный отметить тот факт, что Дрейфус «изъявил намерение воздержаться от требования материального возмещения, на которое, по статье 446-й процессуального Кодекса, имел право».

Тот факт, что Дрейфус вначале был не оправдан, а амнистирован, избавил государственные власти от необходимости возбудить преследование против преступных свидетелей и судей. Но те, кто подвергся преследованию за попытки установить невиновность Дрейфуса, были формально оправданы и реабилитированы. Пикар, пострадавший даже больше Золя за разоблачение интриг генерального штаба, был восстановлен на службе в чине генерала. Когда Клемансо формировал свой первый кабинет, он сделал этого честного солдата военным министром.

Но на этом ещё нельзя поставить точку. Эмиль Золя умер в 1902 году, и французская палата, оказав ему запоздалую честь, постановила перенести его останки в Пантеон. Эта церемония происходила 4 июля 1908 года; и когда министр просвещения Думерг произносил свою речь, какой-то неуравновешенный субъект из толпы выхватил револьвер и в упор выстрелил в Дрейфуса, который отделался, к счастью, легкими ранениями.

На допросе покушавшийся, назвавший себя Грегори, заявил, что он стрелял не в Дрейфуса, а в «систему». В какую «систему»? Дрейфус, добровольно вышедший в отставку в 1909 году, спустя три года после своей реабилитации, никого не представлял и не делал никаких попыток спекулировать на своем всемирно известном мученичестве или своем полном оправдании.

Скорее уж Грегори, оказавшийся плохим стрелком, представлял поистине систему неистребимых предубеждений, ибо когда дело дошло до суда, французская юстиция вспомнила недавнее прошлое и быстро его оправдала.

Родные Дрейфуса в годы его осуждения подвергались форменному бойкоту. Особенно это сказалось на молодом поколении. В 1894 году два старших сына его брата Жака, готовившиеся в Париже к поступлению в Политехническое и Сен-Сирское военные училища, вынуждены были отказаться от военного поприща. Других двух сыновей буквально затравили в Бельфорском лицее и вынудили его покинуть.

И все же два года спустя, когда почти всякий во Франции, имевший несчастие носить фамилию Дрейфуса, менял её в законном порядке, этот решительный человек вызвал к себе двух других сыновей, достигших призывного возраста, и сказал им: «Вы покинете отчий дом и больше в него не вернетесь. Вы поедете во Францию, где вашу фамилию презирают, но сохраните её. В этом ваш долг. Ступайте».

Когда разразилась мировая война 1914–1918 годов, Альфред Дрейфус тотчас же вернулся в армию, был произведен в бригадные генералы и назначен командующим одним из парижских фортов в предместье Сен-Дени. К концу войны его произвели в следующий чин и сделали командором ордена Почетного легиона.

 

Глава двадцать восьмая Дело Лажу

Дело Дрейфуса и связанные с ним события привели ко многим радикальным переменам в военных кругах Франции. Это относится, в первую очередь, к проведенным ещё до мировой войны 1914–1918 годов реформам в генеральном штабе и в разведке. Но пока существовал лагерь антидрейфусаров, с реформами не торопились. Дело секретного агента Лажу не удостоилось того внимания, которого заслуживало. Произошло это главным образом потому, что одновременно с ним развертывалось дело Дрейфуса, приковавшее к себе все внимание широкой публики. Впрочем, Лажу не имел ничего общего с Дрейфусом. Это был ловкий интриган типа Анри — Эстергази.

Лажу прослужил десять лет во французской армии, принимал, участие в трудной тунисской кампании и дослужился до унтер-офицерского чина. В 90-х годах прошлого века он находился в почетной отставке и жил в Брюсселе без дела и без денег. В ту пору в бельгийской столице проживал Рихард Кюрс, глава «экспедиции», посланной германской секретной службой. Сведя в кафе случайное знакомство с Лажу, он стал льстить ему, желая завербовать отставного французского унтер-офицера в германские шпионы. Лажу не стал скрывать, что весьма нуждается в деньгах, и намекнул на свою готовность быть полезным. Кюрс сделал ему выгодное предложение, и француз согласился его принять. В тот же день он послал французскому военному министру письмо, в котором изложил предложение Кюрса и добавил: «Если вы одобрите, я буду поддерживать контакт с этим типом и запоминать все, что он станет говорить или спрашивать; может быть, мои сведения вам пригодятся».

Разумеется, это значило сделаться агентом-двойником, что влекло за собой двойной доход. Если все пойдет нормально, можно жить припеваючи. Но ему нужно было угодить Рихарду Кюрсу — лучшему помощнику Вильгельма Штибера, какого только сумела отыскать германская разведка. Чиновники французской разведки, с которыми он сотрудничал, впоследствии отдали должное его проницательности.

Когда начальник генерального штаба дал свое согласие, Лажу записали в «отдел статистики»; на той же неделе он стал официальным агентом французского и германского шпионажа, иначе говоря, двойником. Кюрс платил щедро, но требовал за свои деньги отдачи. На французского «предателя» градом сыпались анкеты, заключавшие в себе весьма опасные вопросы. Они касались французских укреплений, мобилизационных планов, проверенного, но ещё не принятого в армии вооружения и многих других секретов. И Лажу оставалось либо давать правдоподобные ответы, либо утратить доверие германского шефа.

Ответы, которые он передавал в Брюсселе, составляли в штабе французской разведки и неизменно представляли на одобрение начальника генерального штаба и его заместителя. Так как при этом приходилось выдавать Кюрсу немало верных сведений, чтобы он не раскрыл всей махинации, игра, которую вели французские офицеры, в известной степени граничила с изменой. На основании французского закона, карающего за выдачу иностранной державе или её агентам секретных или конфиденциальных документов, касающихся национальной обороны — то самое обвинение, которое было выдвинуто против Дрейфуса, — любой из этих «игроков» мог угодить в Кайенну.

Три года выдерживал Лажу этот маскарад. Чуть ли не каждую неделю получал он список вопросов и быстро на них отвечал. Таким образом, германская разведка как будто могла поздравить себя с получением самой свежей информации; а работники французской контрразведки посмеивались, уверенные, что водят противника за нос.

«По мере того как вопросы становились все более конкретными, давать на них ответы, которые поддерживали бы обман и не вызывали подозрений, становилось все труднее», — признавалось впоследствии Второе бюро французского генерального штаба. «Лажу, как доверенный агент иностранной державы, собрал массу ценных данных о военном деле и шпионской системе этого государства (Германии), которые и сообщил нам. Когда противная сторона заметила, что ответы становятся все более туманными, и одновременно несколько её агентов во Франции были арестованы, Лажу перестали доверять».

Несмотря на почти шестилетнюю преданную службу и отличные аттестации. Лажу пришлось уйти, потому что он слишком много знал. Вдобавок, всегда существовало опасение, что он двойной шпион, решивший работать не на французов, а на ловкого и щедрого Кюрса.

Поэтому Лажу предложили смириться со вторым почетным увольнением из французской армии. Он мог рассчитывать на единовременную выплату в размере трехмесячного оклада, но в дальнейшем должен был устраиваться сам, причем его бывшие начальники выразили горячее желание, чтобы он ничего не рассказывал, ничего не писал и вообще стушевался. Ему недвусмысленно дали понять, что о возвращении в секретную службу не может быть и речи. Никто не подумал пристроить Лажу куда-нибудь в тихое местечко или хотя бы уволить с пенсией.

Как раз в это время Пикар был отправлен в Тунис (это было 16 ноября 1896 года), и Вторым бюро заведывал майор Анри. Ему не давало покоя, что Лажу известно кое-что, могущее причинить неприятности ему самому и другим высоким чинам разведки. А когда Анри беспокоился, он был способен, как мы видели, на самые безрассудные и злобные поступки. Руководимый им отдел, столь многим обязанный Лажу, занялся гнуснейшим шантажем и клеветой. Лажу изображали лгуном, пьянчугой и жадным вымогателем. В Брюсселе в его квартиру, пользуясь отсутствием хозяина, проник французский агент и выкрал его личные бумаги. Это было сделано для того, чтобы, изъяв некоторые подлинные документы, лишить Лажу возможности писать разоблачающие мемуары. После этого Лажу арестовали, применив хитрость. Два полицейский агента явились к нему якобы для сопровождения на свидание с генералом Буадефром, с которым он как раз перед тем говорил по телефону. Лажу согласился и был препровожден в учреждение, оказавшееся приютом для умалишенных. Здесь Лажу продержали неделю, но отпустили, поскольку врачи признали его совершенно нормальным. Тогда он бежал в Геную; но французы постарались сделать его пребывание в Италии невыносимым.

Наконец, после переговоров, в которых крупную роль сыграли угрозы с одной и страх с другой стороны. Лажу убедился, что самое лучшее для него — взять предлагаемый билет третьего класса до Южной Америки. Майор Анри, у которого на совести были драма Дрейфуса, травля Пикара и ряд подлогов для спасения изменника Эстергази, не сумел найти предлога для ссылки Лажу в Кайенну. Но когда в конце 1897 года бывшего шпиона посадили в Антверпене на пароход, шедший в Бразилию, начальник французской разведки и его клевреты знали, что делают.

Аккредитованные шпионы

Под именем «аккредитованных шпионов» в истории мировой секретной службы имеются в виду главным образом военные атташе. Мы уже писали об интригах и преступлениях Шварцкоппена и Эстергази, столь трагически отозвавшихся на судьбе Дрейфуса. Усердно занимались шпионажем и военные атташе царской России. Полковник Занкевич, русский военный атташе в Вене, был популярен в обществе, но его изобличили в подкупах и шпионаже. Прямого повода к аресту полковника найти, однако, не удалось. Тогда на одном из придворных балов австрийский император Франц-Иосиф намеренно оскорбил его демонстративной неучтивостью. Занкевич понял это как намек, что он разоблачен, и в течение недели устроил так, что его отозвали.

Полковник Базаров, военный атташе царя в Берлине, в 1911 году подкупил столько чиновников в картографическом отделе германского военного министерства, что ему предложили под угрозой ареста покинуть Германию в шесть часов. Его предшественник полковник Михельсон был удален таким же образом и по той же причине.

Военные атташе других европейских держав также были «аккредитованными шпионами». В 1906 году итальянец майор Дельмастро весьма скомпрометировал себя и вынужден был покинуть Вену. Прикомандированный к турецкой армии лорд Китченер — тогда ещё майор — тайно чертил великолепные карты Сирии и Палестины, которые впоследствии принесли большую пользу в походах генерала Алленби. Британские офицеры, похоже, заразились штиберовской страстью к шпионажу. Троих из них — Тренча, Брандона и Бертрама Стюарта — поймали и осудили в Германии.

 

Глава двадцать девятая Посланцы к Гарсии и Агинальдо

Война с Испанией для американцев, которые её желали и выиграли, свелась к четырем сражениям: двум сухопутным и двум морским. Операции разведки, или военной секретной службы, были во всем под стать этой войне. Правительство США понимало, что вооруженное столкновение неизбежно, сколько бы Мадрид ни извинялся за таинственную трагедию с американским броненосцем «Мэн», на котором произошел загадочный взрыв во время стоянки в порту Гаванны. Полковник Артур Вагнер вызвал к себе подчиненного, первого лейтенанта 9-го пехотного полка и питомца военной академии в Уэст-Пойнте Эндрю Саммерса Роэна и сказал ему, что военное министерство желает вступить в контакт с генералом Гарсией (Каликсто Гарсия-и-Инигес), вождем кубинских повстанцев.

Роэн написал книгу «Остров Куба», весьма искусно составленную по подлинным источникам, ибо по ней не видно было, что сам он на Кубе не бывал. На него возложили трудную задачу. Ему предстояло разыскать Гарсию, установить численность повстанческих отрядов, узнать, в каких припасах они нуждаются, каков у Гарсии план кампании, каковы настроения его сообщников, намерен ли он сотрудничать с американской армией вторжения. Встреча состоялась 13 апреля 1898 года, за двенадцать дней до фактического объявления войны.

Миссия Роэна была исключительно опасна. Мало того, что он должен был забраться в дебри тропиков, — он должен был также узнать все, что возможно, о силах испанцев. Облачившись в штатское платье, он первым делом отправился в Кингстон, на Ямайке, где установил ценнейшие и тайные связи с некоторыми изгнанными кубинскими патриотами. Тридцать шесть часов отнял у него переезд с Ямайки на Кубу на рыболовном суденышке некоего Сервасио Сабио. Дозорная испанская канонерка остановила Сабио, но тот спрятал Роэна и умело прикинулся одиноким рыбаком, которому не повезло с уловом.

Пока все шло хорошо, и 21 апреля — в тот самый день, когда Соединенные Штаты объявили войну, Роэн начал вторжение своей тайной высадкой в бухте Ориенте. Здесь его ждали кубинцы-проводники. Поход в джунгли отнял шесть суток — гнилая вода, страшный зной, насекомые, многочисленные испанские патрули сильно осложнили путь. Но лейтенант Роэн, не имевший при себе никакого послания к Гарсии, кроме устных инструкций старшего офицера, добрался до лагеря генерала Рио, получил коня и кавалерийский эскорт и отправился на свидание с Гарсией, который осаждал город Баямо.

Когда американский офицер убедил вождя повстанцев, что он не самозванец, Гарсия заявил ему, что его войско нуждается в артиллерии, снарядах и современных винтовках. Потребность эта была столь велика, что Гарсия заставил измученного американского офицера уже через шесть часов отправиться в обратный путь; теперь Роэн с тремя членами штаба Гарсии, направлялся к северному побережью Кубы. Путешествие сквозь лесные дебри отняло пять суток и было весьма тяжелым; испанские дозоры шныряли повсюду, и передвигаться приходилось главным образом ночью. Наконец, они добрались до берега и разыскали припрятанную лодку; та была так мала, что одному из кубинцев пришлось вернуться. Вместо парусов в ход пошли мешки, но все же троице удалось ускользнуть от патрульных судов и выдержать сильный шторм. Они доплыли до Нассау, два дня пробыли в карантине ввиду угрозы желтой лихорадки, а затем, благодаря вмешательству американского консула, с большими удобствами переправились в Ки-Уэст.

За эту необычайно успешно выполненную секретную миссию Роэна произвели в капитаны. В дальнейшем он с отличием служил на Филиппинах и получил орден за доблесть, проявленную при атаке горы Судлон. Из Ки-Уэста он поспешил в Вашингтон, где его подвиг отметили публичной похвалой. Но так как он был офицером регулярных войск, участвовавших в войне, носившей главным образом морской характер, его заслуги как секретного агента были оставлены без должного внимания. Лишь двадцать четыре года спустя, в 1922 году, благодарное отечество наградило этого офицера «Крестом за выдающуюся службу».

Когда Фицхью Ли, американский генеральный консул в Гаване, и капитан американского корабля «Мэн» Чарльз Сигсби давали показания перед комиссией Конгресса, каждый подчеркнул, что, по его мнению, за взрыв на американском броненосце ответственны испанские чиновники. После этого морской атташе испанской миссии лейтенант Рамон Карранса вызвал обоих на дуэль, которую, впрочем, запретили. После этого испанскому посланнику вручили паспорта, и он выехал в Мадрид через Канаду; Каррансу же оставили якобы для ликвидации дел миссии. В действительности ему поручили заняться шпионажем.

Американские власти, впрочем, сразу об этом догадались. Агенты секретной службы министерства финансов оставили на время преследование фальшивомонетчиков, чтобы заняться контрразведкой. Их первой целью стал снятый Каррансой дом на Таппер-стрит в Монреале. Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь из агентов — под видом монтера газовой сети, инкассатора, коммивояжера, страхового агента — не проникал в этот дом и не перекидывался с испанским лейтенантом парой слов.

Натурализовавшийся в Америке англичанин, некий Джордж Даунинг, он же Генри Ролингс, первый поддался денежным «чарам» Каррансы. Американский агент снял комнату в отеле, смежную с той, которую в Торонто занимал испанец; и ему удалось подслушать разговор, сводившийся к вербовке Даунинга, бывшего писаря на американском броненосном крейсере «Бруклин». За этим шпионом следили от Торонто до самого Вашингтона. Агенты секретной службы знакомились с ним в поездах; они добыли образцы его почерка. Даунинг, теперь именовавший себя Александром Кри, явился в морское министерство вскоре по прибытии в столицу Америки, недолго побыл там, затем вернулся в свой пансион и оставался в нем около часа. Выйдя оттуда, он сдал на почту письмо, которое было прочитано контрразведчиками, едва почтмейстера ввели в курс дела. Письмо было датировано 7 мая 1898 года, адресовано Фредерику Диксону, 1248 Дорчестер-стрит, Канада, Монреаль; оно не было зашифровано, но содержало в себе сообщение о том, что управление флота «шифрованной депешей» приказало крейсеру «Чарлстон» следовать из Сан-Франциско в Манилу с 500 матросами и всем необходимым для ремонта в эскадре командора Джорджа Дьюи. Далее указывалось, что в 3 часа 30 минут от Дьюи получена ответная депеша, которая расшифровывается.

Ввиду столь неопровержимых доказательств шпионажа был выдан ордер и последовал арест Даунинга. Бывший писарь отнесся к своему положению со всей серьезностью, какой оно заслуживало, отказывался говорить с кем бы то ни было и три дня провел в глубокой задумчивости. Улучив момент, он повесился в своей камере.

Таким образом, энергичный морской атташе Испании пока что не получил сколько-нибудь важных сведений; но денег у него ещё хватало, и он готов был щедро вознаграждать «нейтральных» помощников. Он собирался навербовать канадцев или англичан с военным опытом, перебросить их в Соединенные Штаты под видом безрассудных авантюристов, с тем чтобы они записались добровольцами в американскую армию, а затем передавали сведения Диксону или по какому-нибудь другому «явочному» адресу. Ежедневные донесения о численности, снаряжении, подготовке и духе американских войск стоили, конечно, обещанных им наград. По прибытии с войсковыми соединениями на Кубу или Филиппины его агенты должны были бежать. Каждому из этих потенциальных дезертиров было выдано простенькое золотое кольцо с надписью по внутреннему краю: «Конфиенса Августина»; стоило лишь предъявить такое кольцо местному испанскому командиру — и радушный прием был обеспечен.

Когда и эта попытка вербовки агентов не удалась, Карранса, ненавидевший Америку, решил прибегнуть к типично американскому средству: он обратился в частное сыскное агентство. Здесь ему удалось заполучить двух молодых англичан, известных как Йорк и Элмхерст. Оба сидели без работы и без денег. Представители агентства накормили их до отвала, напоили допьяна, а затем с гордостью представили испанцу. Протрезвев, они несколько неожиданно для себя убедились, что обязались работать в качестве шпионов. «Йорк» тотчас же поспешил доложить о случившейся беде бывшему командиру; он вообще не хотел шпионить. Агенты Каррансы, поняв, что «Йорк» отлынивает от своих новых обязанностей, стали следить за ним и даже, на всякий случай, хорошенько его поколотили. Тогда он уехал из Канады на первом же пароходе, перевозившем скот, но перед этим отдал приятелю для возврата в кассу железнодорожный билет, а также кольцо с условной надписью. А приятель все это сдал американскому консулу, который немедленно известил Вашингтон.

После этого контрразведка стала особенно зорко следить за молодыми рекрутами-англичанами, носящими новенькие перстни. Было отдано также распоряжение следить за всеми телеграммами, посылаемыми из Торонто и Монреаля или получаемыми там в телеграфных конторах близ военной базы или лагеря новобранцев. В Тампе пожелал записаться в армию некий «Миллер». Его заявление задержали, а тем временем секретная служба узнала, что он посылал телеграмму в Монреаль. Ответ на неё был перехвачен. Он гласил.

«Сегодня перевести денег по телеграфу не могу Переезжайте в какое нибудь другое место и оттуда телеграфируйте Немедленно и подробно сообщите об акциях По получении вышлю телеграфом деньги и инструкции»

Телеграмма была подписана: «Сиддолл». Американские агенты вскоре нашли канадского буфетчика Сиддолла, который сознался, что «ссудил» свою фамилию за плату частным сыщикам, работающим по заданию Каррансы. «Миллера» взяли по стражу; из найденных при нем документов выяснилось, что его фамилия Меллор.

Приблизительно в то же время в Тампу явился молодой «Элмхерст», которому удалось записаться в один из американских полков. Но «Йорк», которого убедили вернуться в Англию, скомпрометировал его, дав показания об их совместных похождениях в Канаде, благодаря чему будущего шпиона перевели из малярийного лагеря Тампы в более здоровые, хотя и тесные камеры форта Макферсон. Здесь он сидел до конца войны, когда его выпустили и выслали. Меллор же, никогда по настоящему не действовавший в качестве шпиона, поплатился жизнью: он сунулся во Флориду и там в тюрьме умер от тифа.

Письмо, адресованное ему Каррансой, было перехвачено агентом Рольфом Редферном (впоследствии видным работником секретной службы, заведывавшим её бостонским бюро). Карранса упрямо продолжал борьбу, смахивавшую на единоборство. Без сомнения, некоторые из его наемников кое-что смыслили в шпионаже; тем не менее ничего или почти ничего существенного к нему в руки не попало, ничего важного он не сумел передать через Мадрид испанскому командованию. В конце концов по настоянию канадских властей Каррансе пришлось убраться в Европу.

Единственный американский агент, которому поручено было попытать счастья в Испании, был техасцем испанского происхождения, окончившим военную академию в Уэст-Пойнте Он прибыл в Мадрид в мае 1898 года под именем Фернандес дель-Кампо, разыгрывая богатого мексиканца, открыто сочувствующего испанцам.

Остановившись в лучшем отеле испанской столицы, он ничего не предпринимал и не показывал рекомендательных писем, но просто выражал свою неприязнь к «янки» и давал понять, что его визит в Мадрид будет непродолжительным. Члены модных клубов, военные, чиновники встречались с ним, принимали его приглашения; он устраивал им пышные банкеты и проигрывал в карты со спокойствием хорошо воспитанного и богатого человека.

Его интересовал Кадикс; но он отказался от рекомендательных писем к губернатору этого порта и к адмиралу Камаре. Между тем целью его миссии было наблюдение за медленно снаряжавшимся флотом Камары. Тактика сдержанной сердечности, подкупившая Мадрид, была по достоинству оценена и сливками кадикского общества. Наконец, он встретился с губернатором; ему оставалось сделать ещё один шаг: получить приглашение на обед от Камары. Чтобы отобедать у адмирала, надо было попасть на быстроходный корабль, который испанское правительство совсем недавно купило у «Северогерманского Ллойда» И он сделал этот шаг. Находясь на борту, американский шпион подслушал разговоры офицеров, жаловавшихся на дурное состояние корабля. Германская компания сбыла судно, которому следовало бы дать название «Берегись, покупатель».

— Когда же вы отплываете, чтобы задать взбучку проклятым «янки» — спросил мексиканец.

— Увы, отплыть мы сможем только через шесть недель. Дел ещё много.

Секретный агент держал себя так, что его волнение было истолковано, как знак сочувствия испанцам Ему пришлось объяснить, почему в данном положении отсрочка была неизбежна. Его повели по кораблю, ранее принадлежавшему немцам, и он постепенно составил себе представление о степени вооруженности всего флота, о количестве боеприпасов и состоянии снабжения со складов. В дальнейшем ему удалось обследовать доки и арсенал Кадикса Он узнал даже то, что хотя при отплытии Камара получит запечатанный приказ, ему поставлена вполне определенная задача: нападение на Филиппины и уничтожение крейсерской эскадры Дьюи.

Это и были те самые важные сведения, за получением которых он прибыл в Испанию. Города Америки, от Бостона до Саванны, все ещё трепетали в ожидании испанского рейда и бомбардировок. Но страхи эти были необоснованы: Куба была блокирована гораздо более сильным американским флотом, крейсеры адмирала Серверы заперты в порту Сант-Яго, а Камара начинал свой рейд в нескольких тысячах миль от Северной Атлантики.

Говорят, американского шпиона пригласили в шлюпку испанского адмиралтейства, чтобы сделать свидетелем отплытия испанской «армады» Дружески расположенный к нему морской офицер показывал ему устройство новейших орудий и усовершенствованных торпедных аппаратов, поставленных на реконструированных судах. Вскоре после этого «мексиканец» неосмотрительно ослабил конспирацию и неосторожными действиями навлек на себя подозрения полиции. Он ежедневно посылал телеграфные донесения в Вашингтон — вероятно, через Париж или Лондон, — и его могли поймать на этом. Обнаружив, что полицейские агенты следят за его отелем, он уложил вещи, отослал их на пароход, уходивший в Танжер, уплатил по счетам, вышел черныму ходом и благополучно достиг порта.

Благодаря предприимчивости этого агента американское морское министерство получило полную информацию о флоте Камары, вплоть до количества угля в бункерах каждого из его судов. Этого шпиона, по его благополучном возвращении в Вашингтон, негласным образом почтили за успешно выполненную миссию.

Когда Соединенные Штаты помирились, наконец, с испанским правительством, то уступило победителю все 7 083 филиппинских острова. Мадриду уплатили около 20 миллионов долларов за улучшения, проведенные на архипелаге за три века летаргического состояния этой территории, но в придачу американцы бесплатно получили восстание туземцев.

Этот печальный эпилог «гуманной интервенции» мог длиться до тех пор, пока у восставших было отважное и умелое руководство Генерал Эмилио Агинальдо являлся душой восстания и большим мастером партизанской тактики. Обуздать его можно было только умелыми действиями военной разведки. Решающий ловкий ход в этом направлении сделал молодой американский офицер, числившийся в полку канзасских волонтеров.

Фредерик Фанстон не получил военного образования в Уэст-Пойнте, но у него был нечто такое, чего не может дать никакая учеба: изобретательный ум, любовь к приключениям, умение командовать и… рыжие волосы. Несмотря на цвет своих волос (филиппинцы сплошь брюнеты), этот солдат сумел замаскироваться под туземца и с несколькими товарищами, также замаскированными, отправился в путь по бездорожью лесных дебрей Лусона. Он поставил себе целью совершить внезапный набег на ставку Агинальдо, расположенную в глубине острова, и захватить его в плен. Это смелое предприятие увенчалось полным успехом.

Началось обратное путешествие, полное нескончаемых опасностей. Спасаясь от преследователей, которым был знаком каждый шаг на пути отступления смельчаков, переходя вброд или переплывая реки, находясь под угрозой пуль и отравленных стрел, ядовитых змей и насекомых, Фанстон и его спутники благополучно доставили своего пленника в ставку американской армии Пленение Эмилио Агинальдо действительно решило судьбу восстание и привело к тому, чего едва ли могли бы до биться десять генералов и сорок полков за год кровавой и дорогостоящей войны с партизанами.

 

Глава тридцатая Война в Южной Африке

В период покорения бурских республик Южной Африки организация британской разведки и секретной службы ничем не походила на современную. И все же британская разведка многим обязана южноафриканской кампании и ещё большим — опыту работы в Индии и других странах Востока.

Хотя и буры и англичане предвидели возможность войны, начало военных действий застало имперское правительство и его вооруженные силы совершенно неподготовленными как в отношении разведки, так и в других отношениях. С началом англо-бурской войны деятельность разведки постепенно расширялась. В августе 1900 года английский лейтенант артиллерии был захвачен в плен разведчиками буров, судим и расстрелян за шпионаж. Другие аресты носили столь же случайный характер. Воспоминания Уинстона Черчилля и покойного Ричарда Хардинга Дэвиса, участвовавших в той войне в качестве военных корреспондентов, показывают, что ни характер страны, ни темперамент буров не способствовали развитию широкой и систематической контрразведки.

Ценнейшие услуги в разведке и организации шпионажа оказывало обеим сторонам местное население. Англичане нанимали кафров и зулусов, главным образом специалистов по угону скота в пограничных районах, которые умели ловко и незаметно просачиваться через линии буров. Донесения, доставлявшиеся туземными гонцами, часто писались своеобразным шифром — на языке хинди, но латинскими буквами. Их писали на крохотных клочках бумаги, скатывали в миниатюрный шарик, который вдавливали в ямку, высверленную в палке, причем отверстие заделывалось глиной. Другие африканцы, шпионившие для англичан, вечно курили и носили с собой запасную трубку, в чашечке которой под табаком прятали донесение Если им угрожал плен, они быстро закуривали запасную трубку и уничтожали улику.

Туземцы германской юго-западной Африки, состоявшие на службе у разведки, прибегали к другому методу. Смяв бумажку в крохотную пилюлю, они завертывали её в свинцовую фольгу, употребляемую для упаковки чая. До полудюжины таких самодельных блестящих бусинок болталось на шнурке, обвивавшем шею. В случае опасности гонцу стоило только уронить ожерелье наземь, где оно могло незамеченным остаться среди камней. Хорошо запомнив место, его владелец мог вернуться за ожерельем, когда опасность миновала.

Сигнализируя огнем и дымом костров — прием, давно известный и североамериканским индейцам, — африканские туземцы держали англичан в курсе передвижений и численности отрядов противника. Роберт Баден-Пауэлл, защитник Мэфекинга, воздал должное талантам зулуса Яна Гротбома, оказавшего большую помощь английской секретной службе. Знаменитый проводник и охотник постоянно поддерживал связь с европейцами, носил европейское платье и бегло говорил по-английски. Это был вполне надежный человек, мужественный и лукавый. Английский начальник Гротбома использовал его неистощимую изобретательность в самых сложных и опасных операциях.

Организованная система секретной службы неизвестна была ни в Трансваале, ни вообще в Южной Африке, пока министром иностранных дел республики буров не стал доктор Лейдс. Служба, возникшая под его покровительством, представляла собой любопытное подражание многим европейским разведкам. И через несколько лет стала не только самой сложной и дорогостоящей из всех разведок мира, но, кажется, и наихудшим образом управляемой. Агенты, нанимаемые на работу, располагали лишь весьма скромным опытом полицейских осведомителей; ни уменья профессионала, ни энтузиазма любителей в их среде искать не приходилось.

Доктор Лейдс не только сам не брался толком за руководство секретной службой, но и не выдвинул вместо себя какого-нибудь компетентного работника. Одно время в республике буров насчитывалось не менее одиннадцати отдельных организаций, причем каждая номинально имела свое главное бюро разведки, шпионажа и пропаганды и управлялась особым начальником. Хищения и взятки были неизбежны. В результате междуведомственных интриг и мелкой мстительности на одно расследование была затрачена сумма в 5000 фунтов стерлингов — около трети всех средств, которые ассигновала в том же году (1896) на свою знаменитую военную разведку Германия.

До 1899 года Лейдс многому научился на опыте и на своих ошибках. Деньги растрачивались по-прежнему, но получаемые результаты были уже не столь малозначительны.

Первым агентом, которого Лейдс послал в Лондон, был Реджинальд Стэтхем, англичанин, долго живший в Трансваале и Натале. Его высокооплачиваемые обязанности заключались в том, чтобы «следить» за британской прессой. И когда он стал известен в Англии как оплачиваемый сторонник буров, всякой его полезности пришел конец.

Сумев завербовать более искусных разведчиков, Лейдс в конце концов обзавелся частным корреспондентом в каждом большом городе Европы. Жалованье всем платили через один из европейских банков, а сообщения, посылавшиеся Лейдсом из Трансвааля, были составлены в такой невинной форме, что могли усыпить любую бдительность. В конце концов доктор Лейдс научился руководить своими агентами, обращаясь с каждым так, как если бы тот был незаменимым, и в итоге создал эффективную секретную службу.

Но это не могло предотвратить конфликта, который стоил бурам их независимости.

В десятилетия, последовавшие за Англо-бурской войной, хорошо организованная секретная служба осуществляла строгий, хотя и тайный надзор за прославленными алмазными приисками и в меньшей степени за золотодобывающей промышленностью Витватерсранда и смежных округов. Защищая интересы грандиозной алмазной монополии, эта служба издавна мобилизовала признанные таланты для ведения неумолимой войны с разношерстной ордой шпионов, агентов, контрабандистов и завзятых авантюристов братства НПА — «Независимых покупателей алмазов».

Африка — черный континент, если не в географическом, то в расовом отношении; вот почему уместно отметить, что лучшими шпионами и агентами разведки в ту пору были (а в некоторых районах и сейчас являются) туземные колдуны. Этих лукавых чернокожих кудесников широко использовали и англичане, и буры. Успех предсказаний колдуна всецело зависит от его наблюдательности, пытливости и умения незаметно выуживать нужные сведения. Окруженный почетом, соединяя в себе обязанности и прерогативы врача, юриста и жреца, африканский колдун знает множество сплетен, слухов и вообще разнороднейших сведений. Репутация его зависит от умения запоминать все это и использовать в нужный момент. А это почти все, что нужно для военной разведки.

 

Глава тридцать первая Шпионы Страны восходящего солнца

С беспримерным рвением и быстротой японцы навели западный лоск на свою азиатскую цивилизацию; но ни в чем они не проявили столько рвения и способностей к подражанию, как в организации вполне современной системы политической полиции и военной секретной службы. Разведывательные отделы армии и флота народились задолго до тайной полиции.

В сентябре 1904 года русская охранка арестовала двух японцев, служивших в коммерческих фирмах Петербурга. Они много лет прожили в России, но оба оказались офицерами японского флота. Они мастерски вжились в русское общество, завязали множество знакомств и связей в торговых кругах, а через их посредство вступили в контакт с личным составом русского флота. Один из этих шпионов, чтобы укрепить свое положение, решил жениться на русской и даже принял православие, добросовестно исполнял все религиозные обряды.

В 1904 году, всего за несколько недель до начала войны между Россией и Японией, агент русской охранки Манасевич-Мануйлов сумел раздобыть экземпляр шифра, которым пользовалось японское посольство в Гааге. Японские шифры особенно сложны и трудны из-за сложности языка, который большинству европейцев сам кажется каким-то шифром. Благодаря этому шифру русские получили возможность читать всю дипломатическую корреспонденцию враждебной страны в период быстро нараставших осложнений. Японцы, однако, в конце концов заподозрили неладное и перешли на другой, ещё более трудный шифр.

Опытный чиновник иностранного отдела русской политической полиции генерал Гартинг был командирован в Маньчжурию для организации контрразведки на театре военных действий. Его щедро снабдили деньгами. Но хотя ему удалось изловить нескольких японских шпионов, превосходство японского шпионажа на Дальнем Востоке осталось непоколебленным до конца войны В области контрразведки Россия явно отставала. Агенты охранки шныряли вокруг каждого японского дипломата или чиновника в Европе, но в зоне военных действий от Порт-Артура до сибирской границы хозяйничали японские разведчики.

Осенью 1904 года русский солдат, переодевшийся китайцем, был обнаружен вблизи японского лагеря и предан суду по обвинению в шпионаже. Он не оправдывался. Военный суд приговорил его к смерти. Но его мужество, достойное поведение и явная преданность родине произвели глубокое впечатление на всех допрашивавших его офицеров. После того, как приговор был приведен в исполнение, японская разведка отправила в ставку русского главнокомандующего генерала Куропаткина полный отчет о процессе. В нем откровенно восхвалялись мужество и патриотизм солдата-шпиона. Спустя много месяцев царское правительство опубликовало этот хвалебный некролог.

Для успешного ведения шпионажа японцы охотно нанимались судовыми стюардами, парикмахерами, поварами, прачками или прислугой; это помогало им надежнее маскироваться. Задолго до войны Порт-Артур кишел японскими шпионами, выдававшими себя за китайцев или маньчжуров. По утверждению китайцев, каждый десятый кули был японцем. Китайская прислуга некоторых полков порт-артурского гарнизона-1-го Томского, 25-го и 26-го Сибирских стрелковых — была завербована японцами. Японскими агентами были и носильщики Ляошаньской железной дороги. Охотнее всего японцы — в том числе и старшие офицеры — поступали на тяжелые работы по строительству русских укреплений.

Расположение электросиловых станций и главных линий передачи, «скрытое» расположение прожекторов между укрепленными высотами, планы минных полей, преграждающих доступ в порт, — все это становилось известным японскому командованию через агентов разведки.

В первые месяцы 1904 года русские задержали двух человек в монгольской одежде, которые оказались японскими офицерами. Они пробрались в Маньчжурию, где намеревались повредить важную телеграфную линию, а также взорвать железнодорожное полотно и причинить возможно больший ущерб расположенным поблизости ремонтным мастерским.

Военный суд приговорил обоих шпионов к лишению воинского звания и к смертной казни через повешение; повешение было заменено расстрелом по приказу генерала Куропаткина, который принял во внимание высокие чины осужденных.

В дальнейшем руководители японского шпионажа посылали с опасными поручениями китайцев, и это оказалось выгодно по многим причинам; в первую очередь потому, что китайцы, как коренные местные жители, вызывали сравнительно мало подозрений.

Организация японского военного шпионажа носила печать систематичности, в течение долгого времени характерной для японской политики. Вдоль всего фронта были созданы бюро, руководимые офицерами разведки, контролировавшими всю службу на отведенных им участках. Они выплачивали жалованье, получали и отбирали сообщения и готовили сводки для вышестоящих инстанций. В русском тылу эти бюро располагали своей агентурой, разумеется китайской, которая вела работу в городах, на железных дорогах и во всех местах сосредоточения армии Куропаткина.

Каждый такой шпион, со своей стороны, работал ещё с двумя-тремя лицами, на обязанности которых лежала доставка японцам собранных им сведений. Эта шпионская организация казалась неуклюжей, но на практике она действовала быстрее любой другой из числа созданных в тылу противника. Глубина русского фронта никогда не превышала 60 верст. И шпион, используя трех гонцов, мог получать срочные запросы и отвечать на них в течение трех-четырех суток, почти непрерывно посылая информацию.

Китайцы, доставлявшие эти опасные сведения, были разносчиками или кули из беднейшего городского населения. За доставку сообщения им платили всего пять рублей, и они были весьма довольны этой платой, не сознавая, какому страшному риску себя подвергают.

Японцы создали и другой вид шпионажа: группы в три-четыре человека, действовавшие из центральной базы. Каждой такой группе давалось вполне определенное задание — разведать какую-нибудь оборонительную позицию или дислокацию армейского корпуса, а также проследить за движением войск на ограниченном участке фронта. О предстоящем рейде квалерийского корпуса Мищенко на Инкоу и железнодорожные коммуникации японцев ставка фельдмаршала Оямы знала за несколько дней до того, как план был передан частям, которым поручалось его осуществить.

Шпионские группы щедро снабжались средствами, ибо каждая такая группа должна была иметь свой особый центр. Для этой цели обычно избиралась какая-нибудь лавчонка, например булочная, посещаемая всякого рода публикой, в том числе солдатами и офицерами, из разговоров которых можно было почерпнуть немало полезного. Там же можно было задавать с виду ничего не значащие вопросы, не возбуждая подозрения. Такого рода шпионажем обычно занимался лишь старший агент группы; прочие же агенты исполняли обязанности конторщиков, официантов, а вне лавки попрошайничали или занимались торговлей вразнос.

Русская контрразведка, возглавлявшаяся генералом Гартингом, который ежемесячно расходовал целое состояние, начала добиваться кое-каких результатов. Главное затруднение заключалось в передаче сведений. Пришлось прибегнуть к новым уловкам и хитростям; наиболее остроумная из них состояла в том, что шифрованное сообщение вплетали в косу китайского гонца. Венецуэльский авантюрист Рафаэль де Ногалес одно время был агентом японской разведки и работал в Порт-Артуре вместе со старым китайцем, которого он называл Вау-Лин. У этого шпиона было несколько полых золотых зубов.

«Каждую ночь, — вспоминает Ногалес — Лип вычерчивал при свече на грязном полу нашей комнаты план линии окопов, которые наблюдал в течение дня. После этого он заносил с помощью лупы наши заметки и рисунки на крохотный кусочек чрезвычайно тонкой бумаги, толщиной приблизительно в одну треть папиросной. После прочтения и одобрения мною записанного Лин сворачивал бумажку, вынимал изо рта один из трех или четырех своих золотых зубов, клал туда шарик, заклеивал зуб кусочком воска и вставлял его на место».

Эти зубные тайники хитроумного китайца иногда бывали набиты битком; в конце концов их все же обнаружили, и это научило японских шпионов не передавать столь важных сведений в письменной форме. Шпиону предлагалось заучить донесение наизусть и передать его на словах только японскому офицеру, заведующему бюро, в котором он служил. Шпион, изображавший из себя кули или разносчика, не имел при себе никаких письменных сообщений, и если он был достаточно осторожен и обладал искусством теряться в китайской толпе, вечно снующей с места на место, то проваливался только в самых редких случаях.

Излюбленной уловкой таких «разносчиков» была следующая. Замаскировавшийся шпион носил в своей корзине товары разного цвета — черного, коричневого, красного, серого или белого; цвета эти условно обозначали те или иные войсковые соединения. Определенный вид товара мог соответствовать тому или иному виду оружия. Так, трубочный табак мог обозначать тяжелые батареи, папиросы — полевые пушки. Чтобы запутать дело, разносчик торговал, например, трубками или мундштуками. На этих предметах незаметно наносились надписи иероглифами. Взятые отдельно, эти надписи не имели никакого смысла, но, будучи расположены в известном порядке, заключали в себе обстоятельные донесения.

По словам де Ногалеса, на японскую службу его завербовал «исполняющий должность министра Корейской империи» авантюрист по фамилии Эванс; он послал его в Порт-Артур продавать вразнос подешевке швейцарские часы. Очевидно, корейский сановник являлся ответственным руководителем японского шпионажа в Корее, Порт-Артуре и на Ляодунском полуострове перед началом русско-японской войны.

 

Глава тридцать вторая Провал архипредателя

Мастер шпионажа Альфред Редль был мотом, развратником и бесстыдным предателем; однако на коллег-офицеров он производил такое благоприятное впечатление, что его считали вероятным кандидатом на пост начальника австро-венгерского генерального штаба. Редль был родом из довольно бедной и некультурной семьи, но получил назначение в штаб, а вскоре и повышение в одном из самых кастовых и недоступных военных учреждений Европы тех дней. Чтобы подняться на такую высоту без протекции, нужен был ум, бесконечное трудолюбие и непоколебимый апломб. Редль с лихвой был наделен всеми этими качествами. Он был превосходным лингвистом и хорошо знал главные страны Европы. Военная история и техника разведки были его коньком.

В 1900 году, когда начальником секретной службы был генерал барон фон Гисль, он назначил Редля начальником отдела шпионажа и контрразведки осведомительной службы «Кундшафтсштелле», или сокращенно «КС». До 1905 года Редль был директором австро-венгерской разведки, и успешная работа его отдела снискала ему полное признание командования армии. Он разоблачил и задержал нескольких наиболее ловких европейских шпионов; он сумел разузнать немало тщательно охраняемых тайн соседних держав; говорили, что он не знал неудач. Но больше половины своего времени Редль в действительности отдавал службе на пользу России.

Австрийскую «КС» он превратил в секретный музей контрразведки. Если к какому-нибудь посетителю возникал интерес, его могли сфотографировать анфас и в профиль, а также снять отпечатки пальцев, причем каждое слово, им сказанное, записывалось на специальной пластинке — и все это без ведома посетителя. Где бы этот посетитель ни сидел, на него всегда можно было направить две фотокамеры в наивыгоднейшем ракурсе. Во время беседы с посетителем вдруг начинал звонить телефон — это дежурный офицер сам «вызывал» себя к телефону, незаметно нажимая ногой под столом кнопку электрического звонка. В течение этого мнимого разговора офицер знаком указывал на закрытый портсигар, лежащий на столе, приглашая гостя взять папиросу. Металлическая крышка портсигара была соответствующим образом обработана и сохраняла отпечатки пальцев того, кто к нему прикасался.

Если гость был некурящий, офицер по телефону «вызывал» себя из комнаты; извинившись, он второпях забирал с собой портфель. Под ним оставалась папка, помеченная грифом «секретно». И мало кто из приходивших в центральное бюро «КС» отказывал себе в удовольствии заглянуть в папку с такой заманчивой надписью. Разумеется, поверхность папки также была обработана. А если посетитель не поддавался искушению, применялась новая хитрость, и так далее, пока какая-нибудь из них не удавалась. И все это время скрытый прибор запечатлевал каждый звук на граммофонной пластинке, находившейся в смежной комнате.

Когда Гисля перевели в 1905 году в Прагу — это был один из важнейших постов в империи, — он настоял, чтобы Редль переехал с ним в качестве начальника его штаба. «КС» под началом майора Редля работала так успешно, что его вскоре произвели в полковники. Он стал помощником Гисля в Праге, передав в Вене дела и штат сотрудников своему преемнику, капитану Максимилиану Ронге. По иронии судьбы, оставленное Редлем наследие искусного контрразведчика через восемь лет привело к катастрофическому разоблачению его самого.

В 1908 году произошла аннексия Боснии и Герцеговины. Ронге находился под влиянием своего нового начальника генерала Августа Урбани фон-Остромеч, сменившего Гисля на посту главы имперской секретной службы. Кроме того, Ронге хотелось перещеголять Редля. Ронге изобрел новый вид слежки — тайную почтовую цензуру. Подлинные мотивы этого нововведения были известны только трем лицам — Ронге, его начальнику и чиновнику, которого он поставил во главе венского «черного кабинета». Всему остальному штату сказали, что это делается для преследования таможенных жуликов, и обязали хранить сообщенное в тайне. Благодаря такой уловке работники бюро цензуры обращали особенное внимание на письма, получаемые из пограничных пунктов.

2 марта 1913 года в «черном кабинете» были вскрыты два конверта. Оба были адресованы: «Опера, Бал 13, до востребования, главный почтамт. Вена». Судя по почтовым штемпелям, они прибыли из Эйдкунена в Восточной Пруссии, пункта на русско-германской границе. В одном конверте лежали кредитки на сумму 6 000 австрийских крон, в другом — на 8 000. Ни в том, ни в другом не было сопроводительного письма, и это, естественно, показалось цензорам подозрительным. Вдобавок, Эйдкунен был маленькой пограничной станцией, хорошо известной шпионам всех наций. «КС» вернула оба письма в отдел писем «до востребования» и решила посмотреть, кто за ними явится.

Позади венского главного почтамта на Фляйшмаркте приютился небольшой полицейский участок. Ронге распорядился соединить этот участок специальной линией с почтовым отделом «до востребования». Дежурному чиновнику достаточно было нажать кнопку, чтобы в одной из комнат полицейского участка раздался звонок; он должен был сделать это, как только придут за обоими письмами, и возможно дольше задерживать при этом их выдачу. В полицейском участке постоянно пребывали наготове два сыщика, которые должны были поспешить по звонку на почту и выяснить, кто явился за письмами.

Прошла неделя, все было «на взводе», но звонка не было. Прошел март, апрель, но за письмами никто не являлся; 14 000 крон оставались невостребованными. Но на 83-й день ожидания, в субботу вечером 24 мая, раздался звонок с почты. Одного из сыщиков не было в тот момент в комнате; другой мыл руки. Спустя две минуты, однако, они уже мчались на почту.

Почтовый чиновник сказал, что они опоздали, что получатель только что вышел. Выбежав на улицу, они увидели удалявшееся такси — и ничего более. Сыщики простояли на месте двадцать минут, чувствуя себя провинившимися школьниками; им очень не хотелось сообщать о своей неудаче и выслушать упреки начальства. Но, по иронии судьбы, как раз неудача сыщиков и их бестолковое стояние на месте перед почтой дали превосходную нить для следствия. Вернулось такси, на котором уехал получатель злополучных писем. Сыщики немедленно расспросили шофера и установили, что его недавний пассажир направился в кафе «Кайзергоф».

— Поедем и мы туда, — сказал один из сыщиков.

По дороге они тщательно обследовали сиденье автомобиля, но нашли только футляр серой замши от перочинного ножа, и ничего больше. В эту пору дня в кафе «Кайзергоф» было почти пусто; пассажира не оказалось. По-видимому, он пересел в другой автомобиль, чтобы запутать след. Неподалеку была стоянка машин, и здесь сыщики узнали, что какой-то мужчина за полчаса до этого взял автомобиль и приказал ехать к отелю «Кломзер».

Явившись в отель, они спросили у портье, приезжал ли кто-нибудь в такси за последние полчаса. Да, приезжали несколько человек; в номер 4-й, в номер 11-й, а также в 21-й и 1-й. В 1-м номере остановился полковник Редль.

Сыщики показали портье футляр от перочинного ножа:

— Возьмите и при случае спрашивайте гостей, не потерял ли кто-нибудь из них.

Портье, верный своей профессии, рад был услужить полиции.

Один из сыщиков отошел в сторону и стал читать газету. Аккуратно причесанный господин в щегольском штатском костюме спустился по лестнице и отдал свой ключ. Это был постоялец из номера 1-го.

— Виноват, — сказал портье, — не теряли вы случайно, господин полковник, футляр от вашего перочинного ножа?

И протянул находку.

— О да, — кивнул Редль, — конечно, это мой футляр. Благодарю вас.

Но тут он заколебался. Где он пользовался перочинным ножом в последний раз? В первом такси, вынимая деньги из конвертов! Он поглядел на портье — тот вешал ключи на место. Неподалеку стоял другой человек, видимо поглощенный чтением газеты. Редль положил футляр в карман и направился к выходу.

Сыщик, читавший газеты, кинулся в телефонную будку и потребовал: «1–23–48»-секретный номер штаба политической полиции в Вене. Так руководству «КС» стало известно, что случилось в последний волнующий час. Письма, адресованные «Опера, Бал 13», были, наконец получены адресатом: их получатель использовал два таксомотора, чтобы запутать возможных преследователей, но имел неосторожность потерять футляр от своего перочинного ножа. Установлено, что этот футляр принадлежит Альфреду Редлю, известному полковнику Редлю, начальнику штаба 8-го армейского корпуса, расквартированного в Праге.

Можно представить себе изумление чинов австрийской разведки. Их бывший руководитель, их ревностный наставник, их вдохновитель! Капитан Ронге поспешил на почту за справками. В отделе венского почтамта «до востребования» все получающие письма должны были заполнять краткий формуляр:

Род вложения:

Адрес на пакете:

Укажите (по возможности), откуда ожидаете:

Ронге увез с собой бланк, заполненный человеком, получавшим письма на адрес «Опера, Бал 13». С потайной полки в своем кабинете он достал небольшой, изящно переплетенный томик. Это была рукопись, документ на 40 страничках, написанный Редлем — тот считал его слишком конфиденциальным, чтобы отдавать в перепечатку. Это были советы его преемнику по «КС», его «завещание», сделанное перед повышением и переводом в Прагу.

Помимо многочисленных тонкостей шпионажа и секретной службы, в этом документе был суммирован опыт пяти лет слежки за шпионами; и теперь этот же документ должен был помочь разоблачению самого мастера шпионажа, полковника Редля!

Ронге сличил почтовый формуляр с рукописью. Сомнений быть не могло — это почерк Редля. Именно он получил подозрительные почтовые пакеты с крупными денежными суммами. Это ещё не доказывало, что Редль предатель: он мог действовать по чьему-либо поручению и вести какое-либо дело в частном порядке. Но Эйдкунен, пограничный центр секретной службы, гнездо международного шпионажа — вот что было подозрительно!

Раздумье капитана Ронге нарушило появление одного из сыщиков, следивших за Редлем. Он привез несколько клочков рваной бумаги. Ронге нетерпеливо склонился над этими бумажками и стал их складывать — кусочек к кусочку.

Спустя полчаса загадка была разгадана. Сомнений быть не могло: Редль — шпион и предатель.

Клочки бумаги попали к сыщику при любопытных обстоятельствах. Когда Редль уходил из отеля «Кломзер», за ним следили. Оглянувшись и поняв, что за человек стоял в вестибюле гостиницы и читал газету, Редль ускорил шаг и сумел уйти от сыщика.

Но уже через несколько минут Редль увидел, что сыщики вновь его настигли и следуют за ним. Он шел теперь по длинному Тифенграбену и, не видя возможности оторваться от преследователей, прибег к другой тактике. Вынув из кармана какие-то бумаги, он изорвал их и не глядя бросил наземь. Полковник, по-видимому, понимал, что если за ним так настойчиво следят, это может означать только одно: его серьезно подозревают в измене. Следовательно, главное сейчас в том, чтобы улизнуть от этих людей, где-нибудь уединиться, найти выход из положения.

Редль надеялся, что сыщики остановятся, чтобы подобрать бумажки, но ни один из них этого не сделал. Они шли за ним, пока на Конкордияплац не приблизились к стоянке таксомоторов. Редль не взял машины, ибо его преследователи могли сделать то же самое. Он продолжал идти пешком. Но один из сыщиков вскочил в машину и быстро умчался. Редль продолжал свою отчаянную прогулку по Вене, прошел Гейнрихгассе до набережной Франца-Иосифа, затем дальше по Шоттенрингу, свернул на Шоттенгассе и попал опять в свой отель.

Куда же девался второй сыщик? Он помчался туда, где валялись на мостовой оброненные Редлем бумажки, собрал все, что нашлось, и поспешил с ними к капитану Ронге. Так в «КС» узнали, что Редль носил с собой квитанцию, под которую были посланы деньги некоему офицеру-улану, лейтенанту Говору, а также три квитанции на заказные письма, отправленные в Брюссель, Варшаву и Лозанну. Прочитав последние три адреса, Ронге горько усмехнулся. В его архиве имелся «черный список» известных разведбюро иностранных держав, и в нем значились эти три адреса. Ронге сообщил о своих открытиях начальнику австро-венгерской секретной службы генералу Августу Урбани фон Остромеч, который был так потрясен сообщенным, что поспешил донести обо всем своему начальнику, генералу Конраду фон Гетцендорфу.

В отеле Редля ждал доктор Виктор Поллак.

— Альфред, мы обедаем в Ридгофе, — напомнил тот, и полковник согласился, но пошел переодеться во фрачную пару. Поллак был одним из виднейших юристов Австрии, он часто сотрудничал с Редлем в судебных процессах по делам о шпионаже. Сыщик подслушал разговор, позвонил начальству, а затем отправился в Ридгоф предупредить директора ресторана.

Когда Поллак и Редль сели за стол в отдельном кабинете, им прислуживал в качестве официанта агент тайной полиции. Но услышал он мало, ибо Редль был угрюм и с приятелем почти не разговаривал. Во время ужина Поллак, покинув на минуту кабинет, подошел к телефону и, к изумлению официанта-сыщика, вызвал начальника венской полиции Гайера.

— Друг мой, вы поздно работаете, — сказал Поллак.

— Я жду данных по одному важному делу, — сказал Гайер и стал слушать Поллака, который рассказал ему о затруднениях Редля.

Полковник весь вечер казался не в духе, был чем-то взволнован, признался своему приятелю в каких-то нравственных терзаниях, дурных поступках, но, конечно, ни слова не сказал о шпионаже или измене.

— Вероятно, переутомление, — закончил Поллак свой рассказ — Он просит меня устроить так, чтобы он мог немедленно уехать обратно в Прагу. Не можете ли вы ему помочь?

Гейер ответил, что устроить дело в этот же вечер немыслимо, и добавил:

— Успокойте полковника, пусть придет ко мне завтра утром. Я сделаю для него все возможное.

Поллак вернулся в отдельный кабинет.

— Пойдемте, — сказал он Редлю в присутствии «официанта». — Я уверен, что нам удастся все устроить.

Поллак оставил официанта-сыщика в растерянности и недоумении. Адвокат звонил начальнику полиции, а потом сказал шпиону и предателю, что ему кое-что устроят. Неужели дело хотят замять?

Начальник разведки фон Остромеч и начальник генерального штаба Конрад фон Гетцендорф ужинали в Гранд-Отеле, когда им по секрету сообщили об измене.

— О масштабах измены мы должны узнать из его же уст, — сказал Конрад Остромечу, — и только после этого он сможет умереть… Важно, чтобы никто ничего не узнал о причине смерти. Соберите четверых офицеров — вы, Ронге, Хефер и Венцель Форличек. Все должно быть сделано нынче же вечером.

В 11 часов 30 минут Редль попрощался с Поллаком и вернулся в свой отель. В полночь четыре офицера в полной форме вошли к нему. Редль в это время сидел за столом и писал. Он встал и поклонился.

— Я знаю, зачем вы пришли, — сказал он. — Я погубил свою жизнь. И пишу прощальные письма.

— Мы должны узнать масштаб и продолжительность вашей… деятельности.

— Все, что вы хотите знать, найдете в моем доме в Праге, — сказал Редль и попросил револьвер.

Ни у кого из офицеров не было оружия; но через четверть часа один из них вернулся с браунингом и протянул его полковнику.

Оставшись один, Редль твердо и четко написал на полулистке почтовой бумаги:

«Легкомыслие и страсти погубили меня. Молитесь за меня. За свои грехи я расплачиваюсь жизнью.

Альфред

1 час 15 минут ночи. Сейчас я умру. Пожалуйста, не делайте вскрытия. Молитесь за меня»

Он оставил два запечатанных письма. Одно было адресовано его брату, другое генералу Гислю, который доверял ему и рекомендовал его в Прагу. По иронии судьбы это доверие и это повышение привели Редля к гибели. Если бы его дарования не пленили его начальника, он, по всей вероятности, оставался бы в Вене; занимая свой пост в «КС», Редль мог бы ещё много лет маскировать свою измену разнообразными уловками, которые стали недоступны ему как начальнику штаба армейского корпуса в Праге.

Офицеры, которым начальник австрийского генерального штаба поручил допросить Редля и обеспечить его немедленную ликвидацию, отправились в кафе «Централь», заказали кофе и стали в напряженном молчании ждать. Одному из них поручено было следить за входом в отель «Клозер»; каждые полчаса дежуривший на этом посту сменялся. Только в 5 утра они приступили к дальнейшим действиям. Вызвав в кафе одного из сыщиков, выследивших Редля, ему дали конверт, адресованный изменнику, с приказом вручить ему лично. Сыщика предупредили о том, какую картину он может застать. Ему велели вернуться, не поднимая тревоги, если полковник окажется мертвым.

Прибыв в отель, сыщик рассказал о данном ему поручении сонному портье, поднялся наверх и постучался в дверь номера 1-го. Не получив ответа, он попробовал открыть дверь. Та оказалась незапертой. Он вошел в ярко освещенную комнату и нашел Редля лежащим в положении, которое говорило о том, что полковник пустил себе пулю в висок, стоя перед зеркалом. Полицейский агент тотчас же вышел, закрыл за собой дверь и на цыпочках прошел мимо сонного портье.

Через несколько минут портье был разбужен телефонным звонком. Полковника Редля требовали к телефону. Портье отправился наверх и обнаружил тело — ровно через тринадцать часов после того, как два письма с адресом «Опера, Бал 13» были получены на центральном почтамте.

Дирекция отеля тотчас же дала знать в городскую полицию, её начальник Гайер и врач поспешили в отель «Кломзер». Дальнейшего вмешательства военных властей не последовало. Но преданный Редлю лакей чех Иозеф Сладек пытался заинтересовать Гайера найденной им вещью. Обнаруженный браунинг не принадлежал его хозяину. В полночь к нему приходили четыре офицера. Может быть, это убийство? Гайеру пришлось отвести лакея в сторону и так внушительно с ним поговорить, что явившиеся на другой день репортеры не могли выудить у Сладека ни слова.

Как только Конраду фон-Гетцендорфу донесли, что Редль застрелился, он отправил в Прагу специальным поездом комиссию. Обследование квартиры Редля производилось в присутствии генерала фон Гисля, и результаты этого обследования оказались сногсшибательными. Квартира Редля была обставлена роскошно — документы показали, что в 1910 году он купил себе дорогое поместье, а в Вене являлся собственником большого дома. За последние пять лет он приобрел по меньшей мере четыре автомобиля самых дорогих марок.

Военные — коллеги Редля считали его человеком со средствами, но жил он как настоящий миллионер. В его винном погребе нашли 160 дюжин бутылок шампанского самых высших марок. Обнаружилось, что из России он только за девять месяцев получил около 60 000 крон. Это в десять раз превышало жалование полковника, но роскошный образ жизни заставляет думать, что это была далеко не полная цифра его «заработков». Царская секретная служба издавна славилась своей щедростью, и Редль получал, вероятно, в пять-шесть раз больше названной суммы — минимально 60 000 долларов на американские деньги.

Для сохранения измены Редля в тайне были приняты чрезвычайные меры предосторожности. Во всей Австрии только десять человек знали об этом факте — начальник Генерального штаба, высшие чины секретной службы и военного министерства и главные чины венской полиции; и каждый из них дал особую подписку о том, что не проронит ни слова. Даже сам император Франц-Иосиф и его наследник эрцгерцог Франц-Фердинанд не должны были знать правды. И все эти меры предосторожности пошли прахом только потому, что лучший слесарь Праги был одновременно первоклассным футболистом.

Некий слесарь Вагнер в воскресенье 25 мая 1913 года не смог играть в своей команде, называвшейся «Шторм», и главным образом по этой причине, как сообщала на другой день «Прагер Тагеблат», команда проиграла матч со счетом 7: 5. Капитан «Шторма» был помощником редактора «Прагер Тагеблат», и когда в понедельник он наведался к Вагнеру, чтобы осведомиться о причинах его неявки на матч, то узнал, что Вагнеру пришлось вломиться в дом Альфреда Редля и там подбирать ключи к замкам или взламывать замки всех комодов, шкафчиков, гардеробов, сундуков, столов и буфетов. В них оказалось огромное множество бумаг, фотографий, немало денег, карт и планов Некоторые бумаги, как он слышал, были на русском языке Офицеры, как видно, были очень сконфужены и все восклицали: «Неужели это возможно!», «Кто бы мог подумать!».

Капитан футбольной команды, журналист и друг спортсмена-слесаря Вагнера, начал действовать. Как помощник редактора, он в номере за тот день поместил сообщение официального венского «Корреспондецбюро». В нем «с прискорбием сообщалось» о самоубийстве полковника Альфреда Редля, начальника штаба 8-го корпуса — «весьма одаренного офицера, который мог дослужиться до самых высоких постов». Этот полковник, прибыв в Вену «по служебному делу, застрелился в припадке депрессии, вызванной многонедельной бессонницей».

А русские документы, фотографии и планы, комиссия офицеров, присланная для производства обыска на квартире у Редля через несколько часов после его самоубийства? Это пахло шпионажем и смахивало на измену!

Капитан «Шторма» открыл сенсационую тайну. Но, заполучив её в свои руки, он не решился её огласить. Цензура в Праге даже в 1913 году была так сурова, что самое осторожное изложение в печати «дела Редля» неизбежно вызвало бы полицейский налет на редакцию, закрытие газеты и арест сотрудников. Однако чешская и немецкая публика умела читать между строк. Стремясь дать своим читателям понять, что Редль был шпионом и предателем, капитан «Шторма» и редактор газеты состряпали для номера «Прагер Тагеблат» от вторника следующее «опровержение»:

«Высокая инстанция просит нас опровергнуть слухи, распространяемые, особенно в армейских кругах, о начальнике штаба пражского армейского корпуса полковнике Редле, который, как уже сообщалось, покончил самоубийством в Вене, в воскресенье утром. Согласно этим слухам, полковник будто бы выдавал военные тайны иностранной державе, предположительно России. В действительности же комиссия высших чинов, явившаяся для производства обыска в доме покойного полковника, расследовала совсем другое дело».

Но капитан футбольной команды был также пражским корреспондентом одной берлинской газеты; и в среду вся Европа прочла о предательстве Редля и его самоубийстве. Австрийские офицеры всячески старались умалить значение Редля как шпиона. Лишь после 1918 года оказалось возможным оценить весь невероятный размах и весь вред десятилетней предательской деятельности полковника Редля.

Он начал в 1902 году и в течение десяти лет был крупнейшим иностранным шпионом России. Он выдал русским десятки людей, действовавших в России в качестве австро-венгерских шпионов. Некоторые из них были его личными друзьями и преданными подчиненными по «КС». И он пожертвовал ими, чтобы упрочить свое собственное положение агента русской секретной службы. Он не только выдавал своих работников, находившихся на службе за границей, но и умудрялся помогать русским шпионам, засылаемым в Австро-Венгрию. Он был неоценим, когда нужно было поймать в ловушку и выдать русским кого-нибудь из их собственных «Редлей», дававших понять Вене, что у них есть что продать.

Какие же австро-венгерские военные тайны продал он, не считая документов «КС»? Предварительный и поверхностный обыск на квартире в Праге раскрыл картину беспримерного предательства. Огромная масса скопированных документов, кодов, шифров, писем, карт, чертежей, фотографий, секретных приказов по армии, мобилизационных планов, донесений о состоянии железнодорожных и грунтовых путей — все это слишком ясно показывало, что непроданным осталось очень немногое.

Ознакомление с бумагами Редля пролило свет на уйму омерзительных дел, как, например, на подлую выдачу собрата — офицера — русского полковника. Эрцгерцог Франц-Фердинанд при своем посещении Петербурга был так радушно принят царем и его двором, что, покидая страну, просил австро-венгерского военного атташе сократить шпионаж в России настолько, чтобы это больше не беспокоило русских. Атташе сошел с царского поезда в Варшаве и пробыл там два дня. В эти дни к нему явился русский полковник с предложением продать полный план русского наступления на Германию и Австро-Венгрию. Несмотря на недавние инструкции эрцгерцога, это была слишком выгодная сделка, чтобы упустить её, и австрийский атташе договорился с русским офицером.

Редль прослышал об этой сделке и тотчас же начал действовать в качестве царского агента. Как начальник военной секретной службы, он первый получил в свои руки русские планы. Получил и сразу подменил их ловко составленными фальшивками, чтобы показать, что петербургский атташе Австрии не только ослушался распоряжения эрцгерцога, но и дал себя одурачить. Атташе сделали выговор и отозвали. Тогда Редль вернул в Россию подлинные планы. И, наконец, Редль известил царскую разведку об измене полковника, который предложил купить планы, а этот офицер, узнав, что его выдали, покончил с собой. За всю эту операцию Редль получил 100 000 крон.

В пражском доме Редля найдены были также документы, показывавшие, как близок был Редль к саморазоблачению в первые месяцы своей двурушнической работы. Только мастерство, с которым он играл свою роль, спасло его от опасного осложнения. В 1903 году, вскоре после того как Редль начал получать деньги от России, молодой человек по фамилии Гекайло, конторщик армейского склада во Львове, был арестован по обвинению в присвоении денег. По расследовании дела он был освобожден, но тотчас же бежал из Австрии. Два месяца спустя Редль явился к доктору Хабердицу, известному венскому юристу, часто выступавшему по военным делам. Хаберлиц вел дело Гекайло и был изумлен заявлением Редля, что этот конторщик занимался шпионажем в пользу России, что он выдал планы совместных действий Австро-Венгрии и Германии по нападению на Россию через район Торна. Редль сообщил, что он узнал местопребывание Гекайло из перехваченного письма: беглец написал из Куритибы, в Бразилии, своему львовскому приятелю, что он теперь «Карл Вебер». Так как шпионов не выдают, то Редль просил Хабердица потребовать выдачи Гекайло на том основании, что он совершил ряд крупных краж; и это было сделано.

В конце концов Гекайло судили в Вене, и Редль представил против него серьезные улики. На глазах своих восхищенных начальников Редль как бы по волшебству извлек ряд фотографий, писем, набросков и различных документов, посланных на адрес гувернантки семейства одного из видных офицеров русского штаба в Варшаве. Своему начальству Редль сказал, что получение этих улик обошлось ему в 30 000 крон.

Редль и Хабердиц поочередно старались вырвать у Гекайло признание, но безрезультатно. На вопрос, заданный ему Редлем, Гекайло однажды ответил: «Сударь, как мог бы я добыть такие планы? Только человек из генерального штаба здесь, в Вене, мог достать их для продажи русским». И это было верное решение задачи — хотя бедный конторщик этого не знал. Под сильным давлением Гекайло назвал одного из своих сообщников, майора Риттер фон-Венцковского, жившего в Станиславе. На другой день Редль и Хабердиц отправились туда и добились ареста майора. Было захвачено полтонны документов и привлечено к ответсвенности третье лицо — главная пружина, капитан Ахт, личный адъютант генерала, командовавшего Львовским округом. Вскоре все трое очутились на скамье подсудимых, и процесс их произвел в Европе сенсацию. Но внезапно Редль самым странным образом изменил свою позицию: в отношении Венцковского и Ахта он стал держать себя скорее как защитник, чем как эксперт, свидетельствующий против обвиняемых.

Хабердиц протестовал против этой странной перемены, и отношения между ним и Редлем стали настолько натянутыми, что он открыто обратился к ближайшему начальнику Редля. Высказав свои подозрения о том, что Редль подкуплен, он потребовал, чтобы в помощь ему командировали другого офицера разведки. Но от этого подозрения отмахнулись: Редль, неумолимый преследователь врагов Австро-Венгрии, — и вдруг предатель?! Какая чушь! А через две недели Редль вновь бесстыдно переметнулся и снова стал беспощадным преследователем; процесс кончился тем, что Ахта и Венцковского приговорили к 12 годам тюрьмы, а Гекайло к 8 годам.

Зачем Редль проделывал все эти эквилибристические эволюции на глазах у военного суда? Объяснение этому нашлось в его бумагах в Праге. Во-первых, планы австро-германского наступления через Торн продал русским он. Но вдобавок к денежному вознаграждению он потребовал от своих иностранных хозяев, чтобы они укрепили его положение, дав ему возможность обратить на себя внимание Вены каким-нибудь разительным шпионским разоблачением. Гекайло, бежавший в Бразилию, уже не представлял собой ценности для русской разведки, так что русские пожертвовали им в угоду Редлю, сообщили, где можно найти беглеца, как добиться выдачи его, и все судебное «дело» повернули против него.

Редль заявил, будто на раскрытие виновных он лично истратил 30 000 крон; в действительности эти превосходные улики не стоили ему ничего. Но не все шло так гладко. Когда Гекайло выдал Венцковского, после ареста которого в сети Редля попал и Ахт, русская разведка взволновалась. Эти два австрийских офицера считались лучшими шпионами русской разведки. Военный атташе царя нашел случай побывать в кабинете у Редля и приказал ему добиться оправдания обоих, иначе…

Надо думать, что запись граммофона Редля в «КС» в это утро была оборвана в тот момент, когда атташе произносил указанные слова. Редль понимал, что от русских не приходится ждать пощады. Они щедрой рукой платили своим шпионам, но тяжкой рукой их карали. И ему пришлось рискнуть ссорой с Хабердицом, но постараться воздействовать на суд в пользу Ахта и Венцковского.

Очутившись в конце концов между двух огней, Редль мог найти выход только в торговле, в сделке. И он прибег к ней со свойственным ему хладнокровием. Русские согласились простить ему осуждение двух офицеров — за плату. На суде, когда следствие уже кончалось, Редль упомянул об одном документе, который, по его словам, он раздобыл за крупную сумму. Этот документ доставил ему русский офицер, прикомандированный к генеральному штабу в Варшаве. Редль доверительно сообщил суду, что этот офицер — человек, оказавший Австро-Венгрии, которой он действительно предан, самые ценные услуги, — погиб при выполнении данного поручения, так как о похищении документа узнали и агента повесили. Одно упоминание об этой трагедии глубоко взволновало Редля — так признателен был он русскому за его помощь. Правда же заключалась в следующем. Стремясь спасти себя, раз уже нельзя было спасти Ахта и Венцковского, Редль выдал в виде компенсации варшавским чинам одного из лучших шпионов, обслуживавших «КС» Русский офицер был тем секретным агентом, которого Редль выдал палачу во исполнение своего обязательства по невыразимо гнусной сделке.

«Легкомыслие и страсти погубили меня», — писал он перед тем, как нажать курок браунинга, вложенного ему в руки. И мог добавить: «Погубили меня, как я хладнокровно и бессовестно погубил многих других, как я, даже из могилы, ещё погублю десятки тысяч».

Потери Австро-Венгрии в четырех сербских кампаниях исчислялись в полмиллиона убитых и раненых. Редль, прямо или косвенно, явился причиной значительной части этих потерь Невозможно подсчитать, сколько солдат Австро-Венгрии было убито или ранено на русском фронте в боях и при катастрофических поражениях, вызванных его предательством.

 

Глава тридцать третья Преемники Штибера в овечьей шкуре

Все военные разведки Европы считали себя вполне готовыми к событиям любого рода и масштаба. Но большая их часть, однако, показала, что они действительно готовы ко всему, за исключением того, чему всей своей деятельностью помогали, — имеется в виду всеобщая война. Это неожиданное и более чем чувствительное «открытие» привело к тому, что все воюющие державы в отношении разведки оказались совершенно безоружными. Сразу стало не хватать шпионских кадров, поскольку любой мало-мальски пригодный, обученный и надежный офицер уже работал в разведке мирного состава. А пополнения черпать было неоткуда.

Такой судьбы не миновала и Германия, несмотря на всю громкую репутацию её разведки и весь размах, с которым эта агрессивная держава готовилась к мировой войне. Германские приготовления к этому крупнейшему европейскому конфликту принято считать чуть ли не самым совершенным примером военной основательности и предусмотрительности. Тем любопытнее читать откровения полковника Вальтера Николаи, офицера генерального штаба, руководившего военной разведкой Германии во время мировой войны 1914–1918 гг.:

«На войну смотрели, как на чисто военное дело, и потому её готовил и обслуживал отдел военной разведки. Лишь постепенно генеральный штаб понял, как плохо была поставлена на деле разведка гражданских властей. Однажды утром в Шарлевиле мне нужно было передать сообщение начальника генерального штаба генерала фон Фалькенгайна рейхсканцлеру Бетман-Гольвегу. Он попросил меня присесть на минуту и сказал:

— Расскажите, каково положение у противника Я решительно ничего об этом не знаю

Картина совсем не та, какую, как я думаю, представляла, разведслужба при Бисмарке!»

Картина, действительно, была не та, и этого, кажется, не понимал угодливый полковник генерального штаба.

Необычайно эффективная «разведка при Бисмарке» была лично создана и деспотически управлялась Вильгельмом Штибером, талантливейшим учеником самого Бисмарка, а не каким-нибудь бездарным чиновником, вроде Николаи, предававшим и презиравшим всех штатских.

В германской армии считалось неприличным вспоминать о деятельности Штибера или даже просто упоминать его имя. Хотя именно с помощью его мощной секретной службы были одержаны громкие победы и создана империя. Отрицать её достижения и пренебрегать преимуществами и возможностями такого шпионажа значило оказывать пангерманской мечте не лучшую услугу.

Вот как объяснял это полковник Николаи:

«С незапамятных времен офицеры корпуса штабистов предпочитали практическую службу в полковых штабах жизни в Берлине и тамошней теоретической работе. И когда разразилась война, лучшие из них оказались на штабных постах на фронте.

Это обстоятельство отразилось на секретной службе. Ее центральные органы также были переведены на фронт. Из немногих офицеров, обученных этому роду деятельности, лучшие вознаграждены были освобождением от работы в полковых штабах, а остальные — распределены между командирами армий в качестве офицеров разведслужбы. По общему представлению, секретная служба, шпионаж должны были найти себе применение главным образом на театрах войны. Но ввиду быстрого продвижения на Западе, где мы в первую очередь искали военного решения, в армейском командовании господствовал сильный скептицизм насчет возможностей и пользы шпионажа. Это заходило так далеко, что во время наступления через Бельгию командование одной армии оставило офицера разведки в Льеже как ненужный балласт»

Такова была мнимо грандиозная довоенная германская секретная служба, офицеры которой после подготовки «награждались» освобождением от работы в полковых штабах!

Николаи продолжает:

«Не могло остаться незамеченным в армии, где было весьма развито чувство субординации, и то, что начальником разведслужбы был самый младший по выслуге начальник отдела в верховном командовании, притом гораздо моложе начальников отделов полевого генерального штаба и военного министерства. Гражданские власти также привыкли к генштабистам в более высоких чинах, чем майор. Мне приходится подчеркивать эти личные соображения, ибо они позволяют объяснить затруднения, с которыми встретилась в работе наша разведывательная служба. Эти же соображения объясняют, почему она так отставала от того, чего враг добился долгой довоенной подготовкой и поддержкой государственных деятелей, решивших воевать и победить».

Сознавая недостаточную подготовленность секретной службы, власти, конечно, и до войны пытались посредством крупных стратегических маневров выяснить, какие требования предъявит к этой службе возможная война. Но эти теоретические изыскания носили чисто военный тактический и стратегический характер В их ходе никто не пытался выяснить ни хозяйственного и политического состояния вражеских государств, ни системы их пропаганды. Широкая разведка мирового масштаба никогда не была предметом хотя бы теоретического рассмотрения. Действительность оставляла в тени всякую концепцию прошлого.

Всякую, кроме концепции Бисмарка — Штибера, которая была исключительно немецкой и процветала всего поколение назад!

На эту устаревшую армейскую позицию презрения к бездарной гражданской власти и становится Николаи. «Задачи, возглагаемые на военную разведку в мирное время, расширились с началом войны», — благодушно утверждает он. В действительности он хитрит, но все же предоставим ему слово.

«В мирное время эта служба была единственным источником сведений о военном потенциале враждебных государств».

Николаи столь непримиримо разносил слабость и трусость гражданских властей, особенно из числа тех, кто уже умер и, следовательно, не мог оправдываться, что в конце концов это вознаградилось. С явной иронией описывает Николаи полицейских чиновников, которые прибыли по назначению в его полевой штаб, облаченные «в бриджи, длинные чулки и фетровые шляпы с перьями, в уверенности, что в такой экипировке они способны совершить чудеса в секретной службе».

Взгляды, высказанные Николаи, характерны не только для Германии. Агент-любитель в любых странах является либо комической фигурой, либо чудовищным невеждой в области шпионажа и контршпионажа, либо и тем и другим одновременно. Но не только персонал был повсюду некомпетентен: средства, отпускаемые на разведку, были всюду недостаточны, за исключением двух воюющих стран: Великобритания имела их достаточно; России же ещё предстояло научиться с толком их расходовать.

Николаи, однако, с горечью жалуется на то, что скаредный рейхстаг выделил германской разведке только 50-процентную прибавку, повысив ассигнования до 450 000 марок вместо 300 000.

Возможно, до сведения изумленного германского рейхстага довели донесения шпионов о расточительности русского царя. Кроме того, бюджет армии на 1912 год составлялся под личным воздействием Людендорфа, а тот никогда не отступал, если предстояло посостязаться с русскими.

Из этой увеличенной субсидии 50 000 марок были отложены в 1913 году на случай «чрезвычайных политических трений». Нетрудно сообразить, какие «чрезвычайные политические трения» были видны руководителям разведки в 1913 году. Ведь даже такая ничтожная сумма, как девятая часть всей германской субсидии, могла быть истрачена на смягчение австро-балканских трений и тем самым на предотвращение военного взрыва. Но современным отделам разведки и секретной службы платят не за защиту страны от себя самой или её правящего класса. Не управляют они и историческими событиями, хотя и изучают их в процессе развития. В теории разведка не провоцирует и не предотвращает военных действий, но собирает информацию о силах, открыто, тайно или потенциально враждебных, стараясь помешать деятельности их агентов, интриганов и шпионов.

Полководец не может быть вполне уверен в том, что он действительно полководец, пока не поведет войска в сражение. Государственный деятель должен вдохновлять и укреплять свое отечество, иначе он умрет, не зная, достоин ли в истории хотя бы примечания. Но начальник секретной службы должен нести бремя службы из года в год, как бы ни были продолжительны мирные затишья. Никакому главарю шпионов нет нужды толкать их на разжигание войны, чтобы узнать, как они будут действовать, ибо заранее знает, как мало могут совершить даже лучшие его агенты, если речь идет о чем-нибудь действительно важном, что может быть потом поставлено в заслугу.

Основной недостаток германской разведки состоял не в фактическом сговоре с Бертольдами и Конрадами, с военной партией Вены и потсдамскими милитаристами, а в редком во всей истории Пруссии отсутствии бдительности, зоркости и должной подготовки. Поскольку в Германии не было нового Бисмарка, постольку нереальны были и надежды на появление нового Штибера. Германский шпионаж — и на фронтах войны, и в других местах — не мог преодолеть своей отсталости, сколько бы Николаи ни старался его обелить и оправдать. С другой стороны, германская контрразведка с самого начала страдала малочисленностью штата, но её сотрудники овладевали своим ремеслом, становились все искушеннее и до конца войны оставались грозой для врагов.

Немецкая разведка в Англии

Многие в Германии, включая придворных, офицеров, журналистов и политиков, видимо, были совершенно не готовы к тому, что после объявления войны Англия присоединится к Франции, России, Бельгии и Сербии. Английские офицеры капитан Тренч, капитан Брандон и Бертрам Стюарт были арестованы, осуждены за шпионаж и брошены в германские тюрьмы. Все указывало на солидарность Англии с блоком враждебных Германии держав, но впечатление, произведенное объявлением Англией войны Германии, было самым ошеломляющим событием августа 1914 года.

И настал день, когда германскому морскому министерству и генеральному штабу пришлось на деле испытать его последствия; день, когда все контрразведчики Антанты узнали о немецкой «шпионской цепочке», которую англичане спокойно распутали и поместили её звенья куда следует.

За несколько лет до войны кайзер Вильгельм был с визитом в Лондоне, и английские секретные агенты, на которых возложили ответственность за его безопасность, обратили внимание на странное поведение одного из членов свиты кайзера. Они знали, что этот офицер — заместитель начальника германской морской разведки. С безрассудством, столь часто отличавшим публичные выступления самого Вильгельма, этот флотский капитан зашел в скромное заведение цирюльника Карла Густава Эрнста по улице Каледониан-Роуд. Британские контрразведчики принялись наблюдать за этим безвестным лондонцем. Эрнст, родившийся в Германии, формально являлся британским подданным. Шестнадцать лет он содержал одну и ту же скромную лавчонку и в течение неустановленного периода дополнительно зарабатывал фунт в месяц тем, что служил «почтовым ящиком» разведки.

Плату он получал небольшую, но риск и хлопоты были велики. Письма с инструкциями для германских шпионов прибывали пачками. Поскольку на них уже были наклеены английские почтовые марки, Эрнст попросту относил их в ближайшее почтовое отделение. Приходившие на его имя ответы он тотчас же переотправлял своим хозяевам в Шарлоттенбург или по какому-нибудь явочному адресу в нейтральную страну. За исключением редко менявшихся фамилий и адресов, он мало что знал о центральной инстанции, управлявшей всеми его операциями. Эрнст не был специально обученным агентом, проникнутым корпоративным духом, столь характерным для прусского офицерства. Эти достоинства достались в удел его начальнику, который и провалил все дело.

Получив эту тонкую нить, британские контрразведчики начали вскрывать и читать всю корреспонденцию, приходившую на имя Эрнста, откуда бы она ни поступала. Многие месяцы, предшествовавшие началу войны, за германской разведкой в Англии вели незаметное, но систематическое наблюдения.

Упомянутым нескромным «начальником» был не Густав Штейнхауэр. Но его собственный рассказ о контакте с германским шпионажем в Англии показывает, до какой степени и он повинен был в полном и фатальном провале Германии. Бывший частный детектив, приобревший некоторый опыт в американском агентстве Пинкертона Штейнхауэр обнаруживал вкус к переодеваниям и коммивояжерскую тягу сорить деньгами. Похоже, он страдал болезнью, занесенной Алланом Пинкертоном в федеральную секретную службу в период американской гражданской войны: он ничего не смыслил ни в военном, ни в морском шпионаже, если только дело не шло о расследовании уголовного преступления.

Штейнхауэр без всякого стеснения называл себя «маэстро шпионов кайзера», что не только подчеркивает его собственную посредственность, но и довольно ярко характеризует весь довоенный уровень германской секретной службы. По сравнению с талантливыми деятелями военных лет — Генрихсеном, Максом Вильдом, Зильбером, Генрихом Штаубом или Бартельсом, которые пошли на огромный риск служения Германии во вражеских странах, «маэстро» Штейнхауэр вообще вряд ли был шпионом. Служа за границей, он отдавал все время, свободное от жалоб на скупость хозяев, почтительным заботам о собственной безопасности. Ни один из первоклассных авторитетов германской военной разведки не считает его услуги настолько серьезными, чтобы вообще о нем упоминать, но как агент политической полиции, служивший при Муле и фон-Тауше, он стяжал себе репутацию умелого сыщика. Несмотря на свое тщеславие и страсть к переодеваниям, он был прирожденным контрразведчиком, настойчивым, динамичным и беззастенчивым. Англия и её союзники должны быть благодарны тому германскому руководителю, который отвлек его в пользу шпионажа.

За десять дней до начала военных действий, в последнюю неделю июля 1914 года, в Англии базировались 26 агентов германской разведки. Среди них был их хозяин Штейнхауэр, руководитель шпионской сети. Он прибыл из Бельгии, из Остенде, ибо его «концепция» секретной службы влекла его в это время года на самые приятные курорты континента. Тае он и разъезжал, встречаясь и беседуя со своими агентами, которые не принимали всерьез его предсказаний неизбежности войны. Они слишком долго жили в Англии, чтобы поверить в воинственность английского народа. Короче говоря, они совершенно не годились в секретные военные агенты в случае войны. И англичане не намерены были дать им усовершенствоваться.

Штейнхауэр отправился в Уолтемстон повидаться с Кронауэром, который многие годы способствовал развитию германского шпионажа в Англии. Однако Кронауэра англичане уже «накрыли». Штейнхауэр без труда обнаружил полицейскую засаду. Со смешной наивностью он сообщает, что «в Берлине с некоторых пор известно было, что корреспонденцию Кронауэра вскрывают». Штейнхауэр полагал, что агенты, следящие за парикмахерской, готовят примитивную ловушку для него самого. Он избежал этого, выворотив наизнанку свое двустороннее пальто и соблюдая прочие приемы маскировки. Но так как он спешил в другое место, то облегчил свою совесть тем, что послал Кронауэру и другим своим корреспондентам — цирюльникам, булочникам, главным официантам и мелким торговцам — шифрованное распоряжение приготовиться к началу военных действий.

Война надвигалась; но Штейнхауэру нужно было ещё съездить на север и обследовать возможные военные базы английского Большого флота. Переодевшись рыбаком и обманув приятеля, шотландского удильщика рыбы, Штейнхауэр пробрался в Скана-Флоу. Ловя здесь рыбу при помощи лески, имевшей узелки, он сделал промеры глубины и смог утвердительно ответить на вопрос германского морского министерства: могут ли крупные броненосцы британского флота базироваться на Скапа-Флоу?

Самым странным в этой миссии Штейнхауэра представляется то, что германское морское министерство так недопустимо долго медлило с обследованием бухты Скапа-Флоу. Еще в 1909 году германский и английский флоты начали готовиться к смертной схватке. Каждый пояс брони, накладывавшийся на новый германский военный корабль, каждая пушка, устанавливавшаяся на борту, означали подготовку к битве с англичанами. Но германская разведка ждала почему-то наступления «настоящего дня» — иначе говоря, того дня, когда война в Северном море станет почти совершившимся фактом, чтобы отправить Штейнхауэра обследовать естественную и почти неприступную базу Большого флота, который как раз тогда был мобилизован в ответ на сухопутные и морские приготовления Германии.

 

Глава тридцать четвертая Драма начинается: уберите занавес

Настало время прекратить полировку и смазку огромной и прекрасно оснащенной машины европейского милитаризма и приступить к наполнению её резервуаров человеческой кровью Большие дороги Континента задрожали от топота подкованных железом сапог. Больше не было нужды в парадах и осенних маневрах — Сербия вооружается, не желая дать уничтожить себя, Австро-Венгрия мобилизуется. Мобилизуется Россия.

Утром 31 июля 1914 года генерал фон Мольтке, начальник германского генерального штаба, подписал приказ об объявлении с полудня состояния военной угрозы.

Так была окончательно развязана война Германия тотчас же начала мобилизацию, и за ней последовала союзница России — Франция Немцы нарушили нейтралитет маленькой Бельгии, стремясь вторгнуться во Францию на широком фронте, и Британская империя вступила в войну против Германии, не желая допустить появления германских полчищ у Ламанша. В течение одной недели все великие цивилизованные державы, не исключая самых отдаленных и нейтральных, оказались потрясенными до основания.

Один из офицеров британского штаба, говорят, как-то заметил, что его родина, по всей вероятности, повторит опыт наполеоновских войн: начнет войну с наихудшей в Европе разведкой и кончит её с наилучшей. Но если сопоставить британскую разведку с разведками других европейских стран, то получится впечатление, что британская «худшая» разведка работала все же довольно недурно. И уж, конечно, лучше всех действовала контрразведка Англии; правда, главным образом благодаря промахам её врагов.

Персонал контрразведывательного отдела состоял всего из четырех офицеров, трех следователей и семи канцелярских служащих. Но в случае надобности в преследовании шпионов неприятеля принимали участие особый сыскной дивизион нового Скотленд-Ярда и все полицейские силы британских островов.

Густав Штейнхауэр несколько отложил срок своего бегства, чтобы предупредить своего эдинбургского агента, пианиста мюзик-холла Джоржа Кинера. Этот шпион был убежден, что будущая война его не коснется, ибо из великих держав в войну будут вовлечены только Англия и Россия. Отто Вейгельс, германский агент в Гулле, посмеялся над предостережением Штейнхауэра, и теперь, когда англичане замкнули круг вокруг «цепочки Эрнста», Вейгельс оказался в числе немногих, сумевших ускользнуть из расставленной сети. Штейнхауэр просто написал Шапману, своему экситерскому агенту, чтобы он передал предупреждение Эрнсту в Лондон. Шапман удрал, Штейнхауэр благополучно и не торопясь добрался до Гамбурга. Эрнст и 21 других германских агента были арестованы 5 августа, на другой день после объявления войны.

Жившие в Лондоне агенты были захвачены при облаве, устроенной сыщиками, телеграммы, вовремя посланные начальникам полиции в провинцию, дали возможность арестовать остальных. И вот завеса, погуще лондонских туманов, окружила Великобританию, ослепив германскую разведку. Прусский генерал фон Клук не скрыл своего изумления, когда его 1-я армия, атаковав левый фланг союзников, армию Ланрезака, наткнулась на британскую регулярную армию.

Акт о защите государства ещё не действовал, а Эрнст и его «цепочка» уже были взяты под стражу. Многие из его сообщников по секретной службе были подданными кайзера, и их можно было арестовать только на время войны — наказание немалое. Цирюльник, зарабатывавший фунт стерлингов в месяц, которого Штейнхауэр пытался спасти при помощи открытки, в конце концов, поплатился семью годами каторжных работ.

Эта успешная ликвидация всей сети германского шпионажа в Англии, положившая вообще начало английским удачам, быстро принесла ощутимые плоды. Британская экспедиционная армия пересекла Ла-Манш без препятствий и незаметно для врага. И если бы численность регулярных войск была вдвое больше, их нажим, который почувствовал один только фон Клук, остановил бы вторгшиеся армии фон Бюлова и Хаузена. Клук мог бы изменить весь ход войны на Западном фронте. Одно только неожиданное для немцев присутствие этих войск, не говоря уж об их численности, оказывало существенное воздействие на отступательный маневр, известный под названием «битва на Марне»: армия Френча и 5-я французская армия Ланрезака спаслись от сокрушительной катастрофы.

Эти две армии, состоявшие из тринадцати французских и четырех английских дивизий, к 23 августа, находясь под командой Жоффра, едва не попали в германскую ловушку, 1-я и 2-я армии фон Клука обходили их с севера, а 3-я армия Хаузена — с востока. Своевременный отход этих двух армий военные историки объясняют тремя причинами: осторожностью Ланрезака, преждевременной атакой 2-й германской армии и непредусмотренным германской разведкой прибытием англичан на левый фланг.

— Что за олухи меня окружают? Почему мне не сказали, что в Англии у нас нет шпионов? — якобы сказал взбешенный кайзер, узнав о том, с какой быстротой армия Френча прибыла на передовые позиции.

Мрачно настроенные чины генерального штаба согласились с Вильгельмом, что теперь придется пересмотреть все германские планы.

— Необходимо немедленно отправить в Англию первоклассного шпиона, — распорядился Вильгельм, — а главное, такого немца, на патриотизм которого можно было бы вполне надеяться.

Германская морская разведка была тем более встревожена, что британская армия все ещё считалась слишком малочисленной и «презренной», как выразился кайзер, чтобы беспокоить кого-либо в Германии. Очевидно, не имея под рукой «первоклассного шпиона», морская разведка спешно отправила в Шотландию злополучного лейтенанта запаса Карла-Ганса Лоди. Так как он согласился действовать в качестве временного «эрзац-шпиона», то на его неопытность посмотрели сквозь пальцы. Лоди хорошо знал Англию, так как служил на пароходной линии «Гамбург — Америка» гидом для туристов. Он бегло говорил по-английски «с американским акцентом» — мелочь, которую обычно упускали из виду другие германские шпионы, пытавшиеся выдавать себя за американцев. В сентября 1914 года он очутился в Эдинбурге с паспортом американского туриста Чарльза Инглиса, на котором наклеена была, однако, его фотография, ловко подмененная Подлинный мистер Инглис незадолго до того был в Берлине, просил завизировать его паспорт и дожидался, покуда на Вильгельмштрассе разыщут его «затерявшийся» документ, с которым Лоди как раз и явился к британским портовым властям. По требованию американского посольства, Инглису выдали другой паспорт и извинились перед ним. Лоди, тем временем, успел отправить телеграмму в Стокгольм, незаметно перебрался из гостиницы на частную квартиру и, взял напрокат велосипед, начал обследовать окрестности.

Как новичок в секретной службе, он страдал чрезмерным усердием в заметании следов. Он задавал слишком много вопросов, проявляя чрезмерный интерес к гавани в Росайте, и вообще проявлял отнюдь не туристское любопытство к английскому флоту. Уже при отправлении своей первой телеграммы Лоди обратил на себя внимание. Она была адресована в Стокгольм Адольфу Бурхарду, когда ещё не занесенному британской морской разведкой в обширный список подозрительных лиц, и в ней Лоди неосторожно выразил враждебные Германии чувства. Даже в начале войны цензоры были не так уж легковерны, лицо, чересчур прозрачно пишущее для цензуры, явно заслуживало в её глазах усиленной слежки Шпионы, работавшие после Лоди, прибегали к этой прозрачной уловке в почтовой переписке, и их письма неизменно задерживались для испытания на симпатические чернила. То, что Лоди в телеграмме столь бурно и откровенно радовался неудачам немцев, обращаясь к нейтральному адресату, не соответствовало ни американской, ни нейтральной позиции. Пять раз писал он Бурхарду. Только одно из этих писем пропущено было в Швецию, да и то потому, что оно помогло подтвердить циркулировавший в первые месяцы войны слух о том, будто русская армия высадилась в Шотландии и перевезена оттуда во Францию для участия в сражении на Эне. То, что Лоди подхватил и передал это лживое сообщение, не свидетельствует о его уме, ибо в то время военные обозреватели и корреспонденты только и писали, что об этой армии русских. Такой многообещающий молодой человек, как Карл Лоди, при достаточной тренировке в области секретной службы, мог бы сделаться весьма хорошим разведчиком, вместо этого он зря погубил себя. Чтобы успокоить кайзера и заменить порвавшуюся «цепочку» Эрнста, Лоди бросили в неприятельскую страну, не посвятив даже в тайны шифров, кодов или пользования симпатическими чернилами.

Британской контрразведке продолжало везти. За Лоди следили от Эдинбурга до Лондона, затем снова по Эдинбурга, оттуда на протяжении всего пути до Ливерпуля, до Холихеда, Дублина и Килларни. Он направлялся в морскую базу Квинстауна, но его последнее письмо к Бурхарду, перехваченное, как и прежние его письма, оказалось достаточно убедительным, и ирландская полиция арестовала его по просьбе Скотленд-Ярда.

После того как в Германии стало известно о провале Лоди, секретная служба и военные круги упоминали о Лоди лишь затем, чтобы отозваться о нем презрительно Он сделал промах и, возбудив подозрительность англичан, является виновником обнаружения и гибели многих других шпионов, — так говорили о Лоди. В действительности же он ни в чем не проявил отсутствия инициативы или хладнокровия, и почти все, что он делал, разоблачает спешку и бездарность германской секретной службы, которая и не обучила его как следует шпионскому делу, и не сумела руководить им как шпионом.

30 октября 1914 года его судил в Лондоне военный суд. Председателем суда был генерал майор лорд Чейлсмор, а безнадежное дело защиты германского агента было поручено видному члену английской адвокатуры Джорджу Эллиотту. Лоди в первую очередь обвиняли в том, что он 27 и 30 сентября отправил два письма Карлу Штаммеру в Берлин и письма эти содержали в себе сведения о последних военных приготовлениях Англии и её оборонительных мероприятиях. В багаже Лоди, помимо фальшивого паспорта, была найдена записная книжка с данными о флоте и гамбургскими, берлинскими и стокгольмскими адресами. Найдены были также копии телеграмм и четырех писем, посланных Бурхарду.

Донесения его были признаны на суде лучшими из всех, какие только когда-либо попадали в руки британских контрразведчиков. Особенно подчеркивалась перед девятью членами суда их «поразительная точность и ясность изложения». Лоди был расстрелян в лондонском Тауэре в ноябре 1914 года.

 

Глава тридцать пятая Разведка и секретная служба

Для противников Германии и даже для нейтральных наблюдателей этот неожиданный и почти неправдоподобный провал германского шпионажа явился полной неожиданностью. На протяжении целого поколения правительства и народы Европы страшились нового колоссального нашествия немецких армий, поддержанных тевтонскими шпионами. Но куда же девались эти тайные спутники армий? И не является ли этот провал только подвохом с их стороны?

Сейчас уже совершенно ясны причины, в результате которых германская секретная служба оказалась несостоятельной в начале войны. И лишь в отдельных эпизодах подпольной борьбы она сумела добиться некоторых успехов. Германское командование умело подкреплять силу своих армий террором. Террор, устрашение: — такова была их сознательная стратегия с первого дня войны. Пытаясь сорвать союзную блокаду, германский флот, став на путь ничем не ограниченной подводной войны, по существу начал применять особую форму морского террора, вполне достойную каких-нибудь варваров-пиратов Караибского моря. Но ни первоначальная организация разведывательной службы, ни тренировка её первых работников не гарантировали успеха этому новому виду войны. Позднее, с развитием диверсий, контршпионажа и других агрессивных приемов секретной службы, германские агенты начали заимствовать у своих Товарищей по армии или подводному флоту их теорию неограниченного террора. Без террора даже тайный немецкий боец чувствовал себя слабым.

Это не сразу обнаружили специалисты разведки в странах Антанты, что оказало немалое влияние на ход борьбы секретных служб. Если немцы не совершают исторической ошибки, то какую новую уловку стараются они замаскировать? Или они в самом деле достигли крупных успехов, пока ещё не обнаруженных?

Вскоре для держав Антанты стало ясно, что немцы, несмотря на все свои старания, добиваются своей секретной службой столь жалких результатов, что их поневоле приходится скрывать.

Было бы, например, крайне опасно и неразумно открыто сообщить английской публике, что в Соединенном королевстве нет ни одного германского агента, который находился бы на свободе. К счастью, уже в то время специалисты по военной пропаганде умели представить неприятеля, во-первых, демонически свирепым; во-вторых, могущественным и грозным и, в-третьих, временно преуспевающим. С первого же дня войны необходимо было всячески умалять успехи врага и в то же время преувеличивать его возможности.

На всем протяжении войны германскую секретную службу представляли в неправильном свете. Немцы почти непрерывно побеждали на суше и становились все опаснее на море Что из того, что их наступательный шпионаж часто делал промахи, ошибался, неправильно бывал информирован и часто попадал в нелепое положение и на Западе, и на Востоке. Тем легче и безопаснее было выдавать секретную службу кайзеровской армии за страшилище и изображать её перед всеми в грозном виде.

Французы сорок лет бредили реваншем, мечтали о возвращении Эльзас-Лотарингии, о расплате за Седан и за сдачу Парижа. Что же так долго готовила эта первоклассная военная держава к «неизбежному» конфликту? Если не упомянуть о легкой 75-миллиметровой полевой пушке, то можно сказать, что Франция оказалась неподготовленной к войне и могла считаться жертвой неожиданного и внезапного нападения. Французская разведка, маниакальная сосредоточенность которой на тевтонской угрозе разорила Дрейфуса, отправила Пикара в тюрьму, а Лажу в изгнание и погубила или испортила тысячи тайных карьер, — эта разведка начала мировую войну с того, что принесла победу Германии. В августе 1914 года на полях сражений оказалось вдвое больше немецких солдат, чем ожидал французский генеральный штаб Его агенты и эксперты из разведки, оценивая численность германской армии, «учитывали только действующие дивизии», хотя раньше французская разведка «считалась с возможностью, что немцы с самого начала пустят в ход запасные соединения». Когда же началась война, то французские власти растерянно подчеркивали, что основной изъян французского плана заключался в том, что немцы располагали вдвое большим числом войск, чем ожидала французская разведка, и притом достаточным для широко охватывающего маневра.

После 1906 года, когда фон Мольтке сменил знаменитого графа Шлиффена на посту начальника германского генерального штаба, к общему числу германских дивизий прибавилось девять новых. Но хотя специалистам из французской разведки дан был восьмилетний срок на исправление прежних ошибок и на обследование роста германской армии, они упорствовали в своем заблуждении и даже склонили на свою сторону генерала Жоффра. Его внушительный «план XVII», построенный на принципе «наступление до конца», базировался на неправильном расчете, в этом одна из причин провала «плана XVII», который пришлось менять буквально на ходу.

Это крупнейшее заблуждение свело на нет и данные некоторых ценных шпионских донесений, полученных «бельгийской разведкой. До 1912 года Бельгия тратила очень мало средств на военный шпионаж: поскольку, однако, напряжение в Европе не уменьшалось, брюссельские власти обратились к услугам нескольких секретных агентов: бельгийских генералов главным образом смущали слухи о новой германской осадной артиллерии.

Укрепления Антверпена, Льежа и Намюра оптимистически считались «сильными» и даже «неприступными» Они могли выдержать огонь германских 21-сантиметровых или французских 22-сантиметровых орудий, между тем, уже японцы применяли 28-сантиметровые орудия при бомбардировке высоты 202 и других главных укреплений Порт-Артура. Поэтому бельгийские шпионы направились в Австрию и Германию и узнали все, что только можно было узнать о последних моделях крупповских пушек и гаубиц Шкоды. Австро-германские союзники располагали орудиями, калибр которых в полтора раза превышал 11-дюймовые осадные гаубицы Японии.

Говорят, что один из шпионов привез будто бы с собой подробное и точное описание огромной 42-сантиметровой пушки Шкоды. Однако он не получил за это благодарности. Все считали, что принимать какие-либо меры уже «слишком поздно» и «слишком накладно», а перестраивать бельгийские крепости с тем, чтобы они могли выдержать огонь новых осадных орудий, невозможно. Кроме того, бельгийский генеральный штаб чувствовал, что если по-настоящему прислушаться к столь дурным вестям, то это может обеспокоить главнокомандующего, которым был не кто иной, как сам бельгийский король.

Бельгийские крепости были оставлены на произвол судьбы, и это оказалось огромным промахом Льеж, например, защищал «бутылочное горлышко», сквозь которое должны были пройти две германские армии — генерала фон Клука и генерала фон Бюлова, лишь после этого они получали возможность развернуться и ринуться на юг, против французов и англичан. Крепость Льеж прикрывала не менее четырех железнодорожных линий, по которым только и могли снабжаться германские захватчики. Чтобы овладеть этим жизненно важным выходом у Мааса на бельгийскую равнину севернее Арденн, германский генеральный штаб приготовил группу в шесть пехотных бригад с массой артиллерии, самокатчиков и автомобилей, которую и держал наготове у бельгийской границы в течение нескольких лет. Шпионы своевременно донесли в Брюссель о сокрушительной силе этого тарана; но ничего не могло уже изменить судьбу недостаточно укрепленного Льежа.

Авангардом германского вторжения в 1914 году командовал генерал фон Эммих. Мобилизация даже превосходно организованной германской армии должна была потребовать несколько недель; но взятие Льежа было для Эммиха делом нескольких дней. Шесть бригад Эммиха должны были атаковать ключевую позицию Бельгии приблизительно за три недели до того, как мог последовать главный удар колоссальных вражеских армий. Все это происходило по стратегической программе Шлиффена, согласно изменениям, которые произвел в этом плане Мольтке.

В соответствии с планом германское командование бросило Эммиха и его шесть бригад через бельгийскую границу в ночь на 6 августа 1914 года, нагло нарушив нейтралитет Бельгии и послав дерзкий вызов Англии.

Эммих должен был захватить важнейшую оборонительную позицию. Однако внезапная атака не удалась; даже хорошо вымуштрованные германские войска наделали ошибок. Кольцо льежских фортов не сдалось; нащупывая дорогу между фортами в темноте и сумятице, германские колонны потеряли направление и были на краю катастрофы. Но тут выступил прусский офицер, которому суждено было вскоре получить мировую известность и предполагаемые таланты которого — неважно, имел он их в действительности или нет, — поддержали дух германского фронта и тыла в самые мрачные для Германии часы. Это был Эрих фон Людендорф; начальство уже узнало его как блестящего члена генерального штаба, хотя он и был человеком, столь энергично отстаивавшим за год до войны свои особые взгляды, что было признано необходимым удалить его из Берлина и направить в бригаду.

И эта бригада при штурме Льежа была смята и находилась на краю гибели. Вся германская атака оказалась под угрозой срыва. Тогда Людендорф «вдруг вынырнул из мрака», вступил в командование колонной, сбившей с толку своего генерала, и присоединил к ней все прочие оказавшиеся поблизости и дезорганизованные части. На заре Людендорф потребовал капитуляции Льежа. Он уверил коменданта крепости, будто сильная внезапная атака смяла внешнее кольцо фортов, которые в тот момент, действительно, не вели стрельбы (что разоблачило бы его обман), поскольку не были атакованы, и добился сдачи цитадели со всем её гарнизоном. Захват города позволил немцам осадить форты со всех сторон, но они упорно сопротивлялись и пали один за другим, когда огромные гаубицы были подвезены ближе и стали бить прямой наводкой.

Видный военный обозреватель писал, что разрушительная сила этих гаубиц «явилась первым тактическим сюрпризом мировой войны». Действительно, взрывная мощь 42-сантиметровых снарядов широко разрекламировала по всему миру могущество и военные возможности Германии. И все же у нас есть все основания полагать, что враги Германии не были захвачены врасплох; они знали о выпуске гаубиц большого калибра, а Позднее были осведомлены о сооружении дальнобойных Крупповских орудий, бомбардировавших Париж. Что касается германского «тактического сюрприза» у Льежа, то он в основном явился результатом бездействия разведки Антанты и её генеральных штабов, чьи самодовольство и летаргия не были нарушены даже лихорадочной тревогой секретной службы.

 

Глава тридцать шестая Диверсии

В 1915 году война вступила в самую страшную фазу — борьбу на истощение, первой жертвой которой пала маневренная стратегия, а конечным результатом стала гибель лишних миллионов жизней. Имея на Западе численное превосходство, Антанта пребывала в блаженной уверенности, что на каждых четырех убитых французов или англичан должно прийтись, по меньшей мере, три мертвых немца: следовательно, в каком-то неопределенно близком будущем останется лишь обширная страна покойников, именуемая Германией, на территорию которой уцелевшие солдаты Антанты войдут победителями. Но эта программа методического уничтожения людских ресурсов врага не учитывала такой проблемы, как саботаж или уничтожение важнейших материальных ресурсов врага.

Слово «саботаж» происходит от французского слова «сабо» — деревянные башмаки. Французские ткачи XYII века бросали башмаки в свои станки, чтобы испортить их, поскольку думали, что появление машин лишит их навсегда работы. Но мировая война внесла в это слово весьма существенные поправки и даже истолковала его по-новому. Способный начальник «саботажников» эпохи мировой войны 1914–1918 годов — иначе говоря, диверсантов — должен был иметь несколько пар лакированных «сабо», ибо бывал он в каком-нибудь аристократическом клубе, регулярно ходил в свой офис в Нью-Йорке, подобно адвокату или коммерсанту, совещался там со своими агентами, словно это были клиенты или продавцы, а не шпионы и террористы, и нередко принимал приглашения отобедать в шикарном отеле «Ритц-Карлтон».

Такого рода техника диверсии была весьма распространена в ту пору в Европе, и особенно там, где шла война. В самом деле, кто мог найти причину катастрофы, организованной рукой любителя или профессионального агента-диверсанта, в месте, где взрываются бесчисленные снаряды, бомбы и пылают пожары?

Французский генерал Б. Э. Пала полагает, что в жуткие месяцы 1916 года Верден спасли два счастливых обстоятельства: удачное уничтожение всех германских 42-милиметровых гаубиц точным огнем французских дальнобойных орудий и взрыв большого артиллерийского парка близ Спенкура, где для гаубиц держали 450 000 тяжелых снарядов. Такая небрежность уже сама по себе является его рода диверсией, нередкой в зонах боевых действий, вызывается она беспечностью подчиненного или глупостью начальника. Но же вызвало взрыв столь незащищенных тысяч немецких снарядов? Союзники когда не изображали спенкурскую катастрофу как мастерский ход своей секретной службы, обнаружившей идеальную цель для бомбежки с воздуха, или как прямой результат диверсии. И генерал Пала почти одинок в признании огромного влияния этого взрыва на возможность удержания французами в своих руках ключевой позиции Западного фронта.

Союзники, видимо, несколько стеснялись диверсий и предоставили главные достижения в этой области Германии; впрочем, Комптон Макензи в своих военных мемуарах рассказал о своем коллеге из британской разведки, который разработал план взрыва моста близ Константинополя. Этот офицер добыл образцы разных сортов угля, которым пользовались в той части Турции, отобрал несколько крупных кусков и отослал в Англию, где они должны были послужить моделью оболочек для бомб; бомбы эти обещал доставить на место один наемный левантиец-диверсант.

Диверсия оставалась локальным приемом нападения, но она с неизбежностью породила агента контр-диверсии. В 1915 году германский военный атташе в Берне познакомился с неким русским, который как будто готов был принять любое поручение, направленное против царя. Он хорошо знал Россию. Не попытать ли счастья на Сибирской железной дороге? Этот потенциальный шпион и агент-диверсант говорил, что ему знакома каждая верста Транссибирской магистрали. Когда ему растолковали, в чем дело, он даже согласился тайно вернуться в Россию и пробраться в Сибирь до Енисея, где взорвал бы железнодорожный мост. Уничтожение моста на многие месяцы остановило бы приток боеприпасов из Владивостока на Западный фронт России против Германии.

Русский по фамилии Долин получил исчерпывающие инструкции, деньги на дорогу и щедрое вознаграждение, причем ему была обещана двойная сумма в случае, если он взорвет мост и сумеет бежать. Долин смело отправился в Россию и явился к руководителям охранки и генералу Батюшину. Что же, Долин был попросту плутом, обманщиком, который струсил? Нисколько: его можно было бы назвать обманщиком, но в широком патриотическом плане, ибо Долин дурачил немцев с самого начала. Он был видным агентом русской разведки.

Единственная организованная кампания диверсий во время мировой войны 1914–1918 годов была проведена в Северной Америке. Она началась за много месяцев до того, как Соединенные Штаты объявили Германии войну, и стихала по мере того, как вашингтонское правительство все больше и больше в неё втягивалось. Речь идет о знаменитой диверсионной атаке Германии, ставшей единственным достижением её секретной службы и поддержавшей её преувеличенную довоенную репутацию. Это была настоящая война, удары которой наносились по американским гражданам, полагавшим, что они вольны торговать с англичанами, французами или русскими. В первую очередь это была атака на поставки оружия и боеприпасов, на суда любой национальности, груз которых более или менее предназначался для военных целей. Все это стало известно из воспоминаний о своих подвигах руководителя группы немецких диверсантов, флотского капитана Франца Ринтелена фон Клейста.

Американские наблюдатели в Германии рассказывали впоследствии, как немцы со свойственной им безжалостностью реагировали на потопление «Лузитании» и гибель при этом множества людей. «Поделом им, — говорили они об утонувших американцах. — Плыть на пароходе с боеприпасами! Зачем им плыть на пароходе с боеприпасами? Люди, плавающие на кораблях с боеприпасами, должны ожидать, что их взорвут».

Гораздо больше раздражали немцев торговые суда из Америки, не столь быстроходные и не столь знаменитые, как «Лузитания». Этим как-то удавалось ускользать от взора командиров германских субмарин. Перепробовав все лучшие типы торпед, немцы выработали программу диверсий, руководимых с американского берега Атлантики. При этом они удачно остановили свой выбор на капитане Ринтелене. Его энергия, умелое руководство, корректные и вкрадчивые манеры несколько смягчали впечатление от грубости таких атташе в Соединенных Штатах, как фон Папен и Бой-Эд, дипломатов вроде Думба и их бесчисленных подражателей. Ринтелен вел в Америке «малую войну», и все же обозлил меньше американцев, чем германские дипломатические Торы и Вотаны, притворявшиеся миротворцами.

Диверсия на ринтеленовский манер, на первый взгляд, была действительно «игрой». Можно не сомневаться, что грядущие войны будут насчитывать полки Ринтеленов и противники станут безжалостно взрывать, жечь и уничтожать друг друга. Прибыв в Америку, Ринтелен легко завербовал большой штат пылких, остервенело патриотичных и грозных тевтонов. Ринтелен снабжал своих диверсантов свинцовыми трубками, серной кислотой, бертолетовой солью и сахаром. Адская машина в виде сигары вызывала пожар в бункерах судна, груженного боеприпасами, после его выхода в море.

Вначале было совсем нетрудно закладывать эти небольшие трубки в бункеры или трюмы грузовых пароходов, отправляемых в Европу. Вскоре эпидемия пожаров распространилась на атлантических пароходных линиях, как ветряная оспа в детских садах. Пожары приходилось тушить, затапливая трюмы морской водой и портя уцелевшие боеприпасы. В результате на фронт во многих случаях попадали бракованные партии снарядов. Неудивительно, что американские снаряды снискали себе дурную репутацию. Таким образом, германские диверсанты заодно помогали разжигать антагонизм между американцами и их недоверчивыми покупателями в странах Антанты.

Кроме этих невинных с виду трубок — примитивных зажигательных бомб, рассчитанных на определенный срок действия, Ринтелен и его агенты пользовались другими адскими машинами, замаскированными под консервные банки, детские игрушки или обыкновенные куски каменного угля. Однако самую страшную бомбу довелось изобрести одному из главных сообщников Ринтелена, лейтенанту Фэю. Бомбу эту можно было приладить к рулю стоящего на якоре судна, после чего поворот руля автоматически вызывал взрыв.

При поддержке Ринтелена Фэй в тиши разрабатывал свое адское изобретение. Он построил макет кормы парохода и приделал к ней заправский руль. К рулю он прикрепил детонатор, заканчивавшийся стальным винтом, заостренным в нижнем конце. Винт был соединен с валом руля, и когда вал поворачивался, с ним вместе вращался и винт, постепенно высверливая себе путь в детонатор. В конце концов, его острие протыкало взрывной капсюль, происходил взрыв, и руль отрывало я от корабля.

Германский диверсант был ранен на испытаниях своего изобретения, но не оставлял дела, пока не добился четкой работы от модели, а затем приступил к сооружению портативной бомбы. Вскоре после этого, наняв однажды вечером моторную лодку, он пробрался в нью-йоркский порт, где под предлогом аварии двигателя подплыл к рулю одного из крупнейших военных транспортов и приладил свою адскую машину, после чего благополучно улизнул. На той же «неисправной» моторной лодке он повторил эту операцию. Результаты сказались весьма быстро и очень убедительно. Суда вышли в море — и на каждом произошла поразительная, таинственная катастрофа: руль исчезал, а корма оказывалась разрушенной взрывом. Команде одного парохода пришлось бросить его на волю волн, другой пароход успел подать сигнал бедствия, и его отбуксировали в ближайший порт.

Эти победы доставила Фэю немало хлопот. Теперь он уже не решался показываться в гавани на той же моторной лодке. Вздумай он подобраться к рулю какого-нибудь судна, его тотчас же заподозрили бы и арестовали. Тогда он стал мастерить из пробки своеобразные плоты и устанавливал адскую машину на них. В темноте, толкая перед собой плот, он подплывал к пароходу, местоположение которого было разведано заранее, и прилаживал адскую машину к рулю. Подобные ночные вылазки он предпринимал в течение многих недель — не только в Нью-Йорке, но и в Балтиморе, и других портах Атлантического океана. Но число транспортов, предназначенных для перевозки боеприпасов, возрастало так быстро, что вскоре все американские гавани оказались ими забиты, Для защиты от вражеских агентов-диверсантов, кроме полиции, выставили крепкий заслон. Весь штаб заговорщиков оказался недостаточно силен, чтобы помешать регулярному отплытию и тщательно замаскированному передвижению этих транспортов. Даже старания Фэя вскоре были полностью парализованы. Тогда немецкие диверсанты стали наносить удары в другом направлении. Они занялись финансированием враждебных Англии ирландских агитаторов для организации забастовок на снарядных заводах и в доках главнейших портов Атлантического побережья.

Деятельности Ринтелена был положен бесславный конец природной или намеренной глупостью капитана фон Папена, германского военного атташе в Вашингтоне. Неуклюжие депеши, которые англичане легко перехватывали и расшифровывали, сообщали о предстоящем возвращении Ринтелена на родину под «нейтральной» личиной. Разумеется, диверсанта опознали и сняли с парохода голландско-американской линии «Нордам». После встречи с начальником английской морской разведки адмиралом сэром Реджинальдом Холлом и его помощником лордом Хершеллем немецкого капитана отправили в тюрьму в Донингтоне.

Когда Соединенные Штаты вступили в войну, они потребовали выдачи Ринтелена не как военнопленного, боровшегося против американцев, а как преступника, совершившего уголовные деяния. Ринтелен был выдан, судим федеральным судом и приговорен к четырем годам заключения в каторжной тюрьме Атланты. Как и многие его сообщники, Ринтелен протестовал против столь грубого обращения американцев с морским офицером и дворянином. Но не подлежит сомнению, что в большинстве стран Европы его бы осудили за шпионаж и расстреляли.

Во время процесса над Ринтеленом были раскрыты далеко не все его преступления; некоторые оставались неизвестны до самого конца воины. Были пароходы, которым изумительно везло. Бывший германский океанский пароход «Де-Кальб» беспрепятственно совершал многочисленные рейсы во Францию под видом американского военного транспорта, и лишь впоследствии оказалось, что его коленчатый вал насквозь пропилен германскими диверсантами. Точно так же норвежский грузовой пароход «Гюльдемприс», начавший свой рейс в Нью-Йорке в январе 1917 года, перевозил разные грузы до конца июля, последний раз в Неаполь, где подвергся чистке его кормовой отсек. И там были обнаружены две динамитные бомбы страшной силы.

Особенно загадочным было исчезновение американского парохода «Циклоп». Этот огромный угольщик в последний раз видели у одного из вест-индских островов 4 марта 1918 года; он шел с грузом марганца из Бразилии. «Циклоп» был оборудован самой современной радиоустановкой, что не помешало ему исчезнуть бесследно.

Американский генеральный консул в Рио-де-Жанейро, А. — Л. — М. Готшальк, бывший в числе пятнадцати пассажиров этого судна получил, говорят, какое-то странное предупреждение об опасности плавания на «Циклопе». Он тотчас же сообщил об этом капитану «Циклопа» Дж. Уорли, так что от офицеров и экипажа парохода можно было ожидать величайшей бдительности. Но ни позывных, ни сигнала о помощи со стороны команды за все время рейса так и не последовало. Надо полагать, что немецкие диверсанты, скрывавшиеся в населенных немцами центрах Бразилии или Аргентины, изобрели какой-нибудь быстрый и радикальный способ отправить судно на дно. Иначе трудно представить, чтобы большой, надежный корабль мог затонуть невдалеке от берегов Америки, не послав в эфир хоть какого-нибудь сигнала.

 

Глава тридцать седьмая Специальные миссии

Америка как будто отставала от Европы в смысле развития военной секретной службы. И все же с одним важным нововведением в области шпионажа в период мировой войны 1914–1918 годов навсегда связано как раз имя американца. Это нововведение — использование самолета для ночной заброски шпионов в тыл врага. Впервые к нему прибегли в балканских войнах 1912–1913 годов, затем тот же молодой американский искатель приключений появился на Западном фронте, где использование «воздушных шпионов» для специальных миссий шло рука об руку с усовершенствованием летной техники.

Лейтенант Берт Холл начал карьеру военного летчика в 1912 году в рядах турецких войск, сражавшихся против Болгарии. Уроженец штата Кентукки провел свое детство в горах Озарка, потом стал автогонщиком, а позднее — пионером летного спорта. На Балканах он летал на французском моноплане; турки наняли его для руководства их воздушной разведкой за 100 долларов золотом в день. Армии султана, которым противостояли сербы, греки и болгары, вынуждены были обороняться. Они потерпели поражения у Кирк-Килиссе и Люле-Бургаса 24 и 29 октября 1912 года. Главный город и крепость турецкой Фракии Адрианополь, издревле прикрывавший пути к Константинополю, был осажден сербо-болгарскими войсками.

Когда турки поняли, что проигрывают войну, их главной заботой стало благополучное отступление в Малую Азию. Холл хорошо и честно вел разведку, но занимался только ей и упорно игнорировал турецкие намеки, что он мог бы сбрасывать бомбы на их врагов. И когда ему перестали платить, они вместе с механиком-французом перелетели на своем моноплане на сторону болгар, пригласивших работать на них за тот же гонорар. Служа султану, он хорошо ознакомился с новыми оборонительными позициями перед Константинополем; ему предложили приземлиться за фронтом у Чаталджи и заняться шпионажем. Американец подчеркнул разницу между разведкой, которую он обязался вести, и шпионажем. За добавочное вознаграждение он согласился рискнуть и высадить за линией фронта болгарского секретного агента. Это ему удалось, несмотря на примитивное состояние тогдашней авиации.

Когда же болгары спустя месяц задержали причитавшиеся ему платежи, летчик решил, что совершил ошибку, перейдя к ним на службу, и уже собирался улететь, когда был арестован как неприятельский шпион. Арест поставил американского летчика в довольно затруднительное положение. Его лишили права обратиться к дипломатическому представителю Соединенных Штатов, и так как он не отрицал, что раньше работал по заданиям турецких генералов, то ему трудно было доказать, что он перестал на них работать.

Преданный военному суду, он открыто заговорил о деньгах, которых ему не заплатили, и его приговорили к расстрелу. К счастью, его механик француз Андре Пьере никогда особо не верил в болгарскую честность, Оставшись на свободе, он отнес свою часть золота некоему представителю власти. За несколько часов до назначенного на рассвете расстрела «шпиона» француз дал кому следует большую взятку — и американца выпустили на свободу.

В августе 1914 года Холл начал выплачивать свой долг находчивому французу. Уже на второй день войны он записался в иностранный легион. После трех месяцев войны на его умение обращаться с самолетом обратили внимание, и его перевели в летный корпус. Он служил в эскадрилье Лафайетта и в конце мировой войны оказался одним из двух оставшихся в живых членов этой прославленной группы «воздушных дьяволов».

Еще до формирования этой эскадрильи Холлу, как бывалому военному летчику, получали опасные специальные миссии. На этот раз ему предстояло перебрасывать шпионов через линию фронта. Для этого требовалось, во-первых, умение летать ночью, ибо рассвет считался единственно подходящим временем суток для высадки шпиона, и, во-вторых, умение приземляться на незнакомых и неподготовленных площадках. Едва ли менее рискованным был и обратный полет. Этот подвиг приходилось повторять каждые несколько дней, каждую неделю, каждые две недели — едва почтовый голубь приносил от шпиона записочку с сообщением, что тот готов вернуться.

Разрабатывая новую отрасль шпионажа, Холлу приходилось придумывать все новые и новые приемы. Благодаря своему хладнокровию и летному мастерству он высадил нескольких шпионов и каждого из них доставил затем домой без малейших инцидентов. Но в одном случае его, похоже, предали. От шпиона поступил «заказ» на перевозку, и Холл вылетел перед рассветом, чтобы подобрать своего пассажира на поле близ Рокруа. Агенты германской контрразведки точно знали час и место его приземления. Его ждали пулеметы и стрелки; но, к счастью Холла, западня захлопнулась секундой раньше, чем следовало. От долгой настороженности и душевного напряжения его враги занервничали, и их первый залп послужил американцу сигналом опасности. Он стремительно стал набирать высоту и вышел из-под обстрела. Единственно верным и смелым маневром он спас себя и машину, лишь крылья её оказались изрешеченными пулями, и сам он получил легкое ранение. Вскоре его, как искусного летчика, наградили военной медалью.

Переброска шпионов по воздуху в летных частях воюющих держав стала обычным делом. Многочисленные усовершенствования облегчили положение и пассажиров, и летчика. Самолет обычно приземлялся по возможности неподалеку от местожительства постоянного агента, который разводил в своем камине яркий огонь, видный только с самолета, пролетавшего прямо над домом. Огонь разводили лишь в том случае, если агент убеждался, что приземление безопасно. Сигнализация помогала летчику и когда тот прилетал, чтобы отвезти шпиона домой. Если агент почему-либо не мог прибыть к условленному часу, сигналы постоянного агента избавляли летчика от опасной и напрасной посадки.

Положение летчика, взятого в плен вместе со шпионом или непосредственно после произведенной им высадки шпиона на вражеской территории и преданного затем военному суду, в юридическом отношении было неопределенным. В Гаагских конвенциях вообще не было указаний, относящихся к такого рода действиям летного состава воюющих армий.

В этом смысле представляет интерес дело двух летчиков — Баха, американца, служившего во французском летном корпусе, и сержанта Манго. Каждому из этих летчиков удалось высадить своего агента; но оба потерпели аварию при взлете. Они пытались пробраться до какой-нибудь нейтральной границы, но не имели возможности переодеться; когда разбившиеся самолеты обнаружили, летчиков быстро выследили и арестовали. Затем обоих отвезли в Ланс и предали суду по обвинению в шпионаже. Этой злополучной паре летчиков выпала на долю незавидная честь: способствовать установлению международного прецедента. Но Джимми Бах был добродушным молодым авантюристом со средствами; он мог позволить себе роскошь и пригласил видного адвоката, который прибыл из Берлина, чтобы защищать его и его товарища-француза. На первом судебном заседании, состоявшемся 20 октября 1915 года, судьи не пришли ни к какому решению; второе заседание, состоявшееся 30-го, кончилось тем, что обвинение в шпионаже с обоих подсудимых было снято. Бах и Манго, как военнопленные, провели три тяжелых года в плену в Нюрнберге.

После этого случая агентов, посылаемых со специальной миссией, стали одевать в военную форму, прикрывавшую штатское платье. Приземлившись, такой агент прятал мундир и к своим шпионским обязанностям приступал в штатском костюме. Но в ту ночь, когда летчик должен был, согласно расчетам, явиться за шпионом, последний снова надевал военную форму, которая должна была в случае поимки избавить их обоих от военного суда.

Союзникам было весьма выгодно засылать своих шпионов по воздуху. Бельгия и тринадцать оккупированных департаментов Франции были открыты для французской или английской секретной службы, поскольку там имелись десятки более или менее укромных посадочных площадок и сотни патриотов обоего пола, готовых помочь союзникам. За небольшую плату в 700 франков — по тогдашнему курсу 130 долларов — можно было завербовать бельгийца и высадить его возле родного жилья, где ему отлично была знакома вся местность.

Что касается прифронтовых зон союзников, здесь немцам для той же цели приходилось подкупать французского или бельгийского ренегата, в лучшем случае какого-нибудь негодяя, выпущенного из тюрьмы на оккупированной территории. Такой агент мог хорошо знать местность, но ему мешала его репутация, а также опасность быть узнанным местными властями. Убедившись на многих примерах, что эта дуэль воздушных шпионов всегда оборачивается против них, немцы попросту усилили бдительность. В тех отдаленных районах, где можно было ждать высадки вражеских агентов, они установили звукоуловители для обнаружения звука самолетных моторов.

На это союзники ответили тем, что ограничили работу летчика однократным приземлением. Шпиона сбрасывали с парашютом совершенно бесшумно и притом в местности, где оседло жил постоянный агент. Эта система действовала в течение целых четырех лет. Секретные агенты спускались с ночного неба на врага, который мог этого ожидать, но не был в состоянии держать под постоянным наблюдением бескрайние просторы французских или фландрских полей, где могли приземлиться шпионы и где их радушно встречали и прятали местные патриоты.

Воздушные шпионы в большинстве своем были людьми слишком пожилыми для несения службы на фронте. Обученные обращению с почтовыми голубями, они брали их с собой до шести штук, и затем по одному посылали со срочными донесениями. Каждого шпиона снабжали подробными инструкциями и достаточным запасом французских и немецких денег. Приземлившись, каждый шпион первым делом разыскивал ближайшее шоссе, а затем начинал пробираться к фронту. Иногда к этой работе в пользу союзников привлекали и немцев, главным образом эльзасцев и лотарингцев, живших во Франции с начала войны и стремившихся таким путем избавиться от военной службы: вербовали также солдат, дезертировавших и взятых в плен.

По мере того, как разгоралась воина, самолеты постепенно становились все более ценным видом вооружения, и французы все чаще отправляли шпионов, предоставляя им изворачиваться на свои страх и риск после отправки последнего голубя с донесениями. Покинутые на произвол судьбы шпионы либо попадали в руки к немцам, либо окольными путями пробирались в Голландию. Тамошние французские консулы заботились об отправке их во Францию. Многим шпионам рекомендовалось на случаи, если им не удастся выбраться на самолете, использовать свои пешие скитания для диверсий на железнодорожных путях, мостах и подвижном составе в тылу вражеских войск.

Спустя некоторое время шпионов начали перебрасывать на воздушных шарах. Такой способ совершенно избавлял от предательского шума авиамотора, но других преимуществ не давал. Средний воздушный шар имел в диаметре 8, 5 метра и вмещал 310 кубических метров газа. Он поднимал только одного человека, а радиус его действия был равен 24–36 милям. К такому полету шпионов готовили в Англии четыре недели, за этот срок проводилось как минимум шесть пробных полетов, из них два ночью. В корзину воздушного шара брали и голубей.

Война требует мужества в различных его проявлениях. Было немало людей, готовых заняться шпионажем, но не желавших летать, проноситься над зенитками, приземляться в потемках с парашютом, спрыгнув с военного самолета или спустившись на воздушном шаре. Для неустойчивых субъектов, готовых согласиться на полет, но могущих оказаться несостоятельными в критический момент, был даже придуман самолет специальной конструкции. Под фюзеляжем, между колесами, подвешивалась алюминиевая кабинка для шпиона и его парашюта. Дно этой кабинки мог откинуть только летчик, что он в нужный момент и делал: пассажир со своим парашютом падал вниз.

Специальные миссии давали ценные для разведки результаты. Масштабы их с течением времени все более расширялись. Теперь уже не довольствовались временной деятельностью одиночного шпиона, главной целью становилась организация, создание регулярной разведывательной службы, которую должны были нести навербованные и обученные местные агенты. В 1917 году нашлись люди, всерьез подумывавшие об учреждении заочной школы для бельгийцев или французов, готовых заняться рискованным делом шпионажа.

Самолеты сбрасывали множество почтовых голубей вместе с листовками и брошюрами, содержавшие призывы к жителям оккупированных районов собирать и передавать сведения. Для этого использовал небольшие корзинки, вмещавшие пару голубей. На шелковых парашютиках они медленно спускались на землю. В каждую корзинку, помимо корма для голубей, клали письменные указания, как обращаться с голубями, вопросники для заполнения, образчики существенно важных сведений, французские деньги, и всегда — пламенный печатный призыв к патриотизму людей, уже в течение трех лет испытывавших голод, нищету и унижения оккупации.

В местах, весьма отдаленных от линии фронта, германские контрразведчики нашли немало корзинок с мертвыми голубями. Это, разумеется, была лишь ничтожная часть общего числа корзинок, сброшенных союзниками. Голуби непрерывно летали над фронтом, и хотя попасть в летящего голубя из винтовки может лишь исключительно меткий стрелок, все же сделать это удавалось не раз. И во всех случаях, по уверениям немцев, голуби несли донесения большой военной ценности.

Эту систему сбора информации, как бы она ни была отрывочна и случайна, союзники продолжали расширять вплоть до дня перемирия. Голубей забрасывали не только с самолетов (иногда это было слишком заметно), но и с небольших воздушных шаров, снабженных остроумным механизмом для отстегивания клетки с голубями. К такому воздушному шару был прикреплен деревянный крест, на четырех концах которого висело по клетке с голубями. В центре креста находился ящик с простейшим часовым механизмом. В назначенное время механизм автоматически начинал действовать: парашюты с прикрепленными к ним корзинками отстегивались, после чего из оболочки шара выходил газ. На каждом таком шаре красовалась довольно наивная надпись: «Это немецкий шар; его можно уничтожить». Позднее вместо часового механизма стали применять медленно горящий фитиль; он поджигал шар после того, как клетки с голубями от него отделялись.

Почтовый голубь — птица очень нежная, она очень быстро погибает. Поэтому секретная служба союзников применяла ещё один вид воздушных шаров. Шары эти, диаметром всего 60 сантиметров, делались из голубоватой папиросной бумаги и были почти невидимы в воздухе. Их можно было наполнять из простого газового рожка. Летчики сбрасывали пакеты, заключавшие в себе три таких шара в сложенном виде, с подробнейшими наставлениями о способе пользования. Иногда в пакет вкладывали химическую смесь, которая давала возможность тому, кто нашел шар, наполнить его газом. Но так как подобный воздушный шар с донесением можно было отправить к союзникам лишь при попутном ветре, конкурировать с почтовыми голубями эти шары, конечно, не могли.

Больше всего союзную разведку интересовали жители местностей, расположенных за линией германского фронта, и всевозможные листовки сыпались на них дождем. Зимой 1918 года специальные летчики союзников сбрасывали клетки с голубями и воздушные шары даже в самых отдаленных пунктах Эльзаса и Лотарингии. Последним их достижением была переброска по воздуху радиопередатчиков Маркони новейшей модели: с четырьмя аккумуляторами, сухими элементами на 400 вольт и 30-метровыми антеннами. С помощью таких аппаратов можно было передавать сообщения на расстояние до 30 миль (48 километров). Они сослужили большую службу крестьянам и одиноким жителям пораженных войной районов, которые не только настойчиво вели рискованную разведывательную работу, но и пытались передавать по радио шифрованные донесения.

 

Глава тридцать восьмая «Гений Ближнего Востока»

Никакой список шпионов-любителей не будет полон, если не включить в него имени полковника Т. Э. Лоуренса — «Лоуренса Аравийского». Этот молодой англичанин, наделенный бесспорными дарованиями, оригинальным нравом и серьезной эрудицией, был отличным агентом разведки и шпионом ещё до того, как показал себя одним из наиболее способных командиров иррегулярных войск в современной истории. Как партизанский вождь, Лоуренс организовал военную кампанию в пустыне, и его «верблюжий корпус» арабских племен имел большое значение, совершенно непропорциональное своей малой численности, вооружению и характеру театра военных действий. Пробравшись через турецко-германский фронт, Лоуренс порой с несколькими сторонниками из туземцев взрывал мосты и воинские поезда и совершал другие акты диверсии. Маскировался он в совершенстве; он не только был похож на арабского шейха, но и научился мыслить как араб, отлично усваивал племенные различия между отдельными группами арабов и вел себя совершенно так же, как они.

Лоуренс был и искусным шпионом, и умелым руководителем, всегда хорошо знавшим, что ему в том или ином случае может противопоставить враг. Результаты его шпионской системы и партизанских вылазок в высшей степени пригодились генералу Алленби в палестинской кампании. Но полковник Лоуренс так хорошо описал свои подвиги в секретной службе и других областях военного дела, что нам остается отослать читателя к этим любопытным повествованиям.

В Малой Азии и на Ближнем Востоке англичане столкнулись с несколькими агентами германской разведки, из которых каждый был в известной мере и на свой лад наделен талантами Лоуренса. Офицеры разведки генерала Алленби считали, например, самыми предприимчивыми своими противниками Прёйсера и Франкса. Прёйсер, наиболее ловкий из них, подобно Лоуренсу, исключительно хорошо знал Ближний Восток и столь же прекрасно владел искусством маскировки. Турки называли этого германского агента «бедуином»; говорят, он по меньшей мере трижды, в критические моменты, пробирался в Египет и посещал английскую ставку в Каире. В стратегически крайне беспокойном районе между Суэцом и Константинополем, где очень трудно приходилось путешественникам и ещё труднее — агентам секретной службы, Прёйсер орудовал совершенно свободно. Он занимался шпионажем либо собирал сведения у подчиненных агентов, туземных жителей и местных разведчиков, состоявших на содержании у турок или немцев.

Вольфганг Франкс провел много лет в разнообразных колониях Британской империи то в качестве овцевода в Австралии, то в качестве коммерсанта в Бомбее, то как журналист в Кэптауне — и все безуспешно. Он не переставал быть немцем, хотя внешне был очень похож на уроженца британской колонии. Пришла война, и Франкс поспешил на родину и записался добровольцем. Вначале он получил заурядный пост в тяжелой артиллерии, затем предложил свои услуги военной разведке, прося направить его на фронт в районе Яффа-Иерусалим, Франкс убедил своих начальников, что хорошо знает те края, что умеет ругаться, как заправский австралийский овцевод, и может даже сойти за британского штабного офицера. По редкому стечению обстоятельств, ему действительно удалось получить назначение, для которого он был исключительно пригоден.

Франкс прибыл в Палестину как раз в тот момент, когда турки начали испытывать на себе всю мощь наступления Алленби. В совершенстве владея не только английским языком, но и некоторыми его диалектами, и располагая обмундированием различных родов войск, он начал действовать в роли то английского, то колониального офицера. Пробраться в лагерь англичан ему было сравнительно нетрудно. Английские и турецкие линии тянулись паралельно одна другой в ограниченной зоне, почти как на Западе, с той лишь разницей, что вместо грязи и воронок Пикардии здесь были пески, безводная пустыня. Отъехав достаточно далеко от переднего края, Франкс огибал его и попадал во вражеский лагерь. В экстренных случаях он перелетал фронт на самолете и спускался с парашютом.

Облачался он при этом в английскую военную форму. Обладая отличной выправкой, прекрасными манерами, технической осведомленностью почти во всех отраслях военного дела, он щеголял штабным мундиром, нашивками, всеми деталями формы и ни в ком не возбуждал подозрений. Шпион успешно выдавал себя за офицера какой-нибудь дивизии, расположенной в том или ином отдаленном пункте яффско-иерусалимского фронта, иногда даже за артилерийского офицера. При этом ему удавалось подключать к телефонным проводам свой миниатюрный аппарат и подслушивать служебные переговоры. И он так хорошо подражал голосам англичан, что однажды ему удалось даже передать по телефону нужный ему приказ.

Англичане не раз воздавали ему должное. В сущности все, что известно об этом германском мастере шпионажа, исходит от его бывших врагов, отдавших справедливую дань его отваге. Когда война закончилась, Франкс, подобно многим даровитым собратьям по профессии, исчез бесследно, не оставив ни воспоминаний, ни каких-либо записок. Но до конца палестинской кампании он исчезал лишь для того, чтобы вновь появиться в каком-нибудь другом секторе фронта под новой личиной. Не раз случалось, что по его милости англичанам приходилось спешно менять свои планы. Его всячески преследовали, и не раз хоть чем-то на него похожие английские офицеры подвергались аресту и вынуждены были бесплодно терять время, пока не выяснялось, что они никакого отношения к грозному майору Франксу не имеют.

Брат и сестра из Яффы

Англичанам очень досаждал «майор Франкс», но и на их стороне было немало офицеров разведки, хорошо знавших Восток. Джордж Астон, который был связан с одним из филиалов британской разведки, рассказывал, как некоторым из его коллег удалось ликвидировать одного из лучших турецких шпионов. Секретные агенты, служившие в египетском экспедиционном корпусе Алленби, напали на след опасного шпиона, мастерство и рвение которого угрожали британским планам и жизни многих британских солдат. Этого шпиона надо было обезвредить, и это обошлось всего лишь в 30 фунтов стерлингов. Приблизительно такая сумма английскими банкнотами была вложена в письмо, адресованное шпиону и заключавшее в себе благодарность за услуги, оказанные им англичанам. Письмо это было перехвачено, на что и рассчитывали инициаторы этой уловки; хрупкой улики в виде посланных на авось денег оказалось достаточно, чтобы турецко-германские власти, не производя основательного расследования дела, расстреляли своего агента, сочтя его двойником.

На том же театре войны во время палестинской кампании девятнадцатилетний юноша из зажиточной еврейской семьи в Яффе смело оказал помощь наступлению англичан, которые, как он надеялся, несли освобождение его народу. Патриотический пыл молодого Аронсона и его ненависть к туркам разделяла его сестра; оба решили стать шпионами, считая это делом нетрудным: на квартире их родителей жил влиятельный немецкий штабной офицер. Каждый день они находили случай просмотреть его бумаги или задать ему наивные и льстившие его самолюбию вопросы. У брата с сестрой были вдобавок друзья с не меньшими возможностями для ведения шпионажа.

Вскоре они накопили немало ценных сведений; оставалось только придумать способ связи с британской ставкой. На своей лодке Аронсон отправлялся в открытое море и плыл на веслах до тех пор, пока не добирался, следуя вдоль берега, до турецко-германского правого фланга. Затем он с величайшей осторожностью плыл дальше, мимо британского левого фланга; здесь он высаживался на берег и требовал допроса его офицерами разведки. Те хвалили инициативу и мужество юноши и с благодарностью пользовались его донесениями. После нескольких прогулок такого рода Аронсон был признан лучшим британским шпионом в этом районе.

Теперь его база была перенесена в расположение англичан. Он как бы пропал из дому, но продолжал пользоваться своей лодкой, всесторонне обследуя систему турецких укреплений. Сестра его собирала сведения у приятелей, а по ночам встречалась с братом для передачи всего, что удавалось узнать в течение дня.

Яффу англичане и их союзники захватили 17 ноября 1917 года. Иерусалим пал 22 днями позже. Но перед окончательным своим изгнанием из Палестины турецко-германские власти и полиция развили бешеную деятельность. В конце октября военная полиция арестовала сестру Аронсона. Так как в их доме проживал германский штабной офицер, она боялась выдать брата, шпионивших на них друзей и ни в чем неповинных членов их семейств. Палачи из турецкой полиции подвергли девушку всевозможным пыткам, секли её, жгли, вырывали ногти, требуя, чтобы она назвала своих сообщников, но она не проронила ни слова. В конце концов, её убили. Брат, узнав о постигшей её трагической участи, сколотил небольшой партизанский отряд и стал жестоко мстить за смерть героини.

Васмус Персидский

Британская разведка два раза в месяц печатала и распространяла большую карту с обозначением дислокации вражеских сил на восточных театрах войны. Почти четыре года кряду на этой карте большой кусок Персии был отмечен напечатанным красной краской и заключенным в овал словом: «Васмус». Площадь, покрытая этим единственным словом, была больше Англии и Франции, вместе взятых. В сущности, вся Южная Персия находилась под влиянием этого молодого и изобретательного германского консула (в начале войны ему было лишь лет тридцать с небольшим), который стал к востоку от Суэца почти такой же известной фигурой, как сам Лоуренс.

Для генерального штаба британской армии за этой фамилией стоял человек, стоивший добрых двух армейских корпусов. До войны Васмус представлял Германию в Бушире, где германское консульство было самым импозантным зданием. Кайзер Вильгельм II, провозгласивший себя «защитником Корана», прослышал о молодом и предприимчивом консуле в Персии. В результате Васмус стал получать повышенный оклад и добавочные суммы на пропаганду и представительство.

Положение Персии в августе 1914 года было довольно запутанным; там уже велась своеобразная «локальная война», хотя официально её никто не замечал. Дело шло о нефтяных месторождениях, которых немцы домогались не менее усиленно, чем англичане. По международному соглашению, для поддержания порядка в нефтеносном районе была учреждена нейтральная жандармерия; войска здесь были шведские, но не успели ещё загреметь пушки на Марне, как агенты Антанты в Персии убедились в том, что вся «нейтральная» полиция находится в кармане у Васмуса.

Англичанам это было в известной мере на руку. А поскольку нейтралитет Персии оказался столь грубо попранным, для них он попросту перестал существовать.

— Прекрасно, — заявил Васмус, обращаясь к горстке своих подчиненных. — Хотя, друзья мои, мы и находимся вдалеке от «большой войны», все же мы не дадим изгнать себя из этой страны, ибо и здесь можно немалого добиться.

Повсюду, где англичане с помощью орудий и штыков расширяли сферу своего влияния, германские дипломатические и консульские чины забирали свои паспорта и уезжали в Берлин. Васмус предпочел остаться на месте и принять бой. Но предварительно ему нужно было прорваться через английский кордон. Для этого он прибег к весьма заурядной, но эффективной уловке. Однажды ночью он тайно уехал на своем любимом пони, захватив тот из опечатанных мешков, который был ему особенно нужен. В нем находилось около 140 000 марок золотом.

Васмус добрался вскачь до гор, где сразу перестал быть беглецом. Среди туземцев у него были могущественные друзья — давнишние, воинственные, почтительные и хорошо оплачиваемые. Он немедленно использовал свое знание местных наречий и знакомство с характером и наклонностями персидских племен. Васмус действовал как главный агент германской секретной службы, как руководитель военного и политического шпионажа по всему Персидскому заливу. Но ему хотелось держать под германским влиянием всю Южную Персию, срывать британские нефтяные сделки, а горные племена поддерживать в состоянии такого брожения, чтобы каждое передвижение британских вооруженных сил в этом краю земного шара толкало горцев на враждебные действия.

Наметив свою кампанию шпионажа и подстрекательства, германский консул решил ни перед чем не останавливаться. Он чувствовал, что необходима решительная демонстрация дружбы Германии с Персией. Для этого он женился на дочери одного из влиятельнейших персидских вождей. Религиозные различия были как-то сглажены, и союз «двух великих рас» заключен со всеми формальностями, каких только требовали обычаи Востока и дипломатическая щепетильность Европы. Вопреки всем обычаям, счастливый жених настоял, чтобы из своего кармана покрыть все свадебные издержки; отцу невесты, уже получавшему крупную субсидию от немца, поручено было пригласить на свадьбу всех видных членов местного общества, с которыми он не находился в личной вражде.

Васмус со своей стороны также пригласил немало гостей. За ним стояло и его поддерживало берлинское министерство иностранных дел; само собой подразумевалось, что стоимость грандиозного празднества будет покрыта из фондов секретной службы. Кроме орды родичей и друзей из семейства невесты, на свадьбу явилась огромная толпа крестьян и простолюдинов, символизируя единение кайзера и шаха, Вильгельмштрассе и нефтяных промыслов.

Тут были ремесленники, земледельцы и рыбаки, пастухи, носильщики, грузчики и матросы. Но на этом гостеприимство не кончилось: немец Бругман, усердный помощник Васмуса, расхаживал среди гостей с большим запасом звонкой валюты и с переводчиком. Шпионов вербовали тут же, на месте. Впоследствии британская разведка подсчитала, что половина туземцев, участвовавших в свадебном пиршестве Васмуса, была завербована в шпионскую сеть, которую он искусно раскинул между Индией, Суэцем и берегами Тигра и Евфрата.

Персия, несмотря на свою отдаленность, оказалась очень выгодным плацдармом для работы германского шпиона. Из Бомбея и других портов Индии суда непрерывным потоком шли в Красное и Средиземное моря и в Персидский залив. Васмусу удалось зафрахтовать множество мелких судов, которые то и дело пересекали пути судоходства, занимаясь делами, якобы не имеющими никакого отношения к войне. Предстояли или уже начинались бои в Месопотамии, в Дарданеллах, в Палестине, в Германской Восточной Африке, а в Армении русская армия наступала на Эрзерум и Трапезунд. Шпионы, рассылавшиеся Васмусом из его горного убежища, пробирались к линиям снабжения каждой экспедиционной армии союзников.

Под градом сведений, сыпавшихся к нему со всех сторон, дрогнул и смешался бы любой, менее способный и решительный. Помимо Бругмана, ему помогали ещё один немец и швейцарец-канцелярист. В сущности, все его опытные агенты были местные персы, от высших до низших сословий. Вначале одним из способнейших его сотрудников был швед, д-р Линдберг, которого английские контрразведчики захватили в 1915 году в плен. «Ставка» Васмуса завалена была донесениями; но гораздо более трудным делом оказалась организация системы связи. Тщательно проверенные и сведенные воедино донесения его корпуса туземных шпионов нужно было поскорее доставить генералу Лиман фон Сандерсу, главнокомандующему на Ближнем Востоке, или какой-нибудь другой важной инстанции. Бои шли от Галлиполи до Ктезифона, и немцы везде отступали. И все же Васмус поддерживал с ними контакт; к фон Сандерсу и его помощникам непрерывно поступали ценные донесения об английских и вообще союзных транспортах, о подкреплениях, потерях и снабжении.

Считается бесспорным, что зоркая слежка Васмуса за английским наступлением в Месопотамии весьма способствовала затяжке этой печальной и дорогостоящей кампании. Но задолго до того, как об этом стали хотя бы догадываться, англичане, всячески стремясь выжить Васмуса из Персии, сделали ему невольный комплимент. Они назначили награду в 3 000 фунтов стерлингов за доставку его живым или мертвым. Постепенно сумма награды возрастала, и в 1917 году за поимку Васмуса предлагалась уже сумма почти впятеро большая. И все это — за безвестного германского консула, имя которого, напечатанное красным, тянется через всю карту!

Некоторые из его затей обратились против него. Вздумав поднять мятеж среди туземцев Афганистана, он лишь растратил все сокращавшуюся наличность и не поднял ничего, кроме тучи пыли. Но его «морской дивизион» продолжал действовать. Большие парусники доходили до Сингапура, откуда привозили ему ценные ведения; мелкие «рыбачьи» суда доставляли данные обо всех военных транспортах, шедших из Индии, Австралии или Новой Зеландии, заходивших в Аден или проплывавших Ормузский пролив. В 1916 году он не только оковывал деятельность тысяч британских солдат, но и дерзко вооружал и снаряжал германофильские племена. Пришлось в Персидский залив послать четыре военных корабля для несения специальной дозорной службы и проведения блокады; здесь этот «васмусовский флот» и остался, чтобы перехватывать парусники, доставлявшие Васмусу наряду с данными морской разведки военные материалы.

Вряд ли полковник Лоуренс на вершине своих успехов в Аравии эффективнее досаждал своим врагам. Не имея возможности похвастать своими победами, Васмус кормил свою туземную аудиторию ложью. И какой ложью! Когда генерал Хэйг сконцентрировал новые армии для «кровавой бани» на Сомме, общественное мнение Персии как-то сразу утратило веру, что мир будет продиктован Берлином. На это германский резидент ответил тем, что сочинил изумительную «победу». Армии кайзера будто бы наводнили Англию, а короля Георга… публично казнили! Как это ни странно, но в Персии в ту пору такие сообщения «от собственного корреспондента» давали желаемый эффект.

Такого рода наглая стряпня помогла Васмусу продержаться ещё целый год. Незаменимый Бругман был тайно послан в Индию, чтобы давать любые обещания любым туземным правителям, в отношении которых можно было предполагать, что они недовольны британским господством. Но бдительные агенты контрразведки выследили судно, на котором отплыл шпион Васмуса, и сумели сократить его пребывание в Индии до нескольких дней. Арестовав Бругмана, англичане уважили смелого и настойчивого противника и не расстреляли его, хотя имели на это право. Они ограничились тем, что посадили его в тюрьму «на время войны», зная, что теперь энергичный Васмус остался в сущности один среди племен, начинающих относиться к нему враждебно.

Наступил 1918 год, Фош начал свое июльское контрнаступление, вести о последовательных поражениях Германии дошли даже до горных областей Ирана Персидские вожди, понимая, что гиганты борются не на жизнь, а на смерть, лично склонны были пристать к побеждающей стороне. И они пришли в ярость, когда выяснилось, что Васмус их обманывал.

Больше всего возмущало их то, что денежные средства интригана приходили к концу; в быстро скудевшей берлинской казне уже нельзя было добыть золота. Васмус не скупился на бумажные обещания. По мере того, как его положение становилось все более отчаянным, туземцы открыто начинали поговаривать об обращении к «правосудию» — это значило, что немец должен был заплатить жизнью за то, что больше не мог раздавать взятки. И все-таки, похоже, никому не пришло в голову выдать его англичанам и получить обещанную награду. Послевоенные исследования выяснили, в чем здесь было дело. Англичане в азарте погони назначили слишком крупную сумму за одного немца! И скупые персы не могли поверить, что один человек — кто бы он ни был — мог стоить таких денег!

В конце концов, жилище Васмуса было окружено шумной толпой кредиторов, домогавшихся уплаты долгов и мести за обман. И в этот момент одинокий авантюрист, так ловко эксплуатировавший свою клиентуру, ещё раз сумел её околпачить. Не обращая внимания на напиравшую толпу, он протиснулся на открытое место, неся с собой шест с проволокой и прочими побрякушками. Это был его беспроволочный телефон. Он воткнул шест в землю и смело «позвонил» калифу. При первых серьезных неудачах австро-германского оружия он принял мусульманство и облачился в восточное платье. Теперь, как «последователь пророка», он стал громко жаловаться калифу на дурное «гостеприимство», оказанное ему в Персии. Эти некогда столь дружественные персы теперь потрясали ножами и копьями, собираясь стрелять в него пулями, которые были изготовлены в Германии и которые он сам им роздал. И калиф ответил, — правда, неразборчиво, но на том же местном наречии. Он заверял немца в своей дружбе и могущественном покровительстве Пусть только осмелится кто-либо причинить Васмусу хоть малейшую обиду — и за это ответит полстраны.

— Благодарю тебя, калиф, — сказал новоиспеченный мусульманин.

Он выдернул шест из земли, не обращая внимая на толпу, возбуждение которой улеглось. Она почтительно расступилась перед ним, и он удалился. На время Васмус был спасен. Но через несколько недель, когда пришло известие о перемирии, его тесть Ахрам согласился, что Васмусу лучше всего бежать, не полагаясь больше на божью помощь, и германский агент бесследно скрылся из горной страны, где бросил вызов Британской империи и где держал себя некоронованным царьком.

 

Глава тридцать девятая Шпионаж с приключениями

Мировая война 1914–1918 годов вовлекла в свой водоворот тысячи авантюристов от шпионажа, причем одних она уничтожила, других обогатила или разорила, а некоторых разрекламировала и даже прославила. Например, Мата Хари — имя, прекрасно известное людям, которые затруднились бы назвать генерала, завоевавшего Иерусалим или Багдад. Но если даже оставить в стороне эту «яванскую» танцовщицу, придется отметить, что мировая война выдвинула добрый десяток шпионов, имеющих право на прочную репутацию наряду с военными героями и государственными деятелями.

В воспоминаниях Фердинанда Тохая «Кратер Марса» есть интересная глава, где этот опытный военный корреспондент пишет о героях шпионажа в эпоху мировой войны. В этом списке фигурируют имена сестры милосердия Эдит Кавелль, Мата Хари и «К из Адмиралтейства» — капитана Мансфилда Камминга. В последующих главах мы расскажем о некоторых «светилах разведки» времен мировой войны. Французы обрели талантливую разведчицу в лице Марты Рише, немцы — в лице авантюристки Марии Соррель. Последняя сделалась любовницей русского генерала Ренненкампфа и погибла на виселице, когда враги генерала её разоблачили. Промахи Ренненкампфа в мировой войне, приведшие к катастрофе в Восточной Пруссии, сейчас известны всем, но никому и никогда не удастся установить, в какой мере вина за эту катастрофу падает на генерала, а в какой — на коварную шпионку.

Марта Рише, ещё до войны выступившая пионером женского летного спорта (летчики-мужчины, для которых она была конкуренткой, прозвали её «Жаворонок»), в июне 1916 года вызвалась отправиться в Испанию в качестве французского секретного агента. Вдова погибшего французского офицера задалась целью обворожить руководителя сети германского шпионажа фон Крона. И она действительно его обворожила и не только немало разузнала в разговорах, но и добралась до его документов и кодов, и даже до ключа от его личного сейфа. Вдобавок она получила ещё и крупную сумму денег, которую добросовестно сдала капитану Ладу — своему начальнику по заброшенному и обедневшему Пятому отделу (службе контрразведки). Лишь в 1933 году эту исключительную личность несмотря на все вопли чрезмерных моралистов наградили давно ею заслуженным орденом Почетного легиона.

Прежде чем перейти к истории жизни и мученической гибели одной из знаменитейших военных героинь Бельгии, коснемся подвига отважной молодой женщины, который никак нельзя вычеркнуть из летописей подлинной секретной службы. Она была уже известна в брюссельском полусвете, и в августе 1914 года не проявила заметного отвращения к германским захватчикам. Зато она обратила на себя внимание тем, что вступила в близкие отношения с германским военным губернатором фон Биссингом, имя которого навсегда осталось ненавистным для бельгийских патриотов. Фон Биссинг умер ещё до конца войны. А пережившая его любовница продолжала царить в своем кругу, когда в 1919 году бельгийцы собрались её арестовать. Ей предъявили весьма серьезное обвинение: ведь она публично проявила симпатии к оккупанту. Мадемуазель Анжель — назовем её так — готова была дать ответ своим обвинителям. По её словам, она заставила фон Биссинга вести такую жизнь, которая ускорила его кончину, что немало порадовало угнетенное население. Этим радостным событием Бельгия обязана ей, утверждала красотка. Кроме того, она оказала немало услуг бельгийской секретной службе — и этого нельзя было отрицать. Если бы она предстала перед судом — напомнила она своим обвинителям, — пришлось бы назвать имена всех тех видных лиц обоего пола, которые за четыре года иноземного ига обращались к ней и при её содействии получали от германских властей бесчисленные мелкие льготы, пропуска и т. п. Дело против Анжели не было прекращено, но отложено в долгий ящик и фактически похоронено навсегда.

Казнь Эдит Кавелль

Мисс Кавелль — седовласая англичанка, больничная надзирательница с безупречным послужным списком и внешностью, свидетельствовавшей о незаурядном уме, — не имела даже самого отдаленного касательства к шпионажу. Ее и обвиняли не в шпионаже, а в том, что она «перебрасывала солдат к неприятелю», что предусмотрено 58-й статьей германского военного кодекса. В 1914 году германская армия быстро одержала серию побед — от захвата Льежа до занятия Антверпена, — и принялась за беспощадную расправу с семью миллионами бельгийцев. Вскоре молодые люди призывного возраста начали массово исчезать из оккупированной страны, чтобы присоединиться к остаткам армии короля Альберта, прорвавшейся у Антверпена и пробиравшейся вдоль берега к позициям на крайнем левом фланге союзных линий. В этой лишь на первый взгляд покоренной стране скрывалось немало английских и французских солдат, раненых или отставших в августе, когда их части были отброшены во Францию напором превосходящих сил фон Клука и фон Бюлова. Они не хотели сдаваться. По совету и с помощью подполковника Гибса из Уэст-Райдингского полка, раненного в сражении под Монсом, была создана гражданская организация для переброски их из Бельгии. Мисс Кавелль казнили за участие в этом патриотическом деле.

С течением времени оно разрослось в искусно руководимый и крепко сколоченный заговор, но вначале «заговорщики» руководствовались лишь чисто гуманитарными побуждениями. У них и в мыслях не было сражаться против Германии на стороне союзников. Небольшой английской экспедиционной армии, отступавшей от Монса, пришлось оставить немало раненых. Их подбирали местные санитарные отряды, организованные бельгийскими врачами, потом укрывали в гражданских больницах и на частных квартирах в Ла-Бувери, Ваме, Фрамери, Виэри, Патюраже, Кьеврене и других пунктах по соседству с Монсом.

Некоторых из этих раненых англичан немцы обнаружили и расклеили объявления, в которых жителям приказывалось доносить обо всех таких случаях. Однако это только пробудило в честных бельгийских гражданах дух сопротивления. Никто не стал выдавать больных и раненых ненавистному врагу, который не щадил военнопленных, угодивших за колючую проволоку. В клинике д-ра ван Хасселля в Патюраже слишком занятые другими делами оккупанты не заметили нескольких раненых солдат. Это обстоятельство немало способствовало появлению разнообразных планов переброски выздоравливающих англичан, французов и бельгийцев за пределы зоны боевых действий. Подполковник Гибс, лечившийся от раны в ноге, выздоровел и ещё до того, как битва на Марне остановила германскую лавину, начал переводить группы солдат по суше в Остенде. Их снабжали деньгами, пайками и бельгийскими удостоверениями личности, которые в то смутное время достать было нетрудно; местные патриоты с радостью служили им проводниками.

8 октября 1914 года генерал Ролинсон ещё наводился вблизи Гента со смешанным отрядом британских регулярных войск, французских территориальных войск и бригадой морских стрелков. Но падение Антверпена привело к полной эвакуации Бельгии. По настояниям англичан бельгийцы открыли шлюзы, и море залило равнину, остановив продвижение правого крыла германских войск. Такой пункт, как Остенде, для задуманных Гибсом операций уже не годился, нужно было искать других возможностей — на голландской границе.

Тогда возникла ещё одна проблема. Беглецов переправляли в Голландию группами; но как прятать их на пути к границе, где им приходилось дожидаться захода луны и прибытия товарищей? Проводники — в большинстве своем опытные контрабандисты — переводили через границу по 10–20 человек сразу. Д-р ван Хасселль отправился в Брюссель искать помощи. Мисс Кавелль он знал как руководительницу школы сестер милосердия, и решил обратиться к ней. Так как она ухаживала за ранеными с самого начала войны, то, видимо, охотно откликнулась на призыв.

Первым английским солдатом, направленным к ней, стал сержант Мичин из Чеширского полка. В дальнейшем людей прибывало все больше, ей пришлось обратиться к помощи своих друзей, из которых многие соглашались спрятать одного или нескольких беглецов в своей квартире. Так возникла так называемая кавеллевская организация, которую немцы признали столь опасной.

Военные пропагандисты часто цитировали последние слова Эдит Кавелль, сказанными в тот момент, когда её поставили перед взводом немецких солдат для расстрела: «Стоя здесь, перед лицом вечности, я нахожу, что одного патриотизма недостаточно». Весьма вероятно, что эти слова были выдуманы после её казни каким-нибудь растроганным журналистом. Но приписываемая ей фраза могла спасти мисс Кавелль и её коллег от постигшей их катастрофы, если бы они пытались оправдать её содержание на деле.

Члены кавеллевской организации, крепко спаянные общими представлениями о патриотическом долге, едва ли вообще были организованы. У них никогда не было руководителя, ответственного лица, который стоял бы за штурвалом или держал руку на предохранительном клапане, не было настоящего разделения труда, и ещё меньше — согласованной работы. Слабо связанные между собой группы были объединены общим стремлением перехитрить опытных работников контрразведки германских властей. Как верно заметил один из послевоенных историков этой организации, удивляться надо было тому, как она могла продержаться почти год в окружении целого сонма ренегатов-осведомителей.

Д-р Толлимак Булл, член английской колонии в Брюсселе, арестованный в 1916 году после усердной работы по оказанию помощи военнопленным и молодым бельгийцам призывного возраста, желавшим бежать в Голландию, рассказал о затруднениях Эдит Кавелль. Он рассказал о её неустанных стараниях оградить интересы школы сестер милосердия, которой она руководила, и в то же время не отказываться ни от какой возлагавшейся на неё патриотической миссии. Эксплуатируя её самопожертвование, менее мужественные люди перекладывали на неё свою работу. Она жаловалась д-ру Буллу, что однажды к ней привели из Боринажа, из округа Монс, не меньше 34 солдат сразу. Он думает, что она ясно предвидела ожидавшую её участь.

В районе Монса важным делом собирания людей и отправки их в Брюссель ведал Капио, с самого начала героически разыскивавший и устраивавший на лечение раненых союзников. Ему удалось заручиться активным сотрудничеством герцога Реджинальда де Круа и его сестры герцогини Марии, и эти отпрыски старинного владетельного рода скрывали беглецов в своем замке Беллиньи. Отважная француженка мадемуазель Тюлье разыскивала солдат, прятавшихся в лесах Версаля, и забиралась даже в окрестности Камбрэ. Помимо добывания бельгийских удостоверений личности, Капио занимался вербовкой надежных людей для сопровождения беглецов в Брюссель. Графиня Жанна де Бельвиль предложила свой замок в Монтиньи-сюр-Рок в качестве убежища для выздоравливающих английских раненых.

Распространение этой деятельности на перевозку десятков бельгийцев и французов, желавших вернуться свои национальные войска, явилось результатом скорее добровольной готовности, чем какого-либо полуофициального задания. Другие гражданские комитеты целиком посвящали себя именно этому виду тайной деятельности. Поскольку люди, которых они переправляли, были здоровы и говорили на местном языке, с ними проблем не возникало; с отставшими от своих частей или ранеными англичанами было труднее. Тем не менее, комитеты работали настолько успешно и смело, что один из них, например, успел переправить через границу за четыре месяца не менее 3 000 человек, другой за тот же период перебросил 800 человек по более длинному и опасному маршруту.

Когда заговорщики-любители осознали, какому риску они себя подвергают, некоторых из них уже нетрудно было вовлечь в шпионаж или другой вид сотрудничества с секретной службой. Хотя ни одному из главных участников кавеллевской группы не предъявлялось серьезного обвинения в шпионаже, совершенно очевидно, что кое-кто из них принимал участие в печатании и распространении пропагандистского материала, Филипп Бокк, один из самых даровитых и энергичных коллег мисс Кавелль, был тесно связан с выпуском «Свободной Бельгии», которая раздражала даже видавшего виды Морица фон Биссинга, германского генерал-губернатора оккупированной станы. По-видимому, германские контрразведчики следили за Бокком, чтобы выяснить местонахождение типографии, в которой печаталась патриотическая газета; и он невольно привел их к самому центру кавеллевской организации.

Говорят, что англичанку и её товарищей выдали агенты-ренегаты — Гастон Кьен, Луи Бриль и Морис Нель. Гнуснейший Арман Жанн похвалялся перед некоей мадам Верр из Льежа тем, что он способствовал осуждению 126 бельгийцев, французов и англичан, и Эдит Кавелль в том числе. Но скорей всего германские шпики, по пятам ходившие за Бокком в поисках типографии «Свободной Бельгии», по несчастливой случайности набрели на цепочку Кавелль — Круа — Тюлье — Капио — де Бельвиль. Следя за Бокком, они узнали о его привычке каждый вечер выпускать на улицу любимого терьера; так что Бокка они арестовали прямо на улице в ночь на 11 августа 1915 года, не дав возможности известить домашних. Внезапно окружив его дом, германские агенты вломились в квартиру. Тем самым немцы напали на самое слабое звено кавеллевской цепочки, которая лопнула от первого же удара.

Случилось так, что Луиза Тюлье прибыла из Монса на несколько часов раньше, чем предполагалось. Когда её допрашивали в квартире Бокка, она назвала себя «Лежен»; но имела неосторожность носить с собой записную книжку с фамилиями и адресами многих своих сотрудников. Фальшивое удостоверение личности, подписанное патюражским комиссаром Туссеном, дало немцам первую нить к обнаружению центра, находившегося вне Брюсселя.

Спустя четыре дня, 15 августа, агенты секретной службы уже стучались в дверь школы сестер милосердия и арестовали Эдит Кавелль. Был арестован Кавио. В одиночные камеры угодил ещё 31 человек, за исключением герцога Реджинальда де Круа, который успел скрыться. Не мудрствуя лукаво, немцы говорили каждому арестованному, что все остальные сознались, чтобы избежать высшей меры наказания, и ему (или ей) лучше поступить так же. Некоторые попались на эту удочку, так что германский военный прокурор Штобер явился в суд со множеством улик.

Многочисленных обвиняемых защищали два немецких и три бельгийских адвоката: Браун, Браффор и Сади-Киршен. Они разделили между собой защиту тридцати пяти обвиняемых, причем мисс Кавелль попала в группу Киршена. Штобер приступил к работе, остальное было уже простой формальностью. Свидетелями обвинения выступали немецкие агенты Берган и Пинкхофф. Восемь обвиняемых оправдали. Двадцать два других были приговорены к каторжным работам на разные сроки, от трех до десяти лет. Мадмуазель Тюлье, Луи Северена, графиню де Бельвиль, Бокка и Эдит Кавелль приговорили к смерти. Впоследствии первым троим смертную казнь заменили пожизненным заключением.

К американскому посланнику Бранду Уитлоку, который в то время представлял в Бельгии интересы английского правительства, обратились с просьбой о заступничестве. Узнав об этом, немцы вынесли приговор в 5 часов вечера и назначили казнь на рассвете следующего дня. Но Уитлока каким-то образом известили об этой жестокой и невероятной торопливости; и хотя он лежал в постели серьезно больной, все же им было направлено германским властям срочное ходатайство о помиловании; первому секретарю миссии Хью Гибсону было поручено подать это ходатайство лично. Гибсон действовал заодно с испанским послом, маркизом де Вильялобар. После некоторых затруднений им удалось добраться до главы германского политического департамента в Брюсселе барона фон дер Ланкена. Этот ветеран европейской дипломатии уверил гостей, что сочувствует им и сделает все возможное; но потом заявил, что не сможет ничем помочь. Смягчение приговора, помилование и все другие виды милосердия могут исходить только от фон Биссинга, наместника кайзера, которого немецкие пропагандисты в ту пору именовали «наместником бога». Испанский посол и Гибсон поспешили обратиться к генерал-губернатору. Но фон Биссинг в тот вечер был не в духе, и на рассвете Эдит Кавелль и Филиппа Бокка расстреляли.

В составе секретной службы союзников находились умные люди, мысль которых упорно работала над тем, как бы нанести немцам эффективный ответный удар. Французская шпионская служба, организованная в Роттердаме Жозефом Крозье, необычайно успешно добивалась освобождения своих сообщников из бельгийских тюрем. Эдит Кавелль и её товарищи были брошены в брюссельскую тюрьму Сен-Жиль, и агентам Крозье удалось вызволить из тюрьмы одного из членов этой группы. По словам Крозье, некий «аббат де-Л.», сотрудничавший с ним и с мисс Кавелль, предложил помочь ей бежать из тюрьмы до суда. Крозье согласился сделать попытку, но предупредил аббата, что какой бы то ни было шум, поднятый вокруг её дела, окажется роковым для осуществления побега. Осторожный подкуп нужных лиц и ведение яростной пропаганды союзниками в данном случае были несовместимы.

День или два все шло хорошо. И вдруг английская разведка наотрез отказалась стать на этот путь. Крозье, которого потихоньку отговорил от этого дела его начальник полковник Вальнер, заключил из этого, что «заинтересованные инстанции в лице людей, постоянно ведущих работу, уже располагают средствами, необходимыми для успешного выполнения плана, и чья-либо дополнительная помощь является излишней».

Крозье полагал, что ему придется потратить не меньше тысячи фунтов стерлингов. Английская разведка нашла эту цену чрезмерной, хотя имела в своем распоряжении неограниченные кредиты и готова была, например, израсходовать две тысячи фунтов на одну поездку в Германию некоего «нейтрального» дельца. Крозье реалистически смотрел на секретную службу и не боялся сознаться, что ему случалось казнить осведомителей и опасных противников. Он без стеснений или притворного ужаса выражает свое мнение, что англичане не столько боялись высокой стоимости подкупа персонала Сен-Жильской тюрьмы, сколько учитывали действительную цену спасения мисс Кавелль — утрату сильнейшего аргумента в пользу союзников в войне, и именно эту цену считали чрезмерной, то есть недопустимой. Это, пожалуй, объясняет, почему после казни Кавелль многие британские офицеры не переставали уверять, что её казнили в строгом соответствии с законами военного времени.

Последнее письмо, написанное мисс Кавелль, было адресовано, по-видимому, «аббату де-Л.». Отчаявшись спасти друга, аббат кинулся с этим письмом к представителям высшей британской власти в Нидерландах. Аббату предложили расстаться с этим драгоценным письмом «на несколько дней», но так его и не вернули. Аббат читал это письмо Крозье, и Крозье дает понять, что по его личному убеждению, англичане просто бросили мисс Кавелль на растерзание палачам. Ходатайства посланника Уитлока и испанского посла, хотя и были горячими и искренними и даже поощрялись Лондоном, все же представляли собой всего лишь дипломатическую формальность. В тот период войны протесты нейтральных стран не могли, конечно, изменить мнения германских военных властей. Итак, генерал-губернатор фон Биссинг был не одинок в своем отказе спасти мисс Кавелль. И если главные выгоды от её казни достались англичанам, то это стало не столько следствием дипломатической небрежности, сколько результатом мастерского ведения пропаганды.

До решения президента Вильсона объявить войну Германии англичане старались на каждый пароход, отправлявшийся в опасную зону действия немецких подводных лодок, сажать хотя бы одного матроса — американца. Пропаганда была таким же средством борьбы, как отравляющие газы. И раз англичане проливали свою кровь в Галлиполи, у Лооса и на Сомме, то жизнь сестры милосердия или простого матроса становилась лишь добавочным оружием, которое при необходимости можно было пустить в ход.

Французы, например, до конца войны безжалостно казнили женщин-шпионок. Мата Хари расстреляли после громкого судебного процесса. Казнили немало и других шпионок, действовавших из чисто патриотических побуждений.

 

Глава сороковая Подлинная «фрейлейн Доктор»

Из женщин, работавших на немцев, наиболее известна сотрудница секретной службы, которую французы и бельгийцы прозвали «фрейлейн Доктор».

Так как её, в отличие от Мата Хари, ни разу не арестовали, не допрашивали, не фотографировали и не расстреляли, то о ней распространялось много небылиц. В действительности жизнь этой авантюристки протекла настолько «нормально», насколько это было возможно для её профессии в военное время.

В начале августа 1914 года эта молодая студентка Фрейбургского университета бросила свою исследовательскую работу и принялась писать письма по одному и тому же адресу — «Верховному главнокомандованию», т. е. в германскую ставку. Когда немцы вступали в Брюссель, ответа она ещё не получила.

Это и была «фрейлейн Доктор», Эльзбет Шрагмюллер. Она родилась в старинной вестфальской семье и в детстве часто ездила с бабушкой на заграничные курорты. Девушка владела английским, французским и итальянским языками, а во Фрейбургском университете получила степень доктора философии. В 1914 году в Карлсруэ вышла её диссертация о старинных немецких цехах, в университете её считали исключительно одаренной. В то время ей исполнилось 26 лет; с войной она была знакома лишь по книгам, но слыла человеком настойчивым, изобретательным и решительным. Поставив себе новую цель, она разузнала фамилии офицеров, тесно связанных с разведательным бюро генерального штаба — «Нахрихтендинст». Письмо свое она адресовала майору Карлу фон Лауэнштейну, но тот был слишком поглощен интригами на Востоке и даже не ответил. Тогда с настойчивой просьбой дать ей работу на фронте она обратилась к подполковнику Вальтеру Николаи.

Ей и в голову и не приходило пойти в сестры милосердия или заняться какой-либо женской работой — нет, ей хотелось принять участие в военных действиях. Наконец пришло письмо с печатью генерального штаба, в нем был пропуск в военную зону и приказ немедленно явиться в Брюссель. Здесь ей дали заурядный пост в ведомстве гражданской цензуры. Работа была скучная, но нужная, заодно её проверяли, на что ушло немного больше двух недель. Она обрабатывала больше корреспонденции, чем кто бы то ни было из её коллег-цензоров, и из сотен банальнейших писем умела извлекать материалы военного значения. Кое-что она направляла прямо генералу фон Безелеру, командовавшему армейским корпусом, который в то время осаждал Антверпен.

Однажды в конце сентября генерал Безелер вызвал себе капитана Рефера, офицера разведки, состоявшего его штабе.

— Что это за лейтенант Шрагмюллер? — спросил Безелер. — Я получаю от него донесения, и все сведения, им посылаемые, оказываются безупречно точными. Кто он такой?

Капитану пришлось сознаться, что про лейтенанта Шрагмюллера он ничего не слышал.

— Разыщите его и пришлите ко мне.

«Лейтенанта» не нашли; но на другой день из Брюсселя в канцелярию фон Безелера фрейлейн Шрагмюллер. Это была худощавая блондинка с задумчивым выражением лица и острым, проницательным взглядом. Все в ней говорило об уме и находчивости. Генерал и его адъютанты не сразу пришли в себя от изумления. Она же не проявляла никакого смущения и откровенно отвечала на вопросы; на посту цензора она хотела принести как можно больше пользы.

— Ваши донесения, фрейлейн, — сказал ей фон Безелер, — обнаруживают незаурядное понимание военной стратегии и тактики. — Он рекомендовал продолжать внимательное чтение неприятельской почты и обещал ей повышение.

— Как только мы возьмем город и вытесним бельгийскую армию из Бельгии, я порекомендую вас в наш особый разведывательный корпус. В течение некоторого времени вы будете обучаться в школе и сможете там многое узнать. Я думаю, что у вас большие способности к секретной службе.

Антверпен пал 9 октября 1914 года, и Безелер, сдержал свое слово. «Фрейлейн Доктор» Шрагмюллер была освобождена от работы в цензуре и бесследно исчезла. В то время германская разведка содержала три школы для обучения методам шпионажа и контрразведки. Одна из них находилась в Леррахе, близ Фрейбурга, где вел свой частный семинар обершпион Фридрих Грюбер. Другая находилась в Везеле, её опекали такие корифеи, как подполковник Остертаг, консул Гнейст и агенты Вангенгейм, ван-дер-Колк и Флорес. Третьей, в Баден-Бадене, заведывал майор Йозеф Салонек; эта школа обслуживала одновременно и германскую, и австро-венгерскую разведку.

Возможно, фрейлейн Шрагмюллер посещала все эти школы. Режим в них был суровый. Эльзбет Шрагмюллер, как таковая, перестала существовать. Она получила номер, жилье и известную сумму на покрытие скромных еженедельных расходов. Каждое утро она должна была являться к восьми часам утра на частную квартиру, и весь день проводила там, слушая лекции, составляя письменные доклады или сдавая непростые устные и письменные экзамены.

Порядки там были типично прусские. Всячески внушалось, что профессия шпиона почетна и важна; но её трудности и опасности не замазывали апелляцией к патриотическим чувствам или ссылками на романтику ремесла. Обучали обращению с секретными чернилами, чтению и составлению карт и планов. Приходилось накрепко запоминать форму всех армий, с которыми воевали немцы, названия войсковых частей и соединений, знаки различия и отличия.

Учащиеся этих школ, независимо от пола, подчинялись суровой дисциплине. Они не вправе были знакомиться друг с другом — необходимая мера предосторожности против возможных в будущем предательств. В Баден-Бадене, например, во время лекций или общих занятий каждый «студент» сидел отдельно за своим столиком в маске, закрывавшей верхнюю половину лица. В передней, где эти маски снимали или надевали, будущие шпионы проделывали это, повернувшись лицом к стене. Им не позволялось задерживаться у выходной двери или дожидаться кого-нибудь на улице. Из школы по окончании учебного дня их выпускали через каждые 3 минуты поодиночке. Вернувшись домой после трудового дня, «студент» не мог считать себя свободным от надзора. Прикомандированные к школе офицеры-сыщики рыскали по городу, ведя тщательное наблюдение за каждым домом. По докладам «студента» определялись его характер и личные наклонности. На заметку брали все: привычку или склонность переглядываться или перемигиваться с хорошенькой барышней, выпивать больше двух, трех или четырех кружек пива и даже такое скромное излишество, как чрезмерное курение.

— Вы подготовлены к действительной службе, — сказали фрейлейн Шрагмюллер по окончании учебы. — Но мы не пошлем вас в Англию, Францию или в нейтральную страну. Вашими способностями мы можем рискнуть только для очень важных поручений.

— Что же мне тогда делать? — спросила она.

— Оставайтесь в Антверпене. Там вы будете преподавать и сможете получить повышение. Мы решили создать там нашу главную разведшколу, где в составе преподавателей будут только лучшие агенты.

До войны из всех резидентур германской секретной службы самым ценным считалось бюро в Брюсселе, находившееся в умелых руках Рихарда Юрса. Его преемники, вроде Петера Тейзена, старались ему подражать; но после покорения Бельгии Брюссель стал всего лишь столицей одной из областей Германской империи; поэтому и было признано необходимым перенести шпионский центр в другое место. Секретной службе предстояло сосредоточить свои усилия на Великобритании, на французских портах Ла-Манша, а также на нейтральной Голландии, где могли прочно обосноваться агенты вражеской разведки.

Выбор пал на Антверпен, поскольку для подготовки нужных кадров этот город предоставлял особые преимущества. Для своей новой разведшколы немцы отвели прекрасный старый особняк в центре одного из лучших жилых кварталов города, на улице Пепиньер, 10. Дом был удобен ещё и тем, что имел боковой выход на соседнюю улицу.

Когда Эльзбет Шрагмюллер прибыла к месту своей новой службы, дом этот уже пользовался известностью. Бельгийцы, которым случалось здесь проходить, редко останавливались, чтобы на него взглянуть. Они благоразумно предпочитали скрывать свое любопытство. Стоявшие на посту жандармы грубо набрасывались на каждого, кто норовил задержаться у входа в дом, и даже арестовывали прохожих по самым ничтожным поводам.

Комендантом Антверпена назначен был ветеран разведслужбы майор Грос. Он привез с собой полный штат лучших инструкторов, какими только располагала германская секретная служба. Нужна была большая смелость, чтобы поместить этот шпионский центр в таком кипящем ненавистью городе, как Антверпен; и можно считать, что только ум и рвение «фрейлейн Доктор» отодвинули срок неизбежного провала.

Суровая дисциплина, установившаяся в антверпенской школе разведчиков, несомненно, была введена по её инициативе. Как бывший цензор, она имела случай измерить всю глубину ненависти, которую бельгийцы питали к своим завоевателям. Надо думать, что она решительно возложила на себя всю ответственность за введение подобного режима. Спустя несколько месяцев она уже была известна, как «страшная доктор Эльзбет», «прекрасная блондинка Антверпена» и даже под кличкой «Тигровые глаза». Она пользовалась всем этим как своего рода защитной окраской, дающей возможность держать в повиновении и страхе подчиненных и весь тот разношерстный сброд, который направляли к ней для обучения. Бывали дни, когда контрразведчики Антанты посылали до шести противоречивых донесений, согласно которым она одновременно находилась в шести разных местах. Когда в Соединенных Штатах, с благословения правительства, расплодились полуофициальные осведомители, то своя «антверпенская блондинка» была обнаружена и в Америке. В любой подозрительной блондинке видели неуловимую «колдунью с Шельды».

Гертруда Вюрц, способствовавшая выдаче одного из агентов Жозефа Крозье и впоследствии бесследно исчезнувшая, тоже прослыла одним из воплощений «фрейлейн Доктор». Фелиса Шмидт, мечтавшая скомпрометировать лорда Китченера, после ареста также принята была за «фрейлейн Доктор». Даровитая питомица антверпенской школы Анна-Мария Лессер не раз во время войны выдавала себя за «известную фрейлейн Доктор».

Для смертельной схватки гигантов, породившей такие «взаимные любезности» противников, как торпедирование без предупреждения безоружных торговых судов, удушающие газы, воздушные налеты на беззащитные города и отвратительные диверсии, неизбежно было внесение насилия и в шпионаж, и в секретную службу. Молодой начальнице школы секретных агентов поручено было ввести в обиход жестокое новшество — «шпиона — недоумка», т. е. трусливого, не пользующегося доверием или явно ненадежного шпиона, которого хладнокровно приносят в жертву.

Антверпенский центр не раз организовывал такие операции. Так, например, голландского путешественника Хугнагеля подсунули французам, чтобы прикрыть деятельность таких опытных шпионов, как Генрихсен и греческий агент в Париже Кудиянис. Хугнагель никоим образом не годился для секретной службы. Однако, раз уж агенты по вербовке доставили голландца «Докторше», она использовала его, как могла. На его учетной карточке следовало поставить: «Хугнагель не пригоден ни для шпионажа, ни для контрразведки; возможно, полезен как подставное лицо». И его поездку в Париж устроили лишь для того, чтобы от него отделаться. Ничего не подозревавший Хугнагель, прибыв в Париж, вздумал использовать код, который был уже прекрасно известен французской контрразведке. Он писал на полях газеты, и это было тотчас же раскрыто; его арестовали, осудили и расстреляли. Между тем он никогда не работал против Франции и французов. Зато более ценные агенты успели благополучно улизнуть.

Бельгийской военной разведке, подобно королю Альберту и остаткам армии, пришлось искать приюта в соседней стране. Но и в самой Бельгии после её оккупации работала импровизированная подпольная организация, поставившая себе целью освобождение родины. Это наспех налаженная секретная служба начала наблюдение за домом № 10 по улице Пепиньер вскоре после того, как там появилась фрейлейн Шрагмюллер. В Лондоне, Париже и других центрах чины разведки, на которых лежала обязанность обнаруживать и искоренять германский шпионаж, нуждались в приметах каждого лица, входившего в Антверпенскую школу. Мальчишки, затевавшие с виду невинные игры на улицах, прилегающих к угловому дому в Антверпене, были глазами и ушами союзной разведки.

Каждый, кого посылали в Антверпен для обучения, прибывал обычно на автомобиле или по железной дороге; его встречали на станции и привозили в школу в закрытом автомобиле со спущенными занавесками. Автомобили почти всегда останавливались у бокового входа. Едва машина замедляла ход, парадная дверь распахивалась. Когда же автомобиль останавливался, пассажира с бесцеремонной поспешностью выталкивали из машины и увлекали в дом. Прохожие могли видеть его всего лишь в продолжение одной-двух секунд, не больше. Но мальчишки смотрели в оба.

Гостя ждала сдержанная встреча, и попадал он в суровую обстановку. Темными коридорами, мимо закрытых дверей, его вводили в отведенную ему спальню и там запирали. Окна, выходившие на улицу, были закрыты ставнями и загорожены решетками; для вентиляции служило окно, выходившее во двор. Это было сделано после того, как Эльзбет Шрагмюллер побывала в других шпионских школах. Она убедительно доказала своим коллегам, что маски, носимые учащимися в качестве гарантии против измены или против угрозы появления в школе двойных шпионов, явно недостаточны.

Таким образом, антверпенским курсантам приходилось жить и работать в комнатах-одиночках, отличавшихся от тюремных камер лишь несколько большими удобствами. Никому не позволялось селиться за пределами школы. Имена упразднялись. К дверям комнаты курсанта прибивали карточку с обозначением его кодовой клички. Через определенные промежутки времени в дверь стучал солдат, отпирал её и вносил поднос с вкусной и обильной едой. Преподаватели приходили давать уроки. В течение трех недель учащийся должен был сам убирать свою комнату и в ней же совершать «прогулку» или делать гимнастику. Лишь по установлении степени одаренности и усердия кандидату предоставлялись кое-какие льготы, но только в пределах самой школы; и так — до конца курса.

Заслужив, наконец, право свободно выходить из своей комнаты, курсант получал возможность ознакомиться с оборудованием современной разведшколы. В Антверпене имелись отличные коллекции моделей и карт, диаграмм и фотографий. С их помощью изучали города, моря, порты и страны всего мира, равно как и военные корабли всех типов, подводные лодки, транспорты и торговые суда, воздушный флот, осадную и полевую артиллерию, береговые батареи и укрепления — вообще все, что имело отношение к военному делу. Этот познавательный материал постоянно обновлялся в зависимости от хода и развития военных действий. Школа могла также похвастать превосходной библиотекой технической и научной литературы, в том числе цветными альбомами мундиров и полевого снаряжения всех противостоящих армий, полковых и дивизионных эмблем и знаков различия — от капрала до фельдмаршала.

Постепенно усвоив все эти сведения, курсант, наконец, погружался в сокровенные тайны своей профессии — и обычно поступал в обучение к самой «фрейлейн Доктор». Заключительными номерами обширной программы были коды, шифры и другие уловки. Наряду с этим проходился курс «невидимых» чернил, изучались способы их применения и изготовления и все прочие приемы и трюки, составляющие оборонительную и наступательную тактику секретной службы военного времени.

На подготовку шпиона уходило 10–15 недель. В конце учебы «фрейлейн Доктор» обращалась к курсантам с напутствием: она взывала к патриотизму одних, спортивному инстинкту других, жажде приключений третьих. Вот одно из её наставлений:

«Скрывайте свое знание языков, побуждайте других к свободному высказыванию в вашем присутствии, и помните: ни один агент не говорит и не пишет по-немецки, когда находится за границей. Даже в том случае, если немецкий явно не родной язык».

Или еще:

«Получая сведения путем прямого подкупа, вы должны заставить осведомителя удалиться как можно дальше от своего дома, а также от ближайшего района ваших операций. Старайтесь заставить его проделать путь по самому длинному маршруту, лучше всего — ночью. Усталый осведомитель не так осторожен и подозрителен, он мягче и экспансивнее, менее склонен ко лжи или к торговле с вами, таким образом, все преимущества сделки окажутся на вашей стороне».

Ничего нового она в данном случае не изобрела, но её подход к делу носил весьма своеобразный, необычный, новый характер. Знаменательно, что единственными последователями «Докторши» были её противники. В дижонской французской разведшколе, откуда агентов направляли в Германию через Швейцарию, проходили основательный курс наук, которому мог бы позавидовать какой-нибудь Шульмейстер. Но методы вербовки, принятые в этом учреждении, никуда не годились. За вербовку будущего шпиона назначалась крупная награда. А так как вопрос о честности и природных наклонностях курсантов решался главным образом теми, кто получал материальную выгоду от привлечения кандидатов, их выбор далеко не всегда отличался беспристрастием.

В Лондоне была учреждена англо-французская школа, в основном под наблюдением англичан, придававших большое значение подготовке шпионов. Особенно это касалось агентов, которые должны были работать в морской разведке, в отделе, руководимом Реджинальдом Холлом и Альфредом Юингом, либо в прославленном отделе секретной службы, вдохновляющим гением которого был капитан Мэнсфилд Кэмминг.

«Фрейлейн Доктор» была первой женщиной, которой поручили руководство и заведывание школой, где процветала армейская дисциплина. Эта школа была её гордостью, и она жила её интересами. Слава школы, её успехи и даже её конечный провал прочно связаны с именем «фрейлейн Доктор». Но очень многое из того, что ей приписывалось, — чистый вымысел.

Война велась без пощады, и антверпенский центр, в конце концов, столкнулся с сильными противниками. Союзники — англичане, французы, бельгийцы, а под конец и американцы — объединили все свои ресурсы и мобилизовали всю свою бдительность, чтобы парализовать вражескую систему, которую противопоставила им «фрейлейн Доктор».

Когда Германия была побеждена и заключила перемирие, толпы бельгийцев кинулись громить дома, которые немцы использовали для полиции или разведки. Но ещё до того, как дом в Антверпене подвергся налету, «фрейлейн Доктор» и её постоянный штат (сильно, по сообщениям наблюдателей, поредевший) уже перебрались за Рейн.

 

Глава сорок первая Шпионская «школа» Алисы Дюбуа

У союзников не было молодой женщины, занятой шпионажем или обучением шпионов, которая по квалификации или известности могла бы соперничать с «фрейлейн Доктор». Но нашлась все же патриотка, героически служившая французам и англичанам и создавшая для них грандиозную систему шпионажа, которую почти единолично организовала в тылу у врага.

Шпионской «школой» Алисы Дюбуа стали сама война и суровый режим оккупации. Она вела свою работу с величайшим риском и опасностью, в то время как Эльзбет Шрагмюллер находилась под защитой армии.

Когда войска генерала фон Клука в августе 1914 года двигались на правом фланге наступающих германских армий, они гнали перед собой почти полмиллиона беженцев. Тысячам ошеломленных мирных жителей удалось переправиться морем в Англию. Одних перевезли военные корабли, других — траулеры, буксиры и частные яхты. Многие высаживались на английском побережье с барж, рыболовных судов, моторных и даже весельных лодок. Эти толпы наводнили британские порты. Англичанам пришлось принимать их, давать им кров и пищу. Власти опасались, что при такой всеобщей панике в Англию могут проникнуть и шпионы германской разведки. Однако среди переправлявшихся было немало и таких беженцев, которые сообщали интересные военные сведения, На основании их рассказов нетрудно было составить объемистый доклад для передачи в ставку экспедиционных войск во Франции.

Офицеры разведки терпеливо взялись за работу и принялись расспрашивать бельгийских беженцев.

Одному из них офицеров повезло: он встретил молодую француженку, назвавшую себя Луизой де Беттиньи. Откуда она? Из Лилля. Занятие? Гувернантка. Толковая и привлекательная, она производила впечатление образованной девушки из благородной, но обедневшей семьи. По-английски она говорила без акцента, откровенно отвечала на все вопросы и сообщила много интересного. Кроме того, оказалось, что она безукоризненно владеет немецким и итальянским.

Стало ясно, что в её лице можно получить необычайно полезного агента секретной службы. Луизу Беттиньи пригласили в Лондон, где майор Эдуард Камерон, побеседовав с нею, предложил принять участие в патриотической борьбе.

Она подумала и просто ответила:

— Я готова.

Ее завербовали и тут же переименовали в Алису Дюбуа. Это имя проставлено было в фальшивом удостоверении личности, выданном ей особым разведывательным отделом британского военного министерства. В нем обозначена была её профессия: «кружевница». С таким документом она могла разъезжать, не вызывая подозрений.

Алиса Дюбуа тотчас же приступила к работе и в течение пятнадцати месяцев 1914–1915 годов была столь же опасным противником для немцев, как и многие командиры союзных войск на поле боя. В то же время она была гораздо менее опасна для союзников, чем многие из их генералов, безрассудно тративших человеческие жизни на такие авантюры, как французское наступление в Шампани в сентябре-ноябре 1915 года, где продвижение вперед менее чем на пять миль обошлось в 400 000 человек убитыми и ранеными.

Алиса надеялась повидать свою мать в Сент-Омере. Но майор Камерон приказал ей вернуться в Лилль. Добравшись туда без помех, она первым делом решила, что ей нужен не слишком многочисленный, но толковый и абсолютно надежный штат помощников. Обладая связями в богатых семействах, где у неё было немало друзей, вскоре она нашла среди них желающих работать против общего врага.

Так ею были завербованы некий химик де Гейтер и его жена. Вскоре из его частной лаборатории начали поступать невидимые чернила и подправленные или поддельные паспорта, которые до того можно было получать — и то с большим риском — лишь из Лондона. Затем она завербовала фабриканта Луи Сиона и его сына Этьенна, который нередко ей помогал, а главное — предоставлял свой автомобиль, пока немцы тот не конфисковали. Ей предложил свои услуги скромный картограф Поля Бернара. Работая чертежным пером и лупой, он ухитрился написать кодированное стенографическое донесение в тысячу шестьсот слов под почтовой маркой, наклеенной на открытку.

Наконец, в лавчонке старинного города Рубэ Алиса нашла девушку, едва ли уступавшую ей самой в мужестве и способностях. Это была Мария-Леони Ванутт, превратившаяся в разносчицу сыров Шарлотту. Мария-Леони отлично умела принимать самый спокойный, невинный и развязный вид; можно было даже подумать, что она ничего общего не имеет с войной. Нагрузившись сырами и кружевами, Шарлотта и Алиса странствовали по оккупированной немцами территории. Они вели бойкую торговлю, и это оправдывало их постоянные передвижения.

Число сообщников Дюбуа все время росло: их было вначале шесть, затем стало двенадцать, двадцать четыре, тридцать шесть. Они предоставили в её распоряжение свое мастерство и мужество, свои квартиры и все свое имущество. Военные сведения, тщательно проверенные и отобранные из массы слухов, сплетен и ложных донесений, потекли непрерывным потоком. И настало время, когда Алисе, всегда бравшей на себя выполнение самых рискованных дел, пришлось раз в неделю пробираться в Голландию для передачи донесений в Лондон.

Германский контроль на границе становился все более придирчивым и бдительным. Даже самые хитрые уловки уже не гарантировали полной безопасности перехода через границу в дневное время; а по ночам Алисе и её подруге приходилось преодолевать бесчисленные трудности. Несколько раз ей пришлось перебираться через пограничный канал вплавь. Для этого она завела специальный костюм, состоявший из темных шаровар, блузы и юбки, сшитых из очень легкой материи. Будучи хорошим пловцом, она не боялась ледяной воды канала; но Шарлотте, не умевшей плавать, приходилось, скрючившись втискиваться в большое корыто, которое Алиса толкала перед собой.

Смекалка и изобретательность Алисы были неистощимы. Рассказывают, что она завела сигнализацию при помощи церковных колоколов; написанные мелким почерком донесения она прятала в плитках шоколада, в игрушках, в зонтиках и даже в деревянной ноге старого калеки. Она умудрилась переслать в Англию миниатюрную карту, спрятанную в ободке очков. На ней было показано расположение четырнадцати германских тяжелых батарей и складов боеприпасов в окрестностях Лилля. Некоторые её помощники жаловались, что в то время как они рискуют жизнью, собирая важные сведения, их донесения редко ценятся союзниками и не вызывают необходимых ответных действий. И когда вскоре после этого все четырнадцать батарей и склады были уничтожены союзными бомбежками и артиллерийским огнем, Алиса могла с удовлетворением указать друзьям на результаты их работы и тем самым поднять их дух.

Лично она никогда не теряла бодрости и даже чувства юмора. Однажды она смело предложила кусок колбасы контрразведчику, который отказался от угощения, убежденный, что разыскиваемые документы никак не могут находиться в колбасе, которую ела бойкая девушка. Она спокойно смотрела, как мрачный прусский офицер припечатывал имперским орлом фотографию на её новеньком удостоверении личности. Фотография была не только очень схожей, но и имела необычайно глянцевитую поверхность. Если бы немец догадался поскрести этот глянец ногтем, то обнаружил бы пленку прозрачной бумаги, на которой Поль Бернар вывел невидимыми чернилами шпионский отчет в 3 000 слов о передвижениях резервных соединений противника.

Лишь несколько месяцев спустя активность Алисы начала возбуждать в немцах подозрение. Ее подвергли слежке, задерживали, обыскивали и допрашивали. Но ей помогало знание языков и озорной характер. Она часто выдавала себя за немку, за немецкую аристократку. Из всех военных пруссаки были всего сильнее заражены кастовым духом; многих офицеров, расспросы которых принимали угрожающий характер, Алиса умела осадить своим надменным, холодным видом и мекленбургским акцентом.

Германские контрразведчики в районах деятельности Алисы и её сообщницы с самого начала знали, что здесь орудует какой-то ловкий агент. Немцы усилили наблюдение за мирными жителями, ещё больше ограничили свободу передвижения. Однажды поезд, в котором ехали Алиса с Шарлоттой, был остановлен в пути дозором германской полевой жандармерии. Начался обыск и допрос всех пассажиров. Что было делать шпионкам? К счастью, они сидели в последнем вагоне, а сыщики в мундирах, держась все вместе, с непоколебимой немецкой тупостью начали обыск с первого вагона и постепенно продвигались в конец поезда.

Тогда Алиса и Шарлотта вышли из поезда и подлезли под вагон. Девушки начали опасное и медленное продвижение вперед под составом. В переднем вагоне обыск окончился ещё до того, как они очутились под ним.

Разведчицы хладнокровно вошли в вагон и заняли места. Через четверть часа поезд снова тронулся. Алиса и её сообщница избежали ареста.

С женщинами-контрразведчицами девушкам было, однако, труднее справиться. Матроны из немецкой полиции, посланные в Бельгию для борьбы с её мятежным населением, были очень грубы. Одна из таких полицейских, прозванная бельгийцами «Жабой», при первой встрече с Алисой раздела её догола и смазала всю кожу едким химическим препаратом, пытаясь проявить невидимые чернила. Алиса же все это время держала под языком смятый в шарик клочок рисовой бумаги, на котором мельчайшим почерком Бернара было написано очередное донесение. У конспираторов всегда оставался дубликат; чувствуя, что её накроют, Алиса проглотила шарик.

— Стоп! Что вы глотаете? — вскричала полицейская. — Давайте сюда!

— Ровно ничего, — заныла Алиса. — Я озябла, вот и все. Понятное дело, я и устала и нервничаю.

— Ну, так одевайтесь, — «Жаба» неожиданно смягчилась. — Пока хватит.

Она на несколько минут оставила Алису одну и вернулась с чашкой молока.

— Выпейте, — предложила она. — Вы проголодались.

Алиса не попалась на обман.

— Вы очень добры, — сказала она, — но я терпеть не могу молока.

— Пейте, говорят вам! — грубо настаивала немка.

Алиса была уверена, что в чашке налито рвотное. Ее стошнит, и выскочит бумажный шарик. Взяв чашку, она, гримасничая, сделала вид, будто пьет. И вдруг начала задыхаться и кашлять. Чашка выскользнула из её дрожащих пальцев, упала и разбилась.

Это было разыграно так мастерски, что немка ничего не заподозрила. Ходить за второй чашкой не стоило. Пока она снова приготовила бы рвотное, естественный процесс пищеварения все равно испортил бы бумагу.

Алиса вырвалась ещё из одной полицейской западни, но кольцо вокруг неё все теснее сжималось. Доброжелатели её предупреждали, советовали отдохнуть, взять заслуженный отпуск, но она высмеивала их тревоги. Оставалось лишь усиленно её охранять.

Алиса вовлекла в свою разведывательную сеть ряд умных и озорных мальчишек. Они оказали немалую помощь, когда немецкая контрразведка начала раскидывать вокруг неё свои сети. Ее агенты, которым приходилось передвигаться в опасных районах, постоянно нуждались во всевозможных паспортах, удостоверениях личности, визах и отметках полиции. Всего этого вечно не хватало, несмотря на усиленную деятельность Бернара и де Гейтера. Благодаря своим мальчуганам Алиса, Шарлотта и ещё несколько агентов имели возможность использовать один и тот же пропуск в один и тот же день на нескольких контрольных постах, отделенных порядочным расстоянием. Дети играли, резвились, их редко останавливали или расспрашивали. У них был столь нищенский вид, все они были так оборваны, что прусские фельдфебели считали ниже своего достоинства их обыскивать. Это было очень ценно, ибо ребенок мог быстро пронести обратно пропуск агенту, дожидавшемуся по эту сторону кордона.

В одной бельгийской гостинице, куда Алиса или Шарлотта обычно приходили несколько часов отдохнуть, жили трое ребят, оберегавших разведчиц от ареста. Алиса спала здесь всегда в одной и той же комнате. Тревоги, налеты полиции случались очень часто.

Полиция! У входа в гостиницу раздавался громкий стук, слышались настойчивые требования открыть. Хозяйка, муж которой находился в армии, тотчас бежала к Алисе и будила её.

— Они пришли, мадемуазель.

Пояснять, кто «они», было излишне.

Алиса быстро вскакивала с постели и закутывалась в тяжелый темный плащ. Поднявшись по внутренней лестнице на чердак, она вылезала в окно, на крышу. Узелок с необходимыми вещами прятала за большую дымовую трубу. Здесь она и пережидала визит полиции. А в комнате, смежной с той, в которой спала Алиса, будили детей. Старшему мальчику нужно было занять постель, только что покинутую Алисой. Все они прикидывались спящими, пока полиция осматривала эту часть дома. Они даже были приучены не вскрикивать, а только прятаться в испуге под одеяло, если к ним обращались с вопросами.

Немцы с карманными электрическими фонариками с бесцеремонным шумом переходили из комнаты в комнату, но ничего подозрительного обнаружить не могли. Во всех постелях были спящие. Немцы с ворчанием удалялись. Когда они уходили, мать опять укладывала ребят в их общую постель, а Алиса спускалась с крыши.

В один роковой день Шарлотта получила два письма. Первое было подлинное, от Алисы, только что переправившейся в Голландию; в нем простым кодом сообщалось, что она в безопасности. Но другое, чужим почерком, просило Шарлотту немедленно явиться в одну захолустную гостиницу — «ради Алисы».

Шарлотта забеспокоилась. Что это значило? Только одно: агенты контрразведки уже пронюхали о тесной связи между главными фигурами организации Дюбуа. Но Шарлотта смело отправилась в указанную гостиницу, боясь выказать трусость или недоверие. Незнакомец, встретивший её там и выдавший себя за беженца-бельгийца, не был ни бельгийцем, ни слишком умным немцем. Отказ девушки говорить с ним доверительно не смутил его, и он продолжал засыпать её вопросами.

— Я не знаю никакой Алисы Дюбуа, — твердила она. — Я вообще ничего ни о ком не знаю! Вы принимаете меня за кого-то другого.

Ее отпустили. Однако на другой день ранним утром три агента с револьверами в руках ворвались в квартиру Шарлотты. Они произвели самый тщательный обыск и, хотя не нашли ничего подозрительного, все же увели Шарлотту в тюрьму.

В Голландию было послано предупреждение. Алиса должна оставаться там, игра раскрыта! Но предостережение нашу героиню не застало. Она уже направлялась в обратный путь. Имя Алисы было названо при допросе только одним лицом, ранее занимавшим весьма незначительное место в её разведсети. Но эта мелкая улика, в сущности, решила дело.

Немцы не удивились, что Дюбуа появилась опять, ибо в их многочисленных донесениях о деятельности Алисы она всегда выглядела человеком исключительной отваги. «Пусть она несколько дней побудет на свободе, — решили контрразведчики. — Улик против неё вполне достаточно. Но не беда, если она ещё больше запутается».

Прервав даже косвенную связь со своей помощницей, попавшей за решетку, Алиса несколько дней вела себя с величайшей осмотрительностью. Однако на фронте шло большое сражение, и поэтому разведку нельзя было прекращать. Из Франции и Англии продолжали поступать обычные срочные запросы. Она с особой осторожностью отправилась, наконец, в Турэ; но там её остановил патруль, и она была арестована.

Алису и Шарлотту предали суду под их настоящими именами. По-видимому, германская секретная служба узнала о них все. Обе были приговорены к смерти. Выслушав приговор, каждая просила помилования для другой.

Негодование, вызванное во всем мире казнью Эдит Кавелль, заставило германские власти отказаться от казни этих двух женщин. Смерть им была заменена тюремным заключением: Алисе — на 27 лет, Шарлотте — на 15. Обе мужественно встретили новый приговор, уверенные, что переживут ужасную войну.

Шарлотта, или Мария-Леони Ванутт, действительно пережила её и, выйдя из тюрьмы, была осыпана почестями и орденами. Но Луиза де Беттиньи не выдержала лишений и скончалась в Кельне 27 сентября 1918 года, всего за 45 дней до перемирия, которое бы её освободило.

 

Глава сорок вторая Мата Хари

Маргарита-Гертруда Маклеод, урожденная Зелле, своей сценической карьерой и псевдонимом «Мата Хари» («Глаз утра») обязана была Востоку. Ее известность как шпионки первой мировой войны явилась, в сущности, продолжением её сценической репутации «яванской храмовой танцовщицы». Этой интересной женщине посвящены целые тома романтического вздора, в котором правду трудно отделить от вымысла.

Знаменитость европейского полусвета, она никогда не была ни крупным шпионом, ни активным работником германской разведки. Перед французским военным судом, о котором всегда было известно, что приговоры в нем составляются заранее и выносятся по заготовленному тексту, Мата Хари энергично защищалась, доказывая, что была вовсе не активной шпионкой, а лишь высокооплачиваемой содержанкой нескольких германских чиновников. Правда, некоторые из этих господ оплачивали проведенное с ней время из фондов разведки. Когда это преступление было раскрыто, те же господа спокойно предали её в руки французов.

Она родилась в Леувардене, в Голландии, 7 августа 1876 года; стало быть, ей было за сорок, когда контрразведчики в Париже решили, что она является угрозой для республики. Родители её были почтенные голландцы, Адам Зелле и Антье ван дер Мёлен. В годы своих сценических успехов она выдавала себя за уроженку Явы, за дочь европейца и яванки; в то же время она утверждала, что училась танцам в одном из храмов Малабара. Знание Явы и в самом деле стало результатом основательного изучения острова, ибо в марте 1895 года она вышла замуж за капитана голландских колониальных войск, который вскоре после свадьбы уехал из Голландии на Яву, забрав с собой жену. Капитан Маклеод был по происхождению шотландцем, человеком надменным и грубым, и вдобавок пьяницей. Редко бывая трезвым, он колотил жену и таскал её за волосы. В 1901 году она вернулась, наконец, в Амстердам с дочерью Марией-Луизой и невыносимым супругом. В Демаранге у неё родился и сын Норман, в младенчестве отравленный туземным слугой, желавшим отомстить Маклеоду. По слухам, Мата Хари будто бы собственноручно умертвила убийцу, но вряд ли она могла сделать это на Яве. Решительный характер развился у неё позднее.

Муж тиранил её, изменял, и она, чтобы забыться, читала эротическую литературу и ходила смотреть ритуальные танцы яванских танцовщиц, которым начала подражать и сама. Она так хорошо изучила это искусство, что, выступая на сцене, сумела убедить парижан — даже знакомых с Востоком, — что она с детства была храмовой танцовщицей и священной храмовой блудницей Шивы.

Между 1901 и 1905 годами она превратилась из голландки в яванку, из Маргариты Зелле в уроженку Явы, артистку Мата Хари. Характер её закалился и воля окрепла.

Несколько раз она пыталась развестись с Маклеодом. В августе 1902 года этот «герой» ещё раз поколотил её и бросил, забрав с собой шестилетнюю Марию-Луизу. Едва ли не впервые проявив характер и энергию, она добилась от суда решения, в силу которого Маклеод обязан был вернуть ей ребенка и содержать их обеих. Он ответил на это грязной клеветой. Ее тетка, к которой она обратилась за помощью, поверила Маклеоду, а её выгнала вон. Ей пытался помочь отец, но он побаивался Маклеода, его положения в обществе и армейского престижа. В конце концов, она собственными силами, вопреки всему тому, что о ней рассказывали, сумела вырваться из деревенской глуши Голландии и уехала в Париж искать счастья на артистическом поприще. Ей было тогда 29 лет, и она почти сразу добилась успеха и известности.

Богатое воображение, отчаянная решимость и желание блистать (об этом свидетельствуют избранный ею псевдоним и слухи о её рождении и романтическом воспитании, которые она всячески помогала распространять) — вот что было истинной причиной поразительной метаморфозы. Она стала куртизанкой, что в избранной ею профессии считалось чуть ли не обязательным. Надо думать, Маклеод основательно подготовил её к такому шагу. В легендах о ней он изображался как молодой шотландец, офицер британской армии в Индии, который будто бы нашел её в храме, помог ей бежать, женился на ней и лелеял до самой своей внезапной смерти, после чего она отправилась в Париж исполнять экзотические танцы. Ничего себе выдумка!

«Гонорары» она брала огромные, и хотя после 1914 года скопила, занимаясь шпионажем, свыше 100 000 марок, но пленяла мужчин до конца своих дней и не бросала своей первоначальной профессии.

Берлин встретил её не менее гостеприимно, чем Париж, хотя блокада сильно отразилась на германской столице. В день объявления войны французские агенты видели её разъезжавшей по запруженным возбужденными толпами улицам в компании начальника полиции фон Ягова, который, впрочем, был давно с ней дружен. Теперь она получила предложение поступить на службу в германскую разведку. Она обладала многими данными, чтобы сделаться ценной шпионкой; но был у неё и большой дефект: она была слишком заметна, слишком бросалась в глаза. И если бы немцы хорошенько подумали, они бы поняли, что такой шпион не сможет долго действовать безнаказанно. Если бы, как утверждали французы, «Н-21» было кодовым именем немецкой шпионки Мата Хари до августа 1914 года, то чем объяснить её странное поведение в первые месяцы войны? Ибо почти на протяжении целого года эта «Н-21» — умная и щедро оплачиваемая шпионка — находилась вдали от театра воины и полевой секретной службы. Почему? Неужели только для того, чтобы заставить союзников ломать себе голову над вопросом: когда же она начнет шпионить по-настоящему? В профессиональном шпионаже так не бывает. Когда она, наконец, вернулась во Францию в 1915 году, за несколько дней до этого итальянская разведка телеграфировала в Париж:

«Просматривая список пассажиров японского пароходства в Неаполе, мы обнаружили Мата Хари, знаменитую индусскую танцовщицу, собирающуюся выступать якобы в ритуальных индусских танцах в обнаженном виде Она, кажется, отказалась от притязании ни индусское происхождение и сделалась берлинкой. По-немецки она говорит с легким восточным акцентом».

Копии этой телеграммы были разосланы во все страны Антанты как предупреждение об опасной шпионке. Французская контрразведка организовала слежку. Парижская «Сюрте-Женераль» (охранка) также взяла танцовщицу на прицел. Полицейская префектура, в которой Мата Хари выдала себя за уроженку Бельгии, сделала на её бумагах пометку: «Следить».

Несмотря на все это. Мата Хари, кажется, умудрилась танцевать даже в скудно освещенном театре военной секретной службы. В конце её обвинили во многих серьезнейших нарушениях военных законов Франции.

До 1916 года французская контрразведка была сбита с толку демонстративным поведением шпионки. Актриса никогда не маскировалась, ничего не боялась и ничего не скрывала. Тем труднее было французам узнать, каким путем она передавала их военные секреты, факт похищения которых тоже никак не удавалось доказать. У танцовщицы было много приятелей в дипломатическом мире, в том числе шведский, датский и испанский атташе. Дипломатическая почта нейтральных стран не просматривалась цензурой; было совершенно очевидно, что письма, отправляемые Мата Хари за границу, цензуру не проходят.

Дипломатическая почта, по обычаю и международным правилам, была неприкосновенной. Убедившись, что Мата Хари совратила нейтральных атташе, французы решили не останавливаться перед вскрытием мешков с дипломатической почтой. В шведской и нидерландской дипломатической почте они нашли серьезнейшие улики для будущего процесса. И все же Мата Хари не арестовали; кое-кто говорил, будто она писала особой тайнописью, оставшейся нерасшифрованной. Доказательств, настолько веских, чтобы они удовлетворили гражданский или военный суд, не нашлось; и так как она состояла в близких отношениях с такими лицами, как герцог Брауншвейгский, германский кронпринц, голландский премьер ван де Линден и т. п., важно было найти улики абсолютно неопровержимые.

Наконец, было установлено, что она хлопочет о пропуске в Виттель под тем предлогом, что там находится её бывший любовник, капитан Маров, потерявший на войне зрение и нуждающийся в уходе. Ее привязанность к злополучному русскому офицеру не вызвала бы подозрений, но близ Виттеля незадолго перед тем был оборудован новый аэродром, а французы перехватили адресованную германским шпионам шифрованную инструкцию о необходимости получить о нем данные. Надеясь, что теперь Мата Хари окончательно себя разоблачит, французские контрразведчики позаботились, чтобы пропуск ей был выдан. Но она повела себя в Виттеле чрезвычайно осторожно.

Французские власти были вне себя: они чувствовали угрозу, но не могли поймать шпионку с поличным. Тогда возник вопрос: не выслать ли ее? И это было сделано. После того как ей объявили о высылке, она повела себя как мелкий шпион-наемник: стала клясться, что никогда не работала на немцев, и заявила о своей готовности поступить на службу во французскую разведку. Она даже стала хвастать своим влиянием на многих высокопоставленных лиц в Германии и вызвалась отправиться туда и добыть сведения, нужные французскому генеральному штабу. Начальник одного из отделов французской контрразведки капитан Жорж Ладу не был удивлен её бесстыдством и сделал вид, что ей верит.

Так как она объявила, что генерал-губернатор Бельгии фон Биссинг с первого же её взгляда падет к её ногам, ей предложили отправиться в Брюссель и выведать все, что удастся; ей сообщили фамилии шести агентов в Бельгии, с которыми она могла немедленно войти в контакт. Все они в Париже числились сомнительными из-за хронических преувеличений едва не в каждом рапорте. После прибытия Мата Хари в Брюссель один из этих шести бельгийцев был арестован немцами и расстрелян; это как будто свидетельствовало против танцовщицы.

Казнь агента озадачила французов. Они не получали от него ничего ценного и полагали, что все донесения пишутся под немецкую диктовку. И если немцы осудили его за шпионаж, — стало быть, он двойной шпион, сообщающий верные сведения их противникам. Через некоторое время это подтвердили англичане, сообщившие, что один из их шпионов был загадочным образом выдан немцам какой-то женщиной.

Стали даже известны приметы этой женщины, но все же ей удалось ускользнуть.

Мата Хари вскоре наскучило прикидываться шпионкой союзников, и она через Голландию и Англию направилась в Испанию. Если она знала, что английский агент погиб по её доносу, то решение отправиться в английский порт было с её стороны либо чудовищной глупостью, либо актом необычайного мужества. Ей дали высадиться и проследовать в Лондон, поскольку, видимо, были уверены, что её допросят в Скотланд-Ярде. И здесь, побив рекорд наглости, проявленной ею в разговоре с Ладу, Мата Хари призналась Базилю Томпсону в том, что она немецкая шпионка, но прибыла в Англию шпионить не в пользу Германии, а в пользу Франции. Начальник уголовно-следственного отдела, рыцарски замаскировав свой скептицизм, посоветовал ей не совать нос куда не следует и разрешил отъезд в Испанию. Она поблагодарила за добрый совет, но в Мадриде оказалась в дружеских отношениях с капитаном фон Калле, германским морским атташе, и с военным атташе фон Кроном.

Немцы сократили расходы на секретную службу, и даже такие центры германской разведки, как антверпенский и бернский, это почувствовали. По всей линии был отдан приказ об экономии; ослепительная Мата Хари, безнадежно скомпрометированная и всеми подозреваемая, была непомерной роскошью, содержание которой германская разведка фон Калле разрешить не могла. Ему послали радиограмму с требованием направить «Н-21» во Францию. Телеграмма была зашифрована кодом, уже известным французам.

Фон Калле передал приказ, объявив для приманки, что она получит 15 000 пезет за свою работу в Испании от дружественного ей лица в одной нейтральной миссии. Мата Хари вернулась во Францию, в Париж, где немедленно направилась в отель Плаза-Атенэ на авеню Монтень. На следующий день её арестовали.

После предварительного допроса её препроводили в тюрьму Сен-Лазар и поместили в камеру, ранее занятую мадам Кайо, застрелившей известного редактора.

24 и 25 июля Мата Хари предстала перед военным судом. Председателем суда был полковник Санпру — полицейский офицер, командовавший республиканской гвардией. Он высказал убеждение в её виновности. Майор Массар и лейтенант Морне также не питали сомнений на этот счет. Единственным человеком, думавшим об оправдании её, был её адвокат Клюне. Будучи защитником по назначению, он стал её преданным другом и, говорят, великолепно вел это безнадежное дело.

Председатель Санпру начал с обвинения Мата Хари в близких отношениях с начальником берлинской полиции и особенно напирал на 30 000 марок, которые она получила от фон Ягова вскоре после начала войны. Мата Хари утверждала, что это был дар поклонника, а не плата за секретные услуги.

— Он был моим любовником, — оправдывалась Мата Хари.

— Это мы знаем, — возражали судьи. — Но и в таком случае сумма слишком велика для простого подарка.

— Не для меня! — возразила она.

Председатель суда переменил тактику.

— Из Берлина вы прибыли в Париж через Голландию, Бельгию и Англию. Что вы собирались делать в Париже?

— Я хотела последить за перевозкой моих вещей с дачи в Нейи.

— Ну, а зачем было ездить в Виттель? — Хотя в полицейских донесениях указывалось, что она самоотверженно и любовно ухаживала за потерявшим зрение капитаном Маровым, тем не менее, она сумела там свести знакомство со многими офицерами-летчиками.

— Штатские мужчины меня нисколько не интересовали, — следовал ответ. — Мой муж был капитан. В моих глазах офицер высшее существо, человек, всегда готовый пойти на любую опасность. Если я любила, то всегда только военных, какой бы страны они ни были.

Когда ей напомнили о предложении сделаться шпионкой в пользу Франции, она слегка заколебалась; но затем сказала, что ей нужны были деньги, так как она хотела начать новую жизнь.

Получала ли она гонорары как знаменитая кокотка или жалованье как высоко ценимая шпионка — в обоих случаях деньги ей посылались на имя «Н-21». Этот номер значился в перехваченном французами списке германских шпионов!

Показания свидетелей носили драматический и одновременно трогательный характер. Мата Хари позволили слушать все, что приводило в своих доводах обвинение. В её пользу оказывали сильнейшее давление на суд влиятельные частные лица; но Франция в то время ещё была под впечатлением агитации пораженцев и волнений на фронте. Поэтому считалось необходимым не церемониться со шпионами. В иной обстановке Мата Хари отделалась бы тюремным заключением. Президент Пуанкаре отказался помиловать её или смягчить вынесенный ей приговор. В Гааге премьер-министр ван ден Линден безуспешно умолял королеву подписать обращение в её пользу.

Утром 15 октября Мата Хари, как обычно, поднялась с постели и оделась. Тюремный врач подал ей рюмку коньяку. В последнюю минуту она отказалась надеть повязку на глаза. Раздался залп двенадцати винтовок, и все было кончено.

Прошло около восьми лет после казни Мата Хари. Летом 1925 года два французских писателя Марсель Надан и Андре Фаж опубликовали статью (в «Пти журналь» от 16 июля 1925 г), в которой впервые открыто высказывалось сомнение в виновности танцовщицы Полные отчеты о её процессе хранились втайне. В 1922 году майор Массар в «Парижских шпионках» на основании документальных данных пришел к выводу о полной виновности Мата Хари. Но для беспристрастных людей, даже во Франции, этот вопрос все же остался открытым.

Жорж дю Парк рассказывает в своих воспоминаниях, что Мата Хари просила его записать её мемуары. Познакомился он с ней в бытность свою парижским журналистом, и знакомство это длилось не один год, он навестил её и в тюремной камере на правах старинного друга, а не чиновника Второго бюро генерального штаба французской разведки, каким в ту пору стал. Частными литературными делами он уже не имел права заниматься; но когда он доложил о желании осужденной «рассказать все», его начальник граф де Леден рекомендовал ему принять это предложение, при том, однако, условии, что все его записи будут переданы. Второму бюро, если что-нибудь из сообщенного танцовщицей представит интерес для контрразведки.

Дю Парк сообщает, что Мата Хари в течение трех часов диктовала ему свои «откровения», явившиеся «обвинительным актом против многих высокопоставленных чинов как английской, так и французской армии». Впоследствии эти воспоминания были погребены в тщательно охраняемых архивах секретной службы в Париже. Сам дю Парк обязан был хранить тайну в силу данной клятвы и особенно ввиду своей связи с разведкой. «Признания» Мата Хари останутся необнародованными, вероятно, целое столетие, пока будущий Ленотр не раскопает их и не предаст огласке.

Между тем в деле Мата Хари французская военная юстиция показала всю свою предубежденность и склонность к крючкотворству. Во время процесса танцовщицы французская секретная служба провокационно объявила, что некий член кабинета министров, подписывавшийся «М… и», отправил немало писем знаменитой куртизанке. Генералу Нивелю и его коллегам нужно было оправдаться перед общественным мнением в провале наступления в Шампани и в других своих бездарных действиях. Козлом отпущения, по-видимому, сознательно, был избран Луи Мальви, тогдашний министр внутренних дел, хорошо знакомый с секретной службой, расследованием и надзором, осуществлявшимися гражданским бюро политической полиции. Вполне возможно, что какой-нибудь из агентов Мальви столкнулся с генералом, связь которого с поставками на армию носила скорее политический, чем патриотический характер. И в виде возмездия французская секретная служба не только допустила, но и поощрила распространение слуха:

Мальви — тот самый министр, который предавал Францию немцам при посредстве шпионки-куртизанки! … Мальви — единственный «М…и» во французском кабинете!

Дело кончилось тем, что министра внутренних дел предали суду. Среди свидетелей, выступивших по этому делу, были четыре бывших премьера Франции. Каждый удостоверял, что Мальви честный и преданный слуга Республики. Тем не менее, военное руководство все же требовало его осуждения. Франция воевала, армия главенствовала во всем; поэтому последнее слово в деле Мальви также принадлежало военным.

Сенат приговорил его с семилетней высылке за пределы Франции. Если учесть обстановку, то можно утверждать, что Мальви должен был считать себя счастливым, поскольку ему удалось избежать смертного приговора или ссылки в Кайенну. Но когда раны, нанесенные войной, начали затягиваться, «измена» Мальви была забыта, а его самого амнистировали. Премьер Эдуард Эррио вернул его к общественной жизни и даже предоставил ему место в своем кабинете.

Наступил день, когда Мальви должен был предстать перед палатой депутатов для реабилитации. Когда он поднялся и заговорил, голоса оппозиции оборвали и заглушили его. «Мата Хари! — с издевкой вопили оппозиционеры. — Мата Хари!.. Мата Хари!» Мальви пытался говорить, но ему не дали сказать ни слова. Здоровье его было подорвано годами испытаний, и он рухнул на пол без чувств. Его унесли и привели в чувство, а тем временем вопли политиканов, травивших его, сменились презрительным хихиканьем. Эррио уверил Мальви в своем неизменном к нему доверии. Но Мальви был нравственно разбит и подал в отставку.

Прошло ещё несколько лет, и произошло событие, ещё раз ярко осветившее все мелкое лицемерие и всю гнусность французской военной клики. В деле Мальви — Мата Хари появилась ещё одна пленительная женщина, не танцовщица, не куртизанка и не шпионка, а умная и талантливая журналистка. Она добыла запоздалое признание у одного из тех самых людей, которые погубили министра внутренних дел Мальви.

На этот раз сознался настоящий «М…и» — генерал Мессими, бывший военным министром в начале войны 1914 года. Мессими — пожилой жуир и претенциозный невежда, которого сбросила с министерского поста первая битва на Марне. Этот Мессими являлся близким другом Мата Хари. Несомненно, он и был назван и «разоблачен» в воспоминаниях, которые Мата Хари диктовала дю Парку. Так генерал Мессими в конце концов реабилитировал Мальви, признавшись ловкой журналистке, что он был членом кабинета, писавшим глупые и компрометирующие письма шпионке-куртизанке. Но Мессими принадлежал к той самой военной клике, которая затравила Мальви; никто не отправил его ни в ссылку, ни тем более на венсеннский полигон.

 

Глава сорок третья Хитрости морской разведки

В годы первой мировой войны центром деятельности морской разведки была знаменитая «Комната 40 О. В.» британского адмиралтейства, комната, где хранились английские коды и где раскрывались неприятельские шифры. Судовой плотник Э. С. Миллер был мастером водолазного дела. В 1914 году его назначили инструктором Британской морской тренировочной школы. Спустя год, в разгар войны, Миллеру приказали обследовать подводную лодку, потопленную у побережья Кента. Ее предположительное местонахождение было отмечено буйком. Водолаз должен был выяснить состояние и обследовать внутреннее устройство неприятельской подводной лодки, в особенности же ознакомиться с её новейшими техническими приспособлениями.

Миллер обнаружил подводную лодку, в которой зияла пробоина с неровными краями. Проникнуть в это отверстие можно было только с риском повредить шланг, подающий воздух. Все же он пошел на риск и обследовал сложное устройство лодки вдоль всей её длины. В капитанской рубке он нашел металлический ящик, выволок его наружу, привязал к тросу и поднял на поверхность. Миллер последовал за своей добычей. Он дал описание новейшего устройства потопленной лодки. Из поднятого сейфа были извлечены такие ценности, как планы минных полей неприятеля, два новых кода германского флота и ещё один ценнейший код, используемый только для сношения с имперским Большим флотом открытого моря. «Оставьте буек для приметы. Полный ход вперед, — велел командир водолазного судна. — Все это нужно немедленно доставить в Лондон».

Так началась работа морской разведки в «Комнате 40 О. В.». Был организован специальный отряд для переброски Миллера с его водолазным оснащением в те пункты английского побережья, где случались потопления германских подводных лодок. Со временем он изучил строение и внутренние механизмы грозных подводных рейдеров не хуже любого морского инженера с верфей Куксгафена или Киля.

За время войны были пущены на дно десятки германских подводных лодок. Все они, за редким исключением, были обследованию искусным водолазом. Минные поля, секретные коды и специальные инструкции морским рейдерам германским морским министерством постоянно менялись. Но обо всех таких изменениях британская морская разведка регулярно оповещала кого следует. Германские подводные лодки наносили серьезные потери торговому флоту союзников, но и сами несли тяжелые потери. И всякий раз, когда какая-нибудь из них шла ко дну, Миллер со своим снаряжением спешил на место.

Коды, которые Миллер извлекал со дна морского, стали могучим оборонительным оружием в смертельной борьбе союзников с подводной блокадой. Радиограммы германского морского министерства, посылаемые подводным лодкам, регулярно перехватывали, а кодированные сообщения расшифровывали специалисты «Комнаты 40 О. В.» Капитаны подводных лодок шли навстречу своей судьбе, не зная, с какой легкостью распоряжения их начальства становятся известными врагу.

Блокада, объявленная союзниками, брала Германию измором, и германским подводным лодкам был отдан приказ — в свою очередь блокировать Англию, топить беззащитные английские суда, «не оставляя следов». В ответ на это были изобретены глубинные бомбы. Еще лучшие результаты давало конвоирование военных транспортов и торговых пароходов в зоне военных действий. Морские самолеты обнаруживали притаившиеся вражеские субмарины под водой. Специальные микрофоны «подслушивали» малейшее движение подводных лодок. Неутомимые флотилии вооруженных траулеров, быстроходных судов и истребителей также принимали участие в ожесточенной морской дуэли.

Чудаки всего мира забрасывали британское адмиралтейство проектами борьбы с подводными лодками. Из Америки поступили два необычайных предложения, которые были даже подвергнуты рассмотрению. Один видный зоолог предлагал… дрессировать морских львов, чтобы они вначале сопровождали английские подводные лодки; затем они могли бы следовать за германскими субмаринами и тем самым выдавать их присутствие. Другой ученый предлагал с той же целью дрессировать… морских чаек! Из всех этих нововведений на деле осуществлено было только одно: «суда-ловушки».

«Суда-ловушки» были известны ещё на заре парусного флота. Суда, совершавшие дальние плавания, где могли встретиться вражеские крейсеры или каперы, часто маскировались под фрегаты, а на бортах у них устанавливались деревянные пушки. Благодаря такой маскировке многие грузовые корабли благополучно проходили опасную зону, так как мелкие военные суда не решались атаковать крупный корабль. Во время войны Англии с Наполеоном смелый и изобретательный британец, командор Дано, появился в Индийском океане на большом парусном корабле в сопровождении трех других торговых судов, и вид у них был такой грозный, что вражеская эскадра, завидев их, предпочла удалиться.

В 1915 году некий сотрудник британского адмиралтейства предложил использовать ту же систему, но в обратном порядке, т. е. пускать в море беззащитные на вид пароходы, уже лишенные мореходных качеств. Таких негодных на вид судов оказалось немало; их трюмы набили деревом и пробкой, чтобы в случае неравного морского боя они могли дольше держаться на воде. Мостик, палуба и палубные надстройки таких судов были защищены хорошо замаскированными броневыми плитами. На каждом из этих пароходов были укрыты морские орудия и артиллерийские расчеты.

Крейсируя по судоходным путям, эти «суда-ловушки» должны были привлекать к себе внимание вражеских подводных лодок. Торпед в Германии становилось все меньше; известно было, что командирам подводных лодок был отдан приказ их беречь. Выпустив с близкого расстояния торпеду в маневрирующее зигзагами судно, вражеский рейдер обычно поднимался на поверхность, чтобы довершить потопление парохода снарядами из палубного орудия. Этого-то и дожидались артиллеристы «судна-ловушки».

Первая уловка «судна-ловушки» заключалась в том, что оно высылало команду «паникеров» — часть экипажа, замаскированную под матросов торгового флота; один из них изображал капитана торпедированного парохода. Они разыгрывали комедию: падали в воду, карабкались из воды в шлюпку со своими пожитками. Это должно было выманить подводную лодку на поверхность; в этом случае она была вынуждена ближе подойти к своей цели, чтобы расстрелять её наверняка. И когда она оказывалась в нужном положении, на «судне-ловушке» сбрасывались все маски: орудия открывали огонь, и через несколько секунд подводной лодке приходил конец. Все это требовало, конечно, высокого мастерства и опыта со стороны экипажа «судов-ловушек».

В порту члены экипажа «судов-ловушек» обязаны были держать себя как моряки торговых пароходов. «Останавливайтесь в матросских гостиницах, шатайтесь по портовым кабакам, — но ни слова о своем корабле и его особенностях!» — предупреждали их.

Трудно было требовать более осторожного поведения даже от шпиона или контрразведчика, состоящего на действительной секретной службе. О щеголеватость и аккуратности, которые ассоциируются с военным кораблем, на «судне-ловушке» приходилось забыть, но строжайшая дисциплина, прикрываемая показной неряшливостью, была там даже выше обычной, ибо малейшая оплошность в момент боя могла сорвать всю операцию. Подводная лодка могла мгновенно погрузиться и выпустить вторую торпеду. Терпение было качеством, всегда высоко ценившимся на «судах-ловушках». Мужество было непременным будничным условием их службы.

Так, например, на торпедированном «судне-ловушке» Q-5 вахта машинного отделения осталась на местах, чтобы не прервалась работа двигателей. Всё прибывавшая вода, в конце концов, заставила их оттуда уйти. И хотя многие получили сильные ожоги и ранения, все они лежали, притаившись — образец изумительной дисциплинированности. Торпедировавшая их субмарина U-83 подошла тем временем поближе и готовилась расстрелять судно едва ли не в упор. Была дана команда: «Огонь!» Первым же снарядом «судна-ловушки» снесло голову капитану субмарины, вылезшему из командирской рубки. Всего было выпущено 45 снарядов, и почти каждый попал в цель. Лодка затонула, экипаж взяли в плен. До победных залпов орудийные расчеты лежали, притаившись чуть ли не в воде целых 25 минут, явственно ощущая, что судно тонет. Но паники не было. Никто не тронулся с места. Радиограмма с призывом на помощь была задержано до того момента, когда потопление вражеской подводной лодки стало совершившимся фактом. Только тогда команда взялась за спасение своего тяжело поврежденного судна. К счастью, когда заработала радиостанция, невдалеке от места происшествия оказались миноносец и тральщик. Они взяли Q-5 на буксир, и на следующий вечер, 18 февраля 1917 года, изрядно потрепанный победитель был благополучно доставлен в порт.

Можно привести ещё один случай поединка «судна-ловушки» с подводной лодкой.

Искусно замаскированный под вооруженный торговый пароход с фальшивой пушкой на корме, другое «судно-ловушка» «Паргаст» был торпедирован без предупреждения 7 июня 1917 года. Котельная, машинное отделение и трюм № 5 были сразу же залиты водой. Спасательная лодка штирборта разлетелась в щепки.

Команда «паникеров» во главе с лейтенантом Френсисом Хирфордом приготовилась покинуть судно. Хирфорд прихватил с собой даже чучело попугая. Как бравый капитан торгового судна, он демонстративно собирался покинуть корабль последним, но ему помешали кочегары, выбравшиеся на палубу позднее его. Когда лодки с «паникерской» командой отваливали, перископ подводной лодки был виден на расстоянии 400 ярдов. Затем она погрузилась, а вскоре после этого перископ появился прямо за кормой. Хирфорд, заманивая субмарину, приказал экипажу обогнуть корму. Подводная лодка UС-29 (типа минных заградителей), поднявшись на поверхность, последовала за спасательной шлюпкой.

Видя, что субмарина ещё не заняла позиции, в котором её могли бы достать орудия «Паргаста», Хирфорд, презирая опасность, продолжал заманивать в ловушку врага, находившегося уже в 50 ярдах. В этот момент «судно-ловушка» открыло огонь из всех орудий. Огонь прекратился только тогда, когда экипаж субмарины поднял руки. Но лодка начала удаляться, ускоряя ход, явно пытаясь ускользнуть в тумане. Стрельба возобновилась и не прекращалась, пока подводный рейдер не затонул вместе с матросом, уцепившимся за нос лодки. Англичанам удалось, в конце концов, разыскать в воде двух немцев, которые и были взяты в плен. Американские миноносцы, вовремя прибывшие в зону боевых действий, спасли «Паргаст» от потопления. За исключительное мужество весь экипаж «судна-ловушки» был награжден крестами Виктории.

За 51 месяц войны было уничтожено всего 200 германских подводных лодок, из них англичане записали на свой счет 145. Но в охоте на подводные лодки приняло участие свыше 5 000 английских вспомогательных судов, снабженных многими милями сетей, тысячами мин, орудий, глубинных бомб и снарядов; действовала целая система конвоирования, применялись самолеты, морская разведка, всевозможные ловушки и т. п.

В состав военно-морского флота было зачислено около 180 «судов-ловушек». Поначалу, однако, использовалась только небольшая их часть, а в массовом масштабе их стали применять лишь после того, как тайна этих судов была раскрыта. Известно, однако, что в период между июлем 1915 и ноябрем 1918 года они уничтожили 11 германских подводных лодок, т. е. более 7 % общего числа потоплений. Кроме того, не менее 60 подводных лодок было серьезно повреждены и надолго выведены из строя. Еще более важное значение имел подрыв боевого духа экипажей подводных лодок. Уже одно пребывание в подводной лодке в зоне военных действий требовало огромного напряжения нервов; но когда дело дошло до того, что любое безобидное с виду торговое судно или парусник могли внезапно превратиться в боевой корабль, вооруженный орудиями и торпедным аппаратом, германских моряков, многие месяцы «охотившихся» в полной безопасности, охватил смертельный страх — обычное состояние дичи, за которою охотятся.

 

Глава сорок четвертая Хитрости в разведке на суше

На каждую возможность перехитрить противника на море приходится добрых три десятка шансов на суше. Военные хитрости часто отличаются крайней простотой. Рассказывают, что в районе Вогез один агент сигнализировал своему сообщнику, находившемуся на некотором расстоянии, с помощью полированной поверхности лопаты, которую он использовал как гелиограф.

Некий призванный на войну канадский художник, находясь в резерве во Фландрии, делал зарисовки в своей тетрадке. Вдруг он заметил, что старинная мельница, которую он срисовывал, замахала крыльями против ветра. Он известил об этом контрразведку, и её агенты ночью нагрянули на мельницу. Там они нашли особый механизм для сигнализации, но тот, кто передавал сигналы, уже успел скрыться.

В штаб английского 14-го корпуса офицеры разведки однажды принесли мертвого почтового голубя, раскрашенного под попугая. В тот период река Скарпа протекала мимо линии наступления англичан у Арраса, в сторону неприятельских позиций. Однажды в реке выловили рыбу, в которой нашли донесение германского агента. Шпион надрезал рыбе брюхо, просунул в отверстие сложенный клочок бумаги и пустил рыбу вниз по реке. После этого английских солдат стали посылать «патрулировать Скарпу», что означало: вытаскивать сетями всякую дрянь и отбросы. Но больше ничего найти не удалось, и вскоре инцидент был забыт.

Граница, отделяющая Голландию от Бельгии, на протяжении четырех лет была своеобразным театром военных действий, где с обеих сторон в единоборстве участвовали сметка, находчивость, изобретательность. Немцы непрерывно усиливали строгости на всем протяжении границы, бдительность полевой жандармерии и контрразведки не ослабевала, и, тем не менее, работа бельгийской секретной службы не прекращалась. Беженцам, контрабандистам и шпионам нередко удавалось перейти границу, ускользнув от неприятельских патрулей. Когда, наконец, были сооружены проволочные заграждения, по которым пропустили высокое напряжение, и риск перехода границы возрос, контрабандисты и беженцы удвоили свою изобретательность.

Постоянно поддерживать напряжение, притом на линии большой протяженности, было слишком дорого, и германские власти периодически отключали заграждение. Наличие или отсутствие тока в проволоке определялось разнообразными способами; но после того, как несколько агентов поплатились жизнью при попытке определить, включен ли ток, проводники и шпионы прибегали к особому приему. В ясную погоду, когда почва была сухая, из-под нижнего провода осторожно выгребали землю, и под провод укладывали бочонок с выбитыми днищами, сухой и не проводящий электричества. Такой бочонок становился как бы туннелем, сквозь который можно было осторожно протиснуться и, следовательно, проникнуть на голландскую территорию и обратно, Прибегали также к костюмам из черной резины. В них можно было свободнее двигаться, а, кроме того, человека в таком одеянии труднее было разглядеть в темноте. Но такие костюмы стоили дорого, их было трудно прятать в домах и опасно носить на улице под другой одеждой. Каждый человек, у которого полиция нашла бы такой костюм, был бы сразу арестован. Кроме того, в костюме могли быть незаметные разрывы, и, следовательно, он уже недостаточно надежно защищал от действия тока.

На Западном фронте немцы отправляли на работы многочисленные отряды военнопленных. Очень часто целые группы таких военнопленных, главным образом русских, пробирались под колючей проводкой на голландскую территорию. Немало их погибло от электрического тока, поскольку никаких защитных приспособлений они не имели. Почерневшие и скрюченные тела погибших неделями после этого висели на проволоке; никто не решался приблизиться и снять их. Когда по проводам пускали ток, трупы жутко потрескивали, и по этому признаку легко было определить, есть ток или нет.

Однажды смелый агент-француз возвращался из поездки по промышленной части Рейнской области и германским центрам военной и химической промышленности. Его известили, что он предан двойником, и что агенты грозного Пинкхофа, самого страшного из начальников контрразведки Германии, его выслеживают. В довершение всего, у пограничного столба он встретил с десяток выпачканных в грязи русских беглецов. Он не говорил по-русски, но они знаками показали ему, что видят в нем друга и союзника, и предложили следовать вместе.

На самой границе, у проволочных заграждений, неожиданно обнаружилось открытое место. Оставался один выход: бежать во всю мочь. Агент подал сигнал и побежал, остальные последовали за ним. Германские часовые ответили на шум залпом. Беглецы пригнулись к земле. Пули летели им вслед, мощные лучи прожекторов ощупывали землю. Но у француза был винчестер. Один за другим меткими выстрелами он разбил прожекторы. Пальба замерла, послышался лязг ножниц, разрезавших проволоку, — ручки у них были стеклянные, — и вот уже была проделана брешь. На немецких постах раздались сигналы тревоги, но беглецы уже успели перебраться на нейтральную территорию. Четверо русских были сражены немецкими пулями, но остальные вместе с французом оказались вне опасности.

Близость голландского города Маастрихта в провинции Лимбург к границе облегчала шпионаж союзников, здесь средством перехода границы был обыкновенный трамвайный вагон. Трамвай пересекал границу, соединяя Маастрихт с различными пунктами Бельгии. Когда улеглась паника, вызванная вторжением в Бельгию, немцы решили создать подобие нормальных условий на территории, которую считали завоеванной навсегда. Они разрешили движение трамвая по прежним линиям; и в течение последних двух лет войны вагоны трамвая регулярно работали на союзную разведку. Бельгийские агенты из числа монтеров, осматривавших и ремонтировавших вагоны, прятали в механизмах крохотные пакетики со шпионскими донесениями. А в Маастрихте голландские служащие трамвайной компании уже дожидались этих пакетиков и разыскивали их. За этот сверхурочный труд они получали неплохую прибавку к жалованию.

Во время мировой войны 1914–1918 гг. секретные службы обоих воюющих лагерей охотно разжигали пламя восстания в тех неприятельских районах, где уже до войны имелись недовольные или мятежные элементы. Германия зорко следила за малейшими проявлениями гражданского неповиновения в Ирландии; такого рода действия, в силу географического положения Ирландии, явились бы ударом, направленным в спину Англии. Такие же планы немцы вынашивали и в отношении всех тех стран, где азиатские подданные Георга V готовы были саботировать постановления имперской власти. Но индусов и мусульман не сбили с толку даже личные обращения Вильгельма.

Британская разведка получила в свои руки автограф письма кайзера к владетельным магараджам Индии. С этого документа была сделана фотокопия величиной с обыкновенную почтовую марку. В таком виде его и распространяли, причем хранился он обычно в крохотной водонепроницаемой трубочке, которую очень легко было спрятать. Распространение этого документа, как ожидали немцы, должно было оказать колоссальное воздействие. Ожидалось, что поднимется Персия, а затем наиболее дикие из афганских племен. Индия окажется под угрозой, а аванпосты империи подвергнутся набегам. Однако реальный эффект от письма оказался равен нулю. И если мы упоминаем о нем, то лишь для того, чтобы рассказать об остроумном способе его распространения.

Что касается Ирландии, то и здесь германская секретная служба не сумела использовать исключительно благоприятных шансов.

Напомним о трагической и всем известной истории с Роджером Кэзментом, могущей служить образцом неумелой и грубой работы германской секретной службы.

Ирландский националист Кэзмент во время первой мировой войны вступил в соглашение с немцами. Капитан Надольный и другие чины генерального штаба и разведки, с которыми Кэзмент вел переговоры, были людьми сугубо практическими. Для Германии важно было, чтобы в Ирландии произошло восстание; но она в то же время не расценивала значение этого восстания так высоко, как, например, потопление «Лузитании». Между тем серьезная гражданская война в тылу воюющей державы значила неизмеримо больше, чем изолированные потопления кораблей, сколь бы ни были многочисленны такие пиратские акты.

Роджер Кэзмент, надо думать, нередко пребывал во власти иллюзий; но он никогда не преувеличивал значимости «союза» Ирландии с Германией. Когда немцы, наконец, отделались от него, высадив с подводной лодки в складную шлюпку, капитан спросил Кэзмента, какой костюм ему нужен, Кэзмент ответил: «Только саван».

Предчувствие его не обмануло: вскоре он был пойман английской полицией и после громкого процесса казнен.

Разумеется, немцы усиленно раздували свое «исполнение обязательств» в отношении Ирландии. Небольшой пароходик «Ауд» с 1 400 тоннами боеприпасов, спрятанных под грузом леса, находился в море. Когда его захватили и повели под конвоем в Квинстаун, германские моряки, находившиеся на «Ауде», взорвали судно и пересели в спасательные шлюпки. Для обследования таинственного груза, находившегося на «Ауде», англичанами был послан водолаз (о договоре германской секретной службы с Кэзментом тогда ещё не было известно). Водолаз поднял со дна полдюжины винтовок из числа тех, которыми немцы намеревались снабдить ирландских повстанцев. Но на этих старых винтовках имелись русские клейма. Германская секретная службы пыталась нанести Англии удар в спину при помощи трофейных русских винтовок!

 

Глава сорок пятая Неожиданная атака при Капоретто

Руководитель австрийской разведки генерал Максимилиан Ронге писал, что о каждом крупном наступлении мировой войны 1914–1918 гг. противник заранее осведомлялся предприимчивыми военными агентами. Но какое верховное командование снисходило до внимания к рапортам рядового сотрудника разведки? В главных штабах на задачи разведки смотрели сверху вниз. И поскольку шпионов, а также их деятельность и значение недооценивали, поскольку им не доверяли, постольку полученные от них донесения фактически не принимались в расчет.

Итальянское верховное командование, бесспорно, получало от своих шпионов бесчисленные предупреждения о готовящемся наступлении; однако ни граф Кадорна, ни его генералы не проявляли в связи с этим сколь-нибудь заметного беспокойства. Капелло, командовавший 2-й армией, стянул в наиболее угрожаемом секторе Капоретто лишь по два батальона на милю, в то время как на юге приходилось по восьми батальонов на милю.

Каждый, готовящий ловушку, в конце концов, начинает задумываться: а не попадется ли он сам в нее? Ронге заездил австрийских шпионов своими поручениями; его агенты, жившие вблизи итальянской боевой зоны, получали все более подробные и сложные вопросники; об активности австрийцев знал и Кадорна, но ничего в связи с этим не предпринимал. Агенты итальянской секретной службы доносили об опасности. От дезертиров — чешских и венгерских офицеров — поступала ещё более полная информация. А от союзников из Франции командующему итальянскими войсками шли сообщения о том, что противник накапливает резервы.

Американские агенты в Швейцарии отмечали слухи о «предстоящем наступлении немцев». Слухи эти распространяли сами немцы: очевидной их целью было вызвать смятение. После тщательной проверки и сопоставления данных выяснилось, что во всей Европе имеется только одно уязвимое место: Альпы, фронт 2-й итальянской армии. Находившиеся в Швейцарии американцы прислали даже следующее сообщение, впоследствии подтвердившееся:

«Австрийцы с помощью немцев готовят крупное наступление против Италии. Они прибегнут к пропаганде, чтобы подорвать дух итальянских войск, и ожидают максимальных результатов».

Итальянская разведка считала эту версию неосновательной. Ведь у американцев отсутствовал опыт европейской секретной службы. Тем не менее, спустя день-два из Швейцарии поступило второе срочное сообщение:

«После того, как будет предпринято крупное наступление, немцы и австрийцы намереваются помешать отправке на помощь Италии английских, французских или американских резервов. В тот момент, когда оно начнется, шпионы взорвут Мон-Сенисский туннель, через который из Франции могут быть переброшены войска в Италию».

По понятным причинам американская разведка не сочла нужным объяснить, каким путем её агенты в Швейцарии про это узнали. Так или иначе, но это второе сообщение и настойчивые заверения американских офицеров в том, что их осведомители абсолютно надежны, заставили ветеранов европейской разведки задуматься. Как французские, так и итальянские пограничные наряды были удвоены, надзор за альпийской железнодорожной линией усилен. Примерно в это же время, патрулируя на «ничьей земле» между линиями окопов Германии и Антанты, некий английский капрал увидел и подобрал иллюстрированную открытку. Он показал её начальству. На ней был изображен горный пейзаж в Австрийских Альпах, и послана она была одним немецким солдатом другому, причем первый писал: «Мы находимся в Австрии на отдыхе, и очень в нем нуждаемся». Отправитель, подписавшийся «Генрих», оказался солдатом пресловутого альпийского корпуса германской армии, отличившегося в боях против Румынии под командованием генерала Крафта фон Дельмензингена. Почему, однако, эти лихие войска отдыхают в Австрии, если они не готовятся к тому самому наступлению, о котором предупреждали заблаговременно американцы в своих сообщениях из Швейцарии?

Теперь уже встревожилась вся союзная разведка. Открытка Генриха, без даты, по-видимому, валялась в грязи Фландрии не первый день. Когда её значение стало, наконец, ясным, а это было 23 октября 1917 года, подготовить Кадорну к организации отпора уже не представлялось возможным. Генерал Ронге весьма заботился о том, как бы скрыть эту тайну от союзников; и надо сказать, что предпринятая утром 25 октября австро-германская атака явилась для итальянцев ошеломляющим сюрпризом.

В августе и сентябре 1917 года итальянцы вели наступательные бои; и хотя они добились весьма незначительных территориальных завоеваний, но влияние этих боев на утомленную войной Австро-Венгерскую империю было все же огромно. Генерал Людендорф писал, что «ответственные военные и политические авторитеты» Австро-Венгрии убеждены были, что армия не сможет продолжать битвы на Изонцо. Поэтому в средине сентября стало особенно необходимым предпринять наступление против Италии, чтобы предотвратить распад Австро-Венгрии.

29 августа генерал Вальдштеттен из австрийского генерального штаба, обратился к германскому верховному командованию с планом прорыва у Тольмино. Стратегический советник Людендорфа майор Ветцель был того мнения, что хотя войска для этой операции можно было взять только из общего резерва германской армии, в то время составлявшего всего шесть дивизий, все же наступление даже и такой относительно малочисленной армии сможет на время задержать итальянцев.

Генерала Крафта фон Дельмензингена, который считался виднейшим в Германии специалистом по горной войне, послали на специальную разведку в Альпы. Он доложил, что австрийцы сумели закрепиться у небольшого предмостного укрепления на левом берегу Изонцо, у Тольмино. Это место и должно стать плацдармом для предполагаемой внезапной атаки. Орудия можно подтащить ночами, главным образом на руках, а пехоту подвести в течение семи ночных переходов, без обозов, но с запасом амуниции, продовольствия и пр., доставленным на мулах или солдатами на себе.

И вот, незаметно для итальянцев, двенадцать ударных дивизий (шесть австрийских в дополнение к шести германским) и 300 батарей были сосредоточены под командованием генерала Отто фон Белова, при котором начальником штаба был Крафт фон Дельмензингер. Этим войскам предстояло преодолеть горный барьер, в то время как две австрийские армии под командой Бороевича получили приказ наступать вдоль Адриатического побережья. Стоило только податься «слабому месту» между Канале и Фритчем — и весь итальянский фронт должен был рассыпаться.

Некоторые военные авторитеты утверждают, что немецкие и австрийские генералы сами были изумлены необычайностью своего успеха на Изонцо. Может быть это и так. Все же следует сказать, что вся операция была отлично спланирована и подготовлена, и, следовательно, заключительный итог был вполне заслужен. Она больше чем какая-либо другая сочетала в себе элементы стратегической подготовки с умелым использованием возможности секретной службы.

Агенты австрийской разведки за много недель до сражения собирали точную информацию о положении в Северной Италии. Как раз в этот период в ряде итальянских городов происходили беспорядки. Причем в некоторых центрах, как, например, в Турине, они подавлялись силой оружия: в толпу стреляли, и были убитые. Шпионы сообщали фамилии и адреса убитых на улице и собирали все подробности событий, которые могли быть убедительными для любого жителя Турина или соседних округов Пьемонта.

На основе этих данных началась умелая фабрикация номеров нескольких известнейших итальянских газет. Напечатанные в Австрии, эти газеты представляли собой точное воспроизведение подлинника, причем на первой странице помещались сообщения о недавних столкновениях и кровопролитиях в Турине. Всех этих устрашающих вестей, разумеется, не касался карандаш цензуры. Особенно крупным шрифтом напечатаны были списки убитых и раненых — те самые списки, которые итальянские власти вовсе запрещали публиковать.

Едкие и откровенные редакционные статьи усиливали в читателе впечатление, что в итальянском тылу царит полная анархия.

Во всей итальянской армии не было лучших солдат, чем пьемонтцы; они входили в состав ударных частей и удерживали немало ключевых позиций из числа тех, которые нужно было обязательно штурмовать для успеха капореттской операции. И вот австрийские военные самолеты начали сбрасывать на вражеские позиции целые пачки «свежих» итальянских газет, отпечатанных в австрийских типографиях. Содержавшиеся в них известия способны были подорвать моральный дух любого стойкого солдата. Для вящей убедительности австрийская разведка проставляла на газетах не слишком свежие даты. Тем самым создавалось более правдивое впечатление, что газеты эти вышли в Италии, а в Австрию привезены контрабандой.

Эффект был поистине потрясающий. К 23–24 октября возмущение в частях достигло апогея, а на следующее утро, после четырехчасовой газовой атаки и часового артиллерийского обстрела, 14-я германская армия фон Белова пошла в наступление.

В боях под Капоретто итальянцы потеряли около 600 000 солдат, из которых почти половина сдалась в плен, а остальные были убиты или ранены.

Французские и английские резервные дивизии, с крайней неохотой переброшенные союзниками, спешно стали занимать позиции за итальянской линией обороны, которая к 10 ноября установилась по реке Пьяве.

 

Глава сорок шестая Французские агенты в секретной войне

Секретные миссии, которые неудобно возложить на сотрудников государственного аппарата, нередко поручают уголовным преступникам. Но ни один специалист, действительно заслуживающий этого названия, не станет поручать уголовному преступнику регулярную доставку сколь-нибудь важных сведений. Вопреки широко распространенному мнению, настоящий ас шпионажа должен обладать многими, если не всеми качествами, какие требуются от ценного работника гражданских или военных учреждений. Если его мужество и честность вызывают хоть малейшее сомнение, руководство не рискнет довериться ему в трудную для родины минуту.

Секретный агент обязан быть не только предан делу и долгу, но и лишен себялюбия. Он должен быть чужд всякого бахвальства и других проявлений несдержанности. Он должен быть в той же мере правдив и морально устойчив, как и решителен, изобретателен и бдителен. Кроме того, агент, состоящий на действительной службе, должен быть приучен к полному духовному одиночеству. Его профессия — профессия особого рода. Не доверяя никому, он должен суметь завоевать доверие к себе.

Большую часть своей работы секретный агент выполняет единолично. Его снабжают инструкциями и отсылают; с этой минуты ему приходится рассчитывать только на себя. Если он попадется, власти вынуждены будут отречься от него. Его коллеги обязаны отрицать всякое знакомство с ним, даже понаслышке. Если его изловят в военное время, он как шпион подлежит повешению или расстрелу.

Во Франции от шпионов всегда требовали железной дисциплины; вместе с тем эта страна нередко проявляла неблагодарность к преданным ей секретным агентам. И все-таки, когда в период первой мировой войны Франция очутилась на краю пропасти, военная разведка в Париже и штаб — квартира в Шантильи сумели найти таких патриотичных и талантливых сотрудников, как Жозеф Крозье, Жорж Ладу, Марта Рише, Шарль Люсьето, Вегеле и ещё многих других.

Шарль Люсьето был одинаково искусен как в разведке, так и в контрразведке. Под видом немца его отправили изучать производство германских боеприпасов, сосредоточенное тогда в промышленных районах Рейнской области. Огромный завод Круппа в Эссене представлял собой надежно охраняемый город, в котором производили тяжелые орудия и снаряды к ним, шрапнель и другие основные военные материалы. Баденский анилиновый завод и содовый завод в Мангейме были в области химической продукции тем же, чем Крупп был в области артиллерии.

22 апреля 1915 года на Ипре германское командование впервые применило новинку — удушливые газы. Первым газом, примененным на фронте, стал хлор; газ этот выпускали из металлических баллонов, тайно доставленных на фронт во Фландрии. Две французские дивизии дрогнули и отступили. Фланг канадцев «повис в воздухе». Канадцы и англичане тоже страдали от удушливых газов, но сумели своей стойкостью и мужеством удержать фронт.

Войскам были с опозданием розданы первые образцы противогазов. Дальнейшие попытки газовых атак обернулись против немцев; они не учли, что во Фландрии господствуют ветры по преимуществу западных или юго-западных направлений. Когда внезапно переменивший направление ветер стал союзником Антанты, страшный опаловый туман понесся на атакующих немцев, и сотни солдат кайзера погибли в страшных мучениях.

Вторичное посещение Мангейма убедило Люсьето в том, что заполнение газом баллонов, отправляемых на фронт, производят не там. Он выяснил, что с крупных химических заводов уходит множество железнодорожных цистерн. Куда их перегоняют и зачем? Когда он это узнал, его опасения усилились. Цистерны перегоняли на заводы Круппа в Эссен. Люсьето возвратился в Эссен — город, особо опасный для любого агента союзников, ибо нигде сеть немецкой контрразведки не была столь разветвленной и активной, как в районе заводов Круппа.

Часами просиживая в пивной, где проводили свой досуг мастера и механики крупповских заводов, Люсьето сумел кое-что разузнать из их разговоров. Сдружившись с пожилым полицейским, охраняющим завод, он стал проявлять такой интерес к скучнейшим разглагольствованиям этого субъекта, что тот начал проводить с ним по многу часов. И Люсьето повезло: он узнал о готовящемся удивительном эксперименте с газовыми снарядами. Отравляющие газы в снарядах? Из обыкновенного полевого орудия? Немыслимо!

Полицейский стоял на своем. Он утверждал, что в крупповских снарядах может содержаться газ, что вскоре орудия будут стрелять этими газовыми снарядами и что он может это доказать. Но как? Пусть он только докажет, — заявил Люсьето, — и получит наличными 2 000 марок!

Чтобы выиграть предложенное пари, полицейскому пришлось захватить свежеиспеченного приятеля, который выдавал себя за коммивояжера, на официальные испытания удивительных новых снарядов. Друзья отыскали для себя укромный, но удобный наблюдательный пункт и увидели, как к огромному артиллерийскому полигону подкатили несколько автомобилей; из них вышли сам кайзер Вильгельм, его блестящий штаб и многие важные лица.

Почетный караул отдал честь, заиграл оркестр.

Затем для демонстрации выкатили 77-миллиметровое полевое орудие и тяжелую морскую пушку. В качестве объекта было избрано стадо овец, пасшихся на холмистом склоне примерно на расстоянии 1 200 метров. Полевое орудие выстрелило, снаряд разорвался с легким, глухим хлопком, совсем не похожим на обычный разрыв шрапнели. Потом разрядили морское орудие. Ни тот, ни другой снаряд не попали в пасущееся стадо, но после каждого выстрела поднималось облачко желто-зеленого дыма, и его несло ветром прямо на стадо овец. Их закрыло, словно вуалью, а когда облачко рассеялось, на том месте, где находилось стадо, не осталось ничего живого. Даже трава казалась сожженной, даже земля была опалена и будто покрыта ржавчиной.

Замечательно! Так мы обязательно выиграем войну! — воскликнул полицейский, кладя в карман выигрыш, который шпион уплатил ему тут же.

— Да, колоссально! — пробормотал ошеломленный Люсьето.

Нарядная толпа военных и приглашенных гостей стала редеть. Люсьето сказал:

— Я проиграл кучу денег, но не жалею об этом! Великое изобретение германской науки доконает проклятых французов и англичан. Но я все-таки не понимаю, как снаряд начиняют газом?

— Этого не знает никто, кроме рабочих, которые эти снаряды делают.

— Ну, разумеется! Но послушай, дружище: что, если я поищу осколки такого снаряда на память об этом великом, незабвенном дне?

— Не вижу препятствий. Но все же лучше, если я сам туда схожу, — предложил полицейский.

Он так и сделал; и осколок одного из первых химических снарядов вскоре был вывезен секретным агентом из Эссена, а через три дня Люсьето уже демонстрировал его в Париже своим начальникам, которые отправили осколок в химическую лабораторию Эдмона Бейля. Тот выяснил, что снаряды были начинены фосгеном и хлороформиатом трихлорметила, сильнейшим удушливым газом. Тогда же было признано необходимым немедленно сконструировать для армии Западного фронта усовершенствованный противогаз.

Параллельно англичане и французы занялись массовым изготовлением газовых бомб.

В истории шпионажа найдется немного специальных миссий, которые были бы выполнены с таким полным и всесторонним успехом, как миссия Люсьето. Он добыл в высшей степени ценные данные, не был при этом обнаружен и сумел передать все добытое, оставив противника в полном неведении и, следовательно, не дав ему возможности принять свои контрмеры.

В воскресенье 24 марта 1918 года немцы открыли огонь по Парижу из дальнобойного орудия. Столица была охвачена паникой. Еще накануне немцы находились в 60 милях от города, а сейчас, после первых же выстрелов, многие были уверены, что враг приблизился на расстояние 12–15 миль от парижских укреплений. Правительственное сообщение быстро рассеяло эти страхи. Хотя один из первых снарядов и попал в церковь, полную молящихся женщин и детей, все же эта величайшая из всех «Больших Берт» была охарактеризована как типичное немецкое орудие устрашения, не имеющее практической военной ценности.

Специалисты из французской ставки уже мобилизовали силы на борьбу с невероятным крупповским чудовищем. Одна из артиллерийских служб несла ответственность за борьбу с артиллерийскими новинками неприятеля — это был вновь учрежденный особый отдел армии, ведавший разведкой и контрразведкой, поскольку они имели отношение к артиллерии. Кликнули добровольцев, и из 70 с лишним человек, предложивших свои услуги, отобрали пятерых искусных сотрудников контрразведки. В ту же ночь на самолетах их переправили через линию фронта и сбросили с парашютами в смежных секторах, образующих воображаемый треугольник, по углам которого находились города Ла-Фер, Куси-ле-Шато и Анизи-ле-Шато. В пределах этого треугольника были засечены перемежающиеся, но несомненные детонации от залпов нового орудия; сделано это было частично средствами интенсивной воздушной разведки, частично с помощью звукоулавливающей аппаратуры.

Предвидя это, германские артиллеристы старались замаскировать местонахождение сверхтяжелого дальнобойного орудия. Время от времени они выпускали холостые снаряды, разрыв которых так же сотрясал воздух, как и обычный снаряд. Несмотря на это, уже через несколько часов после того, как первые снаряды обрушились на Париж, специалисты единогласно определили зону расположения орудия. И вот пятеро контрразведчиков глухой ночью отправились на поиски пушки. Через неделю двое из них вернулись с удачей. Третий был убит, а четвертый ранен, но не разоблачен как шпион. Пятый убедился, что не сможет добраться до самолета, который должен был доставить его обратно в Шантильи; он двинулся пешком к голландской границе, но предварительно отправил с почтовым голубем обстоятельный доклад о дальнобойной пушке.

Как только показаниями агентуры было установлено, что дальнобойное орудие размещено на опушке Сен-Гобенского леса, ураганный огонь союзных батарей и бомбежка с самолетов изолировали засеченный район. Донесения разведки подтвердили, что германское орудие «кочует», т. е. передвигается с места на место; поэтому треугольная зона непрерывно подвергалась действию артиллерийского огня и бомбардировкам с воздуха.

Но в лесу находились и фальшивые орудия, также замаскированные сетками и листвой, чтобы вводить в заблуждение воздушных наблюдателей и разведчиков. И так как в Эссене изготовили несколько таких мощных орудий, одно из них могло постоянно поддерживать беспокоящий огонь. Заставить «Большую Берту» замолчать насовсем, несмотря на все усилия артиллеристов, наблюдателей, летчиков, специалистов по звукоулавливанию и разведчиков, никак не удавалось. Нужны были специальные математические вычисления, чтобы точным огнем накрыть пресловутое чудище Круппа.

Немцы никогда не знали точно, какой участок Парижа они обстреливают. Еще за несколько дней до того, как «Берта» начала обстрел, немцы отрядили агентов для ежедневного доклада о точках поражения, человеческих жертвах и действии бомбардировок на дух населения.

Между тем в Париже были организованы летучие команды, которые немедленно убирали мусор, чинили мостовые и вообще врачевали раны, наносимые городу обстрелом. Нередко следы разрушения удавалось ликвидировать за каких-нибудь 5–6 часов. И все-таки даже при таких темпах немецкие шпионы ухитрялись определять место попадания снаряда, посланного из Сен-Гобена. Полковник Николаи рассказывает, что он регулярно получал обстоятельные донесения о пораженных участках и обо всех последствиях бомбардировки; главным образом такие сведения добывала и передавала некая шпионка Ида Калль.

Французы не отрицают, что она долго и успешно занималась этой опасной деятельностью. Они понимали, что из такого космополитического города, как Париж, выкурить всех шпионов слишком трудно, и заботились главным образом о том, чтобы укрыть от них весьма секретный материал военного или политического характера.

Что касается французской разведки, то в ней служил, по меньшей мере, один шпион, сумевший во время войны обосноваться в главной квартире германской армии. Этот агент действовал в качестве комиссара полевой полиции и своей работой так хорошо себя зарекомендовал, что неизменно переезжал вместе со ставкой по мере того, как сама ставка перемещалась из Шарлевиля в Стенэ, Крейцнах и Плесси. По иронии судьбы, шпион Вегеле обязан был охранять верховное командование германской армии от покушений или слежки неприятельских, т. е. антантовских, агентов. При этом герр — или мсье — Вегеле не мог позволить себе ни малейшего промаха. Он должен был действовать эффективнее самых талантливых из своих коллег по полицейской службе. В личной жизни ему приходилось вести себя с величайшей осмотрительностью, выбирать друзей с большим разбором и в то же время не казаться чудаком или нелюдимом. Нужно было также обладать большой изобретательностью, чтобы благополучно лавировать между скалами и отмелями национальной и международной политики. С одной стороны, легко было запутаться в противоречивых германских делах, а с другой — не менее легко было выдать себя повышенным интересом к делам французским.

В то же время он не мог носить дешевой маски фанатичного врага Франции, чтобы не испортить этим своей карьеры тайного французского агента. Умные деятели контрразведки справедливо не доверяют фанатикам. Такой человек, как Вегеле, непременно привлек бы к себе пытливое внимание. Почему он ненавидит французов? Что они ему сделали? Обманула ли его француженка, или разорила французская фирма? Или он жил во Франции или в одной из колоний, нарушил там законы и до сих пор в этом не сознался? Самой возможности возникновения таких вопросов нужно было всячески избегать.

Об успехах шпиона Вегеле в германской ставке мало что известно. Установлено только, что он заранее оповещал о большинстве крупных передвижений немцев как на Восточном, так и на Западном фронте. Достижения его не соответствовали огромному риску, которому он подвергался, и трудностям его работы. В мае 1918 года, когда Гинденбург, Людендорф и их помощники-специалисты из германского главного штаба готовили большое наступление против 6-й французской армии, Вегеле все разузнал, и оказалось, что он не переоценил опасности. «27 мая предстоит крупная атака на Шмен-де-Дам» — таково было отправленное им предостережение. Но 6-й армии это не спасло, ибо французская разведка доставила это предупреждение в Шантильи с опозданием на десять дней.

 

Глава сорок седьмая Цензор на секретной службе

В один из пасмурных дней первой военной зимы некий цензор английской почты сидел за своим письменным столом, просматривая корреспонденцию и пакеты, адресованные в нейтральные страны. Он наткнулся на газету, посланную в Амстердам по адресу, который значился в его последнем «Списке подозрительных лиц». После того, как он тщательно исследовал газету и нигде не обнаружил сколь-нибудь заметных чернильных или карандашных пометок, смахивающих на шифр или код, он отложил её в сторону, чтобы произвести установленные испытания на тайнопись. В лаборатории были обнаружены признаки тайного сообщения. На полях газеты химическими чернилами было написано несколько английских слов. Сообщалось, что «С» отправился «на север и «посылает из 201» На газете стоял почтовый штемпель Дептфорда.

Как будто немного, однако с этим не согласился бы ни один контрразведчик. Здесь было все же указано место — Дептфорд, номер 201 и «С» на севере. Немедленно вызванный инспектор Скотленд-Ярда первым делом позвонил по телефону в дептфордскую полицию. Он хотел узнать, что означает цифра «201»: сколько улиц в городе могут иметь дом с таким большим номером.

— Только одна, — последовал ответ, — Хай-стрит.

В доме № 201 сыщики Скотленд-Ярда нашли Петера Гана, «булочника и кондитера», натурализовавшегося в Англии немца. Тот упорно твердил, что никогда ничего не писал на полях газеты, безусловно, не отправлял ничего в Амстердам и не знает никакого «С». Но когда в его булочной произвели обыск, то нашли старый башмак, в котором был спрятан пузырек невидимых чернил и особое нецарапающее перо для писания такими чернилами. Так как булочник продолжал отпираться, его посадили в тюрьму.

Расследование, произведенное в Дептфорде, вскоре дало ответ на многие вопросы из тех, на которые упорно не отвечал Петер Ган. Соседи вспомнили, что к нему часто захаживал приятель — человек изысканной наружности, рослый, хорошо одетый; его принимали за русского. Был внимательно проштудирован список всех лондонских «бординг-гаузов» — меблированных комнат с пансионом. Контрразведчики сосредоточили свои поиски на районе Блумсбери, где взволнованная хозяйка узнала по приметам своего жильца и сообщила, что фамилия его Мюллер, что он русский и недавно уехал по личному делу в Ньюкасл.

Ошибки быть не могло. «С» действительно находился на севере. У хозяйки даже оказалась его фотокарточка.

На следующий день Мюллера арестовали в Ньюкасле и препроводили в Лондон. Он оказался опытным секретным агентом, хорошо знающим морское дело. Разъезжая по Англии, он собирал всевозможные сведения, нужные и полезные германскому морскому ведомству. И так как практиковавшийся им способ передачи этих сведений отличался новизной, этот шпион мог работать ещё долгие месяцы и оставаться в тени, если бы не бдительность почтового цензора. В обнаруженной цензором газете и как и в других сообщениях, отправленных Мюллером, был использован остроумный код, изобретенный самим шпионом. Он попросту помещал в провинциальных английских газетах объявления о сдаче комнат, о продаже вещей, о розыске книг, составленные по определенному плану, и отправлял эти газеты по различным явочным адресам в нейтральные страны.

Являя чуть ли не стандартный тип профессионального международного шпиона, Мюллер до 1914 года был бродягой, спекулянтом, основателем дутых торговых товариществ, а заодно и героем романтических историй. Его успех у впечатлительных молодых женщин нетрудно объяснить, ибо он был человек воспитанный, по-английски говорил без малейшего акцента и столь же бегло изъяснялся на пяти других языках. Как уроженец Либавы, он мог называть себя русским, но, в сущности, был настоящим космополитом; его «русская внешность» была лишь простой и удобной маской. Может быть, она давала ему возможность более или менее вразумительно отвечать на глупые вопросы, но, в конце концов, помогла контрразведчикам его выследить.

Петер Ган, которого считали послушным орудием Мюллера, согласился работать на него, потому, что вечно нуждался в деньгах. За два года до войны дептфордский булочник обанкротился, пассив его составил 1 800 фунтов стерлингов при активе в три фунта. С помощью германской разведки он поправил дела. Так как он был натурализованным английским подданным, его преступление являлось, в сущности, государственной изменой, и вынесенный ему приговор — семь лет тюремного заключения — можно было считать необычайно мягким.

Мюллера как германского шпиона приговорили к расстрелу и казнили в лондонском Тауэре. Что же касается столь ловко придуманных им кодов и системы газетных объявлений, они были разгаданы специалистами «Комнаты 40 О. В.» британского адмиралтейства. После казни Мюллера чины разведки продолжали печатать объявления, составленные по кодам казненного шпиона и вводившие в заблуждение немцев, а деньги, время от времени поступавшие на мя Мюллера, конфисковывались. До того, как немцы осознали бесполезность своих действий, в Англию было переправлено около 400 фунтов стерлингов шпионского жалования. В конце концов, Мюллера уведомили, что его увольняют со службы. Британская разведка рекомендовала всем цензорам следить за возможным поступлением денежных сумм на имя Мюллера от нейтральных фирм из Голландии, Швейцарии, Дании, или Испании.

Успех в деле Гана — Мюллера поощрил цензоров Великобритании к дальнейшей сообразительности в таком же духе. Мы приведем здесь лишь один пример такой секретной работы. В данном случае нельзя сказать, что германского шпиона погубил какой-нибудь глупый и неумелый сообщник.

Роберт Розенталь родился в Магдебурге в 1892 году. В молодости он служил подмастерьем у пекаря, а затем занялся подлогами. Едва только этот полупрофессиональный жулик и бродяга вышел из германской тюрьмы, он сразу же взялся за шпионаж.

Розенталь каким-то образом вошел в контакт с «Американской комиссией помощи» — благотворительной организации в Гамбурге — а затем поехал в Данию. В Копенгагене он написал письмо одному своему товарищу по берлинскому уголовному миру, в котором с гордостью сообщал, что отправляется в Англию собирать военно-морскую информацию и собирается надуть англичан, выдав себя за коммивояжера, распространяющего новую патентованную газовую горелку. И когда какой-то датский почтовый чиновник по рассеянности сунул это письмо не в тот мешок, на судьбе автора письма сразу был поставлен крест.

Попав не в Берлин, а в Лондон, это письмо очутилось на письменном столе английского цензора, который ведал всей перепиской на немецком языке. Неприятельский агент, разъезжающий с патентованными газовыми горелками! Письму этому, правда, было уже несколько недель; тем не менее, цензор поспешил сообщить о нем чиновникам, которые могли разыскать человека, маскирующего свою шпионскую работу коммивояжерством. Хотя надежд выследить Розенталя оставалось мало, агенты контрразведки все же усердно взялись за дело. Просмотрели все журналы высадки пассажиров во всех портах Англии. В списках недавно прибывших иностранцев оказался человек, назвавший себя специалистом по газовым горелкам. В итоге дальнейших спешных изысканий выяснили, что этот человек (разумеется, назвавшийся не своей настоящей фамилией) разъезжает по Шотландии, продавая немного, но, несомненно, наблюдая очень многое по части морских приготовлений Англии на севере.

Подошел, наконец, момент, когда шпиона нужно было либо арестовать, либо убедиться в том, что он исчез из Англии. Да, злополучный Розенталь выехал, но не исчез. Его разыскали на пароходе, который должен был вот-вот отплыть из Ньюкасла. Еще немного — и он стоял бы на палубе нейтрального судна за трехмильной полосой территориальных вод и, чего доброго, издевался бы над английскими властями, бессильными его достать. Но этого не случилось, и он отправился в Лондон в наручниках. Допрошенный Базилем Томпсоном в Скотленд-Ярде, он отрицал свою принадлежность к немецкой нации и свое немецкое подданство и охотно демонстрировал образцы своего почерка. Почерк оказался таким же, как в письме, по ошибке засланном в Англию из Дании.

Письмо это прочли ему вслух. Он тотчас же поднялся, щелкнул каблуками, стал навытяжку и замер.

— Сознаюсь во всем! — воскликнул он. — Я солдат Германии.

По какому-то внезапному побуждению он пытался драматизировать свое критическое положение; в действительности же он ни дня не состоял ни в какой воинской части. Он был осужден за шпионаж, после приговора впал в истерику и дважды пытался покончить с собой. Его не расстреляли, а повесили.

Цензор, работающий, так сказать, за кулисами войны, должен быть не просто бдительным, но и абсолютно беспристрастным. Ничья подпись не могла смягчить суровости цензуры. Греческая королева София — «Мадам Тино» (сестра германского кайзера), шведская королева (бывшая принцесса Баденская) и испанская королева-мать — все трое были настроены явно германофильски. София, в частности, так откровенно интриговала, что попала во все союзные списки подозрительных лиц. Письма, адресованные этим дамам и отправлявшиеся ими, подвергали тщательному обследованию, задерживали, если того требовали обстоятельства, и нередко, как случалось с королевой греческой, вовсе не отправляли по назначению.

Испанская королева-мать склоняла придворные круги Испании на сторону немцев, хотя жена Альфонса и была английской принцессой. Еще откровеннее действовала сестра Вильгельма в Афинах: в противовес царившим в Греции симпатиям к союзникам она сотрудничала с бароном Шенком и полковником фон Фалькенхаузеном. Но когда обнаружилось, что приказы германским агентам и германским подводным лодкам передаются по кабелям в Южную Америку шведским правительственным кодом, нужно было принять какие-то меры. Британская разведка устроила так, что поведение сестры Вильгельма стало известно в Стокгольме, и столицу Швеции потряс громкий скандал.

Перлюстрация частной переписки международных знаменитостей, банкиров, спекулянтов и коммерческих организаций, предпринимаемая для того, чтобы отыскать полезные для контрразведки нити, была делом не только занимательным и выгодным, но и нетрудным. Что касается просмотра банальной и огромной по количеству корреспонденции обычной публики, то он выпал на долю военных цензоров и явился для них поистине страшным бременем. Письма солдат, проходивших военную подготовку, как и уже находившихся в армии, исчислявшиеся миллионами, Письма военнопленных, число которых достигало сотен тысяч, нужно было прочитывать столь же прилежно, как и подозрительные послания и печатный материал распространявшейся немцами якобы «нейтральной» пропаганды.

Нужная немцам информация могла просачиваться через почту, получаемую американской экспедиционной армией, Два миллиона молодых людей, представителей многих рас, были совершенно не искушены в войне и в европейских делах. Трезво настроенных американских солдат трудно было убедить, что они защищают свои очаги, находящиеся на расстоянии 6 000 миль от театра войны; но, вполне естественно, всем им хотелось писать домой обо всем, что они делали и видели.

По терпеливому разъяснению ставки, находившейся в Шомоне, «…без основательного знания того, что самые тривиальные на первый взгляд мелочи, если их собрать воедино, дают информацию величайшей важности, никто не вправе определить, что является, а что не является военной информацией. Иллюстрированные открытки, плохо цензурованные письма, найденные чинами разведки, подчас давали нить к разрешению самых сложных проблем и, в конечном счете, решали исход сражений».

Люди, инстинктивно недоверчиво относящиеся к иностранным фамилиям и «чужеземным» элементам, боялись серьезных нарушений долга и даже сознательного предательства. Но американская экспедиционная армия оказалась самой лояльной армией в американской истории. Главный цензор за 20 месяцев обнаружил лишь один случай нелояльности, когда рядовой солдат Джозеф Бентивольо тайно сообщал своим родственникам в Италии новости, располагая их между строчками двух писем. Бентивольо, который, к счастью для себя, казался слишком глупым, чтобы состоять в сговоре с неприятельскими пропагандистами, пользовался фруктовыми соками для тайного сообщения такого рода сведений: «Наши дела здесь плохи. Еда дрянь. Не верь тому, что печатается в газетах. Нас тут всех укокошат». За это его предали военно-полевому суду. Американская цензура во Франции в 1917–1918 годах указала всего на 143 других случая, вызвавших необходимость дисциплинарных мер; в частности, некий штабной офицер отдал понравившейся женщине целую пачку конвертов с заранее проставленными штампами: «Просмотрено военной цензурой». В таких конвертах она могла бы посылать куда угодно любые письма.

Имея дело с армией, отправленной за океан, американский цензор доказал, что не только умеет задерживать письма, содержащие запрещенную военную информацию, но и понимает, что может вредно влиять на дух армии, на отношение солдат к неполадкам или злоупотреблениям, от которых им приходится страдать, и кто из лиц, с которыми они могут вступить в контакт, внушает подозрения.

Многоязычная американская экспедиционная армия пользовалась 51 наречием, включая диалекты индейцев, кельтские языки и эсперанто, Неудивительно поэтому, что цензурное бюро во Франции, даже располагая 33 офицерами, 183 рядовыми и 27 вольнонаемными штатскими служащими, всегда нуждалось в людях. Написанное по-английски письмо рядового солдата на родину мог прочитать, процензуровать и снабдить разрешением на отправку какой-нибудь из офицеров его части. Но, помимо этого, ежедневно поступало огромное количество почты, требовавшей самого пристального внимания.

Был обнаружен, например, германский агент, писавший тайнописью на папиросной бумаге, которой обвертывали фрукты, поступавшие из Южной Франции и Италии. Цензор обязан был предотвращать распространение такого рода уловок на другие районы.

 

Глава сорок восьмая Зильбер и Зиверт, цензоры-шпионы

Жюль-Крофорд Зильбер и Карл Зиверт были германскими секретными агентами, которые так долго находились вдали от своего отечества, что могли выдавать себя за искренних патриотов тех стран, где они обитали. Зильбер во многих отношениях был самым умным и удачливым германским шпионом в период мировой войны 1914–1918 годов. Австрийский агент Зиверт так же ловко окопался в России, как Зильбер в Англии. Зиверт, однако, во многом уступал Зильберу. Последнего ничто не стесняло в его «работе» на английской земле, и он исчез в самый подходящий для этого момент, когда германским агентам уже больше нечего было делать в Англии. Зиверт же долго держался в России; то, что мы знаем о нем, заимствовано из протоколов его процесса.

Зильбер хорошо знал Британскую империю, большую часть своей жизни в зрелом возрасте провел за границей и во время Англо-бурской войны сумел оказать англичанам кое-какие услуги. Когда в 1914 году началась мировая война, он, безупречно говоривший по-английски, англичанин по внешности и манерам, мог свободно проникнуть в Англию через Америку и Канаду. У Зильбера имелись документы, удостоверявшие его деятельность в пользу англичан против буров, и его просьба о выдаче паспорта в тот первый период войны не могла показаться необычной. Ему разрешили въезд в Англию. Английские чиновники поверили его документам и ухватились за его знание иностранных языков. Его определили в быстро разраставшееся бюро цензуры, и до конца войны этот агент Германии сражался за неё на посту английского почтового цензора. Человек обходительный, он легко приобрел друзей, и это прибавляло кое-что к его регулярным рапортам, хотя и требовало затраты части досуга. А тот нужен был ему для изучения приемов секретной службы.

В немецких разведшколах он не учился. Из Америки он лишь тайно связался с германскими властями. Он не пытался сотрудничать с другими шпионами, и главную опасность для него представляли, похоже, периодические порывы шефов германской разведки «помочь» ему активной поддержкой или советами. Как цензор, Зильбер имел возможность отсылать свои шпионские донесения совершенно свободно. Чтобы заручиться нужными почтовыми штемпелями, он сам отправлял себе письма из разных пунктов Лондона, пользуясь коммерческими конвертами с «прозрачным окошком» (т. е. промасленным четырехугольником) на лицевой стороне. Это давало ему возможность менять адрес, вкладывая новое письмо по вскрытии конверта. Затем он ставил на конверте свою метку и цензорский штемпель и отправлял письмо по назначению на континент.

Зильбер не подвергал себя риску, как это свойственно шпионам-дилетантам, и не использовал один и тот же адрес. Наоборот, он искусно разнообразил свою переписку, справляясь со «Списком подозрительных лиц» самого последнего издания, всегда имевшимся в Цензурном ведомстве, и выбирая оттуда нейтральные адреса лиц, известных британской разведке в качестве поддерживающих связь с немцами. В каждом из этих случаев получатель письма спешно доставлял его донесение в германскую ставку. Одной из лучших «явок» Зильбера был несуществующий бельгийский военнопленный, которому он писал на протяжении многих месяцев. Позднее, когда Зильбера перевели в ливерпульское бюро цензуры, он отправлял секретные сообщения через Нью-Йорк в попадавших к нему пакетах, адресованных видным банкирским фирмам. В такой пакет нетрудно было сунуть письмо с пометкой «прошу переслать», хотя к такому способу Зильбер из осторожности прибегал только по одному разу в отношении каждой банкирской фирмы.

Как цензору, ему пришлось невозмутимо наблюдать за тем, как английская петля медленно захлестывалась вокруг немецких шпионов, которым удавалось проникать в Соединенное Королевство. Он не мог ни предостеречь их, ни придумать для них какой-нибудь способ спасения. Его внимание привлекали и английские шпионы в Германии; но превратиться в контрразведчика и предупредить Николаи и германскую разведку значило бы скомпрометировать свое исключительно выгодное положение. Зильбер убедился, что британские агенты не утруждают себя поисками «явочного» адреса, а просто пишут на адрес действительного или вымышленного знакомого, зная, что их письмо первым делом попадет в цензуру, а затем будет отправлено в соответствующий отдел разведки.

Просматривавшиеся Зильбером письма содержали в себе немало нужных Зильберу, как шпиону, сведений; но он не мог делать записи в присутствии других цензоров, сидевших рядом, и ему каждый день приходилось задавать огромную работу своей памяти. Он никогда не составлял рапортов в той квартире, в которой жил; и для того, чтобы объяснять свои вечерние отлучки в другие места, где он писал шпионские донесения, он регулярно покупал билеты в театры и концерты и по утрам ронял их на пол, как якобы использованные. Он уносил на ночь из своего бюро немало документов и делал с них фотоснимки. Зильбер расходовал сотни метров фотопленки, но остерегался покупать её в количествах, которые заставили бы предположить в нем фанатического любителя фотографии. Материалы такого рода он понемногу закупал в разных концах Лондона.

По собственному признанию Зильбера, единственным человеком в Англии, серьезно заподозрившим его и доставившим ему немало беспокойства, был некий лавочник, которому показались подозрительными некоторые его покупки. Этот патриот, случайно напавший на след самого талантливого из скрывавшихся в Англии врагов, принялся следить за Зильбером. Но тот пожаловался своему начальнику, и лавочнику посоветовали заняться своими делами и оставить цензора в покое.

Настал день, когда Зильбер вскрыл конверт, надписанный женской рукой, и сделал величайшее открытие за все четыре года своей напряженной шпионской работы. Женщина делилась своей радостью: её брат, морской офицер, получил назначение в порт, расположенный близко к дому. Она имеет возможность часто видеть его, хотя он работает над каким-то таинственным делом, имеющим отношение к вооружению старых торговых судов.

Зильбер сразу не догадался, что это первое сообщение о «судах-ловушках», которые вскоре превратили рейды германских подводных лодок в рискованное предприятие. Однако он понял, что дело идет о чем-то очень важном, и потому при первой же возможности поехал в город, где жила отправительница письма, явился к ней официально в качестве правительственного цензора и объяснил ей всю опасность допущенной ею откровенности. Молодая англичанка не на шутку огорчилась и умоляла Зильбера не сообщать о случившемся её брату и не портить его карьеры. В разговоре с нею он узнал все, что хотел, о «судах-ловушках», ибо брат этой девушки был у себя дома ещё более нескромен, чем его сестра в письме к своей школьной подруге. В тот же вечер первый обстоятельный рапорт о готовящейся контратаке «судов-ловушек» был готов для срочной отправки на континент и в Германию. Это был один из самых мастерских ходов секретной службы за все время войны.

Полностью обезопасить себя от умного и осторожного шпиона, оседло живущего в какой-либо стране, вряд ли возможно. Карл Зиверт принадлежал именно к такого рода шпионам. Он фактически всю жизнь провел в России, получая жалование из двух источников: из одного — в качестве русского чиновника, из другого — в качестве австрийского шпиона, а ещё субсидии из Берлина после объявления войны. Свыше 40 лет под эгидой царского министерства внутренних дел он служил в Киеве тайным цензором почты. В результате он имел возможность вскрывать корреспонденцию, адресованную генералу Михаилу Алексееву, начальнику русского генерального штаба, читать письма госпожи Брусиловой жене другого генерала, командующего Киевским военным округом. Он осмеливался даже перлюстрировать официальную переписку военного министра Сухомлинова и графа Бобринского, русского губернатора оккупированной австрийской территории в Галиции. Прирожденный бюрократ Зиверт сделался австро-германским шпионом лишь случайно; он добрался до самых вершин киевского отдела почтового шпионажа (романовское подражание «Черному кабинету» Бурбонов) благодаря долгому и умелому шпионажу за высокопоставленными русскими по поручению и в интересах других высокопоставленных русских.

Русские называли работу этого «Черного кабинета» перлюстрацией. Граф Игнатьев, в бытность киевским губернатором, неизменно отправлял свои письма с надежными людьми, словно был замешан в заговорах. Дипломатическая карьера известного министра Витте, говорят, была подорвана в самом начале по причине его откровенных высказываний в письмах по ряду вопросов государственной важности. От почтового шпионажа не были защищены даже члены императорской семьи — династии Романовых.

Во время мировой войны 1914–1918 годов шпионы, работавшие в «Черном кабинете», были разоблачены и арестованы. Главным из них оказался Зиверт, проработавший в почтовой цензуре почти пять десятилетий. Он с одинаковым рвением работал одновременно на двух и более хозяев и вообще обнаружил поразительное «беспристрастие» ко всем политическим лагерям в России. Три его главных помощника — Макс Шульц, Эдуард Хардак и Конрад Гузандер — по рождению были немцами, но долго жили в России. Защитники приводили в их пользу то обстоятельство, что Плеве — глава царской полиции — смог подавить в Киеве военный заговор, раскрытый «Черным кабинетом».

И Зиверт, и его сообщники были осуждены. Военные тайны России, связанные с Киевским округом, Зиверт сообщал в Вену ещё до начала войны. Сын его Эрих, служивший офицером в русской армии, попал в австрийский плен. Согласно донесениям контрразведки, с ним там обращались отнюдь не сурово.

На суде Зиверт признал, что все приспособления, которыми он пользовался при вскрытии писем и для шпионской работы, равно как и фотографические аппараты, которыми пользовались русские цензоры, были немецкими.

 

Глава сорок девятая Источники победы

Американская секретная служба вступила в первую мировую войну почти за два года до мобилизации американской армии. И когда дело дошло до решающих схваток с германскими секретными агентами и диверсантами, Америка не намного отстала от стран Антанты. К тому времени, как война была, наконец, объявлена, Америка уже имела крупного специалиста по разведке — полковника Рольфа ван Демана. Этот усердный и образованный офицер — «отец американской военной разведки» — долго и тщетно боролся за признание разведки особым отделом генерального штаба.

В 1916 году, когда вся Европа корчилась в судорогах войны, в Вашингтоне лишь один военный думал о разведке, и этим человеком был ван Деман, тогда ещё майор. В виде особой уступки напряженности мировой обстановки ему разрешили взять к себе в помощники канцеляриста. Как это ни странно, Америка в данном случае лишь повторила опыт англичан, у которых в свое время капитан Холл заменял собой всю морскую разведку величайшего в мире флота, а Хоужер — всю военную разведку империи, опоясывающей своими владениями земной шар.

В 1917 году ван Деман и подполковник Александр Кокс составляли весь личный состав главного штаба разведки армии Соединенных Штатов. Такое положение продолжалось до тех пор, пока, в подражание союзникам и при участии иностранных советников не началось коренное и быстрое расширение разведывательной службы. К этому моменту ван Деман готовился 30 лет, и ему, наперекор инерции Вашингтона, удалось приобрести опыт фактически во всех известных отраслях секретной службы. Создавая, наконец, самостоятельную военную разведку, военное министерство назначило начальником американской ставки во Франции полковника — позднее генерала — Денниса Нолана, а начальником разведки в Вашингтоне — бригадного генерала Мальборо Черчилля.

Это не означало смещения ван Демана, ибо во время войны он нес другие, не менее важные обязанности. Генерал Нолан — опытный военачальник, пользовавшийся доверием главнокомандующего генерала Першинга, верил только в разведку боем, которая почти автоматически исключала шпионаж и секретную службу. Исход кампании 1918 года говорит о том, что генерал Нолан, по-видимому, был прав. Накануне перемирия его горячее желание перейти в армейские части было удовлетворено, и он получил под свое командование дивизию. Военная секретная служба начала развивать свою деятельность в американской экспедиционной армии лишь перед самым окончанием войны.

Любопытно, что наиболее успешной отраслью американской контрразведки во Франции было наблюдение за… американцами. В каждой роте любого батальона, отправленного за море, был свой осведомитель, ответственный не перед своим командиром, а только перед другим офицером, обязанным следить за состоянием духа и лояльностью солдат, за неприятельским шпионажем и т. п. В многоязычной армии, находящейся на расстоянии нескольких тысяч миль от дома и набранной лишь частично на основе всеобщей воинской повинности, можно было предвидеть случаи измены, шпионажа и неповиновения. Правда, ничего особо серьезного в этом отношении не произошло: но это обстоятельство, пожалуй, больше свидетельствовало о нравах самих солдат, чем о бдительности молчаливых наблюдателей.

Подозрительность — эта «душа контрразведки» — являлась, разумеется, и основой деятельности американской секретной службы за границей. Американская морская разведка состязалась с армейской разведкой и секретными службами всех стран Антанты в составлении всевозможных списков «подозрительных лиц». В одном таком списке, который составлялся во Франции целым отрядом работников контрразведки, ответственных за контроль портов, значилось не менее 145 000 фамилий. Американский морской список побил рекорд для Западного полушария: в нем было 105 000 фамилий. Когда этот исполинский каталог подозрений был отпечатан на казенный счет, президент Вильсон приказал его уничтожить. После этого некий гражданин, исполненный патриотического пыла, пожертвовал более 10 000 долларов на снабжение морской разведки четырнадцатью карточными каталогами; их печатали пятьдесят особо проверенных машинисток. Таким образом, и драгоценные списки были спасены, и приказ, отданный свыше, исполнен…

 

Глава пятидесятая Нечаянный успех американской секретной службы

За 18 месяцев участия в европейском конфликте американцы не раз выражали союзникам благодарность за помощь в области военного обучения и материалов. Но что касается наблюдения за методами ведения боевых действий и обучения резервов в лагере общего врага, то здесь американская экспедиционная армия располагала офицерами, более осведомленными на сей счет, чем большинство офицеров Антанты.

Летом 1914 года капитан береговой артиллерии Ричард Вильямс вместе с группой американских военных наблюдателей был послан за границу; он испытал весь риск разведки в тылу врага, в ледяной атмосфере тевтонской подозрительности, и наблюдая за ходом войны в течение трех лет, вплоть до того момента, когда сам стал её участником. Он прибыл в Бельгию для оказания помощи американцам, застрявшим в Европе, и находился там, когда армия фон Клука и фон Бюлова оккупировали эту страну. Потом на борту американского судна «Северная Каролина» он отправился в Константинополь в качестве военного атташе при после Генри Моргентау. Он был единственным американцем, наблюдавшим из лагеря обороняющихся отчаянные попытки высадки, предпринятые британскими колониальными войсками под командованием сэра Гамильтона.

После этого полковник Вильямс сопровождал болгарскую армию в Добруджу. В январе 1917 года военное министерство США отозвало своего многоопытного атташе. Германское правительство уже знало, что подводная воина будет продолжаться и что президент Вильсон вынужден будет потребовать объявления войны. Вильямс изучил войска Германии и её союзников в боевой обстановке, и немцам не хотелось, чтобы он получил возможность использовать накопленные им сведения. Но так как Германия все ещё пребывала в состоянии мира с Америкой, его нельзя было лишить права на выезд. Тогда от него столь же незаконно, сколь настоятельно, потребовали, чтобы, направляясь из Европы в Америку, он проехал через Берлин. Здесь его задержали на восемь суток, в течение которых секретные агенты едва ли не просвечивали его рентгеновскими лучами.

Добравшись, наконец, до Копенгагена, Вильямс убедился, что пароходы не курсируют из-за подводной блокады. Прождав три месяца, он купил билет на датский пароход, направляющийся в Швецию; но в это время Соединенные Штаты вступили в войну, и Вильямса частным образом предупредили, что германскому миноносцу отдано распоряжение перехватить пароход, на котором он будет плыть, и взять его в плен. Миноносец действительно остановил пароход, и германские матросы обшарили паром вдоль и поперек. Американца не нашли, и он благополучно очутился в Швеции, никому не раскрыв секрета своего прибытия туда. В конце концов, он попал в Америку из Норвегии кружным путем через Исландию.

Американская ставка во Франции очень нуждалась в Вильямсе, столь хорошо изучившем врага, и его немедленно направили туда, командировав в разведывательный отдел штаба генерала Першинга.

В октябре 1917 года он все ещё находился в Шомоне, когда немцы готовили один из крупнейших налетов своих цеппелинов на Англию. Тринадцать огромных дирижаблей вылетели из Бельгии. Двум пришлось вернуться из-за отказа моторов, но одиннадцать благополучно проплыли над портами и промышленными центрами Англии и вызвали своими бомбами немало жертв и разрушений. Но на обратном пути победоносный воздушный флот был рассеян сильной бурей. Шести дирижаблям удалось добраться до Германии; что касается остальных пяти, то во время полета над Францией на них обледенели моторы, и они стали жертвой союзных самолетов, зениток или собственной беспомощности. Два из них — L-49 и L-51 — прибило к земле в 40 милях от американской ставки. L-49 был захвачен невредимым; а L-51 ударился оземь передней гондолой или рубкой управления, подпрыгнул вверх, опять ударился, и так его несло над землей до тех пор, пока рубка управления не оторвалась и не повисла на вершине дерева. Освобожденный от этого груза, дирижабль понесся вперед и погиб в Средиземном море вместе с большинством экипажа.

Полковник Вильямс первым из штабных офицеров разведки явился к месту падения дирижабля L-49. Там уже находились другие офицеры, французы и американцы, от которых он узнал, что ни на борту L-49, ни в рубке управления L-51 не оказалось никаких карт или документов. Они уже собирались прекратить поиски, когда Вильямс предложил своему английскому коллеге, приехавшему вместе с ним из Шомона, двинуться по еле заметному следу, оставленному поврежденным L-51. Так они и сделали, но след вскоре явственно оборвался у края болота. Однако Вильямс с присущим ему упрямством полез прямо в болото и был вознагражден находкой — обрывком немецкой карты. Он продолжал двигаться дальше, обнаруживая все новые обрывки, и так обследовал всю площадь болота.

Когда он показал найденные клочки английскому офицеру, тот сразу оценил все их огромное значение. Вильямс взобрался даже на дерево, где повисла оторванная гондола L-51, и в ветвях его нашел ещё один обрывок неприятельской карты. После этого он всю ночь проработал в ставке вместе с капитаном Хаббардом-младшим. В конце концов он доказал, что собранные с таким трудом кусочки составляют фрагмент германской кодированной карты Северного моря, Ирландского моря, Скагеррака и Каттегата; недоставало только Ла-Манша. Все это, бесспорно, имело непосредственное отношение к немецкой подводной войне, но использовать карту без специального германского кода было невозможно.

В то же утро другой офицер американской ставки сообщил, что он видел на месте крушения дирижабля нечто, показавшееся ему «интереснейшим военным сувениром». Отвечая на расспросы Вильямса, он сказал, что, по-видимому, это был «какой-то альбом» с печатным текстом и «фотографиями всех типов германских морских судов и воздушных кораблей тяжелее и легче воздуха». Полковник Вильямс сразу заподозрил, что «сувенир» представляет собой германский код с фотографиями, дающими возможность по внешнему виду опознавать морские и воздушные суда. Он приказал своему подчиненному немедленно разыскать «альбом» и доставить ему.

Вскоре выяснилось, что два молодых американских офицера очутились вблизи беспомощного L-49 сразу же после его приземления и сдачи. Они забрались в каюту цеппелина до прибытия чинов разведки, и когда один из них обнаружил загадочную немецкую книгу, он тотчас же забрал её как диковинку и законную военную добычу.

Перелистав эту книгу — код, Вильямс получил возможность оценить все огромное значение своей находки в болоте. У него в руках был ключ к текущим операциям вражеских подводных лодок! По его предложению книга и карта тотчас же были отправлены в Лондон для вручения адмиралу Вильямсу Симсу. Это дело было поручено капитану Хаббарду. Но адмирал оказался на конференции в Париже. Тогда Хаббард поднял с постели больного адьютанта Симса, командора Бабкока, и объяснил ему все значение того, что он привез из Шомона. Бабкок, забыв предписания врача, бросился к телефону и позвонил в британскую морскую разведку.

На следующей неделе — ещё до того, как германскому морскому министерству стало известно, что германский код и карта подводных операций попали в руки союзников, — британские морские патрули мог похвалиться обильнейшим за все время «уловом» германских подводных лодок. Чины британской морской разведки регулярно перехватывали германские приказы, передававшиеся по радио. Располагая книгой кодов, они тотчас же расшифровали эти приказы и, пользуясь картой Вильямса, захватили врасплох немало подводных хищников в заранее указанных местах. Это был разительнейший пример и образец согласованной работы союзников. Французы вынудили к сдаче неповрежденный L-49; американская и британская военные разведки разыскали секретные карты и код, после чего британские военные корабли полностью использовали все выгоды создавшегося положения.

 

Примечания автора

 

К главе десятой

1.

Натан Хэйл — один из самых популярных в истории Америки шпионов, действовавший из патриотических побуждений. Несмотря на неудачу, которую он потерпел в своей деятельности, Хэйл считается «отцом» американской военной разведки.

2.

Джеймс Джой, брат Джона Джоя, первого верховного судьи Соединенных Штатов, претендовал на первенство в изобретении чернил, которыми впоследствии пользовались и продолжают пользоваться агенты секретной службы (так называемые симпатические чернила). Сообщая Конгрессу о решении британского кабинета привести заатлантические колонии в состояние безоговорочной покорности, Джеймс Джой использовал изобретенные им чернила. Он так рассказывал о своих приемах тайнописи:

«Чтобы устранить подозрения, я написал черными чернилами коротенькое письмецо моему брату Джону, который был членом Конгресса, и ещё одному-двум членам нашей семьи, каждое не больше чем в три-четыре строчки. Остальное же пространство бумаги я заполнил с помощью невидимых чернил сведениями и сообщениями, которые считал полезными для дела Америки. Все эти письма отправлены были незапечатанными».

 

К главе двенадцатой

1.

Вся система сообщений между Англией и Францией, будь то обмен письмами или контрабандный провоз пассажиров через Ламанш, именовалась собирательным термином «корреспонденция» — «Lа Соггеsроndаnсе».

 

К главе тринадцатой

1.

Французы, если судить по отчетам полицейских архивов, были убеждены, что этот американский консульский чиновник, подданство которого было весьма неопределенным, ведал рейсами корабля «Юнгфрау Элизабет» между Дюнкерком и Кале; это был один из кораблей, на которых были устроены специальные тайники для перевозки писем и пакетов.

2.

Хотя Леклерк перенес свои линии коммуникации на остров Джерси лишь после того, как его цепочка была порвана набегами на Трепор — Аббевиль, острова в Ла-Манше, особенно Джерси и Гарней, использовались разведкой с первых же месяцев французской революции. Говорят, с этих удобных баз вплоть до 1814 года поддерживался постоянный контакт со шпионскими бюро Шербура и Сен-Мало, которые были давно созданы чинами британской разведки, посещавшими эти порты под предлогом организации обмена пленными.

Газеты доставлялись через Ла-Манш непрерывно в течение всего времени континентальной блокады.

 

К главе пятнадцатой

1.

Утверждают, что Шульмейстер несколько раз был ранен в сражениях, в частности под Фридландом он получил серьезное пулевое ранение, чем могут быть объяснены те «глубокие шрамы», что бросились в глаза де Гассикуру. Храбрость вообще была в армии Наполеона обыденным качеством, но нужно учесть, что мужество Шульмейстера было в ту пору чем-то необычным для шпиона. Самое слово «шпион» в период Французской революции и после неё ассоциировалось в армии с чем-то подлым, трусливым, изменническим. Неудивительно поэтому, что Шульмейстер так стремился показать себя мужественным и энергичным человеком.

2.

Другой представитель династии Бонапартов, принц Луи-Наполеон, взошедший на престол под именем Наполеон III, помнил о забытых любимцах своего знаменитого дяди и в 1850 году, объезжая страну ещё в качестве французского президента, разыскал бывшего агента секретной службы и горячо пожал ему руку.

 

К главе семнадцатой

1.

Миссис Уорн была первой женщиной в Америке, а возможно и вообще первой женщиной, которая сделала ремесло частного сыщика своей постоянной профессией.

 

К главе двадцать второй

1.

Этот титул дал Штиберу не кто иной, как Бисмарк.

2.

В 1850 году в Австрии, несомненно под влиянием революционных событий 1848 года, была учреждена постоянная разведслужба, первым начальником которой был Антон Риттер фон Калик. Этот офицер дослужился до генеральского чина и руководил австрийской разведкой до 1864 года. Вероятно, лишь простым совпадением является то, что способный и опытный Калик ушел в отставку как раз тогда, когда Штибер собирался пересечь австрийскую границу с грузом икон и порнографической литературы.

3.

Штибер возненавидел могущественное английское телеграфное агентство Рейтер и вскоре обнаружил, что филиал Рейтера начал свою деятельность в Берлине. С ним он также быстро покончил, предложив доктору Б. В. Вольфу основать для противодействия Рейтеру полуофициальное агентство Вольфа.

 

К главе двадцать третьей

1.

Так, например, вплоть до 1914 года берлинское страховое общество «Виктория» имело в Париже на Авеню д'Опера, так называемое «Особое бюро», причем все служащие и агенты этого филиала были прусскими офицерами в запасе. Приблизительно каждые полгода здесь менялся весь штат сотрудников; но ни один из них не возвращался в Берлин до тех пор, пока не использовал положенного отпуска, разъезжая по восточным департаментам Франции.

 

К главе двадцать четвертой

1.

Одна важная депеша Мак-Магона была отправлена через линию фронта с помощью двадцати различных разведчиков-добровольцев. Молодая женщина Луиза Эмбер, переодевшись мужчиной, проехала от Меца до Тионвиля через расположение врага с депешами, которые спрятала в своих волосах. Полицейского Флого отправили 20 августа из Тионвиля в Мец с двумя важными депешами, которые Мак-Магон адресовал Базену. На обратном пути его обнаружил и стал преследовать конный патруль пруссаков. Флого выскочил из экипажа, в котором ехал, и нырнул в Мозель, проплыл четыре километра и вернулся невредимым в Тионвиль с ответом Базена строго «по расписанию». За свою смелость он был награжден полусотней франков, что едва ли идет в сравнение с суммою в 4 000 франков, уплаченной секретному агенту Герону за рискованную поездку из Меца в Верден после сражения при Сен-Прива.

2.

Протоколы суда над Базеном показывают, что курьер-крестьянин, вернувшийся из Саарбрюкена 24 сентября 1870 года, подучил за это весьма опасное предприятие вознаграждение в размере пяти франков. На следующий день ставки были повышены, ибо появляется запись: «Крестьянину из Доншери — 50 франков». Расходы разведки росли по мере того, как счастье Базена ему изменяло, 22 октября, за неделю до капитуляции крепости и рейнской армии, имеются такие записи: «Валькуру, переводчику, специальная миссия, 300 франков. Прискевичу, переводчику, специальная миссия, 300 франков. Вернье, переводчику, специальная миссия, 300 франков». Сержант Курсьяль из 24-го полка также получил 300 франков за какую-то работу. Агенту же Антерме и его жене удалось скопить 1100 франков-200 на покупку мужу штатского платья, 400 франков на лошадь с коляской, а 500 франков на личные расходы; можно полагать, что оба получали ещё отдельное жалованье. Не все «специальные миссии» времен франко-прусской войны оканчивались столкновением с врагом, поимкой или смертным приговором. Однако вторжение пруссаков во Францию повлекло за собой массовые аресты гражданских лиц, резкое усиление процессов над шпионами и, как следствие, рост числа смертных казней.

 

К главе двадцать седьмой

1.

Отдельные показания штабных офицеров на процессе Дрейфуса, опубликованные гораздо позднее, показывают некоторые приемы французской контрразведки, применявшиеся вплоть до начала войны 1914 года и практикуемые в наши дни во всех странах Европы. Подполковник Кордье, один из свидетелей на процессе, рассказывая о свойствах и дарованиях какого-то агента контрразведки, пояснил: «Этот агент имел дело с женщинами, и в особенности с одной, некоей мадам Милькан. И эта дама, желая отомстить за себя, донесла германскому посольству, что затевается некое дело. Мы тотчас приказали нашему агенту порвать все отношения с ней и быть очень осмотрительным. Впоследствии мадам Милькан арестовали и приговорили к пятилетнему заключению. Теперь мы были уверены в её молчании».

2.

Свидетели, выступившие на процессе, описали необычные способы проверки лояльности французских офицеров. Полковник Сандеру, глава разведки, приказал, например, оборудовать наблюдательный пост в доме, расположенном напротив германского посольства на Рю-де-Лилль. Здесь сняли квартиру, в которой поселился контрразведчик. В оконных ставнях были проделаны отверстия и сквозь них, как впоследствии сообщил полковник Пикар, фотографировали любое лицо, посещавшее германское посольство.

3.

Полковник фон Шварцкоппен хотя и соблюдал все правила предосторожности, употребляя коды и шифры для связи с каждым из «аккредитованных шпионов», иначе называемых военными атташе, но, очевидно все же не опасался агентов французской контрразведки, следивших за каждым его шагом, укладывавших его в постель, будивших его, подметавших квартиру и читавших его почту раньше него самого.

4.

Фотомаскировка Анри была одной из его немногих поистине остроумных уловок в области разведки, тем более что для сохранения ценного документа считалось совершенно нормальным держать подлинник запертым в сейфе, а в заинтересованные суды предъявлять засвидетельствованные фотокопии. Когда «фальшивый Паниццарди» в 1898 году был во всеуслышание зачитан в парламенте военным министром, это вызвало бурные аплодисменты. Говорят, однако, что молодой англичанин Дж. Макси сразу обнаружил подделку и разоблачил её автора. Его выступление — вся Англия была, в общем, за Дрейфуса — явилось лишним ударом молота по рушащейся баррикаде у фасада французской юстиции. Нужно все же учесть, что если бы Анри не проявил чрезмерного рвения в своем вероломстве, если бы он предпочел уничтожить улику против себя сразу после того, как она сделала свое дело, навредив Дрейфусу, то все преступления контрразведки никогда не были бы разоблачены, а жертвы этих преступлений — обречены на гибель и опалу.

5.

Замечательно, что столь несходные между собой участники этого дела, как генерал Пикар и Эстергази, полагали, что смерть Анри не была результатом самоубийства

6.

Когда в 1903 году Дрейфус добивался пересмотра своего дела в кассационном суде, фон Шварцкоппен написал о нем меморандум, найденный в его бумагах. Этот документ был опубликован вместе со всей относящейся к нему перепиской в Берлине в 1930 году, а перевод напечатан в парижской газете «Эвр». В ту пору Дрейфус впервые посетил Берлин в качестве гостя его немецкого биографа д-ра Бруно Вейля, который нашел его «приветливым старым офицером, оптимистом без малейших признаков озлобления». Вернувшись в Париж, полковник Дрейфус написал редактору «Эвр»:

«Бумаги генерала Шварцкоппена заставили меня вновь с силой пережить физические и нравственные страдания, воспоминания о которых не смогли изгладить прошедшие годы. Они неопровержимым образом подтверждают факты, установленные мастерским следствием кассационного суда, которое завершилось пересмотром дела в 1906 году.

Генерал фон Шварцкоппен сообщил все, что он знал; приходится, однако, глубоко сожалеть о том, что он не счел своим долгом сделать это в тот день, когда понял, что совершена судебная ошибка».

Жорж Клемансо, одним из первых выступивший в защиту Дрейфуса, часто говорил, что жертва «дела Дрейфуса» так и не сумела понять движущих причин процесса. Правда, Дрейфус никогда не позволял своим защитникам изображать себя мучеником и, насколько мог, мешал им наживать политический капитал на его деле. Лишь в 1933 году, узнав о зверском обращении с евреями в гитлеровской Германии, Дрейфус как бы впервые осознал свое заблуждение и воскликнул. «Итак, мои муки, как видно, оказались напрасны».

В последние месяцы своей жизни он почти совершенно ослеп, и главной его радостью было общение с детьми, внуками и бесконечно преданной ему женой, а также благотворительность.

Дрейфус скончался 12 июля 1934 года в Париже, в возрасте семидесяти шести лет.

 

К главе тридцать первой

1.

Японский кодекс нравственности, известный под названием «Бусидо», вменяет в обязанность шпионаж в пользу монарха и государства, считая такое занятие проявлением долга и чести

2.

Манусевич-Мануйлов был не только полицейским агентом, но и журналистом, а также выполнял поручения разведывательного характера, получаемые от графа Витте. В богатой хронике интриг царской разведки за Манасевичем-Мануйловым числится такое достижение, как успешная вербовка попа Гапона, который в «Кровавое воскресенье» 22 января 1905 года в Петербурге повел массы к царскому дворцу требовать справедливости и свободы.

 

К главе тридцать второй

1.

На одной из почтовых расписок, полученных Редлем, значился адрес объединенного штаба французской и русской разведки в Брюсселе На лозаннской квитанции значился адрес иностранного бюро итальянской секретной службы, впоследствии прославившегося военными операциями генерала Зупелли и профессора Боргезе. Варшавский же адрес, вероятно, был адресом д-ра Каца, известного русского шпиона, жившего в Польше, а в начале мировой войны переехавшего в Копенгаген.

2.

Специальный стенографический отчет об этом шпионском процессе был отпечатан для императора Франца-Иосифа, которому окружающие его лица обычно не давали вникать в дела, связанные с разведкой.

 

К главе тридцать третьей

1.

Вальтер Николаи был майором генерального штаба, когда его назначили начальником германской военной разведки. За все время войны 1914–1918 годов, несмотря на ответственность и значительность своего положения, он дослужился лишь до звания подполковника.

 

К главе тридцать четвертой

1.

Столь авторитетный военный обозреватель, как Франк Саймондс, способствовал распространению сообщения о том, что многочисленные контингенты русских войск якобы переброшены на западноевропейский фронт через Архангельск и Шотландию. Германский генеральный штаб, по-видимому, проглотил эту неприятную весть, как кружку вюрцбургского пива. 5 сентября представитель германского главнокомандования полковник Гентш говорил генералу фон Клуку: «Плохие вести. Англичане непрерывно высаживают свежие войска на бельгийском побережье. Имеются сообщения о наличии в тех же местах русских экспедиционных войск. Отступление становится неизбежным». Уинстон Черчилль действительно предлагал перевезти русскую экспедиционную армию на Западный фроят указанным путем. Стало ли это предложение известно и было раздуто до размеров действительного факта или нет, — сказать невозможно Так или иначе, но легенда о прибывающих русских войсках существовала, хотя её довольна часто относили за счет болезненного воображения некоего железнодорожного носильщика, которое разыгралось под влиянием того факта, что ночью проходили воинские поезда, пассажиры которых говорили на незнакомом ему языке.

2.

За пятнадцать дней мая — июня 1915 года в Великобритании было обнаружено и арестовано семь подлинных шпионов. Каждый из них прошел гораздо более основательную подготовку, чем Лоди; поскольку, однако, все семеро наделали промахов, они были бы пойманы независимо от подозрений, которые англичане заранее питали в отношении Лоди.

 

К главе тридцать пятой

1.

Читатель может ознакомиться с ныне забытой, но ценной и увлекательной книгой «Германские зверства» профессора Лондонского университета Дж. Моргана. В изученном автором дневнике одного германского офицера отмечено «неразборчивое истребление» гражданского населения, и в конце записи такая фраза: «Впредь следовало бы разбираться в их виновности, а не расстреливать». Один солдат записал: «Вышел приказ расстрелять всех жителей мужского пола. Жуткое воскресенье». Невероятное поведение нынешнего нацистского правительства и его тайной полиции гестапо будет удивлять гораздо меньше после знакомства с тщательно документированными моргановскими разоблачениями одобренного свыше поведения немцев во время их вторжения в Бельгию и вообще в первые месяцы войны 1914–1918 годов. Вспомним, что говорит в «Воспитании под Вердером» Арнодьда Цвейга один из католических священников: «Я был в Бельгии с нашими рейнскими войсками. Вот что я видел и что считалось неукоснительным долгом солдата — убийства, грабежи, насилия, поджоги, — все преступления, какими только может быть отягощена душа человека»

 

К главе тридцать шестой

1.

Миссис Борз рассказывает, что по возвращении в Америку она не могла поместить в журналах статью о том, каким языком разговаривала Германия на другой день после потопления «Лузитании». Некоторые американские редакторы полагали, что публике уже надоела военная информация, что она хочет обо всем забыть. Другие думали, что война скоро кончится, и не допускали мысли, что Соединенные Штаты могут быть в неё втянуты.

2.

В свете хотя и кратковременной, но важной роли, которую играл Папен в подготовке захвата власти в Германии гитлеровцами, небезынтересно напомнить о том, какими «подвигами» был отмечен путь этого чемпиона тевтонской бездарности в период мировой войны 1914–1918 годов. Мы приведем лишь два из многочисленных случаев, рисующих фон Папена во всей его неприглядности.

В начале 1917 года германский военный атташе капитан фон Папен отправился из США в Германию с чемоданами, набитыми конфиденциальными документами, уличающими ряд людей, не пользовавшихся дипломатической неприкосновенностью. Личность фон Папена как атташе была неприкосновенна, поскольку правительство Соединенных Штатов, предложив ему отправиться на родину, снабдило его специальной грамотой. Но эта высылка, вызванная разрывом дипломатических отношений с Германией за несколько недель до объявления Америкой войны, пагубно отразилась на чемоданах фон Папена, неприкосновенность которых не была оговорена. В Фальмуте английские власти задержали эти чемоданы и захватили все коды, письма, секретные документы, которые незадачливый дипломат счел возможным везти с собой, да ещё в столь неприкрытом виде. В результате этой операции были арестованы и обезврежены десятки немецких агентов в США, как военных, так и штатских. Один из них — баварский полковник, интернированный в лагере, — с возмущением спросил о фон Папене:

— Какого полка этот дурак?

— Первого гвардейского уланского полка, — последовал ответ.

— Тогда все понятно, — заметил полковник.

И второй случай. В ту пору, когда потерпевший неудачу Ринтелен пребывал вместе с другими преступниками в тюрьме, фон Папен демонстрировал свои способности уже на новом посту — в Палестине. Осенью 1918 года английские кавалеристы наткнулись на палатку германского штабного офицера, хозяин которой, по-видимому, бежал совсем недавно. В палатке были найдены остатки секретных документов, уцелевших от разгрома в Фальмуте: фон Папен, оказывается, считал положение на фронте настолько спокойным, что невозмутимо сортировал документы своего архива. В ответ на телеграмму, посланную в Лондон, был дан, как говорят, такой исторический ответ: «Вышлите бумаги. Если Папен пойман, не интернируйте; направьте в сумасшедший дом». Один из захваченных документов, отправленный в Нью-Йорк, дал основание предъявить новое обвинение ещё одному германскому шпиону.

3.

Возможно, Альфред-Луи-Моро Готшальк, однофамилец выдающегося пианиста и потомок видного французского полководца, и не получил прямого предостережения; но имеются сведения, что за две недели до того, как «Циклон» покинул гавань, и задолго до того, как этот угольщик был вообще исчез, в одной из португальских газет появилось извещение о предстоящей панихиде по американскому генеральному консулу, погибшем на «Циклопе», который пошел ко дну. Извещение это якобы было подписано видными гражданами Рио-де Жанеиро; однако те отрицали свою причастность к этой публикации. Таким образом, положение стало ещё более таинственным. Повинны ли в этом были немецкие агенты и сколько их было? Почему испанец из Нью-Йорка запросил немца в Южной Америке: «Где «Циклоп»?» Американские почтовые цензоры признали, что видели этот запрос и взяли его под наблюдение, так как сочли весьма подозрительным.

Что касается «Циклопа», то не найдено было никаких остатков кораблекрушения, никаких трупов, никаких спасательных лодок: 15 офицеров и 221 матрос, а также 15 пассажиров исчезли бесследно в морской пучине.

 

К главе тридцать седьмой

1.

Во многих корзинках с голубями находили примерно следующие обращения:

«Сопротивление немцев резко ослабляется атаками союзников, которые уже освободили часть французской территории. Для продолжения наступления союзники должны быть хорошо осведомлены о расположении неприятеля и о его намерениях. Долг патриотов, оказавшихся среди неприятельских войск, оказать эту услугу союзникам.

Вам, быть может, придется рискнуть жизнью; но подумайте о союзных солдатах, которые так доблестно сражаются и жертвуют жизнью во имя вашей свободы. Присылкой сведений вы окажете своему отечеству неоценимую услугу и поможете приблизить конец войны.

Мы сумеем вознаградить вас, когда наступит мир, а у вас навсегда останется сознание, что вы действовали как добрый патриот.

Немцам не удастся сломить мощь союзников. Они не смогут помешать нам добиться победы и навсегда уничтожить этот подлый народ, являющийся врагом рода человеческого».

2.

В тылу одной германской армии были найдены в декабре 1917 года 63 корзинки с голубями, в январе 1918 года — 41 корзинка и в мае — 45.

3.

В одном из этих обращений жителей увещевали следующим образом:

«Внимание! Настоящий ли ты патриот? Хочешь ли ты помочь союзникам победить врага? Да!

Тогда возьми этот пакет; незаметно унеси домой; вскрой его вечером, когда будешь один, и действуй согласно наставлениям, которые в нем найдешь.

Если тебя заметили, оставь пакет на месте. Запомни это место, вернись ночью и забери пакет. Парашют уничтожь немедленно; он тебе ни к чему.

В точности выполняя эти наставления, ты поступишь как настоящий патриот, окажешь большую услугу союзникам и поможешь приблизить час окончательной победы.

Терпение и мужество! Да здравствует Франция! Да здравствует Бельгия! Да здравствуют союзники! За нашу родину!

Чтобы ускорить час твоего освобождения, которое обеспечено, постарайся тщательно написать на прилагаемом бланке требуемые сведения. Если ты чего-нибудь не знаешь, спроси у надежных друзей. Для удостоверения своей личности сообщи фамилии и адреса двух лиц, живущих на неоккупированной территории. Это даст возможность опознать тебя и наградить после нашей победы.

Каждый солдат Франции и Бельгии заодно с тобой. Поддержи их в борьбе и докажи им лишний раз, что мужество угнетенных не уступает их мужеству.

Да здравствуют союзники!»

4.

Воззвание к людям, жившим близ франко-германской границы, гласило:

«К каждому патриоту Лотарингии!

Доставив нужные нам сведения, ты окажешь неоценимую услугу и приблизишь конец войны.

Когда наступит мир, мы сумеем вознаградить тебя, и ты сможешь гордиться тем, что действовал как настоящий патриот».

 

К главе тридцать восьмой

1.

Когда Васмус отказался уехать, его взяли под стражу, как нежелательного в Персии и враждебного иностранца, учитывая, что его неофициальная или «нейтральная» война фактически была частью грандиозной борьбы на Западе. Его личное имущество также подлежало конфискации и доставке в британскую штаб — квартиру. Ночью накануне того дня, когда должны были вывезти его самого, Васмус, которого стерегли четверо часовых, вдруг забеспокоился о своей верховой лошади. Обнаружив у неё симптомы особой туземной болезни, он начал то и дело спускаться, в сопровождении двух часовых, в конюшню, чтобы посмотреть, как действуют на любимого коня лекарства. Всю ночь «сентиментальный» консул, едва передвигая ноги, ходил в конюшню в сопровождении двух вооруженных часовых. Английские солдаты валились с ног от усталости. Рвение немца усыпило их бдительность. Наконец, Васмус, всякий раз аккуратно возвращавшийся обратно, решил на рассвете сойти в последний раз. Его отпустили одного. И он ускакал на совершенно здоровом и отдохнувшем персидском коне. Больше Васмуса не видели, зато слышали о нем слишком часто.

 

К главе сороковой

1.

Автор должен с сожалением признать, что опубликовал ряд неточных и даже сильно преувеличенных сведений об этой германской разведчице и её деятельности в период мировой войны 1914–1918 гг. Сделал он это, доверившись офицеру разведки, воображение которого, как он тогда полагал, должно бы контролироваться профессиональным долгом. Добытая таким образом неверная информация, к несчастью, получила широкое распространение и была воспроизведена не только в английском издании и французском переводе книги, но и цитирована Джорджем Астоном в его «Секретной службе» и в других трудах, и вообще была воспринята как результат личных изысканий автора насчет жизни и характера «фрейлейн Доктор». Лишь теперь появилась возможность исправить эту ошибку и уточнить выдумки «очевидцев», легковерно принятые за истину.

2.

Сведения об этой школе и методах обучения в ней взяты из разнообразных и достаточно надежных источников, включая и лиц, находившихся там в качестве учеников. Пишущий эти строки совершил промах, в котором признался в первом примечании к этой главе; вот почему он считает своим долгом предупредить читателя о невероятности тего, чтобы какой бы то ни было осведомитель вообще мог сообщить неприкрашенную правду о такой личности, как «фрейлейн Доктор». Что касается сведений, излагаемых здесь, то они представляют собой результат длительных личных изысканий и постоянной проверки фактов, ставших известными разведке в период мировой войны 1914–1918 годов.

Может быть, Эльзбет Шрагмюллер и не была образцовым немецким шпионом-инструктором. Но её советы составляют свод всего того лучшего, что было накоплено агентами германской разведки за многие месяцы её интенсивной деятельности. Вот некоторые из советов Шрагмюллер:

«Собирай все попадающиеся обрывки сведений, не проявляя к ним заметного интереса. Никогда не сосредоточивай на информации, которую по твоему мнению ты можешь или должен добыть, явного внимания, не привязывайся к единичному факту, наводи демонстративные справки и не обнаруживай свою решимость разведать то или иное обстоятельство.

Всегда записывай то, что узнал, абсолютно невинными словами. Цифры или размеры, о которых тебе нужно сообщить, лучше записывай как цифры личных расходов. В Портсмуте ты видел, скажем, десять тяжелых морских орудий на платформах, готовых к монтажу. Помни, что отличный обед, заказанный тобой в Портсмуте, обошелся тебе в десять шиллингов.

Не сжигай писем или других бумаг и не считай обугленных клочков бумаги недоступными прочтению. Микроскопическое исследование открывает многое в бумажном пепле. Изорвать и выбросить бумажку не значит её уничтожить. Обрывки бумаги не всегда можно с уверенностью считать исчезнувшими даже в уборных.

Никогда не говори и не веди себя таинственно, исключая лишь единственный случай: словоохотливый человек, обладающий ценными сведениями, нередко может быть доведен до того, что их выдаст, если ему или ей сообщат что-нибудь, пусть даже совершенно надуманное, льстивым и доверительным образом, с несколько таинственным видом. Не поддавайся искушению прихвастнуть, показаться умным или чересчур оригинальным и изобретательным, если ты не уверен, что твое изобретение действительно ново. В состязании умов шпион, работающий за границей, неизбежно находится в весьма невыгодном положении».

 

К главе сорок первой

1.

Указывали, что Алиса Дюбуа во время своего последнего путешествия в Турнэ имела неосторожность взять с собой несколько новых фальшивых паспортов для раздачи своим все ещё многочисленным последователям. А когда её допрашивали, она сделала промах, от которого постоянно остерегала других, — «если вас станут допрашивать, никогда не сознавайтесь в знакомстве с человеком, который имел несчастье попасться». Называя тех, кто мог за неё поручиться или помочь ей быть взятой на поруки, она упомянула несколько лиц, которые уже были на подозрении, подобно ей самой, или даже сидели в тюрьме, как Шарлотта. Но даже помимо такого рода промахов у представителей германской контрразведки имелось достаточно улик для предания Алисы суду.

2.

Когда английские войска вступили в Кельн, сотрудники разведки увидели лежащий на земле белый крест, на котором значилось имя их отважной шпионки:

Луиза де Беттиньи сконч. 27.9.18

Впоследствии Франция и родной город Луизы Лилль устроили ей публичные похороны с отданием всех воинских почестей. Четыре медали — две английские и две французские — были приколоты к белой шелковой подушке, возложенной на её гроб. В приказе, которым эта смелая и юная разведчица награждалась военным крестом, говорилось:

«За добровольное посвящение себя служению родине; за непоколебимо мужественную борьбу с опасностями и трудностями этого великого дела, за преодоление, благодаря исключительным дарованиям, величайших препятствий с постоянным риском для жизни и несением в течение всей службы колоссальной ответственности; за непревзойденный героизм».

 

К главе сорок второй

1.

Базиль Томпсон признается, что сказал сорокалетней «яванской» танцовщице: «Мадам… если хотите верить слову человека, который почти вдвое старше вас, — бросьте то, чем вы занимались». Пожалуй, это самый деликатный прием контрразведывательной техники в истории войны!

 

К главе сорок шестой

1.

Майор — в ту пору капитан — Жорж Ладу, ведавший очень важным отделом французской контрразведки, не был в достаточной степени оценен. Это обнаружилось лишь по окончании войны, когда его подвергли публичному унижению — предали суду, обвинив в технических нарушениях правил паспортного контроля и в злоупотреблениях его агентов паспортами. Ладу был оправдан, но после такого финала его блестящей разведывательной деятельности прожил недолго. И, как водится, сообщение о его оправдании привлекло к себе гораздо меньше внимания, чем выдвинутые против него обвинения.

2.

Союзники получили немало заслуживавших доверия сообщений от шпионов и из других источников о новой угрозе — предстоящих газовых атаках. Единственным французским военным, отнесшимся к этим сообщениям со всей серьезностью и предупредившим расположенных по соседству англичан, оказался генерал Ферри, командовавший 11-й дивизией. У немца-дезертира, сдавшегося близ Лангемарка 13 апреля, был найден примитивный противогаз. По словам дезертира, такой противогаз выдавали каждому солдату. Сам Ферри подвергся наказанию, что не раз случалось во французской армии, за то, что предупредил англичан самолично, вместо того чтобы делать это по всем правилам, т. е. через ставку Жоффра.

3.

Звукоулавливание явилось одним из новых средств ведения разведки, достигшим высокой эффективности в мировую войну 1914–1918 гг. При помощи разнообразных звукоулавливающих приспособлений оказывалось возможным определять приблизительное местонахождение и калибр германских тяжелых орудий на Западном фронте. Фердинад Тохью писал в «Секретном корпусе», что некая девушка, работавшая в кабачке вблизи британских линий обороны знала звук выстрела каждого из «большущих орудий» и сразу с первого же выстрела распознавала «новичка» среди неприятельских гаубиц и крупнокалиберных пушек.

 

К главе сорок седьмой

1.

Полковник фон Фалькенхаузен был германским военным атташе в Афинах; барон Шенк фон Швейнсберг ведал германским шпионажем и специальной пропагандой в Греции и на Эгейских островах. Германского посланника графа фон Мирбах-Гарффа нередко смущала деятельность его коллег, хотя сам он и морской атташе барон де Граней также находились в активном сговоре с прогерманскими элементами дворцовой партии, во главе которой стояла София.

2.

Когда генерал Першинг вскоре после заключения перемирия сообщил французам, что знал, насколько его войскам хочется, чтобы их отослали на родину, то он сделал это на основании рапорта, который прислал ему местный цензор. Что касается офицеров штаба Першинга, узнавших о злоупотреблениях и военных тюрьмах, сведения об этих насилиях прежде всего поступили к ним все от тех же переутомленных безвестных людей, читавших солдатские письма.

3.

Главный цензор получил 30 846 630 писем, из которых, согласно статистическим данным, обнародованным Т. М. Джонсоном, 6 335 645 были действительно прочитаны. Лишь в июле 1918 года была устроена химическая лаборатория, и в ней прошли исследования на секретные чернила 53 658 подозрительных писем.

 

К главе пятидесятой

1.

Трагедия потери Галлиполи была смягчена умело и тонко проведенной эвакуацией, прошедшей без всяких потерь после того, как солдаты покинули окопы. Здесь, в усовершенствованной форме, была применена та самая военная хитрость, какую в той же части света использовал персидский завоеватель Дарий. Около 520 года до нашей эры он вынужден был тайно форсировать Дунай, чтобы вывести свою армию из-под неотразимого удара полчищ гораздо более подвижных скифских наездников. Дарий добился этого, сознательно пожертвовав своими ранеными и больными воинами; он объявил им, что намерен произвести ночью неожиданное нападение на скифов, после чего тайно покинул лагерь со всеми здоровыми воинами, оставив позади горящие костры, обычный лагерный шум и движение.

Англичанам при эвакуации также удалось полностью обмануть врага. В то время как на передовых линиях оставался полный комплект бойцов, остальные войска каждую ночь уходили и грузились на суда. Перед линией «Анзаков» (новозеландско-австралийскнх войск) сидело в окопах около 80 000 турок, а расстояние между ними было от двадцати ярдов до полумили. Когда же наступила ночь, в которую предстояло очистить передовые окопы, к куркам винтовок были привешены пустые жестянки, куда по капле стекала вода; достаточно отяжелев, такая банка должна была потянуть спуск. Поэтому из английских окопов в течение долгого времени после того, как последний английский корабль вышел в море, то и дело раздавались беспорядочные выстрелы. Отступление завершилось в 3 часа 30 минут ночи на 21 декабря 1915 года; сэр Чарльз Монро издал специальный приказ, в котором справедливо поздравил все войска «с достижением, беспримерным в летописях войны».

 

Оглавление

    Глава первая . Тридцать три века секретной службы


    Глава вторая . Уолсингем против Армады


    Глава третья . Знаменитые организаторы военного шпионажа


    Глава четвертая . Терло и Пепис


    Глава пятая . Дефо и якобиты


    Глава Шестая . Якобитский заговор


    Глава седьмая . Обворожительный шевалье


    Глава восьмая . Карон де Бомарше, он же Норак


    Глава девятая . Тайная практика доктора Банкрофта


    Глава десятая . Натан Хэйл и майор Андре


    Глава одиннадцатая . Борьба Англии против Наполеона


    Глава двенадцатая . Континентальная блокада


    Глава тринадцатая . Могучий натиск фунта стерлингов


    Глава четырнадцатая . Заговор маньяка


    Глава пятнадцатая . Император шпионов


    Глава шестнадцатая . Пролог к отделению южных штатов


    Глава семнадцатая . Балтиморские заговорщики


    Глава восемнадцатая . Синие и серые агенты


    Глава девятнадцатая . Лафайет Бейкер и красавица Бонд


    Глава двадцатая . «Безумная Бет» и другие дамы


    Глава двадцать первая . Перед всегерманским потопом


    Глава двадцать вторая . Штибер — мастер шпионажа


    Глава двадцать третья . Король ищеек


    Глава двадцать четвертая . Уроки суровой школы


    Глава двадцать пятая . Контрразведка преступного мира


    Глава двадцать шестая . Конгресс в Берлине


    Глава двадцать седьмая . Разжалование Альфреда Дрейфуса


    Глава двадцать восьмая . Дело Лажу


    Глава двадцать девятая . Посланцы к Гарсии и Агинальдо


    Глава тридцатая . Война в Южной Африке


    Глава тридцать первая . Шпионы Страны восходящего солнца


    Глава тридцать вторая . Провал архипредателя


    Глава тридцать третья . Преемники Штибера в овечьей шкуре


    Глава тридцать четвертая . Драма начинается: уберите занавес


    Глава тридцать пятая . Разведка и секретная служба


    Глава тридцать шестая . Диверсии


    Глава тридцать седьмая . Специальные миссии


    Глава тридцать восьмая . «Гений Ближнего Востока»


    Глава тридцать девятая . Шпионаж с приключениями


    Глава сороковая . Подлинная «фрейлейн Доктор»


    Глава сорок первая . Шпионская «школа» Алисы Дюбуа


    Глава сорок вторая . Мата Хари


    Глава сорок третья . Хитрости морской разведки


    Глава сорок четвертая . Хитрости в разведке на суше


    Глава сорок пятая . Неожиданная атака при Капоретто


    Глава сорок шестая . Французские агенты в секретной войне


    Глава сорок седьмая . Цензор на секретной службе


    Глава сорок восьмая . Зильбер и Зиверт, цензоры-шпионы


    Глава сорок девятая . Источники победы


    Глава пятидесятая . Нечаянный успех американской секретной службы


    Примечания автора


      К главе десятой


      К главе двенадцатой


      К главе тринадцатой


      К главе пятнадцатой


      К главе семнадцатой


      К главе двадцать второй


      К главе двадцать третьей


      К главе двадцать четвертой


      К главе двадцать седьмой


      К главе тридцать первой


      К главе тридцать второй


      К главе тридцать третьей


      К главе тридцать четвертой


      К главе тридцать пятой


      К главе тридцать шестой


      К главе тридцать седьмой


      К главе тридцать восьмой


      К главе сороковой


      К главе сорок первой


      К главе сорок второй


      К главе сорок шестой


      К главе сорок седьмой


      К главе пятидесятой



 



 


       




Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна