Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

И. Осокина. Система спецпоселений, исправительно-трудовых лагерей и тюрем в 30-е годы 20 века.

18.01.2012 18:11      Просмотров: 8856      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по истории СССР. Составитель: Анатолий Краснянский

Система спецпоселений, исправительно-трудовых лагерей и тюрем в 30-е годы 20 века

Источник информации - http://www.historicus.ru/Sistema_spetsposelenii/

     Назначение уголовного наказания преследует цели исправления осужденных и предупреждения совершения с их стороны новых преступлений.

     Для обеспечения этих целей создаются специализированные государственные органы и учреждения, вид которых зависит от характера уголовно-правового воздействия конкретного наказания.
     Построение системы органов, обеспечивающих осуществление уголовно-правового принуждения, во все времена напрямую зависело от существующей системы уголовных наказаний и от сложившейся практики их применения.
     Действующая в современной России система учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, сформировалась в советский период истории нашего государства.
     После Октябрьской революции новая власть сломала старую буржуазную государственную машину с ее тюремно-карательной системой и построила новый аппарат, сформировав параллельно и новые принципы уголовно-исправительной политики и новые исправительные учреждения.
     В период с 20-х годов ХХ века практически до середины 50-х годов, как свидетельствует анализ многочисленных законов и подзаконных актов, политика в области системы исправительно-трудовых учреждений не была однозначной. Кроме того, значительная часть информации о том, что происходило в структурах исправительно-трудовых учреждений, длительное время была секретной.
     И сегодня мы можем рассмотреть и дать объективную оценку ситуации, имевшей место в системе исправительно-трудовых учреждений страны в 30-е годы ХХ века.
     Первым правовым основанием функционирования мощного карательного института, которым впоследствии на протяжении длительного времени являлись исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ) и иные исправительные учреждения, стало постановление ЦИК и СНК СССР от 6 ноября 1929 года «Об изменении статей 13, 18, 22 и 38 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик», в котором в качестве меры социальной защиты судебно-исправительного характера предусматривалось в том числе лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях в отдаленных местностях Союза ССР.
     Однако функционирование ИТЛ как самостоятельного вида учреждений для исполнения наказаний в виде лишения свободы началось еще до принятия какого-либо акта на законодательном уровне.
     Первый такой лагерь начал свою деятельность в апреле 1929 года, но только в ноябре, когда уже было создано Северное управление исправительно-трудовыми лагерями, постановлением ЦИК и СНК СССР были внесены необходимые изменения в действующие Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.
     В нем, в частности, с целью урегулирования отдельных вопросов исполнения данного вид наказания делались ссылки на Положение об исправительно-трудовых лагерях.
     Само же Положение было принято лишь через полгода постановлением СНК СССР от 7 апреля 1930 года.
     Согласно Положению, перед исправительно-трудовыми лагерями ставилась задача охраны общества от особо опасных преступников путем их изоляции и использования в общественно полезном труде с приспособлением к общим правилам трудового общежития.
     Заключенные в исправительно-трудовые лагеря лица в зависимости от их социального положения и характера совершенного преступления делились на три категории:
- трудящиеся (рабочие, крестьяне, служащие), пользовавшиеся до осуждения избирательными правами, осужденные впервые на срок от 3 до 5 лет не за контрреволюционные преступления;
- те же социальные прослойки, но осужденные на срок свыше пяти лет;
- нетрудовые элементы и лица, осужденные за контрреволюционные преступления.
     Заключенные третьей категории являлись, в основном, представителями бывших имущих классов и не обладали правом занимать административно-хозяйственные должности в лагере.
     В лагерях устанавливались три вида режима:
- первоначальный;
- облегченный;
- льготный.
     На облегченном режиме заключенные могут отлучаться из лагеря, получать премии. А на льготном – даже занимать административно-хозяйственные должности в управлении лагерями и по производству работ, последнее не относится к нетрудовым элементам и лицам, осужденным за контрреволюционные преступления. Работа в учреждениях, на предприятиях и промыслах должна была производиться в соответствии со специальностью и квалификацией заключенных.
К осужденным, которые проявят усердным отношением к труду и хорошим поведением признаки исправления, могли применяться различные меры поощрения. На практике дело доходило иногда и до очень серьезных поощрений, не предусмотренных Положением. Так, в 1933 году по окончании строительства Беломорско-Балтийского канала ЦИК СССР за трудовой героизм, проявленный на работе, снял судимость с 500 заключенных, восстановил в политических правах, а группа заключенных даже была награждена орденами. Аналогичные поощрения были применены в 1938 году к строителям канала Волга – Москва.
     К заключенным в лагерях, пользовавшимся до вынесения приговора избирательными правами и обнаруживающим исправление, могло быть применено условно-досрочное освобождение с поселением в районе данного лагеря на не отбытый срок заключения или без поселения.
     Осужденные могли подвергаться и дисциплинарным взысканиям: выговорам, ограничению или лишению права получения передач (посылок), ограничению или лишению права переписки и т.д. Что касается исправительно-трудовых колоний, то в 1930 году в связи с ликвидацией наркомвнуделов союзных республик они были переданы в ведение наркоматов юстиции, в составе которых были созданы главные управления исправительно-трудовых учреждений. Порядки в них с 1933 года стали регулироваться новыми исправительно-трудовыми кодексами. ИТК РСФСР предусматривал различные места и способы лишения свободы, но основными из них стали колонии различных видов. Сохранялся принцип направления в места лишения свободы по социальному положению. «Классово враждебные» и лица, совершившие тяжкие преступления, направлялись в колонии массовых работ в отдаленных местностях, а злостные нарушители режима общих колоний – в штрафные колонии.
     24 апреля 1930 года при СНК СССР было образовано Управление лагерей ОГПУ СССР, а по состоянию на 1 мая этого же года в системе НКВД РСФСР функционировало 279 учреждений, где содержался 171 251 осужденный, а в системе исправительно-трудовых лагерей ОГПУ – 100 тысяч человек.
     15 декабря 1930 года ЦИК и СНК СССР приняли Постановление о передаче исправительно-трудовых колоний, находившихся в ведении НКВД, под управление НКЮ республик. При народных комиссариатах юстиции союзных республик созданы главные управления исправительно-трудовых учреждений (ГУИТУ).
     Согласно Временному положению о местах лишения свободы ГУИТУ НКЮ РСФСР предусматривались следующие места лишения свободы:
- изоляторы для подследственных;
- пересыльные пункты;
- исправительно-трудовые колонии (фабрично-заводские, сельскохозяйственные, массовых работ, штрафные);
- больницы и учреждения для медицинской экспертизы;
- учреждения для несовершеннолетних правонарушителей.

 

 

место бывшего пересыльного пункта на Соловках 

 


     Вскоре, в связи с ликвидацией Народного комиссариата внутренних дел РСФСР Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР организация ссылки возложена на Народный Комиссариат юстиции РСФСР.
     1 июля 1931 года СНК СССР принял Постановление «Об устройстве спецпереселенцев», согласно которому все административно-организационное управление спецпоселками возложено на ГУЛАГ ОГПУ СССР.
     В результате на государственном уровне было завершено формирование системы концентрационных лагерей для ссыльных крестьянских семей, в которые только за годы «великого перелома» было отправлено около 12 миллионов крестьянских душ. Лишь в 1947 году с оставшихся в живых 80 тысяч ссыльных крестьян сняты основные ограничения в гражданских правах.
     10 сентября 1931 года ВЦИК и СНК РСФСР утвердили Устав службы в ИТУ РСФСР, действие которого распространялось на лиц административно-хозяйственного и оперативного состава.
     Устав определил:
- общие права и обязанности работников исправительно-трудовых учреждений;
- порядок их приема на службу и увольнение со службы, правила ее прохождения;
- перечень дисциплинарных взысканий, налагаемых на них;
- меры поощрения и премирования;
- правила о резерве начальствующего состава исправительно-трудовых учреждений, перечень которых устанавливался Народным комиссариатом юстиции РСФСР.
     Новый Устав службы в ИТУ продлевал срок обязательной службы до двух лет.
     Для работников оперативного и административно-хозяйственного состава ИТУ устанавливались периодические надбавки к заработной плате за выслугу лет в следующем размере: за 3 года непрерывной службы в ИТУ – 10 процентов, за 6 лет – 20 процентов, за 9 лет – 30 процентов и за 12 лет – 50 процентов от основного оклада по занимаемой в данный момент должности.
     Для лиц, окончивших учебные заведения по подготовке и переподготовке работников ИТУ, время обучения в них принималось в расчет в двойном размере.
На административно-хозяйственный и оперативный состав распространялись льготы в области народного образования, землепользования, сельского хозяйства, а также жилищные льготы и льготы по местным налогам и сборам, представляемые военнослужащим РККА и их семьям.
     К 1932 году в Советском Союзе функционировало 11 исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) ГУЛАГа:
- Белбалтлаг;
-«Соловки» (Соловецкий лагерь особого назначения);
- Свирлаг;
- Ухтпечлаг;
- Темлаг;
- Вишлаг;
- Сиблаг;
- Дальлаг;
- Среднеазиатский лагерь (Сазлаг);
- Балахлаг;
- Карагандинский лагерь (Карлаг).

 

 

Темлаг 

 

 

     Порядок исполнения наказаний в исправительно-трудовых колониях, подведомственных Народному комиссариату юстиции (НКЮ) РСФСР, до 1933 года регулировался Исправительно-трудовым кодексом РСФСР (1924 года) и Временным положением о местах лишения свободы ГУИТУ НКЮ РСФСР от 31 июля 1931 года.
     1 августа 1933 года Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР был утвержден новый Исправительно-трудовой кодекс. В нем подробно регламентировалось исполнение наказания в виде лишения свободы в местах заключения, подведомственных НКЮ.
     Согласно новому ИТК РСФСР целями исправительно-трудовой политики провозглашались:
- постановка осужденных в условия, преграждающие им возможность нанесения ущерба социалистическому строительству;
- перевоспитание и приспособление осужденных к новым условиям трудового общежития.
     Средствами перевоспитания признавались труд и политико-воспитательная работа, а основным типом мест лишения свободы – трудовая коммуна.
     Кодекс регламентировал исполнение лишения свободы на срок до трех лет, исправительно-трудовых работ без лишения свободы и ссылки, соединенной с исправительно-трудовыми работами.
     Исполнение лишения свободы на срок от трех до десяти лет по-прежнему регулировалось Положением об исправительно-трудовых лагерях, утвержденным Постановлением СНК СССР от 7 апреля 1930 года.
     ИТК РСФСР 1933 года уточнил состав, функции и права наблюдательных комиссий. В состав комиссий входили народный судья, начальник места заключения, представители РКИ, общественных (в первую очередь профсоюзных) и хозяйственных организаций, с которыми учреждение было тесно связано. На заседания комиссии обязательно приглашался прокурор.
     Решение наблюдательной комиссии могли опротестовать в краевом, областном суде ее председатель, прокурор и начальник мест заключения.
Наблюдательные комиссии представляли собой весьма действенные органы по контролю и направлению деятельности исправительно-трудовых учреждений.
     Однако наблюдательные комиссии просуществовали сравнительно недолго. В 1934 году органы НКВД на местах были выведены из-под контроля местных Советов, а наблюдательные комиссии ликвидированы.
     Исправительно-трудовой кодекс РФ провозгласил в качестве основного типа мест лишения свободы трудовые колонии различных видов, куда помещались осужденные «применительно к их трудовым навыкам, в зависимости от их классовой опасности, социального положения, возраста и успешности исправления».
     Были ликвидированы изоляторы специального назначения, реорганизованы дома заключения и переходные дома, система мест лишения свободы упростилась. Согласно новому кодексу места лишения свободы делились на следующие виды:
- изоляторы для подследственных, где содержались лица, находившиеся под следствием или судом до вступления в силу приговора суда;
- пересыльные пункты, где содержались осужденные к лишению свободы, ожидающие направления в исправительно-трудовые учреждения, а также осужденные под следствием;
- учреждения для применения к лишенным свободы мер медицинского характера, то есть институты психиатрической экспертизы, колонии для туберкулезных и других больных;
- учреждения для несовершеннолетних, лишенных свободы, то есть школы ФЗУ индустриального и сельскохозяйственного типа;
- исправительно-трудовые колонии, в том числе:
а) фабрично-заводские – для осужденных из среды трудящихся;
б) сельскохозяйственные – для осужденных из среды трудящихся;
в) массовых работ – для осужденных из среды классово-враждебных элементов и опасных преступников из среды трудящихся;
г) штрафные – для осужденных, переведенных из других колоний за систематические нарушения.
     Кодекс установил единый для всех мест заключения режим отбывания наказания, предусмотревший ослабление изоляции заключенных от внешнего мира. Некоторое различие существовало лишь в сроках предоставления свиданий, получения посылок и передач.
     Этот законодательный акт представляет определенный интерес с точки зрения реализации принципов исправительно-трудовой политики в изменившихся социальных условиях, но его действие фактически прекратилось с изданием Временной инструкции по режиму содержания заключенных в исправительно-трудовых колониях НКВД СССР от 4 июля 1940 года.
     10 июля 1934 года ЦИК СССР принял Постановление о создании союзно-республиканского НКВД. В его составе образовано Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений НКВД СССР.
     Согласно этому постановлению при НКВД СССР сформировано «Особое совещание», которому предоставлены широкие права, в том числе право на применение в административном порядке ссылки, заключения в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет и высылку за пределы СССР.
     А в октябре этого же года ЦИК и СНК СССР издали Постановление «О передаче исправительно-трудовых учреждений народных комиссариатов юстиции союзных республик в ведение НКВД СССР».
     Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений НКВД СССР было переименовано в Главное управление лагерей, трудопоселений и мест заключения НКВД СССР.
     5 ноября ЦИК и СНК СССР приняли Постановление «Об особом совещании при Народном Комиссариате Внутренних Дел Союза ССР», согласно которому, ему предоставлено право применять к лицам, признанным общественно опасными лишение свободы, ссылку, высылку как внутри страны, так и за ее пределы.
     Убийство С.М.Кирова 1 декабря 1934 года в Ленинграде явилось поводом к новому витку репрессий в стране.
     В октябре-декабре 1934 года в лагеря ГУЛАГа поступило 88 917 человек. За 1934 год в лагерях ГУЛАГа умерло 26 295 заключенных.
     В системе ГУЛАГа НКВД СССР функционировало около 40 лагерей, среди которых наиболее крупными являлись:
- Соловецкий (основные виды работ – торфоразработка, лесозаготовка, звероводство);
- Беломоро-Балтийский (дорожное строительство, лесозаготовки);
- Волховский (алюминиевые заводы);
- Дмитлаг (строительство канала Москва-Волга);
- Котласский (строительство железной дороги);
- Ленский (добыча золота);
- Нарымский (лесозаготовки);
- Сахалинский (рыбная ловля);
- Байкало-Амурский (строительство железной дороги).
     По состоянию на 1 января 1935 года в системе Отдела мест заключения (в тюрьмах и колониях) НКВД СССР находилось 254 354 заключенных, из них в РСФСР – 169 505 человек.
     Функционировало 15 лагерей, в том числе:
- Дмитровлаг (строительство канала Москва-Волга) – 192 649 человек;
- Бамлаг (строительство вторых путей Забайкальской и Уссурийской железных дорог и Байкало-Амурской магистрали) – 153 547 человек;
- Беломоро-Балтийский комбинат (обустройство Беломоро-Балтийского канала) – 66 444 человека;
- Сиблаг (строительство Горно-Шорской железной дороги, добыча угля на шахтах Кузбасса, строительство Чуйского и Усинского трактов, предоставление рабочей силы Кузнецкому металлургическому комбинату, Новосиблесу и др., собственные свиносовхозы) – 61 251 человек;
- Дальлаг (строительство железной дороги Волочаевка-Комсомольск, добыча угля на рудниках «Артем» и «Райчиха», строительство Седанского водопровода и нефтехранилищ «Бензостроя», строительные работы «Дальпромстроя», «Комитета резервов», авиастройки, рыбные промыслы) – 60 147 человек;
- Свирлаг (заготовка дров и делового леса для Ленинграда) – 40 032 человека;
- Севвостлаг (трест «Дальстрой», работы на Колыме) – 36 010 человек;
- Темлаг Мордовской АССР (заготовка дров и делового леса для Москвы) – 33 048 человек;
- Среднеазиатский лагерь (Сазлаг) (предоставление рабсилы Текстильстрою, Чирчикстрою, Шахрудстрою, Хазарбахстрою, Чуйскому Новлубстрою, совхозу «Пасха-Арал», собственные хлопковые совхозы) – 26 829 человек;
- Карагандинский лагерь (Карлаг) (животноводческие совхозы) – 25 109 человек;
- Ухтпечлаг (работы Ухто-Печерского треста: добыча угля, нефти, асфальта, радия и др.) – 20 656 человек;
- Прорвлаг (позднее – Астраханлаг) (рыбная промышленность) – 10 583 человека;
- Саровский лагерь НКВД (лесозаготовки и лесопиление) – 3337 человек;
- Вайлаг (добыча цинка, свинца, платинового шпата) – 1209 человек;
- Охунлаг (дорожное строительство) – 722 человека.

 

 

 Дмитровлаг

 

 

 

     Всего в вышеназванных лагерях содержалось 731 843 заключенных. В этой статистике не учтены 9756 человек, находившихся в пути следования в эти лагеря.
     В апреле 1935 года в Москве и Московской области функционировало 30 тюрем, 8 исправительно-трудовых колоний, 9 сельскохозяйственных исправительно-трудовых колоний, 4 колонии для несовершеннолетних и областная больница мест заключения, всего 52 учреждения.
     По решению ЦК ВКП(б) и СНК СССР в системе НКВД СССР создан Отдел трудовых колоний, имевший своей задачей организацию приемников-распределителей, изоляторов и трудовых колоний для несовершеннолетних беспризорных и преступников.
     Практика работы исправительно-трудовых лагерей в первой половине 30-х годов показала, что отдельные заключенные, особенно из числа рецидивистов-профессионалов, терроризировали заключенных, совершали преступления, нарушали установленный порядок, отказывались от работы и т.д. Необходимо было принять меры по их изоляции от основной массы правонарушителей и т.д.  Также возникла необходимость и в изоляции политических заключенных.
     8 августа 1936 года постановлением ЦИК и СНК СССР «О дополнении Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик» судам областного значения и выше было предоставлено право наказывать лишением свободы в виде заключения в тюрьму за наиболее опасные преступления.
     Этим же постановлением органы НКВД управомочивались переводить в тюрьму в дисциплинарном порядке лиц, систематически нарушающих правила внутреннего распорядка в исправительно-трудовых учреждениях.
     Соответствующие дополнения были внесены в ст.ст.28 и 79 Исправительно-трудового кодекса.
     1937 год вошел в историю как год массовых репрессий, которые проводились на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 2 июля по специальной разнарядке в отношении некоторых категорий граждан и лиц, отбывавших наказание в исправительно-трудовых лагерях.
     Заключенные, подлежащие репрессии по первой категории – расстрелу, концентрировались на специальных лагерных пунктах. Условия их содержания определялись специальной инструкцией, которая утверждалась приказом по III отделу лагеря. Она предусматривала усиленную охрану заключенных. Не допускался их вывод на работу, запрещались свидания и переписка. Прогулка ограничивалась 20 минутами. Посещать лагерный пункт могли только начальник лагеря, помощник начальника III отдела и начальник охраны. По мере поступления приговоров троек они приводились в исполнение.
     30 июля 1937 года Нарком внутренних дел СССР Н.Ежов подписал приказ № 00447, предписывающий проведение в течение четырех месяцев, начиная с 5 августа во всех республиках, краях и областях операции по репрессированию бывших кулаков, казаков, служителей церкви, а также членов их семей, способных к активным действиям против Советской власти. По каждой республике, краю, области было утверждено число лиц, по решению республиканских, краевых, областных троек подвергаемых немедленному расстрелу, а также подлежащих лишению свободы на сроки от 8 до 10 лет.
     Согласно справке о работе органов НКВД СССР в 1937-1938 годах было репрессировано 1 587 030 человек, из которых расстреляны – 681 692, причем 631 398 человек – без суда.
     Уже 12 августа 1937 года СНК СССР поручил НКВД СССР в срочном порядке решить вопрос об организации семи лесных исправительно-трудовых лагерей.
     В декабре 1937 года СНК СССР принял решение о строительстве вторых железнодорожных путей Байкало-Амурской магистрали протяженностью 5 тыс. км. В зоне строительства дороги создавалось шесть новых лагерей. Огромный объем предстоящих работ потребовал создания специализированного железнодорожного строительного управления в составе ГУЛАГа НКВД СССР.
     В 1937 году Главное управление пограничной и внутренней охраны (ГУПВО НКВД) переименовано в Главное управление пограничных и внутренних войск НКВД СССР (ГУПВВ НКВД).
     Подготовка инструкций по режиму содержания для всех мест лишения свободы (лагерей, колоний, воспитательно-трудовых колоний, следственных тюрем и тюрем) началась в конце 1937 года.
     Это было вызвано тем, что изданные в предшествующие годы нормативные акты, призванные регулировать порядок исполнения наказания, уже не отвечали изменившимся социально-политическим условиям в стране, характеру карательной политики.
     В сентябре 1938 года в составе НКВД СССР образовано самостоятельное Главное тюремное управление, а 29 октября по приказу НКВД СССР Главное управление лагерей, трудпоселений и мест заключения переименовано в Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудпоселений НКВД СССР.
     По состоянию на ноябрь 1938 года ощий контингент вольнонаемных сотрудников лагерей, колоний и тюрем НКВД СССР составлял примерно 150 тыс. человек. Начсостава лагерей насчитывалось 4,5 тыс. человек, сотрудников аппарата госбезопасности – 3,5 тыс., оперативно-административных работников лагерей – 1,5 тыс., административно-хозяйственных работников лагерей – 20,5 тыс., военизированной охраны лагерей – 60 тыс.
     Руководящие и оперативно-административные работники мест заключения (тюрем и колоний) насчитывали 23,5 тыс., административно-хозяйственные – 6,5 тыс., начсостав охраны – 5 тыс. и рядовой надзирательный состав – 25 тыс. человек.
     Существенное изменение системы исправительных учреждений и лагерей произошло в 1939-1940 годах.
     На 1 января 1939 года в составе ГУЛАГа НКВД СССР функционировало 42 лагеря, в которых отбывало наказание 1 307 912 заключенных. На 1 января 1939 году отсутствовали сведения на 9283 транзитных лагерных заключенных.
     В местах лишения свободы страны содержалось 2 024 946 человек, в том числе в колониях и тюрьмах – 707 751, в лагерях 1 317 195. В спецпоселениях страны находилось 938 552 человека.
     2 февраля 1939 года СНК СССР принял Постановление «О реорганизации управления пограничными и внутренними войсками», в соответствии с которым Главное управление пограничных и внутренних войск НКВД СССР разделено на шесть главных управлений:
- Главное управление пограничных войск НКВД СССР;
- Главное управление войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений;
- Главное управление войск НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности;
- Главное управление конвойных войск НКВД СССР;
- Главное управление военного снабжения НКВД СССР;
- Главное военно-строительное управление НКВД СССР.
     В связи с созданием главных войсковых управлений была учреждена должность заместителя народного комиссара внутренних дел СССР по войскам.
     К концу 30-х годов в местах лишения свободы физическое состояние заключенных имело ярко выраженную тенденцию к ухудшению на почве недостатка питания, тяжелой работы, сурового климата, неблагоприятных бытовых условий и т.д.
     В частности, в письме Л.П.Берии В.М.Молотову отмечалось: «Существующая в ГУЛАГе НКВД СССР норма питания в 2000 калорий рассчитана на сидящего в тюрьме и не работающего человека. Практически и эта заниженная норма снабжающими организациями отпускается только на 65-70 процентов. Поэтому значительный процент лагерной рабочей силы попадает в категории слабосильных и бесполезных на производстве людей. На 1 марта 1939 года слабосильных в лагерях и колониях было 200 тыс. человек, и поэтому в целом рабочая сила используется не выше 60-65 процентов».
     27 мая 1939 года была введена в действие Инструкция «О порядке предоставления свиданий с родственниками заключенных спецтюрьмы ГУГБ НКВД СССР», согласно которой свидания предоставлялись в специально оборудованной комнате в присутствии оперативного работника спецтюрьмы. Продолжительность свидания – 30 минут. Одновременно свидание с заключенным могли иметь не более двух родственников. При нарушении правил свидания присутствующий при свидании сотрудник тюрьмы должен был предупредить нарушившего или совсем прекратить свидание.
     28 июля 1939 года приказом НКВД СССР было утверждено Положение о тюрьмах НКВД СССР для содержания подследственных.
     А 2 августа 1939 НКВД СССР введена в действие Временная инструкция о режиме содержания заключенных в исправительно-трудовых лагерях.
     Инструкция ставила перед органами НКВД следующие конкретные задачи: обеспечить надежную изоляцию преступников и добиться наиболее эффективного использования заключенных в трудовых процессах.
     Вместо Временного Устава конвойной стражи СССР 1928 года в сентябре 1939 года принят Устав службы конвойных войск (УСКВ-39).
     С 1939 года правовое положение подследственных стало регулироваться единым нормативным актом, тем не менее, учитывающим состав подследственных. В нем оговаривалось, что действие его распространяется на центральные тюрьмы ГУГБ НКВД СССР (Внутренняя, Лефортовская, Сухановская и Бутырская), внутренние тюрьмы НКВД и УНКВД республик, краев и областей.  Для этих тюрем следующие ограничения: запрещалось использовать заключенных для хозяйственного обслуживания; извещение о смерти родственникам не высылалось и трупы не выдавались.
     К 1 марта 1940 года в исправительно-трудовых лагерях и исправительно-трудовых колониях НКВД СССР насчитывалось около 107 тысяч человек охраны, из них свыше 12 тысяч – стрелки охраны, подобранные из «заслуживающих доверия» заключенных.
     На 20 марта 1940 года на территории РСФСР функционировало 265 тюрем, в них отбывало наказание 257.933 человека. На территории остальных союзных республик находилось 227 тюрем, в них отбывало наказание 180 886 человек.
     В исправительно-трудовых лагерях ГУЛАГа содержалось 1 269 785 заключенных, в том числе:
- за контрреволюционные преступления (троцкисты, зиновьевцы, правые, измена Родине, террор, диверсия, шпионаж, вредительство, руководители контрреволюционных организаций, антисоветская агитация, прочие контрреволюционные преступления, члены семей изменников Родины и другие) – 417 381;
- за особо опасные преступления против порядка управления (бандитизм, разбой, перебежчики и другие) – 46 374;
- за иные преступления против порядка управления (хулиганство, спекуляция, нарушение закона о паспортизации и другие) – 182 421;
- за расхищение соцсобственности по закону от 7 августа 1932 года – 23 549;
- за должностные и хозяйственные преступления – 96 193;
- за преступления против личности – 66 708;
- за имущественные преступления – 152 096;
- социально вредные и социально опасные элементы – 220 835;
- за воинские преступления – 11 067;
- за прочие преступления – 53 161 человек.
     Главное управление местами заключения практически с начала 20-х годов до 50-х годов ХХ века выдерживало линию на самоокупаемость мест лишения свободы.
     Еще своим циркуляром № 69 от 19 февраля 1924 года оно отменило все ранее изданные распоряжения по организации труда в местах заключения. На места было разослано Положение об управлении мест заключения по рабочей части. В целях всемерного развития работ и приближения к самоокупаемости, говорилось в Положении, рабочая часть мест заключения организуется на принципах хозрасчета.
     Ст.9 НТК 1924 года говорила о том, что каждое исправительно-трудовое учреждение должно стремиться возмещать трудом содержащихся в нем заключенных затрачиваемые на них издержки.
     ИТК 1933 года определялось, что провозглашенная Конституцией РСФСР обязанность общественно-полезного труда для всех граждан распространяется и на лишенных свободы, способных к труду. То есть был окончательно сформулирован принцип обязательности труда в местах заключения.
     В первые годы Советской власти использование заключенных на административных и хозяйственных должностях в местах лишения свободы имело вынужденный характер и рассматривалось как нарушение порядка отбывания наказания. Теперь же подобная практика была полностью узаконена.
     Ст.65 ИТК 1933 года допускала «в целях развития самодеятельности и инициативы» использование лишенных свободы из среды трудящихся, осужденных за преступления, не являющиеся тяжкими, на работах административно-хозяйственного, счетно-канцелярского, политико-воспитательного и технического характера, выполняемых низшим и средним персоналом мест лишения свободы.
     Так, по состоянию на 1 февраля 1931 года штаты управления УСЕВИТЛАГа насчитывали 542 единицы. Заключенными было укомплектовано 411 должностей (75,83%).
     Начало 30-х годов – этап развития мест заключения Советской России, - было отмечено острой конкурентной борьбой НКВД и НКЮ за контроль над системой исполнения наказания, которая закончилась к середине 30-х годов сосредоточением всех мест лишения свободы, спецпоселений и бюро исправительных работ в подчинении Народного Комиссариата внутренних дел СССР.
     В целом в период с 1924 по 1954 годы система мест лишения свободы по своей структуре во многом приблизилась к ее современному состоянию. Принцип самоокупаемости был доведен почти до абсолюта: заключенные сами себя обслуживали (включая сюда частично и управление местами заключения), окупали свое содержание, конвоировали и охраняли. Показательно, что с 1931 года предприятия исправительно-трудовых учреждений были включены в народохозяйственный план.
     К началу 40-х годов система мест заключения включала в себя: исправительно-трудовые лагеря; исправительно-трудовые колонии; тюрьмы; детские трудовые колонии; учреждения для больных заключенных. Если не считать ряда специфических мест лишения свободы периода Великой Отечественной войны, пенитенциарная система просуществовала в таком виде до 1954 года.
     С началом войны руководители ИТЛ и колоний получили от руководства ГУЛАГа и НКВД СССР ряд распоряжений, существенно ограничивавших права заключенных. Некоторые из этих ограничений носили кратковременный характер и вскоре были отменены.
     В 30-е годы ХХ века исправительная система все больше строилась на принципе трудовых отношений. Расстрелы не могли, конечно, перевоспитать осужденного, и даже громадные сроки лишения свободы, оставлявшие малую надежду на освобождение, тоже не стимулировали перевоспитание. Главной целью наказания фактически становилось лишь использование заключенных на массовых и тяжелых работах, куда затруднительно было привлечь рабочую силу на условиях обычного найма.
     В сущности в 30-х годах стала проводиться в жизнь старая идея великого утописта Томаса Мора, который полагал, что в идеальном государстве тяжелые и неприятные работы будут осуществляться энтузиастами или преступниками. В 30-х годах в нашей стране действительно господствовал трудовой энтузиазм, особенно среди молодежи. И параллельно с этим существовали многочисленные объемные стройки, использовавшие многотысячные массы заключенных для строительства рудников, добычи золота и других драгоценных металлов, лесоразработок и т.п.
     Труд заключенных, как всякий подневольный труд, был не всегда рентабельным и во всяком случае мало производительным. Но система позволяла перебрасывать большие массы людей туда, где это требовалось, создавать для них минимум условий труда и отдыха, пренебрегать тяжелыми климатическими и вообще природными условиями. Эти обстоятельства и  сыграли свою роль, когда массовые расстрелы 1937 года были заменены долгосрочным лишением свободы.
     Обе системы мест лишения свободы – лагеря ОГПУ и колонии Наркомюста – были переданы образованному в 1934 году НКВД СССР и полностью вышли из-под контроля местных Советов.
     А примерно с середины 30-х годов исправительно-трудовое законодательство и особенно практика его применения начинают ухудшаться. Фактически исправительно-трудовые кодексы, не будучи отменены, перестают применяться, подменяясь ведомственными инструкциями.
     К началу войны система мест заключения включала в себя:
- исправительно-трудовые лагеря;
- исправительно-трудовые колонии;
- тюрьмы;
- детские трудовые колонии;
- учреждения для больных заключенных.
     За исключением ряда специфических мест лишения свободы периода Великой Отечественной войны, пенитенциарная система просуществовала в таком виде до 1954 года.

  Автор: Осокина И.

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна