Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Сборник документов. 1. Гаагская Конвенция 1907 года. О законах и обычаях войны. Комментарии Юрия Веремеева. 2. Женевская Конвенция 1929 года. О содержании военнопленных.

17.01.2012 0:04      Просмотров: 10118      Комментариев: 0      Категория: Польские военнопленные. Документы.

Гаагская Конвенция 1907 года

О законах и обычаях войны

Источник информации - http://army.armor.kiev.ua/hist/gaaga.shtml

Комментарии Юрия Веремеева

  "И что ты смотришь на соломинку в глазе брата своего, а   бревна в глазе твоем не чувствуешь?
Или как скажешь брату твоему:"Дай я выну соломинку из глаза твоего"; а вот в твоем глазе бревно?
Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь как вынуть соломинку из глаза брата твоего."
Евангелие от Матфея. 7:3-5

Вместо предисловия.  В нашем историческом обороте как то вообще мало публикуются, а соответственно и мало используются   документы, носящие характер первоисточников. И это при том, что все очень любят ссылаться то на Женевские, то на Гаагские конвенции. Особенно историки демократического толка, которым не дают покоя лавры  министра пропаганды Третьего Рейха  Геббельса и которые руководствуются в своих писаниях его  постулатом "Чем чудовищнее ложь, тем охотнее толпа в нее верит".

И все же, по их мнению, он как то очень вяло и неубедительно раскрывал "антинародность сталинского режима, который задался целью погубить как можно больше лучших представителей нашего народа и проиграть войну". 

Тезис Гитлера о том, что Германия свободна от гуманного отношения к советским военнопленным потому, что СССР якобы не подписал Женевскую Конвенцию о пленных, они муссируют очень широко,   и вовсю обвиняют Сталина в том, что в уничтожении советских военнопленных немцами виноваты вовсе не гитлеровцы, а советское правительство. И расписывают этот тезис всеми цветами и эмоциями, полагая, что за их трескучими фразами, люди не разберутся в сути вопроса.

Очевидно, они считают своих читателей быдлом.

Хотя уже простое размышление говорит о том, что даже если СССР и не подписал эту Женевскую Конвенцию, то никто не запрещал немцам при желании соблюдать в отношении русских военнопленных ее принципы.

При всем этом, демократические историки, в числе которых и госпожа Е.В.Вертлицкая (Уральский государственный университет в г.Екатеринбурге) как то очень ловко умалчивают (а может в силу своей некомптентности просто не знают?), что   правила Женевской Конвенции 1929 года распространялись на всех военнопленных, вне зависимости от того, подписала их страна Конвенцию или нет. Достаточно того, что страна, подписавшая,  обязана соблюдать ее требования в отношении абсолютно всех пленных, оказавшихся в  ее власти, вне зависимости от страны происхождения. Об этом однозначно и прямо говорит ст. 82 Женевской Конвенции о пленных 1929 года.

Цитирую:

"Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах.
Если на случай войны одна из воюющих сторон, окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными для всех воюющих, конвенцию подписавших".

Германия эту конвенцию подписала,  свою подпись не отзывала, но Гитлер своим росчерком пера лишил советских военнопленных права на защиту Женевской конвенцией.

Гитлер, а не Сталин!

Впрочем, и с  пленными английскими и американскими  летчиками и коммандос Гитлер особо  не церемонился. Достаточно напомнить приказ Гитлера о расстреливании, захваченных в плен коммандос, и о факте расстрела пятидесяти британских летчиков, бежавших из плена, а также рекомендации Берлина местным организациям НСДАП   подталкивать местных жителей к линчеванию спасшихся на парашютах летчиков сбитых бомбардировщиков союзников.

Ну а тот факт, что СССР признал Женевскую Конвенцию еще в 1931 году замалчивается почти всеми и наглухо.

От автора. Кстати, отыскать сегодня полный официальный текст Женевской Конвенции о пленных 1929 года ни у российских демократических историков, ни даже у западных невозможно.

С чего бы это?

Может потому, что любой почитавший ее,   наглядно убедится, что и кичащиеся своей приверженностью  правам человека европейские державы, не слишком обременяли себя ее соблюдением?

Например, Великобритания, Франция, Голландия заставляли пленных  немцев очищать от мин поля былых сражений, что грубо нарушало и Гаагу и Женеву. В одной только Франции на разминировании в период 1945-48 годов было задействовано свыше 90 тыс. немецких военнопленных.

А вот Гаагская  Конвенция 1907 года    действительно, распространяла свои правила лишь на своих подписантов. Россия была в числе инициаторов Гаагской конвенции, и, естественно, подписала и ратифицировала ее.

Так что, господа демократические историки, самое большее, в чем вы может обвинять СССР, это в том, что после революции большевистское правительство одним махом отказалось от русских подписей под всеми конвенциями заключенными до 1918 года, в том числе и под 4-й Гаагской.

Правда  и здесь имеются свидетельства того, что  31 марта 1918 года Совет Народных Комиссаров Российской Республики сообщил Международному Красному Кресту следующее:

"...эта Конвенция, как в ее первоначальной, так и позднейших редакциях, а также и все другие международные конвенции и соглашения, касающиеся Красного Креста, признанные Россией до октября 1917 года, признаются и будут соблюдаться Российским Советским Правительством, которое сохраняет все права и преррогативы, основанные на этих конвенциях и соглашениях". (газета "Известия" №112(376) от 4 июля 1918г.).

Имеются в виду Женевская Конвенция о пленных 1864 года, 4-я Гаагская Конвенция о законах и обычаях войны и все другие конвенции этого плана.

Быть может в Германии, занятой в тот момент своими проблемами, никто не обратил внимания на заявление никем тогда в мире не признанного правительства и не счел это официальным государственным актом?

Но в 1921 году Международный Красный Крест (на активное сотрудничество  с которым постоянно ссылалась гитлеровская Германия) объявляет, что РСФСР получает право на покровительство Женевских конвенций.

Это уже заявление признанной в мире  в то время организации.  (Независимое военное обозрение №49(458) от 23 декабря 2005г.). Отмахнуться от этого заявления невозможно.

Думаю, что дальше стоит изложить текст Гагагской Конвенции 1907 года, чтобы читатель см мог ознакомиться с этим документом и делать свои собственные выводы. Хочу лишь обратить внимание читателя на то, что в этой конвенции нет   пункта, разрешающего брать заложников и уж тем более нет пункта о коллективной ответственности за деяния отдельных лиц, на что так любят ссылаться защитники гитлеровцев.

Оговорюсь, что текст взят  не из первоисточника, а из приложения к книге Л.Рендулича " Фатальные ошибки Вермахта".


4-я Гаагская Конвенция 18 октября 1907 года

О законах и обычаях войны

Перечень Договаривающихся Сторон:

Принимая во внимание, что наряду с изысканием средств к сохранению мира и предупреждению вооруженных столкновений между народами надлежит равным образом иметь в виду и тот случай, когда придется прибегнуть к оружию в силу событий, устранение которых при всем старании оказалось бы невозможным;
желая и в этом крайнем случае служить делу человеколюбия и сообразоваться с постоянно развивающимися требованиями цивилизации;
признавая, что для сего надлежит подвергнуть пересмотру общие законы и обычаи войны как в целях более точного их определения, так и для того, чтобы ввести в них известные ограничения, которые, насколько возможно, смягчили бы их суровость;
признали необходимым восполнить и по некоторым пунктам сделать более точными труды Первой Конференции Мира, которая, одушевляясь по примеру Брюссельской Конференции 1874 года этими началами мудрой и великодушной предусмотрительности, приняла постановления, имеющие предметом определить и установить обычаи сухопутной войны.

Постановления эти, внушенные желанием уменьшить бедствия войны, насколько позволят военные требования, предназначаются, согласно видам Высоких Договаривающихся Сторон, служить общим руководством для поведения воюющих в их отношениях друг к другу и к населению.

В настоящее время оказалось, однако, невозможным прийти к соглашению относительно постановлений, которые обнимали бы все возникающие на деле случаи.

С другой стороны, в намерения Высоких Договаривающихся Держав не могло входить, чтобы непредвиденные случаи, за отсутствием письменных постановлений, были предоставлены на произвольное усмотрение военноначальствующих.

Впредь до того времени, когда представится возможность издать более полный свод законов войны, Высокие Договаривающиеся Стороны считают уместным засвидетельствовать, что в случаях, не предусмотренных принятыми ими постановлениями, население и воюющие остаются под охраною и действием начал международного права, поскольку они вытекают из установившихся между образованными народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания.

Они объявляют, что именно в таком смысле должны быть понимаемы, в частности, статьи 1 и 2 принятого ими Положения.

Высокие Договаривающиеся Стороны, желая заключить для сего Конвенцию, назначили своими уполномоченными:

(перечень уполномоченных),

каковые по представлении своих полномочий, признанных составленными в надлежащей и законной форме, согласились о нижеследующем.

Статья 1

Договаривающиеся Державы дадут своим сухопутным войскам наказ, согласный с приложенным к настоящей Конвенции Положением о законах и обычаях сухопутной войны.

Статья 2

Постановления упомянутого в статье 1 Положения, а равно настоящей Конвенции обязательны лишь для Договаривающихся Держав и только в случае, если все воюющие участвуют в Конвенции.

От автора. Вот эта именно статья как раз и оговаривает, что положения Гаагской Конвенции касаются лишь стран, подписавших ее. Из нее следует, что в отношении государств, не подписавших Ковенцию, ее правила не действуют. А вот Женевские Конвенции 1929 года и 1949 года оговаривают, что государства подписанты обязаны руководствоваться Конвенцией во всех случаях и в отношении всех стран. Получается по смыслу Женевы, что Сталин ( если СССР не подписал) мог издеваться над немецкими пленными, а  Гитлер над советскими нет. Но в действительности все было наоборот.

Статья 3 

Воюющая Сторона, которая нарушит постановления сказанного Положения, должна будет возместить убытки, если к тому есть основание. Она будет ответственна за все действия, совершенные лицами, входящими в состав ее военных сил.

Статья 4

Настоящая Конвенция, надлежащим образом ратифицированная, заменит в отношениях между Договаривающимися Державами Конвенцию 29 июля 1899 года о законах и обычаях сухопутной войны. Конвенция 1899 года остается в силе в отношениях между Державами, которые ее подписали и которые не ратифицируют равным образом и настоящей Конвенции.

Статья 5

Настоящая Конвенция будет ратифицирована в возможно скором времени. Ратификации будут сданы на хранение в Гаагу. О первой сдаче на хранение ратификаций составляется протокол, подписываемый Представителями Держав, которые в этом участвуют, и Нидерландским Министром Иностранных Дел. Последующие сдачи на хранение ратификаций совершаются посредством письменных оповещений, направляемых Нидерландскому Правительству и сопровождаемых актами ратификации. Засвидетельствованная копия с протокола о первой сдаче на хранение ратификаций с оповещений, упомянутых в предшествующей части статьи, а равно с актов ратификаций немедленно передается при посредстве Нидерландского Министра Иностранных Дел и дипломатическим путем Державам, приглашенным на Вторую Конференцию Мира, а равно другим Державам, присоединившимся к Конвенции. В случаях, указанных в предшествующей части статьи, сказанное Правительство сообщает им в то же время день, в который оно получило оповещение.

Статья 6

Державам, настоящую Конвенцию не подписавшим, предоставляется право присоединиться к ней. Держава, которая желает присоединиться, письменно извещает о своем намерении Нидерландское Прави­тельство, передавая ему акт присоединения, который будет храниться в архиве сказанного Правительства. Это Правительство немедленно передает всем другим Державам, приглашенным на Вторую Конференцию Мира, засвидетельствованную копию оповещения, а равно акта присоединения, указывая день, когда оно по­лучило оповещение.

От автора. В статьях 5 и 6  Гааги оговаривается процедура, без которой подпись или иные заявления государстве не признаются другими странами.
В Женевских же Конвенциях 1929 и 1949 года процедура не оговорена. Отсюда следует, что любая форма присоединения государства к Конвенции будет признаваема всеми остальными странами.

Статья 7

Настоящая Конвенция вступит в силу в отношении Держав, участвовавших в первой сдаче на хранение ратификации, шестьдесят дней спустя после дня протокола этой сдачи, а в отношении Держав, которые ратифицируют позднее или присоединятся, шестьдесят дней после того, как оповещение о их ратификации или о их присоединении будет получено Нидерландским Правительством.

Статья 8

В случае если бы одна из Договаривающихся Держав пожелала отказаться от настоящей Конвенции, об этом отказе письменно оповещается Нидерландское Правительство, которое немедленно сообщает засвидетельствованную копию оповещения всем другим Державам, уведомляя их о дне, когда оно его получило. Этот отказ будет действительным лишь в отношении Державы, сделавшей о нем оповещение, и лишь год спустя после того, как оповещение было получено Нидерландским Правительством.

 

Статья 9

Список, составляемый в Нидерландском Министерстве Иностранных Дел, будет заключать указание дня сдачи на хранение ратификации, произведенной согласно статье 5, части 3 и 4, а равно дней, в которые будут получены оповещения о присоединении (статья 6 часть 2) и об отказе (статья 8, часть 1).
Каждая Договаривающаяся Держава может знакомиться с этим списком и просить о выдаче засвидетельствованных копий.

В удостоверение сего уполномоченные подписали настоящую Конвенцию.

Учинено в Гааге восемнадцатого октября тысяча девятьсот седьмого года в одном экземпляре, который будет храниться в архиве Нидерландского Правительства м засвидетельствованные копии коего будут сообщены дипломатическим путем Державам, приглашенным на Вторую Конференцию Мира.

 

ПОЛОЖЕНИЕ О ЗАКОНАХ И ОБЫЧАЯХ СУХОПУТНОЙ ВОЙНЫ

Отдел I

О воюющих

Глава I

О том, кто признается воюющим

Статья 1

Военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:
1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;
2) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;
3) открыто носят оружие и
4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в ее состав, понимаются под наименованием армии.

От автора. Немецкие мемуаристы и историки, не признают  партизан как комбатантов, а полагают уголовными преступниками на том основании, что последние якобы  повсеместно не выполняли пункт 2 этой статьи. Так и пишут "Красные звезды или ленточки на головных уборах было возможно различить с расстояния не более 30 метров. Это было явно недостаточно, чтобы определить вооруженного человека как   законного члена ополчения или добровольческого отряда".

Так,  расплывчатостью  формулировки "... явственно видимый издали отличительный знак" немецкие историки пытаются оправдать гитлеровские репрессии в отношении местного населения. Стоит ли считать это оправдание убедительным, если за 30 метров трудно даже различить, что человек несет на плече - винтовку или грабли, не то, что знак на головном уборе. Тем более, что расстреливали партизан вместо   отправки  в лагерь военнопленых, когда он был у них в руках и уж тут не увидеть звездочки или ленточки было просто невозможно.

Но удивительно не это. В конце концов немцы пытаются выгородить своих военных преступников, снять ответственность со своего  Вермахта за репрессии.

Удивительно то, что современные российские демократические историки принимают этот тезис на ура. У них все, что служит опорочиванию России и оправданию гитлеровцев, признается за истину, а что не годится для этого, отметается в сторону, даже и пункты конвенций.

Увы, вирус национального предательства не умер на виселице вместе с генералом Власовым.

Статья 2

Население незанятой территории, которое при приближении неприятеля добровольно возьмется за оружие для борьбы с вторгающимися войсками и которое не имело времени устроиться, согласно статье 1 будет признаваться в качестве воюющего, если будет открыто носить оружие и будет соблюдать законы и обычаи войны.

От автора. Интересная статья. Получается, что если партизанский отряд сформирован до момента оккупации, то пункт 2 статьи 1 для таких партизан необязателен, т.е. они не обязано носить "...определенный и явственно видимый издали отличительный знак".  Следовательно, прежде чем расстрелять как бандита, человека, схваченного с оружием в руках, немцы, согласно Гаагской Конвенции, были обязаны установить, что этот человек взялся за оружие до занятия немцами данной территории.

Но немецкие военнослужащие руководствовались отнюдь не Гаагской Конвенцией, а гитлеровской директивой "Об  военной подсудности в районе Барбаросса" от 13.5.1941г. Поэтому любые ссылки немецких и пронемецких историков на   Гаагу, обвиняющих партизан в коварстве и несоблюдении международных норм   несостоятельны.

Статья 3

Вооруженные силы воюющих сторон могут состоять из сражающихся и не сражающихся. В случае захвата неприятелем как те, так и другие пользуются правами военнопленных.

Глава II

О военнопленных

Статья 4

Военнопленные находятся во власти неприятельского Правительства, а не отдельных лиц или отрядов, взявших их в плен. С ними надлежит обращаться человеколюбиво. Все, что принадлежит им лично, за исключением оружия, лошадей и военных бумаг, остается их собственностью.

Статья 5

Военнопленные могут быть подвергнуты водворению в городе, крепости, лагере или каком-либо другом месте с обязательством не удаляться за известные определенные границы; но собственно заключение может быть применено к ним лишь как необходимая мера безопасности и исключительно пока существуют обстоятельства, вызывающие эту меру.

От автора. Любопытно в этом плане   распоряжение министра внутренних дел СССР №744 от 28 ноября 1949 года. Цитирую:

"В декабре 1949 года должна закончиться репатриация всех военнопленных германской, японской и др. армий...В целях сбора полных данных о всех военнопленных..., в том числе и одиночек, находящихся в бегах, на излечении в различных больницах, работающих в фабрично-заводских предприятиях, МТС, совхозах, колхозах и др. Обязываю вас...".

Достаточно очевидно, что во в сяком случае, после окончания войны немецкие пленные пользовались относительной свободой. Под конвоем находились только те, кто совершил военные преступления и был осужден. Говорить о том, что после 1949 года СССР продолжал удерживать пленных безосновательно. Можно говорить, что некоторые  солдаты и офицеры Вермахта совершали преступления вынужденно,  выполняя преступные приказы своего командования. Но это лишь смягчает вину, но не исключает ее. Соотвественно и сроки заключения были различны, солдатам поменьше, генералам побольше. В этом плане освобождение  фельдмаршала Паулюса, совершившего массу преступлений в СССР, лишь в 1953 году выглядит как очень большая гуманность советского правительства.

Статья 6

Государство может привлекать военнопленных к работам сообразно с их чином и способностями, за исключением офицеров. Работы эти не должны быть слишком обременительными и не должны иметь никакого отношения к военным действиям. Военнопленным может быть разрешено работать на государственные установления, за счет частных лиц или лично от себя.
Работы, производимые для Государства, оплачиваются по расчету цен, существующему для чинов местной армии, за исполнение тех же работ, а если такого расчета нет, то по ценам, соответственным произведенным работам.
Если работы производятся на государственные установления или за счет частных лиц, то условия их определяются по соглашению с военной властью. Заработок пленных назначается на улучшение их положения, а остаток выдается им при освобождении, за вычетом расходов по их содержанию.

От автора. То есть пленный за работу должен получать столько же, сколько платят своим военнослужащим. Из него можно вычитать лишь стоимость  содержания пленного. Офицеров нельзя заставлять работать.

Статья 7

Содержание военнопленных возлагается на Правительство, во власти которого они находятся.
Если между воюющими не заключено особого соглашения, то военнопленные пользуются такой же пищей, помещением и одеждой, как войска Правительства, взявшего их в плен.

От автора. Конечно, создатели Конвенции тут размахнулись очень широко. Находиться в плену, то есть в полной безопасности, когда   вражеские солдаты ежечасно рискуют жизнями на фронте,  и при этом получать  точно такой же  армейский паек, обмундирование, теплые уютные казармы это великолепно. Не тогда ли родилась солдатская поговорка "Скорей бы война да в плен сдаться". Вполне естественно, что в последующих Женевских конвенциях пленным гарантировалось лишь достаточное питание и приемлемое содержание.

Статья 8

Военнопленные подчиняются законам, уставам и распоряжениям, действующим в армии Государства, во власти коего они находятся. Всякое неповиновение с их стороны дает право на применение к ним необходимых мер строгости.
Лица, бежавшие из плена и задержанные ранее, чем успеют присоединиться к своей армии, или ранее, чем покинут территорию, занятую армией, взявшей их в плен, подлежат дисциплинарным взысканиям.
Военнопленные, удачно совершившие побег и вновь взятые в плен, не подлежат никакому взысканию за свой прежний побег.

От автора.  Взыскание за побег позднее был признано неправомерным. В Женевских конвенциях что 1929, что 1949 года право пленного на побег оговаривалось особо. Никаким взысканиям за побег он теперь подвергаться не мог.  Вермахт, в чьем ведении находились военнопленные, сознательно пренебрег Женевской Конвенцией 1929 года и расстрелял (Вермахт, а не СС или гестапо!) бежавших пятьдесят пленных английских летчиков.

Статья 9

Каждый военнопленный обязан на поставленный ему вопрос объявить свое настоящее имя и чин, и в случае нарушения этого  правила он подвергается ограничению тех преимуществ, которые предоставлены военнопленным его разряда.

От автора.  Современные директивные документы многих стран  разрешают своим   военнослужащим, попавших в плен, назвать свой чин, имя,  личный номер и номер своей части. Это необходимо для того, чтобы человек не исчез бесследно в круговерти войны. По идее списки пленных государство передает в Красный Крест. Однако, сегодня считается личным правом каждого человека назваться настоящим или вымышленным именем. Никаких репрессий за недостоверность личных сведений не допускается.

Статья 10

Военнопленные могут быть освобождаемы на честное слово, если это разрешается законами их страны, и в таком случае обязаны с ручательством личною своей честью добросовестно исполнить принятые ими на себя обязательства как в отношении собственного Правительства, так и Правительства, взявшего их в плен.
В этом случае их собственное Правительство обязывается ни требовать, ни принимать от них никаких услуг, противных данному ими слову.

От автора.  Освобождение под честное слово, пожалуй, в последний раз применялось японцами в отношении русских солдат и офицеров, попавших в плен после падения крепости Порт-Артур в 1905 году, еще до появления Гаагской Конвенции. Эта норма была рудиментом прошлых войн, когда из-за малочисленности армий пленных было просто некому охранять. Вот и отпускали пленных под честное слово, а в случае повторного задержания на поле боя его, не мудрствуя лукаво, просто вешали на ближайшем дереве.

Иногда эту норму историки преподносят как доказательство того, что в старые времена войны велись рыцарски, по правилам и гуманно. Опасное заблуждение!  Отпускали пленных исключительно из меркантильных соображений - чтобы они не были обузой. Пленного в лагере надо кормить, обеспечивать ему жилье, одежду. Зачем? Обезоружили, взяли честное слово и отпустили на все четыре стороны. Хотя, едва ли это было гуманее, чем держать в лагере. Освобожденный пленный сам должен был добывать себе пропитание, ночлег, добираться пешком в свою страну, шагая через чужие страны, где его не защищал никакой закон.

"Во Францию три гренадера из руского плена плелись" - старая песня. Сколько их в 1812 году сгинуло бесследно, сколько так навсегда и осталось жить по русским селам, городам, барским усадьбам.

Статья 11

Военнопленный не может быть принуждаем к освобождению на честное слово; равно и неприятельское Правительство не обязано давать согласие на просьбу пленного об освобождении его на честное слово.

Статья 12

Каждый военнопленный, отпущенный на честное слово и затем вновь взятый в действиях с оружием в руках против того Правительства, перед коим он обязался честью, или против союзников последнего, теряет права, предоставленные военнопленным, и может быть предан суду.

Статья 13

Лица, сопровождающие армию, но не принадлежащие собственно к ее составу, как-то: газетные корреспонденты и репортеры, маркитанты, поставщики, в том случае, когда будут захвачены неприятелем и когда последний сочтет полезным задержать их, пользуются правами военнопленных, если только имеют удостоверение от военной власти той армии, которую они сопровождали.

Статья 14

С открытием военных действий в каждом из воюющих Государств, а также и в нейтральных Государствах в том случае, если они приняли на свою территорию воюющих, учреждается справочное бюро о военнопленных. Бюро это, имеющее назначением давать ответы на все запросы, касающиеся военнопленных, получает от различных подлежащих учреждений все сведения относительно водворения и перемещения, освобождения на честное слово, обмена, побегов, поступления в госпиталь, смерти, а равно другие сведения, требуемые для составления и своевременного исправления именной карточки о каждом военнопленном. Бюро обязано заносить на нее номер, имя и фамилию, возраст, место происхождения, чин, войсковую часть, день и место взятия в плен, водворения, получения ран и смерти, а равно все особые замечания. Именная карточка передается Правительству другого воюющего после заключения мира.
Справочное бюро обязано равным образом собирать и хранить в одном месте, а также пересылать по принадлежности все вещи, служащие для личного пользова­ния, ценности, письма и проч., которые будут найдены на поле битвы или останутся после пленных, освобожденных на честное слово, обмененных, бежавших или умерших в госпиталях и полевых лазаретах.

От автора.  Сложный пункт Конвенции. В том или ином варианте он присутствует и в обеих Женевских Конвенциях. Со дня  зарождения Международного Красного Крест эта миссия была возложена на  эту организацию. И для всех правительств его выполнение не очень желательно. Так, противная сторона через сведения о пленных получает точную информацию о своих солдатах и офицерах, находящихся в плену, что  позволяет предпринимать репрессивные меры против членов их семей, чем грешил не только Советский союз, но и Германия. Во-вторых, затрудняется склонение к сотрудничеству пленных с властями их пленившей страны. В третьих, повышается отвественность за сохранение жизни пленных, что весьма затруднительно в голодное военное время. С другой стороны через переписку пленных со своей родиной открывается канал передачи информации как военного характера, так и о действительном положении пленных. Ведь не секрет, что для поддержания воли своих солдат к сопротивлению   власти любой страны склонны рассказывать им об ужасах вражеского плена.

Статья 15

Общества для оказания помощи военнопленным, надлежаще учрежденные по законам их страны и имеющие задачей быть посредниками в делах благотворения, а также и их законно уполномоченные агенты для наиболее успешного выполнения своей человеколюбивой деятельности будут пользоваться всеми облегчениями со стороны воюющих в пределах, обусловленных военными требованиями и административными порядками.
Уполномоченные этих обществ допускаются для раздачи пособий в места водворения пленных, равно как и на пункты остановок военнопленных, возвращаемых на родину, под условием предъявления именного разрешения, выданного военною властью, и дачи пис­менного обязательства подчиняться всем ее распоряжениям, касающимся порядка и безопасности.

 Статья 16

Справочные бюро освобождаются от уплаты весового сбора. Письма, переводы, денежные суммы, равно как и почтовые посылки, адресуемые военнопленным или ими отправляемые, освобождаются от всех почто­ых сборов как в странах отправления и назначения, так и в промежуточных странах.
Пожертвования и вспомоществование вещами, посылаемые для военнопленных, освобождаются от всех таможенных и других сборов, равно как от провозной платы по железным дорогам, состоящим в казенном управлении.

Статья 17

Военнопленные офицеры получают оклад, на который имеют право офицеры того же ранга страны, где они задержаны, под условием возмещения такового расхода их Правительством.

От автора.  Как и ст. 7 эта статья носит рудиментарный характер. Думается, что для пленного офицера вполне достаточно нормального питания и удовлетворительных бытовых условий. Пусть уж лучше его оклад свои власти отдают его семье, которую он лишился возможности обеспечивать, попав в плен. Да и вина за плен на офицере всегда куда выше, чем на рядовом солдате. Не стоит давать ему такую привелегию.

Статья 18

Военнопленным предоставляется полная свобода отправления религиозных обрядов, не исключая и присутствия на церковных, по их обрядам, богослужениях, под единственным условием соблюдения предписанных военною властью мер порядка и безопасности.

От автора.  Немецкие военные священики, хотя и считались у нас такими же военнопленными, что и остальные военнослужащие Вермахта, поскольку носили военную форму, являлись военными чиновниками и числились в списках немецких полков, однако пользовались значительной свободой. Во всяком случае они свободно могли перезжать из лагеря в лагерь (хотя и под конвоем), вести личные беседы с пленными наедине, проводить религиозные мероприятия и тем поддерживать морально своих соплеменников. Что то подобного в отношении политкомиссаров о стороны немцев мы не наблюдаем, хотя в известной мере они выполняли в Красной Армии те же задачи. Наоборот, германское командование делало все,чтобы морально раздавить пленных красноармейцев. И после этого у кого то поворачивается язык упрекать СССР в ненадлежащем исполнении основных  обычаев войны?

Статья 19 

Духовные завещания военнопленных принимаются на хранение и составляются на тех же основаниях, как и завещания военнослужащих местной армии. Те же правила соблюдаются относительно свидетельств о смерти, равно как и относительно погребения военнопленных, причем принимаются во внимание их чин и звание.

Статья 20

По заключении мира отсылка военнопленных на родину должна быть произведена в возможно близкий срок.

От автора.  Это один из пунктов,  в невыполнении которого нас постоянно упрекал Запад. Хотя, если разобраться, то пленных Советский Союз отпустил к концу 1949 года. Англия, Франция и другие европейские страны немногим раньше. До 1955 года мы удерживали лишь тех, кто был осужден за военные преступления. И не вина СССР в том, что на нашей территории немецкий солдат вел себя гораздо разнузданней, нежели в той же Франции или Голландии. Директивой "О военной подсудности в районе Барбаросса" немецкие   военнослужащие освобождались от какой либо отвественности за преступления против советских граждан, их жилья и имущества. Эта директива поощряла бандитизм и разбой немецких солдат на територии Советского Союза. Они же сами в мемуарах пишут, что это оттолкнуло от немцев даже тех, кто приход в 1941 Вермахта встретил доброжелательно.
Стоит ли удивляться, что многим из  германских военнослужащих  был предъявлен счет. Так что, освобождение их в 1955-56 годах, особенно для тех, у кого срок отбытия наказания заканчивался в 1965-70 годах, для них великая милость.

 

Глава III

О больных и раненых

Статья 21

Обязанности воюющих Сторон, относящиеся к уходу за больными и ранеными, определяются Женевскою конвенциею.

От автора.   Имеется в виду Женевская Конвенция 1864 года  "Об облегчении участи раненых и больных".

 

ОТДЕЛ II

О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

Глава I

О средствах нанесения вреда неприятелю об осадах и бомбардировках

Статья 22

Воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю.

Статья 23

Кроме ограничений, установленных особыми соглашениями, воспрещается:

а) употреблять яд или отравленное оружие;

б) предательски убивать или ранить лиц, принадлежащих к населению или войскам неприятеля;

в) убивать или ранить неприятеля, который, положив оружие или не имея более средств защищаться, безусловно сдался;

г) объявлять, что никому не будет дано пощады;

д) употреблять оружие, снаряды или вещества, способные причинять излишние страдания;

е) незаконно пользоваться парламентерским или национальным флагом, военными знаками и форменной „ одеждой неприятеля, равно как и отличительными знаками, установленными Женевскою конвенциею;

ж) истреблять или захватывать неприятельскую собственность, кроме случаев, когда подобное истребление или захват настоятельно вызывается военною необходимостью;

з) объявлять потерявшими силу, приостановленными или лишенными судебной защиты права и требования подданных противной стороны.

Равным образом воюющему запрещено принуждать подданных противной стороны принимать участие в военных действиях, направленных против их страны, даже в том случае, если они были на его службе до начала войны.

От автора.  Эта статья Гааги всегда вызывала наибольшие споры и взаимные обвинения. Едва ли найдется государство, которое в любой из войн безукоризненно следовало бы этой статье. Собственно, если придерживаться этих требований, то воевать просто-напросто невозможно. Любой из пунктов этой статьи можно толковать очень расширительно.

Да и что, скажем означает пункт "д" ? По моему, любой тип снаряда причиняет человеку страдания. Какая то людоедская арифметика получается - этот снаряд причиняет приемлемые страдания, а вот этот чрезмерные.

Думается, что достаточно четко и всеобъемлюще было бы написать "не допускаются средства и виды оружия не диктующиеся чисто военной необходимостью". Например, вполне допустимо разрушать артиллерийским огнем населенный пункт, превращенный неприятелем в оборонительный пункт, но нельзя стрелять по населеному пункту, оставленному врагом".

Статья 24

Военные хитрости и употребления способов, необходимых к получению сведений о неприятеле и о местности, признаются дозволенными.

Статья 25

Воспрещается атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения.

От автора.  Удивительна скромность российских демократических историков и публицистов, когда речь заходит о том, как вели себя наши очень гуманные человеколюбивые союзнички в воздушной войне против Германии. Изыскивая любые самые малые зацепки, чтобы обвинить свою собственную страну в античеловечности и антигуманности, они в упор не хотят видеть как англо-американская авиация превращала в руины жилые кварталы немецких городов, вовсе не заботясь о том, чтобы разрушать военные заводы. Достаточно вспомнить бомбардировку Дрездена в ночь на 14 февраля 1945 года. Точкой прицеливания был выбран городской стадион, но не заводы "Цейс-Икон", "Заксенверк", или эсэсовские казармы. Ни одного военного объекта во всей полосе сброса бомб. Только жилые кварталы.
Что то я ни разу не встречал упреков наших демократических историков в адрес Черчилля или Рузвельта по подобным поводам, хотя статья 25 Гааги прямо запрещает делать это.

Статья 26

Начальник нападающих войск ранее, чем приступить к бомбардированию, за исключением случаев атаки открытою силою, должен сделать все от него зависящее для предупреждения о сем властей.

Статья 27 

При осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники, госпитали и места, где собраны больные и раненые, под условием, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям. Осаждаемые обязаны обозначить эти здания и места особыми видимыми знаками, о которых осаждающие должны быть заранее поставлены в известность.

От автора.  Знаменитый кельнский собор, павший под американскими бомбами, не был храмом? Или он использовался гитлеровцами в военных целях? Что, с колокольни собора кто-то   палил из Вальтера по бомбардировщикам союзников?

Статья 28

Воспрещается отдавать на разграбление город или местность, даже взятые приступом.

От автора. До Гаагской Конвенции 1907 года грабеж захваченного насленного пункта являлся законным актом войны. Так сказать, материальным поощрением солдатам за победу. На грабеж отводилось определенное время (сутки-трое). Соответствующими нормативными документами определялось что можно грабить, у кого и как. Обычно  из числа того, чем можно завладеть исключались порох, пушки, ружья, знамена, бумаги. Это отдавалось в собственность короны.
Да и в последующих войнах положение мало изменилось. Только делали это теперь более скрытно. Все захваченое объявлось реквизицией, контрибуцией и  объявлялось   собственностью победившей армии. Затем часть награбленного раздавалось в виде поощрения офицерам и солдатам, но уже как законные материальные средства победителей.

Так было и во Вторую Мировую войну. Сначала доблестные рыцари Вермахта отправляли из покоренных русских земель в фатерланд одежду, мебель, сахар,  водку, консервы, масло, иконы, картины и скульптуры. Потом наоборот.

И  ворвашиеся в Ирак в ходе последней войны янки наперебой грабили багдадские музеи, предприятия, банки, офисы и частные дома, вывозя экспонаты, телевизоры, золото, холодильники, старинную восточную мебель, произведения искусства.

Так что конвенции сами по себе, а извечные законы войны сами по себе и пересекаются они только на страницах прессы, да и то только как элемент психологической войны, основной задачей которой явлются с одной стороны представить противника исчадием ада, а свои войска ангелами небесными.

Глава II

О лазутчиках

Статья 29

Лазутчиком может быть признаваемо только такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирает или старается собрать сведения в районе действий одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне.
Так, не считаются лазутчиками военные чины, которые в форме проникнут для собирания сведений в район действия неприятельской армии.
Равно не считаются лазутчиками те военного и не военного звания лица, открыто исполняющие свои обязанности, которым поручена передача депеш по назначению в их собственную либо в неприятельскую армию. К этому же разряду принадлежат и лица, посылаемые на воздушных шарах для передачи депеш или вообще для поддержания со­общений между различными частями армии или территории.

От автора.  Из этой статьи следует, что разведку можно вести лишь будучи одетым в свою военную форму. Ну а как соотнести это с действиями  разведчиков немецкого полка "Бранденбург-800", которые занимались разведывательно-диверсионной деятельностью будучи одетыми во вражескую форму и выдавая себя за военослужащих страны, против которой они сражаются. Я имею в виду не только СССР, но и Польшу, Францию, Норвегию. И наоборот, гитлеровцы преспокойно расстеливали тех же английских коммандос, которые действовали в немецком тылу в своей английской униформе.
Т.е. мы еще раз видим, что конвенции сами по себе, а война сама по себе.

Статья 30

Лазутчик, пойманный на месте, не может быть наказан без предварительного суда.

Статья 31

Лазутчик, возвратившийся в свою армию и впоследствии взятый неприятелем, признается военнопленным и не подлежит никакой ответственности за прежние свои действия как лазутчик.

Глава III

О парламентерах

Статья 32

Парламентером считается лицо, уполномоченное одной из воюющих Сторон вступить в переговоры с другою и являющееся с белым флагом. Как сам парламентер, так и сопровождающие его трубач, горнист или барабанщик, лицо, несущее флаг, и переводчик пользуются правом неприкосновенности.

Статья 33

Начальник войск, к которому послан парламентер, не обязан принять его при всяких обстоятельствах. Он может принять все необходимые меры, дабы воспрепятствовать парламентеру воспользоваться возложенным на него поручением для собирания сведений. Он имеет право в случае злоупотреблений со стороны парламентера временно его задержать.

Статья 34

Парламентер теряет право на неприкосновенность, если будет положительным и несомненным образом доказано, что он воспользовался своим привилегированным положением для подговора к измене или для ее совершения.

От автора.  В общем то можно признать, что эта глава Конвенции более или менее соблюдалась всеми воюющими сторонами во время второй мировой войны. Имели место эксцессы вроде убийства советского парламентера капитана Остапенко в Будапеште в 1945г. Но мы имеем примеры приличного отношения к парламентерам и со стороны гитлеровцев. Я имею в виду советских парламентеров в Сталинграде  зимой 1943 года, и тех и других в Берлине в  начале мая 1945. И опять таки соблюдение этой главы диктовалось не стремлением соблюдать требования Гааги, а сооображениями собственного выживания тех, кому предлагается капитуляция.

Глава IV

О капитуляциях

Статья 35

При заключении между Договаривающимися Сторонами капитуляций должны быть принимаемы во внимание правила воинской чести. Заключенные капитуляции должны быть в точности соблюдаемы обеими Сторонами.

Глава V

О перемирии

Статья 36

Перемирие приостанавливает военные действия по взаимному соглашению воюющих Сторон. Если срок перемирия не был установлен, то воюющие могут во всякое время возобновить военные действия, с тем, однако, чтобы неприятель был предупрежден об этом заблаговременно согласно условиям перемирия.

Статья 37

Перемирие может быть общим или местным. Первое приостанавливает повсюду военные действия между воюющими Государствами; второе - только между известными частями воюющих армий и на определенном пространстве.

Статья 38

Подлежащие власти и войска должны быть официальным образом и своевременно извещены о перемирии. Военные действия приостанавливаются или немедленно по объявлении перемирия, или же в условлен­ный срок.

Статья 39

От Договаривающихся Сторон зависит определить в условиях перемирия, какие отношения к населению и между Сторонами могут иметь место на театре войны.

Статья 40

Всякое существенное нарушение перемирия одною из Сторон дает право другой отказаться от него и даже, в крайнем случае, немедленно возобновить военные действия.

Статья 41

Нарушение условий перемирия отдельными лицами, действующими по собственному почину, дает только право требовать наказания виновных и вознаграждения за понесенные потери, если бы таковые случились.

 

ОТДЕЛ III

О ВОЕННОЙ ВЛАСТИ НА ТЕРРИТОРИИ НЕПРИЯТЕЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА

Статья 42

Территория признается занятою, если она действительно находится во власти неприятельской армии. Занятие распространяется лишь на те области, где эта власть установлена и в состоянии проявлять свою деятельность.

Статья 43

С фактическим переходом власти из рук законного Правительства к занявшему территорию неприятелю последний обязан принять все зависящие от него меры к тому, чтобы, насколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы, буде к тому не встретится неодолимого препятствия.

От автора. Ну и как согласуются  с этой статьей действия Вермахта на оккупированных советских территориях? Впрочем, уважать в  оккупированной Красной армией и союзниками Германии нацистские законы тоже было невозможно.

Cтатья 44

Воюющему воспрещается принуждать население занятой области давать сведения об армии другого воюющего или о его средствах обороны.

Cтатья 45

Воспрещается принуждать население занятой области к присяге на верность неприятельской Державе.

Cтатья 46 

Честь и права семейные, жизнь отдельных лиц и частная собственность, равно как и религиозные убеждения и отправление обрядов веры, должны быть уважаемы. Частная собственность не подлежит конфискации.

Cтатья 47

Грабеж безусловно воспрещается.

Cтатья 48

Если неприятель взимает в занятой им области установленные в пользу Государства налоги, пошлины и денежные сборы, то он обязан делать это, по возможности сообразуясь с существующими правилами обложения и раскладки их, причем на него ложится проистекающая из сего обязанность нести расходы по управлению занятой областью в размерах, в каких обязывалось к сему законное Правительство.

Cтатья 49

Взимание неприятелем в занятой им области других денежных сборов, сверх упомянутых в предыдущей статье, допускается только на нужды армии или управления этой областью.

Статья 50

Никакое общее взыскание, денежное или иное, не может быть налагаемо на все население за те деяния единичных лиц, в коих не может быть усмотрено солидарной ответственности населения.

Статья 51

Никакая контрибуция не должна быть взимаема иначе как на основании письменного распоряжения и под ответственностью начальствующего генерала. Сбор оной должен по возможности производиться согласно правилам обложения и раскладки существующих налогов. По каждой контрибуции плательщикам должна выдаваться расписка.

Статья 52

Реквизиции натурой и повинности могут быть требуемы от общин и жителей лишь для нужд занявшей область армии. Они должны соответствовать средствам страны и быть такого рода, чтобы они не налагали на население обязанности принимать участие в военных действиях против своего отечества. Эти реквизиции и повинности могут быть требуемы лишь с разрешения военачальника занятой местности.
Натуральные повинности должны быть по возможности оплачиваемы наличными деньгами; в противном случае они удостоверяются расписками и уплата должных сумм будет произведена возможно скорее.

Статья 53

Армия, занимающая область, может завладеть только деньгами, фондами и долговыми требованиями, составляющими собственность Государства, складами оружия, перевозочными средствами, магазинами и запасами провианта и вообще всей движимой собственностью Государства, могущей служить для военных действий.
Все средства, приспособленные для передачи сведений на суше, на море и по воздуху, для перевозки лиц и вещей, за исключением случаев, подлежащих действию морского права, склады оружия и вообще всякого рода боевые припасы, даже если они принадлежат частным лицам, также могут быть захвачены, но подлежат возврату с возмещением убытков по заключении мира.

Статья 54

Подводные кабели, соединяющие занятую территорию с территорией нейтральной, захватываются или уничтожаются лишь в случаях крайней необходимости. Они должны быть равным образом возвраще­ны, а возмещение убытков производится по заключе­нии мира.

Статья 55

Государство, занявшее область, должно признавать за собою лишь права управления и пользовладения по отношению к находящимся в ней и принадлежащим неприятельскому Государству общественным зданиям, недвижимостям, лесам и сельскохозяйственным угодьям. Оно обязано сохранять основную ценность этих видов собственности и управлять ими согласно правилам пользовладения.

Статья 56

Собственность общин, учреждений церковных, благотворительных и образовательных, художественных и научных, хотя бы принадлежащих Государству, приравнивается к частной собственности. Всякий преднамеренный захват, истребление или повреждение подобных учреждений, исторических памятников, произведений художественных и научных воспрещаются и должны подлежать преследованию.


От автора.  По внимательному прочтению этого произведения прекраснодушных европейских политиков и гуманистов становится ясным почему все страны (ВСЕ СТРАНЫ) предпочитают использовать эту Конвенцию только для обвинений противника во всех смертных грехах, но отнюдь не руководствоваться ею в своих действиях. Если ее выполнять хотя бы на три четверти, то полностью выхолащиваются вся суть и любые цели войны.

Неудивительно поэтому, что везде предпочитают расуждать о Гааге и Женеве, но не публиковать тексты этих конвенций, дабы не отвечать потом на недоуменные вопросы своих же граждан. Беру на себя смелость утверждать, что ни в одной цивилизованной стране в XX веке солдаты, офицеры и генералы не знали  содержания Гаагской 1907 и Женевской 1929 года конвенций. В лучшем случае знали об их  существовании. Да и сегодня солдаты и офицеры стран, так кичащихся своей неустанной борьбой за права человека, не знают даже основных положений Женевской Конвенции 1949 года.

Еще раз напомню бессмертные слова генерала Дуэ:

"Ибо ребячеством было бы предаваться иллюзии: все ограничения, все международные соглашения, которые могут быть установлены в мирное время, будут сметены как сухие листья ветром войны".

Пора бы всем усвоить, и особенно Кремлю, что международные конвенции заключаются отнюдь не для того, чтобы они безукоснительно соблюдались. Пределы исполнения любых соглашений ограничиваются собственными интересами страны. Так испокон веков их понимал весь цивилизованный мир. И лишь наивная Россия полагала - "Давши слово, держись его".

 

Источники и литература.

1.Л. Рендулич. Фатальные ошибки Вермахта.Почему Германия проиграла войну. Яуза.ЭКСМО. Москва. 2006г.
2.Россия и Советский союз в локальных войнах и вооруженных конфликтах XX столетия. Сборник докладов научной конференции. Издательство гуманитарного университета. Екатеринбург. 2002г.
3.Мир и война. Сборник докладов научной конференции. Издательство гуманитарного университета. Екатеринбург. 2001г.
4.ГАРФ. Фонд 9401, опись 12, дело 205, том 17, стр.215-216.
5. Военнопленные в СССР. 1939-1956. Документы и материалы. Москва. 2000 г.
6.Э. фон Манштейн. Солдат XX века. АСТ. Транзиткнига. Москва. 2006 г.
7.Газета "Известия" №112(376) от 4 июля 1918 г.
8. Сборник. Документы внешней политики СССР. Том1. Политиздат. Москва. 1957 г.
9.Независимое военное обозрение №49(458)-23 декабря 2005 г. В.Золотарев. Пленных войн XX века разыскивают в веке XXI.

 




КОНВЕНЦИЯ О СОДЕРЖАНИИ ВОЕННОПЛЕННЫХ

ЖЕНЕВА. 27 ИЮЛЯ 1929 года

Источник информации - http://ru.wikisource.org/wiki/Женевская_конвенция_об_обращении_с_военнопленными_(1929)

Статья первая

Настоящая конвенция, не нарушая силы постановлений, изложенных в разделе VII, распространяется:

1. На всех лиц, перечисленных в ст. 1, 2 и 3 положения, приобщенного к Гаагской конвенции о законах и обычаях ведения сухопутной войны от 18 октября 1907 г. и о взятых в плен неприятелем.

2. На всех лиц, принадлежащих к вооруженным силам воюющих сторон и взятых в плен неприятелем при военно-морских и военно-воздушных операциях, исключая отклонения, неизбежные в условиях данного пленения. Однако отступления эти не должны нарушать основных моментов настоящей конвенции. Они должны устраняться с момента заключения пленных в лагерь для военнопленных.

Статья вторая

Военнопленные находятся во власти неприятельской державы, но отнюдь не отдельной воинской части, взявшей их в плен. С ними надо постоянно обходиться человечно, в особенности защищая от насилия, оскорблений и любопытства толпы.

Меры репрессий в отношении их воспрещаются.

Статья третья

Военнопленные имеют право на уважение их личности и чести. Женщины пользуются правом на обхождение во всем соответствии их полу. Пленные сохраняют свою полную гражданскую правоспособность.

Статья четвертая

Держава, взявшая военнопленных, обязана заботиться об их содержании.

Различия в содержании военнопленных допускаются только в тех случаях, если они основаны на различии их воинских чинов, состояния физического и психического здоровья, профессиональных способностей, а также на различии пола.
 

Раздел II

О взятии в плен

Статья пятая

Каждый военнопленный обязан сообщить, в случае если его об этом спросят, свое действительное имя и чин или же послужной номер.

В случае нарушения этого правила военнопленный лишается преимуществ, присвоенных пленным его категории.

К пленным не могут применяться какие-либо принуждения для получения сведений, относящихся к положению их армий или страны.

На пленных, отказавшихся дать такие ответы, нельзя воздействовать ни угрозами, ни оскорблениями, а равно подвергать их взысканиям в какой бы то ни было форме.

Если по своему физическому состоянию или состоянию умственных способностей пленный не в состоянии дать сведения о своей личности, он поручается медицинскому попечению.

Статья шестая

Кроме оружия, лошадей, военного снаряжения и воинских бумаг, все вещи и предметы личного обихода остаются во владении военнопленных, а равно и металлические каски и противогазы.

Денежные суммы, находящиеся у пленных, могут быть отобраны по приказанию офицера после их подсчета, точного определения, в принятии денег выдается расписка. Отобранные таким образом суммы должны поступать на личный счет каждого пленного.

Документы о личности, отличительные знаки чинов, ордена и ценные предметы не могут быть отняты от пленных.

 Раздел III

О содержании в плену

Отдел I

Статья седьмая

Военнопленные в самый кратчайший срок после пленения их эвакуируются из зоны военных действий в достаточной мере отдаленные пункты страны, где бы они могли пребывать в условиях полной безопасности.

В опасной зоне могут временно задерживаться только те пленные, которые вследствие ранений или болезней подвергаются большому риску при эвакуации, чем при оставлении на месте.

Маршевая эвакуация пленных должна производиться нормальными этапами по 20 км в день. Эти этапы могут быть удлинены только в случае необходимости достигнуть питательных и питьевых пунктов.

Статья восьмая

Воюющие стороны обязаны в кратчайший срок извещать друг друга о всех пленных через посредство справочных бюро, организуемых на основании ст. 77. Равным образом они обязаны сообщать друг другу официальные адреса, по которым семьи военнопленных могли бы направлять свою корреспонденцию.

При первой возможности должны быть приняты меры к тому, чтобы каждый пленный мог лично переписываться с семьей согласно ст. 36 и последующим.

Что касается пленных на море, то постановления настоящей статьи вступают в силу по возможности немедленно, после прибытия в порт.

Отдел II

Лагеря военнопленных

Статья девятая

Военнопленные могут быть интернированы в городе, крепости или какой-нибудь местности под обязательство не удаляться за определенную черту. Равным образом они могут быть заключены и находиться под караулом, но только по мере требований безопасности или гигиены, притом только до прекращения обстоятельства вызвавшего эти меры.

Пленные, захваченные в нездоровых местностях или климат которых губителен для жителей умеренного пояса, эвакуируются при первой возможности в более благоприятные климатические условия.

Воюющие стороны по мере возможности избегают соединения в одном лагере людей разных рас и национальностей.

Ни один из пленных ни на какое время не может быть поселен в местности, где бы он подвергался действиям огня из зоны сражения; равным образом нельзя использовать присутствие пленных в качестве защиты каких-либо пунктов или местностей от неприятельского обстрела.

Глава I

О лагерных помещениях

Статья десятая

Военнопленные помещаются в строениях или бараках, представляющих всевозможные гарантии гигиены и здоровья. Помещения должны быть вполне защищены от сырости, в достаточной степени отоплены и освещены. Должны быть приняты меры предосторожности против пожара.

В отношении спален: общая площадь, минимальная кубатура койки и их оборудование должны быть те же, что и в войсковых частях той державы, которая содержит пленных.

Глава II

О питании и одежде военнопленных

Статья одиннадцатая

Пищевые рационы военнопленных должны быть равны по качеству пищи и ее количеству рационам войск, находящихся на казарменном положении.

Пленные, кроме того, получают возможность приготовить сами добавочную пищу, имеющуюся в их распоряжении.

Питьевая вода должна доставляться в достаточном количестве, курение табака разрешается. Пленные могут быть использованы на кухонных работах.

Все (коллективные) дисциплинарные взыскания не должны касаться питания.

Статья двенадцатая

Одежда, обувь и белье доставляются державой, содержащей пленных. Регулярная перемена и починка этих вещей должны быть обеспечены. Кроме того, рабочие из числа пленных должны получать спецодежду повсюду, где естественные условия работы этого требуют.

Во всех лагерях должны быть устроены лавки, в которых пленные по местным торговым ценам могут приобретать пищевые продукты и предметы обихода.

Прибыль, получаемая от этих лавок, администрацией лагеря должна обращаться на улучшение быта пленных.

Глава III

О гигиене в лагерях

Статья тринадцатая

Воюющие стороны обязаны принять все необходимые гигиенические меры, чтобы обеспечить чистоту и здоровье в лагерях и предотвратить возникновение эпидемий.

Военнопленные располагают днем и ночью помещениями, соответствующими требованиям гигиены и содержащимися в чистоте.

Кроме того, помимо бань и душа, которые по мере возможности устраиваются в каждом лагере, пленным для содержания тела в чистоте должна предоставляться вода в достаточном количестве.

Им предоставляется возможность производить гимнастические упражнения и пользоваться свежим воздухом.

Статья четырнадцатая

Каждый лагерь имеет лазарет, в котором военнопленные обслуживаются во всех необходимых случаях. Всем заразным больным предоставляются изоляторы. Издержки по лечению, включая временное протезирование, возлагаются на державу, содержащую пленных.

Воюющие стороны обязаны по просьбе заключенного дать ему официальное разъяснение о роде и длительности его заболевания, как и о принятых против этого заболевания мерах.

Предоставляется воюющим сторонам путем особых соглашений разрешить друг другу удерживать в лагерях врачей и санитаров для обслуживания их пленных соотечественников.

Пленные, тяжело больные или же состояние коих требует необходимого и притом значительного хирургического вмешательства, должны быть за счет державы, содержащей пленных, помещены во всякого рода пригодные для этого военные и гражданские учреждения.

Статья пятнадцатая

Медицинские осмотры военнопленных должны производиться не менее одного раза в месяц. Они проверяют общее состояние здоровья и чистоты и устанавливают признаки заразных болезней, особенно туберкулеза и венерических заболеваний.

Глава IV

Умственные и моральные потребности военнопленных

Статья шестнадцатая

Военнопленным предоставляется полная свобода религиозных отправлений и разрешается присутствовать на богослужениях при условии ненарушения правил порядка и общественной тишины, предписанных военными властями.

Военнопленный — служитель культа, каков бы он ни был, может отправлять свои обязанности среди единоверцев.

Статья семнадцатая

Воюющие стороны по возможности поощряют умственные и спортивные развлечения, организованные военнопленными.

Глава V О внутренней дисциплине в лагере

Статья восемнадцатая

Каждый лагерь военнопленных подчиняется власти ответственного офицера.

Военнопленные кроме выражения внешнего почтения по национальным правилам, действующим в их армиях, обязаны отдавать честь всем офицерам державы, взявшей их в плен.

Пленные офицеры обязаны отдавать честь только офицерам старшего или равного чина этой державы.

Статья девятнадцатая

Ношение знаков, чинов и отличий разрешается.

Статья двадцатая

Правила, приказы, уведомления и объявления всякого рода объявляются пленным на понятном им языке. Этот же принцип применяется в отношении допросов.

Глава VI Специальные положения об офицерах и лицах, к ним приравненным

Статья двадцать первая

С самого начала военных действий воюющие стороны обязаны сообщать друг другу звания и чины, принятые вих армиях, в целях обеспечения одинакового обращения между офицерами равных чинов и приравненными к офицерам.

Статья двадцать вторая

Чтобы обеспечить обслуживание в лагерях для военнопленных офицеров, выделяются военнопленные солдаты той же армии в достаточном числе соответственно чинам офицеров и к ним приравненным, по возможности говорящие на том же языке.

Последние будут приобретать себе пищу и одежду на жалованье, какое будет выплачиваться им державой, содержащей пленных. Должно быть оказано всяческое содействие самостоятельному распоряжению офицеров своим довольствием.

Глава VII Денежные средства военнопленных

Статья двадцать третья

Под условием особого соглашения между воюющими державами, а именно предусмотренного в ст. 24 сего, офицеры и приравненные к ним военнопленные получают от державы, содержащей пленных, тот же оклад, какой получают в ее армии офицеры соответствующего чина, однако оклад этот не должен превышать того содержания, на какое пленные имели бы право в стране, в какой они служили. Оклад этот выплачивается им полностью, по возможности ежемесячно, а также без каких бы то ни было удержаний на возмещение расходов, падающих на державу, содержащую пленных, даже если бы расходы шли на них.

Соглашение между воюющими сторонами должно установить размеры этих окладов, примененных к этим платежам; при отсутствии такого соглашения применяется размер, существовавший на момент военных действий.

Все выплаты, произведенные военнопленными в счет жалованья, должны быть возмещены с окончанием военных действий той державой, у которой на службе они находятся.

Статья двадцать четвертая

С открытием военных действий воюющие державы должны установить обоюдным соглашением максимальную сумму, которую будет разрешено сохранить за военнопленными разных чинов и категорий. Все отобранные или удержанные от военнопленного излишки немедленно заносятся на его счет и не могут быть обращены в другую валюту без его разрешения на это.

Причитающиеся по счетам остатки содержания выплачиваются военнопленным по окончании плена.

Во время пребывания в плену военнопленным предоставляется льготная возможность перевода этих сумм в целом или части в банки или частным лицам в родной стране.

Глава VIII О перевозке военнопленных

Статья двадцать пятая

Если только ход военных операций этого не требует, больные и раненые не перемещаются, поскольку их выздоровлению могло бы повредить путешествие.

Статья двадцать шестая

В случае перемещения военнопленные предварительно уведомляются об их новом назначении. Им должно быть позволено взять с собой личные вещи, корреспонденцию и вещевые посылки, прибывающие в их адрес.

Должны быть сделаны все надлежащие распоряжения, чтобы корреспонденция и вещевые посылки, адресованные в старый лагерь, где пребывали военнопленные, были пересланы на новый адрес без замедления.

Суммы, депонированные на счетах перемещенных военнопленных, должны быть переданы компетентной власти по месту нового пребывания.

Все расходы по перемещению возлагаются на державу, содержащую пленных.

Отдел IV

О труде военнопленных

Глава I

Общие положения

Статья двадцать седьмая

Воюющие стороны могут использовать здоровых военнопленных в соответствии с их положением и профессией, исключая, однако, лиц офицерского состава и к ним приравненных. Однако, если офицеры и к ним приравненные пожелают заняться подходящим для них трудом, таковой им будет предоставляться по мере возможности.

Пленные унтер-офицеры могут быть привлечены только к труду по надзору за работами, если только они не заявят сами требования о предоставлении им оплачиваемой работы.

В течение всего времени пленения воюющие стороны обязаны распространять на военнопленных, ставших жертвами несчастных случаев на работах, действующие в данной стране-державе законы о труде соответствующих категорий потерпевших. В отношении тех из военнопленных, к которым означенные нормы законов не могут быть применены по смыслу законодательства данной державы, содержащей пленных, последняя обязывается внести на утверждение своих законодательных органов проект собственных мероприятий по справедливому вознаграждению потерпевших.

Глава II

Организация труда

Статья двадцать восьмая

Державы, во власти которых находятся пленные, берут на себя полную ответственность за содержание, попечение, лечение и выплату жалованья военнопленным, работающим за счет частных лиц.

Статья двадцать девятая

Ни один военнопленный не может быть использован на работах, для которых он физически не способен.

Статья тридцатая

Продолжительность рабочего дня, считая в том числе время на явку к работам и возвращение домой, не должна быть чрезмерной и ни в коем случае не может превышать норм, установленных для работы гражданских рабочих того же района.

Каждому пленному предоставляется еженедельно непрерывный двадцатичетырехчасовой отдых, предпочтительно воскресный.

Глава III

О запрещенном труде

Статья тридцать первая

Работы, выполняемые военнопленными, не должны иметь ни какого отношения к военным действиям. В частности, воспрещается использовать пленных для изготовления и перевозки оружия либо для постройки всякого рода укреплений; тоже воспрещение имеет место и в отношении материалов, предназначенных для сражающихся единиц.

В случае нарушения вышеизложенных положений пленные вольны после выполнения приказа и не приступая к выполнению такового заявить свой протест через уполномоченных лиц, функции коих предусмотрены ст. 43 и 44 сего, или же в случае отсутствия уполномоченного — через представителя державы-покровительницы.

Статья тридцать вторая

Воспрещается использовать пленных при работах, угрожающих здоровью или опасных. Все дисциплинарные нарушения условия работы — воспрещаются.

Глава IV

Рабочие дружины

Статья тридцать третья

Режим рабочих дружин должен подходить к режиму лагерей для военнопленных, в частности в отношении условий гигиены, питания, помощи в несчастных случаях или ухода во время болезни, корреспонденции, получения посылок.

Каждая трудовая дружина принадлежит к лагерю военнопленных. Комендант лагеря несет ответственность за соблюдение в дружинах положений настоящей конвенции.

Глава V

О жалованье

Статья тридцать четвертая

Военнопленные не получают вознаграждения за работы, относящиеся к управлению, устройству и содержанию лагерей.

Военнопленные, используемые на других работах, имеют право на вознаграждение, установленное соглашениями между воюющими сторонами.

Эти соглашения должны установить сумму, которая будет принадлежать военнопленному, порядок выдачи таковой в его распоряжение во время пребывания в плену и равным образом ту долю, какую администрация лагеря будет иметь право удержать.

До заключения вышесказанных соглашений вознаграждения военнопленных за труд определяются на нижеследующих основаниях:

    а) работы, используемые для государства, оплачиваются по действующему в национальной армии воинскому тарифу на оплату этих работ или же, если такового не существует, то по тарифу, соответствующему выполненным работам;

    б) если работа производится за счет других казенных учреждений или частных лиц, условия устанавливаются по соглашению с военной властью.

Вознаграждение, остающееся на кредите военнопленного, выплачивается ему после окончания плена. В случае смерти оно передается дипломатическим путем наследникам умершего.

Отдел IV

Отношения военнопленных с заграницей

Статья тридцать пятая

С началом военных действий воюющие стороны должны опубликовать порядок выполнения постановлений настоящего отдела.

Статья тридцать шестая

Каждая воюющая сторона периодически должна устанавливать норму закрытых и открытых почтовых отправлений, которую военнопленные разных категорий вправе посылать ежемесячно, и эту норму сообщает другой воюющей стороне. Указанные письма и открытки следуют кратчайшим почтовым путем. Они не могут быть ни замедлены в отправлении, ни задержаны по соображениям дисциплины.

Максимально в недельный промежуток времени с момента прибытия в лагерь и точно так же в случае заболевания каждый пленный имеет право послать своей семье открытое письмо о своем пленении и состоянии здоровья. Указанные письма пересылаются как можно быстрее и ни в коем случае не могут быть замедлены.

Как общее правило, корреспонденция пленных пишется на родном языке. Воюющие стороны могут разрешить корреспонденцию и на других языках.

Статья тридцать седьмая

Военнопленным разрешается получать индивидуальные посылки со съестными продуктами и другими предметами, предназначенными для их питания и одежды. Посылки будут передаваться получателю под расписку.

 Статья тридцать восьмая

Письма и денежные переводы или ценные переводы так же, как и почтовые посылки, предназначенные для военнопленных или отправленные непосредственно или через справочное бюро, предусмотренные ст. 77, освобождаются от всех почтовых сборов, как в странах отправления, так и в странах назначения и в транзитных.

Подарки в помощь натурой для военнопленных также освобождаются от действия законов по ввозу и от провозных тарифов на казенных железных дорогах.

Пленные в случае признанной необходимости могут посылать телеграммы с оплатой обычного тарифа.

Статья тридцать девятая

Пленные вправе получать индивидуальными посылками книги, которые могут подвергаться цензуре.

Представители держав-покровительниц, а равно общества помощи, надлежащим образом признанные и уполномоченные, могут посылать в библиотеки лагерей военнопленных литературные произведения и собрания книг. Передача этих отправлений не может быть замедлена под предлогом цензурных затруднений.

Статья сороковая

Цензура корреспонденции должна производиться в кратчайший срок. Кроме того, контроль почтовых посылок должен осуществляться прямой целью удостовериться в сохранности съестных припасов, которые в них могут содержаться, и по возможности в присутствии адресата или лица, надлежаще им уполномоченного.

Все запрещения почтовых сношений, издаваемые воюющими сторонами из соображений военных или политических, должны иметь временный характер на возможный кратчайший срок.

Статья сорок первая

Воюющие стороны обеспечивают всячески облегченную пересылку актов и документов, предназначенных для военнопленных или ими подписанных, в частности доверенностей или завещаний.

Воюющие стороны в случае нужды примут необходимые меры к удостоверению законности подписей, учиненных пленными.

Отдел V

Сношения военнопленных с властями

Глава I

Жалобы военнопленных на режим содержания в плену

Статья сорок вторая

Военнопленные имеют право предоставлять военным властям, в ведении коих они находятся, свои жалобы на режим содержания, которому они подвергнуты.

Равным образом они имеют право обращаться к представителям держав-покровительниц с указанием моментов, касающихся режима плена, на которые приносят жалобы.

Эти заявления и протесты должны передаваться безотлагательно.

Даже если таковые будут признаны необоснованными, они не могут ни в коем случае послужить основанием для наказания.

Глава II

Представители военнопленных

Статья сорок третья

Во всех местах, где будут находиться военнопленные, последние вправе указать доверенных лиц, уполномоченных представить их интересы перед военными властями и державами-покровительницами.

Это указание подлежит утверждению военных властей. Доверенные лица уполномочиваются на получение и распределение коллективных посылок.

Точно так же, если пленные решат организовать у себя взаимопомощь, эта организация входит в компетенцию доверенных лиц. С другой стороны, те же лица могут предоставить пленным свои услуги для облегчения сношений с обществами помощи, упомянутыми в ст. 78.

В лагерях офицеров и приравненных к ним наиболее пожилой и высший по чину офицер признается посредником между лагерными властями и офицерами, к ним приравненными. Для этой цели он вправе назначить одного из пленных офицеров для помощи в качестве переводчика при совещаниях с лагерными властями.

Статья сорок четвертая

Если доверенные лица будут использованы на работах, то их деятельность по представительству военнопленных засчитывается в срок обязательных работ.

Доверенным лицам будет всяческое облегчение в переписке с военными лагерями и державой-покровительницей. Эта переписка не ограничена нормой. Лица, представляющие военнопленных, могут быть перемещаемы только с предоставлением им времени, достаточного для постановки своих преемников в курс текущих дел.

Глава III

Уголовные санкции в отношении военнопленных

1. Общие положения

 Статья сорок пятая

Военнопленные подлежат действиям законов, правил и приказов, действующих в армии державы, держащей пленных.

Все акты неповиновения вызывают в отношении их принятие мер, предусмотренных этими законами, правилами и приказами. Однако постановление настоящей главы остается в силе.

Статья сорок шестая

Военные власти и суд государства, содержащего военнопленных, не могут подвергать последних никаким наказаниям, кроме тех, которые предусмотрены для тех же деяний, совершенных военнослужащими национальных войск.

При тождественности чина военнопленные офицеры, унтер-офицеры и солдаты, попадая под дисциплинарные наказания, не могут подвергаться худшему содержанию, чем те, которые предусмотрены для тех же наказанных в армиях государства пленения.

Воспрещаются всякие телесные наказания, заключения в карцер, лишенный дневного света, и вообще какие бы то ни было проявления жестокости.

Равным образом воспрещаются групповые наказания за индивидуальные поступки.

Статья сорок седьмая

Поступки против дисциплины и особенно попытки к побегу подлежат немедленному доказательству. Предварительный арест военнопленных, имеющих чин или нет, сводится к строгому минимуму. Судебное следствие в отношении военнопленных должно проводиться с такой быстротой, какую только допускают обстоятельства дела.

Предварительное заключение должно быть по возможности сокращено.

Во всех случаях на срок предварительного заключения сокращается наказание, наложенное в дисциплинарном или судебном порядке, поскольку это допускается для национальных служащих.

Статья сорок восьмая

Военнопленных по отбытии ими судебных или дисциплинарных наказаний должны содержать так же, как и остальных пленных.

Однако пленные, наказанные за попытку к побегу, могут быть подвергнуты особому надзору, который во всяком случае не может устранить ни одной гарантии, присвоенных пленным настоящей конвенцией.

Статья сорок девятая

Ни один военнопленный не может быть лишен своего чина государством, его пленившим. Пленные, подвергнутые дисциплинарным взысканиям, не могут быть лишены преимуществ, присвоенных их чину. В частности, офицеры и приравненные к ним, подвергаясь наказаниям, влекущим за собой лишение свободы, не могут быть заключены вместе с отбывающими наказание унтер-офицерами и рядовыми.

Статья пятидесятая

Военнопленные, убежавшие и захваченные до соединения со своей армией или на территории, занятой войсками, их пленившими, подвергаются только дисциплинарным взысканиям.

Пленные, захваченные после того, как им удалось соединиться со своей армией или покинуть территорию, занятую войсками державы, их пленившей, признаются заново пленными и не подвергаются ни какому взысканию за предыдущий побег.

Статья пятьдесят первая

Попытка к побегу, даже рецидивного характера, не может рассматриваться как отягчающее вину обстоятельство в тех случаях, когда военнопленный судится за преступление или проступки против личности или собственности, совершенные им в связи с попыткой к бегству.

После покушения к побегу или побег товарищи бежавшего, способствующие побегу, подвергаются только дисциплинарному наказанию.

Статья пятьдесят вторая

Воюющие стороны следят за тем, чтобы компетентные власти с наибольшей снисходительностью подходили к разрешению вопроса о том, какому наказанию, дисциплинарному или судебному, подлежит военнопленный за совершенное им нарушение.

В особенности надлежит это иметь в виду, когда дело идет об оценке деяний, связанных с побегом или попыткой к таковому.

За один и тот же поступок и по тому же обвинению пленный может быть наказан только один раз.

Статья пятьдесят третья

Ни один пленный, подвергнутый дисциплинарному наказанию и находящийся в условиях, предусмотренных для репатриации, не может быть задержан для отбытия наказания.

Пленные, подлежащие репатриации, против коих возбуждено уголовное расследование, могут быть оставлены для завершения судебного следствия и в случае необходимости — до отбытия наказания; пленные, которые уже отбывают заключение по судебному приговору, могут быть задержаны до конца определенного им срока заключений.

Воюющие стороны сообщают списки тех, кто может быть репатриирован по вышеизложенным мотивам.

 2. Наказания дисциплинарные

Статья пятьдесят четвертая

Арест является самым строгим дисциплинарным наказанием из числа возлагаемых на военнопленных.

Продолжительность одного наказания не может превышать тридцати дней и не может быть увеличена и в случае стечения нескольких деяний, за которые пленный должен отвечать в дисциплинарном порядке при одновременном их установлении безотносительно к тому, имеют ли эти деяния связь или нет.

Ели во время ареста или по окончании такового пленный будет подвергнут новому дисциплинарному наказанию, то не менее трех дней должны отделять один период ареста от другого, пока один из этих периодов не достигнет десяти дней.

Статья пятьдесят пятая

Под условием сохранения силы последнего абзаца ст. 11 в качестве отягчающей меры наказания применимы к военнопленным, подвергнутым дисциплинарному наказанию, ограничения пищи, принятые в армии государства, держащего пленного. Однако ограничение в пище не может иметь место, если состояние здоровья военнопленного этого не допускает.

Статья пятьдесят шестая

Военнопленные ни в коем случае не могут для отбытия дисциплинарных наказаний помещаться в помещения пенитенциарные (тюрьмы, пенитенциарии, каторжные остроги и др.).

Места, в которых военнопленные отбывают дисциплинарные кары, должны отвечать требованиям гигиены. Наказанные пленные должны содержаться в чистоте.

Каждый день эти пленные должны иметь возможность заниматься гимнастикой и гулять на воздухе не менее двух часов.

Статья пятьдесят седьмая

Дисциплинарно наказанные пленные имеют право читать и писать, а также посылать и получать корреспонденцию.

Однако посылки и денежные переводы могут не вручаться адресатам до отбытия наказания. Если же нераспределенные посылки содержат пищевые продукты, подвергающиеся порче, то они обращаются на нужды лазарета или же на нужды лагеря.

Статья пятьдесят восьмая

Военнопленные, отбывающие дисциплинарные наказания, могут требовать доставления их на ежедневные медицинские приемы. В отношении их в нужных случаях врачи принимают необходимые меры, а в экстренных случаях их эвакуируют в лагерные лазареты или госпитали.

Статья пятьдесят девятая

Кроме компетентных на это судов и высшего военного начальства дисциплинарные взыскания могут быть наложены только офицером, наделенным дисциплинарной властью в качестве коменданта лагеря или дружины, или ответственным офицером, который его заменяет.

3. Судебные преследования

Статья шестидесятая

При открытии судебного следствия против военнопленных держава пленения, как только представится к тому возможность (но во всяком случае до дня разбирательства дела), извещает о том представителя державы-покровительницы.

Извещение это должно содержать следующие сведения:

    а) гражданское состояние и чин пленного;

    б) место пребывания или заключения;

    в) подробное обозначение содеянного или сущность обвинения с изложением подлежащих применению законов.

Если невозможно в извещении указать суд, коему подлежит дело, дату судебного разбирательства и помещение, где таковое будет происходить, то эти сведения должны быть доставлены представителю державы-покровительницы дополнительно и во всяком случае за три недели до открытия разбирательства.

Статья шестьдесят первая

Ни один военнопленный не может быть осужден без предоставления ему возможности защиты. Ни один военнопленный не может быть принужден к признанию себя виновным в деянии, в котором он обвиняется.

Статья шестьдесят вторая

Военнопленные имеют право на помощь квалифицированного защитника по своему выбору, а равно в случае нужды прибегнуть к помощи компетентного переводчика. Об этом праве своем они уведомляются заблаговременно до открытия судебного разбирательства державой пленения.

Если пленный не избрал себе защитников, такового может пригласить держава-покровительница. Держава пленения сообщает державе-покровительнице по ее требованию список квалифицированных лиц, могущих представлять защиту.

Представители державы-покровительницы имеют право присутствовать при разборе дела.

Единственным исключением из этого правила является случай, когда судебное разбирательство дела должно происходить при закрытых дверях для сохранения тайны и в интересах государственной безопасности. Держава пленения предупреждает об этом державу-покровительницу.

Статья шестьдесят третья

Приговоры в отношении военнопленных выносятся теми же судьями и в том же порядке, какие установлены для лиц, принадлежащих к составу армии державы, содержащей пленных.

Статья шестьдесят четвертая

Каждый военнопленный имеет право обжаловать всякий состоявшийся против него приговор в том же порядке, какой установлен для лиц, принадлежавших к составу военных сил державы пленения.

Статья шестьдесят пятая

Приговоры, вынесенные против пленных, немедленно сообщаются державе-покровительнице.

Статья шестьдесят шестая

Если против военнопленного вынесен смертный приговор, то сообщение с изложением подробного состава преступления, обстоятельства деяния немедленно передается представителю державы-покровительницы для передачи той державе, в армиях которой служил осужденный.

Этот приговор не приводится в исполнение до истечения по крайней мере трех месяцев со дня отправления этого сообщения.

Статья шестьдесят седьмая

Ни один военнопленный не может быть лишен льгот, предусмотренных ст. 42 настоящей конвенции, в силу судебного приговора или по иным основаниям.

Раздел IV

Об окончании пленения

Отдел I

О непосредственной репатриации и о госпитализации убежищ в нейтральных странах

Статья шестьдесят восьмая

Воюющие стороны обязаны отправлять в свою страну военнопленных невзирая на чины и число тяжело раненных и тяжело больных, поставив их в положение, допускающее перевозку.

На основании соглашений между собой воюющие стороны имеют право определить по возможности тотчас же случаи инвалидности и заболеваний, влекущие за собой непосредственную репатриацию, а также случаи госпитализации в нейтральных странах. До заключения означенных соглашений воюющие стороны могут руководствоваться типовым соглашением, присоединенным в качестве документальной части к настоящей конвенции.


 Статья шестьдесят девятая

С открытием военных действий воюющие стороны условливаются о назначениях смешанных медицинских комиссий. Эти комиссии должны быть в составе трех членов, из коих два принадлежат нейтральному государству, а один — к державе, содержащей пленных. Один из врачей нейтральной стороны должен представительствовать в комиссии.

Эти смешанные врачебные комиссии произведут проверку пленных, больных и раненных и примут в отношении их надлежащее решение.

Решения этих комиссий выносятся большинством голосов и выполняются в кратчайший срок.

Статья семидесятая

Помимо тех, которых назначает лагерный врач, подвергаются осмотру смешенной медицинской комиссии, упомянутой в ст. 69, на предмет выяснения возможности непосредственной репатриации или же госпитализации в нейтральных странах и нижеследующие военнопленные:

    а) пленные, которые заявят требование непосредственно лагерному врачу;

    б) пленные, о коих сделают представление доверенные лица, предусмотренные ст. 43, как по их личной инициативе, так и по требованию самих пленных;

    в) пленные, относительно которых сделает предложение держава, в армии которой они служили, или о которых предъявит общество помощи, надлежаще признанное и уполномоченное означенной державой.

  Статья семьдесят первая

Военнопленные, ставшие жертвами несчастных случаев на работе, исключая умышленное членовредительство, подлежат в отношении репатриации или госпитализации в нейтральных странах льготам тех же постановлений.

Статья семьдесят вторая

При затяжных военных действиях и из соображений человеколюбия воюющие стороны могут заключать соглашения о репатриации непосредственной и госпитализации в нейтральных странах для военнопленных, подвергающихся долговременному пленению.

Статья семьдесят третья

Издержки репатриации военнопленных или перевозки их в нейтральные страны ложатся на державу, держащую пленных, в части перевозки до границы и в остальной части — на державу, в армиях которых пленные служили.

Статья семьдесят четвертая

Ни один репатриированный не может быть использован как активный военнослужащий.

Отдел II

Об освобождении и репатриации по окончании военных действий

Статья семьдесят пятая

Когда воюющие стороны заключат примирение, они обязываются прежде всего согласовать условия, касающиеся репатриации военнопленных.

И если условия эти не могли быть включены в это соглашение, воюющие стороны должны войти возможно скорее в отношения по указанному предмету. Во всех случаях репатриация военнопленных должна осуществляться в кратчайший после заключения мира срок.

Если против военнопленных возбуждено уголовное преследование за преступления или поступки общегражданского характера, они могут быть задержаны до окончания судебно-следственной процедуры и в случае надобности — до отбытия наказания.

То же имеет место и в отношении осужденных за преступления или поступки общегражданского характера.

С согласия воюющих сторон могут быть учреждены комиссии для розыска рассеянных пленных и для обеспечения их репатриации.

 Раздел V

О смерти военнопленных

 Статья семьдесят шестая

Завещания военнопленных должны приниматься и поставляться в условия, действующие для военнослужащих национальной армии.

Равным образом будут применяться те же правила в отношении документов, удостоверяющих смерть.

Воюющие стороны следят за тем, чтобы умершие в плену военнопленные были погребены с честью и чтобы могилы имели все нужные сведения, почитались и надлежаще содержались.

 Раздел VI

О бюро помощи и получения сведений, касающихся военнопленных

Статья семьдесят седьмая

С самого начала военных действий каждая из воюющих сторон, а также нейтральные державы, принявшие у себя участников войны, утверждают официальное Бюро справок о пленных, находящихся на их территории.

В кратчайший срок каждая воюющая держава сообщает своему Бюро сведения о произведенных ее армиями пленениях, сообщая ему все имеющиеся у нее сведения, удостоверяющие личность пленных и дающие возможность немедленно уведомлять о них заинтересованные семьи с сообщением официальных адресов, по которым семьи могут письменно сноситься с пленными.

Бюро осведомления должны безотлагательно довести эти сообщения до сведения заинтересованных держав отчасти через посредство держав-покровительниц, а отчасти через центральное агентство, предусмотренное ст. 79.

Бюро осведомления, уполномоченное отвечать на все вопросы, касающиеся военнопленных, получает от различных компетентных ведомств все сведения, касающиеся интернирования и передач, отпуска на свободу под честное слово, репатриаций, побегов, пребывания в госпиталях, смерти, а равно и другие сведения, необходимые для заведения и содержания в порядке индивидуальных карточек на каждого военнопленного.

Бюро должно вносить в эту карточку по мере возможности и соответственно положениям ст. 5: послужной номер, фамилию и имя, дату и место рождения, чин, войсковую часть, где служил отыскиваемый, имя его отца, фамилию матери, адрес лица, которому надлежит сообщить в случае ранения или несчастного происшествия о дате и месте пленения, интернирования, ранения, смерти, а равно и другие имеющие значение сведения.

Еженедельные списки со всеми новыми сведениями, способными облегчить установление тождества каждого пленного, передаются заинтересованным державам.

Личная карточка каждого военнопленного по заключении мира передается державе, которая обслуживалась данным Бюро.

Бюро для осведомления обязано, кроме того, собирать все предметы личного употребления, ценности, корреспонденцию, расчетные книжки, удостоверения личности и т.п., оставленные военнопленными, которые репатриированы, освобождены под честное слово, бежали или умерли, и передать все перечисленное в заинтересованные страны.

Статья семьдесят восьмая

Общества помощи военнопленным, утвержденные в согласии с законами их страны и имеющие целью посредничество в делах благотворительности, получают от воюющих держав для себя и своих агентств все льготные, в границах военной необходимости, возможности исчерпывающего выполнения лежащего на них долга человечности. Делегаты этих обществ могут быть допущены к оказанию помощи в лагерях, точно так же и на этапах репатриируемых пленных, получая на это разрешение военной власти и письменно обязываясь подчиниться всем распоряжениям, касающимся порядка и предписания полицейских властей.

Статья семьдесят девятая

Центральное агентство осведомления (справочное Бюро) военнопленных будет учреждено в нейтральной стране. Международный Комитет Красного Креста предлагает заинтересованным державам организацию такого агентства, если означенные державы найдут это нужным.

Указанное агентство уполномочивается сконцентрировать все касающиеся пленных сведения, какие только оно сможет получить официальным или частным путем. Оно должно передать их возможно скорее на родину пленных или державе, которой они служат.

Эти положения не должны быть истолкованы как ограничивающие человеколюбивую деятельность Красного Креста.

Статья восьмидесятая

Бюро справок освобождены от почтовых сборов так же, как и от всех изъятий, предусмотренных в ст. 38.

Раздел VII

О распространении конвенции на определенные гражданские категории

Статья восемьдесят первая

Лица, следующие за армией, но не входящие непосредственно в таковую, как, например: корреспонденты, газетные репортеры, маркитанты, поставщики, попадая во власть неприятеля и будучи им задержаны, имеют право на содержание в качестве военнопленных, если они снабжены удостоверениями личности от того же военного командования, за которым следовали.

Раздел VIII

О выполнении конвенции

Отдел I

Общие положения

Статья восемьдесят вторая

Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах.

Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными для всех воюющих, конвенцию подписавших.

Статья восемьдесят третья

Высокие договаривающиеся стороны оставляют за собой право заключать специальные соглашения по всем вопросам, касающимся военнопленных, если будет признано за благо эти вопросы регулировать особо.

Военнопленные остаются под действием льгот этих соглашения до завершения репатриации, кроме случаев специального включения противоположных условий в вышеупомянутые или позднейшие соглашения и равным образом исключая случаи принятия той или иной воюющей стороной в отношении содержимых ею пленных более благоприятных мероприятий.

Статья восемьдесят четвертая

Текст настоящей конвенции и предусмотренных предыдущей статьей специальных соглашений должен быть вывешен по возможности на родном языке военнопленных, в тех местах, где он может быть прочитан всеми пленными.

Пленным, находящимся в положении, которое не позволяет им ознакомиться с вывешенным текстом, по их просьбе текст этих постановлений должен быть сообщен.

Статья восемьдесят пятая

Высокие договаривающиеся стороны через посреднический союзный Швейцарский совет сообщают друг другу официальные переводы настоящей конвенции так же, как законы и правила, которые они могут представить для обеспечения применения настоящей конвенции.

Отдел II

 

 

 

Об организации контроля

Статья восемьдесят шестая

Высокие договаривающиеся стороны признают, что точное применение настоящей конвенции гарантируется возможностью сотрудничества держав-покровительниц, уполномоченных защищать интересы воюющих сторон; для этой цели державы-покровительницы могут помимо своего дипломатического персонала назначить делегатов среди своих подданных или среди подданных других нейтральных стран. Эти делегаты представляются на утверждение той воюющей стороне, при которой они выполняют свою миссию.

Представителям державы-покровительницы или утвержденным ею делегатам разрешается посещать все без исключения места, в которых интернированы военнопленные. Они имеют доступ во все помещения, занятые пленными, и, как общее правило, могут сноситься с ними без свидетелей, лично или при помощи переводчика.

Воюющие стороны возможно более широкими мерами облегчают работу представителей державы-покровительницы или ее утвержденных делегатов. Военные власти извещаются об их посещении.

Воюющие стороны могут договариваться о допущении лиц одной национальности с пленными к участию в проверочных поездках.

Статья восемьдесят седьмая

В случае несогласия между воюющими сторонами по поводу применения положений настоящей конвенции державы-покровительницы обязаны по мере возможности предложить свои услуги для улаживания спора.

С этой целью каждая из держав-покровительниц может предложить заинтересованным воюющим странам созвать их представителей предположительно на нейтральной территории, избранной по соглашению. Воюющие стороны обязаны дать ход предложениям, которые будут им в этом направлении сделаны. Держава-покровительница может в случае надобности представить на одобрение воюющих держав лицо, принадлежащее к одной из нейтральных держав или же делегированное Международным Комитетом Красного Креста, которому будет поручено принять участие в этом собрании.

Статья восемьдесят восьмая

Предыдущие постановления не должны служить препятствием для человеколюбивой деятельности Международного Красного Креста, которую он может развить для покровительства военнопленным при соизволении заинтересованных воюющих сторон.

Отдел III

Заключительные положения

Статья восемьдесят девятая

В отношениях между державами, которые связаны Гаагскими конвенциями от 29 июля 1899 г. и от 18 октября 1907 г., касающимися законов и обычаев войны на земле, которые принимают участие в настоящей конвенции (эта последняя дополняет главу II Устава, присоединенного к вышеупомянутым Гаагским конвенциям).

Статья девяностая

Настоящая конвенция от сего числа может до 1 февраля 1930 г. быть подписана от имени стран, представленных на конференции, открывшейся 1 июля 1929 г.

Статья девяносто первая

Настоящая конвенция должна быть ратифицирована как можно скорее. Ратификация вручается в Берне.

Об отдаче каждого ратифицированного акта составляется протокол, копия которого, соответственно заверенная, передается союзным Швейцарским советом правительствам всех стран, от имени которых подписана конвенция или объявлено о ее принятии.

Статья девяносто вторая

Настоящая конвенция войдет в силу 6 месяцев спустя вручения по меньшей мере двух ратификационных актов.

После того она будет входить в силу для каждой высокой договаривающейся стороны через 6 месяцев после вручения ей ратификационного акта.

Статья девяносто третья

Со дня вступления в силу настоящая конвенция будет открыта для той страны, от имени которой она не была подписана.

Статья девяносто четвертая

Объявления о принятии конвенции объявляются союзному Швейцарскому совету и вступают в силу через 6 месяцев со дня получения их советом.

Союзный Швейцарский совет извещает об этих мероприятиях правительства тех стран, от имени которых была подписана конвенция или объявлено об ее принятии.

Статья девяносто пятая

Состояние войны немедленно вводит в силу ратификацию и принятие конвенции, врученных воюющим державам до или после военных действий.

Извещение о ратификациях или принятие полученных от держав, которые находятся в состоянии войны, союзный Швейцарский совет производит наиболее быстрым путем.

Статья девяносто шестая.

Каждая из высоких договаривающихся сторон имеет право заявить об отказе от настоящей конвенции. Этот отказ имеет надлежащие последствия только через год после письменного уведомления об этом Швейцарского союзного совета. Последний извещает о вышеозначенном отказе правительства всех договаривающихся сторон.

Отказ от конвенции действителен только в том случае, если высокая договаривающаяся сторона о нем известит письменно.

Кроме того, означенный отказ недействителен в случае войны, в которой примет участие оказавшаяся держава. В этом случае настоящая конвенция будет действовать и по окончании годичного срока до заключения мира и во всяком случае до окончания репатриации.

Статья девяносто седьмая

Копия настоящей конвенции, надлежаще заверенная, депонируется в архиве Лиги Наций — Швейцарским союзным советом.

Равным образом акты ратификации, принятий и отказов от конвенций, сообщаемые Швейцарскому союзному совету, сообщаются этим последним Лиге Наций.

Дана в Женеве двадцать седьмого июля тысяча девятьсот двадцать девятого года в одном экземпляре, который депонируется в архиве Швейцарского союза и копии которого, надлежаще заверенные, вручаются правительствам всех стран, приглашенных на конференцию.


В соответствии со статьёй 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации официальные документы (законы, другие правовые акты, решения судов, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы), государственные символы и знаки, не являются объектами авторских прав.
 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна