Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

"Цветные революции". Сборник статей. 1. Андрей Викторович Манойло. Технологии демонтажа политических режимов в современном мире. 2. Никита Сергеевич Данюк. О противодействии технологиям демонтажа политических режимов («цветным революциям»).

19.12.2019 21:57      Просмотров: 512      Комментариев: 0      Категория: Право, политика, геополитика, социология

 

Андрей Викторович Манойло 

Проблемы демонтажа политических режимов в современном мире

Опубликовано 17.01.2015. URL:   https://nic-pnb.ru/articles/problemy-demontazha-politicheskix-rezhimov-v-sovremennom-mire/

 

 

ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Цветные революции – это технологии осуществления государственных переворотов и внешнего управления политической ситуацией в стране в условиях искусственно созданной политической нестабильности, в которых давление на власть осуществляется в форме политического шантажа, а в качестве инструмента шантажа выступает молодежное протестное движение.

 

Характеристика цветной революции Комментарий

1 Цель осуществление государственного переворота, то есть захват и удержание власти насильственным путем

2 Объект власть и властные отношения

3 Предмет политический режим

4 Необходимое условие наличие политической нестабильности в стране, сопровождающейся кризисом действующей власти.

5 Достаточное условие наличие специально организованного (по особой сетевой форме) молодежного протестного движения.

6 Форма воздействия на власть политический шантаж

7 Инструмент воздействия на власть молодежное протестное движение, на базе которого формируется политическая толпа

8 Базовая схема (демократический шаблон) все они укладываются в одну и ту же схему, предполагающую организацию по шаблону молодежного протестного движения, преобразования его в политическую толпу и использование этой силы против действующей власти в качестве инструмента политического шантажа.

9 Идеология В основе технологического сценария цветной революции лежит англосаксонская идеология демократизации, предполагающая экспорт демократии, демократических институтов и ценностей в сопредельные страны. В революциях Арабской Весны идеология отсутствует в принципе

Цветные революции только внешне напоминают настоящие революционные движения – в отличие от революций настоящих, вызванных объективным развитием исторического процесса, цветные революции – это технологии, успешно маскирующиеся под стихийные процессы.

 

Наличие общего для всех цветных революций шаблона прямо указывает на то, что цветные революции в принципе не могут быть реализацией объективных надежд и стремлений большинства населения.

 

Цветные революции отличаются почти театральным уровнем драматургии, который западные политологи старательно пытаются выдать за самопроизвольное и стихийное проявление воли народа, внезапно решившего вернуть себе право управлять собственной страной.

 

Причины цветных революций –  две версии: стихийные и инсценированные (случайные и неслучайные).

 

 ПРИЗНАКИ ЦВЕТНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

 

У каждой цветной революции есть свои признаки, которые выдают в ней технологию:

 

Признаки цветной революции

1 особый внешнеполитический почерк англосаксов, их отличительный стиль работы

2 строгое соответствие плана любой революции базовому шаблону (или сценарию) – все цветные революции развиваются по одному и тому же сценарию, использующего одну шаблонную схему.

3 то, каким образом организуется и как используется молодежное протестное движение.

4 определенные повторяющиеся особенности в подборе и выдвижении революционных лидеров.

5 в некоторых цветных революциях начисто отсутствует революционная идеология, что позволяет распознать в них подделку.Связано это с тем, что американцы – авторы цветных революций – не всегда понимают менталитет и психологию народа, которым они хотят принести «ценности истинной демократии», и не могут предложить им идеологию, которая будет органично принята всеми слоями общества.

 

ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И МЯГКАЯ СИЛА

 

Цветные революции часто называют технологиями или инструментами «мягкой силы»: внешне цветные революции – это несиловые технологии смены политических режимов.

 

Этот подход не совсем точен и часто вводит в заблуждение, заставляя считать цветные революции более мягкой и поэтому более прогрессивной и менее социально опасной формой воздействия на авторитарные режимы.

 

Тем самым разворачивается кампания по пропаганде цветных революций.

 

Сложно определить, что на самом деле является более опасным явлением для международной безопасности в целом: цветные революции или локальные вооруженные конфликты.

 

Современный Ближний Восток, погруженный цветными революциями в «управляемый» хаос, является полным тому подтверждением.

 

Цветные революции – не мягкая сила; это инструменты взлома демократических режимов переходного типа, скопированных с англосаксонских образцов незападными странами, которые имеют признаки имитационности.

 

Цветные революции создают условия и поводы для последующей военной интервенции.

 

 СХЕМА ЦВЕТНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

 

Стадия Комментарий

1 Любая цветная революция начинается с формирования в стране организованного протестного движения – основной движущей силы будущей цветной революции. – На первоначальном этапе, до открытого выступления, протестное движение формируется в виде сети, состоящей из конспиративных ячеек, каждая из которых состоит из лидера и трех-четырех состоящих у него на связи активистов. Такие сети объединяют тысячи активистов, составляющих ядро будущего протестного движения. Многие из них перед тем, как стать лидерами ячеек, проходят обучение в специальных центрах, специализирующихся на вопросах содействия демократизации.- Рекрутируют активистов из молодежной среды, чрезвычайно подвижной и легко увлекаемой различными яркими призывами и лозунгами.

– Сетевой принцип организации протестного движения напоминает принцип организации глобальных террористических сетей – по сути, это одна организационная технология.

 

2 Из подполья эта сеть выходит на улицы крупных городов одновременно и по условному сигналу, который носит название инцидента. Таким инцидентом может стать любое событие, шокирующее общество и получившее мощный общественный резонанс. Как правило, его инициируют специально.Очень важно, чтобы инцидент привлек внимание всего общества и стал предметом широкого обсуждения, интерпретации, нарастания всеобщего возбуждения и инициирования стихийных форм массового поведения.

3 После того, как инцидент произошел, протестная сеть выходит из подполья на улицы, где группы активистов из ячеек становятся катализатором стихийных массовых процессов, вовлекающих в этот процесс все большие слои населения. Включаются механизмы конфликтной мобилизации, одним из которых являются «твиттерные революции» – вовлечение через социальные сети.Ячейки начинают быстро обрастать гражданами, вовлекаемыми в стихийное протестное движение, принять участие в котором их толкает в основном страх за свое будущее. Общая тревожность настроений ведет к тому, что сознание людей переходит в так называемое пограничное состояние и становится подверженным массовым паническим реакциям, всеобщей истерии, часто проявляющихся на уровне рефлексов и инстинктов. С этого момента остается только один шаг от превращения протестных масс из сообщества протестующих в толпу.

4 Следующий шаг в схеме цветной революции – формирование политической толпы. Для этого выбирается достаточно большая площадь (майдан), где могли бы разместиться значительные массы народа. Активисты ведут свой протестный электорат на такой майдан, где в ходе многочасового митинга происходит полное слияние участников в единую массу, известную в психологии как толпа. Происходит полное эмоциональное слияние отдельных личностей с толпой, в которой для идентификации свой-чужой начинает использоваться яркая «революционная» опознавательная символика.В этих условиях на толпу воздействуют с помощью технологий воздействия ан подсознание, внедряя новые ценности и императивы, перепрограммируя человека. Именно такие технологии применяются в протестантских тоталитарных сектах.

Создаются условия для поддержания устойчивого существования и функционирования толпы – материальное обеспечение, палатки, горячее питание, одежда, деньги активистам, средства нападения (арматура, …) и т.д. Действует хорошо организованная «служба тыла».

 

5 От имени толпы к власти выдвигаются ультимативные требования, под угрозой массовых беспорядков и – реже – физического уничтожения. В том случае, если власть не выдерживает этого напора, стихия ее сметает. Если власть принимает вызов и выражает готовность сопротивляться, толпа становится основным таранным фактором удара, который наносят по власти авторы цветной революции. В дальнейшем такая революция неизбежно перерастает в мятеж, а в некоторых случаях – в гражданскую войну, сопровождающуюся военной интервенцией.

 

АРАБСКАЯ ВЕСНА

 

Признаки цветных революций Комментарий

1 Использование одного и того же шаблона технологии организации и работы с молодежным протестным движением, включая революционный брендинг, в революциях «арабской весны» полностью копируют аналогичные технологии цветных революций в СНГ и других регионах политической карты мира.

2 «Революции» в различных государствах Северной Африки и Ближнего Востока вспыхнули практически одновременно Это практически всегда исключает любой элемент случайности и предполагает высокий уровень координации (по времени) из зарубежного «революционного центра», либо – факт проведения тщательно спланированной внешними силами специальной операции.

3 В качестве инцидента выступил незначительный повод – самосожжение местного жителя в Тунисе. Тем не менее, это сразу послужило сигналом для начала вооруженного мятежа, в считанные дни охватившего всю страну. Вместе с тем, организация мятежа практически невозможна без тщательной предварительной подготовки, вербовки боевиков и сплочения их в боевые группы, четкой системы координации, материального обеспечения и, самое главное, – аккумулирования в зоне будущего конфликта значительных финансовых средств, предназначенных для подпитки «революционной борьбы». Последние невозможно доставить в зону конфликта мгновенно, и уж тем более, если мятеж уже начался. Без внешней финансовой поддержки ни одна из современных «революций» не имеет ни шанса против законной власти.

4 «пламя революции» охватило государства Северной Африки и Ближнего Востока  по очереди, строго в определенном порядке В природе лесной или степной пожар распространяется круговой волной.  Здесь налицо явная избирательность: Тунис-Египет-Ливия-Сирия-Бахрейн-Йемен и т.д. При этом в стороне остались Алжир, Марокко и др. африканские страны, имеющие сходные социальные проблемы и отличающиеся таким же «консерватизмом» политических режимов.На языке специалистов по психологическим операциям и технологов «цветных революций» это явление называется «контролируемой цепной реакцией» и является обязательным элементом любой современной технологии «цветных революций». При этом очередность следования «вспыхивающих» стран в контролируемой цепной реакции строго соблюдается. Выдает в этих процессах технологию не только порядок, в котором вспыхивают страны, но и высокая скорость распространения такой цепной реакции: это возможно только при высокой степени внешней координации происходящих событий.

5 В-пятых, в «революциях» в Северной Африке и на Ближнем Востоке наблюдается еще один ключевой элемент технологии «цветных революций»: это – механизм обратной связи, первоначальный сценарий «революции» обкатывается на примере одной страны, затем корректируется (с помощью механизма обратной связи) и в виде очередной итерации запускается в отношении следующей по списку страны. Затем процедура коррекции повторяется снова.

6 Во всех «революциях Арабской Весны» настораживает один факт: странное отсутствие обязательного компонента любой революции – революционной идеологии. «революционная» толпа не выдвигает никакой альтернативной политической программы: народный гнев носит сугубо персонифицированный характер и ничего не имеет против самой политической системы.

 

ЭВОЛЮЦИЯ ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ

 

В революциях «Арабской весны» есть и свои особенности, отличающие их структурно и технологически от своих предшественников – цветных революций в Центральной Азии, Украине, Грузии и даже от т.н. «зеленой революции» в Иране 2009 года: к классической схеме реализации цветной революции (то есть государственного переворота) здесь добавлены механизмы обратной связи (итерационный механизм, хорошо известный математикам) и «управляемого хаоса», позволяющие управлять политической нестабильностью не только в рамках отдельно взятой, сравнительно небольшой страны (такой как Украина или Грузия), но и в масштабах целого региона (Ближнего Востока, Северной Африки, Центральной Азии и т.д.).

 

Механизм обратной связи – это специальный механизм коррекции, позволяющий в режиме реального времени выявлять и оперативно устранять  недочеты в реализации схем цветных революций, модифицируя их под конкретные условия конкретной социокультурной среды.  Именно такой механизм был впервые отработан в революциях «Арабской весны», в которых государственные перевороты в странах, ставших жертвами волны «принудительной демократизации», осуществлялись не одновременно, а последовательно, по цепочке; причем в каждой последующей схеме реализации цветной революции учитывались ошибки, допущенные при реализации предыдущей схемы. Внедрение в технологические схемы цветных революций механизмов обратной связи, основанных на итерационных схемах, – это прямой результат их эволюционного развития, позволяющий погружать в революционные процессы уже не отдельные страны. а целые регионы.

 

Механизм «управляемого хаоса» – это еще один эволюционный прорыв в технологиях цветных революций, который позволяет применять «демократические схемы и шаблоны», разработанные изначально для общества западного (индивидуалистического) типа, в условиях традиционных восточных обществ, в своем исходном виде невосприимчивых к пропаганде демократических и либеральных ценностей. Для того чтобы западные, англосаксонские, технологии цветных революций заработали в такого рода социально-культурной среде, необходимо предварительно разрушить традиционную структуру общественного уклада, что и делают технологии «управляемого хаоса». Основная цель применения этих технологий – подготовить традиционное общество к применению технологий управления массовым политическим сознанием и массовым политическим поведением, что достигается с помощью его «атомизации», разрыва связей между отдельными личностями и общиной, внедрения в сознание граждан суррогатного индивидуализма западного типа.

 

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РЕВОЛЮЦИЙ АРАБСКОЙ ВЕСНЫ И УКРАИНЫ

 

События в Украине в точности повторяют Египетский сценарий:

 

это и характер народных волнений, переросших в массовые беспорядки, которые выдавались за стихийные, но на самом деле таковыми не являлись;

и хорошо организованное протестное движение, подкрепленное военизированными формированиями боевиков – украинских националистов, переброшенных в Киев из западных областей Украины, где они все эти годы тренировали свое боевое умение в специальных лагерях, изучая тактику сопротивления спецформированиям МВД и СБУ, а также тактику войны в городских условиях;

блокада органов власти, захват стратегических и жизненно важных объектов столичной инфраструктуры;

использование механизмов конфликтной мобилизации населения, вовлечение его в конфликт на стороне «представителей восставшего народа», разжигание ненависти к правящему режиму, широкая идеологическая обработка попавших под влияние радикалов;

масштабная информационная война;

грамотно организованное снабжение восставших всем необходимым для продолжения борьбы, включая спецсредства, одежду, питание, финансовые средства, идущие на оплату услуг наемников и провокаторов.

И в том и в другом случае под прикрытием восставшего народа в вооруженную борьбу включаются организованные и хорошо вооруженные отряды мятежников.

 

И в том, и в другом случае «восставшему народу» противостояла  слабая, нерешительная  и коррумпированная власть.

 

УГРОЗА ЦВЕТНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В РОССИИ

 

В течение всего времени, пока по Северной Африке и Ближнему Востоку неслось цунами цветных революций Арабской Весны и внимание мировой общественности было приковано к трагедии Ливии и  Сирии, в России не переставали спорить, куда повернет эта волна цветных революций после Сирии.

 

Вместе с тем, волна цветных революций не продолжила форматировать мусульманский Восток, а неожиданно проявилась в Украине – непосредственно у границ России. Отсюда следует очевидный вывод: цель новой волны цветных революций – не Украина и не режим Януковича, а Россия, ее суверенитет, территориальная целостность.

 

России, опираясь на украинский опыт, необходимо готовиться к тому, что она станет следующей в перечне мишеней англосаксонских цветных революций, обкатанных как в условиях традиционных обществ восточного типа, так и в условиях унитарного украинского  государства, построенного по принципу «вертикали власти» и не имеющего подушки безопасности в виде гражданского общества.

 

Украина – это не что иное, как последняя генеральная репетиция такой революции, обкатка ее на стране со сходным менталитетом, культурой и цивилизационной идентичностью.

 

России необходима государственная концепция по противодействию цветным революциям, как в самой России, так и в целом на пространстве СНГ, подкрепленная дорожной картой ее реализации.

 

МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЦВЕТНЫМ РЕВОЛЮЦИЯМ

 

Существует система мер, которая помогает уменьшить риски возникновения цветных революций.

 

Первый комплекс мер направлен на выявление и перекрытие финансовых потоков, идущих на финансирование протестного движения.

 

Вторая группа мер направлена на вовлечение социальной базы протестного движения – молодежи в возрасте от 18 до 35 лет – в деятельность общественных организаций проправительственной направленности.

 

Третья группа мер – создание в обществе «клапанов по выпуску пара», сброса напряженности, не позволяющих обществу «перегреваться» наподобие парового котла и затем выплескивать накопившуюся энергию в виде социального взрыва.

 

 

 

 

Никита Сергеевич Данюк

О противодействии технологиям демонтажа политических режимов

(«цветным революциям»)

7 сентября 2018 года.  Никита Сергеевич Данюк о противодействии технологиям демонтажа политических режимов («цветным революциям»).  Первый заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов (ИСИП) РУДН. URL:  https://antimaidan.ru/article/16293

 

 

Практика инспирирования и реализации государственных переворотов («цветных революций») наряду с комплексной стратегией «гибридной войны» представляют актуальную угрозу для национальной безопасности Российской Федерации. В ход идут различные механизмы оказания внешнего давления на государство и граждан. Внешняя управляющая сила и политическая агентура не прекращают попыток использовать объективные социально-экономические трудности, а также накапливаемый протестный потенциал среди гражданского населения, в особенности среди молодежи, для дестабилизации общественно-политической обстановки в стране.


Эффективная работа по противодействию реализации технологий «цветных революций» предполагает использование комплексного подхода, в котором сочетаются несколько ключевых направлений деятельности.


По существу «цветные революции» представляют собой тщательно подготовленное вмешательство извне, направленное на искусственное создание кризисной (конфликтной) ситуации (либо дополнительное стимулирование при ее наличии), для свержения действующего политического режима (или для других запланированных изменений) посредством использования потенциала деструктивной оппозиции и протестных народных масс с последующим продвижением во власть управляемых, а иногда полностью подконтрольных сил.


В результате внешние силы получают ранее недоступные возможности для реализации своих геополитических и геоэкономических задач, а деструктивные силы оппозиции и политической агентуры своих узкокорыстных политических и иных амбиций.


«Цветная революция» — особая форма борьбы (политического вмешательства), направленная на создание конфликтного потенциала с целью смены государственной власти и принципиально меняющая ее основание легитимности, а также приводящая к геополитической и геоэкономической переориентации государства.


В этой связи выделяется два неразрывно связанных целевых контура технологии – внешний и внутренний.


Внешний контур, прежде всего, представлен деструктивной деятельностью внешней управляющей силы. Внешнее вмешательство может принимать различные формы в зависимости от складывающейся конъюнктуры на момент реализации деструктивных технологий. Эти формы зачастую имеют взаимодополняемый характер и могут использоваться одновременно:


1) поддержка деструктивных оппозиционных движений и радикальных группировок (материальное и техническое обеспечение, признание со стороны международных акторов и зарубежных организаций, целенаправленная поддержка в СМИ);


2) культурно-информационное, психологическое давление на власть (создание с помощью деструктивной оппозиции и информационных платформ (блогосфера, Интернет, ТВ) общественного мнения в нужном ключе, организационная политика по дискредитации действующей государственной власти);


3) финансово-экономическое давление (введение нелегитимных международных санкций, эмбарго и иных ограничений, как для государства, так и отдельных юридических, а также физических лиц, политика по противодействию реализации экономических интересов страны-мишени за рубежом, в том числе на различных финансовых рынках);


4) военное вмешательство (угрозы либо применение ограниченной военной силы, оказание скрытой, либо открытой поддержки незаконным вооруженным криминализированным, экстремистским формированиям, использование Частных военных компаний (ЧВК) и Сил специальных операций (ССО).


Бескровный характер переворота для его организаторов был бы идеальным сценарием захвата власти без комплексного применения внешней военной мощи. Однако в зависимости от расстановки сил внутри государства-мишени, используется та или иная тактика достижения конечного результата, которая предполагает ограниченное применение боевой силы.


Масштабные вооруженные столкновения в контексте реализации сценария «цветной революции» носят скорее вынужденный характер, допускаются в зависимости от складываемой оперативной обстановки в момент совершения государственного переворота и конечных целей – либо стабилизация обстановки в государстве пришедшими прозападными силами и переход государства под внешний контроль, либо перевод ситуации в стадию затяжной гражданской войны с целью дестабилизации приграничных районов и геополитического перекраивания региона.


Для более «скрытого» вмешательства извне зачастую используюется сетецентричный потенциал различных НКО/НПО структур, через которые денежные потоки направляются на нужды «революционеров».


Государственные перевороты, происходят преимущественно не в экономически отсталых государствах с авторитарным режимом правления, где в случае чего жестко подавляются любые противоправные акции и антиправительственные выступления, что может стать основанием для  роста  недовольства и увеличения протестного потенциала, а в странах, где имеются предпосылки для стабильного экономического развития, и существует открытость к внешнему воздействию. Как правило, там активно функционирует сеть т.н. демократических институтов (оппозиционные СМИ, иностранные НПО, НКО и иные Фонды, имеющие зонтичную структуру управления и координируемые заинтересованной внешней управляющей силой). Такие зарубежные организации зачастую выступают инструментом реализации сетецентричных деструктивных политических технологий, к тому же через них осуществляется финансирование внутренней оппозиции, а также организуются различные семинары и «подготовительные лагеря» для обучения активистов инструкциям по «смене режима».


Это видно на примере постсоветских республик, в частности Грузии, Украины, Киргизии, где власти предпринимали попытки демократизации политических институтов, демонстрировали безоговорочную приверженность западным стандартам, наряду с процессом вестернизации политической элиты и определенной части населения (в основном молодежи, подверженной «мягкосиловому» западному влиянию), что сделало эти страны уязвимыми перед организованным давлением извне.


В ходе реализации сценария «цветной революции» легитимное руководство стран-мишеней оказывалось под внешним давлением: проамериканские неправительственные структуры (такие как USAID, NDI, «Freedom House», Фонд Сороса и иные) активно участвуют в подготовке оппозиционных ячеек, а западные эмиссары требуют не применять силу против захватывающих административные здания демонстрантов, призывая действующее руководство приступить к изначально неравному диалогу с оппозицией, которая таким образом получает возможность диктовать свои условия.


Важное место отведено СМИ и блогосфере как инструментам, оказывающим культурно-информационное воздействие на общественное мнение и формирующим нужную реакцию у граждан страны-мишени.


Внутри многих государств за последние десятилетия появилось множество печатных и телевизионных СМИ оппозиционного характера, которые не просто предлагают альтернативное видение актуальных проблем или событий, но напрямую ретранслируют идеи и смыслы своих идеологических вдохновителей, в роли которых выступают США и страны Запада. Коллективный Запад имеет готовые коммуникационные каналы, через которые можно беспрепятственно доносить до граждан государства-мишени специально подготовленные лживые сведения и деструктивные смыслы. Основным оружием сегодня становятся не танки и не ракеты, а «независимые» журналисты и СМИ.


В информационной войне атакующая сторона получает определенные преимущества. Не имеет значения, правдивы или нет подаваемые ею сведения. Сфабриковав качественную дезинформацию или даже полуправдивый инфоповод, агрессор использует его против государства-мишени, тем самым вынуждая на ответные действия. В независимости от того как отвечает обороняющаяся сторона – опровергает или пытается оправдаться, запущенный инфоповод уже положил начало дискуссии, которая в свою очередь разжигается деструктивной оппозицией внутри российского и международного сообщества. Тем самым информационный агрессор получает возможность оказывать подрывное влияние и психологическое воздействие на общественное сознание населения страны-мишени.


Внутренний контур составляют подрывные действия сил деструктивной оппозиции, которая путем использования лозунгов, построенных на платформе существующих в обществе проблем и нерешенных вопросов, стремится мобилизовать протестный потенциал гражданских масс и создать широкий фронт борьбы за «смену режима».


Отметим, что организаторы государственных переворотов во всех так называемых «ненасильственных революциях» действительно прибегают к мобилизации граждан, стремятся заручиться их широкой поддержкой. Однако это лишь составная часть технологии, в которой организаторы используют протестный потенциал гражданских масс в собственных целях, подчас конвертируя справедливое недовольство масс социально-экономическим положением в политический протест и выступления против легитимного государственного режима.


Впоследствии противоправные действия, направленные на насильственный захват и удержание власти – государственный переворот, объявляются мятежниками «народной революцией». Тем самым появляется основание на легитимность режима в западном понимании – то есть не, с точки зрения законной природы власти, но в виду того, что она якобы поддерживается большинством населения. Это же позволяет заявить о появлении нового «демократического режима».


В действительности «цветные революции» не являются революциями, а представляют собой государственный переворот, сочетающий как «ненасильственные действия» (nonviolent actions), так и силовые технологии противоборства (например, захват, блокирование и удержание зданий и объектов государственной инфраструктуры, столкновения с силами правопорядка). Кроме того, в результате их реализации не происходит фундаментальных изменений политического строя и общественно-экономической формации.


Подготовка технологий демонтажа политических режимов занимает определенное время в зависимости от развития ситуации внутри конкретной страны-мишени, наличия у нее слабых мест и степени ее подверженности внешнему воздействию. К отражению угроз «цветных революций» необходимо также подходить заблаговременно и купировать уязвимые позиции, укреплять работу по противодействию деструктивным сценариям по всем возможным направлениям. Рассмотрим кратко аспекты подобной работы, в ряде случаев приводя опыт Российской Федерации.


Внешнее направление является одним из ключевых и требует серьезной проработки. Необходима долгосрочная стратегия противодействия реализации   деструктивных политических технологий, подготавливаемых не только против России, но и против стратегических важных для нее стран, поскольку свержение режимов по периметру национальных границ угрожает геополитическим окружением, что резко повышает шансы на успешную реализацию  «цветной революции» в самой России. Кроме того, такая программа помогла бы избежать возможных потерь и издержек во внешнеполитическом планировании. Для этого требуется корректировка и последующая эффективная реализация политики «мягкой силы», а также выстраивание многоформатного международного диалога по вопросам противодействия практике демонтажа политических режимов суверенных государств.


Приведем ниже ряд рекомендаций:


- в рамках форматов международного взаимодействия, в частности на площадке ООН, БРИКС, G-20 выступить с инициативой принятия декларации «О недопустимости вмешательства во внутренние дела суверенных государств и непризнании госпереворотов как метода смены власти», тем самым вновь подтверждая основополагающие принципы международного права о невмешательстве в какой бы то ни было форме во внутренние и внешние дела суверенных государств, об отказе от интервенций и ведения подрывной деятельности. Это позволит на уровне международного сообщества постепенно закрепить  практику непризнания режимов пришедших к власти в результате «цветных революций» ;


- по линии ответственных министерств и ведомств организовать работу по постоянному мониторингу и оперативному реагированию на кризисные ситуации, что требует более слаженного взаимодействия специальных служб по линии обмена информацией относительно развития ситуации и перспектив задействования рычагов для урегулирования кризисов. Так, например, на приоритетном для России пространстве СНГ для практической реализации данных задач следует уделить внимание потенциалу ОДКБ, что, однако, требует отдельной выработки поэтапных механизмов и процесса согласования использования ресурсов организации для предотвращения государственных переворотов («цветных революций»);


- наладить оперативное реагирование и отслеживание негативных тенденций в странах, потенциально рассматриваемых в качестве очередной мишени для реализации «цветных революций», для этого скорректировать функционал деятельности дипломатических загранучреждений в сторону «мягкосиловой» работы с различными группами внутри страны, включая оппозиционные, взаимодействие с которыми отвечало бы реализации национальных интересов российского государства;


- выработать единообразно понимаемый понятийно-терминологический аппарат, раскрывающий содержание феномена «цветных революций» в привязке к современным концепциям «мягкой силы», «гибридных войн», его структурные особенности и технологические аспекты реализации, с последующим закреплением в официальных документах стратегического характера, что способствовала бы комплексному подходу к выстраиванию стратегии по обеспечению национальной безопасности российского государства, защите и продвижению национальных интересов России за рубежом.


Успешное противодействие деструктивному влиянию извне, навязыванию антигосударственных решений наряду с укреплением суверенитета, позиций страны на международной арене, а также реализация национальной «мягкосиловой» стратегии может нивелировать внешнеполитические попытки реализации «цветных» технологий.


Однако, очевидно, что без укрепления стабильности внутри страны речи о какой-либо устойчивости к внешнему воздействию идти не может.


На внутреннем направлении необходимо уделить внимание тем аспектам, которые способствуют эффективной реализации деструктивных технологий и в дополнение к внешнему инструментарию взламывают страну-мишень изнутри.


Прежде всего, следует укреплять позиции государства, не допуская разрыва по линии власть-народ, что будет дополнительным образом цементировать внутриполитическую стабильность и одновременно понижать возможности деструктивных сил по расшатыванию ситуации.


Неразрешенные внутренние проблемы в государстве, а также социальная и межэтническая напряженность в обществе – это главные  опорные точки для организаторов «цветных революций», которые могут стать катализатором массовых протестов и беспорядков.


Осмысленное противодействие деструктивному сценарию требует создания различных барьеров, принятия мер системного характера, которые могут включать следующие направления: запуск широкой дискуссии по определению ключевых параметров российской идеологии будущего, основанной на созидательной «повестке развития» с участием общественных и государственных институтов, проведение анализа текущего состояния и осуществление последующей «суверенизации» гуманитарного знания в России в части дисциплин, непосредственно влияющих на политический, общественный и образовательный дискурс. В качестве такой меры можно рассматривать и поддержание инициатив о повышении воспитательной компоненты в системе образования, формирующей ответственного гражданина и патриота, а также внедрение механизмов адекватного политического и общественно-научного информирования наиболее «привлекательных» в плане внешней смысловой коррекции групп граждан - от подростков до военнослужащих и сотрудников силовых структур. Работа именно с этими группами населения считается классикой «ненасильственных» политтехнологических операций.


Защита «информационного суверенитета» также является приоритетным направлением в работе по противодействию «цветным революциям», поскольку острие технологий направлено на использование информационной составляющей при подготовке и проведении операций по смене неугодных режимов. Недооценка данного аспекта рискует обернуться против государства – тотальная и бесконтрольная «свобода СМИ» приводит к потере «информационного суверенитета», разгулу дезинформации, различных слухов и фейковых новостей, способствующих негативному восприятию гражданами ситуации,  целенаправленному и искажению объективной действительности. Интернет и различные мессенджеры позволяют в режиме online транслировать любые посылы, оперативно обмениваться информацией, поэтому они в первую очередь становятся элементами деструктивных технологий. Это следует учитывать при купировании угроз.


Понимание масштаба угроз, вызванных информационной войной, является важным элементом в стратегии противодействия. Необходимо свести до минимума возможность влияния деструктивных сил на информационные механизмы внутри страны.


Особую значимость приобретает работа со СМИ. Крайне важно укрепление отечественных информационных потенциалов (государственных СМИ) с целью оперативного распространения достоверной информации относительно  предпринимаемых российским руководством действий, как на международной арене, так и внутри страны. Следует продолжать совершенствование отечественного информационного ресурса с помощью привлечения талантливых работников медийной отрасли, которые доносили бы до граждан объективные сведения о проводимой государством политике, вскрывали откровенную ложь зарубежных и отечественных деструкторов, распространяемую для разобщения и ослабления российского народа и создания противоречий между народом и государственной властью.


Вместе с информационным направлением атак осуществляются проекты культурной агрессии, реализация которых носит долгосрочный характер.


Технологии демонтажа политических режимов включают в себя специальные культурные операции, своим острием направленные на общество и каждого гражданина нашей страны.  Потому что без привлечения широких слоёв населения к подрывным проектам внешняя управляющая сила и деструктивная оппозиция не смогут легитимизировать свои действия и выставить государственный переворот как «народную волю».


Для эффективного противодействия технологиям массового манипулирования общественным сознанием необходима работа по повышению уровня правосознания в обществе и патриотическому воспитанию молодежи.


Ведущаяся против России информационная и культурно-психологическая война направлена на дестабилизацию общественно-политической обстановки в стране и осуществление государственного переворота прозападными силами. В этой связи особую значимость приобретает работа с гражданским сегментом «мягкой силы» России – ее многонациональным обществом, формированием внутри него полного неприятия деструктивных идей и навязываемых западной пропагандой деструктивных либеральных ценностей.


В стратегическом плане, исходя из уроков произошедших «цветных революций» важнейшими задачами будут:


1. Обеспечение устойчивого экономического роста страны, реализация социальных программ, повышения уровня благосостояния граждан. Решение этих задач позволит резко сократить накопление «социального протеста» среди всех слоев населения, позволит выделять большие ресурсы на противодействие попыткам управлять экономическими, социальными и политическими процессами в деструктивных целях.


2. Разработка стратегии противодействия ведению иррегулярных (гибридных) военных действий, сетевых информационных и психологических операций против России. Необходимо также осуществлять строительство, боевую подготовку вооруженных сил и других силовых ведомств исходя из современных и прогнозируемых угроз национальной безопасности.


3. Взятие под контроль негосударственных организаций гражданского общества. Самый надежный способ контроля — финансовый. Для финансирования «гуманитарных» программ негосударственных организаций гражданского общества целесообразно создать благотворительные фонды, подотчетные государству.


4. Стимулирование развития военной науки, так как угрозы подготовки «цветных революций» лежат вне сферы военной безопасности РФ, вследствие чего существует проблема применения вооруженных сил для противодействия и нейтрализации этих угроз — в существующей сегодня практике боевого применения вооруженных сил нет приемлемых форм и способов противодействия «социальному протесту», который может быть конвертирован внешней управляющей силой в протест политический и как следствие в «цветную революцию».


В тактическом плане основными задачами для исключения возможностей по подготовке и реализации «цветной революции» на территории России являются следующие направления деятельности.


1. Полностью исключить или жестко контролировать финансирование из-за рубежа политических и общественных организаций, негосударственных организаций гражданского общества, которые могут быть использованы для организации беспорядков и противодействия федеральным властям.


2. Жестко регламентировать подготовку специалистов за границей, особенно силовых ведомств, журналистов, PR-менеджеров, политологов и т.д.


3. Осуществлять постоянный контроль над формированием и развитием негосударственных организаций гражданского общества в РФ.


4. Осуществлять подготовку специалистов по противодействию использования СМИ, PR-технологий и негосударственных организаций гражданского общества в антигосударственных целях, как силами внутренней оппозиции, так и извне.


Как определить подготовку внешней управляющей силой «цветной революции» в стране-мишени?


 1. Введение международными акторами ограничений и дискриминационных мер,  направленных на создание глубоких проблем внутри государства-мишени:


- нелегитимные санкции, торговое эмбарго; финансово-экономические ограничения;  препятствование деятельности отечественных компаний за рубежом и др.;


- установление барьеров для свободного передвижения граждан и капиталов; 


- формирование различных «черных списков» и иных мер «точечного» воздействия на представителей политической элиты и рядовых граждан;


имеющих своей целью:


а) понизить уровень благосостояния и темпы развития государства; б) оказать давление на государственных деятелей, а также рядовых граждан страны; в) ухудшить внутриэкономическую, социальную жизнь населения; г) сформировать широкое протестное движение; д) осуществить свержение действующего государственного режима с последующим продвижением во власть кандидатов от оппозиции и иных лиц, контролируемых извне.


2. Подготовка и осуществление государственных переворотов («цветных революций»), а также создание очагов нестабильности вблизи границ государства-мишени, угрожающих её национальной безопасности и социально-политической стабильности.


3. Провоцирование и поддержка международными акторами действий деструктивных сил внутри государства-мишени, работа по углублению социальной и межэтнической напряженности, разжиганию ненависти по этническим или религиозным мотивам.


4. Непропорциональное увеличение численности персонала дипломатических представительств иностранных государств и других зарубежных учреждений в государстве-мишени, сопровождающееся расширением спектра деятельности их представителей внутри страны, увеличением влияния на внутригосударственные процессы;


5. Увеличение зарубежного финансирования проектов направленных на «продвижение демократии, защиту прав человека», развитие «институтов гражданского общества» внутри государства-мишени, организация иностранными представителями встреч и «обучающих» лекций для гражданских активистов и граждан страны-мишени.


6. Рост активности со стороны зарубежных представителей, международных организаций и фондов, неправительственных организаций финансируемых через западные гранты в правозащитной сфере, в области контроля над избирательными процессами в государстве-мишени, особенно в предэлекторальный и электоральный периоды.


7. Оказание международными акторами, иностранными представителями или организациями завуалированной, а также открытой поддержки оппозиционной активности, массовых протестов, направленных против институтов государственной власти государства-мишени, отдельных государственных деятелей в сочетании с антироссийским внешнеполитическим курсом их собственных государств на мировой арене.


8. Солидаризация «лидеров протеста» с позицией иностранных государств в ущерб национальным интересам своего собственного государства (присоединение к обвинениям в адрес страны, поддержка разного рода инструментов давления используемых против неё иностранным государством).


9. Интенсификация информационно-пропагандистских атак формирующих у населения негативный и антинародный имидж легитимной власти, информационного фона способствующего ложному пониманию текущей ситуации в стране, способствующих дестабилизации государственных институтов.


10.    Оказание информационного воздействия на население, молодых граждан страны, направленного на подрыв исторических, духовных и патриотических традиций.


11. Наличие (тайных и открытых) контактов межу зарубежными представителями и лидерами оппозиции.


12.  Поступление денежных средств из-за рубежа для финансирования оппозиции, ее отдельных групп, участников или проектов.


13. Деятельность оппозиции и поддерживающих их иностранных представителей, направленная на углубление противоречий между обществом и государственной властью.


14. Стремление оппозиционных сил в стране-мишени к непризнанию итогов предстоящих выборов, заблаговременное выдвижение и распространение тезисов об их фальсификации со стороны органов государственной власти.


15. Призывы деструктивной оппозиции к народу страны выйти на улицы и противостоять государству (под «антикризисными» лозунгами, «за борьбу с коррупцией», социально-экономической несправедливостью, повышением налогов, тарифов и т.п,), а также параллельная поддержка и оправдание законности действий оппозиции со стороны внешних сил.


 


 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна