Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Санкт-Петербургский международный криминологический клуб. 25 мая 2018 года. Международная беседа «Преступность миграционных процессов».

18.11.2019 15:49      Просмотров: 88      Комментариев: 0      Категория: Государство и право, юриспруденция, ювенальное право

 

Санкт-Петербургский международный криминологический клуб 

Преступность миграционных процессов

Международная беседа. Состоялась 25 мая 2018 года 

27 мая 2018 года.  URL:  https://www.criminologyclub.ru/home/3-last-sessions/338-2018-05-27-20-07-37.html


 

 С докладом «Беженцы в Германии. Исследование ситуации и вытекающих из неё последствий» выступил Х. Кури – профессор, доктор психологии, профессор университета им. Альбрехта-Людвига (Фрайбург, ФРГ).

Беседу вёл заместитель президента Клуба А.П. Данилов.


На беседу собрались криминологи из Екатеринбурга (Россия), Москвы (Россия), Санкт-Петербурга (Россия), Фрайбурга (ФРГ).


43 студента вузов (РГПУ им. А.И. Герцена: А.Ю. Зайцева, Д.А. Мухин, П.А. Самородская – все 1-й курс, О.М. Байрамов, В.С. Васильев, А.Е. Вдовица, Н.П. Галишев, М.Г. Гончаров, У.В. Докукина, Ю.О. Задирако, Д.А. Замятин, И.Р. Кесаева, Т.О. Козырева, Е.Г. Ковалёва, С.С. Котар, С.А. Лекапшиева, П.А. Малыгин, Ю.А. Миронова, Е.А. Михайлова, Д.Д. Полецкая,  В.А. Филимончук, В.А. Шибалова – все 2-й курс, Л.В. Крутова, М.В. Лихобабина, Л.В. Маевский, О.В. Митрахович – все 3-й курс, А.Ю. Сапожичкова, О.А. Стадникова – 4-й курс, Р.С. Власов, Северо-Западный институт управления РАНХиГС: А.А. Гонина, В.В. Леснов, А.В. Лубенец, К.З. Мамов, С.С. Митрохин, Б.А. Насиров, П.В. Севостьянов, А.С. Тихонов, К.А. Халикова, Е.В. Хочунская, Д.П. Черников – все 3-й курс; Санкт-Петербургский государственный экономический университет: А.А. Григорьева, Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Университета прокуратуры РФ: А.И. Пашкин – 2-й курс, Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина: Я.Н. Шишкин – 2-й курс).


Четыре гостя (писатель Н.В. Кофырин, переводчик Н.Л. Баконова, старший юрисконсульт ФКУ «ГСЦП МВД России» И.А. Носкова; старший лаборант кафедры прокурорской деятельности Уральского государственного юридического университета Е.С. Кривицкая).


Один аспирант (РГПУ им. А.И. Герцена: М.А. Пахомова).

Три адъюнкта (Санкт-Петербургский университет МВД России: О.Н. Гончаренко, Е.С. Кетенчиева, А.Д. Рубан);

Один преподаватель (Санкт-Петербургский государственный морской технический университет: С.В. Игнатенко).

Восемь кандидатов юридических наук (РГПУ им. А.И. Герцена: А.Л. Гуринская, А.П. Данилов, М.С. Дикаева; Северо-Западный институт управления РАНХиГС: Н.И. Пишикина; Санкт-Петербургский государственный экономический университет: Н.А. Крайнова; Санкт-Петербургский университет МВД России: А.В. Никуленко, В.С. Харламов; Уральский государственный юридический университет: Я.С. Дикусар).

Один доктор психологии (Университет им. Альбрехта-Людвига: Х. Кури).

Шесть докторов юридических наук (РГПУ им. А.И. Герцена: С.Ф. Милюков; Санкт-Петербургский университет МВД России: С.У. Дикаев; Московский университет МВД России: С.Я. Лебедев, В.Н. Фадеев; Российский государственный университет правосудия. Северо-Западный филиал: М.Х. Гельдибаев), среди которых 1 заслуженный деятель науки РФ (РГПУ им. А.И. Герцена: Д.А. Шестаков).

В обсуждении доклада участвовали: А.П. Данилов, С.У. Дикаев, Е.С. Кетенчиева, С.Я. Лебедев, С.Ф. Милюков, В.Н. Фадеев, В.С. Харламов, Д.А. Шестаков.


 Выжимки из докладов и поступивших откликов


Тезисы основного доклада:

Х. Кури (Фрайбург, ФРГ).

Беженцы в Германии. Исследование ситуации и вытекающих из неё последствий

Проблема беженцев в Германии и других индустриальных западных странах, начиная приблизительно с 2015 года, выросла до центральной политической и практической. С самого начала существования человечества мы можем наблюдать в тех или иных государствах беженцев. Однако обострилась ситуация с ними в Германии в связи с увеличивающимся их числом, особенно, из Северной Африки.


Тогда как в 2014 году в Германии было подано 202 834 ходатайства о предоставлении убежища, в 2015 году это число составило 476 649, т.е. более чем удвоилось. Основной страной, «поставляющей» беженцев, является Сирия.


31 августа 2015 года Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель выступила с посланием «Мы сделаем это», обращённым к Федеральной пресс-конференции в связи с кризисом вокруг беженцев в Европе и приёмом их в Германию. Меркель приветствовала приток беженцев. Она заявила, что Правительство ФРГ могло бы решить возникающие в связи с притоком беженцев проблемы.


Исходя из этого обращения, были предприняты чрезвычайные усилия, особенно в том, что касается размещения беженцев. Обращение Меркель повлекло за собой появление большого числа добровольцев, без которых решение интеграционных задач невозможно.


Тем не менее, с возрастанием числа беженцев растёт и число проблем, а также критика политики, поддерживающей приток беженцев. Критика расширяется, прежде всего, на фоне сообщений о совершаемых ими преступлениях.


Следует отметить, что большая часть беженцев представлена молодыми мужчинами, которые, как известно, являются наиболее активными, в том числе в преступном плане. Совершению ими преступлений способствуют неблагополучные условия для жизни в приютах, отсутствие работы, плохая интеграция в европейское пространство, неопределённый статус пребывания, угроза быть отосланными назад.


Снова и снова возникают подозрения, что среди беженцев есть исламистские террористы.


Опросом 825 беженцев во Фрайбурге, Мюнхене и Берлине мы в соответствии со стандартизованной шкалой установили, что у 34,8 % опрошенных наблюдалось посттравматическое стрессовое расстройство, причём, этот показатель у детей был выше, чем у взрослых. Приблизительно треть опрошенных не имеет профессионального образования. 72 % опрошенных беженцев чувствуют себя в Германии хорошо принятыми, это, прежде всего, женщины. 37 % планируют после окончания войны на Родине возвратиться домой.


Следует отметить нарастающую критику политики, приветствующей приём беженцев. Успех правой партии AfD (Альтернативы для Германии) во многом обусловлен именно этой критикой.


Для предупреждения преступлений беженцев важно, прежде всего, обеспечить их работой, нормальным жильём, предоставить несовершеннолетним возможность получить школьное образование, предлагать им интеграционные курсы обучения, ускорить принятие решений о статусе их нахождения на территории Германии.


Другие результаты исследования ситуации с беженцами в ФРГ и связанные с этими результатами соображения о реакции на проблему беженцев будут представлены для обсуждения на беседе в Клубе.


 
Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия).

Преступность сферы миграции


 Оседлые и неоседлые чужане в свете преступностиведения. Постановка в преступностиведении вопроса о переселенцах (мигрантах) является составной частью проблематики чужан.[1] Наименование «чужанин» охватывает недавно прибывших на местность, несколько поколений появившихся давно, но не ставших своими, однако, оно включает в себя также и являющихся гражданами страны космополитов, которые, ненавидя её, намеренно способствуют её разрушению.[2] Это понятие позволяет охватить достаточно широкий круг преступноведчески значимых проблем, вытекающих из взаимоотношений жителей страны, одни из которых относятся к ней, как к отечеству, другие – как к чужбине.


В соответствии с концепцией многоуровневого строения преступности (воронка преступности)[3] возникает задача определить долю и роль чужан, применительно ко всем девяти уровням (слоям) преступности – от обыденного до планетарного «олигархического». (См. схему). Данную головоломку не решишь в один приём, потребуется некоторое время.


Переселенцы – это та часть чужан, которые сравнительно недавно приехали для временного или постоянного проживания в страну. Здесь речь пойдёт в основном о «трудовых переселенцах», которые приезжают в Россию на заработки, а не о вернувшихся соотечественниках на историческую родину (репатриационная модель миграции).


О переселенцах в общем. Приток переселенцев в целом играет положительную роль, если они благотворно приживаются к обществу, дополняют его особенностями культуры собственного народа и  не создают угрозы обществу, к которому присоединяются. В качестве положительного примера можно привести переселение к нам в Россию немцев в конце XVII – начале XVIII веков, многие из которых весьма благотворно здесь трудились на пользу великой страны. Из истории моей семьи мне известно, сколь добросовестна и порой самоотверженна была здесь научная (математик Леонард Эйлер), а также военная (барон Иван Иванович Меллер-Закомельский, его сын Карл Иванович и др.) деятельность некоторых из моих предков – выходцев из Германии.


Приток переселенцев играет для принявшей их страны криминогенную роль, если они не вживаются в общество, а образуют чуждое ему образование. Надо иметь в виду, что среди недавних переселенцев большее число лиц как совершивших преступление, так и потерпевших от преступления, по сравнению с оседлым населением.


В России, по оценкам экспертов, примерно 10% рабочей силы составляют мигранты. Единовременно в России находится примерно 4 млн. трудовых мигрантов. Из них около 95% – это выходцы из СНГ. В 2017 году из стран Содружества их прибыло 3,9 млн. человек. Основная часть явилась из Средней Азии, прежде всего, из Узбекистана (1,5 млн. человек), Таджикистана (780 тысяч), Киргизии (472 тыс. человек), с Украины и из Армении – примерно по 300 тыс. человек. Заняты мигранты в строительстве, сфере услуг, обрабатывающих производствах, сельском хозяйстве, оптовой и розничной торговле. В строительной сфере переселенцы представлены в 4,4 раза чаще, чем россияне. Население РФ уменьшается. С начала 1990-х годов депопуляция составила 13 млн. человек. Естественная убыль коренного населения на 70% перекрывается приезжими,[4] часть которых оседает в России с многодетными, в отличие от российских, семьями. Иными словами, оседлое население быстрыми темпами разбавляется неважно владеющими русским языком и не включёнными в российскую культуру людьми.


О «вкладе» переселенцев в массу совершаемых в России преступлений. В моей книге «Преступность политики» (2013),[5] получившей отклик в немецком преступностиведении,[6] имеется раздел «Особенности национальной преступности», в котором говорится, что грядущей отрасли этнической криминологии предстоит собрать много нужных обществу сведений о национальных особенностях преступного поведения. Необходимо вооружить этими сведениями общество в целом и сами этносы, которые заинтересованы в уменьшении собственной преступности и соответственно собственной жертвенности (виктимности). Задачей грядущей отрасли в России является антипреступное сплочение народов, восстановление утраченного единства россиян, преодоление искусственно разжигаемой – главным образом из-за рубежа – розни между ними.[7]


К.В. Кузнецов в ряде субъектов РФ изучил структуру организованной преступной деятельности этнических формирований. Согласно данным его довольно представительного исследования, относящимся к 2010 – 2016 годам,  преобладающими в этой деятельности являются преступления в сфере экономики – 61,05% от всех совершаемых в составе преступных групп преступлений. Из них 20,52% – кражи, грабежи и разбойные нападения, 37,84% – мошенничества, 2,69 % – преступления в сфере экономической деятельности. На втором месте – преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (их удельный вес составляет 20,3%). Третьими по степени распространенности выступают преступления в сфере компьютерной информации – их доля составляет 6,83% (участниками организованных этнических преступных формирований совершается 88,2% всех преступлений в указанной сфере). Удельный вес преступлений против личности, государственной власти и иных преступлений не превышает 11,82%.[8]


Нежели приведённое тут количественное распределение деятельности переселенцев по разновидностям совершаемых ими преступлений нас, разумеется, гораздо в большей мере заинтересовало бы, какую часть в общем числе тех или иных видов преступлений составляют преступления переселенцев. Не менее важно знать долю переселенцев среди всех лиц, совершающих преступления. Но получить такие сведения непросто.


Для достоверного отслеживания и исследования «вклада» переселенцев в российскую преступность нужно восстановить показатель национальности в статистическом учёте лиц, совершивших преступление, а также жертв преступления. Потребуется также сбор статистических данных о странах, из которых эти люди прибыли. Теперь появились предложения статистическую карточку на лицо, совершившее преступление (форма № 2) дополнить реквизитом «этническая принадлежность (национальность)».[9]


Экономическая сторона вопроса. В России наиболее прибыльная часть экономики управляется нашими воробогачами (нуворишами, «олигархами»), которые заинтересованы в дешёвой рабочей силе переселенцев. (7 уровень воронки преступности).[10] Можно сказать, что нувориши больны стяжательством с выраженной корыстной манией. Судьба России им, мягко говоря, безразлична. Ради собственной выгоды они поддерживают сохранение в стране множества недорого оплачиваемых работников, тем более что наличие таковых способствует удержанию в целом зарплаты трудящихся на низком уровне. Так Центром стратегических разработок (некоммерческая организация, ключевую роль в которой играет А.Л. Кудрин) подготовлен доклад «Миграционная политика: диагностика, вызовы, предложения», в нём изыскиваются доводы о необходимости дополнительных мер по привлечению мигрантов, приток которых, согласно некоторым прогнозам, после 2024 г. может ослабеть. Авторы этого доклада по существу выступают за целенаправленное склонение общественного мнения в пользу сохранения большого числа прибывающих в страну переселенцев, причём предлагается проведение соответствующей «работы» со СМИ.[11]


Ю. Алхаз полагает, что экономические последствия миграции не менее опасны, нежели расползающаяся по стране этническая преступная деятельность «гастарбайтеров».[12] Иноземцы в России – это не просто разрозненная рабочая сила, они уже объединены в сплочённые кланы, существование которых не может не сопровождаться мздоимными врастаниями («метастазами») в полицию, миграционную службу, исполнительную власть. Возникновение иноземных кланов, вместо естественного взаимополезного вживания приезжих в местное общество порой превращает их в самодовлеющую вредоносную силу, а в некоторых областях хозяйства, таких как торговля, даже уже в хозяев положения, которые держат его, в том числе не оправданно высокие цены на товары, под своим контролем.[13] (Ст. 178 УК РФ «Ограничение конкуренции»).


Противодействие преступлениям, связанным с притоком переселенцев. Х. Кури считает, что для предупреждения преступлений беженцев важно, прежде всего, обеспечить их работой, нормальным жильём, предоставить несовершеннолетним возможность получить школьное образование, предлагать им интеграционные курсы обучения, ускорить принятие решений о статусе их нахождения на территории Германии.[14] И это верно с той лишь оговоркой, что у любой страны не беспредельны возможности по оказанию гостеприимства. Приток в Россию переселенцев должен быть строго ограничен.


Думается, что нужна методика количественно-качественного определения критического, в том числе в свете преступностиведения, числа переселенцев. Затем следует законодательно установить запрет на превышение этого критического числа. Такая мера требуется не только и не столько для того, чтобы у нас стало меньше преступников и потерпевших, но – что гораздо важнее – для сбережения самобытности России. Хотим ли мы повторения того, что уже происходит в Западной Европе? Ведь в Париже, к примеру, француза теперь днём с фонарём не сыщешь! Город заполонили выходцы из Африки… Не надо забывать, что ослабление самобытности и самодостаточности означает одновременно возрастание нашей уязвимости перед возможной военной агрессией и другими военными преступлениями  против нас.


Применительно к верхним шести слоям преступности в России, полагаю, надо преодолеть подход к проблеме переселенцев, основанный исключительно на интересе извлечения прибыли. Существует мнение о необходимости ограничить доступ на российский рынок труда, куда не следует допускать приезжих, не имеющих хотя бы средне-специального образования, полученного на их родине, диплом, который признан Министерством Образования РФ.[15]


Относительно трёх глубинных уровней преступности: уровней экстремизма и терроризма, внешнегосударственного и глобального олигархического, – нужно иметь в виду то, что в этих слоях ГОВ (глобальная олигархическая власть) готова использовать и использует для ослабления российского государства – отчасти через поддержку террористической и экстремистской деятельности –  социальную группу переселенцев.


В отношении внешнегосударственного уровня иноземной преступности при президенте В.В. Путине успешно укрепляется обороноспособность России, заметно развернулась также информационная защита. Что особенно важно, произошло очищение средств распространения сведений от гов-идеологии, [16] господствовавшей в 90-е годы.[17] Однако имеет место замалчивание оппозиционной активности и репрессивной реакции  на неё, нарушается свобода слова. Путин не боится, конечно, ГОВ-оппозиции: она не имеет успеха у народа, поскольку работает на разрушение страны. Но президент совершенно очевидно опасается здоровой пророссийской оппозиции, которая, одобряя положительные проявления проводимой им политики, вместе с тем недовольна  тем, что власть заметно пренебрегает заботой о благосостоянии основной части населения в угоду воробогачам. Между тем, здоровая оппозиция, выдвижение сильных приемников нынешнего руководства – то и другое – необходимо для долгосрочного развития страны. Решение непростых вопросов, касающихся переселенцев вообще и преступности национальных кланов в частности, должно происходить с учётом широкой радуги мнений.


К разработке мер против глобальной олигархической преступности (ГОП) криминология только-только теоретически подступает. Это очень нужная, в то же время сложная, как всё новое, работа, которую надо строить с учётом, помимо прочего, преступного вмешательства в жизнь государств, которое ведётся с использованием потоков переселенцев. Не исключено, что понадобятся как фронтальные, так и некие точечные меры – отчасти экономического характера – в отношении ГОВ и отдельных её представителей. Помешают ли Путину его дружеские узы с внутрироссийским воробогачеством?.. На сей день нет ответа.


Обратим внимание и на очень непростой вопрос о поддержке Родиной тех своих граждан, которые невольно оказались жителями другой страны, скажем, если они в силу изменения государственных границ, например при распаде СССР, превратились в национальное меньшинство страны другой, как это произошло в Прибалтике. Россия должна сохранять с этими людьми живую связь, заботиться о них, в том числе способствуя получению образования их детьми на родном языке.

 

Русский мир за границей – значимая составляющая часть российской мощи, противостоящей преступным посягательствам на страну. Недопустимо наших людей за границей обречь на самовыживание, лишить их чувства Родины.


 

С.М. Иншаков (Москва, Россия)

Стратегемы миграционной безопасности


1. Передвижение людей по планете, освоение новых ареалов, вытеснение сильными слабых, и захват сильными территорий, обеспечивающих наиболее комфортную и безопасную жизнь – в этом заключается один из сущностных аспектов глобализационных процессов, которые начали развиваться практически одновременно с появлением человечества. Тысячелетия культурного развития, накопление цивилизационного опыта несколько облагородили форму, но практически не изменили содержания.

 

2. Миграционные процессы оказывают серьёзное воздействие на культуру. Практически во всех общинах отношение к пришельцам имеет негативную коннотацию (в интервале от настороженности и тревоги до неприязни и открытой агрессии). Причём, чем больше число пришельцев, тем негативнее реакция аборигенов. У многих народов есть традиция с радушием встречать любого гостя. Но эта традиция носит скорее обязывающий характер, а внутренний импульс более точно раскрывает поговорка: «Незваный гость хуже татарина» (и более жёсткая её транскрипция: «Дорогие гости, а не надоели ли вам хозяева?»). В рамках современной культуры толерантности и гуманизма такое отношение к мигрантам оценивается исключительно отрицательно. Однако реальная социальная практика даёт немало оснований для устойчивости таких стереотипов: албанцы, гостеприимно принятые сербами в Косово, уже отторгли этот край от Сербии и почти полностью изгнали оттуда сербское население. Во Франции некоторые районы и кварталы городов остаются французскими лишь де-юре. Де-факто лицам неарабской национальности там лучше не появляться – безопасность не гарантируется.


3. Миграционная безопасность – это сфера обеспечения национальной безопасности посредством корректного отношения к пришельцам. За тысячелетия международной социальной практики были сформированы достаточно эффективные механизмы обеспечения национальной безопасности в этой сфере:


– пограничный контроль, исключающий проникновение в пределы страны тех, у кого нет на то специального разрешения;


– первичная миграционная фильтрация (впускать всех полезных и изгонять всех ненужных и потенциально опасных);


– дополнительный миграционный контроль (выдворение за пределы страны всех, у кого нет законных оснований пребывания);


– государственный и социальный контроль того, насколько мигранты вписываются в нормативную систему принявшего их народа (дополнительная фильтрация и коррекция поведения мигрантов);


– культурные механизмы ассимиляции (имеющие двухстороннюю направленность: как со стороны местного населения, так и со стороны мигрантов).


4. В ходе тысячелетней практики международного общения выкристаллизовались стратегемы обеспечения миграционной безопасности.


Не все народы могут позитивно взаимодействовать. Существует межнациональная некомплементарность, препятствующая этому. Межнациональная некомплементарность может быть односторонней или обоюдной. При наличии такой некомплементарности миграционные процессы в более или менее отдалённой перспективе чреваты серьёзными негативными последствиями. Миграционные процессы в таком контексте можно рассматривать как фактор, отрицающий национальную безопасность.


Не все народы могут ассимилироваться. Народы могут позитивно взаимодействовать, феномен некомплементарности не просматривается. Но культура народа, представители которого в качестве мигрантов прибывают в определённую страну, настолько развита и самобытна, что мигранты не могут и не хотят от неё отказаться, не могут интегрировать её в культуру страны пребывания. Представители этих народов живут замкнуто (диаспорами, анклавами, национальными кварталами). Среди них могут быть ценные специалисты. Представители этих народов могут в чём-то даже служить образцом для коренных жителей. Но страну пребывания они практически никогда не называют «моя страна», национальные интересы принявшего их народа и их интересы не совпадают (а могут находиться и в противоречии). В критические моменты истории эти мигранты воспринимаются как угроза национальной безопасности. В США, например, во время Второй мировой войны несколько сот тысяч японцев, имевших американское гражданство, были изолированы в специальных лагерях (американский вариант концентрационных лагерей).


Большие народы терпимы к малым. Народы, находящиеся на высоких ступенях цивилизационного развития лояльны по отношению к менее развитым. В этих стереотипах кроются ловушки.


Суть двух названных стратегем заключается в том, что большие народы не боятся малых, продвинутые в плане цивилизационного развития – не боятся отсталых. Первые практически не бывают некомплементарны ко вторым. Коварство и опасность такого благодушия кроется в следующем:


– большие народы полагают, что и малые столь же великодушны к ним. Развитые полагают, что отсталые испытают чувство благодарности к ним за допуск к благам цивилизации. Общесоциологический тренд иной, можно даже сказать – прямо противоположный. Причин здесь много. Доминирует отрицание восприятия себя как представителя второсортной общности. Немаловажную роль играет и устойчивость национальных культурных стереотипов, зафиксированных как в сознании, так и в подсознании;


– во взаимодействии больших и малых народов, развитых и развивающихся наций всегда присутствуют и позитивные и негативные моменты. Первые воспринимают взаимодействие под углом зрения доминирования позитивных воздействий («бремя белых»). Вторые часто во главу угла ставят негативные аспекты взаимодействия (эксплуатация, неэквивалентный обмен, парадигмальность социальной стратификации на высших и низших, первосортных и второсортных).


На одни и те же явления мигранты и коренные народы смотрят разными глазами, по-разному оценивают социальную ситуацию в стране. А это ставит под угрозу социальную гармонию, в отдельных случаях выступает фактором, отрицающим общественную и государственную безопасность.


Культура национальных диаспор, анклавов, городских кварталов содержит в себе тенденцию к формированию параллельных социальных институтов:


– параллельной религиозности;

– параллельной идеологии;

– параллельной традиционности;

– параллельной морали;

– параллельного права;

– параллельного правосудия.


Этот параллелизм может быть завуалирован и даже глубоко законспирирован. Западная толерантность позволяет ему активно развиваться.


В этом параллелизме в скрытой форме всегда наличествует вызов культуре и традициям коренного народа, его морали и праву. Это вариант скрытой культурной экспансии. При неблагоприятных условиях она может трансформироваться в агрессивность и открытую экспансию.


В соответствии с законом перехода количества в качество мигранты могут обрести статус титульной нации, а коренной народ – статус персоны нон грата. В одном из своих заявлений Муаммар Каддафи задекларировал объявление «демографической войны» Европе. Персонально Кадафи эту войну проиграл. А вот на уровне социума проиграть эту войну очень велики шансы у Евросоюза. Да и все цивилизации севера (включая США) в перспективе нескольких десятилетий могут почувствовать мягкую демографическую удавку.


5. Отличительной особенностью современной международной обстановки является то, что:

– международный терроризм уверенно занял место одного из главных инструментов геополитики;

– в свою очередь миграционные процессы являются условиями, благоприятствующими развитию терроризма.


6. В 2015 г. мир стал свидетелем миграционного бума, захлестнувшего страны Западной Европы. Миграционному буму сопутствовал всплеск терроризма в европейских городах.  Известно, что миграционные процессы – неотъемлемая часть социогенеза. Однако европейский миграционный феномен по качественным и количественным параметрам явно выпадает из кластера стихийных процессов. Не исключено, что здесь сошлись интересы нескольких глобальных игроков:


– США;

– Турции;

– профашистских европейских элит;

– исламских радикалов.


7. Творцами хаоса в арабском мире и в Афганистане являются Соединенные Штаты. Доктрина управляемого хаоса как основа американской геополитической стратегии сегодня почти никем не оспаривается. Турция в качестве американского сателлита дозирует вброс беженцев в Европу. Обстоятельства теракта в Париже, связанного с нападением на редакцию издания «Шарли…», и тем более, обстоятельства расследования этого теракта (самоубийство инспектора полиции, проводившего расследование, и самоубийство его преемника) дают немало оснований предполагать, что спецслужбы в этой геополитической акции играют важную роль. Одна из целей – подавление Евросоюза как потенциального конкурента.


8. Турция в XXI в. достаточно ясно заявила о своих претензиях на участие в глобализационных процессах в качестве активного субъекта. Статус модератора европейских миграционных процессов весьма привлекателен для неё. Она, несомненно, не главный игрок, но её вклад весьма значим.


9. Профашистские силы в Европе ещё совсем недавно находились в глубоком подполье. Робкими сигналами о том, что у них не всё погибло, были марши ветеранов СС в странах Прибалтики. При этом весьма значимой и красноречивой была реакция прогрессивной европейской общественности – полное молчание, закрытые глаза. Акция Брейвика в Норвегии показала, что есть в рядах европейских фашистов и молодые люди, которые готовы убивать много. Ну а бандеровский ренессанс на Украине развеивает всякие сомнения в перспективности фашизма в Европе. Логично предположить, что именно этой политической силой были организованы рождественские акции сексуального насилия мигрантов в ряде городов Западной Европы в конце 2015 г. Фашизм как политическая сила ждёт своего часа. Эта сила уже приготовила свой ответ на демографические вызовы «юга».


10. В условиях современной международной обстановки радикальному исламизму остаётся лишь одно – расцвести пышным цветом и отозваться на геополитические трансакции мировых игроков серией террористических атак. Образование ИГИЛ – убедительное свидетельство того, что данный феномен перешагнул на новую ступень (гипертерроризм). На данный момент шансы этого субъекта как глобального геополитического актора невелики. Но эти шансы невелики лишь в той системе координат, где государственные руководители ориентируются на национальные интересы своей страны.


11. Одним из главных в этой ситуации является вопрос о субъектности руководителей стран Евросоюза, особенно, Германии и Франции. То, как был устранён основной соперник Оланда на пост Президента пятой республики (Строскан), изобилие материалов, компрометирующих высшее должностное лицо, дают основание сомневаться, что национальные интересы Франции доминируют в мотивационной сфере французского президента. Аналогичные сомнения в отношении канцлера Меркель беспокоят многих граждан Германии. Утечки инсайдерской информации о содержании так называемого Канцлер Акта объясняют, почему мадам Меркель часто в международных делах поступает нелогично, почему она так терпимо относится к прослушке её телефонных переговоров спецслужбами США. Но эта «нелогичность» является таковой лишь с позиций национальных интересов Германии. А вот с позиций национальных интересов США её поведение представляется вполне логичным и правильным.


12. Предательство элит – феномен, который зародился в ХХ веке. Сегодня он стал символом современности. Во–первых, этот феномен стал главным инструментов реализации американской глобализационной модели. Во–вторых, всё больше подтверждений находит гипотеза о том, что глобальный управляющий класс сформировал механизм подавления национальных интересов – руководитель государства может обеспечить своё будущее за счёт постановки под сомнение будущего его страны. Объяснительная функция науки в данном ракурсе приобретает особую значимость. И названная гипотеза оказывается ключом к объяснению природы так называемого миграционного дуализма:

 

– обеспечение миграционной безопасности – проблема, вполне решаемая государственными руководителями, ориентированными на национальные интересы;


– эта проблема обретает статус неразрешимой, как только национальный лидер натурализуется в глобальном управляющем классе.


13. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что ключом к решению проблем миграционной безопасности является национализация элит. Не исключено, что в Западной Европе этот процесс будет проходить по схеме фашизации социума. Фашизация – очень дорогая плата за обеспечение национальной безопасности. Осознание народами сущности современных социальных процессов, развитие общей и политической культуры, рост активности населения, принуждение государственных руководителей принимать решения, отвечающие национальным интересам, – этот вариант решения проблемы обеспечения национальной безопасности представляется более привлекательным.


 

Н.И. Пишикина (Санкт-Петербург, Россия)


Проблема беженцев, которую рассматривает профессор Х. Кури, является актуальной не только для Европы. Не исключено, что в ближайшее время по мере нарастания вооружённых конфликтов в мире и принятия ограничений в приёме беженцев европейскими странами эта проблема встанет и перед Россией.


В этой связи особую боль и тревогу вызывает положение детей, вынужденных вместе со взрослыми покидать свою страну и отправляться в неизвестность. Специфика психологии и сознания детей накладывает отпечаток на восприимчивость несовершеннолетними изменяющихся условий жизни. Поэтому они, в отличие от взрослых, более остро ощущают отрыв от родной земли, родственных связей, неизвестность своего будущего. Подтверждением тому является повышенное, в сравнении со взрослыми, посттравматическое стрессовое расстройство, о котором говорит профессор Кури.


Но это может быть не единственной причиной такого состояния. Сейчас известно, что многие несовершеннолетние, особенно женского пола, на территориях вооружённых конфликтов подвергаются различного рода насилию, в том числе и сексуальному. Масштаб такого преступного поведения достиг уровня, который обусловил принятие Организацией Объединённых Наций определённых решений. В частности, 19 июня 2015 года Генеральная Ассамблея ООН объявила 19 июня Международным днём борьбы с сексуальным насилием в условиях конфликта.


В Южном Судане насилуют и кастрируют малолетних детей, на Ближнем Востоке используют женщин как сексуальных рабынь боевиков. Во многих конфликтах противоборствующие стороны подвергают сексуальным надругательствам женщин и девочек из общин своего «противника». «Изнасилование как средство ведения войны необходимо остановить. Мы должны привлечь к ответственности исполнителей этих преступлений и их начальников, которые оправдывают такие действия, и защитить их жертв», – заявил Председатель 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Сэм Кутеса, представляя резолюцию на рассмотрение делегатам сессии. Он призвал всех в мире не закрывать глаза на страдания жертв сексуального насилия в условиях конфликта.[18]


Покидая опасные территории, беженцы надеются на то, что в стране, принявшей их, они найдут понимание и помощь. Особенно на это, должно быть, надеются дети и несовершеннолетние. И как страшно им бывает, если эти надежды не оправдываются.


Конечно, можно громко заявлять: «Мы должны…», «Государства обязаны…» и т.д. Но до тех пор, пока в мире будут существовать вооружённые конфликты, в ходе которых «взрослые» будут решать свои амбициозные планы не путём дипломатии, а путём агрессии, расплачиваться за это будут беззащитные дети.



В.Н. Фадеев (Москва, Россия)

Радикальный исламизм и миграционные процессы


 Радикальные исламистские организации типа ИГИЛ (организация запрещена в РФ) представляют собой наёмную «армию» зомбированных бандитов. Они создаются и финансируются «мировой закулисой» (глобальная олигархическая власть (ГОВ) – Д.А. Шестаков) для провоцирования и поддержания ситуации «управляемого хаоса» во всём мире.


Радикальный исламизм выступает, в том числе, в лице так называемого «Исламского государства». В составе различных радикальных исламистских организаций, действующих сегодня в Ираке и Сирии, находится большое число россиян. Они, в случае возвращения домой, могут выступить в качестве дестабилизирующего фактора.


Особое место в распространении радикального исламизма занимают миграционные процессы. По оценкам ООН, количество мигрантов быстро растёт: в 2017 году их число достигло 258 миллионов против 173 миллионов в 2000 году и 153 миллионов в 1990 году.[19]


Проблема радикализации населения особенно остро стоит в среднеазиатских республиках бывшего СССР. По данным ФМС России в нашей стране находится около 11 миллионов иностранных граждан, причем только за 10 месяцев 2017 года им было выдано более миллиона разрешений на работу. Эти цифры, учитывая и нелегальных мигрантов, количество которых сама ФМС оценивает в 3,7 миллиона человек, можно смело увеличить вдвое. При этом денежные переводы трудовых мигрантов в Среднюю Азию из России составляют львиную долю ВВП стран региона. В 2014 году для Киргизии это около трети ВВП, для Узбекистана – четверть, Таджикистана – почти половина ВВП республики[20].


В системе радикального исламизма существуют различные направления, в которые входят десятки групп, требующих специального исследования:


1) Сторонники «классического» радикального исламизма. Они формируют своё учение на основе течений аль-Банны, Сайда Кутба и Мухаммада Кутба, Абу-аль Аля Маудуди.


2) Крайне радикально настроенные группы. К ним относятся организации типа «Хизб-ут-Тахрир», «Аль-Кайда», «ИГИЛ», ряд других организаций.


3) Разнообразные локальные исламские радикальные движения: палестинский «Хамас», ливанская «Хезболла», «Исламское Движение Узбекистана», ставящие перед собой цель уничтожения государства.


Для радикального ислама присуще насилие, являющееся главным средством достижения целей. Действия членов радикальных групп направлены на такое уязвимое место мусульман, как религия. При этом насилие обосновывается ссылками на Коран, вырванными из контекста высказываниями пророка Мухаммада.


Наиболее опасное проявление терроризма последнего десятилетия – боевики-смертники. Подготовка террористов-смертников в России имеет свою историю. В 1995 году Д. Дудаев издал указ о формировании специальных добровольческих «подразделений смертников». Его план развил Ш. Басаев, создав осенью 2002 года так называемый «Исламский батальон шахидов «Риядус-Салихьийн» («Сады праведников»). Летом 2009 года Д. Умаров объявил о восстановлении в структуре вооружённых формирований сепаратистов этой группировки и намерении провести на территории России широкомасштабные диверсионно-террористические акции.


 
С.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия)

Миграционная составляющая терроризма и экстремизма



Сложившаяся к настоящему времени ситуация с проявлениями террористического характера может быть однозначно охарактеризована как исключительно острая, неблагоприятная. Об этом свидетельствует кровавый террористический акт в петербургском метро (3 апреля 2017 г.) и последующие дерзкие нападения на сотрудников силовых ведомств, гражданское население, включая попытку захвата православного храма в Грозном (19 мая 2018 г.). Всё это показывает, что в России существуют разветвлённые националистические сети, члены которых отнюдь не собираются сидеть в подполье и заниматься лишь религиозным просветительством. Их боевые (штурмовые) отряды стремятся перехватить инициативу, нанося неожиданные и весьма болезненные удары по государственным учреждениям, транспортной инфраструктуре и скоплениям граждан.


Действующие Стратегия противодействия экстремизму в РФ до 2025 года, утверждённая Указом Президента страны от 28 ноября 2014 г. и Стратегия национальной безопасности РФ, утверждённая Указом Президента России 31 декабря 2015 г., другие руководящие директивы умалчивают главное – каким образом Россия может гарантировать себе сохранение территориальной целостности и государственного суверенитета в условиях перманентного нарастания внешних и внутренних угроз (среди которых, хотя и не главное место, занимает глобальная миграция, причём не только незаконная).


На наш взгляд, эта гарантия есть, хотя её достижение многим покажется совершенно утопичным. Это восстановление могучей евразийской державы в границах 1945 (а, может быть и 1914) года. В противном случае оставшаяся часть России рано или поздно будет полностью измотана непрерывными конфликтами с псевдо независимыми государствами, образовавшимися на территории бывших союзных республик. Нельзя исключить и широкомасштабной агрессии стран НАТО (а, может быть и не только их) с территорий этих образований (прежде всего Прибалтики, Украины, среднеазиатских республик).


Конечно, это возрождённое государство должно учесть просчеты (как раз стратегические) в проведении своей национальной политики. Если Российскую империю называли «тюрьмой народов», то советское руководство, напротив, проводило на национальных «окраинах» самоубийственную для государственного единства политику заигрывания с местными «элитами», не замечая расцвета национализма, русофобии и даже профашистских настроений (та же Прибалтика, Западная Украина).


Воссоздание союза веками населявших Россию народов вызовет, без всякого сомнения, бешеную злобу наших геополитических противников. Но они и так уже обвиняют нынешнюю российскую власть в подобном реваншизме. Поэтому лучше заявить об этой цели открыто, рассчитывая крепнущие центростремительные силы. Это может обеспечить всенародную поддержку такому курсу, сплотит народные массы, погасит социальные, национальные раздоры, решит в целом рассматриваемую проблему хотя бы за счёт того, что миграционные потоки из внешних превратятся во внутренние, гораздо более контролируемые.


Вызывает сомнение развиваемое в  криминологии объяснение причин бурного оживления миграционных процессов «появлением феномена трудовой миграции».[21]


Смеем утверждать, что в России нет дефицита рабочей силы, во всяком случае, острого. Конечно, официальный уровень безработицы мизерен: на 21 февраля 2018 г. в органах службы занятости состояло на учёте всего 991 тыс. человек. Однако по признанной методике МОТ сейчас в Российской Федерации не менее 4 млн (!) безработных, а всего не имеют официального трудоустройства свыше 25 % экономически активного населения – не менее 20 млн человек! Конечно, среди этих двух десятков миллионов не только безработные, но и лица, занятые в так называемой «теневой» экономике. Надо вывести эти многомиллионные массы из пресловутой «тени», обязать их самих и работодателей платить налоги в государственную казну.


Почему капиталисты (их у нас стыдливо именуют «бизнесменами») так охотно прибегают к труду таджиков, узбеков, киргизов, молдаван и украинцев? Ответ известен и не специалистам. Им выгоден такой труд ввиду возможности платить по минимуму и пользоваться бесправием большинства мигрантов, некоторые из которых фактически обращены в рабство. Свидетельством тому факты гибели некоторых из них при пожарах и других несчастных случаях в местах их концентрации в той же Москве и других городах.


Вот и надо обуздать (в том числе и за счёт уголовной репрессии) непомерные аппетиты таких работодателей, вольно или невольно возбуждающих социальную и национально-религиозную ненависть эксплуатируемых ими людей, а также той части коренного населения, которое лишается средств для достойного существования.


 


А.П. Данилов (Санкт-Петербург, Россия).

Преступное глобальное управление переселением народов



Ничто не ново под луною:

Что есть, то было, будет ввек.

И прежде кровь лилась рекою,

И прежде плакал человек.


Н.М. Карамзин



Ничто не ново под луной. Переселение народов – явление хорошо известное мировой истории. Великое переселение народов (IV – VII века) стало одной из главных причин распада Римской империи – сильнейшего государственного образования того времени. Современное переселение больших людских масс только получает своё развитие, но уже наводит на мысль: «А уцелеет ли в результате него западноевропейская цивилизация?».


Если ранее на разрушение за счёт «вливания чуждого» уходили столетия, сегодня, при невероятном ускорении всех социальных процессов, для этого потребуется лишь несколько десятков лет. Как отмечает Х. Кури, «проблема беженцев в Германии и других индустриальных западных странах, начиная приблизительно с 2015 года, приобрела значение центральной политической и практической».[22]


Причины современных глобальных миграционных процессов. На различных уровнях воронки преступности[23] мы обнаруживаем противоречия, порождающие волны нынешних переселений. Д.А. Шестаков замечает: глобальная олигархическая власть (ГОВ), по-видимому, использует социальную группу переселенцев для сохранения своего мирового господства, в частности, через поддержку террористической и экстремистской деятельности. Налицо противоречие между интересами мировой олигархии и человечества в целом.[24]


К настоящему времени можно говорить о завершении построения ГОВ псевдогосударства, в рамках которого численность населения Земли искусственно сокращают до количества, необходимого глобальной олигархии для обслуживания собственных нужд.[25]


Переселенцы, осваиваясь на новых пространствах, по замыслу ГОВ быстро вытеснят, заместят собой интеллектуально, культурно и духовно более развитые народы, способные активнее противостоять преступной деятельности глобальной власти. Выполнив свою разрушительную по отношению к коренному населению роль, мигранты будут устранены ГОВ. Например, путём мировой эпидемии, которой они, в силу своего слабого научно-технического развития, не смогут противостоять.


Противодействие инородному влиянию. Терпимость к переселенцам должна быть умеренной, позволяющей коренным жителям, их обществу развиваться.[26] Отвечать на удары глобальной олигархии необходимо на государственном и международном уровнях.


Российским специалистам, следуя предложению Д.А. Шестакова, надлежит разработать методику количественно-качественного определения критического, в том числе в свете преступностиведения, числа переселенцев и, на её основе установить законодательный запрет на его превышение.[27]


Требуется провести криминологическую экспертизу Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года, в том числе, на предмет её соответствия требованиям о критическом числе переселенцев, и на её основе выстраивать отношения с ними.


Иные страны, если они желают сохранить свою государственность, также должны опираться в своей миграционной политике на вышеобозначенную методику.


На площадке ООН должна быть оглашена для своего последовательного разрешения центральная криминологическая проблема современности – засилье ГОВ во всех сферах человеческой жизнедеятельности.


Необходимо принять Конвенцию о запрещении деятельности частных транснациональных корпораций (ТНК). Они должны быть национализированы. Это крайняя, но безальтернативная мера, которая позволит изъять многие преступные рычаги управления из рук представителей мировой олигархии. В преамбуле Конвенции следует указать обоснование её принятия – угроза существованию человечества.


Кроме того, в данном документе, в целях недопущения вытеснения людей робототехникой, необходимо предусмотреть положения о задействовании человека не менее чем в 70 % всех производственных процессов. Эту криминологическую границу прогресс не должен переступать. При вовлечении населения в занятие производственной деятельностью и сферу услуг в рамках от 70 до 100 % от таковых оно будет находиться в состоянии умеренной терпимости к прогрессу. Заступ за эти границы ведёт к активному воспроизводству преступлений, фактической ненадобности человека как такового, его исчезновению как вида.[28]


Побывав в мае этого года в Париже, в очередной раз – третий – я наблюдал печальную картину того, как быстро в худшую сторону меняется столичное французское общество. Коренные жители задавлены переселенцами из разных частей света. Франции, если она и дальше пойдёт по пути ущербной для себя терпимости к чужакам, очень скоро может не стать. Для России такого сценария я не желаю.



Ждём Ваши отклики на доклад.


На основании Решения Совета клуба № 1/18 от 04.05.2018 года Хельмуту Кури присвоено звание почётного профессора Санкт-Петербургского международного криминологического клуба.

 

 

Источники информации  

 

[1] Чужанин, в просторечии «чужак» – человек, ощущающий и ведущий себя по отношению к обществу, в котором живёт, как посторонний, инородный, зачастую недоброжелательно. (Прим. автора).

[2] Заслуживает внимание также слово «инородец», употребляемое А.П. Даниловым. Данный термин удачно соотносится с понятием родолюбия, введённым в оборот политического преступностиведения этим автором. «Родолюбие – осознание принадлежности к своему народу, его культуре, земле и основанное на нём глубокое уважение и почитание родителей, народа, Родины. Понятие родолюбие может стать заменой терминам, не имеющим отношения к исконной русской культуре, «национализм», уже достаточно дискредитированному, и «патриотизм». Родолюбие по своей духовной, моральной, нравственной, социальной сущности является антикриминогенным фактором». См.: Данилов А.П. Родолюбие и мы // Крымские юридические чтения: материалы международной научно-практической конференции 11 мая 2012 г. / Национальный университет «Одесская юридическая академия». Экономико-правовой факультет в г. Симферополь. Симферополь: КРП «Издательство «Крымучпедгиз», 2012. На украинском и русском языках. С. 28–33.

[3] Шестаков Д.А. Обусловленность качества профилактической деятельности милиции // «Криминология: вчера, сегодня, завтра». 2006. № 2 (11). С. 9–16

[4] Миграционная политика: диагностика, вызовы, предложения // Центр стратегических разработок; Деготькова И. Мигрень от мигрантов // «Московский комсомолец» №27679 от 14.05. 2018.

[5] Шестаков Д.А. Преступность политики (размышления криминолога). Монография. СПб.: Издательский Дом «Алеф-Пресс», 2013. С. 115.

[6] Sigmunt O.: Schestakov, Dimitry.  Kriminalität der Politik. Das Naschdenken eines Kriminologen. St. Petersburg: Alef-Press, 2013, 224 Seiten (in russischer Sprache)] // Monatsschrift für Kriminologie und Strafrechtsreform. 2016. Heft 6. S. 494–496.

[7] Шестаков Д.А. Преступность политики (размышления криминолога). Монография. СПб.: Издательский Дом «Алеф-Пресс», 2013. С. 115.

[8] Кузнецов К.В. Криминологическая характеристика и предупреждение организованной этнической преступности. М., 2018. 279 с. С. 13-14.

[9] Для этого потребуется внести изменения в Инструкцию о порядке заполнения и представления учётных документов, утверждённую приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России и ФСКН России от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учёте преступлений». См.: Кузнецов К.В. Криминологическая характеристика и предупреждение организованной этнической преступности. С. 260.

[10] Шестаков Д.А. Обусловленность качества профилактической деятельности милиции // «Криминология: вчера, сегодня, завтра». 2006 № 2 (11). С. 9–16; См.: Шестаков Д.А. Теория преступности и отраслевая криминология. Избранное. СПб.: Юридический центр, 2015. С. 402.

[11] См.: https://www.csr.ru/issledovaniya/migratsionnye-protsessy-v-rossii-kto-kuda-i-zachem/ Дата обращения: 17.05.2018.

[12] Алхаз Ю.  Гастарбайтеры убьют Россию в течение 15 лет! /https://echo.msk.ru/blog/jurialhaz/986092-echo/ Дата обращения: 09.01.2013.

[13] См.: Там же.

[14] Кури Х. Беженцы в Германии. Исследование ситуации и вытекающих из неё последствий. http://www.criminologyclub.ru/forthcoming-sessions/326-2018-02-21-14-55-24.html // Дата обращения: 05.09.2018.

[15] Алхаз Ю.  Гастарбайтеры убьют Россию в течение 15 лет!

[16] «Гов» – от ГОВ (глобальная олигархическая власть). (Прим. автора).

[17] См.: Шестаков Д.А. Массовая дезинформация как объект преступностиведческого исследования // Следователь. 2015. № 10 (210). С. 60-64; его:  От преступной любви до преступного законодательства. Статьи по криминологии, интервью. СПб.: Издательский Дом «Алеф-Пресс», 2015. С. 158-165.

[18] Генеральная Ассамблея ООН объявила 19 июня Международным днём борьбы с сексуальным насилием в условиях конфликта. URL: http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=23960 (дата обращения: 30.03.2018).

[19] Щербакова Е. По оценке ООН число международных мигрантов возросло в 2017 году до 258 миллионов. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2017/0753/barom01.php (дата обращения 29.03.2018).

[20] Медников А. Азиатское эхо Крыма. URL: lenta.ru/articles/2014/11/19/ca (дата обращения 28.03.2018).

[21] Ульянов М.В. Миграционные процессы в системе детерминации преступлений экстремистской направленности: дис. ...канд. юр. наук. М.: Академия Генеральной прокуратуры РФ, 2017. С. 27.

[22] Сайт Санкт-Петербургского международного криминологического клуба. URL: http://www.criminologyclub.ru/home/2-forthcoming-sessions/326-2018-02-21-14-55-24.html (дата обращения: 25.05.2018).

[23] Шестаков Д.А. Обусловленность качества профилактической деятельности милиции // «Криминология: вчера, сегодня, завтра». 2006. № 2 (11). С. 9–16.

[24] Шестаков Д.А. Преступность сферы миграции // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2018. № 3 (50) (номер в печати).

[25] Данилов А.П. Вмешательство в государственный суверенитет как звено глобальной политической преступной деятельности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2017. № 4 (47). С. 60.

[26] Данилов А.П. Преступностиведческое положение о терпимости (криминологическая теория толерантности) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2015. № 4 (39). С. 27–30

[27] Шестаков Д.А. Преступность сферы миграции // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2018. № 3 (50) (номер в печати).

[28] Данилов А.П. Прогресс как криминогенный фактор // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2016. № 4 (43). С. 65.


 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна