Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

История разрушения российской науки и образования. 2011 год. "Нам пора вспомнить, что мы граждане России, а не твари дрожащие". Открытое письмо преподавателей механико-математического факультета Самарского государственного университета. Содержание: 1. Монополизм группы «реформаторов» образования. 2. Об основных целях системы образования России. 3. Коммерциализация образования. 4. Новый порядок финансирования высших учебных заведений и его последствия. 5. Основные проблемы средней и высшей школы. 6. Кадровая проблема высшей школы. 7. Выводы.

16.01.2018 11:31      Просмотров: 313      Комментариев: 0      Категория: Разрушение российской науки и образования

История разрушения российской науки и образования

Открытое письмо преподавателей механико-математического факультета Самарского государственного университета

14 сентября 2011 года. Открытое письмо. К гражданам России, Президенту Российской Федерации, Федеральному собранию Российской Федерации, ко всем политическим партиям, к педагогическому сообществу страны.  URL:   http://www.krasnoetv.ru/node/11284




Система образования в России практически разрушена. Выпускники средней школы очень плохо готовы как к производственной деятельности, так и к обучению в высшей школе. Высшее образование, измученное перманентным реформированием и застарелым недофинансированием, находится на конечной стадии коллапса. Ещё несколько лет и учить студентов в стране будет некому. Без образования, в том числе высшего у страны нет будущего. Если сегодня не предпринять решительные шаги в исправлении этой ситуации, завтра можно будет говорить о здравоохранении, науке, армии и её вооружении и т.д. только в прошедшем времени.

В настоящее время в стране идёт острая дискуссия по проектам закона об образовании. Кроме того, начинается кампания выборов в Государственную Думу России, а затем и кампания по выбору Президента России. В связи с этим считаем необходимым поднять изложенные ниже проблемы системы образования и включить их как в процесс обсуждения закона об образовании, так и в список ключевых проблем предвыборных кампаний.

1. Монополизм группы «реформаторов» образования


Все изменения в системе образования России, проводимые в последние двадцать лет, выполняются по рекомендациям группы фундаменталистов-рыночников из Высшей школы экономики. Они определяют стратегические направления преобразований и конкретные мероприятия, проводимые Министерством образования и науки (внедрение ЕГЭ, ГИФО, подушевого финансирования, замена подготовки специалистов подготовкой бакалавров, и т.д.). При этом ни мнения других специалистов системы образования, ни возражения подавляющего большинства педагогического сообщества не учитываются, дискуссии по этим вопросам практически не проводятся, а если и проводятся, то по принципу «А Васька слушает, да ест».

В условиях демократического, социального государства, такое монопольное положение группы людей, имеющих однобокое представление о системе образования и фанатически проталкивающих в жизнь свое видение этой системы, недопустимо. В таком жизненно важном для государства вопросе необходимо в публичной дискуссии сформировать сбалансированное и максимально полно учитывающее потребности как всего общества в целом (а не отдельного его слоя), так и личности представление о целях и путях развития системы образования, а затем последовательно реализовывать его.

2. Об основных целях системы образования России

Главной целью системы образования в декларируемой в настоящее время концепции образования в стране объявляется получение прибыли. Исходя из этого положения, утверждается, что образование служит для удовлетворения потребности личности и только.

Конечно, потребность личности в образовании имеется и её нужно удовлетворять, но ведь есть ещё и потребности всего общества в целом и государственные потребности, которые во многом могут не совпадать с потребностями личности.

В соответствии с уродливо сформированном средствами массовой информации современным общественным мнением основная масса выпускников средней школы стремится получить юридическое или экономическое образование. Поэтому в настоящее время имеется платёжеспособный спрос только на этот очень узкий круг направлений и специальностей подготовки.

Абсолютно не престижны рабочие специальности, мало престижны профессии инженера, педагога, учёного, военного и так далее. Однако ни одно государство мира не может обойтись без людей этих специальностей, но в современных российских условиях их обучение за их собственный счёт не может быть осуществлено. Следовательно, государство должно целенаправленно готовить таких специалистов.

Таким образом, образование служит еще и для удовлетворения потребностей государства, которое в связи с этим должно вкладывать в эту систему необходимые для её нормального функционирования средства, а не постепенно перекладывать финансирование образования исключительно на плечи граждан.

В связи с тем, что основной целью образования признано удовлетворение потребностей личности, введено понятие «образовательная услуга». Таким образом, система образования страны перестаёт быть самостоятельной и перемещается в сферу услуг, а учитель, преподаватель, выполняющий заказ на образовательную услугу, переходит в категорию обслуживающего персонала. Этот термин фактически приравнивает работу педагога, воспитывающего и обучающего в длительном процессе взаимодействия с обучаемым зна­ю­щего человека и гражданина, к работе сапожника, парикмахера и т.д. (это нисколько не умаляет важность, оказываемых ими услуг).

Целью системы образования и воспитания страны не может быть ни получение прибыли, ни подготовка компетентного потребителя, который формируется путем предоставления ему образовательной услуги. Целью системы образования является воспитание гармонично развитой, физически здоровой личности, гражданина, патриота своей страны, высококвалифицированного специалиста, который умеет применять свои знания для решения возникающих перед ним задач.

3. Коммерциализация образования

Практика показала, что коммерческие учебные заведения существуют в основном за счёт нищенского финансирования государственных учреждений. Практически отсутствуют примеры полноценного и успешного функционирования коммерческих учебных заведений, не базирующиеся на работе преподавателей государственных вузов и школ. Основная масса преподавателей коммерческих учебных заведений — это преподаватели государственных вузов, вынужденные подрабатывать в нескольких местах, чтобы поддержать более или менее приемлемый уровень жизни. В результате они годами работают с огромной перегрузкой, не имеют возможности нормально работать со студентами по основному месту работы, у них не остаётся времени на нормальную научную и методическую работу, нет условий для профессионального роста, да и просто не остаётся времени на нормальную человеческую жизнь. При этом резко ухудшается качество как государственного, так и коммерческого образования. Поэтому нужно детально разобраться с необходимостью в настоящее время коммерческого образования как такового.

Существующая в настоящее время система образования неуклонно деградирует, поскольку как средняя, так и высшая школа нацелены не на качественное обучение школьников и студентов, а на извлечение коммерческой прибыли. Качественность подготовки только декларируется и существует на бумаге. В реальности существующая система финансирования заставляет учебные заведения выпускать плохо подготовленных или вообще малограмотных людей. Это означает, что очень скоро в России лечить будут неграмотные врачи, учить — неграмотные преподаватели, создавать самолёты, автомобили и т.д. — неграмотные инженеры, а в правоохранительной системе будут работать неграмотные судьи, прокуроры и адвокаты. Наверное, очевидно, что это приведёт к разрушению основных систем жизнеобеспечения государства и повсеместной и повальной коррупции

Система платного обучения заставляет коммерческие вузы бороться за каждого платного студента. Чтобы сохранить прибыль от обучения они вынуждены переводить неуспевающего студента с курса на курс, «проставляя» ему нужные зачёты и экзамены.

Естественно, что в этом случае порог требовательности к качеству его знаний понижается до минимума, если вообще не убирается. В полный рост встаёт проблема коррупции, причём студент убеждён, что ему должны проставлять удовлетворительные оценки, «потому, что он платит деньги». В результате такой студент из года в год «вымучивающий» или просто «покупающий» за отдельную плату удовлетворительные оценки получает диплом и покидает вуз практически неквалифицированным. Затем он претендует на занятие соответствующих его диплому должностей. А после занятия искомой должности из-за боязни потерять её вследствие отсутствия нужной квалификации устраняет любыми способами настоящих специалистов, которые могут составить ему конкуренцию. Это ведёт к полной девальвации высшего образования, к краху соответствующих структур, и к тому, что люди, имеющие дипломы, не работают по своей специальности.

Наконец, благодаря коммерческим вузам в стране фактически реализуется программа «всеобщего обязательного высшего образования». Особенно ярко это проявляется в период демографической ямы, когда коммерческие вузы берут всех абитуриентов подряд, даже с явными медицинскими признаками дебилизма – «главное, чтобы денежки платил». При этом очевидно, страдают рабочие и технические специальности.

Государственные вузы, сочетающие приём на бюджетные и коммерческие места, находятся в не менее сложной ситуации. Во-первых, по существующей системе отбора на бюджетные, то есть бесплатные места, поступают значительно более подготовленные выпускники школ. На коммерческое обучение, таким образом, приходят выпускники, не имеющие нужного для обучения в вузе уровня подготовки, но при этом имеющие возможность заплатить за обучение. Чтобы сохранить дефицитную прибыль от коммерческого обучения преподаватели вынуждены «бороться» за количество «платных» студентов. В результате в студенческих группах появляются студенты, к которым нужно относиться «помягче», многократно принимать зачет или экзамен и, в конце концов, просто проставлять его в соответствующей ведомости. Это оказывает развращающее действие, как на студентов, так и на преподавателей, а также ведёт к росту коррупции в вузе. Таким образом, видно, что сложившееся в стране сочетание бесплатного и платного образования абсолютно контрпродуктивно.

4. Новый порядок финансирования высших учебных заведений и его последствия

До недавнего времени государственные высшие учебные заведения вынуждены были «бороться» только за «платных» студентов. В нынешнем году введён новый порядок финансирования вузов, при котором штаты выделяются в зависимости от количества студентов, обучающихся в вузе. Это, вроде бы внешне справедливое нововведение, на самом деле влечёт за собой следующие последствия:

- были введены такие нормативы, что вузы вынуждены увольнять до 10 % преподавателей;

- поскольку штатный состав нужно количественно уменьшить, приходится увеличивать норму годовой нагрузки на преподавателя, которая и так уже неоднократно увеличивались в последние годы, при этом говорить об увеличении зарплат вообще не приходится;

- кроме увеличения норм нагрузки вузам, чтобы уложиться в установленные министерством нормативы приходится изобретать всевозможные способы объединения групп и курсов при чтении лекций и проведении практических и лабораторных занятий, что существенно ухудшает качество подготовки студентов.

Кроме того, в связи с введением этого порядка финансирования, вузы должны «бороться» за каждого студента. Ректорат и деканат вынуждены давать устные указания, запрещающие выставление неудовлетворительных оценок любому неуспевающему студенту.

Высшие учебные заведения поставили перед необходимостью любой ценой сохранять контингент студентов, теперь вуз вообще не имеет возможности отчислить лентяя и двоечника, не способного к обучению. А министерство при этом продолжает толковать об обязанности вузов улучшать качество подготовки специалистов, изобретает системы управления качеством подготовки в вузах и т.д. Одно только это изменение порядка финансирования нанесло мощнейший удар по системе высшего образования, а его как будто никто и не заметил, как будто ничего особенного не произошло.

5. Основные проблемы средней и высшей школы

Самая больная проблема средней школы, из-за которой высшую школу трясет как в лихорадке — это качество подготовки ее выпускников. Здесь ведь проблема не в форме выпускных экзаменов, не столько в ЕГЭ (хотя и ЕГЭ добавляет свой вклад), сколько в качестве обучения на протяжении всего десятилетнего периода. ЕГЭ — это одна из возможных форм итогового контроля. Но качество можно обеспечить только постоянным контролем, контролем на всех этапах обучения. За всей накаленностью дебатов о ЕГЭ совершенно скрываются факты, которые подтвердят в любом вузе страны: у большинства первокурсников отсутствуют не только нужный уровень фактических знаний для обучения по выбранной специальности, у них отсутствуют навыки запоминания и логически связного мышления. Они просто не могут запомнить формулировки определений, доказательств теорем и т.д. Видно, что студент старается, видно, что дома пытался учить, но запомнить не в состоянии — отсутствуют необходимые навыки, которые закладываются, начиная с первого класса. Многие первокурсники в принципе не понимают, что дома нужно хоть что-то делать, так как в средней школе это не требовалось — тройки проставят просто за присутствие на уроках.

Есть один аспект ЕГЭ, который обычно не возникает в обсуждении. Получается полностью противоречащая, как здравому смыслу, так и правам высших учебных заведений, да и, если угодно, рыночным принципам ситуация. Когда человек или организация приобретает какой-то товар на рынке, они имеют право убедиться в качественности этого товара, к его пригодности для собственных нужд.

В ситуации с ЕГЭ вузы полностью лишены возможности выяснить уровень знаний абитуриента и его пригодность для обучения на той или иной специальности: вот вам «кот в мешке», берите и радуйтесь.

Пора, наконец, «реформаторам» понять, что до введения ЕГЭ высшие учебные заведения проводили вступительные экзамены не для того, чтобы «взятки брать» (хотя это, скорее всего, недоступно для понимания тех людей, которые продавливают ЕГЭ и все остальные «реформы»), а для оценки возможностей абитуриента — способен ли он освоить учебную программу по выбранной специальности или нет.

Есть еще одна беда, которая напрямую связана с введением ЕГЭ, многие выпускники школ «немые» — они не умеют вслух и связно излагать свои мысли, свои знания. И никакие суперсовременные информационные технологии не смогут передать студенту нужных знаний, умений, или, если хотите, компетенций, при его неумении запоминать, связно мыслить и говорить.

Никакие изменения шкалы школьных оценок хоть на десятибалльную, хоть на стобалльную не улучшат качества знаний школьников. Введение профильного обучения, элективных курсов и прочие новации, внедряемые в современную школу, без привития базовых умений и навыков по запоминанию, логическому мышлению, связному изложению мыслей есть лишь простое сотрясение воздуха, пустая трата государственных денег, времени, физических и моральных сил преподавателей.

Все эти недостатки не вина выпускников средней школы. Это их беда. У многих очень светлые головы, многие хотят учиться, получить знания, квалификацию. Поэтому в нынешних условиях вузы в ущерб своим учебным планам вынуждены ликвидировать неграмотность, доставшуюся от средней школы.

Почему так получилось? Видимо из-за десятилетиями длящегося удержания образования в целом и труда преподавателей на нищенском уровне финансирования и от полного отсутствия ответственности средней школы за результат своей работы. При этом среднюю и высшую школу многие годы увлеченно реформируют, очень много говорят о качестве подготовки, но фактически ограничиваются только словами и бумажками. Подготовка выпускника школы 2010 года в разы хуже подготовки выпускника 2000 года и в десятки раз хуже выпускников 70-х и 80-х годов.

В последнее время в стране осуществляется дифференциация вузов на очень хорошие, просто хорошие и все остальные, которые можно было бы и закрыть. При этом финансирование этих вузов-аутсайдеров ведется по остаточному принципу. Так, например, жизненно важным для естественнонаучных специальностей и факультетов является их обеспеченность современным оборудованием, приборами и материалами. Привилегированные вузы ещё худо-бедно, но что-то получают. В остальных вузах оборудование давно морально и физически устарело, поступление нового оборудования не предвидится и нет никаких надежд на то, что положение в этом вопросе как-то изменится.

Следует заметить, что здание образования в некотором смысле аналогично пирамиде — чем шире основание, тем больше может быть ее высота. На узком основании не подготовишь нужного количества знающих специалистов для всего государственного организма. Из этих соображений следует, что два-три десятка избранных высших учебных заведений не могут обучить столько студентов, сколько требуется стране для инновационного развития, да и вообще для любого развития. Преференции избранным вузам, точечные вливания, премии, гранты нужны, но как дополнение к достаточному финансированию всего образования в целом и высшей школы в частности.

В условиях нынешней демографической ямы, просто необходимо сохранить существующие государственные высшие учебные заведения и их кадровый состав по всей стране. Можно пойти, например, на временное уменьшение нормативов расчета штатов вузов с тем, чтобы не приходилось увольнять преподавателей при неизбежном уменьшении в период до 2015 года количества выпускников школ. Если этого не сделать, то как будем восстанавливать вузы после 2015 года? Уменьшение доли учебной нагрузки на одного преподавателя можно компенсировать увеличением доли выполнения научных и методических работ.

О переходе к многоуровневой системе образования. Основной вопрос: для чего нужно было ломать через колено существовавшую систему подготовки специалистов, в которой уже имелся и бакалавриат, и магистратура, и сохранялась подготовка по множеству важнейших для страны специальностей? Нам говорят: для того, чтобы дипломы наших выпускников признавались в других странах.

Но тогда выходит, что за бюджетные деньги, за деньги российских налогоплательщиков готовятся кадры для этих самых других стран? Еще одним негласным мотивом может быть экономия денег. Но нужна ли такая экономия на будущем страны? И экономия ли это вообще? Студент, закончивший бакалавриат, не проходит полноценную производственную практику и не пишет нормальной дипломной работы. Следовательно, его придется доучивать, но уже на производстве. Притом, что не любое производство может дать соответствующий уровень подготовки.

Есть еще один момент, связанный с текущей ситуацией. Подготовка выпускников средней школы сейчас настолько плохая, что вузы вынуждены тратить практически целый учебный год из трёх или четырех лет обучения бакалавриата, чтобы привести студентов в более-менее приспособленное для восприятия программы высшей школы состояние. Таким образом, для освоения программы собственно высшей школы у бакалавра остается два-три учебных года. Это означает, что человек с дипломом о высшем образовании будет иметь уровень знаний, соответствующий в лучше случае советскому техникуму. Происходит полнейшая девальвация самого понятия высшего образования.

Следует отдельно отметить негативную роль министерства образования и науки в текущей ситуации.

Во-первых, министерство жёстко и неуклонно проводит в жизнь рекомендации группы «реформаторов», которые переводят образование целиком на коммерческие рельсы, не обращая никакого внимания ни на потребности страны, ни на мнение образовательного сообщества.

Во-вторых, министерство, оставило за собой в основном функции «формирования правил игры», а также контролирующие и карательные функции. Происходит постоянное изменение требований, контрольных цифр, стандартов и так далее. При этом задаются такие контрольные цифры, выполнение которых зачастую просто невозможно.

Несмотря на декларируемую заботу о качестве подготовки, многие показатели прямо или косвенно направлены на его снижение. Например, показатель количества аспирантов на 100 студентов заставляет вузы брать в аспирантуру людей, неспособных написать кандидатскую диссертацию. А следующий показатель — количество диссертаций, защищенных в срок, заставляет научных руководителей, скрепя сердце, писать диссертации за аспирантов. Таким образом «куются» кадры «высшей квалификации».

Коллективы вузов постоянно держат «под напряжением», поскольку за невыполнение множества требований и показателей вуз переводят в более низкую категорию, вплоть до его закрытия. Постоянные аттестации, переаттестации, аккредитации и переаккредитации, постоянное изменение показателей, требуется море бумаг и документов, для подготовки которых впустую уходит масса рабочего времени преподавателей.

6. Кадровая проблема высшей школы


В высшей школе России происходит тихая кадровая катастрофа. Существующий костяк профессорско-преподавательского состава вплотную приблизился к пенсионному порогу или уже переступил его. Молодёжь вследствие оскорбительно низкого уровня заработной платы в высшую школу не идёт. В подавляющем большинстве вузов страны практически отсутствуют преподаватели в возрасте 25-50 лет. Специалисты этой возрастной группы разбрелись по коммерческим структурам или уехали за границу. Основная масса оставшихся в высшей школе преподавателей, чтобы наскрести более или менее приемлемую сумму зарплаты, обычно работают в двух-трех вузах. Всё это означает, что через 5-10 лет преподавать в высшей школе будет просто-напросто некому.

Ситуация усугубляется тем, что в результате «оглушительных успехов» в реформировании средней школы в высшую школу уже третий год приходят совершенно необучаемые в основной массе выпускники средней школы. Они не имеют элементарных навыков устной и письменной речи, логического мышления, запоминания, не говоря уже о конкретных знаниях математики или русского языка за среднюю школу. Поэтому отбирать кандидатов на преподавательскую работу через два-три года будет просто не из кого.

Чтобы воспитать доцента из молодого выпускника вуза требуется 10–15 лет, а их попросту нет. Почему так получилось, наверное, понятно. На какой оклад может рассчитывать выпускник вуза, решивший связать свою судьбу с преподаванием и научной деятельностью? В настоящее время в нестоличных городах России порядка 6 000–8 000 рублей, и это с надбавками, которые могут быть, а могут и не быть. Во многих регионах страны прожиточный минимум уже превышает зарплату ассистента.

Учтём, что работа у ассистента далеко не самая простая. А еще ему нужно есть, пить, одеваться, обуваться, создавать семью, думать о квартире, которая стала для подавляющего большинства уже несбыточной мечтой. При этом его сокурсники начинают с зарплат порядка 15 000 тысяч и выше (например, многие программисты, еще находясь на пятом курсе, получают от 20 000 рублей). Давайте теперь посмотрим, что у него впереди. А впереди 15–20 лет очень непростой преподавательской работы с одновременным написанием кандидатской, а затем докторской диссертаций. После чего он начнет получать около 20 000 рублей (включая 7 000 рублей за докторскую степень — меньше, чем зарплата дворника). А пенсию ему начислят, страшно сказать — 8 000–10 000 рублей.

Вывод простой. Мало кого может устроить подобная перспектива. Кадровая проблема в высшей школе не будет решена до тех пор, пока труд преподавателя, доцента, профессора стоит копейки. Не решит кадровую проблему высшей школы привлечение иностранных, а также возврат уехавших за границу наших специалистов и назначение им сколь угодно выгодных условий — весьма прагматичная современная молодежь не пойдет на существующие в высшей школе нищенские условия оплаты труда. Только достойная оплата работы преподавателя и достойная пенсия повысят престиж этой профессии, и привлечет к ней молодежь. Все остальные меры могут дополнить, улучшить ситуацию, но они не могут восстановить в глазах общественного мнения и особенно молодежи престижности профессии преподавателя, ученого, инженера и конструктора.

Ассистент должен только за свою основную работу получать (по уровню цен сегодняшнего дня) где-то 25 000–30 000 рублей, а в перспективе на должности профессора он должен видеть сумму порядка 100 000–150 000 рублей в месяц. Деньги для этого найти достаточно просто, уменьшив, например, объём покупок так называемых «ценных» американских бумаг.

Почему нынешнее государство находит 45 000 рублей в месяц для лейтенанта МВД и не находит аналогичной суммы для ассистента в высшей школе? Почему оклады ассистентов меньше прожиточного минимума? Почему оклады учителей в средней школе уже превышают оклады доцентов (вместе со смехотворной надбавкой за ученую степень в 3000 рублей) и вплотную приблизились к зарплатам профессоров высшей школы? Где здравый смысл? Что у России нет денег для своего будущего? Это грубейшая ошибка в управлении государством или осознанная, целенаправленная деятельность по уничтожению высшего образования как стратегической системы страны, связанная с предательством национальных интересов России?

7. Некоторые выводы

Среднюю и высшую школы нужно срочно спасать. Примеров организации нормальной работы образовательной системы по всему миру полным-полно, да и советская система образования считалась одной из лучших в мире.

Для справки: по данным ООН система образования СССР входила в тройку лучших образовательных систем мира. Современную Россию разместили по схожим критериям на 15, 26, 41 и 54 место в 2004, 2005, 2007 и 2008 году, соответственно. В целом, объем финансирования образования в России составляет около 3,5 % от ВВП. Для сравнения (в СССР в 1950 - 10 %, в 1970 - 7 %,). В развитых странах в настоящее время этот показатель более 7 %. Дополнительный штрих, Московский государственный университет, самый мощный университет России, в 2011 году в мировом рейтинге университетов не попал в первую сотню. Это уже не эмоции, это уже факты.

Нужно дать образованию нормальное финансирование, обеспечить современным оборудованием, приборами и материалами, необходимыми для обучения, дать до­стойные зарплаты преподавателям, чтобы они не мотались по трем-пяти местам в поисках жизненно необходимого приработка. Необходимо надежно защитить их будущее, обеспечив не менее достойной пенсией. Только тогда можно будет привлечь молодежь к работе в высшей школе. На некоторое время образование следует оставить в покое от реформ. И обязательно наладить нормальную обратную связь, обеспечивающую постоянный контроль за качеством обучения. Ввести ответственность образовательного учреждения не за количество выпускников, а за качество их знаний. Это сделать не так уж и сложно. А начать нужно с разрыва существующей жесткой связи между количеством обучаемых, финансированием вуза и штатным расписанием. Наличие этой связи заставляет почти всех преподавателей ставить удовлетворительные оценки там, где ими и не пахнет. Иначе администрация очень тонко так намекает о персональном месте работы не понимающего ситуацию преподавателя.

Таким образом, вновь выходим на вопрос о цели образовательной системы в России. Если ее целью являются подготовка винтиков и шестеренок для полуколониального механизма, то можно продолжать неуклонное движение по нынешней дороге. Если же её целью является подготовка квалифицированных людей, которые могут обеспечить России достойное место в мире, то нужно срочно отказываться от нынешних псевдореформ, а точнее реформ наоборот.



Гражданин Президент России!

Гражданин Председатель Правительства России!


В настоящее время Вы несёте полную ответственность за состояние образования в стране! Именно Вы сейчас можете прекратить уничтожение образования России. Почему Вы не остановите своих подчинённых, которые своими действиями довели образование до такого состояния? Какой след Вы оставите в истории России?

В нынешнем году на IV медицинском форуме президент Национальной медицинской палаты, директор московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль в присутствии Председателя Правительства России призвал медицинское сообщество не замалчивать проблемы, накопившиеся в здравоохранении страны: «Каждый должен топать ногами. Почему мы такие аморфные?!».

Ситуация в образовании ничуть не лучше, чем в здравоохранении. Если мы имеем совесть, если у нас есть ответственность за будущее страны, наших детей и внуков, то мы не имеем право равнодушно смотреть на состояние образования в стране. Нам пора вспомнить, что мы граждане России, а не твари дрожащие. А мы думаем только о собственном спокойствии, благополучии и о деньгах.

Чтобы предотвратить полный и необратимый коллапс высшей школы и всего образования России, считаем что:

- Образование должно быть полностью бесплатным и доступным. Обязательным должно быть только неполное среднее (восьмилетнее образование).

- Тестовая система контроля знаний, в частности в форме ЕГЭ, может использоваться только как вспомогательная. Необходимо восстановить систему конкурсного отбора в высшие учебные заведения.

- Необходимо восстановить уровневую систему высшего образования, действовавшую с 1996 года, при которой вуз самостоятельно выбирал уровень обучения (бакалавриат, специалитет, магистратура), а студент имел право выбора любой образовательной траектории.

- В обсуждаемом законе об образовании необходимо предусмотреть положение, предусматривающее для учителей и преподавателей уровень оплаты и пенсионного обеспечения, аналогичный уровню государственных служащих.

- Законодательно изменить роль министерства образования, считая основными не карательные функции (как у Рособрнадзора — слово то какое нашли), а помощь вузам в осуществлении их нелёгких обязанностей.

- С целью восстановления образовательной системы страны необходимо закрепить в законе положение о выделении на нужды образования не менее 10% ВВП. При отсутствии чрезвычайной ситуации (предусмотреть исчерпывающий перечень таких ситуаций), правительство, нарушившее этот закон, автоматически должно быть отправлено в отставку, а Государственная Дума — автоматически распущена.

Для стабилизации системы образования страны и обеспечения возможности реализации сформулированных предложений считаем целесообразным:

- Обратится в центральные органы отраслевого профсоюза с предложением безотлагательно начать переговоры с Правительством страны о немедленном увеличении уровня заработной платы в отрасли не менее чем в три раза, о немедленном прекращении реформирования образования в стране, а также об образовании комиссии, включающей крупнейших специалистов отрасли, для определения путей восстановления образования России.

- Обратиться в Центральные органы ОНФ, Политической партии Единая Россия», «Правое дело», КПРФ и других политических партий, представленных в Государственной Думе Российской Федерации, а также собирающихся участвовать в предстоящих выборах, к кандидатам на должность президента России с требованием включить в их предвыборные платформы пункты, связанные с немедленным спасением системы образования в стране. Решение о голосовании по той или иной партии или кандидате принимать исходя не из туманных обещаний «решить вопрос в перспективе», а из твёрдых обязательств и конкретных гарантий немедленных действий по спасению образования.

Обратиться к коллективам и профсоюзным организациям высших учебных заведений страны с просьбой о поддержке этих предложений.
   

Открытое письмо преподавателей механико-математического факультета Самарского государственного университета

Скриншоты сделаны 17 января 2018 года.   URL:   http://www.krasnoetv.ru/node/11284

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна