Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Михаил Юрьев. Третья Империя.

19.04.2011 16:00      Просмотров: 4139      Комментариев: 0      Категория: Российское государство

Источник информации - http://www.modernlib.ru/books/yurev_mihail/tretya_imperiya/read/

Михаил Юрьев

ТРЕТЬЯ ИМПЕРИЯ

Россия, которая должна быть

 

Предисловие

Дорогие соотечественники! Я, Алвареду Бранку душ Сан-туш, родился в городе Сан-Паулу в 2025 году – в тот памятный для нашей Федерации год, когда произошли два события, годовщину которых мы отмечаем в праздники Полной Независимости и Торжества Католицизма. Семья моего отца, душ Сантуши, – старые бразильские промышленники, последние несколько десятилетий специализирующиеся на выпуске шин: наш бренд, Братир, вот уже более сорока лет один из наиболее ценимых потребителями, и ныне является вторым по объемам продаж в Федерации. Моя мать, Вероника душ Сантуш, урожденная Бранку, весьма известная в обществе и как светская дама, и как руководитель одной из крупнейших общеамериканских благотворительных организаций, происходит из еще более высокого рода: ее дядя, мой двоюродный дедушка Алва-реду Бранку, – легендарный основатель и первый президент нашей страны, а ее двоюродный дядя – космический магнат Жуан Бранку, второй по размеру состояния человек в Федерации, живой и здравствующий, слава Богу, и поныне. Я рос в достатке, окруженный любовью и уважением к себе как к личности, в ревностной католической среде, ценности которой пытались – вполне успешно – привить и мне. Я окончил университет Сан-Паулу в 2049 году; соученики относились ко мне хорошо, не ставили мне в вину богатство и высокоепроисхождение – я не могу припомнить ничего серьезнее, чем когда в 2044 году столицу Федерации после смерти дедушки переименовали в Алвареду, меня постоянно дразнили шлягером того сезона «Сome with me to Alvaredu». Я не хотел заниматься семейным или иным бизнесом, как моя старшая сестра Габриэла, или политикой, как старший брат Антониу душ Сантуш, заседающий ныне в Алвареду в Сенате Федерации, причем не от родного штата, а от штата Диксиленд, где он работал в 2047—2048 годах председателем правительственной комиссии по ликвидации последствий цунами (помните, когда упал астероид?) и заслужил большое уважение. Вместо всего этого меня привлекала академическая карьера: я хотел и хочу понимать, как устроено человеческое общество, как функционируют и развиваются страны и народы – а уж потом, может быть, заняться политикой. Моя семья, разумеется, не возражала, и я отправился готовить диссертацию на соискание степени доктора философии в Университет имени семьи Буш в городе Хьюстоне, штат Плейнсленд; моя тема называлась «Самоподдерживающиеся сетевые организации в человеческом сообществе». Но более всего меня привлекала так называемая компаративистика, то есть сравнительный анализ того, как что-то устроено в разных странах, и мне очень хотелось сделать такой анализ по теме своей диссертации, хотя бы для начала ограничившись христианским миром. Причем мне хотелось не просто изучить через Сеть, как все это устроено в России, а поехать и посмотреть самому – возможно, это сказывались гены моего дальнего предка, капитана Педру Одноухого, который в XVII веке возил рабов из Африки и доходил на своем фрегате с грузом ценной древесины паун-бразил даже до Китая. Я начал убеждать в этом моего научного руководителя, профессора Хиггинботама, который долго сопротивлялся – все янки (а уж тем более янки из Новой Англии, как мой профессор) недолюбливают Россию по понятным причинам в отличие от нас, латиносов и бразильцев. Но наконец он сдался, в чем я и не сомневался, потому что он очень хорошо относится ко мне. Оформив саббатикал в университете, я отправился в Алвареду и пришел в российское посольство за визой; около 12 тысяч долларов, которые надо было за нее заплатить, хотя и являются большой суммой, для меня не представляли проблемы. Знаменитый технодопрос, на который я шел с замиранием сердца, оказался довольно быстрой и не страшной процедурой; в общем, получить российскую визу и сесть на космоплан Алвареду—Москва оказалось гораздо проще, чем все думают (если есть деньги, конечно).

Я провел в России почти двенадцать месяцев, предварительно выучив русский; я встречался и беседовал за это время с разными людьми – и простыми, и высокопоставленными. Я нисколько не заметил на себе пресловутой русской ксенофобии – подавляющее большинство людей были со мной вполне доброжелательны. Более того, мне соглашались дать аудиенцию многие достаточно важные и известные люди, в том числе даже руководители государства, – впрочем, я отношу это в первую очередь к имени моего деда, которого в России считают таким же великим человеком, как у нас. Я также читал разные книги и материалы, просматривал прессу, смотрел кино, причем – что греха таить – меня интересовало гораздо больше, чем нужно было для диссертации. У меня вызревал замысел написать книгу о России вообще – о всех аспектах ее жизни, в сравнении нынешней и прошлых эпох, из которого читатель сможет составить себе некое объективное впечатление об этой стране. Потому что я все больше понимал, что мы совсем не знаем и не понимаем Россию. В этом нет ничьего злого умысла – просто эта цивилизация настолько отличается от нашей, при очень большой внешней схожести, что в нее надо погрузиться, чтобы понять, – ровно это, дорогие соотечественники, я и пытаюсь помочь вам сделать. И вот я представляю вам эту книгу – я старался максимально оставаться на позиции стороннего наблюдателя, не дающего оценок, как и подобает ученому, и прошу извинить меня, если в каких-то местах не преуспел в этом. Я разделил ее на две части – «История России» и «Россия сегодня», причем именно в таком порядке, поскольку считаю, что устройство России проще понять через ее историю; так ли это, судить вам.

Алвареду душ Сантуш,  город Хьюстон, штат Плейнсленд,  Американская Федерация,  2054 год от Рождества Христова.

 

ЧАСТЬ I

ИСТОРИЯ РОССИИ

Глава 1

Первая и Вторая империи

 

История русских насчитывает более одиннадцати веков – до того это была не более чем племенная предыстория. Говоря «русских», я здесь подразумеваю не все население Российской Империи, а лишь изначальную и основную ее нацию (там ее обозначают как «стержневую»), иначе называемую великороссами; у ряда других народов Империи письменная история началась на двадцать и более веков ранее, у иных, напротив, – намного позднее. К слову, эта двусмысленность слова «русские» – то ли вполне конкретный народ со своей историей и обычаями, то ли все население Российского государства – вещь для России традиционная и весьма значимая, о чем речь еще не раз пойдет в этих заметках. Так вот, государственная история русских начинается с того, что примерно к девятому-десятому веку нашей эры варяги, до этого ежегодно проходившие со своими дружинами – хирдами по территории будущей России с целью грабежа или торговли, осели там полностью и превратились в феодальную знать, правящую местным населением, в основном представленным славянскими племенами. Эти племена заселили территорию между бассейнами Дуная и Волги после скифов и сарматов; точное их происхождение не известно. Полуофициально в России считается, что славяне произошли не от библейского Яфета, младшего сына Ноя, как, например, все западноевропейские народы, а от его старшего сына Сима, как арабы или евреи (полуофициально – потому что официальная российская история не включает в себя так называемое исчисление народов из Книги Бытия; с другой стороны, она находится, как и все в России, под сильным влиянием православия и отрицать это тоже не может). Считается, что часть потомков старшего сына Сима Элама, эламитов (это вполне исторический народ, один из самых древних из известных нам), переселилась из мест своего обитания – ныне это запад провинции Иран Исламского Халифата – на северо-восток и там, в междуречье Волги и Дона, дала начало славянам, заселившим впоследствии все вокруг. Это библейское противопоставление себя западноевропейцам играет важную роль в российской идеологии: в Библии Яфет олицетворяет мощь, а Сим – дух («распространит Бог Яфета, Сам же будет в шатрах Симовых»); именно так русские представляют сами себя.

Варяги же были одним из племен воинственных северных народов, норманнов, иначе называвшихся викингами. Ранее считалось, что это были даны; ныне же утверждается, что это отдельный народ, живший на восточном и юго-восточном побережье Балтийского моря. Их культура была промежуточной между норвегами и данами, с одной стороны, и славянами – с другой; как первые, это был народ непревзойденных воинов, ставящий воинскую доблесть превыше всего. Они брили бороду и волосы на голове, носили длинные усы, а вожди – еще и оставленную длинную прядь на темени; самые прославленные воины получали право красить усы синей краской. Став правящей знатью среди подданных – славян, они постепенно смешались с ними, образовав русских. По крови их вклад был невелик, поскольку их было много меньше, чем славян; генетически их место в создании русской нации примерно то же, что испанцев в создании нации мексиканцев. Тем не менее отношение к воинской этике, особенно у высших сословий, взялось у русских именно от них: истинно великий правитель лишь тот, кто сокрушил врагов, а не просто набивал казну – это тоже часть того, как русские представляют сами себя.

В конце X века русские приняли христианство, причем восточного обряда, поскольку находились в цивилизационной сфере влияния Византийской империи. Начался 250-летний период Киевской Руси – первого государства русских с великокняжеской столицей в Киеве. Интересно, что русские считают свое государство преемником не Киевской Руси, а Московской, никак с ней не связанной; поэтому никогда не обсуждается перенос столицы в Киев, хотя вообще тема переноса столиц или части столичных функций у русских одна из любимых. Поэтому же нумерация правителей России с одним именем идет только с Московской Руси, а не с Киевской: так, сейчас правит император Владимир III, являющийся третьим после Владимира I Иуды (1917—1923)[1] и Владимира II Восстановителя (2000—2012); а множество Владимиров – великих князей киевских, начиная со святого равноапостольного Владимира Крестителя, не считаются. Не так с Московской Русью: предыдущий император, Василий V Строитель (2040—2050), назывался так после великих князей московских Василия I (1389– 1425), Василия II (1434—1462), Василия III (1505—1533) и царя московского и всея Руси Василия IV (1606—1610). Период Московской Руси начинается с конца XIII – начала XIV века, в период владычества монгольско-тюркской Золотой Орды. Центром же русских земель Московская Русь стала в конце XIV – начале XV века, когда великий князь московский Дмитрий, впоследствии прозванный Донским, в многочисленных войнах ослабил основных соперников за первенство на Руси – Тверь, Суздаль, Новгород, Рязань и других – и отнял у них много земель. Помимо этого он сначала в битвах на Воже и особенно на Куликовом поле разбил монгольское войско Мамая, якобы узурпировавшего власть у кагана Тохтамыша, а потом, напротив, принес покаянную присягу Тохтамышу и даже дал ему войско для войны с Тамерланом, что принесло ему и его потомкам поддержку Орды в дальнейшей борьбе с русскими соперниками. Окончательно они были сломлены и поглощены Московской Русью при Иване III Великом (1462—1505), предпоследнем великом князе московском (его внук, Иван IV Грозный, был уже царем всея Руси), и при нем же закончилось владычество Орды. В это же время, после падения Византии, появился тезис, ставший квинтэссенцией русской национальной идеи, который начертан на гербе Российской Империи, на вымпеле, который свисает с лап двуглавого орла: Москва есть Третий Рим, и четвертому не бывать.

В XVI веке были завоеваны и присоединены Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, что превратило Россию в крупную державу, и, как естественное следствие, с этого времени в западноевропейских странах начинает складываться образ России как врага христианской (имеется в виду западной) цивилизации. В это же время царствование Ивана Грозного, с его жестокостями и отходом от устоявшихся традиций, ослабили нацию изнутри, что привело к продолжительным междоусобицам и беспорядкам, причем на фоне фактической оккупации поляками, что получило название первого Смутного времени (1605—1613). В течение XVII века, после окончания Смутного времени и изгнания поляков, Россия вернула все то, что при этом потеряла, и еще присоединила Центральную и Восточную Украину, принадлежавшую Польше. В конце века началось царствование Петра I Великого (1689—1725). В это время Россия, победив Швецию, присоединила значительную часть восточной Прибалтики и выход к Балтийскому морю – основной европейской торговой артерии того времени; в связи с этим государство было перестроено на западноевропейский лад, а любые связи с Западной Европой всячески стимулировались. В конце правления Петра Великого Россия была объявлена империей, впоследствии названной Первой Империей, а сам Петр – императором. Особенного могущества Россия достигла при Екатерине II Великой (1762—1796), когда она присоединила Литву, Курляндию, половину Польши и Крымское ханство. В это время Россия уже стала одной из великих держав, что привело к осознанию и началу реализации последовательного и целенаправленного антироссийского курса правящим классом тогдашней сверхдержавы, Англии, – курса, впоследствии разделенного всей Западной Европой и США и продолжавшегося вплоть до Двенадцатидневной войны. В XIX веке Россия развивалась в русле тех же тенденций – ее статус великой державы, утвержденный победой над Наполеоном в начале века, был лишь ненадолго поколеблен поражением в крымской войне и сохранялся вплоть до вступления в Первую мировую войну в 1914 году. За XIX век Россия присоединила Кавказ, Закавказье, Финляндию и Среднюю Азию. При этом противостояние с Западом, особенно с Англией, стало перманентным фактором, неоднократно прорывающимся прямыми столкновениями; заключенный в конце века союзнический договор с Англией и Францией (Антанта) преследовал тактические цели и не менял эту расстановку. Тем не менее к началу XX века, иначе говоря к Первой мировой войне, Россия пришла великой и процветающей державой, в которой, однако, накопилась критическая масса внутренних нерешенных проблем, которая вскоре и прорвалась.

В 1917 году в России произошла революция, в результате которой к власти пришли коммунисты, победившие в последовавшей Гражданской войне (1918—1921). По жестокости, непримиримости и упорству в физическом истреблении целых социальных групп она примерно соответствовала Великой французской революции (1789—1794), но имела одну отличительную черту – в силу особенностей идеологии тогдашних коммунистов (так называемых большевиков) они были антинационалистами, которые стремились исключительно к мировой социалистической революции и Россию рассматривали всего лишь как плацдарм для этого. Соответственно их нисколько не интересовали национальные интересы России, они без боя (и в прямом, и в переносном смысле) отдали Польшу, Финляндию, Бессарабию и Прибалтику; с той же легкостью они продавали или дарили за границу произведения искусства, являвшиеся национальным достоянием. Слова «русский» и «русское» считались малоприличными, а нерусская национальность человека была большим подспорьем в любой карьере – это пошло еще с Гражданской войны, когда самые боеспособные части большевиков целиком состояли из представителей национальных меньшинств или иностранцев. Так было при Владимире Иуде и в первые годы правления Иосифа I Великого (1924—1953), пока он не изменил эту ситуацию. Он понимал, что необходимо возрождать российское национальное государство, и использовал коммунистическую идеологию исключительно как базу для этого. Он провел в 1930-е годы серию массовых репрессий, направленных преимущественно (но не исключительно) против элиты страны, в результате чего погибло и пострадало много невинных людей. Но поставленную им самим задачу он выполнил – основная часть большевиков была истреблена; кроме того, прошла модернизация промышленности и социальной структуры страны. Далее, с момента начала войны с Германией (1941—1945), Иосиф Великий ускорил эти процессы – вернул культ гордости Россией с ее славной историей, снял запрет на православие, введенный большевиками, восстановил многие символы прошлого, такие как погоны в армии, форменную одежду в школе и т. д.; так называемая новая мораль, например в сексуальной сфере, заменялась на традиционную. После победы в войне он провел вторую волну репрессий, имевшую несколько иные цели и объекты, а именно нейтрализацию реальных и потенциальных коллаборационистов, непокорных народов, восставших против власти Москвы, а также тех, кто не принял отхода от коммуно-интернационалистических принципов и возврата к российской традиции.

Из его дневников, сенсационно найденных и опубликованных к 150-летию со дня рождения, в последний год правления Гавриила I Великого (2012—2030), мы знаем, что он намеревался провести в 1953 году последнюю серию репрессий, в частности сменить почти все руководство страны, после чего вернуть рыночные отношения в экономике, в первую очередь в сельском хозяйстве, восстановить частную собственность (кроме крупной), сделать реально выборными основную часть власти в Коммунистической партии и государстве и превратить православие в государственную религию России. Смерть от отравления не дала ему реализовать эти планы; она же показывает, что его убежденность в том, что враг внутри страны не истреблен окончательно, вовсе не была параноидальной. Личность Иосифа I и оценка его правления долгое время были предметом ожесточенных споров внутри России, пока нация не пришла к консенсусу примерно к 2020 году – а до того диапазон эпитетов был от «чудовищного» до «величайшего». Действительно, уровень жестокости и количество злодеяний того периода были вполне сопоставимыми (если не превосходили) времена царя Ивана Грозного, которого никому в России не придет в голову называть Великим. Правда, не следует забывать, что Иосиф Великий принял страну не от последнего царя Первой Империи, когда все было не так плохо, а от Владимира Иуды, создавшего государство истинно сатанинское, несоизмеримо более мерзкое, чем созданное Иосифом I. Тем не менее Россия при Иосифе I достигла максимального за всю свою историю величия (не считая, конечно, нашего времени). Она вернула Прибалтику, Бессарабию, Западную Белоруссию и Южный Сахалин, присоединила Западную Украину, установила сателлитные правительства в Польше, Венгрии, Чехословакии, Болгарии, Румынии и Восточной Германии, отгородившись кордоном из этих стран от своего вечного врага – Западной Европы. Она стала одной из двух сверхдержав, имея сильнейшую в мире армию с ядерным оружием, и первой в истории, задолго до Поднебесной Республики, успешно оспорила технологическое лидерство западной цивилизации: благодаря заделам правления Иосифа Великого она через четыре года после его смерти первой в мире вышла в космос. Из дневников мы знаем, что Иосиф Великий собирался сразу после капитуляции Германии денонсировать союзнический договор с Англией и США и продолжать наступление вплоть до полного захвата Европы (в чем вряд ли ему кто-либо тогда мог помешать), но ему в 1945 году явился в видении архангел и предрек, что до Армагеддона (а он воспринимал свое противостояние с Западом именно так) остается ровно 10 лет; именно к этому он и готовился. У созданной Иосифом Великим империи, называемой Второй, или Красной, Империей, был, однако, существенный дефект, впрочем, вообще характерный для империй, включая главного врага тогдашней России – Америку (естественно, не нашу Федерацию, а США): если не считать самого основателя империи, она пропускала в высшие сферы только достаточно никчемных людей. Это и наблюдалось в последующие 35 лет, когда Россия под руководством сменяющих друг друга такого рода ничтожеств находилась в пике величия, но по сути просто проедала наследство Иосифа Великого. Результатом явился крах режима, полная капитуляция перед Западом, потеря Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии, Закавказья, Казахстана и Средней Азии. Началось так называемое второе Смутное время (1991—1999).

Этот период правления Бориса II Проклятого характеризуется полной деградацией государства и общества. Национальные интересы игнорировались, промышленность и наука сворачивались, преступность и обман превысили все мыслимые пределы; смертность росла, продолжительность жизни и рождаемость падали. На все это безразлично смотрели коррумпированные сверх меры чиновники и сказочно обогатившиеся на захвате бывшей государственной собственности магнаты, называемые олигархами. Среди населения царили полная деморализация и развал всех устоев, глубокое презрение ко всем, кроме дельцов и бандитов, особенно к людям таких профессий, как учитель или военный; среди элит – соревнование в воровстве и поносительстве собственной страны. Редкие попытки (достаточно, впрочем, жалкие) поднять против всего этого голос жестко пресекались Америкой и самим режимом Бориса Проклятого, если только эти попытки исходили не от клоуноподобных маргинальных сил: в этом случае они, напротив, поддерживались – для дискредитации самой идеи наличия альтернативы. На все это наложилась война с сепаратистами на Кавказе, в которой победа была практически добыта хотя и ценой несуразных жертв, но в последний момент просто продана властью за деньги и благорасположение американцев; наступил трехлетний период фактической независимости сепаратистов, во время которого они безнаказанно кормились на русских, как волки на оленьем стаде. Столь велика была ненависть русского народа к Борису Проклятому, что в 2028 году (то есть через 28 лет после конца его правления), во время выдвижения кандидатур на выборы императора 2029 года, Борис Фетисов, один из героев Двенадцатидневной войны и войн экспансии, который считался наиболее вероятным будущим императором, отказался от этого. Он сказал: «После Бориса I Узурпатора (1598—1605) и Бориса II Проклятого видим мы, что нельзя в России быть правителю с этим именем; а что я не виновен в имени моем, так негоже Божьи знаки не замечать». К слову, этот поступок, как и вообще личность Бориса Фетисова, является символом всего лучшего и образцом для подражания у русских, особенно у опричников.

Глава 2

Период Восстановления

Реформы 2006—2007 годов. Периодом Восстановления в России называется время между Второй и Третьей Империями (2000—2012) – время начала возрождения великой России, совпавшее с началом третьего тысячелетия. С 2000 года (фактически с конца 1999-го) началось правление Владимира ii Восстановителя, удостоенного этого прозвища потому, что при нем Россия опять стала великой державой (к концу правления даже с элементами сверхдержавы). Кроме того, при нем и благодаря ему нормализовались и начали развиваться все сферы общественной жизни, хотя не все одинаково – одни быстрее, другие медленнее; все это подготовило страну для цивилизационного рывка к невиданному прежде величию, произошедшему при его преемнике. Владимир ii был приведен к власти окружением Бориса Проклятого в качестве его наследника, о чем оно быстро пожалело. Впрочем, первую и даже большую половину своего правления хоть он и был весьма популярен и даже любим народом и все шло неплохо, но ничто не предвещало тех бурных событий, благодаря которым он вошел в историю так, как это случилось. Первый срок своего президентства и почти весь второй он предпочитал не разрушать сложившееся, пусть и не очень терпимое, положение, что, казалось бы, граничило с преступным бездействием. Однако малозаметными действиями он сумел вызвать за это время радикальные изменения в настроениях народа и в состоянии общества. Вот вроде бы все так же плохо, как несколько лет назад, ничего принципиально не изменилось, по-прежнему правят бал олигархи и коррупционеры, все так же давит Запад – а тем не менее самоуничижение сменилось возвратом национальной самоидентификации и самоуважения, на смену деморализации и отчаянию пришли уверенность и озлобленность. Как теперь мы понимаем, такая политика минимального вмешательства проводилась Владимиром ii не из-за нерешительности, а именно из-за понимания того, что крутые виражи не делаются государствами в фазе полной деморализации. К тому же он хорошо понимал и чувствовал своих соотечественников и знал, что очень многие, вполне патриотические люди мучаются сомнением: а может, попробовать уйти от повторения традиционного цикла российской истории? Может, не воссоздавать империю, не ставить амбициозных национальных целей, а интегрироваться в европейскую цивилизацию и стать богатым и спокойным, хотя и не великим государством? Сейчас известно, что Владимир ii, плоть от плоти своего народа, и сам мучился теми же сомнениями. Вот если ход жизни подведет к тому, что это невозможно, думал он, тогда уж можно будет сказать самим себе: мы сделали, что могли, и не наша вина в том, что это не наш путь.

Но с 2004 года начали постепенно нарастать явления, которые сделали неизбежным начало политики реванша. Поднял голову внутренний враг – сначала был раскрыт заговор Ходорковского (первого из репрессированных олигархов), потом по стране прокатилась волна массовых выступлений против неудачных решений властей в социальной сфере, переходящих в массовые беспорядки. Все они, даже начавшиеся стихийно, затем оплачивались и управлялись извне, в основном через российских эмигрантов – врагов режима. В это же время США нарушили существовавший у них с Россией тайный договор о том, что Россия не мешает США на мировой арене, в частности не вооружает их врагов и не использует против них свое право вето в Совете Безопасности ООН, а США не действуют против интересов России и вообще не проявляют активности на постсоветском пространстве. В 2004—2006 годах Америка успешно организовала перевороты в Грузии, Украине, Киргизии, приведшие к власти проамериканские и при этом оголтело антироссийские режимы, а также безуспешно пыталась сделать это в Белоруссии. Все это было направлено не только и не столько на окружение России врагами, сколько на отработку методов захвата власти в постсоветских государствах с целью применить их далее на самой России. Одновременно было усилено давление на Россию по всем фронтам международной политики – наиболее показательным является пример того, как ее под надуманными предлогами много лет не пускали во Всемирную торговую организацию (ирония заключается в том, что России при ее тогдашней структуре экспорта ВТО была и не нужна, и Запад проиграл намного больше). Все это явилось реакцией на осознание того, что Россия несмотря ни на что обладает потенциалом к восстановлению величия (как раз по итогам первого пятилетия правления Владимира II), значит, ее надо уничтожить или резко ослабить – все разговоры об отступлении ее от демократии были не более чем словесной шелухой. Базовый оперативный сценарий заключался в том, чтобы любым способом вызвать в России кризис (настоящий), а на его фоне инсценировать демократическую революцию (ненастоящую, в силу абсолютной маргинальности так называемого демократического движения в России) и в помощь ей осуществить интервенцию силами НАТО. Потом новые власти отказались бы от ядерного оружия (еще Ходорковский обещал это в случае прихода к власти), ликвидировали бы ВПК, а потом устроили бы «добровольное» разъединение России на несколько русских и несколько нерусских государств, повторив путь Югославии.

Но российская элита в середине 2000-х годов, при всей общенациональной критике в ее адрес (притом вполне справедливой!), была уже совсем не та, что в 1995-м и даже в 2000-м. Из так называемых революций в указанных странах ближнего зарубежья были извлечены уроки, и власть совершила все необходимые превентивные действия – ослабила и изолировала потенциальные центры такой «революции» у себя, перекрыла каналы финансирования и т. п.: ничего особо жесткого предпринимать и не пришлось. Все-таки в тогдашней России в отличие от ее соседей коррупция, несправедливость и тому подобные проявления (называемые по-русски «беспределом») не перешли всех мыслимых границ – напротив, с 2000 года они хоть и медленно, но уменьшались. Наиболее одиозные ошибки (типа так называемой монетизации льгот) были оперативно исправлены, и были приняты аппаратные меры, исключающие их непродуманное появление в дальнейшем. В результате уже к 2006 году всем стало понятно, что никакой революции в России не будет. На международной арене Россия резко повысила независимость своего поведения, но при этом не нарывалась на конфронтацию с западными странами и не давала им ни малейшего серьезного повода придраться к себе. А для США, напротив, это были не самые удачные годы – они втянулись в целый ряд ненужных авантюр, да и их отношения с союзной Европой и лояльным Китаем стали напрягаться. В результате всего этого – как внешнеполитических ошибок США, так и четкого и взвешенного поведения России – акции последней в мировой политике стали резко расти. Кульминацией этого стало ее председательство в 2006 году в так называемой «Большой восьмерке» – клубе восьми индустриально развитых стран, претендующем на решение мировых проблем, нечто вроде нынешнего Всемирного форума пяти держав на острове Святой Елены. Впрочем, уже при проведении ежегодной встречи этой «восьмерки» в городе Санкт-Петербурге стало понятно, что долго эта идиллия не продлится.

Поняв, что время пришло, Владимир II начал действовать – период мира еще продолжался, но стремительно приближался к своему концу. В первую очередь следовало позаботиться об экономике – вообще-то она в это время была на подъеме, но по своей отраслевой и институциональной структуре совершенно не была готова к каким-либо потрясениям. Зависимость от импорта была недопустимо велика, как и от экспорта сырья и полуфабрикатов, а основная часть инвестиционного потенциала приходилась на крупных, космополитически настроенных игроков (хотя в основном российского происхождения). Кроме того, огромные для тогдашней России средства – золотовалютные резервы Центробанка и стабилизационный фонд правительства, на общую сумму более 300 миллиардов долларов, – находились непосредственно в валюте, причем в основном именно в долларах США. Это означало, что их в любой момент можно просто заморозить, и при любом обострении международной ситуации Америка, а под ее давлением и Европа не преминут это сделать. Все это надо было как-то решать. К середине 2006 года был принят ряд решений, позволивших российскому рублю стать резервной валютой, но это касалось лишь снятия оставшихся к тому времени ограничений на капитальные операции. В конце 2006 – начале 2007 года были оперативно осуществлены меры по выводу золотовалютных резервов из долларов, хранящихся в США, – частично путем перевода в другие валюты, а частично перемещением на долларовые же счета, но в банках других стран. Долларовый счет ведь можно иметь и на субсчете, например в Банке Китая (что Россия и сделала) – там американцы технически не могут его заморозить, разве что вместе со всеми долларами Китая. А в 2007 году в знаменитой екатеринбургской речи Владимиром II уже четко были сформулированы тезисы новой экономической политики. Вам они, дорогие соотечественники, покажутся самоочевидными и были таковыми в наших странах и в те времена – но в России 2007 года, после 15 лет псевдолиберального безумия в экономике, они произвели эффект разорвавшейся бомбы. Тезисов было семь: 1) масштабные государственные инвестиции в реальный сектор – и в коммерческие предприятия на рыночных принципах, и в инфраструктуры; 2) всемерное стимулирование импортозамещения; 3) создание крупных государственных лизинговых и ипотечных финансовых компаний для стимулирования корпоративного спроса; 4) комплекс мер по стимулированию накоплений населения и их трансформации в инвестиции, в том числе вовлечение в оборот дополнительных активов и создание новых финансовых инструментов; 5) комплекс мер по многократному увеличению строительства жилья, в том числе по массовому созданию новых небольших городов; 6) запрет экспорта за валюту – теперь он мог осуществляться экспортерами только за рубли; 7) диверсификация инструментов хранения государственных финансовых резервов – теперь они частично стали инвестироваться в собственную экономику.

Всему этому сопутствовал и ряд иных, не столь масштабных мер, значимость которых, однако, трудно переоценить. Была проведена налоговая реформа, заменившая налог на добавленную стоимость налогом с розничных продаж, а также уменьшившая реальные выплаты по единому социальному налогу, – это существенно облегчило жизнь бизнесу, хотя налоговая нагрузка была и так не особо велика еще с начала 2000-х годов. Был принят ряд положений, направленных на нормализацию касающейся бизнеса правоохранительной деятельности: реформа арбитражного судопроизводства, весьма затруднившая как коррупцию в судах, так и юридический беспредел; новые правила и особый контроль уголовного производства по экономическим преступлениям; новые правила ведения реестров собственности (акций и недвижимости) и контроля за этим. Были введены весьма существенные льготы для тех, кто создает новые предприятия – то есть физически строит новые заводы или магазины, а не купил их у предыдущего владельца. «Нам нужно совершить экономический рывок, соизмеримый по масштабам с тридцатыми и пятидесятыми годами ХХ века, но на основе рынка, – сказал в екатеринбургской речи Владимир II. – А для этого нам надо не перетасовывать имеющиеся предприятия, оставшиеся от СССР, а создавать новые – сотни крупных, десятки тысяч средних, миллионы мелких. А с того, что еще только предстоит создать, казну не набьешь – телят не доят». Когда все эти меры начали осуществляться и заработали, эффект их был колоссальным. Как грибы после дождя начали расти предприятия, в основном импортозамещающие – как очень большие, вроде двух автомобилестроительных корпораций (см. главу «Экономика»), где инвестором выступало непосредственно государство, так и поменьше, создаваемые частным капиталом. Последние пользовались и вышеназванными льготами, и прямой государственной помощью – государственными гарантиями на часть обеспечения под кредиты, позволяющими при том же собственном капитале получить больший кредит и освоить более крупный инвестиционный проект. Стали массово строиться новые современные города, точнее, городки (как в Северной Америке в XIX веке, при освоении Дикого Запада) – они дали не только экономический эффект, но и совсем иное качество жизни, чем асфальтовые джунгли мегаполисов. И люди, живущие в этих городах, особенно с детства, стали гражданами совсем иного «качества» и иной ценности для государства. Начала строиться трансполярная железная дорога Санкт-Петербург—Анадырь, которая в будущем обеспечила освоение природных богатств гигантских территорий, а экономический эффект за счет загрузки промышленности дала сразу. Финансовые резервы страны в значительной части были истрачены на инвестиции в экономику и инфраструктуру, перестав висеть мертвым грузом.

Таковы были экономические реформы 2006—2007 годов.
Как я уже говорил, они воспринимались Владимиром II и его соратниками как часть ответа России на вызов Запада – вызов, который был не их выбором. Но экономика была, естественно, не единственной сферой, в которой произошли изменения. С 2005 года, но особенно с 2006-го стали увеличиваться военные заказы, притом в основном на сверхновую технику – они росли в несколько раз каждый год. Кстати, это не только увеличило обороноспособность страны, но и дало огромный стимул науке и наукоемкому производству, а через него всей экономике. Было резко увеличено денежное и иное довольствие военнослужащих и в армии, и в правоохранительной системе, что начало возвращать престиж профессии человека в погонах. Но правоохранительная система нуждалась и в жестком искоренении коррупции, которая достигла неслыханных размеров, – и это было начато всерьез, в том числе с широким привлечением органов государственной безопасности (как и в гражданских министерствах). Была озвучена активная демографическая политика, направленная на увеличение рождаемости, – естественная мера для страны, готовящейся к войне. Еще в 2005 году была отменена прямая выборность губернаторов – это резко повысило управляемость страны. С конца 2006 года, но особенно в 2007-м был порядком «почищен» государственный аппарат – были полностью удалены люди из окружения Бориса Проклятого и его «семьи» (как ни странно, их было еще довольно много даже в 2006 году), все придерживающиеся крайне либеральных взглядов, а также коррупционеры, создавшие себе состояния с помощью своего служебного положения. Правда, речь шла о состояниях только сверх определенных размеров – если удалялись бы все те, кто вообще хоть что-то заработал своей государственной должностью, то есть, по сути, украл, то в тогдашней России власть вообще невозможно было бы укомплектовать. При этом на будущее был сделан задел более систематической работы – была создана общегосударственная служба кадров, которой ставилась задача выискивать чуть не со школьной скамьи перспективных людей, отслеживать их, при необходимости «подтягивать», путем оказания той или иной помощи, и в нужный момент призывать на государственную службу или направлять в другие сферы для обеспечения интересов государства (в прессу, например, или в политические партии). Были и некоторые структурные новации – так, например, был сильно увеличен институт помощников президента; по сути, они стали комиссарами, которым Владимир II поручал сегодня одно, а завтра – другое. Полномочия и ресурсы помощников и вообще администрации президента, куда они входили, и до того были немалыми, но с 2007 года стали особенно обширны – и стратегические, и контрольные функции управления страной в этот период в большой степени осуществлялись ими (естественно, под руководством Владимира II), а не правительством.

Ликвидация олигархии.
Впрочем, едва ли можно назвать экономические новации 2007 года благостно-бескровными. Хотя подавляющее большинство субъектов рынка ощутили себя как кандальник, с которого неожиданно сняли кандалы, было и меньшинство. В первую очередь это были коррумпированные чиновники и криминальные лидеры – к тому времени эти две категории представляли массовую группу российской элиты, в частности бизнеса, и даже не особо маскировались. Еще в 2006 году начались массовые увольнения коррумпированных офицеров и генералов спецслужб, но это были, по русскому выражению, «еще цветочки». Во время знаменитой так называемой чистой ночи в 2007 году было арестовано около 150 крупных государственных чиновников, действующих и бывших; притом среди них было много людей из близкого круга президента, так называемых питерских, которые всеми считались неприкасаемыми. Также были выписаны ордера на арест около 400 крупнейших криминальных авторитетов, большая часть которых, однако, была застрелена при оказании сопротивления (сейчас трудно сказать, реального или вымышленного). Народ замер; оставшиеся на свободе коррупционеры и бандиты были полностью деморализованы, в основном из-за резкого, почти мгновенного, перехода: еще вчера всё имеющие и могущие и ничего не боящиеся хозяева жизни, как говорят русские, «кумы королю, сваты министру» – а сегодня затравленная дичь, ожидающая выстрела охотника. Но кроме самих пострадавших, недовольных особо не было – и коррупция, и криминал всех достали; никто не ожидал такой решительности от Владимира ii, но никто и не возражал. Спорили только о том, сможет ли теперь президент как-то договориться с олигархами об ограничении их влияния на страну, поскольку трудно даже представить себе, сколь существенным было это влияние – совсем не таким, как в 1996—1999 годах, но все равно колоссальным. На самом же деле Владимир ii не собирался договариваться ни с кем и ни о чем.

Тому было много причин, главной из которых, как сейчас видно с высоты прошедшего полувека, было даже не то, что все они в той или иной степени были пятой колонной Запада. Главным было то, что те способы, которыми они добились своего положения, предопределяли совершенно конкретный тип личности, никак не вписывающийся в нормальную экономику и вообще нормальное общество, особенно с сильным государством. Не случайно все олигархи, особенно первого ряда, были похожи друг на друга как братья-близнецы. Это был тип людей, безусловно, незаурядных: умных, хватких, решительных, хорошо разбирающихся в людях, полностью бесстрашных – в общем, тех, кто выживает в любых обстоятельствах. С другой стороны, это были люди, совершенно не способные к стратегическому планированию, не способные ни к каким формам взаимодействия и сотрудничества, постоянно ведущие войну всех против всех, глубоко презирающие остальных людей и страну в целом – точнее, вообще не способные понять, что такое страна, кроме как место их охоты и кормежки. Пожалуй, правильнее всего было бы сравнить их с раковыми клетками в организме, которые, конечно же, намного превосходят остальные клетки, но только по своей способности к выживанию и разрастанию, а не по пользе для организма – для организма они смертельны. Нельзя сказать, дорогие соотечественники, что у нас таких людей нет – но они гораздо более характерны для криминального мира, чем для элиты нашего крупного бизнеса. Скорее, они являются полными антиподами таких знаменитых капитанов индустрии, как, например, инфотехнологический магнат Билл Гейтс из Сиэтла или нанотехнологический магнат Хорхе Лопес из Гвадалахары, впервые в истории создавший состояние в триллион долларов, жившие достаточно скромно до конца жизни. И уж вовсе невозможно представить их на месте космического магната Жуана Бранку (моего троюродного дедушки), который во время расследования предполагавшегося экологического урона от запуска ракет с ядерным приводом в 2034 году заявил, что его внутреннее расследование показало – да, этот урон действительно имеет место и что он сам останавливает все запуски впредь до устранения. На вопрос журналистов, а как же десятки миллиардов долларов убытков (которые он в результате и понес), он раздраженно ответил: «А жить мне с этими десятками миллиардов где прикажете, в амазонской сельве?» Так вот, полное отсутствие такой идентификации себя со страной и устремленности в будущее у российских олигархов, тогда еще будущих, и дало им внутреннюю свободу рвать на части свою страну, когда еще все остальные считали, что этого делать нельзя. По этой же причине большинство олигархов первой волны были нерусскими по национальности (при том что русских в тогдашней России было более 80%, и, как показало дальнейшее, они вполне хорошие предприниматели), причем далеко не только евреями, что традиционно являлось больным вопросом в России, а представителями многих нерусских национальностей. Им было проще считать страну не своей: решиться рвать на части чужого человека, даже дальнего родственника, все же легче, чем собственного отца.

Не надо, однако, думать, что претензии Владимира II к олигархам ограничивались этими общефилософскими соображениями – скорее, они были реальной подоплекой тем пяти конкретным претензиям, которые к ним были. Это, во-первых, то, что они практически без денег и без всяких иных оснований завладели государственным, то есть, по сути, общенародным, имуществом на миллиарды и десятки миллиардов долларов каждый; во-вторых, то, что, уже обладая эти имуществом, они практически ничего (в пропорции к размеру имущества) не инвестировали в его реновацию, расширение и диверсификацию, предпочитая скачивать наличность и вывозить ее за границу, с удовольствием «ложась» при этом под западные правительства; в-третьих, то, что они практически не платили налогов или платили, сколько считали нужным; в-четвертых, то, что единственное, во что они не скупились «инвестировать», – это в назначение своих и коррумпирование имеющихся государственных чиновников; в-пятых, то, что так же, как к государству, они относились к любым предпринимателям меньше себя размером, считая нормальным отнимать у них бизнес с помощью своих коррупционных и криминальных возможностей. Поэтому Владимир II отделил, так сказать, овец от козлищ и определил группу из наиболее крупных и одиозных из них, человек двадцать, с которыми переговоры велись только об одном: сколько денег государство готово им оставить, в случае если они добровольно отдают все остальное, включая все промышленные активы и выведенные за границу капиталы; с этими деньгами они могли либо уезжать за границу, либо оставаться в России и выстраивать себе новый бизнес, но уже на обычной рыночной основе. Публика об этих переговорах ничего не знала и узнала лишь через несколько лет от Гавриила Великого, когда уже он был правителем России. Я же знаю о них намного больше, потому что мне посчастливилось встретиться и поговорить с несколькими живыми участниками многих событий того времени – сейчас им всем за восемьдесят или за девяносто. Так, например, один из них вспомнил, как Владимир Восстановитель, обращаясь у себя в резиденции к нескольким олигархам, сказал: «Если кто-то из вас, оставшись с небольшим, по нынешним вашим меркам – но гигантским, по меркам всех остальных, – капиталом и без коррупционных связей, решит продолжить бизнес в России и вторично выстроит финансовую империю, перед тем я не только признаю, и лично и публично, что ошибался в отношении его, но и найду способ компенсировать ему свою ошибку».

Нельзя, однако, сказать, что это произвело на олигархов какое-либо впечатление. Переговоры шли ни шатко ни валко, даже с теми, кто был арестован и находился в тюрьме, – это был народ не из пугливых. Но это пока один из олигархов не взорвался в своей машине в Лондоне – после этого все переговоры были завершены в относительно сжатые сроки; остаться в России не выбрал ни один из олигархов. Предприятия, по сути отобранные у них, были разделены на две группы: сырьевые, в основном нефтяные, были объявлены государственной собственностью (в смысле навсегда), и доходы от них являются существенной статьей приходной части государственного бюджета и поныне, а в те годы были важнейшей. Для эффективности они были слиты не в одну топливно-энергетическую компанию, а в четыре конкурирующих (шесть, если считать с двумя компаниями, на которые был разбит Газпром – государственная корпорация, производящая, в противоположность нефтяным, много газа и относительно немного нефти), управляемых частными управляющими компаниями, не имеющими отношения к собственности; любопытно, что четыре из шести этих управляющих компаний в 2007 году были иностранные, в том числе три западные, невзирая на противостояние. «Для чего нам передавать в частную собственность нефтяную и газовую промышленность, представляющую комбинацию того, что нам дал Бог, и того, что путом и кровью создали наши отцы, – спросил у народа Владимир II в телевизионном обращении, – если эта как раз та отрасль – одна из весьма немногих, – где государственные компании работают столь же эффективно, как частные, например саудовская, китайская или мексиканская?» Другие отобранные компании, такие как угольные, металлургические и химические, были объявлены к продаже в течение пяти-шести лет, а до этого также управлялись победившими на тендерах управляющими компаниями.

Что же касается следующего, после олигархического, эшелона крупного российского бизнеса, то с ним был заключен договор (тоже, разумеется, не в юридическом смысле), впоследствии названный пактом Бочарова Ручья (по названию места), суть которого сводилась к одной фразе: не делайте так, как делали олигархи (да и вы тоже в меньших масштабах!), и можете твердо рассчитывать на безопасность себя и своего имущества и на всяческую помощь государства. Давайте в диалоговом режиме определим с каждым из вас, сказали им, сколько вы должны государству за взятую за бесценок государственную собственность и за неуплаченные налоги – честно, в том числе с учетом всех дисконтирующих факторов. И тем, с кем будет достигнуто согласие, мы дадим почти любую рассрочку и другие послабления. Кроме того, тратьте основную часть своих доходов не на казино и не на яхты и самолеты, а на модернизацию, расширение и диверсификацию своего – не чужого ведь! – бизнеса. Не вывозите за рубеж капитал, кроме как когда это реально нужно для построения транснациональной корпорации; честно платите все налоги – мы гарантируем вам, что они не будут разорительными или даже очень обременительными; не имейте с чиновниками коррумпированных отношений, а если они будут у вас вымогать, быстро звоните, мы вам скажем куда, и ничего не бойтесь; не держите служб безопасности сверх абсолютно необходимого, не имейте дела с криминалом, не занимайтесь криминалом сами, от прослушки до убийств; и не наезжайте с целями отъема друг на друга и на тех, кто помельче, кроме как сугубо финансово-рыночными методами. Вы же не бандиты, а бизнесмены, опора общества – так и ведите себя соответственно! И тем, кто будет это выполнять, мы не только разрешим в награду, как говорится, дышать – мы допустим вас до любых государственных программ, включая военные, и до любых государственных ресурсов; мы будем серьезно помогать вам деньгами – огромными деньгами! – в любых проектах по созданию новых производств и бизнесов, не претендуя на долю; мы предоставим все наши возможности и усилия для продвижения ваших интересов в других странах; и мы защитим вас от преступных, чиновничьих и иностранных посягательств так, как никогда не защищала ни одна «крыша». Надо сказать, что крупный российский бизнес в основном принял эти правила – видимо, успел устать от беспредела. Вкупе с государственными инвестициями, налоговой реформой, стимулированием спроса, импортозамещением, военным производством и нормализацией правоохранительной системы это явилось той искрой, от которой российская экономика завелась и набрала обороты.

Первая экспансия. Однако все эти действия сами по себе не являлись конфронтацией с Западом – лишь подготовкой к ее последствиям. Они привели, естественно, к резким заявлениям со стороны Запада, на которые Россия отвечала в том же духе – но такие обмены колкостями, вообще характерные для международной дипломатии эпохи национальных государств, оставались не более чем словами. Искра, которая воспламенила эту пороховую бочку и перевела конфронтацию из сферы слов в сферу действий, пришла из соседней Украины. Эта страна, отколовшаяся от России во второе Смутное время, вызывала в России особое раздражение самим фактом своего существования, гораздо большее по сравнению с другими постсоветскими государствами. Причина этого очевидна – те все-таки были национальными государствами народов, этнически весьма далеких от русских; а украинцы ничем не отличались от русских и, собственно, и были русскими. В этом смысле про книгу «Украина – не Россия», которую написал второй президент Украины Кучма, можно было сказать словами из книги русско-украинского писателя Булгакова: «Поздравляю вас, гражданин, совравши». Тем не менее Россия не вмешивалась в дела Украины (кроме как в той степени, в какой большие страны всегда вмешиваются в дела меньших соседей), несмотря на доходившую там иногда до истерики антирусскую риторику. В конце 2004 года там произошла организованная Америкой так называемая оранжевая революция, в результате чего к власти пришло проамериканское, антироссийское правительство – пришло в результате фальсификаций и беспорядков, против воли населения восточной и южной частей страны. Эти территории, составлявшие до половины населения страны и львиную долю ее экономического потенциала (достаточно, впрочем, скромного), никогда не считали себя частью западноевропейской цивилизации, но, напротив, всегда ощущали себя частью России – в отличие от населения Центральной и особенно Западной Украины. В 2006 году там прошли парламентские выборы, причем с их момента Украина, по принятым изменениям в конституции, становилась парламентской республикой – так что эти выборы определяли, кто будет править страной. Вопреки ожиданиям президента и правительства и их западных покровителей (а точнее, кукловодов) они проиграли выборы, несмотря на весь свой административный ресурс, которым они пользовались без всякого стыда. В результате затянувшегося кризиса, а точнее их череды, президент распустил парламент в 2007 году, все-таки не дав править страной премьеру, который был ставленником восточных областей – хотя он и опирался на парламентское большинство. Люди по-разному относились к этому большинству, за которым стояли олигархи, притом в основном криминального типа, но роспуск парламента в этой ситуации нельзя было расценить иначе, чем вытирание ног об избирателей. И потому в конце 2007 года в Восточной и Южной Украине началось восстание – оно просто не могло не начаться.

Это восстание, в своей исторической сути повторяющее восстание 1649—1654 годов (в результате чего Восточная Украина и стала частью России), вспыхнуло под лозунгами воссоединения с Россией и отказа от политики форсированной интеграции в Европу и вступления в антироссийский блок НАТО под патронажем Америки и Польши. В итоге девять областей (Донецкая, Харьковская, Запорожская, Луганская, Днепропетровская, Херсонская, Одесская, Николаевская и Крым) объявили о непризнании украинской власти и вообще украинской государственности и о провозглашении Донецко-Черноморской республики. Они сместили представителей центральной власти (кроме перешедших на сторону восставших), выдвинули своих руководителей и объявили о референдуме о выходе из Украины и вхождении в Россию. Когда украинские власти приказали всем дислоцированным на востоке и юге войскам выступить против мятежников, выяснилось, что большинство их уже перешли на сторону восставших (как и значительная часть полиции и спецслужб). Остальные не захотели вступать в бой и частью выехали без оружия из зоны восстания, частью были блокированы на своих военных базах. Все это, естественно, было абсолютно противозаконно – но, как говорят в России, «мятеж не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе»; если бы восстание не увенчалось успехом, оно бы, наверное, называлось в сегодняшних учебниках истории незаконным мятежом. Россия на словах полностью дистанцировалась от этого процесса, заявляя о том, что это дело самих восточных украинцев, но что она не может игнорировать интересы братского народа и, безусловно, примет его в Россию, если он так решит. Сейчас трудно сказать, участвовала ли Россия в подготовке этого восстания или оно было сугубо доморощенным – в любом случае оно считается героическим эпизодом в истории русского народа. Тем временем украинские власти обратились за помощью к НАТО, и несколько дивизий начали перебрасывать в Украину – но, конечно, пока что в западную и центральную часть, а не в зону восстания. Россия не стала, по собственному выражению русских, «ждать у моря погоды» и ввела в марте 2008 года в Восточную Украину – естественно, по просьбе руководства восставших – корпус численностью 80 тысяч солдат; Черноморский флот, и так дислоцированный на юге Украины, был приведен в полную боевую готовность, а его береговые базы усилены переброшенной из России морской пехотой. В ответ на это натовские части двинулись к Восточной Украине, а российские части – им навстречу; соприкосновение произошло на границе Днепропетровской и Кировоградской (это тогдашние названия городов Екатеринослава и Елизаветограда) областей, около местечка под названием Пятихатки. Более 140 тысяч человек заняли позиции друг напротив друга, с бронетехникой и огневыми средствами; началось так называемое великопостное противостояние (потому что в это время был православный Великий пост).

Антироссийская истерия в прессе и в политическом истеблишменте в Европе и США в этот период достигла совершенно сюрреалистического уровня. Общим местом стало утверждение, что русские неизмеримо страшнее для человечества, чем Чингисхан и Гитлер, вместе взятые, так что возникало впечатление, что они завтракают грудными детьми. Украинцы же изображались не просто как жертвы, но чуть ли не как средоточие всего светлого и достойного на Земле – при том что подавляющее большинство европейцев и особенно американцев понятия не имели, где находится Украина и кто такие украинцы (я их видел достаточно много и могу засвидетельствовать, что это обычные русские). Надо отдать русским должное – их пресса в это время хотя тоже не показывала чудес объективности, тем не менее была намного более умеренной и не впала в такой коллективный маразм. При всем том, однако, американские лидеры не решались отдать приказ о штурме, поскольку русские явно демонстрировали свою готовность идти до конца. Попавшие на западное телевидение (видимо, не без помощи русской разведки) киносюжеты о том, как российские ядерные ракеты перенацеливают на США, а к бомбардировщикам подвешивают крылатые ракеты для пуска по Европе, вызвали везде на Западе уже забытое ощущение того, что если русские захотят, то конец света наступит через полчаса. То, что при этом погибнут и сами русские, не воспринималось как большое утешение, поскольку все чувствовали, что русские готовы к этому, без блефа. США переоценили значимость факта полного разложения военной верхушки России, почти у всех членов которой были нелегальные банковские счета на Западе (это не считая значительного количества тех, кто прямо работал на западные разведки). Русские за считанные недели заменили практически весь высший генералитет – тогда впервые были применены технодопросы, представляющие допрос с применением психотропных средств (называемых у нас наркотиком правды); в наше время это весьма широкая практика в Российской Империи (см. главу «Правоохранительная система»).

Тем временем в самих восточных областях Украины прошел референдум, где за вхождение в Россию проголосовало 82% населения. Не похоже, что это была фальсификация, потому что в этих областях на президентских выборах 2004 года почти столько же проголосовало за кандидата, считавшегося пророссийским (при том что сам кандидат был, мягко выражаясь, специфичен). Россия объявила референдум у себя: о согласии на принятие Восточной Украины в состав России; забегая вперед, скажу, что на нем «за» проголосовало 93% от принявших участие русских. Политически время работало против Запада, от его лидеров ждали действий против русских чудовищ – но действия лидеры начинать боялись; а над русскими, как говорится, «не капало» – потерпевшей была не их сторона. В результате Западу пришлось пойти на попятную (в разговорном русском это называется словом «слить»). В мае было заключено так называемое Днепровское перемирие – оно было подписано на барже на середине реки Днепр, на равном расстоянии от Полтавской («западной») и Днепропетровской («восточной») областей между НАТО и Россией. НАТО являлось подписантом потому, что Украина к тому времени уже была – за два месяца – принята в НАТО и Евросоюз. В договоре, хотя и не было политически признано присоединение востока Украины к России, была зафиксирована демаркационная линия, проходящая по границам Сумской, Полтавской, Кировоградской и Винницкой областей с западной, то есть украинско-натовской, стороны, и Харьковской, Днепропетровской, Николаевской и Одесской областей с восточной, то есть российской, стороны. Стороны обязались не нарушать линию, а также обеспечить свободный проезд через нее гражданских лиц; особо было оговорено, что Россия отказывается от любых посягательств на территорию западнее демаркационной линии. Это была сугубо пиар-акция со стороны США, потому что они прекрасно знали, что Россия и не предполагала ничего такого; но это было раздуто в Америке и Европе как большая победа в обуздании российского империализма.

Дальше России крупно повезло – американские власти совершили грубую внешнеполитическую ошибку. Желая не допустить сближения с Россией такой огромной и стратегически важной страны, как Казахстан (также осколка Красной Империи), США сделали ставку на свержение режима, возглавлявшегося президентом Назарбаевым, и обеспечение избрания проамериканского «демократического» президента. Этого делать им совершенно не следовало, потому что Назарбаев выстроил у себя в стране весьма успешную, ориентированную на мировой рынок экономику и весьма стабильное социальное государство. Он и без того готов был быть американским клиентом, а уж глядя на российскую экспансию в период украинских событий, и вовсе был готов на многое. Но в США было решено, что он по самому своему происхождению слишком ориентирован на Россию (выходец из системы Второй Российской Империи, дети учились в Москве и т. д.). К тому же он якобы авторитарен и коррумпирован (в США уже несколько лет шло судебное разбирательство о взятках Назарбаеву, в Швейцарии были арестованы его счета), а потому непременно сговорится с русскими – следовательно, его надо менять. На самом деле здесь проявилась системная слабость американской империи – всегда побеждала не та точка зрения, которая была вернее или хотя бы полезнее для Америки, а та, которая была слышнее (что обычно значит, что она попросту лучше лоббировалась). Именно таковой была вышеупомянутая позиция, продвигаемая в США различными диссидентами-эмигрантами из Казахстана, каждому из которых очень хотелось, чтобы американцы сделали его казахским президентом.

В результате в Казахстане начались массовые манифестации и акции гражданского неповиновения с требованиями ухода Назарбаева и его семьи. Они были инспирированы людьми вышеупомянутых эмигрантов, и, хотя в массовые беспорядки они перейти не успели, дальше бы это непременно произошло. Назарбаев был достаточно беззащитен перед такой угрозой – потому что он не был никаким диктатором (что ему инкриминировалось), а лучше всех противостоять технологиям «цветных революций» могли как раз диктаторы. Поэтому он пошел на уступки: отправил в отставку правительство и несколько губернаторов, снял с государственных должностей свою старшую дочь и мужа средней дочери, а также арестовал ряд весьма высокопоставленных людей, подозреваемых всеми в коррупции; одновременно, однако, был арестованы многие лидеры оппозиции. Этим ему удалось сбить волну выступлений, грозящих перейти в революцию, но всем было понятно, что это ненадолго; и тут уж ему ничего не оставалось, кроме как обратиться за спасением к России – особенно с учетом того, что в соседней Киргизии (где такая революция уже победила и страной управляли американцы) на военной базе находилось в полной готовности 6000 американских коммандос. Назарбаевым и Владимиром II был подписан союзнический договор, в тот же день утвержденный контролируемым им парламентом на закрытом заседании – но объявлено об этом было только через несколько дней, когда по железной дороге уже начали прибывать российские войска. Назарбаев обратился с речью к нации, объявил в ней об угрозе американской интервенции, о единственной надежде – России и о том, что начал подготовку референдума о воссоединении с Россией. Он призвал армию, полицию и население не оказывать сопротивления братским русским войскам.

Казахская армия в подавляющей части выполнила этот приказ, случаев выступления против России почти не было – по той же основной причине, что за полгода до этого в Украине: в армии значительной частью кадрового состава были этнические русские, а этнические казахи в основном были представлены старшими возрастами, служившими еще в Вооруженных силах единой Второй Империи. Так происходило потому, что во всех образовавшихся при распаде Второй Империи новых государствах, охваченных мифом капитализма и наживы, идти на военную службу было до крайности не престижно, и представители титульной нации туда почти и не шли. В Казахстане это усугублялось тем, что русские составляли почти половину населения. Армия армией, но в целом население вовсе не радостно и не единодушно приняло перспективу утраты суверенитета, о самоценности которого им говорили 15 лет, – тем более что этнически и исторически его родство с Россией (во всяком случае, у казахской половины населения) было вовсе не такое, как у восточных украинцев. Но весь мир уже был охвачен военной, или по крайней мере предвоенной, атмосферой, и это не могло не оказывать влияния на настрой людей. В июне 2008 года прошел референдум, на котором 58% пришедших проголосовали «за»; иначе не могло быть, потому что какая-то часть казахов, составлявших около 55% населения, явно была «за», русские же, составлявшие остаток, были «за» поголовно. Назарбаев стал председателем российского сената, а за его семьей были сохранены ее активы, и их потомки и сейчас входят в десятку богатейших людей Российской Империи. Но смешно думать, что ради этого президент Назарбаев и договаривался с русскими: он реально не видел другого выхода для своей страны, да его, видимо, и не было.

Не давая опомниться американцам, русские уже в июле 2008 захватили Туркменистан; то есть там якобы произошел переворот, и новая власть призвала на помощь Россию – но эта власть явно была просто передовым отрядом русского спецназа, набранным из проживающих в России этнических туркмен. Это уже была неприкрытая агрессия для захвата стратегически важного куска Каспийского побережья и упрочнения своей монополии на газ в Евразии за счет присоединения туркменского газового комплекса. Для ее оправдания необходима была новая идеологема – и она была выдвинута Россией: распад Второй Империи в 1991 году был не волей народов, а результатом спецоперации Запада с опорой на предателей своей страны в самой Второй Империи. А то, что потом это утверждалось на референдумах в каждой стране-осколке (кроме, кстати, России), – так «потом» не считается; потом у нас вот и в Туркменистане на референдуме все утвердили. А раз так, то мы просто возвращаем свое, похищенное – а это можно делать и силой. Тем самым Россия заявляла свои права на всю территорию Второй Империи, хотя вовсе и не собиралась присоединять все отложившиеся земли, как показало будущее; в то время ее экспансия ограничилась, кроме перечисленного, заключением еще в 2007 году договоров о воссоединении (разумеется, с введением туда войск) с непризнанными Приднестровской республикой (в составе тогдашней Молдовы), Абхазией и Южной Осетией (в составе тогдашней Грузии). В это время в России стали раздаваться голоса со стороны сначала Молодогвардейской партии Восточной Украины (МПВУ), а потом и других партий и общественных организаций Восточной и Южной Украины и Казахстана: не хотим жить по конституции, которую принимали не мы и не наши предки. Вот если бы какая-то посторонняя страна, которая никогда не была частью России, вдруг попросилась бы войти в ее состав – тогда ей, конечно, следовало бы признать российскую конституцию как одно из условий вхождения. Ну а коль мы с вами один народ, насильственно разорванный в 1991 году, тогда хотим реального равенства: хотим новую Россию с новой конституцией! Владимир, встретившись с представителями всех этих партий и пригласив туда же и главные российские партии, спросил их: «А Российскую Федерацию что, упразднить?» – «Да! – был единодушный ответ. – А все хорошее, что есть в ее устройстве, перенесем в конституцию новой России, оставив за бортом все ненужное». Это не противоречило планам Владимира II, и на октябрь 2008 года был назначен референдум об упразднении Российской Федерации, создании Российского Союза и утверждении его конституции; было объявлено, что в декабре, если решения референдума будут положительными, состоятся выборы президента и Федерального Собрания Российского Союза.

Сразу после этого президент Республики Беларусь предложил, чтобы и Белоруссия, быстро подписав соответствующий договор с Российской Федерацией, также вошла в Российский Союз и приняла участие в референдуме. Это было нелегкое решение, потому что президент Лукашенко был ярко выраженный диктатор популистского толка, реально любимый значительной частью своих соотечественников, а тут ему надо было становиться просто губернатором. Но у него не было выбора, потому что в течение месяцев, причем немногих, ему грозило вторжение Запада, считавшего его абсолютно одиозной фигурой. Или Россия упредила бы Запад и вторглась сама – но тогда уже речь шла бы не о губернаторстве, а о лагере для военнопленных. Дело тут в том, что вся его стратегия, как и вообще стратегия руководства многих малых стран той эпохи, не то чтобы не предусматривала такую возможность, но делала ставку на нанесение неприемлемого ущерба агрессору: вы нас, конечно, завоюете, но подумайте, скольких людей вы потеряете – стоит ли оно того? И это работало, но уже не в 2008 году, когда миром овладели предвоенные настроения, включающие внутреннюю готовность к потерям. Лукашенко понял, что выбор у него между плохим и очень плохим, и в результате отторговал себе губернаторство до окончания срока, на который он в очередной раз был избран президентом (а он только начинался), и ряд других гарантий – Владимир II во всем пошел ему навстречу. На референдуме в октябре «за» проголосовали 77% пришедших при явке в 74%; Россия стала государством с населением более 200 миллионов человек и территорией более 20 миллионов квадратных километров, хотя все еще сильно уступающей Второй, а тем более Первой Империи. Главное же – эта страна была значительно более жизнеспособной в условиях противостояния с Западом. Президентом Российского Союза на четыре года в декабре 2008 года был избран Владимир II, получив 79% голосов, – его срок истек в апреле, но в силу чрезвычайных обстоятельств выборы нового президента Российской Федерации были перенесены на июль. Потом они были вовсе отменены в связи с созданием новой страны и назначением выборов уже ее президента – по той же причине участию в них Владимира II не мешало то, что он уже отбыл два срока подряд, разрешенных Конституцией РФ. Это уже был период холодной войны.

Холодная война. Российский Союз 2009 года не сильно отличался от Российской Федерации 2006 года, до начала реформ Владимира II, по своему политическому и иному устройству; но по атмосфере это были практически две разные страны. В 2006 году пресса, включая государственное телевидение, в подавляющей части все еще была как минимум антидержавной, а как максимум – антироссийской, и уж в любом случае катастрофичной и пораженческой. А в 2009 году, хоть и публиковалось и показывалось немало материалов, несогласных с конкретными управленческими решениями властей, все это уже было с патриотических, дружелюбных к собственному государству позиций – так, как это есть везде в мире. В 2006 году все партии, кроме чисто бюрократической официозной «Единой России», были маргинальными и соревновались друг с другом в том, кто будет выглядеть более оппозиционно, чтобы понравиться так называемому протестному электорату. А на выборах 2008 года в Государственную Думу прошли две уже вполне нормальные партии – Имперская партия Российского Союза (ИПРС) и Российская партия прогресса (РПП), образовавшиеся в результате мирного развода «Единой России», – и более левая Молодогвардейская партия Руси (МПР), представлявшая преимущественно, но не только, избирателей новых украинских и белорусских территорий. Никакие маргинально-протестные партии близко не набрали 5%, и общая атмосфера на выборах (и далее в Государственной Думе) была солидной и консенсусной в базовых ценностях – как и должно быть, но совсем не так, как было в России до этого. Сильно снизилась коррупция, причем опять-таки особенно изменилась атмосфера – чиновники стали считать себя не коммерсантами на заработках, как еще незадолго до этого, а должностными лицами великой страны; представить себе двух чиновников, открыто беседующих в 2009 году о личных незаконных заработках, в отличие от 2006-го и особенно 2000 года, совершенно немыслимо. Этому способствовало и широкое использование психотропных технодопросов (см. выше), и возврат к существовавшей еще во Второй Империи системе «конвертов», то есть неофициальных значительных выплат чиновникам; но главной причиной, вне всякого сомнения, было изменение настроений в обществе. (Интересно, что, когда Владимира II во время телеинтервью спросили о конвертах, он прямо сказал: да, это имеет место, уважаемые граждане, и не надо пока ни делать эти выплаты официальными, ни спрашивать меня или других о деталях, чтобы не накалять страсти, – и русские это нормально приняли и, наоборот, сочли, что правитель поступает с ними честно, так, как и должно быть.) Не знаю, увеличилась ли при этом эффективность чиновников – похоже, что увеличилась, – но осмысленности в их действиях добавилось точно; это равно касается и социально-экономического блока, и политико-силового. Бизнесмены – и средние, и крупные, – которые еще совсем недавно вели себя как охамевшие и презирающие всех хозяева жизни (но на самом деле постоянно ожидающие краха, тюрьмы или пули), теперь стали ощущать себя солидными столпами общества, которых уважает и ценит их страна и которым нечего бояться. И уж совсем значительно изменилось настроение среди простых людей: казалось бы, война, пусть пока еще холодная – а оптимизма и уверенности в завтрашнем дне прибавилось стократно! Это рассказывали мне в России все люди старшего возраста, с которыми я говорил: вместо ощущения беспросветности появилось чувство справедливости и осмысленности, оправданности всего происходящего, включая трудности, и уверенности в том, что вместе мы прорвемся и все будет хорошо. Кстати, в это время в Церковь, к вере Христовой, пришло много больше русских, чем от безысходности 90-х годов, подтверждая некую особенность русского мировосприятия, некую особую чувствительность к справедливости, четко сформулированную в старинной фразе: «Не так Бог любит веру, как правду». Почему же так все изменилось? Я думаю, что русский народ отличается тем, что для него крайне важно иметь четко сформулированную и общепринятую национальную цель, придающую смысл если не индивидуальной жизни человека, то по крайней мере общественной. И я рискну высказать гипотезу, что именно в этом кроется исток русского коллективизма в отличие от коллективизма восточного: в индивидуальной жизни смысла нет (кроме как для тех, кто реально способен жить ради спасения и жизни вечной), а в общественной есть – значит, надо максимально растворить индивидуальную жизнь в общественной, потому что смысл нужен, без него никак. Сейчас понятно, чего лишилась Россия и русские в 90-х, после краха Второй Империи, и по чему они так тосковали, впадая в полную деградацию, – не богатства, мощи или даже величия: они лишились смысла существования. Деньги и вообще личный успех, которыми пытались это заменить, есть в любом случае фактор лишь индивидуальной жизни – а общий смысл в чем? Владимир II даже не сформулировал этот смысл, не вербализировал образ будущего, к которому надо стремиться, он действовал, строго говоря, реактивно – но все почувствовали, что этот смысл есть; а каков он именно, не так и важно. Для цивилизации русского типа такое ощущение обычно и приходит как результат военного противостояния с врагом, лучше намного более сильным, еще лучше со всем миром; это и имело место. Таким образом, Запад своими руками сделал то, что сами русские сделать явно не могли: дал им смысл существования, а с ним – силу.

Естественно, в этот период довольно значительные изменения претерпели в том числе идеология и внешняя политика. Еще перед началом великопостного противостояния, в начале 2008 года, Россия объявила о выходе из двух связанных друг с другом европейских организаций – Совета Европы и Парламентской Ассамблеи Совета Европы (если бы она не вышла сама, ее бы выгнали). Судя по тогдашней прессе, Запад это застигло врасплох, хотя трудно понять, как могло быть иначе. Когда другая европейская организация, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, созданная еще в 1970-х годах, причем в большой степени самой Россией (Второй Империей), приняла в ответ на это резолюцию о фактическом политическом бойкоте России, та вышла и из этой организации. «Мы вам не нравимся? – риторически спросил Владимир II в интервью французскому телевидению. – Ну так пойдите на нас войной и завоюйте нас. Ведь вы, европейцы, уже пробовали это – и при Наполеоне, и при Гитлере; что ж, как говорят у нас, Бог троицу любит. Или откажитесь от покупки наших энергоносителей, нефти и газа, чтобы мы умерли с голоду. (Это была издевка – отказ от российской нефти в те времена вызвал бы скачок цен, который обрушил бы европейскую экономику; российский газ вообще нечем было заменить.) А нет, так знайте, что вы похожи на собаку, которая оглушительно лает, потому что боится укусить; у нас про таких говорится: «Моська, знать, она сильна, если лает на слона». Конечно, ритуальные фразы о том, что Россия есть часть европейской цивилизации, по-прежнему произносились, но к ним добавилась новая позиция. Она была четко выражена в послании Владимира II к Федеральному Собранию 2008 года: Россия есть отдельная, древняя и самодостаточная, цивилизация, которая вовсе не стремится в «политическую Европу» – хотя географически и исторически является частью Европы и желает с ней добрососедских отношений. Не только интеграция в Европу не является главной целью российской внешней политики, но наоборот, одной из главных целей является недопущение таких попыток. Поскольку Владимир знал, что менталитет русской нации в значительной степени ориентирован на символы и символические действия, он сделал ряд таких действий. Приведу один пример: коммунисты ввели в России в 1918 году григорианский календарь, как на Западе, в то время как до этого был юлианский; в Церкви же остался юлианский, поэтому государство и Церковь жили по разному летоисчислению. Это различие, вероятно, раздражало относительно небольшое количество воцерковленных людей, но большинству было безразлично; время от времени раздавались маргинальные призывы так называемых обновленцев сделать церковный календарь григорианским. Владимир ликвидировал это различие своим указом – но ровно наоборот, сделав государственный календарь юлианским, так что и поныне даты в России отличаются от наших на 13 дней (как до 1917 года). Другой пример: была изменена форма автомобильных номеров, которые к этому времени были латинизированного европейского образца. «Мы что, для того выиграли кровопролитную войну у немцев, – сказал Владимир II, – чтобы нас теперь с нашего же согласия называли «рус»?» (Обозначение страны на номерах было «rus».) Были и другие символические шаги, малосущественные сами по себе, но четко дававшие понять, что любовь с Западом, в частности с Европой, закончилась – причем любовь односторонняя, поскольку со стороны Запада, и в частности Европы, ее отродясь и не было.

Здесь я хотел бы прервать свой рассказ, дорогие соотечественники, и как историк и социолог немного порассуждать о некоторых закономерностях истории. Ну зачем Западу, особенно США, было пытаться «додавливать» Россию, что привело его в конечном итоге к собственному краху, хотя тогда он этого еще не знал? Ну почему было не протянуть, наоборот, руку дружбы или хотя бы уважения? Политическая система, как и вообще система ценностей, была в России примерно такой же, как в самих США (в те времена для Америки это было очень важно), а различия не выходили за пределы таковых со своими союзниками, например с Европой. Проамериканские настроения еще в конце 1990-х и даже в начале 2000-х годов были весьма сильны среди русского народа, а тем более среди элит; и дай им хоть небольшой шанс, русские были бы лучшими друзьями Америки и ее надежнейшими союзниками, и антиамериканские взгляды без всяких усилий стали бы в России маргинальными. И для этого вовсе не надо было оказывать России значимую финансовую помощь, как это делалось в Германии и Италии после Второй мировой войны: русские, в отличие от западноевропейцев, – цивилизация не торговая и потому ценят не столько деньги, сколько статус. Сейчас совершенно ясно, что более чем достаточно было тогда вести себя с Россией как с великой державой, пусть переживающей не лучшие времена, и в частности объявить так называемое постсоветское пространство (совершенно, к слову сказать, не нужное самому Западу, кроме как для того, чтобы насолить России) зоной интересов ее и только ее – тем более что это ее же бывшая территория! Ну и приструнить свою прессу в ее маниакальной ненависти к России (а возможно – теперь уже не разобраться – просто перестать ее в этом науськивать и поощрять). Нет, делали все возможное, чтобы зачем-то при всяком удобном и неудобном случае унизить, а в перспективе уничтожить Россию, при том что реально она ничем Западу не угрожала и даже не мешала, – и в своей слепоте вели к уничтожению собственную цивилизацию. Для чего? Обычно говорят, что сила кружит голову – но наше с вами государство, Американская Федерация, и больше, и сильнее тогдашних США во всех смыслах – и в экономическом, и в военном. Мы самые большие на Земле и по территории, и по размеру экономики, и нет никого в мире, кто мог бы считать себя выше нас, – а меж тем ничего такого с нами не происходит. Я думаю, что кружит голову не сила сама по себе, не высокое положение, а его монопольность. Когда кто-то что-то монополизировал, ему начинает казаться, что иначе существовать уже невозможно или, по крайней мере, весьма затруднительно (хотя это вовсе не так), и все свои силы он начинает тратить на недопущение появления конкурентов. Именно в этом опасность любой монополии, а не в том, что она вредна и неэффективна, – если бы не ее действия по недопущению конкуренции, она быстро развалится сама именно в силу своей неэффективности. Мы знаем из опубликованных архивов США, что главным соображением того времени было желание не дать России, как и вообще кому-либо, стать реально сильным государством, а самим навечно оставаться единственной силой в мире – но так не бывает; это только вызывает обратную реакцию, которая тем сильнее, чем сильнее были потуги предотвратить это. Потому что, если бы Господь хотел, чтобы все человечество жило под одной державой, Он бы дал построить вавилонскую башню и не смешал языки. А Запад, особенно США, хотел править всем миром, причем не владеть, а именно править, не владея, – при том что США, при их природных богатствах и экономической мощи, были в те времена единственными, кому остальной мир был как раз не особо нужен. И именно такой подход Запада, а не что-либо иное предопределил его гибель – так же как почему-то вообще в истории всякая цивилизация, достигнув пика своего могущества, начинает своими действиями рыть себе могилу.

Но вернемся в 2009 год, в разгар холодной войны. Это была достаточно странная война, в том смысле, что она, несомненно, была войной в психологическом аспекте, то есть все население по обеим сторонам Атлантического океана считало себя в войне со всеми вытекающими последствиями – но и только. Торговля между Россией и Западом практически не изменилась, потому что России больше неоткуда было взять денег на приобретение многих видов промышленного оборудования и потребительских товаров. А энергоносители, цветные металлы и другое сырье и полуфабрикаты, то есть то, что составляло основу российского экспорта на Запад, Западу взять было больше неоткуда (во всяком случае, без катастрофических ценовых последствий). Все те товары, которые можно было купить в соответствующих количествах вне России (например, сталь), Запад, как выяснилось, и до войны не давал продавать у себя российским компаниям, даже если у тех они и были дешевле, – а соответственно те, которые взять было негде, приходилось покупать у России. Экспорт в Россию также не был особенно ограничен, причем даже не столько из-за интересов своих экспортеров, сколько потому, что все понимали, что, если русским не позволить тратить вырученные ими доллары и евро (тогдашняя валюта Евросоюза), они прекратят экспорт по причине его бессмысленности. Естественно, все товары так называемого двойного назначения, то есть которые можно использовать в военной промышленности или непосредственно в армии, русским не продавались – но, как опять-таки выяснилось, они им не продавались и в период 1992—2008 годов; это не бросалось в глаза только потому, что военная промышленность и вообще оборона России была в это время не в центре интересов руководства страны. Гражданские лица с обеих сторон по-прежнему могли просто так поехать в страну-противника: Америка не могла выступать против этого, поскольку в защищаемой ею системе ценностей свобода международного передвижения была на одном из главных мест; Россия также не возражала.

Зато Америка поддерживала всех инсургентов, включая террористов, действующих против России, – но это она тоже делала и раньше. В 2007 году Владимир II в одном из телевыступлений продемонстрировал материалы, однозначно свидетельствующие о том, что американские спецслужбы непосредственно стояли за большинством крупных терактов в России 2002—2006 годов, в которых погибли тысячи гражданских лиц. На Западе это было трактовано, естественно, как фальшивка, но после публикации в 2020– 2022 годах американских секретных архивов, захваченных в ходе Двенадцатидневной войны, выяснилось, что это все-таки правда, по крайней мере в основном. Русское руководство заявило американскому, сначала неофициально, а потом и публично, что, если США не прекратят эту практику, Россия поможет действующим против США террористам, хотя ей это и противно; но никакого конструктивного ответа со стороны Америки не последовало. В результате Америка получила взрыв в Сирс-Тауэр в Чикаго 2009 года, унесший жизни более двух с половиной тысяч человек, и химическую атаку в шопинг-молле в Огайо 2010 года, когда погибло почти четыре тысячи человек. Как мы теперь знаем, Россия не планировала их непосредственно и даже не знала о них в точности заранее, но всячески помогала тем террористическим группам, про которые ей было известно, что они готовят нечто крупное внутри США. Еще хуже для Америки было то, что Россия не раз предупреждала ее: если вы не прекратите предоставлять политическое убежище людям, преследуемым в России по закону (имелись в виду в первую очередь политические преступники и вообще враги режима, хотя Америка не выдавала и обычных мошенников, если те объявляли себя диссидентами), и не начнете выдавать их нам в соответствии с вами же подписанными соглашениями, то мы начнем давать убежище тем, кого разыскиваете вы. (Я не оговариваюсь, когда пишу о соглашениях – они действовали, потому что формально войны-то не было!) Не можете из моральных соображений выдать нам тех, кого уже приютили, – ладно, велите им хотя бы прекратить антироссийскую деятельность и перестаньте укрывать новых; но и на это Америка никак не откликнулась. Тогда Россия публично заявила, что с ее территории нет выдачи на Запад и в прозападные, в частности исламские, государства; все те, кто не будет вмешиваться во внутрироссийские дела, могут находиться в России, в том числе вести отсюда антизападную деятельность, сколь угодно долго. Антиамериканские группировки, в их числе знаменитая «Аль-Каида», тут же перенесли свои штабы, тренировочные базы и реабилитационные центры сюда, что для американцев означало крах планов по их ликвидации и поимке их лидеров. (Заодно, по договоренности с российскими спецслужбами, они помогли полностью разгромить ваххабитское и вообще исламское подполье на Кавказе и в остальной России – это было для них не столь большой платой за наличие надежного тыла.) Такое наличие, естественно, резко усилило эти группировки – им не хватало именно тыла, деньги и бойцы у них были – со всеми вытекающими последствиями для Запада; война явно переставала быть холодной, и американцам надо было что-то делать. Но тут разразился знаменитый Великий финансовый кризис 2010—2014 годов, и Западу стало на время не до России.

Все те из нас, дорогие соотечественники, кому сейчас больше 50—55 лет, хорошо помнят этот кризис: всем казалось, что наступает если не конец света, то уж, во всяком случае, конец привычного уклада жизни – хотя, как потом оказалось, конец совсем не в этом, и до него оставалось еще целых десять лет. Россия тоже не могла остаться в стороне от него, поскольку благодаря резкому падению объемов производства и потребления и на Западе, и, как следствие, в Китае, а также резкому сокращению международной торговли из-за отсутствия резервной валюты цены и объемы международного нефтяного, металлического и других сырьевых рынков обвалились. Но в России к 2010 году уже в полной мере проявились результаты политики импортозамещения: за счет вновь созданных производств почти до нуля снизился импорт химической продукции, составлявший в 2005 году 10 млрд долларов в год, с 11 до 3 млрд снизился импорт сельхозпродукции, а импорт машин и оборудования – с 26 до 14 млрд; в целом импорт снизился с 60 млрд долларов до 25 млрд, причем в большой степени в нем остались не критичные для страны предметы роскоши. Я не имею здесь в виду, естественно, импорт из так называемого ближнего зарубежья, в основном Восточной Украины, Казахстана и Белоруссии, поскольку он перестал быть импортом после присоединения этих стран к России. Для осуществления такого импорта требовался не столь уж и большой экспорт; а быстро растущий ВВП, то есть, иными словами, объем внутреннего рынка, обеспечивал потребление тех товаров, которые ранее экспортировались, – во всяком случае, их основную часть. Что еще более важно, основная часть золотовалютных резервов страны была к тому времени частью конвертирована в золото и региональные валюты типа юаня, а в основном истрачена на инвестиционные цели, то есть, другими словами, превращена в натуральное имущество – в производственные, транспортные и инфраструктурные компании (формально говоря, в их акции). Если бы этого не было сделано в 2007—2010 годах, то все эти миллиарды сгорели бы, а невиданный рост экономики, скорее всего, не начался бы вовсе. Конечно, это были деньги исходно эмиссионного происхождения, поэтому тратить их надо было весьма осторожно (что и имело место): но российское правительство сумело соблюсти меру, и поэтому Россия встретила кризис во всеоружии. Конечно, он затронул и ее – иначе просто не могло быть, потому что тогда российская экономика еще не стала почти автаркичной, как впоследствии, – но значимым это не было, в среднесрочной перспективе лишь несколько замедлило рост, и то не сильно. Зато у России появились лишние пять лет, чтобы сократить свое отставание от Запада, пока его экономика стагнировала, а его правительствам было не до войны, тем более что Россия дальновидно не стала использовать в свою пользу кризисную ситуацию и приводить в действие рычаги экономического давления (например, путем оставления Европы без газа). В итоге в 2015 году ВВП России в сопоставимых ценах составлял чуть менее 6 триллионов долларов, а у США и Евросоюза в результате кризисного спада – 9 и 10 триллионов соответственно. И в результате холодная война сама собой сошла на нет – противник как-то вдруг стал почти равен Западу по экономической мощи, а по военной, по-видимому, даже без «почти». То есть Российский Союз оказался слишком силен для «маленькой победоносной войны», а настоящую войну на истощение с непредсказуемым результатом, да еще с перспективой ядерного Армагеддона, никто из лидеров Запада вести не хотел. Да и терроризм стал проблемой номер один для президента США Хилари Клинтон, причем в отличие от времен своего предшественника Буша II ей – увы! – не приходилось эту проблему выдумывать. Спецслужбы двух стран договорились с подачи своих правителей, не афишируя эту договоренность публике, и террористическая война практически прекратилась. Наступила небольшая передышка – последняя в многовековом противостоянии России и Запада. Россией к тому времени уже правил Гавриил Великий.

Глава 3

Третья империя

Избрание Гавриила Великого. Гавриил Соколов, прозванный еще при жизни Великим, пятый за всю историю России правитель (2012—2030) с таким прозвищем, основатель Третьей Российской Империи, по состоянию на сегодняшний 2054 год явно является самым великим человеком ХХi столетия – я же думаю, что с ним не сравниться и ни одному из великих правителей прошлого. Потому что империя большинства из них либо отнималась еще при их жизни, как у Наполеона или Гитлера, либо распадалась сразу после их смерти, как у Александра Македонского или Чингисхана, либо, в крайнем случае, переживала их на несколько десятилетий, как у Карла Великого или Иосифа Великого. Лишь у очень немногих, как у Кира Великого или султана Османа i, созданная ими империя пережила их на много поколений, как, похоже, будет и с Российской Третьей Империей – но ни одна не изменила общую ситуацию на Земле так, как она. Гавриил был высоким и худым немногословным человеком, с каштановыми волосами и светлыми глазами – в целом в его внешности и манере держаться не было ничего особенно примечательного; он родился 26 июля (по григорианскому стилю, ныне его день рождения празднуют 13 июля) 1962 года в семье военного офицера и учительницы. Он окончил юридический институт в 1984 году и работал в милиции – сначала сыщиком, затем следователем, до 1995 года; потом уволился и стал предпринимателем – импортировал и фасовал продукты питания, такие как кофе, рис и крупы. В 2003 году, уже став богатым человеком (естественно, не по олигархическим меркам), он с помощью приобретенных связей и денег вернулся на государственную службу, в прокуратуру, поскольку зарабатывать дальше, уже имея на обеспеченную жизнь до ее конца, ему по его натуре было неинтересно, а тянуло его служить государству. В 2007 году, в возрасте 45 лет, он стал сотрудником аппарата Совета Безопасности России, а в 2008-м – помощником президента Владимира ii: он занимался искоренением коррупции («чистая ночь» – его рук дело), присоединением Казахстана, реформированием силовых структур, началом строительства Трансполярной железной дороги; в 2009 году он был назначен премьер-министром. Когда приблизились выборы 2012 года, Владимир ii в категорической форме заявил, что не собирается переизбираться, хотя по Конституции у него есть право на второй срок: он и так, дескать, правит уже три срока, что хотя и не нарушает букву закона (потому что в части исчисления сроков президентства Российский Союз не правопреемствовал Российской Федерации), но нарушает его дух. Он открыто предложил в качестве своего преемника Гавриила, объявив, что пусть люди решают, – но он, Владимир, считает наилучшим кандидатом именно Соколова. Гавриил был к тому времени уже широко известен и достаточно популярен, при том что он не любил протокольных, а также так называемых тусовочных мероприятий и не часто появлялся в телевизоре, да и то в основном в новостях, но он все-таки два года был премьером, то есть вторым после президента ньюсмейкером. Популярность же его родилась в период его борьбы с коррупцией и олигархами – в 2007 году он пережил покушение и был тяжело ранен, при том что по стечению обстоятельств это произошло перед телекамерами (во время торжественного мероприятия). Он и кампанию вел так же – не ездил на встречи с избирателями, не давал интервью, не расклеивал листовки и не показывал ролики; лишь несколько раз выступил по телевидению в положенное кандидатам бесплатное время. Его словами, объясняющими столь необычную кампанию, были: «Чего там говорить, вы не один год знаете меня по делам»; а ключевым, как у нас говорят, посланием было то, что, хотя и кажется, что все хорошо, стране не выиграть войну без глубоких изменений. Народу, однако, такая кампания понравилась, и Гавриил был избран уже в первом туре, получив 52,9% голосов. И никто не ожидал ничего особенного – ни его сторонники, ни противники, – когда он появился в телевизоре после объявления избирательной комиссии, – но на самом деле это были последние спокойные минуты России на долгие годы.

Гавриил сказал, что все гораздо хуже, чем принято считать, и что, если это не услышали как следует во время его кампании, это проблема слушающих. Сейчас Запад занят своим кризисом, но ни один кризис не бывает вечным, и, когда на нас навалятся, мы не выдержим в настоящей войне на истощение, потому что даже сейчас наш ВВП меньше объединенного западного более чем в четыре с половиной раза. У нас негодная армия, хотя и не сравнимая с той, что была двенадцать и даже семь лет назад; у нас отсталая наука и плохое образование. Главное – у нас нет понимания истинной цели, поэтому нет гармонии, чувства справедливости существующего порядка, а значит, нет и правильно выстроенной социальной структуры государства, которая выдержит любые тяготы столкновения с внешним или внутренним врагом. И для создания ее нужны столь глубокие изменения, что их нельзя сделать слуге народа – президенту, избранному по действующей Конституции. А посему я отказываюсь быть вашим президентом, сказал Гавриил, хоть вы меня и избрали; я готов впрячься и сделать все это, но только в качестве самодержца. Никто ведь не знал, что меня изберут сразу, избирательные участки готовы ко второму туру через две недели; так пусть вместо него будет референдум, на котором ответьте на один вопрос, который я тут для вас вывел на бумаге (Гавриил показал в объектив лист с напечатанным вопросом): согласны ли вы отменить Конституцию 2008 года; учредить в России самодержавие; призвать самодержцем Гавриила Соколова и наказать ему подготовить и вынести на народное утверждение в 2013 году новую конституцию? Если не захотите, можете либо считать избранным того, кто получил второе место после меня, либо назначать новые выборы – как решит избирком; с этими словами Гавриил закончил свое выступление.

Сказать, что люди обалдели, – значит не сказать ничего; пожилые очевидцы рассказывали мне, что минут пять вся страна в прямом смысле с открытым ртом сидела у выключенных телевизоров. На следующий день у Гавриила взяли телеинтервью, и все поняли, что это не шутка; когда ему сказали, что за такое можно сесть в тюрьму (у нас, дорогие соотечественники, посадили бы точно), он посмотрел в объектив и сказал: «Сажайте», – и всем стало совершенно ясно, что он и вправду не боится этого, как и вообще ничего. «А вас что, надо будет называть «Ваше Величество»? И ваших детей тоже?» – «Нет, – отвечал Гавриил, – самодержец не обязательно царь – я не люблю царей и горжусь тем, что мои и ваши предки сбросили царя; семью с детьми только убивать нельзя было, это грех. Самодержец – это всего лишь единоличный верховный правитель, чье решение, пока он правит, является окончательным, без всякого разделения властей; а потом он передает власть следующему самодержцу». – «Кому, своему сыну?» – «Тому, кто будет определен по принципу, записанному в конституции, которая будет принята, – может, и через всеобщие выборы, как сейчас, может, как-то иначе; но я вас заверяю: точно не через наследование – семейственность и мажоров я не люблю, на детях больших людей природа всегда отдыхает. Так что видите: и правитель, скорее всего, выбираться будет, и конституция будет действовать – только это будет правитель над вами, а не слуга народа, «наемный менеджер», как вы любите говорить; и конституция будет настоящая, а не нынешняя, которая не то что даже плохая, а просто не про то». – «Зачем же вы участвовали в выборах, если вы ни в грош не ставите нашу конституцию?» – спросили у него. «Так ведь если бы я захватил власть силой, вы бы все говорили, что я боюсь того, что на честных выборах мне ничего не светит, – ответил Гавриил. – Даже если бы я вместо выборов объявил бы референдум – а не после выигранных выборов, как сейчас, – вы бы все равно сказали, что референдум – не выборы и что я просто боюсь конкуренции. А так я выиграл в равной борьбе и теперь имею право сказать: думайте над тем, что я вам предложил».

Первые дни никто тем не менее всерьез думать над предложением Гавриила не собирался – все считали его эксцентричной выходкой уважаемого человека; потом, однако, стали активно обсуждать и ожесточенно спорить между собой. К концу второй недели большинство уже склонялось к предложенному, и в результате за предложение Гавриила проголосовало целых 58% – больше, к слову сказать, чем за самого Гавриила на выборах. Как это могло быть? Вместо того чтобы саркастически ссылаться на загадочную русскую душу, как любят делать наши ученые, я попробую высказать свое предположение, основанное на том, что Гавриил Великий всегда был человеком смыслов: не человеком харизмы, не человеком интриги, не человеком баланса – а именно человеком смыслов. В отличие от великих людей ХХ столетия, своего предшественника Иосифа Великого и побежденного им Адольфа Гитлера, он не обладал магнетическим воздействием на толпу и даже на своих соратников и не любил публичных выступлений, хотя говорил вполне нормально. Он, безусловно, был по своему складу прирожденным лидером, это чувствовали все, но лидером скорее типа военного вождя, чем народного трибуна или религиозного пророка. И как у военного вождя сила личности обязательна, но является все же лишь дополнением к стратегическому дару, так и у Гавриила она была дополнением к умению понять и сформулировать смысл; она служила скорее для его донесения до соратников. Причем смыслы, которые привносил в жизнь России Гавриил Великий, были не просто плодами схоластического умствования – они всегда отвечали таким глубинным архетипам народного сознания (о которых народ, вместе с интеллигенцией, часто и не подозревал), что никого не могли оставить равнодушным. Именно поэтому другие страны и покоренные народы впоследствии воспринимали его не как личность, а как фатум, как рок. Так вот я думаю, дорогие соотечественники, что то, что предложил своим согражданам Гавриил, хотя и казалось с позиции рациональных представлений в лучшем случае смешным, а в худшем – страшным, на иррациональном уровне всколыхнуло такие глубины «коллективного бессознательного», о которых сами русские и не подозревали. Причем это было не только в самой идее, но и в ее словесном оформлении – в термине «самодержец» (а не, например, «монарх»), в словах «призвать» и «наказать». То, что человек добровольно готов расстаться с властью, только что полученной в тяжелой борьбе, и даже отправиться в тюрьму, вместо того чтобы радоваться жизни в Кремле, если будет не так, как он считает правильным, также соответствовало глубокому русскому представлению об убежденности и жертвенности. Проведенные позже социологические исследования показали, что даже «продвинутая» молодежь из сетевых сообществ – казалось бы, полнейший антипод идее авторитаризма и вообще архаических, свойственных премодерну элементов – в массе своей проголосовала «за». При этом никаких более вразумительных причин этого, чем «а что, прикольно», привести она не могла – но значит, и она не была свободна от указанных архетипов, хотя в явном виде этого и не осознавала. И как часто оказывалось с предложениями Гавриила Великого, они попали в резонанс с этими глубинными малоосознаваемыми представлениями, в том числе и у тех, кого Гавриил Соколов не особо прельщал в качестве обычного президента, – вот истинная причина 58% голосов, полученных на референдуме.

Реформы 2013—2016 годов. Тем не менее все начало 2013 года ничего особенного не происходило, а Гавриил руководил государством ровно так, как Владимир ii до него; когда его спрашивали про перемены, ради которых все это затевалось, отвечал в том смысле, что вот будет конституция – уже скоро! – тогда и начнем действовать. Такое его поведение находилось, казалось бы, в вопиющем противоречии со всеми известными концепциями власти – по которым чрезвычайные полномочия нужно использовать, иначе они перестанут восприниматься как таковые! – но Гавриил знал, что делал. Он как-то направлял и надежды, и недовольство общества в русло ожидания конституции; все помнили его слова «существующая конституция просто не о том» и чувствовали, что это будет вовсе не другой документ о перечне органов государственного управления и об их взаимоотношениях, но что-то глобальное, определяющее, как жить дальше. И когда конституция была опубликована в январе 2013 года для трехмесячного обсуждения, всем стало понятно, что так и есть. Она начинается словами: «Данная Конституция определяет цели и уклад общественной жизни русского народа и остальных народов России». Цель определена так: «Поскольку главной целью жизни любого человека, хочет он того или нет, является заслужить спасение и обрести жизнь вечную, то смыслом существования государства является создание, поддержание и защита такой общественной жизни, которая наибольшим образом способствует этой цели. Для этого государство, не подменяя собой Царствие Небесное, должно быть устроено на принципах, отвечающих Божьим заповедям. Целью народа является построение такого государства». Далее сказано, что иные, сугубо личные и земные цели отдельных людей не являются предметом конституции, поскольку вообще не интересуют государство; они могут преследоваться людьми любым способом, не противоречащим истинным целям государства, и регулируются государством исходя из соображений управленческой целесообразности при соблюдении принципа минимального вмешательства. На эту тему Гавриил Великий впоследствии неоднократно говорил, что его совершенно не интересует, богато или бедно живут люди: хотят жить богато – пусть живут богато, устраивает жить бедно – пусть живут бедно. Таким образом, уже из первых строк этого документа, действующего и поныне, становится понятно, что он не имеет ничего общего с конституцией, например, нашей Американской Федерации или с конституциями большинства тогдашних стран – он действительно не про то.

Я еще буду далее подробно писать о конституционных принципах России, здесь же для дальнейшего повествования об истории надо отметить две вещи. Первое – Конституция утверждает: «Россия образована русским народом, а также народами-союзниками русского народа (идет перечисление) и другими народами, проживающими на территории России». Здесь интересно то, что Гавриил категорически отказывал украинцам (их стали называть малороссами, на архаичный манер) и белорусам в статусе отдельных народов; это всегда было его бескомпромиссной позицией. Нельзя сказать, что он или его последователи как-то дискриминировали их, не только в личном плане, но и в национальном: количество, например, украинских и белорусских школ вначале существенно увеличилось, в том числе и во «внутренних» областях России. Никак не ограничивалось создание и функционирование украинских и белорусских национальных общественных организаций (все это, правда, стало само собой резко сходить на нет после 2020 года и к нашим дням распространено не сильно). Но всячески подчеркивалось, что это часть русского народа (как, например, сибиряки или поморы) – попытки считать их народами, отдельными от русского, Гавриил считал частью многовекового плана Запада по борьбе с Россией. Единственным исключением являются жители тогдашней Западной Украины, Галиции, входившей в XIV—XVIII веках и в 1920—1940 годах в состав Польши, а в XVIII—XX веках – в Австрийскую империю, в подавляющем большинстве греко– или римокатолики. Их в России назвали «галичанами», и считается, что они не имеют никакого отношения к малороссам, а следовательно, и к русскому народу в целом. К народам-союзникам в Конституции 2013 года были отнесены татары, казахи, башкиры и осетины; в 2022 году временно, а в 2042-м уже постоянно к ним добавились немцы и сербы. Однозначных критериев отнесения к народам-союзникам нет; это скорее вопрос ощущений, вопрос отсутствия взаимной неприязни, а не юридический. Далее я еще в ряде глав буду описывать конституционное положение народов России. Второе – в Конституции имеется ряд принципов, сильно отличающих ее (и как следствие – саму Россию) от остального мира; это в первую очередь принцип общественного устройства – сословность и принципы национальной самоидентификации России – автономность и национализм.

Наибольшие дебаты вызвала доктрина сословности, в соответствии с которой, в частности, вводилось служилое сословие, которому передавалась вся власть в стране, даже исключительное право избирать власть. Выступая незадолго до срока референдума и подытоживая результаты обсуждения, Гавриил Великий сказал по этому поводу: «Не примете конституцию в ее полноте – не надо, я не пойду против вашей воли. Столь принципиальные вещи, как доктрина сословности, даже самодержец не может принять сам, не имея прямого мандата народа. Но учтите, что тогда все будут служить в армии и воевать, если воевать будет страна, даже калеки – в эпоху компьютеров подыщем службу и для них. Это не угроза, – объяснил он далее, – это просто констатация того очевидного факта, что прав не бывает без обязанностей. Кто не хочет служить в армии, тем более в нынешнюю лихую годину, не будет иметь избирательных и вообще политических прав: или служить и, таким образом, иметь права будут только те, кто хочет, – это то, что я предлагаю, – или права будут иметь все, но и все будут служить. А то, что во время обсуждения многие говорили, что мы возрождаем опричнину – что ж, это точное замечание: пусть служилое сословие называется опричниками, я внесу это в окончательный текст для референдума». К слову, применение для обозначения служилого сословия этого термина, которым во времена Ивана Грозного называли богомерзких палачей и карателей, было со стороны Гавриила не более чем рассчитанным эпатажем, а вовсе не идеологией – Ивана Грозного он не любил и опричниками а-ля Иван Грозный свое новое сословие не видел и в страшном сне. По сути, гораздо более точно отражающим реальность названием было бы «рыцари» – но это слово и само понятие, к сожалению, не русские. По итогам обсуждения, кстати, были учтены и внесены в текст и целый ряд других поправок, в том числе весьма важных, но общей сути они не меняли. В итоге 1 мая 2013 года конституция была принята, в том числе и принцип сословности, и с тех пор 1 мая является государственным праздником, который называется День Конституции.

Имея конституцию, Гавриил начал действовать, как и обещал. Нам надо пройти четыре фазы, сказал он: реформировать себя, чтобы стать сильными; сокрушить врагов; установить новый мировой порядок, который не мешал бы нам в наших планах; и начать строить подобие Царства Божьего на земле. (Это было любимое выражение Гавриила Великого – «Царство Божье на земле строить грех, но стремиться построить подобие его мы обязаны».) Реформы начались с экономики. Она к этому моменту и так стала довольно закрытой и ориентированной на внутренний рынок, а тут в соответствии с доктриной автономности начала перестраиваться в направлении почти полной автаркии. В частности, если в 2006—2007 годах была введена полная конвертируемость рубля (путем снятия всех ограничений на операции с рублями, а затем запрета любого экспорта за валюту и разрешения его только за рубли, которые надо было купить на рынке), то теперь, наоборот, была отменена даже внутренняя конвертируемость, которая существовала с 1991 года, и валютный рынок исчез. Центробанк продавал валюту по фиксированному, достаточно низкому для импортеров курсу, в основном под программы импортозамещения; для импорта остальных товаров было установлено, что продажа валюты будет вестись по объявленному графику ограниченное число лет, необходимое для создания соответствующих производств дома. Было запрещено иметь счета, фирмы и имущество за границей, причем как гражданам, так и корпорациям; все, что имелось, предписывалось в течение двух лет ликвидировать и валюту продать Центробанку, по достаточно, впрочем, справедливому курсу. Выезд за границу был ужесточен: прямого запрета не было, не были даже введены выездные визы, но цены за получение виз в Россию для иностранных граждан были увеличены во много раз; естественно, и все государства ввели почти запретительную цену на визы для россиян. Кроме ценовых, были введены и другие такого же рода ограничения – правда, это не касалось эмиграционных виз. Был принят новый закон об эмиграции, по которому эмиграция стала отдельным юридическим понятием, со своей процедурой; а до этого, как ни странно, юридически в России понятия эмиграции не было, и эмигрант просто покупал билет и уезжал так же, как турист. Интересно, что, хотя закон (он действует и поныне) дает неограниченное право на эмиграцию, за исключением специфических случаев, в Конституции это право не обозначено – в России это не считается неотъемлемым правом, но разрешено по соображениям целесообразности. То есть, если завтра государство сочтет это право нецелесообразным, оно отменит его на совершенно законных основаниях (примерно как у нас отсутствие призыва в армию). Правда, в современном мире это не особо актуально, поскольку наша Федерация вовсе не жаждет принимать у себя иммигрантов из Российской Империи, если таковые вдруг появятся в массовых количествах, а представить себе значимое число русских или представителей любого другого народа России, решивших эмигрировать в Халифат, Индию или Поднебесную, довольно затруднительно.

Но вернемся к экономическим реформам: изменение валютных правил сопровождалось деноминацией рубля в сто раз и введением золотого стандарта (см. главу «Экономика»). В практике это значит, что в обращение наряду с банкнотами поступили серебряные, золотые и платиновые монеты достоинством от 0,5 рубля до 100 рублей (1 рубль соответствовал тогда, как и ныне, примерно 4 долларам). Это сильно подняло психологический статус рубля, особенно с учетом того, что, кроме Халифата, больше нигде в мире такого нет и по сию пору. Во исполнение библейских заповедей был введен бесплатный кредит (см. главу «Экономика»), который весьма способствовал и развитию экономики; были принципиально изменены налоговая система, землевладение, рынок ценных бумаг. Радикально изменилась политика государства в области науки – и в части принципов организации, и по объемам финансирования – это оказало решающее значение, как потом выяснилось, на исход будущей войны.

Во внутренней жизни страны, по крайней мере в практической плоскости, изменилось не так много. Были проведены радикальные изменения в правоохранительной сфере, а именно введены технодопросы, в том числе для высших чиновников – обязательные регулярные; с помощью их удалось практически ликвидировать коррупцию, шпионаж и организованную преступность (см. главу «Правоохранительная система»). Было изменено, причем существенно, административно-территориальное устройство страны и вообще территориальное и национальное управление – подробнее об этом будет написано в главе «Государственное устройство». Началась серьезная и планомерная деятельность по укреплению семьи и увеличению рождаемости в стране, в том числе и за нравственность в общественной жизни (см. главу «Социальная сфера»). В 2013—2017 годах прошла церковная реформа, оказавшая значительное влияние на дальнейшую жизнь России, – она шла сугубо внутри РПЦ, и государство не имело к ней никакого отношения, но ее инициировали определенные изменения в Конституции (см. раздел «Религия»). Сословность хотя и была провозглашена, но было объявлено, что переход исключительных политических прав к служилому сословию произойдет в 2020 году, поскольку оно должно вначале появиться; до этого времени все шло в известной степени так же, как ранее. Поэтому было объявлено, что Государственная Дума и Сенат, избранные в 2012 году на пять лет, одновременно с избранием Гавриила Великого, будут продолжать функционировать, и даже не пять, а семь лет, до перехода властных полномочий к служилому сословию.

Что касается внешней политики, то поскольку уже пять лет шла холодная война, из многих европейских и международных организаций Россия вышла еще при Владимире II; но поскольку формально объявленной войны, с разрывом дипломатических отношений, не было, то место для нее еще оставалось. Причем лидеры Запада не были заинтересованы в полной изоляции России, так как это снижало возможности политического давления, что при войне холодной имеет первостепенное значение. Существовал некий баланс, который Гавриил решительно разрушил. В 2013– 2014 годах Россия вышла из всех многосторонних международных организаций и почти из всех многосторонних международных договоров, включая Договор о нераспространении ядерного оружия. Последнее имело особое значение, потому что Россия заключила договор с Китаем о поставке межконтинентальных ядерных ракет, способных накрывать с территории Китая всю территорию США (правда, юридический анализ показывает, что между двумя ядерными державами это можно было сделать и в рамках договора). Заключительным, так сказать, аккордом этой политики явился выход России из ООН в 2014 году; Гавриил, который вообще любил аргументировать свои действия цитатами из Священного Писания, так сказал про это в своей речи: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых». И хотя в 2015 году холодная война сошла на нет, Россия в соответствии с доктринами своей новой Конституции совершенно не собиралась интегрироваться обратно в международное сообщество. Кроме того, как стало ясно впоследствии, Гавриил рассматривал холодную войну – что идущую, что закончившуюся – не более чем как подготовку к войне «горячей». Дело за ней не встало.

Двенадцатидневная война.
По мере выхода западного мира из кризиса 2010—2014 годов противостояние с Россией стало опять выходить на первое место повестки дня. Нет, ничего особо агрессивного по отношению к Западу она с 2015 года не делала, террористическая война по договоренности сторон была закончена, по отношению к соседям также никакой агрессии от нее, со времени экспансии Владимира ii, не наблюдалось. Но Россия стала слишком большой и сильной, причем с экономикой, малозависимой от Запада и не пострадавшей от кризиса в отличие от Китая и Индии. Мы бы сейчас, дорогие соотечественники, сделали в такой ситуации очевидный вывод, что раз кто-то силен, но не проявляет признаков агрессивности, так и не надо его трогать. Но тогдашние лидеры западного мира имели другую ментальность, о чем я уже писал выше: они считали, что терпеть кого-либо сильного, кроме самих себя, никак не возможно. Тем более что президентом США в 2016 году вместо Хилари Клинтон стал Джеб Буш iii; он считал, что его отец выиграл у России, когда в 1989 году Вторая Российская Империя потеряла своих восточноевропейских сателлитов, а в 1991 году рухнула, а старший брат проиграл России, когда она осуществила экспансию 2006—2007 годов, – и его роль как члена той же семьи в том, чтобы поставить точку в этой давней вендетте. На самом деле все это был полный бред – и в 1988—1991 годах Красная Империя сначала съежилась, а потом дезинтегрировалась по своим внутренним причинам, имеющим крайне малую связь с политикой Буша-старшего, и потому вряд ли может рассматриваться как его победа (скорее уж как везение). И первую экспансию России можно считать поражением Буша-младшего лишь постольку, поскольку он вбил себе в голову, что она очень сильно задевает интересы США – на самом деле она их никак не задевала. Тем не менее Буш iii горел желанием поставить Россию на место – при том что любому здравомыслящему человеку было понятно, что в конце 2010-х годов сделать это уже можно было, только уничтожив ее (непонятно, впрочем, как именно). Но атмосфера накалялась и достигла кульминации во время так называемого бенгальского кризиса 2018– 2019 годов; предыстория его в том, что Россия договорилась с Индией о поставке ей ядерных ракет межконтинентального радиуса действия. В ответ на демарш НАТО и ООН о том, что это грубо нарушает международный правопорядок и международное сообщество примет меры, Россия отвечала, что она уже пять лет как вышла из Договора по нераспространению ядерного оружия и поэтому никак, при всем желании, не может его нарушить, а мировой правопорядок давно растоптан Западом. По поводу мер было сказано, что любимая мера Запада, экономические санкции, вряд ли повредит российской практически автаркической экономике – к тому же Россия тогда введет свои санкции: для начала отключит Европе газ, в том числе по уже оплаченным контрактам. А что касается присылки «голубых касок» (международные войска ООН), отвечала Россия, то можете присылать, но вместе с гробами – за свой счет мы их выдавать не будем. Серьезнее звучали менее истеричные упреки в адрес России, что она собирается поставлять оружие массового поражения в горячую точку, то есть зону конфликта, – Индия и Пакистан готовились к ядерной войне с 2001 года (она произошла, как известно, в 2021 году), что есть нехорошо. На это Россия резонно утверждала, что это действительно нехорошо, но межконтинентальные ракеты просто технически нельзя использовать в локальном индо-пакистанском столкновении, они могут использоваться Индией лишь как способ защиты своего суверенитета от США, почему ей Россия и помогает. К слову сказать, в полную противоположность Красной Империи во времена аналогичного кубинского кризиса Россия в этом вопросе вела себя абсолютно честно, как повелось с Владимира ii, – она никогда не отрицала, чту именно она поставляет Индии. Американцы ввели морскую блокаду побережья Индии, заявив что любой корабль в 200-мильной зоне будет досматриваться; русские на это ответили, что любые корабли американцы могут досматривать сколько угодно, но попытка задержать корабль под российским флагом приведет к открытию огня. И вот 28 апреля 2019 года (я даю все даты по принятому в России юлианскому календарю) группировка российских надводных кораблей в составе двух авианосцев – «Иван Великий» и «Иосиф Сталин», трех крейсеров, восьми больших кораблей сопровождения и четырех подводных лодок показалась в Бенгальском заливе, в поле зрения американской ударной группировки из трех авианосцев класса cvn-21, четырех ракетных крейсеров и кораблей сопровождения. На требование американского флагмана «Джордж Буш-старший» остановиться российский флагман ответил: следую своим курсом. Тогда американские корабли, запросив и получив из Вашингтона подтверждение имеющихся письменных приказов, дали залп из всего имеющегося оружия и вступили в бой.

Но времена, когда русские действовали в мировой политике реактивно, исключительно реагируя на чужие действия, прошли: вся эта ситуация, на самом деле, была тщательно подготовлена русскими в течение длительного времени и реально задумывалась не более чем не очень значащим эпизодом в большой игре. Дело в том, что еще с конца 80-х годов XX века Россия научилась строить практически не обнаруживаемые, особенно в пассивном режиме, подводные лодки. Правда, совсем бесшумными получались только относительно небольшие ударные лодки, а не стратегические ракетоносцы, но для того, о чем здесь идет речь, этого было вполне достаточно. Начиная с 2000 года было построено достаточно много таких лодок (класс «Кило-М»), причем России удалось, после практически полного разгрома разведывательной сети ЦРУ, обмануть американскую разведку и построить их на три десятка больше, чем представлялось США. Грандиозная спецоперация длилась целое десятилетие, и в ходе ее использовались многие способы создать у противника ложное представление о возможностях и количественном составе этих подводных сил: так, все лодки, кроме «тайных», всегда ходили на не полностью бесшумном режиме, а таком, который с трудом, но обнаруживался противником, – а «тайные», наоборот, ходили только на полностью бесшумном. В результате, как русские и хотели, американцы твердо знали, сколько лодок этого класса есть у русских и где какая находится в данный момент на боевом дежурстве, – но это было ложное, точнее, неполное знание.

За несколько месяцев до описываемых событий все не известные врагу лодки, держась подальше от известных, вышли на дежурство и сели на хвост всем курсирующим в открытом море крупным группировкам, а также находящимся в портах. К 28 апреля четыре из них находились рядом с американской группировкой в Бенгальском заливе, еще пятнадцать тенью следовали за другими эскадрами, а остальные караулили военно-морские базы США, включая главные базы в Норфолке и Сан-Диего. Кроме того, у русских на орбите постоянно было около десяти спутников с так называемыми ГМДВ (генераторами магнито-динамического взрыва) – устройствами, дающими при взрыве мощностью в несколько десятков килотонн очень сильный электромагнитный импульс, в который уходило до 80% мощности; один такой спутник постоянно находился над Бенгальским заливом. Когда американцы дали залп – а русские этого ждали, в прямом смысле держа палец на кнопке, – кодированный сигнал в то же мгновение ушел в Москву, а через секунду Москва ответила сигналом спутнику и лодкам. Через три секунды после американского залпа – снаряды и ракеты еще были в воздухе – спутник взорвался, и вся электроника на площади в несколько десятков тысяч квадратных километров мгновенно вышла из строя – поэтому ни одна из ракет первого залпа не поразила цели. В это самое время четыре американские субмарины, входящие в группировку, вступили в бой с русскими подлодками – но только с «известными»; «неизвестные» лодки через несколько секунд после электромагнитного импульса беспрепятственно ударили по вражеским кораблям ракетами и сверхзвуковыми торпедами. В результате скоротечного боя русские потеряли один авианосец, один крейсер, один эсминец и две субмарины; американская же эскадра была потоплена вся. Но гораздо хуже для американцев было то, что еще большее избиение (потому что совсем не ожидаемое) постигло остальные американские группировки в море и в портах, в том числе на своих базах: было уничтожено одиннадцать авианосцев (из двадцати одного), шестнадцать тяжелых крейсеров и большое количество меньших кораблей; почти 35 тысяч моряков погибло и более 10 тысяч было взято в плен. Это было побоище, превосходящее Перл-Харбор; американские военно-морские силы – как равный или превосходящий противник для русских – перестали существовать. Вечером того же дня главком Военно-морских сил России Борис Фетисов (который сам находился на русском флагмане, потопленном в ходе боя, был подобран на борт другого авианосца и прилетел в Москву на сверхзвуковом истребителе) собрал иностранных журналистов на пресс-конференцию. Там были показаны отснятые со спутников горящие и тонущие американские авианосцы и взятые на борт российских кораблей пленные матросы – российские власти не хотели, чтобы американцы попытались скрыть или преуменьшить свой разгром. На вопрос о том, означает ли это объявление войны Америке, он ответил: «Если какое-то животное становится агрессивным и начинает нападать на людей, у него вырывают клыки и когти или спиливают рога – а убивать-то его зачем? Считайте, что мы просто вырвали американцам когти, хоть и не все, и никакой войны мы им объявлять не собираемся, хотят – пусть объявляют сами; да к тому же война между нами и так уже идет более семидесяти лет». Американские сенат и палата представителей собралась на срочное заседание, последовали экстренные переговоры с союзниками, и 30 апреля 2019 года президент США Буш III сообщил всему миру об объявлении войны Российскому Союзу Америкой и всем блоком НАТО.

На следующий же день, в полдень по московскому времени 1 мая, 36 русских ракет «Тополь» разных модификаций были запущены из своих шахт и мобильных пусковых установок по территории США. Через 8 минут президент США Буш III, у которого было 4 часа утра и еще оставалось около двадцати минут до подлета ракет, связался по так называемой горячей линии с Гавриилом Великим; тот ждал его звонка. «Означает ли это полномасштабную ядерную войну?» – спросил Буш. «Нет, иначе мы запустили бы не тридцать шесть ракет, а тысячу», – ответил Гавриил. «Что же это значит? – спросил Буш. – Или ракеты эти без ядерных боеголовок?» – «Нет, ракеты вполне боевые, – ответил Гавриил, – и вы очень скоро поймете, что это значит. А пока действуйте как при полномасштабной войне – сбивайте, отвечайте или делайте что сочтете нужным; и не особо переживайте раньше времени, они не нацелены на города, а то инфаркт еще получите». С этими словами Гавриил повесил трубку. Американская система национальной противоракетной обороны сбила всего 7 из 36 ракет – больше и не могло быть, она никогда и не рассчитывалась на полную задержку массированного пуска; при полномасштабной русской атаке процент сбитых ракет был бы еще меньше. Остальные ракеты выпустили разделяющиеся боеголовки, которые взорвались в ряде малонаселенных районов США – в пустынях Невады, Юты и Нью-Мексики, в прериях Техаса и Монтаны, вдали от чего бы то ни было. Из людей мало кто пострадал, военных или экономических объектов в местах попадания не было – в общем, было совершенно непонятно, что это значит, и основной версией было, что Гавриил сошел с ума. Тем не менее рисковать никто не хотел, и американцы ответили залпом в 500 боеголовок (это составляло около 12% их арсенала) по всем видам целей на территории России. Все в Совете национальной безопасности США прильнули к экранам мониторов, на которые выдавалась картинка движения ракет с радаров и спутников; все ракеты шли нормально, никаких признаков российской противоракетной активности не было видно. Боеголовки вышли на цели, и… ни одна не взорвалась. Точнее, спутники фиксировали обычные слабые взрывы, но ни одного термоядерного. Дав Бушу несколько минут на то, чтобы переварить это, Гавриил позвонил ему и сообщил, что Россия разработала и развернула абсолютный стратегический щит; ни один ядерный заряд не может взорваться над Россией. Тогда американцы, охваченные паникой, одномоментно выпустили по России большую часть всего, что у них было; но и из этого мегазалпа ничего не взорвалось. Гавриил позвонил еще раз и сказал: «Вы видите, мы можем поражать вас – а вы нас не можете, да у вас больше уже почти и нечем. Поэтому мы объявляем вам ультиматум, который я сейчас передам вашему послу, благо он еще здесь: суть его в том, что вам дается пять часов на принятие решения о полной капитуляции. Если через пять часов такого решения не будет, мы начнем вас расстреливать, залпами по пятьдесят боеголовок раз в час – на этот раз они пойдут не по пустыням, а по городам и военным объектам; мы и пять часов даем вам для того только, чтобы, если вы не капитулируете, люди успели покинуть города. Потому что мы вовсе не жаждем убить побольше людей, мы даже не стремимся уничтожить вас как страну. Так же как вы хотели в отношении нас, мы хотим лишь ликвидировать вас как самостоятельного участника мировой политики. Так что решайте».

Это, конечно, был полный шок – никто не ждал ничего подобного; это было как если человек, в броне и вооруженный, находящийся в джунглях среди свирепых хищников, вдруг понял бы, что он ошибся и на самом деле он безоружен и беззащитен. Забегая вперед скажу, что механизм действия этого русского чудо-щита неизвестен по сию пору, более чем тридцать лет спустя. То есть наши ученые давно поняли общий принцип – это генератор некоего поля, относящегося к так называемым слабым полям, которое меняет определенные параметры внутри атомных ядер и делает поэтому радиоактивные элементы полностью стабильными (к сожалению, только пока генератор работает). Соответственно плутоний или уран в этом поле никак не могут обеспечить радиоактивный распад, а тем более взрыв. Наши лаборатории смоделировали это еще в 20-х годах, но до сих пор не понимают, как русские масштабируют этот эффект, – как известно, мы восстановили стратегический паритет с Россией в начале 30-х годов (а на три года позже и Поднебесная), но сделали это асимметрично, поставив на свои боеголовки капсулы с антивеществом вместо ядерных зарядов. Тогда же, в мае 2019 года, имея русский ультиматум, руководители США оказались перед тяжелым выбором; когда через полчаса после его получения Буш позвонил Гавриилу с вопросом об условиях, тот спокойно ответил ему, что американцы, по-видимому, не поняли: речь идет не о перемирии и не о мирном договоре, а о полной и безоговорочной капитуляции. Это означает, что вы сдаетесь на милость победителя в надежде (причем вовсе не гарантированной) сохранить себе жизни – в ином варианте вы их точно теряете. При этом Гавриил настоял, чтобы все это, включая запись их разговора, было транслировано по радио, телевидению и Сети; и весь американский народ в оцепенении ждал, пока элита страны – именно так: в Белый дом прибыли физически или виртуально не только политики, но и капитаны бизнеса, религиозные лидеры и другие – не решит их судьбу. Но народ замер в ожидании и в России, где Гавриил обратился к гражданам с речью, в которой рассказал все, что он сделал. Закончил он тем, что у американцев есть пять часов, а у нас есть абсолютный щит, и вот вроде бы он работает. Но вдруг что-то пойдет не так, вдруг у американцев тоже есть какой-то сюрприз – тогда простите меня и всех моих соратников, вдруг потом не успеем попрощаться. Убивать американцев сразу, не дав им шанс сдаться, мы не будем, хоть для нас это, наверное, было бы надежнее. Люди останавливались на улице и, стоя кучками, ждали – и в России, и в США; только в России они не старались уехать из больших городов. Но ответ США был предрешен – я не могу представить себе ответственную власть, которая отдала бы приказ о коллективном самоубийстве всей страны, которое к тому же не нанесло бы никакого урона противнику. И хотя Буш попросил у Гавриила дополнительные полтора часа, которые Гавриил предусмотрительно дал (ему важно было произвести впечатление отнюдь не жестокого победителя), этот самый длинный день в истории закончился: в семь часов вечера по московскому времени президент Буш объявил о полной и безоговорочной капитуляции США.

Первой задачей российских властей было обеспечить реальную оккупацию; приказ номер один предписывал считать Вооруженные силы США распущенными, всем солдатам и офицерам частей на территории США следовало покинуть расположение военных баз без оружия и обмундирования, оставив лишь минимальную охрану; всем кораблям в открытом море и самолетам в воздухе следовало вернуться на свои базы, которые также должны быть покинуты. Было объявлено, что по всем людям в военной форме США, по всем, имеющим в руках оружие тяжелее пистолета, а также по всем, кто окажет любое сопротивление российским оккупационным силам, будет без предупреждения открываться огонь на поражение. Всем властям США федерального, штатного и муниципального уровней предписывалось выполнять все приказы оккупационных сил и оказывать им всякое содействие. В первом приказе также содержалось требование обеспечить сохранность всех государственных секретных документов; каждый виновный в их похищении или уничтожении будет расстрелян. Тем временем из России начали взлетать самолеты с военной техникой и солдатами на борту (солдаты к тому времени уже все были опричниками, во всяком случае в оккупационном корпусе), держа курс на американские аэродромы, освобожденные от других самолетов по русскому приказу; русские использовали для этого не только свою военно-транспортную авиацию, но и пассажирские лайнеры. Одновременно с Чукотки начали переправляться через лед Берингова пролива на Аляску две рати (примерно соответствует двум нашим дивизиям), переброшенные туда незадолго до этого, – утром 2 мая они уже грузились на Аляске на реквизированные американские поезда. Третьего-четвертого мая одна рать начала располагаться в Калифорнии, образовывая тихоокеанскую базу оккупационных сил; другая направилась в Техас, расположилась там 6—7 мая и стала срединной базой оккупационных сил. На восток США по воздуху за три дня было переброшено три рати, которые стали ядром остальных трех баз: новоанглийской в Нью-Йорке, южной в Атланте и средне-западной в Чикаго. Четкость и скорость, с которой это было проделано, не оставляют сомнения в том, что эта операция и вообще вся война была спланирована и расписана до мелочей русскими заранее, а действия США в Бенгальском заливе и далее были лишь запланированным ответом на провокацию. В основном оккупация прошла спокойно, поскольку американский народ пребывал в глубоком шоке; исключением был город Чикаго, где значительное число жителей, к которым присоединились военные, покинувшие находящуюся неподалеку военную базу, разграбили оружейные склады этой базы, объединились в большой отряд и встретили огнем вступающих в город русских. Сейчас трудно определить, почему именно в Чикаго возник очаг сопротивления: скорее всего, сказался тот фактор, что значительную часть населения города составляли этнические поляки, которые испокон века считают русских врагами, и русские эмигранты – они почему-то, как правило, ненавидят свою историческую родину в отличие от выходцев из других стран. Возможно, сказалось и то, что чикагцы понесли особенно тяжелые потери во время террористической войны – они пережили два больших теракта, в том числе взрыв символа своего города, небоскреба Сирс-Тауэр; а может, и то, что Чикаго еще с XIX века традиционно был центром всякого рода гражданского неспокойствия. Как бы то ни было, входящие в город войска вступили в бой с защитниками, и тогда весь мир первый раз увидел (потому что телевидение беспрепятственно вело прямую трансляцию), что такое опричник в полном боевом снаряжении; наспех сколоченные отряды самообороны, пусть даже и с тяжелым оружием, не могли быть для них серьезным противником. Используя свою огромную индивидуальную огневую мощь, а также тяжелые самоходные орудия и минометы поддержки, озверевшие опричники принялись, помимо подавления живой силы обороняющихся, уничтожать город, планомерно ведя огонь по зданиям. В результате длившегося почти сутки ожесточенного сражения, в котором опричники потеряли более пятисот человек, погибло более 30 тысяч американцев. Даже когда они выкинули белый флаг, прибывшему за полдня до этого момента Борису Фетисову (он был 1 мая переведен из главкомов ВМФ в командующие оккупационным корпусом) еле удалось остановить побоище.

Эти события так и остались единственным значимым случаем вооруженного сопротивления – все американцы видели телевизионные кадры с рушащимися зданиями и горами трупов. Да и обращение Фетисова, объяснившего, что по русским законам опричникам на вражеской территории не возбраняется убивать любых подозрительных гражданских лиц, произвело должное впечатление.

На 9 мая 2019 года, после завершения первой фазы оккупации, было назначено подписание акта о капитуляции, на которое должен был прибыть Гавриил Великий. Предполагалось, что это состоится в Вашингтоне, но за полчаса до подлета сверхзвуковой бомбардировщик, на котором летел Гавриил, изменил по его указанию маршрут и сел в Нью-Йорке, и туда же привезли самолетом собравшихся в Вашингтоне гражданских и военных руководителей США. Гавриил, любивший символические действия, распорядился произвести подписание на борту линкора «Миссури», который перевели на вечную стоянку в Нью-Йорк в 2012 году. Это был рассчитанный психологический удар по американской нации, в своем роде не менее сильный, чем само известие о поражении и оккупации: там, где Америка приняла капитуляцию Японии в 1945 году и стала сверхдержавой, теперь русские принимают капитуляцию Америки! В тексте акта о капитуляции содержался пункт о том, что мирный договор будет подписан в течение трех месяцев (он был подписан 26 июля 2019 года, в день 57-летия Гавриила), в связи с чем на следующий день Гавриил в первый и последний раз в своей жизни выступил по телевидению перед американской нацией, чтобы объяснить, что именно будет в мирном договоре и соответственно что всех ожидает.

Он объяснил, что никакой аннексии, то есть объявления Америки российской территорией или протекторатом (то есть территорией, управляемой Россией), не будет – Америка остается независимым государством, управляемым американцами, хотя и с некоторыми поражениями в суверенных правах. «Как вы поймете дальше, – сказал он, – эти поражения не будут обременительными или вообще заметными для обычных людей, скорее наоборот. Даже оккупации в строгом юридическом смысле не будет – американские власти не объявляются и не будут объявляться низложенными; они продолжат функционировать, правда, будучи обязаны выполнять все распоряжения российского оккупационного корпуса – но и то только до подписания мирного договора, то есть три месяца. Поражения в правах скажутся лишь в том, что США будет запрещено проводить активную внешнюю политику. У вас не будет права иметь армию, даже маленькую; оборонительные функции будет выполнять российско-американский военный договор, который будет обязательным приложением к мирному договору. По нему Россия подряжается защищать США в случае агрессии против них всеми имеющимися у нее средствами, как саму себя. С этой целью она, помимо прочего, на постоянной основе размещает в США корпус численностью в десять ратей (около 120 тысяч опричников) и три эскадры боевых кораблей – на атлантическом и тихоокеанском побережьях и на Гавайских островах. Америка, естественно, будет оплачивать это России в размере, оговоренном сторонами на каждую пятилетку, – вначале это будет около 150 миллиардов долларов в год. Заметьте, это в четыре раза меньше того, что вы тратите на оборону сегодня». Далее Гавриил сказал, что военизированным формированиям США – полиции, спецслужбам, национальной гвардии – будет запрещено иметь на вооружении более тяжелое вооружение, чем пулеметы и базуки, в том числе на бронемашинах, а береговой охране – чем катера с легкими пушками и ракетами. Авиация может быть только транспортной. Научно-исследовательские работы и промышленное производство в военной и смежных сферах запрещаются, все соответствующие лаборатории и заводы закрываются, имеющееся оборудование реквизируется либо демонтируется. В том числе запрещается вся космическая программа, за исключением разработки и производства спутников гражданского назначения и ракет-носителей для их вывода. Все имеющееся тяжелое вооружение забирается Россией в качестве трофея.

США могут иметь дипломатические отношения с другими странами, но не будут иметь права оказывать другим странам финансовую помощь (это относится не только к правительству, но и к любым американским субъектам, в том числе частным), равно как и принимать ее от других стран и их субъектов. США могут участвовать в двусторонних и многосторонних международных договорах и организациях, но не во всех. Главное исключение – вступление в любого рода союз или блок, а также любой договор о создании с одной или несколькими странами конфедерации или полного объединения с ними допускается лишь с согласия России – причем России принадлежит последнее слово в том, является конкретный договор союзом или нет. Наконец, США выплатят России единовременно один триллион долларов, причем это даже не контрибуция или репарации, а компенсация за незаконно присвоенное имущество России – Аляску. Ведь в 1863 году Россия не продавала Аляску Америке, а сдала ее в аренду на 99 лет. «Вы оставили ее себе в 1962 году, когда они истекли, – сказал Гавриил, – и были в своем праве сделать это, потому что российская Красная Империя еще в 1918 году объявила, что она не правопреемник Первой Российской Империи. Но ведь в 1995 году Россия вернула себе статус правопреемника, причем с полного вашего одобрения, и, в частности, выплатила все долги держателям государственных облигаций Первой Империи – так на каком основании вы продолжаете считать Аляску своей? Отдавайте или платите компенсацию в указанном размере – это на ваш выбор». (Как вы знаете, соотечественники, США выбрали выплату компенсации, и Аляска входит в нашу Федерацию как часть штата Пацифиция.) Вот, собственно, и весь договор. Предполагалось, что он будет заключен на 50 лет, после чего, если стороны его не продлят, он автоматически перестанет действовать, кроме статьи 1 – о дипломатическом признании второй стороны и ее возможных правопреемников и о нахождении с ней в состоянии мира. По взаимному согласию отдельные его положения могут пересматриваться, в том числе и положения военного договора, но не чаще чем раз в пять лет. «Как вы будете принимать решение о принятии этого договора и возможных в будущем поправок к нему, – сказал Гавриил, – решайте сами – нам достаточно, чтобы его подписал ваш президент, получив одобрение обеих палат конгресса. Но если хотите, можете принимать это как поправку к конституции, то есть еще и в законодательных собраниях двух третей штатов».

«Это формальная часть, – сказал далее Гавриил, – теперь объясню, как вообще так получилось, что дело дошло до того, до чего дошло. Вы, американцы, точнее, ваши предки действительно пытались построить в Новом Свете прекрасный новый мир, свободный от недостатков старого, как бы воплощенную утопию, и во многом в этом преуспели. Еще когда вы были английскими колониями, а уж тем более в XIX веке, про жизнь в североамериканских штатах можно было сказать что угодно – только не то, что она похожа на жизнь в Европе. У вас и Гражданская война началась не по экономическим причинам или из-за того, что в южных штатах процветало рабство, – это были важные, но частные проявления истинной причины, – а из-за того, что жизнь на Юге стала уж очень походить на европейскую, от которой бежали ваши отцы-основатели и все последующие поколения иммигрантов. И бежали они в первую очередь не к богатству – никто им в Америке его не гарантировал, а без гарантий разбогатеть вполне можно было и в Европе, – а к свободе самим строить свою жизнь, без давящих обстоятельств старого мира. Но к свободе не только от гнета внутренних обстоятельств своих старых стран – сословных, национальных, религиозных, – но и от соседних стран, с их королями, войнами и прочей большой европейской политикой, совершенно не нужной обычному человеку. Нет, они не были трусами, ваши предки, они не боялись крови и смерти – когда бандиты нападали на их дома или фургоны, они брали оружие и защищали себя и своих близких, не щадя своей жизни. Но они не понимали, почему они должны отдать эту жизнь в непонятной войне с соседним королевством за присоединение какого-то неизвестного им герцогства. Поэтому отношение Америки к внешнему миру было крайне простым: оставьте нас в покое, какое нам дело до всех до вас, а вам до нас? И Господь благоволил вам. И лично у меня такая Америка тоже вызывает симпатию. Но потом, в начале ХХ века, ситуация изменилась – Америка зачем-то полезла в европейскую бойню Первой мировой войны, которая и для европейцев-то не имела особого смысла, а уж для американцев – тем более. Почему произошел этот поворот, какие силы, как и зачем сумели изнутри так исказить изначальные американские ценности, мы не знаем, хотя надеемся узнать из конфискованных у вас секретных архивов, а также любыми другими средствами. (Все вы знаете из школьного курса истории родины, дорогие соотечественники, каким шоком для всех стали публикации в 2022– 2023 годах материалов российского следствия о так называемом ордене посвященных, фактически тайно правившим США, да и в значительной степени остальным миром, более полутора сотен лет, и его рассчитанной на многие века программе построения так называемого царства света.) Господь послал вам Великую депрессию – да-да, именно так, Господь послал, невзирая на все ее беды, – чтобы переключить вашу волю обратно на самих себя и свои проблемы и таким образом отвратить вас от этого пагубного поворота. Как результат, во Вторую мировую войну вы действительно не собирались вмешиваться. Но не дремал и дьявол, решивший сделать вас своим инструментом, – на вас напала Япония, и вы вынуждены были вступить в войну. Но и после победы вы могли уйти из Европы, оставив ее один на один разбираться с Иосифом Великим – даже если бы он ее всю и захватил, вам-то за океаном что до того? Но вы не Христос в пустыне, соблазн власти над миром оказался для вас непреодолим – и с середины ХХ века вы стали другой Америкой, которая постепенно превратилась в такой гнет для всего остального мира, каким никогда не были страны Старого Света, от которых бежали ваши предки.

Не говорите теперь, что вы, дескать, несли миру демократию – не меч, так сказать, но лозу, для его же блага. Так же говорили, между прочим, и те, кто преследовал по религиозным мотивам ваших предков-пуритан. Все это не более чем повод в стремлении к власти над другими – потому что демократия, как и любая другая форма правления и вообще что угодно, является свободным выбором каждого народа; и кто вас поставил судьей и учителем над остальным миром? Впрочем, вопрос этот риторический, власть над миром дает только один – дьявол, и глобализовать весь мир, делая его одинаковым, толкает один – Антихрист. Причем если бы вы несли другим народам свои ценности, то есть деньги и демократию, путем включения все новых и новых стран в состав самой Америки, пусть и силой, как это делал Первый Рим, тогда хоть плоды того, что вы им навязали, пожинались бы и вами. Но нет, никакой ответственности за свои деяния вы нести не хотели. Вот, судя по всему, Господь и избрал нас, чтобы дать вам окорот; а поскольку Он долго благоволил вам и не забыл этого, то и послал нас – завоевателей не жестоких, которые вас не режут и не грабят. То есть мы, конечно, встали против вас и победили вас только для того, чтобы вы от нас отстали, мы вовсе не защитники остального мира и не мстители за него – если бы мы себя так воспринимали, мы ничем не отличались бы от вас. Но то, что это именно Господь сделал нас Своим инструментом, очевидно из всего происшедшего.

Теперь о том, что это означает для каждого. Поучать народы, как жить, вы больше не будете. У себя в стране хотите иметь демократию – имейте на здоровье, но нести ее другим никто вам больше не позволит. Тех, для кого это было внутренне очень важно и кто будет сильно переживать, что больше этого не будет, мне утешить нечем – но и незачем, потому что они все суть предавшиеся дьяволу, вольно или невольно. Но для истинных потомков по духу ваших отцов-основателей, для тех, кому важна своя жизнь, а не жизнь в заморских странах и кто стремится к своим целям – хоть материальным, хоть духовным – и не интересуется чужими, у меня хорошая новость. Вы останетесь великой державой, богатой и свободной страной, где вы сами хозяева себе и своей жизни. В час нашей слабости, а вашей силы вы пытались не дать нам остаться великой державой – но мы не мстительны, мы не будем поступать так же и не собираемся отнимать у вас то, что по совести ваше. Сверхдержавой вы больше не будете – если понимать под этим того, кто постоянно насилует весь остальной мир, – но я заверяю вас, что ею не будет никто, включая нас самих. Мы и сейчас не насилуем вас, не пытаемся навязать вам свои представления о государственном устройстве и укладе жизни, мы просто не даем вам мучить других. Экономически же вы, скорее всего, вообще выиграете, потому что отказ от концепции глобализации – а зачем вам она, если вы не контролируете весь мир? – приведет к нормализации вашего внешнеторгового баланса, вы опять начнете сами производить для себя все, что сейчас ввозите, зарабатывая прибыль с этого сами, а не отдавая ее другим во имя призрачных политических целей. Да, вы в последние десятилетия превратились из нации мастеров и промышленных баронов в нацию счетоводов и финансистов – но это все наносное, страна Белла и Форда не может разучиться работать лучше всех. К тому же у вас образуется почти полтриллиона в год экономии на военных расходах, а за счет компактизации федеральной власти – дело ваше, конечно, но зачем она вам такая большая при отказе от мессианства? – так и еще больше. Так что думаю, что все нормальные люди только выиграют, а что для этого придется поработать, так вас этому учить не надо».

После этой речи Гавриил отбыл в Россию, оставив главным Бориса Фетисова. К слову сказать, его прогноз в принципе оправдался: уже в 2022 году североамериканская экономика, существенно сократив ввоз и вывоз товаров и капитала, вышла из стагнации, а ныне Северная Америка является самым, наверное, экономически процветающим регионом мира – но это уже в составе нашей Федерации, о чем речь еще впереди. В России Гавриила, естественно, встретило ликование, доходящее до экстаза: говорят, что 9 мая, когда радио и телевидение объявили о подписании капитуляции – до этого момента никто не мог в это поверить до конца, – люди опускались на колени и благодарили Господа кто где стоял, в том числе прямо на улицах. Но к этому ликованию примешивалось и недоумение, суть которого можно выразить коротко: зачем останавливаться? Одни говорили, что не следует повторять ошибку Иосифа Великого 1945 года и оставлять Америку не раздавленной до конца. Не лучше ли присоединить ее к России или сделать протекторатом, да еще и наложить такую контрибуцию, которая не даст ей возможность возродиться и опять стать источником проблем для России? Другие же вообще требовали незамедлительно, пока не найдено противоядие от нашего стратегического щита, установить власть над всем миром и тем самым навсегда положить конец войнам, горячим и холодным. «Вы, конечно, великий человек, верховный правитель Гавриил, – раздавались голоса, – но кто вам дал право дать Америке так легко отделаться? Ведь Россия – это не только вы, но и мы все». Причем высказывалось все это не только и не столько опричниками, сколько народом (в смысле земцами): надо понимать, соотечественники, что, хотя право голоса по политическим проблемам в смысле участия в голосовании принадлежит в России только служилому сословию, право голоса в смысле участия в публичном обсуждении, в том числе официально объявленном, принадлежит и духовенству, и земцам и всячески поощряется властью. Ответом на это стала другая знаменитая речь Гавриила, названная впоследствии «речью последнего звонка», поскольку была произнесена 25 мая, когда в России традиционно происходит последний звонок, то есть окончание учебы в последнем классе средней школы.

«Чего вы так возбудились? – обратился к своим согражданам Гавриил. – Мы ведь еще в 2013 году определились, что нам надо пройти три фазы, перед тем как начать строить подобие Царства Божьего: реформировать себя, чтобы стать сильными, сокрушить врага и построить новый мировой порядок; на сегодняшний день мы прошли лишь две. Обгадиться в построении нового мирового порядка очень легко, даже уже сокрушив врага, – не лучший ли пример тот самый 1945 год, который вы все здесь упоминаете? Вот вы говорите: задавить Америку непосильной контрибуцией – для того, что ли, чтобы помочь вырасти новым мстителям, причем не сотне-другой террористов, а целому поколению? Да, американцы как нация сейчас морально раздавлены и поставлены на колени, и нам это полезно, мы и стремились к этому – но с чего вы решили, что они не найдут в себе силы подняться с колен? Мы же нашли, после деморализации девяностых годов. Это помимо того, что огромная контрибуция разрушит нашу, именно нашу экономику – все завоеватели в истории, если брали по-настоящему большую добычу, сами как нация переставали работать. Кого же мы будем грабить следующими, чтобы поддержать новые стандарты потребления? А если аннексировать Америку, так тогда уж действительно надо аннексировать весь мир – потому что разве хоть в каком-то смысле Америку можно считать находящейся внутри наших естественных границ? Но кто вам сказал, что, если весь мир будет объединен, войн не будет? Мы вот в Чечне сколько воюем, а это ведь не отдельная страна; так в объединенном мире таких Чечней будут десятки, если не сотни. И не хватит опричников, чтобы удерживать весь этот мир в узде, – все наше население вынуждено будет этим заниматься, потому что мир велик. И превратится русский народ из нации мастеров и ученых, писателей и проповедников, балагуров и весельчаков в нацию жандармов: и все это для чего, кроме миража всевластия? Не говоря уж о том, что если мы заберем весь мир, причем силой, то жизни в нем нам останется лишь около трех лет: именно столько, по Писанию, будет длиться царство Антихриста перед концом света, а объединит мир только Антихрист. Не знаю, как вы, а я антихристом быть не хочу и не буду. Так что успокойтесь, подождите, будут у нас и территориальные приобретения, мы вовсе не выше этого, но не надо нам головокружения от успехов – чем мы тогда будем отличаться от американцев, которых мы ныне победили?»

Все эти аргументы в основном убедили русских, тем более что 12 июня, в День России, их ожидало еще одно тешащее национальную гордость символическое зрелище – парад Победы. В отличие от парада 1945 года на нем перед зрителями в качестве военнопленных провели в основном не военнослужащих, которые были представлены, помимо генералитета, только взятыми в плен в реальных боях американскими моряками и солдатами, участвовавшими в Чикагском восстании, – по Красной площади прошли, привезенные на самолете, арестованные специально для этого (а на следующий день увезенные обратно и отпущенные) представители всех элит США: президент Буш III и бывшие президенты Билл Клинтон, Буш-младший и Хилари Клинтон, действующие и бывшие члены кабинета, конгрессмены и сенаторы, банкиры и промышленники, газетные обозреватели и телевизионные ведущие, известные адвокаты и топ-модели, эстрадные певцы и голливудские актрисы. Все они прошли по Красной площади в наручниках и с табличкой со своим именем на шее – все, кроме пленных военных, которые шли с полной честью. Российская власть давала понять и своим гражданам, и всему миру, что Россия воевала и победила не американскую армию, а американскую цивилизацию. Кстати, в этот день в России возродился еще один древний обычай: русские моряки и солдаты, участвовавшие в боях и прибывшие для участия в параде, прошли через Триумфальную арку, построенную еще в XIX веке у западного въезда в Москву в честь победы над Наполеоном. Каждая марширующая рать или эскадра, кроме того, везла через арку повозки с досками, на которых были выбиты имена всех погибших в боях.

Вторая экспансия. Тем временем американские союзники по НАТО замерли в ожидании: они вроде как находились в состоянии войны с Россией, поскольку ей объявили войну 30 апреля не только США, но и весь блок. Но после этого обмен ядерными ударами произошел столь быстро, что европейские страны просто не успели ничего сделать, а дальше о них как будто забыли. Они осторожно (потому что дипломатические отношения в связи с объявлением войны были прерваны) пытались выйти на российское руководство, но безуспешно. Однако уже после парада Победы, в конце июня, Гавриил пригласил к себе в Москву для беседы президента Франции и премьер-министров Великобритании, Италии и Испании как самых больших стран НАТО, заверив их в личной неприкосновенности; отказаться никто не решился. Среди них не было канцлера Германии, потому что еще 30 апреля Германия заявила, что не присоединяется к объявлению войны России и выходит из военной организации блока. Более того, канцлер Римнек высказался в таком духе, что создавалось впечатление, что он понимает и не осуждает Россию. Это явилось ожидаемым следствием нарастания объективных противоречий между германскими и американскими интересами, а также роста националистических, в том числе антиамериканских и антиатлантических, настроений в Германии. Однако это было и плодом неспешной, но последовательной политики России на сближение с Германией и ее откол от Америки, начатой еще Владимиром ii. Россия тогда немедленно ответила дипломатической нотой о том, что, мол, она приветствует решение Германии и также не считает, что находится в состоянии войны с ней, хотя та формально и остается членом блока; более того – Россия надеется на долгие и взаимовыгодные отношения с Германией. Второго мая, после принятия Америкой русского ультиматума, Германия поздравила Россию с победой и воздала должное российскому стремлению свести к минимуму жертвы другой стороны. А 11 мая, после нью-йоркской речи Гавриила, Германия еще раз воздала должное умеренности и гуманности российского подхода к поверженному противнику – так что к концу июня, к моменту приглашения лидеров НАТО в Москву, Германия и Россия уже были как бы союзниками, хотя это еще не было формализовано.

Когда лидеры четырех упомянутых европейских стран прибыли в Москву, они высказали общую позицию: они согласны на такие же условия, которые Россия предложила Америке. Но их ждал весьма неприятный сюрприз. Гавриил сообщил, что такие условия Россия им предлагать не собирается, но предлагает сдаться – они же находятся с Россией в состоянии войны – на иных условиях. Европейские страны будут аннексированы и станут частями России, с полной потерей суверенитета, причем части будут не автономные или самоуправляемые, а самые обычные. Их население получит вид на жительство, и через восемь лет натурализации, при отсутствии претензий со стороны полиции, все станут российскими гражданами. Население и коммерческие предприятия будут обложены единоразовым налогом в виде определенного процента от стоимости имущества, порядка одной трети, который, впрочем, можно будет оплатить в рассрочку или долями (для предприятий). Все люди и предприятия изначально будут находиться под защитой российского закона. «С теми же из вас, – продолжил Гавриил, – кто решит не соглашаться на эти якобы унизительные условия, мы начнем реальную войну, хотя и не ядерную – зачем нам радиация в Европе, тем более на своих же будущих территориях? Если вы сумеете отстоять свою свободу – отлично, но если нет, знайте: ваши люди получат вид на жительство другой формы, по которым срок натурализации отсчитываться не будет. Все имущество частных лиц и предприятий будет конфисковано, а люди не будут находиться под защитой российского закона, по крайней мере до момента капитуляции, и никто не запретит нашим солдатам убивать их – разве что насиловать и грабить их не будут, поскольку это ниже чести опричников. Вот ваш выбор – делайте его, и пусть его сделают и все остальные страны Евросоюза, с которыми вы, как лидеры, переговорите». На замечание президента Франция Ришара, что в Европе так не воюют, Гавриил ответил, что русские, собственно, и не являются европейцами, о чем он, Гавриил, лично неоднократно читал во французской прессе. На вопрос премьер-министра Великобритании Иана Перкинса, почему подход к странам Евросоюза столь отличается от понятного европейским народам и вполне гуманного подхода к Америке, Гавриил ответил довольно четко: «Тот, кто давит тебя своей силой, может вызывать даже и ненависть, но презирать его не за что; а вот тот слабый, кто задирает и гадит из-за спины сильного, вызывает жгучее презрение и никакой чести не достоин». Так закончилась эта встреча в Москве.

Европейские страны начали консультации друг с другом, поскольку Гавриил не поставил им жестких сроков, но время работало на Россию. Дело в том, что почти сразу после поражения Америки, 7 мая (то есть даже еще до подписания капитуляции), произошло восстание в Сербии, где народ сверг прозападное правительство и привел к власти националистов; полиция и спецслужбы, либо полностью деморализованные, либо сочувствующие восставшим, никак этому не помешали. Причина этого кроется в истории: сербы, этнически и религиозно очень близкий русским народ, стали в 1999 году объектом открытой военной агрессии со стороны НАТО (это был один из самых позорных эпизодов в истории западной цивилизации). В результате этого Косово, историческая область Сербии, содержащая ее основные святыни, было от нее отторгнуто, а сербы подвергнуты дискриминации, граничащей с геноцидом. Еще раньше были ликвидированы, фактически также западными странами, так называемые сербские республики (краины) в Хорватии и Боснии, а сербы оттуда изгнаны. Причем до того отряды сербов действительно убивали хорватов и боснийцев, в том числе гражданских, о чем власти и СМИ западных стран раструбили по всему миру, но ни слова не было сказано о не меньших (а возможно, и больших) преступлениях против сербов, в том числе и после изгнания сербских отрядов и большей части сербского населения. В начале 2000-х годов западные страны по отработанной до стандартности технологии, в том числе опираясь на местную пятую колонну, привели к власти в Сербии прозападное правительство, которое не имело народной поддержки и в таком виде просуществовало до 2019 года; неудивительно, что восставшие буквально растерзали членов кабинета. Россия 11 мая поздравила Сербию с прекращением, как было написано в ноте, «фактического режима протектората США и Евросоюза» и в инициативном порядке, без просьбы сербов, пожелала им скорейшего возвращения их «исконных вотчин». Новое сербское правительство попросило Россию помочь оружием, и Россия ответила – все это происходило совершенно публично! – согласием. В двадцатых числах мая начали прибывать транспорты с артиллерией, бронемашинами и боеприпасами, а также стали прилетать своим ходом боевые самолеты. Еще до этого, 18 мая, сербы напали на вооруженные силы так называемой Косовской республики, которым пришли на помощь албанские войска: началась не долгая, но очень кровопролитная война, которая в России вошла в историю под названием сербской национально-освободительной войны. К середине июля сербы, разбив вражеские части, заняли всю территорию Косово и Албании, кроме труднодоступных гор; погибло 23 тысячи сербских и 63 тысячи косоварских и албанских солдат и ополченцев – раненых не оставляли, в плен не брали. После этого началась резня, в результате которой погибло до полумиллиона косовских и албанских гражданских лиц (косоваров было уничтожено больше половины), и почти миллион убежал из страны на албанских и турецких судах, которым русские боевые корабли не чинили препятствий.

Римский Папа Иоанн Павел III обратился с призывом (хотя албанцы и косовары были мусульманами) к сербам и русским: «Братья, вспомните слова апостола Павла: «Не мстите за себя, возлюбленные»; вспомните и слова самого Спасителя: «Мне отмщение, и Аз воздам». Сербы не откликнулись, а вот Гавриил публично ответил Святому престолу. «Что же не вспомнили, – сказал он, – как сказано у Павла далее: «…но оставьте место гневу Божьему» – вот гнев Божий и явился посредством сербов; потому что разве за себя они мстят – нет, за своих предков и свои святыни. Господь не языческий бог, сам потрясающий трезубцем и кидающий молнии, – Он творит Свою волю между людей посредством других людей. Ангелов карающих Он пошлет, как мы знаем, лишь при конце мира. А вот где была ваша Церковь, когда западные страны растаптывали сербов – ваших единоверцев? Когда в Косово взрывали и поджигали не только сербские дома, но христианские храмы и монастыри? Или, по-вашему, православные не значит христианские – тогда чего вы к нам сейчас обращаетесь? Нет, Римско-католическая церковь одобряла или молчала – конечно, это не дает морального права сербам мстить, но лишает вас морального права выступать теперь с поучениями».

А тем временем сербы, накопившие огромную энергию многолетнего национального унижения (в некоторых районах страны вообще не осталось мужчин – все добровольно ушли в ополчение), еще до окончания албанско-косовской операции напали одновременно на Хорватию и Боснию, причем Хорватия была членом НАТО, но это уже никого не волновало. Кроме собственных ярости и бесстрашия, а также материальной и моральной помощи русских, в пользу сербов играла полнейшая деморализация этих стран после падения Америки и неминуемого падения Евросоюза. Бои в Хорватии и Боснии продолжались до декабря, и в них погибло 58 тысяч сербов и 96 тысяч хорватов и боснийцев; резни гражданского населения не допустила уже Россия, причем даже не прибегая к силе: авторитет ее среди сербов (особенно после слов Гавриила «Простите нас, сербы, что нам понадобилось столько времени, чтобы прийти к вам на выручку») был к этому времени запределен.

Но вернемся к ситуации между Россией и Евросоюзом. Двенадцатого июля Гавриил обратился к своему народу с третьей знаменитой речью 2019 года, так называемой петропавловской (12 июля по православному календарю – День апостолов Петра и Павла). «Я говорил вам, – сказал он, – что для построения нового мирового порядка не годится нам ни присоединять к себе Америку, ни тем более весь мир. Но это не значит, что мы оставим все как есть. Когда я говорил вам, что мы получим много новых Чечней, я не сказал о том, что вовсе не любая нация способна стать Чечней: нашим чеченцам не занимать отваги, бесстрашия и готовности положить жизнь за свой народ и свою веру – но вовсе не все такие. Вот во время Второй мировой войны немцы оккупировали всю Европу, но французы или чехи терпели, а сербы ушли в горы и сражались (про наших я уж и не говорю). А много ли таких, как сербы или русские, в современном мире? Американцы, я думаю, такие, и это одна из причин, почему мы даем им отделаться легким испугом. Мусульмане все такие, китайцы – тоже, а вот в Европе таких больше нет. Это умирающая цивилизация, в которой не осталось жизненных сил ни на то, чтобы воевать, ни даже на то, чтобы рожать и размножаться, – только на то, чтобы влачить свое бессмысленное сытое существование. И эти убогие смели нас гнобить и поучать много лет! И еще я говорил вам, что никак не скажешь, что Америка входит в наши естественные границы – а вот Европа входит. Мы евразийская держава, наследники великих евразийских империй – Римской, Византийской, Монгольской и Российско-Советской, и мы должны завершить многовековое евразийское дело – объединить в одной империи всю северную Евразию, от Атлантического до Тихого океана. Я говорил американцам в Нью-Йорке, что до начала двадцатого века Америка никого не трогала и никуда не лезла и лишь потом под принуждением кого-то – мы еще выясним, кого именно, – свернула с этого правильного пути. А вот Европа пыталась нас уничтожить, покорить или ослабить много раз во все века! Никогда больше не должна угроза для нас исходить с Запада! И потому первая половина задачи построения нового мирового порядка для нас такова: вся Европа должна войти в Российскую Империю от океана до океана; это и наша историческая миссия, и императив нашей безопасности. Кто сдастся так – хорошо, кто захочет воевать – пожалуйста, это даже лучше, потому что, как писал поэт, «дело прочно, когда под ним струится кровь». Да и опричникам нужна закалка. Ну а с нашими новыми союзниками мы уж как-нибудь договоримся, со всей подобающей им честью».

Кроме Сербии, с которой союзнические отношения были провозглашены 6 июня, Гавриил имел в виду Германию, с которой они были провозглашены еще раньше, 30 мая. Честно объяснив им свои цели, Россия действительно договорилась с ними, что они войдут в состав России с потерей суверенитета, но, конечно, совсем на иных условиях, чем даже те европейские страны, которые предпочтут сдаться. Все немцы и сербы с первого момента становились полноправными российскими гражданами, более того, эти народы получали временный конституционный статус народов-союзников русского народа (испытательный срок для перехода этого статуса в постоянный равен двадцати годам по Конституции). Естественно, никакого единоразового налога с них не бралось, они приравнивались по налогообложению к российским гражданам (что было в разы меньше, чем в Евросоюзе). Так были сформулированы цели России в Европе, и так в результате все и получилось.

Европейские страны еще вели консультации, когда произошла резня в Албании; хотя это делали не русские, а сербы, европейцы смогли воочию увидеть, что их может ждать, и большая часть стран решила принять условия русских. В это время, в третьей декаде июля, все страны НАТО получили наконец от России официальное предложение сдаться, с формальным описанием условий, – все, кроме трех стран – Латвии, Литвы и Эстонии, – ранее входивших в Красную Империю (а до того в Первую Империю); о них речь пойдет ниже. Президент Франции от имени всех других пытался отторговать у России более выгодные условия, но ему ответили, что торг здесь неуместен. В результате в начале августа все страны, которые приняли условия России, сообщили ей об этом, и подписание капитуляций произошло в Москве 9 августа, но при этом Россия потребовала, чтобы в каждой стране был проведен референдум, на котором акт о капитуляции будет одобрен населением. «Надо, чтобы через одно-два поколения не говорили, – сказал русский министр иностранных дел, – что их правительства предали свои народы против их воли».

Но подписали капитуляцию не все: о неприятии российских условий и готовности воевать заявили Великобритания, Ирландия, Польша, Украина и Турция. Причины этого были разными: Польша и весьма полонизированная Украина (как вы помните, ее восточная и южная части отошли России в период первой экспансии), а также Турция считали себя – и действительно были! – многовековыми врагами России, и для них (во всяком случае, для их национальных элит) смерть была предпочтительнее капитуляции. К тому же русскую армию никто не видел в сухопутной войне со времен афганской и чеченской войн, не самых успешных для России – это создавало иллюзии, что русским просто повезло. Да, они изобрели стратегический щит, но в обычной войне, тем более с готовым умереть за свою родину противником, они обязательно обделаются. Англия же никогда за всю свою государственную историю не вела войн на своей территории, ни Наполеон, ни Гитлер не смогли ее захватить; поэтому ощущение того, что они в своей стране как в неприступной крепости, вошло у англичан в плоть и кровь.

Комментируя отказ этих стран подписать капитуляцию, российский министр иностранных дел сказал: «Конечно, имея в Варшаве улицу Дудаева, в Киеве площадь Дудаева, а в Львове проспект Басаева (это были видные деятели чеченского сепаратизма, смертельные враги России), Польша и Украина понимают, что пощады им не будет. Что же, пятьсот лет мы враждуем, пора ставить точку. И с турками мы враждуем столько же, мы не забыли, кто помогал еще крымскому ханству совершать набеги на Москву и Русь. И англичане гадили нам не покладая рук, еще когда не только не существовало США, но и первые поселения в Америке не возникли. Так что хорошо, что все так получается, хорошо, что они готовы пролить свою кровь, лишь бы не быть под нами – и негоже нам бояться пролить свою». А крупная российская газета опубликовала интервью духовника Гавриила, в котором он рассказал, что, еще только принимая решение баллотироваться в президенты в 2012 году, Гавриил дал обет воздвигнуть православный крест над Святой Софией.

Так начались войны экспансии, первой из которых была русско-польско-украинская. Она началась 18 августа 2019 года наступлением русских войск одновременно по четырем направлениям: на Варшаву из Гродно, на Ровно—Львов из Могилева и на Киев из Днепропетровска и из Курска. По всем направлениям наступление велось высокомобильными частями чисто атакующим порядком: впереди шли танковые бригады при поддержке боевых вертолетов, за ними основные силы на скоростных транспортерах, а сзади дивизионы самоходных тяжелых орудий и минометов, которые создавали огневой вал в 40—50 километрах впереди себя, то есть в 15—20 километрах впереди танков. При соприкосновении с серьезными силами противника вперед выходили рати – основная ударная мощь российских сухопутных сил – и рассредоточивались для нанесения удара (подробнее о тактике Российской армии см. главу «Армия»). Одновременно 20 августа был высажен двенадцатитысячный морской десант в Гданьске, а части немецкого бундесвера начали наступление на Польшу с запада. Во втором эшелоне, с отставанием на несколько дней, шли немногочисленные гарнизонные силы, а также полицейские подразделения. До их подхода никакой закон на захваченных территориях не действовал, да и после действовал только русский «закон войны». По нему правоохранительные органы защищают русских от местных жителей, иногда – одних местных жителей от других, но никак не местных жителей от русских опричников. Польско-украинские силы были буквально раздавлены, к тому же перед русскими войсками была поставлена задача уничтожить максимальное количество живой силы, зданий и сооружений. В результате к 5 октября – это дата окончания русско-польско-украинской войны – было убито более 600 тысяч человек, из них более двух третей – гражданское население, потери же русских составили не более 11 тысяч. Такие древние города, как Варшава и Краков, и многие другие были сильно разрушены, а Львов буквально стерт с лица земли, причем, судя по всему, вполне сознательно. Немцы, которые, как выяснилось, несмотря на евросоюзовскую риторику последних двадцати пяти лет, также весьма не любили поляков (которых они считали повинными в отторжении от Германии ее исконных земель), предложили России взять на себя функцию оккупации и администрирования на территории Польши и Украины; Россия согласилась и выразила свое удовлетворение. Это удивительно, дорогие соотечественники, какие кульбиты выделывает порой история: поляки и украинцы во время Второй мировой войны стонали под игом немецких гарнизонов, от которых их освободили русские. И вместо того, чтобы быть им благодарными, они делали все, что было в их силах, чтобы унизить и уничтожить русских, а под европейцев, включая немцев, лечь добровольно, – и как результат получили обратно немецкие гарнизоны, но уже с благословения русских.

16 ноября началась русско-турецкая война; она изначально развивалась по-другому, была гораздо более затяжной и упорной. В отличие от русско-турецкой войны XIX века русские не стали перебрасывать войска в Болгарию и Грецию и атаковать Турцию с запада – они предпочли вторжение с востока. Танки использовались ограниченно из-за гористого рельефа, наступление через грузинско-турецкую и армянско-турецкую границы сразу начали рати основных сил в пешем порядке; первая крупная битва произошла за город Карс и продолжалась 18 дней. Следующим, главным рубежом обороны турецкой армии был город Эрзерум, где русские войска застряли на два с половиной месяца; это была самая большая битва русско-турецкой войны и вообще войн экспансии, общие потери сторон там составили 160 тысяч человек. В это время, в конце декабря, после завершения боев в Хорватии и Боснии, европейскую часть Турции атаковала с запада сербская армия и, захватив ее, форсировала Дарданеллы, после чего начала продвижение в глубь страны. На Стамбул, обороняемый 80-тысячной группировкой, сербы нападать не стали, а вместо этого развили наступление в направлении Из-мир—Анталья—Газиантеп с целью отрезать туркам выход к средиземноморскому побережью и сирийской границе. Ожесточенные бои продолжались полгода, до середины апреля 2020 года, когда пала Анкара, взятая в клещи с двух сторон – прорвавшимися от Эрзерума основными русскими войсками и 30-тысячным русским морским десантом, высаженным в феврале под городом Самсун и развившим наступление на столицу (им командовал Борис Фетисов, который для этого в конце октября оставил пост командующего оккупационным корпусом в Америке).

После падения Анкары турецкое командование довело до сведения российской стороны, что Турция готова капитулировать, если условия будут те же, что и для стран, сдавшихся без войны, а также если оккупацию будут осуществлять не сербы – а иначе турки будут драться до последнего солдата. Михаил Величко, главный воевода турецкого воинства русских войск (то есть командующий турецким фронтом) и в будущем начальник Имперского военного управления (то есть министр обороны), а потом император Михаил III (2030—2040), ответил, что русские опричники не боятся воевать до последнего солдата – это то, ради чего они существуют. Но они умеют ценить мужество врага, воздают должное туркам и готовы пойти им навстречу еще дальше, чем те просят. «Турецкие солдаты и офицеры не щадили себя, – сказал Величко, – и не их вина, что русские оказались сильнее. Мы шли к этому много лет, и с нами Бог. Негоже, чтобы эта самоотверженность принесла такие же плоды, как трусость тех, кто предпочел сразу сдаться; поэтому не только не будет в Турции действовать «закон войны», а турки получат вид на жительство с отсчетом натурализации, но и единоразового налога на турок не будет. А сербов мы и не собирались использовать для оккупации, этим займутся немцы под командованием русских». Это неожиданное решение сильно способствовало нормализации отношения рядовых турецких жителей к России, и в дальнейшем конфликтов с русскими у турок не было – возможно, также и потому, что неприязни на бытовом уровне у русских к туркам не было (как и наоборот), совсем не так, как к европейцам. По сию пору многие турки идут в русские опричники, при этом крестятся (это требование закона, см. главу «Сословная структура»), а основная часть из них вообще при этом становится русскими через процедуру породнения (см. главу «Национальная самоидентификация»). Те же, кто хочет в опричники, но не готов отказаться от своих тюркских национальных корней, обычно записываются в татары, поскольку этот народ, близкий туркам этнически и по языку, имеет статус союзнического. Всего в турецкой войне погибло 82 тысячи русских и 180 тысяч турок.

Совсем иначе шла русско-англо-ирландская война, начавшаяся 14 февраля 2020 года. После русско-польско-украинской и значительной части турецкой войны с их ожесточением и потерями британские власти дали понять России, что они готовы переменить свое решение воевать – но Россия ответила, что думать надо было раньше. Такие перемены в позиции обеих сторон были связаны с тем, что Англия уж очень привыкла за 70 лет чувствовать себя за спиной Америки, а Россия уж очень не любила Англию в отличие от, например, Турции – с падением Америки в ней сконцентрировалась вся многовековая нелюбовь русских к Западу (к уже поверженному противнику русские, по своему менталитету, испытывать ненависти не способны). Боевые действия начались с недельной массированной артподготовки по центрам сосредоточения британских войск и городам, проведенной с французского побережья и с боевых кораблей ракетами и дальнобойными активно-реактивными снарядами и минами с ЧТБ (чистый термоядерный боеприпас, основа ударной мощи российской тяжелой артиллерии) мощностью до 10 000 тонн тротилового эквивалента. Одновременно снарядами и беспилотными плавательными аппаратами военно-морских сил были проделаны свободные от мин проходы в Ла-Манше и других прибрежных водах, после чего под прикрытием российских авианосцев и крейсеров были высажены морские десанты на западе Британии – в Кардиффе, Бристоле и Ливерпуле и на востоке – в Мидлсбро и Ипсуиче. В это же время русские впервые применили так называемые ракетные десанты в Стаффорде и Кембридже. Все эти десанты имели численность по несколько тысяч человек (до 11 тысяч – бристольский десант), но еще во время недельной бомбардировки в малонаселенных местах западного и восточного побережий были высажены с подводных лодок небольшие группы, по двадцать—тридцать человек, которые начали продвигаться к Лондону, а также местам встречи с основными десантными силами, используя отнятые на месте средства передвижения. Учитывая огромную индивидуальную огневую мощь опричников (см. главу «Армия»), можно представить себе хаос, который они создавали в тылу британцев. К началу апреля Лондон был взят, причем с большими разрушениями, которые опричники устроили без всякой военной необходимости. Всего погибло 6 тысяч русских и 72 тысячи британцев. После падения Лондона два десантных корабля подошли к берегам Ирландии. Российское командование предложило ирландскому не морочить голову и сложить оружие во избежание ненужной крови, что и было незамедлительно исполнено. Так закончилась последняя из войн экспансии.

Учреждение Третьей Империи. Итак, к концу апреля флаг Российского Союза был поднят над Канадой и на всей территории Европы, кроме Швейцарии, а также Латвии, Литвы и Эстонии; о них будто бы забыли (напомню, что им даже не было послано предложение о капитуляции), но все понимали, что ненадолго. Без объявления войны (поскольку они не входили в НАТО), путем ультиматума, были также присоединены бывшие части Первой и Второй Российских Империй – Узбекистан, Таджикистан и Киргизия. Весь конец апреля и начало мая через Триумфальную арку проходили все участники боев, прибывшие для этого в Москву без военной техники; каждый легион, кроме того, вез через арку повозки с досками, на которых были выбиты имена всех погибших в боях. Девятого мая состоялся грандиозный парад – это была и первая годовщина победы над Америкой, и 75-летие победы над Германией. На нем не проводили пленных или арестованных, даже из воевавших стран, но зато Гавриил Великий первый и последний раз в жизни выступил прямо с Мавзолея (так называется главное правительственное место на Красной площади в Москве, где когда-то лежали мумии основателей Второй Империи Владимира Иуды и Иосифа Великого; Иосиф был перезахоронен в 1956 году, а Владимир – в 2013-м). «Когда Владимир ii начал возрождать великую Россию пятнадцать лет назад, – сказал он, – нас уже все списали со счетов, и свои и чужие, – все, кроме горстки тех, кому величие страны было важнее своего жалкого существования. „Убогие неудачники, вечное государство второго сорта, навоз под ногами западной цивилизации“, – говорили одни. „Да, в прошлом могучие тупой силой, но ныне „сбитые летчики“ и импотенты, арена для конкуренции чужих стран и корпораций“, – говорили другие. „Жалко, конечно, но что же сделаешь, против лома нет приема“, – говорили третьи. Да, граждане, душой вы были с нами, иначе бы не проголосовали за Владимира в 2004 и в 2008 годах, а за меня – в 2012-м. Но многие ли из вас, а тем более из иностранцев безоговорочно верили в успех, многие ли могли, вторя нам, сказать: с нами Бог, наше дело правое, мы победим? Но мы сделали это – и богомольцы своей молитвой, и опричники своей силой, и весь народ своей работой и доверием. И где теперь этот великий Запад? Его нет и более никогда не будет. Родятся новые враги России, но этому врагу больше не бывать. Посмотрите, сколько поколений русских бились с переменным успехом за выход к Черному, а потом Балтийскому морям – а теперь они даже и не моря вовсе, а внутренние озера России, хоть и соленые. Сколько людей, с самого зарождения нашей государственности, мечтало о Царьграде – и вот, смотрите, град равноапостольного Константина наш, и над Святой Софией скоро будет поднят крест, впервые за шесть веков. Вдумайтесь, что мы все вместе совершили: западная цивилизация, вечный и главный враг православной веры и Российского государства, не остановлена, не уничижена, не побеждена – она вообще ликвидирована, сметена с лица Земли, притом без богопротивного геноцида; это была великая миссия поколений, и она выполнена. Не зря, как муравьи, много веков строили наши предки Русскую державу, не зря потом отринули ее, чтобы в страшных лишениях и жестокостях Красной Империи сделать последний рывок и догнать Запад. Не зря терпели, стиснув зубы, разложение второго Смутного времени, не зря нашли силы подняться с колен, дабы совершить третью попытку. Еще Сергий Радонежский говорил: нет греха в том, чтобы упасть, – есть в том, чтобы не подняться. Она удалась, третья попытка, но она была подготовлена всей историей русского государства, в ней есть заслуга всех поколений. И я сейчас провозглашаю Третью Российскую Империю – третью и потому, что ей предшествовала царская Россия и Советский Союз, и потому, что ей предшествовали великие евразийские империи прошлого, Римская и Византийская. Мы есть Третий Рим, и четвертому не бывать! Мы заслужили быть великой империей, потому что истинно велик не тот, кто достигает высот, но тот, кто поднимается с земли и одерживает победу, уже будучи повержен и раздавлен. И мы теперь можем строить великую империю свободно и беспрепятственно – потому что вторую половину задачи построения нового мирового порядка мы выполним в течение года, не сомневайтесь». Так этот день, 9 мая, стал не только Днем Победы, но и Днем Империи. Несмотря на чувство гордости и душевного подъема, такого ликования, как за год до того, у людей не было: все ходили словно слегка пришибленные, явственно ощущая, как колеблется земля от творящейся на глазах Истории. Не той истории, которую чувствуешь при великой победе, случающейся два-три раза за век, а той, которая творится раз в тысячелетие. Были изменены герб и флаг России – они стали такими, как сейчас; на декабрь были назначены выборы (естественно, только опричниками) первого императора – но поскольку Гавриил заявил, что будет избираться, то никто не сомневался в исходе. Тем временем министр иностранных дел Нуржан Алиев – к этому моменту он уже назывался начальником Имперского внешнеполитического управления России – разъяснил в телевизионном выступлении планы по прибалтийским государствам. «Все западные страны были враждебны по отношению к нам, – сказал он, – но они по крайней мере были полноценными древними нациями и действовали в первую очередь не против нас, а просто следуя собственным интересам. Прибалтийские же так называемые государства никакими древними нациями не являются, это возомнившие о себе дикие и отсталые окраины нашей державы, населенные народами, славящимися своей тупостью и неблагодарностью. Разве были они когда-нибудь независимыми, кроме давнего и недолгого периода великого княжества Литовского – которое, впрочем, имело к нынешней Литве весьма отдаленное отношение и скорее соответствовало Белоруссии? Да, мы их завоевали в xvi– xviii веках, но разве тогда это считалось неправильным, разве не так образовались все государства, в том числе и европейские? А в xx веке, когда они дважды якобы завоевывали независимость, разве кто-нибудь им мешал в этом, разве пролили они хоть каплю своей крови? В 1940 году мы просто возвращали свое – то, что отдал Владимир Иуда, которому не было дела ни до чего, кроме мировой революции. А то, что многих прибалтов мы сослали в лагеря, так посмотрите, что было дальше. В 1941 году уже к июлю, еще до полной оккупации немецкими войсками, они уничтожили почти всех своих евреев, причем не имея даже войск, руками забили – свои евреи-то им что плохого сделали? И далее, в течение всей войны, они отличались жестокостью даже по немецким меркам. Так что действительно зря мы многих из них сослали в Сибирь – надо было не ссылать, а расстреливать, и не многих, а всех.

А потом, при развале Советского Союза, разве хоть кто-то мешал им отделяться, разве грозил хоть чем-то? И что в благодарность – апартеид по отношению к проживающим там русским, при том что никакого ущемления прибалтов, проживающих в России, нет и по сию пору. Так уже бывало – когда немецкие солдаты отстояли Латвию от войск большевиков в 1918 году, а латыши уже через два года в благодарность изгнали немцев, от которых, кстати, в свое время получили даже письменность. Эти так называемые государства, точнее, [богопротивные] недомерки... [....Часть текста изъята, так как она противоречит российскому менталитету - А.В. Краснянский].

Период ассимиляции. Ассимиляция присоединенных территорий и реальное превращение Российской Империи в одну страну, хоть бы и разнородную, а не в искусственный конгломерат из разных стран, были объявлены Гавриилом одной из трех важнейших задач десятилетнего правления (2020—2030), на которое он был избран (по изменению к конституции 2020 года, император избирается на десять лет, без права переизбрания). Был издан императорский указ «О мерах по ассимиляции новых территорий», постадийно регламентирующий этот процесс. По этому указу, в частности, был установлен график внедрения русского языка в публичную жизнь: вывески с названиями населенных пунктов, основных улиц и проспектов в городах, указатели на основных магистралях должны появиться на русском в полугодичный срок, все остальные, включая вывески на кафе, магазинах и т. п., – в годичный; все ценники, меню, афиши и т. п. – в полуторагодичный; все теле– и радиопрограммы – также в полуторагодичный; официальное дело– и судопроизводство – в двухгодичный (в этот же срок им должны научиться владеть местные должностные лица); дошкольные детские учреждения, включая частные, а также все фильмы – также в двухгодичный; школы и высшие учебные заведения – в трехгодичный; научные публикации и конференции, а также лечебные учреждения – в четырехгодичный. Имелось в виду, естественно, двуязычие – Российская Империя никак не ограничивала использование жителями бывшего Евросоюза своих языков, но требовала, чтобы во всех упомянутых сферах русский использовался как основной, а наличие второго (третьего и т. д.) текста или доклада (или синхронного перевода) оставляла за пределами государственного регламентирования. Это более жесткое законодательство, чем по отношению к языкам народов внутри исторической России, там принцип двуязычия не требует, чтобы русский язык был первым, – это была сознательная политика форсированной ассимиляции. Кстати, по многим позициям она носила временный характер – в указе сразу было объявлено, что запрет на теле– и радиопрограммы на местных языках действителен на пять лет, требование для фильмов, чтобы они были на русском, а лишь субтитры на местном, а не наоборот, – также на пять, использование русского в дошкольных детских учреждениях – на десять, изучение русского как первого, а не иностранного в школах – на пятнадцать. Для народов-союзников, то есть немцев и сербов все, конечно, было не так: требования иметь русский как первый в двуязычии для них вообще нет, и сроки перехода на двуязычие им было предложено определить самим на собственное усмотрение (в реальности внедрение русского как второго там произошло быстрее, но по добровольным причинам). Кроме того, немецкий и сербский изучаются во многих русских школах (факультативно – в подавляющем большинстве). Помимо языка, были определены сроки перехода на новые программы обучения в школах (два года) и в институтах (три года), а также на новые стандарты в технике (пять лет) и здравоохранении (три года). В течение года должны быть созданы российские суды общей юрисдикции и арбитражные, межрегионального окружного звена (апелляционная инстанция), а в течение трех – низового звена. Сразу после присоединения было прекращено хождение евро и произведен обмен их на рубли – по тому курсу, который к маю 2019 года считался реальным (чуть менее двух евро за рубль). Был установлен полуторалетний период перехода на российскую налоговую систему, но при этом сами ставки налогов остались выше, чем в России (хотя и существенно ниже, чем были в Евросоюзе): для людей – на пять лет, для предприятий – на десять.

Гражданские права, как и было оговорено при подписании актов капитуляции, население получало через восемь лет натурализации, при отсутствии за это время одного тяжкого преступления или трех менее тяжких. Но это, естественно, не касалось Англии, Ирландии, Польши и Украины (по факту Украина, кроме Галиции, получила гражданство в 2031 году, а Англия, Ирландия и Польша – в 2035-м), а также Германии и Сербии – те стали гражданами сразу. По российским законам это означало, что выбирать органы местного самоуправления (по-русски, общины – там по российской Конституции сосредоточена очень значительная часть власти, как у нас в северных штатах) они будут лишь через восемь лет, а до того их будут назначать. Но в указе определялось, что начиная с четвертого года будут проведены опросы (те же выборы, но носящие рекомендательный для имперских властей характер и не имеющие обязательной юридической силы), и назначения до истечения восьмилетнего периода будут проводиться исходя из них. В выборах в Земскую Думу Российской Империи 2020 и 2025 года население бывшего Евросоюза не участвовало ни в каком виде (кроме немцев и сербов), и в этом был свой резон. Ведь основным предметом деятельности Думы являются налоги и социальные траты, а они до 2030 года были у него иными, чем у населения бывшего Российского Союза; к выборам же 2030 года оно уже имело полные гражданские права. Кстати, это все касается гражданских прав в российском, на наш взгляд довольно куцем, понимании – политические права в России имеют только опричники. Так вот, прием желающих в опричники производился с 2020 года без каких бы то ни было ограничений, в том числе англичан, ирландцев, поляков и украинцев, и даже прибалтов. Вообще для записи в опричники нет никаких априорных требований: даже я, находившийся в России по туристической визе гражданин Американской Федерации, бразилец по национальности и католик, если бы пришел в пункт и подал заявление, был бы принят – если бы, конечно, технодопрос подтвердил искренность моих мотиваций.

Здесь приводится  только часть книги.  Полный текст: http://www.modernlib.ru/books/yurev_mihail/tretya_imperiya/read/ .

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна