Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Анатолий Краснянский. Открытые письма генеральному прокурору Российской Федерации Чайке Юрию Яковлевичу, министру внутренних дел Российской Федерации Рашиду Гумаровичу Нургалиеву, председателю Следственного комитета Российской Федерации Бастрыкину Александру Ивановичу по поводу ошибок в Федеральном законе Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ "О полиции". Приложение 1: Анатолий Краснянский. Ошибки в статье 1 Федерального закона № 3-ФЗ о полиции. Приложение 2: Анатолий Краснянский. Ошибки в статье 5 Закона о полиции. Приложение 3: Лев Скворцов. И в названии дело тоже! (вводить ли слово «полиция» в нашу речь?).

21.03.2011 22:35      Просмотров: 4939      Комментариев: 4      Категория: Анатолий Краснянский. Системный анализ юридических документов. Ошибки в российском законодательстве

 

 Открытое письмо

Генеральному прокурору Российской Федерации, действительному государственному советнику юстиции Чайке Юрию Яковлевичу

 Глубокоуважаемый Юрий Яковлевич!

 

Посылаю Вам сообщение об ошибках в статье 1 Закона о полиции.  Эта статья является нагромождением различного рода ошибок (смотрите Приложение).

Сумбурные, непродуманные законы наносят огромный вред народу и государству, подрывают авторитет государственной власти.

Прошу Вас сделать все от Вас зависящее, чтобы исправить ошибки в статье 1 Закона о полиции.

С уважением - Анатолий Владимирович Краснянский, старший научный сотрудник МГУ имени М.В. Ломоносова.

12 марта 2011 года.

 

Письмо из Генеральной прокуратуры Российской Федерации

 

 

Открытое письмо

Председателю Следственного комитета Российской Федерации, генерал-полковнику юстиции Бастрыкину Александру Ивановичу

 Глубокоуважаемый Александр Иванович!

Посылаю Вам сообщение об ошибках в статье 1 Закона о полиции.  Эта статья является нагромождением различного рода ошибок (смотрите Приложение). 

Сумбурные, непродуманные законы наносят огромный вред народу и государству, подрывают авторитет государственной власти.

Прошу Вас сделать все от Вас зависящее, чтобы исправить ошибки в статье 1 Закона о полиции.

С уважением - Анатолий Владимирович Краснянский, старший научный сотрудник МГУ имени М.В. Ломоносова.

12 марта 2011 года.

Ваше обращение принято. Номер обращения 45396.

 

Письмо из Следственного комитета Российской Федерации

 

 

 

 

 

Открытое письмо

Рашиду Гумаровичу Нургалиеву, министру внутренних дел Российской Федерации, генералу армии от  Краснянского Анатолия Владимировича, старшего научного   сотрудника МГУ имени М.В. Ломоносова

Глубокоуважаемый Рашид Гумарович!

 

    Прошу  внимательно ознакомиться с системным анализом статьи 1 Закона о полиции. Анализ показал, что эта статья содержит две логические ошибки и одну юридическую (смотрите Приложение).

   Ошибки в законодательстве  затрудняют  правосудие, уменьшают эффективность работы государственных органов, подрывают авторитет государственной власти.

   Прошу  сделать  все от Вас зависящее, чтобы ошибки в статье 1 Закона о полиции были исправлены.

   С  уважением  – Анатолий Владимирович Краснянский.

21 марта 2011 года.

P.S. 

Ответ на это письмо будет опубликован на сайте http://www.avkrasn.ru/ .

 

 
 

ВНИМАНИЕ!    ДИСКУССИЯ!

Участники: Сергей Романович Футо и Анатолий Владимирович Краснянский

 

Письмо из Министерства внутренних дел Российской Федерации Российской Федерации

 

 

 

 А.В. Краснянский - ответ Сергею Романовичу Футо



Уважаемый Сергей Романович!

В качестве первого аргумента Вы приводите то, что в логике называют «аргументом к авторитету»,   Аргумент к авторитету – обоснование утверждения или действия путем ссылки на какой-то авторитет. Профессора, доктора философских наук Александр Архипович Ивин и Александр Леонидович Никифоров пишут: «Аргумент к авторитету только в редких случаях является достаточным основанием для принятия утверждения. Обычно он сопровождается другими, явными или подразумеваемыми доводами… Авторитеты нужны. Но полагаться на их мнения следует не потому, что это сказано «тем-то», а потому, что сказанное представляется правильным. Слепая вера во всегдашнюю правоту авторитета плохо совместима с поисками истины и добра, требующими непредвзятого, критичного ума».   (Словарь по логике.  Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС. Москва. 1998. С. 40 – 42.)

Таким образом, по правилам логики, точнее по правилам теории аргументации, которая является разделом логики, Вы должны были  рассмотреть  мои аргументы по существу, а не ссылаться на  авторитет: 1)  1,5 тысяч людей, пославших отклики на статью; 2) многочисленных экспертов; 3) членов Общественной палаты; 4) представителей научной общественности; 5) организации «Ассоциация юристов России»; 6) общественных правозащитных организаций; 7)  Государственной   Думы   Российской Федерации, 8) Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.  

Действительно, довольно много людей причастны к созданию Закона о полиции. Среди них много таких, кто имеет дипломы о юридическом образовании, дипломы кандидатов и докторов юридических и прочих гуманитарных наук. Наличие у данного гражданина диплома – это, конечно факт, но наличие у него  знаний и умений – это уже предположение. Диплом может быть, а знаний и умений может и не быть.   Вообще вопросы истины не решают большинством. В качестве аргумента я приведу пример.  Наберите в Яндексе предложение: «Тяжело в учении, легче в бою» и Вам придет 1 миллион ответов: «Тяжело в учении, легко в бою».  Бой – вооруженное столкновение, сражение.   «Тяжело в учении, легко в бою»  – это ложное суждение, поскольку в бою легко  быть  не может. Не может быть легко человеку, если в него стреляют, и чтобы его убить, используют гранаты, бомбы, ракеты, артиллерию.  Можно предположить, что Суворов сказал: «Тяжело в учении, легче в бою».  Кто-то исказил выражение Александра Васильевича Суворова и миллион человек повторяет  ложное суждение: «Тяжело в учении, легко в бою».

 

Второй Ваш аргумент заключается в том, что гражданам, не имеющим юридического образования, то есть не знакомым с основами юридической техники, трудно понять законы, в том числе Закон о полиции, и мои ошибки связаны именно с этим обстоятельством.  Вы пишете: «Вид толкования, который был использован Вами, в теории права относится к обыденному, то есть осуществляемому гражданами, не имеющими юридического образования и не знакомыми с основами юридической техники. В этой связи толкование Вами отдельных положений статьи первой не учитывает особенностей формирования предписаний, содержащихся в нормах-дефинициях, презумпцию действия федеральных законов только на территории Российской Федерации, формально-юридические и содержательные различия между физическими лицами, органами публичной власти и их должностными лицами».  
Сергей Романович! Вы должны знать одно из основных требований к языку  законов (общеобязательных правил):  законы должны быть понятны не только юристам, но и неюристам, то есть большей части граждан. Как могут граждане исполнять законы – общеобязательные правила, если эти правила непонятны?   Как можно требовать от народа исполнения законов, если начальники пишут законы на непонятном для него языке, а иногда просто вздор?  

Сергей Романович! Вы полагаете, что ошибок в Законе о полиции нет.  Давайте вместе, не торопясь,  выявлять ошибки в Законе о полиции.

 

 

Ошибки в Законе о полиции

 

   Ошибка № 1: Переименование милиции в полицию нанесло и нанесет в будущем большой вред российскому обществу

   Аргумент 1.1. «Переименовывать крокодилов в бегемотов нецелесообразно и неэффективно». Профессор Александр Архипович Ивин в своей книге «Искусство правильно мыслить»  пишет: «Но, допустим, кто-то говорит, что он будет отныне называть «бегемотами» всех представителей отряда пресмыкающихся, включающего гавиалов, аллигаторов и настоящих крокодилов. Ясно, что в данном случае нельзя сказать, что определение ложно. Человек, вводящий новое слово, ничего не описывает, а только требует –  от себя или от других,  –   чтобы рассматриваемые объекты именовались этим, а не другим словом.
    Но спор возможен и уместен и здесь. Гавиалов, аллигаторов и настоящих крокодилов принято называть «крокодилами». Какой смысл менять это устоявшееся имя на имя «бегемот», тем более что последнее закрепилось уже за совсем иными животными? В чем целесообразность такой замены? Какая от нее польза? Очевидно, никакой. Хуже того, неизбежная в случае переименования путаница принесет прямой вред. Наши возражения сводятся, таким образом, к тому, что предложение –  или даже требование –  переименовать крокодилов в бегемотов нецелесообразно и неэффективно. В данном случае лучше все оставить так, как было
».

  Аргумент № 1.2. «Слово полиция ассоциируется у российских граждан старшего поколения со словами «полицай», «предатель», «прислужник карателей», «прислужник фашистов».  Информация с сайта КПРФ:  «Строго говоря, в российском общественном сознании слово «полиция» в первую очередь ассоциируется вовсе не с дореволюционными охранительными структурами. Последние больше интуитивно связываются со словами «городовой», «жандарм», «филер», «охранка». Будет срок – Медведев с Колесниковым еще объяснят России, какие это замечательные и светлые образы. Как и близкие им: например, «провокатор охранки». Но слово «полиция» больше ассоциируется известными картельными структурами оккупационных фашистских властей времен великой отечественной войны. В этом «припоминании», полицейский - это вовсе не чин правоохранительной структуры, созданной Петром Первым. Это – «полицай». Надсмотрщик. Каратель. Причем в отличие от карателя – эсэсовца – это «предатель» и «прислужник карателя». Даже не фашист – прислужник фашиста. То есть здесь система образов работает не в цепочке «полицейский-благородный шериф», а в цепочке «полицейский-полицай-прислужник». И это не просто ассоциативная цепочка тех, кто название «полиция» не воспринимает – а известно, что по социологическим данным, поддерживает это переименование немногим более 10 % граждан   Это и реальная ассоциативная цепочка образов самих инициаторов переименования, которые не говорят, но желают – получить структуру «прислужников», лакеев (2011-02-01 APN.RU , http://kprf.ru/crisis/edros/87296.html ).

 

Аргумент 1.3.  Большой экономический ущерб от переименования милиции в полиции. Осенью 2010 года начальник финансового управления МВД Светлана Перова заявила, что на изготовление новых табличек для зданий и наклеек для служебных автомобилей уйдет примерно 500 млн рублей (http://www.gudok.ru/sujet/militsiya-reforma/?pub_id=387832).  Но эксперты РБК daily  (http://www.rbcdaily.ru/2011/02/07/focus/562949979665968)  скептически отнеслись к озвученной цифре и предсказали,  что расходы составят не менее 10 млрд. рублей»  (на  замену всех печатей, удостоверений, документации, формы и прочей милицейской атрибутики? – А.К.).

Ошибка № 2:  «Милицию переименовали в полицию, но не дали определение новому понятию «полиция»»

  Авторы сделали логическую ошибку:  ввели новый (для российского законодательства) юридический термин (слово, обозначающее понятие) «полиция»,   но не дали определение понятию «полиция». Нет определения –  нет и понятия. Поскольку в законодательстве России нет определения понятия «полиция», то  значение этого слова следует искать в словарях русского языка. Что же прочитают российские граждане, например, в словаре  Сергея Ивановича Ожегова? 1. «Полиция – в капиталистических странах орган государственного управления, имеющий своей задачей охрану безопасности существующего строя и защиту порядков, установленных в интересах господствующего класса». 2. «Лица, служащие в этом органе».  Может быть,  принято не давать определения таким юридическим понятиям, как милиция или полиция?  Однако это не так. В Законе Украины о милиции от 20 декабря 1990 года № 565-XII в статье 1 «Милиция в Украине» дается определение понятия «милиция»: «Милиция в Украине — государственный вооруженный орган исполнительной власти, которая защищает жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, естественную среду, интересы общества и государства от противоправных посягательств».  В этом определении указаны существенные признаки полиции:  родовое понятие «государственный орган» и  видовые признаки: 1) вооруженный орган; 2) орган исполнительный власти. В определении указаны также основные функции милиции:  «защищает жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, естественную среду, интересы общества и государства от противоправных посягательств». Аналогичные определения понятия «милиция» были    даны  в статье 1  Закона Республики Беларусь   от 26 февраля 1991 г № 637-XII (утратил силу);  в статье 1 Закона СССР (незадолго до  разрушения СССР) от 6 марта 1991 г. № 2001-I "О советской милиции" (утратил силу);  в статье 1 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции» (утратил силу). 

  Авторы Закона о полиции не дали определение понятию "милиция". Это противоречит принципу понятийной определенности. Основные положения принципа понятийной определенности: 1. Определения правовых понятий должны адекватно отражать сущность определяемого предмета или явления. 2. Недопустим плюрализм в определениях правовых понятий и различное понимание  одного и того же понятия. 3. В юридических документах не должны использоваться многозначные слова. Если нельзя обойтись без  слова, имеющего несколько значений, то должно быть указано то значение слова, которое используется  в документе.

  Ошибка № 3:  В части 3 статьи 1  понятие «должностное лицо» превратили в неточное и неясное понятие

 

  Статья 1, часть 3. Полиция в пределах своих полномочий оказывает содействие федеральным органам государственной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, иным государственным органам (далее также - государственные органы), органам местного самоуправления, иным муниципальным органам (далее также - муниципальные органы), общественным объединениям, а также организациям независимо от форм собственности (далее - организации), должностным лицам этих органов и организаций (далее - должностные лица) в защите их прав.

   В  Российском  законодательстве   нет   единого (для разных видов права)   определения   понятия должностное  лицо.  Например, определение  понятия «должностное  лицо»  в   уголовном законодательстве есть в примечаниях  к статье 285  УК РФ.    Но в российском законодательстве нет определения понятия «должностные лица организаций независимо от форм собственности».  Введя термин «должностные лица организаций независимо от форм собственности», авторы Закона о полиции сделали понятие «должностное лицо» неточным и неясным.  Неточное понятие – это понятие, обозначающее расплывчатый, плохо специфицированный класс объектов. Неточным понятиям противопоставляются точные понятия, относящиеся к четко определенным совокупностям объектов. Понятие с неясным смыслом, размытым и неопределенным содержанием, называется неясным [8].   Согласно Закону о полиции, если бы он был принят в 30-х годах,  должностным лицом был бы Фунт   –  директор конторы «Рога и копыта»  из романа «Золотой теленок» и полиция была бы обязана оказывать  содействие Фунту в защите его прав. 

  Внедрение в российское законодательство нового термина «должностные лица организаций независимо от форм собственности» без определения, что обозначает этот термин,   противоречит принципу понятийной определенности.

 

 Ошибка № 4.  Тождественные понятия «назначение полиции» и «основные направления деятельности полиции» приняли за различные

 

  Прочитаем названия первых статей: Статья 1. Назначение полиции; Статья 2. Основные направления деятельности полиции. Назначение – область, сфера применения кого-нибудь, чего-нибудь. [6].  В  русском языке под словом «назначение» понимают также  цель, задачу, направление (деятельности – А.К.), миссию. [7]. Назначение (сфера применения полиции) и основные направления деятельности полиции – это тождественные понятия (в данном контексте), так как невозможно найти существенные признаки, отличающие одно из этих понятий от другого. Назначение (основные направления деятельности) полиции авторы Закона произвольно разделили на две статьи и при этом сделали логическую ошибку – тождественные понятия приняли за различные. В результате авторы Закона  не смогли избежать тавтологии – повторения того же самого  другими словами, не уточняющего смысла: Часть 1 статьи 1«Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства (далее также - граждане; лица), для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности».  Часть 1 статьи 2: «Деятельность полиции осуществляется по следующим основным направлениям:  1) защита личности, общества, государства от противоправных посягательств;  2) предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; 6) обеспечение правопорядка в общественных местах».  

 

  Источники информации

 [1]   А.А. Ивин. Искусство правильно мыслить. 

[2]  Сайт КПРФ –   http://kprf.ru/crisis/edros/87296.html ).

[3]  Сайт газеты «Гудок»  –   http://www.gudok.ru/sujet/militsiya-reforma/?pub_id=387832).

[4] РБК daily –   http://www.rbcdaily.ru/2011/02/07/focus/562949979665968

 [5]  А.А. Кененов, Г.Т. Чернобель. Логические основы законотворческого процесса. «Правоведение». 1991. №6. С. 71 –  76.

[6]  С.И. Ожегов. Словарь русского языка. Около 50 000 слов. Издание 5, стереотипное. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. Москва. 1963.

[7] 1)  http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Ozhegov-term-16710.htm ,

2) http://tolkslovar.ru/n1178.html .

 

   Редактирование материалов пока не закончено! 

 Продолжение следует!  Это только начало! В Законе о полиции 54 статьи, так что работы очень много!

 

 

 


Приложение № 1

Анатолий Владимирович Краснянский, кандидат химических наук, старший научный сотрудник  Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

 

 Ошибки в статье 1  Федерального закона № 3-ФЗ о полиции

(Системный анализ юридических документов.  Часть 5.  Вопросы гуманитарных наук. № 2. 2011.)

Аннотация

Доказано, что статья 1  Федерального закона № 3-ФЗ о полиции содержит две логические ошибки. Доказано, что данная статья противоречит статье  19 Конституции Российской Федерации  (фатальная ошибка).

Krasnyansky Anatoly Vladimirovich, Cand. Sc. (Chemistry), Senior Research Associate of the Moscow State University named after M. V. Lomonosov The system analysis of legal documents. Part 5. Journal "Voprosy gumanitarnyh nauk", 2011,   # 2.    Publishing house «Company Sputnikplus»

Summary

It is proved that Article 1 of the Federal Law № 3- ФЗ about Police has two logic errors. It is proved that Article 1 contradicts Article 19 of the Constitution of the Russian Federation (a fatal error).


1. Введение

   В системном анализе юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ,  юридический анализ и педагогический анализ (если документ касается несовершеннолетних). Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать документ. Ранее был проведен системный анализ нескольких статей Конвенции о правах ребенка и Указа Президента Российской Федерации от 28 сентября 2010 г. № 1183 «О досрочном прекращении полномочий мэра Москвы» (смотрите сайт http://www.avkrasn.ru/).  В данной  работе  проведен системный анализ статьи 1 Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции».

2. Объект анализа

Статья 1. Назначение полиции

1. Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства (далее также - граждане; лица), для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности.
2. Полиция незамедлительно приходит на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств.
3. Полиция в пределах своих полномочий оказывает содействие федеральным органам государственной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, иным государственным органам (далее также - государственные органы), органам местного самоуправления, иным муниципальным органам (далее также - муниципальные органы), общественным объединениям, а также организациям независимо от форм собственности (далее - организации), должностным лицам этих органов и организаций (далее - должностные лица) в защите их прав.

3. Предварительные замечания

Статья 1 является множеством  (совокупностью) суждений. Кроме суждений, которые входят в это множество, есть суждения, которые  следуют из этой статьи, не присутствуя явно в исходном тексте.  Поэтому проводится анализ  как суждений, входящих в статью, так и суждений, которые логически следуют из статьи.    

4. Анализ пункта 1статьи 1

4.1. Анализ суждения:   «Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации».

4.1.1. Права граждан включают, наряду с другими, право на жизнь (статья 20 Конституции РФ, далее – Конституция) и право на защиту (охрану) здоровья (статья 41).  Невозможно защищать жизнь и здоровье граждан, не защищая право граждан на жизнь и право граждан на здоровье. Невозможно защищать право  граждан на жизнь и право граждан на здоровье, не защищая   жизнь и здоровье граждан. Следовательно, слова «жизни, здоровья» являются лишними словами.  Суждение: «Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации»  содержит логическую ошибку, которая называется «тавтология».  Тавтология – повторение того, что уже было сказано. [2].  Тавтологии нет в суждении: «Полиция предназначена для защиты  прав и свобод граждан Российской Федерации».

4.1.2.  Из пункта 1 статьи 1 следует, что полиция защищает  права и свободы граждан, в частности: 1) право на защиту от безработицы – статья 37 Конституции; 2) право на отдых –  статья 37 Конституции, пункт 5); 3) право на пенсию – статья 39 Конституции; 4) право на медицинскую помощь – статья 41 Конституции; право на общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования – статья 43 Конституции;  5) свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания.  Этот перечень можно продолжить. Здравомыслящим людям  ясно,  что всем этим полиция не в состоянии  заниматься. Следовательно, из пункта 1 статьи 1 Закона о полиции следует множество ложных суждений.  В чем ошибка авторов Закона?   Обратимся к Закону о Милиции № 1026-1 от 18 апреля 1991 года:  «Милиция в Российской Федерации –  система государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств и наделенных правом применения мер принуждения в пределах, установленных настоящим Законом и другими федеральными законами». Авторы Закона о полиции забыли в пункте 1 статьи 1 добавить: «от преступных и иных противоправных посягательств» и, в сущности, приписали полиции почти все функции государства.   Статья 2 Конституции гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства».  В статье 18 Конституции утверждается, что «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».  Назначение полиции – защитить права и свободы  гражданина, а также любого лица, находящегося на территории России,  от  от преступных и иных противоправных посягательств.  Например, согласно Конституции  «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию» –   статья 37, пункт 1.  «Принудительный труд запрещен»   –  статья 37, пункт 2.  Полиция обязана выявлять лиц, использующих рабский труд (статья 127.2. УК РФ). Это и есть защита полицией права на свободный труд от преступных посягательств.

4.2. Анализ суждения:   «Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья,  прав и свобод иностранных граждан, лиц без гражданства».

Иностранные граждане и лица без гражданства могут находиться на территории России и за ее пределами. Неясно, обязана или нет российская полиция защищать жизнь и здоровье иностранцев и лиц без гражданства за пределами России. Например, имеет ли право президент РФ отправить полицейских защищать жизнь и здоровье, например, граждан США, находящихся в составе оккупационных войск НАТО в Афганистане?  В рассматриваемом суждении есть логическая ошибка –  «амфиболия». Существо этой ошибки заключается в следующем: выражение (совокупность нескольких слов) допускает его двоякое толкование. [2]. Пример. «Казнить нельзя помиловать».

5. Анализ пункта 2 статьи 1

Анализ суждения: «Полиция незамедлительно приходит на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств». Это суждение содержит не всегда выполнимые на практике условия.  Например, в больших городах  часто бывают пробки. Помощь полиции может понадобиться находящемуся в тайге, далеко от населенных пунктов.  Человек может нуждаться в помощи, но  полиция об этом может не знать. Здесь авторы закона используют язык рекламы –  язык, неприемлемый для юридического документа. Правильно: «Полиция обязана без промедления защищать каждого от преступных и иных противоправных посягательств». «Промедлить»   –  пробыть какое-то время в бездействии, запоздать с выполнением какого-нибудь дела. [3]. Человеку не всегда удается сделать то, что он  обязан сделать,  даже если он этому отдает все силы и способности.    

6. Анализ пункта 3 статьи 1

В состав пункта 3 статьи 1 (совокупность суждений) входит суждение: «Полиция в пределах своих полномочий оказывает содействие должностным лицам этих органов и организаций  в защите их прав». В пункте 1 статьи 1 утверждается, что «полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства». Следовательно,  Закон о полиции выделяет должностных лиц, которым полиция оказывает содействие (помощь, поддержку [3]) в защите их прав,  от всех остальных.  Это противоречит пункту 2 статьи 19 Конституции. В этот пункт (совокупность суждений) входит суждение:   «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от должностного положения». Следовательно, пункт 3 статьи 1 Закона о полиции  противоречит Конституции.  Это и есть фатальная юридическая ошибка.

7. Выводы

1. Статья 1  Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции»  содержит  две логические ошибки. Из этой статьи логически следует множество ложных суждений.

2. Пункт 3  статья 1 Закона о полиции противоречит статье  19 Конституции Российской Федерации (фатальная юридическая ошибка).

3. Статья 1 Закона о полиции не может использоваться по прямому назначению, то есть не может регулировать общественные отношения (следствие из пункта 2).  

4. Статью 1 следует использовать в учебных целях в качестве задания для студентов юридических специальностей в следующей формулировке: "Найти ошибки в статье 1 Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»".

8. Источники информации

[1]  Федеральный закон Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" (http://www.rg.ru/2011/02/07/police-dok.html).
[2]  А.А. Ивин, А.Л. Никифоров. Словарь по логике. Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС. Москва. 1998.
[3]   Сергей Иванович Ожегов. Словарь русского языка. Около 50 000 слов. Издание 5, стереотипное. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. Москва. 1963.
Файл: ЗаконОполицСтатья1


 

Приложение № 2

 

Анатолий Владимирович Краснянский, кандидат химических наук, старший научный сотрудник  Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Ошибки в статье 5 Закона о полиции

Системный анализ юридических документов.  Часть 6. Журнал "Юридические науки". № 2. Издательство "Компания Спутник+"

1. Введение

   В системном анализе юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ,  юридический анализ и педагогический анализ (если документ касается несовершеннолетних). Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать документ. Ранее был проведен системный анализ нескольких статей Конвенции о правах ребенка,  Указа Президента Российской Федерации от 28 сентября 2010 г. № 1183 «О досрочном прекращении полномочий мэра Москвы» и статьи 1 Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (смотрите сайт http://www.avkrasn.ru/). В данной  работе  проведен системный анализ статьи 5  Закона «О полиции».

2. Объект анализа

Статья 5. Соблюдение и уважение прав и свобод человека и гражданина

1. Полиция осуществляет свою деятельность на основе соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина.

2. Деятельность полиции, ограничивающая права и свободы граждан, немедленно прекращается, если достигнута законная цель или выяснилось, что эта цель не может или не должна достигаться путем ограничения прав и свобод граждан.

3. Сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание.

4. При обращении к гражданину сотрудник полиции обязан:

1) назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения;

2) в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина.

5. Сотрудник полиции в случае обращения к нему гражданина обязан назвать свои должность, звание, фамилию, внимательно его выслушать, принять соответствующие меры в пределах своих полномочий либо разъяснить, в чью компетенцию входит решение поставленного вопроса.

6. Полученные в результате деятельности полиции сведения о частной жизни гражданина не могут предоставляться кому бы то ни было без добровольного согласия гражданина, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

7. Полиция обязана обеспечить каждому гражданину возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не установлено федеральным законом.

3. Предварительные замечания

Статья 5 является совокупностью суждений.  В работе проводится анализ  как суждений, входящих в статью, так и суждений, которые логически следуют из статьи.    

4. Анализ части 1 статьи 5

Часть 1 статьи 5:  «Полиция осуществляет свою деятельность на основе соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина». 

Анализ словосочетания: «на основе соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина».  Анализ основан на статье 2 Конституции Российской Федерации (далее – Конституция):  «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина –  обязанность государства». Полиция –  государственный орган, часть государства. Поэтому на основании  Конституции   часть 1 статьи 5 следует формулировать так: «Полиция осуществляет свою деятельность на основе соблюдения прав и свобод человека».  Данная формулировка не содержит лингвистическую ошибку –  плеоназм. Плеоназм – (от греческого pleonasmоs –  излишество), многословие, употребление слов, излишних для смысловой полноты.  В данном контексте лишнее  слово –  «уважение».  Уважение – почтительное отношение, основанное на признании чьих-нибудь достоинств. Питать уважение к кому-нибудь. Сделать что-нибудь из уважения. Пользоваться общим уважением. Взаимное уважение. [2].    Уважение – это чувство. Государство не имеет права контролировать эмоциональную сферу человека – это логически следует из статьи 28  Конституции. Следовательно, государство не имеет права требовать от гражданина наличия или отсутствия каких-либо чувств к чему-нибудь или к кому-нибудь.  Поэтому в законе (общеобязательном правиле) не должно быть требований любить и уважать законы, президента, партию, страну. Нельзя требовать любви к Родине – но это чувство необходимо воспитывать, иначе некому будет ее защищать.  Нельзя требовать  от граждан уважения к законам, но это чувство необходимо воспитывать – это основа демократического государства. 

   Требовать от граждан, в том числе от сотрудников полиции уважения к чему-нибудь или к кому-нибудь – нарушение  статьи 28  Конституции.

   Полиция обязана соблюдать (исполнять строго, в точности, добросовестно [2]) права и свободы. Даже если сотрудник полиции (как, впрочем, любой гражданин) считает какой-нибудь закон несправедливым,  и нет у него «почтительного отношения» к данному закону, все равно он (и любой гражданин) обязан соблюдать закон.  
  

5. Анализ части 2 статьи 5

Часть 2 статьи 5:  «Деятельность полиции, ограничивающая права и свободы граждан, немедленно прекращается, если достигнута законная цель или выяснилось, что эта цель не может или не должна достигаться путем ограничения прав и свобод граждан».

5.1. В состав части 2  статьи 5 (совокупность суждений) входит суждение: «Деятельность полиции, ограничивающая права и свободы граждан, немедленно прекращается, если выяснилось, что эта цель не может достигаться путем ограничения прав и свобод граждан». Если цель не может быть достигнута путем ограничения прав и свобод граждан, то каждому нормальному человеку ясно, что в этом случае не имеет смысла ограничивать права и свободы.  Зачем российским гражданам, в том числе сотрудникам полиции,  объяснять совершенно очевидные истины?

5.2. В состав части 2  статьи 5 (совокупность суждений) входит суждение: «Деятельность полиции, ограничивающая права и свободы граждан, немедленно прекращается, если выяснилось, что законная цель не должна достигаться путем ограничения прав и свобод граждан». В российском законодательстве   существуют нормы права, допускающие ограничения прав и свобод.   Эти правовые нормы можно разделить на четыре группы: 1) ограничения, связанные с проведением оперативно-розыскной деятельности; 2)    ограничения, вызванные чрезвычайными ситуациями; 3) ограничения, связанные с обеспечением безопасности государства, законности,  основ конституционного строя;  4) ограничения имущественных прав несовершеннолетних (статьи 26 и 28 Гражданского кодекса Российской Федерации).   Из части 2  статьи 5 следует, что авторы Закона о полиции ввели эту правовую норму исходя из того, что полиция сначала принимает меры, ограничивающие  права и свободы, а  уж затем, после принятия мер, проводит правовой анализ: не противоречат ли принятые меры законодательству?  На самом деле порядок обратный. Например, для производства следственного действия необходимо сначала получить разрешение  (статья 165 УПК РФ), а уж затем производить осмотр жилища, обыск и другие действия, указанные российском законодательстве.   Неясно, как может вдруг выясниться,  «что законная цель не должна достигаться путем ограничения прав и свобод граждан».  Возникает вопрос: «Знают ли авторы  Закона о полиции российское законодательство?»

6. Анализ части 3 статьи 5

 Часть 3 статьи 5: «Сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание».

   В совокупность суждений (часть 3 статьи 5) входит суждение: «Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняется боль».

Необходимо обратить внимание на то, что не указаны обстоятельства, при которых сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль. Следовательно, из части 3 статьи 5 следует, что при любых обстоятельствах сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль.  В части 1 статьи 18  указано, что «сотрудник полиции имеет право на применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия лично или в составе подразделения (группы)  в случаях и порядке, предусмотренных федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами».  Очевидно, что применение боевых приемов борьбы (часть 1 статьи 20),    специальных палок (пункт 1 части 2 статьи 21),  электрошоковых устройств (пункт 5 части 2 статьи 21) и некоторых других специальных средств, огнестрельного оружия (статья 23)   вызывает боль.   Из части 3 статьи 5 логически следует, что сотрудник полиции при любых обстоятельствах обязан пресекать применение другими сотрудниками полиции  боевых приемов борьбы,  специальных палок,  электрошоковых устройств и некоторых других специальных средств, огнестрельного оружия. Следовательно, часть 3 статьи 5 противоречит  статье 18, статье 20, статье 21 и статье 23, поскольку в этих статьях указаны обстоятельства, при которых сотрудник полиции имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять боевые приемы борьбы,  специальные палки,  электрошоковые устройства и некоторые другие специальные средства,  огнестрельное оружие.

7. Анализ части 4 статьи 5

В состав части 4  статьи 5 входит суждение: «При обращении к гражданину сотрудник полиции обязан: в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина». Законодатель считает, что последовательность действий сотрудника полиции всегда должна быть такой: 1. Сотрудник обращается к гражданину и разъясняет ему причину и  основания применения мер, ограничивающих его права и свободы; 2. Принимает меры, ограничивающие  права и свободы гражданина.   Из этого следует, что в любой ситуации (иного в законе не сказано) перед тем, как применить к гражданину меры, ограничивающие его права и свободы, сотрудник полиции обязан разъяснить ему причину и основания применения таких мер. Однако это не всегда возможно. Пример № 1. В погоне за вором, застигнутым на месте преступления, сотрудник полиции должен сначала (на бегу) разъяснять вору причину и основания, по которым он бежит за вором, а уж потом надеть наручники (если догонит). Пример № 2.  При задержании опасного преступника необходимо, чтобы избежать кровопролития, использовать эффект внезапности. Часть 4 статьи 5 запрещает использовать эффект внезапности и подвергает повышенному  риску жизнь и здоровье сотрудников полиции.

8. Выводы

1. Статья 5  Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»  противоречит статьям 13, 14, 18, 21 и 23 этого Закона.

2. Статья 5 Закона о полиции запрещает сотрудникам полиции  при любых обстоятельствах применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие (следствие из пункта 1).

3. Статью 5 Закона о полиции нельзя использовать по прямому назначению (следствие из пунктов 1 и 2).  

4. Статью 5 можно использовать в учебных целях в качестве задания для студентов юридических специальностей в следующей формулировке: "Найти ошибки в статье 5 Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»".

 9. Источники информации

[1]  А.А. Ивин, А.Л. Никифоров. Словарь по логике. Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС. Москва. 1998.

[2]   Сергей Иванович Ожегов. Словарь русского языка. Около 50 000 слов. Издание 5, стереотипное. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. Москва. 1963.

Примечание. Статья публикуется на сайте с небольшими изменениями - по сравнению с журнальным вариантом.

Файл: ЗаконОпол5Статья1

 

 

Приложение № 3

И в названии дело тоже! (вводить ли слово «полиция» в нашу речь?)

Лев Иванович Скворцов – доктор филологических наук, профессор,  член Союза писателей России

Источник информации - http://webkamerton.ru/2010/09/i-v-nazvanii-delo-tozhe-vvodit-li-slovo-policiya-v-nashu-rech/

И вы, мундиры голубые,
И ты, послушный им народ …

М.Ю.Лермонтов


Старая-престарая примета гласит: как судно назовёшь, так оно и по­плывёт. Справедливость этой приметы подтверждается далеко за пределами морского и корабельного быта.

 Не будем касаться сугубо правовых и содержательных сторон предложенного Президентом РФ «Закона о полиции»: ни суммы расходов на это переи­менование, ни вопроса о своевременности или несвоевременности объявлен­ного обсуждения проекта, когда все силы и средства должны быть брошены на возрождение сгоревших лесов и угодий, на обводнение торфяников, вос­становление сгоревших жилищ и разрушенных коммуникаций, на немалые де­нежные компенсации потерявшему имущество населению. Постараемся с собственно лингвистической точки зрения решительно возразить против введе­ния в наш речевой обиход нового-старого официального термина полиция вместо привычного – милиция.

 
В словах любого развитого национального языка, в соответствии с характером народа-носителя, закрепляется своеобразная их смысловая символика, которую ни заменить и ни отменить нельзя никакими распоряжениями или указами «сверху». А связано это с действием объективного закона со­хранения этимологической (исторической) памяти слова – независимо от того, известен этот исходный, исконный смысл говорящим и пишущим или нет.

Обратимся к этимологиям слов милиция и полиция, а попутно к краткой истории их употребления в русском языке.

Слово милиция традиционно употребляется в русском языке в 2-х основных значениях: 1. Административное учреждение, в ведении которого находится охрана общественного порядка, государственной и другой собственно­сти, безопасности граждан и их имущества; и 2. (устарелое) Добровольная военная дружина, народное (земское) ополчение. (См. толковые словари).

В нынешнем его значении слово милиция употребляется со времени принятия Декрета СНК от 28 октября (10 ноября) 1917 года. Исторически оно восходит к латин. militia – «военная служба, войско», а также «военная кампания, поход» (по глаголу milito – «быть солдатом, пехотинцем» тот же корень, что и в слове милитаризм). В русский литературный язык слово милиция попало, скорее всего, через французское или польское посредство (см. старую франц. форму milicie; польск. milicija) .

 Что касается слова полиция, то в наших общих и исторических словарях оно толкуется по традиции как «административный орган охраны госу­дарственной безопасности».
 
В русском языке слово полиция известно с начала XVIII века, а в словари оно вошло в первой его трети (Словарь Вейсманна, 1731).

Непосредственно оно восходит к немецк. polizei – «полиция», которое происходит от латин. politia         – «государственное устройство, государство». Само же латинское слово politia имеет истоком греческое слово πολιτεια – «государственные дела, форма правления, государство» (в его основе лежит слово πολις – первоначально «город», а затем – «государство» ).

 Этимологические истоки слов милиция и полиция объясняют особенности их употребления в современной русской речи. По своей исторической семантике первое из них (милиция) связано с охраной гражданских прав населения, борьбой с преступностью, хищениями собственности и т.п., а второе (полиция) – с сохранением государственного строя, режима прав­ления, его общей безопасностью (вспомним царскую охранку).

  В «Новейшем большом толковом словаре русского языка» (СПб.-М., 2008, гл. редактор С.А. Кузнецов) читаем: «МИЛИ

В «Новейшем большом толковом словаре русского языка» (СПб.-М., 2008, гл. редактор С.А. Кузнецов) читаем: «МИЛИЦИЯ. 1. В СССР и в России после 1991 г.: государственный орган для охраны общественного порядка и безо­пасности граждан, ведущий борьбу с преступностью и правонарушениями» (стр. 542).

 А вот что говорится там же о слове полиция: «ПОЛИЦИЯ. 1. В России до 1917 г. и некоторых других странах: система особых органов надзора и принуждения, располагающая вооружёнными отрядами для охраны существующего строя и порядка». С примерами: сыскная полиция, земская полиция, политическая полиция и др. (стр. 903).

 В своё время К.Маркс подчёркивал, что полиция является одним из наиболее рано обозначившихся признаков государства:         например, в Древних Афинах «…публичная власть первоначально существовала только в качестве полиции, которая так же стара, как государство» (К. Маркс и Ф. Эн­гельс, Соч., 2-е изд., т. 21, стр. 118).

 В Средние века институт полиции получил наибольшее развитие: это был период её расцвета, особенно в условиях полицейских государств эпохи абсолютной монархии.

 Наконец, буржуазия, завоевав, в свою очередь, политическую власть, не только сохранила, но и усовершенствовала полицию, которая (подобно армии) стала оплотом буржуазного государства. Понятно, что в капитали­стическом обществе полиция, как и власть вообще, резко отделена от народа и враждебна ему.

 У нас в России полиция была учреждена Петром Первым в 1718 году. Делилась она на общую, следившую за порядком (её сыскные отделения вели расследования уголовных дел), и политическую (информация и охранные отделения, в дальнейшем – жандармерия и пр.). Имелись также специальные службы полиции – дворцовая, портовая, ярмарочная и др. Городские полицейские управления возглавлялись полицмейстерами; были также участковые приставы (надзиратели) и околоточные (постовые городовые). Кстати, для этих городовых в народе появилась презрительная кличка – фараоны. Вся эта разветвлённая иерархическая система имела весьма широкие полномочия, в связи с чем В.И.Ленин отмечал, что «царское самодержавие есть самодержавие полиции» (ПСС, 5-е изд., т. 7, стр. 137).

 Слова милиция и полиция – по закону этимологической памяти языка – сохраняют смысловые связи с исходными толкованиями, что отражается и на их современном употреблении, дистрибутивных (сочетаемостных) возможно­стях и т.д.  Мы можем сказать, например, народная милиция, но вряд ли скажем когда-нибудь народная полиция – это противоречит и духу языка, и сложившимся устойчивым коннотациям (закрепившимся в менталитете народа дополнительным оттенкам значения этих слов). Точно так же возможна и понятна полицейщина (полицейский режим, полицейское правление), но нет и быть не может милицейщины (или милицейского режима, милицейского правления).

В самые первые годы Великой Отечественной войны на временно оккупированных территориях нашей страны появилось слово полицай (полицаи), сначала в речи жителей Украины и Белоруссии, а затем и в других местах. Словечко-прозвище, резкое, как бич, слово-приговор, слово-клеймо для предателя, изменника Родины – как оценка тех, кто пошёл в услужение оккупантам, стал их прихвостнем и прихлебателем, врагом своего народа. А теперь вы хотите, чтобы полицейскими и полицаями называли тех, кто охраняет покой наших граждан, кто денно и нощно несёт свою трудную и по-настоящему героическую службу, нередко рискуя собственной жизнью, – наших доблестных милиционеров? Речь идёт, понятно, о лучших из них (а таких – большинство). Сам язык выступает против такого «переименования». Как вряд ли могут появиться у нас полицейские народные дружины. Кто в них пойдёт добровольно?

 Могут сказать: стерпится – слюбится, была у нас милиция, станет полиция; есть у нас спортсмен и спортсменка, будут – полисмен и полисменка. Ну и что такого? Зато уж название-то такое современное и международное, объединяющее в себе и полицию нравов, и тайную полицию (то бишь, жандармерию), и налоговую полицию (была у нас такая в 1993-2003 гг.), не говоря уже о появившихся на дорогах лежачих полицейских (не лежачих же милиционеров, в самом деле!).

 На такие возражения наивных оптимистов отвечаю следующим образом: по упомянутому выше объективному закону сохранения этимологической па­мяти в языке слова милиция и полиция не будут у нас смешиваться и взаимно заменяться: модный ныне ребрендинг (замена вывески 6ез смены содержания) здесь не пройдёт. Первое из них – милиция (с производными милиционер, милицейский и др.) в общественном языковом сознании связано с заботой властей, государства о благополучии, покое и охране личных прав и свобод граждан, а второе – полиция (с производными полицейщина, полицай и возможным возрождением забытого фараона и даже легавого) навсегда соединилось в нашем общеязыковом сознании с антидемократической политикой государства, с отторжением народа от власти, её представителей.

Развязывая, как им кажется, одни узелки общественной жизни, наши недальновидные правители реально завязывают другие (и тугие), не ведая что же они творят.

 Возможно, кто-то возразит, что есть, мол, и теперь у наших стражей порядка такие словечки и прозвища, как менты, мусора и прочие. Да, есть, но ведь они, как это всем понятно, имеют окраску разговорной и добродушной шутки и не несут в себе тех коннотаций, т.е. дополнительных смысловых и экспрессивных отрицательных оттенков, которые содержатся в словах полицейский, полиция, полицай и полицаи.

Если мы хотим – и готовы – увеличить пропасть между властью и народом, то давайте вводить в официальный оборот термин полиция (с его производными, включая презрительно-ругательное полицай, множественное число: "полицаи").

Вот только будет ли это служить укреплению и единению нашего общества, идейно (да и организационно) расшатанного в последние десятилетия? Ответ, я думаю, очевиден, и, видимо, многие поддержат меня в моих прогностических оценках и сугубо лингвистических доводах.

 P.S. Весьма показательны результаты первых опросов по поводу смены названия (полиция вместо милиции) в «Новой газете» от 18.08.2010 г.: за милицию проголосовало около 50 % читателей (49,25%), за полицию – менее 20% (18,97%), а около трети (31,78%) заявили: «А нам всё равно». Глас народа – глас Божий. Или уже нет?

Комментарии к статье  "И в названии дело тоже!"

Источник информации - http://webkamerton.ru/2010/09/i-v-nazvanii-delo-tozhe-vvodit-li-slovo-policiya-v-nashu-rech/


      Воеводина Татьяна 07.10.2010

      Переименование милиции в полицию – это одно из проявлений суетливого стремления быть похожим на «цивилизованные страны».

      «Как перед ней ни гнитесь, господа,
      Вам не снискать признанья от Европы.
      В её глазх вы будете всегда
      Не слуги просвещенья,

      А холопы».

Ф.Тютчев.

      Ну и ещё детская вера в силу слова: если престать произносить одиозное слово «ментура» – всё изменится. Это дерготня показывает, что руководство страны не имеет никаких идей развития. Все идеи – перепевы случайно выхваченных западных обычаев и приёмов. Жили-жили – и вдруг на тебе – ввели ЕГЭ. Теперь вроде все недовольны и хотят едва не отменять.
      Так происходит всегда, когда руководитель не понимает, что делает. То есть дела идут плохо, а за какую нитку дёргать – неясно.
   
      Вячеслав 22.10.2010

      Абсолютно согласен с автором. Было бы хорошо, если бы наши «правители», прежде чем делать – спрашивали бы, особенно тогда, когда это касается всех. Я родился уже после войны, но «полицай» – само слово, оно несет для меня столько негативизма, что это почти на генетическом уровне вызывает неприятие. Я понимаю, что скорее всего значительная часть молодых людей, которой, быть может, предстоит еще определяться в жизни и они захотели бы связать ее с системой правохранительных органов, ввиду сложного периода нашей современной истории, когда уровень патриотического воспитания упал ниже уровня плинтуса, слово «полицай» в качестве назавания собственной профессии может быть и вызывает отторжения, но как-то не по себе становится от таких лингвистических экзерсисов власти.
   
      Николай 24.10.2010

      Л.И.Скворцов очень обоснованно раскритиковал намерение сменить наименование «милиция» на «полиция». Между названными «полицаями» и любыми задержанными по какой-то мелочёвке будут конфликты с очевидной «виной» гражданина. И на любое несогласие можно пересажать половину гражданского населения. Сколько сейчас в тюрьмах, и сколько было при советской власти? Ясно, что проекты готовятся какими-то недоучившимися исторически и литературно специалистами в администрации. Делают проект закона, потом его показывают руководству и вот Президент от своего имени вносит проект в Думу и на обсуждение. Но это же подставка! А сделать обратный ход уже трудно. Надо суметь признать ошибку, и надо сказать, что меня дезинформировали. В бытовом плане будут в обществе дразнилки «полицаи», это же слово нарицательное об обществе и исторически. Это будет очередная свара в обществе! В связи с этим не пора ли руководству разобраться: а что за кадры «специалистов», которые готовят проекты законов. Если, даёте на обсуждение, то учитывайте мнение большинства. У нас среди  интеллигенции есть довольно широко и глубоко образованные люди. И не грех бы многим руководителям послушать лекции в разных институтах по любым проблемам.
   
      Лорина Тодорова 31.10.2010

      Слова»полиция» и «милиция» по своей своей сущности не тождественны ,т.к. первое скрывает в себе понятие близкое к милитаризированному типу «охраны», а второе, наоборот, приближается к понятию гражданского формирования.
   
      Шакир а-Мил 14.11.2010

      А у нас – полиция! И нет проблем! У кого язык повернется сказать что она-народная! От чего ушли. к тому и пришли. а добрый дядя Степа-это уже былинный образ. Нам бы ваши страдания. А здорово вы это напомнили, как при немецкой власти быстренько нам вернули власть полицейскую. А сейчас она какая? Надеюсь. не спросите, у кого?
   
      Бузни Евг. 11.12.2010


      Лев Иванович прекрасно развернул этимологию слов «полиция» и «милиция». Спасибо огромное! Ваши слова до Богу бы в уши. Жаль только, что слышать их некому в этом смысле. А что касается наших земных божков, то им это вовсе не интересно знать. У них образование душ полицейское изначально. Потому и советники у них полицейские по природе. Полицейские по той причине, что не русские, не народные, а погрязшие по самые уши в капиталистической морали запада. А Вы обратили внимание, кстати, на созвучия слов такого порядка: милая – милиция и прекрасная аллитерация Маяковского: Моя милиция меня бережёт? Тогда как со словом «полиция» дело обстоит иначе: Полицейский пугач, плётку спрячь! Разумеется, и среди советской милиции по сути народной находились перевёртыши. Но, как говорится, в семье не без урода. И в советской власти были разного рода прилипалы. Мне доводилось бороться с ними, но не с самой властью, ибо она сама в своей основе была направлена на улучшение жизни народа, а потому у неё и была милиция, а не жандармы и полицейские. Сегодня картина совсем иная. Не та основа. Теперь у нас власть денег, а не народа, который как всегда остаётся бедным. Уговаривать власть повернуться лицом к народу смешно, если бы не было так грустно. Убеждать властителей в том, что милиция лучше полиции абсолютно бесполезно, поскольку именно то, что полиция охраняет государство, а не народ, этой власти и нужно. Не случайно, обсуждая этот дискуссионный вопрос, президент обронил с экрана телевизоров, что против замены «милиции» на «полицию» высказалось девяносто процентов опрошенных, но это не имеет значения. Разумеется, для власти важно только то, что он, президент, придерживается другого мнения, а народ поймёт позже.
      Так о чём мы говорим? Задачи-то у нас другие.
 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Автор: Анатолий Владимирович - ответ Татьяне.
Дата: 4.08.2011 0:29
Татьяна! И Вам спасибо - за поддержку, она для меня много значит.
Автор: Татьяна.
Дата: 31.07.2011 0:16
Анатолий Владимирович, спасибо!
Автор: Анатолий Владимирович - ответ Александру Владимировичу Шевкину.
Дата: 17.04.2011 0:33
Александр Владимирович! Спасибо за поддержку. На письмо С.Р. Футо я обязательно дам обстоятельный ответ. На это письмо нельзя не дать ответа, иначе они (начальники) подумают, что истина на их стороне. Благодаря письму С.Р. Футо я нашел в статье дефекты, которые ранее не обнаружил. С уважением - А.В.
Автор: Шевкин А.В.
Дата: 16.04.2011 23:52
Анатолий Владимирович, спасибо за Вашу работу, необходимую для построения правового государства. Меня не удивляет небрежность текста закона и небрежность ответов на Ваши замечания. Отвечающим правовое государство не требуется, они подчиняются не закону, а понятиям начальника.
Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна