Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Суд об установлении юридического факта госпереворота в Украине в 2013—2014 годы. Сборник документов. 1. Выступление В.Н. Олейника. 2. Стенограмма показания заинтересованного лица Виктора Януковича. 3. Стенограммы показаний свидетелей: 3.1. Бывшего премьер-министра Украины Николая Яновича Азарова; 3.2. Бывшего министра внутренних дел Украины Виталия Юрьевича Захарченко; 3.3. Бывшего генерального прокурора Украины Виктора Павловича Пшонки; 3.4. Лидера киевского «Антимайдана» Александра Васильевича Зинченко. Приложение: Дорогомиловский Суд установил факт Госпереворота на Украине в 2014 году. Тезисы решения.

23.03.2017 9:49      Просмотров: 1011      Комментариев: 0      Категория: Украина и киевские путчисты

  

 Суд по заявлению Владимира Николаевича Олейника об установлении юридического факта госпереворота в Украине в 2013—2014 годах

 Сборник документов

 

Содержание

1. Выступление В.Н. Олейника
2. Выступление суде заинтересованного лица  –  незаконно смещенного с поста президента Украины Виктора  Фёдоровича Януковича.
3. Свидетельские показания бывшего премьер-министра Украины Николая Яновича Азарова.
4. Свидетельские показания бывшего министра внутренних дел Украины Виталия Юрьевича Захарченко,
5. Свидетельские показания бывшего генерального прокурора Украины Виктора Павловича Пшонки.
6. Свидетельские показания лидера киевского «Антимайдана» Александра Васильевича Зинченко.
7. Заключительная речь Владимира Олейника в Дорогомиловском суде 27 декабря 2016 года.

Приложение:  Дорогомиловский Суд установил факт Госпереворота на Украине в 2014 году. Тезисы решения.

 

 

Выступление В.Н. Олейника

15.12.2016.    URL:    http://perevorot.info/online-15122016/


Я, Олейник Владимир Николаевич, гражданин Украины, народный депутат Украины V, VI, VII созывов, временно проживающий в городе Москве Российской Федерации, заявляю, что в феврале 2014 года на Украине произошёл «государственный переворот», то есть совершены действия, направленные на изменение конституционного строя, захват государственной власти и её узурпацию. Именно об этом я заявил 28 февраля 2014 года в средствах массовой информации, указав, что на Украине «фактически совершён государственный переворот и растоптана Конституция Украины».

В выше указанный период я был действующим народным депутатом Украины, заместителем председателя Комитета Верховной Рады Украины по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности и главой делегации Верховной Рады Украины на парламентской ассамблее НАТО.

28 ноября 2013 года Украина не подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом исходя из того, что их реализация привела бы к уничтожению экономики. Спустя три года мы понимаем, что это было правильное решение, но тогда оно вызвало негативную реакцию той части общества, которая стояла на позициях евроинтеграции. К тому времени в украинском обществе были полярные точки зрения на дальнейшее развитие государства. В связи с принятым решением властей отложить подписание Соглашения 28 ноября в Киеве начались акции протеста. На первый взгляд они казались стихийными и не запланированными. Реальный анализ дальнейших событий и предыдущего периода свидетельствует о том, что подготовка к государственному перевороту велась планомерно и задолго до указанного события.

22 апреля 2014 года помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд в интервью телеканалу CNN заявила, что Вашингтон начиная с 1991 года выделил 5 миллиардов «на поддержку стремления народа Украины к более сильному, демократическому правительству». Значительная часть этих средств была выделена через гранты на финансирование СМИ и конкретных журналистов, их обучение и проведение тренингов.

На Украине гранты в основном распределялись через международный фонд Джорджа Сороса «Возрождение», фонд USAID, фонд «FREEDOOM HOUSE», Национальный фонд в поддержку демократии, Институт экономических исследований и политических консультаций и другие. Используя финансовые инструменты Запад влиял на подконтрольные украинским олигархам СМИ. Особенно это стало очевидным в декабре 2013 — феврале 2014 года, когда на принадлежащих им телеканалах не высказывалась альтернативная точка зрения на события, происходящие на Украине.

Заявляя о разделении бизнеса и политики в реальности Запад действовал с точностью до наоборот – оказывал давление на руководство Украины через бизнес.

Так, 13 февраля 2014 года экс-посол США на Украине Стивен Пайфер заявил, что Соединённые Штаты и Евросоюз должны применить точечные санкции к людям, близким к президенту Виктору Януковичу. Он указал: «Ринат Ахметов — самый богатый олигарх, был достаточно близок к господину Януковичу. Думаю, было бы полезным, если бы господин Ахметов воспользовался своим влиянием на Президента Януковича и поощрил его к серьёзным переговорам по поиску выхода из кризиса... И когда есть некоторая угроза финансовых санкций или ограничений свободы передвижения в отношении господина Ахметова, то это будет эффективным рычагом» (конец цитаты).

В тот же день, как сообщает интернет-газета «Левый берег», с Ринатом Ахметовым встретилась помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд, после чего он сделал заявление и призвал власть прекратить противостояние с майданом и искать компромисс.

Аналогичного характера давления было оказано и на другие центры влияния на Украине.

Начиная с 2010 года за гранты финансировалась подготовка различного рода экстремистских групп в тренировочных лагерях, которые были развёрнуты в Западной Украине, Польше, Грузии и странах Прибалтики. Эти сборы проводились под видом патриотических молодёжных лагерей. В частности, бывший глава СБУ Украины Валентин Наливайченко поддерживал эти движения финансово, принимал участие в их работе, и лично курировал организацию «Тризуб Бандеры», которую возглавлял его помощник Дмитрий Ярош.

24 января 2014 года руководитель украинской службы «Голос Америки» Мирослава Гонгадзе, заявила о том, что государственный департамент запретил мне въезд в США. В последствии я выяснил, что такой запрет был введен в связи в тем, что я являлся одним из соавторов законопроекта о контроле государства над использованием иностранных грантов.

В Декларации о принципах международного права (от 24 октября 1970 года) указано: «в силу принципа равноправия и самоопределения народов, закреплённого в уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства из вне свой политический статус и осуществлять своё экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями устава».

    Пункт 7 статьи 2 Устава ООН гласит: «Настоящий Устав ни в коей мере не даёт Организации Объединённых Наций право на вмешательства в дела по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства».

Аналогичные принципы закреплены в документах Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе:

— Хельсинском Заключительном акте 1975 года,

— Итоговом документе Венской встречи 1986 года, —

— Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению ОБСЕ 1990 года и других международных правовых актах.

Кроме того, в статье 1 Конституции Украины указано: «Украина — есть суверенное и независимое, демократическое, социальное, правовое государство». Исходя из смысла данной статьи иностранным государствам и их юридическим и физическим лицам запрещается вмешиваться во внутренние дела Украины.

Несмотря на выше указанные требования международного права и Конституции Украины на Украине на Майдане уже 26 ноября 2013 года спикер Сейма Литвы Лорета Граужинене выступила в поддержку той части общества, которая была ориентирована на евроинтеграцию.

    1 декабря 2013 года выступили: бывший глава польского правительства Ярослав Качинский, вице-президент Европарламента Яцек Протасевич;
    3 декабря — экс-спикер парламента Грузии Георгий Барамидзе.
    7 декабря — бывший президент Грузии Михаил Саакашвилли; депутат Европарламента Павел Коваль; экс-премьер-министр Молдовы Влад Филат; депутаты Европарламента: Яцек Сариуш-Вольский, Хосе Игнасио Салафранка, Элмар Брок и Ежи Бузек.
    10 декабря — Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон осудила силовой разгон Евромайдана.
    11 декабря — заместитель Госсекретаря США Виктория Нуланд и посол США Джеффри Пайетт поддержали Евромайдан и на нём раздавали печенье.
    15 декабря — сенатор США Джон МакКейн выступил со сцены Евромайдана, встретился с лидерами оппозиции и заявил, что США поддерживают Майдан; руководитель группы «Партии зелёных» в Европарламенте Ребекка Хармс выступила с поддержкой на Евромайдане; депутат польского Сейма от партии «Право и справедливость» Малгожата Госиевская установила на Евромайдане палатку с польской государственной символикой; сенатор США Крис Мерфи заявил со сцены о поддержке Евромайдана со стороны США.
    8 января 2014 года — сотрудники посольства США Стивен Пейдж и Люк Штелле встретились с активистами Автомайдана и пообещали им «юридическую и другую помощь».
    11 января — польский политик Збигнев Буяк выступил на харьковском Евромайдане, а также принимал участие в закрытом антиправительственном форуме.
    15 января — посол Великобритании Саймон Смитт встречался с активистами Автомайдана и поддержал так называемый «мирный протест».
    31 января — Президент Европейского экономического и социального комитета (совещательный орган ЕС) Анри Малосс зачитал резолюцию своего Комитета о прекращении насилия к Майдану.

Несмотря на то, что не далеко от сцены Майдана был расположен Антимайдан, который представлял другую часть украинского общества, ни один из западных политиков на нём не выступал и не призывал к поиску компромисса. Таким образом, участие европейских и американских политиков в открытой поддержке Евромайдана привело к глубокому расколу в обществе и противостоянию, что со временем переросло в вооружённые столкновения. Вмешательство из вне не способствовало консолидации украинского народа.

Необходимо признать, что украинская власть не задействовала все законные механизмы для пресечения противоправного вмешательства во внутренние дела из вне. Она не запретила въезд и не объявила персонами нон грата иностранных политиков высокого уровня, которые открыто призывали украинское общество к неповиновению, а их действия составляли реальную угрозу национальной безопасности Украины.

При такой моральной и финансовой поддержке мирные акции протестов переросли в акции массовых беспорядков и неповиновения. Был создан Майдан как закрытая территория, где не действовали законы Украины, был введён жёсткий пропускной режим, создана внутренняя служба безопасности. Руководством Майдана пресекались все попытки правоохранительных органов провести следственные действия по факту совершённых правонарушений и убийств. Все помещения, включая Дом Профсоюзов, Украинский Дом, Киевскую городскую администрацию, гостиницу Украина и филармонию, жёстко контролировала комендатура Майдана. Фактически в центре столицы Украины по всем общим признакам было создано мини-государство — Майдан, на территории которого практически не действовали законы и Конституция Украины.

22 января 2014 года на Майдане провозгласили создание неконституционного органа — Народной Рады Украины, которую возглавили три лидера оппозиции Виталий Кличко, Олег Тягнибок, Арсений Яценюк. Народная Рада взяла на себя полномочия представителя законодательной ветви власти по контролю и реализации вопросов, относящихся к компетенции Верховной Рады Украины. Лидеры Народной Рады призвали к созданию аналогичных Народных Рад в областях, городах и районах.

В последствии по призыву Народной Рады Украины в областных и районных центрах, а также городах Украины начали формироваться отряды самообороны. Созданные на местах Народные Рады и отряды самообороны согласованно по всей Украине захватывали административные здания, в которых были расположены органы государственной власти:

    23 января были захвачены Тернопольская, Ровенская, Львовская областные администрации.
    24 января — Ивано-Франковская, Черновицкая, Житомирская и Винницкая областные администрации.
    25 января — Черниговская и Полтавская областные администрации.
    26 января — Сумская областная Рада.
    Блокировали и пытались взять штурмом по состоянию на 27 января Днепропетровскую, Запорожскую, Херсонскую, Сумскую, Черкасскую облгосадминистрации.
    24 января было захвачено помещение Министерства аграрной политики, а 26 января — Министерство юстиции.

По состоянию на 12 февраля по информации Генеральной прокуратуры Украины незаконными вооружёнными формированиями были захвачены и блокированы 37 административных зданий.

7 февраля 2014 года комендант Майдана Андрей Парубий заявил, о том, что на самом Майдане действует 39 сотен с общим количеством бойцов около 12 тысяч человек.

Противостояние переросло в открытое вооружённое столкновение. На Майдане у протестующих появилось боевое оружие, о чём заявил один из лидеров Майдана – Юрий Луценко и открыто призвал к его применению против правоохранительных органов. Не установленные снайперские группы расстреливали как митингующих, так и работников правоохранительных органов с целью – через пролитую кровь ужесточить противостояние.

    февраля была совершена попытка вооружённого захвата Администрации Президента, Кабинета Министров и Верховной Рады Украины. Также 18 февраля протестующие сожгли центральный офис «Партии регионов» и убили двоих технических работников аппарата партии.

   февраля В Тернополе протестующие подожгли городской отдел милиции. В Хмельницком начали штурм СБУ. Во Львове захватили воинскую часть, прокуратуру и СБУ. При захвате административных зданий применялось оружие и зажигательная смесь — коктейль Молотова.

С Ивано-Франковского СБУ похитили 268 пистолетов, 2 винтовки, 3 ручных пулемёта, 92 гранаты и около 15 тысяч патронов.

К тому времени политический кризис на Украине достиг своего апогея. Путём консультаций с привлечением международного сообщества было выработано решение мирного урегулирования кризиса. 21 февраля 2014 года со стороны власти — Президент Украины Виктор Янукович; со стороны «Майдана» — лидеры украинской оппозиции Виталий Кличко, Олег Тягнибок и Арсений Яценюк; со стороны Европейского Союза — министры иностранных дел Лоран Фабиус (Франция), Франк-Вальтер Штайнмайер (Германия), Радослав Сикорский (Польша) подписали соглашение «Об урегулировании кризиса в государстве», в соответствии с которым:

    Предусматривается восстановление Конституции 2004 года в течение 48 часов;
    Проводится конституционная реформа;
   Проводятся досрочные выборы Президента Украины не позднее декабря 2014 года на основании нового избирательного Закона и нового состава Центральной избирательной комиссии;
    Расследуются акты насилия под мониторингом Совета Европы;
    Власть обязуется не вводить чрезвычайное положение;
    Власть обязуется воздержаться от применения силовых методов;
    Амнистируются все участники «Майдана»;
    В течение 24 часов должно быть сдано незаконно хранящееся оружие.

В те дни это было оптимальным решением по преодолению политического кризиса на Украине конституционным путём, выработанным всеми сторонами, подписавшими соглашение, при условии внесения изменений в Конституцию в строгом соответствии с Основным Законом Украины.

21 февраля 2014 года, реализуя вышеуказанное соглашение, украинская власть вывела из центра Киева внутренние войска и специальные части правоохранительных органов. Однако лидеры «Майдана», подписавшие соглашение, сознательно нарушили взятые обязательства и пошли на силовой захват власти и осуществление государственного переворота, что означало окончательный выход из конституционного поля Украины. Представители Евросоюза, подписавшие соглашение, не выступили гарантами его выполнения и не предостерегли лидеров оппозиции от антиконституционных действий и их последствий.

Вопреки достигнутым договоренностям с Президентом Украины, Верховная Рада Украины, принимая Закон Украины № 742-VII от 21.02.2014 года «О восстановлении действий отдельных положений Конституции Украины в редакции 2004 года», не только не приняла во внимание соглашение от 21 февраля 2014 года, но и при принятии данного закона допустила грубейшее нарушение раздела XIII Конституции Украины, регулирующего процедуру внесения изменений в Конституцию Украины.

Так, в соответствии со статьей 154 Конституции Украины, законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины может подать в Верховную Раду Украины Президент Украины или треть народных депутатов от конституционного состава, то есть не менее 150 народных депутатов. Однако, вопреки Конституции Украины, этот законопроект был подан только тремя народными депутатами, а именно: Яценюком, Кличко и Тягнибоком, что прямо противоречит вышеуказанной статье Конституции.

Кроме того, в соответствии со статьей 155 Конституции Украины, законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины должен дважды пройти процедуру голосования в Верховной Раде Украины, а именно: первый раз он должен быть одобрен большинством народных депутатов от конституционного состава, то есть не менее 226 народными депутатами, а второй раз на следующей очередной сессии, что является обязательным условием согласно Конституции Украины, за него должны проголосовать не менее двух третей народных депутатов от конституционного состава, то есть более 300 народных депутатов, после чего Закон считается принятым.

Однако упомянутый Закон был проголосован только в первом чтении и принят окончательно, что является грубым нарушением указанных положений Конституции Украины.

В соответствии со статьей 159 Конституции Украины, законопроект о внесении изменений в Конституцию рассматривается Верховной Радой при наличии выводов Конституционного Суда Украины на предмет соответствия законопроекта требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины. Вышеуказанный закон в Конституционный Суд не направлялся, им не рассматривался, и соответствующее заключение по нему не принималось.

Конституционный Суд Украины по аналогичному вопросу уже выносил своё решение № 8-рп/98 от 9 июня 1998 года по делу №1-26/98 «По конституционному представлению Президента Украины относительно официального толкования положений части второй статьи 158 и статьи 159 Конституции Украины».

В частности, в пункте 2 этого решения Конституционный Суд четко указал: «Положения статьи 159 Конституции Украины надо понимать так, что законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины в соответствии со статьями 154 и 156 Конституции Украины может рассматриваться Верховной Радой Украины только при наличии заключения Конституционного Суда Украины о том, что законопроект соответствует требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины».

Данное решение суда было внесено в текст Конституции и, в соответствии со статьей 151-2 Конституции Украины, является обязательным для выполнения на территории Украины, окончательным и не может быть оспорено, что Верховной Радой Украины было проигнорировано.

Закон № 742-VII от 21.02.2014 «О возобновлении действия отдельных положений Конституции Украины» подписал Председатель Верховной Рады Украины Александр Турчинов как исполняющий обязанности Президента Украины.

В соответствии со статьёй 6 выше указанного закона он вступает в силу со следующего дня после его опубликования. Закон был опубликован в специальном выпуске газеты «Голос Украины» 1 марта 2014 года и вступил в силу со 2 марта 2014 года. Таким образом в соответствии со статьей 112 Конституции Украины, действующей до 1 марта 2014 года, в случае досрочного прекращения полномочий Президента Украины, его обязанности возлагаются исключительно на Премьер-Министра Украины. Следовательно, до 1 марта 2014 года при отсутствии Президента Украины все законы, которые приняла Верховная Рада Украины, мог подписать только Премьер-Министр как временно исполняющий обязанности Президента Украины. То есть у Александра Турчинова как у Председателя Верховной Рады Украины не было юридических полномочий подписывать законы, принятые парламентом. В том числе и закон Украины о восстановлении действий отдельных положений Конституции Украины.

Конституционное право на временное исполнение обязанностей Президента Украины могло бы возникнуть у Председателя Верховной Рады Украины со 2 марта 2014 года, после внесения изменений в Конституцию. И это лишь при условии, что такие изменения подписал Президент или исполняющий обязанности Президента Премьер-Министр Украины с соблюдением XIII раздела Конституции Украины. Таким образом, Александр Турчинов как Председатель Верховной Рады Украины подписал закон, не имея на то конституционных полномочий.

Верховная Рада Украины, её должностные лица и народные депутаты, действуя таким образом, не могли не понимать, что совершают правонарушение, квалифицируемое как государственный переворот.

Чтобы каким-то образом придать легитимность своим действиям, они 22 февраля 2014 года приняли Постановление №750-VII «О тексте Конституции Украины в редакции 28 июня 1996 года, с изменениями и дополнениями, внесёнными законами Украины от 08.12.2004 года №2222-1V, от 01.02.2011 года №2952-VI, от 19.09.2013 года №586-VII». Это антиконституционное Постановление позволило им незаконно возложить исполнение обязанностей Президента Украины на Председателя Верховной Рады Украины Александра Турчинова.

Таким образом, Верховная Рада Украины в нарушение раздела XIII Конституции Украины в этой части внесла изменения в Конституцию не Законом, а Постановлением, что является грубым нарушением конституционной процедуры принятия таких изменений, предусмотренной статьями 154, 155, 156, 157, 158, 159 Конституции Украины.

Депутаты осознавали противоправность своих действий, поскольку в самом тексте этого Постановления указали, что «...соблюдение установленной Конституцией Украины процедуры внесения изменений в Конституцию Украины, определённой разделом XIII Конституции Украины, является одним из базовых условий легитимности конституционного порядка на Украине».

Вышеуказанное Постановление Верховной Рады было незаконно внесено в текст самой Конституции и тем самым вступило в противоречие с решением Конституционного Суда.

Конституционный Суд Украины своим решением №20-нп-рп/2010 от 20.09.2010 года признал закон Украины №2222- IV от 08.12.2004 года неконституционным. Но Верховная Рада Украины его проигнорировала. И это не смотря на то, что в соответствии со статьей 151-2 Конституции Украины, решения Конституционного Суда Украины являются обязательными к исполнению на территории Украины, окончательными и обжалованию не подлежат.

Нарушив вышеуказанную конституционную норму, а также пункт 1 статьи 85 Конституции Украины, Верховная Рада Украины своим постановлением признала тот же самый закон Украины №2222-1V от 08.12.2004 года действующим на территории государства и тем самым, по сути, отменила решение Конституционного Суда.

В соответствии с обязательствами, взятыми Украиной перед Европейским Союзом, все изменения в Конституцию Украины должны проходить предварительную юридическую экспертизу в Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия). Внесённые изменения в Конституцию Украины в феврале 2014 года не были предметом рассмотрения Венецианской комиссии.

В соответствии с решением от 5 октября 2005 года №6-рп/2005 Конституционный Суд Украины в пункте 4.4, 4.5 указал, что узурпация государственной власти означает, неконституционный или не законный ее захват органами государственной власти, ее должностными лицами, которые внесли изменения в Конституцию Украины, способом нарушающий порядок, определённый разделом XIII Основного Закона Украины. Таким образом, действия Парламента и его должностных лиц, попадают под определение «узурпация власти».

22 февраля 2014 года, то есть на следующий день после подписания соглашения «Об урегулировании кризиса в государстве», заключенного между Президентом Украины и лидерами оппозиционных партий в парламенте, Верховная Рада Украины незаконно приняла постановление «О самоустранении Президента Украины от исполнения конституционных полномочий и назначении очередных выборов Президента Украины». В этом постановлении полностью отсутствует какая-либо ссылка на соответствующую статью Конституции Украины, на основании которой было принято такое постановление. В самом тексте постановления указано только неконституционное основание, на которое сослалась Верховная Рада Украины, принимая такое решение, а именно — «самоустранение Президента Украины от исполнения конституционных полномочий».

Однако в статье 108 Конституции Украины четко указаны основания для досрочного прекращения полномочий Президента Украины, а именно:

    Отставка.
    Невозможность исполнения своих полномочий по состоянию здоровья.
    Устранение с должности в порядке импичмента.
    Смерть.

Этот перечень конституционных оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, а такое основание как «самоустранение от конституционных полномочий» вообще не предусмотрено Конституцией Украины.

Статьи 109, 110, 111 Конституции Украины четко регламентируют порядок отстранения Президента Украины от исполнения обязанностей по вышеуказанным конституционным основаниям, что не соблюдено Верховной Радой Украины.

Таким образом, указанное постановление Верховной Рады Украины является незаконным и противоречит статье 108 Конституции Украины.

Соответственно незаконным является и вышеуказанное постановление Верховной Рады Украины в части назначения досрочных выборов Президента Украины на 25 мая 2014 года.

Вышеуказанные факты свидетельствуют о том, что именно таким неконституционным способом Верховная Рада Украины незаконно отстранила Президента Украины от должности с целью захвата власти и тем самым нарушила конституционные права и свободы граждан Украины. Необходимо отметить, что в те дни, с 20 февраля народные депутаты Украины работали под давлением, депутатов избивали, устраивали самосуд, не выпускали из здания Парламента, вылавливали и принудительно, силой доставляли в Парламент.

20 февраля посол США Джефри Паэт обратился к депутатам с призывом немедленно прибыть в Верховную Раду, заявил – «Если вы не будете сегодня в Верховной Раде, вы будете частью проблемы». При этом, он, как и другие иностранные послы не отреагировали на массовые факты давления в отношении народных депутатов и членов их семей.

В своем интервью, изданию УНИАН от 13 сентября 2016 года «Александр Турчинов: Трусость — это страшный грех. Нужно выдавливать из себя раба», заявил: «Я, может, излишне жестко, но откровенно говорил со своими вчерашними оппонентами: что, если они будут голосовать законы, которые нужны Украине, я их на растерзание не отдам».

24 февраля 2014 года Верховная Рада Украины приняла Постановление «О реагировании на факты нарушения судьями конституционного суда Украины присяги судьи» досрочно прекратила полномочия и освободила от должностей за нарушение присяги пятерых судей Конституционного суда, назначенных по квоте Верховной Рады Украины в том числе и Председателя Конституционного суда Украины. Верховная Рада Украины рекомендовала исполняющему обязанности Президента Украины освободить от должностей за нарушение присяги двух судей Конституционного суда Украины, назначенных Президентом Украины, а Совету судей Украины — в трёхдневный срок созвать внеочередной съезд судей Украины, на котором рассмотреть вопрос об освобождении от должностей за нарушение присяги пятерых судей Конституционного суда Украины, назначенных съездом судей Украины.

Кроме того, Верховная Рада Украины постановлением поручила Генеральному прокурору Украины открыть уголовное производство относительно выше указанных судей.

27 февраля 2014 года в Конституционном суде Украины состоялось собрание судей Конституционного суда Украины, по итогам которого принято обращение к европейским и международным организациям и правозащитным институтам в связи с принятием выше указанного Постановления Верховной Радой Украины. В своём обращении судьи Конституционного суда Украины заявили, что они чрезвычайно обеспокоены тем, что Постановление не соответствует конституционным принципам разделения власти в государстве и верховенства права.

Согласно статье 126 Конституции Украины, независимость и неприкосновенность судей гарантируется Конституцией и законами Украины, влияние на судей каким бы то ни было образом запрещается. Постановление противоречит также статье 128 Закона Украины «О Конституционном суде Украины», согласно которой судьи Конституционного суда Украины не несут юридической ответственности за результаты голосования.

Судьи Конституционного суда Украины также заявили, что они обеспокоены угрозами насилия по отношению к некоторым из них и их семьям, а также запретом выезда за границу, что, в частности, поставило под угрозу жизни двух судей Конституционного суда Украины, нуждавшихся в срочном лечении за границей.

Собрание судей обратило внимание мирового сообщества, что в пункте 14 Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 19 апреля 2017 года №1549 (2007) сказано, что «власть единственного органа конституционного правосудия — Конституционного суда Украины — должна гарантироваться и уважаться. Давление в любой форме на судей является недопустимым». Не смотря на данное обращение судей были уволены.

23 февраля Верховная Рада Украины Постановлением № 4195 незаконно уволила Председателя Высшего административного суда Украины Темкижева И.Х. В последствии Верховный суд Украины признал такое увольнение не законным.

16 сентября 2014 года Верховная Рада Украины приняла закон «Об очищении власти», в соответствии с которым началась массовая люстрация и увольнение судей, а по сути по своему содержанию это был закон о запрете на профессию — увольняли судей и чиновников, не согласных с действиями преступного режима, пришедшего к власти в результате государственного переворота.

27 февраля 2014 года Верховная Рада Украины своим постановлением назначила Арсения Яценюка Премьер-Министром Украины и сформировала новый состав Кабинета Министров Украины, чем нарушила статью 114 действующей в то время Конституции Украины, поскольку Премьер-Министр Украины и Кабинет Министров Украины должны были назначаться исключительно Президентом, а не Верховной Радой Украины.

22 февраля 2014 года Верховная Рада Украины избрала своим председателем Александра Турчинова в тот же день, она незаконно своим постановлением уполномочила его координировать работу Кабинета Министров, а 23 февраля незаконно возложила на него исполнение обязанностей Президента Украины. Тем самым была нарушена статья 6 Конституции Украины, в которой сказано, что «государственная власть в Украине, осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную». В руках одного человека, с учетом того беспредела, что происходил в отношении судебной системы, была сконцентрирована фактически вся власть на Украине.

Кроме того, незаконно избранный Президент Украины Пётр Порошенко 25 августа 2014 года досрочно прекратил полномочия Верховной Рады VII созыва, в том числе и мои как народного депутата. Тем самым он нарушил конституционный порядок и конституционные права и свободы избирателей Украины.

Последствия государственного переворота стали для Украины катастрофическими. Произошёл раскол страны. На руках у населения более 4 миллионов единиц оружия. Резко возросли убийства, грабежи и насилия. Уничтожено верховенство права. Гражданская война. Миллионы беженцев. Тысячи убитых. Десятки тысяч раненных. Тотальное обнищание народа. Цены выше возможностей людей.

Таким образом, лица, захватившие государственную власть насильственным путём и узурпировавшие её, нарушили конституционный и правовой порядок на Украине и реально разрушили законодательную, исполнительную и судебную власть на Украине.

Все указанные выше нарушения Конституции нынешняя украинская власть пытается скрыть как от граждан Украины, так и от мировой общественности, и допускает подмену понятий, называя произошедшее событие то «народным восстанием», то «революцией достоинства». По моему убеждению, манипуляцию этими терминами следует оставить на совести тех, кто так говорит, а в действительности следует отметить, что действия, направленные на силовой захват власти, как бы их не называли политические оппоненты, на юридическом языке являются антиконституционными или, иными словами, «действиями, направленными на насильственное изменение или уничтожение конституционного строя, или на захват государственной власти», что, согласно общей теории государства и права, является государственным переворотом.

С целью сокрытия самого факта государственного переворота, нелегитимная нынешняя власть на Украине уничтожила все демократические институты, запретила деятельность отдельных партий, создала атмосферу страха и угнетения, тем самым подталкивая сегодня украинцев к восстанию против тирании как последнему средству защиты их конституционных прав и свобод.

Действующая власть по политическим мотивам осуществляет преследование граждан Украины, которые вынуждены временно проживать в Западной Европе, а также на территории Российской Федерации. Нарушенные субъективные права вынужденных покинуть Украину граждан невозможно эффективно защитить без установления в судебном порядке имеющего юридическое значение факта государственного переворота на Украине в феврале 2014 года. Установление вышеуказанного юридического факта необходимо и лично мне для определения моего правового статуса пребывания в Российской Федерации.

Также в отношении меня возбуждены 3 уголовных дела по надуманным мотивам с целью преследования за политические убеждения, а именно:

    За участие в процедуре голосования по принятию законов в Верховной Раде от 16 января 2014 года;

    3а создание в мае 2014 года в Верховной Раде Украины депутатской группы «За мир и стабильность», которая, несмотря на давление со стороны незаконной власти на Украине, 16 сентября 2014 года в составе 24 народных депутатов прибыла в Государственную Думу Российской Федерации для восстановления межпарламентских отношений.

    За создание общественного движения «Комитет спасения Украины».

21 октября 2016 я обратился в Генеральную прокуратуру Украины с сообщением о совершении уголовного преступления ответственность за которое предусмотрена статье 109 УК Украины, «действие, направленное на насильственное изменение государственного строя или захват власти». Просил внести в Единый реестр досудебных расследований и начать досудебное следствие. Мне было отказано в моем законном праве и данный отказ я обжаловал в судебные органы.

22 октября обратился в Высший административный суд Украины с иском об отмене постановления Верховной Рады Украины №750-VII «О тексте Конституции Украины в редакции 28 июня 1996 года с изменениями и дополнениями, внесенными законами Украины от 8 декабря 2004 года №2222-IV, от 1 февраля 2011 года №20952-VI от 19 сентября 2013 года №586-VII» и постановление Верховной Рады Украины №757-VII от 22.02.2014 года «О самоустранении Президента Украины от выполнения конституционных полномочий и назначении внеочередных выборов Президента Украины». Получив отказ, обжаловал его в Верховный суд Украины.

Практически исчерпав возможность в условиях узурпации власти в Украине, получить правосудное решение, я воспользовался своим правом обращения в судебную систему Российской Федерации.

Всеобщей Декларацией прав человека, принятой резолюцией 217А Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Париже 10 декабря 1948 года, предусмотрено:

«Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности (статья 6).

Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации (статья 7).

Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом (статья 8)».

Указанные положения Всеобщей Декларации прав человека нашли свое закрепление и дальнейшее развитие в Международном пакте о гражданских и политических правах, принятом резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года.

Действующее законодательство Российской Федерации в полной мере учитывает положения названных международных документов, которые ратифицированы как Государственной Думой Российской Федерации, так и Верховной Радой Украины, поэтому они носят обязательный характер для их применения.

В соответствии с пунктом 3 статьи 62 Конституции Российской Федерации, «иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с  гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным       договором Российской Федерации».

В соответствии с пунктом 4 части 1 ст. 22 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, суды рассматривают и разрешают дела особого производства, указанные в статье 262 настоящего Кодекса.

Часть 2 ст. 22 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации предписывает, что суды «рассматривают и разрешают дела с участием иностранных граждан или лиц без гражданства...».

Таким образом, в соответствии с международными договорами, Конституцией и законами Российской Федерации я как гражданин Украины имею право обращаться в суд с заявлением об установлении юридического факта в порядке статьи 262 ГПК РФ.

Подпунктом 1 пункта 1 ст. 262 ГПК РФ предусмотрено, что в порядке особого производства суд рассматривает дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

В соответствии с п. 1 ст. 264 ГПК РФ, суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

Кроме того, п.п. 10, п. 2, ст.264 ГПК РФ предусмотрено, что суд рассматривает дела об установлении других, имеющих юридическое значение фактов.

Из этого следует, что перечень фактов, имеющих юридическое значение, не является исчерпывающим.

Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение, предусмотрены ст. 265 ГПК РФ, согласно которой суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты.

Статьей 403 ГПК РФ предусмотрено, что заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту жительства заявителя.

В соответствии со статьей 267 ГПК РФ, в заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данный факт, а также должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов.

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Согласно части 3 статьи 55 Конституции, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо с целью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Исходя из указанных конституционных принципов, в судебном порядке могут быть установлены любые факты, которые влекут за собой возникновение правовых последствий для заявителя. В настоящее время федеральным законодательством не предусмотрено каких-либо препятствий для установления фактов, имеющих юридическое значение, в судебном порядке, в том числе об установлении факта государственного переворота на Украине, имевшего место в феврале 2014 года.

Начиная с ноября 2014 года я действительно проживаю на территории Российской Федерации в городе Москве, поскольку относительно меня и моей семьи действующей властью Украины осуществляется преследование по политическим мотивам.

Установить факт государственного переворота на Украине иным путем, кроме судебного, не представляется возможным, поскольку такой факт можно установить только путем допроса в судебном заседании свидетелей-очевидцев и экспертов, которые могут подтвердить указанные обстоятельства, а также исследовать иные доказательства, которым может дать надлежащую правовую оценку только суд.

Указанный факт государственного переворота на Украине имеет юридическое значение, поскольку от его установления зависит возникновение, изменение и прекращение не только моих личных прав, но и прав моих сограждан, в том числе правовой статус их пребывания на территории Российской Федерации.

Установление юридического факта государственного переворота позволит начать процесс восстановления правового порядка на Украине и защиты конституционных прав и свобод всех граждан Украины.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 22, 262, 263, 264, 266, 267 ГПК РФ, — прошу:

Установить факт, имеющий юридическое значение, государственного переворота на Украине в феврале 2014 года, в результате которого была незаконно изменена Конституция Украины; незаконно отстранён от должности Президент Украины и прекращены полномочия Верховной Рады VII созыва; антиконституционным способом сформированы органы власти, которые в настоящее время являются нелегитимными.


 Выступление суде заинтересованного лица  –  незаконно смещенного с поста президента Украины Виктора  Фёдоровича Януковича

Стенограмма

15.12.2016. URL:   http://perevorot.info/v-sude-yanukovich-podtverdil-v-2014-godu-v-ukraine-proizoshyol-gosperevorot/

 


Секретарь: Прошу всех встать, Суд идёт.

Судья: Присаживайтесь, перерыв у нас окончен, судебное заседание продолжаем в том же составе Суда, кто у нас прибыл сегодня на заседание?

Секретарь: На судебное заседание прибыл заинтересованное лицо Янукович Виктор Фёдорович.

Судья: Виктор Фёдорович, я вас прошу представиться Суду и участникам процесса.

Янукович: Янукович Виктор Фёдорович гражданин Украины, 1950 год рождения, город Енакиево Донецкой области, Украина.

Судья: Я вам разъясняю, что в настоящий момент мы рассматриваем гражданское дело по заявлению Олейника Владимира Николаевича, по установлению факта имеющего юридическое значение, вы получали копию заявления с приложенными документами? Получали? Ознакомлены?

Янукович: Да.

 
Судья: Хорошо. Вы нам объяснения давать будете, по данному делу?

Янукович: Я: Объяснения буду давать.

Судья:  Будете?

Янукович: Да.

Судья:  Хорошо. Я вам разъясняю состав Суда. Дело рассматривается Дорогомиловским районным судом, в составе судьи Шипкова А. Г., секретарь судебного заседания Солдатова И. М. Я вам разъясняю право выразить отводы Суду и секретарю по основанию статей 16 и 21 УК РФ, вы доверяете составу суда?

Янукович: Доверяю.

 
Судья: Отводы есть у вас, к судье, к секретарю?

Янукович: Нет.

Судья:  Хорошо. Так же я вам разъясняю ваше права и обязанности предусмотренные статьями 9, 35, 39, 48, 55, 56 УК РФ, согласно которых гражданское судопроизводство у нас ведётся на русском языке, государственном языке РФ, лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведётся гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право давать показания, подавать жалобы, на родном языке, или на любом языке, также пользоваться услугами переводчика. Также лица, участвующие в деле, имеют право ознакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, и заявлять отводы, представлять доказательства, задавать вопросы другим лицам участвующим в деле, свидетелям и экспертам, давать объяснения в письменной форме, приводить свои доводы , возражать или ходатайствовать относительно других лиц, участвующих в деле, обжаловать судебное постановление, и использовать предоставленные законодательством в гражданском судопроизводстве, другие процессуальные права. Так же я вам разъясняю, что вправе вести дела в суде лично, через представителя, и лично решать, иметь ли в этом деле представителя. Вы один участвуете в судебном заседании, представитель есть у вас?

Янукович: Сегодня без представителя.

Судья: Сегодня без представителя, Вы у нас участвуете, хорошо. Вам права и обязанности, разъяснённые судом, понятны?

Янукович: Понятны.

Судья: Русским языком вы владеете? Я должна вас спросить, поскольку вы являетесь гражданином Украины.

Янукович: Владею.

Судья:  Владеете, в переводчике не нуждаетесь?

Янукович: Не нуждаюсь.

Судья:  Хорошо. Тогда вам предоставляется слово для дачи объяснений по делу, мы вас все слушаем.

Янукович: Я принял решение принять участие в сегодняшнем заседании суда потому, что считаю события, те которые происходили в 2013 году и в 2014 году, они вышли за пределы правового поля, они проходили с нарушением законов Украины. Эти события повлекли тяжкие последствия, пострадали, как граждане Украины, так и граждане других стран, во время этих событий не только в Киеве на Майдане, но и в последующем… Это прежде всего регионы юго-востока Украины, Донбасс.

Не имея практически никаких оснований, для начала военных действий против мирного населения, власть начала войну с собственным народом. В результате которой погибло около 10 000 жителей и этих регионов, и жителей не только Украины, но и других стран. Тысячи людей пропали без вести, сотни тысяч иммигрировали в другие страны. Некогда процветающий регион – Донбасс, сейчас в руинах. И сегодня ещё продолжается война, и льётся кровь. Моё глубокое убеждение, что война, которая была развязана представителями нынешней власти – это грубое нарушение прав человека, Конституции Украины, и за это нужно, конечно, нести ответственность. Я готов сегодня свидетельствовать по всем этим фактам, прежде всего о госперевороте, который произошёл в Украине. Который повлёк тяжкие последствия для моей страны и для граждан Украины.

Судья:  Из вашего выступления, всё правильно понимаю, что с заявлением Олейника вы согласны?

Янукович: Да, согласен.

Судья: Согласен. Хорошо. У вас вопросы имеются, Владимир Николаевич?

Олейник:  Да, Ваша честь, имеются вопросы. В.Ф., скажите, пожалуйста, какую вы занимали должность в Украине в 2013-14 годах?

Янукович: Я был Президентом Украины с 25 февраля 2010 года.

Олейник: Скажите, пожалуйста, что вам известно об отстранении вас от должности Президента, и были ли конституционные основания для этого?

Янукович: Во время моей поездки по Украине, когда я был в Донецкой обл., после 17 часов на заседании ВР Украины, было принято Постановление Верховной Рады об отстранении меня от занимаемой должности, Постановление была принято с нарушением Конституции Украины, поэтому она привела все последующие решения, так называемой власти, к последующим нарушениям. Были изменены законы и отдельные положения Конституции Украины, этот закон у меня есть, я думаю, что у вас он так же имеется. Было это Постановление, о назначении исполняющего обязанности Президента Турчинова. В Конституции Украины такой должности как исполняющий обязанности нет. То есть это решение было тоже антиконституционным. Ну и все последующие действия, которые происходили в тот день, в парламенте, назначение правительства нового, они так же шли все с нарушением Конституции. Поэтому, на мой взгляд, для того чтобы подтвердить факт незаконных антиконституционных действий нужны соответственные экспертные заключения, и я думаю, что придёт всё-таки время, когда Конституционный суд Украины, имея все основания, все эти решения должен отменить.

Олейник: Уважаемый В. Ф. в Конституции чётко прописаны основания для отстранения Президента от власти. В самом постановлении указано, как самоустранился от выполнения конституционных полномочий. Есть ли такие основания, на ваш взгляд, чтобы положить их в основу данного постановления «самоустранился»?

Янукович:  Во-первых, я был на территории Украины, я имел право свободно передвигаться по территории Украины, выполнять свои обязанности, полномочия. 22 числа, я был на территории Украины, поэтому я не устранялся от своих обязанностей, я работал. 23 числа, я был тоже на территории Украины, я тоже работал, я покинул пределы Украины 24 числа, но 22 числа мы получили подтверждение, моя служба безопасности, что готовится покушение на Президента, и есть угроза моей жизни.

Почему служба безопасности пришла к такому выводу? Потому, что мой кортеж, который шёл из Киева в Харьков, был обстрелян, и во время этого обстрела пострадал один из моих охранников – это первое.

Второе – 21 числа, после того, как я принял решение, и выехал с администрации президента в свою резиденцию, по пути был так же обстрелян кортеж из автоматического оружия… Стреляли по машинам кортежа, в котором я ехал, в котором я находился, то есть практически сразу после подписания соглашения «о мирном урегулировании конфликта».

Дальше по пути следования уже в Донецкой области, когда мы пересекли границу Донецкой и Запорожской областей, наша передовая группа, которая шла впереди, передовая группа охраны, обнаружила засаду, в которой были вооружённые люди… На их взгляд (охраны) их было около… Более ста автоматчиков, одетых в форму без опознавательных знаков.

Были обнаружены два расчёта крупнокалиберных пулемётов. И один из работников ГАИ, который знал телефоны работников передовой группы моей охраны, сообщил, что нас ждут, что дана команда остановить колонну Президента и расстрелять. Никого не оставлять в живых. Это были его слова (работника ГАИ), об этом сообщил руководитель передовой группы, он быстро развернулся в обратном направлении, когда он увидел своими глазами опасность, и услышал звонок, он…

Судья: Я вас прерву на секунду, может вы присядете?

Олейник: Спасибо.

 
Янукович: …и сообщил об этом руководителю охраны, а руководитель охраны доложил мне, на что я дал простой ответ, что он должен выполнять свои обязанности, и управлять ситуацией, я не собирался командовать охраной, что им делать в такой ситуации. Естественно, потом уже, принимались все меры предосторожности, мы изменили маршрут, и искали более безопасные пути проезда в Крым. Что мы впоследствии и сделали. И 23 числа, мы уже были в Крыму.

Олейник: Я могу ещё задать вопрос?

Судья: Да, В. Н. продолжайте.

Олейник: В. Ф., скажите, пожалуйста, 21 февраля было подписано соглашение «Об урегулировании кризиса в Украине», с украинской стороны подписали это соглашение, Вы – как Президент Украины; со стороны оппозиции (Майдана) – Яценюк, Тягныбок и Кличко; и выступили гарантами данного соглашения федеральный министр иностранных дел ФРГ Фран Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел республики Польша Радослав Сикорский, и Эрик Фурнье от имени Франции. Они действовали от имени, и за мандатом Европейского Союза.

Скажите, пожалуйста, кто был инициатором подписания данных Соглашений?

Янукович: Инициатором подписания данного соглашения были представители ЕС, которых вы перечислили. Министр иностранных дел ФРГ Фран Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел республики Польша Радослав Сикорский, и Лоран Фабиус министр иностранных дел Франции, который принимал участие в начале заседания, а потом в средине заседания, сделал предложение и вместо себя оставил руководителя департамента континентальной Европы МИД Франции, Эрика Фурнье. Мы приняли эту делегацию, и во время этой встречи пришли к совместному решению, по их предложению, провести такие переговоры с участием лидеров оппозиции (Кличко, Яценюка и Тягныбока), наработать соглашение «о мирном урегулировании кризиса в Украине». Эта работа у нас началась, фактически, в средине дня 20 февраля, и закончилась около 8-ми часов утра 21 февраля. Текст был согласован, его нужно было откорректировать, поэтому мы взяли перерыв, для того чтобы выполнить эту работу. И в средине дня, около 14-ти часов, 21 февраля, это соглашение было подписано мной, лидерами оппозиции (Кличко, Яценюком и Тягныбоком), со стороны ЕС данное соглашение подписали федеральный министр иностранных дел ФРГ Фран Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел республики Польша Радослав Сикорский, и руководитель департамента континентальной Европы МИД Франции Эрик Фурнье.

Олейник:  Скажите пожалуйста, были ли выполнены пункты соглашения, если не выполнены, то с чьей стороны? На ваш взгляд.

 
Янукович: Мы проанализировали ситуацию с выполнением этого соглашения. И хочу сказать, что анализ выполнения сторонами условий соглашения, выглядит таким образом. 21 февраля 14 часов 50 минут, то есть сразу после подписания соглашения, сотрудники МВД начали постепенно освобождать центр города Киева, то есть со стороны власти соглашение начало выполняться. В 21-00 лидеры оппозиции Кличко и Тягныбок выступили на сцене Майдана и объявили о принятии соглашения.

Во время выступления Кличко на сцену Майдана вышел сотник Парасюк, и объявил, что Майдан соглашение отвергает, и ставит ультиматум. Или завтра до 10 утра Янукович подаёт в отставку, или самооборона идёт на штурм с оружием. 21-30 выступил Д. Ярош – это лидер ПС, и заявил, что не сложит оружие, и не снимет блокаду с правительственного квартала до тех пор, пока не будет выполнено главное требование – отставка Януковича.

23-00 самооборона Майдана штурмом занимает здания ВР, АП, КМ и МВД, немного позже резиденцию Президента Межигорье. Фактически с этого момента оппозиция нарушила условия пункта № 5 соглашения, по которому они должны были освобождать административные здания. В тоже время, органы охраны правопорядка не использовали оружие против отрядов самообороны, которые захватывали Раду и другие админздания. 22 февраля советник Президента Анна Герман заявляет, что Янукович находится в Харькове, и готов подписать принятые накануне законы ВР. 22 февраля в 12-00 Президент Янукович заявляет, что его автомобиль был обстрелян, и называет события, происходящие в Украине, государственным переворотом. Я такое заявления сделал в Харькове. Покушения на жизнь Президента прямо нарушает пункт № 5 соглашения, в котором указано, что власть и оппозиция воздерживаются от использования насилия.

22 февраля 17 часов 11 минут ВР 328 голосами принимает постановление № 757 о самоустранении Президента Украины от выполнения конституционных полномочий, которым смещает Януковича с президентского поста. Стоит отметить, что Президент в это время находился в Донецке. Я в это время выполнял свои полномочия.

Данное решение нарушает статью 108 Конституции Украины, которая предполагает следующие основания для прекращения полномочий Президента Украины: 1) добровольная отставка, я в отставку не подавал; 2) невозможность выполнения полномочий Президента по состоянию здоровья, я был абсолютно здоров и у меня проблем со здоровьем не было; 3) устранение от должности в порядке импичмента, эта процедура не была выполнена, и это тоже нарушение Конституции; 4) смерть. Принятое постановление № 757 не соответствует процедуре импичмента, указанной в статье 111 Конституции Украины, которая предполагает инициирование процедуры импичмента ВР простым большинством (225 депутатов), и создание специальной следственной комиссии — этого не было сделано. Далее. Утверждение выводов комиссии и принятие обвинительного акта 2/3 (двумя третями) депутатов (300 депутатов) – этого не было сделано.

Получение заключений от Конституционного суда и Верховного суда Украины – этого не было сделано. Принятие решения об импичменте большинством ¾ от конституционного состава Рады (338 голосов) – этого не было сделано, тоже. Проголосовало меньше депутатов (228).

Ни одно из юридических требований статьи 111 Конституции Украины не было выполнено, соответственно, ключевые, последующие решения ВР – назначение исполняющего обязанности Президента Украины… В Конституции нет такого понятия, как исполняющий обязанности Президента Украины. Дальше.

Избрание нового генерального прокурора, министра обороны и главы СБУ – является не действительным, так как они не были подписаны Президентом Украины. В совокупности данное решение составляет состав преступления, предусмотренного статьёй 109 УК Украины действия, направленные на силовое изменение или свержение конституционного строя, или на захват государственной власти.

Действия представителей стран заверивших соглашения, 22 февраля 2014 года, министр иностранных дел республики Польша Радослав Сикорский заявил, что Польша признаёт новое правительство Украины, тем самым нарушив своё обязательство по поддержке реализации соглашений.

О поддержке нового правительства выступил премьер министр Швеции Карл Бильд.

23 февраля 2014 года, так называемая власть получила признание со стороны США и ЕС (заявление представителя ЕС и посла США в Украине). 22 и 23 февраля 2014 года, я был на территории Украины, мои попытки выйти на связь с подписантами этого соглашения не увенчались успехом. Связь установить не удалось.

5 марта 2014 года совет ЕС ввёл санкции против Януковича. Было очень много комментариев различных представителей стран Запада на соглашения и гос. Переворот, они все искажали суть, то есть они не подтверждали, что на самом деле произошло грубое нарушение Конституции, в результате которого был совершён гос. Переворот. Я эту справку вам передаю.

Судья: Сюда передавайте.

Олейник: Скажите, пожалуйста, ещё один уточняющий вопрос, в рамках подписанных соглашений 21 февраля 2014 года, какие гарантии были даны господином Штаймайером, господином Фурнье, господином Сикорским в обеспечении подписания соглашений, били ли вообще гарантии, т.е. если они от имени ЕС подписывали данные соглашения? На мой взгляд, они должны или дать такие гарантии обеспечение выполнения этого соглашения, если они давали такие гарантии, то в какой это было форме, и какое содержание?

Янукович: Эти все гарантии выписаны в соглашении «о урегулировании кризиса на Украине», все пункты, они здесь есть, это соглашение у меня в руках. Они проанализированы, часть из них я сейчас перечислил, например, расследование актов насилия будет проведено под совместным мониторингом власти, оппозиции, совета Европы – этого не было сделано, и это не делается. Например: власть не объявляет ЧП, власть ЧП не объявила; власть и оппозиция воздерживаются от силовых методов, власть воздержалась, оппозиция нет…

…ГПУ выполняла свои непосредственные обязанности и проводила расследование, и кроме этого, кроме следствия которое было проведено в этот период времени, ещё должен был и суд подтвердить, т.е. мы действовали в соответствии с законом. Поэтому у меня не было, и тогда, и сейчас нет прав голословно обвинять, кого бы то ни было в каких-либо преступлениях, в том числе работников Беркута, что они превысили свои полномочия.

Да, в СМИ была такая, можно сказать, развита такая истерия, 30-го числа работники Беркута, якобы побили студентов на Майдане.

Но в ходе разбирательств, когда начали разбираться по этому вопросу, я получал предварительную информацию, было установлено, что на работников Беркута напали радикалы, с прутьями, с горящими факелами, и начали их (Беркут) бить. Они (Беркут) естественно приняли меры, прежде всего, своей собственной защиты, и во вторых, поскольку там находилось очень много людей, они приняли меры, чтобы их изолировать. Но это ни как не были студенты.

Естественно группа журналистов, которая была подготовлена, как мы уже сейчас проанализировали, широко освещать эту провокацию против работников правоохранительных органов, я её иначе не называю. Они раздули это всё в СМИ, и население Украины было дезориентировано.

Так как и во многом было дезориентировано население Украины по событиям на Майдане. У меня есть хронология событий, всех, ноября – февраля месяца 2013-14 г.г. Ежедневно, что делала власть для того чтобы избежать того кризиса политического, который развивался в это время в Украине. Это ежедневные действия работников правоохранительных органов, Президента Украины, и так далее по урегулированию этого конфликта. Я хронологию этих событий, так же просил бы изучить, я передаю её тоже вам…

Судья: Вы передаёте Суду?

Янукович: Да я передаю, чтобы вы передали Суду. Там есть ссылки на различные сайты, хотя сегодня многие сайты, власть уничтожила. Но всё это можно легко восстановить.

Судья: Вы просите приобщить этот материал к делу, переданный?

Янукович: Да, конечно. Конечно. Мы делали всё, чтобы избежать конфликтов, избежать кровопролития, и урегулировать этот конфликт политическим путём.

Судья: Возражений нет по вопросу приобщения?

Олейник: Нет.

Янукович: Заканчивая своё выступление я хочу сказать, всё, что произошло после событий в ВР 22 числа, когда антиконституционным способом принимались все законы и избиралась так называемая власть, эйфория Майдана перешла все границы.

Начали образовываться вооружённые группы, которые начали передвигаться в районы юго-востока. На Майдане и в Парламенте начали звучать призывы, что мы научим их жить. Первый такой так называемый батальон «Днепр» вошёл с Днепропетровской области в Донецкую область, в район Красноармейска, там шахтёры только вышли с шахты… Добывали уголь… Молодые парни начали возмущаться. Кто вы такие? С автоматами тут ходите. Они на глазах людей расстреляли этих ребят. Это событие вызвало очень резкую реакцию населения, и население начало искать возможности как себя защитить. Начали образовываться отряды самообороны, появились инициативные группы.

Люди начали вооружаться, в том числе и начали захватывать склады с оружием. Фактически, у них не было другого выхода, потому что… Я не могу иначе, другими словами назвать действия вот этих радикалов, как карательные отряды. Это были карательные отряды, которые показательно издевались над мирным населением, над женщинами, над детьми. Грабили людей, и всё остальное, актов насилия очень много, очень много людей пострадавших. Поэтому власть вместо того, чтобы отреагировать на эти незаконные действия радикалов, так называемых батальонов, она обвинила сразу жителей юго-востока в сепаратизме.

Нам известно, такая информация у нас была в то время. Работники правоохранительных органов, которые изучали ситуацию на Донбассе, всё что там происходит, внесли предложение срочно вмешаться власти и прекратить эти насилия – первое.

Второе – создать группу переговоров с представителями отрядов самообороны Донбасса с представителями этих образований, которые призывали людей объединяться и защищаться. Всё это воспринималось… Их называли одним словом террористы, дальше сепаратисты. Повесили эти ярлыки, и было принято решение ввести вооружённые формирования, армию. Не было ни одной попытки сделано, чтобы предотвратить какие-то акты насилия, наоборот это всё поощрялось, и бесчинствующие отряды продолжали громить населённые пункты, и население от этого страдало. Ну и конечно жители начали объединяться и себя защищать, с оружием в руках.

Затем было принято решение ввести войска, тяжёлую технику, артиллерию, танки, и.т.д. И так началась война. Я хочу ещё добавить, что в тот период времени никаких наёмников на стороне мирных жителей, не было. Это были добровольцы, которые самостоятельно выехали с приграничных районов России, присоединились к жителям Донбасса, к их защите. Это были жители, и Ростовской области, и Воронежской, и Белгородской.

Я в тот период времени находился в Ростове и как раз когда эти бурные события начались, уже был большой поток беженцев, меня попросили оказывать им какое-то содействие, просто люди.

Их выводили с зоны боевых действий, выводили вот эти вот ополченцы. Но это были ополченцы как местные жители, с Украины, с Донбасса, так и жители с приграничных российских регионов. Они все были вместе, я бы их не называл наёмниками, потому что им никто, никаких денег не платил. Это люди. которые добровольно изъявили своё желание, волю, помочь людям, попавшим в беду. Вот я бы на этом заострил, Ваша честь, ваше внимание, что война в Донбассе – это последствия бесправных действий радикальных групп, организованных, вооружённых в отношении мирного населения, которых поддержала власть и ввела потом ВС Украины.

Олейник: Скажите, пожалуйста, давали ли лично вы указания, или руководители силовых структур, на применение оружия против митингующих, в январе – феврале 2014 года?

Янукович: Таких указаний никто не давал. Работники правоохранительных органов пользовались законами Украины, ведомственными инструкциями, и правами которыми они были наделены законом. Если такие случаи и были… Они не нуждались ни в каких приказах. Но я таких приказов не давал, и таких приказов, я точно знаю, не давало высшее руководство правоохранительных органов. Что происходило на местах, во время стычек, мы этих деталей не знаем, но исходя из того, что мы слышали, если где-то может быть и применялось оружие, то только в целях самообороны, а возможно для устранения угрозы, которую несли вооружённые люди гражданам. То есть применяли, если применяли, в защиту прав людей, но мы таких случаев не знаем.

Олейник: Скажите, пожалуйста, вы как Президент достаточно были информированы о событиях января – февраля месяца, поскольку докладывали силовые структуры, спец службы и.т.д. 18 – 21 февраля уже на Майдане работали снайперы, что вам докладывали силовые структуры, что это за группы, какие они выполняли задачи, что вы можете сказать по данному вопросу?

Янукович: У нас очень много было самой противоречивой информации, некоторая информация была о том, что снайперы – это люди которые прибыли в Украину с других стран, многие снайперы были в масках. Но стрельба велась из зданий, которые контролировал Майдан. Даже попытки попасть в эти здания, со стороны представителей Майдана, пресекались. Потому, что в эти здания… Там стояла охрана, и никого туда не пускала. Есть показания участников Майдана, что когда они видели, что стрельба велась из этих зданий, они пытались туда проникнуть и увидеть, кто же по ним стреляет. Их туда не пускали.

Олейник: Скажите, пожалуйста, 22 января на Майдане было провозглашено создание народной рады, такие же народные рады были созданы на местах, и уже с 22, 23, 24 января начали захватывать админ. здания обл. гос. администраций, прокуратуры, СБУ? Как вы оцениваете эти события, насколько они нарушили управляемость государства, нарушили конституционный порядок, насилии ли они массовый характер? Какие меры предпринимали вы, как Президент и правоохранительные органы, чтобы навести конституционный порядок?

Янукович:  В той записке, хронология событий, которую я передал, там ежедневно… Хронология… Ежедневно… Всё, что делала власть, делали правоохранительные органы, там всё описано.

Я хочу сказать, что мы работали в рамках закона. Более того, естественно, мы задерживали правонарушителей, правоохранительные органы выполняли свою работу. Многие из задержанных находились в местах временного пребывания.

Работали следователи, то есть правоохранительные органы работали в рамках своих полномочий, в рамках закона Украины. Но, в результате постоянно проходивших переговоров с оппозицией, по урегулированию кризиса, мы принимали решения смягчающие действующие законы Украины, и по результатам переговоров, в парламенте готовились амнистии, с участием двух сторон, эти амнистии я подписывал, согласно наших договорённостей, и те правонарушения которые не были связаны с тяжкими последствиями, этих людей освобождали, а все тяжкие – они были под следствием.

Поэтому меры принимались, но ещё раз повторяю, главная наша была цель – мирным путём отрегулировать эти конфликты. Были периоды когда у нас появлялась вера, что это нам удастся, но и конечно нас сильно дезориентировала делегация министров иностранных дел ЕС, которая приехала сюда с полномочиями, и как раз очень острый вот этот период, стрельбы снайперов, увеличение потерь, с двух сторон, ведь стреляли не только в работников правоохранительных органов, но и стреляли майдановцев, и стреляли с одних и тех же мест, причём стреляли в  майдановцев не вооружённых, не тех которые были с оружием, и не стреляли в лидеров, видимо такая была концепция разработана, создать конфликт, обострить ситуацию, ну и разжечь ненависть к власти, к правоохранительным органам.

Я лично тоже проводил переговоры, индивидуально, кроме таких больших переговоров я проводил личные, потому что меня удивляла та неправда, которая велась в средствах массовой информации, которая дезориентировала людей. И во многих переговорах, которые я проводил, я работал круглосуточно, я видел понимание и со мной соглашались, что это искусственно созданный, можно сказать жестокий сценарий, а в конце он стал ещё и кровавым.

Кто авторы были, этого сценария, я не берусь утверждать, но та поддержка, которая была со стороны Запада, которая была со стороны США этим противоправным действиям майдана, говорит о том, что эта поддержка была всесторонней. У нас была информация, что в посольстве США работал координационный штаб.

Олейник: Скажите, были основания для введения ЧП в этот период?

Янукович: Закон Украины, тот который действовал, вы как юрист можете его сейчас прочитать, он не давал каких-то особых полномочий власти, для принятия каких-то особых решений, и объявлять ЧП в тот период было практически бессмысленно, можно было объявить военное положение, и начать антитеррористическую операцию, такие намерения были, но было упущено время, и это не было сделано. Хотя сейчас меня обвиняют в том, что мы это сделали. Если бы мы это сделали, то БТРы и танки были бы на Майдане, мы этого не сделали. Потому, что мы понимали – это перерастёт в полномасштабную гражданскую войну, и все эти действия перекинутся в другие регионы Украины. Ведь Украина в то время была, фактически, разделена пополам. У нас была социология, и мы видели, что Майдан в тот период времени поддерживали порядка 49 % граждан, а так называемый Антимайдан где-то 48 %, и небольшое количество людей не высказывали свою точку зрения никак.

Олейник: Относительно военного положения это был второй вопрос, но вы на него ответили. Вы сказали о том, что было упущено время. Я хотел бы задать уточняющий вопрос. Это решение было принято самостоятельно руководством страны, или под давлением Запада и американцев?

Янукович:  Какое решение?

Олейник: О том, чтобы не вводить военное положение. Это было самостоятельное решение, или оно было принято под давлением? Или не было давления?

Янукович:  Давление было постоянное потому, что многочисленные делегации западные, они приезжали в Украину, они пытались влиять на власть, и всячески поощряли действия на Майдане. Мы это хорошо видели, мы это понимали. Но, в общем-то, преобладающая точка зрения, была у всех, можно сказать участников этих всех событий со стороны власти, членов правительства, преобладающая точка зрения, что нужно сделать всё, чтобы не допустить кровопролития. Эта точка зрения была всегда в основе принятия каких-то решений. Поэтому круглосуточные наши переговоры с оппозицией, они имели своей главной целью – договориться. Поэтому я пошёл на всё, если прочитать этот договор, здесь в оригинале выписан на украинском языке, с подписями всех участников (показывает Суду подписи), это копия, я тоже передаю вам её. Здесь… Этот документ датирован, 16-35 по времени, 21 февраля, он вышел на сайт, после того как прошёл процедуры регистрации, в 16-35 он был опубликован на сайте Президента. И…

Судья: Это что за документ? Название документа озвучьте.

Янукович:  Название документа «Угода про врегулювання кризи в Україні», это соглашение об урегулировании кризиса в Украине. Соглашение.

Судья:  Хорошо.

Янукович:  И здесь всё четко было расписано, мы очень долго работали для того чтобы найти приемлемые для всех сторон решения, и как Президент я пошёл… Я принял решение про досрочные президентские выборы. Мы посчитали, сколько нам нужно времени, чтобы провести конституционную реформу, изменить избирательное законодательство, здесь всё расписано, дальше, избирательную комиссию, всё это согласовать на всех уровнях власти. Кроме этого, согласно правил ОБСЕ, и все законы пройти через экспертизу Венецианской комиссии.

И мы вышли на сроки президентских выборов на декабрь месяц т.е. досрочные президентские выборы, их раньше провести было просто не возможно, потому что нужно было выполнить вот эти все правовые решения. Это даже были требования оппозиции, мы пошли на это, на изменение Конституции. Мы дали согласие на то, что Коалиция в Парламенте будет голосовать в поддержку этих изменений, мы шли мирным путём. Просто смена власти без правовых изменений, она ничего не давала.

Только украинский народ мог решить, кто же будет потом возглавлять страну. Т.е. те принципы демократические, которые были заложены и в Конституции, и по сути говоря, в 2010 году весь мир признал о том, что выборы в Украине были демократичными,

Президент избран демократическим путём. Мы хотели эту преемственность сохранить, это было моё личное решение, я сам внёс предложение, меня никто в этом не убеждал, учитывая остроту той ситуации, я предложил, давайте, я готов пойти на досрочные президентские выборы, не будем ждать окончания полномочий, пойдём на досрочные президентские выборы, и об этом общество должно быть информировано.

Я передаю Вам, Ваша честь, копию этого документа. И здесь постановление ВР, это тоже копии, и те законы Украины, которые были приняты с нарушением Конституции.

Олейник:  Скажите, пожалуйста, вы только что сказали о том что у вас было очень много встреч с политиками высокого уровня, и ЕС, и США вы говорили, что оказывалось давление на Украину, на руководство Украины, не могли бы вы назвать хотя бы несколько примеров таких встреч, конкретно, содержание разговора, и почему вы считали что это давление, в какой форме оно было высказано иностранными политиками?

Янукович: Я бы начал с того периода когда Кабмин. Принял решение отложить подписание соглашения «Об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС».

Как только это решение было принято Кабмином., практически уже в этот день началось давление на Кабмин., на Президента. Вопрос был один. Почему вы решили отложить подписание соглашения? Ответ был очень простой. Потому что это соглашение нарушало национальные интересы Украины.

Только за один 2013 год Украина потеряла товарооборот с Россией около 14 млрд. долларов. Это были те упредительные меры которые принимало правительство России, в преддверии подписания Украиной договора с ЕС. Почему? Потому, что Россия защищала свои интересы, и свой рынок, который в соответствии с теми нормативными документами которые были подписаны между Украиной и Россией, не позволял России в полной мере защитить рынок от реэкспорта.

Возник вопрос, а что же в этой ситуации нам делать для того чтобы предотвратить эти негативные последствия? И вот наши специалисты посчитали что, чтобы нам компенсировать те потери которые были в результате подписания этого соглашения, нам нужно около 200 млрд. долларов – это один вариант при котором если бы мы получали эти деньги и были приняты соответствующие решения.

И подписаны соответствующие документы, конечно, это соглашение мы бы подписали. Но, нам ответили, что в ЕС таких денег нет. Во время переговоров мы называли аргументы, а почему же для Греции, например, 350 млрд. это решение было принято, а по Украине… Украина на много больше страна, и у нас ситуация, она была абсолютно понятной, почему нам нужны были эти деньги. Но, ответов прямых, мы не получали. Тогда мы внесли предложение провести трёхсторонние переговоры между ЕС, Украиной и Россией. Учитывая, что аналогичный договор должен был подписываться, и он уже готовился, между Россией и ЕС, мы были заинтересованы чтобы Украина была третьей стороной при подписании этого договора, потому что мы понимали какие там закладывались принципы, и для нас не понятно было как эти принципы будут влиять на нашу экономику, практически у нас не было информации, поэтому предложение было простое – прозрачно сесть за стол переговоров, и подписать такой договор в «треугольнике».

Потому что ЕС у нас товарооборот в 2013 году был 43 млрд., а с Россией 64 млрд., с Россией и странами СНГ – 64. Учитывая то, что мы за 2013 год потеряли 14 млрд., то конец 2013 года для нас уже был понятен, что при такой динамике мы должны были потерять ещё порядка 25 млрд. Для нас это было не приемлемо. Это было катастрофично, тем более мы теряли целые отрасли, причём отрасли высокоразвитые, с продукцией очень большой добавленной стоимости, в основном – это машиностроение.

Вот этим переговорам мы уделяли очень большое внимание. Во время переговоров были надежды на то что ЕС согласится. Параллельно мы вели переговоры с Россией. Россия дала согласие принять участие в переговорах, в формате «треугольника».

Так как показало время, что ЕС поставил для себя цель подписать этот договор в таком виде, как он был составлен, грубо говоря, любой ценой. И вот это было тем фактором, который фактически привёл к дезинформации население Украины, дезориентации людей, люди, не смотря на то, что мы круглосуточно пытались вещать в СМИ о наших целях, и почему мы не подписываем это соглашение, потому что это нам не выгодно, никто не имеет права на нас давить, мы независимое государство, мы принимаем только те решения, которые считаем нужными, которые пойдут на пользу людям, и на пользу нашему государству.

Но, к сожалению, многие СМИ были под контролем олигархичных групп, а эти группы были под давлением финансовой системы Запада. Это давление оказывалось на них, а они различными способами дезинформировали население Украины. СМИ просто говорили не правду. Сегодня у нас есть масса документов которые принимало правительство, которые мы рассматривали, я думаю вы их легко можете получить,

Ваша честь, и при необходимости мы вам их предоставим. Это большой объём документов. Я думаю, что Владимир Николаевич их получит и вам передаст. Эти документы все датированы 2013 годом, или может быть началом 2014 года. Они реальные, они были в СМИ.

Встречи, которые у нас проходили с представителями западных стран, нас убеждали в том, что вариантов других нет, вы обязаны подписать. Я задавал один простой вопрос. Почему вы считаете, что я обязан это делать? Я обязан только украинскому народу, который оказал мне доверие, и я выполняю сегодня свои полномочия от имени украинского народа, я никогда не пойду, ни на какие решения, которые будут противоречить национальным принципам Украины.

И вот это противостояние оно в общем-то выливалось в организованные действия участников Майдана, которые как сейчас показало время, уже многие были дезориентированы.

Та пропаганда которая была в отношении, и меня лично, и моего окружения… Она… Она тоже была лживая. Прошло три года, нет никаких решений и доказательств, что какие-то средства я накапливал на каких-то счетах, которые были не известны, или не задекларированы.

У меня один единственный счёт в Сбербанке Украины, других счетов у меня никогда не было, ни в одном государстве мира. Но, эта дезинформация она… И тогда, и сейчас идёт… Все говорят, все называют какие-то мифические суммы, мифические цифры.

До ареста средств на счету в Сбербанке Украины, у меня есть все распечатки, я свои средства тратил на коммунальные услуги, которые мне оказывались, коммунальными предприятиями, на благотворительную помощь детям, больным, и т.д.

Все эти средства, которыми я владел, я управлял ими лично, и принимал самостоятельно по этим суммам решение. Поэтому никаких сказочных средств и богатств у меня, к сожалению, нет и не было. Потому, что я прожил публичную жизнь, и в разные времена я отчитывался перед избирателями, перед украинским народом.

И меня мои оппоненты светили, как могли, со всех сторон.

А вот эта лживая информация, она приводила людей в бешенство, и люди были совершенно дезориентированы. После личных встреч, отношения у нас менялись, но это не оказывало какого-то влияния на людей которые с одной стороны были обмануты, а какая-то часть…

Какая-то часть, можно сказать управляла этим процессом, она сильно была мотивирована, и очень сильно рвалась к власти. Им очень хотелось, любой ценой забрать власть.

Они её забрали, вот таким способом, но цена этой власти оказалась очень дорогой. Много пролилось крови, и по сей день идёт война. У меня сегодня только одна мысль, что нужно сделать, чтобы война наконец-то прекратилась? 

Олейник: Скажите, пожалуйста, я хотел бы уточнить, после отказа подписания ассоциации с ЕС, у нас есть свидетель, который дал согласие свидетельствовать в том, что прозвучала с уст одного из руководителей ЕС, фраза «если не вы подпишете, то подпишет другой Президент и другое правительство», это соответствует действительности или нет? На ваш взгляд.

Янукович: Знаете… Я хочу сказать, что как таковых прямых угроз я лично не слышал, прямых, но они постоянно говорили одно и то же, что это самая большая ваша ошибка, которую вы допустили, ещё не поздно её исправить. Со мной проводили такие беседы, говорили, что впереди ещё президентские выборы, вы ещё можете быть избраны второй раз. Вы будете ездить, в европейских странах вас будут хорошо принимать, вы будете очень уважаемый человек, и так далее. Вы напрасно это делаете. Я прекрасно понимал, что если я подпишу такое соглашение, то я предам украинский народ, предам свою страну. Я не хотел этого делать, это было просто исключено. Мои принципы мне не позволяли сделать этот шаг. Я был категорически против. И такой силы, которая бы могла каким-то способом меня заставить это сделать — не было. Я не пошёл ни на что. Поэтому в этом меня можно упрекнуть. Я здесь согласен. Если бы я подписал, то последствия были бы катастрофическими.

Они… И сейчас экономика Украины находится в тяжёлом состоянии, достаточно сказать того, что произошло. Война… Жертвы… Горе… Конечно, маленькая кучка людей, очень маленькая, она что-то выиграла, она получила власть, доступ к ресурсам, но не это нужно украинскому народу.

Олейник: Скажите, пожалуйста, если это возможно, корректно, могли бы вы назвать конкретно фамилии и должности тех, кто вёл такие разговоры с вами, как с Президентом Украины?

Янукович: Я бы сказал так, легче сказать, кто не вёл. Практически все, кто приезжал, все делегации говорили, вы что не понимаете, это ваша большая ошибка, у вас всё хорошо вы очень много сделали для того чтобы модернизировать страну. Ваше правительство многое сделало для того чтобы интегрировать Украину в Европу. Я отвечал очень просто, мы это делали для себя, потому что мы действительно хотели модернизировать страну, мы хотели, чтобы наша страна была современной, чтобы люди были социально защищены. Поэтому реформы, которые мы проводили, многие из них имели европейские стандарты, но наша цель была, как говорят, в Украине сделать Европу, мы так об этом и говорили. Мы об этом мечтали. У нас очень эффективно работали рабочие группы, которые занимались реформами. Парламент и правительство работали синхронно, принимались законы. Особенно… Это… Как бы не радовало никого кроме нас. Хотя до того периода времени, пока мы шли по этому пути у нас проблем не было.

Как только мы сказали, что это нам не выгодно, и мы должны провести соответствующие переговоры, и поискать компромиссы, с нами начали разговаривать незаконным путём.

Олейник: Виктор Фёдорович, с 28 ноября, как только возник Майдан по нашему анализу где-то больше 30 политиков высокого уровня, различного представительства от Евро парламента до американских политиков побывали на майдане. В соответствии со статьёй 1-ой Конституции Украины – это суверенное право государства, его граждан, определять внутреннюю политику, внешнюю политику.

Считаете ли вы такие визиты, которые были односторонние, потому что рядом был Антимайдан, была другая точка зрения, считаете ли вы такие визиты вмешательством во внутренние дела Украины? Если да, то, как вы реагировали как гарант Конституции,

Президент он гарант Конституции, на то чтобы не допустить такого вмешательства во внутренние дела Украины?

Я реагировал в корректной форме. У нас достаточно было контактов со всеми посетителями, мы всем говорили одно и то же, если вы нас уважаете, если вы уважаете украинский народ, если вы действительно хотите чтобы Украина интегрировалась в Европу, вы не должны так к нам относиться, как вы относитесь.

Есть такая пословица «насильно мил не будешь» — это русская пословица, её много кто знает. Поэтому когда речь идёт о защите национальных интересов, здесь этот принцип менять или подменять не возможно. И мы его никогда, ничем не подменяли. Я действительно защищал, до конца интересы Украины. Всё что потом произошло, три года прошло, до сих пор соглашение не подписано, экономика упала, доллар вырос в три раза, население обнищало, идёт война – это цена… Такую цену должен заплатить украинский народ, ради того чтобы к власти пришла кучка людей, которая это всё организовала?

Потом, вы скажите… Это мыслимо или не мыслимо, чтобы при Президенте Януковиче, министры были из других стран, и губернаторы? Этого представить себе никто не мог. Сейчас – это норма. Попытки извне управлять Украиной – это нарушение суверенитета нашего государства. Но, ведь нынешняя власть делает это добровольно.

Украинский народ, только он может дать оценку, и на выборах принять решение. Естественно, правда она не всегда легко даётся, нелегко её всегда услышать, на сегодняшний день не все ещё до конца всё поняли.

Олейник: Виктор Фёдорович, в украинском законодательстве существуют механизмы, которые не позволяют вмешиваться во внутренние дела Украины, в частности, компетентные органы имеют право не допустить въезд таких лиц Украину, причём мы говорим о высоком уровне, потому что я знаю там были попытки небольших экстремистских групп, тут сработали, слава Богу. И объявлять таких лиц, которые уже на территории Украины уже проводят такое вмешательство, персонами нон-грата.

Докладывали ли вам представители силовых структур, компетентных органов, МИД о том, что такие механизмы были задействованы? Или нет?

Янукович: Да, они у нас были задействованы.

Олейник: Вы не можете вспомнить кого из высоких должностных лиц ЕС или США, Вы просили покинуть страну?

Янукович: Я сейчас это вспомнить не могу, но могу сказать однозначно, что база данных уже стёрта. База данных уничтожена.

Олейник:  В период обострения ситуации, я таковым считаю – это с 22 января, когда начали захватывать помещения, не только на местах, но и когда были захвачены министерства, минсельхоз, минюст было захвачено, и кабмин уже вынужден был работать в режиме блокады реальной, работников не допускали.

Скажите, пожалуйста, в этот период были визиты, достаточно высокого уровня чиновников, в том числе и В. Нулланд, и К. Эштон. Встречались ли вы с ними, и обращали ли внимание этих политиков на то что, те, кто протестуют должны немедленно освободить помещения, немедленно разблокировать органы власти поскольку, вопрос стоит национальной безопасности. Если встречались, говорили, скажите о чём?

Янукович: Ещё раз хочу ответить на этот вопрос. Прошу учесть хронологию событий, действия власти ежедневно, которую я передал высокому суду, там всё прозрачно расписано, практически каждая минута. 

Олейник: Скажите В. Ф., когда приняли решение об изменении конституции, а вы как Президент очень хорошо знаете процедуру этих изменений, в соответствии с Конституцией, обязательно должна быть предварительная экспертиза, тех изменений, которые вносятся в Конституцию, конституционным судом. Что вам известно об обстоятельствах незаконного, данного решения, поскольку с трибуны ВР они утверждали, что направили вам, немедленно, на подписание. Если вас по Конституции сроки, в соответствии с которыми вы имеете право ознакомиться с законодательным актом, законопроектом, может быть изучить его, наложить вето, то есть это ваше право которое предусмотрено конституцией. Нарушено ли оно было в данном случае, с точки зрения того что они требовали немедленно подписать законопроект? И был ли он реально вам направлен на подписание? 

Янукович: Я никаких документов не получал. Я привёл вам пример этого соглашения которое было подписано 21 числа, оно было подписано в 14 часов. Около 14… А на сайт оно смогло попасть, при том, что работал весь аппарат, правовые, юридические службы, только после 16 часов, где-то в 16 – 30. Любые документы проходят всегда процедуры, и службы для этого и существуют, для того чтобы исправить какие-то возможные ошибки (юридические, орфографические). Это в обязательном порядке с точки зрения юриспруденции, с точки зрения последствий каких-то не качественных документов, они могут быть самые неожиданные, и кто-то может оспорить в суде. Поэтому мы всегда соблюдали процедуры, и этого требовали от наших всех партнёров, с которыми мы работали в правовом поле. ВР, она это всё имела, это же всё было выписано в регламенте, сроки…

Соответствующие были приняты законы, прохождения документов. Поэтому любой протокол, в котором можно написать любые слова «немедленно!!!», красными чернилами – это не основание нарушать законы.

Естественно всё что было в соглашении, все обязательства которые я брал когда я ставил подпись… Поскольку 21 числа я был до конца рабочего дня на своём рабочем месте, 22 числа я планировал или возвращаться в Киев, или переехать в Крым. В любом случае я бы в воскресенье уже был в Киеве, в любом случае. Поэтому фактически один день…

Я бы конечно все документы, которые были готовы, они бы прошли соответствующие процедуры, я бы их все подписал. Я никогда ни одной минуты не задерживал, тем более такие очень важные с точки зрения политической ситуации, которая была на тот момент в Украине, эти документы. Я бы конечно подписал. Но, это был блеф. Мне по телефону сказали… Начали меня обвинять, что я там что-то не подписал…

Ну во первых… Как бы, их на самом деле не было, в канцелярии они не были зарегистрированы. Во вторых, 22 числа в 17 часов, появились все решения, чтобы отстранить меня от власти. И более того не просто отстранить…

В то время когда я с Харькова летел, военный диспетчер пытался повернуть мои вертолёты в Харьков, в аэропорт в котором… В аэропорту уже была группа захвата. Действующего Президента… Когда лётчик сказал, что он выполняет команды Верховного главнокомандующего, а не диспетчера, и никуда он не собирается возвращаться, и даже если я прикажу ему возвращаться, ему не хватит топлива на обратный путь, потому что посадка предусмотрена в Донецке.

Военный диспетчер ему стал угрожать и сказал, мы сейчас поднимем истребители и принудительным путём посадим вертолёт. Я говорю, если у вас есть на это право – вы делайте это. Вы нарушаете законы Украины, и за это будете нести ответственность. Это так ответил лётчик, который управлял вертолётом.

Он передал это моему охраннику, а охранник мне сказал. Я сказал, вы правильно себя ведёте, мы летим на Донецк. А в Донецке, когда мы прилетели, нас заблокировал отряд пограничников донецкого аэропорта, с оружием в руках. И когда я вышел на поле, я подозвал капитана, который руку держал на кобуре, а другие стояли, там, с автоматами. Я подозвал его и говорю: будешь в Президента стрелять? Он стал по стойке смирно, и на украинском языке «вибачте пане Президент».

Я говорю, а где твой командир? Он указал мне на командира, этот командир подошёл ко мне, чеканя шаг. Я ему задал вопрос. Вы понимаете, что вы делаете? Вы за это будете нести ответственность. Вас будут судить. Вы полковник… Он назвал фамилию, я её сейчас не помню, но она у нас есть, записана. Я спросил, чью команду вы выполняете? Он ответил, что выполняет команду председателя комитета пограничного контроля – Литвина. А ему дал команду председатель ВР Турчинов.

Я ему говорю, что вы вообще-то понимаете, что я Президент Украины, Верховный главнокомандующий, вы понимаете, что выполняя эти приказы, нарушаете, и Присягу, и закон. Я могу прямо сейчас вас арестовать, и будет открыто уголовное дело. Он говорит, ну извините товарищ Верховный главнокомандующий, я не прав. После этих слов он сказал: разрешите я уберу своих бойцов? Я говорю, убирайте. И они чеканным шагом пошли в сторону здания аэропорта.

Вот после этого я принял решение, поскольку уже было опасно передвигаться воздушным путём, и я понимал, что если мы самолётом полетим в Киев, там нас тоже ждёт опасность. Моя служба безопасности начала уже вносить предложения, и предложение было простое, переехать в Крым, а с Крыма уже по обстановке действовать. Скорее всего… Прилёт Президента в Киев… Я дал согласие. По пути, когда мы ехали в Крым, по дороге мы увидели засаду.

Фактически в это время, находясь в Донецкой области, ещё до принятия этих антикоституционных решений и законов в Парламенте, уже проводились такие противозаконные действия военнослужащими пограничных войск, военных диспетчеров.

Сегодня уголовное дело о покушении на жизнь Президента, в Украине, открыто, но не расследуется. Свидетелей этих противоправных действий очень много, они дали по делу все показания. Но, пока это не расследуется. И моя охрана считает, что на сегодняшний день, есть большая угроза жизни Президента. И власть этого не хочет признавать.

Олейник: В. Ф. Последний раз мы с вами встречались в парламенте, на последнем заседании фракции, где вы присутствовали, и депутаты высказывались открыто, что в отношении их членов семей идут постоянные угрозы, а с 21 февраля мы приводим это как доказательство, есть аудио видео, письменные и устные показания. Практически Парламент работал под давленим, реально депутатов избивали, не выпускали из парламента, угрожали членам их семей. Что вам известно, о том, в какой атмосфере принимались вот эти незаконные решения, и были ли у вас какие-то телефонные разговоры с руководством фракций, с депутатами. Владели ли вы реальной обстановкой, что проходило в стенах парламента, в этот период с 21 по 24, 25 февраля.

Янукович: Я, к сожалению, когда начал читать в средствах массовой информации высказывания некоторых, наших с вами однопартийцев, бывших. Эти высказывания были абсолютно беспочвенные, были не правдивые, и носили оскорбительный характер. У меня другой был вопрос, что определённая часть людей, которая взяла на себя (депутаты), которые взяли на себя такую ответственность, и перешли на сторону оппозиции, и голосовали вместе с оппозицией.

Они прикрывали своё предательство таким образом. Своё личное предательство. Потому что если бы они не предали своих избирателей, я не говорю меня, избирателей, то не было бы такой ситуации, если бы Парламент был в руках у действующей власти и работал синхронно вместе с правительством и Президентом, никаких бы не было проблем.

Но к сожалению уже 21 числа, я лично увидел списки 54 депутатов которые подписались о проведении досрочной сессии, 22 числа в 9 – 00, и которые уже вели переговоры с бывшей оппозицией, что они будут с этого иметь. Какие должности…

Им были обещаны различные должности. Кое-кого запугали, сказали, что ваших детей посадим, были и такие, я не могу называть фамилии, не хочу принести вред этому человеку, я его очень уважал и уважаю… Ему конкретно сказали, мы посадим твоего сына.

По телефону он мне все это говорил, рыдал, плакал, говорил, что до конца жизни себе этого не прощу, поддался слабости, запугали, сказали — посадят сына, и взял и проголосовал. Я говорю, пусть Бог будет тебе судья. Поэтому вопрос… Знаете… Он очень такой тонкий…

Я на сегодняшний день не хочу унижать тех людей, с которыми я прожил очень много-много лет, и мы много сделали добрых дел для Украины. Большинство из них это люди честные, порядочные, патриоты Украины. Дело не в том, что я с кем-то разговаривал, или не разговаривал, я никогда не позволю себе говорить что-то плохое, когда у меня нет оснований. Обстоятельства были непростые, поэтому большинство вели себя достойно, но было понятно, что эта власть, которая пришла не законно, которая пришла на крови, она будет и дальше действовать беспредельно.

Сегодня этот страх у многих уже прошёл, и появилось чувство собственного достоинства, а тогда этого не было. Давление было, на самом деле, за пределами существующих законов. Конкретно угрожали, кое-кого сажали, по нескольку дней держали не законно, выбивали показания. Очень много людей, я могу сказать, потом изменили свои показания, выехали просто с Украины, чтобы их не преследовали и их семьи, и изменили свидетельские показания, и огромное количество так называемых криминальных дел развалилось, потому что они были все сфальсифицированы.

Олейник: Я хочу спросить вас о Порошенко, в контексте того вопроса, что Конституционный суд Украины, большинство конституционных судей Украины были уволены за то что они приняли в своё время в 2010 году, решение о признании не конституционным закон, который вносил изменения в Конституцию в 2004 году. Они были уволены за нарушение присяги. Этот закон никто не отменил, их решение в Конституции Украины, но их преследуют за то, что они вернули предыдущую модель конституционного устройства – это президентско-парламентскую модель.

Поскольку в то время, это в 2012 году уже действовала эта модель президентско-парламентская, и в соответствии с 114 статьёй Конституции, министров назначал Президент по представлению премьер министра. Это сегодня принимают решения относительно правительства, премьера, сам Парламент.

Вопрос состоит в том, что мало того что преследовали судей конституционного суда, но и возбудили дело в Украине, утверждая о том, что с момента отмены конституционным судом этого закона была создана ОПГ в которую входили мы все с вами. И депутаты, и Президент, и министры и так далее. Кто делал предложение? По чьей инициативе было сделано предложение? Или он, Порошенко, выходил с такой инициативой, или Вы ему делали предложение, что бы он принял назначение на пост министра экономики. Поскольку, ещё раз говорю, принимая такое решение, он практически соглашался с теми изменениями, которые внёс Конституционный суд своим решением в 2010 году.

Янукович:  Порошенко П. А. на протяжении определённого периода времени, искал возможности стать членом правительства. Я не хочу раскрывать различные детали, но инициатива исходила от него, он инициировал свои предложения, и говорил о своих возможностях. Я считал, что человек, имеющий достаточный опыт в правительстве, народный депутат, успешный бизнесмен, несмотря на то, что он в своё время был в команде моего оппонента – В. Ющенко.

Прошло время, стёрлись все острые вопросы политической борьбы, мы каждый остался при своём мнении, но люди желающие принести пользу государству, обществу, должны иметь возможность реализовать свои возможности. И если это нужно, если это востребовано обществом, я обязан был эти вопросы решать.

Поэтому я Петру Порошенко предложил несколько вариантов решений, и по одному из них мы достигли согласия – он стал министром экономики. После того как он некоторое время поработал в министерстве экономики, он изъявил желание идти работать депутатом ВР, и пойти на мажоритарный округ на выборы.

Я не мог, ни разрешить, ни запретить. Это его законное право. Я не стал его переубеждать, если это его окончательное решение, то пожалуйста, идите, избирайтесь, изберут вас – работайте. Мы поддерживали с ним нормальные контакты, и как с депутатом, и он инициативно, часто говорил, что если нужно поддержать какой-то законопроект в правительстве, я готов поддержать. У нас вопросов таких особенно не было, было стабильное большинство в парламенте, депутаты работали, я старался не вмешиваться в этот процесс, парламентский, имея тоже достаточный депутатский стаж, работы в парламенте.

Я не всегда хорошо воспринимал, когда руководители государства на самом высоком уровне, мягко говоря, давили депутатов, а тем более у нас системно были выстроены отношения, я систематически встречался, в целом с фракцией большинства в парламенте, а по необходимости я встречался и с отдельными депутатами, постоянно, регулярно, у меня не было проблем в отношениях с депутатским корпусом, кстати, и с оппозиционным тоже. Я их не делил. У многих были бытовые вопросы, вы это хорошо знаете. И отказывать в решении каких-то бытовых вопросов, депутату по политической окраске, было не совсем корректно. Я не создавал искусственных проблем ни для кого, и с депутатами я работал. П. А. Порошенко, как говорят, он не был обижен. А его решение пойти работать в правительство – это была его настоятельная просьба...

…лоббировал сына который работал в МИДе, что он талантливый парень, в посольстве Китая работал. Пожалуйста, пусть растёт, никаких вопросов нет, карьерный рост, вы знаете как бывший министр иностранных дел, зависит от него. От его возможностей, способностей, и.т.д. Он занимался в торговом представительстве, никаких не было притеснений, условия были для всех одинаковые.

Олейник: В. Ф.,  нынешняя власть называет правительство, которое было при вашем президентстве, как преступное и коррупционное. Сообщал ли П. Порошенко, который был министром с марта 2012 года по октябрь 2012 года, о каких-то, вам как Президенту, поскольку вы его назначали, о каких-то коррупционных схемах в правительстве, хищении бюджета, давал ли он сигналы о том, что он не согласен с политикой экономической, правительства? Получали ли вы от него сигналы связанные с неконституционной деятельностью отдельных членов правительства? Что можете сказать по этому поводу?

Янукович: Ни в письменной, ни в устной форме я от него… Он вёл себя достаточно корректно, он занимал активную позицию, выступал, если был с чем-то не согласен. Я иногда читал в стенограмме правительства, более того, я иногда проводил заседание кабмина по крупным вопросам, и он всегда занимал активную позицию. Он всегда выступал, высказывал свою точку зрения. У нас не было таких случаев, чтобы кто-то кого-то в чём-то обвинял. Да, были некоторые расхождения, это было всегда, во всех правительствах, я дважды работал премьер министром, не было такого, чтобы кто-то, как говорят, не оставался при своём мнении, пожалуйста, это твоя позиция можешь её занимать и отстаивать, никаких проблем, но решения всегда принимались путём голосования, любые решения. Стенограммы, протоколы велись, всё это оставалось в истории. Что касается работы правительства, когда начались острые моменты этих ноябрьских событий…

И я встречался… Я говорил факты – это упрямая вещь. Если есть факты, есть доказательства, что кто-то, где-то, там нарушает, есть случаи коррупции, давайте их. Правоохранительные органы работают. Обращайтесь. Никаких вопросов нет, будем расследовать, будем изучать. Но как таковых прямых случаев обращения, обвинения в чей-то адрес не было. Были общие голословные слова, фразы. Так и в отношении меня, ещё раз повторяю, сейчас семья Януковича – это всё правительство, все кто был во власти в то время. Это лживая пропаганда, она не справедливая.

Если есть какие-то доказательства, для этого есть следственные органы, органы власти, правоохранительные органы, обращайтесь. Будут расследовать. Будут нарушения… Я никого, никогда не защищал, если виноват, если есть противоправные действия, есть факты, доказательства – будешь нести ответственность по закону. Я всегда очень жёстко выступал и говорил все, кто полезет в бюджет и будет пытаться украсть деньги из бюджета, рано или поздно попадётесь и будете отвечать. Во-первых вы должны понимать у кого вы воруете, вы воруете у малоимущих, у тех которым и так тяжело жить, а вы ещё у них воруете. Попадётесь, никакой пощады не будет. Это было всегда, это был мой принцип, я работал много лет губернатором в Донецкой области, потом в правительстве, в двух правительствах, и Президентом, все об этом знали.

Если кто-то приходил с какими-то предложениями каких-то махинаций, например, я как бы слышал об этом, я пресекал всегда это очень жёстко. Очень жёстко. Таких предложений я не слышал. По политическим признакам мы никого не преследовали, мы ни у кого никакой собственности не забирали, ни у детей, ни у семей. Правоохранительные органы работали строго в рамках закона. Никаких ярлыков мы ни на кого не вешали, свой или чужой, подход был один для всех гражданин Украины, должен значит нести ответственность согласно законодательству. Всё! Кем бы ты ни был.

Олейник: Ваша честь, у меня больше нет вопросов к заинтересованному лицу.

Судья: Хорошо, спасибо. В. Ф., мы вас благодарим за ваши объяснения, они очень важны для дела, у суда вопросов к Вам нет, раз у заявителя тоже нет, до завтра мы объявляем перерыв, до 11-00. Соответственно 16 декабря, в 11-00 заседание будет продолжено.

Олейник: Спасибо Ваша честь.

Судья: Всё, всего доброго, всем до свидания.

Янукович:  Спасибо Ваша честь, до свидания.

Судья: До свидания.

 

 

 

Свидетельские показания бывшего премьер-министра Украины Николая Яновича Азарова

Стенограмма

 16.12.2016. URL:  http://perevorot.info/nikolaj-azarov-vystupaet-v-sude-po-delu-o-gosperevorote-v-ukraine/

 

 

Азаров Николай Янович.

Вопрос: Какую должность вы занимали в 2013—2014 годах?

Ответ: премьер-министр Украины до 28 января 2014 года.

Вопрос: Как вы оценивает события в Украине в конце 2013 и начале 2014 года?

Ответ: Однозначно как государственный переворот.

Вопрос: В связи, с чем правительство во главе с вами приняло решение о переносе подписания соглашения о Евроассоциации?

Ответ: Решение было осознанное. Оно базировалось на изменившейся экономической ситуации в стране и необходимости скорректировать само соглашение об ассоциации с Евросоюзом в членстве, урегулировании спорных вопросов, возникших между Российской Федерацией, Украиной и Европейским Союзом.

Вопрос: Суверенное право Украины принимать такое решение. Было ли давление со стороны лидеров Евросоюза по отношению позиции, которую занимало руководство Украины. Если было, то в какой форме, и от каких лиц это звучало?

Ответ: Я был поражен реакцией отдельных руководителей европейского Союза на наше абсолютно законное суверенное право принимать решение отложить подписание соглашения, перенести сроки подписания соглашения. Это было исключительно право и прерогатива, и правительства, и президента Украины.

Мы выступили достаточно открыто, привели народу Украины все последствия, которые могли возникнуть в связи с поспешным подписанием соглашения. Кстати истекшее почти три года показали нашу правоту всех расчетов. И это все абсолютно знают. И поэтому наша представленная позиция заключалась в том, что мы не можем подписать соглашение в тех условиях, которые приведут к кризису украинской экономики, падению жизненного уровня населения. Я это и раньше объяснял собеседникам из Европейского союза, что прежде всего необходимо продумать процесс компенсации Украине.

Мы открывали свой рынок, допускали европейские компании значительно более конкурентные чем наши, на наш рынок. Это рынок в 40 - 45 миллионов человек. Следовательно, мы должны были провести модернизацию страны. В этом нам требовались ресурсы. И эти ресурсы мы рассчитывали получить разными путями, в том числе и через различные возможности европейского союза. В этом было отказано.

И вследствие этого возникли трения. В момент принятия решения, точнее после принятия решения 21 ноября (2013) у меня были разговоры по их инициативе с господином Штефаном Фюле, это евро-комиссар по вопросам расширения Европейского Союза на том момент — поверенный. Разговоры были несколько раз. Достаточно жесткие разговоры. И в процессе этого разговора Фюле проговорился и сказал, что, если не вы подпишите, значит, подпишет другой премьер-министр или президент. Примерно аналогичный разговор по содержанию был с председателем европейской комиссии Баррозо. У меня был разговор с представителем Европейского союза в Украине господином Томбинским. Но тот подипломатичнее. Но разговор все равно был не очень приятным. То есть на том момент с 21 по 28 ноября (2013) были интенсивные контакты. В особенности со стороны Европейского союза, которые должны были убедить нас изменить свое решение.

Президент Янукович собирался 28 лететь в Вильнюс на саммит: Украина – Европейский союз. И там должно было быть принято окончательное решение по подписанию этого соглашения. Но я должен заметить, что никаких позитивных предложений со стороны Европейского союза в наш адрес не прозвучало. Там было несколько конкретных компромиссных предложения. Мы говорили: давайте проведем трехстороннюю встречу: Российская федерации – Украина — Европейский союз. Попытаемся найти компромисс по зоне свободной торговли. Это было отвергнуто. Второе предложение, что Европейский союз обратиться в Международный валютный фонд с просьбой или поддержит нашу позицию с точки зрения предоставления Украине кредита.

Нам пообещали, но мы получили 25 или 26 числа точно не помню послание от международного валютного фонда с категорическим отказом согласиться на наши условия. Наконец третья позиция была – предлагали европейскому союзу поработать пакет конкретной экономической помощи Украине включая кредиты, инвестиционные проекты. Но в этом тоже было отказано. И совершенно естественно, что Янукович полетел в Вильнюс уже с принятым решением не подписывать – отложить подписание соглашения до момента выработки компромиссного решения.

Вопрос: После принятия такого решения, не подписывать соглашение в Киеве начались акции массового характера, которые носили на начальном этапе протестный характер. Переросли в массовые беспорядки и вооруженное столкновение. Что вам как председателю правительства известно об этих событиях?

Ответ: Я бы не стал пользоваться термином массовые, даже если в столице страны собирается пять, десять или даже двадцать тысяч человек, это не означает, что вся страна охвачена волнениями, протестами. Как раз этого не было. Наоборот. В промежуток между 21 и 29 ноября характеризовался, на мой взгляд, вялыми протестами, в основном инспирированными руководством Киево-Могилянской академии и рядом высших учебных заведений города Киева. В основном это были студенты. Правда, к 25-28 ноября в Киев стали подтягиваться в основном люди с западных областей Украины Ивано-Франковской, Львовской области приезжих около тысячи человек. На мой взгляд, не больше.

Определенную массовость и то только для Киева события приняли после известного инцидента 29-30 ноября в ночь. Вот тогда уже в самом городе Киеве обстановка резко изменилась и на Майдане стали собираться и в отдельные дни там было от 50 до 70 тысяч человек. В то же время обстановка в целом по стране по докладам губернаторов, правоохранительных органов была абсолютно спокойна, за исключением нескольких инцидентов в разных областях Украины. Более того, обстановка в самом Киеве была достаточно спокойна. Достаточно было отойти от Майдана на 200 метров и город жил своей жизнью.

Вопрос: В этот период со стороны Европарламента, посольств которые располагались в Украине, Киеве депутатам других стран, в том числе и конгрессмена США Маккейна участие в самих акциях на Майдане, их выступления. Скажите, пожалуйста, что вам известно об этом участии политиков высокого уровня в этих событиях и каким образом правительство реагировало на вмешательство во внутренние дела Украины представителей других стран?

Ответ: То, что происходило в Киеве на Майдане с моей точки зрения было абсолютно беспардонное, грубое вмешательство со стороны иностранных государств во внутренние дела Украины. Это даже не подлежит никакому сомнению. Если выступает тот же Маккейн на Майдане и зовет так сказать, призывает к изменению власти, о чем это может говорить. Я собрал после первых таких действий по насильственному свержению власти – 1 декабря была предпринята попытка захвата здания правительства, здания Верховного Совета, Администрации президента, когда была захвачена киевская мэрия, министерство сельского хозяйства, были попытки захвата здания министерства юстиции, был захвачен музей истории Киева, как известно это бывший ленинский дом на европейской площади. Были стычки уже с сотрудниками правоохранительных органов.

Я пригласил послов европейского союза и провел с ними встречу, где я привел факты нападения на сотрудников правоохранительных органов, использование булыжников, металлических прутов, бутылок с зажигательной смесью, сооружение баррикад. И вообще сам факт захвата зданий.

Иными словами, что покровительствование западными государствами политических сил по сути дела перешли ту грань, которая отделяет мирные манифестации от попытки захвата власти. Послы естественно записывали информацию, слушали и выступали с демагогическими заявлениями что это все мирные протесты. Иными словами, отрицали то что было очевидно. Говорили, что это мирные протесты и необходимо садиться за стол переговоров и договариваться.

Я спросил посла Германии напрямую: если бы здание федерального канцлера штурмовали боевики или другие лица. Какие были бы ваши действия. Я до сих пор помню его реакцию. Он ухмыльнулся и сказал: Это невозможно. Германия демократическая страна. Это характерный пример насколько лицемерна и вероломна была позиция той же самой Германии, которая нас убеждала в необходимости соблюдения демократических ценностей.

Аналогичную позицию занимали и кураторы переворота, прежде всего американцы. Это выражалось в нотациях госпожи Нуланд – заместителя государственного секретаря США, это выражалось в звонках вице-президента США господина Байдена президенту Украины, беседах с послом США господином Пайетом. И мне абсолютно было ясно, что речь идет о курируемом западными спецслужбами государственного переворота силами боевиков, подготовленных к этому делу. И кстати наша встреча с послами происходила в здании министерства иностранных дел, поскольку попасть в здание правительства было невозможно, поскольку оно было блокировано боевиками. И работа вообще правительства была блокирована.

Вопрос: 22 января на Майдане начали создавать народные Рады не только как центральный орган неконституционный, но и народные рады на местах и кроме того начали создавать отряды самообороны. После чего с 22 по 26 января начали массово захватывать администрации областные, прокуратуры, СБУ, УВД. Насколько были конституционны были действия депутатов, которые выступали инициаторами создания таких Рад и насколько повлияли все эти захваты помещений на работу в целом правительства страны в отношении социальных обязательств, в целом наведении правопорядка. Что вы можете сказать об этом более конкретно?

Ответ: Я бы сказал, что создание альтернативных структур власти наметилось сразу же после вступления переворота в активную стадию. Это начало декабря были созданы силы самообороны Майдана во главе с небезызвестным Парубием. Эти силы включали службы безопасности майдана, охрану майдана появились вооружённые люди, которые выполняли функции альтернативные действующей власти. По нашим данным в здании захваченной мэрии в подвале была оборудована пыточная где пытали (у нас были информаторы на Майдане) они были во многих подразделениях майдана. И когда такого человека они выявляли судьба такого человека была печальна. То есть создание таких параллельных структур власти уже наметилось. Это было очевидным свидетельством того что намечается государственный переворот.

Я ставил эти вопросы перед президентом, перед руководством силовых структур о том, что это недопустимо. Тоже самое я говорил Пайету. Но это был глас вопиющего в пустыне. Теперь что касается народных Рад. 22 января на мой взгляд я уже было совершенно очевидно. И я заявил об этом на заседании правительства что совершенно очевидно, что мы имеем дело с самым  настоящим захватом власти. Что такое переворот. Это изменение власти неконституционным путем прямого захвата власти. Что и произошло. Вот что еще нужно заметить. Эти события развивались по кальке того что происходило в 2004 годы в годы Оранжевой революции

Тот же майдан, тот же захват зданий профсоюзов. Штаб создается, там захват мэрии прилегающих к майдану министерств. Если в 2004 году закончилось дело мирной конференцией с участием Солану, Квасьневского и Адамкуса. Это были президенты Польши Литвы и верховный комиссар Европейского совета с участием Януковича и Кучмы. Договорились, пошли на сдачу позиций по сути на незаконный третий тур выборов.

Но по крайней мере мирно и без кровопролития. Но в данном случае ставилась цель реализовать в Украине проект "АнтиРоссия", ликвидировать в Украине силы которые выступают за нейтралитет Украины. За внеблоковый статус страны. За экономическое и торговое сотрудничество с РФ. Их им нужно было просто ликвидировать.

Чтобы ликвидировать нужно было пролить кровь. Причем масштабное кровопролитие, которое не удалось сделать в 2004 году. И они на это пошли. У меня есть справка о погибших и раненных правоохранителей погибших во время майдана. Я хотел бы чтобы эта справка была приобщена.

В период так называемого мирного противостояния, о котором так любят рассуждать западные политики погибли 23 сотрудника правоохранительных органов. Из них 15 сотрудников МВД, 8 сотрудников внутренних войск, Телесные повреждения различной степени получили 932 сотрудника МВД и внутренних войск. Из них 257 сотрудника получили тяжкие телесные повреждения. Только огнестрельные ранения получили 158 сотрудников.

У кого повернется язык назвать эти события мирными? Причем сотрудники МВД внутренних войск, в нарушении закона о милиции, Конституции Украины до последнего момента не получали оружия и имели категорический приказ не открывать огонь. Даже в случае самообороны. Я не раз беседовал с ребятами, которые стояли на защите здания правительства в 200 метрах от входа в здания Правительства располагалась баррикада, цепь и вот стояло примерно три четыре ряда молодых ребят сотрудников МВД, которые со щитами и дубинками противостояли озверевшей толке, которая бросала в них бутылки с зажигательной смесью, булыжники.

Печальная была судьба того сотрудника милиции, которого толпе удавалось выхватить рядом милиции и затащить к себе. К этим бандитам. Когда я беседовал с ребятами они мне задавали вопросы, почему так относится к ним руководство страны? Почему не дает приказ навести порядок в стране? Такой же вопрос задавали нам и представители общественности люди. Надо сказать, что в Киеве помимо Майдана действовал Антимайдан. И численность его в отдельные дни превышала Майнан. Но СМИ вообще не освещали деятельность этого антимайдна. Я выступал на антимайдане. Мне люди задавали вопрос: Как вы на это там смотрите? Вы же практически не выполняете те конституционные обязанности, которые на вас возложены. Так что в этой справе есть справки всех пострадавших. Хочу, чтобы она была приобщена к материалам дела.

Вопрос: Вы сказали, что не отдавали приказ на законное применение оружия ос гласно статьи 15 закона о милиции, который четко регламентирует, когда и как можно применять оружие. Она там четко прописывает всю процедуру. Можете сказать кто конкретно дал указание не применять законно оружие если возникает опасть для жизни сотрудников милиции и членов их семей или тех лиц, которых они охраняют?

Ответ: Вы лучше меня знаете конституцию Украины. По конституции Украины верховным главнокомандующим и тем человеком которому непосредственно подчинялся – министр внутренних дел, соответственно и внутренние войска входившие в состав министерства внутренних дел, все специальные службы являлся президент Украины Виктор Янукович. Он стоял на позиции, что необходимы мирные переговоры, что необходимы выдержка и терпение, ещё один два дня и мы обо всем договоримся. Но ситуация ухудшалась стремительно и вот 22 января о котором вы говорите они до такой степени обнаглели что пошли на создание параллельных Рад.

Я не ответил на вопрос как менялась экономическая и социальная ситуация. Хочу два слова сказать. Конечно работать, когда блокировано здание правительства, захвачено здание администрации ряда министерств было невероятно сложно и естественно. И естественно экономическая ситуация после реализации этого проекта госпереворота стала резко ухудшаться. Однако никаких задержек по выплате заработной плане, пособий, пенсий в стране не было. Более того с первого января мы в очередной раз мы квартально повышали размеры пенсии, заработных плат, социальных пособий. С первого января вступило в силу решение о повышении всех выплат из госбюджета.

Нужно сказать, что стабилизирующую роль сыграл государственный кредит между Украиной и РФ, который был предоставленном на очень выгодных для нас условий. Это стабилизировало ситуацию.

Кредит нам представили в конце декабря в самый тяжелый для нас период. Я неоднократно перед президентом ставил вопрос что если беспорядки будут продолжаться, то экономическая ситуация будет серьезно ухудшаться. К сожалению никаких мер, принято не было.

Вопрос: Вы сказали о том, что на Майдане была комендатура и по сути дела территория эта была достаточно закрытой. Практически там не действовали законы Украины. Была ли реально возможность следственным органам по случаям убийств, правонарушениям совершать следственные действия на этой территории. Или она была в это время практически выведена из-под юрисдикции действий Конституции Украины? Могли бы вы туда свободно попасть, другие члены правительства? Могли ли свободно по этой территории перемещаться граждане?

Ответ: Однозначно можно утверждать, что территория Майдана, начиная с первого декабря 2012 (?) года и до момента совершения государственного переворота была абсолютно закрыта и недоступна для работников правоохранительных органов для работников прокуратуры, службы безопасности. МВД.

Известны случаи, когда было обнаружено тело убитого человека. Это известный случай. Ни прокуратура, ни СБ ни МВД не были способны расследовать этот случай.

Также состоялись два убийства граждан из Нагорного Карабаха и Белоруссии. Оба они были убиты, скорее всего, на территории Майдана (точно утверждать нельзя). Оба вынесены на баррикаду на улице Грушевского. И также точно ни наши правоохранительные органы, ни прокуратура служба безопасности не смогли расследовать эти убийства. Их не допускали на место убийства. Единственное, что удалось сделать – провести патологоанатомическую экспертизу чтобы определить, как они были убиты. Так этот случай до сих пор не расследован. Голословно пропаганда Майдана обвинила сотрудников правоохранительных органов. Хотя они были убиты из дробового ружья, которого на вооружении сотрудников правоохранительных органов нет. Можно приводить и другие примеры. Невозможно было исполнять государственные функции в первую очередь правоохранительным органам.

Вопрос: Вы сказали, что в Украине две точки зрения на события которые происходили в стране. Были Майданы и Антимайдан. Вам известны может быть примеры, когда высокого уровня чиновники из Евросоюза из Соединенных Штатов, которые выступали на Майдане и потом на Антимайдане. Или это были только случаи выступления на Майдане и обращения, к людям, которые поддерживали решение о евро интеграции и развития событий недемократическим путем?

Ответ: Даже вы употребляете термин Евроинтеграция. А о Евроинтеграции никто никогда серьезно не говорил. Этот термин отсутствует в тексте соглашения. Чтобы вы знали. Никаких намеков о присоединении Украины к Европейскому Союзу, никаких упоминаний о возможности этого процесса ни в тексте соглашения и в этом состояла основная спекуляция.

Людей на Майдане и в Украине зомбировали тем что якобы это соглашение открывает путь в ЕС. Это абсолютно не так. Сейчас последнее решение, которое состоялось буквально вчера саммит ЕС, которые решил дополнить соглашение об ассоциации уже конкретным упоминанием что никаких европейских перспектив у Украины нет и гражданам Украины не будет разрешено работать в странах ЕС, не будет разрешено длительное пребывание в странах ЕС.

То есть такая настроенность киевского режима на то, что якобы после подписания соглашения Украина будет интегрирована в структуру ЕС насторожила европейских лидеров, и они решили четно и прямо заявить.

Кстати это пример беспардонного поведение лидеров европейского союза к суверенному государству Украина, потому, что велись переговоры и в течение двух лет отработали текст соглашения. Он был ратифицирован украинским парламентом и никакие самостоятельные изменения в международные соглашения, как известно, без согласования с украинской стороной не могут. Однако они внесены и Украина поставлена перед фактом. Поэтому европейские представители и американские представители которые выступали на Евромайдане, они не были ни на Антимайдане не присутствовали (Антимайдан проходил не только в Киеве, он проходил в Запорожье, Донецке, Харькове, Николаеве, практически н всем юго-востоке и даже в центральных наших областях). И естественно в западных СМИ это подавалось как будто их кто-то организовал специально.

Но Антимайдан на площади в Киеве специально не был организован. Нам было известно, что часть людей приходило на Майдан за плату, часть ради развлечения. Но часть людей была обманута, зомбирована пропагандой и приходила выступать за то, что нам необходимо вступать в Евросоюз.

Вопрос: Скажите, что вы знаете о самых трагических событиях в Украине. Это 18-21 февраля.

Ответ: К тому времени я уже не был премьер-министром. Я 28 января подал в отставку. Поэтому начиная с 28 января сведения у меня были достаточно ограниченные. Я уже не получал всю полноту информации от наших специальных служб. Но я знаю, что достаточно много появилось сейчас информации что эти бесконечные нервные переговоры они очень серьезно ослабили власть.

Ослабили коалицию в Верховном совете (Верховной Раде - А.К.), она начала шататься. И нужно было по планам заговорщиков нужно было такое событие, которое подтолкнуло бы их к решительному действию. И 18 числа был открыт огонь прежде всего по работникам правоохранительным органам.

Я уже говорил, что было убито 7 человек, также пострадало более 30 человек из числа манифестантов. Это событие возбудило толпу в этот же день была разгромлена штаб-квартира Партии Регионов, которая находилась в центре Киева буквально в 500 метрах от МВД. Это здание просто было разгромлено. Оно было сожжено. Два работника аппарата центрального были убиты. Причем зверски убиты. И если бы не своевременное, хотя назвать своевременным прибытие силовых структур нельзя, потому что они прибыли примерно через полчаса после начала разгрома. Тем не менее прибыли. И если бы они не прибыли, жертв было бы значительно больше. Потому что сотрудникам, которые находилась в штаб-квартире Партии регионов пришлось, спасаясь от пожара, подняться на чердак и крышу. И вот можете себе представить себе беззащитных людей, которые метались в этом огненном мешке и только прибытие сотрудников отряда специального назначения вместе с пожарной машиной позволило спасти этих людей. И избежать тех жертв, которые были через несколько месяцев в Одессе.

Вопрос: Носили ли вы президенту как премьер министр предложения по введению чрезвычайного положения. Если носили, то почему, по вашему мнению, он не принял такое решение?

Ответ: Я как премьер министр неоднократно ставил вопрос о том, что невозможно в такой обстановке работать. Что ситуация резко ухудшается, что я не верю в, я их называл клоунами – Тягнибока и Яценюка, и Клычка. Что ты с ними разговариваешь? Ты с ними о чем-то договариваешься. А они как приходят на Майдан, в штаб переворота и все твои договоренности летят. Они просто отказывается от них. На следующий день ты снова с ними встречаешься. И вновь о чем-то говоришь. Власть все время шла по пути уступок.

Настаивали на амнистии тех, которые принимали участие в нанесении тяжёлых телесных повреждений сотрудникам правоохранительных органов. Ну, с какой стати их амнистировать. Нет, их амнистировали. Их задерживали и тут же выпускали. Спрашивается: Что дальше? А дальше естественно эти люди наглели ещё больше. И уже не останавливались ни перед чем. Я ставил вопрос о том, что должен быть разработан какой-то план. Нужно поставить перед теми, с кем ты ведешь переговоры на серьезном уровне, это американцы, ультиматум. Либо вы занимаетесь, либо усмирением своих подопечных и приведением их в какие-то нормальные рамки. Либо мы будем вынуждены использовать все свои конституционные полномочия. Мне трудно сказать почему за все это время ни разу не было собрано совещание совета национальной безопасности и обороны который должен был по идее в такой обстановке хотя бы рассмотреть такую ситуацию.

Предложения неоднократно вносились. Но реальных мер никаких не предпринималось. Что собственно и привело к такому беспределу. И в конечном итоге создало угрозы переворота. Я вносил предложения в ноябре, декабре, январе. Позже я встречался с президентом в феврале, когда уже не был премьером. Говорил об этом.

Вопрос: По Конституции, которая действовала на февраль 2014 года, кто исполнял обязанности президента в случае его отсутствия? Если он отстранён от должности президента законным путем.

Ответ: По Конституции – премьер-министр. На премьер-министра возлагаются эти обязанности. И у нас создалась после моей отставки такая сложная недопустимая ситуация в правительстве все были исполняющие обязанности и соответственно никто не мог исполнять обязанность президента. Но дело даже не в том, что не было человека, который мог бы исполнять обязанности президента, а в том, что руководители силовых структур это министр внутренних дел, министр обороны, стояли ИО. Все подвисло в воздухе.

Вопрос: Что вы знаете о назначении 27 февраля премьер-министром Яценюка и членов правительства. Насколько это были законные назначения в соответствии с той конституцией, которая действовала на тот момент?

Ответ: Здесь двух мнений быть не может. Прежде всего, действовала конституция 96 года. В самой конституции четко выписан механизм назначения премьер министра. Президент страны делает представление в ВС. ВС рассматривает эту кандидатуру и дает президенту согласие на назначение этой кандидатуры. Получив это согласие, президент подписывает соответствующий указ. Этот механизм абсолютно четко выписан в конституции 1996 года. По этому механизму я был назначен в 2012 году. Поэтому я этот порядок очень хорошо знаю.

Так что единственный человек который 27 февраля мог подписать представление в Верховный Совет (Верховную Раду А.К.) и при получении положительного решении ВС подписать указ о назначении был Янукович Виктор Федорович – законный президент Украины.

Вопрос: Что вам известно об устранении президента Януковича от занимаемой должности?

Ответ: На момент отстранения я находился в Харькове, и я знаю об этом обстоятельстве из свидетельства людей, которые мне знакомы, которые принимали участие в процессе, а также из СМИ. Отстранение произведено абсолютно незаконно. Неконституционно. Двух мнений быть не может. В конституции очень четко прописан механизм отстранения президента от власти. Ни один из пунктов этого механизма не был реализован. Вы знаете это добровольное заявление об отставке, это смерть, невозможность исполнения своих обязанностей.

Процедура импичмента, которая в Украине нереализуема, потому что отсутствует сам закон об импичменте. То есть ни одни из этих пунктов не был реализован. Да и сам конституция была изменена порядком не предусмотренным самим текстом Конституции.

То есть изменение одного слова в конституции требует сначала голосования (это месяца два), потом представление этого изменения в конституционный суд. При наличии положительного решения конституционного суда по изменению снова голосование уже конституционного большинства голосов. Потом представление этого изменения проголосованного тремястами голосами президенту страны. Подписание этого документа президентом. Опубликование. И затем вступление естественно в силу. В такой механизм. Эта процедура занимает по даже самому незначительному изменению конституции не менее полгода. Поскольку процедура предусматривает 226 голосов на одной сессии пленарной, 300 голосов на другой сессии пленарной. Вот тебе уже год проходит между первым представлением и вторым. Тут в один день Непонятно кто там голосовал, поскольку голосование, которое нужно было подтвердить чем-то, не было реализовано. Изменили конституцию. Совершенно очевидно, что те заговорщики, которые реализовывали, этот пункт заговора даже мало-мальски не постарались хоть как-то соответствовать Конституции Украины. Это было сделано грубо.

Получился нонсенс, когда человек кто-то и неизвестно откуда взявшийся, вдруг стал совмещать одновременно три должности одновременно в государстве. Это председатель Верховной Рады, это президент, это премьер-министр.

Я говорю о Турчинове. Кем Турчинов был до этого? Наша беда в том, что мы-то следовали конституции, а те, кто реализовывали план государственного переворота, не считали себя обязанными придерживаться ни законодательства ни Конституции. Все руководители этого заговора, которые в последствии оказались на высших должностях, Украины были депутаты верховного совета (Верховной Рады). Это делало их неприкосновенными. Мы не могли их ни задержать, ни арестовать, ни привлечь к ответственности. Это делало их действия безнаказанными, и они нарушали законы, зная, что им ничего не будет, потому что они знали что они защищены депутатской неприкосновенностью. А мы каждые свои действия согласовывали с юристами, законодательством. Это снижало наши возможности реально бороться с этим заговором.

Вопрос: Были ли угрозы вам лично, членам вашей семьи, депутатам, членам кабинета министров со стороны протестующих? И в какой форме это выражалось?

Ответ: Я скажу, что в отношении меня использовались не только угрозы но и реальные действия, которые ставили под вопрос и мою безопасность, и безопасность членов моей семьи. Дом, в котором жил мой сын и его малолетние дети бросали бутылки с зажигательной смесью.

На территорию где я жил как премьер-министр неоднократно осуществлялись попытки проникновения. Соответственно в мой адрес были угрозы. Ну и последний самый так сказать вопиющий случай это когда моя супруга на моей машине выехала с территории резиденции, где я жил то эта машина через какое-то время была обстреляна. Была выпущена полная очередь автоматная по машине. Только счастливый случай позволил избежать жертв. Машина сгорела. Все пули попали в двигатель.

Естественно супруга испытала сильнейший шок. И люди, которые ехали с ней вместе тоже испытали шок. Поэтому угрозы эти я знаю не понаслышке. А сотрудник моей охраны был зверски избит. Это было 21 или 20 февраля. Ну и моя охрана по той информации, которая у них была, сообщили мне, что если бы я попал в руки бандитов (по другому я их не называю, то судьба бы моя была незавидной.

Но сейчас против меня возбуждены три абсолютно из пальца высосанные уголовных дела, которые они с упорством уже три года пытаются расследовать. Эти угрозы не пустые. Потому что мы имеем дело с людьми, которые захватили власть и никакого представления о том, что есть государство, Конституция, есть законодательство, есть права человека у них напрочь отсутствует.

Уточняющий вопрос: Парламент, который принимал решение от 21 по 23-24 февраля, имеется в виду депутаты Верховной Рады, на них оказывалось давление или они работали достаточно свободно? Есть ил у вас какой-то информация, поскольку вы били лидером партии и безусловно общались с депутатами в этот период.

Ответ: Я уже сказал о том, что в феврале 2014 года как по кальке были скопированы события декабря 2004 года. Там тоже отставка Януковича голосовалась в захваченном здании Верховного Совета с угрозами физического уничтожения, избиения, изъятия имущества. И так далее и так далее…

Поэтому если даже фракция коммунистов голосовала за все эти конституционные дела то можно себе представить себе степень страха который присутствовал в среде депутатов не говоря о том, что некоторые депутаты действительно подверглись физическому избиению. И я по другому не могу объяснить потому что был там.

Добрая половина депутатов знает Конституцию, знают, что они совершают абсолютно незаконные действия. Как они на эти кнопки нажимали можно себе представить. Они находились в состоянии шока. Но и второе, никто же не считал сколько было депутатов в зале. Я очень здорово сомневаюсь, что там было 226 депутатов. Но все в ажиотаже. Заседание началось в 22 часа, если мне память не изменяет. В обычное время там трудно людей собрать. А тут пятница. Собрать требуемое большинство – большой вопрос. Так что я глубоко убежден, что там никто эти голоса не считал и все эти решения абсолютно незаконны.

Вопрос (судья): Как вы оцениваете период рассматриваемых событий, все ли ветви власти на Украине работали и функционировали в режиме, в котором должны работать? И как вы оцениваете произошедшее? Как государственный переворот?

Ответ: Исполнительная власть. Совершенно очевидно, что исполнительная власть в лице Президента, правительство, управления областных администраций, районных администраций, на Западной Украине вообще все было дезорганизовано.

Если взять области Западной Украины, то фактически центральная исполнительная власть уже не имела никакого влияния по состоянию на 21 февраля на западные регионы Украины, потому что там главы администраций работали уже чисто номинально, под диктовку боевиков, которые уже практически захватили эти учреждения. В центральной части Украины и на юго-востоке Украины можно сказать что более или менее работало удовлетворительно.

Что касается администрации президента, то она была блокирована. И сам президент заезжал на территорию своей администрации с большими предосторожностями. Было также блокировано здание правительства. Я такой пример могу назвать, что премьер министру приходилось проходить в здание парламента по подземным переходам. Такая была обстановка в то время.

Что касается законодательной власти – парламент. По сути дела он находился в состоянии дезорганизации. Повторились, повторюсь, события 2004 года, когда боевики ходили по квартирам, запугивали членов семей, депутатов, жен детей. Существовал такое явление как Автомайдан. Это когда порядка ста автомобилей с боевиками, которые разъезжали по квартирам прокуроров судей, депутатов, министров и занимались запугиваем.

Поэтому законодательная власть начала давать большие сбои. Это началось после тех событий, которые были связаны с убийством на Майдане. А то, что убийство организовали сами заговорщики, вообще никаких сомнений нет. Судебная власть. Генеральный прокурор Украины вносил неоднократно протесты в различные решения, выступления. Действия. Возбуждались уголовные дела. Они начинали расследоваться. Суды выносили иногда решения. Иногда не выносили, потому, что к зданиям судов подходили толпы боевиков. И во избежание конфликтов судьи принимали решение, либо перенести решение, либо отложить. Поэтому в феврале была дезорганизована работа исполнительной, законодательной и судебной властей. И ясно, что все это привело к тому, что 22 февраля был совершен государственный переворот, несмотря на то, что в конце 21 числа был достигнут компромисс который был заверен подписями трех министров иностранных дел: Польши, Франции, Германии…

 


 
Свидетельские показания Виталия Юрьевича Захарченко, бывшего министра внутренних дел Украины

Стенограмма

  16.12.2016. URL:  http://perevorot.info/vitalij-zaxarchenko-mitinguyushhix-v-2014-godu-rasstrelyali-iz-zdanij-podkontrolnyx-majdanu/


 

Судья: Здравствуйте, проходите, пожалуйста. Представьтесь, пожалуйста.

Захарченко: Захарченко Виталий Юрьевич

Судья: Дата и место рождения?

Захарченко: 20 января 1963 года рождения, город Константиновка Донецкой области.

Судья: Паспорт, пожалуйста

Захарченко: Пожалуйста. Я остаюсь гражданином Украины, но получил и гражданство Российской Федерации

Судья: напоминаю статью 39 УК РФ, согласно которой гражданское судопроизводство ведется на русском языке – государственном языке РФ. Лицам, участвующим в деле и не владеющим языком РФ обеспечивается право давать объяснения и выступать, а так же подавать жалобы на родном языке или на языке общения. Русским языком Вы владеете?

Захарченко: Да

Судья: В переводчике не нуждаетесь?

Захарченко: Нет

Судья: Также я Вам напоминаю, что Вы должны дать суду правдивые показания об обстоятельствах, известных Вам по делу, и Вы не вправе отказаться от дачи показаний на основании, предусмотренном статьей 69 УК РФ. Так же суд предупреждает Вас об ответственности за отказ от дачи показаний, а так же за дачу заведомо ложных показаний. И разъясняю Вам статью 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга, близких родственников, кроме как в случаях, предусмотренных законом. Права, обязанности и ответственность Вам понятны?

Захарченко: Да

Судья: Теперь распишитесь… По какому делу Вы привлечены в качестве свидетеля, Вам известно?

Захарченко: Да, конечно. По заявлению Владимира Николаевича Олейника

Судья: Виталий Юрьевич, у Вас неприязненных отношений с заявителем, с заинтересованными лицами по делу не имеется?

Захарченко: Нет

Судья: Скажите, пожалуйста, в рассматриваемый период времени, где Вы работали, в какой должности?

Захарченко:
Я в 2010 году был назначен на должность руководителя налоговой службы, а с 7 ноября 2011 года я был представлен личному составу Министерства Внутренних дел в качестве министра внутренних дел Украины

Судья: Владимир Николаевич, задавайте вопросы свидетелю по Вашему ходатайству.

Олейник: Спасибо, Ваша Честь. Виталий Юрьевич, скажите, пожалуйста, что Вы знаете о событиях 2013—2014 года и подготовки к этим событиям?

Захарченко: Ваша Честь, если позволите, я вначале хотел бы охарактеризовать некоторую оперативную обстановку, сложившуюся на момент назначения меня министром внутренних дел для того, чтобы был более понятен мой ответ на вопрос Владимира Николаевича.

Значит, на момент моего назначения на Украине сложилась довольно сложная оперативная обстановка. Наблюдался рост протестных акций, уличных, прежде всего. К примеру, это могли быть акции так называемого «налогового майдана».

После того, как в государстве президент объявил о проведении целого ряда реформ, прежде всего, конституционной реформы — он организовал проведение конституционной ассамблеи, проведении реформ в налоговом законодательстве, реформирование криминально-процессуального законодательства, реформирование судебной системы, реформирование правоохранительной системы, — у его политических оппонентов это выбивало их некоторые политические аргументы, которые они использовали в своей предвыборной агитации на Украине.

Тот курс, который был заявлен политически президентом и Партией Регионов, а также коалицией в Верховной Раде, говорил о некотором качественном изменении общества на Украине. Оппозиция попыталась раскачать ситуацию на Украине и не допустить проведение реформ.

В связи с этим активизировались радикальные группировки и произошел ряд серьезных тяжких преступлений на Украине. Например, в Киеве был убит судья отцом и сыном Павличенко. Эти два человека входили в группировку так называемых футбольных фанатов Динамо. И футбольный клуб Динамо, ультрас, это такое крыло болельщиков, они начали активизировать свою деятельность в защиту Павличенко, обвиняя правоохранительную систему в якобы незаконных действиях при их задержании. Это поддерживалось в средствах массовой информации. На мой взгляд, важно обратить внимание, что на тот момент средства массовой информации на Украине в основе своей принадлежали финансово-промышленным группировкам известных олигархических кланов.

Так же было совершено убийство майора милиции в селе Семиполки в Киевской области. Было организовано проведение ряда террористических актов в областях Украины — в Киевской, в Запорожской области. Это известное дело так называемых «васильковских террористов», организатором которого был Мосийчук, который впоследствии стал народным депутатом Украины.

Судья: Свидетель, я Вас прерву, Вы письменными материалами не можете пользоваться при даче показаний. Только в той части, где цифры и даты.

Захарченко: Хорошо, Ваша честь. Значит, таким образом, обстановка была довольно сложная и характеризовалась тем, что организовывались массовые протестные акции, на мой взгляд, после подписания документов — акта по европейской ассоциации и зоне свободной торговли — после этого активизировались массовые акции на Украине.

21 ноября оппозиционными политиками были выведены на массовые протестные акции группы людей на две площади – на Европейскую площадь и на площадь Независимости. Вышли студенты с акциями в поддержку подписания соответствующих документов о евроинтеграции и евроассоциации Украины. В первые же дни нам, как правоохранителям стали очевидны факты присутствия на акциях неких радикальных группировок. Они выделялись в группе людей своей организацией, своей униформой, соответствующими знаками различия.

24 ноября партия «Свобода» организовала так называемую мирную, как они называли, ходу, то есть мирную акцию движения в сторону Кабинета Министров, в сторону Верховной Рады по улице Грушевского. Фактически это была первая силовая акция, направленная на захват Кабинета Министров. Во время проведения этой акции возле Кабинета Министров милицией осуществлялась охрана общественного порядка, в том числе для обеспечения правопорядка были привлечены силы спецподразделения «Беркут».

Радикалы напали на милиционеров, которые занимались охраной обществ порядка, применили при этом противоправные методы, слезоточивый газ, дубины, цепи, сломали шлагбаум и трубой диаметром около 100 мм наносили удары по правоохранителям. Нами были замечены в этой толпе радикалов люди, которые относились к партии «Свобода», в то время они проявляли довольно сильную активность. И так же в группе вот этих радикалов была замечена журналистка Татьяна Черновол. Данный факт противоправных действий был зарегистрирован в Едином реестре правонарушений и начато расследование.

Следующая провокация, организованная радикалами, была 25 числа, когда радикалы напали на авто СБУ, которое занимался мониторингом радиоэфира с целью предотвращения каких либо противоправных действий, том числе террористических актов на Европейской площади. Там было большое количество митингующих, которые этот автомобиль выявили и захватили. Тут же в этих акциях принимала участие Татьяна Черновол, которая камнем разбила люк в автомобиле, забралась внутрь, и впоследствии было совершено нападение на сотрудников службы безопасности Украины. Была реальная угроза их жизни и здоровью, поэтому СБУ обратилась в киевский Главк с просьбой оказать содействие и помощь в освобождении сотрудников службы безопасности. Помощь была оказана и эти люди были освобождены.

27 числа впервые я проинформировал общественность, и на сайте Министерства внутренних дел была размещена информация, о том, что радикалы готовятся к захвату власти. Эта информация была в открытом доступе. Я сообщил, что идет подготовка снова к захвату правительственных зданий.

В ночь с 29 на 30 число произошли события, на которых я хотел бы остановиться отдельно. Мне кажется, это важный момент, потому что это впоследствии было использовано, как повод, для того, чтобы вывести большие массы людей на протестные акции. 29 числа акции в Киеве, организованные оппозиционными силами, фактически начали затухать. Люди начали самостоятельно покидать центральные площади, а те, кто приезжали из других областей, начали выезжать за пределы города. Студенты, которые принимали активное участие в акциях, заявили, что они свои акции заканчивают самостоятельно и расходятся. Все студенты были сконцентрированы в основе своей на площади Независимости, то есть на Майдане, и в этом районе было сцена, где выступала певица Лыжичко, они начали демонтировать сцену самостоятельно и начали расходиться.

Ближе к полуночи фактически акции закончились. Мне поступили доклады от начальника киевской милиции о том, что акции сворачиваются, что продлена работа киевского метрополитена и люди покидают территорию Майдана Независимости. На этой площади находилось еще какое-то количество представителей милиции, но все шло к тому, что действительно акция закончилось.

Я обменялся информацией с председателем СБУ Якименко Александром Григорьевичем по закрытой связи. Он находился на своем рабочем месте, и я находился на своем рабочем месте в своем кабинете. И он подтвердил, что акции действительно заканчиваются. Мы обменялись нашими планами. Он сказал, что собирается поехать отдохнуть, потому что с 21 числа фактически беспрерывно находился на рабочем месте, я ему сказал, что так же находился беспрерывно на рабочем месте.

И после этого я еще раз связался с начальником киевской милиции, на то время обязанности руководителя киевской милиции исполнял Коряк Валерий Владимирович. Он мне еще раз подтвердил, что студенты расходятся с площади.

После 2-х часов ночи, ближе к 3-м я выехал из кабинета домой и уже рано утром узнал о том, что произошло некое столкновение, провокация на Майдане. Вначале это было предоставлено в СМИ, что избили студентов, а в последствии установили, что фактически это была провокация, организованная «Правым сектором».

Они спровоцировали нападение на коммунальное предприятие, которое привезло оборудование для монтирования новогодней елки. После того, как произошло это нападение, коммунальная служба пригласила представителей райотдела для того, чтобы составить соответствующие документы.

На них так же было совершено нападение со стороны радикалов и руководство райотдела обратилось за помощью к руководству киевского Главка. Киевский Главк направил спецподразделение «Беркут» для того, чтобы навести правопорядок на площади.

Когда приехал «Беркут», в отношении сотрудников милиции начали применять слезоточивый газ, в них полетели камни, горящие палки, бревна. Работники милиции приняли решение пресечь противоправные действия. Произошел конфликт, в ходе которого часть сотрудников получили телесные повреждения.

Был задержан ряд лиц, которые устроили провокации. Было установлено, что средний возраст протестующих был около 40 лет, но СМИ начали транслировать информацию, что милиция избила студентов. И после этого информационного вброса в обществе возникло напряжение и люди в поддержку якобы избитых студентов начали массово выходить на площадь.

И 1-го числа в центр города Киева вышло большое количество демонстрантов. Я почему так подробно на этом остановился, потому что по данному факту проводили очень глубокую всестороннюю проверку, открытую коллегию, этим фактом заинтересовались иностранные представители, в том числе посол США Пайетт. Он вместе с послом ЕС Яном Томбинским настоял на встрече со мной. Они прибыли в МВД на личную встречу, которая была организована в соответствии с процедурой через департамент МВД и МИД, встреча проходила и фиксировалась протокольно.

В ходе этой встречи мы объяснили, что произошло, почему милиция действовала так, сказали им, что мы начали проводить собственное служебное расследование этого факта. Так же соответствующие материалы были зарегистрированы в Едином реестре для проведения дальнейшего расследование, было ли превышение полномочий и сотрудники будут привлечены к ответственности. Мы даже демонстрировали некие кадры, как действует полиция в ЕС в США, на что был дан ответ, что вы не сравнивайте себя с разными странами, и что эти примеры здесь не уместны, полиция должна вести себя сдержанно и не должна применять силу. Мы объяснили, что силы не выходили за рамки предусмотренного законодательства, но, вместе с тем, со стороны иностранцев было однозначная позиция, что правы были демонстранты.

Несмотря на то, что мы объясняли, что это представители радикальных структур, которые прибыли в центр Киева, чтобы организовывать, не просто участвовать в акциях, а организовывать подобные противоправные акции и провоцировать сотрудников милиции на применение силы. Наши объяснения не брались в расчет.

На следующий день оппозиционные силы призвали народ к массовым протестам, и на улицу, по нашей информации, вышло порядка 100 тысяч человек. По оценке оппозиционных политиков и их информационных центров, они ввели на улицу до полумиллиона человек.

В ходе марша, устроенного на Крещатике, был захвачен ряд административных зданий — здание Киевской городской администрации, здание Профсоюзов, ряд других административных зданий.

Из вот этой группы товарищей, которые вышли на демонстрацию, особой агрессией отличалась молодежь в возрасте до 30 лет и чуть старше. Они захватили строительную технику, которая незаконно использовали впоследствии, а так же, вооружившись цепями, палками, битами, баллонами с газом, а так же масками, которые надевали на голову для того, чтобы их труднее было идентифицировать, они организованно двинулись в сторону Администрации Президента.

В районе Администрации Президента службу по охране общественного порядка несли военнослужащие Внутренних Войск. В это время радикалов было приблизительно до 10 тыс. человек. В этой толпе находились люди с фотоаппаратами и видеокамерами, которые провоцировали сотрудников милиции, снимая их в упор, их лица, для того чтобы впоследствии идентифицировать. Это был один из методов запугивания и морального воздействия на сотрудников правоохранительных органов.

В определенный момент в сотрудников Внутренних Войск полетели камни и бутылки с зажигательной смесью, брусчатка, огромные каменные глыбы летели в сотрудников ВВ. После чего их начали давить грейдером, который демонстранты незаконно захватили. Начали наезжать на сотрудников ВВ. Перед колонной сотрудников Внутренних Войск стояли стационарные щиты, которые могли воспрепятствовать прохождению радикалов. Но после того, как грейдером эти щиты были сломлены и разъяренная толпа их растащила, сотрудники остались фактически без защиты, и в это время в них полетели камни, их начали избивать мощными металлическими цепями, бросать в них коктейли Молотова и попадать непосредственно в сотрудников милиции.

Руководство Внутренних Войск в соответствии с логистикой, подвезло легкие щиты, для того чтобы выдать бойцам ВВ, и обратилось в киевский Главк с просьбой о дополнительных силах для задержания радикалов. Было задействовано спецподразделение «Беркут» и часть радикалов была задержана. В ходе столкновения сотрудники милиции получили ранения различной степени тяжести, так же были травмированы часть людей из нападающих. Часть из них была задержана и проводилась соответствующая проверка.

В последующем, начиная со 2 числа, акции протеста только усилились, протестанты начали блокировать работу государственных органов власти и управления, прежде всего, Кабмин, а так же Администрацию Президента. Что происходило? Так называемая группа «Автомайдана» переименованная так в начале акций протестов, оказывала нападение на сотрудников милиции при помощи техники, в нее входили такие фамилии, как Дзиндзя и Кадура. Они входили в группу людей, которая впоследствии влилась в «Автомайдан».

Эти люди блокировали транспортными средствами, а так же спецприспособлениями, «ежами», которые разбрасывали на дорогу, все подъезды к Кабмину. Автотранспорт по улице Грушевского, Институтской, Шелковичной останавливался таким противоправным способом, создавалась пробка, и люди с трудом могли прийти на работу. Кроме этого людей останавливали радикалы и угрозами заставляли не выходить на работу и не приступать к исполнению служебных обязанностей.

Это происходило на протяжении нескольких дней. Было принято решение ввести в правительственный квартал дополнительные силы из числа Внутренних Войск и подразделений, который были командированы к киевскому Главку для обеспечения правопорядка в Киеве. Это решение было принято в связи с тем, что были массовые выступления людей, и киевский Главк своими силами не справлялся с такой массой и не мог гарантировать в полной мере безопасность нахождения людей в центре города.

Были прикомандированы часть сотрудники Внутренних Войск, часть спецподразделения «Беркут» и патрульно-постовой службы из других областей для обеспечения правопорядка в городе Киеве. В правительственный квартал была заведена эта часть сотрудников, которая по периметру организовала охрану общественного порядка и дала возможность функционировать органам власти. В ответ манифестанты начали активизировать свои действия в других районах Киева, а так же они начали возводить баррикады в центре Киева в районе Крещатика, улицы Грушевского, Институтской и так далее.

В это время нам стала поступать информация о том, что оппозиционеры стали открыто призывать людей вооружаться. Вначале это вооружение подразумевало под собой вооружение палками, битами, цепями, щитами. Но впоследствии это переросло в то, что на Майдан стало поступать и оружие. По нашей информации поступило огнестрельное боевое оружие. Сначала это были охотничьи ружья, потому что большое количество протестующих были охотниками. Впоследствии к ним присоединились и владельцы травматического оружия.

Фактически Майдан организовал незаконное военное образование под названием «Самооборона майдана». Ее возглавил Парубий. К ним присоединилась часть людей со специальной военной подготовкой. Они организовали довольно быстро специальные отряды, которые выполняли функции, связанные с задержанием сотрудников милиции, захвата в качестве заложников, и такие случаи были не единичные. Вооружая эти отряды и провоцируя сотрудников милиции, фактически они устраивали столкновения для того, чтобы поддержать свой боевой дух и настрой и организовывать мобилизацию Майдана. Такие провокации устраивались чуть ли не ежедневно. В ходе задержания лиц, составления административных протоколов, расследования, активность на Майдане начала угасать.

По предложению политиков, которые искали компромиссные решения, (я имею в виду политиков, которые были у власти), искалось какое то решение и выход из ситуации для того чтобы разрешить это политический кризис. Чисто силового варианта руководство страны не видело, потому что большое количество людей с Западной и Центральной Украины поддерживало манифестантов. Из этих областей приезжали люди собственным транспортом, автомобилями, поездами, электричками, ехали организованные автобусы для того чтобы участвовать в акциях протеста.

И дальнейшие события подтвердили правильность логики наших рассуждений, потому что через какой то период времени начался массовый захват административных зданий в областях – захватывались и областные, и районные администрации, и подразделения МВД , и райотделы, а так же подразделения СБУ.

Я часть материалов, подтверждающие мои слова, после моего выступления хотел бы передать Владимиру Николаевичу для того, чтобы он мог приобщить их к делу. Эти материалы касаются того, как, начиная с 2006 года, на Украине проводились подготовка боевиков, где она проводилась, и какие тактические подготовки проводились, начиная от применения оружия, владения ножами, техникой, вплоть до проведения диверсионной работы.

Так же я хотел бы передать Владимиру Николаевичу материалы, подтверждающие правоту заявления, касаемо радикальных организаций, которые действовали на территории Украины. Эти организации отчасти были легальны и зарегистрированные как общественно-политические партии, но впоследствии проявившие себя, как экстремисты, как люди принимавшие участие в незаконном свержении власти.

События, на мой взгляд, шли по нарастающей, несмотря на то, что президент инициировал встречи с оппозиционерами для того чтобы найти компромиссное решение, несмотря на то, что проводился ряд амнистий. Это были не вполне амнистии, а законы, для того чтобы достичь компромисса. В соответствии с этими законами лица, задержанные правоохранителями, освобождались от уголовной и административной ответственности. Подразумевалось, что будет прекращено их преследование, а соответственно, оппозиционеры примут меры для того, чтобы ввести в законное русло акции, которые проходили в Киеве. Но тем не менее это не находило компромисса, несмотря на заявления оппозиционных политиков.

Я говорю о Тягнибоке, Яценюке, о Кличко, о том же Порошенко — это те люди, лидеры Майдана, которые выступали публично со сцены Майдана. Они делали на встречах правильные заявления и говорили о том, что они способны навести порядок, что прекратятся провокации сотрудников органов внутренних дел. Тем не менее, не смотря на то что власть шла на встречу, лица освобождались по команде генеральной прокуратуры, тем не менее, акции снова продолжали носить экстремистский радикальный характер, и вновь в сотрудников милиции летели камни и коктейли Молотова.

И в определенный момент появились жертвы. Мы этого, честно говоря, очень опасались, потому что те технологии, которые применялись на майдане, подразумевали, что органы внутренних дел примут жесткие меры по зачистке Майдана, и что в ходе таких зачисток появятся жертвы. Наши опасения оправдались после того, как 19 января 2014 года радикалы приняли решение напасть на правоохранителей, которые обеспечивали правопорядок на улице Грушевского на подходах к Кабинету министров.

А нападение это произошло после того как 16 января был принят ряд законов, на мой взгляд важных законов, предусматривающих ряд дополнительной ответственности для лиц, организовывающих массовые беспорядки. Тем не менее, в СМИ начали раскачивать новый хештег о том, что это якобы «диктаторские» законы. И против этих законов людей начали призывать снова выходить на массовые акции протеста. Количество людей увеличилось. И они начали вести себя агрессивно, несмотря на то, что до этого были приняты две амнистии об освобождении лиц, которые принимали участие в этих массовых беспорядках.

Судья: Свидетель, дайте возможность задать вопрос.

Олейник: Виталий Юрьевич, скажите, пожалуйста, Вы сказали о том, что во время подготовки к этим событиям существовал ряд экстремистских организаций, которые готовили диверсантов. Очень важно для суда, если Вы знаете, скажите название этих организаций.

Захарченко: Если Вы позволите, я воспользуюсь своими записями, чтобы я точно воспроизвел названия этих организаций. Справка довольно объемная, системная, с фотографиями и фамилиями. Итак, это были Всеукраинская организация «Тризуб» имени Степана Бандеры, Всеукраинская общественная организация «Украинская национальна ассамблея», Украинская националистическая солидарная организация, движение скинхедов, движение правых, красные и анархические скинхеды, всеукраинское объединение «Свобода», Социал-националистическая партия Украины, политическая структура «Братство», Социал-националистическая ассамблея «СНА», Украинская общественная организация «Патриот Украины». Кстати, эти лица впоследствии вошли в батальон, а потом в полк «Азов», который сегодня воюет на Донбассе, это отдельные лица, которые действовали на востоке Украины, мы их также здесь перечисляем и даем аналитику, в том числе подтверждается порядок подготовки.

Олейник: Еще один вопрос, Что вы знаете о событиях 18-21 февраля и особенно о расстреле и работников правоохранительных органов, мирных граждан, в том числе о снайперских расстрелах.

Захарченко: Значит, 18 февраля 2014 года — это кульминация развития агрессивных действий на Майдане и в центре Киева. К нам поступила информация, что 18 числа было объявлена очередная мобилизация сил на Майдане и было объявлено шествие в сторону Верховной Рады. Были выстроены колонны, прежде всего, пошли радикалы, так называемого Правого Сектора, запрещенного в РФ, а так же радикалы, входящие в те организации, которые я перечислял. Количество радикалов было более 10 тысяч человек. Они представляли различные регионы Украины, в том числе Киев, Киевскую область.

Кроме радикалов для массовки было использовано часть людей, которые принимали участие в акциях. Общее количество людей, которое двинулось в сторону ВР, превышало где-то 30 тысяч человек. Эта толпа направилась по улице Институтской в сторону ВР, метро Арсенальная и в сторону Дома офицеров. По ходу движения вначале никаких массовых беспорядков не было. До тех пор, пока на Институтскую не заступили отряды радикалов, которые зашли и начали устраивать массовый погром, начали громить первые этажи зданий. Это были и офисные, и жилые помещения, и торговые точки.

Начали забрасывать камнями сотрудников Внутренних войск, о которые стояли по периметру правительственного квартала. Забили камнями какое то количество сотрудников, они получили тяжкие увечья, потом забросали коктейлями Молотова технику, при помощи которой сотрудники обеспечивали правопорядок. Техника сгорела, и они двинулись на улицу Липскую в район офиса Партии Регионов.

Настроена агрессивно, толпа ворвалась в этот офис, побила окна и начала забрасывать коктейлями и камнями офис Партии Регионов. Я получил информацию из двух источником. Мне докладывал руководитель Киевской милиции, следующий доклад был от руководителя Внутренних войск о том, что они попытались выйти из правительственного квартала для того, чтобы оказать помощь гражданским лицам, которые находились в офисе Партии Регионов, но выйти они не смогли, так как их забили просто камнями, прутьями и палками. Попытка была пройти, насколько я помню, я точную цифру не гарантирую, но около 300 сотрудников пытались пройти к офису, но у них не получилось, так как была большая толпа и она не дала пройти сотрудникам органов. После этого мне был звонок от главы Администрации президента Клюева Андрея Петровича, это был встревоженный звонок с информацией о том, что сейчас могут погибнуть люди в здании офиса Партии Регионов.

Я ему рассказал, что попытка закончилась неудачей, и что киевских Главк в настоящий момент задействует из резерва силы спецподразделения «Беркут» для того, чтобы они смогли предотвратить тяжкие последствия нападения. К сожалению, «Беркут» смог пробиться к зданию уже после того, как там погибли люди, так как им по пути оказывалось колоссальное противостояние со стороны этих радикалов.

И вот фактически началось уличное противостояние. Были попытки пресечь это со стороны правоохранителей и задержать наиболее агрессивных радикалов, но это было очень сложно, потому что они начали применять не только коктейли и камни, но завладели грузовой техникой и ею начали таранить сотрудников правоохранительных органов. В ходе этого уличного противостояния прозвучали первые выстрелы и были нанесены огнестрельные ранения сотрудникам органов. появились первые жертвы.

Я детально в справке изложил по дням, где и при каких обстоятельствах количество людей, которые получили телесные повреждения. Я хочу назвать некоторые цифры. За период Майдана погибло 23 сотрудника, их них 15 сотрудников МВД и 8 сотрудников Внутренних войск.

В период проведения повреждения различной степени тяжести получили 932 сотрудника МВД и Внутренних войск, из них 250 сотрудников получили тяжкие телесные повреждения. Огнестрельные ранения получили 158 сотрудников. Вот это я тоже, с Вашего позволения, передам Владимиру Николаевичу.

Олейник: Скажите, а по той информации, которую Вы получали, кто все-таки расстреливал и мирных людей, и работников правоохранительных органов?

Захарченко: На момент, когда происходили расстрелы, такой конкретной информации ко мне не поступало. Она не поступала по двум причинам: во-первых, эти лица действовали тайно и скрытно, и расстрелы проводились, чтобы возбудить толпу и повысить агрессивность. И расстреливали как сотрудников МВД, так и людей, которые принимали участие в демонстрациях. Но обмен информацией и установление личностей и установление мест откуда производил стрельба было нашей обязанностью, наряду с СБУ мы предпринимали все меры для того чтобы установить огневые точки.

А это подразделения из Главного управления по борьбе с организованной преступностью, спецподразделение «Сокол», это спецподразделение «Беркут» по задержанию особо опасных вооруженных преступников и подразделение Внутренних войск. Они были нацелены на выявление и задержание лиц, и при необходимости обезвреживание лиц, которые применяли оружие. Но установить таких лиц на тот момент им не удалось по той причине, что вся территория, откуда велся прицельный огонь, контролировалась силами Майдана.

Олейник: то есть, помещения, которые…

Захарченко: Да, это помещения, которые находились под контролем сил майдана — это помещение Консерватории, помещение гостиницы Украины, это помещения, находящиеся в том квартале. Вот сегодня есть дополнительная информация, которая нам сегодня доступна и мы ее анализируем, проводим собственное расследование всех фактов. И сегодня у нас есть больше информации, но Вы спросили меня — на тот момент, и я вам даю четкий ответ — на тот момент мы знали, что это здание находится у них под контролем, это была информация открытая. Были открытые призывы со сцены майдана, первые призывы прозвучали из уст Луценко о том, что беремся за оружие. Следующие призывы прозвучали от Яценюка, который озвучил тогда небезызвестную фразу «Куля в лоб, то куля в лоб». И он призывал браться за оружие и идти наступать. Небезызвестные заявления Парасюка, который так же призывал к открытому вооруженному противостоянию против сотрудников милиции.

Я также хочу засвидетельствовать, что на Майдан была организована логистика доставки продуктов питания, материалов для баррикад — это шины, фейерверки, при помощи которых с близкого расстояния расстреливали правоохранителей, это горюче- смазочные материалы из которых изготавливались коктейли Молотова и так далее.

Все эти средства в основном концентрировались в здании Дома Профсоюзов и по нашей оперативной информации, там просто тоннами исчислялось количество огнеопасных веществ. Так же там находилось большое количество огнестрельного оружия. В ходе встреч, которые много проводились с иностранными дипломатами, (а они периодически выходили с инициативой таких встреч), я их информировал о том, что по нашей информации очень большое количество оружия находится на Майдане и что нужно срочно принимать меры по разоружению Майдана, так как это оружие рано или поздно «заговорит». Депутаты, которые были фактически щитом майдана, беспрепятственно без досмотра в соответствии с законодательством Украины имели право проходить через кордоны МВД. Происходили конфликты, когда правоохранители пытались досмотреть транспорт, на котором они ехали, либо завозили, например, машину с дровами. В этих дровах можно было спрятать, что угодно, даже пушку маленькую можно было замаскировать за этими дровами.

Судья: Зачем дрова?

Захарченко: Дрова для того чтобы костры палить, еду готовить на майдане. И вот они их везли, а сотрудники органов пытались остановить и досмотреть этот автомобиль, но народный депутат Ярема физически начал воздействовать на сотрудника государственной автомобильной инспекции, ударил в лицо и беспрепятственно завез на Майдан всё-таки этот автомобиль.

Олейник: Скажите для суда, какую должность он занимал до этого?

Захарченко: Ярема до событий на майдане, до того как его избрали народным депутатом, был руководителем киевской милиции, в то время когда Луценко был министром МВД. Эти люди понимали, что они делали, все их действия были умышленными, они глубоко понимали законодательство, предусматривали провокационные действия, исходя из глубокого знания и понимания не только законодательства, но и психологии сотрудников органов внутренних дел.

Хочу привести один из примеров – это нападение на конвой, в котором принимал участие Луценко. Конвой вез так называемых «васильковских террористов» в суд для рассмотрения.

Так, будущий народный депутат Мосийчук, в том числе, перевозился конвоем. Они организовали открытое нападение на конвой и около 20 сотрудников органов получили телесные повреждения различной степени. Зная и понимая, что конвой имеет право применить оружие — этого они не могли не знать — тем не менее, они пошли на эту открытую провокацию для того чтобы побудить к более активным действиям правоохранителей. И это было нужно для того, чтобы массово вывести людей на улицу. Вот эти вбросы и провокации происходили всегда.

Олейник: Какую должность на сегодняшний день занимает Луценко?

Захарченко: Луценко на сегодняшний день занимает должность генерального прокурора Украины. Владимир Николаевич, я хочу уточнить, что после этой провокации Луценко был задержан и освидетельствован, и он, и те люди, которые были с ним и совершали эти противоправные действия, были освидетельствованы в медицинском учреждении на предмет получения телесных повреждений и на нахождение алкоголя в крови. И было установлено, что все они были в состоянии алкогольного опьянения на тот момент, когда устроили провокацию против конвоя.

Олейник: Последние два вопроса. Скажите, пожалуйста, на самом Майдане были и правонарушения, и убийства. Могли ли работники правоохранительных органов проводить там следственные действия? То есть, эта территория была открытой или была закрытой для посещения работников прокуратуры, милиции для выполнения своих должностных функций? Там действовала на то время законы Украины и Конституция Украины?

Захарченко: Ваша честь, я готов по этому вопросу пояснить следующее. На Майдане после того как были в довольно короткие сроки организованы так называемые «сотни майдана», так называемые «отряды самообороны майдана», когда они привлекли туда боевиков, радикалов, экстремистов, лиц, прошедших через военные конфликты, после этого они установили четкие правила и порядки передвижения по Майдану. Никто без проверки и контроля этих людей через баррикады проникнуть не мог туда. Баррикады были установлены по всему периметру Майдана. На всех баррикадах стояли радикалы и все люди, которые заходили туда, тщательно проверялись и только после этого допускались на территорию Майдана.

Сотрудники правоохранительных органов не имели возможности обеспечить ни правопорядок внутри майдана, ни обеспечить оказание помощи, в том числе и тем лицам, которых задерживали, пытали и применяли в отношении них меры физического, психологического и иного воздействия. Сотрудники милиции не могли этого сделать.

Один из ярких примеров, Ваша честь, был факт, когда в Доме Профсоюзов прогремел взрыв. Причем, я давал пояснения и говорил, что мы информировал иностранных представителей о том, что в Доме профсоюзов находится большое количество взрывчатых и горюче-смазочных веществ, а так же оружия.

Информировал я лично об этом Пайетта, посла США в Украине. Почему именно его? Потому что у него было сильнейшее воздействие на лидеров оппозиции. Они фактически ежедневно к нему ходили и после того, как Пайетт к ним обращался с какими либо требованиями, это выполнялось на майдане. Мы об этом достоверно знаем.

Поэтому Пайетта я и информировал о том, что на Майдане находится большое количество оружия. Он пообещал провести некую инспекцию на Майдане и разобраться, есть ли там оружие. Я попросил его включить в эту инспекцию сотрудников органов внутренних дел, потому что мы зайти туда не можем, не имеем такой возможности. Устно он пообещал, но по факту этого сделано не было, то есть людей наших они не включили в эту инспекцию.

Однако информационно они заявили, что никакого оружия на Майдане нет. После этого через несколько дней в Доме Профсоюзов прогремел взрыв, и молодому человеку, не достигшему 18 лет, оторвало кисть руки, а второй человек получил ожоги высокой степени лица и глаз. И даже по этому факту милиция не смогла зайти на Майдан и провести комплекс оперативно-следственных действий для того чтобы разобраться в произошедшем событии.

Олейник: Последний вопрос. Скажите, лично Вам, членам вашей семьи, Вашим подчиненным были ли угрозы, каковы масштабы этих угроз и насколько они были реальны с точки зрения угрозы жизни?

Захарченко: Я хочу засвидетельствовать следующее. Угрозы проходили не только мне и членам моей семьи, но и в адрес моих подчиненных. Я в самом начале свидетельствовал тот факт, что сотрудников правоохранительных органов фотографировали. Эти фотографии пересылались по месту их жительства в те области, города и села, откуда родом были люди из личного состава. И угрозы шли, как им непосредственно, так и их детям, даже в школах и детских садиках, а так же в адрес их родственников жен и матерей. Эти угрозы носили системных характер, шли по всей Украине, и особенно в Западных регионах — Тернопольской, Ивано-Франковской и Львовской области.

Мы получали, ведя в рамках дел оперативного учета, проводя оперативно следственные действия по документированию преступных действий лиц, участвовавших в массовых беспорядках в Киеве, мы проводили ряд оперативно технических мероприятий и получали информацию, что участники этих акций высказывали прямые угрозы, направленные на жизнь и здоровье руководителей государства. В частности, президента Украины Януковича Виктора Федоровича.

У меня очень хорошо запечатлелось в памяти угроза генеральному прокурору Виктору Павловичу Пшонке. Эта угроза заключалась в следующем — группа людей между собой по телефону разрабатывала план по поджогу его дома вместе с ним и всеми членами его семьи. Кроме этого, эти группы организованно выезжали непосредственно в места проживания. Так они выезжали в место проживания президента Украины в Межигорье, в место проживания Генерального прокурора, в место проживания в арендованном доме, где проживала моя семья. Они приезжали с открытыми явными угрозами, с рисунками, с фотографиями, с лозунгами и осуществляли попытки ворваться в домостроение, где вышеназванные люди проживали.

Олейник: У меня больше вопросов нет.

Судья: Вопрос Суда к Вам. Скажите, пожалуйста, Вы, как представитель исполнительной власти, можете квалифицировать произошедшие события и сказать нам, следует ли из Вашего выступления, что исполнительная власть была фактически парализована. Могли ли Вы и Ваши подчиненные исполнять свои обязанности в полной мере в указанный период времени?

Захарченко: Правоохранительная система не была парализована, она, скорее всего, была в какой то степени деморализована. Потому что часть людей внутри системы – а эта система очень большая, не зря мы сегодня вспомнили того же Луценко, также как и можно вспомнить Турчинова, Наливайченко – это те люди которые руководили СБУ и МВД со времен событий так называемой «померанчевой революции».

Более пяти лет они руководили этой системой и соответственно могли назначать людей, разных уровней руководителей, начиная от областных, заканчивая горотделами, райотделами и так далее. В целом, к сожалению, государственная исполнительная служба, в какой-то степени на момент, когда президентом Украины был назначен Виктор Федорович, была ослаблена. Мы предпринимали большие шаги для того чтобы ее укрепить, чтобы государство в полной мере могло выполнять функции государства прежде всего. Но было не достаточное финансирование, был большой некомплект личного состава.

Мы проводили большую работу с кадрами, нам удалось стабилизировать в большой степени. Я приведу, как пример — у нас в 2012 году происходило два важных мероприятия – выборы в ВР и проведение Еврочемпионата - 2012. Эти два мероприятия прошли на очень высоком организационном уровне, и нам удалось избежать каких либо чрезвычайных ситуаций в государстве. Выборы были признаны всем миром.

Еврочемпионат, в отличие от Польши, где происходили массовые столкновения, на Украине прошел без единого, что называется, сучка и задоринки. Поэтому я еще раз скажу, что нас пытались расшатать, когда начали массово захватывать здания.

Я хотел также одну из справок о захваченных зданиях городских администраций, областных администраций, горотделов внутренних дел, службы безопасности – у меня подготовлена справка по датам, когда эти захваты происходили, и я бы Владимиру Николаевичу, с Вашего разрешения, также передал.

Безусловно, такое положение на Украине не могло не повлиять на эффективность работы правоохранительной системы. Но, на мой взгляд, основой был политический кризис в государстве, который надо было решать политическими мерами и такие попытки предпринимались неоднократно до последнего дня, до вывода и подписания известных протоколов, подписанных 21 февраля между оппозиционерами и президентом в присутствии иностранных представителей дипломатических ведомств. Подписание данного документа говорило о том, что власть хотела решить вопрос мирным политическим путем.

Мы вывели войска из правительственного квартала, Внутренние войска я имею в виду, а других войск не применялось, и решение на применение армии и введение чрезвычайного положения президентом Украины не были приняты. Когда мы вывели Внутренние войска, подразделения Беркут, подразделения патрульно-постовой службы, всех правоохранителей вывели из правительственного квартала, спустя небольшой промежуток времени эти административные здания – здание исполнительной власти, здания законодательной власти, Администрация президента — были захвачены.

Я фактически находился с Президентом, начиная с 22 числа вместе до выезда его на территорию РФ. И все действия, которые были приняты в Верховной Раде, я считаю их нелегитимными. Они не носили той необходимой юридической силы для того чтобы в полной мере вступить в силу.

Потому что, во-первых, процедура отстранения президента Януковича не происходила в соответствии с Конституцией Украины. Все четыре способа отстранения президента от власти не были использованы – он был жив и здоров, ему все позволяло исполнять обязанности, он не прошел процедуру импичмента – и поэтому все, что было в последствии принято решением ВР, носило антиконституционный характер.

Кроме того, на действующего президента был совершен ряд попыток покушений в то время, когда еще не были даже приняты решения Верховной Рады о его отстранении. Кроме этого, была попытка заставить президента выполнять определенные действия. Например, он перелетал на вертолете в Харьков, и его принуждали вернуться, и прозвучала реальная угроза применения военного истребителя. Причем это произошло непосредственно после этих событий, лично президент мне об этом говорил, что пограничная служба пыталась его задержать 22 февраля 2014 года.

Но после короткого разговора это задержание не состоялось. Когда же все эти решения принимались, я свидетель того, что президент находился на Украине, я, как министр Внутренних дел, докладывал ему обо всех событиях, несмотря на то, что меня 21 числа после 18 часов освободили от должности министра Внутренних дел. Что, я считаю, также было противозаконно сделано.

Судья: И в завершение последний вопрос. Скажите, события, которые получили свою кульминацию в феврале 2014 года – это самый главный вопрос нашего рассмотрения, — Ваше мнение, как вы полагаете, является ли государственным переворотом все произошедшее?

Захарченко: Я однозначно данное событие расцениваю, как государственный переворот.

Судья. Спасибо. Вопросов больше нет?

Олейник: Нет, Ваша честь.

Судья: Вам спасибо за объяснения. Так, давайте на 10 минут прервемся. Прошу всех встать.

 

 

Свидетельские показания бывшего генерального прокурора Украины Виктора Павловича Пшонки

Стенограмма

 16.12.2016.  URL:  http://perevorot.info/viktor-pshonka-v-ukraine-proizoshel-gosudarstvennyj-perevorot/



Олейник: Виктор Павлович, скажите, пожалуйста, какую Вы занимали должность в 2013—2014 годах?

Пшонка:  В этот период я занимал должность Генерального прокурора Украины. На эту должность был назначен 4 ноября 2010 года

Олейник: Виктор Павлович, скажите, что Вы знаете о событиях ноября 2013—февраля 2014 года и какую правовую оценку давала этим событиям генеральная прокуратура Украины?

Пшонка: Ноябрь 2013-фераль 2014 года был очень тяжелым периодом для Украины. Все началось с не подписания президентом Украины соглашения об ассоциации с Евросоюзом, и лидеры оппозиции приняли для себя решение этим воспользоваться, настроив определенную часть населения на протесты, чтобы добиться своих целей под лозунгами за свободу и европейские ценности, за борьбу против коррупции, за улучшение социально-экономической жизни. Это на тот период были народные депутаты Яценюк, Тягнибок, Кличко, Пашинский, Парубий, Аваков.

Сначала были мирные протесты, и граждане шли на митинги, чтобы убедиться в той ситуации, которую им рассказывали эти лидеры оппозиции. Но потом за спинами мирных граждан появились радикальные силы, что и привело к тем трагическим событиям.

С властями и с правоохранительными органами начали разговаривать булыжниками, коктейлями Молотова, цепями, прутьям, а потом было задействовано и огнестрельное оружие. Вандализм, поджоги, избиения работников милиции и убийства правоохранителей стали реалиями улиц Киева.

Я неоднократно как генеральный прокурор в тот период выступал в средствах массовой информации, на телевидении с предупреждениями, что для Украины наступают опасные времена, так как распространение национализма, распространение межнациональной вражды может привести к трагическим событиям. Так оно впоследствии и случилось. Лидеры оппозиции и радикальные силы ввели Украину в тот хаос и массовый беспорядок, который происходил в ноябре 2013 - феврале 2014 года. Я хотел бы, Ваша честь, просто остановиться и кратко по хронологии рассказать о событиях, которые играют существенную и очень доказательную роль в части всего того, что обсуждается в данном суде.

Особенно остро эти события развивались 24 и 25 ноября 2013 года. Уже тогда радикальные силы ставили задачу парализовать деятельность и блокировали работу Кабинета министров Украины. Но силы правопорядка не дали им тогда такой возможности. Это были первые пробные столкновения. В ночь с 29 на 30 ноября произошли первые столкновения, где радикалы, спровоцировав правоохранительные органы, пошли на большую конфликтную ситуацию, которая завершилась тем, что 79 граждан обратились в больницу. Среди них были и работники милиции, и митингующие.

Далее 1 декабря произошел захват административных зданий и об этом необходимо говорить, потому что именно тогда началась опасная ситуация, которая привела к тем трагическим событиям, о которых идет речь. Был захват административного здания на улице Крещатик, 36, где расположена КГГА, захват Дома Профсоюзов и попытка штурма Администрации Президента. Но штурм Администрации Президента не удался — силы правопорядка не допустили радикальные силы, которые массово нарушали общественный порядок поджогами, камнями, металлическими прутами. Но вместе с тем, два эти здания были уже 1 декабря захвачены и в них расположились радикалы, которые впоследствии начали именоваться сотнями майдана и т.д.

19 января 2014 года на улице Грушевского состоялись многочисленные столкновения протестующих, пытавшихся пройти к зданию Верховной Рады. Здесь тоже произошло столкновения с радикалами, и уже была сожжена спецтехника.

18-19-20 февраля произошли трагические события, когда радикалы пошли в атаку на силы правопорядка, на работников Внутренних войск, и сотрудников «Беркута» и начали их оттеснять, бросая коктейли, и здесь же начали применять огнестрельное оружие. Мы можем говорить с уверенностью, что тогда начали работать снайперы, и начали гибнуть люди, как со стороны митингующих, так и со стороны работников Внутренних войск, и сотрудников «Беркута».

Погибло 23 работника милиции, из них 15 сотрудников МВД и 8 сотрудников Внутренних войск. Всего 932 было ранено, из них 257 тяжких и 158 с огнестрельными ранениями. Среди погибших были и участники Майдана. К сожалению, на сегодняшний день на Украине не идет объективного расследования тех трагических событий 18-20 февраля.

Более того, необходимо сказать, что нынешняя власть, которая совершила вооруженный государственный переворот, приняла в первый же день своих так называемых полномочий амнистию, которая освобождала всех участников Майдана, совершивших преступления.

В этой амнистии значится 80 статей и это такие статьи как грабеж, разбой, бандитизм, диверсии, теракты, создание террористических организаций, вымогательство, захват заложников, посягательство на жизнь работников милиции и прочее.

То есть, сразу было законодательно принято решение и подписано Турчиновым, как вроде бы исполняющим обязанности президента. В нем было четко прописано, что все имеющиеся доказательства о совершении преступления участниками майдана амнистируются, документы уничтожаются, информация не накапливается, а лица освобождаются от уголовной ответственности. Именно это уже настораживает тем обстоятельством и достоверным фактом – так кто же был на майдане, и что там произошло, если 80 статей Уголовного Кодекса попали под такую амнистию?

Хотел бы обратить внимание, что я, выступая по ТВ и предупреждая о том, что могут наступить трагические события, обращаясь к Верховной Раде, к фракциям, к оппозиции, чтобы нацелить их на спокойствие, к сожалению не получил должной поддержки. Я рекомендовал посмотреть фильм, нами созданный, в котором показано противостояние радикальных сил силам правопорядка.

Эти эпизоды как раз свидетельствуют о том, что все было нацелено на силовой захват власти.

Более того, там есть эпизод, где представители греко-католической церкви призывали националистические организации поднимать оружие и убивать русских, москалей, евреев, коммунистов. То есть были такие призывы. Это все как раз было в то неспокойное время на Украине, и свидетельствовало о напряженной обстановке.

Я хочу констатировать, что власть на тот период была заинтересована в решении конфликта мирным путем. Поэтому всегда шли на компромисс. Сегодня анализируя ту ситуацию еще раз можно убедиться, что власть все делала для того, чтобы конфликт завершился мирным путем.

Три амнистии были предприняты по инициативе власти, и были подписаны президентом Януковичем. Это триста человек, которые за преступные действия были задержаны на майдане или в областях. Но значительная часть их была задержана в Киеве на Майдане. Все они были арестованы, уголовные дела объективно расследовались, направлялись в суд, но вместе с тем, по тем событиям, хронологию которых я привел, с ноября до 18 февраля было применено три амнистии, которые освобождали этих лиц от уголовной ответственности.

По всем тем обстоятельствам, которые происходили на Майдане, прокуратурой осуществлялся прокурорский надзор, возбуждались и расследовались уголовные дела в той непростой обстановке. Но завершалось все, как я сказал, амнистиями, которые, к сожалению, не услышали радикальные силы. Они не приняли то обстоятельство, что для Украины необходим мир и спокойствие.

Олейник: Скажите, пожалуйста, встречались ли Вы в этот период с послами ЕС и информировали ли Вы их о тех событиях, которые происходили тогда на Украине? И какая была их реакция?

Пшонка: Нет, встреч таких у меня не было. Но я разговаривал по своей инициативе в телефонном режиме с представителями ЕС, с Яном Томбинским, разговаривал с американским послом Пайеттом в части того, что все понимали, и это было явно видно, что они имеют влияние на Майдан, на лидеров Майдана, что к ним прислушиваются и они имеют там командный голос. Да, и другие свидетельства, которые можно было наблюдать по ТВ, говорили о том, что у майдана были кураторы далеко не внутренние на Украине.

Меня информировали о том, что на майдане появилось оружие. У меня состоялся разговор с министром МВД Виталием Юрьевичем Захаренко, и мы определились, что он поставит этот вопрос перед послами и что они совместно пройдут те точки, где могло храниться оружие. Но все было сделано так, чтобы оружие было не найдено, более того, все было сделано без участия работников правоохранительных органов. В последствии это и подтвердилось — были взрывы в Доме Профсоюзов, и другие обстоятельства свидетельствовали о том, что оружие было, но оно было спрятано и должно было быть скоро задействовано. То, что я могу сказать в этой части.

Олейник: Скажите, пожалуйста, с декабря 2013 по февраль 2014 года блокировались ли радикальными силами здания Генеральной прокуратуры, была ли попытка захвата на местах, где- то может быть были захвачены помещения прокуратуры? Что Вам известно по данному вопросу?

Пшонка: Действительно, захват административных зданий был. Я уже сказал о захвате КГГА и Дома Профсоюзов, но на этом радикальные силы не остановились, и в Киеве был захвачен Октябрьский дворец, Главпочтамт, Киевская консерватория, были попытки захвата здания Администрации Президента, Министерства юстиции, Министерства энергетики. То есть, все это началось с Майдана, а потом переросло в захват учреждений и административных зданий, и в областях.

В одиннадцати областях были захвачены радикалами административные здания .Это Западная Украина — Львовская, Волынская, Ровенская, Тернопольская, Винницкая, Хмельницкая, Полтавская области.

До этого во Львовской области было захвачено управление внутренних дел, управление СБУ области, в последствии прокуратура. Позднее в других областях также были блокированы управления внутренних дел, СБУ и прокуратура. То есть, все шло к тому, чтобы блокировать и не давать возможность работать государственным и областным учреждениям при исполнении своих должностных полномочий.

Олейник: Виктор Павлович, 22 января было создана народная рада Украины, неконституционный орган, а потом на местах начали создаваться народные рады в областных и районных центрах Украины. Как реагировала Генеральная прокуратура на создание неконституционных органов?

Пшонка: Действительно, в самом Киеве было собрано некое учредительное собрание о создании центральной народной рады, инициатором которого выступили те же Яценюк, Кличко, Тягнибок. Были оформлены документы, в которых значилось, что такие же народные рады должны создаваться в областях, городах и районах оппозиционными силами на базе районных, областных и городских советов.

И в той же западной Украине начала проводиться такая работа. Более того, этой центральной радой из Киева было прописано, чтобы создавались и органы самообороны.

Увидев, что это явно противоречит всем законам и правовым актам Украины и не прописано в Конституции, это выходило за пределы Конституционных органов, органы прокуратуры обращались в суды о том, чтобы эти народные рады, там, где они создавались, и органы самообороны прекращали свою деятельность и решения отменялись.

Суды выносили правильные решения в части поддержки позиции прокуратуры и приостанавливали деятельность этих народных рад и самооборон. Только во Львовской области органами прокуратуры было подано 61 такое заявление.

Такие же заявления были и в других областях — в Черновицкой, в Винницкой области, всего где-то в восьми областях Украины. Все решения судов были в соответствии с законом приняты. Если по памяти сказать, было направлено более 150 таких исков. И где-то свыше 50 таких заявлений было направлено по созданию самообороны.

Олейник: Виктор Павлович, в 2014 году Вы были генеральным прокурором. Что Вы можете сказать о решении Верховной Рады Украины о досрочном прекращении полномочий Президента Украины?

Пшонка: Конечно, это можно назвать явным нарушением конституционных норм. Конституция четко определяет и я готов, Ваша честь, это засвидетельствовать текстом выписки из Конституции, были явно нарушены статьи 108, 109, 110, 111 Конституции Украины, которые четко определяют полномочия Президента Украины и где сказано, что прекращаются полномочии только в случае отставки, невозможности выполнять свои полномочия, смерти или в порядке импичмента.

Постановление по импичменту не было принято, а в пределах всех выписанных в Конституции причин прекращения полномочий, конечно, явно не должна была Верховная Рада принимать это постановление. Более того, как было написано в Постановлении, что президент самоустранился – такого понятия в Конституции вообще не значится.

Олейник: Верховная Рада Украины своим постановлением прекратила досрочно и Ваши полномочия, и назначила координатора генеральной прокуратуры Махницкого. Что Вам известно по данному вопросу?

Пшонка: 22 февраля действительно ВР высказала недоверие генеральному прокурору. Есть сомнения, что там были голоса, но даже говоря не об этом, а о том, что был нарушен закон.

Действительно, недоверие генеральному прокурору прописано в Конституции и в законе о прокуратуре, но есть порядок, прописанный четко — должна быть инициатива 150 депутатов, их не было, был только один нардеп, который инициировал это. Далее, должно быть в обязательном порядке рассмотрение на трех комитетах, что прописано в регламенте, а это закон, который действует в рамках деятельности ВР. Ни на одном комитете этот вопрос не рассматривался.

На одном листочке было прописано, что генеральная прокуратура под руководством ген прокурора не активно воздействовала на те нарушения, которые были в Украине, и в частности на Майдане, это из этого следует вывод, что должно быть высказано недоверие. И я был не уведомлен. Комиссия, которая должна была работать в здании генеральной прокуратуры, должна была просмотреть документы, решение коллегии, должна была взять объяснение – мое, членов коллегии, заместителей, работников, и провести работу чтобы подтвердить недоверие генеральному прокурору. И мне не было предоставлено слово для того, чтобы пояснить все, что мне было предъявлено.

Поэтому явно решение Верховной Рады незаконно. Более того, после того как ВР проголосовала за недоверие к генеральному прокурору, был назначен так называемый уполномоченный по деятельности генеральной прокуратуры. Такой должности нет и нигде не значится ни в Конституции, ни в законе о прокуратуре, ни в иных правовых актах Украины, это полный вымысел. Но Махницкий был назначен уполномоченным и взял на себя функции генерального прокурора Украины. Это было грубейшее нарушение Конституции и законов Украины.

Олейник: Виктор Павлович, скажите, пожалуйста, в отношении Вас или членов Вашей семьи, Ваших подчиненных и членов их семей были ли реальные угрозы со стороны экстремистских групп?

Пшонка: Да, я хочу прояснить и прокомментировать это. Когда Вы задавали вопрос о блокировании и захвате административных зданий, если назвать даты 4 и 6 декабря, 9 января, 14 февраля — блокировалось здание генеральной прокуратуры. Работникам препятствовали на входе и там звучали угрозы в адрес генпрокурора. Впоследствии, лично мне информировал министр МВД, что начале февраля он получил информацию, что в разговоре между собой одна группа, находящаяся на майдане, вынашивает идею или замысел подойти к моему дому, где я проживал, напасть ночью и сжечь меня и всех членов моей семьи.

Понятно, что было определенное переживание за членов семьи, но как-то я, все-таки, относился к тому так, что до этого не дойдут. Впоследствии, события показали, что эти замыслы могли реально свершиться. Это подтверждает и мое задержание в аэропорту 22 числа, когда без всяких юридических и правовых оснований пытались задержать генпрокурора Украины.

То есть, 22 числа ВР было принято решение о недоверии и в то же время сразу задержание. Кстати, эта власть и эта, как бы сказать, генеральная прокуратура с беззаконными 4 генпрокурорами возбудила уголовное дело в отношении меня по вымышленным сфабрикованным обстоятельствам только в июне 2014 года, а пытались задержать еще 22 февраля силовыми методами.

Поэтому, конечно, и угрозы, и попытки были, и впоследствии, 23 февраля уже пришли в дом — захватили разграбили, пожгли и уничтожили. Но, слава Богу, что дома никого не было и удалось избежать кровопролития, которое задумала эта группа, захватившая и хозяйничавшая в доме. Кстати, под видеосъемку определенных украинских телеканалов, которыми руководят бизнесмены, перешедшие на сторону Майдана, и все это подробно освещали по ТВ. Но, я думаю, всему свое время и ответственность будут нести и за это.

Олейник: Ваша честь, уточняющий вопрос. Виктор Павлович, получали ли Вы информацию о том, что угрозы реально звучали в адрес Ваших подчиненных на Украине и насколько они были масштабны?

Пшонка: Да, мне докладывали прокуроры областей, что когда блокировали органы прокуратуры, то были такие угрозы, чтобы покинули эти здания и перешли на сторону Майдана, а если не перейдут, то к ним и к членам их семей будут применены силовые методы. Угрозы шли по телефону, угрозы шли непосредственно напрямую. Это было одной из реальных событий, которое осуществлялось лидерами оппозиции и всеми теми, кто пришел к тому, чтобы сменить власть на Украине насильственным вооруженным путем.

Олейник: Ваша честь, у меня больше вопросов к свидетелю нет.

Судья: Спасибо. Виктор Павлович, скажите, можете ли Вы квалифицировать события февраля 2014 года, описанные Вами в своих объяснениях, как государственный переворот на Украине?

Пшонка: Ваша честь, как правовед, как юрист, я считаю, что все признаки государственного переворота присутствуют для того чтобы сказать о том, что на Украине в феврале 2014 года прошел государственный переворот.

Захват и блокирование Верховной Рады — законодательной ветви власти, захват Кабинета министров – исполнительной власти, воздействие на суды – 24 февраля Верховная Рада незаконно, в нарушение всех законов и Конституции Украины уволила пять судей Конституционного суда. Все те угрозы высшим должностным лицам — и не только в мой адрес, а было реальное покушение на президента Украины Януковича.


Свидетельские показания лидера киевского «Антимайдана» Александра Васильевича Зинченко

Стенограмма

22.12.2016. URL:  http://perevorot.info/lider-antimajdana-aleksandr-zinchenko-yacenyuk-prizyval-radikalov-prijti-na-majdan-s-oruzhiem/



Судья: Представьтесь, пожалуйста, назовите ФИО, дату и место рождения, и гражданство.

Зинченко: Зинченко Александр Васильевич, Украина, город Киев, 31 июля 1971 года.

Судья: Передайте секретарю паспорт. Свидетель, суд Вам разъясняет статью 39 УК РФ, согласно которой гражданское судопроизводство ведется на русском языке – государственном языке РФ. Лицам, участвующим в деле и не владеющим языком РФ обеспечивается право давать объяснения и выступать, а так же подавать жалобы на родном языке или на языке общения. Русским языком Вы владеете?

Зинченко: В совершенстве

Судья: В переводчике не нуждаетесь, да? Суд также разъясняет Вам, что Вы должны давать суду только правдивые показания об обстоятельствах, известных Вам по делу, и Вы не вправе отказаться от дачи показаний на основании, предусмотренном статьей 69 УК РФ. Так же суд предупреждает Вас об ответственности за отказ от дачи показаний, а так же за дачу заведомо ложных показаний. И разъясняю Вам статью 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга, близких родственников, кроме как в случаях, предусмотренных законом. Права, обязанности и ответственность Вам понятны?

Зинченко: Да

Судья: Хорошо. Распишитесь. Владимир Николаевич, задавайте свидетелю вопросы.

Олейник: Спасибо, Ваша честь. Александр Васильевич, скажите, пожалуйста, что вам известно о событиях ноября 2013—февраля 2014 года?

Зинченко: Известно то, что в ноябре 2013 года начался майдан после того как президент Виктор Федорович Янукович отменил подписание по ассоциации с ЕС. И люди вышли на протест на майдан. Сначала люди вышли с хорошим настроением, с флажками, с лозунгами «Мы хотим в Европу», потому что была подача такая, что Украина должна присоединиться к ЕС. Люди надеялись, что у них тогда будет лучшая жизнь, лучшие зарплаты, лучшие пенсии, свободный въезд-выезд, мы будем лучше жить и так далее. Поэтому люди сначала вышли, как на праздник.

Но буквально через день-два-три там появилась группа радикальных людей, которые начали кричать совсем другие лозунги: «Банду геть!», «Янукович - преступник», «Всех надо убрать», «Нам эта власть надоела», «Мы отомстим» и так далее. И потихонечку люди начали рассасываться, уходить.

Но вопрос в том, что параллельно возле Верховной Рады в Мариинском парке собралась другая группа людей, которые были против вступления Украины в ЕС. И на сентябрь 2013 года соцопросы нам дают такие показатели, что 47 % населения хотели, чтобы Украина присоединилась к ЕС. А 34 % хотело, чтобы Украина присоединилась к Таможенному союзу, в который входит Россия, Белоруссия и Казахстан. И 19 % на тот момент – на сентябрь 2013 – не определились. И такие вопросы, естественно, нужно решать на референдуме, а не просто принятием решения одного человека. И в связи с этим, что образовалась две группы людей — одна ЗА, а другая ПРОТИВ, началось такое гражданское противостояние, которое потом переросло со стороны Майдана в захват административных зданий, в захват оружейных комнат, в убийство милиции, в убийство мирных граждан. И, как результат, произошел государственный переворот на Украине.

Олейник: Скажите, пожалуйста, в этот период какую Вы должность занимали, функционально какие обязанности исполняли?

Зинченко: Дело в том, что я был руководителем и лидером общественной организации «Молодь! Громада! Влада!». Это всеукраинская общественная организация, в которую входили 123 общественных организаций.

Судья: Еще раз название организации, пожалуйста.

Зинченко: «Молодь! Громада! Влада!». У нас 123 общественные организации. И наша группа «Актив» установила палатки в Мариинском парке и мы ратовали за то, что мы бездумно в ЕС не хотим вступать.

Затем центр Партии Регионов пообщался со мной и, наверное, не назначил, а предложил мне стать комендантом так называемого Антимайдана.

Мне стали тогда подведомственны палатки, питание, люди, сбор и организация людей. А собиралось там иногда порядка 50 тысяч человек со всех регионов Украины – это и Черкассы, и Львовская область, и Волынь, и Харьков, Одесса, Крым, Запорожье, Днепропетровск, — были представлены широко все регионы Украины, всего около 24 областей.

Я был в тот момент комендантом Антимайдана. Кроме того, у меня была постоянная связь с координатором МВД, потому что мы еще кормили бойцов спецвойск, которые стояли на улице Грушевского. А их было около 5 тысяч человек, которые жили и в автобусах, и у нас в палатках, то есть это было огромное количество людей, которые ждали приказ.

Олейник: Скажите, что Вам известно о приезде иностранных дипломатов, депутатов, послов, которые были в это время на Украине, они как реагировали на эти события? Принимали ли участие в Майдане, в Антимайдане? Что Вам известно об этих представителях иностранных государств, которые пребывали в это время в Украине?

Зинченко: На территории Майдана была пресса, и они освещали все события, которые происходили на Майдане. Активное участие принимали, выступали постоянно на сцене, представители иностранных государств и посольств США и ЕС. В частности, это Качинский, бывший председатель правительства Польши, это Кетрин Эштон, представитель иностранных дел ЕС, это заместитель госсекретаря США Виктория Нулланд, это Джефри Пайетт, посол США, это Маккейн, сенатор США, бывший президент Грузии Саакашвили.

Они все говорили со сцены майдана о свержении власти, о революции, но никто из них к нам на территорию Антимайдана не приходил ни разу. И из СМИ в хорошем свете наше мирное собрание не освещал ни один человек. И вот когда мы это все увидели, что ту сторону, майдановскую, поддерживают западные государства, в частности в большей степени США, мы поняли, что готовится что-то серьезное, что это не просто так.

Видать, была какая-то спланированная операция, потому что лидеры, политики других государств и послы других государств не могут с такими призывами выступать на сцене возле улицы Институтской не далеко была улица Банковая и Администрация Президента, а они выступали и открыто призывали. Мы понимали, что кто-то в этом заинтересован. И потом мы увидели по событиям 18-21 февраля, что руками депутатов, оппозиционеров, и простых людей, которые были обмануты на майдане, была свергнута легитимная власть на Украине.

Олейник: Скажите, а далеко ли находился Антимайдан от Майдана территориально?

Зинченко: Территориально я пешком доходил с Мариинского парка до их баррикад по улице Грушевского за 3-4 минуты.

Олейник: Скажите, пожалуйста, Вы лично что-нибудь слышали от лидеров Ммайдана с призывами о свержении существующего строя, с призывами о применении оружия на Майдане? Вы лично что-нибудь слышали?

Зинченко: Да, я лично слышал, потому что основное противостояние было на Грушевского внутри возле «Дома с химерами». Там стоял взвод Беркута и мы постоянно подвозили туда продукты, я смотрел, чтобы там всегда было тепло. То есть, мы постоянно были в контакте с работниками Беркута и со спецподразделением Сокол и других спецвойск.

И я слышал, как со сцены майдана кричал о свержении власти Яценюк: «Банду геть», «Всех в тюрьмы», «Коррупционеры надоели», «Мы возьмем власть в свои руки», и где-то 15 -17 февраля он призывал прийти на Майдан с оружием.

Он призывал, у кого есть какое оружие не важно – ружья винтовки дробовики – приходить с оружием на майдан. Сейчас он премьер-министр Украины. Луценко, который является сейчас генеральным прокурором, так же призывал брать в руки оружие.

Говорил, что мы не решим мирным путем, нам идти некуда, ведь нас посадят в тюрьмы, поэтому власть нужно брать в любом случае. И так же Луценко говорил о том, что во Львовской, Ивано-Франковской и Волынской области захвачены государственные администрации и взяты оружейные комнаты, где взято около 3,5 тысяч единиц огнестрельного оружия, которое едет на Майдан, и что США и страны ЕС дадут Майдану политическую и медиа поддержку.

Олейник: Скажите, пожалуйста, что Вам известно о трагических событиях 18-21 февраля 2014 года?

Зинченко: Начну с того, что первое убийство на Майдане произошло 19 февраля, когда убили Нагояна выстрелом в спину. Это было как раз на какой то праздник, по-моему, Крещение.

Затем 18 февраля около 9-30 и 10-00 утра мы были в палатках Мариинском парке. Возле Дома Офицеров стоял заслон из работников Внутренних войск, это срочники, ребята 18-20 лет. Со стороны Дома Офицеров подошла группа около 3000 людей радикалов, все возбужденные, у них были палки, пробитые гвоздями, топоры, ножи, цепи, коктейли Молотова. Во главе ехала машина партии «Батькивщина». В этой машине кричал Турчинов, Луценко, Тягнибок, Мирошниченко — все они кричали о свержении власти.

Когда они начали напирать на солдат, солдаты медленно начали отступать. В ход начали бросать петарды, сначала бросали петарды. Мы стояли сразу за работниками милиции, и нас было около 5 тысяч человек мирных людей, вообще без ничего, с пустыми руками, даже без касок.

После того, как они начали бросать петарды и поняли, что эта атака не удастся, полетела первая бутылка коктейля Молотова. Она попала в палатку, загорелась палатка, загорелись люди. Потом бутылки начали лететь в ребят срочников, ребята начали гореть.

После этого началась стрельба с травматического оружия и они пошли штурмом. Срочники начали отступать, началась паника у людей. Начались выстрелы. Я начал видеть, что падают люди. По каким причинам, можно было только догадываться, люди начали падать от огнестрельных ранений. Я срочно связался с координатором от МВД, и они нам подбросили подмогу из бойцов Беркута. Бойцы Беркута стали вторым заслоном и отогнали их, но противостояние продолжалось. То есть это было как сначала в одну сторону, потом в друг сторону. И звучали какие-то выстрелы.

Мирное население вообще отошло ближе к Верховной Раде, потому что началась паника, и начала литься кровь, раненные люди лежат, то есть у людей началась паника. Я позвонил помощнику, у меня был контакт с помощником министерства здравоохранения, и сказал срочно давайте скорую, потому что здесь у нас …

Начали приезжать скорые. Всех пострадавших, которые были – не знаю, живые они были, раненые, мертвые – мы не разбирали и всех укладывали в скорую помощь. Затем по данным мне сообщили, что на выезде скорые не пропускают. Вынимали людей из скорой помощи и добивали.

Затем все-таки Беркут, где-то даже с криками «Ура», это было просто как, я не знаю, как кинофильм, все побежали вместе с Беркутом и радикалы начали отступать, у них началась паника, и они начали убегать. Группа порядка 20-23 чел забежала в дом в Мариинском парке (я не помню просто точный адрес), они забежали на 4 этаж и там забаррикадировались. Беркут окружил этот дом. Но когда я подошел, они уже начали штурм, и вытащили оттуда этих 20-23 радикала, там были и руководители сотен, и другие боевики, ис огнестрельным оружием, и с травматическим оружием, и топоры, и палки, то есть они были при полном вооружении.

Их положили всех на пол, сумятица продолжалась около 7 -10 минут.

Через 7-10 минут появились такие лица, как Наливайченко, который был главой СБУ еще буквально полгода назад, Луценко, который является сейчас генпрокурором, Гриценко, который является депутатом ВР, Кириенко который являлся депутатом на тот момент.  Наливайченко тоже был тогда депутатом ВР.

Они пришли и начали оказывать давление на работников милиции, на Беркут. Дискуссия продолжалась около 3 минут на повышенных тонах. Особенно активно участвовал Луценко и Кириленко. Беркут выстроил коридор и 23 человека ушли. У нас сразу тогда появилось сомнение и недоверие к власти.

Я понял, что готовится очень серьезное дело, и что попахивает государственным переворотом. Потому что, когда я спросил у командира Беркута, почему их отпустили, он говорит «Не спрашивай». А почему мы остановились возле метро Арсенальная, потому что можно было их окружить, арестовать.

Там были и Луценко, и Мирошниченко и Кириленко там был, – их можно было всех арестовать, и было за что. Он мне ответил, что был приказ вернуться обратно на занятые позиции, с которых мы вышли. Мы с ребятами поняли, что что-то происходит.

Олейник: Скажите пожалуйста, Вы сказали о том, что Луценко сегодня генеральный прокурор, а до событий на Майдане кем он был?

Зинченко: До событий на Майдане он был министром внутренних дел, поэтому, все таки, какой-то авторитет он мог оказывать давление на милицию.

Олейник: Кириленко тогда был народный депутат, а на сегодня кем он является.

Зинченко: Кириленко является вице премьером. И вот мы стояли с ними лицом к лицу, и я не хочу озвучивать те слова, которые звучали из их уст – это были угрозы маты, и что только не было.

Олейник: Проясните еще – Ярема до Майдана был кем?

Зинченко: Депутатом Верховного Совета.

Олейник: А еще до этого?

Зинченко: Он был начальником, по моему, УВД Киева .

Олейник: А после майдана, после свержения власти кем он стал?

Зинченко: Я уже сейчас не помню, по моему, он стал министром. Я не помню…

Олейник: Ваша честь, он тогда стал генеральным прокурором.

Зинченко: Они так быстро менялись.

Олейник: У меня вопрос. Скажите, пожалуйста, был ли свободен доступ на Майдан и на Антимайдан. Был ли свободен доступ гражданам ?

Зинченко: На Антимайдан был проход свободный, кто хочет, тот заходит, и точно так же для СМИ.

На Майдан никого не пускали, и все время стояла охрана и узнавала в лицо, то есть чтобы пройти, ты должен был принадлежать к какой-то сотне. Ситуацию там контролировал Парубий. Мы пришли туда на день Святого Николая поздравить их подарками. Нас было около 700 человек. Мы начали давать им подарки, они начали боросать в нас камни, а мы в ответ стали бросать обратно им те же подарки.

Слава Богу, дело не дошло до боя, но внутрь никто никого не пускал. Мы делали им предложение провести олимпиаду, для того чтобы урегулировать ситуацию, говорили, давайте мы, простые люди, начнем между собой договариваться, потому что все это идет к бойне к кровопролитию. Но никто на эти вещи не реагировал совершенно.

Олейник: Скажите, считаете ли Вы события ноября 2013—февраля 2014 государственным переворотом?

Зинченко: Опираясь на факты, на Конституцию, и на нарушения Уголовного Кодекса, это однозначно был государственный переворот, который был спланирован спецслужбами США при поддержке ЕС.

Олейник: Скажите, угрожали ли Вам лично или членам вашей семьи или людям на Антимайдане радикальные силы?

Зинченко: Да, мы вынуждены были уехать сразу же. Возле моей квартиры в течении около трех недель постоянно находились, дежурили машины, затем на мой номер телефона звонили и угрожали расправой и убийством. Нам пришлось это время пережить у друзей, и мы через две недели вынуждены были покинуть территорию Украины. На сегодняшний день я под санкциями, то есть, я не могу совершать ни одного юридического действия на территории Украины, ни покупать, ни продавать ничего. Есть постановление СНБО и на сайте ВР это постановление есть, и моя фамилия тоже там есть.

Олейник: Ваша честь, больше вопросов нет.

Судья: Свидетель, спасибо Вам за то, что Вы явились в суд и дали объяснения. Вы желаете остаться в зале суда?

Зинченко: Да, я послушал бы.

Судья: Свидетелей на сегодня больше нет? Хорошо. Тогда сейчас мы объявляем технический перерыв на 30 минут для подготовки дальнейшего исследования доказательств.

Секретарь: Прошу всех встать, суд идет.

 

Заключительная речь Владимира Олейника в Дорогомиловском суде 27 декабря 2016 года

27.12.2016.  Официальные выступления, Публикации В.Н. Олейника. URL:  https://oleinik.win/video/ofitsialnye-vystupleniya/zaklyuchitelnaya-rech-vladimira-olejnika-v-dorogomilovskom-sude-27-12-16/#



Ваша честь!

В судебном заседании установлено, что в ноябре 2013 года- феврале 2014 года в Украине возникла кризисная ситуация, которая в дальнейшем переросла в массовые беспорядки, сопровождалась призывами к совершению действий, направленных на нарушение общественного порядка, а также организовывались и совершались действия, направленные на насильственные изменения конституционного строя и захвата государственной власти.

21 ноября 2013 года в Киеве началась акция протеста против отказа правительства Украины подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. Эта акция протеста в центре Киева, а также в других местах Украины, в социальных сетях и СМИ получила название «Евромайдан» по аналогии с событиями 2004 года.

Янукович Виктор Федорович, имеющий в данном деле статус заинтересованного лица, в судебном заседании поддержал мое заявление, подтвердив, что в феврале 2014 года радикальными силами совершен в Украине государственный переворот. В результате этого он был незаконно отстранен от должности Президента 22.02.2014 года на заседании Верховной Рады Украины, которая приняла такое решение с нарушением Конституции Украины. Такое решение было принято под воздействием угроз, совершаемых относительно народных депутатов Украины, которые небезосновательно опасались за свою жизнь. На него, как Президента Украины, радикалами было совершено покушение, в связи с чем 24.02.2014 года он вынужден был временно выехать на территорию Российской Федерации.

Одним из поворотных моментов противостояния в Киеве, по мнению Януковича, стал расстрел протестующих и работников правоохранительных органов на «Майдане», который случился 20 февраля 2014 года и привел к гибели 53 человек. Сейчас по этому поводу в Киеве рассматривается дело относительно бывших бойцов «Беркута». Однако, стрельба велась не по указанию властей. При этом В. Янукович показал, что он «таких приказов не давал, и таких приказов не давало руководство правоохранительных органов».

По утверждению Виктора Януковича, в тот день стрельба велась и по протестующим, и по силовикам «из зданий, которые контролировал Майдан». Бывший Президент Украины заявил, что по некоторой информации «снайперы- это люди, которые прибыли в Украину из других стран».

«Кто авторы этого сценария, я не берусь утверждать, но та поддержка, которая была со стороны Запада и США противоправным действиям «Майдана», она была всесторонняя», - указал В. Янукович. Он заявил, что во время протестов в Киеве «в посольстве США действовал координационный штаб восстания».

Премьер-Министр Украины (2010-2014 годы) Николай Азаров, будучи допрошенным в судебном заседании в качестве свидетеля, подтвердил, что события трехлетней давности в Украине однозначно являются государственным переворотом. При этом он сказал о давлении западных стран на украинское правительство в связи с решением отложить подписание соглашения об ассоциации с ЕС. Он указал: «Я был поражен реакцией отдельных лидеров Европейского Союза на то решение, которое было прерогативой исключительно Президента и правительства Украины. Последние 3 года показали, что оно было правильным», как утверждает Николай Азаров.

Экс-премьер-министр Украины дал свою оценку событиям, происходившим на «Евромайдане» в Киеве. Он указал: «То, что происходило на «Евромайдане», было абсолютно беспардонным грубым вмешательством иностранных государств во внутренние дела Украины,- заявил Николай Азаров. – Если там выступает тот же Маккейн и призывает к свержению власти - то, о чем это говорит?»

Николай Азаров рассказал о том, что после начала беспорядков он пригласил на специальную встречу послов стран Евросоюза и представил им факты захвата государственных учреждений, нападений на сотрудников правоохранительных органов с использованием зажигательных смесей, показал кадры с места событий.

«Они все это выслушали, но продолжали отрицать очевидное: перейдена та грань, которая отделяет мирные манифестации от попыток захвата власти, - говорит Азаров. – Они по-прежнему повторяли, что надо садиться за стол переговоров с оппозицией и договариваться. Помню, я спросил посла Германии: «Если бы у вас начался штурм ведомства федерального канцлера, как бы поступили власти ФРГ?» А он усмехнулся и ответил, что в Германии подобное невозможно в принципе, потому, что это демократическая страна».

По словам Николая Азарова, «аналогичную позицию занимали и другие кураторы этого переворота- американцы»: «Это выражалось в звонках госпожи Нуланд, господина Байдена. Мне было абсолютно ясно, что речь идет о курировании западными спецслужбами попытки государственного переворота в Украине».

Как указал далее Николай Азаров, «наша представленная позиция заключалась в том, что мы не можем подписать Соглашение в тех условиях, которые приведут к кризису украинской экономики, падению жизненного уровня населения. Я это и раньше объяснял собеседникам из Европейского Союза, что прежде всего необходимо продумать процесс компенсации Украине. В момент принятия решения, точнее после принятия решения 21 ноября 2013 года у меня были разговоры по их инициативе с господином Штефаном Фюле, это еврокомиссар по вопросам расширения Европейского Союза на тот момент- поверенный в делах. И в процессе этого разговора Фюле сказал, что, если не Вы подпишете, значит, подпишет другой премьер-министр или президент. Примерно аналогичный разговор по содержанию был с председателем Европейской Комиссии Баррозо».

Бывший глава администрации экс-президента Украины Андрей Клюев, будучи допрошенным в качестве свидетеля, в судебном заседании показал, что главными организаторами событий на «Майдане» в 2014 году являются нынешние секретарь (глава) СНБО Александр Турчинов, председатель Верховной Рады Украины Андрей Парубий и народный депутат Украины Сергей Пашинский.

Андрей Клюев также показал, что именно Сергей Пашинский «завез две группы снайперов- одну из Грузии, другую из Прибалтики». В подтверждение своих слов Андрей Клюев сослался на протокол допроса одного из предполагаемых снайперов «грузинской группы», которые составили задержавшие его члены «Правого сектора». «Этого человека звали Владимир Дахнадзе, его поймал «Правый сектор» и допросил, он признался, что приехал в Киев подработать. Но приехал С. Пашинский и забрал Дахнадзе у «Правого сектора», - пояснил Андрей Клюев.

Как показал далее Андрей Клюев, «20 числа (февраля 2014) он имел встречу с первым Президентом Украины Леонидом Макаровичем Кравчуком, который ему сказал, чтобы он предупредил Президента Украины Виктора Януковича, что против него уже готова операция под кодовым названием «Чаушеску», по физическому устранению его, его окружения и его семьи. Он естественно передал это Президенту».

«Отстранили Президента от власти, незаконно назначили Кабинет Министров, под давлением всех депутатов (то в мусорные ящики кидали, то избивали, запугивали и все остальное», заставили под давлением голосовать. Потом взялись за судебную систему. Пять судей Конституционного суда незаконно освободили от занимаемой должности. Это захват власти. Это государственный переворот. Причем, как указал Андрей Клюев, вооруженный.

Бывший Генеральный прокурор Украины Пшонка В. П., будучи допрошенным в качестве свидетеля, в судебном заседании подтвердил, что события, имевшие место в Украине в феврале 2014 года, являются ничем иным, как хорошо спланированным и организованным вооруженным государственным переворотом, направленным на захват государственной власти. По его утверждению, ноябрь 2013-февраль 2014 года был самым тяжелым периодом для Украины. Все началось с неподписания президентом Украины Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, чем воспользовались радикалы, настроив определенную часть населения на протесты, под фальшивыми лозунгами за европейские ценности, за борьбу против коррупции, за улучшение социально-экономической жизни.

Но потом радикалы показали свои действительные намерения и начали действовать с позиции силы, применяя против правоохранительных органов булыжники и коктейли Молотова, а в последствии применялось и огнестрельное оружие. Вандализм, поджоги, избиения работников милиции и убийства правоохранителей стали реалиями тех событий. Как Генеральный прокурор Украины, В. Пшонка неоднократно выступал в тот период в средствах массовой информации с предупреждением о недопустимости таких действий. Однако на его призывы лидеры оппозиции и радикалы не реагировали, что приводило к массовым беспорядкам.

1 декабря (2013) произошел первый реальный захват радикалами административных зданий. В частности, было захвачено административное здание на улице Крещатик, 36, где расположена Киевская Государственная Администрация, здание Дома Профсоюзов и осуществлена попытка захвата здания Администрации Президента Украины.

19 января 2014 года на улице Грушевского состоялись многочисленные столкновения протестующих, пытавшихся захватить здание Верховной Рады Украины. Здесь же произошло столкновения с радикалами, в результате которого была сожжена спецтехника.

18-19-20 февраля (2014) произошли трагические события, в результате которых радикалы начали атаковать силы правопорядка, служащих Внутренних войск, и сотрудников «Беркута», бросая в них коктейли Молотова, а также же применяли огнестрельное оружие. В это же время использовались снайперы, в результате чего гибли люди, как со стороны митингующих, так и со стороны правоохранительных органов. При этом, погибло 23 работника правоохранительных органов, в частности 15 сотрудников МВД и 8 служащих Внутренних войск. Однако, на сегодняшний день нвУкраине не проводится объективное расследование этих трагических событий.

Кроме того, В. Пшонка заявил, что в самом Киеве действительно было проведено некое учредительное собрание о создании центральной народной рады, инициатором которого выступили те же Яценюк, Кличко, Тягнибок. При этом, были оформлены документы, в которых значилось, что такие же народные рады должны создаваться в областях, городах и районах оппозиционными силами на базе районных, областных и городских советов. И в той же Западной Украине начала проводиться такая работа. Более того, этой центральной радой из Киева было прописано, чтобы создавались и органы самообороны. Увидев, что это явно противоречит всем законам и правовым актам Украины и не предусмотрено в Конституции, органы прокуратуры обращались в суды о том, чтобы эти народные рады, там, где они создавались, и органы самообороны прекращали свою деятельность. На основании заявлений прокуратуры суды выносили правильные решения и прекращали деятельность этих народных рад и органов самообороны. Только во Львовской области органами прокуратуры было подано 61 такое заявление, - заявил Виктор Пшонка.

Первый демонстрант был убит 22 января 2014 года - так протестное движение перешло в вооруженный конфликт. С 23 января 2014 года восставшие захватили административное здание, по сути, положив конец правительственному контролю.

Во Львове вооруженные протестующие заняли несколько правительственных зданий, включая здание городской администрации, а также военный арсенал. Они ежедневно направляли несколько сотен вооруженных людей на «Майдан» в Киеве, чтобы те продолжали эскалацию насилия. В трех регионах Украины - Волынь, Львов и Тернополь - власть захватили новые антиконституционные структуры, получившие название «Народная Рада», показал Виктор Пшонка.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Якименко Александр Григорьевич в то время занимал должность председателя СБУ, сказал, что он считает, что в Украине в феврале 2014 года произошел государственный переворот. Майдан был закрытой территорией, на которую не могли попасть официально сотрудники СБУ, прокуратуры и МВД, чтобы проводить следственные действия и реагировать на правонарушения. Он заявил, что оперативными работниками зафиксирован склад оружия и боеприпасов, а также химическая лаборатория, которая готовила химические вещества для коктейлей Молотова. Официально при встрече с послами он обращал их внимание на эти факты, но надлежащего реагирования с их стороны не было. Заявил кроме того, что на Майдане работала снайперская группа, которая расстреливала как протестующих, так и сотрудников правоохранительных органов. В их состав входили сын и отец Парасюки, Дорадзе, и бывший работник СБУ Дубовик. Заявил, что он был незаконно отстранён от должности Парламентом, на его место незаконно был назначен Наливайченко.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Захарченко, который занимал в феврале 2014 года должность министра внутренних дел, заявил, что он также считает, что феврале 2014 года произошел государственный переворот. С декабря 2013 года радикальные группировки экстремистов начали захват государственных помещений, МВД, СБУ, воинских частей, где было похищено оружие, из которого в последствии расстреливали на Майдане мирных протестующих и сотрудников правоохранительных органов. Переворот готовился заранее. В Западной Украине, Прибалтике были созданы лагеря для подготовки экстремистских групп. С 1991 года, как заявила госпожа Нулланд, утверждает свидетель, было потрачено около пяти миллиардов долларов на гранты получателями которых было около 160 тысяч организаций. Отстранение парламентом президента было неконституционным, как и изменения в Конституции.

Допрошенный в качестве свидетеля, свидетель Арбузов, который в феврале 2014 года исполнял обязанности премьер-министра Украины, также заявил о том, что в феврале 2014 года на Украине произошел государственный переворот. На него как на представителя власти оказывали давление посол Евросоюза Томбинский, министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский. По конституции февраля 2014 года, действующей конституции на то время обязанности президента Украины в случае его конституционного отстранения мог исполнять только премьер-министр, но не председатель Верховной Рады Украины.

Допрошенный в качестве свидетеля Зинченко Александр Васильевич, который на то время занимал должность Комендант Антимайдана. Он также считает, что в феврале 2014 года на Украине произошел государственный переворот. Было две точки зрения на события в Украине, которые выражались, одна на Майдане, другая на Антимайдане. На Майдане выступали высокого уровня политики Европы и США. На Антимайдан никто из них не приходил и к поискам компромисса и примирения не призывал. Зинченко слышал как один из лидеров Майдана Луценко, ныне генеральный прокурор Украины призывал к вооруженному захвату власти. Был очевидцем того, как народные депутаты Ярема в последствии генеральный прокурор Украины, Луценко – ныне действующий генеральный прокурор Украины, Кириленко – ныне вице-премьер министра Украины, Наливайченко – бывший глава СБУ Украины, оказывали давление на работников правоохранительных органов и незаконно освобождали лиц, совершивших преступления против мирных граждан в феврале 2014 года.

Противоправные действия лидеров оппозиции, направленные на неконституционный захват власти, подтверждается и видеоматериалами, которые были предметом изучения суда, а также заключениями специалистов Котельникова и Крюковой, данные ими в судебном заседании. Статья первая конституции Украины гласит что Украина является суверенным, демократическим социальным, правовым государством и вмешательство во внутренние дела Украины категорически запрещены. В то же время на Майдане не было такого дня чтобы не выступали представители Европарламента, представители других государств и не призывали к неповиновению. С 26 ноября 2013 года эти выступления стали носить системный характер. Так 26 ноября 2013 года выступила спикер парламента Литвы госпожа Лорета Граужинене и призвала митингующих объединиться ради будущего. Выступал и Ярослав Качинский. Это председатель партии Право и Справедливость – Польша. Он был на Майдане и также призывал не подчиняться требованиям властей. Необходимо признать, что буквально на днях такие же были события и в Польше. Тот же Качинский вместе со своей партией блокировал парламент Польши. И тогда министр внутренних дел Польши оценил эти действия где ещё не стреляли в полицию, не бросали коктейли Молотова как попытку захвата власти, то есть попытку государственного переворота.

Выступал и Яцек Протосевич. Это депутат Европарламента. Не только выступил, но и поставил свою палатку на Майдане. Выступал Михаил Саакашвили. Майдан посетила Виктория Нуланд. Посетил сенатор США Скот Мерфи. Выступил на Майдане и лидер республиканской партии сенатор Маккейн. Выступали и другие представители Европарламента. Но были грубые вмешательства и со стороны посольства должностных лиц Соединённых штатов Америки. Посол США Джеффери Пайет в эфире общественного телевидения заявил: «Если бы вдруг произошли какие-то силовые сценарии, такие как введение чрезвычайного положения, или силовой зачистки Майдана, то это бы повлекло за собой экономические и визовые санкции с нашей стороны». В то же время в Соединённых Штатах Америки буквально недавно 22 сентября 2016 года в Северной Каролине ввели чрезвычайное положение из-за беспорядка. Это при том, что там полиция действовала абсолютно незаконно в отношении демонстрантов. Там не было убитых полицейских, так не применялись к ним акты насилия. Но они вводили чрезвычайное положение, запрещая это делать в соответствии с нашим национальным законодательством в Украине.

Статья 39 Конституции Украины говорит о том, что граждане имеют право собираться мирно без оружия и проводить собрания, митинги и шествия. В судебном заседании было установлено, что была создана 22 января 2014 года народная рада, которая была абсолютно неконституционна и взяла на себя полномочия Верховной Рады Украины, создавала на местах народные рады и создавала абсолютно незаконные неконституционные военизированные подразделения самообороны. В результате были захвачены с 24 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года административные здания по всей Украине. Захвачено было 57 зданий. Это Киевская городская администрация, дом Профсоюзов в Киеве, Киевская областная администрация, Ровенская областная администрация, Тернопольская областная администрация, Хмельницкая областная администрация, Министерства юстиции, а также городские и районные администрации по всей Украине. Блокировано было 17, а захвачено 57. Здания МВД. Было захвачено всего 29 зданий по всей Украине, блокировано 19. Среди них были захвачены Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская, Ровенская отделения МВД. Было блокировано генеральная прокуратура Украины, захвачены прокуратуры по Украине. 9 прокуратур было всего захвачено, блокировано 3. Тернопольская областная прокуратура, Хмельницкая областная прокуратура и другие. Кроме того было захвачено 9 зданий СБУ и блокировано 2 здания СБУ. Это опять же Тернопольское областное управление СБУ, Винницкое областное управление СБУ, Ивано-Франковское и другие. Было захвачено 4 здания суда и одно блокировано.

Воинские части. Была захвачена одна воинская часть и одна блокирована. С этих зданий СБУ и воинских частей было похищено оружие, которое потом использовалось на Майдане.

В результате государственного переворота в здании Верховного Совета приняты были неконституционные решения. Так, 21 февраля 2014 года внесены изменения в конституцию, и был принят закон, восстанавливающий отдельных положений предыдущей Конституции Украины. Подписал данный закон Александр Турчинов, исполняющий обязанности Президента Украины. На момент подписания данного закона, в феврале 2014 года в соответствии со статьей 112 Конституции Украины в случае отсутствия конституционного отсутствия президента Украины исполнение его обязанностей возлагается на премьер-министра, но не на председателя Верховной Рады. Таким образом, Александр Турчинов подписал законы, принятые в феврале 2014 года, будучи не уполномоченным Конституцией Украины на подписание таких законов.

Кроме того, принятый закон, который вносит изменения в Конституцию Украины, противоречит разделу 13 Конституции Украины, которая предусматривает порядок внесения изменений в Конституцию Украины. В соответствии со статьей 154 законопроект о внесении изменений в Конституцию может быть представлен в Верховную Раду Украины только президентом или одной третью народных депутатов конституционного созыва. То есть более 150 депутатами. В данном случае данных законопроект был внесен тремя депутатами Яценюком, Кличко и Тягнибоком. Согласно статьи 155 Конституции Украины, законопроект о внесении изменений в Конституцию должен быть дважды проголосован в Верховной Раде. Первый раз предварительно одобрен большинством конституционного состава – 226 человек. А позже, чтобы считаться принятым, на очередной сессии за него должно проголосовать не менее чем две трети от конституционного состава Парламента. Но этот закон был проголосован в первом чтении и тут же был принят в целом. Во второй раз парламент его не рассматривал, и за него не голосовал.

Согласно статьи 159 Конституции Украины, законопроект о внесении изменений в Конституцию, рассматривается Верховной Радой при наличии заключения Конституционного суда Украины относительно соответствия законопроекта требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины. Вышеупомянутый закон в Конституционный суд не направлялся, им не рассматривался, и по нему выводы не делались. Конституционный суд Украины по аналогичному вопросу уже выносил свое решение № 8 от 9 июня 1998 года. Дело № 1- 26/298, в котором в частности в пункте втором этого решения Конституционный суд четко указал. Цитирую: «Положения статьи 159 Конституции Украины нужно понимать так, что законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины в соответствии со статьями154, 156 Конституции Украины может рассматриваться Верховной Радой Украины только при наличии заключения Конституционного суда Украины, чтобы законопроект соответствовал требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины». Конец цитаты.

Данное решение суда было внесено в текст Конституции и в соответствии со статьей 151 со значком 2 Конституции Украины является обязательным и к выполнению на территории Украины окончательным и не может быть оспорен.

Понимая всю преступность своих действий, депутаты, должностные лица, понимая, что совершают правонарушение, так называемый Государственный переворот, поскольку у председателя Верховной Рады Украины Александра Турчинова не было полномочий на подписание данного законопроекта, они 22 февраля принимали постановление № 750, и в данном постановлении так же возвращают Конституцию. То есть признали действующими на территории положения Конституции приятной на пятой сессии Украины и вернули её в прежней редакции.

В самом постановлении они пишут, что учитывая, что соблюдение установленной Конституцией Украины процедуры внесения изменений в Конституцию Украины, определенный разделом 13 Конституции Украины, является одним их базовых условий легитимности конституционного правопорядка в Украине. То есть в самом постановлении они указывают, что понимают, что соблюдение этой процедуры является обязательной. Потому что эта процедура установлена Конституцией. Так вот в соответствии с 13 разделом Конституции Украины, вносятся изменения в Конституцию Украины исключительно законом, но не постановлением. Впервые в истории Украины было внесено изменение в Конституцию постановлением ВР Украины. И получился удивительный парадокс. Вот эта Конституция Украины растоптана. В преамбуле этой Конституции два положения. Первое положение, которое принято решением Конституционного суда, что закон 222 от 8 12 2004 года признан неконституционным как противоречащий Конституции и подлежащий отмене. А второе принято постановлением, что в этот же самый закон является конституционным и должен действовать на всей территории. Так, если брать решение конституционного суда и его полномочия в соответствии со статьей 158 со значком 2, мы понимаем, что оно является обязательным и окончательным. Но что делать с постановлением Верховной Рады, которое противоречит с 13 разделом, и вступает в противоречие с предыдущим решением Конституционного суда? Это противоречие так и не устранено.

Не смотря на то, что с момента принятия Конституции 1996 года Украина находится под мониторингом Венецианской комиссии, и все изменения в Конституцию, как правило, вносятся после заключения Венецианской комиссии. Она проводила мониторинг до этого и после этого. Но в феврале 2014 года мониторинг Венецианской комиссии почему-то не проводился. Это является грубейшим нарушением тех обязательств, которые взяла Украина и Венецианская комиссия на сопровождение таких изменений.

Отстранение президента. 22 февраля ВР приняла постановление по самоустранению Президента Украины от выполнения конституционных полномочий и назначению внеочередных выборов президента Украины. Статья 108 Конституции Украины указывает основания для досрочного прекращения полномочий президента Украины. Первое основание - это отставка. В заседании суда от заинтересованного лица мы услышали, что он не писал никакого заявления об отставке. Второе – это невозможность исполнения своих полномочий по состоянию здоровья. И он также заявил, что он был жив, здоров и выполнял свои конституционные обязанности в это время, пребывая в это время в Харькове и встречаясь с депутатами местных советов различного уровня. Но и там прописана специальная процедура. Это не только наличие какой-то справки о состоянии здоровья, должны быть выводы Верховного суда и т.д. То есть этот пункт абсолютно не попадает под конституционные основания. Третье – смещение с поста в порядке импичмента. Там тоже сложная процедура. Тем более в Украине отсутствует закон об импичменте президента. И четвертое основание – это смерть. Так вот. Президент отстранен незаконно. Поскольку таких оснований, как «самоустранился от исполнения полномочий» в самом тексте Конституции Украины нет. Таким образом, законно избранный 25 февраля 2010 года Президент Украины был неконституционно отстранен от должности 22 февраля 2014 года. Такое незаконное отстранение от должности президента является незаконным и нарушает конституционные права и свободы граждан, которые голосовали на президентских выборах в 2010 году. Соответственно является незаконным и пункт второй Постановления Верховной Рады в части назначения досрочных выборов президента на 25 мая 2014 года. Ныне действующий нелегитимный президент Украины, на мой взгляд, Порошенко, сам признал факт государственного переворота в своем твитере 22 августа 2016 года, когда написал «Сначала мы свергли марионеточный режим Януковича». В соответствии со статьей 109 УК Украины, действи,я направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя, или на захват государственной власти – государственный переворот, является преступным.

Ваша честь! В Верховном Совете 24 февраля было принято решение – Постановление ВР Украины, которое прекратило досрочно полномочия незаконно судей Конституционного суда за нарушение присяги. Это Анатолия Головина, Михаила Колоса, Марию Маркуш, Вячеслава Овчаренко, Александра Посенюка. Также ВР постановила обязать обратиться ИО президента Украины, в соответствии с постановлением, досрочно прекратить полномочия членов Конституционного суда это Юрия Баурина, Сергея Вдовиченко, которые были назначены по квоте президента Украины. Кроме того, постановили предложить совету судей Украины в трехдневный срок созвать внеочередной съезд судей Украины на котором рассмотреть вопрос досрочного прекращения полномочий и уволить судей Конституционного суда за нарушение присяги судьи, которые были назначены съездом судей Украины. Это Василия Брынцева, Михаила Гультая, Михаила Запорожца, Олега Сергейчука и Наталью Шептало. Кроме того, обратились в Генеральную прокуратуру Украины – поручить генеральному прокурору возбудить уголовное дело по факту вынесения решения конституционного суда от 2010 года от 30 сентября. Это то решение, которое я уже зачитывал. Оно в преамбуле Конституции, оно не отменено. И считают депутаты, что оно абсолютно неконституционно. Для того чтобы считать такое решение неконституционным необходимо чтобы в правовом порядке предусмотренным Конституцией и законами Украины оно было признано таким, которое принято с нарушением закона. Но данного решения нет. Но они ссылаются, что судьи нарушили присягу. Но сами депутаты нарушили статью 85 конституции Украины, которая указывает, что они тоже нарушили присягу народного депутата Украины, поскольку дали присягу, где звучат слова, что они должны действовать в строгом соответствии с конституцией Украины. Они растоптали Конституцию Украины и начали реальный государственный переворот судебной системы. Судьи Конституционного суда попросили съезд не увольнять судей, поскольку это нарушение Конституции Украины.

Кроме того, было общее собрание судей 28 февраля 2014 года. На своем собрании судьи заявили, что судьи Конституционного суда весьма обеспокоены тем, что постановление не соответствует конституционным принципам разделения властей в государстве верховенства права. Хочу сразу заметить, что на 24 февраля, на момент увольнения судей Конституционного суда, в руках господина Турчинова была сконцентрирована вся полнота власти в Украине. Он был 22 февраля л избран председателем ВР Украины, 22 февраля постановлением ВР Украины его уполномочили исполнять обязанности президента Украины. И 23 февраля он стал исполняющим обязанности премьер-министра Украины. И если взять тот беспредел, который они творили с судьями, то реально в руках одного человека сконцентрировалась власть, которая в соответствии с Конституцией должна быть разделена на судебную, законодательную и исполнительную.

Судьи Конституционного суда обратили внимание, что парламентская ассамблея Совета Европы в пункте 14 в Резолюции от 19 апреля 2007 года обращала внимание, что власть единственного органа конституционного правосудия – Конституционного суда Украины должна гарантироваться и уважаться. Давление в любой форме на судей является недопустимым. В результате этого решения судьи были уволены, но идет процесс восстановления в занимаемой должности. В частности, Высший административный суд Украины 27 июня 2014 года восстановил в должности судьи Конституционного суда Пасенюка Александра Михайловича. В результативной части суд прямо указал, что постановление ВР Украины по реагированию на факты нарушения судьями КС Украины присяги судьи от 24 февраля 2014 года № 775 в части досрочного прекращения полномочий и освобождения от занимаемой должности судьи КС Украины Пасенюка А.М. отменить как незаконное.

Лидеры оппозиции 21 февраля 2014 года подписали договор об урегулировании ситуации, которая сложилась в Украине. Данный договор был подписан с одной стороны президентом Украины Януковичем, с другой стороны лидерами оппозиции Арсением Яценюком, Олегом Тягнибоком, Виталием Кличко. Под этим соглашением подписались как гаранты от Евросоюза три министра иностранных дел стран Европы. Это Штанмайер – министр иностранных дел Германии, Фурье – министр иностранных дел Франции, Сикорский – министр иностранных дел Польши. И здесь в судебном заседании услышали свидетельские показания. 21 февраля приблизительно в 15 часов 30 минут было подписано это соглашение, в соответствии с которым стороны берут на себя обязательства не применять силу, отвести вооруженные внутренние войска из центра Киева, убрать спецподразделения правоохранительных органов, провести эффективное расследование, что случилось на Майдане, урегулировать данный вопрос путем досрочных выборов президента Украины в декабре 2014 года. И уже в 16.00 экстремисты начали захват государственных зданий, администрации президента, верховного совета и кабинета министров. Были войска выведены немедленно. Власть сделала со своей стороны все, что было прописано по договору. Мы слышали показания заинтересованного лица Виктора Януковича, который сказал что уже после этого связи с гарантами – министрами иностранных дел уже не было. Об этом свидетельствует свидетель Андрей Клюев, который заявил, что уже после подписания мы не могли найти министров для того чтобы навести порядок и предотвратить силовой захват власти. Буквально есть свидетельства Лео Берга, который был предметом исследования интернет газеты от 21 февраля, что в 14.22 из под ВР в срочном порядке сняли оцепление.

Как оценили само соглашение европейские лидеры? Президент Европейского союза приветствовал подписание соглашения об урегулировании кризиса в Украине. США приветствовали урегулирование кризиса в Украине. Это заявил пресс-секретарь президента Джейм Карни. Тягнибок – «Рада Майдана поддержала мирное соглашение с Януковичем». Эштон призвала к немедленному выполнению соглашения в Украине. Баррозо – призвал без задержек воплощать соглашение между властью и оппозицией. Сикороский – уговорил Совет Майдана и потом сказал, что иначе все умрут, надо выполнять соглашение, которое было подписано. Сикорский – «Это соглашение одобрил сам Бог!»

Лидеры оппозиции заявили, что подписали соглашение, чтобы не расколоть страну и Майдан тому гарантия. Оказывается соглашение, подписанное с лидерами оппозиции, подписанное тремя гарантами бумаги той не стоит, чернил тех не стоит. Слово европейских политиков не стоит тех чернил, которыми они расписались под этим соглашением.

Ваша честь! В ходе судебного заседания были проанализированы и те решения, которые приняты были парламентом и на мой взгляд являются дополнительным доказательством того, что в Украине был государственный переворот. Так я расцениваю закон Украины, который приняла эта незаконная власть 21 февраля 2014 года. Это закон об амнистии. Это, по сути, такая коллективная явка с повинной. Дело в том, что впервые я как заместитель председателя комитета по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности и депутат трех созывов сталкиваюсь с такой амнистией. Во-первых, они писали под себя понимание, что они совершили. Здесь 80 статей. В них перечислено. То есть они перечислили те правонарушения, которые внесли в данный закон об амнистии. Этот закон распространяется исключительно на тех, кто протестовал. Этот закон не распространяется на две конфликтующие стороны, которые в принципе могут быть как закон, который призвал бы к примирению. Он распространяется по времени с 21 ноября 2013 года по день подписания Закона, то есть 22-23 февраля 2014 года. Закон запрещает сбор, накопление, регистрацию, хранение, адаптацию, изменения, обновление всех данных об участниках этих событий. Эти персональные данные, как написано в законе, подлежат уничтожению в установленном законом порядке. В статье 10 предписано, что должностные и служебные лица за невыполнение этого закона в течение одного месяца от даты вступления в силу Закона подлежат к обязательному привлечению к ответственности в порядке, определенном законом. А как же быть с Конституцией Украины, которая предусматривает право не согласиться с законом про амнистию, если ты не виновен, требовать по суду оправдания. Но ведь уничтожаются все материалы? А точнее уничтожаются все следы преступлений.

Удивил меня и пункт, в том числе, четвертый положения которое приложено к этому закону, который предписывает, по сути, персональную амнистию. Положения настоящего закона распространяется на уголовное производство, открытое в отношении Луценко Юрия Витальевича, 14 декабря 1964 года рождения, за совершение уголовного преступления предусмотренного статьей 110 уголовного кодекса Украины. Луценко Юрий Витальевич это ныне генеральный прокурор Украины. То есть если он ставит вопрос, что он согласен с тем, чтобы его фамилию персонально внесли в закон об амнистии, значит, он совершал эти деяния. Иначе невиновный человек требовал бы обязательно оправдательного приговора. Какую ответственность предусматривает и что это за 110 статья УК Украины? Она говорит о посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины. То есть это статья, по которой сегодня Луценко - незаконный генеральный прокурор Украины, обвиняет жителей Донбаса в том, что они нарушили 110 статью УК Украины – посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, сам совершивший это правонарушение и признавший этот факт.

Теперь о тех статьях, которые свидетельствуют о том, что сами участники этого переворота признали факт государственного переворота в Украине. Под эти 80 статей попали следующие статьи. Я назову основные. Это 109 статья УК Украины – освободили от ответственности за насильственное изменение или свержение конституционного строя, или захват государственной власти. Это государственный переворот. Освободили по статье 110 - посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины. Статья 112 – покушение на жизнь государственного или общественного деятеля. Статья 113 – диверсия. Статья 129 – угроза убийством. Статья 146 - незаконное лишение свободы или похищение человека. 147 – захват заложников. Это о какой революции достоинства идет речь, когда вот такой букет правонарушений совершается теми кто прописал данную норму закона об амнистии? 162 – нарушение неприкосновенности жилища. То есть были факты проникновения в жилища граждан. 174 – принуждение к участию в забастовке или воспрепятствование к участию в забастовке. 185 – кража. 186 – грабеж. 187 – разбой. 189 – вымогательство. 194 – умышленное уничтожение или повреждение имущества. 255 – создание преступной организации. Раз они об этом говорили, свидетели указывают, что те же отряды самообороны это преступные организации, неконституционные организации, как и народные рады. 257 – бандитизм. Это вообще тяжкое преступление. Это с использованием насилия, оружия совершается в отношении конкретных граждан. 258 – террористический акт. 258/2 – публичные призывы к совершению террористического акта. 258/3 – создание террористической группы и террористической организации. 258/4 – содействие совершению террористического акта. 258/5 – финансирование терроризма. 260 – создание непредусмотренных законом вооруженных или военизированных формирований. 261 - нападение на объекты которые представляют повышенную опасность для окружающих, в том числе и склады с оружием. 341 – захват государственных или общественных зданий или сооружений. 342 – сопротивление представителю власти. 345 – угроза или совершение насилия в отношении сотрудника правоохранительных органов. 347 – умышленное уничтожение или повреждение имущества работников правоохранительных органов. 348 – посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов. 349 – захват представителя власти или работника правоохранительных органов как заложника. Они подтверждают ту версию, которую высказали, в том числе, и свидетели, что в здании Киевской государственной администрации в подвале содержались захваченные, как заложники, работники правоохранительных органов и в отношении их были пытки. 353 – самовольное присвоение властных полномочий или звания должностного лица. 376 – вмешательство в деятельность судебных органов. 377 – угроза или насилие в отношении судьи, народного заседателя или присяжного. 382 – невыполнение судебного решения. 386 - воспрепятствование явки свидетеля, потерпевшего, эксперта, принуждение к отказу от дачи показания или заключения.

Ваша честь! Сегодня невозможно в Украине провести суд, поскольку стоит вопрос ни о защите конституционных прав и свобод граждан. Сегодня не защищены сами судьи. Радикалы приходят, срывают заседания, бросают различные предметы в судей, угрожают оружием, заставляют писать заявления. Сегодня в Украине отсутствует верховенство права и возможность добиться правосудного решения. 396 – сокрытие преступления. 436 – пропаганда войны. Это о чем они говорили, когда предусматривали, что лица, которые пропагандировали войну и разжигание ненависти, вражду.

Ваша честь!

Таким образом, на основании изложенного можно сделать вывод о том, что основными признаками государственного переворота на Украине, имевшего место в феврале 2014 года, являются следующие объективные данные, установленные и проверенные в судебном заседании, которые дают основание полагать, что в указанное время на Украине произошел государственный переворот, а именно:

На начальном этапе совершались массовые протестные акции, перерастающие в нарушение общественного порядка, граничащие с совершением массовых беспорядков;

Указанные протестные акции инициировались и сопровождались провокациями, неустановленными в то время политическими и экстремистскими силами;

Осуществлялись призывы к свержению неконституционным способом законно-избранного Президента Украины В. Януковича и правительства Украины;

Масштабное использование в этих целях СМИ, в частности, телевизионных каналов, принадлежащих олигархам;

Блокирование работы государственных учреждений, включая прокуратуру и суды, а также захват административных зданий;

Уничтожение государственных зданий, совершенных путем поджога, а также совершение массового поджога разных горючих материалов на центральных улицах и площадях как города Киева, так и в областных центрах Украины;

Осуществление насилия над представителями власти, а также совершение убийств работников правоохранительных органов при исполнении ими своих служебных обязанностей;

Совершение действий, направленных на срыв судебных процессов, с целью блокирования работы судов и недопущения осуществления правосудия относительно лиц, подозреваемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, а также иных преступлений, во время государственного переворота;

Насильственный захват административных зданий Верховной Рады Украины и администрации Президента Украины, а также Кабинета Министров Украины;

Совершение Верховной Радой Украины незаконных действий, в результате которых неправомерно внесены изменения в Конституцию Украины;

Совершение незаконных действий активистами «Евромайдана», а также народными депутатами Украины в Верховной Раде Украины, в результате которых незаконно отстранен от власти Президент Украины В. Янукович;

Незаконное назначение Верховной Радой Украины внеочередных выборов Президента Украины;

Незаконное формирование Верховной Радой Украины нового состава Кабинета Министров Украины, а также назначение исполняющего обязанности генерального прокурора Украины и уполномоченного Службы безопасности Украины;

Совершение активистами «Евромайдана» неправомерных действий, направленных на деморализацию работников правоохранительных органов, народных депутатов и других представителей власти, а также осуществление над ними насилие и глумление;

Создание альтернативных органов власти «народных Рад» как в Киеве, так и в регионах Украины;

Незаконное применение участниками «Евромайдана» огнестрельного оружия в процессе захвата власти;

Незаконное увольнение Верховной Радой Украины судей Конституционного суда и судей общей юрисдикции;

Незаконное применение Верховной Радой Украины законодательства, направленного на применение, так называемого очищения власти и люстрации государственных служащих, прокуроров и судей;

Незаконное создание и функционирование на территории Украины военных формирований, не предусмотренных законодательством Украины («Правый сектор», добровольческие батальоны и другие;

Незаконное применение Вооруженных сил Украины для подавления сопротивления жителей Донецкой и Луганской областей (ДНР и ЛНР), что является результатом государственного переворота, трансформировавшегося в гражданскую войну в этом регионе.

Наличие указанных признаков, характерных для насильственного захвата государственной власти, свидетельствует о том, что в феврале 2014 года на Украине имел место государственный переворот со всеми вытекающими из этого последствиями.

В соответствии с п. 1 ст. 264 ГПК РФ, суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

Кроме того, п.п. 10, п. 2, ст.264 ГПК РФ предусмотрено, что суд рассматривает дела об установлении других, имеющих юридическое значение фактов.

Из этого следует, что перечень фактов, имеющих юридическое значение, не является исчерпывающим.

Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение, предусмотрены ст. 265 ГПК РФ, согласно которой суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты.

Статьей 403 ГПК РФ предусмотрено, что заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту жительства заявителя.

В соответствии со статьей 267 ГПК РФ, в заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данный факт, а также должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов.

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Согласно части 3 статьи 55 Конституции, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо с целью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Исходя из указанных конституционных принципов, в судебном порядке могут быть установлены любые факты, которые влекут за собой возникновение правовых последствий для заявителя. В настоящее время федеральным законодательством не предусмотрено каких-либо препятствий для установления фактов, имеющих юридическое значение, в судебном порядке, в том числе об установлении факта государственного переворота на Украине, имевшего место в феврале 2014 года.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194-199 и 268 ГПК Российской Федерации, -

Прошу:

Установить факт, имеющий юридическое значение, - государственного переворота на Украине в феврале 2014 года.

27 декабря 2016 года.

 

Приложение

Дорогомиловский Суд установил факт государственного переворота на Украине в 2014 году
Тезисы решения
 Оccupationkh: "Дорогомиловский Суд установил факт Госпереворота в Руине 2014 года. Тезисы решения". URL:  http://occupationkh.livejournal.com/267441.html

occupationkh
Заявление Депутата Олейника от 16 ноября:






Выдержки из текста решения:


Именем Российской Федерации.

27 декабря 2016 года

Дорогомиловский районный суд г. Москвы в составе

председательствующего судьи Шипиковой А. Г.,

при секретаре Солдатовой И.М.,


рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-5836/2016 по заявлению Олейника Владимира Николаевича об установлении факта, имеющего юридическое значение- государственного переворота на Украине в феврале 2014 года,

УСТАНОВИЛ

- В.Н. Олейник обратился в Суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение- государственного переворота на Украине в феврале 2014 года, указав на то, что в феврале 2014 года на Украине совершены действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя и захват государственной Власти. В качестве заинтересованных лиц к участию в деле привлечены Франк-Вальтер Штайнмайер, Лоран Фабиус, Радослав Сикорский, возглавлявшие министерства иностранных дел Германии, Франции и Польши, с учетом того, что именно данные страны выступили гарантами прекращения актов насилия..

- Заинтересованные лица по делу Франк-Вальтер Штайнмайер, Лоран Фабиус, Радослав Сикорский, П.А. Порошенко, в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, возражений на заявление не представили;

- Дело рассмотрено Судом в отсутствие заинтересованных лиц по делу- Ф.-В. Штайнмайера, Л. Фабиуса, Р. Сикорского, П.А. Порошенко в порядке ст. 167 ГПК РФ.

- Изучив материалы гражданского дела, выслушав объяснения заявителя В.Н. Олейника, заинтересованного лица В.Ф. Януковича, допросив в качестве свидетелей Н.Я. Азарова, А.П. Клюева, В.Ю. Захачренко, А.Г. Якименко, В.П. Пшонку, С.Г. Арбузова, А.В. Зинченко, проверив письменные доказательства, исследовав видеозаписи и заключения специалистов Крюковой Н.Н. и В.С. Котельникова,-

- Судом установлено, что в феврале 2014 года на территории Украины произошел государственный переворот, в результате которого была противоправно изменена Конституция Украины, незаконно отстранен от должности Президент Украины В.Ф. Янукович и прекращены полномочия Верховный Рады VII созыва, антиконституционным способом сформированы органы власти, которые в настоящее время являются нелегитимными.

- Более того суд признает, что осуществление государственного переворота на Украине в феврале 2014 года является общеизвестным и истинным фактом, а потому не требует какого-либо дополнительного процессуального доказывания на основании ст. 61 ГПК РФ.

- В силу ст.398 ГПК РФ иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные организации, международные организации имеют право обращаться в суды Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями.

- В настоящее время на Украине по существу не гарантируется право на жизнь и сохранение здоровья лиц, не согласных с произошедшим государственным переворотом, а формальные гарантии, установленные украинским законодательством, для таких лиц фактически не действуют.

- Вместе с тем суд считает необходимым отдельно остановиться на вопросах юрисдикции российского суда по данному вопросу и наличия у заявителя В.Н. Олейника права на обращение в суд с данным заявлением.

- Между российским и украинским народом на протяжении многих столетий сложились особые семейные, глубоко личные национальные связи и отношения, которые по сущестуву являются уникальными, в связи с чем, российский народ не может оставаться равнодушным к страданиям братского народа, проживающего на территории Украины, что обсулавливает особый, основанный на общих началах добра и справедливости, правовой интерес к защите нынешних и будущих поколений украинцев со стороны России.

- Между тем на территории Российской Федерации без официальной регистрации стремятся функционировать такие украинские объединения, которые в совей деструктивной деятельности по существу являются правопреемниками либо последователями «Организации украинских националистов» и «Украинской повстанческой армии», воевавших на стороне гитлеровской Германии и признанных решением Нюрнбергского трибунала коллаборационистскими.

- В п. 17 Стратегии национальной безопасности, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года №683 отражено, что поддержка США и Европейским союзом антиконституционного переворота на Украине привела к глубокому расколу в украинском обществе и возникновению вооруженного конфликта. Укрепление крайне правой националистической идеологии, целенаправленное формирование у украинского населения врага в лице России, неприкрытая ставка на силовое решение внутригосударственных противоречий…

- Таким образом, юридическое значение государственного переворота, имевшего место на территории Украины в феврале 2014 года, выходит за пределы территории Украины и непосредственно затрагивает вопросы национальной безопасности Российской Федерации, а также основополагающие права и свободы человека и гражданина, что, с учетом всего ранее изложенного, обуславливает юрисдикцию российского суда по данному вопросу, которая подлежит признанию и должна уважаться всем мировым сообществом.

- Судом установлено, что должный объем юрисдикционных иммунитетов в отношении Российской Федерации и ее официальных должностных лиц на территории Украины по существу отсутствует, … в связи с чем, судебный и иной юрисдикционный иммунитет от российского правосудия в данном случае украинским должностным лицам, в том числе признанному Президенту Украины П.А. Порошенко, предоставлен быть не может.

- Исходя из положений ст. 264 ГПК РФ, суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных и имущественных прав граждан, организаций.

- В настоящем заявлении заявитель В.Н. Олейник обращает внимание на то, что незаконно избранный, признанный впоследствии, Президент Украины П.А. Порошенко 25 августа 2014 года досрочно прекратил его полномочия как народного депутата Верховной Рады VII созыва, а равно по указанию признанного Президента Украины П.А. Порошенко осуществляется уголовное преследование заявителя по надуманным мотивам за политические убеждения; данные доводы объективно подтверждены совокупностью собранных по делу доказательств и ничем объективно не опровергнуты.

- В результате подготовки и осуществления государственного переворота на территории Украины, отсутствует признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, основы свободы, справедливости и всеобщего мира умаляются, происходят варварские террористические и экстремистские акты, которые возмущают совесть человечества; происходит тирания и угнетение несогласных; отсутствует всеобщее уважение и соблюдение прав человека и основных свобод.

(в данном случае идет оценка ситуации в соответствии с Преамбулой Устава ООН 1948г., прим.- webarakdiy)

- Об этом свидетельствуют общеизвестные факты развязанной действующими властями Украины войны против собственного народа в Донецке и Луганске, пытки, убийства, насилие и грабежи на подконтрольных территориях…

- По итогам государственного переворота, имевшего место на Украине в феврале 2014 года, основополагающие права человека, гарантированные Всеобщей декларацией прав человека и Международным пактом о гражданских и политических правах, перестали действовать на территории Украины. В связи с этим жители полуострова Крым, обладавшего организационной автономией от Украины, ощущая свои духовные истоки, неразрывную связь с Россией и отчужденность от Украины, провели на основе международных общедемократических принципов референдум от 16 марта 2014 года, на котором приняли решение об историческом воссоединении Крыма и Севастополя с Россией.

- Таким образом, граждане Республики Крым и города Севастополь, стали гражданами Российской Федерации и находятся под ее политической, правовой и иной действенной защитой, чего лишены большинство граждан Украины, которые подвергаются насилию и преследованию в своей стране, и вынуждены искать спасения от политически и национально мотивированного преследования со стороны украинских властей на территории иных государств.

- При таких обстоятельствах, исходя из ранее изложенного, юридический факт государственного переворота на Украине в феврале 2014 года подлежит установлению судом.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Установить факт, имеющий юридическое значение, государственного переворота на Украине в феврале 2014 года, в результате которого была изменена Конституция Украины, незаконно отстранен от должности Президент Украины и прекращены полномочия Верховной Рады VII созыва, антиконституционным способом сформированы органы власти, которые в настоящее время являются нелигитимными.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца.

Подпись- Судья Шипикова А. Г.



 


  Показания Руководителей уважаемых ведомств, Директора СБУ и Министра ВД:

https://www.youtube.com/watch?v=nDoiwZxK3ec

https://www.youtube.com/watch?v=8b452pyNGuY

Рассказано, как они передавали все оперативные данные о ситуации на Майдане Послу США. Умоляли остановить радикалов. 21+, очень стыдно.

Демонстрация видеодоказательств в Суде

https://www.youtube.com/watch?v=ksPttvEe2_s

Зачтение Решения Суда, судьей Шипиковой А.Г., 27 декабря 2016г.:

https://www.youtube.com/watch?v=MqFqEDEoZL0

27 декабря 2016 года, после оглашения решения, Судья Анна Шипикова внесена в список «врагов Украины» сайта «Миротворец».

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна