Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Евгений Ягун. Тройка, семерка, туз. Крах СССР – в ракурсе теории этногенеза Л.Н. Гумилева. Критический анализ. Часть I – Червивая тройка. Часть II – Забубенная Семерка. Часть III – Крестовый туз или Пиковая дама?

25.01.2017 12:40      Просмотров: 1535      Комментариев: 0      Категория: Общество, история, события

 

 

Евгений Ягун

Тройка, семерка, туз

Крах СССР – в ракурсе теории этногенеза Л.Н. Гумилева

 

 

Содержание

Часть I – Червивая тройка.

Часть II – Забубенная Семерка.

Часть III – Крестовый туз или Пиковая дама?

Сергей  Кара-Мурза. Коротко о неудачах советского проекта.

 

Часть I - Червивая тройка

 Ягун Евгений. К     И.Т.    Дата     10.12.2016.  12:38:20     Найти в дереве.  Рубрики:     Россия-СССР; История; Компромисс;    Форум Сергея Григорьевича Кара-Мурзы.    URL:  https://www.vif2ne.org/nvz/forum/archive/357/357076.htm  


Сергей Григорьевич Кара-Мурза.  Читайте приложение в данном разделе: С. Г. Кара-Мурза: Коротко о неудачах советского проекта. Из книги «Русский коммунизм: достижения и неудачи». М.: Русский биографический Институт – Институт экономических стратегий. 2015. URL:  http://sg-karamurza.livejournal.com/242304.html

 

С.Г. Кара-Мурза сформулировал семь нерешенных задач, которые привели к краху советского проекта – вплоть до распада СССР. Посмотрим на них, но критически – в ракурсе теории этногенеза Л.Н. Гумилева (ТЭГ).


Для начала обрисуем динамику процесса в положениях теории этногенеза, чтобы увидеть схему в другом свете – допусти, как если бы в рентгене у реставраторов. И с минимумом политических узлов, потому что ТЭГ соотносится с политикой, как научная климатология с ТВ-прогнозом «погоды на завтра».

А) «Графиня была так стара, что смерть её никого не могла поразить …»
(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

Согласно теории, в 1917 исторический циферблат этногенеза великороссов (условно России) показывал около 700 лет – отсчет генезиса от начала XIII в.

 


 


График этногенеза великороссов от начала XIII в. (Е. Ягун)



Таким образом, Россия не только находилась в стадии Надлома, но и вступила в ее заключительную треть.

Надлом характерен резким спадом пассионарного напряжения. По этой причине идет быстрая трансформация стереотипов, а по сути ломка старых. Новые же конструктивные – идеи, откровения и т.д. – хоть и рождаются с должной периодичностью, но не приживаются по причине быстрого падения пассионарности. Также весенние всходы гибнут при заморозках. В этих условиях утверждение новых Доминант требует сверх усилий, а на практике это кровавые революции и гражданские войны.

И лишь в конце стадии появляется возможность для новой Доминанты – как термодинамическая предрасположенность или простая вакансия.

Положения теории хорошо подтверждаются исторической эмпирикой.

Для примера, Древний Рим в аналогичной фазе (генезис от VIII в. до н.э.) последовательно прошел через:

- гражданскую войну Мария с Суллой и диктаторство последнего; восстание Спартака; восстание на Сицилии; гражданские войны Цезаря с Помпеем и, наконец, войну триумвиров Октавиана и Антония.
Аналогичная стадия для Западноевропейского суперэтноса (генезис от VIII в. н.э.) началась со знаковых событий, не замечаемых катехизисами марксизма как «бесклассовые», незначимые – Филипп IV разгромил орден Тамплиеров и «пленил» римского папу, перевезя в Авиньон. Наказал он их может быть «за дело» – но для всей Западной Европы набатом прозвучало – достоинства Церкви и рыцарства попраны!!

Первый треск потолочной балки не бывает последним. Так что, за этим последовала «Великая схизма» правления трех пап, следом сожжение Яна Гуса и гуситские войны. И уже далее – именно в конце последней трети Надлома – разгорелась эпоха Реформации, в итоге спровоцировавшая кровавые войны и геноцид.

Надлом для Османского суперэтноса (Турецкого) – ровесника Великоросского – начался на рубеже XVIII- XIX в. восстаниями янычар и убийством самого султана. Затем были войны за независимость в провинциях, которые чередовались с попытками модернизации и реформ. А уже в конце Первой мировой войны Османскую империю постигла та же участь, что Российскую. И последовала революция младотурков во главе с Ататюрком.

В общем, примеров более чем – будь они из истории древнего Египта, Индии, Китая и т.д.

Таким образом, в начале XIX столетия – от восстания декабристов – Россия вошла в стадию Надлома. И далее – ее по нарастающей ожидали кризисы. Априорно ожидали. Если выводы теории округлить метафорой – Россия забрюхатела Смутой и была обречена на роды – Гвидона, лягушки или неведомой зверушки.

В советских учебниках – как постфактум – именно Октябрьская революция названа Великой и единственно верной. Оспаривать штампы – у истории нет сослагательного наклонения! – бессмысленно. Однако, весьма полезно шире и глубже оценить общую картину XIX в. Чем же именно осложнялась «беременность»? И, желательно, без «правильных глаголов» о классовой борьбе, каковыми нещадно жжет всесильное учение, «потому что оно верно».

Б) «Две неподвижные идеи не могут вместе существовать в нравственной природе, так же, как два тела не могут в физическом мире занимать одно и то же место»
(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

У фазы Надлома нет привязки к производственным отношениям. Она также и не абстракция типа общественно-экономических формаций. Пирамидку из последних – без кубика коммунизма – Маркс с трудом собрал лишь в ареале аппендикса Евразии, причем, в средиземноморском. Что до остального мира, то и Дьявол бы с ним! – отсталый.

Зато стадию Надлома можно наблюдать в истории народов мира на протяжении всей истории человечества. В отличие от кубизма марксизма, у нее ясная научная ипостась – термодинамика социумов в процессе их резкого «остывания». И эта физика преломляется через людей – их взаимоотношения, умонастроения, надежды и горькие разочарования.
Катализатором или ингибитором Надлома может быть что угодно – удачная или нет война, эпидемия, политический кунштюк и прочее – включая деструктивное влияние несовместимых этнических компонент. Примечательно – и не случайно! – что именно этнический фактор параноидально игнорируется не только марксизмом (ересь глобализма), но любым клоном западных социологий (ереси европоцентризма), включая «наши» попугайские палимпсесты.

Поэтому надкусим запретный плод.

К началу XIX в. Россия представляла собой сложную этническую систему, не имевшую аналогов в мире – евразийскую. И это была очень резистентная система. Собственно, она и оставалась достаточно «эластичной» вплоть до 1917 года. Причем, даже к началу 17-го была гораздо более прочной, чем советская на ранних этапах 1917-30 гг. и уж тем более на последнем рубеже 1980-90. Как доказательство – отсутствие сепаратизма за всю историю великороссов с XIII в. и вплоть до февраля 1917 года.

Да, передряги за сотни лет накопились – ереси, Смута, интервенции, бунты, перевороты, крестьянские восстания – кстати, не чаще европейских. Однако отсутствовали внутренние войны за независимость.

Тем не менее, исключение случилось – сепаратизм шляхты, зачатый разделом Польши при Екатерине II. Польскую фронду лечили не только военными талантами Суворова и Паскевича, но реформами и послаблениями. Таким образом во второй половине XIX в., т.е. лет через 70 от первой свары, польский сепаратизм потерял накал. А уже к началу ХХ многие поляки приняли общероссийскую доминанту, активно пополняя военную и научную элиты России.

В) «Таких романов нынче нет. Не хотите ли разве русских? - А разве есть русские романы?.. Пришли, батюшка, пожалуйста, пришли!»
(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

Однако, «национальный штиль» XIX в. был обманчив. С позиций ТЭГ итоги правления Екатерины II стали Прологом будущих потрясений. Сейсмологи свой аналог именуют как затишье магнитуды, указывающее на 100%-ю вероятность землетрясения в скором времени.

Дело в том, что традиционную «евразийскую окрошку», удобоваримую для России, – с конца XVIII в. стали бодяжить чуждыми ей этническими ингредиентами, то есть несовместимыми. Причем массово, миллионами.

Кем именно?

Во-первых, поляки – да, славянский народ, но уже без малого тысячелетие как лимитроф в ареале западноевропейского суперэтноса.

Во-вторых, вроде тоже поляки – «по паспорту» из Речи Посполитой – а по существу потомки литовского этноса и, кстати, ровесника русского.

Появилась еще и третья суперэтническая общность – евреи ашкенази.

Это основные, так сказать, ингредиенты. А прочую «мелочь» отпустим.

Отныне согласно критериям ТЭГ, на западных территориях российского ареала образовалась зона пересечений нескольких суперэтносов, условно стыков. Не разграниченных, а совместно проживающих.
И это притом, что следом – уже к середине XIX в. Россия приобрела такие же стыки на Кавказе. А в конце века и в Средней Азии.

Согласно исторической эмпирике подобные пересечения по своим последствиям аналогичны взаимодействию литосферных плит – с образованиями гор или разломов, и всем отсюда вытекающим.

Таким образом, если по минимуму, так сказать, по самым безобидным итогам, то «в полку» русских, инфицированных западничеством – прибыло. И даже очень.

Да, конечно, православное дворянство (условно русское) подхватило вирус западничества еще раньше. То есть, с XVIII в. – в период престольной ведьмовщины – см. М.Е. Салтыков-Щедрин, «История одного города», гл. «Сказание о шести градоначальницах».

Но дворяне наши были малочисленны, не чета европейским – во все времена менее 1% от численности населения. И это всех, земельных и без, потомственных, личных, служилых – ср. в Англии до 7-8% и более того во Франции, Испании или Польше.
Что касается купеческого сословия, до середины XIX вв. западничеством оно не страдало. И остальные сословия – они же социальные сегменты – имели иммунитет, страхуемый прививкой православия.

Г) «Имея мало истинной веры, он имел множество предрассудков»
(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

Согласно ТЭГ в зонах пересечений нескольких суперэтносов образуется «этническая химера» (далее «Х»):
- Форма контакта несовместимых этносов разных суперэтнических систем, при которой исчезает их своеобразие. Выросшие в зоне контакта люди не принадлежат ни к одному из контактирующих суперэтносов, каждый из которых отличается оригинальными этническими традициями и ментальностью.


В «Х» же господствует бессистемное сочетание несовместимых между собой поведенческих черт, на место единой ментальности приходит полный хаос царящих в обществе вкусов, взглядов и представлений. В такой среде расцветают антисистемные идеологии. Потеря своеобразных для каждого этноса адаптивных навыков приводит к отрыву населения от кормящего ландшафта. Таким образом, «Х» можно охарактеризовать как общность деэтнизированных, выпавших из этносов людей. В отличие от этноса «Х» не может развиваться, а способна лишь некоторое время существовать, впоследствии распадаясь – происходит своего рода этническая «аннигиляция». Возникшие в недрах «Х» антисистемы выступают, как правило, инициаторами кровопролитных конфликтов, либо «Х» делается жертвой соседних этносов …
Словарь В.А. Мичурина (под редакцией Л.Н. Гумилева):
http://gumilevica.kulichki.net/MVA/mva09.htm

Д) «Письмо содержало в себе признание в любви: оно было нежно, почтительно и слово в слово взято из немецкого романа. Но Лизавета Ивановна по-немецки не умела и была очень им довольна»
(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

Крестьянские массы в те химеры не входили (ни в западную, ни в кавказскую), т.к. не смешивались. То же в целом и рабочие.
Западная «Х» России – назовем ее «Х-1» – формировалась обедневшим дворянством (шляхтой), представителями торгового и ростовщического капитала, а также принявшими православие (или же нет) врачами, учителями, журналистами, юристами и прочими работниками умственного труда. Также ее умножали студенты университетов, гимназисты и даже люмпенизированные элементы.

Почти все они проживали в городах и составляли т.н. «общество». А уже во второй половине XIX в. присвоили амбициозное название от латиницы – интеллигенция.

Таким образом, российская интеллигенция стала основным очагом «Х-1» и источником «хаоса царящих в обществе вкусов, взглядов и представлений», о чем явственно свидетельствует русская литература. Именно в среде интеллигенции зародились все радикальные движения, крайне левые и как реакция на них – крайне правые.

Однако следует учитывать, что большую часть тогдашней интеллигенции составляли все же этнические русские – что в дальнейшем отразилось на пестроте Думских фракций и характере гражданской войны. При этом патриотами считали себя люди совершенно противоположных взглядов. Например, весь паноптикум от атеистов до ортодоксальных православных.
В XIX в. главную скрипку в оркестре левых играли как правило атеисты из числа «Х-1» и разумеется – пассионарные. В качестве примера возьмем лишь одну фамилию:

- Лазарь Максимильянович Богораз (после крещения Сергей Максимович Губкин) был первым революционным куратором Владимира Ульянова в Казанском университете;

- Натан Менделевич Богораз (после крещения Владимир Германович Богораз) учился с А.П. Чеховым двумя классами младше; в молодости сочинял декадентские стишки; в столице вступил в «Народную волю»; в годы ссылки пропагандировал марксизм местным гимназистам, а когда теория ученикам наскучила – организовал взрыв квартиры их учителя по греческому языку; в дальнейшем стал этнографом; в 1899 отбыл в США и собирал сведения о восточной России и народах Чукотки (по заданию Американского музея естественной истории); уже в СССР работал профессором ряда ленинградских вузов; в 1929 наш «начальник Чукотки» основал «Институт народов Севера» и, наконец, за 4 года до смерти в 1932 стал директором учрежденного им же «Музея истории религии»;

- Перл Максимовна Богораз (в замужестве Прасковья Федоровна Шебалина) окончила высшие женские курсы; активно сотрудничала с Желябовым, Перовской, Гельфман и другими народовольцами; организовывала подпольные типографии; умерла в тюрьме.

Что примечательно, весь спектр «инакомыслящих» – от бомбистов до умеренных либералов – невзирая на концептуальные разногласия был так или иначе русофобским – через неприятие традиционной России в двух ее базовых компонентах. И по этим двум вышеупомянутый спектр как бы расщеплялся в призме на:

- антиправославных, включая «чистых» атеистов;
- и противников самодержавия, от анархистов до сторонников парламента.

Таким образом, всякий «меченный химерой» непременно обозначался на общей спектрограмме – по одной, либо по обеим компонентам.

Ко всему прочему, бессистемное брожение шло в катализирующей среде безоглядного западничества всех, кто «не от сохи». Т.е. «общества», включая потерявших ответственность правящие круги. При этом катализировалось множество других – больших и малых нюансов, далеких от русского менталитета, включая даже гендерные «закидоны».

Левые радикалы в те времена не гнушались черновой работы. Они были хоть и далеки от крестьянства – чужды ему, скажем так – оторваны от его кормящего ареала и мировосприятия – но из лучших побуждений «ходили в народ» – сострадали о его судьбе и как могли образовывали «несчастных». А в результате велеречивыми языками сеяли смуту, подтачивавшую старые крепежи – «правды нет, Бога тоже, Дарвин от обезьяны, цари и попы от нее же» и т.д. И, само собой, без малейшей рефлексии подсказывали мотивации для безобразий, простенькие как оглобли – каковых православные в России ранее стыдились и каялись (пусть уже по факту содеянного) – бей, грабь, жги, свергай – ибо наступили годы красных петухов и «призрак бродит».


Весь 1917 год и гражданскую войну выведем за скобки.

Конечно, в ракурсе ТЭГ данный период очень интересен. Тем более, что ни один социолог никогда не делал ничего подобного.
Однако, признавая прямую связь с «7 нерешенными задачами», ограничимся изначально взятым ориентиром и продолжим анализ исключительно темой «Х» – этого будет достаточно.

Е) «Кто не умеет беречь отцовское наследство, тот всё-таки умрёт в нищете, несмотря ни на какие демонские усилия»
(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

Уже в начале 20-х дореволюционная интеллигенция была по факту «ликвидирована». То есть, исчезли все, кто не вписались в советский строй. Одни добровольно покинули страну, а других сплавили пароходами или же просто вынудили бежать. Кто-то погиб на фронтах гражданской, сгинул в объятьях красного террора, умер от голода или тифа. Иные же просто «замерли» в провинции или «потеряли» паспорт, превратившись в сереньких обывателей …
Все верно!

- Der Mohr hat seine Schuldigkeit getan; der Mohr kann gehen – Мавр сделал свое дело, мавр может уходить (И.Ф. Шиллер)
И лишь менее 1% от всего числа худо-бедно вписались в новое время. Это всегда востребованные военспецы, ученые, инженеры, врачи, литераторы, актеры и др.

Советская власть вынуждено восполняла вакуум новыми комбатантами. А куда деваться?

Но кем? – Из каких социальных сегментов?

Да лишь бы не из классово чуждых! – из всех, кто принимал новые установки. И черт бы с ними! – сгодится декларативно, хотя бы для начала:

- отринем и заклеймим все этнические стереотипы предков;
- поднимем знамя агрессивного атеизма;
- объявим всех несогласных классово чуждыми врагами;
- разожжём мировой пожар революции, а весь старый мир разрушим до основанья;
- построим коммунизм.

Весь этот «набор» – включая прилагаемые к нему технологии – ярко проявляет признаки Антисистемы. А подмастерья для ее намерений стали вербоваться из всего этнического многообразия молодого государства, включая волонтеров из нового и старого зарубежья.

Таким образом, рекруты в советскую интеллигенцию вкупе с управленцами стали ядром новой этнической химеры, уже советской.

Или коротко – «Х-2».

Разумеется, среди них были и патриархи – как Авраамы-Заратустры-Конфуции будущей элиты СССР.
Принудительная деэтнизация и атеизм внедрялись сверху-вниз. Однако, когда уперлись в трудовые слои населения, особенно в крестьянство – дали сбой – наткнулись на молчаливый бойкот. «Темный народ» упорно, как иконы охранял свои ментальные ценности.

Ну и что? – Решили взять не мытьем, так катаньем! – активизировали «борьбу с безграмотностью» через «ВЧК ликбез». А для молодежи просто на просто не оставили альтернативы – в пионеры или в комсомол – споются, образуются! А куда тех, кто не хочет? – в никуда. И опять не сработало, что и показала перепись 1937 г. – вопрос о религии был введен в переписной лист по инициативе И.В. Сталина, а результаты шокировали партийную элиту и не были опубликованы …
Что еще примечательно – параллельно с химерной «денационализацией» – и в первую очередь, конечно, русских – в 1922 были созданы первые национальные республики, ставшие впоследствии для СССР минным полем. По иронии судьбы – как когда-то бомбы для царизма.

Кратко основные «деяния» Х-2 за период 1920-х годов перечислены в главе V, «Русофобия и теория этногенеза Л.Н. Гумилева»:

http://zhurnal.lib.ru/j/jagun_ewgenij/rusofobia.shtml

Там же обозначены ее мутация и перерождение в Х-3. А последняя в свою очередь породила Антисистему «реформаторов» – разрушившую дотоле «незыблемый» СССР – и превратившую Россию в лимитроф Запада – его идеологический и экономический придаток.

Таким образом – Х-1, Х-2 и Х-3 – и есть та самая «червивая тройка», давшая название главе.

Х-1 создала предпосылки для максимально «сложных родов» российской Смуты – через кесарево сечение.
Х-2 – родилась одновременно с СССР и чуть было сразу его не сгубила. Затем она попала под мощный, но нецелевой бессистемный прессинг, от которого досталось многим безвинным. Однако сама Х-2 быстро приспособилась – так, что даже пережила ВОВ и суровые годы сразу после войны …

Наконец она заново реанимировалась на рубеже 50-60-х и к началу 90-х породила Х-3, которая и уничтожила СССР. Если же в целом, то:

- Я тебя породила, я тебя и убила …

На этом закончим и перейдем к тезисам СГКМ:

- 7 нерешенных задач, которые привели к краху советского проекта – вплоть до распада СССР.

https://www.vif2ne.org/nvz/forum/files/Eugeneyagun2012/(161210121138)_Trojka__semerka__tuz-CHast__I-CHervivaya_trojka.docx

 

 

Тройка, семерка, туз

Часть II – Забубенная Семерка

От     Ягун Евгений.     К     И.Т.    Дата     10.12.2016. 12:35:29.    Найти в дереве. Рубрики     Россия-СССР; История; Компромисс;      Часть II - Забубенная семерка.  URL:   https://www.vif2ne.org/nvz/forum/0/co/382793.htm

Сергей Григорьевич Кара-Мурза.  Читайте приложение в данном разделе:  С. Г. Кара-Мурза: Коротко о неудачах советского проекта. Из книги «Русский коммунизм: достижения и неудачи». М.: Русский биографический Институт – Институт экономических стратегий. 2015. URL:  http://sg-karamurza.livejournal.com/242304.html

 

 

 


Здесь С.Г. Кара-Мурза сформулировал семь нерешенных задач, которые привели к краху советского проекта – вплоть до распада СССР.

Цитаты №№ 1 - 7 приводятся сокращенно.

«А в ненастные дни
Собирались они
Часто;
Гнули – бог их прости! –
От пятидесяти
На сто,
И выигрывали,
И отписывали
Мелом.
Так, в ненастные дни,
Занимались они
Делом»

(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

> 1) – Не удалось обеспечить необходимый и достаточный уровень самоосознания быстро развивающегося советского общества …

Парадокс, достойный Л. Кэрролла «Алиса в Зазеркалье»!

Поскольку аналогичных загогулин полным-полно в так называемом «Научном коммунизме», воспользуемся похожим примером из родственной ему псевдонаучной беллетристики:

- выдрессировать белых мышей, выработать у них условные рефлексы для … выведения новой породы.

Похоже? – допустим – более или менее …

Но такой фокус еще никому не удавался – и не удастся! Дарвин плюется, Павлов матерится и даже Фрейд – подсознательно стыдится …

Хотя по «благости» намерений – мессианская задача достойная марксизма. И не только! – интимно близка любой доктрине Запада на фундаменте антропологии Дюркгейма – тому же веберианству, например. Вебер – пусть и в пику Марксу – также мучительно думал, был в поиске некой «универсальной религии» как единой матрицы для глобализации человечества. И слава тебе, Господи! – не дописался пером, чтобы не вырубаться топором …

Увы – всеобщая контузия западничеством зашла далеко – пандемия!

Даже искренние попытки найти для России свой путь – наконец-то выпечь нормальный русский хлеб! – рефлекторно понукают «наших» – как бы не ихних – социологов замешивать ржаную муку несвежим кетчупом антропологий и ячменной трухой …
И что такое «необходимый и достаточный уровень самоосознания»? – где тот Реомюр-Фаренгейт, придумавший шкалу для подобного «уровня»? Уж не «уровень» ли европейца?! – фу-ты ну-ты, опять кетчупом плеваться …

А почему обозначено лишь два этапа советского общества (см. полный текст цитаты), начальный и второй? – их по минимуму было три. Если же с учетом политических реалий (смена лидеров, курса и т.д.) – так и больше.
Или фраза из этой же цитаты:

> … на начальном этапе самоидентификация советского общества происходила в рамках понятий «общинного крестьянского коммунизма», прикрытого «тонкой пленкой» марксизма.

Абстракция? – белый квадрат в красном! – и какие такие рамки?! …

С 1918 и по конец 20-х у крестьян:

- вначале все отбирали (военный, а не крестьянский коммунизм – «ты спутал, батя»);

- а от Тамбовского и Кронштадтского «землетрясений» вздрогнули и резко прекратили – замерли в надежде дождаться, наконец, мировой революции – чтобы не в одиночку, так сказать, а всем миром – заодно и «землю в Гренаде крестьянам отдать» – в результате чего стали распродавать и сдавать в концессию все и вся, а сами буквально погрязли в безделье, сибаритстве и фракционных склоках.

И на всем начальном этапе от 1917 г. – более 10 лет! – под Интернационал плясала русофобия в бикини марксизма. Камлала барабанами и литаврами, вызывая тучи и вихри. Затопить водой, расколошматить градом, завалить снегом всю историю России, религиозность и самоидентичность ее народов! Братских, между прочим. А простенькой приманкой для прихожан на новое капище – заманухой, так сказать – безбожно реанимировалась языческая легенда о граде Китеже, но в уже в фантике коммунизма.

Однако западному циклону противостоял антициклон русских традиционных стереотипов. И он таки возобладал. Пусть не сразу, пусть с ураганными порывами, но с 1942-43 гг. «установился» окончательно. И все шло к тому, что надолго – но, увы!

Сразу после ВОВ стало некогда. Да и некому было из трезвомыслящих, точнее – из протрезвевших пассионариев «делать погоду» и заниматься синоптическим гаданиями. Все 8 послевоенных лет – до самого 1953 г. – ушло на восстановление страны изнутри и противостояние снаружи. И, кстати, образцово успешное. А если по годам, то менее царствия Ельцина и в два раза менее регентства Путина …

Таким образом тезис:

> … советский строй не создал непрерывно действующего и обновляющегося механизма самоосознания общества и гражданина …

Верен лишь по конечному итогу, но не по упущенным возможностям. И эти возможности по-настоящему видны только в свете ТЭГ – см. Часть I – о мутации Х-2 в Х-3.

При этом ТЭГ:

- регламентирует появление нового оригинального этнического стереотипа – но! – только у новорожденного этноса;
- она также регламентирует трансформацию «в пределах допуска» этого стереотипа в процессе генезиса – по аналогии с возрастными изменениями психологии отдельной особи;

- она вполне допускает полное исчезновение стереотипа по причине исторических коллизий (антисистема, депопуляция, геноцид и т.д.);

- но она категорически отрицает рождение нового народа из другого, если при этом уничтожаются базовые доминанты «родителя»!

> 2) – Не удалось проводить регулярную модернизацию мировоззренческой матрицы советского общества в соответствии с изменениями картины мира и антропологией советского человека …

Вычурную антропо-фразеологию опустим. Но учтем жесткие послевоенные реалии. Тем не менее, главные выводы СГКМ в данной цитате такие:

>- Государство и его «инженеры человеческих душ» после войны перестали понимать смысл и темп этих изменений и стали «отставать» от них;

>- Ни отремонтировать, ни обновить эти инструменты и механизмы государство и его интеллектуальные службы (обществоведение) не смогли.

И по результатам исторической эмпирики – по конечным итогам! – это констатация непреложных фактов.
Однако, удручают умонастроения социологов – их беспросветная беспомощность понять истинные причины – и вовсе уж вгоняют в тоску потуги свалить все наши «бяки» на кого-то извне …

> 3) – Не удалось выработать дееспособную рациональную модель СССР как этнической системы в ее динамике, а на этой основе выработать собственную доктрину нациестроительства – сплочения советского народа в полиэтническую гражданскую нацию и развития системы общежития народов …

Так точно – не удалось – см. комментарий к 1) в Части II.

Однако же тезис – «Благоприятный момент для обновления национально-государственной модели, которое предотвратило бы возрождение этнического национализма элит, наступил после Великой Отечественной войны» – достоин более развернутой трактовки.

Воистину, 50-е годы были оптимальным временем для корректировки советской Доминанты. Причем, позитивный задел – пусть всего лишь как знак, затравка, первая прикидка азимута – уже был сделан в годы ВОВ.

Но почему же этого не произошло? – ответов нет. Нет и каких-либо попыток анализа – А что же такого особенного было в том «заделе» 1942-43? …

Раз так, то нет и не может быть понимания – в какую конструктивную Доминанту и как этот «задел» можно было «вмонтировать».

В результате – несущественная детализация в спорной интерпретации:

> 4) – Не удалось выработать собственную (а не копирующую Запад) доктрину и социальные механизмы расширения и развития системы потребностей советского человека …

> 5) – Не удалось разработать концепцию советской демократии как дееспособного развивающегося механизма …

Оставим демократию и потребности – темы важные, обширные. Но слишком многими они сегодня превратно толкуются – и это как раз по причине вышеупомянутой пандемии западничества.

Следует еще раз напомнить о более важном! – о непреложном эмпирическом факте из всемирной истории человечества.

Попытки так называемого нациестроительства – успешные или нет, неважно – были у всех народов земного шара. Причем, неоднократные у «долгожителей». У одних таковые задокументированы хрониками, у других «дешифрованы» историками, а у иных пока еще как белые пятна. Но были у всех!

При этом:

а) Ни один реформатор «нациестроитель», будь то единоличный правитель, правящая группа, жрецы и т.д. – не имели законченной «под ключ» программы подобного проекта. И начинали лишь с неких базовых «тезисов», которые далее корректировались ими же, либо их преемниками (противниками) в соответствии с реалиями времени.

б) При этом 100 % -й успех был у всех молодых народов. Т.е. речь о новорожденных этносах с их оригинальным стереотипом мировосприятия.

в) Что касается зрелых этносов (народов), то более или менее жизнеспособными были только те реформы нациестроительства, которые кардинально не ломали базовый стереотип народа – менталитет, сформированный в период его этнической молодости. В общем, трансформация – как смещение стереотипа – допустима и даже неизбежна по генезису (т.е. по возрастному развитию), но! – если не разрушаются главные Доминанты.

г) Если же «перестройка» пошла через слом всего или большей части базового каркаса – итог плачевный – вплоть до исчезновения народа раньше положенного ему срока – превращение его в бессистемную популяцию – поглощение его другой этнической системой – аннигиляция через историческое небытие.

И тому в истории масса примеров.

> 6) – Руководству КПСС и элите советской гуманитарной интеллигенции не удалось объясниться с западными левыми и предотвратить их сдвиг к антисоветизму.

Это вообще к делу не относится!

Нормально развивающимся суперэтносам ни к чему чего-то поддерживать в мировых движениях – левых или правых. Соблюдение общечеловеческих нравственных принципов и уважение к любым культурам – не путать эти принципы с идеологически инфицированными «Декларациями прав …»! – а также уверенность в себе, без высокомерия – вполне достаточны, чтобы завоевать уважение всех народов – даже некомплиментарных. После чего останется лишь придирчиво отсеивать потенциальных союзников, выстроившихся в очередь.

> 7) – Самое главное: советской системе не удалось наладить воспроизводство того культурно-исторического типа, который получил название человек советский (homo sovieticus). Это тот культурно-исторический тип, который начал складываться с начала ХХ века, стал движущей силой советской революции, созрел во время Гражданской войны, индустриализации и Великой Отечественной войны.

Здесь почти все фэнтези – зазеркалье! – или кривозеркалье? …

«Человек советский» не существовал даже в проекте, когда на Россию накатила Первая мировая война и следом за ней Смута 1917 года. «Человек советский» не участвовал ни в одной из трех русских (!) революций, включая Октябрьскую. Он не созревал «во время Гражданской войны», потому что никому не было понятно – во что он должен созревать?

И Великую Отечественную войну выиграл не человек советский. Ее выиграл русский человек в союзе с дружественными ему народами (комплиментарными) – то есть, весь «суперэтнос Великороссов». При этом он вынужден был ожесточенно воевать не только с непосредственными захватчиками, но и с непонятно откуда взявшимися «человеками советскими». И более того! – до сих пор отбивается от этих агрессивных русофобов, рожденных и выращенных в питомнике «Homo sovieticus».

Что же за породу рогатую выдумали? – человек советский – которая так и норовит бодать все русское?!

Страну спасло в первую очередь то, что на тот момент – 1941-45 гг. – лишь четверть века прокуковало от 1917-го, а это всего лишь одно поколение. Так что великоросская холстина еще сохраняла прочность кевлара (см. перепись 1937 по религиозности). И выдержала, несмотря ни на что.

А уже к концу 1980-х – через три поколения – она по ряду упомянутых причин потеряла прочность и превратилась в расползающуюся по швам постсоветскую хламиду.

Те же, кто рвал хламиду на части – или же солидарно кликушествовал и потирал руки – с упоением продолжали русофобские песни, отрепетированные еще в советской консерватории – то обвиняя во всем тирана и «период сталинизма», то критикуя плановую экономику и восхищаясь рынком, то сетуя на отсутствие «прав человека» и истекая похотью на Запад, а то и вовсе – проклиная всю Россию с ее темным не европейским народом и ненормальной историей:

- «Она разливала чай и получала выговоры за лишний расход сахара; она вслух читала романы и виновата была во всех ошибках автора; она сопровождала графиню в её прогулках и отвечала за погоду и за мостовую»
(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)


(161210121551)_Trojka__semerka__tuz-CHast__II-Zabubennaya_semerka

 

 

Тройка, семерка, туз

Часть III – Крестовый туз или Пиковая дама?

От     Ягун Евгений.   К     И.Т.   Дата     10.12.2016. 12:32:55.     Найти в дереве. Рубрики     Россия-СССР; История; Компромисс.     Часть III -Крестовый туз или Пиковая дама?   URL:    https://www.vif2ne.org/nvz/forum/archive/357/357067.htm

Сергей Григорьевич Кара-Мурза.  Читайте приложение в данном разделе: С. Г. Кара-Мурза:  Коротко о неудачах советского проекта. Из книги «Русский коммунизм: достижения и неудачи». М.: Русский биографический Институт – Институт экономических стратегий. 2015.  URL:    http://sg-karamurza.livejournal.com/242304.html

 

  С.Г. Кара-Мурза сформулировал семь нерешенных задач, которые привели к краху советского проекта – вплоть до распада СССР. 

Подытожим комментарии.

 

«- Дама ваша убита, – сказал ласково Чекалинский.
Германн вздрогнул: в самом деле, вместо туза у него стояла пиковая дама»

(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

Начнем с небольшой байки.

Слепой ухватил заднюю ногу слона, догадался про слона – но решил, что нога передняя. Первая ошибка родилась от догадки, что таки да – слон! Она закупорила клапан критичности и спровоцировала остальное. Слепой задрал слоновий «хобот», который хвост – принюхался и возгласил:

- Слоны питаются дерьмом!

Как так?! – всполошилась публика – слепой был у них за жреца! – С ума можно сойти!! – Это что же получается? – И начали спорить:

- Одни решили, что слоны едят исключительно фекалии, но тут же разделились по «научным школам фекалологии» – чьи кукушки предпочтительней?

- Другие посчитали, что вся растительная пища это дерьмо, и тоже разбились на фракции – исключить растительность из меню? – или считать дерьмо диетическим благом? …

В общем – пошла плясать губерния.

Теперь зададимся банальным вопросом.

История – наука или нет?

Конечно наука! – но непредсказуемая в деталях и поучительная в масштабе – одновременно. Детали, понятное дело – «издержки» необратимости времени, причинно-следственных механизмов и т.д.

Зато поучительность по-настоящему продуктивна, если исторические факты фильтровать через систему глубинных законов человеческого бытия. Причем, научную систему – масштабную! И непременно при наличии здравого смысла. То есть, если уж вооружаться таким системным механизмом – пусть кем-то нам предложенным – то критично его оценивать, включая здравый смысл:

- из каких деталей, насколько «наукообразно», каким имяреком, в какое время, в каких общественных условиях и для кого он был изготовлен?

В противном случае «поучительность» истории вырождается:

- Либо в обывательские советы – не садись на пенек – бойся рыжих – бей первым – не пускай в постель скорпионов – пустил, сплюнь – если было, значит так надо – у истории нет сослагательного … и т.д.

- Либо как в байке со слепым – псевдонаучное столоверчение (болтовня) вокруг Всемирной оси «слон-дерьмо».

Так вот – почти вся советская и постсоветская социология (также политология и прочее), это верчение вокруг оси европоцентризма. При этом ось имеет прецессию, как у волчка – в общем, тоже вертится. И конус вращения вписывается в созвездие «Западного козерога» – т.е. условно в Западничество. Таким образом, ось европоцентризма описывает замкнутую кривую по этому созвездию, периодически упираясь в его «звезды». То она ориентирована на «звезду» республиканства, то марксизма, то социализма, то на «двойную» рынка и либеральных ценностей, то опять ползет к «звезде» марксизма, социализма и демократии …

Но никогда она не смотрит в Зенит ментальных ценностей России!

Почему?

Эту «социальную болезнь» наиболее подробно диагностировал Л.Н. Гумилев. И показал на примерах не только из истории суперэтноса Великороссов, но и Древней Руси – Киевской. Из примеров же наглядно видно, что очередная пандемия западничества обязательно влекла за собой деструктивные процессы в этногенезе …

Дело в том, что суперэтнос Великороссов (Россия) и суперэтнос западной Европы (т.н. Цивилизация) не только разные и некомплиментарные, но также разнятся по возрасту более чем на 400 лет. Для нас современная западная Цивилизация – это этническая Старуха. И состарилась она – пусть тогда еще не совсем, не явно, а как бы «вошла в климаксный возраст» – как раз на исходе стадии Инерции – на рубеже XVIII-XIX вв. Именно на XIX в. приходятся практически все европейские социальные учения. И именно его реалиями и главенствующими императивами – в соответствии с фазой этногенеза – а также отчасти собственной этничностью «диктовался» и стиль, и смысл трудов «теоретиков». А какие-либо социальные учения ХХ в. уже базировались на готовом фундаменте. И если ранее Россия с пользой для себя заимствовала технические (!) достижения Запада – при Иване IV, Петре I … – то с XIX в. она «по инерции мышления» стала перенимать и все остальное! – вплоть до мировоззренческих установок этнической Старухи.

Вот отсюда и «растут беспомощные ноги» наших социологов – как советских, так и современных – в их попытках понять первопричины наших неурядиц. Как результат – бесконечное верчение и бесплодное цитирование Маркса, Энгельса, Гегеля, Вебера, Ле Бона, Тарда, Московичи и прочих «гуру» европейского народоведения.

И эта затяжная беспомощность – уже вековая! – стала опасной – почти как симптоматика рака на 2-3 стадиях …

«Он не верил своим глазам, не понимая, как мог он обдернуться.

В эту минуту ему показалось, что пиковая дама прищурилась и усмехнулась. Необыкновенное сходство поразило его...
- Старуха! – закричал он в ужасе»

(А.С. Пушкин, «Пиковая дама»)

***

(161210122211)_Trojka__semerka__tuz-CHast__III-Krestovyj_tuz_ili_Pikovaya_dama

 

 

Приложение


С.Г. Кара-Мурза

Коротко о неудачах советского проекта

Из книги «Русский коммунизм: достижения и неудачи». М.: Русский биографический Институт – Институт экономических стратегий. 2015. URL:  http://sg-karamurza.livejournal.com/242304.html

 

Глава 14. Итоги

 

В этой книжке мало говорилось о тех больших системах, которые были построены по проектам, основанным на доктринах русского коммунизма, и которые пребудут еще долго, пусть и с модификациями и сменой идеологических ярлыков. Они уже крепко вросли в российскую землю, как, например, сибирские ГЭС и единая система высоковольтных ЛЭП, как система централизованного теплоснабжения или нефтегазовый комплекс.

Не говорили мы и о больших тотальных программах, в которых явление русского коммунизма выразилось полностью и с жгучей остротой – как Великая Отечественная война или репрессии 1937-1938 гг. Такие тотальные явления слишком сложны и противоречивы, что мы пока не готовы их спокойно обсуждать. Поэтому мы в основном говорили о русском коммунизме как культурном явлении, которое возникло в столкновении множества разнородных и, казалось бы, несовместимых факторов.

……………

Надо сказать и о другом. Какие критически важные задачи не решили советское общество и государство, которые следовали проекту русского коммунизма? Критическими будем считать задачи, неудача в решении которых привела к развитию кризиса советской системы вплоть до порога, за которым начался распад государства и общества. То есть, речь идет о кризисе, который завершился ликвидацией СССР и сменой политического и общественного строя.
Эти нерешенные задачи наглядно вскрылись лишь в ходе кризиса и осмысления катастрофы 90-х годов. Все они остаются актуальными и для постсоветской России и должны стать предметом исследований и обсуждения в «новом обществоведении». Здесь мы их только перечислим с короткими комментариями.

Упорядочим этот перечень соответственно общности (системности) воздействия того фактора, который следовало тщательно контролировать, но это не удалось. Назовем эти нерешенные задачи.

– Не удалось обеспечить необходимый и достаточный уровень самоосознания быстро развивающегося советского общества.
Как уже говорилось, на начальном этапе самоидентификация советского общества происходила в рамках понятий «общинного крестьянского коммунизма», прикрытого «тонкой пленкой» марксизма. Эффективность языка этих понятий усиливалась состоянием и поведением значимого иного, которым служил Запад как инкарнация мирового капитализма. От Запада исходил тот исторический вызов, ответом на который и была советская революция. Более того, этот вызов приобретал и форму военной угрозы – в Гражданской войне, а затем и в осознаваемой назревающей войне, которая поднялась на уровень Отечественной.

На втором этапе, уже в процессе выхода из мобилизационного состояния, общество изменилось настолько, что прежние формулы стали явно недостаточны, чтобы описать «самоё себя». Стали возникать диссиденты (в широком смысле слова), но диалога с ними не возникло. Структуры самосознания начали выхолащиваться, разногласия – углубляться. Мы перестали «знать общество, в котором живем». Это – тяжелая болезнь.
В 70-е годы уже было смутное чувство, а в 90-е годы стало понятно, что советский строй не создал непрерывно действующего и обновляющегося механизма самоосознания общества и гражданина. Требуется срочный инженерный анализ этого дефекта.

– Не удалось проводить регулярную модернизацию мировоззренческой матрицы советского общества в соответствии с изменениями картины мира и антропологией советского человека.

Революция, форсированная индустриализация и тотальная война предопределили чрезвычайный темп изменений советского человека, общества и массовой культуры. Государство и его «инженеры человеческих душ» после войны перестали понимать смысл и темп этих изменений и стали «отставать» от них. В «духовном окормлении» общества возник провал, который не был закрыт. Это привело к разрыву важных коммуникаций между государством и обществом. Часть сигналов, посылаемых обществу на языке официальной идеологии, перестала восприниматься. Для идеократического государства это создавало большие угрозы. Мировоззренческая матрица, на которой было собрано и консолидировано общества, стала разрыхляться, а во многих своих частях хаотизироваться.
Это привело к тому, что стали терять эффективность созданные ранее инструменты и механизмы воспроизводства культурной гегемонии советского строя. Ни отремонтировать, ни обновить эти инструменты и механизмы государство и его интеллектуальные службы (обществоведение) не смогли.

– Не удалось выработать дееспособную рациональную модель СССР как этнической системы в ее динамике, а на этой основе выработать собственную доктрину нациестроительства – сплочения советского народа в полиэтническую гражданскую нацию и развития системы общежития народов.
Благоприятный момент для обновления национально-государственной модели, которое предотвратило бы возрождение этнического национализма элит, наступил после Великой Отечественной войны, но тогда государство было вовлечено в борьбу с культом личности Сталина.

Как только со сцены стали сходить старшие поколения, решавшие задачи в сфере этничности на основе опыта и неявного знания, обнаружилось это слабое место советской системы. Была мобилизована политизированная этничность местных элит, а к середине 80-х годов были созданы очаги «бунтующей этничности». Советское государство уже не обладало ни памятью, ни знанием, чтобы справиться с этой враждебной ему силой. Более того, антисоветская часть номенклатуры даже использовала ее как таран для ликвидации советского строя. В постсоветской России положение не выправляется.

– Не удалось выработать собственную (а не копирующую Запад) доктрину и социальные механизмы расширения и развития системы потребностей советского человека.

Эту задачу требовалось решить как обязательное условие выхода из мобилизационного состояния и модернизации общества и государства. Она решалась медленно и на низком уровне знания и понимания. Результатом стали то острый, то вялотекущий «конфликт поколений», нарастание недоброжелательного инакомыслия и ослабление легитимности советского строя. Этот процесс завершился «ускользанием национальной почвы из-под производства потребностей» (Маркс), что стало важным фактором краха СССР.

В постсоветской России эта проблема быстро усугубляется, приобретая характер фундаментальной угрозы.

– Не удалось разработать концепцию советской демократии как дееспособного развивающегося механизма.
Советский строй вырастал из традиционного сословного общества. С самого начала и «разработчики» советского проекта, и практики советского строительства предвидели угрозу возрождения, в новых формах, многих сторон сословности. Противодействовать этому могла только демократия, отвечающая антропологии и культуре советского общества. Она и развивалась на восходящей ветви революции, но не было создано концептуальной («теоретической») основы, которая позволила бы выстраивать институты демократии сознательно и планомерно. Произошла, по выражению Вебера, «институционализация харизмы» – бюрократизация и укрепление сословных барьеров. Это проявилось прежде всего в номенклатуре и элите всех профессиональных общностей. Те временные структуры, которые создавались для решения срочных чрезвычайных задач (например, номенклатурная система в кадровой политике), сравнительно быстро перерождались и укоренялись. Механизма их оздоровления и обновления выработать не удалось. В постсоветской России эта проблема усугубилась.

– Руководству КПСС и элите советской гуманитарной интеллигенции не удалось объясниться с западными левыми и предотвратить их сдвиг к антисоветизму.
Не имея внятной и развитой объяснительной модели советского проекта и советского строя, партийная интеллигенция СССР не смогла рационально представить корни конфликта, назревающего в мировом левом движении, и предотвратить переход еврокоммунистов на антисоветские позиции. Углубление конфликта привело к кризису культуры левых в целом и краху коммунистического движения как в СССР, так и в обоих «лагерях» холодной войны.

– Самое главное: советской системе не удалось наладить воспроизводство того культурно-исторического типа, который получил название человек советский (homo sovieticus).

Это тот культурно-исторический тип, который начал складываться с начала ХХ века, стал движущей силой советской революции, созрел во время Гражданской войны, индустриализации и Великой Отечественной войны. Он «продержал» Россию в течение почти всего ХХ века, проявил специфические культурные и социальные качества, но стал слабеть и утрачивать свои позиции в обществе начиная с 60-х годов. Его отступление и вытеснение конкурирующими с ним социокультурными типами и является непосредственной причиной краха советского строя.

Эта проблема остается фундаментальной и для постсоветской России, поскольку доминирующий в настоящее время социокультурный тип обнаружил неспособность быть носителем цивилизационных качеств России и обеспечивать жизнеспособность страны.

Книгу (1-е издание 2013 года) можно скачать по ссылке
http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KARA-MURZA_Sergey_Georgievich/_Kara-Murza_S.G..html#075

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна