Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Дефекты Конституции Российской Федерации. Сборник статей. 1. Марат Мусин. США внедрили в государственную систему РФ механизм гарантированного самоуничтожения. 2. Елена Лукьянова. Дефекты конституции как фактор риска законодательства (несколько тезисов о медико-юридической диагностике). 3. А.А. Кондрашев. Пробелы в Конституции России: понятие, классификация и отграничение от смежных явлений.

16.01.2017 22:30      Просмотров: 752      Комментариев: 0      Категория: Законодательство России

 

Дефекты Конституции Российской Федерации

 Сборник статей

 

 

Содержание

1. Марат Мусин. США внедрили в государственную систему РФ механизм гарантированного самоуничтожения.

 2.  Елена Лукьянова.  Дефекты конституции как фактор риска законодательства (несколько тезисов о медико-юридической диагностике). 

 3. Анлрей Кондрашев.  Пробелы в Конституции России: понятие, классификация и отграничение от смежных явлений.

 

Статья 1

Марат Мусин

США внедрили в государственную систему РФ механизм гарантированного самоуничтожения

13 июня 2013 года.  Марат Мусин.  URL:  http://www.km.ru/spetsproekty/2013/06/13/istoriya-khkh-veka/713082-ssha-vnedrili-v-gosudarstvennuyu-sistemu-rf-mekhan  , URL: http://www.narodsobor.ru/view/publication/15788-marat-musin-lssha-vnedrili-v-gosudarstvennuyu-sistemu-rf-mexanizm-garantirovannogo-samounichtozheniyar?format=pdf   ,  URL:  http://globalconflict.ru/analytics/28177-marat-musin-konstituciyu-rossii-pisali-amerikancy  , URL:  http://novijmir.livejournal.com/261583.html


Всего две статьи американской версии Конституции РФ позволили извне запустить механизм гарантированного самоуничтожения нашего государства

Только сейчас Государственный департамент США официально признал, что в 1993 году Конституцию РФ, как и ряд ключевых законов нашей страны, писали американские советники. Никто тогда и предположить не мог, какие катастрофические последствия неотвратимо влечет за собой включение в основной зако

Читать полностью: http://www.km.ru/spetsproekty/2013/06/13/istoriya-khkh-veka/713082-ssha-vnedrili-v-gosudarstvennuyu-sistemu-rf-mekhanн побежденного в «холодной» войне государства двух принципиально новых положений: статьи 13 п.2 и статьи 15 п.4. Всего две статьи американской версии Конституции РФ: отказ российского государства от защиты своих традиционных ценностей (идеологии) и признание приоритета международного права над внутригосударственным, сегодня позволили извне запустить механизм гарантированного самоуничтожения нашего тысячелетнего государства.

Победитель всегда диктует побежденному свои законы. Не стал исключением из этого правила и государственный переворот 1993 года, совершенный в Москве. По условиям капитуляции на месте второй промышленно-развитой страны мира должна была появиться классическая сырьевая колония. Гитлер, пролив море крови, так и не смог достичь этой стратегической цели. Это был внешний враг. Но того, чего не смог достичь внешний враг, всего за двадцать лет добился внутренний. Ельцин и Ко при поддержке американской «пятой колонны» смогли уничтожить не только СССР, но и всю конкурентоспособную отечественную промышленность, на практике осуществив деиндустриализацию России.

Но изменился ли при этом тысячелетний цивилизационный код России? Изменилась ли вера, мораль и культурные ориентиры большинства народа, фундаментальные основы всего нашего бытия? Нет, не изменились. Более того, наш народ в массе своей так и не принял навязанные извне «реформы», воспринимая все происходящее как сознательное разрушение страны, откровенный грабеж и незаконный захват всенародного достояния криминальными элементами и компрадорами.

Но зачем американцы взялись переписывать еще и наши законы, выяснилось только сейчас. Вовсе не о строительстве демократической свободной России пеклись тогда их советники. США преследовали более масштабную цель, чем разрушение материальных основ национальной экономики и вытеснение с мировых рынков своего главного индустриального конкурента.

Их главной целью являлось получение гарантии, что Россия никогда не сможет возродиться. Для этого в российскую государственную машину заранее был встроен управляемый извне механизм гарантированного самоуничтожения России как цивилизованного многонационального государства, обеспечивающий разрушение фундаментальных гуманитарных основ всего нашего бытия. Эта мина замедленного действия должна была сработать в случае ослабления США или возникновения у американцев каких-нибудь серьезных проблем, чтобы исключить любую потенциальную возможность реванша с нашей стороны. И такой момент, похоже, сейчас наступает. Не за горами вторая Великая депрессия, что неизбежно влечет за собой глобальный передел мира.

Специфика мирового передела и самих войн 21 века заключается в искусстве вести войну чужими руками. Сегодня стратеги глобальной трансформации одновременно используют две формы силового воздействия на богатые ресурсами страны: внешнюю и внутреннюю. При этом «внутренняя» смута призвана разрушить фундаментальные устои общества, создав питательную протестную среду для поставки «пушечного мяса» в исламистские радикальные сети для осуществления уже «внешней» агрессии.

Внешнее силовое воздействие сегодня осуществляется в традиционной форме прямой военной агрессии, но без использования собственных армий, за исключением их разведывательных, связных, транспортно-логистических и управленческих ресурсов, включая военных инструкторов. В отдельных случаях, как, например, это было в Ливии, с использованием с безопасного расстояния бомбардировщиков и крылатых ракет ВВС и ВМФ.

При этом основная ставка во внешней атаке делается на использование пушечного мяса идеологически мотивированной армии международных террористов-ваххабитов (салафитов), формируемой из исторически подконтрольных англосаксам тоталитарных сект в исламе и их сетевых боевых структур.

Внутреннее же разрушительное воздействие основано на запуске извне механизма гарантированного самоуничтожения через целенаправленное использование силы государственного принуждения и института права. Для чего достаточно переориентировать национальную правовую систему и обеспечивающий ее репрессивный механизм государства на уничтожение традиционных духовно-нравственных и национально-культурных ценностей, включая институт семьи. Вместо главенства коллективистских принципов во главу угла необходимо возвести принципы индивидуализма. Старая истина: трудно разломать пучок хвороста, но, ломая хворостинку за хворостинкой, этого легко добиться.

Подмена внутригосударственного права ложно понятым международным, по сути, является процессом замещения его особым видом внутригосударственного колониального права, навязанного победителем побежденной стороне. Узаконенный приоритет «международного права» и бездумное заимствование из него чуждых нашему народу норм и обычаев при одновременном отказе государства от защиты своих собственных традиционных ценностей (национальной культуры и идеологии) позволяет использовать всю мощь репрессивного аппарата государства для разрушения самих основ социума. После чего окончательное уничтожение базовых традиционных ценностей, института семьи, материнства и детства будет, по сути, осуществляться уже нашими собственными руками – руками одураченных и разобщенных соотечественников.

Учитывая особую роль и возможности национальной правовой системы в деле разрушения и сохранения страны, курировать его должны были быть поставлены исключительно проверенные и лояльные люди. В силу чего не приходится удивляться, что правовая и судебная система государства была отдана на «откуп» Дмитрию Медведеву и его людям, как и приснопамятная реформа системы отечественного образования и науки. В этой связи далеко не случайными и не такими уж безобидными сегодня выглядят заявления Медведева, который в бытность его президентом РФ говорил, что история российского государства насчитывает всего лишь… двадцать лет. Список можно продолжить.

Не думаю, что данный государственный деятель настолько наивен, что искренне верит в переселение душ или возможность изменения национальной самоидентификации, всеми своими действиями демонстрируя желание своей команды насильно европеизировать русский и другие коренные народы России. По сути, сделать из нас немцев или столь любимых их сердцу англосаксов…

В этом принципиальное отличие позиции Медведева от позиции Путина, который в 2007 году практически дословно включил наши аргументы в свое послание Федеральному Собранию, когда говорил о сути национальной идеи. Тогда мы открыто предупреждали либералов в Кремле, что вот уже 90 лет и марксисты, и либералы рубят под собой сук, пытаясь навязать нашему народу чуждые ему духовно-нравственные и культурные ценности, что несет за собой недопустимо высокие риски разрушения нашего государства. Но за правильными словами с высокой кремлевской трибуны так и не последовало никаких реальных дел.

Но ведь именно наша страна всей своей трагичной историей после 1917 года помогла открыть и сформулировать закон незаменяемости социальных норм, оплатив его большой кровью. Закон формулируется следующим образом: социальную норму более высокого порядка невозможно заменить нормой более низкого порядка. При этом только вся совокупность социальных регуляторов (1. религиозный, 2. морально-нравственный, 3. культура как позитивный опыт предков и институт семьи - язык, фольклор, образование, наука, институт семьи и т.д., 4. право, 5. политика) вместе с экономическим регулятором самого низшего, шестого уровня, в своем неразрывном единстве позволяют согласовать и гармонизировать отношения в обществе.

Совершенно очевидно, что на смену целенаправленно уничтожаемым идеалам, ценностям нематериального порядка и проверенным веками национальным традициям ничего нового не придет и прийти не сможет. Ломать – не строить. Как никогда не получится сделать из русского немца или англичанина, православную этику заменить протестантской, а непознаваемую русскую душу, божескую любовь и христианскую мораль подменить голым рациональным расчетом. Ведь то, что для русского хорошо, для немца - смерть. И никто не доказал, что обратное неверно. С англичанами же все еще более плохо и запущено.

В отличие от этих «продвинутых» носителей островной идеологии, наши «отсталые» мужики никогда бы не догадались сделать со своими женщинами то, что на свою беду на практике сотворили с ними «просвещенные» бритты, когда в запале борьбы с ведьмами сожгли на кострах всех своих красивых женщин. Но ведь как это верно сказал классик, именно красота спасет мир. Поэтому не приходится теперь удивляться, почему все последующие поколения английских мужчин махнули на себя рукой и перевели отношения друг с другом на рациональную монетарную основу, искренне считая любую местную путану настоящей леди, а привлекательного на вид гея - ее полноценным и полноправным, как сейчас выясняется, заменителем. Включив в основной закон нашей страны свои собственные холостяцкие представления и принципы поведения, англосаксы, похоже, вскоре могут попытаться потребовать и от нас повторить их исторический «подвиг» в отношении своей лучшей половины, чтобы потом от безысходности заставить перейти на однополые браки. Сразу оговорюсь, что этому не бывать, поскольку наши красавицы могут и в горящую избу войти, и коня на скаку остановить, и любого бритта утопить в проруби. Не им, убогим лишенцам, учить нас, как любить женщин и рожать детей.

Если же говорить серьезно, то совершенно ясно следующее: если государство не будет защищать свои ценности, включая институт семьи, материнства и детства, то это сделают другие (или лицемерно продекларируют, что сделают). Более того, когда государство само начинает разрушать базовые ценности, то на сторону его врагов начнут переходить все несогласные.

Все это наши геополитические противники прекрасно понимают и грамотно используют. Таким образом, неизбежный массовый протест разрушению самих основ нашего бытия, вызванного заложенной в системе российского внутригосударственного права англосаксонской «миной», создаст необходимую питательную среду для наполнения непримиримыми бойцами раскинутой теми же игроками сети террористических организаций ваххабитского толка.

Внешняя форма военной агрессии определяет необходимость постоянного пополнения террористических отрядов пушечным мясом. Для войны нужны молодые бойцы. Поэтому идеологи тоталитарных сект стремятся привлечь в свои ряды, прежде всего, молодежь. Желательно упрямых, темных и необразованных молодых мужчин и даже подростков, в работе с которыми легко можно будет все свести к первичным человеческим инстинктам и низменным страстям.

Заметим, что принцип создания тоталитарных экстремистских сект в разных религиозных конфессиях одинаков и основан на гордыне неокрепшего ума. Ловушкой для юных умов становится использование радикалами все того же обманного протестантского предложения самому напрямую познать истину через Коран или Библию, исключив влияние всех посредников (духовных и моральных авторитетов, института церкви или монашества, икон, памятников материальной культуры и исторических традиций, родителей и близких…). Точно так же, как сегодня в разных странах мира англосаксы и израильтяне пытаются извратить и уничтожить смысл базовых социальных норм и регуляторов, сделав основной упор на разрушении института семьи, материнства и детства, нравственности и духовности. После чего молодой человек легко становится объектом идеологически мотивированного манипулирования с прямым обращением к его самым низменным инстинктам.

Соблазнить нетерпеливого и нетерпимого юного гордеца легко, внушив ему иллюзию мгновенного решения сложнейших противоречий с помощью… физического устранения инакомыслящих. Не надо учиться и работать, тем более, думать. Убей неверного – и все накопившиеся в обществе проблемы разрешатся сами собой. Здесь альтернативная ставка делается на инстинкт доминирования – на право силы для человека с невысоким образовательным цензом. Автомат в руках дает ему полное право распоряжаться жизнью и смертью всех неверных или их близких. А убийства и насилие, безнаказанность быстро превращает человека в дикого зверя. Самообману неофитов немало способствует извечная человеческая лень, нежелание учиться и работать, в поте лица осваивать трудовую специальность.

Особая роль при привлечении в исламистские радикальные сети молодых людей отводится свободному удовлетворению их сексуальных потребностей. Циничное использование первичного инстинкта продолжения рода во всех его традиционных и нетрадиционных формах и проявлениях осуществляется под прикрытием «религиозных» фетв (свободный секс, педофилия, мужеложство, насилие над женщинами и мужчинами…).

Ставка англосаксов именно на радикальные течения ислама объясняется разной степенью устойчивости традиционных конфессий – православия, католичества и ислама - к проникновению в среду верующих особого вида экстремистской ереси.

Известно, что в православии тоталитарные секты практически не приживаются. История убедительно показала, что это наиболее устойчивая к внешнему воздействию религиозная вера. Поэтому постоянно атакам подвергаются православная Сербия, Греция, Кипр, колыбель русского православия Сирия. В отличие от православия, в католичестве в прежние века это удавалось сделать. В средневековой Европе протестанты и католики с оружием в руках выходили на улицы городов и начинали массово резать друг друга. Но сегодня даже изощренная провокация с Брейвиком, в проекте которого прослеживается явный израильский след, не позволила смоделировать и запустить в серию христианский вариант джихада.

И только в исламе - в самой молодой мировой религии - тоталитарные секты исламских радикалов переживают сейчас свое второе рождение. Возможно, здесь сказывается то историческое влияние, которое британские спецслужбы всегда оказывали на процесс формирования и развития этих радикальных течений. Напомню, что еще в конце 18 века близким другом родоначальника ваххабизма Мухаммада Ибн Абдуль-ваххаба был британский шпион мистер Хамфер, к советам которого тот всегда прислушивался. Многие исследователи указывают, что и созданная в 1928 году организация «Братья мусульмане» с ее институтом фидаев (исламских боевиков), как и ряд ее современных ответвлений, также всегда находилась в зоне стратегических интересов Британии.

Сегодня в основе как внутренней, так и внешней формы силового давления на суверенные государства лежит один и тот же метод. Противник целенаправленно старается скомпрометировать и уничтожить три главных социальных регулятора традиционного цивилизованного государства: религию, мораль и культуру (включая язык, фольклор, литературу, образование, науку, институт семьи и т.д.). Подменить истинные ценности искусственными, откровенно людоедскими суррогатами, поставив во главу угла идеологию индивидуализма, вседозволенности, сексуальной свободы и распущенности.

Под предлогом главенства общечеловеческих ценностей, абсолютизации прав личности и приоритета международного права и на страны Запада, и на Россию обрушился вал разрушительных законодательных инициатив: ювенальная юстиция, легализация однополых браков, браков с неодушевленными предметами, с самим собой или животными, легализация педофилии, болонский процесс разрушения национальных систем образования и ее «непродуманные» реформы, уничтожение науки, закон о культуре и т.д. и т. п.

Прошедший 16-17 мая 2013 года в Белгороде международный молодежный форум «Нравственные императивы в праве, образовании, науке и культуре», организованный профессором, д.ю.н. Еленой Сафроновой и ее соратницами, пожалуй, впервые зримо и выпукло выявил наличие опасного системного дефекта нашей государственной машины – наличие в ней механизма гарантированного саморазрушения фундаментальных основ общества и государства, двадцать лет назад сознательно встроенного американцами в нашу внутригосударственную правовую систему, а также многочисленные признаки начала запуска этого опасного процесса. Участниками конференции был проведен детальный анализ различных сторон и граней проблемы, который на системном уровне выявил следующее. Сегодня практически во всех стратегически важных гуманитарных областях и сферах нашей жизни запускается внутренне согласованный процесс их сознательной деформации методами государственного принуждения. Чему способствуют новые нормы российской правовой системы, заимствуемые из системы международного права.

Так, только в одном пакете законодательных инициатив эксперты Людмилы Рябиченко обнаружили сразу 9 законопроектов, направленных на уничтожение института семьи, материнства и детства (по инициативе Б.Альтшуллера два закона: №1 и №2. №1. Закон № 42197-6 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства» для принудительного контроля семей и изъятия детей из любой семьи. №2. Закон № 3138-6 ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». По инициативе Е.Лаховой (с 2003 г.) и Е.Мизулиной (с 2008 г.) закон №3. Закон № 284965-3 ФЗ «О государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин» («О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации»). Где размывается само понятия пол, как и понятие родительства. №4. Закон № 617570-5 ФЗ «О культуре в Российской Федерации», призванный уничтожить нравственную составляющую культуры и подменить ее любыми абстрактными изысками и извращениями в стиле Марата Гельмана, с целью подменить культуру антикультурой. №5. Закон № 38463-6 «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей» (Гаагская конвенция 1996 г.). №7. Соглашение между Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА) и Межпарламентской Ассамблеей СНГ о сотрудничестве в продвижении репродуктивного здоровья и прав с ее линией на сокращение населения. №8. Модельный закон о репродуктивном здоровье и правах – скандально известное сексуальное просвещение школьников, аборты. №9. Проект ФЗ «Об уполномоченном по правам ребенка»). Список можно продолжить.

Основные выводы:
1. В российской правовой системе выявлен скрытый, сознательно организованный системный дефект, имеющий недопустимо высокий уровень риска запуска процесса гарантированного самоуничтожения, разрушения фундаментальных основ нашего общества и государства. Самоуничтожение начинается с целенаправленной атаки на институт семьи, материнства и детства.

2. Установлена прямая связь процесса разрушения наших традиционных духовно-нравственных и национально-культурных ценностей методами государственного принуждения, с другим негативным процессом - распространением в России терроризма и радикального ислама ваххабитского толка.

Для минимизации негативных последствий данных процессов необходимо внести соответствующие изменения в Конституцию РФ, приостановить процесс бездумного заимствования новых норм международного права в систему внутригосударственного права РФ и провести тщательный анализ рисков возможных негативных последствий подобных заимствований; с учетом выявленных выше проблем создать систему междисциплинарной комплексной экспертизы новых законодательных инициатив и правоприменительной практики.

В заключение еще раз повторю очевидную мысль: если государство не будет защищать наши традиционные ценности, то этот процесс возглавят его непримиримые противники.

Источник: Блог Марата Мусина в ЖЖ

 

 

Статья 2

 Елена Анатольевна Лукьянова

Дефекты конституции как фактор риска законодательства (несколько тезисов о медико-юридической диагностике).

 Доктор юридических наук Елена Анатольевна Лукьянова. Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения. Материалы международной научной конференции. Юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Москва, 28–31 марта 2007 года.   В сборнике "Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их  устранения".  Под редакцией профессра С.А. Авакьяна.  Издательство Московского Университета.  2008. С. 96 - 100.  URL:  https://www.hse.ru/pubs/share/direct/document/102491930  ,  URL:  https://www.hse.ru/mirror/pubs/lib/data/access/ram/ticket/43/14846303728ca972cdac00e6bdc1aa6aba602dc7ae/Лукьянова Е.А. Глава в книге 13.pdf



1. Сегодня можно написать многотомное исследования, рассматривая  под микроскопом юридической техники все изъяны современного правового  регулирования  отношений  государственной  власти  (конституционного  права). При этом нужно только иметь в виду, что подобный труд с каждым  днем  будет  все  объемнее  и  объем нее.  Поскольку  мы  вынуждены  констатировать, что отдельные коррективы законодательства со временем  приобрели лавиноопасный  неуправляемый  характер. 

Трудно  подлежащее  арифметическому подсчету количество подобных корректив привело в итоге к  существенным  качественным  изменениям,  граничащим  с  системным  поражением. Так бывает всегда, когда норма длительное время подвергается  перманентной эклектичной  трансформации  и,  в  результате,  перестает  «узнавать  самое  себя»,  тjо есть  меняет  свой  изначальный  смысл  и  основное  предна начение.

Как  уже  говорилось,  данное  состояние  можно  механически  зафиксировать. Однако такая фиксация останется всего лишь фиксацией. Она  не позволит найти пути для исправления ситуации. Ведь чтобы справиться с  заболеванием, необходимо не просто определить, где болит, но и понять, что  болит и почему. То есть поставить диагноз. Только тогда можно перейти от  ежедневного поглощения обезболивающих средств (а ведь именно такими  обезболивающими являются бесконечные поправки в законы) к устранению  причины боли. Пока еще метастазы злокачественной опухоли не поразили  систему окончательно.

Задача настоящей науки (поставить диагноз А.К.)  собственно в этом и состоит.  Комплексный  анализ  состояния  современного  российского  законодательства  в  целом  и  конституционного  законодательства  в  особенност и  свидетельствует  о  том,  что  главной  причиной  «болезни»  являются дефекты действующей Конституции Российской Федерации. 

2.  Вполне  естественно,  что  закон,  как  и  любое  творение  рук  человеческих может обладать целым рядом дефектов (коллизии, пробелы,  лингвист ические ошибки, ведущие к двоякому прочтению или толкованию  норм, юридические фикции и др.).

Одним из самых серьезных дефектов  является  пробел  в  праве,  который  представляет  собой «отсутствие  (полностью или частично) правовых норм, на основании которых мог  бы  быть решен вопрос о применении права в случае, подлежащем правовому  регулированию.  Пробел  может  быть  следствием  того,  что  та  или  иная  ситуация не была предусмотрена при разработке закона или же явилась  результатом возникновения новых общественных отноше ний после издания  конкретного закона»1


1 См. Юридический энциклопедический словарь.  - М. , 1984. С.300 ; Юридическая эн циклопедия.  – М., 1997.  С. 364.

Таким образом, мы фактически имеем два вида пробелов.

Первый из  них  – технический  (неточная  или  неполная  формулировка),  который  восполнить достаточно легко. Главное, чтобы это было сделано вовремя. 

Гораздо труднее выявляется и восполняется другой вид пробелов  – тех,  которые возникают на месте фиктивного правового регулирования. Причем,  если право  только  «отстало»  от  жизни,  это еще  не  так  страшно.  Самое  сложное,  когда  закон  изначально  «обогнал»  общественное  развитие  или  создал правовую модель несуществующих общественных отношений.

При  этом общественное развитие вовсе не идет по предписанному законом пути, а  модель не воплощается в жизнь. Тогда возникает не просто фиктивная норма,  но  весьма  опасная правовая  иллюзия,  порождающая  самые  причудливые  формы своей реализации. Ведь  невосполненный  должным  образом  (в  соответствующем  нормативном акте) или в принципе невосполнимый пробела на деле все  равно никогда не остается полностью невосполненным. Жизнь не терпит  пустоты и не стоит на месте. Пробел восполняется любым другим образом:  путем толкования, возникновения деловых обыкновений, правовых обычаев  и судебных прецедентов, созданием подзаконного правового регулирования  и  просто  политической  практики  (например,  институт  президентской преемственности). 

Важно  то,  что  все  это  калечит  правовую  систему, поскольку, во - первых, нарушается предметная иерархия нормотворчества, а,  во - вторых,  альтернативному регулированию  ничто  не  препятствует  идти  вразрез с основными принципами и важнейшими параметрами законов. Что,  собственно, мы сегодня и имеем.

3. Дефекты любого закона опасны. Но дефекты конституции опасны  втройне.  Потому  что  конституция  – закон  особый.  Это  не  только  акт  наивысшей  юридической  силы.  Функциональное  назначение  и  предмет  прав ового  регулирования  конституции  совершенно  специфичны  и  уникальны. 

Во - первых,  конституция  – это  закон  политико - правовой.  Он  определяет форму государства, сущность принадлежности власти и основы  ее  функционирования.  Расхождения  в  конституционных  установлениях  с  реальностью по этим вопросам при наличии механизмов конституционного  контроля  не  может  не  приводить  к  тяжелейшим  искажениям  в  законодательстве,  поскольку  государству  постоянно  приходится  «изворачиваться» в дельте этих расхождений. Именно отсюда возникают  теории «живых конституций». И именно в этой почве коренятся причины  появления квазиисточников конституционного права.

Во - вторых,  конституция  – документ  программный,  в  отличие  от  законов обыкновенных изначально рассчитанный на гораздо более долгую и  стабильную жизнь. Она устанавливает основные цели и задачи государства.  При их значительном расхождении с реальностью государство вынуждено  еще  больше  «калечить»  законодательную  систему,  одновременно  приспосабливая  ее  к  несовместимым  параметрам  – к  реальным  и  к  декларируемым.

В - третьих, конституция  – это формо - и системообразующий документ  для  правовой  системы.  Дефекты  конституции,  связанные  с  недоустановлением,  например,  видов  и  иерархии  нормативных  правовых  актов или с коллизиями и пробелами в принципах и в порядке формирования  государственных  органов  (избирательная  система, порядок  формирования  Совета  Федерации,  Администрация  Президента), с  одной  стороны  вынуждают нормотворцев, а, с другой, позволяют им же волюнтаристски  использовать  правовые  механизмы,  в  том  числе  в  угоду  политической целесообразности.

Таким образом, место конституции как ядра законодательства в целом  предполагает,  что  дефекты  конституции  влекут  за  собой  системные  нарушения не только в конституционном законодательстве, но и в других его  отраслях. Именно поэтому конституционные пробелы, причем особенно те,  которые возникают из фиктивных конституционных установлений, являются  особым фактором риска для всей системы законодательства.

4. Кричать в течение пятнадцати лет о нерушимости Конституции ,  наблюдая, как она неуклонно трансформируется из правового регулятора в  запылившийся музейный экспонат можно лишь по двум причинам: либо в  силу  чудовищного  непрофессионализма,  либо  из - за  маниакального  юридического утопизма. Третьего, к сожалению, не дано.

Законодательство  – это не случайный набор отраслей, это система со  своими законами и взаимосвязями. Нарушение в любой из ее частей влечет  за собой системный сбой. Исправить последствия системного нарушения  каким - либо  иным  путем,  нежели  восстановлением  законов  системы  невозможно.

Никакое «лечение» отдельных наиболее ярко проявляющихся  или наиболее болезненных симптомов не приведет к «выздоровлению». Либо  систему надо менять в целом, либо восстанавливать ее изначальный смысл,  состояние, и  равновесие.  Не  помогут  ни  многочисленные  исправления  законодательства, ни теория «живой конституции», возникшая из - за острой  потребности  хоть  как - то  нивелировать  ущерб  от  дефектного  основного закона  путем  его  адаптации  к  реальным  общественным  отношениям. 

Повторяю:  не  помогут.  Потому  что  нарушение  системное.  Болезнь  законодательства будет прогрессировать вплоть до некроза законодательных  тканей,  который  мы  уже  частично  наблюдаем  (например,  избирательное  законодательство, законодательство о референдуме), и до летального исхода . 

Конституцию как  неработающее ядро системы необходимо менять.  Менять полностью, а не устранять отдельные дефекты (пробелы и коллизии).  Это не поможет. С устранением одних будут появляться другие. Потому что  главная причина  их  появления  - фиктивность  Основного  Закона  страны,  несоответствие   конституционного   регулирования   сложившимся  общественным  отношениям.

Даже  если  при  этом придется  пожертвовать  некоторыми  демократическими  установлениями,  которые  упорно  не  вписываются в отечественные общественно - политичес кие реалии. Лучше не  иметь иллюзий. Особенно правовых.

Ведь пока нет альтернативы институту  регистрации  (прописки)  бесполезным  дефектным  балластом является  конституционно закрепленная свобода выбора места жительства. Наряду со  многими другими конституционными нормами.  Юридические  иллюзии  (нереализуемые  или  труднореализуемые  нормы)  лишают  право  его  сущностного  смысла  оно  перестает  быть  регулятором общественных отношений. Поэтому, наверное, все же лучше  пожертвовать  юридической  красотой  и  демократичностью  утопической  конструкции,  чем  ставить  под  удар  всю  систему  законодательства  и  эффективность  правореализации,  основанную  на  доверии  граждан  к  государству и праву.

 

 Статья 3

Андрей Александрович Кондрашев

Пробелы в Конституции России: понятие, классификация и отграничение от смежных явлений

Дата размещения статьи: 14.05.2015.   URL:    http://отрасли-права.рф/article/3551

 


 

 

В науке конституционного права проблема пробелов в праве имеет достаточно длительную историю. Практически сразу после принятия российской Конституции 12 декабря 1993 г. специалисты по конституционному праву начали отмечать наличие множества недостатков в тексте Основного Закона страны, который стал источником наиболее значимых пробелов в российском праве, а также причиной законодательных и правоприменительных коллизий и дефектов.

Пробел в праве: обзор научных представлений

По определению известного представителя теории права П.Е. Недбайло, пробел в праве - это "фактический пробел в законодательстве (выделено мной. - А.К.) в смысле отсутствия конкретной нормы для разрешения определенных случаев, находящихся в сфере воздействия права" <1>. А.В. Поляков, говоря о пробелах в законодательстве, подчеркивал отсутствие конкретной законодательной нормы, необходимой для регулирования коллизионного случая <2>. Таким образом, в рамках указанного "узкого" подхода пробел в праве понимают как законодательное правило, которое отсутствует, но должно быть применено для разрешения спорных ситуаций, подлежащих правовому регулированию <3>.
--------------------------------
<1> Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 456.
<2> Поляков А.В. Общая теория права. СПб., 2003. С. 777.
<3> См. также: Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник для вузов и факультетов. М., 2001. С. 489; Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2001. С. 256; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 85; Сабо И. Социалистическое право. М., 1964. С. 271.

Согласно другой теоретической позиции пробел в праве - это "полное или частичное отсутствие правового регулирования конкретного вида общественных отношений в определенной сфере", которая в принципе может регулироваться нормами права и "объективно требует" правового регулирования <1>. По логике данного подхода пробелы возникают постоянно, причем не только вследствие оплошностей законодателя, который не смог предвидеть те или иные ситуации, возникающие в ходе правоприменения, но и в результате развития общественных отношений, появления новых отраслей и сфер, подлежащих правовому воздействию. Так, по словам В.В. Лазарева, пробел представляет собой "полное или частичное отсутствие нормативных установлений, необходимость которых обусловлена развитием общественных отношений и потребностями практического решения дел" <2>.
--------------------------------
<1> Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. М., 2002. С. 707.
<2> Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения. М., 1974. С. 37.


По нашему мнению, "узкий" подход "есть фактическое обстоятельство - и нет нормы", несмотря на свою кажущуюся привлекательность, имеет значительные недостатки. Прежде всего, невозможно понять: пробел есть тогда, когда нормы нет вообще, или норма есть, но она противоречива или неполна. Так, по определению пробела, предложенному С.И. Вильнянским (полная или частичная неурегулированность общественных отношений правовыми нормами), критерием его наличия могут служить: а) отсутствие нормы; б) неполнота нормы; в) противоречие норм права <1>. С нашей точки зрения, пробел появляется и тогда, когда сами обстоятельства, которые служат его источником, только складываются, но научное осмысление новых общественных отношений уже началось <2>.
--------------------------------
<1> Вильнянский С.И. Толкование и применение гражданско-правовых норм // Методические материалы ВЮЗИ. М., 1948. С. 34.
<2> Например, клонирование человека на данный момент фактически не осуществляется, но при этом правовое регулирование ситуаций, которые могут возникнуть в связи с этим процессом, закреплено в законодательстве многих стран. В некоторых государствах (Бразилия, Германия, Великобритания, Япония) уголовная ответственность за клонирование предусмотрена специальными законами, а в других (Франция, Испания, Румыния, Мексика) запрет установлен в уголовных кодексах.


Критериев выделения тех или иных групп пробелов в праве немного, и классификации можно считать сравнительно устоявшимися в теории права. По времени возникновения ряд авторов (С.С. Алексеев, В.В. Лазарев) <1> делит пробелы на первоначальные и последующие.
--------------------------------
<1> Алексеев С.С. Теория права. М., 1995. С. 258 - 259; Лазарев В.В. Указ. соч. С. 34.

Первоначальные пробелы появляются в момент издания нормативного акта. В отечественной правовой системе они возникают вследствие того, что законодатель или не знал о наличии обстоятельств, требующих нормативного регулирования, или не осознавал необходимости регулирования известных ему общественных отношений, или, наконец, зная о них и сознавая необходимость их закрепления в праве, упустил это при издании акта. Первоначальные пробелы, в свою очередь, могут делиться на "простительные" и "непростительные". Если орган, издающий нормативные акты, не знал и не мог знать о существовании отношений, требующих (потребовавших впоследствии) правового регулирования, можно говорить о "простительных" пробелах. Если же указанный орган мог знать о новых явлениях или возможности их возникновения в ближайшем будущем, мог выявить потребность в их юридическом оформлении, знал о необходимости закрепления определенных отношений в издаваемом акте, но упустил их регулирование, пробелы оказываются "непростительными".
Последующие пробелы появляются после издания нормативного акта. Они обусловлены, во-первых, возникновением совершенно новых, не существовавших ранее общественных отношений <1>, во-вторых, потребностью в нормативном регулировании таких явлений, к которым ранее право было безразлично.
--------------------------------
<1> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 258 - 259.

Некоторые юристы выделяют в праве так называемые намеренные пробелы (или "квалифицированное молчание"): когда законодатель сознательно оставляет вопрос открытым, полагая, что он решится с течением времени, или предоставляет решение правоприменительным органам <1>.
--------------------------------
<1> Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2001. С. 369.

Для определения некоторых видов существующих в отечественном законодательстве пробелов зачастую используется понятие "технического" пробела <1>, под которым понимаются недостатки правовых норм, которые связаны с несовершенством законодательной техники. При отсутствии таких правил, а тем более при их нарушении в нормативных актах наблюдаются непостоянство в выражениях, многословие, беспорядочность расположения материала и т.п., что порождает двусмысленность и пробельность.
--------------------------------
<1> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 258 - 259.

Еще одну разновидность пробелов, связанную с наличием изъянов в законах, которые делают невозможным их применение и ведут к их полному бездействию, выделяет Л. С. Явич. Подобные пробелы он характеризует как "злостные изъяны" или "квалифицированные дефекты" <1>.
--------------------------------
<1> Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976. С. 144.

А.Б. Венгеров различает пробелы, имеющие объективную и субъективную природу. Объективные пробелы в праве, по его мнению, возникают в случаях, когда "законодатель может быть не готов к принятию того или иного закона. Они ведут, как утверждают некоторые ученые, к появлению так называемых правовых вакуумов" <1>. Пробелы в праве, имеющие субъективную природу, по определению А.Б. Венгерова, выражаются в несовершенстве законодательства, отсутствии надлежащей законодательной техники и т.п. <2>.
--------------------------------
<1> Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник. 3-е изд. М., 2000. С. 436 - 437.
<2> Там же.


Конституционный пробел: интерпретации понятия

Можно ли говорить о том, что конституционный пробел (пробел в Конституции) отличается от пробела, традиционно определяемого в рамках теории права? На наш взгляд, да, причем отличается как по содержанию, так и по объему.
По мнению авторитетного российского конституционалиста С.А. Авакьяна, конституционным пробелом можно назвать отсутствие соответствующих конституционных норм, т.е. как невключение отдельных предписаний и их групп в существующие нормативные правовые акты, так и непринятие целых актов, предназначенных для регулирования конкретных общественных отношений <1>.
--------------------------------
<1> Авакьян С.А. Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: Материалы междунар. науч. конф. (Москва, 28 - 31 марта 2007 г.) / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2008. С. 11.

С нашей точки зрения, это понятие можно расширить содержательно, рассматривать конституционный пробел как обобщающее явление, которое охватывает невключение в Конституцию требуемых правовых предписаний, наличие в ней противоречивых положений, отсутствие правового регулирования целых институтов, непринятие правовых актов, которые необходимы в силу конституционных отсылок, а также наличие многозначных норм, что в результате неадекватного, политизированного толкования и правоприменения может многократно искажать демократические основы конституционного регулирования.
В 2004 г. вышло в свет издание под названием "Красная книга. Конституция Российской Федерации" <1>, в котором недействующие нормы Основного Закона, а также нормы, смысл и содержание которых были существенно изменены в ходе их применения, выделены жирным курсивом. В то время это выделение охватывало около трети всего конституционного текста. Сейчас, по мнению некоторых известных правоведов, оно составляет уже более половины <2>. Кроме того, на данный момент действуют 12 Постановлений Конституционного Суда РФ о толковании Конституции, значительно трансформирующих ее нормы, а в официальный научный лексикон введен термин "живая Конституция".
--------------------------------
<1> Красная книга. Конституция Российской Федерации. М., 2004.
<2> Лукьянова Е.А. Некоторые проблемы Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 15. С. 5.


Представители науки конституционного права на проблему пробелов в Конституции смотрят по-разному, но можно выделить три подхода: реакционный, паллиативный и модернизационный.
В рамках реакционного подхода отрицается наличие конституционных пробелов, утверждается, что "в Конституции, в отличие от обычных законов, пробелов нет и быть не может" <1>, так как конституционное регулирование является наиболее широким, а конституционные нормы - это нормы-принципы, имеющие так называемый каучуковый характер. Любые неясности, выявляющиеся в ходе правоприменения, могут легко преодолеваться официальным толкованием. Причем это толкование отнюдь не доказательство пробельности Основного Закона, а средство снятия "неопределенностей", возникших вследствие особой природы конституционных норм. Как пишет Г.А. Гаджиев, "официальное толкование Конституции, т.е. толкование, осуществляемое Конституционным Судом, вряд ли можно отнести к способам восполнения пробелов, поскольку деятельность Конституционного Суда направлена на выяснение смысла конституционных положений, а не создание новых норм. Выявление же неявного смысла нормы никак не связано с пробельностью Конституции" <2>.
--------------------------------
<1> Гаджиев Г. К вопросу о пробелах в Конституции // Пробелы в российской Конституции и возможности ее совершенствования: Сб. докладов. М., 1998. С. 22.
<2> Там же.


Представители паллиативного подхода полагают, что конституционные пробелы возможны, но при этом устраняются посредством не реформы конституционного текста, а толкования или принятия законов и подзаконных актов. Так, А. Бланкенагель утверждает, что при обсуждении этой проблемы часто видна "политическая предвзятость в восприятии пробелов в Конституции", а попытка обосновать пробелы с позиций недостаточности предмета конституционного регулирования ошибочна, поскольку принятие компактных либо объемных конституций отражает специфику страноведческих подходов <1>. М.А. Митюков не опровергает наличие пробелов в Конституции РФ 1993 г., однако считает, что "пересмотр Конституции и внесение в нее поправок - дело отдаленной перспективы. Любая кампания по ревизии Конституции может сломать хрупкий баланс сил в обществе и каркас новой государственности, прервет медленное, но поступательное вхождение страны в русло конституционализма" <2>.
--------------------------------
<1> Бланкенагель А. Пробелы в Конституции Российской Федерации и возможности ее совершенствования // Пробелы в Российской Конституции и возможности ее совершенствования. С. 7 - 8, 10 - 11.
<2> Митюков М.А. Проблема реализации демократического потенциала Конституции Российской Федерации // Там же. С. 47.


Модернизационный подход к оценке проблемы пробелов в Конституции заключается не только в признании наличия в ней многочисленных пробелов, но и в утверждении того, что основным способом их устранения должна стать "ревизия" конституционного текста посредством как поправок, так и пересмотра Конституции, хотя многие авторы указывают и на возможность восполнения пробелов путем принятия законов и указов Президента, толкования норм Конституционным Судом РФ. Предложения о внесении в том или ином объеме поправок в Конституцию РФ 1993 г. разрабатывались рядом ученых и политиков: С.А. Авакьяном, А.А. Белкиным, В. Васильевым, А.И. Лукьяновым, М. Красновым, Г. Сатаровым, Т.Я. Хабриевой, В.Е. Чиркиным, В.Л. Шейнисом и др.
Вопрос о пробелах в Конституции был предметом дискуссий в конце 90-х и начале 2000-х гг., когда многие отечественные конституционалисты выделяли проблемы, требующие не только изменения отдельных статей (например, перераспределение полномочий между Президентом РФ и Федеральным Собранием, изменение статуса Правительства РФ, дополнение гл. 2 новыми правами и свободами), но и внесения новых глав в Конституцию (об избирательной системе, о статусе субъектов РФ, о Конституционном Суде РФ, о внешней политике государства) <1>. Представляется, что именно модернизационный подход наименее политизирован, так как его сторонники выявили множество юридических недочетов в тексте Конституции, которые можно устранить только путем ее пересмотра и внесения в нее поправок. Как показала практика восполнения конституционных пробелов, ни толкование Конституционного Суда, ни акты главы государства не способны ликвидировать изначальные изъяны норм Конституции, прежде всего по причине тотального верховенства президентской власти и нежелания реформировать модель, дающую главе государства фактически неограниченные полномочия в системе конституционного разделения властей.
--------------------------------
<1> См., например: Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. 2-е изд. М., 2000. С. 215 - 228; Ескина Л.Б. Конституционная реформа в России: кризис или очередной этап // Правоведение. 2001. N 2. С. 4 - 24; Зиновьев А.В. Концепция первоочередных поправок в Конституцию России // Правоведение. 2000. N 4. С. 46 - 61; Привалова С.В. Конституционно-правовая реформа в современной России (Научно-практическая конференция) // Государство и право. 2000. N 5. С. 91; Чиркин В.Е. О некоторых проблемах реформы российской Конституции // Государство и право. 2000. N 6. С. 6; Хабриева Т.Я. Реформирование Конституции Российской Федерации: возможность и необходимость // Журн. рос. права. 2003. N 11. С. 20 - 32.

Отграничение пробелов от смежных правовых явлений

Часто в научном дискурсе при обсуждении проблемы пробелов в праве называются и иные термины, обозначающие сходные до степени смешения правовые явления - "дефекты", "лакуны", "квалифицированное молчание", "коллизии в праве", "оценочные понятия".
Самым значимым понятием в этом ряду является "правовой дефект" или "дефект права (закона)". Можно говорить о двух подходах к определению его содержания. Так, в узком смысле правовой дефект может быть рассмотрен как разновидность правовых пробелов, которые в предложенных классификациях российских авторов были охарактеризованы как пробелы в праве, имеющие субъективную природу (или реальные пробелы, свидетельствующие об ущербности, недостаточности законодательной техники).
Таким образом, дефекты в праве - в узком смысле этого понятия - могут пониматься как внутренние противоречия, коллизии правовых норм, технические упущения и ошибки законодателя и др. <1>. С точки зрения С.Л. Сергевнина, "в случае пробела имеет место отсутствие правового регулирования, в случае дефекта регулирование осуществляется, однако в силу разнообразных причин является не эффективным, а дефектным" <2> (правда не совсем понятно, в чем все же различие между неэффективным и дефектным).
--------------------------------
<1> Овсепян Ж.И. Пробелы и дефекты как категории конституционного права // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 15. С. 10.
<2> Сергевнин С.Л. Отдельные проблемы конституционно-правового регулирования в контексте общетеоретических проблем пробелов и дефектов // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения. С. 74.

В широком смысле дефект права шире пробела и должен охватывать также выбор концепций и качество регулирования и правоприменения <1>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 11.

Другая точка зрения об их разграничении представлена Н.В. Щербаковой, которая считает, что пробел может быть как запрограммированным, так и ошибкой законодателя. Пробел можно и восполнить, и устранить, а дефект - только устранить <1>.
--------------------------------
<1> Щербакова Н.В. Пробел в Конституции Российской Федерации как проблема теории конституционного права // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения. С. 104.

Если же говорить о пробелах в Конституции, то в науке конституционного права их зачастую противопоставляют дефектам или же рассматривают как двуединое явление. Так, С.А. Авакьян, изучая ст. 135 Конституции, требующую принятия ФКЗ "О Конституционном Собрании", считает отсутствие иного пробелом и дефектом одновременно <1>. Вместе с тем, по его мнению, в той же Конституции налицо и дефекты конституционно-правовых идей (идея о местном самоуправлении как отдельном от государства институте и пр.), дефекты, связанные с моделью и содержанием акта (отказ от конституционного регулирования, хотя оно могло бы быть уместным: например, исключение народа из числа субъектов права законодательной инициативы или исключение из числа оспариваемых в Конституционном Суде актов разъяснений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов) <2>.
--------------------------------
<1> Авакьян С.А. Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения. С. 15.
<2> Там же. С. 16 - 28.

Аналогичную позицию занимает М.С. Матейкович, указывая, что "дефект в праве есть такое состояние правовых норм, при котором регулирование общественных отношений нарушает оптимальный баланс интересов общества и государства" <1>, но это слишком широкое определение дефекта. Иные авторы считают дефектом "низкое качество правового регулирования, в силу которого затрудняется применение соответствующих правовых норм, порождаются негативные политические и социально-экономические явления, необоснованно ущемляются личные и общественные интересы" <2>. С.И. Цыбуляк относит к дефектам пробелы в праве, противоречия (коллизии) правовых норм, неопределенность правового регулирования, нарушения требований юридической техники при построении текстов нормативных актов, нерациональное размещение норм в системе права, чрезмерное дублирование правил поведения в актах разной юридической силы, избыточное правовое регулирование <3>.
--------------------------------
<1> Матейкович М.С. Дефекты конституционно-правового регулирования в Российской Федерации // Государство и право. 2007. N 12. С. 15.
<2> Цыбуляк С.И. Понятие и виды дефектов правового регулирования // Право и политика. 2012. N 7. С. 1238.
<3> Там же.

Представляется, что понятие правового дефекта действительно многозначно и вполне может употребляться и в узком, и в широком смысле. Но с точки зрения наличия пробелов в тексте Конституции предпочтителен именно узкий подход. Это объясняется тем, что термин "дефект" применительно к Конституции имеет явно негативную коннотацию, а следовательно, говорит о дефектности Конституции как правовой ценности. Кроме того, использование термина "пробел" для обозначения отсутствия регулирования, противоречий, юридико-технических оплошностей и прочих недостатков конституционного текста вполне уместно и перспективно, учитывая общее значение слова "дефект" (изъян, недочет) <1>. В то же время исходное неспециальное значение слова "пробел" - пропуск, отсутствие каких-либо сведений или знаний, необходимых для полноты и целостности <2>, что намного ближе к тому смыслу, который подразумевают конституционалисты в ходе выявления недостатков текста Конституции.
--------------------------------
<1> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992. С. 163.
<2> Там же. С. 604.


В зарубежных работах можно обнаружить использование термина "лакуна" вместо термина "пробел" (примером может служить работа А. Барака "Судейское усмотрение" <1>). "Лакуна" означает пропуск, пробел, недостающее место в тексте <2> и в российской теории права тоже часто используется как синоним пробела <3>.
--------------------------------
<1> Барак А. Судейское усмотрение. М., 1999. С. 54. См. также: Седельник В.В. Понятие и классификация пробелов в праве // Механизм правового регулирования общественных отношений: теория и практика: Материалы междунар. науч.-практ. конф. (Гродно, 4 - 5 апреля 2008 г.). Гродно, 2008. С. 64.
<2> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1978. С. 290.
<3> Лихачев В.Н. Установление пробелов в современном международном праве. Казань, 1989. С. 9, 127.


От пробелов в праве нужно отличать и такие смежные юридические явления, как коллизии в праве, оценочные понятия, квалифицированное молчание.

Если говорить о коллизиях в праве, то это явление можно назвать практически вечным, так как в условиях роста количества законодательных актов обеспечить их согласованность очень сложно. Основными причинами возникновения противоречий (коллизий <1>) между нормами конституционного права являются проблема правосознания, правопонимания, опережающее развитие тех или иных институтов либо, наоборот, задержки в нормативном оформлении. Как отмечается в научной литературе, "относительно конституционного законодательства следует говорить о формальных коллизиях, которые являются следствием материальных и правотворческих коллизий. Формальные коллизии определяются как несогласованность (противоречие или различие) правовых предписаний, направленных на регулирование одних и тех же либо сходных общественных отношений" <2>.
--------------------------------
<1> Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М., 1998. С. 185.
<2> Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С. Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решения // Журн. рос. права. 2006. N 11. С. 136 - 152.

В науке высказана точка зрения, согласно которой пробелы и коллизии в праве имеют одну природу и, по мнению В.Б. Дресвянкина, выступают "видами нарушений структурного построения системы права" <1>. Разница между ними состоит в том, что системным признаком пробела признается отсутствие нормы права (полностью или частично), а при коллизии законов нормы существуют, но конкурируют между собой. А.Б. Венгеров полагал, что "причиной коллизий чаще всего являются: ошибки законодателя; несвоевременное обновление законодательства;
--------------------------------
<1> Дресвянкин В.Б. Понятие и виды пробелов в российском трудовом праве // Юридическая наука в современном мире: фундаментальные и прикладные проблемы: Сб. науч. тр. юрид. факультета Пермского ун-та. Пермь, 2000. Ч. I. С. 197.

наличие в системе законодательства актов, фактически утративших силу; сохранение (не отмена) "старых" актов при принятии новых; конфликты норм международного и национального права и т.д." <1>.

Что касается соотношения понятий "конституционный пробел" и "коллизия", то применительно к Конституции вряд ли следует говорить о коллизиях, так как наша Конституция - это "застывшее нормативное образование" (всего две поправки за 18 лет). В связи с этим правильнее использовать именно понятие "пробел", так как правовые коллизии устранимы, существуют специальные правила их разрешения.

Но в отношении Конституции как акта высшей юридической силы такие правила применять бессмысленно, устранение недостатков зачастую невозможно из-за особенностей правовой природы Конституции.
--------------------------------
<1> Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юрид. вузов. М., 2008. С. 528.

Оценочные понятия широко используются в различных отраслях законодательства. Оценочные понятия не конкретизированы (детально не разъяснены) правотворческим органом и обобщают наиболее типичные признаки определенных правовых понятий, детализация которых осуществляется применительно к конкретным ситуациям на основании усмотрения <1>.

При этом некоторые содержательные критерии должны быть установлены законодателем, а правоприменитель дает "самостоятельную оценку поведения в конкретной ситуации в данной социальной среде и в данное время с учетом внутреннего убеждения" <2>.

Нужно подчеркнуть, что фактически их содержание "определяется правосознанием юриста, применяющего закон" <3>. Ключевое отличие пробела от оценочного понятия в том, что пробел, особенно конституционный, не имеет характеристик соответствующих связей, типичных свойств или признаков, которые должен восполнить судебный орган.

Мало того, Конституции не свойственны оценочные понятия, так как из-за предназначения Основного Закона его нормы должны иметь абсолютно определенное содержание либо, наоборот, носить характер принципов, ценностных идей, деклараций, которые ни один правоприменительный орган не может разъяснить в рамках разрешения конкретного дела.
--------------------------------
<1> Гойман-Калинский И.В., Иванец Г.И., Червонюк В.И. Элементарные начала общей теории права: Учебное пособие для вузов / Под общ. ред. В.И. Червонюка. М., 2003. С. 307.
<2> Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: общее и особенное // Государство и право. 2007. N 8. С. 47.
<3> Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1963. С. 124.


Еще одно используемое в науке понятие, характеризующее отсутствие правового регулирования, - это квалифицированное молчание закона (законодателя), т.е. ситуация, когда отношения, входящие в сферу правового регулирования, не находят закрепления (по прямому усмотрению законодателя) в законе по каким-то основаниям (не являются объектом законодательного регулирования, могут быть урегулированы индивидуально-правовыми средствами) <1>.

В литературе по конституционному праву практически отсутствуют исследования по данной проблеме, поэтому крайне сложно определить отношение к ней конституционалистов. Например, специалисты в области налогового права считают, что квалифицированное молчание закона необходимо и представляет собой особый прием юридической техники, состоящий в сознательном и целенаправленном нежелании законодателя регулировать ту или иную ситуацию при помощи нормативных предписаний, сформулированных в источниках права <2>.
--------------------------------
<1> Гойман-Калинский И.В., Иванец Г.И., Червонюк В.И. Указ. соч. С. 421.
<2> Демин А.В. Квалифицированное молчание закона в механизме налогово-правового регулирования // Закон. 2012. N 2. С. 130
.

Представляется, что такой прием юридической техники, особенно на уровне конституционного нормирования, должен быть оценен как несостоятельный, так как именно в Конституции закрепляются базовые основы регулирования, содержатся нормы, устанавливающие полномочия высших государственных органов, формы их взаимодействия, следовательно, закрепляются принципы, определяющие форму государства.

Наличие квалифицированного молчания в Конституции может быть использовано тем или иным политическим деятелем (партией), находящимся у власти, для политически ангажированного изменения правового регулирования и получения соответствующих привилегий и преимуществ в рамках воздействия на судей.

Классификация конституционных пробелов

Первую в отечественной науке классификацию конституционных пробелов предложил Н.С. Бондарь. По его мнению, законодательно-текстуальные формы проявления конституционных пробелов различны, среди них: а) умолчание Конституции (например, относительно социальной функции частной собственности); б) преднамеренное внедрение в правовые институты конституционно-текстуальных противоречивых положений, призванных отразить сложность, противоречивость самого предмета правового регулирования, создать ситуацию конституционно-правовой недосказанности (как разновидности пробельности) в условиях, когда реальные социально-политические и иные причины не позволили (на момент принятия Конституции или другого закона) более определенно урегулировать данную сферу отношений; в) юридизация скрытых политических, экономических, иных интересов (своеобразная форма конфликтной пробельности) и закрепление на этой основе перспективных государственно-властных целей, новых ценностей в неочевидном виде, выводимых при системном анализе норм и институтов Конституции <1>.
--------------------------------
<1> Бондарь Н.С. Конституционные пробелы и конфликты как отражение социальных противоречий: в контексте практики Конституционного Суда РФ // Эконом. вестн. Ростовского гос. ун-та. 2010. N 1. Т. 8. С. 72 - 73.

По нашему мнению, в основу классификации конституционных пробелов должен быть положен критерий содержания правового регулирования, целей конституционного нормирования. Можно выделить следующие виды пробелов.
1. Предметные (концептуальные) пробелы. Под концептуальным пробелом мы понимаем отсутствие конституционной регламентации правовых феноменов, которые требуют конституционного нормирования в силу своей значимости в механизме правового регулирования и с учетом особенностей политической и правовой системы, правовой культуры и правоприменения, сложившегося в стране.
Можно согласиться с мнением французских конституционалистов о том, что "в Конституции всегда заложена определенная концепция, имеющая одновременно политический и юридический характер, позволяющая, по крайней мере косвенным образом, выделить ряд принципов, которые должны проводиться в жизнь юридической системой" <1>.
--------------------------------
<1> Ведель Ж., Девольве П. Конституция как основа юридической системы. Проблемы сравнительного правоведения (по материалам VI советско-французского симпозиума юристов. Москва - Киев, 1979 г.). М., 1981. С. 13.

Многие известные российские конституционалисты выделили большое количество пробелов предметного типа. Например, по мнению О.О. Миронова, в Конституции РФ 1993 г. отсутствуют необходимые положения об основном механизме народовластия - выборах, как и об остальных институтах непосредственной демократии (референдуме, отзыве депутатов, народной законодательной инициативе, всенародном обсуждении и т.д.) <1>. Б.А. Страшун указывает на отсутствие регулирования статуса избирательных комиссий, положений о социальной роли частной собственности <2>. Т.Я. Хабриева добавляет, что в Конституции отсутствуют положения о политических партиях, их роли, а также о духовной жизни общества <3>.
--------------------------------
<1> Миронов О.О. Конституция не может быть неизменной // Государство и право. 1998. N 4. С. 9.
<2> Страшун Б.А. Конституционное право России: его некоторые пробелы // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения. С. 72 - 73.
<3> Хабриева Т.Я. Указ. соч. С. 21 - 22.


По нашему мнению, в Конституции концептуально (т.е. на уровне глав или нескольких статей) дополнительно к названным не урегулированы вопросы публичных финансов и собственности; статус институтов гражданского общества (партий, профсоюзов, общественных и религиозных объединений, СМИ); положение таких высших органов власти, как Центральный банк, Центральная избирательная комиссия, Счетная палата, Уполномоченный по правам человека, Совет безопасности, прокуратура; статус органов исполнительной власти (министерств, служб и агентств), органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления.

2. "Пережитки советского строя" или "архаико-советизмы". Это положения, которые являются реликтами советской федеративной системы и были перенесены в современную Конституцию под влиянием политических факторов. Таковы, например, ст. ст. 5 и 65 Конституции, перечисляющие виды субъектов: республики, города федерального значения (что это за субъекты, не знает ни одна федерация), края, области, автономная область и автономные округа - и при этом наделяющие республики дополнительными статусными привилегиями (государственность, конституция и государственный язык - ст. ст. 5, 67).

Деление субъектов на виды - наследие советских времен, когда такое положение имело юридическое значение в связи со сложной системой соподчинения между разными территориальными единицами и республиканскими и союзными властями <1>. В тексте Конституции 1993 г., как, впрочем, и в современном законодательстве, перечисление видов субъектов не несет какой-либо юридической нагрузки, за исключением особенностей статуса национальных субъектов - республик и автономных округов (и, возможно, автономной области в случае принятия особого закона).
--------------------------------
<1> Например, согласно ст. 110 Конституции СССР 1977 г. только автономные республики, автономные округа и автономные области направляли определенное число депутатов в состав Совета Национальностей Верховного Совета СССР. По ст. 42 Закона РСФСР от 20 ноября 1980 г. "Об автономных округах в РСФСР" решение окружного Совета в случае несоответствия его законодательству могло быть отменено краевым, областным Советом народных депутатов. В соответствии со ст. 46 этого Закона назначение и освобождение руководителей исполнительных органов требует согласования со стороны краевых органов управления.

Еще одним реликтом советской эпохи выступают положения ч. 5 ст. 66 Конституции, закрепляющие нахождение автономных округов в составе края (области). Ни в одном федеративном государстве мира не создана ситуация, когда при наличии магистрального принципа равноправия субъектов один из них находится в составе другого. Эта модель имела основания в Советском Союзе (который представлял собой невероятное сочетание унитарных и федеративных элементов), когда органы власти округа находились в административном подчинении у краевых (областных) органов (согласование бюджета, должностных лиц, отмена актов).

В эту же группу можно включить и положения ч. 3 ст. 66 Конституции, предусматривающие возможность принятия специальных законов о статусе автономной области и автономных округов в составе краев (областей). Если в СССР существование таких законов было логичным в свете подчинения органам управления краев (областей), то в настоящее время принятие подобных законов вряд ли возможно. В рамках действия базового федеративного принципа равноправия субъектов наделение особыми правами одних субъектов неизбежно приводит к нарушению прав остальных, а попытки внедрить элементы административного подчинения, традиционные для законов об автономиях (автономных областях и автономных округах) советского периода, изначально обречены на неудачу. Это подтверждает и конституционная практика: за прошедшие 20 лет ни один из законов, возможность принятия которых предусмотрена ч. 3 ст. 66 Конституции, так и не был принят.

Однако гораздо больше вопросов вызывают различия в правовом статусе субъектов РФ. Как отмечает Д.А. Керимов, "Конституция устанавливает равноправие субъектов Федерации, однако в Основном Законе содержатся нормы, противоречащие этому установлению. Правовой статус субъектов различен" <1>. Справедливо предложение Н.М. Добрынина: без какого-либо ущерба для государственного устройства страны придать всем субъектам равный конституционно-правовой статус и значительно сократить количество их видов: до республик и исторически сложившейся формы - губерний <2>. С нашей точки зрения, необходимо стремиться к полной унификации статуса российских субъектов, что обусловлено рядом причин. Во-первых, это классическая проблема усиления сепаратизма, вплоть до возникновения вооруженных конфликтов в республиках, наделенных государственностью и иными статусными привилегиями. Во-вторых, проблема дискриминации так называемого нетитульного меньшинства, которая всегда существует в республиках; в-третьих, разрушение равноправия субъектов в связи с наличием разных их видов, а также подрыв общепринятой территориальной основы федеративного устройства. Разные статусы некоторых субъектов, закрепленные в ст. ст. 5, 65 и 66 Конституции, ставят вопрос о различных статусных привилегиях по национальному принципу (ведь именно национальные субъекты имеют особые конституционные права или "потенциальные" права в виде возможности принятия специальных законов), что идет вразрез не только с мировой доктриной федерализма, но и с конституционными основами российской государственности (ст. ст. 1 - 5 Конституции), и даже с ценностными положениями, закрепленными в преамбуле (о "многонациональном народе России").
--------------------------------
<1> Керимов Д.А. О проблемах действующей Конституции Российской Федерации // Конституции России 10 лет: опыт реализации: Сб. науч. ст. по материалам Всерос. науч.-практ. конф. Тюмень, 2003. С. 54.
<2> Добрынин Н.М. Новый российский федерализм и конституционная реформа как неизбежность перемен // Журн. рос. права. 2004. N 3. С. 12 - 13.


3. "Реализационные" пробелы. В этом случае конституционные нормы требуют реализации посредством принятия специальных законов. Наличие этих пробелов определяется позицией законодателя, который не разработал и не принял такие законы по политическим причинам, а в некоторых случаях и из-за "порока" конституционных норм. Иными словами, авторы Конституции имели возможность урегулировать какой-либо вопрос, но отказались это делать, перепоручив решение проблемы современному законодателю.

Так, согласно ст. 135 Конституции ее пересмотр возможен в соответствии с ФКЗ, который не принят до сих пор, несмотря на законопроекты "О Конституционном Собрании" <1>. Однако ФКЗ "Об изменении статуса субъекта РФ" вряд ли возможно принять, так как неясно, что понимать под изменением статуса даже теоретически, при условии наличия базового конституционного принципа равноправия субъектов.
--------------------------------
<1> Два законопроекта "О Конституционном Собрании" были внесены в Государственную Думу еще в 2000 г. депутатами С. Ковалевым, Б. Надеждиным и В. Володиным. Они находились на рассмотрении 12 лет и только в сентябре 2012 г. были официально отклонены Государственной Думой.

Еще одной разновидностью "реализационных" пробелов выступают случаи, когда из содержания Конституции непонятно, как поступать при конфликте между ее частями. Примером является норма ч. 3 ст. 117 Конституции, устанавливающая, что при выражении недоверия Правительству в первый год работы Государственной Думы ее нельзя распустить. Также в число подобных пробелов входит соотношение ст. 137, предусматривающей возможность образования нового субъекта путем объединения существующих субъектов, и ст. 5, закрепляющей виды субъектов РФ (вместе с автономными округами и автономной областью). Из этого следует, что автономная область вообще не может пройти процедуру объединения субъектов, а автономных округов должно остаться, минимум, два.
4. Правоприменительные пробелы возникают в ходе правоприменения, когда некоторые конституционные положения в силу их крайне "размытого" содержания позволяют Президенту, Конституционному Суду или иным государственным органам трактовать их так, как выгодно им, или согласно требованиям политической целесообразности. Таким пробелом можно считать ч. 2 ст. 97 Конституции, в которой термин "формирование" используется применительно к процедуре образования Совета Федерации, что позволяет заменять прямые выборы все новыми процедурами.
Другим примером может служить Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. N 28-П, когда Суд, толкуя ст. 111 Конституции, решил, что Президент РФ имеет исключительное право трижды предлагать на утверждение одну и ту же кандидатуру на пост Председателя Правительства <1>. Очевидно, что такое толкование лишает парламент возможности участвовать в формировании правительства, так как при несогласии с президентской креатурой он будет распущен. Иное толкование ст. 111 Конституции потенциально возможно (например, предложение одной кандидатуры не более двух раз), но, по нашему мнению, именно в силу политической целесообразности не было допущено Конституционным Судом.
--------------------------------
<1> Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 2.

В Постановлении от 11 июля 2000 г. N 12-П, толкуя ст. 92 Конституции, Суд установил жесткие рамки законодательного регулирования процедуры досрочного прекращения президентских полномочий по медицинским показаниям. Суд предписал "исходить из принципа баланса и взаимодействия всех ветвей власти" при использовании этой процедуры, которая не может быть упрощенной и допустима "лишь при исчерпании всех иных возможностей, связанных с временным неисполнением Президентом Российской Федерации своих полномочий или добровольной его отставкой" <1>.

Подобное толкование выгодно главе государства, поскольку нельзя понять, как создать, например, медицинскую комиссию, определяющую невозможность исполнения главой государства своих полномочий, если формировать ее должны все ветви власти.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3118.

5. Юридико-технические пробелы вызваны недостатками в разработке норм, когда в текст Конституции попадают термины, не имеющие однозначного толкования, или в результате уяснения смысла нормы возникают проблемы с ее реализацией в силу теоретической непроработанности и содержательно-смысловых неопределенностей. Например, в ст. ст. 71 и 72 описаны близкие до степени смешения предметы ведения: регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, гражданство в РФ, регулирование и защита прав национальных меньшинств (п. "в" ч. 1 ст. 71) и защита прав и свобод человека и гражданина, защита прав национальных меньшинств (п. "б" ч. 1 ст. 72). В тех же статьях используются понятия, которые не имеют законодательного определения и не осмыслены в науке. Так, в ст. 72 присутствуют термины "вопросы", "общие вопросы", "общие принципы", "координация вопросов", при этом абсолютно непонятно, какой смысл вкладывал в них законодатель, характеризуя те или иные сферы совместного ведения.

Как отмечает С.А. Авакьян, ч. 3 ст. 92 Конституции определяет ограничения для и.о. Президента при исполнении полномочий главы государства, но при этом существуют десятки других полномочий Президента, и получается, что и.о. Президента может осуществлять их <1>.

Нельзя не согласиться с С.А. Авакьяном в том, что такого рода юридико-технические ошибки могут быть абсурдными, когда, например, и.о. Президента может отправить Правительство в отставку и начнет олицетворять собой Президента и все Правительство <2>. Еще одним примером рассматриваемых пробелов может выступить структура Конституции: первый раздел состоит из глав и статей, содержит более 95 % нормативных предписаний, а второй раздел лишь делится на части.
--------------------------------
<1> Авакьян С.А. Нужна ли конституционная реформа в России? // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 9. С. 9.
<2> Авакьян С.А. Современные проблемы конституционного и муниципального строительства в России // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 3. С. 9.

Нужно ли менять Конституцию?

Вопрос о возможности корректировки текстуальных изъянов и ошибок, содержащихся в Конституции, является одним из самых дискуссионных все годы ее существования. Главная проблема - нужно ли менять Основной Закон полностью либо частично или можно обойтись иными формами устранения недостатков норм. В российский научный оборот был заново введен юридический термин "преобразование Конституции" <1> для обозначения нетекстуальных изменений конституций вообще и Конституции РФ в частности <2>. Преобразование раскрывается в особых юридико-технических приемах, представляющих собой инструментарий нетекстуальной модификации Конституции. К их числу относят: 1) ограничение первоначального смысла нормы; 2) расширение первоначального смысла нормы; 3) искажение подлинного смысла нормы, вплоть до его выхолащивания (например, путем изменения характера или содержания предписаний нормы); 4) дополнение нормы в результате обнаружения скрытого в ней смысла; 5) заполнение пробела в Основном Законе и, как следствие, фактическое создание новых конституционных норм, внедрение новых правовых понятий; 6) восполнение конституционной нормы путем насыщения конкретным содержанием абстрактных понятий и юридических конструкций; 7) нейтрализация нормы Основного Закона в результате вытеснения ее преобразованной нормой или вследствие долгого отсутствия практики ее реализации (так называемые мертвые нормы) <3>.
--------------------------------
<1> Еллинек Г. Изменения и преобразования конституций / Пер. с нем.; под ред. В.М. Устинова. СПб., 1907.
<2> Митюков М.А. О преобразовании Конституции Российской Федерации // Право и власть. 2001. N 1. С. 105 - 112; Невинский В.В. Преобразование Конституции Российской Федерации: понятие, способы, пределы // Конституционно-правовые основы реформирования и развития органов государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации: Сб. ст. / Отв. ред. И.А. Кравец, В.С. Курчеев. Новосибирск, 2005. С. 8 - 18; Васильев В.И. О динамике и стабильности конституции // Конституция и законодательство (по материалам Междунар. науч.-практ. конф. Москва, 29 октября 2003 г.) / Отв. ред. Т.Я. Хабриева, Ю.А. Тихомиров. М., 2003. С. 86 - 93.
<3> Аничкин Е.С. Преобразование Конституции Российской Федерации (к вопросу о дискуссии вокруг одной правовой категории) // Конституционное и муниципальное право. 2008. N 22. С. 5.


Сторонники текстуальной модификации Конституции РФ оценивают мнения о происходящем ее преобразовании как спорные <1> или неверные в принципе <2>. Их оппоненты, напротив, полагают, что оптимальным вариантом развития Конституции РФ в современных условиях выступает именно преобразование. Эту позицию занимает и глава государства, который неоднократно заявлял: "Ресурсы Конституции далеко не исчерпаны. И об этом должны хорошо помнить те, кто пытается спекулировать на теме возможных поправок к Основному Закону" <3>. Однако правящий "тандем" изменил свои взгляды на неприкосновенность конституционного текста буквально за месяц, продлив на два года срок президентских полномочий и увеличив срок депутатских на год, а также введя сугубо формальную процедуру отчета Председателя Правительства перед Думой <4>.
--------------------------------
<1> Лукьянов А.И. Раздумья о Конституции // Конституция как символ эпохи: В 2 т. / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2004. Т. 1. С. 41.
<2> Авакьян С.А. Проблемы реформы конституции // Российский конституционализм: проблемы и решения: Материалы междунар. конф. М., 1999. С. 74 - 75; Керимов Д.А. Указ. соч. С. 12.
<3> Путин В.В. Наш долг - бережно относиться к Конституции // Журнал российского права. 2004. N 1. С. 4
<4> Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ "Об изменении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной Думы" // СЗ РФ. 2009. N 1. Ст. 1.


Обычно противники изменения Конституции приводят три аргумента. Во-первых, они говорят о необходимости максимального использования заложенного в действующей Конституции потенциала, что позволит ослабить фиктивность формальной Конституции РФ и усилить адекватность фактической Конституции <1>. Во-вторых, Конституция объявляется правовой "святыней" и гарантией стабильности государственного и общественного строя <2>. В-третьих, преобразование обладает рядом таких преимуществ, как гибкость (приспособляемость к существенно изменившимся обстоятельствам); оперативность; сравнительно высокая вероятность избежания социально-политических катаклизмов, часто сопровождающих реформирование Конституции <3>.
--------------------------------
<1> Аничкин Е.С. Указ. соч. С. 4.
<2> Беглова О. Российская Конституция 1993 г.: проблемы реализации и переработки. URL: http://www.perspektivy.info.
<3> Аничкин Е.С. Указ. соч. С. 6.


На наш взгляд, все эти аргументы, мягко говоря, несостоятельны и обоснованы не юридическими фактами, а политической риторикой. Конституция - это не застывший принцип или идеал, она продукт времени, политических событий, экономических реалий и правовой позиции ее разработчиков. Любая Конституция может и должна изменяться с учетом общественных отношений, выявленных недостатков ее правоприменения.
В нашем случае Конституция была изначально дефектна, в основном в силу субъективных факторов (политическое доминирование главы государства, отсутствие парламента, желание оформить результаты противостояния октября 1993 г. в виде закрепления исключительных ("полумонархических") полномочий за президентом и ослабления иных ветвей власти). Дефектность Основного Закона появилась не только в содержательных изъянах и установлении особой "суперпрезидентской" формы правления, но и в процедуре его разработки и принятия. Ведь Конституционное совещание, разработавшее текст, состояло из представителей, назначенных только главой государства и лояльных ему, а принятие Конституции не соответствовало требованиям действовавшего в то время Закона о референдуме.
Еще весной 1994 г. В.Б. Исаков назвал Основной Закон "Конституцией, по которой невозможно жить" <1>, и с этим нельзя не согласиться.
--------------------------------
<1> Исаков В.Б. Конституция, по которой невозможно жить // Конституционный вестник. 1994. N 1. С. 33 - 36.

Если же говорить о зарубежной практике конституционного регулирования, то поправки в Конституции вносятся даже несколько раз за десятилетие. Например, с момента принятия в сентябре 1958 г. Конституция Франции претерпела 14 конституционных ревизий, повлекших изменение 36 статей. С момента опубликования 17 февраля 1994 г. консолидированного текста Конституции Бельгии в нее было внесено более 10 поправок. До восстановления единства Германии в Основной закон ФРГ на основании 35 федеральных законов было внесено 115 изменений и дополнений, а с сентября 1990 г. до начала 2000 г. - около 60 изменений и дополнений. Новые конституции были приняты в Финляндии, Швейцарии (1999 г.), Сербии (2006 г.), Венгрии (2011 г.).

Оправдание крайне политизированного и противоречивого процесса "преобразования" Конституции аргументами о преодолении фиктивности некоторых ее положений приводит к выводу, что изначальный текст Конституции несостоятелен, поскольку приходится постоянно "модифицировать" ее с помощью толкования и законодательного нормирования.

На наш взгляд, тезисы о гибкости "преобразования" и об избежании социально-политических катаклизмов не могут восприниматься как обоснованные в условиях девальвации конституционных ценностей. Среди граждан растет недоверие к Основному Закону, положения которого постоянно приспосабливаются и меняются в угоду интересам лиц, находящихся у власти.

В отечественной науке конституционного права до сих превалирует негативное отношение к пересмотру Конституции 1993 г. и весьма симптоматичным является мнение одного из признанных корифеев, профессора В. Е. Чиркина. Выступая на конференции в МГУ в 2007 г., он заявил, что для пересмотра Основного Закона "еще не созрели условия", но "юридическая научная критика текста Конституции РФ призвана содействовать его совершенствованию" <1>.

Можно полностью согласиться с последней частью его тезиса, но основную мысль вряд ли следует считать адекватной потребностям конституционного развития страны.

Конституцию РФ нужно менять, тем более что научный потенциал уже выдвинутых предложений о ее пересмотре весьма широк и фундаментален и говорит о возможности создания новой Конституции в сравнительно небольшие сроки.
--------------------------------
<1> Чиркин В.Е. Конституция РФ: к вопросу о пробелах и дефектах // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения. С. 59, 63.

Консервация Конституции и постоянное ее "преобразование" ведут к уничтожению ее прямого действия, к превращению ее в аналог декларативных советских конституций и полному "разрыву" предписаний Основного Закона и их реализации, утрате всякого доверия граждан к Конституции как основе российской правовой системы.

Ведь именно нормы Конституции создают базис этой системы, и если они противоречивы по содержанию, имеют множество неопределенностей и применяются неадекватно, то это порождает, с одной стороны, законодательную инфляцию, а с другой - правовой нигилизм и полное неуважение к закону.

Список литературы

Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. 2-е изд. М., 2000.
Авакьян С.А. Нужна ли конституционная реформа в России? // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 9.
Авакьян С.А. Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: Материалы Междунар. науч. конф. (Москва, 28 - 31 марта 2007 г.) / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2008.
Авакьян С.А. Проблемы реформы конституции // Российский конституционализм: проблемы и решения: Материалы междунар. конф. М., 1999.
Авакьян С.А. Современные проблемы конституционного и муниципального строительства в России // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 3.
Алексеев С.С. Теория права. М., 1995.
Аничкин Е.С. Преобразование Конституции Российской Федерации (к вопросу о дискуссии вокруг одной правовой категории) // Конституционное и муниципальное право. 2008. N 22.
Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М., 1998.
Барак А. Судейское усмотрение. М., 1999.
Беглова О. Российская Конституция 1993 г.: проблемы реализации и переработки. URL: http://www.perspektivy.info.
Бланкенагель А. Пробелы в Конституции Российской Федерации и возможности ее совершенствования // Пробелы в российской Конституции и возможности ее совершенствования: Сб. докладов. М., 1998.
Бондарь Н.С. Конституционные пробелы и конфликты как отражение социальных противоречий: в контексте практики Конституционного Суда РФ // Эконом. вестн. Ростовского гос. ун-та. 2010. N 1. Т. 8.
Васильев В.И. О динамике и стабильности конституции // Конституция и законодательство (по материалам Междунар. науч.-практ. конф. Москва, 29 октября 2003 г.) / Отв. ред. Т.Я. Хабриева, Ю.А. Тихомиров. М., 2003.
Ведель Ж., Девольве П. Конституция как основа юридической системы. Проблемы сравнительного правоведения (по материалам VI советско-французского симпозиума юристов. Москва - Киев, 1979 г.). М., 1981.
Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник. 3-е изд. М., 2000.
Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юрид. вузов. М., 2008.
Вильнянский С.И. Толкование и применение гражданско-правовых норм // Методические материалы ВЮЗИ. М., 1948.
Гаджиев Г. К вопросу о пробелах в Конституции // Пробелы в российской Конституции и возможности ее совершенствования: Сб. докладов. М., 1998.
Гойман-Калинский И.В., Иванец Г.И., Червонюк В.И. Элементарные начала общей теории права: Учебное пособие для вузов / Под общ. ред. В.И. Червонюка. М., 2003.
Демин А.В. Квалифицированное молчание закона в механизме налогово-правового регулирования // Закон. 2012. N 2.
Добрынин Н.М. Новый российский федерализм и конституционная реформа как неизбежность перемен // Журн. рос. права. 2004. N 3.
Дресвянкин В.Б. Понятие и виды пробелов в российском трудовом праве // Юридическая наука в современном мире: фундаментальные и прикладные проблемы: Сб. науч. тр. юрид. факультета Пермского ун-та. Пермь, 2000. Ч. I.
Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С. Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решения // Журн. рос. права. 2006. N 11.
Еллинек Г. Изменения и преобразования конституций / Пер. с нем.; под ред. В.М. Устинова. СПб., 1907.
Ескина Л.Б. Конституционная реформа в России: кризис или очередной этап // Правоведение. 2001. N 2.
Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ "О контрольных полномочиях Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации" // СЗ РФ. 2009. N 1. Ст. 2.
Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ "Об изменении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной Думы" // СЗ РФ. 2009. N 1. Ст. 1.
Зиновьев А.В. Концепция первоочередных поправок в Конституцию России // Правоведение. 2000. N 4.
Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955.
Исаков В.Б. Конституция, по которой невозможно жить // Конституционный вестн. 1994. N 1.
Керимов Д.А. О проблемах действующей Конституции Российской Федерации // Конституции России 10 лет: опыт реализации: Сб. науч. ст. по материалам Всерос. науч.-практ. конф. Тюмень, 2003.
Красная книга. Конституция Российской Федерации. М., 2004.
Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1963.
Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения. М., 1974.
Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2001.
Лихачев В.Н. Установление пробелов в современном международном праве. Казань, 1989.
Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: общее и особенное // Государство и право. 2007. N 8.
Лукьянов А.И. Раздумья о конституции // Конституция как символ эпохи: В 2 т. / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2004. Т. 1.
Лукьянова Е.А. Некоторые проблемы Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 15.
Матейкович М.С. Дефекты конституционно-правового регулирования в Российской Федерации // Государство и право. 2007. N 12.
Миронов О.О. Конституция не может быть неизменной // Государство и право. 1998. N 4.
Митюков М.А. О преобразовании Конституции Российской Федерации // Право и власть. 2001. N 1.
Митюков М.А. Проблема реализации демократического потенциала Конституции Российской Федерации // Пробелы в российской Конституции и возможности ее совершенствования: Сб. докладов. М., 1998.
Невинский В.В. Преобразование Конституции Российской Федерации: понятие, способы, пределы // Конституционно-правовые основы реформирования и развития органов государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации: Сб. ст. / Отв. ред. И.А. Кравец, В.С. Курчеев. Новосибирск, 2005.
Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960.
Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учеб. для вузов и факультетов. М., 2001.
Овсепян Ж.И. Пробелы и дефекты как категории конституционного права // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 15.
Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1978.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992.
Поляков А.В. Общая теория права. СПб., 2003.
Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. N 28-П // Вестн. Конституционного Суда РФ. 1999. N 2.
Постановление Конституционного Суда РФ от 11 июля 2000 г. N 12-П // СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3118.
Привалова С.В. Конституционно-правовая реформа в современной России (Научно-практическая конференция) // Государство и право. 2000. N 5.
Путин В.В. Наш долг - бережно относиться к Конституции // Журн. рос. права. 2004. N 1.
Сабо И. Социалистическое право. М., 1964.
Седельник В.В. Понятие и классификация пробелов в праве // Механизм правового регулирования общественных отношений: теория и практика: Материалы междунар. науч.-практ. конф. (Гродно, 4 - 5 апреля 2008 г.). Гродно, 2008.
Сергевнин С.Л. Отдельные проблемы конституционно-правового регулирования в контексте общетеоретических проблем пробелов и дефектов // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: Материалы междунар. науч. конф. (Москва, 28 - 31 марта 2007 г.) / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2008.
Страшун Б.А. Конституционное право России: его некоторые пробелы // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: Материалы Междунар. науч. конф. (Москва, 28 - 31 марта 2007 г.) / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2008.
Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. М., 2002.
Хабриева Т.Я. Реформирование Конституции Российской Федерации: возможность и необходимость // Журн. рос. права. 2003. N 11.
Цыбуляк С.И. Понятие и виды дефектов правового регулирования // Право и политика. 2012. N 7.
Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2001.
Чиркин В.Е. Конституция РФ: к вопросу о пробелах и дефектах // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: Материалы Междунар. науч. конф. (Москва, 28 - 31 марта 2007 г.) / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2008.
Чиркин В.Е. О некоторых проблемах реформы российской Конституции // Государство и право. 2000. N 6.
Щербакова Н.В. Пробел в Конституции Российской Федерации как проблема теории конституционного права // Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения: Материалы междунар. науч. конф. (Москва, 28 - 31 марта 2007 г.) / Под ред. С. А. Авакьяна. М., 2008.
Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976.

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна