Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Разрушители российского образования. Эвриканец Адамский. (Материалы Общероссийского общественного движения "Всероссийское Родительское движение").

3.02.2011 23:22      Просмотров: 7940      Комментариев: 4      Категория: Разрушение российской науки и образования

Источники информации -  http://www.oodvrs.ru/article/index.php?id_article=180

                                               -  http://www.proshkolu.ru/user/Personalist/

ОБЩЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ  «ВСЕРОССИЙСКОЕ РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ»

СЕРИЯ: «РАЗРУШИТЕЛИ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ»


Екатеринбург

2007

 

«… не всем нравится стабильное  поступательное развитие нашей страны.
Растет и поток денег из-за рубежа, используемых для прямого вмешательства
в наши внутренние дела» (Президент России В.В. Путин)

ЭВРИКАНЕЦ  АДАМСКИЙ

 

Кто такой Александр Изотович Адамский?

   Недавно в интервью агентству «Интерфакс» заместитель руководителя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин сделал примечательное заявление. Он предложил «очень серьезно» поставить вопрос о том, «почему причудливые взгляды господина Адамского пропагандируются через государственно-педагогическую систему и почему его институт в обход такого авторитетного учреждения, как Российская академия образования, несоразмерно влияет на политику Министерства образования и науки».

    Кто же такой этот самый Адамский? Чем занимается его «институт», и какие такие «причудливые взгляды» Адамского вызвали столь резкую оценку офи-циального представителя Русской Православной Церкви? На чем основана такая оценка? Не является ли она просто узко-конфессиональной или отражающей мнение только одного священнослужителя Русской Православной Церкви?

   Учитывая весьма существенное количество выступлений, комментариев и даже просто реплик Адамского в российском информационном пространстве, ответы на эти вопросы, думается, будут интересными для общественности. Прежде всего, педагогической общественности, а также для депутатов, чиновников и всех других, кто ныне сталкивается или столкнется с «институтом» Адамского и его собственными «причудливыми взглядами». Представленные в настоящем аналитическом материале, подготовленном на основе открытых публикаций в СМИ, педагогической литературе, сети Интернет, разносторонние сведения помогут объективно и критично оценить не только взгляды Адамского на обучение и воспитание детей, но и все основывающиеся на них действия, инициативы, проекты, которые, к сожалению, в настоящее время серьезно и негативно влияют на работу федерального Министерства образования и науки.

   Можно уверенно сказать, что большинство практических работников образования на местах мало слышали об Адамском или не знают о нем вообще ничего. В отличие, например, от имен его идейных единомышленников и предтеч, типа Днепрова, чья фамилия стала нарицательной как символ «демократического погрома» отечественного образования в 1990-х годах. Адамский – выходец из той самой «днепровской» компании перестройщиков-погромщиков нашего образования в смутные 1990-е годы. Однако, его взгляды, выступления, действия как теневого «идеолога» школьной политики, особенно в последнее время в фурсенковском министерстве образования и науки, при их ближайшем рассмотрении оказываются куда более опасными и разрушительными, чем даже деятельность Днепрова.

   Итак, Александр Изотович Адамский – ректор автономной некоммерческой образовательной организации Института образовательной политики «Эврика». Он же член Общественной палаты РФ, заместитель председателя комиссии Об-щественной палаты РФ по вопросам интеллектуального потенциала нации. Это основная, профильная комиссия Общественной палаты РФ в сфере образования (просто комиссии по вопросам образования или по вопросам образования и науки почему-то не было создано). Но все это – «общественная деятельность» за рамками государственной системы управления образованием. Поэтому у А.И. Адамского есть еще одна должность, напрямую связанная с его «причудливым» влиянием на государственную образовательную политику: председатель совета сети федеральных экспериментальных площадок Министерства образования России. 

   Эта его должность и возможности, связанные с ней, в том числе финансо-вые, позволяют понять, почему Александр Изотович «на короткой ноге» с началь-никами в федеральном министерстве, чья деятельность (или бездействие) непосредственно влияет на обучение и воспитание всех детей в нашей стране.
Фактически Адамский со своими сотрудниками полностью контролирует «экспериментальную деятельность» федерального министерства, тем самым, реально определяя перспективы и направления развития российской системы образования. Предоставляя простор для работы и бюджетные деньги для одних направлений, не давая перспектив и денег другим направлениям, не отвечающим его взглядам на школу, систему образования, его пониманию истории России и отечественной культуры. На этом месте у него имеются идеальные условия для не допущения таких инициатив, «наказания рублем» (хотя бы, и в виде отказа в выделении средств) тех, кто не желает выполнять его идеологические установки, считая их вредными. Или делает что-то свое, несовместимое с идеологией Адамского (например, развивает изучение православной культуры в светской школе).

   При этом для удобства все делается с участием негосударственной структуры – некоего института образовательной политики «Эврика». Можно с уверен-ностью предположить, что такая модель является весьма эффективной для пе-рераспределения средств налогоплательщиков (наших с вами налогов), выде-ляемых из бюджета на нужды государственной и муниципальной системы обра-зования туда, куда сочтет целесообразным Адамский и его сотрудники. При этом он лично как бы «не у дел». Он не чиновник Министерства, он как бы представля-ет «общество», педагогическую или научную общественность. Но фактически с использованием бюджетных средств организует влияние на государственную по-литику в области образования. Осуществляет свою разрушительную пропаганду (об этом скажем ниже), в том числе и посредством сети печатных изданий для педагогов (также, вполне вероятно, издающихся с привлечением бюджетных средств, а не только на прибыль от продажи или частные средства).

    Указывается, что Адамский – главный редактор Издательского дома «Эв-рика» («Педагогический Вестник», «Вести образования», «Школьный бухгалтер», «Школьный юрист», «Перемены»). При этом имеется еще некая Алла Антонова – заместитель главного редактора газет «Педагогический Вестник», «Вести образо-вания», «Школьный бухгалтер», «Школьный юрист», журнала «Перемены». Она же – директор Института образовательной политики «Эврика» и, что самое инте-ресное, – директор конкурса культурно-образовательных инициатив на статус Федеральной экспериментальной площадки Министерства образования.  Схема вполне понятная. Директор конкурса не может не влиять на процедуру конкурса, отбор кандидатов, принятие итоговых решений о «достойных». Фактически же получается, что этот конкурс, а значит и выделение бюджетных средств отдано в руки негосударственной структуре. Той самой «Эврике», где А. Антонова тоже директор, а ее ректор – главный эвриканец Александр Изотович Адамский.

   Эвриканец – это самоназвание людей, связанных с организацией Адамского «Эврика». На одном из сайтов этой организации  дается такое шутливое разъяснение термина в специально составленном словарике: «человек, который понимает, что этот словарь составил не сумасшедший». Прояснить сущность этого мировоззрения и «тайного знания» эвриканцев помогают такие определения: «Проект – прошлое, настоящее и будущее эвриканца», «Медиа – здесь работают эвриканцы», «Корреспондент проекта «Медиа» – человек (если его можно назвать человеком) который хочет знать все, и ему все равно каким способом это можно добыть)», «Адамский Александр Изотович – человек, который дает эвриканцем понять, что они еще не сошли с ума, а занимаются объективной и интересной работой», «Эврика – это сладкое слово, родина!».

   Понятно, что это, якобы, писали дети, шутили они так, оригинально самовыражались. Но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Так и здесь. Одних этих «шутливых определений» грамотному педагогу достаточно, чтобы понять, какого рода идеи и ценности усваивают в «Эврике» Адамского российские дети. Ниже мы еще специально рассмотрим этот вопрос. Далее будет показано, что это самое эвриканство – просто одно из названий, по сути, асоциального и антигражданского оккультно-элитарного мировоззрения, которое «исповедует» сам Адамский и желает внедрять в российские школы вместо традиционной духовной культуры и мировоззрения русского и других народов России, прежде всего православного христианства.

   Если обратиться к сообщениям СМИ, А.И. Адамский в настоящее время ак-тивно представляется в качестве одного из ведущих экспертов по образованию в Российской Федерации. В том числе по вопросам образовательного права и его совершенствования, администрирования образовательной среды, «педагогических инноваций», а также содержания образования, прежде всего школьного, и его развития (включая вопросы изучения религии в школе). Иначе говоря – специалист по всем вопросам, «философ-многостаночник». При этом, как уже отмечено, он постоянно, навязчиво демонстрирует свою якобы непричастность к государству и государственной политике в области образования, в том числе к дейст-виям федерального Министерства образования и науки. Даже зачастую пред-ставляется критиком политики министерства и государства в целом в сфере образования от лица то ли «передовых» ученых, то ли педагогов-новаторов (без уточнения, кому нужны их новации и есть ли от них польза), то ли вообще – гражданского общества в целом.

   Настоящий материал подготовлен с целью проверки обоснованности такого представления об этом человеке. Необходима более объективная, основанная на фактах, а не саморекламе, оценка его действительного уровня профессиональной компетентности, мировоззренческих установок и общей культуры, а также анализ его действий и выявление того реального вреда, который он уже нанес и продолжает наносить российскому образованию. Это важно, поскольку такие люди, как Адамский, никогда сами не успокоятся. Пока они либо не получат полный контроль над российским образованием, а значит, и над нашим будущим, либо пока их влияние на систему образования, обучение и воспитание наших детей не будет исключено принципиальным решением органов государственной власти.

   На последнее, пока, к сожалению, рассчитывать трудно, слишком много единомышленников Адамского рассажены по чиновничьим кабинетам. Но про-цессы восстановления и укрепления суверенной российской государственности, духовно-нравственного возрождения российского общества, всех народов России вселяют веру в то, что рано или поздно мы сможем освободить наше государство и нашу школу от разрушительного влияния и необходимости паразитического «кормления» всех этих «эвриканцев».

   Настоящий материал следует рассматривать в русле необходимости ре-шения этой жизненно важной для общества проблемы, потому что такие люди, как Адамский, в нашем образовании гораздо более опасны для общества и государства, чем ходорковские в экономике или даже березовские в публичной поли-тике. Борясь за независимость государства и общенациональные интересы в экономике и политике, не следует забывать о сфере образования, иначе любые достижения страны в экономике и политике будет обесценены.

    В выступлениях и публикациях А.И. Адамский представляется «доктором философии» или «доктором философии образования». Такое представление (особенно просто «доктором философии») без уточнения, что речь идет о так называемой ученой степени PhD , а наиболее вероятно – об «ученой степени», выданной одной из общественных организаций, многих у нас может ввести в заблуждение. Ведь обнаружить названия его защищенных у нас диссертаций (кандидатской и докторской) по философии невозможно. Но даже если Адамский и получил степень «доктора философии» (PhD) в одной из зарубежных организаций, указанная степень примерно соответствует российской степени кандидата наук (если не ниже, реальный уровень степени зависит от того, где именно она была присуждена). Хотя, все-таки отметим, что за рубежом степень «доктора филосо-фии образования» (именно в таком написании) не существует.
А.И. Адамский стал таким «доктором» уже в 1993 г., и одновременно образовалась та самая «Эврика», вначале как некий «Свободный университет». Видимо, остепенять молодого эвриканца Адамского настоящей отечественной кандидатской, да затем еще и докторской степенью по философии (как и по педагогике) сочли слишком долгим и затруднительным. Таким образом, к 1993 г. Адамский получил этого «доктора», получил базу для работы, после чего подготовленный «снаряд» уже можно было «выводить на цель».

   Справедливости ради надо отметить, что в публикациях последних лет Адамский представляется уже как «Доктор философии образования, кандидат педагогических наук».  Действительно, имеется информация о наличии у Адам-ского диссертации на тему «Общественно-педагогическое движение в отечест-венном образовании в 1980-е-90-е гг. XX в.» по педагогической специальности 13.00.01., которая защищена им только в 2003 году. Судя по названию, в ней должна идти речь как раз о делах самого Адамского и его единомышленников в российской системе образования в эти годы, о чем и будет подробно сказано ни-же. Там же будет показано, что эти дела реально направлены против отечествен-ного образования, противоречат ценностям и традициям российской педагогики и враждебны российскому обществу и государству.

    Таким образом, в научной среде недавно защитившийся кандидат наук Александр Изотович никакого серьезного признания как ученый-педагог не име-ет. Равно не известны научной общественности и его серьезные научные работы по педагогике или образовательному праву, если не считать таковыми газетные и журнальные статьи, интервью, выступления и т.п. О какой-то серьезной педагогической практике, педагогическом опыте А.И. Адамского так же говорить не приходится. В 1982 г. им получен диплом физического факультета ГПИ им. В.И. Ленина, но о его длительной систематической педагогической работе хотя бы просто учителем сведений нет. Указано: «учитель физики и астрономии, звание учителя средней школы».  Что это за «звание» такое? Почетное звание, что ли? Надо бы указать, что работал в должности учителя и где, в какой школе. Но, похоже, Адамский не очень стремился на должность трудяги-учителя по физике и астрономии в школе. До 1985 г. он уже работает в «Учительской газе¬те» в отделе писем. Ну а оттуда – сразу в «верхи», в образовательную политику, в «доктора философии образования». В роль эксперта (без авторитета и серьезной научной квалификации) для руководителей образования и в роль учителя (без солидного педагогического опыта) для учителей.

   И уже здесь Адамский занялся «своим делом»: сочинением всяких про-грамм и проектов, организацией различных мероприятий, лекций, семинаров и т.п. по пропаганде и внедрению в отечественную систему образования, открытую тогда настежь «всем ветрам», сомнительных западных педагогических систем и практик типа школ М. Монтессори или оккультно-религиозной «вальдорфской педагогики». С параллельной выкачкой под это немалых бюджетных средств из разных регионов. Об этом первом периоде «научно-педагогической» деятельно-сти А.И. Адамского весьма содержательно рассказано в статье доктора философских наук А. Буровского:

   «“Оргдеятельностные игры” (далее сокращенно – ОДИ, – прим. авт.) стали применяться для проектирования всего красноярского образования. Уже в августе 1986 г. Г. Щедровицкий “проблематизировал” и “осредствил” невероятное количество педагогов на первой ОДИ на базе университета. Ведущую роль в этом играла структура ОДИ “Эврика”, которая очень быстро переросла в свободный Университет “Эврика”. Создал эту систему некий Александр Адамский.

   До 1985 года он трудился в “Учительской газете” и занимал весьма скромную должность заведующего отделом писем. В конце восьмидесятых годов спрос на новации был велик. Страна возжаждала духовного окормления с Запада, и А. Адамский взял на себя эту миссию. Скажем, пакет документов о школе М. Монтессори, о Роджерс-психологии или Вальфдорской школе стоил “всего-навсего” 60 тысяч рублей. Тогда на эти деньги можно было купить 4-5 хороших кооперативных квартир.

   Не могу назвать общее число семинаров “Эврики”, проведенных А. Адамским и его красноярскими представителями Б. Хасаном и И. Фруминым. Но, во всяком случае, все очередные “программы “развития до... года” для ГорОНО и ГУНО создавались не без их участия. Цифры гонораров называют разные, но очень неслабые... Стоит ли говорить, что ни одна из “Программ развития” никогда не была реализована. Они не для этого предназначались. И семинары, и про-граммы – типичный фиктивно-демонстрационный продукт, который можно только демонстрировать и говорить, что у тебя “это” есть. А использовать нельзя… Семинар А. Адамского, состоявшийся в ноябре 1998 года, обошелся городу в десятки тысяч рублей. Считайте, сколько учителей не получили денег, чтобы оплатить “труды” Александра Изотовича. Точные цифры охраняются яростнее, чем драконы охраняли груды золота. Методологи очень помогли чиновникам от образования в решении их, чиновников, проблем. Методологи помогли чиновникам сохранить кресла во всей политической круговерти, помогли и помогают аккуратнейшим образом выдавать фиктивно-демонстрационный продукт». 

   И такой человек не только берет на себя смелость представляться экспертом в области педагогики, теории образования, но сегодня формулирует и про-талкивает принципиальные и вредоносные решения, касающиеся всеобщего обучения и воспитания детей в нашей стране!

   В процитированной статье на фактической основе А.И. Адамский показан как настоящий авантюрист в педагогике, некий «Чичиков в образовании», «разводящий» провинциальных руководителей образования и педагогов. Но не только. Еще раз обратим внимание на то, что именно внедрял в российских регионах Адамский. Все это не имеет никакого отношения к подлинному научному знанию, к духовным и нравственным ценностям народов России, к тради-ционной культуре российского общества и отечественной педагогике, а в ряде случаев и прямо враждебно этим ценностям и традициям. Как, в частности, «вальдорфская педагогика», созданная на основе нетрадиционно-религиозного учения немецкого оккультиста Р. Штейнера. Напомним, что любой оккультизм имеет асоциальную и антигуманную сущность, делит людей на разные «расы» с разным человеческим достоинством, несовместим не только с традиционными религиями народов России, но и с демократическими ценностями и принципами гуманизма.

   Постепенно «околопедагогические интересы» Адамского перемещались к федеральному центру. В регионах уже «наелись» перестроечных несъедобных «методологических продуктов» и стали меньше за них платить. Можно предположить, что в связи с этим финансовые потоки, о которых пишет А. Буровский, существенно иссякли. Требовались более устойчивые и стабильные каналы финансирования, поэтому в дальнейшем деятельность Адамского сосредоточивается вокруг федерального министерства. Одновременно интересы прозападной партии в нашей стране распространяются от сфер политики и экономики к сфере образования. Политико-экономические результаты «перестройки» надо было закрепить мерами по «мутации менталитета» россиян и понижению общего образовательного уровня населения. Делать это, по мнению заокеанских кукловодов, желательно с самого раннего возраста, а значит – необходимо кардинальное реформирование российской системы общего образования.

   А.И. Адамский становится одним из активных исполнителей этих задач, реализации внешнего контроля над образовательной политикой в России, для чего, естественно, нужны и такие «местные кадры». И его проводят в «святое святых» российской школы, к установлению и развитию содержания общего среднего образования – того, что определяет цели и результаты учебно-воспитательной деятельности в общеобразовательных учреждениях, является содержательной основой для общественного обучения и воспитания всех детей в нашей стране.

   Человек с абсолютно антикультурными и антипедагогическими взглядами, антигосударственной позицией (это будет обоснованно показано ниже), становится с 1999 г. председателем Совета сети федеральный экспериментальных площадок Минобразования России. Занимает должности председателя Совета сети инновационных образовательных учреждений, члена Российского совета развития образования (РОСРО), президиума экспертного совета по учебникам Минобрнауки России, Экономического совета Рособразования.  Как такое стало возможным?

Адамский в системе внешнего управления  российским образованием

   В начале 1990-х годов направленцы госдепартамента США открыто заседали в кабинетах российского правительства и давали свои указания. Одни такие пришлые «благодетели» искусственно ограничивали финансирование системы образования, другие присылали богатые гранты, «помощь» на образование, «модернизацию» с учетом их интересов. «Кто платит, тот и заказывает музыку». Так в середине 1990-х годов российское общество и Российское государство были фактически отстранены от управления в сфере образования, и реально управление перешло к команде «модернизаторов».

   На первой стадии они финансировались в основном из-за рубежа. Но американцы не любят платить. Колониальное управление должно осуществляться на самофинансировании. И ныне мы все, граждане России, сами оплачиваем установление в нашей стране режима «ограниченного суверенитета» в сфере образования, поскольку налажены каналы и механизмы непосредственно бюджетного финансирования разрушения и колонизации нашей школы. Из нашего с вами кармана.

   Для этого подобраны, продвинуты и работают соответствующие кадры, последовательно и ежедневно, как древоточные жуки, действующие для разрушения социокультурных основ российского образования, снижения его качества, фундаментальности, конкурентоспособности. Они явно и тайно препятствуют восстановлению исторической и культурной преемственности русской школы. Под любыми предлогами дискредитируют, опошляют, разваливают любые инициативы, направленные на развитие патриотического воспитания учащихся, формирования в обучении российской гражданственности, национально-культурной идентичности учащихся – новых поколений русского народа как государствообразующего, а также и других народов России. Адамский и был «встроен» в эту деятельность, реализацию того, что можно было бы назвать зарубежным антироссийским, разрушительным проектом в сфере образования.

    Здесь и надо искать причины явно неадекватного (несоразмерного с уровнем его научно-образовательной подготовки и профессиональной компетенции) влияния А.И. Адамского на российскую школу, управление российским образованием в настоящее время.

   На первом этапе Адамский, как и все демагоги-реформаторы, рассуждал о свободе, многообразии, реальном выборе для всех: «Именно многообразие и должно предоставить эти возможные варианты. Нам крайне необходимо многообразие в образовании, чтобы будущее поколение жителей нашей страны имело опыт реального выбора, чтобы оно научилось нести за свой выбор ответственность» . На самом деле, их целью всегда было и ныне является установление жесткого, тоталитарного контроля над людьми. В том числе в сфере образования. Когда простые граждане не имеют никакого выбора, и нет никакого многообразия. Это, например, подтверждает жесткая позиция Адамского и его сторонников во власти по вопросу удовлетворения образовательных потребностей граждан на изучение их детьми в школах курсов православной культуры, о чем еще будет сказано ниже. Они препятствуют реализации такой практики даже на добровольной основе, оспаривают ее, пытаются ограничить или запретить вовсе. И одновременно навязать всем, в том числе православным семьям, родителям и их детям, изучение истории религий по секулярно-атеистическим учебникам, формирующим безразлично-негативное отношении к религии. Здесь уже без всяких разглагольствований про свободу и ответственность, многообразие и «опыт реального выбора».

   Процессы экономического «удушения» российской школы: нищенские зарплаты учителей, развал в системе обеспечения учебного процесса оборудовани-ем, пособиями, имущественное разделение школьников и т.п. в 1990-е годы постепенно делали свое дело. Однако требовалось еще и другое – изменение самих социокультурных основ российской школы, основ обучения, воспитания и управления школой как социальным институтом. Для этого недостаточно просто экономических мер.

  Требовались такие реформы, которые бы преобразовали общеобразовательную школу супердержавы, стоявшей на передовых рубежах мировой науки, в школу колониального сырьевого придатка. И при этом надо было не допустить восстановления в российской школе традиционных духовно-нравственных основ образовательной деятельности, практики патриотического и гражданского воспитания учащихся с учетом новых социокультурных реалий, свободы от идеологи-ческого атеистического диктата, в частности и религиозного образования и воспитания на основе традиционных ценностей народов России. Иначе все меры по снижению общеобразовательной подготовки наших детей не дадут ожидаемого «заказчиком» эффекта. Дети, которые с детства будут убеждены, что Россия – их единственная и любимая Родина, что они ее единственные и полноправные хозяева, должные в своем доме управляться по заповедям Божьим и добрым заветам предков, никогда не станут быдлом «нового мирового порядка». А любые частные пробелы в обучении, научных знаниях всегда можно быстро восполнить.

   Так выделились три основных направления «реформирования» и «модернизации» российской школы, которые и реализует Адамский:

1) понижение общего уровня обучения, фундаментальности, научных основ общего среднего образования;

2) разрушение единой общенациональной и общедоступной школы;

3) недопущение восстановления традиционного духовно-нравственного компонента в системе образования, прежде всего в общеобразовательной школе. Замена в ней «отработавшей» коммунистической идеологии на все что угодно, кроме традиционных духовно-нравственных ценностей, формирующих национально-культурную и гражданскую идентичность новых поколений россиян.

   Эти реальные направления «модернизации» и стали идеологией и сутью всей деятельности А.И. Адамского. И надо сказать, что на этих направлениях Адамский и его сотоварищи к настоящему времени уже многого добились.

   Активная работа началась во второй половине 1990-х годов в смутное время позднего ельцинизма, когда в стране нарастали процессы анархии, экономика двигалась к искусственному кризису 1998 г., в политике стимулировались сепаратистские тенденции, общественная безопасность была подорвана, и многим людям было просто не до школы. Именно в это время возникает на горизонте «модернизация общего образования».

   Напомним, что как раз в 1998-1999 гг. стали внедряться в образовательную практику первые постсоветские стандарты общего среднего образования, уста-навливающие обязательное содержание общего среднего образования, в том числе гуманитарных дисциплин (история, обществоведение, литература и др.). Понятно, что для каждого гражданина России, нормального родителя вовсе не безразлично то, чему учат его ребенка на уроках истории, литературы и т.д., какие ценности при этом формируют, какие качества личности воспитывают. Кроме того, в условиях развала советской системы воспитания школьников, далеко не сложившейся еще новой системы, именно учебный процесс, изучение основных гуманитарных учебных дисциплин является главным фактором духовно-нравственных воздействий на школьников, их воспитания в школе.

   Эти первые стандарты были созданы на основе разработок ученых Российской академии образования , которые в целом отражали новую социальную реальность, новые условия жизни российского общества. К ним можно было выражать претензии, они имели свои недостатки, но на то время это был достаточно адекватный материал, который можно было в дальнейшем совершенствовать, развивать, поскольку, согласно законодательству Российской Федерации об об-разовании, стандарты должны были регулярно обновляться (раз в 5 лет, ныне раз в 10 лет).

   Стандарты 1998-1999 г. были одобрены и приняты приказами Минобразования России, стали постепенно внедряться в практику – по ним создавались учебники, программы, шло обучение, проводились итоговые аттестации учащихся, экзамены и т.д.

   Но параллельно, и прежде широкого внедрения, первым логическим шагом после их разработки в академии образования и одобрения Министерством образования, должно было стать закрепление их основных положений федеральным законом, как того требует статья 7 Закона РФ «Об образовании». Однако этого не произошло. По каким-то причинам (надо думать, не случайно) их обсуждение депутатами, уполномоченными представителями народа, и закрепление законом было сорвано. А вместо этого вдруг возникает группа разработчиков уже нового поколения стандартов с уже почти готовой их концепцией и многими принципиальными изменениями, ломающими структуру и содержание стандартов 1998-1999 гг. Здесь в окружении Днепрова и появляется Адамский, который стал одним из руководителей этого разрушительного проекта.

   Да, теоретически после принятия первого варианта стандартов, практически сразу надо было приступать к работе над их обновлением. Но вначале они должны были быть закреплены федеральным законом. Только это делало их официальными, полностью законными. При этом в процессе обсуждений в Госу-дарственной Думе в них могли быть внесены изменения. Поэтому очевидно, что никакой серьезной доработки, тем более разработки нового варианта нельзя было начинать до принятия стандартов Государственной Думой. Именно с момента принятия соответствующего федерального закона и должны были отсчитываться те самые 5 лет, которые закон давал на подготовку обновленных вариантов стандартов, учитывающих новые явления в социальной жизни, новые научные открытия, изменения в правовой и политической системах и т.д. В том числе и новые запросы и потребности в сфере образования граждан, родителей обучающихся и самих учащихся. Для чего, естественно, федеральное Министерство должно было организовать соответствующую работу, вести мониторинг таких запросов, их изучение и формулировать их как новые требования к содержанию общеобразовательной подготовки всех детей в нашем обществе.

   И здесь была проведена операция «внешнего вливания». Можно предположить, что официально, в указанных условиях, без законного установления первого варианта стандартов получить средства на подготовку другого варианта стандартов было затруднительно (а многим уже хотелось). Поэтому была оказана «американская гуманитарная помощь». На зарубежные средства были подготов-лены материалы, предусматривающие существенные изменения в содержании общего среднего образования, никоим образом не учитывающие ни потребности Российского государства, ни, главное – наши образовательные потребности как граждан России. Это «Основные положения концепции очередного этапа реформирования системы образования» (в соавторах А. Адамского тогда были известные «реформаторы» министр В. Кинелев, экс-министр, а на тот момент директор отраслевого НИИ Э. Днепров), «Стратегия модернизации содержания общего об-разования» (Материалы для разработки документов по обновлению общего об-разования, Москва, 2001) и ряд других материалов и документов.

   Заметим, что здесь уже закладывалась, как нечто бесспорное, идея постоянного реформирования российской системы образования. Реформирования как бесконечного процесса, который фактически ставится в центр внимания и является самоцелью, выделяется как смысл и результат «заботы» государства о школе. Вместо, например ясных и конструктивных целей, типа: повышение финансирования сферы образования до определенного уровня (например, в Китае ныне поставлена планка в 4% от ВВП), развитие материально-технической базы школ, обновления гуманитарного образования в соответствии с новыми социокультурными условиями и запросами российского общества и т.д.

    Соответственно, и сами новые стандарты общего среднего образования делались полностью в рамках этой идеологии «бесконечного реформирования» и тоже вначале на зарубежные средства. В официальных сообщениях Минобразования указывалось, что этим занималась рабочая группа по программам внешних заимствований от Международного банка реконструкции и развития (МБРР) в рамках программы Минобразования России и Национального Фонда подготовки кадров «Совершенствование и развитие системы государственных образовательных стандартов и тестирования». Координатор группы – А. Пинский (известный своим навязыванием российской системе образования упомянутой выше оккультно-религиозной «вальдорфской педагогики») с участием А. Водянского, Э. Днепрова и др.

   Эти материалы вызвали бурю жесткой обоснованной критики педагогической общественности и даже ряда грамотных и не ангажированных чиновников. Вполне в духе методики «скручивания мозгов», заимствованной А. Адамским у псевдометодологов, у которых он обучался псевдонаучному словоблудию еще в конце 1980-х годов, они были наполнены бессодержательной лексикой: «углубить практическую направленность», «усилить инновационный компонент», «гуманизация и гуманитаризация образования», «повышение роли гражданских функций» и т.п.

   Здесь же ясно всплыла идея подмены реальной основы образования – суммы преподаваемой информации и соответствующих знаний на некие абстрактные «компетенции».

   Об этих «компетенциях» в ученом сообществе развернулись бесконечные дискуссии, споры о словах, отвлекающие внимание от главного, и никуда не ведущие. А главное было то, что новые варианты стандартов обязательного для всех детей образования содержали изменения, полностью лежащие в русле указанных выше основных направлений реформирования-разрушения отечественной школы. Сокращались учебные часы (именно часы, а не «компетенции») на обязательное изучение истории, но значительно увеличивалась учебная нагрузка по иностранному языку. В первом варианте, списанном, вероятно, просто «по кальке» зарубежных заказчиков, вводилось изучения иностранного языка с 1 класса – когда ребенок еще толком не может говорить на родном языке! Потом, правда, изменили на изучение со 2 класса, что реально несет не меньший вред.

   Одновременно разрушалась система изучения основных естественнонаучных дисциплин, часы на них тоже сокращали, их объединяли в «интегрированные курсы», чем разрушалось формирование системных основ научного видения мира. Чтобы «заполнить» учебный план и не дать использовать его ресурсы для курсов духовно-нравственного воспитания, в частности, курсов религиозной культуры, изучение обществоведения ввели сначала с 5, потом, правда, с 6 класса (было с 8), и тоже увеличили на него обязательную минимальную учебную нагрузку. Хотя никакой необходимости и потребности в этом не было.

   Реформа ступеней обучения также была не менее вредной и абсурдной. Была предложена 12-летняя школа. Однако вместо восстановления на первых двух степенях полноценной десятилетки по схеме 4-6-2 (начальная, основная, полная средняя школа), когда в основной школе за 6 лет можно организовать нормальное постепенное освоение основных общеобразовательных линейных курсов (история, физика, математика и др.), попытались внедрять абсурдное «предшкольное образование» по схеме 2-4-4-2. Если бы это прошло, наши дети не только бы лишились детства, поскольку начало обучения для них стало бы с 6 или даже 5 лет, но и было бы окончательно разрушено линейное изучение основных учебных курсов на основной ступени общего среднего образования. И ныне педагоги стонут от реформы, когда они должны преподавать, например, линейный курс истории только 5 лет (в 5 - 9 классах) вместо 6 лет как было раньше в десятилетке (5 - 10 классы), а потом все повторять «галопом по Европе» в 10-11 классах. А здесь их бы еще усекли до 4 лет.

   Была сделана и первая попытка разрушения самого фундаментального, содержательного ядра общего среднего образования. В обязательные минимумы содержания образования по предметам, представляющие собой перечни обязательных для усвоения учащимися понятий, представлений, фактов, событий, за-конов и т.д., были введены так называемые курсивные элементы, обязательные для предъявления школьникам, но не обязательные для контроля знаний. Как указывали многие специалисты, это фактически разрушало стандарт, запутывало авторов пособий, педагогов и вело к дезорганизации учебного процесса. Учебный стандарт как основа, минимум, в принципе, по сути, не может и не должен содержать элементы различной степени «обязательности».

   Кроме того, собственно, содержание, наполнение обязательных миниму-мов содержания образования по гуманитарным дисциплинам оказалось существенно хуже, чем в стандартах 1998-1999 гг. Курсы естественнонаучных дисциплин было значительно «понижены» в плане фундаментальности, основательности и системности научных знаний. Курсы гуманитарных дисциплин, прежде всего ис-тории, жестко ориентированы на теорию «догоняющей модернизации», «заталкивание» истории нашей страны в идеологические схемы «нового мирового порядка». Из них вымывалось гражданско-патриотическое содержание, в результате чего стало возможным появление антироссийских учебников по истории (стандарт ограничивает автора учебника, и он обязан опираться на положения стандарта).

   Понятно, что обсуждение такого «обновления» обязательного минимума содержания образования для всех наших детей могло бы вызвать в Государственной Думе многие вопросы, несогласия, а то и протесты.

   Подчеркнем, что вся деятельность по разработке этого, второго варианта общеобразовательных стандартов уже была изначально противозаконной. Она финансировалась не только из-за рубежа, поэтому все государственные расходы на проталкивание этого нового варианта стандартов при не принятом федеральном законом предыдущем варианте 1998-1999 гг. являются, по сути, нецелевым расходованием бюджетных средств. А деньги из бюджета на это пошли немалые. По данным СМИ – 2 млрд. рублей. 

   В этой же публикации сообщается, что, якобы, Министерство образования и науки уже оспорило этот «стандарт, разработанный при министре Филиппове» в Верховном суде, и он был якобы отменен. То есть «на голубом глазу» чиновники отрекаются от только что, недавно (2004 г.) принятых, одобренных в Министерстве стандартов, за которые и они, надо думать, получали какие-то деньги. По которым только-только написаны и напечатаны учебники и пособия (это дело не одного года), которые совсем недавно начали поступать в школы. Заметим, что распространение и этих учебников и пособий, фактически, также, строго говоря, не вполне законно, ведь стандарты, по которым они написаны, тоже до сих пор не закреплены законом. Как бы там ни было с Верховным судом, но в системе общего среднего образования продолжается фактический переход на стандарты 2004 года. Учебные издательства готовят и печатают обновленные учебники и пособия, по ним занимаются в школах.

    Однако тот факт, что и эти варианты стандартов до сих пор, с 2004 г., не утверждены федеральным законом, привел к абсурдной ситуации. Она была совсем заведена в тупик, когда министр А.А. Фурсенко в 2005 г. сообщил в регионы , что оба эти варианта стандартов могут использоваться в образовательной практике «как равноправные». При этом оба варианта стандартов были лукаво названы «первым поколением» общеобразовательных стандартов, хотя это принципиально разные варианты. Чехарда и растраты средств в издательствах еще больше возросли, они были вынуждены создавать и печатать учебники по каждому предмету в двух вариантах, одновременно по двум вариантам стандар-та. Почему же ситуация не была разрешена единственно нормальным путем – посредством внесения Министерством образования через Правительство в Государственную Думу одного из вариантов стандартов? Сегодня ответ очевиден. Это шло вразрез с подрывной работой Адамского, его подельников и «заказом» наших геополитических конкурентов, «внешних управляющих» нашим образованием. Им требовалось идти дальше, разрушать нашу школу дальше, и эта работа никак не предусматривала ее обсуждение в Государственной Думе.

   Вот так и появился следующий этап «модернизации общего образования», в рамках которого проблема одобрения стандартов общего среднего об-разования народом, его законными представителями в высшем органе пред-ставительной власти решается кардинально. Государственная Дума просто исключалась из решения этого вопроса, для чего надо ликвидировать соответствующие нормы Закона РФ «Об образовании». Таким образом, с 2007 года Минобрнауки начинает официально проталкивать уже совершенно новое «изделие» Адамского и его компании – новую реформу, которая должна дать «окончательное решение» вопроса о нашей школе. Это действительно последовательный и логический шаг в разрушении нашей школы, а также государственно-общественного характера управления российской системой образования. По данной реформе:

1. Ликвидируется контроль гражданского общества через представительные органы власти над содержанием общего образования, обязательного для всех детей в стране. Норма закона об установлении основных положений стандартов общего среднего образования федеральным законом, Государственной Думой – исключается. Это будет теперь делать Министерство обра-зования и науки, читай – могут делать Адамский и товарищи, вернее их «система параллельного управления».

2. Фактически ликвидируется стандартизация общего среднего образования как суммы определенных знаний, понятий, представлений, которые должен освоить ученик. Обязательные минимумы содержания образования заменяются непонятно на что (никто пока не видел). Например, это могут быть примерные учебные программы по предметам, идеологию и содержание которых вполне могут определять Адамский и товарищи.

3. Чтобы не было «самодеятельности» в регионах, особенно в сфере духовно-нравственного воспитания учащихся, воспитания патриотизма, любви к Родине, а также в сфере изучения традиционной религиозной культуры – ликвидируется трехкомпонентная структура школьного учебного плана, отражающая федеративное устройство государства, региональные и местные национально-культурные особенности. Регионы и школы лишаются права вводить изучение учебных предметов в рамках их «сектора» в учебном плане (примерно до 10% у региона и до 15% у конкретной школы) – как раз тех, которые нужны обществу, людям в регионах и на местах. Теперь все содержание образования, в том числе гуманитарное, как обязательное, будет спускаться сверху, от федерального министерства. И, вновь вполне реально, – от Адамского и его товарищей, «системы параллельного управления» и ее реальных модераторов за рубежами РФ.
Этот убийственный для нашей школы и самоубийственный для самой Государственной Думы в части ее функций и полномочий в сфере образования законопроект № 448303-4 летом был внесен Правительством в Государственную Думу. В преддверии предвыборной лихорадки был недавно быстренько протащен в первом чтении.  Активное участие в проталкивании этого законопроекта принял Адамский.  

   Вполне понятна цель Адамского и компании – протащить его до перевыборов Государственной Думы. Многим пока еще действующим депутатам это уже как бы не важно – они уходят из Думы, поэтому лучшего времени для этой затеи не будет. В период перевыборов депутатов и президента за несколько лет новые правила будут внедряться явочным порядком в систему образования административными и финансовыми мерами. Таким образом, будет ликвидирован установленный ныне законом гражданский контроль над российской школой.

   Политикам будет не до реальных проблем общества, они будут бороться за власть. Адамский и компания в это время будут достраивать систему контроля над русской школой. Контроля, не менее идеологического и жесткого, чем в ком-мунистический период. Контроля школ и педагогов «от Москвы до самых до окра-ин». Новые депутаты, пока они будут избраны и освоятся, еще неизвестно когда, как, и будут ли вообще допущены до обсуждения проблемы, «расхлебывания» всей этой «каши», изменения положения.

   В случае принятия данного законопроекта на перспективах свободного, демократического развития отечественного образования, средней школы надо будет поставить жирный крест. У нас не остается никакой, хотя бы относительной независимости отечественной школы от геополитических конкурентов и прямых ненавистников нашего Отечества. Федеральное министерство образования становится фактическим проводником, механизмом уничтожения возрождающейся русской школы, российского просвещения. Система складывается вполне очевидная. Концептуальные решения относительно российской школы, системы об-разования в целом принимаются за рубежом. В России их переводят на русский язык, облекают в околонаучную оболочку и рекламируют Адамский и его другие «эвриканцы». Министерство образования и науки, другие государственные и муниципальные органы управления образованием используются просто как меха-низмы для трансляции и внедрения всех этих решений. А российское общество, все мы, наши дети, должны будем только «компетентно» под все это подстраиваться, не имея никаких возможностей спорить или отказаться.

   Таким образом, в настоящее время практически сложилась система параллельного внешнего управления российским образованием, прежде всего общеобразовательной школой, действующая в интересах наших геопо-литических конкурентов и против интересов народа России и Российского государства. Она фактически независима от общества, общественных потребностей, а с принятием законопроекта № 448303-4 она станет и формально-юридически неза-висима не только от общества, но и от его единственных законных, полномочных представителей в органах законодательной власти. Эта система будет фактически независима и от органов исполнительной власти и управления, она их просто использует как технические каналы и механизмы реализации задач, поставленных вне представительных органов власти и просто реализуемых чиновниками за зарплату. Необходимые исполнители, безнравственные или просто глупые чиновники всегда найдутся, а профессиональные качества тут не имеют значения. Можно провести на нужные должности и прямо идейных противников отечественных традиций в образовании, которые будут ломать нашу школу так сказать не за страх, а за совесть.

   В добавление к сказанному про стандарты следует сказать и о ликвидации Федерального экспертного совета (ФЭС), в котором проходили научно-педагогическую экспертизу все учебники и пособия по основным учебным предметам и получали грифы «Допущено» или «Рекомендовано» для использования в образовательном процессе. Эта «операция» также была проведена при участии Адамского. Ей предшествовала организованная кампания дискредитации Федерального экспертного совета в СМИ. Его обвиняли в неэффективности, косности, закрытости, чуть ли не коррумпированности и т.д. Отвечать на это было просто некому, поскольку эта структура была создана именно министерством, а работавшие в секциях ФЭС специалисты привлекались из научных и образовательных учреждений, т.е. имели другое основное место работы. Что же было создано вместо ФЭС?

   Была сконструирована система федеральной экспертизы учебников, деятельность которой не понимают большинство работников образования и от которой буквально стонут почти все авторы пособий и учебные издательства.

   Ранее, на многочисленных предметных секциях ФЭС проходило открытое и компетентное обсуждение учебников и пособий. Сталкивались разные мнения, звучали разные оценки, формировались взвешенные, компетентные профессиональные решения. Были, конечно, и ошибки. А как им не быть, когда экспертизу проходили сотни изданий? Но в результате все они дорабатывались, улучша-лись, а подавляющее большинство негодных отвергалось. Но главное, что экс-пертиза была открытой и всесторонней. Учебник «смотрели» и делали заключения по его содержанию, минимум, три эксперта, их оценки могли расходиться. Затем они докладывались и обсуждались на секции с участием уже более десятка человек, специалистов, учителей, методистов, ученых, самих авторов и издателей.

   Что же сейчас? Сейчас учебники отправляются на экспертизу в институты РАН и РАО. При этом никаких гарантий, что они будут рассмотрены именно специалистом в данной области знаний, нет. Тем более человеком, связанным со школой, знающим требования школьной дидактики, учебный процесс (особенно в институтах РАН). Экспертиза «темная», автор или издательство никак не могут поставить под сомнение обоснованность рецензий, никакой возможности для дискуссии нет. Все решается закрыто, соискателю только объявляется результат. Кто и как решает на самом деле – не ясно, но именно в такой непрозрачной сис-теме и создаются идеальные возможности как для закулисного «исключения» более успешных на рынке конкурентов, так и для идеологического контроля содержания учебников и пособий.

   Кому же может быть выгодна такая практика федеральной экспертизы, очевидно, по всем параметрам худшая бывшей, нормально действовавшей в ФЭС? Да никому, кроме создателей системы внешнего управления российской школой, да нескольких авторов учебников и пособий, которые полностью вписы-ваются в идеологическую программу Адамского и его компании, разделяют их от-ношение к русской культуре и русской школе.

   Таким деятелем, в частности, явился историк А. Чубарьян. Он выступил как союзник Адамского в его борьбе с изучением религиозной культуры в школе. Не достигнувшему успеха в честной конкурентной борьбе с авторами других учебников (а это борьба не только за души наших детей, но и за миллионы денег на централизованные закупки учебников для школ), Чубарьяну была объективно выгодна ликвидация ФЭС, поскольку в открытой, профессиональной дискуссии его «продукция» проигрывала.

    Кроме того, Чубарьян включился в реализацию политического заказа на ликвидацию добровольного изучения основ православной культуры в школах и замену его обязательным курсом по истории религий. Это обещало и реальные дивиденды при включении «истории религий» в список обязательных учебных дисциплин. При этом, проталкивая учебник своей команды, он «отодвинул» другие, уже имевшиеся пособия по истории религий, которые давно использовались в школах. Здесь не будем обсуждать чубарьяновский учебник «Религии мира», это отдельный разговор. Отметим только, что на его изготовление были затрачены огромные бюджетные деньги. Естественно, без всякого совета с людьми, обществом, педагогами – нужна ли им эта книжка? По первым отзывам специалистов-религиоведов и педагогов, ее содержание просто скандальное: история христианства дана как некое ответвление от иудаизма, а история первого тысячелетия христианства – в католической трактовке. И это учебник для российской школы, русской школы на 80% посещающих ее детей и в стране с половиной, по меньшей мере, православного населения! Это просто возмутительно! И еще раз отметим, сделано на наши же деньги.

    Завершая тему с ликвидацией ФЭС, надо сказать о наличии убедительных свидетельств, что и эта, фактически, антигосударственная и антиобщественная акция с разгромом ФЭС как демократической, открытой для общества и педагогического сообщества площадки профессионального обсуждения основных школьных учебников и пособий была заранее спланирована и спонсирована из-за рубежа. Как впрочем, и вся «модернизация общеобразовательной школы», известная нам по Днепрову, Адамскому и т.д.

    Если посмотреть Предварительный вариант концепции Проекта по поддержке реструктурирования системы образования (проект Международного банка реконструкции и развития) от мая 1998 г., выяснятся, что одним из его участников по направлению «Подготовка и переподготовка кадров и руководителей образовательных учреждений» является А.И. Адамский. В документе сказано: «Целью проекта является содействие перестройки сектора образования в соответствии с изменяющимися социально-экономическими условиями в России и требованиями личности, рынка труда и общества». Пункт 2.12 документа гласил: «Министерство образования должно продолжать поддерживать реформу Федерального экспертного совета в рамках программы Инновационного проекта Всемирного банка в области образования, что поможет улучшить состав Федерального списка учебников и разработать новые критерии публикации учебной литературы».

   На каком основании Всемирный банк вторгается в суверенные дела Рос-сийской Федерации в жизненно важной для нашего государства и общества сфере общего среднего образования? Навязывает свои взгляды на содержание учебников, федеральные перечни учебников, «новые критерии публикации учебной литературы» посредством таких вот механизмов?! Что это за Инновационный проект? Не тот ли, чьи «инновации» и реализует Адамский в своем инновационном институте «Эврика»? Кто-то может подумает: ну что плохого? Вот из зарубежных средств мы финансируем наше образование, не тратим свои деньги. Ведь Всемирный банк финансирует многие проекты и в других странах. Что плохого, что за счет его средств мы «улучшим состав Федерального списка учебников»? Что с того, что США контролируют Всемирный банк. Они не рассматривают нас как своих врагов, Россия стремится стать союзником США. Так думать сегодня наивно и безответственно. Понятно, что американские чиновники, госдепартамент США, фактически контролирующие эту международную финансовую организацию, просто используют ее для проведения своей внешней политики. Это уже банальность, и с этим не будет спорить ни один серьезный политолог. И эта политика никоим образом не предусматривает ничего, что укрепляло бы Россию как государство, поскольку Россия рассматривается в США как один из реальных геополитических конкурентов. А вот на вредительство интересам России деньги вполне можно дать.

    Так почему же наша общественность не знает или спокойно относится к тому, что госдепартамент США фактически управляет российской школой, системой образования через таких, как Адамский? Сколько это может продолжаться? Мы что, опять возвращается в 1991 год? И что делать в таких условиях россий-ским педагогам, учителям, просто людям, болеющим за нашу школу? Ложиться под госдепартамент США или все-таки служить своему народу и своей стране? Много вопросов, и почти все они риторические. Каждый сейчас их решает сам и для себя.

   Вернемся к Адамскому и посмотрим теперь, какое обучение и воспитание готовят для наших детей и внуков, учителей и школ Адамский и его компания при всяческой поддержке «благодетелей» России из-за рубежа. Как показано выше, система разрушения уже создана, реализация государственной политики в области образования, разработка содержания общеобразовательных стандартов, рецензирование и выпуск учебников уже фактически под их контролем. Теперь можно постепенно готовить учителей, работников образования к «новым условиям». И вливать в головы наших детей все то, что посчитают полезным для себя Всемирный банк, эвриканец Адамский и ему подобные.

  Взгляды Адамского на обучение и воспитание детей в школе – нигилизм, «педагогический троцкизм» и оккультно-религиозное «эвриканство» вместо традиционной духовной культуры народов России.

    Главной мишенью для Адамского является собственно школа как исторически сложившийся, устойчивый социальный институт обучения и воспитания новых поколений россиян. Работающий на базовых педагогических принципах природо- и культуросообразности, системности обучения с учетом исторических и культурных особенностей российского народа, нашей цивилизации. Такую общеобразовательную школу, в ее единственно возможном нормальном понимании, он всячески, исподволь и прямо дискредитирует. Везде и всюду внушает мысль, что такая школа не выполняет и не может выполнять свои функции.

   И это несмотря на тот очевидный факт, что она и выполняла, и выполняет свои функции, хотя, конечно, не так хорошо как могла бы вследствие подрывной деятельности Адамского и ему подобных в нашей системе образования. При этом школа, построенная на аналогичных принципах, например, в Англии, Израиле, США и других странах, почему-то может выполнять все свои функции, в том числе функцию трансляции знаний и функцию воспитания беззаветно преданных патриотов своей страны, своего государства. И только в России, как постоянно внушает Адамский, это совершенно невозможно.

    Адамский утверждает: «Страшная ложь заключается в том, что в наших головах – учительских, родительских – сформировали стереотип: качество образования – это количество знаний, которое имеет ребенок. Именно эта установка и рождает насилие в школе. И это насилие нарастает как снежный ком. Вначале оно незаметно: ты перестаешь вести себя в соответствии со своей волей и начинаешь вести себя в соответствии с чужой волей – волей учительницы. А она ведет себя так, чтобы обеспечить качество образования – набить ребенка знаниями и навыками в как можно большем объеме. Ее за это и аттестуют, и похвалят. Более того, и родители от учительницы ждут именно этого – чтобы ребенок был набит знаниями по самую макушку. Сделать это без насилия можно, но это требует колоссальных усилий и таланта. Вот и выходит: или сам приобретешь знания, добровольно, или тебя заставят, да еще и ногой придавят – для надежности» .

    Отметим чудовищное качество речи Адамского (это почти во всех его высказываниях). «Эксперт» в области образования просто не владеет нормально русским языком, и его надо переводить на русский язык. Так и здесь: «страшная ложь» заключается в том, что «сформировали стереотип». По-русски надо было сказать – сформировали ложный стереотип. Что же это за такой ложь-стереотип? Это, оказывается, убеждение родителей и педагогов в необходимости освоения нашими детьми, учащимся в российской школе большого объема разных знаний. И убеждение учителей в том, что они, как профессиональны, должны делать для этого все возможное. Русским, татарским, башкирским и т.д. детям, по Адамскому, не надо заполнять свои головы знаниями «по самую макушку», для этого есть другие дети, и не в России. Это фактически и пропагандирует в педагогическом издании Адамский, если заменить вульгарное слово «набивать» на другое, нейтральное слово – заполнять.

   Аргументы для отказа от школьного обучения заключаются не только в том, что учащийся в школе должен следовать «чужой воле – воле учительницы». Образование якобы бессмысленно и потому, что в школе ничего важного вообще узнать нельзя: «Спросите у своих детей: откуда они узнали о клонировании, о Викторе Пелевине, о последних достижениях в компьютерной сфере? Скорее всего, они скажут, что узнали об этом не в школе и не от учителя, а из телевизионных сообщений или по каналам Интернета. Школа сегодня проигрывает жестокое соревнование с другими, ставшими в одночасье образовательными неформальными институтами. Реклама запоминается ребенком лучше, чем правило грамматики. Образ раскованного и уверенного в себе, но малограмотного героя сериала "Улицы разбитых фонарей" убеждает ребенка сильнее, чем школьный учитель или даже директор».

   Абсурд и ложь одновременно, манипулирование сознанием читателя, которое уже достаточно промыто примитивной пропагандой СМИ. Ложь, в частности, потому, что содержание школьного образования (изучение истории, литера-туры, математики и т.д.) и «воля учителя» в его освоении – одобряются родителями учащихся, обществом. Естественно, в той части содержания, которая еще не «реформирована» по Адамскому. Очевидный абсурд и в приводимых примерах, если их подвергнуть критическому анализу. Клонирование, достижения в компьютерной сфере, тем более – Пелевин, не нужны детям очень долгое время, а учащиеся старшего возраста узнают об этом в школе. И еще о множестве вещей, которые «не выловить» в мутных волнах наших СМИ или трудно искать в закоулках Интернета. По существу, Адамский добивается примитивизации содержания общего среднего образования, низведения его до уровня низкопробных телесериалов и бульварной литературы. При этом как бы «за кадром» остается то, что школа – это не только место, где ребенок получает знания, но и место где он формируется как личность в общении, труде, воспитывается.

   Еще один избитый довод: здоровье детей. Мол, школа губит здоровье наших детей и ничего не дает обществу взамен. На уроках дети только теряют здоровье, страдают потому, что им приходится слушать, запоминать, сосредоточиваться. И воспринимать все, что им «неинтересно», не нужно и даже вредно.

   «Мало кто, правда, понимает, что ухудшение здоровья связано прежде всего с тем, что ребенок вынужден высиживать по 40 – 45 минут в классе, скучая и заставляя себя сосредоточиться, вынуждая себя слушать и запоминать то, что ему неинтересно. Само содержание образования - набор определений, правил и алгоритмов, которые нужно просто запомнить, - и есть главная угроза здоровью ребенка... Делать образование более интенсивным нельзя. А заставлять детей в вялотекущем режиме запоминать огромные объемы - пожалуйста. Бегать, прыгать, танцевать, играть, петь и рисовать в полуразрушенной школе нельзя. А модернизировать образование - предписано правительством. Но пока не стряслась беда и пока не пришлось спасателям извлекать из-под школьных обломков наших детей, давайте выделим деньги на ремонт школы. А сразу же после этого займемся модернизацией».

   То есть все, чему учат в школе – только угроза здоровью и абсолютно не интересует детей. И еще хотелось бы спросить у Адамского – сколько денег из полученных им за его собственные «модернизации» (со времен торговли педагогическим «секонд хэндом» в регионах) он лично потратил на ремонты школ? И почему это тут он изображает себя как совсем непричастного к той самой модернизации образования, из-за которой текут крыши и разваливаются стены в тысячах российских школ? Он же и является одним из главных проводников, толкачей этой самой злосчастной модернизации! Он и его сотрудники наживают на этом деньги, и в то же самое время он умудрятся изображать дело так, как вроде бы он к этому совершенно непричастен! Поразительные лукавство и наглость!
Адамский бьет по школе в самую сердцевину, в базовое содержание образования и его систематическое освоение на уроках по базовым учебным дисцип-линам. Собственно, в то, ради чего дети и ходят в школы, ради чего тратятся на школьное образование детей годы их жизни, а любое нормальное государство тратит большие средства.

   «А что касается детей, то, как известно, насаждение в школе чего-либо – будь-то "Закон Божий" или Пушкин с Толстым – вызывает лишь отторжение».  «Если мы говорим о массовой школе, то сколько бы уважаемые математики ни бились за увеличение часов математики в учебном плане средней школы, уровень математической подготовки обычного школьника от этого не повысится. Сколько бы уважаемые писатели ни старались доказать городу и миру, что в отведенное на русскую литературу время в учебном плане школы невозможно передать все богатство русской литературы, от этого любовь к Толстому и Чехову у детей не усилится. И психологи, и социологи уже давно установили, что в данном случае происходит эффект “сдвига мотива на цель”. Мотив – продвижение собственной предметности: религии, математики, литературы, основ безопасности жизнедеятельности, этики и психологии семейной жизни, информатики, экономики. Эти мотивы подменяют собой цели повышения духовности, развития математического мышления, привития любви к отечественной литературе и т. д. Эта подмена вызывает споры по простой схеме: “Вы хотите, чтобы дети любили Толстого? Значит, надо увеличить количество часов, отведенных на уроки литературы!”  Железная логика. “Ах вы не хотите увеличить количество уроков литературы? С вами все ясно: враг русской культуры, могильщик образования, а то и агент влияния мировой закулисы. Вы хотите превратить наш народ в быдло!” Вы против введения обязательного изучения “Основ православной культуры в школе”? Враг православия, враг государства, враг народа! Но нет ни одного доказательства, что увеличение объема материала и обязательность его изучения приводили бы к улучшению ориентации ребенка в предмете или повышению уровня его информированности. Мы говорим не о детях, склонных к математике или литературе, не о воскресных школах, куда дети идут по желанию, а о массовой школе, в которой учащиеся изучают обязательные предметы независимо от собственного интереса».

   Именно подменами и манипулированием тут занимается сам Адамский. Кто спорит с тем, что за часы уроков в обязательном учебном плане нельзя передать «всё богатство русской литературы»? Именно всё. Но только умственно неполноценный человек или сознательный разрушитель может не понимать или спорить с тем, что за 3 урока в неделю можно, при общих равных условиях, лучше приобщить детей к русской литературе, чем за 2 урока в неделю. Аналогично по русскому или английскому языку, математике, химии и т.д.

    И причем тут «любовь к Толстому и Чехову»? Знать свою национальную литературу, культуру и любить конкретно Толстого или Чехова – не одно и то же. Можно знать, например, творчество Толстого, но не любить его, оценивать иначе. Главное – знать.

    С легкостью ума необычайной Адамский говорит о каких-то анонимных психологах и социологах, которые все «уже давно установили», и педагогам теперь нужно только исполнять их установки. Все это безграмотные антинаучные бредни Адамского. Сдвиги могут быть любые, но ему нужны только те, хотя бы и притянутые сюда «за уши», которые бы сдвигали наше образование подальше от нашей национальной культуры. Лукавство и ложь таких заявлений Адамского заключаются и в том, что в варианте стандартов 2004 г., к которым он также имеет прямое отношение, как было указано выше, для достижения целей «мутации» менталитета наших детей используется именно и прежде всего изменение величины обязательной учебной нагрузки. Ее конкретное снижение по истории, фундаментальным научным дисциплинам и увеличение по иностранному языку. Так что это просто пропагандистская демагогия, призванная готовить общественное мнение к новому «обрушению» базового содержания образования в российской школе.

   В этой же цитате есть характерный пример внушения ложного мнения, когда Адамский говорит об обязательном изучении курса основ православной куль-туры. Адамский действует как погромщик нашего образования, поскольку всячески воинствует против изучения «Основ православной культуры» в школах на добровольной основе, без всякого принуждения, для желающих этого родителей школьников и самих детей. А здесь вводит людей в заблуждение, как будто РПЦ требует введения обязательного изучения православной культуры в школах. Точно знает, что это не так, но все равно лжет, занимается «черной пропагандой». И при этом можно выстроить перед ним хоть сотни или даже тысячи школьников и их родителей, которые объявят ему, что они желают знать, изучать в школе православную культуру, имеют в этом «собственный интерес», однако он и тогда будет воевать против православия, нашей культуры и школы.

   Еще одно безапелляционное утверждение, что якобы, «нет ни одного доказательства, что увеличение объема материала и обязательность его изучения приводили бы к улучшению ориентации ребенка в предмете или повышению уровня его информированности» – просто абсурд. Человек утверждает полную глупость так, как будто это истина в последней инстанции. И эту глупость охотно тиражируют СМИ. А где доказательства этого бредового тезиса? Разве Адамский провел научно-педагогическое исследование и доказал, что увеличение объема подготовки по любому учебному предмету никогда не ведет к росту знаний по данному предмету у школьника, его лучшей ориентировки в нем? Да такие глупые исследования никто из ученых-педагогов и не будет проводить. И без них ясно, что чем больше различных знаний по математике или истории преподаются школьникам за большее время, тем они будут больше знать по данному предмету. В среднем, конечно, ведь кому-то и любой урок – не впрок, просто по неспособности или нежелания учиться. Или Адамский считает всех российских детей идиотами, а может – убежденными невежами?

   Все остальное в этой цитате – опять нападки на базовое образование, ко-торое не может в современном развитом, технологическом, открытом цивилизо-ванном обществе не быть обязательным для всех детей в определенном объеме. Речь идет только о том, что конкретно, какие знания преподаются детям, какое на это дается время, какие ценности при этом воспитываются, качества личности формируются. Что же касается «воскресных школ», то в таких школах, за собственный счет родителей дети могут осваивать что угодно, в том числе в подобных самодеятельных учреждениях – бредовое «эвриканство» Адамского, о котором будет сказано ниже. А вот базовое содержание своей национальной культуры, в том числе религиозной (естественно, с учетом отношения граждан к разным религиям, конфессиям или с учетом их нерелигиозных убеждений), должно и будет преподаваться именно в российской «массовой школе». В соответствии с интересами родителей (законных представителей) учащихся, как это и установлено в нашем законодательстве и как это принято в мировой практике.

    Ведь подлость Адамского и ему подобных еще и в этом – в разделении детей и родителей. Это представитель исторического типа нигилиста-погромщика, для которого принцип «разделяй и властвуй» (вернее здесь «разделяй и разрушай») – универсальный. Разделяй сословия в народе, разделяй поколения, взрослых с детьми, сталкивай их лбами.

   Всю эту разрушительную пропаганду Адамский ведет годы и годы. Вот и совсем недавно на проводившихся в Общественной палате РФ слушаниях А.И. Адамский заявил о школьном курсе литературы: «Мы знаем, к чему приводит обязательное изучение, например, курса литературы. Ничего, кроме отвращения, это не приносит».  Это абсурдное утверждение, совершенно немыслимое для педагога, вызвало недоумение других участников собрания. Так, архиерей Русской Православной Церкви, полагая, что Адамский просто оговорился, пытался втолковать ему: «Что же, мы тогда должны нашим детям в школе дать возможность – изучать литературу или не изучать, потому что у них может быть «отвращение» к литературе? А наша задача – вкус привить, наша задача, задача общества, педагогов и школ, в первую очередь, это  дать правильное направление и в области знаний, и в области воспитания». 

   Но это бесполезно, Адамский не оговорился. Это и есть его «правильное направление» в области знаний и воспитания – отвращение наших детей от нашего исторического и культурного богатства. И про отвращение к русской, и к классической литературе вообще он говорит постоянно, почти в каждой своей статье, человек просто выражает свои чувства. Вот и буквально в последних публикациях есть такие же заклинания: «Не секрет, например, что большинство отличников почти ненавидят классическую литературу…». 

   Чуть выше в этой публикации корреспондент газеты дает «информацию» что, якобы, по данным Института возрастной физиологии, 90% выпускников вспоминают школу с отвращением, а 80% дошколят не хотят идти в первый класс. Представляете себе – на выпускном вечере 9 из 10 ребят с отвращением говорят друг другу о школе, а на 1 сентября 8 из 10 первоклашек заявляют о нежелании переступать школьный порог! Если газета не врет, и эту ложь распро-страняет данный институт, его надо закрывать. Ведь сомнения в этих «данных» выражает даже сам Адамский. Выражает сомнения для того, чтобы сразу после этого заявить о ненависти большинства отличников к классической литературе.

   Все это похоже не на соревнование в глупости одного глупца с другим, а на манипулирование сознанием читателя. Читатель сначала читает первую глупость о нашей школе от газеты и удивляется про себя. Потом читает ее оценку Адамским: «Никогда не поверю, что 80% первоклашек не хотят нацепить на плечи рюкзак и сесть за парту…» – и соглашается с Адамским – вот ведь, «эксперт» тоже не верит. Затем читает ложь Адамского про ненависть к литературе, и уже не сразу понимает, что это не меньшая ложь, чем про первоклашек. «Эксперт» ведь говорит, «доктор философии образования»…

   Возможно, изучение литературы (в нашей школе в основном русской литературы) и, правда, не вызывало ничего, кроме отвращения и ненависти, у самого Адамского в его школьные годы. Возможно, он формирует такое отношение к российской культуре у юных членов его собственной семьи. Вполне возможна такая реакция на классическую литературу, в том числе русскую, которая во всем мире признана как величайшее достижение мировой культуры, формируется и у детей-эвриканцев, изуродованных лжепедагогическими воздействиями Адамского и его сотрудников (см. ниже). Но почему его антикультурные, маргинальные мнения навязываются российским педагогам, в том числе в педагогических изданиях и за государственный, то есть за наш собственный, счет? Такое положение дел явно ненормально и требует незамедлительного изменения.

   В той же статье, за рекламой законопроекта № 448303-4 «проскакивают» и другие типичные абсурдные высказывания Адамского. Он заявляет, что личность человека, «если и развивается, то исключительно в произвольной деятельности», требует фактически закрытия сельских школ. Или рассказывает о своей системе материального поощрения педагогов. Из 50 учителей в школе 10 лучшим дается по 200 тысяч рублей, двадцати хорошим по 100 тысяч, а остальным – ничего. Представляете себе, что будет с этим педагогическим коллективом после такой «раздачи»?

   Еще цитата того же плана: «Представляете, что значит принципиально изменить содержание образования в средней школе? Что значит отказаться от архаичного средневекового принципа освоения мира по набору учебных предметов? Что значит объявить целью школы не успеваемость по базовым предметам и не поступление в вуз (в вуз вообще не надо поступать - туда надо просто записываться, как в школу), а способность человека самому себе формулировать задачу, вырабатывать собственные способы действия в быстро меняющемся мире?... Министерство сделает так, что все базовые предметы у детей будут от зубов отскакивать. Вот только ни радости, ни счастья им это не принесет».

   Почему это существующая система образования архаична? Каким это образом Адамский будет обеспечивать «запись в вузы» всех желающих – из своих личных средств? Или речь идет только о «записи», а не обучении в высших учебных заведениях? И что принесет учащимся счастье? Дешевый популизм: ах, какой ужас, бедные ученики принуждаются изучать такие сложные предметы, вместо того, чтобы учиться жить в быстро меняющемся мире. А в быстро меняющемся мире знания уже не нужны? Этой пустой трескотней маскируется реальная антиобщественная и антигосударственная пропаганда.

   Еще аналогичный пример: «Такое ощущение, что сегодня мы имеем систе-му образования, вполне адекватную той примитивной экономике, которая у нас сейчас есть, и тому линейному политическому устройству, которое возникает и закрепляется. И либо внешняя среда, изменившись, задаст потенциал развития, либо мы будем играть в Мюнхгаузена, который попал в болото и пытается сам себя вытащить за волосы» . Здесь содержатся витиевато скрытая негативная оценка «политического устройства», которое выстраивается В.В. Путиным, в лек-сике Адамского – «возникает и закрепляется». Что, похоже, явно не по нраву Адамскому. Это беспокойство в связи с определенными шагами для укрепления государственности, сделанными В.В. Путиным, что, понятно, не может впослед-ствии не отразиться и на государственной системе образования.

   А вот оценки А.И. Адамским российских школ: «И теперь уже мы не обижаемся, когда родители относятся к школе, как к камере хранения детей. Конечно, слово “камера” нам не нравится, но такая уж у нас стилистическая традиция. Психологи, например, даже пространство детских изменений называют “зоной ближайшего развития”. Почему зоной? А мы уклад школы по старинке называем режимом. Почему режимом? А условия учебно-воспитательного процесса – единством требований. Зона, режим, требования – такая вот семантика жизни ребенка в школе».  «Мы загоняем их (детей, – прим. авт) в школу - и там они тратят лучшие годы детства на муштру и показуху, в один прекрасный момент осознавая, что школа запихивает в них огромную кучу мусора и заставляет проходить безумный ритуал подчинения ради заветного аттестата».

   Полная «чернуха», не родные школы, а зоны, камеры, режимы, куча мусора… Отдельное и частное негативное выдается за массовое, типичное явление. Это, как уж сказано выше, прием всех провокаторов и разрушителей общества. Всех этих нигилистов, паразитирующих на обществе и одновременно подтачивающих его устои. Точно также представляли русскую школу, русскую государственность, общественную жизнь одурманенные ложными идеями погромщики в начале XX века. А.И. Адамский и ему подобные в этом отношении могут считаться их прямыми духовными наследниками и продолжателями. Оголтелая критика всего и вся только потому, что люди глубоко чужды нашей культуре, ее ценностям, нашей истории, ненавидят все это и пытаются уничтожить.

   «Я глубоко убежден, что абсолютно неоправданное серьезное отношение родителей к школе превращает детскую школьную жизнь в невыносимую пытку... Сегодня, когда мир стал чрезвычайно открытым, а формальные книжные знания служат лишь первичной моделью для формирования способностей находить и создавать новые знания, школа давно перестала быть главным образовательным институтом...

Самый старый педагогический анекдот иллюстрирует эту концепцию. Девочка-отличница спрашивает учительницу:

- Марья Ивановна, а зачем нам изучать "Анну Каренину"?

Марья Ивановна дает абсолютно верный концептуально и в то же время бессмысленный с точки зрения жизни ответ:

- В жизни пригодится.

   Не пригодится, Марья Ивановна. Никому и никогда, и вам в том числе. Досконально зная историю любви и смерти Анны и Татьяны, и вы, и ваши ученики, встретив это чувство, все равно будете страдать и даже, не дай Бог, умирать так, как будто нет ни одной книги про любовь. Так было всегда. Подготовить людей к реальной, настоящей, непридуманной жизни нельзя» .

   Александр Изотович здесь анекдотом поучает учительницу Марью Ивановну. Вся ее упорная, самоотверженная деятельность по приобщению детей с русской классической литературе – абсурд, бессмыслица. Подготовить этим к реальной жизни нельзя. Но это – смотря что считать реальной жизнью. Для Александра Изотовича, по фактам его биографии в изложении д.ф.н. А. Буровского, реальная жизнь – авантюризм, изготовление «типичных фиктивно-демонстрационных продуктов», которые можно только демонстрировать и говорить, что у тебя «это» есть, но использовать невозможно. Ловля рыбы в мутной воде смутного времени, борьба с русской школой, обоснование и распространение бредового «эвриканства» (см. ниже) и т.п. Естественно, к такой жизни русская литература не готовит. Можно сказать напротив, оберегает от такой бессмысленной и вредной жизни, хотя и, к сожалению, не придуманной, реальной (на нашу голову). Но все же не могут жить такой жизнью! Иначе кто будет работать, кормить «модернизаторов»?

    Марьи Ивановны, на которых ныне держится наша школа, – просто «бельмо в глазу» у лжемодернизатора Адамского и ему подобных. Например, его духовный собрат Днепров тоже страдает потому, что «Марью Ивановну не переделаешь», требует «не давать Марье Ивановне издеваться над детьми» (над его, что ли, детьми или, может, его внуками, которые, наверно, учатся в сельской школе?) и даже считает возможным «снимать шкурку с Марьи Ивановны».  Вот такое у них отношение к собирательному образу русской учительницы.

   Похоже, что Адамский и ему подобные, действительно, не понимают, про-сто не в состоянии понять по уровню своего культурного и нравственного разви-тия, что изучение литературы в школе имеет и другие цели, кроме подготовки ре-бенка к «реальной жизни». Например, цель эстетическую – просто получение эс-тетического удовольствия от знакомства с выдающимися произведениями сло-весности, эстетического развития личности. Да и цель нравственного развития и воспитания молодого человека на произведениях разных авторов, даже придер-живавшихся разных взглядов на человека, общество, историю.
Такое образование Адамскому не нужно, ему нужно другое образование для наших детей: «И каждый человек имеет право на такое образование, которое в конце концов обеспечит ему способность вырабатывать собственный мораль-ный кодекс…»

   Вот суть их «реформ». Каждый школьник должен ориентироваться на вы-работку собственного кодекса морали, отличного от других. В том числе, как ва-риант, «кодекса» антипатриота, вора в законе, извращенца, например? Это вме-сто усвоения общепринятых, устоявшихся норм общественной морали. В том числе, посредством изучения классической литературы, приобщения наших де-тей к истории и культуре нашего народа, а значит и к самому народу, интеграции в национальную и мировую культуру (что установлено нормами российского зако-нодательства об образовании в части требований к содержанию образования). И все это опять по духу вполне в русле принципа «разделяй и властвуй». Так и Гит-лер утверждал необходимость и полезность того, чтобы в каждой русской дерев-не была своя секта, чтобы ничего не связывало нас в единый народ, историче-ский и культурный субъект на своей земле.

   В полном соответствии с бредовыми заявлениями по поводу предметно-урочной системы (никто не спорит с тем, что ее надо развивать, наполнять новы-ми современными формами педагогической работы) и отношение Адамского к экзамену: «Вначале дети сдают экзамены на аттестат зрелости. Каждый гра-жданин проходит это мучительное, кошмарное испытание, зазубривая заранее известные ответы на заранее известные вопросы. Изнурительность этой процедуры обусловлена тем, что в ней нет никакого интеллектуального напряжения, никакой работы мысли. Надо на время запомнить массу ненужных вещей, чтобы ответить экзаменатору и тут же забыть. Психика сопротивляется этой бессмысленной, немотивированной, не отвечающей потребностям человека задаче».  «Весь этот экзаменационный кошмар, скандалы с родителями, мучительное зазубривание параграфов, бессонные ночи перед экзаменом и, наконец, нестерпимое унижение проверки знаний, подобное прохождению страшного чистилища – все это должно остаться в прошлом…».
Отметим, что этот бред вдалбливается целенаправленно и постоянно: вначале в апреле, потом через полгода снова в октябре. Покопавшись в книжках, А.И. Адамский со ссылкой на слова А. Тойнби, сказанные в совсем другом контексте, нашел еще более ужасную страшилку: «…экзамен придумали восемь с лишним веков назад церковники как дидактический прием, чтобы легче была понята тема Страшного суда. Основной целью экзамена была не проверка знаний, а состояние ужаса и осознание ответственности за то, как ты жил до экзамена».

   Не нужны учебные предметы, не нужны уроки, не нужны и экзамены. Даже с нетерпением всегда ожидаемые школьниками каникулы – тоже сплошной ужас:
«Когда дети ходят в школу, то не так заметно, что страна Россия совершенно не приспособлена для детской жизни. Мало того, что детям в ней просто опасно находиться из-за бандитов и некачественной пищи (вспомните, сколько за последний год было сообщений о пищевых отравлениях в детских садах и школах), но само российское пространство не рассчитано на пребывание в нем де-тей. Особенно это заметно в каникулы... А между тем реальное образование на-ши дети получают как раз в этом не приспособленном для них, полузапретном и по-настоящему страшном мире: в переходе на Пушкинской, на рынках, где полно беспризорников, на московских перекрестках, где деловые маленькие побирушки собирают с водителей и прохожих дань» .

Не нужна и школа, и даже, в сущности, сама Россия, совершенно не приспособленная для детской жизни. Русским (и всем другим) детям находиться на их родной земле, в своей России «просто опасно».

   Вот такая идеология. Куда же нам всем деться из России? Может быть, выехать всем миром в США, Израиль, Канаду и т.д. и освободить «страну Россию» для кого-то другого? Кто ее приспособит для своей жизни.

   Адамский ерничает, когда высмеивает в цитате представление о себе как зарубежном «агенте влияния». Однако в этом нет ничего смешного. Мы все за последние годы видели множество таких агентов, за сребреники или за «идею» разрушавших нашу страну. И это общемировая практика – использовать внутреннюю «пятую колонну» для подрыва экономики, социальной стабильности, недопущения нормального развития государства-конкурента. Никакой здравомыслящий человек ныне не будет спорить с тем, что за рубежом есть влиятельные силы, заинтересованные в том, чтобы не допустить подъема России, хотя бы в ее «усеченном» виде Российской Федерации, и целенаправленно действующие для этого. А.И. Адамский – не в теории, а по делам, по фактам – может считаться участником этой «работы».

   По существу, если отвлечься от демагогической болтовни, предлагаемая, активно пропагандируемая и внедряемая А.И. Адамским и его соучастниками бесконечная реформа российской школы все-таки имеет четкую цель и преду-сматривает следующее.

   Отказ от предметно-урочной системы обучения, дидактически выве-ренной, методически организованной на научно-педагогических основах практики обучения.

   Отказ от любой систематической воспитательной работы в школе – как на уроках (которые, по Адамскому, не нужны), так и во внеурочной деятельности.

А значит, с учетом предыдущего, фактически отказ от единой общеобразовательной школы как общенационального социального института обучения и воспитания новых поколений российского народа.

   Все это давно известная антинаучная, разрушительная пропаганда, всегда всплывающая на поверхность в периоды смутного времени, которая и в нашей недавней истории использовалась как один из «таранов» советской школы в конце 1980-х годов. Причем характерно, что словесные стрелы и реальные удары «новаторов-реформаторов» и тогда направлялись в основном не на коммунистическое идеологическое содержание гуманитарного образования и воспитания, а именно на учебный процесс, который также предлагалось сделать максимально «свободным», освободить от «диктата» учителя, учебника, урока и т.п.
Вся эта «педагогика нетрадиционной ориентации» хорошо известна в педагогической среде, как известно, и отношение к ней профессиональных педа-гогов – резко отрицательное. Вроде бы, мы пережили этот период, но нет, оказывается, теперь носители этой идеологии вновь рулят нашим образованием.
Что касается воспитания, то здесь надо сделать уточнение. Адамский, на самом деле, не хочет исключить воспитание в школе, его деятельность направ-лена на исключение только того воспитания, которое делает русского человека русским, татарина – татарином, осетина – осетином и т.д., жителя России – граж-данином и патриотом России. Делает детей любящими и свою малую Родину, и всю нашу Россию, сознающим свою неразрывную духовную, историческую и культурную связь со своим народом, нашей страной и государством.

   Отказ именно от этого воспитания, закрепленного законодательством об образовании, как воспитания в интересах граждан России, нашего общества и будущего наших детей фактически и пропагандирует Адамский. Одновременно внедряя в систему образования то воспитание, которое устраивает его и его еди-номышленников – псевдовоспитание. Это может быть все, что угодно, но единст-венной рациональной целью всего этого псевдовоспитания выявляется просто препятствование реализации разумного воспитания детей в нашей школе, недо-пущение достижения именно тех целей воспитания, о которых сказано выше и которые закреплены законом «Об образовании».

   Итак, все указанные радикальные нигилистические, антипедагогические и антикультурные позиции проводятся и внедряются Адамским постоянно и после-довательно, везде и всюду, вплоть до настоящего времени. Именно эти позиции лежат в основе навязываемых в настоящее время разрушительных «инноваций», в том числе в сфере правового регулирования образования. Человек уже просто не может говорить ни о чем ином, кроме бесконечной никому не нужной модернизации. В стиле известного троцкистского лозунга: «движение – все, цель – ничто». Вот как А.И. Адамский обосновывает эту свою бесконечную вредоносную реформаторскую деятельность: «Между тем становится уже почти очевидным факт, что современное образование - это постоянно идущая реформа. Иначе система образования просто потеряет свою функцию – просвещать и дать человеку возможность ориентироваться в мире. Привычка к переменам, способность ориентироваться в быстро меняющемся мире – это и есть образование сегодня. Поэтому школьные изменения неизбежны. Мы обречены на то, чтобы школа стала другой и быстрее поспевала за переменами».

    Кому очевидно? Эти безумные «перемены», бесконечно инициируемые только адамскими, приносят только обогащение их инициаторам и лоббистам, но не дают ничего позитивного. Как было показано, они только дезорганизуют работу системы образования, школ, наносят реальный вред. Здесь налицо явная подмена сути дела демагогией. Дело не в переменах, а в том, в чем они состоят – по сути, своему содержанию. Что новое предлагается, вводится, а от чего отказываются. Но все это – вне поля обсуждений, это решается не педагогами, не школами, родителями школьников, а совсем другими людьми. Эти люди стремятся превратить нашу школу в инструмент, средство для «перемен», выгодных им и невыгодных и опасных для нас, российского общества.

   Суть их «реформ» и «инноваций» в изложении самого А.И. Адамского: «…результативность школы не столько в том, чтобы освоить известные алгоритмы и сформировать заранее заданные качества личности (пресловутая “модель выпускника”), а в том, чтобы научить действовать в ситуации неопределенности, в новых ситуациях. Это и есть инновационное образование – формирование способностей строить свои действия в новой, неизвестной ситуации. Эти способности в специальной литературе принято называть компетентностями – информационными, социальными, экономическими, коммуникационными. Поэтому возвращение к архаичному стремлению ввести новый учебный предмет и ожидать, что его изучение решит современные задачи, – иллюзия».

   А разве в новой, неизвестной ситуации, чтобы эффективно строить свои действия, не нужно иметь определенные качества личности и глубокие знания? Конечно, нужно именно это. Нужны устойчивые, проверенные веками и основанные на высокой культуре качества личности, прежде всего духовно-нравственные. Нужны и знания. А пресловутые «компетентности» нужны не для этого. Они нужны для того, чтобы приспосабливаться к тем «новым ситуациям», которые будут формировать в России Адамский и его компания, их зарубежные покровители и направители. Как уже было сказано – компетентно подстраиваться под хозяина. Который по своему произволу, для нас в ситуации «неопределенности», то введет вредный для людей закон, то разрушит какую-то отрасль экономики или вывезет за границу национальный валютный запас, то продаст за копейки часть земли иностранцам, то вообще вдруг «упразднит» Россию и нас с ней вместе.

   Раз нет никакой цели в освоении определенной суммы знаний, нет ее и в формировании определенных качеств личности, усвоении устоявшихся норм об-щественной морали, основанных на вековых традициях и духовной культуре на-родов России, то чем же тогда детям заниматься в школах? Чем же надо заменить нормальное, классическое образование для наших детей? А ничем! Некими инновациями, самореализациями... Из путанных разъяснений Адамского видно, что вместо «устаревших» школьного урока и традиционного воспитания в школе он предлагает школам, родителям, детям какие-то сомнительные проекты, спектакли, свободное самовыражение, «вовлечение в образ жизни» без указания на то, что это за образ жизни (и об этом еще скажем ниже).


Иначе говоря, то, чем он сам и ему подобные отрицатели традиций и куль-туры занимаются всю свою жизнь. При этом за наш, государственный счет.
Е. Лосевская, тоже «эвриканка», рассуждает: «В какой-то момент стало очевидно, что вести серьезную работу на общественных началах невозможно. И тогда институт образовательной политики "Эврика" и министерство образования заключили договор: учителя, то есть общественность, выдвигают инициативу, а государство в лице ведомства ее финансирует. Выигрывают все. Школа, высту-пившая с инициативой, получает статус федеральной экспериментальной пло-щадки. Он позволяет ей нормально работать над экспериментом и заодно обере-гает от тех региональных начальников, которые испытывают аллергию ко всему новому. А министерство стимулирует учителей искать новые пути развития обра-зования. Так при министерстве образования появился совет сети ФЭП». 
Общественность здесь не при чем. Так Адамский формирует сеть своих опорных, подкармливаемых педагогов и школ, они фактически выводятся из сферы контроля региональных властей и работают в регионах как опорные базы внедрения антироссийских реформ.
«И занимаюсь, помимо прочего, развитием инновационного образования в России. У нас есть инновационная сеть, “Эврика”, и там есть школы разных рели-гий, которые строят свое изучение на основе разных религий. И что интересно – наиболее успешные из них, те, которые достигают наивысших результатов в раз-витии детей, социализации детей, – те, которые строят свой процесс на иннова-ционных программах, не на кондовых, пришедших из советской школы зубрежках, а на инновационных программах, на вовлечение в образ жизни».

   Что там за «школы разных религий» – одному Богу известно. Но ясно, что эти «разные религии» А.И. Адамского не имеют никакого отношения к традиционным религиям народов России, составляющим неотъемлемую часть исторического и культурного наследия российского общества, поскольку эти последние, традиционные религии Адамский велел не пускать в школы. Думается, что на данные откровения Адамского должны были обратить самое пристальное внимание родители тех детей, которые были отданы ему «под эксперименты». Надо думать, это были не только собственные дети Адамского и дети его сотрудников-эвриканцев. Следует провести объективную проверку компетентными органами того, как отразились на знаниях, интеллектуальном уровне и психологическом развитии детей «инновационные эксперименты», проводимые на них по методикам Адамского.


Беспокойство по этому поводу уже неоднократно высказывалось многими людьми, о чем косвенно свидетельствует и сам Адамский:
«Действительно, с разных трибун звучали угрозы: что, мол, «надо присмот-реться, чем они там занимаются, в инновационных школах», что надо критически оценить их вклад в развитие системы образования России, и т.д. Да и местные начальники не прочь поиграть мускулами на инновационных площадках. Но сей-час ситуация изменилась». 
А это, действительно, реакция на разрушительную деятельность Адамско-го, которая только и является его «вкладом» в наше образование. И как внятно объяснить проверяющим, для чего нужна вся та ахинея, что внедряется им за счет государственных бюджетных средств?

   Сейчас, к сожалению, ситуация, действительно, в этом смысле меняется не в лучшую сторону. Потому что Адамскому и его группе дано такое влияние на государственную систему образования, что теперь критики со стороны учителей, руководителей образования, не говоря уже о родителях школьников, он, вроде бы, может почти не опасаться. В этом отношении самой успешной для Адамского была последняя перетряска структуры федеральных органов власти. Из мини-стерства образования тогда ушли многие квалифицированные работники с опытом и знаниями. Пришло много новых людей, в том числе случайных, на основе личных связей и личной преданности, но без необходимой профессиональной подготовки и опыта. Да и просто без уровня общей культуры, необходимого для сотрудника главного государственного органа управления образованием в России. В этих условиях Адамский быстро нашел «своих» среди «своих».

   Что касается самого министра, то для православных педагогов в нашей стране А. Фурсенко сохранится в памяти как министр просвещения России, смач-но пережевывавший жвачку в президиуме во время выступления на трибуне Кремлевского дворца съездов Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Это было на Рождественских чтениях в 2006 г. и это видели сотни людей в первых рядах партера КДС и потом живо обсуждали в перерыве пленарного за-седания. Соответственно, А. Фурсенко «прославился» и своими периодическими выступлениями (можно предположить, с подачи адамских) с глупыми, незаконными и оскорбительными заявлениями по вопросам изучения в школах религий, скандальными утверждениями о необходимости общеобязательного изучения всеми секулярно-атеистического курса «Истории религии» и недопущении преподавания курсов православной культуры даже на добровольной основе. При этом непонятно, то ли А. Фурсенко, действительно, настолько ничего не понимает в образовании, в деятельности общеобразовательных школ, то ли прикидывается.
И то и другое просто унизительно не столько для самого Фурсенко, сколько для страны, государства. Как иначе можно оценить, например, такое сообщение в газете «Коммерсант-Власть» (не опровергнутое Фурсенко), касающееся послед-них законодательных инициатив министерства, о которых шла речь выше:

   «Возможно, именно боязнью вновь столкнуться с гневом православной общественности объясняется отказ Андрея Фурсенко прокомментировать "Власти" инициативу департамента госполитики в сфере образования. По словам министра, он пока не видел разработанной концепции: "Если я буду знать все, что у нас в министерстве разрабатывается, я сойду с ума". Однако авторы законопроекта утверждают, что концепция уже находится на рассмотрении комиссии правительства РФ по законопроектной деятельности. Как заявила "Власти" заместитель руководителя департамента госполитики в сфере образования Наталья Третьяк… комиссии законопроект понравился, и департамент рассчитывает получить его одобрение в ближайшее время. С принятием нового закона федеральный центр будет иметь полный контроль над школьной программой, по крайней мере, в части внедрения новых предметов».  

   А. Фурсенко скорее всего лукавил, когда говорил о том, что не знает о разработке и направлении министерством в Правительство законопроекта, принци-пиально изменяющего условия функционирования всей системы образования в стране. Тут же публично признано, что затеянная от имени министерства ломка закона «Об образовании» вызовет гнев православной общественности, т.е. большинства населения в стране. И это нормально в демократическом государстве, где власть работает для народа и от имени народа? В интервью Н. Третьяк вполне определенно говорит корреспонденту о цели этого скандального законо-проекта в связи с попыткой «закрыть» ОПК: «… эта дисциплина может быть изучена только в рамках общего предмета "Основы мировых религий". Дети будут изучать и основы буддизма, и иудаизма, и ислама, и протестантизма. Такой курс уже включен в новые федеральные стандарты». Включен, и баста, никакие запросы граждан их не волнуют, и никакие законы не остановят. Какие там свободы совести и выбора?! Забудьте.

   К этой теме мы еще вернемся, а пока рассмотрим собственные педагогические воззрения Адамского. Надо сказать, что они фактически не меняются на протяжении последних 10-15 лет. Он упорно твердит одно и то же, что при ближайшем рассмотрении оказывается просто полной глупостью в теории и явным вредом в практике. Напомним, что на сайте Общественной палаты РФ в представлении А.И. Адамского указано, что он является «доктором философии образования».  Как очень далека эта его заграничная «степень» от полноценной ученой степени доктора философских наук в нашей стране, так и далека и продуцируемая им «философия» от ее традиционного понимания философами. Конечно, скорее всего, это не его личная «философия», которой он сам руководствуется в жизни, а очередная «инновационная» белиберда, «фиктивно-демонстрационный продукт», который продвигается в наши школы для подмены в них отечественной духовности, в том числе и российской философской культуры. 

Педагогика нетрадиционной ориентации от Адамского

   Человек, представляющийся ведущим экспертом и знатоком в сфере обра-зования, философии и педагогики, воспитания детей должен хотя бы иногда что-то говорить на эту тему о самом себе, иметь какую-то свою линию работы в этой области. А не только критиковать других. Поэтому Адамскому приходится иногда рассказывать о своем «вкладе» в российское образование. Вот пример такого рассказа:

   «У нас есть проект «Детское управление школой». Раз в год собираются детские управляющие и обсуждают развитие школьных конституций. В этом году сбор будет осенью. Две идеи, которые сейчас наиболее активно обсуждаются: моделирование школы, похожей на школу Хогвартс из книги про Гарри Поттера, плюс конкурс детских эвриканских проектов. При этом я не хотел бы, чтобы дети подавали проекты относительно того, какой должна быть школа. Может быть, предложить им подавать проекты на те темы, в которых они сами хотят… «продвинуться»: от фантазийных (устройство России во второй трети XXI века, например, до весьма практичных – сельская школа как основной субъект сельской экономики)? Наши профессора будут читать лекции, а в конце сессии – сдача эврико-хогвартских экзаменов и защита проектов. Например, профессор Александр Лобок может читать курс «философия вероятности», куда будет входить и философия мифа и постмодернизма. А профессор Николай Веракса – курс диалектического мышления, профессор Феликс Михайлов – курс «загадка человеческого «Я». На мою долю выпадет курс «проектирование». Это будет сессия о сочетании учебы и творчества. Все это требует размышления. На основе этих сессий и будем строить молодежное движение “Эврики”».

   Что же здесь предлагает Адамский взамен существующей учебно-воспитательной системы, которая, по его мнению, якобы, просто вредит детям, никуда не годится? Предлагаются некие «сессии», на которых дети должны слу-шать лекции профессоров о том, что им, профессорам, интересно, а потом сочи-нять какие-то «проекты». Это не проектная деятельность школьников, которая ныне действительно широко используются в учебе и воспитании учащихся, а не-что другое. Убеждая педагогическую общественность в том, что ребятам в школе не может быть интересна ни родная литература, ни математика, ни другие уроки (тем более – православная культура) Адамский предлагает, чтобы мы поверили, что им интересно слушать философскую лекцию о диалектическом мышлении, лекцию о «философии мифа» или о постмодернизме. Не зная теорию вероятности, которая в целом не изучается в школах, школьники, якобы, будут с интересом внимать лекции о «философии вероятности».

   Все это теоретически возможно только в том случае, если вместо действительно философского анализа математической теории вероятности или мифа в мировой истории и культуре им будут рассказывать нечто совсем другое. Это – дискредитация науки, научного знания в глазах ребят, и профанация, и просто элементарная дурь, одновременно. Смысл всей это опасной деятельности Адамского (ведь в нее вовлекаются чужие дети) – изобразить «нечто», что пускало бы пыль в глаза. Показывало, что Адамский, мол, не просто теоретический болтун, но он «ученый», педагог. Работает с детьми, создает какие-то «инновационные» педагогические продукты, внедряет их в практику и т.д.

    Как было показано выше, нормальные школьные экзамены, по Адамскому, сдавать вредно, а «эврико-хогвартские экзамены» сдавать нужно и полезно.
За педагогические инновации Адамский выдает дешевые заигрывания с сомнительными идеями из ширпотребных книжечек. Таланты О. Бендера меркнут перед гениальностью «инноватора» Адамского!

   Спрашивается, а что было делать нашей школе и отечественному образованию до появления основного содержания обучения в школе по Адамскому – книг про колдунов этой сочинительницы из Великобритании?

   К примеру, А.И. Адамский пишет: «Это сказал режиссер детского фильма о героях новейшей истории, похожих на злых волшебников из книжки про Гарри Поттера. Ее в программу никто не включал, а все дети мира читают с удовольствием. Кажется, это последний островок литературной свободы для школьников». 

   Только такая литература подается в выступлениях Адамского как значимая для образования и воспитания детей. Применительно к системе образования позитивные эмоции у Адамского вызывают книги про Гарри Поттера.  Да еще произведения Пелевина, к которым совсем уж разное отношение даже среди взрослых читателей и которые вообще не ориентированы на детско-юношескую аудиторию, а могут привлекать подростков фактически только «клубничкой», описаниями тусовок «гламурной» псевдоэлиты и т.п.

   Оккультные сочинения про Гарри Поттера – это идеал литературы для Адамского, «последний островок литературной свободы для школьников»: «Профессор Дамблдор сказал как-то Гарри Поттеру, после того как тот в очередной раз победил злодея Волан-де-Морта, на этот раз в страшной схватке в глубинах тайной комнаты школы Хогвартс: «…человек – это не свойство характера, а сделанный им выбор». Мировой бестселлер Джоан К.Ролинг про мальчика, побеждающего зло, еще раз напомнил людям о том, что даже если школа не может изменить человека к лучшему, она может дать ему возможность совершить правильный выбор. Российские подростки, зачитывающиеся сегодня переведенной трилогией про Гарри Поттера, кажется, нашли воплощение своего образа. Таким идеалом оказался мальчик, не только противостоящий злу, но и меняющий взрослый мир. Мальчик, умеющий выбрать правильную сторону в борьбе между добром и злом. Мы, взрослые, и особенно, к сожалению, учителя, не так преуспели в этом поиске, как наши дети» .

   И что, собственно, изменил Гарри Поттер во взрослом мире? Тем более, что тот мир, в котором он собственно действует, не имеет никакого отношения к миру нормальных, простых людей, которых британская сочинительница представила тупыми, ограниченными созданиями – «магглами». «Маги», в том числе Поттер – живут. А «магглы», так, существуют, прозябают. Как образно было сказано недавно в газете «Известия» при публикации списка 22 персонажей, «убитых» автором этих книг для детей «(Десятки магглов (неволшебников) и волшебных животных, погибших от рук писательницы, проходят по статье "исходящий реквизит" и в данный список включены не были)».

   Все вполне в духе религиозного оккультизма, где всегда есть особые, «продвинутые» расы, люди, и другие – не особые, не интересные, бесполезные и вымирающие. Жизнь их представителей, в представлении оккультистов, мало что стоит. Во всяком случае, никак не может оцениваться также как жизнь «настоящих» людей, у Дж. Роулинг – «магов».

   Тут не просто интерес к определенной литературе, книжке, здесь именно духовное родство. В начале материала мы цитировали словарь «эвриканца».  Вспомним: некий «проект» – это прошлое, настоящее и будущее эвриканца. Никакой другой истории у них нет. «Медиа – здесь работают эвриканцы». Они «работают» не в обществе, не в школе, мы для них – среда. «Корреспондент проекта «Медиа» – человек (если его можно назвать человеком) который хочет знать все, и ему все равно каким способом это можно добыть)». Понятно, это не просто человек, это нечто большее, и он уже не связан никакими моральными нормами в отношениях со «средой». Это некая квазиэлита, авангард человечества, соответственно сказано: «Авангард – только здесь можно придумать ТАКОЙ словарь». Есть там и такое определение: «Интегрированное образование с внутренней социокультурой общества, в котором произошла консолидация социальных сил под эгидой сильного управленческого руководства – если вы понимаете что это значит, то вы – истинный Эвриканец. Заумно, но мысль вполне понятна. Антиобщественная оккультная секта, где люди интегрированы в это «образование» под жестким контролем лидеров. И эвриканцы, оказываются, бывают «истинные» и «не-истинные». А еще бывают «Эвриканцы» с большой буквы – полное подобие оккультной секты с разными уровнями «посвящения» и прав членов в организации. И глава «руководства» Адамский Александр Изотович, который дает детям и взрослым понять, что они еще не сошли с ума, а «занимаются объективной и интересной работой», ведь именно «Эврика» для них – «это сладкое слово, родина!».

   Заметим, что установлены четкие связи религиозного оккультизма с на-цизмом, их единая духовно-мировоззренческая основа. Можно сказать, что на-цизм это практический, реализованный в политике и общественной жизни оккультизм. То же самое относится к любым идеям и практике «исключения» из общественной жизни и истории разными способами, в том числе насилием, не «передовых», не «прогрессивных» людей. Целые социальные слои, даже на-роды. Ведь такими народами А. Гитлер считал, в частности, славян, евреев, цыган. А К. Маркс считал непрогрессивными русских, славян. Или религиозных людей, придерживающихся религиозных убеждений и морали, где все определенно, нет добрых и злых магов, размытых понятий о добре и зле. И тогда с каким злом мог бороться юный герой поттерианы, если в «его мире» нет объективных, безусловных понятий и критериев Добра и Зла? Есть люди и недочеловеки, а среди людей идет конкурентная, жестокая без правил борьба за власть, силу, преимущество, славу. Не со Злом он боролся и не за Добро в реальном, религиозно-философском понимании, а за мелкое «добрецо» для себя лично и своей компании, против такого же мелкого зла, направленного против него лично по каким-то пустым причинам.

   Отметим в конце приведенной выше цитаты ее смысловое заключение. Оно все в том же – мы, взрослые, все должны согласиться с тем, что мы какие-то недоразвитые, чего-то не понимаем, что уже знают наши дети. Особенно «недоразвитые» и «не преуспели» в каком-то «поиске» – учителя. И все мы, поэтому, должны отдать своих детей в распоряжение «преуспевшему» Адамскому с его бредовыми идеями, ведь детям с ним будет веселее, занимательнее и легче. Понятно, что расслабляться на его «лекциях» многим будет приятнее, чем работать на уроках. Писать прожекты о будущем в середине XXI века легче, чем штудировать основы наук. Об этом хорошо сказал протоирей Всеволод Чаплин в комментарии, с которого начинался наш материал: «Педагогика, построенная по принципу: что ребенку по приколу, то и хорошо, является самоубийственной для общества и самого учащегося» . Как выясняется, тут не только «приколы», но и, фак-тически, распространение среди учащихся в государственной школе антиобщественной идеологии, антигуманных оккультно-элитарных взглядов, вовлечение де-тей в некую секту с идеологией, фактически воспитывающей отношение к другим, в том числе к родителям и учителям, как людям «второго сорта».
«Итак, что было на “Эврике”? Прежде всего новый проект “Школа “Эврика-Хогвартс”. В нем приняли участие более 200 учеников из 20 эвриканских школ Екатеринбурга, Красноярска, Заречного Пензенской области, Нововаршавки Ом-ской области, многих других городов и сел России. Детям, увлеченным книжками про юного волшебника Гарри Поттера, показалась интересной идея, предложенная “Эврикой”, – придумать такую школу, в которой юным волшебникам хотелось бы учиться.

   Многие проекты (часть из них напечатана в еженедельнике “Управление школой”) представляют собой синтез школы “Хогвартс” – той самой, где учится Гарри Поттер и его товарищи, и эвриканских школ, в которых проектирование, создание чего-то нового является основой педагогики. 1 ноября в Измайлове, 2-го утром – в московской школе № 1716 “Эврика-Огонек” открылась первая школа “Эврика-Хогвартс”. Профессора “взрослой” “Эврики” каждый день ездили в эту школу читать лекции и потом делились своими впечатлениями. Три раза в день между “Авторской школой” и “Эврикой-Хогвартс” устанавливались “магические мосты” в Интернете, а во многих школах – в Екатеринбурге, Заречном и в других – за всем происходящим следили ученики и учителя, которым не удалось попасть в Москву… Первая школа “Эврика-Хогвартс” завершилась тем, что ее ученики решили продолжать разработку этого проекта в сети, а летом собраться на вто-рую “школу”».

   «"Магические" предметы ученикам читают профессора философии, филологии, биологии. Главное же - маленькие чародеи должны придумать образ идеальной школы, написать учебные программы, составить расписание волшебных и не очень предметов. В чем же здесь магия, спросите вы. "Связи, возникающие между людьми, и есть волшебство", - отвечает инициатор проекта ректор Института образовательной политики "Эврика" Александр Адамский».
Магические предметы школьникам читать, получается, можно и это очень полезно – и по «магической филологии» и по «магической биологии». А изучать просто учебные предметы, не «магические» (литературу, биологию, историю и т.д.) – глупо, бесполезно.

   И какая там светскость государства и образования в государственной школе! В понимании Адамского, требование светского характера образования в государственной и муниципальной школе распространяется только на православных. Внушать детям оккультно-религиозные байки, свободно распространять в государственных и муниципальных школах оккультно-магическое мировоззрение, проводить с детьми какие-то «магические мосты» – это, в понимании Адамского, вполне нормально и допустимо. Без всякого информирования родителей учащихся, что их чад помещают в «магическую» реальность, мистифицируют их сознание с использованием педагогического воздействия. А ведь среди учащихся вполне могут быть дети из религиозных семей. На это все Адамскому наплевать. Это просто «литература».

   Но тогда и Библия, и Коран – тоже литература. Изучение житий Святых, Евангелий, литературных источников по церковной истории и т.д., что составляет существенную часть содержания образования по курсам православной культуры  – тогда тоже просто «литература». Однако Адамский, как будет показано ниже, истерически выступает против изучения этой литературы, религиозной культуры, запугивает людей каким-то «вторжением» Церкви в школы.

   «Книгу книг» Библию, величайшее явление в мировой культуре, получается, в российской светской школе с участием Церкви изучать нельзя, а оккультные антигуманные сочинения Дж. Роулинг сомнительного содержания с участием эвриканцев Адамского – нужно, так детям веселее. Делать государственные и муниципальные школы Москвы, Екатеринбурга, Красноярска и т.д. «эвриканскими», т.е. вести учебно-воспитательный процесс в них на основе «эвриканства» – оккультно-религиозного бредового сочинительства Адамского – это, мол, вполне законно и можно. Ни Адамский, ни местные начальники управлений образования, ни вездесущие «правозащитники» не усматривают тут нарушений светскости образования, попрания прав и законных интересов. А воспитывать детей из семей, выражающих принадлежность к Церкви на ценностях и традициях православного христианства, на добровольной основе приобщать их к базовым ценностями и традициям своего народа в нашей школе – незаконно, это, мол, нарушение светского характера образования.

   «Так, в рамках фестиваля в одном из районов Москвы родилась школа юных волшебников "Эврика-Хогвартс", в которую приехали 200 ребятишек».  Надо думать, что школа юных волшебников «родилась» не сама по себе, не от своей придуманной школы-мамки «Хогвартс». И не Адамский ее «родил» сам на свои честно заработанные средства. Вполне вероятно, что она «родилась» на деньги налогоплательщиков, на наши с вами деньги, которые выделяются государством на воспитание и образование наших детей. В данном случае эти средства пошли на целенаправленное и систематическое отучение детей от российской культуры, ее базовых ценностей, примитивную мистификацию их сознания, формирование нравственного релятивизма.

   Противостояние здесь именно мировоззренческое и культурное. Поэтому Адамский готов поддерживать любую педагогическую «инновацию» в нашей стране, лишь бы она или извращала, или бы подменяла традиционные духовно-нравственные ценности народов России.

   Так было, например, с деятельностью запутавшегося в своих духовных исканиях «педагога-новатора» Щетинина: «Всем еще памятна история о том, как представители церкви пытались закрыть (ни больше ни меньше) знаменитый образовательный центр Михаила Щетинина в поселке Тикос на Кубани. Обвиняли педагога в создании секты и проповедовании лжеучений». 

   Михаил Щетинин действительно сделал большую рекламу этому центру, вернее ему сделали рекламу СМИ, но постепенно интерес к педагогическим экспериментам за рамками педагогической науки у людей иссяк. Щетинин тоже во многом просто самовыражался на детях. Придумывал и пытался внедрить в шко-лу свой вариант оккультно-религиозного вероучения, согласно которому современные люди – это как бы и не люди вовсе, потому что в результате «глобальной катастрофы» они утеряли связь с некой оккультно-мистической категорией, име-нуемой Щетининым «праматерью»: «Мы отрезаны от своего тела, от праматери нашей настолько, что мы почти перестали быть людьми» . А каковые же настоящие люди? По мнению Щетинина, «и Кашпировский, и Чумак – образы идеального человека».   Вот такая, например, основа учебно-воспитательной деятельно-сти для Адамского вполне приемлема, такой «образ выпускника» – в виде нового издания Кашпировского – вполне годится для русской школы.

   Детишки в казачьем крае должны не усваивать культуру, традиции, духовные основы жизни поколений своих предков, давших им жизнь, утвердивших русскую цивилизацию на этой земле, а образовываться в новых чумаков и кашпировских. Любить, обустраивать и заботиться не о своей Родине, а о Тибете, откуда все наши несчастные соотечественники, умы которых затронул религиозный оккультизм, согласны вести свое происхождение. Кланяться «тайным вождям» Тибета, ожидать оттуда каких-то указаний от тайных колдунов и т.п.:

«Так вот, мы уже были в этом состоянии единства с миром. Но потом на Земле произошла грандиозная катастрофа, и нача¬лось расселение людей по планете с Тибета, с Гималаев, откуда, собственно, наши общие корни».

  По нашему убеждению, А.И. Адамский – духовный мародер, пропагандирующий и реально проталкивающий в российскую школу примитивный квазирелигиозный оккультизм в обертке «поттерианы» и «эвриканства». Антигуманный и антиобщественный по сути. Это, по его мнению, духовная пища, необходимая и полезная российским детям. В отличие, например, от русской православной культуры или религиозной культуры других российских народов и конфессий. На сайте Общественной палаты Российской Федерации в представлении А.И. Адамского указано, что он является членом Комиссии Общественной палаты по вопросам интеллектуального потенциала нации , к сфере внимания которой отнесены вопросы образования. По другим данным он еще и заместитель председателя Комиссии или даже сам председатель.  В свете сказанного, такая ситуация представляется просто чудовищной.

Пропаганда оккультизма есть разрушение интеллектуального потенциала людей, особенно детей, являющихся надеждой и будущим российской нации. Увод их в нереальный мир с искаженными нравственными категориями, приду-манной историей, героями, значимыми событиями и т.д. – все вместо действи-тельной истории и культуры их предков, нашего народа, Родины и государства. Таков ныне «образовательный заказ» «на общее образовании» для детей «элек-тората» от зарубежных кукловодов. Представляется, что Адамский во всю испол-няет этот «заказ».

Адамский – идейный противник российской государственности, гражданственности и патриотизма

В полном соответствии со всем, сказанным выше, Адамский относится к российской государственности, российскому патриотизму и гражданственности.

   «Да, да, дети могут быть добрыми, а их сознание – жестоким. Потому что в детском сознании все должно быть связано друг с другом и объяснимо. А когда дети видят, что ветераны празднуют свой праздник в глубокой нищете и в прямом смысле со слезами на глазах, то все это делает майские праздники необъяснимыми для детского сознания, будь то победа над немецким фашизмом или пролетарская солидарность трудящихся. Хорошо, конечно, что нынешнему поколению школьников идея пролетарской солидарности и вообще привилегированность рабочего класса над другими кажется даже нелепой. А вот отчужденность от войны и победы... Эта отчужденность подкрепляется не только помпезностью празднования, но и тем, что нынешняя власть в “лучших” традициях тоталитарной власти действует в своих, скрытых от людей целях. И точно так же посылает людей на смерть, точно так же ведет себя как самый заурядный обманщик. Недоверие к сегодняшнему дню вызывает подозрение и к дню вчерашнему».

   Бред какой-то! И опять Адамский как бы не имеет никакого отношения к власти, государству, такой «критик румяный» со стороны. Он не отождествляет себя с властью, которая действует в тоталитарных традициях, в своих, скрытых от людей целях, посылает людей на смерть и ведет себя как самый заурядный обманщик. Хотя все эти характеристики точно подходят для той системы параллельного внешнего управления при федеральном Министерстве образования и науки, в которой и трудится сам Адамский.

   Пожалуй, что уточнить тут можно только о смерти – Адамский своим мертвым эвриканством вместо живой воды истинной духовности и культуры обрекает наших детей на духовную смерть. Отметим и название статьи: «Оказывается, праздники – это тоже уроки». Все понятно: уроки не нужны, так и праздники – гражданские, народные, религиозные, тоже не нужны. Ведь их нет в школе Хогвартс. И точно также как большее внимание к материалу учебного предмета, больше учебного времени на его изучение будет, якобы, только отлучать ребенка от его содержания, вызывать отторжение, так и с праздниками.

   Во всей истории России опять только «недоверие» и «подозрение», ничего светлого и героического. «Помпезность» празднования, т.е. внимание государства и общества к значимому для нас событию праздника – только подкрепляет «отчужденность» от праздника. Отчужденность якобы уже итак существует, она есть как данность, она только «подкрепляется». И нет никакого просвета в «этой России». Нет никаких школ, учителей и школьников, которые вместе искренно празднуют наши государственные и народные праздники, в том числе нашу Великую Победу, гордятся и восхищаются великими делами своих отцов и дедов. Ничего этого нет для Адамского. Вот такой выразитель интеллектуального потенциала нации. Что это за нация такая? Эвриканская какая-то нация, которой нет в нашей стране и быть не может. Так, может, пусть Адамский интеллектуальный потенциал этой своей нации выражает не в Общественной палате РФ, а в отдельной палате этой нации, и за свой счет?

   Адамский фактически руководит чиновниками от образования. И, возможно, если им удастся протолкнуть свою разрушительную реформу и поломать закон «Об образовании» будет громогласно требовать от всех исполнения вредоносных поправок в закон. Ведь это будет решением государственной власти. Но вот как А.И. Адамский «исполнял» другое решение государственной власти:

«31 декабря 1999 года председатель правительства В.Путин утвердил "Положение о подготовке граждан Российской Федерации к военной службе". Согласно подписанному постановлению подготовка должна вестись на основе государственного образовательного стандарта. То есть наряду с другими предметами, физикой или математикой, будет разработан госстандарт по подготовке к военной службе, и, конечно, он будет строго соблюдаться. Это фактически означает возврат милитаристского духа в школу на основе имитации военных действий, строевого шага, обращения с оружием и привыкания к форме».

 «Значит, надо подчиняться? Не надо. Прежде всего, не выполняйте принятый закон в части введения обязательной военной подготовки... Поэтому первое, что надо делать - не вводить обязательной военной подготовки... Второе. Не тратить ни копейки на оборудование и кабинеты военной подготовки... Третье. На порог не пускать проверяющих из военкомата или другого подразделения Минобороны».

  Такие директивы давал руководителям образования А.И. Адамский через СМИ. По существу, он провоцировал администраторов не выполнять закон, подстрекал к неисполнению работниками государственных и муниципальных образовательных учреждений своих обязанностей и к воспрепятствованию выполнения своих обязанностей военнослужащими.

   Понятно, что укрепление обороноспособности нашей страны, боеспособно-сти молодежи, патриотического начала в жизни общества совершенно не нужно врагам нашего Отечества и государства. Адамский, сколько бы ни ерничал по этому вопросу, по существу, ведет деятельность в интересах именно таких лиц и организаций, неприязненно ил и враждебно настроенных к нашему государству.

   Таким образом, непосредственное распоряжение избранного народом главы Российского государства фактически саботировалось, его исполнение было сорвано и во многом благодаря таким деятелям, короедам русского образования как Адамский. Так что имена чиновников и людей, саботирующих выполнение патриотических решений высшей государственной власти, не являются тайной. Если они при этом процветают и заседают в министерских кабинетах, следует говорить о необходимости принципиальных изменений в государственном аппарате, или скоро уже просто не будет России.

    «Патриотизм – это желание для своей страны счастья, которое достигается счастьем, благополучием и безопасностью всего мира. Вот здесь очень тонкая связь, которую нельзя разрывать. Потому что мы не можем обсуждать счастье моей страны, теперь уже не можем, вне счастья всех остальных. Вот это проти-вопоставление оно приведет к несчастью для моей страны. Как нам научиться договариваться – это другой вопрос, но понимание патриотизма как сражение за благополучие и счастье только моего государства, только моей страны, только моей нации не приведет к счастью, не приведет к благополучию, не приведет к выживанию... Здесь есть одна очень существенная вещь: если мы путаем, подменяем, если мы вместо родины говорим о государстве, тогда отсюда все служение. Я тоже не против ни служения, ни преданности, ни всего остального. Но не нужно, нельзя любить государство. Не государство есть предмет служения, это форма, это игра такая, нельзя из этого фетиш делать. Вы знаете, очень такое языческое представление об устройстве общежития, когда мотив одменяет цель. Поэтому я не хотел бы воспитывать патриота, не хотел бы становиться патриотом по отношению к государствам... Когда-то в начале века отец Павел Флоренский написал письмо в Священный Синод. И он написал, что если вы хотите отвратить ребенка от религии, то введите в обязательном порядке Закон Божий в школах и вы получите обратный результат. То же самое будет и с патриотизмом. Если его введут в обязательном порядке, а сейчас уже идет такое поветрие, если заставить детей вставать, каждый день, каждое утро, когда звучит гимн, если его начнут транслировать по школам, если начнут флаг, если начнут требовать знаков уважения к атрибутам государственности, у детей будет обратная реакция». 

   А почему бы Адамскому, например, не предложить такой лжепатриотизм без флага, гимна, «знаков уважения к атрибутам государственности» в Израиле или в США? Ведь он не будет спорить, что это свободные, цивилизованные, демократические государства. Именно государства, как «предметы служения», как «форма», «игра такая». Пусть он бы печатно, громко, на территории Израиля или США выступил с таким заявлением в местных СМИ. Рассказал бы сионистам про «тонкие связи» между евреями и палестинцами, которые «нельзя разрывать». Поучил бы американцев, что счастье их страны невозможно без счастья народов бывшей Югославии, Ирака, Афганистана. Пожурил бы израильских евреев за их глупое стремление сражаться за благополучие и счастье Израиля, еврейской нации. Убедил бы их всех, что им не выжить без других наций. Не территорий других наций, не сырьевых ресурсов других наций, а собственно – самих других наций с их самобытной культурой, собственным достоинством. Прочитал бы такую лекцию перед местными работниками образования. Ведь возможностей у него для этого вполне достаточно, вероятно, и бывал в этих странах.

    Не сделает А.И. Адамский этого. Потому как сразу же получит соответствующую правовую оценку и запрет на въезд в страну в дальнейшем. Все эти бредни только для нас – русских, татар, бурят и т.д., для россиян. Больше тут и разъяснять нечего, все «выкрутасы» Адамского с привлечением цитат из Флоренского не могут скрыть очевидного. Любому непредвзятому человеку из этого текста должно быть ясно, что представляет из себя Адамский, на самом деле. И отношение к нему каждого, кто действительно любит нашу Родину, для кого именование патриотом является предметом гордости, а не стыда, должно быть соответствующее.
Нетерпимость Адамского к нашей стране выражается и в неуважительном отношении, некорректных нападках на Президента России, вернее сказать, на все, что исходит от Президента и не соответствует его (Адамского) представлениям о России: «Начиная с путинских шагов последних дней декабря и заканчивая последними событиями, можно предположить, что школа не входит в число институтов гражданского общества. Не входит, с точки зрения Путина или его советников, поскольку не верится, что избранный президент в отличие от Тони Блэра или Билла Клинтона лично разбирается в вопросах образовательной политики» .

   Как же так получается, что этот деятель годами определял и сегодня определяет государственную политику Российской Федерации в сфере образования? Государственную политику, которая реализуется Министерством образования и науки РФ как частью структуры Правительства Российской Федерации. Во главе с его Председателем, кандидатурой Президента России. Насчет Клинтона, который, согласно причитаниям его почитателя Адамского, «лично разбирается в вопросах образовательной политики», всему миру известно, что лучше всего он лично разбирается в вопросах прохождения образовательной практики молодыми практикантками под столом его президентского кабинета.


Адамский, под прикрытием государственных структур ныне разрушающий российское образование, хотел бы, чтобы их в перспективе вообще не было, что-бы государственный контроль над действиями в этой сфере подобных ему раз-рушителей школы вообще был исключен, в принципе: «Даже при всем моем ува-жении и любви к школе замечу, что, пока она остается по духу государственным учреждением, весьма опасно отдавать ей полную власть над ребенком». 
Государственной школе – опасно, а Адамскому – не опасно? Что значит – школа по духу государственное учреждение? Она и по формальной, организаци-онно-правовой принадлежности государственная (большая часть высшей школы и существенная часть средних школ), либо муниципальная. Здесь имеется в ви-ду, что российская школа, как социальный институт, связана с другим основным институтом – российской государственности.
Это и не устраивает Адамского. Ему подавай другую школу, которая нико-им образом не связана с российской государственностью, в том числе и духовно, «по духу». Его бы устроила этакая свободная школа, в которой уже без всякого контроля гражданского общества он и ему подобные могли бы распространять свои оккультные бредни: «Поэтому государство должно всячески поощрять стремление граждан получать образование. А уж эти самые граждане понесут свои деньги в те школы, колледжи, университеты, которые, по их мнению, спо-собны обеспечить им качественное образование». 
Это лживая идея, обман общественности. Мы это мы уже проходили, когда наши перестроечные «мастера пера» стонали о том, что их контролирует тотали-тарное государство, сдерживает их творчество, не дает им са-мофинансирования. Теперь все они плотно сидят на государственном бюджете, вся «желтая пресса». Так и здесь. Даже богатые люди в современной России стремятся устроить своих отпрысков в лучшие государственные вузы. Адамский фактически пропагандирует разрушение государственной системы образования, что также является антигосударственной деятельностью.

   Эту деятельность, как уже сказано, он ведет давно, еще с середины 1990-х годов: «Налицо явная и устойчивая тенденция усиления государственных, ведомственных механизмов управления образованием, которая в пределе неизбежно приведет к полному диктату чиновников (или партийных функционеров), а также к сохранению фундамента, основ тоталитарного устройства страны. Потому что не общественное мнение, не граждане через выращенные ими самими механизмы влияния и власти, а центральный комитет, или политсовет, или администрация, или любой другой правящий орган будет определять политику в области образования».
    «Выращенными» нами, увы, являются именно те «механизмы власти», ко-торые мы имеем в нашем государстве. Они и определяют политику в области образования, в том числе и чиновники, которые ее реализуют. По крайней мере, должны определять и реализовывать, так установлено законодательством. Однако уже тогда Адамский вкупе с Днепровым и другими выстраивали систему диктата в сфере образования под прикрытием государственных ведомств, администраций и т.п. – диктата их политики, антинародной и антигосударственной, направленной на подрыв Российского государства. Днепрова уже вроде как нет, некоторые другие далече, но дело их живет и процветает.

   Надо сказать, что уже в те годы Адамский открыто запугивал руководите-лей среднего образования, относящихся с сомнением к его разрушительным про-ектам. Как он заявлял на «фестивале инновационных школ» г. Ижевска в марте 1995 г.:

«… у управленца в общении с этим движением имеется всего два хода: либо управление меняет свой контур, сообразуясь с инновацией, либо выпрям-ляет инновацию под себя. То есть - либо оно, как мембрана, откликается на но-вые явления и потребности образовательной жизни, либо становится пробкой у них на пути». 

   Пробки на пути обычно выбивают, убирают. Адамскому, понятно, не нужно никакого контроля – ни со стороны государства, ни со стороны общества. Только именно он, Адамский, и его единомышленники будут формировать для российской школы содержание образования, решать, кому место в наших школах, а ко-му – не место. Все должны «менять свой контур» под Адамского. Причем делать это желательно быстрее, будучи готовым к любым другим, новым инновациям, которые в режиме «неопределенности» могут возникать, когда ему вздумается. В этом, как было показано выше, по сути, и состоят те самые «компетенции», должные по законопроекту № 448303-4, заменить собой знания в оценке содержания общего среднего образования и оценке качества подготовки выпускников, моло-дежи к жизни в нашей стране.

   Куда ведут «пути Адамского», уже достаточно ясно, поэтому с середины 1990-х годов особого распространения его «движение» в самих школах не получило. Но такие заявления он делал тогда, а ныне ему даны уже гораздо большие возможности и полномочия. Поэтому сегодня он запугивает уже не отдельные городские управления образованием, а целые регионы, субъекты Федерации: «Шесть регионов, реализующих комплексную модернизацию образования, к на-чалу учебного года не выполнили своих обязательств, заявляют в Общественной палате. "Из 21 региона, получающего государственное финансирование в рамках приоритетного национального проекта на комплексную модернизацию образова-ния, к началу учебного года шесть регионов не выполнили своих обязательств", – говорится в заявлении заместителя председателя комиссии Общественной палаты по вопросам интеллектуального потенциала нации Александра Адамского… А. Адамский подвел итоги проведенного мониторинга результатов комплексных проектов модернизации образования в регионах России. По словам члена Общественной палаты, Тверская, Ивановская, Волгоградская и Свердловская области, а также Северная Осетия и Красноярский край "не приняли документы, регламентирующие новую систему оплаты труда, или не отчитались по расходованию полученных из федерального бюджета средств". "Особенно сложное положение с разработкой новой системы оценки качества: учителей продолжают поощрять за нагрузку, а не за качество образования", – го-ворится в заявлении.
Как отмечается в документе, регионы, которые не успеют в ближайшие ме-сяцы заполнить существующие пробелы, рискуют лишиться государственной поддержки. На реализацию региональных проектов модернизации образования в 21 регионе из федерального бюджета запланировано выделить в 2007 году более 7 млрд. рублей. В конце октября, как отмечается в заявлении, конкурсная комиссия Минобрнауки рассмотрит результаты реализации проектов в этих регионах».
Что такое эта «конкурсная комиссия Минобрнауки», наверно уже говорить не нужно (см. выше). И что «комплексная модернизация», на самом деле, – ни что иное, как внедрение в российских школах бредового эвриканства Адамского под названием «инновационные формы образования», говорить, наверно, уже тоже излишне: «Тогда и учителю будут платить не только за уроки, но и за ту огромную воспитательную работу, которую он ведет. А школу будут оценивать не только по результатам ЕГЭ, но и по тем достижениям ребят, которые они демонстрируют и во внеклассной работе. Возможно, портфолио этих достижений будет учитываться при приеме в вуз? Ведь кроме уроков и заучивания параграфов из учебников есть инновационные формы образования: детские проекты, социаль-ная практика, исследовательская деятельность школьников, сетевое образование и многое другое». 

   Получается, что самый верный путь добиться расширения своих возможностей влиять на государственную политику в области образования в Российской Федерации, – это везде и всюду ругать Российское государство. Заявлять о его вредности, бесполезности в сфере образования и воспитания, о ненужности по сути никакого государственного регулирования в системе образования. Ведь именно так Адамский действовал с середины 1990-х годов и действует до сего дня. И поэтому именно Адамский сегодня распределяет государственные средства, выделяемые в рамках приоритетных национальных проектов в области образования, а не те педагоги, ученые, руководители образования, которые все эти годы самоотверженно трудились на благо нашего общества и государства. И Адамский же вместе со своей командой, а не учителя по городам и весям России, воспитывающие в наших детях практически «за бесплатно» духовность, патриотизм и гражданственность, будут определять содержание внеклассной воспитательной работы в школах, за которую учителям государство согласно будет платить деньги. Что этот «приоритетный национальный проект на комплексную модернизацию образования» предусматривает приоритетную воспитательную цель уничтожения в наших детях российского патриотизма и составлен в интересах людей эвриканской национальности, российским педагогам, вероятно, министр А. Фурсенко не сообщил. Ведь он не может знать все, что разрабатывается в его министерстве, «иначе можно сойти с ума».

 Антирелигиозная и антицерковная деятельность А.И. Адамского, пропаганда дискриминации граждан по признаку их отношения к православному христианству

   История и культура Русской Православной Церкви неотделима от истории русского народа, истории России как страны и Российского государства. Народ, Церковь, государство всегда были теми столпами, которыми и стояла Россия. И ныне традиционные религиозные организации, народы России и власть в центре и на местах постепенно, заботами тысяч тружеников постепенно выстраивают, возрождают основы нашей общественной жизни. Будучи, как показано, врагом нашего народа и врагом суверенного Российского государства, Адамский не может не быть и врагом Церкви. И в этом, похоже, его личные антипатии и интересы зарубежных ненавистников России полностью совпадают.

   Соответственно, А.И. Адамский ведет постоянную и целенаправленную пропагандистскую кампанию против Церкви, православных христиан в нашей стране. Кампанию, особо и предметно ориентированную на систему образова-ния, на воспрепятствование реализации в сфере образования законных инте-ресов и прав православных христиан. При этом самого себя он скромно пози-ционирует неверующим: «К сожалению, в моем лице вы не увидите предста-вителя никакой конфессии. ... жизнь моя сложилась так, и это ни плохо, ни хорошо, что я не могу себя причислить к людям верующим».  «Конфессией» Адамского можно было бы назвать идейное сообщество злобных ненавистников Церкви, воинствующих атеистов и культурных маргиналов-эвриканцев.

   Адамский воинствует против любого взаимодействия государства и Церкви в сфере образования, как бы не обращая внимания на то, что это взаимодействие осуществляется не в интересах собственно служителей Церкви (для них это только дополнительные нагрузки), а в интересах людей, граждан. Которые имеют все права и свободы, гарантированные Конституцией, в том числе в области образования. И поэтому, не нарушая прав других граждан, российские граждане православного христианского вероисповедания должны иметь возможность свободно реализовывать эти свои права. Таким образом, Адамский фактически препятствует реализации в нашей стране гражданских прав существенной части населения, и в то же время этот деятель якобы представляет у нас гражданское общество!

   Обструкции, лживым нападкам подвергает Адамский любые изменения в сфере образования, направленные на реализацию прав религиозной части общества, хотя очевидно, что положение в этой сфере не может оставаться таким, каким оно было в период государственного атеизма. Что-то должно меняться, ре-лигиозное образование должно возвращаться в светскую школу, государственную и муниципальную систему образования. Как это было в про-шлом в нашей стране, как это есть сейчас в большинстве других светских государств, в том числе бывших коммунистических странах Европы и даже уже в ряде бывших советских республик. Но нет. Все его комментарии на эту тему, в которой, отметим, как и в педагогике, он не является никаким специалистом, наполнены желчной язвительностью, сарказмом, плохо скрываемой неприязнью к православным.

   Вот, например, его комментарии о развитии теологического образования в вузах: «Так что сближение церкви и вузов – по крайней мере объяснимо, поэтому так настойчиво проводится идея введения преподавания курса теологии и вообще наличие теологических кафедр и факультетов в государственных университетах. Более того, Министерство образования намерено ввести государственный стандарт на преподавание теологии. Замечательно! Государство не только до-пускает религию в образование, но и регулирует содержание религиозного обра-зования, устанавливая государственный (!) стандарт. При установленной консти-туцией и законом светскости образования государственный орган управления образованием не только не препятствует проникновению религии в просвещение (не просто в просвещение, а в образовательные учреждения – государственные), но и демонстрирует свою вовлеченность в религиозное образование, устанавливая стандарт. То, с какой легкостью представители церкви овладели административным ресурсом образования, на меня лично производит очень сильное впечатление».  «А уже 17 февраля 2000 года Министерство образования утверждает подготовленный Православной Церковью стандарт по теологии и вводит этот предмет для преподавания в вузах. Наверное, наука здесь должна выступить противовесом, защитить светскость образования?».

   Здесь А.И. Адамский вновь лжет. Лжет идейно про «овладение», лжет и про введение теологии, демонстрируя свой полный непрофессионализм.
Впервые государственный образовательный стандарт высшего профес-сионального образования по направлению 520200 «теология» (бакалавриат) был утвержден Госкомитетом России по высшему образованию 30 декабря 1993 г. Распоряжение Министерства общего и профессионального образования Россий-ской Федерации от 23 июля 1999 г. № 893-14 подтвердило теологию как одно из направлений подготовки (код – 520200; в образовательной области 520000 – гуманитарные и социально-экономические направления). Приказ Министерства образования Российской Федерации от 2 марта 2000 г. № 686 «Об утверждении государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования» утвердил специальность «теология». 12 марта 2001 г. Министерство образования Российской Федерации утвердило государственные стандарты высшего профессионального образования по направлению «теология» (квалификации выпускника – бакалавр теологии и магистр теологии, а  28 января 2002 г. –  государственный стандарт высшего профессионального образования по специальности «теология» (квалификация выпускника – теолог, преподаватель).

   Адамский неоднократно прибегал к прямой лжи о теологии и одновре-менно запугиваниям общественности: «А в министерстве идет борьба за ус-тановление государственного стандарта на теологию. Уже сейчас она считается обязательным вузовским предметом, примерно как раньше – научный атеизм. На деле противостояние гораздо более существенное, чем взгляды на развитие образования разных чиновников… И теперь уже совсем вероятностным, ожидаемым, логическим продолжением этой капитуляции Министерства образования перед церковью в становлении светской школы может быть повторение манифеста Александра I – передача министерством своих функций Синоду» .

   Каким это образом теология может быть обязательным вузовским предметом, примерно как раньше «научный атеизм»? Псевдонаучный атеизм, действи-тельно, преподавался всем, навязывался всем как элемент государственной коммунистической идеологии. Но причем тут теология в современной Российской Федерации? Трудно представить, что невежество Адамского простирается до такой степени, что он не знает о том, что любое профессиональное образование в нашей стране граждане получают на добровольной основе, что никакого обязательного профессионального образования нет и быть не может. Ну а если человек поступил в институт по своему желанию и хочет получить квалификацию теолога, то он естественно должен будет изучать теологию, а не сопромат.

   И ни о какой «капитуляции» речь не идет. Это просто ложь, направленная на манипулирование общественным мнением, возбуждение вражды к Церкви, провокация с использованием пропагандистского приема доведения до абсурда. Прямым продолжением появления религиозного образования в российской выс-шей школе является, по Адамскому, передача функций Министерства образования Синоду Русской Православной Церкви. Следуя этой странной, вывернутой логике, прямым следствием деятельности пресловутого института Адамского «Эврика» должно явиться упразднение российского государства, образование на его месте Эврикании во главе с «главным магом» Адамским, которому В.В.Путин должен будет передать свои президентские функции? Но это более вероятно, чем домыслы Адамского о Синоде.

    Но, несмотря на весь абсурд таких домыслов, Адамский вновь и вновь повторяет их, вдалбливает в сознание читателей, людей: «Как мы видим, и ведомство, и педагогическая наука готовы передать школу церкви, вернуться на 10 веков назад и вместо коммунистического воспитания сделать основой педагогики "православие, самодержавие, народность". Очевидно, третьего для них не дано. Надо признать: это самый эффективный способ превратить уваровскую триаду в национальную идею – строить на ней российскую образовательную политику. Но хочет ли этого общество?».

    Общество в целом об этом пока, действительно, никто не спрашивал. Поэтому вопрос о том, хочет ли этого наше общество, действительно является открытым. С уверенностью можно сказать только то, что часть нашего общества, по опросам социологов, в принципе не возражает против восстановления и укрепления российской государственности на основах православия, самодержавия и народности. Есть, конечно, и те, кто видит другие очертания национальной идеи для русского народа и современного российского общества. Но вот национальная идея для России в форме того «третьего», а именно – его оккультного эвриканства, точно никому в нашей стране не нужна. Кроме наших врагов, которых устроит любая самая нелепая «идея», лишь бы она работала на разрушение нашей страны.

    «Сейчас мы видим, что, так и не став светской, российская школа медленно, но верно превращается в школу с религиозным уклоном. И делают это не учителя, делает это штаб отечественной педагогики – Министерство образования и Российская академия образования».
   И вновь сплошное кликушество. Насчет Российской академии образования он явно погорячился, там есть совершенно разные люди, в том числе и ярые идейные сторонники борьбы с религией. Что касается Министерства образования, то это были нападки Адамского конкретно на православных сотрудников в министерстве, против которых Адамский всячески «копал», врал об их деятельности (в частности по содержанию рассмотренного ниже письма министерства по православной культуре). Ныне там таких сотрудников не осталось, их «зачистили», и теперь Адамский имеет полную свободу «рулить» высшим органом исполнительной власти в сфере образования так, как ему вздумается. А. Фурсенко, по-хоже, в эти дела совсем не вмешивается, как мы помним, боится «сойти с ума». Характерно и название статьи А.И. Адамского – «Светская школа нуждается в защите». В действительности, российская светская школа нуждается в защите от таких персонажей, как А.И. Адамский.

    Именно Адамский и ему подобные сознательно (как Адамский) или просто по невежеству (сказывается 70-летняя «промывка мозгов») фактически заявляют о необходимости дискриминационной изоляции Русской Православной Церкви от светской, государственной и муниципальной школы: «Это и есть участие в образовательной политике, просто этого мы не замечали и это воспринималось, как само собой разумеющееся. Но на то же самое должен претендовать крупный бизнес, социально активные группы граждан. Все, кроме церкви. Все кроме церкви, потому что у нас светская школа, и церковь отделена от государства. Сейчас все наоборот. Генералы имеют наибольшее влияние, церковь имеет огромное влияние на образование, просто огромнейшее, а крупный бизнес, предпринима-тели, средний класс, собственно, родители, граждане, напрочь отрезаны от этого». 
   Влияние или вторжение каких бы то ни было иных религиозных организа-ций и, тем более, религиозных объединений, относимых исследователями к ре-лигиозным сектам (типа многочисленных фактов массовой принудительной от-правки учащихся и учителей на мероприятия возбуждающей религиозную вражду секты Сан Мен Муна или на мероприятия протестантских организаций под видом изучения английского языка), Адамского нисколько не тревожат. Он требует отделения от российской школы (русской школы на 80% учащихся) именно и только Русской Православной Церкви.
   В чем сущность таких заявлений А.И. Адамского и кого бы то ни было еще? Фактически – в пропаганде дискриминации граждан Российской Федерации по признаку их отношения к православному христианству, Русской Православной Церкви.
   А это, на самом деле, просто дискриминация, которую осуществляет и пропагандирует Адамский. И все другие, кто, так же как и он, фактически требуют ограничений прав православных граждан России в своей стране. И неважно делает это человек сознательно или по неразумию, или потому, что просто поверил Адамскому.
   Ведь Церковь, это не только священнослужители, служители религиозного культа и люди, работающие в церковных организациях. Церковь – это все право-славные христиане. Не надо думать, что Адамский этого не понимает, все он понимает. И нагло требует отделения от российской школы, собственно, большинства российского общества. Демагогия про родителей и граждан используется тут как прикрытие. Никакие граждане и родители Адамского на самом деле не интересуют. Он с ними не советовался, когда участвовал в разрушении ФЭС, проталкивал все погромные «модернизации» общего образования, вплоть до последнего законопроекта № 448303-4, о котором не сообщалось толком даже пе-дагогам, работникам образования. Какие уж тут граждане и родители!
   На светское образование могут и должны влиять «социально активные группы граждан». Например, оккультно-религиозная секта, не регистрирующаяся как религиозная организация, а выступающая как общественное объединение, фонд, творческое, научное объединение и т.д. Под эту градацию, кстати, вполне подпадают и «эвриканцы» Адамского. Какая-то негосударственная контора, частная лавочка, «институт образовательной политики» – все эти «рога и копыта» могут влиять на содержание образования в школе, государственную образовательную политику, а организация, о принадлежности к которой заявляют больше половины взрослого населения в стране – не может, «Все, кроме церкви».
   Адамский будет бороться с любым присутствием православных ценностей в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях. Он и ему подобные считают российскую светскую школу уже вполне своей вотчиной, где можно делать все, что им угодно, сообразуясь только с планами и одобрением зарубежных руководителей внешнего управления. Поэтому определенной неожиданностью для Адамского и его компании был выход в 2002 г. упоминавшего выше письма Министерства образования с Примерным содержанием образования по учебному предмету «Православная культура». 
   Отметим, что это пока единственный содержательный материал по православной культуре для системы общего среднего образования, подготовленный высшим российским исполнительным органом власти в сфере образования совместно с представителями Церкви за весть постсоветский период. Единственный материал за уже почти 20 лет жизни нашего общества без атеистического государства! Само по себе это ненормально и говорит о практически полном и продолжающемся сознательном исключении Церкви из сферы образования. Но, тем не менее, даже это событие вызвало тогда просто истерику у Адамского, некоторых других воинствующих атеистов и русофобов. Они реагировали на него просто как быки на красную тряпку или вернее как черти на ладан.
    «Другой пример, наиболее известный, – уже ставшее нарицательным письмо министра В.Филиппова с рекомендацией ввести учебный предмет «Православная культура» во всех классах средней школы. Чем больше сегодня оправдывается министр, вместо того чтобы найти в себе мужество отозвать письмо, тем больше становится ясным, что на принятие решения никак не влияют ни общественные обсуждения, ни многочисленные советы и экспертные институты… Мы провели специальную проверку – ни профильные управления министерства, ни Федеральный экспертный совет, ни Российский совет развития образования, ни даже послушная во всех отношениях Российская академия образования, ни тем более региональные управления образования – никто не участвовал в обсуждении этого решения. А ведь не каждый день рассылаются такие письма и принимаются такие решения. Это даже посильнее ГИФО или ЕГЭ. Из-за них, во всяком случае, межрелигиозных конфликтов не возникнет. Интервенция православия в школу – просто самое заметное решение ведомства».
    Как почти во всяком выступлении Адамского, и здесь полно лжи и провокаций. Провокацией было запугивание Филиппова и подталкивание на противоза-конное и глупое действие – отзыв письма. Ведь именно потому, что это ведомст-венное информационное письмо, а не приказ министерства, оно никого ни к чему не обязывало, было просто информацией для желающих ею воспользоваться. И отозвать его законным путем было просто невозможно, как нельзя отозвать ин-формационное сообщение в СМИ о вчерашнем дожде – где и сколько выпало осадков, какова была сила ветра и т.д. Так и здесь. Это была просто информация. В школах где-то вводятся курсы по выбору о православной культуре, знания о православии включаются в учебный процесс по гуманитарным дисциплинам – вот, можно воспользоваться перечнем, номенклатурой таких знаний по разным сферам православной культуры (мораль, искусство, история Церкви и др.). При-чем не придуманной атеистами или чиновниками, а разработанной с участием как ученых, так и представителей Церкви и одобренной Церковью. И никто не скрывал этой работы. Решение о такой разработке было принято на основе предложений с мест работавшим тогда Координационным советом по взаимодействию Минобразования и Церкви, публично и открыто на его заседаниях, проходивших, в том числе, и в самом Министерстве образования.
Прямой ложью было утверждение Адамского о том, что указанное письмо содержало рекомендацию «ввести учебный предмет “Православная культура” во всех классах средней школы». Ни про какое обязательное введение преподава-ния православной культуры во «все классы» речи не было. Говоря о том, что письмо рекомендательное, содержало «рекомендацию», Адамский также обма-нывал людей. Никакой рекомендации там не было. Там было дано описание об-ласти знаний о православной культуре («примерное содержание образования»), которое было согласовано с Русской Православной Церковью. Было это сделано для ориентации в этом содержании управленцев и педагогов, авторов учебных программ и пособий в регионах. В помощь всем тем, кто работал и работает над такими учебными курсами. Там не было даже никакой примерной или типовой программы по курсу ОПК, хотя любой педагог знает, что по одной только учебной программе преподавать нельзя, нужны учебники, пособия. Трудно предположить, что в течение многих лет «работая» в сфере образования, Адамский мог совсем не понимать разницу между информационным письмом и конкретными рекомен-дациями, которые оформляются ведомственными приказами.

    Адамский здесь же сообщает, что какие-то «мы» провели какую-то «специальную проверку» (кто он такой, чтобы проводить проверки?) и выяснили, что структуры, функционирующие под контролем «эвриканцев» или с представительством эвриканцев, к этому письму не имеют отношения. Но для этого не надо было проводить проверки. Адамский ведь и сам не имеет никакого отношения к православной культуре, поэтому и все его структуры и эвриканцы в любых других структурах тоже не имели к этому отношения. Что касается других указанных ор-ганизаций, то упоминание о ФЭС здесь вообще ни к чему, он не имел функции готовить или обсуждать информационно-методические письма министерства. Не соответствуют действительности и его претензии, с попутным, между делом, ос-корблением, в адрес РАО. Известно, что в подготовке и экспертизе данного мате-риала участвовали не только специалисты из РАО, но и из ряда других научных центров в Москве и в регионах. Принципиальное решение о разработке и выпуске такого материала, как уже сказано выше, открыто принималось на одном из заседаний Координационного совета по взаимодействию РПЦ и Минобразования, действовавшего в то время и не было никаким секретом. Может быть, Адамский и знал об этом (узнать такие вещи для эксперта не составляло труда), но в таком случае в приведенной выше цитате сознательная ложь. Если же все это прошло мимо внимания Адамского – значит, такой он «эксперт».

   А.И. Адамский всячески стремится тогда, в 2002 г., нагнетать обстановку, используя запугивания межрелигиозными конфликтами. Но такие запугивания были совершенно беспочвенными, они собственно, только и провоцировали у некоторых людей непонимание, недоразумения, которые были вскоре сняты другим письмом в феврале 2003 года. В нем еще раз для тех, кто не желал читать первое письмо, было определенно сказано о добровольном изучении курсов православной культуры. Но и после этого Адамский не успокоился, продолжал и продолжает врать вплоть до настоящего времени, что письмо от 2002 г. вводило обязательное изучение в школах православной культуры.

В другом издании А.И. Адамский также стращал народ:

   «В последние годы в образовании сформировалось два возможных направления: либо школа становится основой гражданского общества, либо в ней культивируется принцип "православие, самодержавие, народность". Минобразование и Российская академия образования выбрали судя по выпущенному циркуляру путь православной тоталитарной школы, в которой как в инкубаторе возрождается общество единоначального послушания и самодержавного православия. При этом министерство утверждает, что "культура России исторически формировалась под воздействием Православия, и все ее сферы глубоко связаны с Православием"... Но если такая связь провозглашается, то единственная возможность ее утвердить – насилие и подавление остальных культур...

   Введение же преподавания одной из конфессий, фактически "Закона Божьего", препятствует прежде всего самоопределению личности, создает пра-вовую коллизию относительно прав граждан не православного вероисповедания и уж тем более не адекватно современному уровню знаний и современной карти-не мира. С моей точки зрения – это грубое нарушение принципа светскости обра-зования и свободы в образовании... Убежден, что введение в школах "Право-славной культуры" превратит светскую школу в религиозную. Теперь представьте себе, как на это отреагируют представители других традиционных конфессий, особенно радикалы из их числа. Сколько тяжелых конфликтов спровоцирует этот циркуляр!». 
    Гражданским обществом у нас в России, по Адамскому, является только сообщество лиц, подобных ему, не имеющих никакого отношения к русскому на-роду и Православной Церкви. Православных людей, он не берет в расчет, уже как бы исключил из российского общества.
По существу его критики «циркуляра» – так он называет письмо с Пример-ным содержанием образования по учебному предмету «Православная культура» – все опять сплошная ложь. Никакой это не циркуляр, ничего он не вводил, тем более не водил преподавание чего бы то ни было, поскольку содержание образо-вания в принципе не может использоваться для преподавания. Можно было бы подумать, что Адамский просто не читал этот материал, но вот же он цитирует выдержку о культуре России, значит, наверно, читал. Читал, но все равно нагло врал. Согласно Современному словарю иностранных слов, циркуляр – это письменное распоряжение, рассылаемое подведомственным учреждениям или под-чиненным должностным лицам . Письмо Министерства образования Рос-сийской Федерации от 22.10.2002 № 14-52-876 ин/16 было не распоряжением (приказом), а информационным письмом. Адамский намеренно осуществлял эту подмену, чем публично провоцировал вражду людей, которые бы ему поверили, к Церкви, православным христианам. Введение курса «Православная культура» на основе добровольности выбора, о чем неоднократно заявлял тогда Филиппов, не может нарушить принцип свободы в образовании. Это как раз Адамский тогда грубейшим образом нарушал принцип свободы в образовании, дискриминационным образом отказывая русским детям в праве на приобщение к ценностям родной для них религиозной культуры даже на основе добровольности выбора.

   Принцип светскости образования в государственных и муниципальных об-разовательных учреждениях выпуском этого письма, как собственно и введением этого курса там, где для этого есть условия и желающие, не нарушается. Зато на-прямую посягает на этот принцип сам Адамский, навязывая россиянам свое ди-кое оккультное эвриканство.


Таким образом, Адамский тогда намеренно водил общественность в за-блуждение, запугивая обязательным изучением курса «Православная культура» (как и некоторые другие такие же провокаторы и лжецы в 2002 г.). Провоцировал вражду заявлениями о том, что возможность изучения православной культуры, которая только «провозглашается», требует для своего утверждения насилия и подавления остальных культур. Запугивал, сам провоцировал и опять врал, что данное письмо вызовет множество «тяжелых конфликтов».
Никаких конфликтов оно не вызывало и не вызвало позже, кроме спрово-цированных Адамским и ему подобными распространителями ложных мнений о том письме, его статусе и содержании.
Адамский опять здесь врал и о том, что «Введение же преподавания одной из конфессий, фактически "Закона Божьего", препятствует прежде всего самооп-ределению личности», – почти в каждом слове. Не было никакого «введения», не утверждалось, что можно изучать культуру только «одной из конфессий». А что касается православной культуры как препятствия для самоопределения лично-сти, то и здесь совершенно наоборот. Напротив, изучение в школах ОПК и есть пример самоопределения части граждан нашей страны, желающих, чтобы их де-ти систематически изучали православную культуру. Препятствовать же изучение православной культуры может вовлечению детей, школьников в оккультизм-эвриканизм Адамского – это и вызывает его беспокойство.
Отождествление курса «Православная культура» с «Законом Божьим» – также намеренная подмена А.И. Адамского. В научной педагогической и юриди-ческой литературе достаточно написано по этому вопросу. То, что он называет «Законом Божьим» как катехизические занятия, «обучение религии», можно про-водить вне рамок образовательной программы школ в соответствии с нормами закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Любой православ-ный человек понимает, что «обучение религии», обучение человека практическо-му участию в религиозной жизни, совершении Таинств – это одно. А систематическое изучение истории и культуре православия во всей их полноте (истории, словесности, художественной культуры и т.д.) в школьном классе, на уроке, без проведения богослужений, обрядов – совсем другое. Адамский и тогда уже был «экспертом» в области образования. Что же это за эксперт, который не знает элементарных вещей о преподавании религий?
Адамский, получается, не знал этого в 2002 г., не разобрался и к 2006 г., ко-гда также в очередной лживой публикации под характерным названием: «Право-славие в школе: Незнание предмета»  нудно и долго доказывал, что препода-вать в школах курсы православной культуры нельзя, потому что это «обучение религии», которое надо вести только вне рамок образовательной программы.
И это несмотря на то, что в другом письме Минобразования в 2003 г. до-полнительно разъяснялось, что курс православной культуры может реализовы-ваться «а) либо как факультативный курс вне сетки часов (основных занятий), на которые записываются сами учащиеся или для младших классов – записыва-ют учащихся их родители…; б) либо как спецкурс школьного компонента из числа предметов по выбору (при этом другие учащиеся обязательно посещают иные выбираемые ими спецкурсы из списка спецкурсов по выбору). … Посещение учащимися школ занятий по курсу «Основы православной культуры», в соответствии с вышеизложенным, является не только добровольным для уча-щихся, но и с обязательного согласия их родителей». 
Может реализовываться, пишет Министерство, но Адамский не согласен. Не будучи ни известным ученым-педагогом (кандидатская только в 2003 г.), ни тем более юристом, он произвольно и искаженно трактует законодательство, ста-вит под сомнение массовую практику изучения школьниками истории и культуры православия, которая все более распространяется в регионах России. Учитывая отсутствие подобного рода оскорбительных оценок, нападок Адамского на пред-ставителей других религий, кроме православного христианства (преподавание ислама, иудаизма также ведется в светских школах, и этого не может не знать «эксперт»), все процитированные выше утверждения явно показывают его нега-тивное отношение и нетерпимость именно к православному христианству. В про-тивовес необоснованным прогнозам А.И. Адамского, большинство крупнейших централизованных религиозных организаций России отнеслось к тем министер-ским материалам 2002 г. вполне спокойно. И тем более, с учетом уже многолет-него опыта преподавания православной культуры в ряде субъектов Российской Федерации, указанное письмо Министерства образования и сама практика такого преподавания, естественно, не спровоцировали до сих пор никаких «тяжелых конфликтов».
Еще фрагмент аналогичного содержания из публикаций А.И. Адамского: «Православная церковь одержала крупную победу в борьбе за школу. Министер-ство образования разослало во все органы управления образованием рекомен-дательное письмо с примерной программой учебного предмета «Православная культура». Предмет предполагается ввести в начальной, средней и старшей шко-ле… И конец светской школы. Удивительно, как ловко, просто виртуозно, авторы циркуляра доказывают, что преподавание фактически закона Божьего в россий-ской школе является... подтверждением и даже развитием принципа светскости. Дело в том, что в законе «Об образовании», в статье 2 указаны «Принципы госу-дарственной политики в области образования». В частности, подчеркивается светский характер образования в государственных и муниципальных образова-тельных учреждениях, а также свобода и плюрализм в образовании. Следова-тельно, для введения преподавания религии в школе, да еще в таком моновари-анте – только одной из традиционных конфессий, надо либо изменить светский принцип, то есть убрать его из закона либо совершить невозможное, доказать, что закон Божий в школе обеспечивает соблюдение принципа светскости. Конечно, здесь помогает смена вывески – не закон Божий, и даже не “Православная религия”, а “Православная культура”. Хотя при чтении самой программы очень быстро приходишь к выводу о том, что это как раз закон Божий, только без обря-дов и ритуалов…
При этом авторы документа полагают, что у родителей есть выбор – на-правлять своих детей на эти уроки или нет, как и у школ вводить или не вводить преподавание “Православной культуры”. Про школы все ясно – попробуют не ввести. Кстати, соблюдение светскости будут определять с помощью все того же методического контроля, поэтому директоров вначале будут ругать и наказывать за то, что они не вводят закон Божий, а затем за то, что не соблюдают светскость при его преподавании. А поскольку то и другое одновременно невозможно, у ор-ганов управления появляется еще один шанс затянуть гайки. Но самое тяжелое положение будет у родителей, которым предстоит выставить своего ребенка пе-ред всем классом как “нерусского” и не желающего изучать православную культу-ру. Представляете, чем это грозит? А как отреагируют представители других кон-фессий, особенно радикалы? И последнее. Введение еще одного учебного пред-мета, конечно, увеличит нагрузку на ребенка, а к любви к религии не приведет – это известно. Так что остается загадкой – кому выгодно введение религиозного обучения в школе? Точно – не детям. Введение религиозного обучения в школе выгодно кому угодно, только не детям».

   В тесте снова сплошная ложь про рекомендательное письмо. Нет в письме и никакой «примерной программы учебного предмета». Нет и никакого «монова-рианта», это придумал сам Адамский и приписал разработчикам письма. Уже и в 2002 г. в ряде регионов преподавались курсы исламской культуры, иудаизма, не знать о чем «эксперт» Адамский просто не мог, даже учитывая его низкий куль-турный и образовательный уровень. Даже не выезжая далеко от Москвы, а только в своих постоянных хождениях по разным мероприятиям, педагогическим конфе-ренциям и т.п. он просто по теории вероятности должен был хоть раз столкнуться хотя бы с одним из директоров или сотрудников государственных еврейских школ в Москве. И узнать у них, что в таких светских, не «субботних» и не синагогальных школах иудаизм в разных видах изучается всеми школьниками в основное учебное время и за счет государственного бюджета. И у них же, кстати, мог поинтересоваться, как решаются проблемы со светскостью, с детьми, не желающими изучать иудаизм, с увеличением нагрузки на ребенка, а также привитием любви к своей религии. Одновременно Адамский мог бы попробовать убедить таких педагогов, родителей школьников и даже самих детей, что изучение иудаизма в школе им «не выгодно». И здесь можно уверенно предполо-жить, что родители послали бы его куда подальше. А если бы он, помимо родителей, попробовал то же самое внушать их детям, то его бы послали еще суровее, не только словесно, но и вновь, как из США или Израиля в предыдущем гипотетическом примере – вышвырнули из такой школы вон. Но русские православные терпеливы, они терпят хама и его хамство.

   Дети и их родители высказывают запрос на получение знаний о православной религиозной культуре, но их мнение никого не интересует, за них все уже решил Адамский. Это их детям, видите ли «не выгодно». А выгодно (с учетом перспективы отмены всех учебных предметов по Адамскому) – только навязывание квазирелигиозной и антинаучной нелепицы эвриканизма-оккультизма! И здесь не обходится без голословных запугиваний – и «затягиваниями гаек», и репрессиями против директоров школ, и дискриминацией нерусских учащихся. Но все это – мнимые угрозы, выдуманные Адамским. Пока что сам Адамский требует дискриминации русских учащихся и их родителей, совершенно не нуждающихся в его абсурдных идеях, но интересующихся духовной культурой своего народа.

   Адамский уже как бы «приватизировал» наше российское образование и теперь просто недоумевает, как это какая-то там Церковь (о принадлежности к которой заявляют более половины населения страны) покушается на его собственность: «… на уровне школы покушение церкви на образование становится все заметнее… Стремление руководителей образования угодить неожиданно ставшей богобоязненной власти, стремление доказать, что религиозная «модернизация» возможна и в образовании, может обернуться резким усилением религиозной реакции, столкновением различных конфессий и их соперничеством за школу».

   Опять запугивание и сталкивание лбами верующих. Это извечная мечта и практика воинствующих атеистов, чтобы верующие разных конфессий враждова-ли между собой. И как глумливо этот деятель выражается о «религиозной модернизации» в кавычках, фактически говоря о возрождении религии и Церкви в на-шем обществе после десятилетий тоталитарного, преступного насилия над верующими. Глумится и над верующими чиновниками, как будто плохо, если чиновник будет богобоязненным. Это в любом случае лучше, чем он будет бояться Адамского и его подрывной команды в образовании, потакать и попустительствовать им, вместо того, чтобы оградить школу от их вмешательства.


Адамский, слава Богу, пока позволяет верующим ходить в церкви и ме-чети: «Мировая практика уже давно нашла самый безопасный выход из этого положения: надо разрешить конфессиям иметь свои школы, разрешить сеть воскресных школ, а если отцы церкви хотят иметь непосредственный контакт с детьми – то при доброй воле родителей дети могут прийти в церковь. Или в мечеть. Или в синагогу. Или в костел».
Хорошо, но почему же тогда Адамский не приглашает детей, предвари-тельно согласовав это с их родителями, по доброй воле родителей, на занятия по магизму-эвриканизму к себе на дом. Или в частное помещение своей «Эврики»? Зачем он лезет со своими вредительскими «фиктивно-демонстрационными про-дуктами» в государственные школы? Выражение «отцы церкви» свидетельствует о том, что Адамский вообще живет где-то не в нашей стране, так в нашей стране не выражаются. У нас он только верховодит реализацией государственной поли-тики в сфере образования.
И в части обращения к мировой практике данное заявление Адамского так-же полностью не соответствует действительности, поскольку в подавляющем большинстве стран мира такая практика существует (Италия, Германия, Бельгия, Великобритания, Испания и мн. др.). Все это определяет само общество в стране, сами люди, а не Всемирный банк или оккультные секты.

   Адамский пишет: «И власть, и церковь видят, что у граждан – очень высо-кая потребность в каком-то ином образовании. Церковь считает, что в религиоз-ном. Но в России только 5–6 % людей действительно являются верующими. Не потому что они крестятся, а потому что соблюдают религиозные законы жизни». 
Вновь стремление указывать людям их место, навязывать им нацио-нально-культурную идентичность. Разделение тех, кто заявляет себя верующими, на «действительно являющихся верующими» и прочих или на несколько столь же искусственных градаций. Используя надуманные абсурдные ненаучные критерии: «соблюдение религиозных законов» – каких именно законов, в какой мере соблюдение? Адамский стремится ввести читателя в заблуждение, навязав мнимые представления о ничтожной численности сторонников православного христианства в нашей стране, а значит и желающих видеть преподавание православной культуры в светской школе. На каком-то понятном одному ему основании Адамский присваивает себе полномочия говорить от лица всего российского общества. Лукавит в цитате выше, что готов в этих вопросах ориентироваться на мнение российского общества. Ему прекрасно известны результаты социологических опросов, в частности по вопросу преподавания в школах курсов православной культуры. За это выступает всегда значительная часть общества – десятки процентов населения, как и где ни считай.

    По мнению Адамского, вероятно, все мы, общество в России по вопросу изучения религий в школах должны прислушиваться только к его мнению и мне-нию подобных ему «экспертов». Компетентно подстраиваться под тот подход, ко-торый за нас определят «модернизаторы» российского образования, спонсируе-мые из-за рубежа. В некоторых выступлениях 2002 г. имеются его оговорки, из которых ясно, что он понимал, что письмо не предусматривает никакого обязательного изучения православной культуры всеми школьниками:

   «Это все не имеет никакого отношения ни к духовности, ни к веротерпимо-сти, ни к освоению культурно-исторических основ…. Здесь будет “безбожный” ва-риант преподавания религии под флагом преподавания религиозной культуры. И чем больше это будет похоже на преподавание обычного школьного предмета, пусть даже и факультативного, тем сильнее будет агрессия школьников и отторжение ими религиозных основ культуры. Вот так развивается история с провокационным письмом Министерства образования о преподавании православной религии. Не дожидаясь введения целостного курса, разные конфессии начинают, опережая друг друга, вводить факультативы. Ведомство не в состоянии остано-вить эту опасную местную инициативу. Ситуация уже вышла из-под контроля, остается лишь надеяться, что сами конфессии примут что-то наподобие акта о невмешательстве в школьные дела. До момента разработки целостного курса “Религия”, рассматривающего не отдельные конфессии, а определенный тип духовного мировоззрения, ни одна из конфессий не должна переступать школьного порога» .

   Так кто в этом случае провокатор? Именно Адамский. Зная, что никакого обязательного изучения православной культуры не вводится, он врал и пугал лю-дей «обязаловкой», провоцировал вражду к Церкви. Ни к чему валить с больной головы на здоровую! На самом деле, истерика Адамского была вызвана именно тем, что в тот момент по данному вопросу действительно на некоторое время «ситуация вышла из-под контроля», из-под контроля над нашей школой, россий-ским образованием Адамского и других эвриканцев.


Далее, если он сам так уверен, что такой курс будет вызывать агрессию у школьников, отторжение – то чего же ему беспокоиться? Ничего и так не получит-ся. Сидел бы себе спокойно и радовался. Просто выход того письма 2002 г. спутал карты Адамского и его компании, которые, уже, похоже, подрядились сочинять для российской школы какой-то целостный курс по религии с «определенным типом духовного мировоззрения». Можно предположить – его типом мировоззрения, оккультно-эвриканским.

   И почему это, спрашивается, Адамский уверен, что последователи традиционных религий народов России должны были дожидаться какого-то его «целостного курса»? Кому он нужен? Никакого единого для разных религий «определенного типа духовного мировоззрения» не существует. Мировоззрения разных религий различаются в не меньшей степени, чем различные философские учения, а «солянка» из разных религий нужна единицам школьников, интересующихся религией «вообще». Тогда как родители учащихся, выражающие принадлежность или предпочтительное отношение к определенной религии (православие, ислам, буддизм, иудаизм и т.д.), заявляют о необходимости освоения их детьми знаний о традиционной для их народа религиозной культуре, неразрывно связанной с их национально-культурной идентичностью.
    Заметим и здесь еще раз, что внерелигизный, фактически – антиправославный, курс по истории религий Адамский готов ввести в обязательную программу, хотя в отношении курса православной культуры, да и других учебных предметов, даже базовых, он выше доказывает, что их преподавание в школьной программе ничего детям не дает. «Дает» для Адамского только кондовый атеизм бывших «научных атеистов», ныне вынужденных называться религиоведами, да его собственные оккультные бредни про Гарри Поттера.
   Заявление Адамского по поводу того, что преподавание знаний о право-славной культуре в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях не имеет «никакого отношения ни к духовности, ни к веротерпимо-сти, ни к освоению культурно-исторических основ», просто хамское в отношении православных, Русской Православной Церкви и не соответствует действи-тельности. Если лично для Адамского православная культура не имеет отношения к культурно-историческим основам жизни его семьи, то для других людей, семей – имеет самое прямое отношение.
    Категоричное требование Адамского, что «ни одна из конфессий не должна переступать школьного порога», вызвано отнюдь не заботой о светском характере образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Мотивация здесь совершенно иная. Дело в том, что объединение т.н. «методологов», к которым непосредственное отношение имеет и Адамский, воспринимает религиозные организации не столько даже в качестве конкурентов в школьной, прежде всего – учительской, среде, сколько в качестве назойливой помехи для навязывания собственной идеологии.
    Адамский долго не мог успокоиться и после 2002 г., заявлял: «После того как осенью прошлого года Министерство образования спровоцировало волну ре-лигиозной экспансии в школы, общественность выступила резко против».  Какая общественность? Несколько русофобов-политиканов, типа Хакамады, да около-педагогических махинаторов типа самого Адамского. Общественность на самом деле не выступала против. Педагогическая общественность в той части педаго-гов, которые работают по этой теме, ведут научные исследования, пишут учебни-ки и пособия, спокойно взяла материал в работу, использовала его так, как кому представлялось удобным. И до сих пор также спокойно использует.
    Заявления Адамского в процитированном выше фрагменте из его публикации в газете «Первое сентября» о том, что под видом преподавания православ-ной культуры будет реализован «безбожный вариант преподавания религии под флагом преподавания религиозной культуры», голословны. Как и у всех прочих противников преподавания православной культуры, у него отсутствуют внятные и разумные аргументы против такого преподавания.
   В связи с этим Адамский иногда стремится выставить себя чуть ли не душевно беспокоящимся о содержании такого курса:
«Поэтому я стараюсь оперировать только фактами и экспертными суждениями. Хочу сразу обозначить три ключевые позиции:
никакого образовательного эффекта эта инициатива не принесет, кроме скорого негативного отношения школьников к преподаванию религии; …
основной вред от такого рода инициатив – политический и социальный, слишком много обиженных и оскорбленных могут стать жертвами провокаторов.
И здесь надо обсуждать по существу три темы.
   Какой резонанс в обществе вызывает стремление одной из конфессий занять лидирующее в обществе и государстве положение, не принимая во внимание существование иных вероисповеданий и мрачную историю их взаимоотношений?
   Насколько идея консолидации и единения нации пострадает от введения в школьный курс обязательного изучения одной из традиционных религий и значит – ущемления в правах других традиционных религий?
   Насколько обязательное изучение только православной культуры обеспе-чит повышение уровня нравственности, морали, хороших привычек и решение прочих благих задач в обществе?».

   Характерный пример демагогии Адамского. Где факты, экспертные суждения в этом тексте? Одни домыслы самого Адамского. Домыслы опять лживые и провокационные. Он все пытается заставить обсуждать в 2006 г. какие-то «темы», на которые ему был дан ответ еще в 2002 г. Опять талдычит об обязательном изучении православной культуры, и «только православной культуры». И провоцирует межрелигиозную вражду, представляя историю взаимоотношений вероисповеданий исключительно как «мрачную». В нашей отечественной истории такая оценка является, по меньшей мере, вульгарной и предвзятой.
Там же: «С моей точки зрения, введение обязательного изучения только православной культуры в школе принесет вред по следующим основаниям:
в глазах многих граждан, не только принадлежащих к другим конфессиям, но и придерживающихся светских взглядов, это ущемление их прав. И это вызо-вет совсем не нужное сейчас обострение межконфессиональных или межэтнических отношений; никакого улучшения морального или нравственного климата в обществе введение нового учебного предмета не принесет.
   Назовите мне хоть один пример за последние 50 лет, когда введение учебного предмета в курс средней школы решило ту проблему, на которую этот предмет был направлен? Может быть “Этика и психология семейной жизни” качественно изменила роль семьи? Или укрепила семейные отношения? Кроме скандалов по поводу полового просвещения ничего не произошло. И даже курс “Информатика” сделал для информационного просвещения молодежи меньше, чем любое интернет-кафе. А курс ОБЖ?».

   Светские взгляды, по извращенной терминологии Адамского, это нерелигиозные взгляды, атеистические. Хотя на самом деле никаких светских взглядов нет вовсе. Есть светские люди. Иначе говоря, люди, не служащие в Церкви, в других религиозных организациях. И эти светские люди, в том числе школьные педагоги, родители школьников и сами учащиеся государственных школ имеют разные убеждения относительно религии. Часть из них нерелигиозные люди, есть верующие разных вероисповеданий. Есть и малая группа поклонников оккультного магизма («эвриканство»), типа Адамского, воюющих против православных и натравливающих на них всех остальных, распространяя о православных ложные сведения. Все те же ложные сведения и здесь. Опять про «обязательное изучение только православной культуры», опять провокация межконфессиональных и межэтнических конфликтов.
    И вдобавок уже знакомая разрушительная пропаганда слома предметно-урочной системы в школе. Не нужна информатика, не нужен курс основ безопас-ности жизнедеятельности, по логике надо продолжать и дальше. Кого сделала здоровее школьная физкультура? Кто лучше стал любить природу после изучения биологии? Кто полюбил Россию после изучения истории Отечества?
    «И дело не в самом учебном материале, а в том, что во второй половине XX в. и уж тем более в XXI в. сама эта методология – введение нового учебного предмета – безнадежно устарела. Это все равно что сегодня предлагать исполь-зовать граммофонные пластинки для пропаганды и агитации здорового образа жизни. А тех, кто полагает, что граммофонные пластинки неэффективны, нелепо упрекать, что они против здорового образа жизни. Да, никто не против доброго и вечного, просто каждому методу свое время – классические учебные предметы еще кое-как держатся в сознании ребенка, а любой “новодел” не выдерживает конкуренции с более “продвинутыми” источниками информации. Поэтому, как эксперт в области содержания образования (в течение многих лет руковожу инновационной образовательной сетью “Эврика”, модель которой стала основой национального проекта “Образование”), могу заверить читателя: никакого образовательного эффекта введение обязательного изучения “Основ православной культуры” не даст. Возможно обратное действие: отвращение многих учеников, которых будут заставлять учить материал, от самой религии». 
    И опять надо спросить Адамского: а как же «новодел» – «История религий», которую он готов вставить даже в обязательную учебную программу? И эти его идеи периодически озвучивает Фурсенко, и при этом не боится «сойти с ума», их же они внушают другим государственным чиновникам, вплоть до самого президента. Что, мало информации по истории религий в других «продвинутых источниках», в Интернете? Пусть бы там и брали ее школьники, те, кому это инте-ресно. Однако Адамский всячески способствует внедрению этого уже действи-тельно скандального курса именно в обязательную программу школ. С подачи та-ких, как он, «педагогов» этот курс пытаются внедрять в школы Москвы, ряда дру-гих регионов России. Хотя нас Адамский убеждает, что никакого эффекта обяза-тельное изучение предмета не дает, вызовет только отвращение к истории рели-гий у многих учеников, «которых будут заставлять учить материал».
   Национальный проект «Образование» известен педагогической общественности в основном только раздачей миллионов рублей избранным учителям и школам. За миллионы, конечно, спасибо, но любые попытки выяснить, имеется ли в данном национальном проекте какое-то содержательное наполнение, обыч-но ни к чему не приводят. Его вроде бы нет. Оказывается, оно так запрятано, что не сразу и поймешь. И если верить Адамскому, то национальным проектом для России в сфере образования является внедрение в наши школы его оккультно-магического эвриканства. В этом и состоит суть реформы-модернизации содер-жания российского общего среднего образования по лекалам педагогики нетрадиционной ориентации.
    Итак, Адамский лгал о письме Министерства образования о православной культуре в 2002 г., врал все дальнейшие годы и продолжает непрерывно врать вплоть до настоящего, 2007 года: «Возвращаясь к теме преподавания право-славного вероучения, могу сказать одно: если мы хотим отвратить детей от веры, любой, не только православной, надо ввести в обязательном порядке уроки ос-нов одной религиозной культуры в каждой российской школе». 
   «Чем мы руководствовались? Позволю себе напомнить некоторые законо-дательные нормы. По Конституции Российской Федерации (статья 14), Россий-ская Федерация – это светское государство. «Никакая религия, – я цитирую, – не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (слово обязательной я бы подчеркнул). Религиозные объединения отделены от государ-ства и равны перед законом». Статья 2 Закона Российской Федерации «Об обра-зовании» определяет светский характер образования в государственных и муни-ципальных образовательных учреждениях. Статья 5 пункт 1 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» гласит: «Граждане имеют право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими». И пункт 4 этой же статьи: «По просьбе родителей или лиц, их замещающих, с согласия детей, обучающихся в государственных и.муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующими органами местного самоуправления предоставляет религиозным организациям возможность обучать детей вне рамок образовательной программы». Не буду вас больше утомлять цитированием закона. Есть еще целый ряд ведомственных постановлений, начиная с 1999 г. Они достаточно четко, но рекомендательно говорят о преподавании религии».
    В тексте Примерного содержания образования по учебному предмету «Православная культура», в Пояснительной записке черным по белому было на-писано (текст доступен по указанному выше в ссылке адресу в сети и любой же-лающий может легко проверить):
  «Реализация принципа светского характера образования при изучении православной культуры в государственных и муниципальных учреждениях в соответствии с настоящим Примерным содержанием обеспечивается:
1) культурологическим, неиндоктринальным содержанием предъявляемых знаний и соответствующей методикой изучения православной культуры;
2) правом свободного выбора изучения курсов православной культуры учащимися или их родителями (законными представителями), образователь-ными учреждениями (их органами самоуправления), местными и региональными органами управления образованием в соответствии с конкретными параметрами социального заказа на православное культурологическое образование;
3) организационно-правовой независимостью государственных и муници-пальных образовательных учреждений от организаций религиозных конфессий;
4) методическим контролем служб учредителя государственных и муници-пальных образовательных учреждений (органов государственной власти и мест-ного самоуправления) за практикой организации и преподавания православной культуры».
    Но Адамский упорно не желает этого читать, но вновь и вновь утверждает, что данный материал вводил обязательное изучение православной культуры всеми учащимися. Тогда как ясно и четко записано о праве на свободный выбор таких курсов. Вновь и вновь он талдычит, что это «несветское» образование, но как же несветское, если весь методический контроль принадлежит государству и органам местного самоуправления.
Упоминаемые А.И. Адамским «ведомственные постановления, начиная с 1999 года» (при том, что актами Министерства образования не являются поста-новления) – это письмо Министерства образования РФ от 4 июня 1999 г. №14-53-281ин/14-04 «О предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ в помещениях государственных и муниципальных образовательных учреждений». Указанное письмо было отменено Министерством образования и науки РФ летом 2003 г., и на эту тему был издан приказ Минобразования от 1 июля 2003 г. N 2833. Адамский либо знает об этом, но сознательно врет, либо просто не разбирается в вопросах правового регулирования образовательной деятельности и вводит людей в заблуждение. В том же своем выступлении в Общественной палате РФ он говорил и другую глупость: «Пока законодательно требования к программам общеобразовательных школ не приняты, дискуссии по поводу характера преподавания того или иного курса или направления носят необязательный характер. И в этом смысле законодательных норм, регулирующих преподавание, в частности, знаний о религии, в школе не существует».
    В приведенной цитате Адамский мешает в кучу вещи, не имеющие друг к другу прямого отношения. Дискуссия вообще не может иметь обязательного характера, на то она и дискуссия. Законодательно, как было указано в начале настоящего материала, требования к программам общеобразовательных школ не приняты с 1998 г. Но при этом никто не дискутирует о необходимости преподавания в школах знаний о физике, искусстве, философии, да и о религии тоже. Все эти знания, в том числе преподаваемые в профильных учебных курсах, спокойно преподаются. Адамский просто не понимает разницы между знаниями о религии и курсом религиозной культуры, он наверно не в курсе, что знания о религии школьники осваивают и на уроках истории, и литературы, и МХК и др.
Законодательных норм, непосредственно регулирующих преподавание знаний о религии в том смысле, чтобы такие нормы непосредственно оговарива-ли именно такое преподавание, действительно нет, и быть не может. Это очередной абсурд от Адамского, когда сказать уже нечего, нет аргументов и понимания вопроса, а сказать вроде бы что-то надо – «ведущий эксперт» все-таки. Как нет законодательных норм о преподавании математических, философских, краевед-ческих и любых других знаний. Преподавание знаний о религии реализуется на общих основаниях с другими знаниями.
   Если это отдельный вариативный курс – на общих основаниях для всех та-ких курсов. Если речь идет об интеграции знаний о религии в курсы истории, то так же для этого не требуется никаких особых дополнительных правовых норм. Адамский просто намеренно вводит читательскую аудиторию в заблуждение, лжет. Главное, что в законодательстве Российской Федерации отсутствуют нор-мы, запрещающие реализацию такого рода курсов, курсов религиозной культуры.
«Но и сам факт обязательного изучения одной из религий, естественно, вызывает очень большие педагогические проблемы, которые не приводят к единству детей и в какой-то степени вызывают очень сильное напряжение». 
    Данное заявление Адамского в Общественной палате – выступление про-вокатора. Кроме курсов православной культуры в государственных и муници-пальных школах изучаются и другие курсы по «одной из религий», курсы по исто-рии и культуре иудаизма, аналогичные курсы по исламу, некоторым другим рели-гиям. И никаких серьезных проблем введение и преподавание таких курсов не вызывает. Проблем с ними не больше, чем с любыми другими учебными курсами по выбору. В какой-то степени «очень сильное напряжение» такие курсы, и как правило, именно и только курсы православной культуры, вызывают только у лю-дей, злобствующих против Церкви, нетерпимо относящихся к своим согражданам православного христианского вероисповедания.
Одним из них и является Адамский. Сотни раз уже разъяснялось, что нет никаких оснований говорить о том, что кто-то желает установить обязательное изучение религиозной культуры в светской школе, в том числе изучения православной культуры. Если где-то добровольность нарушается, о чем шла речь на том заседании Общественной палаты, то это надо просто исправлять в рабочем порядке – как в отношении курсов православной культуры, так и любой другой религии, а также секулярных курсов по истории религий. Именно в этом духе и были сформулированы итоговые Предложения Совета Общественной палаты РФ в адрес Министерства образования и науки.
   Такой же подход иллюстрируют и подтверждают материалы мониторинга данной практики в регионах России, которые, как и Предложения, опубликованы в том же сборнике, что и выступление Адамского. Но и на эту позицию Общественной палаты РФ, членом которой он, к сожалению, является, ему, получается, тоже наплевать. Уже после всех решений он продолжает интриговать, путать людей, вовлекать в борьбу против ОПК чиновников, выражать свои никому не нужные сомнения, указывать на какие-то «заблуждения» православных: «Предположение церковных деятелей, что, введя преподавание учебного предмета “Основы православной культуры”, мы резко поднимем уровень духовности, сориентируем детей в культурно-историческом наследии и укрепим моральные устои общества, можно считать не просто заблуждением. Это отражение глубоко укорененного в нашем обществе устаревшего и ошибочного представления о том, что результатом образования является исключительно объем усвоенных тем учебных предметов» .
    «Резко поднимем» – да что там! Эти слова Адамского, если задуматься, просто цинизм. Сейчас нам надо спасать наших детей, наше будущее. Если изучение в светской школе православной культуры (как и культуры других российских конфессий для их последователей) поможет хотя бы приостановить моральную деградацию общества, хотя бы немного защитить детей – и в этом случае Министерство, а не РПЦ, должно было бы вводить его в первоочередном порядке, просто обязано. С тем, чтобы хотя бы немного снизить детскую преступность, хотя бы чуть-чуть укрепить авторитет семьи, обезопасить хотя бы малую часть детей от наркомании, алкоголизма, разврата. Многие миллиарды затрачиваются ныне на то, чтобы наши политические лидеры могли сказать: в России немного выросла рождаемость (все еще далеко не обеспечивая даже простое воспроизводство). А тут требуются средства на порядки меньше, но «адамские» не позво-ляют нашему государству спасать собственный народ, тем самым доказывая, что являются его противниками.
    Думается и тот факт, что Министерство образования и науки РФ до сих пор никак не отреагировало на эти Предложения Общественной палаты РФ – тоже не обошлось без Адамского и его «эвриканцев» в министерстве. Ведь это же сам Фурсенко послал обращение в Общественную палату РФ с целью узнать суждение гражданского общества по вопросу преподавания в школах курса православной культуры и других курсов по истории и культуре религий. Получил ответ, но игнорирует его. А там, в частности можно прочесть: «Министерству образования и науки Российской Федерации рекомендуется принять следующие меры… Выйти с законодательным предложением по правовому закреплению в федеральном законодательстве, с необходимой степенью детализации, порядка изучения религий в государственной и муниципальной системе образования на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций».
Вместо этого «законодательного предложения», рекомендованного самым представительным органом гражданского общества, созданным по решению Президента, Министр образования и науки РФ А. Фурсенко вносит в Правительство, а Правительство несет в Думу законопроект № 448303-4. Который ликвидирует все курсы религиозной культуры, преподающиеся на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций. Отметим, именно все, в том числе исламские курсы в Ингушетии, Чечне, в ряде школ других регионов. Курсы по буддизму, по иудаизму в государственных еврейских школах, по другим традиционным конфессиям, например народов Севера. Кроме этого, еще множество других региональных и школьных учебных курсов, направленных на изучение родной культуры народов России, национальных языков, искусства, краеведения и т.д., на воспитание детей патриотами, знающими и любящими свою и «малую», и «большую» Родину.

   Видимо, действительно, дела в Министерстве образования и науки уже настолько контролируются Адамским, его местными и зарубежными эвриканцами, что министр Фурсенко уже ничего не решает. Во всяком случае, Общественная палата РФ – это для Адамского не институт гражданского общества. Адамский и его эвриканцы – вот настоящее гражданское общество!

    Закономерным итогом нетерпимости и пропаганды А.И. Адамским дискриминации граждан Российской Федерации православного христианского вероисповедания стала статья В. Гинзбурга «Влияние церкви на школу». Статья была опубликована в газете «Вести образования», главным редактором которой является как раз Адамский. Статья совершенно хамская, оскорбительная для православных верующих. В ней В. Гинзбург публично заявил: «преподавая религию в школах, эти, мягко говоря, сволочи церковные хотят заманить души детей» .

   Помимо этого экстремистского заявления, оскорбительного для всех последователей Русской Православной Церкви, и не только церковнослужителей (все православные люди считают себе «церковными»), Гинзбург наговорил в этом «комментарии» и много другого, о чем потом сам, наверно, жалел.

   Так, в самом начале он заявляет: «Современная наука с полной определенностью, как дважды два четыре, показывает, что человек произошел не от Бога». Где это «показание» он нашел, не сообщает. Далее он назвал «позором» предложения Патриарха Алексия II преподавать школьникам православие. Заявил, что преподавание религии в школах «абсолютно недопустимо» (ничего не было раньше слышно о его возмущении изучением в государственных школах иудаизма). Порекомендовал и прорекламировал «Историю религий», да так, что мало не покажется: «Другое дело, если в школе будет история религии. У нас светское государство, и в школе нельзя иметь что-то религиозное». Говоря иначе, история религий – это не «религиозное». Дальше сказал о «сволочах церковных», а закончил следующим: «Они, правда, регламентируют тем, что это предмет факультативный и поэтому не вредный. Я с этим тоже не согласен».   С чем не согласен? Что предмет факультативный? Или что не вредный?

   Большей глупости и абсурда в таком коротком выступлении сконцентрировать трудно. Однако Адамский (как редактор) газеты «Вести образования» публикует эту бредовую и хамскую «речь» Гинзбурга в своей газете.

   Речь Гинзбурга в газете Адамского вызывала возмущение православных и объективно способствовала распространению антиеврейских настроений, то есть Гинзбург «подставил» своих соплеменников, нанес им моральный вред. Православная правозащитная организация подала в суд на Гинзбурга и эту газету. Но прокуратура предпочла «замять» дело. Оскорблять православных людей публично, ставить под сомнение их гражданские права, как видно, у нас все еще можно, в отличие от аналогичных действий в отношении представителей других религий. Представим себе аналогичные заявления о служителях синагоги или мечети от кого-то из русских ученых в связи, например, с преподаванием в ряде московских государственных школ иудаизма или изучением ислама в школах Ингушетии или Чечни. Это просто невозможно представить. Но если бы и нашелся такой человек, он бы не избежал справедливого и сурового наказания.

   А здесь у прокуроров нашелся помощник в лице преподавателя филологического факультета МГГУ им. Шолохова М.А.Агафоновой. Сами прокуроры у нас уже недостаточно владеют русским языком, чтобы понять, что означает слово «сволочь» и для объяснения его значения используют научную филологическую экспертизу. М.А. Агафонова, как сообщалось, компетентно пояснила, что в словах нобелевского лауреата, обнародованных редактором газеты «Вести образования», «не может усмотреть каких-либо высказываний, направленных на возбуждение ненависти и вражды. Также она не может говорить об унижении достоинства человека или группы лиц по признаку отношения к религии» . Это дискредитировало уважаемый вуз, содержащий в штате таких «филологов», и саму М.А. Агафонову. На основании изложенного старший следователь Измайловской межрайонной прокуратуры Москвы Н.Сотникова постановила: в возбуждении уголовного дела отказать.

   Объяснения прокуратуре также дала О.А. Салунова, ответственный секретарь газеты «Вести образования», из которых следует, что интервью с Гинзбургом было записано ей по телефону, показать его перед публикацией академик не просил, а выражение "сволочи церковные" не показалось ей оскорбительным. Понятно, человек – эвриканец, уважительно относится к взглядам и деятельности Адамского. "Из объяснений В.Л.Гинзбурга следует, что он действительно высказывал свое мнение по поводу обязательного преподавания в школах "Основ православной культуры" в ходе телефонного разговора с редактором газеты "Вести образования". Возможно, он использовал слово "сволочи" в своей речи, однако, это было выказано на эмоциях, кроме того, он не думал, что этот разговор будет опубликован. Если бы он знал о том, что текст опубликуют, то потребовал бы черновик и исключил бы указанное выражение", – говорится в постановлении прокуратуры.

   В объяснениях прокурору от престарелого и видно немного струхнувшего Гинзбурга упоминается о телефонном разговоре с редактором газеты – а это и есть наш А.И. Адамский. Спасибо, конечно, Гинзбургу, что он бы «исключил указанное выражение». Но Адамскому это, возможно, было как раз и не нужно. Таким образом, во всей этой грязной истории Адамский выступает как главный провокатор. Заседая в Общественной палате РФ рядом с представителями религиозных конфессий, в том числе иерархами и последователями РПЦ, он говорит об уважении к традиционным религиям народов России, их представителям, руководству конфессий. А одновременно печатает хамские высказывания Гинзбурга в адрес РПЦ, Патриарха, всех «церковных людей», поймав на слове престарелого атеиста, взахлеб по телефону «делящегося впечатлениями» со своим по духу и эвриканской культуре Адамским.

   Вполне можно было предвидеть, что реакция на оскорбительные заявле-ния этого воинствующего атеиста у православных будет предсказуема. Возмуще-ние и попытки по закону наказать распоясавшегося хама. И тогда, очевидно, Гинзбургу понадобится как-то прикрыться, используя для этого, например, своих известных друзей-академиков. И найдутся из них такие, которые «по знакомству» подмахнут громкое антицерковное письмо на самый «верх». Внимание СМИ и общественности будет переключено с хамства Гинзбурга в малотиражной газете на громкий, страдальческий вопль академиков-атеистов к Президенту РФ. Позже некоторые из них, как Алферов, уже и пожалеют, что выступили с такой глупой и вредной бумагой прямо на Президента РФ. Но будет уже поздно. И главное, будет сделана очередная пакость православным, что поможет прикрыть антиобщественную деятельность Адамского в сфере образования.

   Таким образом, именно А.И. Адамский фактически спровоцировал это дурацкое письмо академиков-атеистов, опубликовав вначале в редактируемой им газете хамские откровения Гинзбурга. Здесь и Гинзбурга, Адамский, похоже, также использовал «в темную», ведь тот жаловался прокурору, что, если бы ему дали запись телефонного разговора, он скорректировал бы ее. Может и не только в отношении «сволочей церковных». По здравому размышлению даже академик Гинзбург мог бы понять: высказывание о том, что современная наука «как дважды два – четыре» доказывает, что человек произошел не от Бога» – вопиющая глупость.

   И, несмотря на все это, Адамский продолжает и сегодня играть роль «идеолога» образования, «эксперта», участвует в разных официальных мероприятиях, сидит на разных конференциях, встречается на них с представителями российских религиозных конфессий. Складывается парадоксальная ситуация. Человек, который устраивает антицерковные провокации, везде и всюду выступает как ненавистник христианства и Церкви, в Общественной палате РФ, тем не менее, заседает вместе с представителями религиозных организаций, в том чис-ле РПЦ и что-то там рассуждает об интеллектуальном потенциале нации, о куль-туре и толерантности. Его бредовые высказывания (об отвращении от обязатель-ного изучения в школе русской литературы) публикуются в материалах Общест-венной палаты. Отметим, что там же в своем выступлении он вроде соглашается с возможностью изучения православной культуры на основе добровольности, хо-тя в других выступлениях в то же самое время говорит прямо противоположное, по сути, то же, что и Гинзбург. Все это очевидное, явное лукавство и ложь.


Неужели, всего этого не знают его собеседники, в том числе предста-вители Русской Православной Церкви? Зачем же слушать этого врага Христова, печатать его глупые, нетерпимые в отношении нашей культуры высказывания, позорить тем самым не его (ему нет до нас никакого дела), а Общественную палату Российской Федерации – уважаемую представительную организацию?
Это просто удивительно. Ведь после такого хамства, которое Адамский ор-ганизовал в своей газете, никакой «церковный» человек, даже не обязательно священнослужитель или архиерей, ему не может подать руки. Не говоря уже о том, чтобы заседать с ним в собраниях, обсуждать с ним что-то важное, значимое для нашего общества, выслушивать его мнения и т.п.
Скандально выглядит после этого и сохранение его на должности замести-теля председателя Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам интеллекту-ального потенциала нации. Ничего себе «интеллектуальный потенциал» – давать возможность публично обзывать сволочами православных людей!
Это явно не интеллектуальный потенциал русской нации, русской культу-ры. Так же, наверняка, думают и представители всех других народов России. Вряд ли, кто-то посчитает подобные выступления интеллектуальным достижени-ем, достойным внимания читателей педагогического издания. Но это и есть ис-тинный «интеллектуальный потенциал» Адамского и ему подобных, короедов-разрушителей российского образования, нашей школы, культуры и, отметим осо-бо, атмосферы взаимного уважения людей в нашем обществе. В том числе – ат-мосферы взаимного уважения представителей разных народов, религий, миро-воззрений, профессий в самой Общественной палате РФ.
Вот только можно ли будет вскоре называть эту организацию уважаемой с учетом роли в ней Адамского, превратившего ее уже в инструмент своей разру-шительной деятельности и даже гонений на неугодных ему православных людей в системе образования?
Как относится А.И. Адамский к Общественной палате РФ, ее консолидиро-ванному и, понятно, компромиссному, суждению по вопросу изучения в светской школе учебных курсов по истории и культуре религий, отражающему интересы разных социальных, мировоззренческих групп нашем обществе – выше было по-казано. Он не уважает это суждение, а напротив, используя свое влияние в Министерстве образования и науки, способствует своими действиями и заявлениями тому, чтобы оно не принималось во внимание, а Министерство фактически продолжало бы борьбу с интересами православных христиан.
Зато он вспоминает о значении Общественной палаты РФ тогда, когда это помогает ему бороться с православными людьми. Так, по сообщениям СМИ , он уже нагло использовал авторитет Общественной палаты РФ в этой своей борьбе: принял самое деятельное участие в травле декана социологического факультета МГУ им. Ломоносова Добренькова.

   Для разбора каких-то жалоб на Добренькова (на кого из деканов МГУ не найти или сложно спровоцировать несколько жалоб?) Адамский организовал в Общественной палате РФ какую-то «рабочую группу», надо думать из представи-телей эвриканства, и они вынесли строгий вердикт. Профессорско-преподавательский состав факультета во главе с деканом – уволить, объявить «открытый конкурс» на замещение вакансий. Директором и этого «открытого кон-курса» Адамский, вероятно рекомендует свою Аллу Антонову. Так Адамский идеологизирует деятельность Общественной палаты, превращает ее в орудие борьбы против православных ученых, равно как выше было показано – и в сред-ство запугивания региональных руководителей образования, не желающих иметь дело с этим авантюристом. А таких ученых и руководителей, знакомых еще с 1990-х годов с его «хлестаковщиной», может быть немало.
В случае с Добреньковым неприкрытым, наглым хамством являются все «выводы» группы Адамского. Но особенно хамским, просто до смешного, являет-ся такой вывод: «Неудовлетворительными эксперты группы сочли и учебники, по которым на соцфаке готовят специалистов. «Ряд учебных пособий, прежде всего базовый учебник «Социология», подготовленный деканом Добреньковым в соав-торстве с А. Кравченко, совершенно не удовлетворителен, т. к. не учитывает со-временное состояние социологии в стране и за рубежом», – отмечается в заклю-чении рабочей группы. Да и тот учебник выпущен с серьезными нарушениями, установили эксперты».

   Это какие такие «эксперты»? Может быть, недавно испеченный кандидат наук, оккультист Адамский со своими эвриканскими нелепицами? Но ведь он не является ни известным ученым-социологом, ни педагогом или автором известных учебных пособий по чему бы то ни было. В то время как, например, А. Кравченко – ведущий современный российский специалист по преподаванию социологии и в вузах, и в общеобразовательных школах. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с перечнями учебных пособий по социологии для вузов и школ, которые используются сегодня в учебных заведениях, авторитетны и востребованы педагогами. Это один из основных сегодня авторов в этой сфере, но Адамский имеет наглость нападать и на него. Хамство эвриканца действительно не имеет границ.

   На сайте своей «Эврики» Адамский, ничуть не стесняясь, вывешивает стенограмму собрания, из содержания которой ясно видно, что это просто установочная встреча организатора провокации с ее рядовыми участниками. Присутствуют 5 студентов факультета социологии, несколько «сочувствующих», журналисты «Новой газеты», «Полит.ру», «Эхо Москвы», «Трибуны», «Liberation».  Все содержание разговора, по сути, «крутится» вокруг вопроса: как сделать так, чтобы Добренькову и руководимому им коллективу в МГУ было плохо, но чтобы им самим (эвриканцам) за это «ничего не было». В частности, обсуждается вопрос о возможности ложного обвинения преподавателей факультета во взяточничестве:

«А.И. Адамский: Я не хочу вас провоцировать на какие-то заявления, пото-му что я не смогу вас защитить пока. Я хочу, чтобы вы понимали, что если будут какие-то серьезного уровня аудиты, а по сути расследования, то надо будет рас-сказывать.
О. Журавлев: То есть нужно найти человека, который бы сказал, что с меня требовали взятку?
А.И. Адамский: А в чем тогда предмет вашего требования? Вы же это хоти-те обсуждать? Тогда факты должны появиться.
О. Журавлев: Просто в России же дача взятки – это уголовно наказуемое деяние.
А.И. Адамский: Да.
О. Журавлев: Я взятку не давал, но я бы, например, согласился сказать. Давить будут сильно, но если поднимется большой шум, его можно будет защитить.
Журналист: Может быть выпускники какие-нибудь, которым уже все равно».

   Что же здесь происходит? А происходит следующее: член Общественной палаты РФ, «философ» образования и воспитания детей и молодежи А.И. Адамский, фактически, предлагает молодым людям, студентам МГУ, обвинить своих преподавателей во взяточничестве, поучаствовать как свидетели в «серьезного уровня аудитах» (которые он сам, возможно, и организует). Адамский здесь, по существу, подстрекает к совершению преступления, несмотря на то, что отрицает это. Адамский как бы обращается к ребятам: раз пришли, то давайте серьезно, «надо будет рассказывать», хотя и предупреждает, что «я не смогу вас защитить пока». Можно думать, что в будущем он «сможет защитить» уже любое лжесвидетельство. Студент-третьекурсник Журавлев правильно понимает задачу: «нужно найти человека». Адамский подтверждает: «факты должны появиться». Журавлев высказывает опасение, что обвинение людей в уголовно наказуемом деянии грозит им тюрьмой. Адамский подтверждает. Но на что не пойдешь ради «команды» или ради «идеи» наказания «ретроградов»! И юноша публично дает согласие на лжесвидетельство и на заведомо ложный донос: «Я взятку не давал, но я бы, например, согласился сказать…». Несчастный юноша, его искренне жаль. Ведь он может в будущем понять (если не поддастся этому поистине дьявольскому искушению), в какую подлость его пытался толкнуть Адамский, да еще опозорил на весь свет, расписал всю эту подлость на своем «эвриканском» сайте!

   Вопросы законности всех собравшихся здесь особо не волнуют – если от лжесвидетеля потребуют доказательств, объяснений («будут давить»), то его можно «защитить», подняв «большой шум». Для этого на встрече присутствуют «шумелки». Один из них, заботливый «журналист» (жаль, не указана его фамилия) предлагает более «мягкий» вариант: воспользоваться для этого услугами выпускников «каких-нибудь», «которым уже все равно». Мы называли взгляды Адамского на обучение и воспитание детей «педагогическим троцкизмом», но разве этот сюжет не напоминает тайные посиделки заговорщиков и ниспровергателей общественного порядка? Старший «товарищ», идеолог проводит сходку со «своими» студентами и планирует бунты, провокации. Обсуждаются способы «покарать» неугодных профессоров университета, детали «операции» – распределение ролей, средства «защиты» исполнителей и т.п.

   На этой встрече студентов с членами Общественной палаты РФ эту уважаемую организацию «адекватно» представляют два члена палаты. Это сам лично А.И. Адамский в роли установочного режиссера провокации. И еще один член Общественной палаты РФ, политолог Сергей Марков, заместитель председателя Комиссии по международному сотрудничеству и общественной дипломатии (при-чем тут эта комиссия?). Марков практически не участвует в разговоре, дает небольшой комментарий по частному вопросу. Похоже на то, что он использован здесь Адамским просто для «кворума», «по дружбе», чем Адамский «подставил» его не хуже, чем Гинзбурга.

   Все это – просто безумие какое-то! Дважды безумие, что этот аморальный, преступный (по существу, участники сами заявляют, что готовят совершение преступления) сговор происходит в Общественной палате РФ. И трижды безумие – публиковать этот, фактически, сговор. Либо Адамский забыл, что он вроде бы еще не всесилен, либо у человека просто напрочь атрофирована нравственность. Как говорится, «товарищ не понимает» в принципе, по своей природе, что существуют такие понятия как совесть, честь, истина, закон. И такие люди являются идеологами «модернизации образования» в нашей стране, чьи «продукты», в частности пресловутый законопроект № 448303-4, эту атомную бомбу под российскую школу, принимает «на веру» и продвигает политическая партия «Единая Россия», заявляющая о себе как партия патриота и государственника Президента В.В. Путина!?

   В связи с последним сюжетом следует отметить, что Добреньков выступил публично с критикой того самого письма десяти академиков-атеистов В.В. Путину, содержащего нападки на Церковь и православных верующих. Добреньков и ранее выступал в поддержку нормального сотрудничества государства и Русской Православной Церкви. Возможно, именно в связи с этим Адамский и организовал атаку на известного ученого, стремясь спровоцировать его смещение с должности декана социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, используя для этого свои возможности члена Общественной палаты РФ, вовлекая эту уважаемую структуру в решение своих частных идеологических задач, в осуществление «зачистки» МГУ от русских православных людей.

   Завершая описание деятельности А.И. Адамского и ее результатов, отметим, что Адамского не переделать. Он не изменится, не покается, не перестанет вредить нашему народу, государству, школе.

    Смысл этого материала только в одном – информировать об этом деятеле тех людей в нашем обществе, для которых Родина, Россия, Церковь – не пустые слова. Кто на своем месте делает все возможное для возрождения нашего наро-да, страны, болеет душой за наше будущее, а не только за свой бизнес, место в органах власти или в каком-то учреждении. Врагов надо знать в лицо и судить по их делам. Здесь собрано достаточно свидетельств, чтобы составить исчерпы-вающее представление об Адамском, и учитывать это в своей общественной и профессиональной деятельности. Деятельность в российской системе образова-ния таких людей как Адамский оказывается возможной потому, что многие люди – педагоги, чиновники, журналисты, сталкиваясь с ними, просто не знают, с кем имеют дело. Воспринимают Адамского как человека, пусть говорящего что-то спорное, делающего что-то непонятное, но в принципе – такого же работника в системе образования, только как бы со своими особыми взглядами и «делами».


    Однако все не так, не надо заблуждаться, и для детального разъяснения этого заблуждения здесь так много сказано об Адамском. Короед не имеет ника-ких «взглядов» на живое дерево, кроме одного «взгляда» – питаться этим дере-вом и тем самым губить, уничтожать его. Об этом и надо помнить.

***
Наша организация продолжит исследования и публикацию материалов о деятельности в сфере российского образования А.И. Адамского, а также других разрушителей отечественной школы и противников становления гражданского общества в нашем государстве. Публичный гражданский контроль и информирование общественности при активном взаимодействии со всеми органами, службами, структурами являются общепринятыми в демократическом государстве средствами выявления социально опасных действий, процессов, конст-руктивного разрешения общественных противоречий, социальных проблем на основе универсальных принципов справедливости и права.


Приложение

Наливайко Н.В., Турченко В.Н. Кризис и надежды российского образования // Новосибирская областная образовательная сеть. – 18.04.2000.

«Дремучим бюрократическим невежеством веет и от утверждений Адам-ского о том, что проблема резкого ухудшения здоровья детей, взрыва детской преступности, наркомании, и т.п., якобы, “не имеет никакого отношения к качеству обучения”. Даже начинающий учитель понимает, что изучение любого предмета несет в себе воспитывающее содержание, реализация которого в личности ученика во многом зависит от мировоззренческо-идеологических, моральных качеств личности и педагогического мастерства преподавателя. С другой стороны, воспитание личности во многом определяет отношение ученика учебе и успешность обучения. И разве не известно Адамскому, что все педагоги, не зависимо от специфики преподаваемого предмета, могут и обязаны прививать детям нормы здорового образа жизни и мыслей? Что плохое здоровье, ущербная нравственность и, тем более, наркомания, снижают и сводят на нет учебные успехи?

    Да, сегодня большинство педагогов, вопреки унизительно нищенским условиям своего бытия, вопреки дефициту учебников, технических средств, в нередко в разрушающихся зданиях, продолжают добросовестно и нередко творчески работать, в чем западные журналисты усматривают еще одно проявление “этой загадочной русской души”. Некоторые из них добиваются даже выдающихся результатов в обучении и воспитании своих питомцев. Однако “чуда” не происходит: качество и обучения и воспитания подрастающего поко-ления в целом по России стремительно падает. Однако Адамский не только отрицает этот очевидный факт, но всячески противодействует попыткам исправить положение и, в частности, выступает против государственных стандартов образования: “чем мощнее становится система, (контроль, стандарты, аттестации, аккредитации), тем слабее школа”, – утверждает он с апломбом непогрешимого мэтра (“Первое сентября”, 20.09.97).

   Во-первых, если обратиться к мировому опыту, то истинным оказывается утверждение противоположное столь “сильному” заявлению. Во-вторых, соображения Адамского имели бы некоторый смысл, если бы кто-то усматривал в стандартах некую панацею, заменяющую собой необходимость радикального обнов-ления содержания, более совершенных критериев качества, модернизации материально-технической базы и высоких педагогических технологий. Однако столь нелепая постановка вопроса существует лишь у фантастических оппонентов Адамского. Не выдерживает критики также отожествление стандартов с шабло-низацией, с отказом от какой-либо вариативности.

   Стандарт образования – это лишь тот обязательный минимальный уровень освоения всеми учащимися учебных предметов, ниже которого не имеет права опускаться ни одно образовательное учреждение. Идти как угодно выше, варьировать содержание при условии овладения установленным минимумом – здесь стандарты не помеха. И абсолютно лишено логики противопоставление Адамским целесообразности закона о государственных стандартах и более жесткого государственного контроля за качеством знаний (аналога строгого ОТК на предприятиях) необходимости “строить-ремонтировать школы, повышать зарплату учителям”. Вместе с тем, он совершенно правильно заметил, что обвинения в адрес думских коммунистов, якобы срывающих принятие закона о стандартах, служат ярким примером манипулирования школьной проблематикой “демократами” в своих частных политических целях .

   Позиция А. Адамского не есть какое-то досадное исключение, она находится в общем русле либерально-демократических реформ, проводимых под лозунгами гуманизации и демократизации, но, на деле, ведущих к прямо противоположным разрушительным результатам, утверждающим и насаждающим невежество, обскурантизм и аморализм...

   А. Адамский, А. Асмолов, Б. Гершунский, Э. Днепров, И. Кон и другие “демократические” реформаторы российского образования не так давно были рьяными пропагандистами коммунистической идеологии, передовыми борцами против “буржуазной лженауки” и заработали себе высшие научные регалии на ниве социалистической педагогики, неуклонно проводя линию партии, ратовали за сильное государственное и партийное руководство сферой просвещения. Теперь они рьяно делают то же самое, но только в обратном направлении – изменили плюс на минус. Несмотря на некоторые внутренние разногласия, все эти люди объединены страстью к разрушению, стремлением опошлять и пачкать грязью все, чему вчера служили и поклонялись. Они выступают единым фронтом против идеи сильного государственного управления системой образования, противопоставляя общественное начало как, якобы, более соответствующее идеалам свободной личности. На деле же такая линия противоречит современным тенденциям социального прогресса и мировой педагогической практике, лишая Россию будущего».
 
+ + +

Антирусская и антироссийская группа разрушителей отечественного образования вновь активизировалась…

Ее необходимо остановить, людям с такими взглядами не место среди российских педагогов. Тем более, в системе государственного управления сферой образования и в представительных учреждениях гражданского общества.

Во всяком случае, необходимо сделать все возможное, чтобы обезопасить от этих ненавистников нашей культуры наших детей, их будущее в нашей стране.
 

 ВНИМАНИЕ! АКТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ФЕДЕРАЛЬНЫХ

 

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ СТАНДАРТАХ!


 

 

Krasnyansky Anatoly Vladimirovich, Cand. Sc. (Chemistry), Senior Research Associate of the Moscow State University named after M. V. Lomonosov

«Educational standards» is an absurdity

 «Pedagogical sciences», № 1. 2011. Publishing house «the Company the Sputnikplus»

Summary

It is proved that people can't be objects of standardization.  It is proved that expression «the educational standard» is an absurdity. 

--------------------------------------------

Краснянский А.В., кандидат химических наук, старший научный сотрудник   Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

«Образовательные стандарты» – это абсурд

"Педагогические науки", № 1. 2011. Издательство "Компания Спутник+".

Аннотация 

В статье приводятся доказательства следующих положений:  1. Люди не могут быть объектами стандартизации. 2. Выражение «образовательный стандарт»   –  это противоречивое выражение (абсурд).  

1. Введение

   Федеральные государственные образовательные стандарты (далее – образовательные стандарты)  общего образования второго поколения разработаны  в соответствии с Законом Российской Федерации № 3266-1 (с учетом обновлений), и Федеральной целевой программой развития образования на 2006 – 2010 гг.  Образовательные стандарты  – это  требования к результатам освоения основных образовательных программ. Результаты освоения программы, согласно этим стандартам – это не только определенные знания и умения, которыми овладели ученики, но и система ценностей (в том числе нравственные качества). Следовательно,  объектами образовательных стандартов являются дети, и государство собирается стандартизировать  их нравственные и интеллектуальные качества.   Чтобы провести логический анализ этой ситуации, необходимо дать определения основным понятиям, которые используются в статье.   

2. Определения основных понятий

Абсурд  – противоречивое выражение. В таком выражении что-то утверждается и отрицается одновременно.  Примеры: 1. «Яблоко может быть разрезано на три неравные половины». 2. «Александр Македонский был родным сыном бездетных родителей». ([1], стр. 7.)   

Образование –  творческий целенаправленный процесс, обеспечивающий   нравственное (воспитание) и интеллектуальное (обучение) развитие детей.

Объекты стандартизации – это  конкретная продукция, методы, термины, обозначения и так далее, имеющие перспективу многократного применения, используемые в науке, технике, в производстве, транспорте и других сферах народного хозяйства.  [2].

Стандарт (от англ. standard — норма, образец, мерило), в широком смысле слова — образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других объектов; нормативно-технический документ по стандартизации, устанавливающий комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации и утвержденный компетентным органом. [2 – 4].  Примечание. Из этого определения следует, что понятие «стандарт» ранее никогда не применялось к людям. 

Стандартизация –  процесс установления и применения стандартов. 

Тезис доказательства – это   положение (суждение), которое обосновывается в доказательстве.

Тезис: «Люди не могут быть объектами стандартизации».

Доказательство тезиса. Человек уже через несколько дней после рождения  проявляет признаки индивидуальности. Индивидуальность – совокупность черт, которые отличают данного человека от всех других.  Каждый человек  неповторим. Нет в мире двух одинаковых взрослых людей. Нет в мире двух одинаковых детей. Нет «эталона» или «образца» взрослого человека. Нет «эталона» или «образца» ребенка.  «Стандартный человек», «стандартный ребенок»  –   это противоречивые выражения (абсурд, от лат. absurdus – нелепый, глупый). Поэтому люди не могут быть объектами стандартизации.   

Тезис: «Образовательный стандарт»   –  это абсурд».

Доказательство тезиса.   Дети – это люди, находящиеся в стадии быстрого развития.    Образовательные стандарты –  это требования к результатам нравственного и интеллектуального развития детей. Невозможно стандартизировать образование –  это творческий процесс.  Невозможно стандартизировать результаты образования –  нравственность и интеллект детей. Пытаться сделать детей объектами стандартизации – это и глупо, и безнравственно. Следовательно, «образовательный стандарт»   – это противоречивое выражение (абсурд).

Выводы 

1.  Доказано, что  люди не могут быть объектами стандартизации.

2. Доказано, что «образовательный стандарт»   –  это противоречивое выражение.

Заключение

Впервые в истории человечества государственные деятели и придворные ученые Российской Федерации стали рассматривать людей в качестве  объектов стандартизации. Впервые в истории педагогики сделана попытка установить стандарты на нравственные и интеллектуальные качества детей. Непрофессионализм  этих «деятелей» и «ученых» в сочетании с их высоким положением в обществе представляет   смертельную  опасность  для  государства  и  народа.

Источники информации

[1]  А.А. Ивин, А.Л. Никифоров. Словарь по логике. Москва. Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС. 1997.
[2] БСЭ, 3-е издание, http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандарт/
[3] БСЭ, 3-е издание,  http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандартизация
[4] Общие требования к построению, изложению, оформлению и содержанию стандартов.   ГОСТ  1.5-92,    http://www.infosait.ru/norma_doc/4/4790/index.htm.  ФГОС5СтатьяЧ2
 


 -----------------------------------

Krasnyansky Anatoly Vladimirovich,

Cand. Sc. (Chemistry), Senior Research Associate of the Moscow State University named after M. V. Lomonosov

Fatal error in Federal state educational standards of the general education.  Part 1.

 «Pedagogical sciences», № 1. 2011. Publishing house «the Company Sputnikplus»

The summary

 

Federal state educational standards contain requirements to results of realization of programs. Results  of realization of programs is a possession of pupils of certain knowledge and abilities. Not any requirements are standards, but only such which can be checked up objective methods. The purpose of given article – to set a typical example of biassed  estimation of knowledge and abilities and the pupils, given out for the objective.As an example the group of tasks on the mathematician "Gait" of international program PISA-2003 is chosen. This example confirms the thesis that «Federal state educational standards» aren't standards. It is a fatal error.

 --------------------------------------------


Анатолий Владимирович Краснянский, кандидат химических наук, старший научный сотрудник  Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Фатальная ошибка в Федеральных государственных образовательных стандартах  общего образования. Часть 1

«Педагогические науки», № 1. 2011. Издательство «Компания Спутник+»

Аннотация

 Федеральные государственные образовательные стандарты  содержат требования к результатам освоения  программ. Результаты освоения программ – это владение учащимися определенными  знаниями и умениями. Не всякие требования являются стандартами, а только такие, которые могут быть проверены объективными методами.   Цель данной статьи – дать типичный пример произвольной оценки знаний и умений и учащихся, выдаваемой за объективную. В качестве примера выбрана  группа заданий  по математике «Походка» международной программы PISA-2003. Этот пример подтверждает тезис о том, что «Федеральные государственные образовательные стандарты» не являются стандартами. Это и есть фатальная ошибка.

 

1. Введение

   Федеральные государственные образовательные стандарты (далее – «Стандарты»)  общего образования второго поколения разработаны  в соответствии с Законом Российской Федерации «Об образовании» [1], целями и задачами Федеральной целевой программы развития образования на 2006 – 2010 гг.  [2].   «Стандарты» содержат требования к результатам освоения основных образовательных программ. Результаты освоения программы – это владение учениками определенными, знаниями, умениями, навыками и «компетенциями».  Не всякое требование является стандартом. В стандарт могут быть  включены только те требования, которые могут быть проверены объективными методами. Объективные методы – это методы, которые не зависят от чьей-нибудь воли и (или)  желания.  Объективным методом является, например, метод определения массы тела, основанный на законе тяготения (взвешивание). Закон тяготения – закон природы: никто не в силах изменить этот закон.   Если будет доказано, что не существует объективных методов оценки (проверки) знаний, умений и навыков, то тем самым будет доказано, что Федеральные государственные образовательные стандарты не являются стандартами, а представляют собой произвольные требования к результатам освоения образовательных программ. Это и есть фатальная ошибка.  
   Цель данной статьи – привести типичный пример произвольной оценки знаний, умений и навыков учащихся, выдаваемой за объективную. В качестве примера выбрана  группа заданий  по математике «Походка» международной программы PISA-2003.  Кроме заданий, эти материалы содержат ответы на задания  и  оценки ответов (в баллах). 

2. Основные понятия

   Стандарт (от англ. standard –  норма, образец, мерило), в широком смысле слова –  образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других объектов; нормативно-технический документ по стандартизации, устанавливающий комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации и утвержденный компетентным органом. Объекты стандартизации –  конкретная продукция, нормы, требования, методы, термины, обозначения и так далее, имеющие перспективу многократного применения, используемые в науке, технике, в производстве, строительстве, транспорте, культуре, здравоохранении и других сферах народного хозяйства, а также в международной торговле.  [3,4].  
   Федеральные государственные образовательные стандарты.  Согласно  Федеральному закону от 1 декабря 2007 года № 309-ФЗ    «Стандарты» включают три вида требований, в частности  требования к результатам освоения основных образовательных программ. Результаты освоения программы – это определенные знания, умения, навыки и «компетенции», которыми овладели ученики.
   Основное требование  к стандарту. В стандарт следует включать только  требования, которые могут быть проверены объективными методами. [5]. Объективные методы – это  методы, не зависящие от воли и желаний людей. Например, объективным является метод измерения температуры, основанный на явлении увеличения объема тела (за редким исключением) при его нагревании.

3. Особенности Федеральных государственных образовательных стандартов  общего образования

   Впервые в истории объектами стандартизации стали люди, а не  материально-технические предметы или требования организационно-методического и общетехнического характера.    Впервые в истории  педагогики требования к результатам освоения образовательных программ   объявлены стандартами.

   4.  Дает ли международная программа PISA объективную оценку знаний и умений учащихся?  Ответ на этот вопрос дает системный анализ группы заданий по математике «Походка» международной программы PISA-2003

     Международное тестирование учащихся (PISA, Programme for International Student Assessment) осуществляется Организацией Экономического Сотрудничества и Развития ОЭСР (OECD – Organization for International Cooperation and Development). Испытания проводятся раз в три года.    Программа PISA -2003 осуществлялась консорциумом, состоящим из ведущих международных научных организаций при участии национальных центров и организации ОЭСР. Руководил работой консорциума Австралийский Совет педагогических исследований (The Australian Council for Educational Research – ACER). В Консорциум входили также следующие организации: Нидерландский Национальный институт измерений в области образования (Netherlands National Institute for Educational Measurement – CITO); Служба педагогического тестирования США (Educational Testing Service, ETS); Японский Национальный институт исследований в области образования (National Institute for Educational Research, NIER); Американская организация ВЕСТАТ (WESTAT), выполняющая различные исследования по сбору статистической информации [6].
   В 2003 г  приняло участие более 250 тысяч 15-летних подростков из 41 страны; в России почти 6 тысяч человек (212 школ) из 46 районов. Каждый ученик должен был за 2 часа письменно ответить на 50-60 вопросов по математике, чтению, естествознанию и решению проблем. Российские школьники заняли 29 – 31 место по математике,  24  по естественным наукам и  по грамотности чтения 32 место [6]. 

 


 

        4.1. Фрагменты заданий по математике «Походка» и их анализ

  4.1.1. Фрагмент № 1

 

Походка

 

 

     На рисунке изображены следы идущего человека. Длина шага P - расстояние от конца пятки следа одной ноги до конца пятки следа другой ноги.

    Для походки мужчин зависимость между  n   и приближенно выражается формулой  n/P = 140, где  n - число шагов в минуту,   P - длина шага в метрах.

 

Вопрос 1

 

   Используя данную формулу, определите, чему равна длина шага Сергея, если он делает 70 шагов в минуту. Запишите решение.

Оценка выполнения:

Ответ принимается полностью (трудность - 611) - 2 балла.

Процент учащихся, набравших данный балл:              54,1 (Россия)        36,4 (средний по ОЭСР)       62,2 (максимальный, Гонконг)

Код 2: 0,5 м или 50 см, 1/2 (единицы измерения указывать не требуется)
 
Ответ  № 1:    70/P = 140;       70 = 140 P;            P = 0,5.
Ответ  № 2     70/140.

Ответ принимается частично - 1 балл.
 Процент учащихся, набравших данный балл:              11,7 (Россия)        21,8 (средний по ОЭСР)       48,3 (США)

Код 1: Правильно подставлены в формулу значения переменных, но дан неверный ответ или ответ не указан совсем.

Ответ № 3:  70/P = 140    [в формулу подставлены только значения переменных].
Ответ № 4:    70/P = 140     70 =  140 P       P = 2.   [правильно подставлены в формулу значения переменных, но последующие вычисления неверные].
ИЛИ
Правильно преобразована исходная формула в формулу P n/140, но последующие действия неверные.
Ответ не принимается:
Код 0: Другие ответы.
Ответ № 5:  70 см.
Код 9: Ответ отсутствует.
Задание проверяет: 1-ый уровень компетентности – воспроизведение простых математических  действий, приемов, процедур
Область содержания: изменение и отношения
Ситуация: личная жизнь

4.1.2. Анализ фрагмента № 1


   4.1.2.1. Анализ формулы: n/P = 140  (*).  Эта формула записана неправильно: размерность выражения в левой части уравнения не совпадает с размерностью выражения в  правой части уравнения.    Что такое шаг? Шаг – движение ногой при ходьбе [2].  Движения ног при ходьбе – периодический процесс. Шаг – это один цикл периодического процесса. Частота – один из параметров периодического процесса [3]. Частота в данном случае измеряется числом шагов в минуту: n = 70 шагов/мин и длина шага P –  в метрах.  Размерность n/P  –    выражения, находящегося в левой части формулы (*)  –  равна T-1L-1.  Размерность левой части уравнения должна совпадать с размерностью правой части. Однако правая часть уравнения – число 140 –  безразмерная величина. Следовательно, уравнение (*) содержит ошибку в размерности.   

  4.1.2.2. Правильно записанная формула:  n/P = k, где n = 70 мин-1, k = 140 мин-1м-1P – длина шага (м).

  4.1.2.3.  Анализ кода 2. Код 2: «0,5 м или 50 см, 1/2 (единицы измерения указывать не требуется».  Длина (шага – в данном случае) – физическая величина. Длина  характеризует протяженность, удаленность и перемещение тел или их частей вдоль заданной линии, размерность L, единица измерения – метр (м) [3]. В науке принято при указании значения физической величины всегда указывать единицу измерения; в противном случае  неизбежны ошибки и недоразумения.  Требовать указания единицы измерения – разумное требование. Не требовать указания единицы измерения – неразумно, неправильно. Поэтому один из ответов по коду 2, а именно: «Длина шага равна 1/2  не является правильным ответом,  поскольку  указано число, а не значение физической величины.  Правильный ответ:  «Длина шага равна ½ м».  

 4.1.2.4.  Решение первой задачи (ответ на вопрос 1), записанное в виде последовательности операций: 

n/P = k    -->        P = n/k   -->     P =  70 мин-1/ 140 мин-1м-1   -->      P = 0,5 м

 4.1.2.5.  Анализ «правильных» ответов по коду 2.  Авторы вопроса 1 указывают в качестве правильных следующие ответы:  «Ответ  № 1:    70/P = 140;       70 = 140 P;            P = 0,5.   Ответ  № 2:   70/140». Исходная ошибка авторов заданий состоит в том, что они разрешают не указывать единицы измерения физических величин.   В этих ответах указаны числа, а не значения физической величины (длины).  Смысл выражения: «Длина шага равна 0,5 (или 70/140)» неясен,   так как не указана  единица измерения длины шага. В качестве правильных ответов нельзя принимать неясные суждения. Тем более,,за эти  ответы нельзя  давать максимальный балл.  Правильные ответыP = 0,5 м; P = 50 см. 

 4.1.2.6.  О ситуации, к которой якобы имеет отношение задание 1.  Авторы утверждают, что задание 1 относится к личной (частной) жизни:  «Ситуация: личная жизнь». Задание 1 – это задача по кинематике (движение с постоянной скоростью). В задании используются  антропометрические данные – длина шага человека, число шагов в минуту и связь между ними. Однако эти величины не относится к личной (частной) жизни, к тем персональным сведениям о человеке, тайну которых охраняет закон о неприкосновенности частной жизни. 

4.1.3. Фрагмент № 2

Вопрос 2



Павел знает, что длина его шага равна 0,80 м. Используя данную выше формулу, вычислите скорость Павла при ходьбе в метрах в минуту (м/мин), а затем в километрах в час (км/ч). Запишите решение.


Оценка выполнения:

Ответ принимается полностью (трудность – 723) – 3 балла.
Процент учащихся, набравших данный балл:  7,8 (Россия);  7,9 (средний по ОЭСР) 18,7 (максимальный, Гонконг).
Код 31: Даны оба верных ответа (единицы измерения указывать не требуется) в м/мин и в км/ч:
n = 140 x 0,80 = 112.
За минуту он проходит 112 x 0,80 = 89,6 м.
Его скорость – 89,6 м/мин.
Таким образом, его скорость – 5,38 или 5,4 км/ч.
Если указаны оба верных ответа (89,6 и 5,4), ответ кодируется кодом 31 независимо от того, записано ли решение или не записано. Имейте в виду, что ответ принимается, если допущены ошибки в округлении, например, дан ответ 90 м/мин и 5,3 км/ч (89 х 60).
Ответ № 1:  89,6; 5,4
Ответ № 2:  90; 5,376 км/ч
Ответ № 3:  89,8; 5376 м/ч [имейте в виду, что если второй ответ дан без указания единиц
измерения, то ответ ученика кодируется кодом 22].

Ответ принимается частично (трудность – 666) – 2 балла.
Процент учащихся, набравших данный балл:  9,4 (Россия);  8,9 (средний по ОЭСР); 29,5 (максимальный, Гонконг).
Код 21: Выполнено первое действие, отвечающее коду 31, но затем не выполнено умножение на 0,80, т.е. ученик не выразил число шагов в минуту в метрах.
Например, указал скорость 112 м/мин и 6,72 км/ч.
Ответ № 4: 112; 6,72 км/ч.
Код 22: Верно указана скорость в метрах в минуту (89,6 м/мин), но указана неверно
или совсем не указана скорость в км/ч.
Ответ № 5:  89,6 м/мин, 8960 км/ч.
Ответ № 6:  89,6; 5376
Ответ № 7:   89,6; 53,76
Ответ № 8:   89,6; 0,087 км/ч
Ответ № 9:   89,6; 1,49 км/ч
Код 23: Явно продемонстрирован верный способ решения, но допущены незначительные вычислительные ошибки, не учитываемые кодами 21 и 22. Ни один из ответов не является верным.
Ответ № 10:   n=140 x 0,8 = 1120; 1120 x 0,8 = 896. Его скорость: 896 м/мин, 53,76 км/ч.
Ответ № 11:   n=140 x 0,8 = 116; 116 x 0,8 =92,8. 92,8 м/мин → 5,57 км/ч.
Код 24: Указана скорость только 5,4 км/ч. Не приведены далее промежуточные вычисления и не указана скорость 89,6 м/мин.
Ответ № 12:   5,4
Ответ № 13:   5,376 км/ч
Ответ № 14:   5376 м/ч

Ответ принимается частично (трудность – 605) – 1 балл.
Процент учащихся, набравших данный балл:  22,8 (Россия);  19,9 (средний по ОЭСР);  34,8 (максимальный, США).

Код 11: n = 140 x 0,80 = 112. Далее либо записаны неверные действия, либо вообще
ничего не записано.
Ответ № 15:   112
Ответ № 16:   n=112; 0,112 км/ч
Ответ № 17:   n=112; 1120 км/ч
Ответ № 18:   112 м/мин; 504 км/ч

Ответ не принимается:
Код 00: Другие ответы.
Код 9: Ответ отсутствует.
Задание проверяет: 2-ой уровень компетентности – установление связей (между данными из условия задачи при решении стандартных задач)
Область содержания: изменение и отношения
Ситуация:
личная жизнь

4.1.4.   Анализ фрагмента № 2


  4.1.4.1.   Анализ кода 31.  Во-первых, решение задачи записано нерационально. Рациональное решение в данном случае включает два этапа: 1. Вывод формулы, связывающую скорость человека с  величинами, указанными в задаче. 2. Подстановка в эту формулу  значений  этих  величин и проведение расчетов. Во-вторых,  авторы задания разрешают не указывать единицы измерения скорости.   Скорость – физическая величина. Авторы заданий «Походка» делают ошибку,  разрешая не указывать единицы измерения физических величин.
   Рациональное решение. 1. Вывод формулы.  Если человек  делает n шагов в минуту при длине шага P (м), то  nP – это не что иное, как  скорость (м/мин) человека: v = nP (1).  Из  формулы n/P = k    получаем: n = kP (2).   Из  формулы  (1) и  формулы (2) получаем:    v = kP2  (3).    2. Подставляем значения k и P в формулу (3): v = 140 мин-1м-1 (0,80 м)2 и получаем: v = 89,6  м/мин. Чтобы выразить скорость в км/час, нужно скорость, выраженную в м/мин, умножить на 60 и  разделить на 1000, в итоге получаем: v = 5,38 км/час.    

   4.1.4.2.    Анализ кода 21. Код 21: «Выполнено первое действие, отвечающее коду 31, но затем не выполнено умножение на 0,80, то есть ученик не выразил число шагов в минуту в метрах».  Авторы кода 21 требуют от учащихся невозможного. Дело в том, что ни один физик, в том числе любой лауреат Нобелевской премии по физике, не сможет выразить число шагов в минуту (частоту периодического процесса) в метрах (в единицах измерения длины). Деятели международной программы PISA не знают, что частоту невозможно выразить в метрах.   Частота периодического процесса и длина – это разные физические величины. Невозможно, например, массу выразить в метрах, а длину – в килограммах. 

 4.1.4.3.   Анализ некоторых ответов.  «Ответ № 1: 89,6; 5,4». Здесь учащийся не указал единицы измерения скорости (с разрешения деятелей программы PISA). Скорость – физическая величина, следовательно,  в ответе должна быть указаны единицы измерения скорости. «Ответ № 2:  90; 5,376 км/ч (код 31)». Этот ответ оценивается как максимальный (3 балла); хотя вместо скорости движения стоит число: 90.  «Ответ № 5:  89,6 м/мин, 8960 км/ч»  За этот ответ дают 2 балла. Из ответа видно, что учащийся не представляет себе реальные скорости, не понимает, что скорость человека не может быть равна 8960 км/ч. Даже скорости военных самолетов и многих боевых ракет  меньше 8960 км/ч.  За такие ответы надо не добавлять, а вычитать баллы.    «Ответ № 8:  89,6;  0,087 км/ч».  Учащийся считает, что скорость Павла равна 87 метров в час, а ему в награду дают 2 балла!   «Ответ № 10:  скорость движения Павла  53,76 км/ч. Учащийся ошибся в 10 раз, а деятели программы утверждают, что «допущена незначительная вычислительная ошибка».      «Ответ № 17:   n =112; 1120 км/ч». За этот ответ дают 1 балл (из трех). За что один балл? За то, что написал: n = 112? Однако  n –  это физическая величина (частота периодического процесса) и поэтому должна быть указана единица измерения. Из  ответа видно также, что ученик не в состоянии рассчитать скорость движения человека по известным ему данным. Он тоже (см. ответ № 5) не представляет себе реальные скорости объектов: скорость движения человека у него выше 1000 км/ч, то есть выше максимальной скорости штурмовика Су-25 (970 км/ч) и стратегического бомбардировщика Ту-95МС (830 км/ч).   
   Деятели программы PISA  дают баллы учащимся,   не понимающим  смысл своих ответов.   Это  субъективные, точнее произвольные оценки (от слова произвол). О какой объективной оценке, не зависящей от воли и желаний людей, может идти речь? 

 4.1.4.3 О ситуации, к которой якобы имеет отношение задание 2.  Авторы снова ошибаются (см. пункт 2.2.6.), когда пишут: «Ситуация: личная жизнь».  Задание 2, также как и задание 1, не относится к личной (частной) жизни. Задание 2 – это задача по кинематике (движение с постоянной скоростью). В задании используются  антропометрические данные – длина шага человека и число шагов в минуту. Однако эта информация не относится к личной (частной) жизни, к тем персональным сведениям о человеке, тайну которых охраняет закон.

5. Выводы о группе заданий «Походка» 

1. Формула в задании 1 группы заданий по математике «Походка» международной программы PISA-2003 содержит ошибку  в размерности.

2. Авторы заданий не знают,  что частоту периодического процесса невозможно выразить в метрах.

3. В качестве правильных ответов в большинстве случаев принимаются не значения физических величин (длины, скорости движения), а числа –  без указания единиц измерения длины и скорости движения.

4. В качестве «частично правильных» ответов принимаются ответы, в состав которых входят такие суждения: «Скорость человека равна 504 км/ч»; «Скорость человека равна 1120 км/ч»;  «Скорость человека равна 8960 км/ч.  

5. Группа заданий «Походка» является одним из аргументов в доказательстве тезиса «Результаты программы PISA не имеют никакой ценности».

6.  Эти задания  ни в коем случае нельзя использовать в учебном процессе, так как они дают искаженное представление о том, как нужно решать задачи по физике и содержат ошибки.

6. Общие выводы 

1. Оценки знаний, умений и навыков учащихся (в виде баллов), сделанные на основании   их ответов на группу заданий «Походка» являются субъективными, то есть зависят от воли и желаний деятелей программы.

2. Этот пример подтверждает тезис о том, что «Федеральные государственные образовательные стандарты» не являются стандартами.

7. Источники информации

[1] Закон Российской Федерации «Об образовании» от 10 июля 1992 года, № 3266-1  (последнее обновление: 27 декабря  2009 года).
[2] Федеральная целевая программа развития образования на 2006-2010 гг. утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 декабря 2005 г. № 803
[3] БСЭ, 3-е издание, http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандарт/
[4] БСЭ, 3-е издание,  http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандартизация
[5 ] Общие требования к построению, изложению, оформлению и содержанию стандартов.   ГОСТ  1.5-92,    http://www.infosait.ru/norma_doc/4/4790/index.htm
[6] Основные результаты международного исследования образовательных достижений учащихся ПИЗА-2003. Москва. Центр оценки качества образования ИСМО РАО, Национальный фонд подготовки кадров, 2004.  (http://window.edu.ru/window/library?p_rid=60337).
[7] С.И Ожегов. Словарь русского языка. Издание 5-е, стереотипное. Москва. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1963.
[8] Физические величины. Справочник.  Под редакцией И.С. Григорьева, Е.З. Мейлихова. Москва. Энергоатомиздат. 1991.




Ещё статьи:
Комментарии:
Автор: Анатолий Владимирович - ответ Семену.
Дата: 14.04.2011 20:37
Семен! Не могу не ответить на Ваш комментарий. Во-первых, я не знаю, что такое в Вашем понимании "ученый в строгом смысле этого слова". Если это исключает всякую административную деятельность, то в Вашем понимании Садовничий не ученый. Но Виктор Антонович имеет научные труды и уже поэтому он ученый. Вероятно, Вы не знаете, что Ельцин с командой все время пытались приватизировать Университет, Садовничему приходилось регулярно ездить к Черномырдину и убеждать его, что приватизировать Университет ни в коем случае НЕЛЬЗЯ! Он сохранил Университет в годы лихолетья, и в этом его огромная заслуга. А вот Медведев, не исключено, уничтожит Университет как очаг науки и культуры. ДАМ присвоил себе право назначать ректоров МГУ и СПбГУ (смотрите новые законы в Интернете). В Московском Университете более 200 лет ИЗБИРАЛИ ректора, а теперь будут НАЗНАЧАТЬ. Это на языке нынешних "демократов" называется "развитием демократии", а на самом деле это - уничтожение демократии. Назначенный ректор будет ответственным перед Президентом, а не перед Университетом, будет исполнять его команды, и Университет со временем превратится в протухшую контору типа нынешнего Минборнауки, которая выпускает псевдонаучные опусы вроде "образовательных стандартов" и прочей дряни. Причем это случится очень быстро, если поставят чиновников типа Фурсенко или Чубайса. Спасибо за комментарий.
Автор: Семён
Дата: 14.04.2011 18:44
Уточню, что лишь В.А. Васильев является учёным в строгом смысле этого слова. В.А. Садовничий таковым не является. Полагаю, что вы этого наверняка знать не могли и потому убедительно прошу не отвечать. При желании можете просмотреть куда более полезную информацию вот здесь http://desinfo.narod.ru/Vraki/Referat.htm. На вряд ли поможет вашему делу вносить путаницу учёных с пузатыми обильно титулованными псевдоучёными.
Автор: Анатолий Владимирович - ответ Светлане.
Дата: 21.03.2011 13:03
Светлана! Адамский - лишь один из многих, кто разрушает российскую систему образования. Для обоснования реформ использовали результаты международной программы PISA: российские школьники плохо отвечают на пизовские задания. Но дело в том, что значительная доля этих заданий являются логически некорректными, в частности содержат фактические и логические ошибки (смотрите сайт).Следовательно, результаты PISA не имеют научной ценности, они не отражают знания и умения учащихся. До меня задания PISA критиковали математики, академики РАН В.А. Садовничий и В.А. Васильев. Но разве наши государственные деятели слушают специалистов? Вот такая ситуация... Посмотрите на сайте анализ заданий PISA. Полезно знать, как малограмотные люди из 5 зарубежных институтов могут вводить в заблуждение весь мир своими сомнительными заданиями и результатами "исследований" математической и прочей "грамотности".

Если бы руководители страны прислушались к мнению академиков Васильева и Садовничего и отменили бы PISA-2006 и PISA-2009, то Россия сэкономила бы не менее 2 млн долларов (не считая оплату "труда" аборигенов из институтов Минобрнауки и верхушки министерства), десятки тысяч учителей не потратили бы сотни тысяч часов драгоценного времени на "изучение" и обсуждения результатов PISA, миллионы граждан, не знающих дидактику, не потратили бы миллионы часов на чтение вздорных статей о результатах PISA в газетах и в Интернете, сохранилось бы много-много (сколько?) гектаров леса, потраченных на газетную бумагу со статьями о результатах PISA, Россию бы не склоняли в мире как страну с "несовременным", "отсталым" образованием и т.д.

С уважением - А.В.
Автор: светлана
Дата: 20.03.2011 23:26
Я в шоке! Куда смотрит правительство?Ведь институт Адамского выиграл конкурс по проектированию комплексного плана модернизации образования!? 25-26 февраля в Липецке собрали лучших педагогов и руководителей для прослушивания его лекций?!
Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна