Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Александр Михайлович Абрамов, член-корреспондент Российской академии образования. Статьи: 1. ЕГЭ как педагогическая шизофрения. Краткая история объединения выпускного экзамена со вступительным. 2. Первый шаг очевиден: Незамедлительная отставка министра Андрея Фурсенко. 3. Министр Фурсенко сделал открытие: есть математика, которую изучать вредно. 4. Экзотическая модель вандализма. Новые стандарты школьного образования – очередной социальный эксперимент в особо крупных размерах.

1.02.2011 21:09      Просмотров: 6515      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по реформам образования в России и за рубежом. Составитель: Анатолий Краснянский

Первоисточник информации – http://www.ng.ru/ideas/2008-04-08/14_ege.html   ("Независимая газета" 08.04.2008).

Вторичный источник – http://reformobr.ru/index.php/ege-gia/46-abramov-ege

 

Александр Михайлович Абрамов,  член-корреспондент Российской академии образования

1. ЕГЭ как педагогическая шизофрения. Краткая история объединения выпускного экзамена со вступительным



    Слово «ЕГЭ», возникшее недавно, стало одним из самых популярных слов русского языка. Но для приличия напомню: ЕГЭ – это Единый государственный экзамен. Данной теме посвящены тысячи публикаций в прессе, электронных СМИ, интернете, проведено множество совещаний. Но дискуссия организована крайне слабо. Для нее характерны порхающий интерес и порхающее мышление. Информационные поводы – проведение очередных туров испытаний; скандалы, возникающие, правда, с должной периодичностью.

Ошибка – в универсальности 

    Порхающее мышление – это крайне поверхностный стиль размышлений и обсуждений при отсутствии целостного видения проблемы, аргументации, профессионализма, полноты анализа, взвешивания рисков. Этот стиль стал заметен уже в 2000 году, когда родился Единый государственный экзамен. Сколько-нибудь внятного и полного изложения концепции ЕГЭ за восемь лет неустанной работы так и не появилось. Отсутствуют публикации и отчеты о промежуточных результатах и итогах широкомасштабного эксперимента с ЕГЭ, ласково именуемого в фольклоре «Ширмаш».

   Отцы-основатели и активисты ЕГЭ мастерски уходили и уходят от публичных дискуссий, ограничиваясь воспеванием ЕГЭ, жесткими инструкциями по внедрению, дозированными сообщениями на тему «Новости ЕГЭ». Оппоненты ЕГЭ более содержательны и информативны, но они не удостаивались внимания властей, слабо представлены в СМИ.

    Сама по себе идея повышения объективности оценки качества знаний не вызывает чувства протеста, как и элементы унификации и формализации испытаний. В применении к выпускным экзаменам это: а) частичное введение единых заданий; б) разработка единой системы критериев и процедуры оценивания; в) повышение доли письменных форм. Но границы применимости этих идей были сильно нарушены.

    Аналогичная история произошла с реализацией идеи независимости экспертизы. Учителя и преподаватели вузов ввиду их личной заинтересованности в схеме ЕГЭ полностью отстранены от участия в экзаменах. Это явный перебор. Разумеется, конфликты интересов есть: учителя болеют за своих учеников, а коррупция на вступительных экзаменах присутствует. Но эти конфликты могут быть ограничены иными способами.

    Кардинальная концептуальная ошибка – придание ЕГЭ сразу двух функций: и выпускного, и вступительного экзамена. Между тем их цели принципиально различны. Задача выпускного экзамена – определение степени владения неким набором элементов общей культуры. Задача вступительного экзамена – выявление степени готовности к обучению в конкретном вузе, выявление способностей абитуриента. Попытки одновременно решать две совершенно разные задачи обречены. Двуединый (и выпускной, и вступительный) экзамен – тяжелое проявление педагогической шизофрении.

    Ошибка и в универсальности ЕГЭ. Каждый вуз с учетом своей специфики и может, и должен предъявлять абитуриентам помимо общих свои условия. Вера в возможность проведения общих экзаменов для всех вузов, готовящих по сотням весьма разнообразных специальностей, построена на песке.

Примат экономики

    Странное решение о единстве государственного экзамена для школ и вузов принято, по-видимому, по экономическим причинам. ЕГЭ – бизнес недешевый. Цена вопроса – примерно 50 млн. долл. в год, а при разделении выпускных и вступительных экзаменов плата за удовольствие заметно возрастает. Дебютная идея – борьба с коррупцией на вступительных экзаменах. Кроме того, первоначально идея ЕГЭ непосредственно увязывалась с идеей ГИФО (государственные именные финансовые обязательства). Предполагалось, что ученики, получившие более высокие баллы при сдаче ЕГЭ, должны приобретать и более высокие образовательные ссуды. В настоящее время идея ГИФО заморожена.

    Но в основу пропаганды ЕГЭ были положены аргументы не экономические, а демагогические. Распространялась легенда о мальчике из Якутии, который, не покидая родной деревни, по результатам ЕГЭ поступил в МГУ. Но разовая экономия на билетах не решает проблемы обеспечения студента в течение пяти-шести лет жизни в чужом городе. А типичные для последнего времени сообщения о пользе ЕГЭ – росте числа студентов из малых городов – нуждаются в проверке.

    ЕГЭ пропагандировался как средство борьбы со стрессами. Это имеет некоторые основания, хотя и неизвестны катастрофические последствия для здоровья десятков миллионов человек, сдающих многие десятилетия летом и выпускные, и вступительные экзамены. Для ограничения стрессов можно раньше проводить школьные экзамены. Но важнее иные соображения.

    Конечно, экзамен – это далеко не всегда праздник. Экзамены придумали не случайно. Их функция – и приведение в систему полученных знаний, и тренировка в мобилизации внутренних ресурсов. Вся жизнь состоит из испытаний: каждому приходится в течение жизни сдавать десятки и сотни разнообразных экзаменов. Если их число будет на четыре-пять меньше, проблемы стрессов это не решит.

    Первая фаза истории ЕГЭ – рождение теории и подготовка к ее проверке практикой. Вторая фаза – широкомасштабный эксперимент. Но эксперименты над системой образования в особо крупных размерах влияют на судьбы многих миллионов людей. Необходимы анализ вариантов действий, контрольные и экспериментальные группы, статистический анализ результатов и т.д. Принцип «Не навреди!» требует предельной осторожности.

    В полной мере эти правила удается соблюсти редко. Но эксперимент с ЕГЭ побил все печальные рекорды. Гипотеза, концепция, отчеты отсутствуют. Неоднократные призывы к созданию независимой комиссии по исследованию результатов эксперимента постоянно игнорировались. В частности, на открытое письмо президенту Путину «Нет разрушительным экспериментам в образовании» (2004 год), подписанное 420 известными в стране педагогами и учеными, не последовало никакого ответа.

    В настоящее время покрытие территории страны примерно 15 тыс. пунктов сдачи ЕГЭ практически завершено. Участвуют не только педагоги и тестологи, но и весьма многочисленные представители компетентных органов, призванные охранять секретные материалы, блюсти чистоту экзаменов, упреждая и пресекая действия юных и взрослых злоумышленников. Однако ежегодно возникают скандалы.

    Так, некоторые регионы регулярно добиваются неправдоподобно высоких результатов. Фиксируются многочисленные случаи неспортивного поведения экзаменуемых и экзаменующих, а также утечки информации вплоть до публикации текстов ЕГЭ и продажи этих текстов. Это не случайность. Сложные системы в принципе не могут быть абсолютно надежными. Тем более системы с мощным влиянием человеческого фактора. Результаты ЕГЭ чрезвычайно важны для выпускников школы и их родителей, для учителей, директоров школ, региональных руководителей (оценка их работы отныне напрямую связана с результатами ЕГЭ). Это источник больших соблазнов.

    Репетиторство и коррупция не исчезли, а сместились в зону ЕГЭ. Потери коррупционеров от смены системы экзаменов с лихвой скомпенсированы платностью высшего образования, регулярными поборами на экзаменационных сессиях.

    ЕГЭ сломал систему традиционных (и вечных) целей общего образования. С приданием ЕГЭ судьбоносного характера именно КИМы (контрольно-измерительные материалы), то есть тексты экзаменационных работ, де-факто материализуют цели общего образования. Функция школы как главного человекообразующего и народообразующего института резко ослабла. Школа на глазах превращается в институт натаскивания на ЕГЭ. Примечательно, что при резком упадке учебно-методического книгоиздания подлинный бум переживает «ЕГЭ-литература».

Критерий «тройки»

Смещение цели – это полбеды. Беда полная – ложная цель.

В полной мере формализовать и унифицировать критерии качества образования можно лишь при условии крайней их примитивизации. Это и произошло. «Егэологи» далеко зашли за границу применимости формальных методов в образовании.

Во-первых, вместо сокращения числа устных экзаменов произошло практически полное их уничтожение. Между тем проверка знаний ученика, выявление его способности к самостоятельному мышлению невозможны без диалогового режима.

Во-вторых, тотальный переход на систему ЕГЭ привел к полной унификации при обработке многих миллионов экзаменационных текстов учащихся. Разработчики ЕГЭ пошли по линии наименьшего сопротивления, сведя практически все к тупому тестированию (вопросы с так называемыми «свободными ответами» существа дела не меняют).

В-третьих, эксперимент выявил целый ряд других крупных недостатков КИМов. В России девять часовых поясов. Ежегодно экзамены сдают около 1 млн. человек. Поэтому необходимо иметь очень большое число вариантов. Создать совершенно равноценные варианты не удается: постоянно фиксируется заметный разброс результатов.

Но максимальный вред ЕГЭ приносит предметам «Русский язык» и «Математика». Это базовые предметы всего школьного курса. Недостаточное их усвоение сильно сказывается на качестве знаний по другим предметам. Русский язык и математика играют решающую роль в развитии внутренней речи и логического мышления, а следовательно, и мышления вообще.

Есть единственный способ изучения русского языка – много читать, писать, говорить; вдумываться в тонкости и структуру текстов, выявлять и формулировать смыслы. Сегодня быстро растет безграмотность, падает интерес к чтению, деградируют устная и письменная речь. Поэтому роль предмета «Русский язык» (и «Литература») должна резко возрасти. Вместо этого господствует ЕГЭ, проверяющий в основном умение вставить пропущенную букву или слово…

КИМы по математике помимо их примитивности плохи по иной причине. На выпускном экзамене должны проверяться знания за весь курс школы. Сегодня дело сводится к «Началам анализа», отнюдь не центральной теме курса. В очень слабой степени представлена умирающая в школе геометрия, и практически никак – арифметика и алгебра. Задания, ориентированные на сильных, сохранили и умножили дефекты традиционных экзаменов – крайнюю искусственность задач. К математической культуре тексты ЕГЭ не имеют решительно никакого отношения.

Результаты по явно заниженным критериям тройки (нужно выдавать аттестаты!) весьма неутешительны: 20–25% двоек ставят по математике и около 10% – по русскому языку. Пора посмотреть правде в глаза и честно провести всероссийские контрольные в традиционной форме. Тогда станет ясно, что уровень знаний школьников крайне неудовлетворителен, а ЕГЭ – проблема надуманная. В школе есть очень много вещей поважнее ЕГЭ.

Между тем главный организатор триумфального шествия ЕГЭ по российским просторам, до недавнего времени руководитель Рособрнадзора, а теперь вице-президент Российской академии образования Виктор Болотов, выступил на недавней пресс-конференции с предложением о ликвидации школьных аттестатов.

Шаг ожидаемый. Дело в том, что ЕГЭ придана функция единственной объективной формы проверки качества знаний. Но тогда возникает вопрос: что делать с непривычно большой армией двоечников? Занижение уровня тройки и примитивизация ЕГЭ лишь частично «решает» эту проблему. Двоечникам, строго говоря, нельзя выдавать документ об окончании школы. Идея Болотова – блестящий пример простого решения: «Есть аттестат – есть проблема. Нет аттестата – нет проблемы». То обстоятельство, что при этом ликвидируется мотивация к учению, а школа превращается в камеру хранения детей, несущественно…

Бюрократическая победа

В инженерном деле и многих отраслях техники очень большое внимание уделяется так называемым методам неразрушающего контроля. Разработка методов и инструментов, не оказывающих негативного влияния на систему, но позволяющих точно оценить ее состояние, – задача чрезвычайно сложная и тонкая. Педагогическая наука пока не вступила в эпоху великих открытий, она сильно отстает от точных наук, инженерии и медицины. Это нужно признать, не претендовать на знание истины, не браться за неразрешимые задачи. В противном случае появляются такие монстры, как ЕГЭ, ставший классическим примером всеразрушающего контроля с негодными средствами и инструментами.

ЕГЭ, конечно, попал в историю. Но за что вместе с ним попали в историю наши дети и внуки? Аналогичный случай произошел с учением Лысенко. «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее – наша задача». И взяли. Последствия всемирно известны.

Третья фаза в истории ЕГЭ – создание правовой основы. В 2007 году был принят закон, предусматривающий повсеместное введение ЕГЭ начиная с 2009 года. Союз ректоров сумел добиться только: а) выделения некоторого числа вузов, которые могут проводить испытания не только в форме ЕГЭ; б) права приема победителей олимпиад.

Достижения весьма относительные. Механизм определения списка вузов-исключений не ясен.

Возникли также угрозы заорганизованности и коррумпированности олимпиад, роль которых кардинально меняется: победы – пропуск в вуз.

Но самое тревожное – это то, что закон о ЕГЭ принят, несмотря на отчаянное сопротивление профессиональных сообществ. Бюрократия одержала очередную победу над здравым смыслом. В сфере образования ныне сформировалась порочная система принятия решений. Система защиты от ошибок и рисков отключена.

Что дальше? На мой взгляд, есть два сценария. Первый – это вступление закона о ЕГЭ в силу с 2009 года. Этот сценарий наиболее вероятен. В авантюре с ЕГЭ участвует слишком много влиятельных людей, не испытывающих тягу к признанию собственных ошибок, но очень заботящихся о сохранении политического лица. К тому же возникает вопрос: «Куда девались народные деньги?» (Это несколько сот миллионов долларов.)

С неизбежным проявлением последствий ЕГЭ, многочисленных жертв и разрушений, с осознанием масштаба бедствия довольно быстро начнется этап коллективного прозрения. ЕГЭ трансформируется в нечто удобоваримое.

Второй сценарий, минимизирующий издержки, предполагает отказ от идеи быстрого внедрения ЕГЭ. Для этого нужно осознать, что ситуация сильно напоминает игру с крапленой колодой карт. Вариантов выбора для честного участника игры – три. Два из них – экстремальные: можно долго продолжать игру, ясно осознавая себя «лохом», а можно взяться за канделябры. Третий вариант умеренный. Раздается команда «Карты на стол!», и создается суд чести.

Аналогия очевидна – необходимо опубликовать все документы, относящиеся к истории ЕГЭ, провести широкое открытое профессиональное обсуждение и создать независимую авторитетную комиссию для принятия решения.

Этот сценарий менее вероятен, но возможен. Дело в том, что ЕГЭ стал уже политической проблемой. И вот по каким причинам.

Во-первых, нарастающая кадровая деградация и деградация национальной системы образования – это серьезные прямые угрозы национальной безопасности России. Необходима поэтому принципиально новая и сильная образовательная политика – составная и очень важная часть разрабатываемой сейчас новой стратегии развития страны до 2020 года. В такой политике места для ЕГЭ не находится.

Во-вторых, Министерство образования и науки РФ, полностью проигнорировавшее мнение профессиональных сообществ и протащившее наряду с ЕГЭ большой пакет крайне сомнительных законов об образовании, ввело в заблуждение высшее руководство страны. Последствия реформ в образовании крайне негативны, а действия «реформаторов» от образования вызвали резкие протесты в обществе. Народ, конечно, склонен неустанно безмолвствовать, но судьба собственных детей волнует очень многих.

Вспоминается известная мысль: «Это больше, чем преступление. Это ошибка». Примечательно, что в этом высказывании Талейрана нет указания на отсутствие состава преступления.

Первоисточник "Независимая газета" 08.04.2008.

 

Александр Михайлович Абрамов,  член-корреспондент Российской академии образования

2. Первый шаг очевиден: незамедлительная отставка министра Андрея Фурсенко.

  И это – Год учителя?

Сегодня ситуацию со школьным образованием в целом никто не видит и никто ни за что не отвечает

Источник информации - http://www.ng.ru/politics/2010-03-19/3_kartblansh.html

Как известно, нынешний год объявлен в России Годом учителя. Однако события первых двух месяцев чрезмерного оптимизма не вселяют. Об этом свидетельствует уже отсутствие реального стимулирования учительского труда. Но и других аргументов немало.

Очевидно, например, что атмосфера уважения к труду учителя и институту школы не создается демонстрацией на телевизионном госканале удивительно пошлого и гротескного сериала «Школа» (снятого на бюджетные деньги?). Столь же очевидно, что с подчеркнуто хамским отношением к мнению учителей и к общественному мнению пора кончать. Надо признать, например, что система ЕГЭ – это ошибка. Поставленная де-факто перед школой цель «Главное – сдать ЕГЭ!» ведет к ликвидации грамотности и к ликвидации учительства как класса.

   В День смеха всем нам будет не до смеха. 1 апреля начинается эксперимент в особо крупных размерах (18 регионов!), ориентированный на внедрение предмета «Духовное воспитание», разделяющего пятиклассников (sic!) по их отношению к религии. Сомневаюсь, что ситуацию улучшит предложение министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко привлечь к преподаванию нового предмета учителей математики и физики. Более того, возникает явный «Парадокс Фурсенко»: почему, по мнению министра, духовными пастырями и инженерами человеческих душ должны быть люди с убиенной креативностью? (Ранее Фурсенко заявил: «Высшая математика убивает креативность».)

   Недавно Дмитрий Медведев обозначил контуры проекта «Наша новая школа». Боюсь, что советники по образованию в очередной раз подвели президента. Так, например, гора бумаг, относящихся к проекту школьных «Стандартов», есть. А вот видения новой школы, нового содержания и реалистичной программы действий – нет. Между тем хорошие примеры известны: в 1963 году от появления идеи до открытия физматшкол при ведущих университетах прошло всего полгода.

   Как прервать инновационно-имитационные процессы и изменить ход Года учителя? Поскольку рыба гниет с головы, начать следует с решительного изменения системы принятия решений. От сложившейся сегодня системы, предельно бюрократизированной, обладающей полной монополией на знание истины и право решать, – к общественно-государственной системе управления.

Первый шаг очевиден: незамедлительная отставка министра Андрея Фурсенко. Министр образования и науки, пользующийся недоверием и даже неуважением, – нонсенс. Тем более на старте модернизации страны.

   Персоналиями дело не может ограничиться. Внешне привлекательная идея создания крупного министерства имела крайне негативные последствия: школа оказалась в роли забытой падчерицы. Административная реформа породила «трехглавого дракона». Функции были весьма успешно разделены между тремя главами (Минобрнауки, Рособразование, Федеральное агентство). Но сегодня ситуацию в целом никто не видит и никто ни за что не отвечает.

   Решение с точки зрения административной логики – воссоздание Министерства народного просвещения, ответственного в первую очередь за состояние дел в школе. Непременное условие – назначение министром человека высокопрофессионального и искренне болеющего за дело. Господствующий сегодня принцип подбора кадров: «Этот человек мне лично известен» – в сфере образования неуместен.

   Реорганизация Минобрнауки требует главным образом политической воли. Сложнее дело обстоит с общественной составляющей. Надо признать, что в современной России эффективных профессиональных сообществ крайне мало (Союз ректоров – одно из немногих исключений). Такие сообщества предстоит создать, предпринимая совместные усилия и снизу, и сверху.

   Полезно обратиться к недавнему историческому опыту – опыту конца 80-х годов прошлого века, когда была осознана острая необходимость самых решительных перемен в образовании. Только что назначенный председатель госкомитета по образованию Геннадий Алексеевич Ягодин заявил о необходимости созыва Съезда работников образования, а главное – сделал реальные шаги к организации широкой дискуссии и созданию структур, взявших на себя функции серьезного анализа ситуации и разработки программы действий. Иными словами, был грамотно организован «мозговой штурм», выявивший множество невостребованных ранее людей и идей.

Результативность этой работы была убедительно доказана: в крайне сложные 90-е годы школа не только выжила, но и развивалась.

   Модернизация страны и ускоряющаяся деградация национальной системы образования – вещи несовместимые. Пришло время повторить ход Ягодина – инициировать общенациональную дискуссию, а в конце Года учителя провести хорошо подготовленный Съезд учителей. Такой съезд не созывался 22 года – это уже не просто неприличие, а покушение на основы конституционного строя. Все-таки по Конституции Россия – демократическая страна, и, следовательно, Мнение Народное должно иметь регулярные формы выражения.

   Важно подчеркнуть, что при подготовке съезда чиновники от образования могут играть лишь вспомогательную роль: их бурная деятельность в последнее десятилетие должна получить объективную оценку. Иначе при всеобщем стремлении к лучшему получится не просто хуже, а много хуже, чем всегда.

 

 Александр Михайлович Абрамов,  член-корреспондент Российской академии образования

 3.  Министр Фурсенко сделал открытие: есть математика, которую изучать вредно

Источник информации - http://www.novayagazeta.ru/data/2009/016/11.html

 

Тот самый «вредоносный» учебник

Как законопослушный гражданин, я привык серьезно относиться к публичным заявлениям наших руководящих товарищей. Соответствующие формулировки должны быть предельно точны. Однако последние выступления министра образования и науки А. Фурсенко меня, прямо скажем, смутили.

Так, он уделил очень много времени оправданиям в связи с тем, что президенту Д. Медведеву некие злоумышленники «подсунули» текст анекдотичных вопросов ЕГЭ по истории, хотя, по убеждению министра, ЕГЭ — совершенно необходимая и очень позитивная «инновация». Сомневаюсь. Вопросы ЕГЭ таковы, что при хорошей раскрутке их обсуждения в эфире они могут резко повысить рейтинг популярности наших «юмористических» передач. Замечательно и употребление глагола «подсунуть». А кто, интересно, дезинформирует высших руководителей страны, подсовывая им информацию о мнимых достоинствах ЕГЭ и формулировки, явно не соответствующие действительности: «ЕГЭ позволило сократить коррупцию в вузах»?

Весьма странна и свежая цитата: «Я глубоко убежден: не нужна высшая математика в школе. Более того: высшая математика убивает креативность». Все-таки выпускник математико-механического факультета Ленинградского университета А. Фурсенко не должен допускать столь сильные и неточные выражения. Список обитателей планеты Земля, которые со времен Ньютона имели несчастье приобщиться к высшей математике, очень велик. Но до «Откровения от Фурсенко» никто не отмечал наличия среди них лиц с убиенной креативностью. Возможно, впрочем, что у него иной опыт наблюдений и личные трагические переживания…

Я являюсь одним из авторов учебника «Алгебра и начала анализа», действующего в школе более 30 лет. Тем самым вхожу в круг лиц, подозреваемых А. Фурсенко в уничтожении креативности. Этот круг очень широк: исторически сложившийся в XX веке курс математики в школе — не случайность, а итог очень длительной и интенсивной работы многих людей из разных стран. Гражданин Фурсенко, конечно, волен высказывать свои заветные мысли. Но министру Фурсенко не следует подчеркнуто демонстрировать легкомыслие и незнание истории образования.

В заявлении Фурсенко имеется и рациональное зерно. В школе действительно есть перегрузка. Действительно нужно радикально пересматривать содержание школьного курса (не только математики!). Действительно Российская академия образования, ответственная за подготовку «Стандартов», не справилась с задачей. Но есть и большие вопросы.

Кто как не министр Фурсенко отвечает за организацию разработки «Стандартов» нового поколения? Конца этой работы не видно, хотя неосторожные обещания высшим руководителям страны даны.

Кто как не министр Фурсенко своим приказом ввел преподавание в массовой школе такого раздела высшей математики, как «Элементы теории вероятностей и статистики»? И это в обстоятельствах, когда грамотность резко падает, а операции над дробями стали проблемой для учеников.

Широко известна мысль М.В. Ломоносова: «Математику уже затем учить надо, что она ум в порядок приводит». 250 лет спустя А. Фурсенко сделал открытие: есть математика, которую изучать вредно. Это лишь одно из следствий его известной позиции: школа должна готовить не творцов, а потребителей. Отсюда и стремление к примитивизации образования, пронизывающей все «инновации» А. Фурсенко. Может ли человек с такой философией быть министром образования и науки в эпоху «экономики знаний»?

 

  Александр Михайлович Абрамов,  член-корреспондент Российской академии образования

Экзотическая модель вандализма

Новые стандарты школьного образования – очередной социальный эксперимент в особо крупных размерах

Источник информации - http://www.ng.ru/politics/2011-01-20/3_kartblansh.html (2011-01-20).


    Эти строки – реакция на проект Федерального общеобразовательного стандарта среднего (полного) общего образования, опубликованный недавно на сайте Министерства образования и науки РФ. Первоначально я предполагал написать краткий аналитический текст, фиксирующий очевидные крупные дефекты. Их много.

   Совершенно сенсационна принципиально новая структура содержания образования в 10–11-х классах. «В учебный план входят обязательные для изучения четыре учебных предмета (Россия в мире, физкультура, основы безопасности жизнедеятельности, выполнение обучающимися индивидуального проекта)». По выбору (ученика, школы?) этот список дополняется другими предметами из шести предметных областей: русский язык и литература, родной язык и литература (5 предметов); иностранный язык (2); общественные науки (5); математика и информатика (4); естественный науки (5); курсы по выбору (число не ограничивается).

   Выбор индивидуального блока предметов ограничивается тремя правилами: а) из каждой предметной области должен быть выбран минимум один курс; б) предметов не более семи, то есть либо шесть, либо семь; в) должно быть выбрано 3 или 4 курса на базовом уровне, 3 или 4 на профильном, то есть повышенном. Иными словами, возможны комбинации: 3+3, 3+4, 4+3.
  
   Подсчет всех возможных вариантов выбора – не слишком увлекательная комбинаторная задача. Замечу, что из шести базисных предметов можно выбрать 20 «троек» и 10 «четверок» курсов. Каждой из них соответствует весьма немалое число «троек» или «четверок» профильных предметов. Точный поиск общего числа возможных вариантов требует нудного полного перебора, который естественно поручить авторам затеи. Но ясно, что речь идет о сотнях вариантов выбора.

   Отныне российская школа – самая разнообразная школа в мире. Такую систему крайне трудно разработать, создать и обслужить. Интересен такой вопрос: если «Стандарт» – это всерьез, то какова его суммарная цена?

   Возникают и другие вопросы. Чем объясняется экзотический список обязательных предметов? Началом титанической битвы за патриотизм? Признанием того, что угрозы безопасности жизнедеятельности будут неуклонно возрастать в ближайшие десятилетия? Стремлением приступить к массовому строительству бассейнов, спортзалов и спортплощадок?

   Очевидно, что предложения «стандартизаторов» взрывают традицию отечественной школы и разрывают единое образовательное пространство. Подчеркну, что никакого серьезного педагогического эксперимента не проводилось, никакого обоснования нет. Фактически влиятельные инициаторы и разработчики «Стандартов» говорят нам: «Есть идея – давайте попробуем!» Очередной социальный эксперимент в особо крупных размерах. Перефразирую Бисмарка: «Можно, конечно, проводить и такие эксперименты. Для этого нужно выбрать страну, которую не жалко». Но почему такой страной должна стать Россия?!

   В начале 90-х годов я часто ездил на электричке и наблюдал такую картину: с каждым днем быстро увеличивалось число разрезанных сидений, разбитых окон (зимой). Из динамика неслись призывы к предупреждению вандализма.

   Поездные вандалы – мелкая шушера по сравнению с «реформаторами» российской системы образования. Готов публично доказывать, что проект «Стандартов» – откровенная халтура, образ крайне легкомысленного и непрофессионального отношения к делу.

   Но проблема вышла далеко за рамки академических споров. Председатель комитета Госдумы по культуре единоросс Г. Ивлиев, поддержав проект, известил, что дискуссия будет продолжаться до 15 февраля с.г. Есть и иные признаки, указывающие на то, что экзотическая модель – не фантастика, а суровая реальность недалекого будущего. В таком случае мы сталкиваемся с новой формой вандализма: национальную систему образования рушат «государевы люди». По глупости или по умыслу? Лицам, ответственным за «Стандарты», есть что терять. Но все-таки чистка мундиров не основание для того, чтобы ввергать страну в хаос.

   Это вызов. Есть ли в России люди, которым не безразлична судьба собственных детей и внуков? Есть ли интеллигенция – учителя, ученые, инженеры, деятели культуры? Или «все дозволено-с»? Четко обозначилась угроза национальной безопасности. Все обязаны ясно высказать свое мнение – российские академии, союз ректоров, творческие союзы, профсоюзы и т.д. и т.п.

   Для этого надо непременно ознакомиться с текстом «Стандартов». В связи с этим обращаюсь к главному санитарному врачу Геннадию Онищенко с предложением снабдить этот текст грифом «Минздрав соцразвития предупреждает: следование данным рекомендациям будет иметь катастрофические последствия для социального развития, а попытка прочтения данного документа наносит непоправимый вред вашему здоровью».

 

Александр Михайлович Абрамов,  член-корреспондент Российской академии образования

Момент истины уже наступает

ЕГЭ: быть или не быть?


Источник информации - http://www.ng.ru/ideas/2009-03-16/9_ege.html       (2009-03-16).

    Итак, закон о едином государственном экзамене вступил в силу и работает, несмотря на неоднократные предупреждения оппонентов о его далеко идущих отрицательных последствиях. Попытку собрать воедино критические мнения я уже предпринял в статье «ЕГЭ как педагогическая шизофрения» («НГ» от 08.04.08) и не хочу вновь повторять известные, а часто и очевидные аргументы. Рукотворному урагану по имени ЕГЭ следует присвоить очень высокую категорию опасности. Но намного опаснее другое. Введение ЕГЭ означает, что железной рукой и далее будет проводиться существующая сегодня политика в образовании. Пришло время назвать ее своим именем: легкомыслие, граничащее с вредительством.

    Употребление столь сильного выражения следует аргументировать, что и будет сделано далее. Специально подчеркну, что я не имею в виду теорию заговора, то есть наличие людей, сознательно и злонамеренно стремящихся нанести непоправимый ущерб национальной системе образования России. Некомпетентность и крайняя самоуверенность людей из узкого круга лиц, принимающих решения, а также отсутствие систем защиты от дурака, жулика, непрофессионала часто приводят к последствиям, которые иначе как вредительством назвать уже нельзя.

Три головы дракона

    Чем же плоха современная политика образования, провозглашенная в 2000 году? Теми скрытыми принципами, которые де-факто положены в ее основу. На мой взгляд, основных принципов три.

Первый из них – принцип воинствующего экономизма. Исторический маятник резко качнулся от полного отрицания денежных и рыночных отношений к их абсолютизации. В частности, восторжествовала точка зрения, согласно которой система образования – это главным образом рынок образовательных продуктов и услуг. Рыночные механизмы из средства организации эффективной системы образования превратились в ее главную цель. Трагическая ошибка. На самом деле в сфере образования приоритетны категории принципиально нерыночные. Такие, как ценности, убеждения, стремление к истине и гармонии. В образовании, науке, культуре решающая роль принадлежит не «субъектам рынка», а талантливым, интеллектуально свободным людям. Низведение учителей, воспитателей, преподавателей вузов до уровня обслуги полностью противоречит историческому опыту человечества. А в эпоху «экономики знаний» система образования и науки – это, между прочим, составная и очень важная часть системы национальной безопасности страны. Здесь на сугубо рыночные отношения должны быть наложены самые жесткие ограничения.

Приведу несколько примеров, подтверждающих действенность выделенного принципа.

   С началом рыночной «шоковой терапии», в 90-е годы, вместе с производительным сектором экономики рухнула система начального и среднего профессионального образования: она нерентабельна, а следовательно, не нужна. Результат: катастрофически не хватает квалифицированных рабочих даже в стратегически важных отраслях.

     Высшая школа в последние 15 лет развивалась в полном соответствии с законами спроса и предложения. Результат – крайне раздутая система всеобщего высшего образования, превратившаяся в рынок по производству и продаже дипломов. Даже руководители Минобрнауки, при активнейшем участии которого развивался этот черный рынок, вынуждены признать сегодня крайне низкое качество подготовки специалистов во многих вузах. Политикам, руководителям производства и бизнеса пора очень серьезно задуматься о проблемах образования.

   А еще есть широко разрекламированная идея подушевого нормативного финансирования школ: «Деньги следуют за учеником!» То есть чем больше учеников выбирают данную школу, тем больше она получает денег. Неужели неясно, что в селах, малых городах и поселках эта идея в принципе не работает? Наивно рассчитывать и на включение механизмов конкуренции в крупных городах: самая знаменитая школа не сможет принять тысячи и десятки тысяч учеников.

    Даже если предположить, что идея превращения сферы образования в рынок верна, ее надо уметь реализовывать. Однако плеяда великих экономистов в нашей стране пока не появилась. Об этом говорят факты. Развивается не диверсифицированная, а чисто сырьевая экономика. Отсутствует эффективная система материальных и моральных стимулов к труду, а значит, и сбалансированный рынок труда. Продолжается «утечка мозгов». Периодически возникают кризисы. Есть хорошая пословица: «Не умеешь – не берись».

Второй принцип – принцип безудержного формализма – связан с первым. Коль скоро система образования – это рынок, то для управления им нужны не просветители, а топ-менеджеры, которым совсем не обязательно быть профессионалами в сфере образования. Для таких «управленцев» новой генерации важно видение чисто экономической схемы – как эта система функционирует. Но такое возможно лишь при предельном упрощении моделей, то есть при их предельной формализации. Вспоминается вечное правило: «Бойтесь простых решений!»

    ЕГЭ – это яркий пример неистребимой веры чиновника в то, что можно формализовать все. Даже то, что не формализуемо в принципе. В последнее время выясняется, что ЕГЭ – это инструмент для решения более крупных проблем, о которых не говорилось на заре эпохи ЕГЭ. Об одной из таких проблем министр Александр Фурсенко говорил Владимиру Путину, тогда президенту, а ныне премьеру, на встрече в 2007 году, когда начинался эксперимент в 21 регионе страны по созданию системы оплаты труда учителей в зависимости от качества их работы.

    Подлинный критерий качества работы учителя – состоявшиеся достойные жизни его учеников. Наивно рассчитывать, что по результатам ЕГЭ и другим чудодейственным (часто анекдотичным) схемам можно объективно оценить качество работы учителя, а тем более с точностью до рубля. Эксперименты обычно проводят на крысах, собаках и добровольцах. Может быть, разумно было начать с более простой задачи – поставить систему оплаты труда чиновников в зависимость от результатов их труда? Результаты их труда на виду у всех и допускают объективную оценку. Но почему-то несколько лет назад, когда зарплата чиновников была повышена в разы, никто не заикался о зависимости оплаты от качества их работы. Судя по масштабам коррупции и отсутствию реальных достижений, качество нашей бюрократии с тех пор не повысилось.

    Прошлым летом на XII Петербургском международном экономическом форуме первый вице-премьер Игорь Шувалов в своем выступлении, которое странным образом осталось незамеченным, заявил: «…Образование должно играть в обществе роль социального лифта. Мы в последние годы про это забыли. И набор мер здесь понятен. Единый государственный экзамен, который сейчас аккредитуют (вот это неясно – может быть, критикуют? – А.А.), будет выполнять эту функцию как инструмент номер один».

    Хорошо, что появились элементы покаяния. Оказывается, о социальных лифтах (а значит, и о принимающей опасные значения поляризации общества), как и о батарее капитана Тушина, «было забыто». Но приведенная цитата – выдающийся пример торжества формализма над здравым смыслом. Возвышение ЕГЭ до ранга инструмента № 1 в решении сложнейшей социальной проблемы – свидетельство полного непонимания существа дела. Неужели это всерьез?

    Великое «достижение» приверженцев формализма – тотальное внедрение системы конкурсов, тендеров и грантов. Бумаговаяние, бумагооборот, размеры откатов резко возросли. А вот позитивных сдвигов не видно. Система возникла под благородным лозунгом: «Иначе разворуют». Выяснилось, однако, что лоббизм – это высшая форма и высшая стадия бандитизма. В условиях расцвета лоббизма и закрытых конкурсов дело свелось к тому, что деньги раздаются в узком кругу особо доверенных лиц, определяемых сплошь и рядом задолго до объявления конкурса. Не проще ли и не лучше ли искать честных профессионалов, которые не разворуют? Не разумнее ли создать действенную и гласную систему контроля, в том числе общественного?

Третий принцип – принцип вопиющей безответственности.

В дореволюционной России на всех уровнях управления – от уездов до Министерства народного просвещения – существовала такая практика: ежегодно публиковались как статистические отчеты о состоянии системы, так и отчеты о проделанной работе. Регулярно проводились учительские съезды.

    В СССР полная безотчетность, бесконтрольность и безответственность в сфере образования были исключены. Советскую систему есть за что критиковать. Но советские и партийные органы, народный контроль, критические статьи в прессе и письма трудящихся резко ограничивали волюнтаризм чиновника. Телефонное право было, но до понятия «административный ресурс» тогда еще не доросли.

    Сегодня картина иная. Практика регулярных публичных и открытых отчетов о проделанной работе осталась в проклятом тоталитарном прошлом. Многочисленные обращения в высшие инстанции по поводу того же ЕГЭ не имели решительно никакого отклика. Крупные чиновники, связанные с образованием, не утруждают себя ни доказательствами разумности реформ, ни признанием явных ошибок. Они ограничиваются краткими сообщениями о хронике текущих событий, инструкциями исполнителям и при этом мастерски увиливают от содержательных публичных дискуссий.

    Тот факт, что большой пакет сомнительных законов об образовании беспрепятственно прошел через Госдуму, Совет Федерации и администрацию президента, означает, что дело отнюдь не ограничивается Министерством образования и науки. «В верхах» сложилась небольшая группа людей, имеющих монополию на истину и право принятия решений.

Такая ситуация абсолютно ненормальна. Цена ошибки в образовательной политике исключительно высока. Здесь нельзя действовать по принципу «Семь раз отрежь – один раз отмерь». Соответственно, категорически нельзя исключать из процесса принятия решений профессиональные сообщества.

Конформизм и его истоки

    Есть и другая сторона дела. Безудержное высокомерие чиновников от образования вызывает естественную ответную реакцию, поскольку нарушены элементарные правила приличия. Ответ на подчеркнутое хамство представителей власти – массовое неуважение и недоверие к власти вообще, скрываемое лишь до поры до времени. Нарастающее отчуждение общества и власти – вещь опасная.

    Безответственность возникает как результат взаимодействия двух течений: традиционное высокомерие российской бюрократии и столь же традиционный конформизм общества. Не выполнила свой прямой долг пресса, для которой в целом характерен порхающий интерес к проблемам образования, пробуждающийся лишь в немногие дни профессиональных праздников и по скандальным информационным поводам. Надо признать, что профессиональные сообщества не организованы и оказались не способны отстаивать интересы дела и профессии. Родители, которым в принципе далеко не все равно, как учат их детей, покорно принимают новые странные правила игры, несмотря на большие и обоснованные сомнения в их разумности и полезности.

    Я работаю в системе образования более 40 лет, а многие годы в непосредственной близости от центров событий. За это время сложился очень широкий и разнообразный круг знакомств. Не претендуя на социологически значимый результат, должен сказать, что подавляющее большинство думающих людей (и в том числе весьма известных) резко отрицательно относятся к «инновациям» Минобрнауки. Однако публичные критические выступления довольно редки. Истоки российского конформизма известны. Это не лишенный оснований страх реакции на действия тех, кто нарушает принцип «не высовываться». Это нежелание создавать себе карьерные и финансовые проблемы. Это стремление минимизировать риски для той или иной программы, равнодушие, неверие в разумные изменения и т.д.

У меня сложилась следующая маленькая теория, объясняющая природу российского конформизма.

    Явная повторяемость многих явлений в нашей богатой событиями истории позволяет высказать гипотезу о действии некоего закона жизни общества, который можно сформулировать так: «В России каждое доброе дело должно быть вовремя и по достоинству наказано. Мера наказания прямо пропорциональна масштабу свершенного доброго дела».

    Из этого закона вытекают очевидные следствия. Первое: каждый, кто обуреваем стремлением к свершению добрых дел, должен исходить из принципа неотвратимости наказания. Второе: в самом начале следует точнее представить себе меру предстоящей ответственности за возможные необдуманные поступки. Третье: по итогам размышлений над предыдущими пунктами необходимо тщательно оценить степень тяги к свершению доброго дела и лишь после этого принять решение.
 
    Описанный алгоритм весьма непрост. Вероятно, поэтому практически никто ничего не делает. В такие времена история развивается по Высоцкому: «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков». Успешно строится Общество Победившего Цинизма.

Национальный проект и его имитация

    Мы имеем дело с печальным, но закономерным результатом развития в стране политической культуры. Существо дела хорошо отражено в не так давно вышедшем учебнике обществознания для 9-го класса под редакцией Л.В.Полякова: «Авторитарная политическая культура – система представлений о государстве и политической власти как инстанции, обладающей безусловным авторитетом, единственным способом поведения по отношению к которой является безусловное и безоговорочное подчинение». А я-то полагал, что, согласно Конституции, Россия является демократической страной.

    Для оценки эффективности описанной политики лучше других подходит слово «имитация». Постоянно демонстрируется забота об образовании. На деле проблемы образования находятся на далекой периферии забот и интересов современного государства Российского. Здесь ставятся и решаются искусственные и второстепенные задачи, но никак не сущностные проблемы.

    При честном анализе ситуации и серьезном отношении к делу нужно ставить вопрос о неотложных мерах, позволяющих и остановить процессы явной деградации национальной системы образования, и наметить четкий план развития человеческого потенциала, остро необходимый для исторического прорыва России в эпоху «экономики знаний» и высоких технологий. Нужна хорошо продуманная, многолетняя очень сложная и терпеливая работа большого числа талантливых людей, искренне увлеченных и целью, и делом. Предстоят решительная перестройка высшей школы, реанимация системы начального и среднего профессионального образования, серьезнейшее обновление содержания школьного и педагогического образования. А еще необходимы оздоровление культурной и образовательной среды, модернизация материальной базы, создание условий для повышения мастерства педагогов, становление образовательной индустрии в стране и многое-многое другое.

    Все это возможно сделать лишь в рамках длительного крупного национального проекта, то есть проекта, решающего в ограниченный срок крупную национальную проблему. Но то, что названо сегодня национальным проектом «Образование», таковым не является. Это очень локальный краткосрочный план некоторых общенациональных мероприятий – не более.

    Ни одну из серьезных и очень острых проблем проекты Министерства образования и науки не решают и решить не могут. Это позволяет уверенно говорить о режиме постоянного возбужденного бездействия, представляющего собой бурную имитацию деятельности. Был, например, принят закон о переходе к обязательному общему среднему 11-летнему образованию. Что сделано? Ни-че-го! А программа создания нового содержания для школ близится к очередному позорному финалу.

Вернусь к проблеме выбора.

    Пропагандируется такая точка зрения: решение о внедрении ЕГЭ принято и не обсуждается. Немедленно приступить к исполнению. Точка.

    Сильно упертым «егэистам» и «модернизаторам» должен напомнить следующее. Во-первых, даже в армии есть понятие преступного приказа. Есть и соответствующие формы ответственности. Во-вторых, здравый смысл подсказывает, что если лицо, принимающее решение, знает, что риск крупных отрицательных последствий очень велик, то следует остановиться: решение не подготовлено. В-третьих, нужно напомнить, что существует суд истории, а также понятия чести, репутации и доброго имени.

Поэтому наиболее разумен в сложившейся ситуации такой выход:

а) вводится мораторий на законы, принятые за последние два года;

б) Министерство образования и науки публикует полные отчеты о своей работе в 2004–2008 годах;

в) организуется широкая общенациональная дискуссия по проблемам образования;

г) по результатам дискуссии авторитетная независимая комиссия разрабатывает новую концепцию образовательной политики и программу развития национальной системы образования;

д) новый курс в образовании утверждается Чрезвычайным съездом работников образования.

Такой порядок действий диктуется не только здравым смыслом. В ближайшее время предстоит существенно более широкая дискуссия. Если стратегия развития России разрабатывается всерьез и надолго, то ее сердцевиной должна стать именно программа развития образования: при кадровой деградации и кадровых провалах исторические прорывы невозможны.

В противном случае судьбоносную стратегию строительства развитого капитализма в России ждет судьба программы КПСС. Помните Хрущева с его знаменитым «Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»?

* * *

Наступает Момент истины.


Либо будет продолжена политика имитации деятельности, ведущая к ускоряющейся деградации образования, науки, культуры, либо оформится новый курс, ориентированный на подлинное их развитие.

Либо пробьются ростки гражданского общества, то есть общества, принимающего на себя ответственность за свою судьбу и постоянно контролирующего действия власти, либо восторжествует «авторитарная политическая культура» в том замечательном смысле, который описан выше.

В заключение следует отметить, что важную роль в успешном проведении пакета «модернизационных» законов об образовании сыграла партия «Единая Россия» в Госдуме в соответствии со знаменитым тезисом Бориса Грызлова: «Парламент – не место для дискуссий». Как бы нам не дойти до обобщения «Россия – не место для дискуссий»…
 

 
Система ЕГЭ развратила всех

Рудницкий Леонид Анатольевич

Источник информации - http://www.km.ru/v-rossii/2011/06/28/problemy-ege/sistema-ege-razvratila-vsekh


Член-корреспондент Российской академии образования Александр Абрамов комментирует отчисление московских студентов, сдававших Единый госэкзамен вместо школьников

Скандал, разразившийся в начале июня, когда были пойманы несколько студентов МФТИ, сдававших ЕГЭ за школьников, сегодня получил формальное разрешение – студентов отчислили из вуза. Однако создается впечатление, что если справедливость и восторжествовала, то не вся, а только ее малая часть. Поскольку, надо полагать, таких студентов в масштабах столицы и всей страны несравнимо большее количество и имя им - легион. Просто этих поймали, а тех – нет.

Да и справедливость ли это была? Свое наказание следовало бы понести всем участникам порочной цепочки, в которую входят нечестные родители нечестных и тупых школьников, нечестные учителя, допустившие студентов на экзамен, хотя невооруженным взглядом было видно, что эти парни и девки не могут быть школьниками, а также чиновники, включая министра, которые уверяли нас, что с введением ЕГЭ коррупция в образовании уменьшится. На самом же деле она спустилась уровнем ниже и только разрослась. Вот в итоге и получается, что наказали стрелочников.

Руководство Московского физико-технического института приняло решение исключить из вуза студентов, сдававших ЕГЭ за школьников, по их заявлению с возможностью восстановления «через некоторое время», сообщил проректор МФТИ по учебной работе Юрий Самарский, передает РИА «Новости». «Пять человек уже подали заявления с просьбой их отчислить. Ученый совет рекомендовал ректорату подписать эти заявления», - сказал проректор. Он добавил, что один студент находится на больничном и заявления от него пока нет.

Министр образования и науки Андрей Фурсенко ранее заявил, что студентов нужно отчислить из вуза с возможностью восстановления, Он отметил, что не будет вмешиваться и влиять на решение руководства университета. Проректор МФТИ сообщил в понедельник, что провинившиеся студенты уже «прочувствовали, что они натворили». «Они понимают, что неправы и что очень подставили институт», - сказал Самарский.

Комментируя заявление Фупсенко, Российский студенческий союз (РСС) пообещал вступиться за студентов. «Минобрнауки и Рособрнадзор постарались снять с себя всю ответственность за халатность, которая была допущена при проведении государственных экзаменов, и перевалить ее на преподавателей, школьников и их родителей. Между тем причина нарушения правил проведения ЕГЭ и утечки их результатов - коррупция в структурах, отвечающих за их организацию, и провал в образовательной политике», - отмечалось в заявлении РСС.

Сегодня в РСС пообещали, что будут следить за тем, восстановят ли отчисленных студентов в МФТИ в начале 2012 года или будущем.

Прокомментировать ситуацию с отчислением студентов МФТИ мы попросили члена-корреспондента Российской академии образования Александра Абрамова.

- Нужно ли было наказывать студентов и достаточно ли это наказание?

- Наказывать было надо. Я думаю, что найдена наиболее мягкая и продуманная форма наказания. Тем более что они восстанавливаются, так что это не ломает им жизнь. Если только кого-то из них не заберут в армию. Но проблема существенно глубже. Ведь впервые, по существу, за последние десятилетия поставлен вопрос, что является нравственным и безнравственным на этом примере. И он не решен. Они совершили действительно некрасивый поступок. Надо разбираться, почему это произошло.

Это не только их вина, потому что спровоцирована ситуация массовых недостойных поступков - система ЕГЭ развратила всех. Все заинтересованы только в получении результатов любой ценой. Если рассматривать этот случай, то надо дать оценку и родителям школьников, вместо которых студенты сдавали экзамен. И людям, которые сидели в этой школе. И более высоким уровням в чиновной иерархии, потому что затронута только верхушка айсберга и совершенно понятно, что не 5-7 студентов на всю страну занимались этим. Нарушений подобного рода на самом деле безумное количество. Эти студенты стали искупительной жертвой за грехи очень многих людей.

Мы видим совершенно безнравственное поведение в верхах, блатное начальство тоже молчит. Министерство любой ценой отстаивает свою правоту в совершенно неправой ситуации. Мне кажется, что это только начало обсуждения проблемы.

- А ведь учителя не могли не заметить присутствия на экзамене чужих людей, как вы считаете?

- Я про то и говорю – это система.

- Сколько может стоить такая услуга?

- Не знаю. В газетах называют десятки тысяч рублей. Меня вообще все это удивляет. Если бы всерьез захотели разбираться, насколько массовы нарушения при сдаче ЕГЭ, запросите мобильные компании, они вам скажут, что есть всплески связи на экзаменах. При желании они могут и распечатки разговоров предоставить, если бы государство этим занялось.

- РСС упирает на то, что это нарушение никак не описано в Кодексе об административных правонарушениях.

- Похоже, что, действительно, никакого законодательства по этой части нет.

- Но ведь очевидно же, что это мошенничество.

- Мошенничество. А разве написание кандидатских и докторских диссертаций чиновниками – это не мошенничество?

- Правдоподобными ли выглядят уверения студентов, будто они не брали денег?

- Не знаю. Не думаю, что это так, но это дело компетентных органов, пусть разбираются. С деньгами тоже не все просто. Это же тоже безнравственная вещь держать все студенчество в таком положении, когда стипендия ничего не стоит и когда они вместо того, чтобы учиться, должны подрабатывать по всей стране.

- Что надо было бы изменить в самой системе ЕГЭ, чтобы устранить все недостатки? Как-то я видел американский фильм, где школьница всего лишь списала реферат из Интернета, и это посчитали мошенничеством. Ее отстранили от занятий и едва не исключили из школы. А это ведь хуже.

- У нас любят ссылаться на западный опыт проведения экзаменов, но при этом не говорят, что там более чем столетняя культура разработки материалов и проведения таких экзаменов, а у нас это делают безграмотные люди. Потом, это страны с развитым правосознанием. А у нас право получается какое-то левое.

А если говорить о том, что нам нужно делать, то наивно ожидать каких-то решений от министра, у которого задача только одна – доказать, что он был прав. Решение должны принять премьер и президент. Этот год, как и предыдущий, выявил огромное количество нарушений во всей этой системе. Нужно разобраться – это устранимый порок или неустранимый? Есть и другие дефекты. В конце концов, коррупция - это штука, которую интересно обсуждать.

Но меня больше всего волнует другое. Коррупция – полбеды. А беда в том, что школа примитивизирована. Цель школы – это сдать два с половиной дурацких экзамена. Школа превращена в институт натаскивания на ЕГЭ. Вот это страшно. Что бы сделали разумные жители страны, чтобы избежать рисков? Создали бы независимую комиссию для расследования всех обстоятельств, связанных с ЕГЭ. Комиссии дали бы три месяца сроку. Я думаю, что объективная комиссия по результатам работы пришла бы к выводу, что нужно отказаться от системы ЕГЭ, поскольку она неисправима и порождает гигантские побочные явления. Поэтому нужно разделить выпускные и вступительные экзамены. Затем примерно к октябрю, к началу учебного года, чтобы были известны правила игры, издать временное положение о выпускных экзаменах в школах и вступительных экзаменах в вузы на 2012 год.

 


ВНИМАНИЕ! АКТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ФЕДЕРАЛЬНЫХ

 

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ СТАНДАРТАХ!


 

 

Krasnyansky Anatoly Vladimirovich, Cand. Sc. (Chemistry), Senior Research Associate of the Moscow State University named after M. V. Lomonosov

«Educational standards» is an absurdity

 «Pedagogical sciences», № 1. 2011. Publishing house «the Company the Sputnikplus»

Summary

It is proved that people can't be objects of standardization.  It is proved that expression «the educational standard» is an absurdity. 

--------------------------------------------

Краснянский А.В., кандидат химических наук, старший научный сотрудник   Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

«Образовательные стандарты» – это абсурд

"Педагогические науки", № 1. 2011. Издательство "Компания Спутник+".

Аннотация 

В статье приводятся доказательства следующих положений:  1. Люди не могут быть объектами стандартизации. 2. Выражение «образовательный стандарт»   –  это противоречивое выражение (абсурд).  

1. Введение

   Федеральные государственные образовательные стандарты (далее – образовательные стандарты)  общего образования второго поколения разработаны  в соответствии с Законом Российской Федерации № 3266-1 (с учетом обновлений), и Федеральной целевой программой развития образования на 2006 – 2010 гг.  Образовательные стандарты  – это  требования к результатам освоения основных образовательных программ. Результаты освоения программы, согласно этим стандартам – это не только определенные знания и умения, которыми овладели ученики, но и система ценностей (в том числе нравственные качества). Следовательно,  объектами образовательных стандартов являются дети, и государство собирается стандартизировать  их нравственные и интеллектуальные качества.   Чтобы провести логический анализ этой ситуации, необходимо дать определения основным понятиям, которые используются в статье.   

2. Определения основных понятий

Абсурд  – противоречивое выражение. В таком выражении что-то утверждается и отрицается одновременно.  Примеры: 1. «Яблоко может быть разрезано на три неравные половины». 2. «Александр Македонский был родным сыном бездетных родителей». ([1], стр. 7.)   

Образование –  творческий целенаправленный процесс, обеспечивающий   нравственное (воспитание) и интеллектуальное (обучение) развитие детей.

Объекты стандартизации – это  конкретная продукция, методы, термины, обозначения и так далее, имеющие перспективу многократного применения, используемые в науке, технике, в производстве, транспорте и других сферах народного хозяйства.  [2].

Стандарт (от англ. standard — норма, образец, мерило), в широком смысле слова — образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других объектов; нормативно-технический документ по стандартизации, устанавливающий комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации и утвержденный компетентным органом. [2 – 4].  Примечание. Из этого определения следует, что понятие «стандарт» ранее никогда не применялось к людям. 

Стандартизация –  процесс установления и применения стандартов. 

Тезис доказательства – это   положение (суждение), которое обосновывается в доказательстве.

Тезис: «Люди не могут быть объектами стандартизации».

Доказательство тезиса. Человек уже через несколько дней после рождения  проявляет признаки индивидуальности. Индивидуальность – совокупность черт, которые отличают данного человека от всех других.  Каждый человек  неповторим. Нет в мире двух одинаковых взрослых людей. Нет в мире двух одинаковых детей. Нет «эталона» или «образца» взрослого человека. Нет «эталона» или «образца» ребенка.  «Стандартный человек», «стандартный ребенок»  –   это противоречивые выражения (абсурд, от лат. absurdus – нелепый, глупый). Поэтому люди не могут быть объектами стандартизации.   

Тезис: «Образовательный стандарт»   –  это абсурд».

Доказательство тезиса.   Дети – это люди, находящиеся в стадии быстрого развития.    Образовательные стандарты –  это требования к результатам нравственного и интеллектуального развития детей. Невозможно стандартизировать образование –  это творческий процесс.  Невозможно стандартизировать результаты образования –  нравственность и интеллект детей. Пытаться сделать детей объектами стандартизации – это и глупо, и безнравственно. Следовательно, «образовательный стандарт»   – это противоречивое выражение (абсурд).

Выводы 

1.  Доказано, что  люди не могут быть объектами стандартизации.

2. Доказано, что «образовательный стандарт»   –  это противоречивое выражение.

Заключение

Впервые в истории человечества государственные деятели и придворные ученые Российской Федерации стали рассматривать людей в качестве  объектов стандартизации. Впервые в истории педагогики сделана попытка установить стандарты на нравственные и интеллектуальные качества детей. Непрофессионализм  этих «деятелей» и «ученых» в сочетании с их высоким положением в обществе представляет   смертельную  опасность  для  государства  и  народа.

Источники информации

[1]  А.А. Ивин, А.Л. Никифоров. Словарь по логике. Москва. Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС. 1997.
[2] БСЭ, 3-е издание, http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандарт/
[3] БСЭ, 3-е издание,  http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандартизация
[4] Общие требования к построению, изложению, оформлению и содержанию стандартов.   ГОСТ  1.5-92,    http://www.infosait.ru/norma_doc/4/4790/index.htm.  ФГОС5СтатьяЧ2
 


 -----------------------------------

Krasnyansky Anatoly Vladimirovich,

Cand. Sc. (Chemistry), Senior Research Associate of the Moscow State University named after M. V. Lomonosov

Fatal error in Federal state educational standards of the general education.  Part 1.

 «Pedagogical sciences», № 1. 2011. Publishing house «the Company Sputnikplus»

The summary

 

Federal state educational standards contain requirements to results of realization of programs. Results  of realization of programs is a possession of pupils of certain knowledge and abilities. Not any requirements are standards, but only such which can be checked up objective methods. The purpose of given article – to set a typical example of biassed  estimation of knowledge and abilities and the pupils, given out for the objective.As an example the group of tasks on the mathematician "Gait" of international program PISA-2003 is chosen. This example confirms the thesis that «Federal state educational standards» aren't standards. It is a fatal error.

 --------------------------------------------


Анатолий Владимирович Краснянский, кандидат химических наук, старший научный сотрудник  Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Фатальная ошибка в Федеральных государственных образовательных стандартах  общего образования. Часть 1

«Педагогические науки», № 1. 2011. Издательство «Компания Спутник+»

Аннотация

 Федеральные государственные образовательные стандарты  содержат требования к результатам освоения  программ. Результаты освоения программ – это владение учащимися определенными  знаниями и умениями. Не всякие требования являются стандартами, а только такие, которые могут быть проверены объективными методами.   Цель данной статьи – дать типичный пример произвольной оценки знаний и умений и учащихся, выдаваемой за объективную. В качестве примера выбрана  группа заданий  по математике «Походка» международной программы PISA-2003. Этот пример подтверждает тезис о том, что «Федеральные государственные образовательные стандарты» не являются стандартами. Это и есть фатальная ошибка.

 

1. Введение

   Федеральные государственные образовательные стандарты (далее – «Стандарты»)  общего образования второго поколения разработаны  в соответствии с Законом Российской Федерации «Об образовании» [1], целями и задачами Федеральной целевой программы развития образования на 2006 – 2010 гг.  [2].   «Стандарты» содержат требования к результатам освоения основных образовательных программ. Результаты освоения программы – это владение учениками определенными, знаниями, умениями, навыками и «компетенциями».  Не всякое требование является стандартом. В стандарт могут быть  включены только те требования, которые могут быть проверены объективными методами. Объективные методы – это методы, которые не зависят от чьей-нибудь воли и (или)  желания.  Объективным методом является, например, метод определения массы тела, основанный на законе тяготения (взвешивание). Закон тяготения – закон природы: никто не в силах изменить этот закон.   Если будет доказано, что не существует объективных методов оценки (проверки) знаний, умений и навыков, то тем самым будет доказано, что Федеральные государственные образовательные стандарты не являются стандартами, а представляют собой произвольные требования к результатам освоения образовательных программ. Это и есть фатальная ошибка.  
   Цель данной статьи – привести типичный пример произвольной оценки знаний, умений и навыков учащихся, выдаваемой за объективную. В качестве примера выбрана  группа заданий  по математике «Походка» международной программы PISA-2003.  Кроме заданий, эти материалы содержат ответы на задания  и  оценки ответов (в баллах). 

2. Основные понятия

   Стандарт (от англ. standard –  норма, образец, мерило), в широком смысле слова –  образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других объектов; нормативно-технический документ по стандартизации, устанавливающий комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации и утвержденный компетентным органом. Объекты стандартизации –  конкретная продукция, нормы, требования, методы, термины, обозначения и так далее, имеющие перспективу многократного применения, используемые в науке, технике, в производстве, строительстве, транспорте, культуре, здравоохранении и других сферах народного хозяйства, а также в международной торговле.  [3,4].  
   Федеральные государственные образовательные стандарты.  Согласно  Федеральному закону от 1 декабря 2007 года № 309-ФЗ    «Стандарты» включают три вида требований, в частности  требования к результатам освоения основных образовательных программ. Результаты освоения программы – это определенные знания, умения, навыки и «компетенции», которыми овладели ученики.
   Основное требование  к стандарту. В стандарт следует включать только  требования, которые могут быть проверены объективными методами. [5]. Объективные методы – это  методы, не зависящие от воли и желаний людей. Например, объективным является метод измерения температуры, основанный на явлении увеличения объема тела (за редким исключением) при его нагревании.

3. Особенности Федеральных государственных образовательных стандартов  общего образования

   Впервые в истории объектами стандартизации стали люди, а не  материально-технические предметы или требования организационно-методического и общетехнического характера.    Впервые в истории  педагогики требования к результатам освоения образовательных программ   объявлены стандартами.

   4.  Дает ли международная программа PISA объективную оценку знаний и умений учащихся?  Ответ на этот вопрос дает системный анализ группы заданий по математике «Походка» международной программы PISA-2003

     Международное тестирование учащихся (PISA, Programme for International Student Assessment) осуществляется Организацией Экономического Сотрудничества и Развития ОЭСР (OECD – Organization for International Cooperation and Development). Испытания проводятся раз в три года.    Программа PISA -2003 осуществлялась консорциумом, состоящим из ведущих международных научных организаций при участии национальных центров и организации ОЭСР. Руководил работой консорциума Австралийский Совет педагогических исследований (The Australian Council for Educational Research – ACER). В Консорциум входили также следующие организации: Нидерландский Национальный институт измерений в области образования (Netherlands National Institute for Educational Measurement – CITO); Служба педагогического тестирования США (Educational Testing Service, ETS); Японский Национальный институт исследований в области образования (National Institute for Educational Research, NIER); Американская организация ВЕСТАТ (WESTAT), выполняющая различные исследования по сбору статистической информации [6].
   В 2003 г  приняло участие более 250 тысяч 15-летних подростков из 41 страны; в России почти 6 тысяч человек (212 школ) из 46 районов. Каждый ученик должен был за 2 часа письменно ответить на 50-60 вопросов по математике, чтению, естествознанию и решению проблем. Российские школьники заняли 29 – 31 место по математике,  24  по естественным наукам и  по грамотности чтения 32 место [6]. 

 


 

        4.1. Фрагменты заданий по математике «Походка» и их анализ

  4.1.1. Фрагмент № 1

 

Походка

 

 

     На рисунке изображены следы идущего человека. Длина шага P - расстояние от конца пятки следа одной ноги до конца пятки следа другой ноги.

    Для походки мужчин зависимость между  n   и приближенно выражается формулой  n/P = 140, где  n - число шагов в минуту,   P - длина шага в метрах.

 

Вопрос 1

 

   Используя данную формулу, определите, чему равна длина шага Сергея, если он делает 70 шагов в минуту. Запишите решение.

Оценка выполнения:

Ответ принимается полностью (трудность - 611) - 2 балла.

Процент учащихся, набравших данный балл:              54,1 (Россия)        36,4 (средний по ОЭСР)       62,2 (максимальный, Гонконг)

Код 2: 0,5 м или 50 см, 1/2 (единицы измерения указывать не требуется)
 
Ответ  № 1:    70/P = 140;       70 = 140 P;            P = 0,5.
Ответ  № 2     70/140.

Ответ принимается частично - 1 балл.
 Процент учащихся, набравших данный балл:              11,7 (Россия)        21,8 (средний по ОЭСР)       48,3 (США)

Код 1: Правильно подставлены в формулу значения переменных, но дан неверный ответ или ответ не указан совсем.

Ответ № 3:  70/P = 140    [в формулу подставлены только значения переменных].
Ответ № 4:    70/P = 140     70 =  140 P       P = 2.   [правильно подставлены в формулу значения переменных, но последующие вычисления неверные].
ИЛИ
Правильно преобразована исходная формула в формулу P n/140, но последующие действия неверные.
Ответ не принимается:
Код 0: Другие ответы.
Ответ № 5:  70 см.
Код 9: Ответ отсутствует.
Задание проверяет: 1-ый уровень компетентности – воспроизведение простых математических  действий, приемов, процедур
Область содержания: изменение и отношения
Ситуация: личная жизнь

4.1.2. Анализ фрагмента № 1


   4.1.2.1. Анализ формулы: n/P = 140  (*).  Эта формула записана неправильно: размерность выражения в левой части уравнения не совпадает с размерностью выражения в  правой части уравнения.    Что такое шаг? Шаг – движение ногой при ходьбе [2].  Движения ног при ходьбе – периодический процесс. Шаг – это один цикл периодического процесса. Частота – один из параметров периодического процесса [3]. Частота в данном случае измеряется числом шагов в минуту: n = 70 шагов/мин и длина шага P –  в метрах.  Размерность n/P  –    выражения, находящегося в левой части формулы (*)  –  равна T-1L-1.  Размерность левой части уравнения должна совпадать с размерностью правой части. Однако правая часть уравнения – число 140 –  безразмерная величина. Следовательно, уравнение (*) содержит ошибку в размерности.   

  4.1.2.2. Правильно записанная формула:  n/P = k, где n = 70 мин-1, k = 140 мин-1м-1P – длина шага (м).

  4.1.2.3.  Анализ кода 2. Код 2: «0,5 м или 50 см, 1/2 (единицы измерения указывать не требуется».  Длина (шага – в данном случае) – физическая величина. Длина  характеризует протяженность, удаленность и перемещение тел или их частей вдоль заданной линии, размерность L, единица измерения – метр (м) [3]. В науке принято при указании значения физической величины всегда указывать единицу измерения; в противном случае  неизбежны ошибки и недоразумения.  Требовать указания единицы измерения – разумное требование. Не требовать указания единицы измерения – неразумно, неправильно. Поэтому один из ответов по коду 2, а именно: «Длина шага равна 1/2  не является правильным ответом,  поскольку  указано число, а не значение физической величины.  Правильный ответ:  «Длина шага равна ½ м».  

 4.1.2.4.  Решение первой задачи (ответ на вопрос 1), записанное в виде последовательности операций: 

n/P = k    -->        P = n/k   -->     P =  70 мин-1/ 140 мин-1м-1   -->      P = 0,5 м

 4.1.2.5.  Анализ «правильных» ответов по коду 2.  Авторы вопроса 1 указывают в качестве правильных следующие ответы:  «Ответ  № 1:    70/P = 140;       70 = 140 P;            P = 0,5.   Ответ  № 2:   70/140». Исходная ошибка авторов заданий состоит в том, что они разрешают не указывать единицы измерения физических величин.   В этих ответах указаны числа, а не значения физической величины (длины).  Смысл выражения: «Длина шага равна 0,5 (или 70/140)» неясен,   так как не указана  единица измерения длины шага. В качестве правильных ответов нельзя принимать неясные суждения. Тем более,,за эти  ответы нельзя  давать максимальный балл.  Правильные ответыP = 0,5 м; P = 50 см. 

 4.1.2.6.  О ситуации, к которой якобы имеет отношение задание 1.  Авторы утверждают, что задание 1 относится к личной (частной) жизни:  «Ситуация: личная жизнь». Задание 1 – это задача по кинематике (движение с постоянной скоростью). В задании используются  антропометрические данные – длина шага человека, число шагов в минуту и связь между ними. Однако эти величины не относится к личной (частной) жизни, к тем персональным сведениям о человеке, тайну которых охраняет закон о неприкосновенности частной жизни. 

4.1.3. Фрагмент № 2

Вопрос 2



Павел знает, что длина его шага равна 0,80 м. Используя данную выше формулу, вычислите скорость Павла при ходьбе в метрах в минуту (м/мин), а затем в километрах в час (км/ч). Запишите решение.


Оценка выполнения:

Ответ принимается полностью (трудность – 723) – 3 балла.
Процент учащихся, набравших данный балл:  7,8 (Россия);  7,9 (средний по ОЭСР) 18,7 (максимальный, Гонконг).
Код 31: Даны оба верных ответа (единицы измерения указывать не требуется) в м/мин и в км/ч:
n = 140 x 0,80 = 112.
За минуту он проходит 112 x 0,80 = 89,6 м.
Его скорость – 89,6 м/мин.
Таким образом, его скорость – 5,38 или 5,4 км/ч.
Если указаны оба верных ответа (89,6 и 5,4), ответ кодируется кодом 31 независимо от того, записано ли решение или не записано. Имейте в виду, что ответ принимается, если допущены ошибки в округлении, например, дан ответ 90 м/мин и 5,3 км/ч (89 х 60).
Ответ № 1:  89,6; 5,4
Ответ № 2:  90; 5,376 км/ч
Ответ № 3:  89,8; 5376 м/ч [имейте в виду, что если второй ответ дан без указания единиц
измерения, то ответ ученика кодируется кодом 22].

Ответ принимается частично (трудность – 666) – 2 балла.
Процент учащихся, набравших данный балл:  9,4 (Россия);  8,9 (средний по ОЭСР); 29,5 (максимальный, Гонконг).
Код 21: Выполнено первое действие, отвечающее коду 31, но затем не выполнено умножение на 0,80, т.е. ученик не выразил число шагов в минуту в метрах.
Например, указал скорость 112 м/мин и 6,72 км/ч.
Ответ № 4: 112; 6,72 км/ч.
Код 22: Верно указана скорость в метрах в минуту (89,6 м/мин), но указана неверно
или совсем не указана скорость в км/ч.
Ответ № 5:  89,6 м/мин, 8960 км/ч.
Ответ № 6:  89,6; 5376
Ответ № 7:   89,6; 53,76
Ответ № 8:   89,6; 0,087 км/ч
Ответ № 9:   89,6; 1,49 км/ч
Код 23: Явно продемонстрирован верный способ решения, но допущены незначительные вычислительные ошибки, не учитываемые кодами 21 и 22. Ни один из ответов не является верным.
Ответ № 10:   n=140 x 0,8 = 1120; 1120 x 0,8 = 896. Его скорость: 896 м/мин, 53,76 км/ч.
Ответ № 11:   n=140 x 0,8 = 116; 116 x 0,8 =92,8. 92,8 м/мин → 5,57 км/ч.
Код 24: Указана скорость только 5,4 км/ч. Не приведены далее промежуточные вычисления и не указана скорость 89,6 м/мин.
Ответ № 12:   5,4
Ответ № 13:   5,376 км/ч
Ответ № 14:   5376 м/ч

Ответ принимается частично (трудность – 605) – 1 балл.
Процент учащихся, набравших данный балл:  22,8 (Россия);  19,9 (средний по ОЭСР);  34,8 (максимальный, США).

Код 11: n = 140 x 0,80 = 112. Далее либо записаны неверные действия, либо вообще
ничего не записано.
Ответ № 15:   112
Ответ № 16:   n=112; 0,112 км/ч
Ответ № 17:   n=112; 1120 км/ч
Ответ № 18:   112 м/мин; 504 км/ч

Ответ не принимается:
Код 00: Другие ответы.
Код 9: Ответ отсутствует.
Задание проверяет: 2-ой уровень компетентности – установление связей (между данными из условия задачи при решении стандартных задач)
Область содержания: изменение и отношения
Ситуация:
личная жизнь

4.1.4.   Анализ фрагмента № 2


  4.1.4.1.   Анализ кода 31.  Во-первых, решение задачи записано нерационально. Рациональное решение в данном случае включает два этапа: 1. Вывод формулы, связывающую скорость человека с  величинами, указанными в задаче. 2. Подстановка в эту формулу  значений  этих  величин и проведение расчетов. Во-вторых,  авторы задания разрешают не указывать единицы измерения скорости.   Скорость – физическая величина. Авторы заданий «Походка» делают ошибку,  разрешая не указывать единицы измерения физических величин.
   Рациональное решение. 1. Вывод формулы.  Если человек  делает n шагов в минуту при длине шага P (м), то  nP – это не что иное, как  скорость (м/мин) человека: v = nP (1).  Из  формулы n/P = k    получаем: n = kP (2).   Из  формулы  (1) и  формулы (2) получаем:    v = kP2  (3).    2. Подставляем значения k и P в формулу (3): v = 140 мин-1м-1 (0,80 м)2 и получаем: v = 89,6  м/мин. Чтобы выразить скорость в км/час, нужно скорость, выраженную в м/мин, умножить на 60 и  разделить на 1000, в итоге получаем: v = 5,38 км/час.    

   4.1.4.2.    Анализ кода 21. Код 21: «Выполнено первое действие, отвечающее коду 31, но затем не выполнено умножение на 0,80, то есть ученик не выразил число шагов в минуту в метрах».  Авторы кода 21 требуют от учащихся невозможного. Дело в том, что ни один физик, в том числе любой лауреат Нобелевской премии по физике, не сможет выразить число шагов в минуту (частоту периодического процесса) в метрах (в единицах измерения длины). Деятели международной программы PISA не знают, что частоту невозможно выразить в метрах.   Частота периодического процесса и длина – это разные физические величины. Невозможно, например, массу выразить в метрах, а длину – в килограммах. 

 4.1.4.3.   Анализ некоторых ответов.  «Ответ № 1: 89,6; 5,4». Здесь учащийся не указал единицы измерения скорости (с разрешения деятелей программы PISA). Скорость – физическая величина, следовательно,  в ответе должна быть указаны единицы измерения скорости. «Ответ № 2:  90; 5,376 км/ч (код 31)». Этот ответ оценивается как максимальный (3 балла); хотя вместо скорости движения стоит число: 90.  «Ответ № 5:  89,6 м/мин, 8960 км/ч»  За этот ответ дают 2 балла. Из ответа видно, что учащийся не представляет себе реальные скорости, не понимает, что скорость человека не может быть равна 8960 км/ч. Даже скорости военных самолетов и многих боевых ракет  меньше 8960 км/ч.  За такие ответы надо не добавлять, а вычитать баллы.    «Ответ № 8:  89,6;  0,087 км/ч».  Учащийся считает, что скорость Павла равна 87 метров в час, а ему в награду дают 2 балла!   «Ответ № 10:  скорость движения Павла  53,76 км/ч. Учащийся ошибся в 10 раз, а деятели программы утверждают, что «допущена незначительная вычислительная ошибка».      «Ответ № 17:   n =112; 1120 км/ч». За этот ответ дают 1 балл (из трех). За что один балл? За то, что написал: n = 112? Однако  n –  это физическая величина (частота периодического процесса) и поэтому должна быть указана единица измерения. Из  ответа видно также, что ученик не в состоянии рассчитать скорость движения человека по известным ему данным. Он тоже (см. ответ № 5) не представляет себе реальные скорости объектов: скорость движения человека у него выше 1000 км/ч, то есть выше максимальной скорости штурмовика Су-25 (970 км/ч) и стратегического бомбардировщика Ту-95МС (830 км/ч).   
   Деятели программы PISA  дают баллы учащимся,   не понимающим  смысл своих ответов.   Это  субъективные, точнее произвольные оценки (от слова произвол). О какой объективной оценке, не зависящей от воли и желаний людей, может идти речь? 

 4.1.4.3 О ситуации, к которой якобы имеет отношение задание 2.  Авторы снова ошибаются (см. пункт 2.2.6.), когда пишут: «Ситуация: личная жизнь».  Задание 2, также как и задание 1, не относится к личной (частной) жизни. Задание 2 – это задача по кинематике (движение с постоянной скоростью). В задании используются  антропометрические данные – длина шага человека и число шагов в минуту. Однако эта информация не относится к личной (частной) жизни, к тем персональным сведениям о человеке, тайну которых охраняет закон.

5. Выводы о группе заданий «Походка» 

1. Формула в задании 1 группы заданий по математике «Походка» международной программы PISA-2003 содержит ошибку  в размерности.

2. Авторы заданий не знают,  что частоту периодического процесса невозможно выразить в метрах.

3. В качестве правильных ответов в большинстве случаев принимаются не значения физических величин (длины, скорости движения), а числа –  без указания единиц измерения длины и скорости движения.

4. В качестве «частично правильных» ответов принимаются ответы, в состав которых входят такие суждения: «Скорость человека равна 504 км/ч»; «Скорость человека равна 1120 км/ч»;  «Скорость человека равна 8960 км/ч.  

5. Группа заданий «Походка» является одним из аргументов в доказательстве тезиса «Результаты программы PISA не имеют никакой ценности».

6.  Эти задания  ни в коем случае нельзя использовать в учебном процессе, так как они дают искаженное представление о том, как нужно решать задачи по физике и содержат ошибки.

6. Общие выводы 

1. Оценки знаний, умений и навыков учащихся (в виде баллов), сделанные на основании   их ответов на группу заданий «Походка» являются субъективными, то есть зависят от воли и желаний деятелей программы.

2. Этот пример подтверждает тезис о том, что «Федеральные государственные образовательные стандарты» не являются стандартами.

7. Источники информации

[1] Закон Российской Федерации «Об образовании» от 10 июля 1992 года, № 3266-1  (последнее обновление: 27 декабря  2009 года).
[2] Федеральная целевая программа развития образования на 2006-2010 гг. утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 декабря 2005 г. № 803
[3] БСЭ, 3-е издание, http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандарт/
[4] БСЭ, 3-е издание,  http://slovari.yandex.ru ~книги/БСЭ/Стандартизация
[5 ] Общие требования к построению, изложению, оформлению и содержанию стандартов.   ГОСТ  1.5-92,    http://www.infosait.ru/norma_doc/4/4790/index.htm
[6] Основные результаты международного исследования образовательных достижений учащихся ПИЗА-2003. Москва. Центр оценки качества образования ИСМО РАО, Национальный фонд подготовки кадров, 2004.  (http://window.edu.ru/window/library?p_rid=60337).
[7] С.И Ожегов. Словарь русского языка. Издание 5-е, стереотипное. Москва. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1963.
[8] Физические величины. Справочник.  Под редакцией И.С. Григорьева, Е.З. Мейлихова. Москва. Энергоатомиздат. 1991.




Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна