Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Логический словарь-хрестоматия. Составитель: Анатолий Краснянский. Определение понятия "научное объяснение".

16.10.2016 18:44      Просмотров: 1038      Комментариев: 0      Категория: Философия, логика и лингвистика

 

 

Логический словарь-хрестоматия

Составитель:  Анатолий Краснянский

 

 

Определение понятия "научное объяснение"

 

 

Научное объяснение

Источник информации:  С.А. Лебедев,  К.С. Лебедев. Существует ли универсальный научный метод?   Вестник ТвГУ. Серия "ФИЛОСОФИЯ". 2015. No 2. С. 56 - 72.  URL:  http://eprints.tversu.ru/5539/1/Вестник_ТвГУ._Серия_ФИЛОСОФИЯ._2015.__2._С._56-72.pdf

Научное объяснение – подведение некоторого научного факта  или события под определенный научный закон или теорию, выведение объясняемых фактов и событий в качестве логических следствий некоторого научного закона или теории.
 
Объяснение – логическая операция, состоящая в подведении утверждений о фактах, законах под более общие законы, принципы, теории.

 

Научное объяснение

Источник информации: Философская энциклопедия. Главный редактор Ф.В. Константинов. Том 4. С. 125-126. Издательство «Советская энциклопедия». Москва. 1967.

ОБЪЯСНЕНИЕ, научное объяснение (в логике научного исследования), – раскрытие связей между какими-либо  фактами, явлениями, событиями, процессами, закономерностями действительности объектами научного объяснения – и другими (уже известными и объясненными; или же более общими и фундаментальными, чем объясняемые; или же их причинно обусловливающими и т. п.) явлениями (процессами, закономерностями), позволяющее осознать место объектов  в некоторой  системе природных или общественных взаимосвязей  законов и в силу этого эффективно действовать в познавательной и (или) практической сфере.

    В логике под О. имеют в виду прежде всего логическое  выведение (дедукцию) предложения (предложений), описывающего объясняемое явление,  из каких-либо  других   установленных (доказанных) предложений. Такая дедукция с содержательной точки зрения весьма часто основана на установлении причин, вызвавших объясняемые явления (причинное объяснение). Различают объяснение единичных фактов (событий и классов событий) и объяснение законов. Объяснение единичных фактов (классов фактов) — это  установление тех  законов  (закона),    которые определяют существенные черты данного события (событий), показывают данный факт (факты) как частный  случай какой-либо  общей   закономерности. 

Явление считается объясненным, если удается установить – опытно-экспериментальным пли теоретическим путем — тот закон (законы), которому оно подчиняется, выяснить те причинные зависимости, которые определяют возникновение данного явления. Поэтому известные     в науке методы установления причинных связей явлений служат также и методами их объяснения. 

С логической точки зрения  объяснение единичных событий (и классов таких событий) представляет собой выведение заключения об этих событиях из таких посылок, которые включают в себя как  утверждения о законах и причинных отношениях, так и предложения, содержащие конкретные характеристики рассматриваемого явления, извлеченные из его описания. О. закона состоит в подведении этого закона под более общий закон или группу законов, под  принятый в данной области знания постулат, т. е.   в показе того, что объект объяснения является частным случаем более общих законов и принципов, что утверждения об объясняемом законе логически выводимы из последних. 

Такое объяснение –  его называют дедуктивным объяснением закона –  раскрывает отношение данного закона к другим законам, показывает место утверждений о законе в системе утверждений соответствующей науки. В частности, в современной науке важную роль играет объяснение закона посредством установления того, что данный закон является предельным случаем некоторого другого более общего закона. В опытных науках существенную роль играет дедуктивное объяснение так называемых эмпирических законов, то есть законов, открытых путем наблюдений и экспериментов; такое объяснение происходит путем установления того, что эмпирический закон (дедуктивно) следует из некоторого  теоретического закона (законов), то есть закона, входящего в систему логически связанных  утверждений  некоторой  (обычно  математически обработанной) теории. Дедуктивное объяснение  эмпирических законов имеет, в частности, то значение, что позволяет точно определить сферу их применимости (которая, пока данный закон остается на эмпирическом уровне, всегда не полностью определена).

   Характеристика научного объяснения как дедуктивного объяснения законов и фактов не исчерпывает всех процессов, которые естественно включаются в понятие объяснения в науке. К числу процессов последнего рода можно отнести: рассмотрение объясняемого явления в контексте окружающих его (в пространстве и времени) и связанных с ним фактов; прослеживание генезиса и эволюции объекта объяснения; рассмотрение строения объекта с последующим раскрытием места элементов этого строения в объекте как целом; выявление места объясняемого явления как части в некотором другом явлении; построение различных – теоретических или чувственно-наглядных –  моделей изучаемого объекта; установление принадлежности объекта объяснения к определенному классу; установление того, что объект  является членом некоторой статистической совокупности, что он порождается стохастическим процессом определенного рода и др. (см. анализ, синтез, моделирование, классификация).

Если объясняемый объект принадлежит к сфере абстрактных предметов, изучаемых в дедуктивно-математических теориях, в его объяснении может играть важную роль интерпретация объекта в терминах предметов меньшей ступени абстракции вплоть до чувственно-воспринимаемых вещей. При объяснении законов, наряду с приемами объяснения, отмеченными выше, немаловажную роль играет рассмотрение примеров. Следует иметь в виду, что фактически процессы объяснения в науке носят обычно сложный характер и включают в себя совместное использование ряда вышеуказанных (и других) приемов. Во всех них, в той или иной форме, участвуют процессы логической дедукции, описываемые в (формальной) логике, однако объяснение не сводится лишь к этим процессам.

   Для научного объяснения важную –  и все возрастающую — роль играет введение количественных характеристик объясняемого процесса (явления, закономерности),  использование математически определяемых параметров, связывающих объясняемое явление с другими процессами, явлениями, законами.  Математические  характеристики необходимы не только при объяснениях, которые основаны на обращении к динамическим закономерностям, но и на учете законов статистического характера. Вероятностно-статистический подход при объяснении явлений существенно дополняет детерминистский подход, так как к раскрытию причинных связей и установлению отношений функциональной зависимости он присоединяет методы корреляции, т. е. методы определения взаимозависимости порождаемых некоторым случайным процессом значений параметров объекта объяснения (и связанных с ним явлений).

   Понятие научного объяснения  взаимосвязано с понятиями научного описания, открытия и предвидения. Аспект научного познания, выражаемый в понятии объяснения, опирается –  коль скоро речь идет об объяснении объектов опытно-экспериментальных наук –  на описание явлений действительности и представляет собой его естественное продолжение. Открытие  нового в науке неотделимо от научного объяснения. Гипотезы, играющие столь важную роль в процессе научных открытий, представляют собой обычно предположительные объяснения явлений. Научные открытия являются важнейшим источником объясняющих утверждений науки. Сами научные объяснения –  это фактически также и открытия нового.

   Всякое объяснение в науке неразрывно связано с уточнением смысла (содержания) понятий (терминов, выражений) и высказываний, относящихся к объектам объяснения, а также с доказательством утверждений (предложений, суждений) о них. При объяснении всегда имеет место включение понятий и утверждений об объектах объяснения в рамки некоторого контекста   понятий  и утверждений   соответствующей области знания. Во многих случаях это бывает связано со специальной разработкой новых понятий и систем понятий, с созданием новых научных теорий. Чем многообразнее связи понятий и суждений, относящихся к объекту объяснения, с понятиями и суждениями соответствующей теории, тем обычно больше следствий, говорящих о данном фрагменте действительности, можно извлечь из объяснения, тем выше его эффективность. Правильные глубокие научные объяснения открывают возможность не только  выведение из них новых знаний и осуществления научных предвидений, но и искусственного воспроизведения объясненных явлений, создания аппаратов и машин, служащих человеку в его практической и познавательной деятельности.

Литература:

Никитин Е. П., Структура научного объяснения, в сб.: Методологические проблемы современной науки, М., 1964; Вoswell F. P., Explanation, science and forms, «The Monist», 1932, v. 42, № 2; Hempel C. and  Oppeheim P., The logic of explanation, в кн.: Peig1 H.and Brodbeck M., Readings in the philosophy of science, N. Y., 1953; Braithwaite R. В., Scientific explanation, Camb., 1953; Nagel E., The structure of science. Problems in the logic of scientific explanation, N. Y., 1961.  Автор статьи в энциклопедии – Б. Бирюков, Москва.

 

Научное объяснение

 Источник информации: А.А. Ивин, А.Л. Никифоров. Словарь по логике.  «Владос». Москва. 1997. С. 239 – 243. (Некоторые фрагменты текста  сокращены)


   Объяснение – одна из важнейших функций научной теории и науки в целом.

Понятие «объяснение» используется и в повседневном языке — объяснить какое-либо явление означает сделать его ясным, понятным для нас.

В своем стремлении понять окружающий мир люди создавали мифологические системы, объясняющие события повседневной жизни и явления природы. В течение последних столетий функция объяснения окружающего мира постепенно перешла к науке. В настоящее время именно наука делает для нас понятными встречающиеся явления, поэтому научное объяснение служит образцом для всех сфер человеческой деятельности, в которых возникает потребность объяснения.

   В современной методологии научного познания наиболее широкой известностью и почти всеобщим признанием пользуется дедуктивно-номологическая модель научного объяснения. Допустим, мы наблюдаем, что нить, к которой подвешен груз в 2 кг, разрывается. Возникает вопрос: почему нить порвалась? Ответ на этот вопрос дает объяснение, которое строится следующим образом. Нам известно общее положение, которое можно считать законом: "Для всякой нити верно, что если она нагружена выше предела своей прочности, то она разрывается". Нам известно также, что данная конкретная нить, о которой идет речь, нагружена выше предела ее прочности, то есть истинно единичное предложение «Данная нить нагружена выше предела ее прочности» (символически Р(а)). Из общего утверждения, говорящего обо всех нитях, и единичного утверждения, описывающего наличную ситуацию, мы делаем вывод: «Данная нить разрывается» 

Это и есть дедуктивно-номологическое объяснение. Оно представляет собой логический вывод, посылки которого называются экспланансом, а следствие — экспланандумом.  Эксплананс должен включать в себя по крайней мере одно общее утверждение, а экспланандум должен логически следовать из эксплананса. Мы привели простейший вариант дедуктивно-номологического объяснения.  Оно допускает разнообразные модификации и обобщения.

В общем случае в эксплананс может входить несколько общих и единичных утверждений, а вывод — представлять собой цепочку логических умозаключений. На месте экспланандума может находиться как описание отдельного события, так и общее утверждение, и даже теория.  Дедуктивно-номологическая схема подводит объясняемое явление под закон природы – в этом состоит объяснение. Оно показывает необходимый характер объясняемого явления. При дедуктивно-номологическом объяснении некоторого события мы указываем причину или условия существования этого события, и если причина имеет место, то с естественной необходимостью должно существовать и ее следствие.

   Если для объяснения природных событий и фактов используется дедуктивно-номологическая модель, то для общественных наук, имеющих дело с объяснениями человеческих действий, предлагаются иные формы объяснения. Так, было показано, что в области истории используется рациональное объяснение. Суть этого объяснения заключается в следующем. При объяснении поступка некоторой исторической личности историк старается вскрыть те мотивы, которыми руководствовался действующий субъект, и показать, что в свете этих мотивов поступок был рациональным (разумным). Например, почему граф Пален организовал убийство Павла I? Потому, что он считал это убийство разумным.

Рациональное объяснение сталкивается с существенными трудностями, ограничивающими сферу его применимости. Во-первых, не ясно понятие рациональности, на которое должен опираться историк при объяснении поступков исторических личностей. Историк не может руководствоваться тем стандартом рациональности, который принят в его время. Он должен реконструировать представления о рациональности людей изучаемой им эпохи, более того, ему нужно установить, какими представлениями о рациональности руководствовался тот самый индивид, поступок которого требуется объяснить. А это весьма сложная задача. Во-вторых, люди чаще всего действуют без всякого расчета –  под влиянием импульса, желания, страсти. Поэтому модель рационального объяснения может быть использована для объснения сравнительно небольшого числа человеческих поступков, которые были предприняты после серьезного размышления.

Гораздо большую сферу охватывает телеологическое, или интенциональное, объяснение. Интенциональное объяснение указывает не на рациональность действия, а просто на его интенцию, на цель, которую преследует индивид, осуществляющий действие. Например, мы видим бегущего человека и хотим объяснить, почему он бежит. Объяснение состоит в указании цели, которую преследует индивид: скажем, он хочет успеть на поезд. При этом нет речи об оценке рацональности его поступка, и мы не спрашиваем даже, считаем ли он сам, что поступает рационально. Для объяснения достаточно отметить, чем заключается его цель, или интенция.

   Логической формой интенционального О. является так называемый «практический силлогизм». Одна из посылок практического вывода говорит о некотором желаемом результате, или о цели, другая посылка указывает средства достижения этой цели. Выводное суждение представляет собой описание действия. Поэтому силлогизм и называется «практическим». Примерная схема практического силлогизма выглядит следующим образом:


Н. намеревается (желает, стремится) получить А.
Н. считает (полагает, осознает), что для получения А нужно совершить действие  B.
---------------------------------------------------------------------------------
Н. совершает действие В.


Эту схему можно усложнять, вводя в посылки указание на время, на отсутствие помех для действия, на отсутствие у действующего лица других целей в данный момент и т. п. Однако все характерные особенности О. данного типа представлены уже в этой простой схеме.

   В работах по методологии научного познания дедуктивно-номологическая схема объяснения иногда провозглашается единственной научной формой объяснения. Однако это неверно, она нуждается в дополнении другими видами объяснения, особенно когда речь идет об общественных науках.

При  объяснении крупных исторических событий –  войн, восстаний, революций, падений государств –  историк обычно опирается на законы общественного развития. Каждое значительное историческое событие представляет собой единство необходимого и случайного.

Необходимая, глубинная сторона общественных событий и процессов получает дедуктивно-номологическое объяснение, включающее ссылку на социальные законы. Даже действия отдельных личностей –  в той мере, в какой эти личности представляют определенные общественные слои и группы, –  могут быть объяснены посредством дедуктивно-номологической схемы как действия, типичные для данного слоя и вытекающие из его коренных экономических интересов.

Такие объяснения могут выглядеть следующим образом: «Всякий продавец стремится дороже продать свой товар. Н. — продавец. Поэтому он также стремится дороже продать свой товар». Однако сведение истории к выявлению только необходимой, закономерной стороны событий прошлого было бы неправомерным. История не только говорит о том, что должно было случиться, но и показывает, как это реально случилось. Ее интересует не только необходимая сторона исторических процессов, но и те случайности необходимого. Поэтому историк не может отвлечься от конкретных исторических личностей, деятельность которых была включена в то или иное историческое событие, от их мыслей и чувств, целей и желаний. При объяснении же поведения отдельных личностей дедуктивно-номологическая схема неприменима. В  этих случаях объяснение достигается с помощью рациональной или интенциональной модели. 



 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна