Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Верещагин Олег Николаевич. Тётушка Ювеналка или Забота, которая убивает. Часть 1.

Источник информации - http://samlib.ru/w/wereshagin_o_n/yuyu.shtml , Журнал "Самиздат" .   Размещен: 13/02/2011, изменен: 13/02/2011.

Верещагин Олег Николаевич

Тётушка Ювеналка или

Забота, которая убивает

Часть 1  
  

Аннотация:

      Эта книга - сборник о страшном зле наших дней: ювенальной юстиции. О том, что это такое, откуда ждать беды и как с нею можно бороться. Читайте!
   
  
         
       Я искренне благодарю "обитателей" форумов на сайте http://privivkam.net, сподвигнувших меня на написание этой книги и давших обширнейший фактический материал для размышления.
       Я призываю людей к посещению сайта http://juvenaljustice.ru/ и по мере сил активному участию в его работе! Сопротивление и знания ЗДЕСЬ!

    Автор.


    * * *
       Обиделся Щенок на старых друзей и побежал новых искать. Вылезла в лесу из-под гнилого пенька Змея, свернулась кольцом и смотрит Щенку в глаза.
          - Вот ты на меня смотришь и молчишь... А дома на меня все ворчат, рычат и гавкают! - сказал Щенок Змее. - Все меня учат, прорабатывают: и Барбос, и Шарик, и даже Шавка. Надоело мне их слушать!..
          Пока Щенок жаловался, Змея молчала.
          - Пойдешь ко мне в друзья? - спросил Щенок и спрыгнул с пенька, на котором сидел.
          Развернулась Змея и ужалила Щенка.
          Молча. Насмерть.

      С. Михалков. "ЩЕНОК И ЗМЕЯ".

     

    1.Что такое ювенальная юстиция?
      
       К сожалению, в долгой истории человечества мы видим немало случаев, прямо подтверждающих английскую пословицу о благих намерениях, которыми вымощена дорога в ад. Не раз и не два проекты, затеянные с искренним желанием изменить к лучшему или хотя бы облегчить жизнь людей, со временем перерождались в чудовищные, дикие вещи, которые - что ещё более страшно - сохраняли прежние лозунги и декларируемые цели...
       В этой книге речь пойдёт, наверное, о самом ужасном из известных человечеству подобных мутантов. По большому счёту, он по жути несравним ни с гитлеризмом, ни с этническим чистками на Кавказе, Балканах или в Африке... Но что ещё более страшно - большинство людей не знают о нём ничего или не верят в его опасность до тех пор, пока он не коснётся впрямую их самих.
       А коснуться он может практически каждого.
       Я говорю о ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ.

    * * *
       ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ, если говорить просто и без наукообразных терминов, это государственная система законов и мер, позволяющих наказывать за проступки и преступления, воспитывать и оберегать ребёнка от жизненных неприятностей по ОСОБЫМ меркам, не так, как взрослого преступника или пострадавшего.

    Из истории ювенальной юстиции:

       Первоначально идея "ювенальной юстиции" сводилась к созданию специализированных детских судов и была реализована в США, где в Чикаго был создан первый детский суд в 1899 г. Затем идея расширялась и через несколько лет оформилась как "ювенальная система", куда входили различные учреждения, занимающиеся вопросами детства. В Великобритании серия законов о детях и молодежи принята в 1908 г. Во Франции ювенальный суд был инициирован в 1914 г. инженером Эдуард Жюлье, который после возвращения из США в 1906 г. сделал в парижском социальном музее доклад на означенную тему. Первый ювенальный суд в России проработал с января 1910 г. до 1918 г. После событий революции и государственного переворота ювенальные идеи были несколько забыты.  На сегодняшний день существует несколько различных моделей ювенальной юстиции - англо-американская, континентальная и скандинавская. (Ниже я не буду их разделять - думаю, вы поймёте, почему.)
       Старшее поколение помнит романы Диккенса о "мастерах смерти", которые в оплоте демократии - Англии - на протяжении двадцати поколений мучили английских детей такими методами, что торговля крепостными детьми в России может показаться злом настолько крохотным, что не заслуживает упоминания... Достаточно познакомиться с приведённым ниже материалом, чтобы понять - детей в мире взрослых на демократическом Западе было от чего защищать!

    Дети-мигранты, или Заметки о строительстве демократии

       Из сообщений СМИ: Премьер-министр Великобритании планирует принести извинения за программу по отправку тысяч детей в бывшие английские колонии в 20 веке. В соответствии с ней "детей из бедных семей отправляли для "лучшей жизни" в Австралию, Канаду и другие страны. Однако некоторые из этих детей там подвергались жестокому обращению, многие стали батраками на фермах".

       О подобной английской программе, да еще и действовавшей в 20 веке, мне до этого слышать не приходилось. Так что начал копать. Спасибо всем, кто помог со ссылками на источники. Теперь я могу поделиться результатами изысканий:

       Источников на русском языке мне, несмотря на длительные поиски, так и не попалось. На английском языке - на сайте BBC - находим немного расширенную версию новости об извинениях Гордона Брауна: http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/8361025.stm

       "Согласно Программе детей-мигрантов, которая завершилась только 40 лет назад, бедных детей отправляли в Австралию, Канаду и другие территории, где их ожидала "лучшая жизнь". "Чиновники правительства консультируются с оставшимися в живых участниками программы, чтобы принести извинения в новом году".

       Одновременно, сообщает BBC, австралийский премьер уже принес свои извинения. Он признал, что "плохому обращению и страданиям подвергались приблизительно 500 000 детей, удерживаемых в приютах или детских домах между 1930 и 1970 годами".

       "Поскольку они были принудительно отправлены из Великобритании, многим детям солгали, что их родители мертвы, и что впереди их ждет богатая жизнь. Многие родители не знали, что их детей в возрасте от трех лет послали в Австралию".

       Далее сообщается, что попечительские агентства, работая вместе с правительством, отправили детей якобы в светлое будущее, но во многих случаях это будущее обернулось работой на полях, непосильным трудом, физическим, психологическим и сексуальным насилием.

       Дополнительные подробности узнаем из современных документов парламента Австралии

       В сообщении Секции социальной защиты парламента, посвященного детям-мигрантам, читаем, что "Это дети, которые прибыли в Австралию между 1920 и 1967 годами". "Согласно закону Empire Settlement Act от 1922 и 1937 годов, британское правительство оказывало помощь частным организациям, способствующим переселению людей в заграничные доминионы Ее Величества. Хотя этот закон не был непосредственно нацелен на организацию детской миграции, тем не менее, он позволил неправительственным организациям отправлять детей в различные части Британской империи".

       Так, "до 1967 года, когда эта система прекратила свою работу, около 150 000 детей в возрасте от девяти месяцев до восьми лет были вывезены из Соединенного королевства, по большей части в Канаду. Главным основанием для отправки детей в колонии было стремление населить доминионы Канады, Родезии, Новой Зеландии и Австралии "хорошим белым материалом".
       Дальше говорится о том, что "неизвестно точное число детей, вывезенных в Австралию. По разным оценкам это от 7 000 до 10 000 детей в период с 1947 до 1967 годов".
       Особенностью программы по отправке детей в колонии было, как установил впоследствии Комитет по здоровью Палаты общин, что "дети были размещены в больших, часто изолированных учреждениях, где часто подвергались резкому, иногда преднамеренно жестокому режиму работы и дисциплины. Контроль за работой этих учреждений фактически отсутствовал, они не проверялись и не осматривались".
       Интересно, что в английской Википедии в статье, посвященной детям-мигрантам, приводится несколько иная хронология программ по отправке детей в колонии. Указано, что схема детской миграции была основана Кингсли Фэрбридджем в 1869 году.
       Зайдя на хронологическую таблицу, посвященную проблеме детей-мигрантов (ссылка на нее есть в английской Википедии), можно ознакомиться с этапами становления этой интересной системы.

       Вот некоторые из них:

       1615 год: В Виржинии и Вест-индийских колониях Великобритании возникает нехватка рабочей силы. Тайный совет санкционирует отправку английских заключенных в колонии в качестве рабочей силы.
       1619 год: Первые 100 бродяжничающих детей отловлены и отправлены в Виржинию. Мероприятие увенчалось успехом, готовится новая партия.
       1620 год: Раздаются протесты о незаконности детской миграции, однако Тайный совет признает разрешает детскую миграцию. Новая партия в 100 детей отправлена в Америку.
       1622 год: Индейцы уничтожают 350 поселенцев в Вирджинии. Еще 100 беспризорных детей отправлены в колонию в качестве рабочей силы.
       1645 год: Корпорация по распространению Евангелия в Новой Англии организует отправку около 200 детей из бедных семей (не бродяг!) в Америку.

       Здесь следует пояснить, что согласно британскому Закону о бедных с согласия двух мировых судей, церковного старосты и надзирателя за бедными у неимущих родителей можно было отбирать детей.

       При этом, сообщает нам хронология, недостаток рабочих рук порождает новый бизнес в Англии - похищение детей для работы в Америке. Парламент принимает специальный закон, запрещающий похищения.
       1664 год: Меры против похищения детей успеха не принесли, похищения продолжаются.
       1698 год: Репортер газеты "Post" сообщает о 200 похищенных детях на корабле в Темзе, которые ожидают отправки в колонии.


       Далее много подобных сообщений. Например, 1740 - в Шотландии видели более 500 похищенных детей для работы в колониях.
       1830 год: Капитан Е.П.Брентон создает "Общество друзей детей" (Children's Friend Society), которое вывозит 700-800 детей в колонии.
       1850 год: Парламент разрешает надзирателям за бедными с согласия совета Закона о бедных осуществлять эмиграцию любого ребенка, оказавшегося в их попечении.
       1854 год: Общество защиты детей отправило сирот из Нью-Йорка на поезде в западные фермерские штаты - "для усыновления или использования для работ на фермах". С 1854 по 1930 Обществом защиты детей на "сиротских поездах" так было отправлено от 150 до 200 тысяч детей.
       1875 год: Старший инспектор Закона о бедных Джон Дойл сообщил о неблагоприятных аспектах детской эмиграции.
       1891 год: Принято Закон попечения о детях (о детской опеке) - The Custody of Children Act - полностью легализовавший работы частных обществ, осуществляющих детскую эмиграцию. Раньше они работали в "сером" пространстве.
       1903 год: Если раньше детская миграция осуществлялась по большей части религиозными организациями, теперь она становится все больше "имперской". Новые "депортации" начинаются после предложения г-жи Элионор Клоз (Elinor Close) о создании учебных работных домов для детей при фермерских школах Канады, в которых бы они проходили обучение перед их распределением на фермы.
       1923 год: Закон Empire Settlement Act предоставил бюджет британскому правительству для организации эмиграции в колонии, в том числе детской.

       Дальше мы в общем знаем, за исключением разве что вот какого момента. Сейчас в Великобритании существует общество детей-мигрантов, которое занимается поиском родителей (или информацией о них), поиском родственников таких детей. Размещаются на сайте и статьи о судьбе детей-мигрантов.

       Вот например:


       Детский город Bindoon: Печальная правда потерянных детей Великобритании
       Город детей Bindoon: это походило на лагерь приключения для бледнолицих подростков, которые вышли, моргая, в солнечный день во Фримантле, в Западной Австралии, после шестимесячного рейса из Саутгемптона. Среди них был Лори Хумфреис, который с нетерпением ожидал новой жизни на "земле молока и меда", где было много еды и дети ездили в школу на лошадях. По крайней мере так ему рассказывали.
       Это был сентябрь 1947, и SS Asturias только что пришвартовался во Фримантле с 147 мальчиками и девочками... Хумфреис и мальчики были посланы Bindoon, изолированное учреждение, которым руководили Братья Христовы - католический орден.
       Первый шок был от пустынного пейзажа, второй - от вида заброшенной фермы, где они оказались. Мальчики сами должны были построить Город детей Bindoon, и дети, среди которых были 10-летние, принялись за работу, строя школы, спальни, кухни. Они рубили землю кирками и лопатами, вручную замешивали бетон - на палящей жаре. Тех, кто не справлялся - избивали, иногда до переломов костей .
       Но рутинные побои - кара за такие "преступления", как недержание мочи или кража фруктов чтобы разнообразить диету, состоящую преимущественно из хлеба, не были самым страшным. В детском городе было распространено сексуальное насилие, мальчики называли своих религиозных опекунов "христианские педерасты". Надзирал за этим мрачным режимом брат Фрэнсис Кини, ростом в 6 футов высотой и весом в 17 стоунов (более 100 кг). "Проще всего назвать его садистом", - говорят Хумфреис, один из приблизительно 10 000 британских детей, посланных в Австралию между 1947 и 1967 годами...
       Мне кажется, ни у одного вменяемого человека, познакомившегося с проблемой "дети во взрослом мире" ближе, не возникнет и тени сомнения в том, что ювенальная юстиция... нужна. Не просто нужна - необходима!
       Любой вменяемый психолог или честный работник правоохранительных органов вам признается, что мотивы одних и тех же поступков - и преступлений - которыми руководствуются взрослые и дети или даже подростки, зачастую совершенно различны. Люди, создававшие движение ювенальной юстиции век назад, это понимали. Они разрабатывали систему, которая позволяла бы на самом деле защитить даже не права - психику подростка-правонарушителя. Ведь ни для кого не секрет, что, забирая в объятия колонии "малолетнего преступника" - зачастую просто оступившегося дурачка, и не более! - государство через год-другой получает законченного зверёныша-садиста, готового мстить всем и крушить всё на свете. Ни для кого не секрет и то, что безнаказанность подростка порождает в нём чувство презрения к миру взрослых и его законам, и зачастую, не будучи наказан, он начинает совершать дальнейшие преступления просто из насмешки: "А чё вы мне сделаете?!"
       Создатели системы ювенальной юстиции искренне и честно старались найти баланс между двумя этим крайностями.
       Но следуют ли их заветам их последователи, превратившиеся в мощнейшую наднациональную силу? От чего они "защищают" детей и как это делают?
       Началом ювенальной юстиции в РФ стал 201 год. Именно с 2001 года в Ростовский области был запущен пилотный проект "Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних", направленный на внедрение в судах общей юрисдикции международно-правовых стандартов ювенальной юстиции. В результате в марте 2004 году в Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд. По существу широко рекламируемый опыт свелся пока к введению специальных судей для несовершеннолетних, находящихся в отдельном здании. Характерным является то, что работа по внедрению указанных проектов осуществляется в основном по Канадским моделям и ориентируется на документы ООН.  Эта работа не сводится только к созданию уголовных судов для несовершеннолетних, а имеет целью решать более широкую задачу -- создание ювенальных гражданских судов; особой системы исполнения наказания в отношении несовершеннолетних; решение социальных вопросов,  связанных с несовершеннолетними, лишенными родительского попечения, в том числе и в случаях лишения родителей родительских прав; предусматривает широкие полномочия социальным службам, которые по существу будут контролировать родителей и исполнение ими родительских обязанностей, в том числе и по обращениям самих детей. Ювенальная юстиция предполагает охват медицинских вопросов, в частности сексуальное просвещение детей и планирование семьи.
       Э... Согласитесь, что это нечто иное - не то, что вам представлялось при словах "защита детей"? Почему-то оказалось, что основная опасность в мире взрослых для ребёнка исходит от родителей. От семьи.
       ЗАПОМНИТЕ ЭТУ ЮВЕНАЛЬНУЮ АКСИОМУ. Она крайне важна для дальнейшего понимания всех проблем, связанных с ювенальным террором, в который превратилась идея защиты детства.
       Те, кто создавал систему ювенальной юстиции, мечтали о том, чтобы никогда более "детей из бедных семей отправляли для "лучшей жизни" в Австралию, Канаду и другие страны", отняв у их семей. Мог ли Эдуард Жюлье думать, что его последователи через век после его смерти будут делать ровно то же самое, что и его враги - но не прямо и открыто, а говоря слова о... защите прав ребёнка?

    * * *

    Вы знаете, что?
      -- Миллионы детей в Америке и Европе уже пострадали от ювенальной юстиции, так как лишены родителей!
      -- Миллионы родителей уже остались без детей!
      -- Десятки тысяч чиновников, судей, социологов, психологов, педагогов в Америке и Европе уже кормятся из закромов ювенальной юстиции и число их только множится!
      -- Уже несколько тысяч человек в России работают над внедрением ювенальной юстиции!
      -- Десятки тысяч семей в России под угрозой жесточайшего контроля!

    Вам известно, что уже  есть в России для тотального контроля за семьей? Это -
      -- Органы опеки как орган для контроля за детьми и семьей в каждом муниципальном образовании.
      -- Орган опеки возглавляется главой местной администрации по решению которого без суда могут отобрать ребенка у родителей!
      -- Комиссии по делам несовершеннолетних, которые состоят при местной администрации.
      -- Социально-психологические центры с психологами и социологами, мнение которых авторитетно для опеки и суда.
      -- Институты и кафедры ювенальной юстиции, пилотные проекты по отработке работы ювенальных судов и внедрения западных технологий!
      -- Летучие бригады в ряде регионов по контролю за семьей!

    Что хотят еще сделать в России, чтоб взять под жесткий контроль семьи?
      -- Принять закон о ювенальной юстиции, который изменит законодательство России и под лозунгом заботы о детях превратит их родителей в мишени для наказания и закрепит право суда решать как надо воспитывать ребенка и что для него хорошо.
      -- Создать ювенальный суд, который будет вершить судьбы детей и семей, при котором будут состоять толпы психологов, социологов, педагогов, работающих - против родителей под лозунгом заботы о детях.
      -- Создать ювенальные технологии. То есть инструкции и методики, в которых будет описано как быстро и без лишних затрат изъять ребенка из семьи, как фиксировать родительские недочеты, какие акты и заключения нужны, чтоб родитель не оправился, а ребенок точно ушел в детдом, а потом на усыновление.

    Не будьте наивными!
      -- НАИВНЫ ТЕ, которые думаю, что их это не коснется.
      -- НАИВНЫ ТЕ, которые считают, что ювенальная юстиция - это закон о правах ребенка. В нем нет прав родителей и не сказано о не вмешательстве в дела семьи, значит нет защиты ребенка и его родной среды.
      -- НАИВНЫ ТЕ, которые думают что они идеальные родители. Если есть молох, который перемалывает семьи, уже не важно Ваше понимание о своем родительстве, важно, что кому-то надо ВАС УНИЧТОЖИТЬ и для этого есть отлаженный механизм под названием ювенальная юстиция.

    ЧТО ДЕЛАТЬ???

                      -- Понять, что все вышесказанное не шутка и не чье-то мнение, а реальность.
                      -- Научиться правильно защищать свою семью от любого вмешательства
                      -- ДУМАТЬ, и проверить кто за ювенальную юстицию и какой в этом у данного человека личный интерес
                      -- Любить свою семью и детей. Ничего ближе и дороже у Вас нет!

       Между тем, не только родители, но и специалисты пока не успели разобраться в вопросе о том, что собой представляет понятие "Ювенальная юстиция". Часто сторонники введения "ювенальной юстиции" в России говорят о необходимости особой заботы государства и общества о детях. Между тем, все далеко не так просто и однозначно. Чтоб определиться в данном вопросе, необходимо знать основные этапы реализации данного проекта, его цели и задачи. Итак, перед вами -

    Оценки экспертов.
       Эксперты дают оценку проекты ЛЮБЫХ законов о ювенальных технологиях -- в целом отрицательную.
       По законопроектам были подготовлены заключения и отзывы более чем 40 организациями, в том числе Минюста, МВД, Минобр РФ, ведущих научных организаций, организаций, работающих с несовершеннолетними, и др. сформулировавшие критику проекта, а также свое видение юстиции.
       Серьезной критике подверглись авторы проекта за то, что слишком широко трактуют понятие "ювенальная юстиция". Другие наоборот высказали мнение о том, что понятие "ювенальной юстиции" должно включать в себя не только систему судов, но и законодательство, которое бы регулировало проблемы материнства, детства, воспитания, образования, здорового образа жизни, профессиональной подготовки, законодательства в отношении родителей-правонарушителей.
       Эксперты отметили, что структура проекта вызывает сомнение, объем полномочий и отсутствие четко установленных пределов и четких критериев ведет к тому "...что мы будем иметь дело не с юстицией, а с какой-то более общей формой социальной деятельности, выходящей за пределы правовой сферы". Отмечено, что проект не учитывает то, что существующая система российского законодательства уже содержит в себе правоотношения, регулируемые традиционными нормами права: гражданского, семейного, административного, уголовного, уголовно-процессуального и других. Изъятие из соответствующих глав соответствующих разделов означали бы коренную правовую реформу.
       Эксперты считают недопустимым выведение несовершеннолетних из правового поля "принуждения".
       Хотелось бы отметить, что активным сторонником данного законопроекта является скандально известный депутат Е.Ф. Лахова - ратующая за секспросвет школьников и принудительную стерилизацию (о ней и других активных лоббистах и деятелях ювенальной юстиции - в других главах книги)

    Что волнует родительскую общественность?
       Не может не волновать каждого родителя, то, что данными законопроектами ставится под угрозу независимость семьи, ее право самостоятельно решать вопросы семейной жизни, право родителей определять приоритеты воспитания и устройства семейной жизни; традиционные детско-родительсткие отношения, исходящие из подчинения младших старшим; неограниченная возможность вмешательства разнообразных структур в дела семьи и ограничение естественного права родителей не только на рождение ребенка, но и на его воспитание в избранной им системе ценностей.
       В Интернете имеется примерный контракт одного муниципального образования с неправительственной организацией на продвижение ювенального проекта стоимостью более чем в миллион рублей. А ведь такие деньги надо освоить. Значит, нужны конкретные дети, подпадающие под орбиту "ювенальной юстиции". Чем большие деньги, тем больше детей и родителей требуется вовлекать в эту систему (надзирать, проверять, лишать родительских прав и т.д.). Данный проект предлагает включить в понятие "ювенальной системы" проекты и мероприятия социального, педагогического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию несовершеннолетнего, которые будут направлены на несовершеннолетних, "нуждающихся в защите их прав, свобод и законных интересов". Нуждается ли ребенок в такой защите, будут определять опять таки те же муниципальные органы и неправительственные общественные организации. Проект игнорирует конституционный принцип защиты семьи. Авторами акцентируются на преимущественном праве защиты несовершеннолетнего, игнорируя в том числе основной конституционный принцип, закрепленный в ст. 2 Конституции , где высшей ценностью человека названы его права и свободы, без выделения прав несовершеннолетних.

    Выводы:

                -- Предлагаемые ныне проекты в области "ювенальной юстиции", ориентированы на западные модели устройства правовой системы, которые проявили серьезные негативные последствия (например, ювенальная система во Франции) в воспитании молодого поколения и работе с семьями.
                -- Проекты направлены на необоснованную правовую реформу российского законодательства и не создают принципиальных улучшений положения детей в России, ведут к разрушению отношений между  родителями и детьми.
                -- В целом проекты "ювенальной юстиции" направлены против института семьи, что противоречит конституционному принципу защиты семьи. Под угрозу ставится независимость семьи, ее право на самостоятельное определение порядка существования, системы воспитания детей.
                -- Проекты открывают широкую возможность для изменения системы ценностей в нашем обществе,  отрицательно повлияют на демографические показатели и противоречат традиционным семейным и морально - нравственным ценностям.

       Мы с вами были свидетелями создания Евросоюза, сексуальной революции, развития гей-движения и т.д. Мы были безучастны к этим явлениям, так как они были там, в далекой благополучной Европе. Благополучие и социальная защищенность была веским аргументом равняться на европейские достижения. Сегодня мы открываем для себя европейские ценности и приходим в ужас от их грязной безнравственности. Но эта аморальность на западе стала реальностью и повседневностью, так как закреплена в сфере защиты прав человека и законодательного опыта. Мы не заметили, из психиатрии пропал диагноз гомосексуализм, мы пропустили появления секспросвета в школах, мы спокойно смотрим на вывоз детей за рубеж под прикрытием защиты прав ребенка и т.д.
       Патриарх Кирилл сказал: "Трагедия Европы и других стран, из жизни которых уходит религия, заключается в том, что вместе с религией из жизни уходит и нравственная система координат, исчезает понимание того, что такое добро и что такое зло, что такое хорошо и что такое плохо".
       История Европы последнего полувека - это история освобождения людей от ответственности перед совестью. Евросоюз узаконил право человека идти против совести. Совесть главное мерило нравственных ценностей, отсюда следует европейское сообщество своими правовыми актами за последние 50-70 лет, утвердило в обществе явления, которые ведут европейскую цивилизацию к фатальному исходу. Отступления от нравственных законов приводят цивилизации к неминуемой гибели. Так было с ацтеками, майя, Вавилоном, Римом, так будет с Европой...
       Наше общество - общество с великой и славной историей на основе истинных человеческих ценностей - не приемлет навязывания аморальных принципов погибающей европейской цивилизации. Мы не желаем нравственно умирать вместе с ними. Пришло время защитить себя, своих детей, внуков и будущие поколения от эпидемии страшных болезней опустошенной европейской души. Путь к сохранению нашей веры, традиций, здоровых человеческих отношений - один - отказ от подписания договоров о вступлении в ЕС, выход из международных организаций, запрет деятельности организаций противоречащей нравственным и традиционным моральным принципам.
       Если (когда?) будет "пробит" закон о системе юридической и судебной защиты прав несовершеннолетних, - тогда дети смогут обращаться с жалобами на своих родителей, педагогов и других взрослых. Это делается под лозунгом развития Международной Конвенции о правах ребенка, которую наша страна, тогда еще общая, подписала в 1989 году. В западных странах уже есть ювенальная юстиция и это приводит к кошмарным последствиям. Родители и педагоги живут практически под топором, под дамокловым мечом ювенальной юстиции. Не только воспитание, но и обучение таким образом разрушается. Потому что речь идет именно о культурном воспитании - не о тех маргиналах и злодеях, которые могут мучить своих детей, или развращать их, или вместе с ними пить или употреблять наркотики. Для них все прописано в Уголовном кодексе. Речь идет как раз о культурных семьях, в которых осуществляется нормальное воспитание. Вот оно-то и становится невозможным. Потому что права ребенка - это новая форма диктатуры детей над взрослыми. Согласно системе ювенальной юстиции, наказывая детей за ту или иную провинность, родители, которые действительно хотят, чтобы их ребенок вырос порядочным и культурным, являются преступниками. По заявлению ребенка судебные органы могут наказать мать или отца. Забрать у них ребенка. И это зло хотят принести нам, как всегда, утверждая, что детей надо защитить от насилия. Какого насилия? Запрещения есть руками, смотреть боевики, курить и пить? Это ненормально. Какие-то "умные" люди, которые составляют аппарат этой ювенальной юстиции, по заявлению ребенка решают: отнять или не отнять его у матери, достойна она воспитывать или нет. Это просто безумие. Потому что при традиционном взгляде на семью, неважно даже, христианская это семья, мусульманская или иудейская, во все времена считалось, что родителей заменить очень трудно. И до последнего старались сохранить семью и не вмешиваться в нее.
       Ювенальная юстиция ведет к антипедагогике и к моральным антиценностям, то есть к преступности. Таким образом, ювенальные законы ведут к ликвидации порядочных семей, но не таких, где родители являются преступниками или аморальными людьми.
       Ювенальная юстиция - это новые доходные места для чиновников-либералов и юристов, которым будут спускаться разнарядки сверху на определенное количество "клиентов" по факту нарушения прав ребенка. И они будут с усердием выполнять этот план, иначе им урежут зарплату или накажут за несоответствие. Представьте себе, нас с нашими детьми будут разлучать за наши же деньги. Этот абсурд Европа не заметила, так как рассудок покинул ее, а любовь в семье попрана во имя абсолютного эгоизма. (Во Франции 50% детей воспитывается в интернатах или приёмных семьях)
       Права детей и бесправие родителей: детям-тиранам ювенальная юстиция развяжет руки и тем самым усугубит их психическую деформацию. Да и на нормальных детей, не склонных к сутяжничеству (каковое, кстати, является симптомом серьезных психических нарушений), предоставление права судиться с взрослыми подействует крайне отрицательно. Под влиянием либеральных СМИ авторитет старших и так трещит по швам. В некоторых подростковых журналах даже заведены специальные рубрики, в которых детей инструктируют, как срывать уроки, как доводить "родаков", "пенсов" (пенсионеров) и "преподов".
       Давайте зададимся вопросом: разве в нашем УК (уголовном кодексе) не предусмотрена защита детей от насилия? Разве в современной Украине родитель, все равно как в мрачном европейском средневековье, может безнаказанно истязать ребенка и никто ему слова не скажет, потому что он, родитель, в своей семье полновластный хозяин? Нет же! Органы опеки регулярно лишают кого-то родительских прав за дурное обращение с детьми, а кто-то даже идет за это под суд. Органам опеки помогают милиция, прокуратура, школы, психолого-педагогические службы. Конечно, бывают коррупция, превышение полномочий, халатность. Но, во-первых, кто сказал, что с появлением ювенальной юстиции у нас будут защищать детей только бессребреники и высокие профессионалы? Что метадоновые программы (в рамках которых наркоманам бесплатно раздается вместо героина другой наркотик - метадон) решат проблему наркомании. И что легализация наркотиков поспособствует тому же. А во-вторых, почему не внести в уже имеющееся законодательство уточнения и дополнения, если они действительно необходимы? Не усилить ответственность за исполнение законов? Зачем предоставлять детям право самостоятельно подавать в суд на взрослых?
       Почему ювенальная юстиция, которая официально так и не была принята, противозаконно внедряется подзаконными методами, буквально яростно, освирепело? Почему в законы вносят неясные термины, которые потом объясняют в противоположном значении. Причиной этому - иностранные гранты и давление со стороны Евросоюза, за которые мы расплачиваемся смертью наших матерей
       В рамках свободы слова, пускай предварительно дадут в СМИ пространство не только пропагандистам ювенальной юстиции и гендер-гей политики, но, в первую очередь и истинным защитникам прав семьи и детей. Общественность должна знать, что намеренно скрывается за ювенальной юстицией и гендер-гей политикой.
       Самое страшное - что ювенальная юстиция реально может изменять не только отношения между родителями и детьми, но и мироощущение целых поколений. Ниже - полушуточное мини-исследование об изменении национального характера американцев под влиянием полувековой "защиты прав человека". Почитайте его, посмейтесь - и... отнеситесь очень серьёзно к прочитанному!!!

    1957 vs 2007 годы в США:
         Джек охотится на уток перед школой и приезжает в школу с ружьем в машине
      1957 - Директор школы осматривает ружье Джека, идет в свою машину, берет свое ружье и показывает его Джеку
         2007 - Полная эвакуация школы, приезжает ФБР и забирает Джека в тюрьму. Джек больше никогда не получит доступ к оружию. Психологи успокаивают психически-травмированных студентов и учителей.
      
         Джон и Марк дерутся на кулаках после школы
         1957 - Собирается толпа, Марк побеждает, Джонни и Марк жмут руки и становятся лучшими друзьями
         2007 - Кто-то вызывает полицию, приезжает ОМОН и арестовывает Джонни и Марка. Оба получают срок в детской колонии и исключены из школы.
      
         Джеффри ведет себя шумно в классе, мешает другим студентам
         1957 - Джеффри получает замечание и отправляется к директору, где выслушивает серьезную лекцию. После этого возвращается в класс и больше никого не беспокоит
         2007 - Джеффри получает большую дозу риталина, превращается в зомби и тестируется на Синдром Дефицита Внимания. Школа получает дополнительные деньги от штата потому, что Джеффри - инвалид.
      
         Билли разбивает стекло в соседской машине и его отец порет его ремнем
         1957 - Билли больше не бьет стекол, вырастает нормальным юношей, идет в колледж и становится успешным бизнесменом.
         2007 - Папа Билли арестован за жестокое обращение с детьми. Билли отправляется в интернат и вскоре присоединяется к уличной банде. Психолог убеждает сестру Билли, что ее в детстве тоже пороли и отец садится в тюрьму. Мама Билли начинает жить с этим психологом.
      
         У Маркa болит голова и он берет с собой в школу аспирин
         1957 - У директора тоже болит голова и Марк делится с ним аспирином на площадке для курения
         2007 - Вызывается полиция, Марк исключается из школы за нарушения школьного режима контроля лекарственных препаратов, его машина обыскивается на предмет наличия наркотиков и оружия.
      
         Педро проваливает экзамен по английскому
         1957 - Педро идет в летнюю школу, доучивает английский, сдает экзамен и идет в колледж
         2007 - Дело Педро передается в верховных суд штата. Газеты настаивают на том, что требование знания английского для выпуска из школы - это проявление расизма.
       Организация защиты гражданских прав подает в суд на всю школьную систему образования и заодно на учителя английского из школы Педро. Английский исключается из списка обязательных предметов. Педро получает свой диплом, но после института все равно работает газонокосильщиком, поскольку не знает английского.
      
         Джонни разбирает новогоднюю хлопушку, засовывает ее в банку с горючим веществом и взрывает муравейник на территории школы
         1957 - Муравьи погибают
         2007 - Вызываются представители Бюро Контроля за Алкоголем, Табаком и Оружием, ФБР и Департамента Защиты Отечества. Джонии арестован за попытку террористического акта, ФБР допрашивает и открывает дело на родителей, братья и сестры отправляются в интернат, компьютеры конфискованы. Отец Джонни попадает в список потенциальных террористов и больше не может летать на самолетах.
      
         Джонни падает на перемене и разбивает коленку. Его видит плачущим учительница Мэри. Мэри обнимает Джонни и гладит его по голове.
         1957 - Вскоре Джонни перестает плакать и бежит играть дальше.
         2007 - Мэри обвиняется в сексуальном домогательстве и теряет работу. Ей грозит 3 года в тюрьме штата. Джонни светит 5 лет психологической терапии.
      
       Перед вами - статья Александра Привалова, а точнее - небольшое исследование, посвящённое проблеме "Ювенальная юстиция и семья в России". Я привожу её целиком, потому что она очень и очень точно вскрывает все язвы этой мерзости - ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ ПО-СОВРЕМЕННОМУ.
       Война с последним союзником
       Под предлогом защиты прав детей в стране разворачивается настоящая атака на семью. Убедить общество в правильности этих действий никто и не пытается.
       Всё большая часть публики всё твёрже убеждается, что под названием (более чем условным) "ювенальная юстиция" на страну надвигаются два новшества. Во-первых, у родителей будут отбирать детей -- под предлогом широко толкуемого неблагополучия ребёнка в семье. Публика понимает это прямо: детей станут отбирать за бедность. Во-вторых, детей будут поощрять к доносам на родителей по поводу любого нарушения их, детских, прав: ну там папа накричал за двойку, мама запретила допоздна гулять или не купила мороженого. По таким доносам детей опять-таки станут изымать из семьи; бедные глупые павлики морозовы восплачут в детских домах, да будет уже поздно.
       Лоббисты ювенальной юстиции нехотя и всё более раздражённым тоном публику успокаивают: да ничего подобного, кто вам рассказал эту чушь? Такие большие глаза -- чтобы лучше видеть тебя, такие большие уши -- чтобы лучше... то есть, тьфу; не так. Никаких ужасов ювенальная юстиция людям не готовит, а, напротив, несёт огромную пользу. Публика бы, думаю, и поверила: приведённые страхи настолько дики, что смерть как хочется, чтобы их кто-нибудь поскорее развеял. Но, к сожалению, текущие события то и дело подтверждают мнительным гражданам их худшие опасения.
       При желании каждую отдельную неприятность, замечаемую вблизи этой больной проблемы, можно трактовать как чей-то ляп. Как сколь угодно скверный, но -- анекдот. Вот в либеральнейшей газете проректор либеральнейшего вуза публикует призыв отбирать детей у жителей сёл Центральной России, поскольку там-де не сёла, а "источники социального загрязнения". Ну заучился человек: думал, что беседует в своём кругу, а брякнул при всех -- с кем не бывает. Поплевались -- забыли.
       Вот в крае, возглавляемом просвещённейшим губернатором, объявляются вакансии с неплохой зарплатой; работа -- выявление неблагополучных семей. От соискателей требуется опыт успешного -- чего? оказания помощи? Нет: ведения процессов по лишению родительских прав. Ну так ведь сняли это объявление, сняли! И сам омбудсмен Астахов на своём сайте разъяснил, что к кадровичке, давшей некорректную информацию, "примут меры". Что сама работа по "выявлению" правильна и необходима, но что "недопустимо превращать очень важную государственную задачу -- помощь социально незащищённым семьям и семьям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, -- в очередную кампанейщину и "охоту на ведьм". Ладно; публика посердилась -- отошла.
       Вот в том же самом крае (уже после скандала с вакансиями!) студентам предлагают за вознаграждение выявлять кандидатов на лишение родительских прав. За каждую социально неблагополучную семью, где есть дети школьного возраста, наводчику платят по 350 рублей, если ребёночек помладше, то даже 430. Признаки неблагополучия нехитры: плохие оценки, неремонтированное жильё... Оказывается, госзаказ был в регионе: вынь да положь 723 такие семьи -- а самим чиновникам искать их было лень. Как раз этот госзаказ омбудсмен Астахов и назвал правильным и необходимым. Ну так ведь он же обещал, что это правильное дело не превратится в охоту на ведьм, -- значит не превратится. К какому-нибудь чиновничку, возможно, "примут меры" за некорректность -- зато небрезгливые студенты чуток подзаработали. Ладно; забыли и это.
       Вот в школах пытаются с помощью "паспортов здоровья" собирать данные о жизни в семьях учеников -- данные с явным прицелом на то, чтобы впредь не приходилось платить студентам за доносы. Ну так это какой-то умелец в Минобре в благородном усердии чуточку забежал за рамки Конституции. Забыли. Вот чиновники годами преследуют священника, без видимых оснований пытаясь отобрать у него то всех детей (семеро родных и двое приёмных), то хоть некоторых. Ну так это закусили удила работники конкретного органа опеки. Если достучится злосчастный поп хоть до кого-нибудь властного, к районным деятелям тоже "примут меры" (пожурят). И так неделя за неделей; и публика, кажется, уже устаёт всё это забывать -- и устаёт каждый раз верить в чью-то личную глупость или гнусность. И каждая следующая новость -- даже если она сама по себе не важна -- воспринимается всё острее, поскольку бьёт в ту же боль.
       Вот, например, в конце декабря три тысячи серьёзных людей, собравшихся в Москве на Всероссийский родительский форум "Спасём семью -- спасём Россию!", чуть было не потребовали распустить к чертям всю Общественную палату*. А почему? Из-за пустяка. Участники форума прознали о форсайт-проекте "Детство-2030". Им послышалось, что этот документ уже одобрила Общественная палата и вот-вот его понесут для одобрения президенту, -- они и рассердились.
       Германская служба опеки получила право изъятия детей из семьи и иммунитет от любого внешнего контроля, кроме партийного, в 1939 году: нацисты склепали орудие политических репрессий. Зачем сейчас двинулись той же дорогой мы -- непонятно
       Ориентация приводит к культивации
       Я и сам, наткнувшись где-то на две-три фразы из "2030", пришёл чуть не в ярость; собирался даже писать злую статью. Для этого надо было прочитать бумагу целиком, и выяснилось, что всерьёз писать о ней трудно: слишком она комична. Времена на дворе, спору нет, куда как нетребовательные, но и теперь подобного рукоделия, думаю, ни в Общественной палате не одобрят, ни в верхах. Если вам зачем-либо нужен свежий пример отправления карго-культа, настоятельно рекомендую "Детство-2030". Образцовый вертолёт из веток и листьев.
       Авторы верят, что несколько "учёных" и, главное, модных терминов, будучи повторены много раз, автоматически порождают содержательный остросовременный текст. Само слово "форсайт" их так восхищает, кажется им столь волшебным, что страниц семь или восемь из общих сорока они отвели на токование вокруг чудесного термина. И как удачно, что форсайт не есть ни планирование, ни прогнозирование ("прогнозирование безответственно"!); и как сложно проводить форсайт именно в России, где люди и слова-то этого всё никак не поймут (читай: мы-то какие крутые!); и какие в их форсайт-проекте применены методологические инновации*. А поверх форсайта, инноваций, стратегирования да дискурса в бумаге почти ничего и нет. Единственной заявкой на самобытность и оказываются как раз те нехитрые пощёчины общественной морали, что так всех сердят: мол, стариков, конечно, убивать не надо, но и чрезмерно тратиться на них не следует; мол, родительская любовь есть скорее отживший предрассудок, чем наблюдаемый факт, -- и т. п.
       Зато в учёных-то словах какая открылась силища! Оказывается, например, что все проблемы новых поколений разрешаются установлением правильного дискурса детства. Не в том всё-таки смысле, что дети рождаются от разговоров, но "в зависимости от того, какой дискурс существует и поддерживается в обществе, появляется тот или иной тип детства". Мы-то с вами, вахлаки, полагали, что "тип детства" зависит ещё от страшно многого. От того, в каком состоянии образование и медицина, от уровня алкоголизма и наркомании, от количества достойно оплачиваемых рабочих мест -- да не перечислишь. Конечно, избранный авторами жанр подразумевает изрядную степень свободы от деталей -- взгляд, так сказать, с высоты птичьего полёта. Но птичий полёт, с высоты которого не видно, скажем, не только наркомании, но вообще ни единой криминальной проблемы, зато удаётся внимательно обозреть "бизнес детских товаров", свидетельствует о незаурядном классе летателей. Если же авторы "Детства" и касаются действительно насущных вопросов, то опять как-то больше в смысле дискурса. Вот про медицину -- не могу удержаться, процитирую: "Ориентация на болезнь и больных приводит к росту числа больных и больниц, ориентация на здоровье приводит к культивации (к культивированию? -- А. П.) здорового образа жизни и разнообразию профилактических мер".
       Исходя из подобного напыщенного псевдомыслия -- пардон, дискурса, -- авторы строят "дорожную карту". Например, на 2030 год ими назначены чипизация и генная модификация человека, которые, конечно же, сильно поменяют все подходы к проблеме. Как чудесно сказала в интервью руководитель форсайт-проекта Алина Радченко, "хотим мы того или нет, это станет частью нашей жизни... Пришла зима -- надели шубы, пришла чипизация мозга -- надо быть к этому готовым". Так и видишь, как А. Ф. Радченко готовно чипизирует свой мозг, а равно мозги попавшихся под руку детей -- и неторопливо надевает шубу. Так вот, в этой же "дорожной карте" на 2015-2020 годы отнесён отказ от дискурса "дети растут в семье". Необходимость отказа авторы поясняют безапелляционными фразами о том, что семейная структура тормозит развитие детей, что многие родители некомпетентны в воспитании, а главное -- о ложности стереотипов, будто родители любят детей и будто дети нуждаются в родительском присмотре. Словом, дано краткое, но свирепо откровенное оправдание того самого массового изъятия детей, которого всё больше опасается публика. Сердиться на авторов бумаги такого качества, повторюсь, не стоит, но очень стоит призадуматься: если уж они так уверены, что начальство желает слушать по проблемам детства именно такие публичные речи, то дело зашло далеко. Ведь госпожа-то Радченко не с улицы человек -- она помимо форсайт-проекта руководит и аппаратом Общественной палаты. Вхожа-с. Так что говорить про эту бумагу всё-таки следует всерьёз.
       Полемизировать? Да, нужно и полемизировать. Только не с этой уценённой шигалёвщиной, не с публикаторами кромешных софизмов, а с теми, кто, не произнося их вслух, будто по ним действует.
       Вести или не вести российскому государству войну с семьёй -- это один вопрос; отбор наилучших ювенальных технологий -- вопрос другой. Первый сейчас неизмеримо важнее, но заниматься нужно обоими
       Главный враг -- семья
       Ведь в случайность таких совпадений не поверит никакой Ватсон. То профессор в "Ведомостях" мнение выскажет, то г-жа Радченко форсайт обнародует, то по телевизору ролик социальной рекламы запустят -- и всё в одну дуду. Ролик-то не видели? Ещё увидите -- его и на федеральных каналах в прайм-тайм крутят. Милый такой мультик про чудесный телефон, который забирает у детей их страхи. Испуганная девочка шепчет в трубку доброй тёте: "Мне страшно!" Тётя отвечает: "Давай поговорим, и твой страх уйдёт". Мерзкий фиолетовый страх уезжает от девочки по проводу -- и она улыбается. Чего же она боялась-то? А боялась она ссорящихся за стеклянной дверью мамы и папы. Не пьяных соседей, не школьного хулиганья, не уличных наркоманов -- мамы и папы. "Если ты тоже боишься, позвони... телефон..." Главный враг детства выбран и назван: объявляется война семье. Принимаются и разрабатываются всё новые законопроекты, меняющие семейное, уголовное и административное законодательство в сторону резкого ужесточения контроля над семьёй со стороны государственных органов, облегчения вмешательства в дела семьи, изъятия детей и проч.
       Далеко не ходить -- только что пресс-служба главы государства распространила сообщение о том, что президент подписал ряд поручений: "В частности, правительству РФ совместно с органами исполнительной власти субъектов федерации поручено в срок до 1 августа 2011 года подготовить предложения по формированию накопительных счетов для воспитанников детских домов, имеющих родителей, но оставшихся без их попечения, и по разработке механизмов взыскания с этих родителей средств, используемых для формирования таких счетов". Понятно, что готовящаяся мера затронет не опустившуюся пьянь, у которой ребят и в самом деле следует изымать, -- что с неё возьмёшь для накопительных счетов! Такие страшилки: мол, мало того, что детей отберут, так будут ещё драть с родителей суммы, сопоставимые со средней зарплатой, -- ходили давно. Правда, слух шёл дальше: говорили, что, если лишённые детей родители не потянут этого оброка, у них опишут и продадут жильё. Ну так мы и не знаем ещё, какие механизмы взыскания нам выкатят в августе.
       Как этот поразительный курс обосновывается -- помимо мультиков и софизмов? Очень просто. Нам втолковывают, что семья -- главный источник насилия над детьми, значит, в ней-то с насилием и следует бороться. Это просто ложь. Цитирую министра Нургалиева: "В 2009 году было зарегистрировано порядка 106 тысяч преступлений в отношении несовершеннолетних, было признано потерпевшими более 108 тысяч детей и подростков, более половины из них, около 68 тысяч, пострадали от насильственных посягательств. При этом 4 тысячи преступлений данного вида были совершены родителями в отношении своих детей". Министр не очень внятен, и я не знаю, соотносить 4 с 68, со 106 или со 108; но ни 3,7%, ни 5,9% -- никак не главный источник. Говорите, в семье латентность выше? А то она у вас на улице низкая... Ладно, умножьте на три; да хоть на пять -- всё равно "главного" не получится. Разве что если отшлёпанных детей считать наравне с убитыми и покалеченными, но это уж совсем надо совести не иметь.
       Нам говорят: во множестве семей дурно обходятся с детьми -- надо же с этим что-то делать? Да, в крайних случаях надо -- и для изъятия детей из нетерпимых условий закон давным-давно содержит адекватные инструменты. Идея же изъять детей из всех семей, которые чем-нибудь кого-нибудь не устраивают, и рассовать добычу по приютам не кажется удачной. Всего-то год назад призывали детские дома свести на нет, возглашали, что "детдома -- позор России!"; теперь они, что, славой России будут? Да и не верю я, что доля подвергающихся насилию детей в детских домах ниже, чем в семьях; если же изымаемых детей станет много, то обстановка в госприютах резко ухудшится даже по сравнению с нынешней.
       Нам говорят: в бедных семьях дети не могут нормально развиваться. Нужно утвердить некий минимум, и если в семье этот минимум не обеспечен, детей из неё нужно изымать. Но если государство готово тратиться на лучшее содержание изъятого ребёнка в детском доме -- какого чёрта оно половиной этих денег не подтянет злосчастные семьи к стандарту? Нет -- оно, как мы видели, лучше со слишком бедной семьи будет драть на содержание в неволе её ребёнка. Нам говорят: ужесточения госконтроля за семьёй требуют подписанные Россией международные соглашения. Это не очень правда, но даже не в том дело. Пусть нам лучше скажут, когда Россия, в соответствии с теми же международными соглашениями, создаст правовые механизмы обеспечения социальных обязательств государства. Но государство не хочет выполнять свои обязательства. Оно хочет карать семью, обвинив во всех бедах детей одну её.
       Спору нет, семья в нашей стране сейчас не в лучшем состоянии: и бедных семей много, и пьяных семей много, и асоциальных. Да и сама идея классической семьи шатается. И одичанию -- в частности, нарастающему насилию -- семья противостоит плохо; всё так. Только замены-то ей нет. Кроме семьи, одичанию противостать некому; она единственный сегодня ощутимый островок страшно дефицитных в России доверия и солидарности. На единственного союзника не идут войной за то, что он слаб. Уничтожить семью, по счастью, государство не может, но ещё больше ослабить её может быстро и радикально. Настойчивой пропаганды подлой идеи, что семья -- главный враг детства, и массового вмешательства в семейные дела циничного нашего чиновничества будет для этой цели вполне достаточно. Страшилок, описывающих последствия такого сценария, написано уже с избытком -- я не стану умножать их число.
       Германская Jugendamt, одна из наиболее свирепых служб опеки в Европе, получила право изъятия детей из семьи и иммунитет от любого внешнего контроля (кроме, конечно же, партийного!) в 1939 году: нацисты не таясь склепали орудие политических репрессий. Зачем сейчас двинулись той же дорогой мы -- непонятно. В то, что ради репрессий, я верю так же мало, как в то, что, как любят говорить противники этих новшеств, под натиском "грантоедов". Возможно, власти искренне верят, что мы все и вправду инертны, архаичны, пьяны, асоциальны и так далее -- что мы, короче говоря, даже хуже, чем их чиновничество.
       Так нужна она или нет?
       Заступники ювенальной юстиции спрашивают оппонентов: а чего это вы вдруг так переполошились? Ведь всё то, что так вас страшит, давно уже в России существует. И это правда. Уже сейчас у родителей, лишаемых родительских прав, отбирают примерно по 70 тысяч детей в год -- в полтора раза больше, чем десять лет назад. Суды удовлетворяют более 90% исков этого рода, поступающих из органов опеки или прокуратуры, притом что лишь в 10% из них идёт речь о непосредственной угрозе жизни и здоровью детей и только в 4% -- о жестоком обращении с ними. Большинство же исков говорят о "неисполнении родительских обязанностей", то есть о вещи заведомо не бесспорной, но суд, повторим, в подавляющем большинстве случаев на сторону родителей не становится. Детей изымают не только при лишении их отцов и матерей родительских прав, но и при ограничении этих прав -- изъятых таким образом детей в год бывает по 6-7 тысяч; достаточность оснований для ограничения прав тоже в решающей степени определяется органами опеки. О случаях явно необоснованного изъятия детей мы, как уже говорилось, слышим всё чаще. По мнению депутата Е. Б. Мизулиной, действующее семейное законодательство даёт возможность применять "порядка десятка технологий, позволяющих произвольно отбирать ребёнка из семьи".
       То же и со стуком на родителей: ничего нового. Открываем Семейный кодекс РФ и в статье 56 читаем: "При нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет в суд". Что в этой статье изменится от введения ювенальной юстиции? Да ни буквы! Так что ни в первом, ни во втором смысле и вправду сколько-нибудь заметной разницы между предлагаемым ювенальным и нынешним обычным судом -- нет. Больше того, продолжают сторонники ЮЮ: нарастающее недовольство граждан работой органов опеки как раз и свидетельствует о том, что эту сферу давно пора реформировать, -- что же вы вставляете нам палки в колёса?
       Нарастающее недовольство, на мой взгляд, свидетельствует как раз об обратном: о том, что сфера начала реформироваться -- и явно к худшему. Но тут всё-таки придётся потратить несколько строк на избавление от путаницы в терминах. Ювенальная юстиция, в своём исходном и основном смысле, -- это система правосудия в отношении несовершеннолетних. Что преступивших закон юнцов следует судить несколько иначе, чем взрослых, понимали ещё в Риме; сегодня с этим никто не спорит -- разногласия наблюдаются лишь по деталям. Но современная трактовка термина включила в понятие ЮЮ и защиту прав несовершеннолетних, и профилактику преступлений, направленных против них. Именно в этих областях, как мы видим, и идёт баталия.
       Ювенальных судов у нас -- по крайней мере в обозримом будущем -- не будет: в октябре Дума отвергла такой законопроект. Теперь, говоря о ЮЮ, люди имеют в виду некоторую, пока не вполне определённую, совокупность ювенальных технологий, включающую выделение в общих судах специализированных "ювенальных" составов, придание органам опеки и попечительства дополнительных полномочий и прочее. И хорошо бы нам всем не путать: вести или не вести российскому государству войну с семьёй -- это один вопрос; отбор наилучших ювенальных технологий -- вопрос другой. Первый сейчас неизмеримо важнее, но заниматься нужно обоими.
       Иные из ювенальных технологий уже несколько лет апробируются в отдельных регионах -- и (по мнению, например, Совета судей РФ) показывают многообещающие результаты. Я почитал отчёты по главному полигону, Ростовской области, и убедился: иные результаты там действительно хороши. Помните, наши суды штампуют без возражений 90% исков о лишении родительских прав? В Егорлыкском суде спецсостав рассмотрел за год 12 таких исков, а удовлетворил шесть. Половину. За три года правонарушения несовершеннолетних в том же Егорлыке стали втрое реже (в прошлом году их было 12), а рецидив уже два года равен нулю. Хорошо? Конечно, хорошо. Так, значит, нужны специализированные составы? А вот это, извините, большой вопрос.
       Социальная реклама уговаривает детей жаловаться на родителей; больше-то девочке никто не грозит!
       А теперь -- коррупция
       Выделение специализированного состава суда всегда сулит плюсы, а иногда грозит минусами. Плюсы очевидны: судьи, избавляясь от необходимости распылять время и силы, получают возможность серьёзно повышать свою квалификацию и быстро набирать ценнейший опыт. А поначалу -- и это хорошо видно по ростовским отчётам -- судьи спецсостава ещё и слабо загружены. В данном же случае в плюс пошло и то, что в помощь судьям ювенального спецсостава взяты в штат социальные работники; они и собирают информацию о фигурантах дела, и ведут взаимодействие с госслужбами, работающими с "проблемными детьми", и устраивают подростков на учёбу и работу.
       Минусы же сказываются -- сразу неизмеримо превосходя плюсы, -- если судьи специализируются на остро взяткоёмком разряде дел. В таких случаях спецсоставы моментально коррумпируются сами и, подавая слишком яркий пример, стимулируют продажность судей в соседних кабинетах. Позволю себе сослаться на самое мрачное из сбывшихся предсказаний "Эксперта". В 2000 году, как только вступила в силу вторая версия Закона о несостоятельности, мы предсказали ("Ворующие по закону", N 3 за 2000 год), что он неизбежно развратит суды. Не прошло и двух лет, как мы были вынуждены констатировать, что предсказание сбылось: судейские составы, специализирующиеся на делах о банкротстве, полностью коррумпировались, оказав разлагающее влияние на суд вообще ("Худший закон России", N 39 за 2001 год). С ювенальными спецсоставами может получиться нечто весьма похожее, поскольку и это направление коррупциогенно уже сейчас, а в самом ближайшем будущем может стать звездой коррупции.
       Коррупциогенна ювенальная сфера буквально по определению -- по тексту законов. Так, Семейный кодекс постулирует право ребёнка на защиту от злоупотреблений со стороны родителей, но не определяет, какие действия родителей следует считать злоупотреблением; разрешает, как только что цитировалось, ребёнку жаловаться на родителей "при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию", но не определяет ни что такое обязанности по воспитанию, ни что считается их ненадлежащим исполнением, -- и так далее, без конца. Это готовый парничок для коррупции, да к тому же неотменимый: так называемые Пекинские правила, определяющие международные стандарты в этой сфере, требуют, чтобы у ювенального судьи был "достаточный объём дискреционных полномочий".
       Пока, насколько я понимаю, коррупции там цветёт мало и она мелкая -- во всяком случае, о ней как-то не слышно. При выделении ювенальных спецсоставов суда коррупция, безусловно, умножится, но -- если не развернётся война государства против семьи -- она по-прежнему будет мелкой: ну будут чиновник опеки да ювенальный судья помогать друг другу накручивать производственные показатели; ну сдерут время от времени клок с подвернувшегося пьяницы. Говорить не о чем. А всё дело в том, что сегодня не закажешь дело по ювенальной части для устрашения конкурента или отъёма бизнеса, как заказывают уголовные дела по более привычным статьям, от мошенничества до изнасилования и наркоторговли. Заказное изъятие ребёнка из семьи зажиточного бизнесмена на сегодняшнем фоне выглядело бы очень уж вопиюще, то есть слишком рискованно: как спрячешь дубовый лист на паркете? И не возьмётся никто, да и если возьмутся, с большой вероятностью не сделают. А вот если натиск на семью вообще будет, как нам рассказывают, значимо усилен, то появится лес, в котором уже можно будет прятать заказные листья. Тогда мы поймём, что прежние коррупция и грабёж были семечками. Потому что люди, способные продолжать бороться под делом, сфабрикованным против них самих, не так уж редки. Но сомнительно, чтобы много нашлось людей, способных долго сохранять выдержку после заказного изъятия ребёнка. Оружие будет неотразимым и войдёт в моду. Как этой неизбежной цепи следствий можно не предвидеть, я плохо понимаю.

       К будущей дискуссии

       Вопрос, нужна ли ювенальная юстиция, -- фальшивый вопрос: она уже есть и впредь будет. И преступность среди несовершеннолетних, и число преступлений против несовершеннолетних растут и будут расти, и что-то с этим делать всё равно надо, и каким бы ни оказалось в итоге это "что-то", оно теперь будет называться ювенальной юстицией или как-то похоже. Настоящий вопрос в том, какое "что-то" у нас сложится. Один из ярых "ювенальщиков" член ОП Олег Зыков сказал: "Какая у нас будет ювенальная юстиция, зависит от нас. Вот какую мы придумаем, такая она у нас и будет". Надеюсь, что он прав -- и что в слово "мы" он включает не только своих единомышленников. До сих пор, правда, зиждители ЮЮ не любили слушать оппонентов, даже не пускали их на свои конференции -- нужно добиться, чтобы впредь стало иначе. В расчёте на это -- несколько коротких тезисов.
       Для начала -- самое, по-моему, важное: не нужно никаких, решительно никаких дополнительных полномочий в обсуждаемой сфере; ни органам опеки, ни ми/полиции -- никому. Полномочий у всех них для любой разумной цели и так выше крыши, а если они станут рассказывать, например, что не изымают детей из цыганских слобод, торгующих наркотиками, из-за дефицита прав, мы им просто не будем верить -- и только. Работу над всеми законопроектами об ужесточении госконтроля над семьёй немедленно прекратить -- хотя бы до действительно открытой дискуссии.
       Далее -- самое забытое: не нужно пытаться сделать ЮЮ самодостаточной, решить все её проблемы в её же пределах. Нельзя держать в чистоте один палец грязной руки. Чистка правоохранительных органов вообще и оздоровление судебной системы вообще могут (и должны!) и в охране прав детей, и в обуздании подростковой преступности дать эффект на порядок больший, чем любые ювенальные новшества.
       Теперь -- о самом надоевшем: хватит рассказывать, что международные соглашения нас обязывают к тому-то и тому-то. Пообязывают и ещё, не помрут. Вон, та же Германия который год молча игнорирует решения Европейского суда как раз по этой проблематике -- и ничего. И не в том состоянии сейчас ЮЮ на Западе, чтобы ставить её нам в пример, -- там нередко именно тот кошмар и творится, какого мы здесь опасаемся.
       Теперь -- самое спорное: ювенальные технологии в судах. Иные из них просто хороши -- вроде того же социального работника, помогающего в делах с несовершеннолетними фигурантами. Иные сомнительны: от окончательного выделения специализированных ювенальных составов при нынешнем уровне чиновного цинизма я бы всё-таки предложил воздержаться. В любом случае ни одна такая технология не должна утвердиться без открытого обсуждения.
       И наконец, самое срочное: немедленно прекратить вредоносную и подлую антисемейную кампанию. Перестаньте крутить в прайм-тайм асоциальную рекламу, подстрекающую детей стучать на родителей, -- и помогите на освободившиеся деньги отремонтировать квартиры сотне бедных семей.
       Заодно избавите ваших чинуш от соблазна отнять у этих семей детишек.

    (http://www.expert.ru/expert/2011/02/vojna-s-poslednim-soyuznikom/)

    * * *
       Конечно, смешно и нелепо думать, что ювенальщики-де "отберут всех детей". Нет, конечно. Не смогут, да они и не ставят такой цели. А вот другого их защитники не скрывают: родители-де "должны бояться". Привести взрослых через страх потерять детей к страху перед детьми - это уже обкатанная на Западе технология. И вот как раз массово запугать родителей они - могут.

       Между тем, такой страх ощущается и детьми. Для ребёнка страх родителей, воспринимаемый на уровне инстинктов - мощный сигнал о том, что в мире что-то не в порядке. Как бы не старались "праволюбы-детолюбы", но ребёнок почти что рождается с пониманием того, что папа и мама - главные-сильные-мудрые. Если уж они - САМИ ОНИ - боятся, то значит, происходит что-то страшное... А чего они боятся, начинает осторожно искать ребёнок. И находит.

       Они боятся меня.

       Эта мысль по мнению ювенальщиков должна давать ребёнку ощущения своей значимости как личности и защищённости. На деле более сильного удара по психике представить себе невозможно. Не защищенность - а - беззащитность начинает испытывать такое дитя, неважно, сколько ему лет. К кому бежать с проблемами, с надеждами, с вопросами - к родителям? Но раз уж они даже меня боятся - разве могут они помочь мне справиться со страхами "внешнего мира"? (А, что бы там не трепались дураки из ювенального лагеря, именно внешний мир, не семья, "поставляет" ребёнку 99,99% страхов и проблем!) Приходит сперва неуважение, потом - презрение, а потом - и злоба на родителей, на их бессилие, на обман: казались сильными и родными и - предали, гады! Бросили одного! (Даже подростку сложно объяснить механизм воздействия ювенальной юстиции, он просто не поверит в сказанное и будет по-прежнему считать своими врагами тех, кто ближе: ему так понятней) Этими вирусами поражены множество семей Запада, и ювеналка тут постаралась со страшной силой.

       К кому бросается ребёнок? К социальным работникам, к психологам - ведь именно их настойчиво предлагают как "ласковую и понимающую альтернативу" "страшным и злобным родителям"? НИКОГДА. Такого практически не бывает по доброй воле даже на Западе. Большая часть детей оказывается на улице - не телом, тело продолжает жить в комнате родительского дома, получать деньги на карман, даже оказывать родителям некие знаки внимания ("Привет, телушка!" - по утрам здоровается со своей матерью 11-летний английский мальчик, и она молчит...). А душа - на улице, где - благодаря демократии - разливанное море пива, горы наркотиков, крутые и подкрученные друзья и... и взрослые. Взрослые тех сортов, что всегда рады посодействовать реализации взросления ребёнка по любому направлению. Не родители - эти взрослые ничего и никого не боятся, потому что законы на их стороне...

       Дети с более тонкой душевной организацией просто уходят в себя. На улицу - страшно, да и живо в душе понимание того, что это - неправильно, не так, как должно быть, скверно это! Поэтому - компьютер, иногда - книги, депрессия одиночества, подоконник, первый и последний в жизни счастливый полёт...

       Если бы я это выдумал. Если бы... Это есть уже и у нас. На Западе это - обыденность. И этой обыденности, которую хотят навязать и нам, посвящена вторая глава моей книги.

       Итак, запомните: ЮЮ - система, при которой родители виноваты всегда, а ребёнку разрешено всё. Но - только в тех случаях, когда он вступает в конфликт с теми же родителями, "отжившей своё моралью" или общим законом. Стоит ребёнку пойти против самой ЮЮ - не важно, как и по каким причинам - как система детозащиты превращается в страшного палача детства.

       Фактически ЮЮ претендует быть РАБОВЛАДЕЛЬЦЕМ В ОТНОШЕНИИ ВСЕХ ДЕТЕЙ МИРА. Я не шучу. ЮЮ воспринимает ВСЕХ детей, как своих рабов. Балованных, любимых, покорных рабов. И пусть только кто-то из них попробует бунтовать против гуманного и просвещённого хозяина.
       Любимый раб - всё равно раб. Быть любимым рабом - даже более мерзко, чем "просто" рабом.

       Рядом с ювенальной юстицией ВСЕГДА и ВО ВСЕХ СТРАНАХ -

                -- официальное ("секспросвет") и неофициальное (многочисленные работники-педофилы) половое растление детей;
                -- моральное растаптывание жизненных ценностей, которые успели привить в семье;
                -- бытовое оскотинивание;
                -- прерывание всех и всяких привязанностей к родным людям, в том числе - медикаментозное и психокодированное;
                -- воинствующий и зачастую открытый сатанизм;
                -- околонаучные бредовые теории;
                -- большие деньги - торговля детьми на широкой ноге;
                -- откровенная психическая ненормальность лоббистов и деятелей;
                -- наркотики;
                -- оголтелый фашизм-феминизм;
                -- геноцид под маской "планирования семьи";
                -- "новаторы", "методики", "проекты", которым место не в тюрьме - в дурдоме.

    - и ещё многое из того, о чём будет рассказано в книге...

    * * *
       Ниже я хочу представить вашему вниманию подробный и профессиональный разбор главного козыря ювенальщиков - документа, известного как "Конвенция о правах ребёнка", которым детолюбы козыряют в судах и в СМИ. Разбор длинный и местами скучный, как и всякий научный труд, не сравнить с душещипательными историями про "ужасных родителей-садистов".. Но родителям - и людям, интересующимся вопросом - прочесть его необходимо. "Конвенция о правах ребёнка" - документ, составленный настолько "криво" и нелепый до такой степени, что принять его всерьёз могли только в таком же "кривом" мире...

 

Примечание А.В. Краснянского. Статья: "Фатальная ошибка в Конвенции о правах ребенка".  Вопросы гуманитарных наук. 2010. N 3. Издательство "Компания Спутник+" и другие мои статьи, о которых пишет Олег Николаевич,  есть на сайте. Поэтому я эти статьи изъял из текста его книги.  Читателю полезно ознакомиться  с выводами из этих статей:
      
       1. Конвенция о правах ребенка - это опус, содержащий значительное число логических, педагогических и юридических ошибок.
       2. Этот опус не может использоваться по прямому назначению (как закон), а только в учебных целях  в следующей формулировке: "Найдите ошибки в Конвенции о правах ребенка".


    * * *

       С чем вас всех для начала и поздравляю.
       Ювенальная юстиция пытается заставить нас отказаться от человеческих отношений с нашими детьми и жить вот ПО ЭТОМУ ДОКУМЕНТУ?
       Поставьте ещё один плюсик для памяти.
      
     

    2.Ювенальная юстиция за рубежом
     

    Государственное растление - передовой опыт Запада.
       Помните, сколько было разговоров о том, что "в СССР секса нет"? А как почитатели Запада издевались над советскими фильмами 50-х - 60-х годов, где наивно обсуждался вопрос "может ли мальчик дружить с девочкой"? "На просвещённом и раскрепощённом Западе такого быть не может!" - твердили нам...
       ...Жил в самой-самой на свете стране США 15-летний мальчишка. Как и положено всем нормальным мальчишкам, он влюбился в 15-летнюю девчонку. И пошёл несколько дальше вздохов - он докатился до поцелуев! Тогда власти официально арестовали его - и стали "корректировать поведение"...
       "В клинике подростку сказали, что он будет подвержен тесту на сексуальное поведение. Он пытался отказаться, и ему пригрозили, что если он откажется участвовать, его отправят в тюрьму. Они спустили штаны до щиколоток..." - дальше цитировать мне стыдно и больно. Больно за незнакомого американского мальчишку. И вообще это сильно напоминает то ли отрывок из книги маркиза Де Сада, то ли отчёт о допросе в гестапо (я не шучу). Вот адрес http://stop-orange.ucoz.ru/news/2009-04-04-1215 - желающие могут познакомиться с текстом статьи полностью. А заодно и убедиться, до какой степени обезумело общество, с которого мы откровенно пытаемся лепить наши образование, медицину, воспитание, взаимоотношения между полами и людьми... Описанные там случаи и методики обращения с детьми находятся по ту сторону нормального человеческого восприятия. Собственно, до такого додуматься могут лишь люди, которые сами тяжело больны психически.
       Эти люди заправляют воспитанием детей в США. Хотите, чтобы у нас было так же? Думаете, что ваших детей это не коснётся? Там рассказано о случае, когда в тюрьму отправили двух тринадцатилетних мальчишек, осмелившихся прикоснуться к своим одноклассницам. О девочке, ДВАЖДЫ совершавшей попытки самоубийства - её затравили власти за поцелуй с одноклассником. О том, как ребят 14-16 лет ЗАСТАВЛЯЛИ прослушивать записи изнасилований детей и при этом дышать парами аммиака - чтобы "превентивно отбить охоту".
       И всё это происходит в стране, где можно сесть в тюрьму, назвав гомосексуалиста "извращенцем".
       Достойный пример для подражания...
       Как обстоят дела в тех странах, где ювенальная юстиция была принята, можно рассмотреть на живых примерах. Они настолько дики, что разум просто отказывается верить в возможность такого обращения с детьми в европейском обществе.
       Так, в Германии 11-летняя девочка отказалась посещать уроки "секспросвета" - дело в том, что на них немецким детям демонстрируются откровенно порнографические фильмы. Девочка была схвачена и помещена в психиатрическую лечебницу с диагнозом "антишкольный психоз". Когда её родители попытались вступиться за дочь - суд лишил их родительских прав.
       В США мать лишили родительских прав и заключили в тюрьму за растление родной дочери. Растление заключалось в том, что она - о ужас! - кормила ребёнка не рекомендованными молочными смесями, а - о ужас дважды! - голой грудью. (Это полоумное ханжество творится в стране, где семилетним детям на уроках толерантности в половине штатов рассказывают про однополые семьи и счастливую жизнь приёмных детей в них...) В 2006 году барышня из Сиэтла родила дочку. Вскоре она позвонила врачу и в панике рассказала ему, что во время кормления испытывает чувство наслаждения. Юная мать желала узнать, насколько это противоестественно. Врач, которому не хотелось подставлять свою больницу под судебные иски, вздохнул и сообщил органам опеки о признании в "сексуальной эксплуатации ребенка". Младенца у матери отняли и отдали на усыновление.   
       А вот ещё новости, о которых и не скажешь - откуда их взяли, из реальной жизни или из фантастического романа о крахе цивилизации...
         В 2007 году в штате Юта были осуждены 12-летний мальчик и 13-летняя девочка за "изнасилование" друг друга. Согласно УК штата, секс с лицом, не достигшим 14 лет, является изнасилованием независимо от возраста "насильника". Теперь это дело рассматривает Верховный суд штата.
         Самому юному сексуальному преступнику США 5 лет. Воспитательница детского учреждения в штате Калифорния заметила, как ее воспитанник засунул руку в трусы подружки, и была вынуждена заявить об этом в полицию (так как хорошо знала, какие иски к садику могут предъявить при желании родители). Полиция, получив сигнал, арестовала растлителя.
         В 2006 году супружеская пара из Оклахомы провела два месяца за решеткой, после того как мать отдала в проявку фотографии своей двухлетней дочери - в памперсе и без него. Супругов от длительных сроков спасло лишь то, что их ребенку было меньше трех лет. Будь ребенок старше, тюрьмы было бы не миновать: прецеденты были. Впрочем, ребенка все равно отняли, до сих пор родители могут с ним встречаться лишь под наблюдением представителей опеки.
         В 2005 году в США была опубликована исповедь матери 13-летнего мальчика, который признался школьному психологу, что имел сексуальные контакты с 11-летним братом. Контакты не были сексом как таковым, а представляли собой довольно обычное для этого возраста совместное анатомическое исследование своих тел. Но это не помешало ювенальной юстиции тут же развести самую активную деятельность. Три недели мальчик провел в тюрьме, и сейчас он внесен в реестр половых преступников штата.
         Ветеран ВМФ США Дуглас Обьюжн завел роман с 9-летней девочкой. Он обнимал ее за плечи, несколько раз поцеловал в макушку, дарил ей цветы, а на День святого Валентина преподнес открытку с надписью "Моей любви". На суде Дуглас сообщил, что любит девочку, считает ее самым очаровательным ребенком, всегда открыто об этом говорил, но ни сном ни духом не помышлял ни о каких сексуальных отношениях с нею. Приговор - 8 лет заключения.
         С 2007 года в большинстве американских дошкольных детских учреждений и школ был ведён "закон неприкосновенности". Прикосновение к учащемуся противоположного пола в любой форме расценивается как сексуальное домогательство, а в некоторых случаях как сексуальное нападение. Дети - есть дети. Они не понимают строгости законов. Они хотят играть и прикасаться друг к другу. Они познают этот мир всеми возможными способами, они экспериментируют. Сегодня в США такие эксперименты для многих подростков заканчиваются плачевно. В марте 2009 года 13-летний Бен Хант и его одноклассник Джон Ичер, ученики одной из школ штата Мессачуссеттс провели пять дней в тюрьме за то, что шлёпнули по пятой точке двух одноклассниц. Оба мальчика пожизненно занесены в национальный криминальный компьютер, как сексуальные преступники. Впереди жизнь под домашним арестом и 28-месячная программа в государственном психологическом реабилитационном центре.
         В конце 2008 года пятилетний мальчик, житель одного из пригородов Чикаго, штат Иллинойс был занесён сексуальным преступником в систему NCIC. Его "преступление" состояло в том, что, посмотрев исторический фильм "Клеопатра", на следующий день он предложил нескольким девочкам игру в патриция и гетер. Он возлегал на полу в помещении детского сада. Две девочки охлаждали его опахалом, а ещё три девочки танцевали перед ним. Вердикт, вынесенный вызванной в детский сад полицией и государственным социальным работником в письменном виде выглядел так: визуальное сексуальное нападение. Ребёнок исключён из детского сада, а родителей - эмигрантов украинского происхождения, по их словам, "затаскали по инстанциям и допрашивали, как в гестапо".
          15-летняя Джейн, штат Канзас, пыталась покончить жизнь самоубийством дважды. Она была занесена в национальный регистр сексуальных преступниц 4 года тому назад. На дне рождения целовалась с одноклассником и они оба были занесены в "чёрный список". Адрес и телефон Джейн доступны в национальном регистре.
       Но страшнее всего обстоят дела на родине ювенальной юстиции - во Франции. С 2000 года из рук родителей были вырваны более ДВУХ МИЛЛИОНОВ детей. Для них создаются детские дома особого тюремного типа. Очень многие из отобранных у родителей детей пострадали из-за того, что их семьи пытались исповедовать классические христианские ценности - и с такими детьми, помещенными в детские дома-тюрьмы, обращаются особенно жестоко. Достаточно сказать, что им запрещают молиться и всеми силами - от побоев до медикаментозного воздействия - стараются "выжечь" из ребёнка всё светлое и чистое. Стоит ли упоминать, что при современной отточенной системе промывки мозгов это удаётся почти всегда - лишённые семей, лишённые возможности даже обратиться к богу, дети чаще всего быстро скатываются на дно - тем более, что такие вещи, как блуд и употребление лёгких наркотиков в этих заведениях практические не преследуются.
       Почти столь же страшно обстоят дела в Норвегии, где борьбу с семьёй ведёт откровенно сатанистская организация "Barnevern". Ранее она набивала руку на изъятии детей из семей цыган, но в последнее время это стало неполиткорректно, и палачи переключились на чисто норвежских детей, иногда разбавляя массу "спасённых от родителей" детьми из семей саамов. Вот что о ней говорят...

    А это - предупреждение и информация для размышления нам снова из США, где ювенальная юстиция тоже безумствует уже не первый год:

    http://www.r-komitet.ru/school/razdel/parents_advice

       Типичный сотрудник Опеки находится там по одной причине: работать, чтобы оплачивать свои векселя. Этот работник не может позволить себе потерять работу. Таким образом, он или она сделают все, чтобы их не уволили. Теперь, если этот социальный работник работает в отделе, где рассматривают дела и принимают решения относительно изъятия детей, то, естественно, этот человек будет под подозрением, если он или она никогда не изымал ребенка! Чтобы продемонстрировать свою занятость, этот работник должен будет изъять и поместить под опеку определенное количество детей... поэтому, когда они в Вашем доме, они думают "что я могу узнать об этой семье, чтобы найти повод, для изъятия ребенка?" У них должен быть повод, чтобы подать в суд, и уж они там, в суде пусть ищут доказательства.
       Даже если работники кажутся хорошими и надежными, помните, это то, как они делают свои деньги. Чтобы сохранить свое место, они должны изымать детей из семей. Они -- волки в овечьей шкуре. Они приходят и говорят "я только посмотрю". Ваши дети, попадают на государственное попечении, а Вы идете в суд и пытаетесь доказать Вашу невиновность. Помните, даже если Вам нравится человек, внутри каждой приятной персоны есть потребность хранить верность системе. Позади каждого, по-видимому, хорошего соцработника есть более опытный наблюдатель, который может сказать Вашему соцработнику "иди и найди хоть что-нибудь", чтобы изъять Вашего ребенка. Не доверяйте этим людям!
       Политика "невмешательства" в "суверенную жизнь детей" на Западе дошла до полного абсурда, до такого состояния, при виде которого сто лет назад люди единодушно решили бы, что в стране какое-то бедствие или массовое сумасшествие.
       В холодный день ребёнка нельзя заставить одеться теплей - насилие над его правами. Нельзя запретить есть сладкое перед обедом - попрание его прав (из финского опыта).
       Нельзя запретить ребёнку общаться с наркоманами - насилие над его правами и попрание прав наркоманов (из датского опыта).
       Нельзя запретить ребёнку общаться с гомосексуалистами-педофилами - насилие над его правами и попрание прав сексуальных меньшинств (из голландского опыта).
       Нельзя бороться с педикулёзом (!!!), так как это "возрастное" и "пройдёт само" (из опыта США).
       Невозможно как-либо повлиять на ребёнка, совершающего мелкие кражи - ни словами (моральное насилие), ни тем более проверенным и надёжным способом - ремнём (физическое насилие). Мелкие кражи - это тоже "возрастное" и "пройдёт само" (из опыта Великобритании - в других главах вы увидите, что и у нас нечто подобное начинают внушать родителям некоторые ретивые деятели счастливого сиротства!).
       После 11 лет нельзя запретить ребёнку смотреть порнофильмы - нарушение его "права на получение информации" (из германского опыта).
       Нельзя запретить 12-летнему мальчику привести для занятий "петтингом" ровесницу или ровесника (бельгийский опыт).
      Нельзя повлиять на поведение ребёнка лишением карманных денег (стеснение финансовой свободы) или оставлением в запертой комнате (стеснение физической свободы) (шведский опыт).
       Но при этом родитель, оставивший дома 10-летнего ребёнка под присмотром 15-летней сестры (оцените возраст, в котором в нормальное время в нормальных странах дети уже сами могли готовить пищу, работать в огороде и по дому...) рискует лишиться обоих детей за "недосмотр" (норвежский опыт).
       Читатель мой... Это не выдумки. Это практика. Обыденная практика Запада. В том числе и судебная - десятки тысяч (да!) родителей за последние 20 лет лишились детей или получили тюремные сроки за попытку сделать естественную, естественнейшую вещь: воспитывать своих детей.
       В 2009 году в Новой Зеландии по инициативе общественной организации родителей прошёл глобальный референдум, на котором 78% жителей страны, достигших возраста голосования, высказались за разрешение физических наказаний детей (на данный момент там даже шлепок по мягкому месту расценивается как тяжкое физическое насилие над ребёнком). Законы Новой Зеландии обязывают правительство принимать решения подобных референдумов, как vox populi и переводить их в плоскость закона.
       Так вот. Новозеландское правительство предпочло просто-напросто не заметить требования своего народа.
       Кстати, в той же французской ювенальной системе есть один пункт, который полностью разоблачает сказки сторонников ювеналки о "благе детей". Полностью - вчитайтесь и осознайте.
       Во Франции отнимают детей невероятно легко и по самым странным причинам (50% французских детей растут не с родителями, помните эти данные из первой главы?). Но при этом каждый родитель имеет право (им пользуются до 80% лишённых детей родителей, и это их право свято блюдётся!) написать заявление, согласно которому дети никогда не будут переданы из детского дома на воспитание в другую семью. Однако детей природным родителям никогда не возвращают, и они становятся постоянными обитателями детских домов до совершеннолетия...
       В советской традиции мы привыкли к тому, что детский дом - место, куда попадает несчастный окончательно одинокий ребёнок и где он просто-напросто должен дожидаться усыновления. Не усыновили - трагедия, беда. Но, как мы видим, у одного из оплотов мировой ювеналки позиция совершенно иная. Детей с лёгкостью отбирают у живых и нормальных родителей. Дают родителям возможность - их можно понять - заблокировать возможность усыновления чужими людьми (то есть, возможность хоть как-то и куда-то уйти из детского дома!). Но при этом ребёнка родителям НЕ ВОЗВРАЩАЮТ. Никогда и ни за что. Нет прецедентов.
       Получается, что целью французской (не только) ювеналки является одно: как можно более длительное удержание как можно большего числа детей в детских домах!!! Причина?
       Выделяемые в той же Франции на каждого воспитанника детского дома 60 тысяч евро в год.
       Всё. Есть ещё вопросы?
       Бизнес на "свободно развивающихся и не имеющих комплексов детских личностях" - бизнес, тесно связанный с наркобизнесом, порнобизнесом, мощнейшей корпорацией западных шарлатанов-"врачей-психологов", производителями видеоигр, сладостей и напитков - на Западе достиг чудовищной мощи. В нём вертятся такие деньги, что никакая торговля оружием или фармацевтика с этим не сравнится. Живи я на Западе - я бы не осмелился писать эту книгу...
       Нередко работники опеки действуют так, что объяснить их действия можно только допустив, что они сумасшедшие - или садисты. Причём выражаясь не фигурально, а строго медицински (!). Пример тому - жуткая история расправы над маленьким Робертом Рантала и его семьёй... Она произошла в Финляндии, но мальчик - наполовину русский и имеет гражданство РФ. Кроме того, ниже вы увидите, почему и чем для нас важна эта история.
 
 
    http://news.mail.ru/society/3497201/
       Как передает агентство "Интерфакс" со ссылкой на заместителя председателя Российского детского фонда Дмитрия Лиханова, Максим уже месяц находится в центре для трудновоспитуемых детей, куда его поместил сотрудник Службы по делам несовершеннолетних под предлогом возможности обследования ребенка. Изначально говорилось о том, что пребывание мальчика в центре ограничится двумя неделями. По словам Дмитрия Лиханова, восьмилетнего мальчика, гражданина России, задерживают в центре для 16-18-летних детей под предлогом угрозы безопасности ребенка -- такая информация поступила от анонимного источника -- и якобы негативного влияния матери на его развитие. Татьяне Денисовой запретили встречаться с сыном, разрешив только десятиминутные телефонные разговоры два раза в неделю. Между тем сам Максим много раз просил, чтобы мать забрала его домой, и говорил, что не может больше терпеть пребывание в центре для трудновоспитуемых. Мать на встрече заявила о том, что намерена забрать ребенка домой. В ответ на это заявление сотрудник Службы передал дело на рассмотрение в комиссию по делам несовершеннолетних с целью лишения матери родительских прав и помещения ребенка в приемную семью. Матери было поставлено условие, что если она заберет сына домой, то суд незамедлительно примет решение об установлении попечительства над ребенком нидерландским государством в лице Службы по делам несовершеннолетних. Сотрудники Совета советовали ограничить встречи с ребенком в период расследования дела, чтобы не влиять негативно на психику мальчика.
       В человеческом обществе одного этого заявления было бы достаточно, чтобы вернуть ребёнка матери, а "советчиков" поместить на обследование в психдиспансер. Вчитайтесь в последний абзац - и, думаю, сразу поймёте, о чём я. Но для голландцев это "очевидно неочевидно". Правда, 31 марта 2010 г. Максим был возвращён матери. Решение было принято по результатам проведённого исследования и с учётом взаимного желания матери и ребёнка быть вместе. Около двух месяцев восьмилетний Максим Денисов был разлучен с матерью... а летом 2010 года у женщины вновь отобрали не только сына - но и дочь.
       Сейчас маленькие граждане РФ находятся в голландской приёмной семье.

    * * *
  

    ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ: ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ МАНИФЕСТ В ДЕЙСТВИИ

     Несколько лет назад у россиян появилась возможность прочитать  три связанных между собой документа с одним общим названием "Гуманистический манифест". Первый датирован 1933  годом,  второй - 1973-м, последний - 2000-м. Для уяснения  происходящих сегодня мировых процессов эти документы чрезвычайно  важны, поскольку представляют  собой  идеологическую  платформу глобализма. Причем в каждом следующем манифесте, по мере завоевания очередных политических и мировоззренческих плацдармов, принципы построения нового открытого общества излагаются все жестче, откровенней и агрессивней. Гуманисты уверяют, что они лишь откликаются на новые реалии, на вызовы времени. На самом деле каждый такой документ представлял собой достаточно конкретную программу БУДУЩИХ действий, формирования новой реальности.
            Не случайно такой осведомленный и влиятельный политик, как американский сенатор Патрик Бьюкенен, называет "гуманистов" заговорщиками, которые произвели в Европе и Америке разрушительную революцию, подорвав семейные устои и культурные традиции. "Гуманистический манифест" претендует на мировоззренческий переворот в масштабах всего мира, объявляя веру в Бога и его Заповеди "несостоятельной". В связи с этим важнейшее значение для гуманистов имеет формирование "нового человека". В главе "Манифеста" с многозначительным названием "Планетарный Билль о  правах и обязанностях" уделяется немало места вопросам воспитания, образования и семьи. "Его претворение в жизнь будет делом нелегким", - сурово предупреждают гуманисты. И не мудрено, ведь очень многие постулаты "билля" прямо противоположны  традиционным о добре и зле - в чем, собственно, и состоит "новая этика". Поэтому авторы предусмотрительно требуют: "Каждый представитель человеческого рода должен быть гарантирован от страха перед моральным давлением (будь то со стороны частных лиц, общественных или политических институтов)".
            Для смены нравственных ориентиров необходимо пресечь передачу религиозных ценностей и культурных традиций. Причем сделать это надо быстро и резко, поскольку процесс "смены вех" всегда сталкивается с инерцией, а затем и сопротивлением большинства людей. Кроме того, ценности, содержащиеся в так называемом "культурном ядре" нации, очень трудно поддаются изменению. Тут без радикальных мер не обойдешься. Основной упор в данном случае делается на отрыв детей от родителей.
        Нынешние творцы нового мира  в ультимативной форме требуют: "Родителям не  следует навязывать детям собственные религиозные представления или моральные ценности, стремиться внушить им определенные взгляды".
             В качестве основного способа разрушения семьи и общества идеологами современного гуманизма выбрана либерально трактуемая защита прав ребенка. В ратифицированной  Россией международной "Конвенции о правах ребенка" (1989) прослеживается сравнительно новая концепция либеральной юриспруденции: полная автономия детей, приравнивание прав детей к правам взрослых - хотя в открытую это никогда не признается. Известный американский правовед, профессор Брюс Хафен пишет: "Значение акцента, делаемого Конвенцией на автономии ребенка, становится понятным в свете различия между правами на защиту и правами выбора для детей. Права на защиту, которые не зависят ни от какого минимального уровня дееспособности, включают такие гарантии, как право собственности, право на обеспечение здоровья и безопасности и право не подвергаться лишению свободы без должной судебной процедуры. ... Сравнительный недостаток взрослой дееспособности у детей объясняет нужду в такой защите.
       Права выбора, с другой стороны, дают индивиду возможность принимать сознательные и юридически ответственные решения, такие, как голосование, вступление в брак, заключение договоров, исповедание той или иной религии и выбор характера образования." Хафен пишет, что в американском законодательстве детям нигде не предоставляются права независимого выбора, и вовсе не из соображений дискриминации, "а для того, чтобы защитить детей от последствий их же собственных незрелых решений, открывающих возможности для эксплуатации ребенка со стороны тех, кто захочет воспользоваться его уязвимостью".
       Давайте же рассмотрим  ряд статей Конвенции.
       Статья 13 - 1. "Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка."
        "Право свободно выражать свое мнение" сформулировано здесь в качестве некоего абсолюта: практически разрешается всё, если только не затрагиваются интересы государства и "других лиц", - замечает социолог В.Ошеров, анализировавший Конвенцию. - Относятся ли родители к "другим лицам", неясно. О праве родителей как-то контролировать материалы, попадающие в руки ребенка, не говорится ничего. Это касается и права учителей и вообще школьной администрации влиять на содержание не только школьных программ, но и, скажем, школьных стенгазет или театральных постановок.
       Статья 14  1. "Государства-участники уважают право ребенка на свободу мысли, совести и религии.
       2. Государства-участники уважают права и обязанности родителей и, в соответствующих случаях, законных опекунов руководить ребенком в осуществлении его права методом, согласующимся с развивающимися способностями ребенка."
       Не совсем понятно, что значит оговорка про способности. Это что, когда ребенок подрастет, и его способности "разовьются", он, согласно Конвенции, сможет игнорировать волю родителей? Например, отказавшись от религиозного воспитания или став членом тоталитарной секты? Вообще, согласно Конвенции, родители скорее выступают в качестве доверенных лиц государства, а не как независимые субъекты права.
       Статья 15  1. "Государства-участники признают право ребенка на свободу ассоциации и свободу мирных собраний".
       Согласно этой статье родители не смогут влиять на то, с кем дружат, в какой среде проводят досуг их дети  вплоть до участия подростков в уличных шайках.
       Статья 16  1. "Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции или незаконного посягательства на его честь и репутацию".
       Эта статья фактически может служить юридическим основанием для того, чтобы несовершеннолетняя дочь сделала аборт без ведома родителей. Именно так трактуется понятие "права на личную жизнь" в западной практике. Таким же образом, родители не смогут помешать своим детям пользоваться порнографическими материалами у себя дома. Надо спросить у наших энтузиастов ювенальной юстиции: каким образом такое может способствовать профилактике подростковой преступности?
       Статья 19  1. "Государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке.
       2. Такие меры защиты, в случае необходимости, включают эффективные процедуры для разработки социальных программ с целью предоставления необходимой поддержки ребенку и лицам, которые о нем заботятся, а также для осуществления других форм предупреждения и выявления, сообщения, передачи на рассмотрение, расследования, лечения и последующих мер в связи со случаями жестокого обращения с ребенком, указанными выше, а также, в случае необходимости, для возбуждения судебной процедуры".
       Статья 19 дает основания государственным структурам создавать обширный бюрократический аппарат для "выявления, сообщения, передачи на рассмотрение, расследования, лечения и последующих мер..." Почему такое доверие к бюрократии, особенно в свете нашего, российского опыта?

       Одним словом, Конвенция направлена на дальнейшее ущемление прав и общественного статуса семьи, на ограничение возможностей для родителей воспитывать своих детей согласно своим убеждениям, прежде всего религиозным. И это происходит в тот момент, когда участие семьи в воспитании подрастающего поколения уже доведено до опасного минимума.  Основным механизмом претворения в жизнь идей "Гуманистического манифеста" является ювенальная юстиция западного образца. Она представляет собой систему, нацеленную на внедрение технологий узаконенного изъятия ребенка практически из любой семьи под предлогом защиты его интересов. В рамках этой системы  становится нормой судебное разбирательство детей со своими родителями, которые "ущемляют их права". Ювенальные суды путем судебных решений диктуют родителям систему воспитания. Особенно уязвимыми делаются семьи, в которых детей стараются воспитывать в духе традиционной морали, удерживая от многочисленных соблазнов масс-культуры и развратного образа жизни. Именно такие родители, с точки зрения сторонников ювенальной юстиции, считаются преступниками, "подавляющими личность ребенка и лишающими его права на нормальное развитие". 
       А ТЕПЕРЬ - ВНИМАНИЕ, РУССКИЕ РОДИТЕЛИ!
       В России, как показывает опыт ювенальных регионах, детей, в основном, будут отнимать:
       а) под предлогом бедности, отсутствия нормального жилья и прочих социальных благ в Манском районе Красноярского края четырех детей забрали за то, что семья жила в маленьком плохо отапливаемом доме .
       Пытались отобрать ребенка и у киноактрисы Валентины Касьяновой (опять-таки из-за того же квартирного вопроса ).
       б) расширительно трактуя понятие насилия и "жестокого обращения с ребенком" (Лапин из Балашихи, опекун Михнев из Таганрога)
       в) под предлогом заботы о безопасности ребенка, которого оставляют без присмотра ("Тамбовское дело": органы опеки пытались изъять ребенка на основании того, что первые два месяца, пока мать кормила его грудью, он не добирал веса, и поместили его в больницу.
       "Ясеневское дело": не дождавшись своей 8-летней дочери после уроков, мать изумлённо узнала от педагогов, что девочка "обнаружена" в школе "безнадзорной" и "беспризорной" органами опеки и попечительства, в связи с чем отправлена в приют; вернуть её смогли лишь через несколько месяцев; суды идут до сих пор.)
       "Питерское дело": 6-тилетнюю девочку забрали в детдом, по "свидетельству" опеки, что в день их визита девочка была грязная и неухоженная (хотя в этот день вообще была с отцом на море) и "свидетельства" с работы матери, что та пьёт, хотя её начальница категорически утверждает обратное.)
       Вывод: Ювенальная юстиция представляет собой очередной утопический эксперимент по разрушению семьи и огосударствлению детей. Причем,  весьма существенное отличие "ювенального" утопического проекта  от предыдущих  состоит в том, что эта система открыто предоставляет равные и даже приоритетные возможности воспитания подрастающего поколения половым извращенцам, сектантам и прочим группам, исповедующим взгляды, резко противоречащие традиционным религиозным представлениям о морали и нравственности.
       Необходимо также рассмотреть, как связаны ювенальная юстиция, глобализация и преступность.
       В конце XX-начале XXI вв. в мире наблюдается выраженный рост преступности. Растет количество тяжких и особо тяжких преступлений,  серьезную проблему представляет международный терроризм, торговля наркотиками, преступления против детей. Сильно возросла и преступность среди несовершеннолетних.  В Европе за последние 10 лет число преступлений, совершенных несовершеннолетними, возросло на 30%. С начала 1990-х показатели детской преступности в 16 странах выросли более чем в 2 раза. Даже в благополучной Швеции за последние полвека число таких преступлений увеличилось в 20 (!) раз (в то время, как  показатель взрослой преступности вырос лишь в 4 раза). Каждый третий британский подросток  в возрасте от 14 до 15 лет признался, что хотя бы раз в жизни совершал правонарушение. Лидер подростковой преступности - США. Здесь убийства, совершаемые подростками, происходят в 70 раз чаще, чем во Франции или Англии, и в 10 раз чаще, чем в Канаде. В США, правда, достаточно свободно продается оружие, и его, по данным американского Министерства образования, имеет при себе каждый пятый школьник.
       На борьбу с этими отрицательными явлениями выделяются громадные деньги и привлекаются все большие  силы, однако динамика по-прежнему отрицательная. Возникает подозрение, что выбранный путь борьбы не ведет к заявленной цели. И даже наоборот, очень многие меры, принимаемые якобы для успешной борьбы с преступностью, на самом деле способствуют ее увеличению. В частности, выраженному и устойчивому росту преступности среди несовершеннолетних способствует ювенальная юстиция западного образца.
        Одним из ключевых моментов ЮЮ является отказ от так называемого "репрессивного" подхода по отношению к несовершеннолетним преступникам. На практике это означает почти полную безнаказанность. Во Франции, например, в 2008 г. из 218 тыс. несовершеннолетних правонарушителей оказалось за решеткой всего лишь 3 тыс. - 1,3%. Да и те находятся в заключении в среднем 3 месяца, хотя очень многие повинны в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Сторонники ювенальной юстиции много говорят о реабилитации преступников, однако плоды этой реабилитации свидетельствуют об обратном. Преступность продолжает расти.
       Во Франции, например,  во время поджогов и бунтов в Париже полиция ловила преступников на месте преступления, вела  в ювенальный суд, а тот их на следующий день отпускал. В результате спустя два года в Париже разразились новые бунты.
       С 2002 года женская подростковая преступность выросла во Франции на 140%. В драке на автомобильной станции в Шелле, например, участвовало около 100 (!!) девчонок в возрасте от 14 до 17 лет. В ход шли ножи, гвоздодеры, палки и баллончики с газом.
       Не хуже обстоят дела и в Англии. Банды из девочек-подростков, по сообщениям МВД Великобритании, отличаются особым садизмом. Криминальный возраст в результате усилий правозащитников  сейчас снизился с 16 до 14 лет. Полиция сообщает, что в женской банде из Брикстона состоят даже десятилетние девочки. В городе Селби одна такая банда покалечила семидесятидвухлетнюю пенсионерку, сделавшую девочке замечание.
                Обнадеживают и результаты работы правозащитников в английских школах. По данным статистики, издевательства там происходят все чаще. Опрос, в котором приняли участие 8,5 тыс. детей, показал, что 7 детей из 10 подвергались нападкам со стороны агрессивных товарищей.
                А Германии  43% преступлений в Германии совершается лицами моложе 21 года. То есть, по немецким меркам, несовершеннолетними. Причем, волна молодежной преступности продолжает нарастать.
       "Нерепрессивный" подход способствует и распространению наркомании. Наркоситуация, как отмечалось 26 июня 2009 года в докладе Директора ФСКН  Виктора Иванова, серьезно ухудшилась. С 2001 года, когда Америка вторглась с "миротворческой миссией" в Афганистан, производство опиатов в этой стране, по данным ООН, выросло более чем в 40 раз. "В России, - цитируем доклад Иванова, - наркоситуация предопределяется героиновым давлением из Афганистана. Колоссальный поток так называемых тяжелых наркотиков афганского происхождения привел к тому, что 90% наших сограждан, страдающих от наркозависимости, - потребители именно афганского героина. В непосредственной близости от России складированы колоссальные запасы опиатов. Они, по оценкам специалистов, достигают триллиона разовых доз. Этого объема количеству наркоманов, равному по численности сегодняшнему населению России, хватило бы на 100 лет".
       Но ведь очевидно, что такие запасы копятся на наших границах не зря! Владельцам запасов дальше необходимо решить две ключевые задачи: как провезти наркотики в нашу страну и как их распространить. Мы остановимся на проблеме распространения.
       "Наркотики, - отметил Директор ФСКН, - продаются, в основном, там, где есть потенциальный покупатель. Это, в частности, окрестности школ, других учебных заведений, дискотеки"
       Что ж, вполне логично, поскольку в первый раз наркотики обычно пробуют в 15-16 лет, когда подростки уже становятся более независимыми от родителей и жаждут "взрослых" развлечений.
       Кто же может стать наиболее успешным распространителем или, говоря по-русски, наркодилером в этой среде? Подростки - достаточно обособленная возрастная группа, усиленно напитываемая сейчас духом негативизма по отношению к взрослым. Зато сверстники и особенно те, кто чуть постарше, вызывают доверие и могут легко "заразить" своими интересами, увлечениями, пристрастиями. На этом, собственно говоря, основана технология массового информирования подростков и вовлечения их в различные неформальные сообщества. Помнится, мы впервые столкнулись с такой технологией в 1997 году, когда растление школьникой плд маской полового воспитания пытались осуществить по программе "От подростка к подростку", для чего мальчишкам и девчонкам, которые прошли специальные тренинги и уже были готовы обучать других, выдавали диплом "секс-инструктора". Похожий принцип вербовки применяют и сектанты.
       Право же, было бы странно, если бы наркомафия пренебрегла таким технологичным принципом, как "равный обучает равного". И она им, естественно, не пренебрегла. Тот, кто хоть немного "в теме", может сразу вспомнить о роли жителей Таджикистана в распространении наркотиков на территории России. Екатеринбуржец Евгений Ройзман, много и плодотворно потрудившийся для оздоровления наркоситуации в родном городе, в бытность свою депутатом Госдумы, неоднократно  пытался привлечь внимание к этому вопросу. В частности, он говорил, что через детей таджикских мигрантов наркотики быстро проникают в подростковую среду. Появления даже одного такого ребенка в московской школе нередко бывает достаточно для вспышки "наркоэпидемии".
       Но пока наркомафии мешает наше законодательство, по которому дети лишь до 14  лет не несут уголовной ответственности за свои преступления. То есть, абсолютно безопасно может чувствовать себя двенадцати-тринадцатилетний дилер. А ему - опять-таки по законам подростковой стаи - не очень легко внедриться в среду шестнадцати-семнадцатилетних, где наиболее вероятно найти устойчивый рынок сбыта. Поэтому взрослым подонкам, которые стоят за малолетками, принципиально важно повысить планку уголовной неприкосновенности. Лучше бы лет до 18, тогда прекрасно сработает принцип "от равного к равному" и - что еще эффектней! - "от несколько более старшего - к младшему".
       И тут лучше ЮЮ, пожалуй, ничего и не придумаешь. По Международной конвенции о правах ребенка, которая является фундаментом для ЮЮ, детство определено как возраст до 18 лет включительно. Значит, дело за малым: надо смягчить законодательство. Собственно говоря, именно эти песни мы и слышим от наших ювеналов. Таких, например, как О.В.Зыков, который - надо же, какое удачное совпадение! - является не только правозащитником, но и наркологом. Сколько за последние годы он и его соратники гневно обличали "репрессивный подход" и "репрессивное мышление", которые якобы и являются главным источником бед в области подростковой преступности.
       Обратите внимание, как грамотно, по законам информационной войны, подобраны клише. Слыша прилагательное "репрессивный", человек вспоминает об ужасах сталинских репрессий и тут же выдает желаемую реакцию: "Нет, нам не нужен репрессивный подход! Хватит! Мы это уже проходили!"
       Очень профессионально выстроена и дальнейшая аргументация. Понимая, что общество может забеспокоиться по поводу уголовной ненаказуемости несовершеннолетних преступников, правозащитники заверяют нас в том, что тяжкие уголовные преступления, конечно, не должны оставаться безнаказанными. (Хотя Зыков - такой гуманист, что он и с этим не согласен. "Ребенок не может быть субъектом репрессий со стороны общества", - заявил он "Парламентской газете" в 2006 году, см. статью "Суд без мантии и клеток", 06.07.2006).
       Но ведь розничная торговля наркотиками и не считается сегодня в России тяжким преступлением. У нас не какой-нибудь там тоталитарный Китай, а демократическое государство! Поэтому совершенно очевидно, что  при введении ЮЮ несовершеннолетние наркодилеры и их зрелые патроны смогут наконец почувствовать себя комфортно.  Конечно, предпринимались и разные другие попытки обеспечить себе вожделенный комфорт. Например, упорно проталкивается идея введения так называемой заместительной терапии (когда героин предлагают заменить якобы лекарством, а на самом деле наркотиком метадоном, который должен выдаваться  наркоману бесплатно). Лоббируются программы "снижения вреда" (за которые опять-таки по странному стечению обстоятельств ратует Зыков), настраивающие молодежь на более "безопасное потребление" наркотиков. Нередко в рамках этих программ "потребителям" - тоже бесплатно! - выдают чистые шприцы. Чтобы обеспечить безопасное потребление.
       Ну, и, конечно, нельзя не вспомнить печально знаменитое Постановление Правительства N231 о средних разовых дозах наркотика, по которому целых два года торговцев смертью, пойманных с поличным, не сажали в тюрьму, даже если у них находили 9 разовых доз героина. Рынок, как было сказано в одной запомнившейся нам телепередаче, отреагировал благодарно...
       В этой же передаче уже не раз упомянутый нами О.В.Зыков уверял телезрителей, что потребление наркотиков - это часть культурной традиции, в разных странах потребляют разные наркотики. И что табакокурение наносит куда больший вред здоровью, нежели героин (канал ТВЦ, передача "Московская неделя", репортаж Сергея Игнатова).
       Когда же развернулась борьба за отмену постановления, Зыков прикладывал большие усилия для его защиты. И очень переживал, что защитить не удалось. Ну, ничего. Ювенальная юстиция, если ее протолкнуть, решит сразу много вопросов. В том числе и обеспечит силам, заинтересованным в дальнейшей наркотизации нашей страны, надежное прикрытие.
       А с другой стороны, а с другой  принцип "соблюдения прав человека" не дает  возможность принудительно лечить от наркомании не только взрослых, но даже детей (например, по действующему российскому законодательству детей старше 16 лет ). Показательно, что адепт ЮЮ Зыков на протяжении многих лет последовательно выступает ПРОТИВ принудительного лечения алкоголизма и наркомании.
       Для традиционного сознания ситуация  показаться абсурдной. Зачем плодить преступность и наркоманию? Однако если рассмотреть происходящее в рамках глобалистской парадигмы, многое станет понятным. Глобализационная модель, основанная на так называемом светском гуманизме, предполагает:
                а) ограничение численности населения из-за декларируемой нехватки природных ресурсов. Криминализация и наркотизация молодежи весьма успешно выкашивают значительную часть населения детородного возраста до того, как оно успевает обзавестись потомством.
                б) ограничение, а в дальнейшем и окончательное упразднение суверенитета национальных государств. Для этого необходимо произвести перевороты и революции, поставив марионеточные правительства.  ЮЮ при определенных условиях является весьма эффективным средством дестабилизации общества и государства.  Фактический уход несовершеннолетних  правонарушителей от ответственности за "незначительные" правонарушения (к которым вполне могут быть отнесены и хулиганские действия,  вандализм, а также  шокирующее, аморальное поведение в общественных местах) развязывает руки участникам "оранжевой революции", широко использующим данные приемы в своей борьбе с властью. Везде, где эти революции  производились, правозащитниками делался упор на то, что полиция не должна "сражаться с детьми". С введением ювенальной юстиции  органы правопорядка уже законодательно лишаются возможности справиться с бесчинствующими молодчиками.  Кроме того, поощрение жалоб на учителей и родителей со стороны специально созданной в рамках ЮЮ службы омбудсменов  позволяет быстро сформировать группы бунтарей, которых впоследствии можно привлечь для организации массовых беспорядков. Создается и благоприятная  почва  для расцвета этнической преступности. 
                в)  "смену культурной парадигмы" и коренную ломку ценностей. Для этого необходимо спровоцировать необратимый разрыв "отцов" и "детей" и деморализовать старшее поколение, чтобы оно утратило волю к сопротивлению. Разгул подростковой преступности очень  способствует нагнетанию в обществе страха и взаимной неприязни между поколениями. А с другой стороны, возбудимые, психически неустойчивые подростки  повышенно внушаемы и легко усваивают установки потребительского общества, основанного на гедонизме и индивидуализме.
       Если ЮЮ будет введена, то грядет второй этап "великой криминальной революции" (термин Говорухина). Обществу в условиях ЮЮ насильно навязываются преступные "ценности". Культурные родители, пытающиеся воспитывать детей, удерживая их от зла, объявляются преступниками, а реальные преступники  якобы не виноваты. Параллельно происходит расширение границ дозволенного (в ювенальных странах развращение детей в школе под видом просвещения становится обязательным, смягчается  законодательство по отношению к наркотикам, в Голландии партия педофилов уже открыто претендует на место в парламенте, узаконивается людоедство -  использование стволовых клеток из абортированных младенцев. Показательна и защита адвокатами  людоеда в Германии - отстаивалось его право на каннибализм, поскольку жертва была на это согласна. Вне запрета оказывается и сатанизм ("Церковь сатаны" в Америке, молодежные движения готов и эмо).

    * * *

    КАК БУДУТ ЗАЩИЩАТЬ НАС ПРАВОЗАЩИТНИКИ ПРИ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

    http://www.anti-glob.ru/st/kucheren.htm
       24 сентября в помещении  газеты "Комсомольская правда" должна была состояться пресс-конференция члена Общественной палаты  А.Г.Кучерены на тему "Права детей в распавшихся семьях". Однако известный правозащитник повел себя довольно странно. Вкратце  рассказав о проблеме детей, которых не могут поделить между собой разведенные родители и сообщив журналистам о том, что он эффективно помогал Ирине Беленькой, матери девочки Элизы, похищенной бывшим мужем на территории России и насильно увезенной во Францию, адвокат предложил задавать вопросы. Первой подала голос актриса Наталья Захарова, посланная на пресс-конференцию газетой "Москвичка". Она позволила себе усомниться в эффективности работы адвоката Кучерены,  поскольку французский ювенальный суд  оставил девочку с отцом, а мать лишил родительских прав и даже запретил ей разговаривать с дочкой по-русски. По мнению Ирины Беленькой и помогающего ей правозащитника Жака Барбье, Ирина могла бы выиграть суд, если бы вовремя подала иск о возбуждении уголовного дела против бывшего мужа за то, что он украл Элизу. Оказывается, во Франции есть закон, согласно которому французские граждане подлежат уголовной ответственности за похищение детей даже на территории иностранного государства. Однако адвокат Кучерена отсоветовал Ирине подавать исковое заявление, и время было упущено. Наталья Захарова поинтересовалась у А.Г.Кучерены, на каком основании Ирина Беленькая была лишена родительских прав.
                   В ответ раздались крики, обвинения во лжи (причем, в весьма некорректных выражениях: "Вы врете! Я подам на Вас в суд!"), и требования к охранникам вывести Н.В.Захарову из зала. Однако коллеги решили поддержать корреспондента "Москвички" и не ушли. В результате ушел Кучерена, а Наталья Захарова рассказала присутствующим, как она и насильно разлученная с ней дочь Маша уже 11 лет страдают от произвола и беззакония французской ювенальной юстиции. Той самой юстиции, которую сейчас правозащитники упорно навязывают  нашей стране. На систему ювенальной юстиции во Франции выделяется астрономическая сумма в 6 млрд. евро в год, и чиновники отрабатывают свои зарплаты, стараясь увеличить число детей, "спасенных" от родителей. Недавно во Франции был принят закон, по которому сотрудники социальных служб приходят к женщине на 4 месяце беременности и определяют, готова ли она и ее муж к материнству. Если нет, то с семьей начинается профилактическая работа. Если же будет сочтено, что готовность так и не наступила, ребенка после  рождения могут отнять, поскольку ему потенциально  угрожает опасность.
                   Прикрываясь "интересом ребенка", ювенальные суды нередко наносят и детям, и родителям тяжелейшие психологические травмы. Трехлетнюю Машу оторвали от матери, поместили в приют, где она тяжело болела и несколько раз впадала в коматозное состояние. Когда Наталье Захаровой наконец разрешили свидания с дочерью, специально приставленные к ней надзирательницы, били мать по рукам, если она пыталась хотя бы обнять девочку.
       - Как вы оцениваете перспективы введения ювенальной юстиции  в России? - спросили Наталью Захарову.
         - Это будет катастрофа, - лаконично ответила она.
                   Для присутствующих журналистов поведение  правозащитника Кучерены, который вместо ответа на вопрос, требует вызвать "городового", явилось яркой иллюстрацией того, что ждет российских родителей в случае принятии этой системы в нашей стране.
       В данный момент неосторожно выехавшая во Францию Н.Захарова находится в тюрьме по сфабрикованному её бывшим мужем обвинению в поджоге его дома...
       ...Отобрав у родителей возможность воспитывать детей, государство решило - по западным примерам! - делегировать родительские полномочия... себе. Но набор воспитательных мер государства убог - полное попустительство или тюремное заключение.
       Поздравляю.
       Зато психика и задницы детей будут сбережены от "удушающей любви" и прочих ужасов родного дома.
       Когда я слышу, например, об увеличении сроков тюремного заключения для подростков или о снижении возраста уголовной ответственности до 12 лет (а есть и такой законопроект!) - я знаю, что это очередная попытка взрослых негодяев или идиотов свалить на детей свою некомпетентность и нежелание исполнять служебные обязанности. Точно так же, как прославленный "комендантский час для детей" - наглый и тупой закидон власти, не желающей бороться с наркомафией, уличной преступностью, торговлей алкоголем - и решившей запереть детей в клетки.
       Родителям нельзя. Государству - можно.
       "27 сентября 2009 года в Михайловском зале культурно-просветительского центра при храме во имя иконы Божией Матери "Неупиваемая Чаша" на заводе АТИ состоялась встреча православной общественности с известным психологом, специалистом по ювенальной юстиции Ириной Медведевой. Встреча носила название "Осторожно: ювенальная юстиция!" и была посвящена одной из актуальнейших проблем, связанных с взаимоотношениями государства, родителей и детей.
       В начале встречи И.Медведева представила собравшимся недавно вышедший документальный фильм "Стена", посвященный тем опасностям, которые таит в себе ювенальная юстиция. Выступающая особо отметила, что этот фильм нужно распространять среди родителей для того, чтобы как можно большее количество людей знали о том зле, которое принесет в себе возможное введение в стране ювенальной юстиции. И.Медведева подчеркнула, что ювенальная юстиция наносит удар по важнейшему общественному институту - семье, подрывает ее основы.
       Однако, (внимание, читатель!!!) продолжила она, в мире есть силы, которые уже в силу своей природы ненавидят все, что связано с нормальной здоровой семьей. Это, прежде всего, содомиты, так называемое "голубое лобби", которое в последнее время стремится диктовать миру свои правила жизни. По словам И.Медведевой, содомиты, равно как наркоманы и прочие "шлаки человеческого общества", ненавидят нормы морали и нравственности, стремятся в своей поистине сатанинской злобе нарушить нормальный образ жизни людей, насаждая в том числе и ювенальные суды. И.Медведева подчеркнула, что невозможно воспитать ребенка без запретов, чего не понимают (или, точнее, умышленно не хотят понимать) сторонники введения ювенальной юстиции.
       Также докладчица особо отметила, что ювенальная юстиция фактически провоцирует (на Западе) и будет провоцировать (если ее введут в России), с одной стороны, коррупцию, серьезные злоупотребления чиновников, а, с другой стороны, рост детской преступности, так как ювенальная юстиция фактически избавляет детей от наказания. Мало того, зачастую взрослые преступники совершают множество преступлений руками несовершеннолетних, пользуясь безнаказанностью детей.
       В нашей стране уже есть "пилотные" регионы, где фактически ювенальная юстиция уже введена в качестве эксперимента. Например, в Ростовской области. Вопиющий случай произошел в Таганроге, где ювенальный суд потребовал от учительницы заплатить 30 000 рублей в качестве морального ущерба в пользу ученика, которого за плохое поведение учительница не взяла на экскурсию.
       Также И.Медведева отметила, что введение ювенальной юстиции способствует росту игровой, алкогольной и наркотической зависимости среди подрастающего поколения. Между тем, и у нас в стране существуют люди, пропагандирующие так называемые "легкие" наркотики, например, Олег Зыков. За этими людьми стоят определенные силы, заинтересованные в наркотизации России.
       В заключение своего выступления И.Медведева подчеркнула, что введение ювенальной юстиции - это фактическое установление во всем мире либеральной диктатуры, либерального фашизма. И поэтому, пока еще не поздно, надо всеми силами бороться, чтобы не допустить ювенальной юстиции хотя бы в России."
          Хотите ещё пример сумасшествия, охватившего Запад? Когда говорят о бездушии и бессердечности русских, я всегда вспоминаю недавно произошедшую историю. Власти штата Небраска решили отменить уголовную ответственность для мамаш, бросающих своих новорожденных детей в роддомах. Поскольку родильные отделения в Америке являются частью больниц, то новый закон просто гласил, что детей можно оставлять в больницах. Законодатели решили не указывать возраст детей, надеясь, что все и так поймут, что  речь идет о новорожденных. Черта с два - жители штата Небраска умеют читать, и они прочитали закон именно так, как он был написан.  И началось. Родители начали сдавать: мамаша привезла в ближайшую  больницу своего тринадцатилетнего сына. Потом многодетный папаша "сдал"  десятерых детей разного возраста от 11 до 17 лет.  В течение нескольких недель жители Небраски сплавили государству  тридцать четыре подростка. Жители других штатов Америки стали приезжать  'погостить' в Небраску со своими детишками - пятеро из сданных   подростков были неместными.
       Вот так.
       А зачем они - дети? Государство не даёт их воспитывать - пусть оно о них и заботится. И рожает тоже пусть само...
      
     

    3. Как я познакомился с "тётей ювеналкой".
      
       Весной 2008 года Россию в очередной раз потрясла серия пропаж детей. Дети пропадали в Ленинградской, Нижегородской, Пензенской областях, в Хабаровском крае... Пропадали на этот раз уже группами, по 2-3 человека. И ни один из пропавших не был найдён живым.
       Волна убийств и похищений детей, захлестнувшая Россию (простите мне этот штамп, но это так и есть), оказалась настолько чудовищной, что власти зашевелились. Случилось невероятное. Непредставимое. Я просто не поверил, когда услышал, что наверху собираются принимать законы об охране прав детства.
       Как выяснилось - не поверил совершенно правильно.
       В муках высиженный и активно дебатируемый проект закона предусматривал в качестве защиты детей главную и единственную меру. Какую? Держитесь на стуле крепче, ибо сейчас вас зашатает, читатель.
       Ввести материальную ответственность родителей (штрафы) за неисполнение ими родительских обязанностей по надзору за детьми. Проще говоря, ребёнок минимум до 12 лет должен постоянно находиться под постоянным присмотром либо школьных педагогов - либо одного из родственников.
       У меня скопилось столько слюны, что я хотел оплевать этот законопроект с головы до ног с чисто моральной точки зрения. Но потом я решил успокоиться (мне это стоило чудовищных усилий) и продумать последствия этого закона.
       Итак.
       Принятие этого законопроекта будет иметь следующие последствия - неотвратимые и, возможно, необратимые.

                -- Количество маньяков и извращенцев возрастёт в разы. Просто потому, что они окончательно ощутят свою безнаказанность и самоустранение государства от решения проблемы.
                -- Дети, находящиеся под такой опекой, вырастут психически ненормальными с вероятностью 100%. Особенно это касается мальчиков, так как в них будут задавлены, убиты инстинкты исследователя, путешественника, тяга к риску, к приключению. Но тут есть огромный плюс - они дадут работу гигантской армии психиатров и психоаналитиков на полвека вперёд.
                -- Малообеспеченные родители, родители-алкоголики и родители-пофигисты пойдут по пути наименьшего сопротивления. Они просто откажутся от своих детей, передав их в руки государства. Армия "сирот" вырастет тоже в разы за парадоксально короткий срок, что приведёт к невиданному падению их уровня жизни (и так нижайшего...)
                -- Упадёт рождаемость. На сколько - я боюсь даже прогнозировать. Ребёнок для большинства русских семей и сейчас - неподъёмная тяжесть, а уж после принятия закона...
                -- Расширится поле ментовского беспредела. Элементарно - подежурить час в подъезде и нахватать 3-4 ребёнка, которые выносят мусор. В машину, в отделение, звонок родителям - вы оставили детей без присмотра. Но можно договориться... Думаете, моя выдумка? Ну-ну... (Хотя, справедливости ради, я упомяну, что часть милиционеров активно против этого закона и указывает на то, что он представляет собой скороспелую "отписку" от возмущённого народы.)
                -- Появятся многочисленные лжесвидетельства и случаи шантажа со стороны определённой части детей. Ах, не хотите мне комп купить? А я скажу, что вы меня на улицу выгоняли одного!
                -- С другой стороны - появятся такие же многочисленные случаи уже реального насилия над детьми со стороны родителей. Тут будет и приковывание к кровати, и запирание в чулане, и побои до полусмерти - лишь бы не лазил, куда не надо, "не вводил семью в расходы"!

       А вот интересно знать, понимают ли парламентарии, что подобным законом обрекают ребёнка на самое обычное заключение - с рождения и, что самое страшное, в возрасте 9-12 лет, когда самостоятельность становится насущной потребностью организма?
       Впрочем, о чём это я? Конечно, понимают. Очевидно, их вдохновляет пример... ну, скажем, Дании. Я приведу статистику.
       Датские дети в возрасте 10-16 лет страдают следующими заболеваниями:
       - ожирение - 20% (это не только следствие "фастфуда", но и следствие поднадзорного, малоподвижного образа жизни!)
       - различные фобии - 70%;
       - пониженный уровень тестостерона (мужского гормона, собственно, того, что и делает мужчину мужчиной. Его низкий уровень у мужчины ведёт к плаксивости, мстительности, склонности к половым извращениям) - 90%;
       Принимают терозин или риталин 25% датских детей.
       И это - потомки викингов! Вот оно - истинное торжество демократии!!! Ясно же, что из ожирелой толпы потребителей риталина не выйдут ни Че Гевары, ни Олеги Кошевые... ни хотя бы Гитлеры. Вообще никакие лево- и правопассионарные личности! То есть - безоблачное будущее власти обеспечено. Некому будет с ней бороться. Это ли не мечта любых нынешних властей - в том числе и наших, россиянских?!
       Но тогда, в 2008 году, летом, я не мог и предположить, во что выльется "защита детства" и какие формы она примет. (Хотя семь сделанных мною "на голубом глазу" выводов стали оправдываться и претворяться в жизнь с ужасающей быстротой и точностью.)
       Дело в том, что я в то время вообще не знал, что такое ювенальная юстиция и не интересовался вопросом "изъятия" детей из семей. Мне казалось, что у нас дела обстоят так, как обстояли в СССР - то есть, забирают в детдома тех детей, которым дома не жизнь. Конечно, о детдомах я уже и тогда знал очень много такого, от чего волосы на голове вставали дыбом... но с другой стороны видел я воочию и такие семьи, что детдом начинал казаться мне лучшим вариантом для их детей.
       Повторяю, так я думал до лета 2008 года, когда ко мне обратились за помощью люди, пытавшиеся спасти от разрушения семью Даниловых.
       Сперва я даже не понял, о чём речь. А когда понял - пришёл в ужас.
       Вот она, эта история.
     

    4.Ювенальная юстиция в России -

    слёзы, деньги и грязь.

      
       С того момента количество случаев отобраний детей у родителей выросло лавинообразно. А термин ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ стараются просто не применять.
       И всё.
       ...Что самое страшное - мы оказались беззащитны перед этой угрозой. Вот вам пример комментария к одному из рассказов об отобранных детях: "У вас что-то напутано, так из нормальных семей детей не отбирают, только у колдырей разных пьяных..."
       Понимаете? Люди не верят, что отбирают нормальных детей из нормальных семей. У них это просто не укладывается в голове... пока это не происходит рядом с ними. Или - с их собственной семьёй...
       ...Один мой знакомый спокойно мне сказал: "Сейчас под заказ угоняют машины. Введут ЭТО - будут под заказ отбирать детей". Возразить ему было нечего. Кстати, он же как-то раз сделал предположение, которое может показаться странным... но лишь на первый взгляд. Итак, по его словам, миром правят некие существа, ЛЮДЬМИ НЕ ЯВЛЯЮЩИЕСЯ. Имея их форму, они не нуждаются в обычной человеческой пище (хотя и едят для виду), а питаются негативными эмоциями. Чем больше вокруг страданий, физической и моральной боли, чем нелогичней и извращённей ведёт себя их "стадо" (люди), чем меньше остаётся естественного, разумного, правильного, понятного, доброго, чистого, светлого - тем комфортней чувствуют себя эти существа (в средневековой демонологии - УНГИ.) Смешно, нелепо, дико? Пусть... Но вспомните историю Роберта Рантала. Ведь её ИЗНАЧАЛЬНО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ. Понимаете? В ней нет хороших и плохих аспектов, нет хорошего или плохого финала - ЕЁ ПРОСТО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ в обществе, которым руководят люди. Вспомните своё детство. Если бы некая группа людей (официальной организации такого типа существовать просто НЕ МОГЛО) похитила ребёнка и под предлогом защиты его прав (!) держала в тюрьме, физически и психически травмировала, издевалась по телефону над родителями, а потом вдруг предложила бы вернуть его в обмен на некий "план счастливой жизни", который родители должны выполнять для счастья (!) украденного у них ребёнка - как вы думаете, что случилось бы с этой группой похитителей? Они, несомненно, были бы найдены, схвачены (ребёнок тут же возвращён домой безо всяких "планов") и предстали перед судом. А если бы они на суде начали бы давать показания о том, что действовали из лучших побуждений, спасали ребёнка (от кого?) и вообще настаивали на том, что их действия были гуманны и правильны - им бы грозила не тюрьма, а психиатрическая клиника. Представьте себе и другую ситуацию - ребёнок сбежал от похитителей, но... вместо того, чтобы радоваться, семья боится: похитители могут открыто (!) придти за ребёнком снова и защиты им - нормальным людям! - искать негде... Оцените сказанное мною с точки зрения - нет, не закона, не надо о законе, закон можно принять любой! - с точки зрения поведенческой модели нормального человека. И, оценив, скажите: можно ли назвать НОРМАЛЬНЫМ мир, где данная ситуация варьируется снова и снова... но перед судом предстают не маньяки-похитители, а - родители похищенного ребёнка, которых - внимание! - обвиняют в том, что они психически травмируют своего сына?!
       Читатель, но ведь это сумасшествие. Ну... или надо допустить, что мой знакомый прав - и нами управляют на самом деле "пожиратели чёрных эмоций", которым чем выше степень страданий на Земле - тем слаще жить. И никто не страдает так беззащитно и беспомощно (так СЛАДОСТНО для зверья, читатель мой!!!), как - ДЕТИ...
       ...ЮВЕНАЛЬНУЮ ЮСТИЦИЮ В РОССИЮ ДОПУСКАТЬ НЕЛЬЗЯ! Ни под каким соусом - ни в виде цельного комплекса, ни в виде, в котором это сейчас делается - как мелкие множественные "дополнения" к законам. Нельзя - не потому, что мы плохи и боимся, что нас "заставят быть лучше" (как в Норвегии, да?). Нельзя - потому что ювенальная юстиция является актом геноцида по отношению... нет, не к русскому народу. Нет, читатель, отрешитесь сейчас от мыслей о русофобии - нет! Беда пришла к человечеству в целом. И ювенальная юстиция должна быть запрещена и осуждена, её главные деятели и наиболее активные лоббисты - арестованы, судимы и казнены.
       ТАКОВО МОЁ ТВЁРДОЕ МНЕНИЕ...
       Сколько раз встречались в практике ситуации, когда бдительность, например, детского сада, оказывалась излишней. 'Живой' пример: ребёнка шести лет катали на даче на велосипеде, прямо на раме. Не будем обсуждать, разумно ли поступали родители, но в результате ребёнок пришёл в детский сад с синяками на соответствующем месте. Медработник детского сада забил тревогу: ребёнка бьют. Сотрудник органа опеки и попечительства посетил детский сад, увидел своими глазами синяки, даже опросил ребёнка... В результате - отобрание ребёнка и иск в суд к изумлённым родителям.
       Всё кончилось - в этом случае - благополучно, в суде, напротив, 'бледный вид' имел орган опеки, а ребёнка после полутора месяцев пребывания в приюте - возвратили в семью, испуганного и боящегося идти в школу." (!!! - отмечу, что я вовсе не считаю это благополучным финалом!!! И мне интересно - ну вот какие слова нашли сотрудники опеки, ЧТО они говорили шестилетнему мальчику, чтобы он понял, почему его держат в тюрьме и не дают уйти домой?! Ну люди они вообще - или нет, эти "заботливые" существа?!?!?! А может, и не говорили ничего, а как с младшим Даниловым - шприц аминазина в мягкое место и в кровать... Нет, не могу спокойно, губы немеют от злости...)
       Ещё пример из жизни одного из южных субъектов федерации. Мать, оставив ребёнка-трехлетку со своим отцом, ребёнку, соответственно, дедушкой, ушла спокойно на работу. Дедушка положил ребёнка днём спать, а сам пошёл в магазин... Случайно захлопнув за собой дверь, ключи оставив внутри квартиры.
       Пока бегали за слесарем, бдительные соседи позвонили в милицию, а прибывший наряд вызвал органы опеки, поскольку ребёнок оставался в квартире те, обнаружив такую ситуацию, ребёнка отобрали. Ну как же, дед старый, ребёнку опасность... Аргументы нашлись.
       Конечно, в тот же день ребёнка из приюта забрала мама, вытерла слёзы... А спустя несколько дней мать получила повестку в суд и иск о лишении родительских прав.
          Власти забрали у родителей четырех детей за то, что они жили в маленьком, плохо отапливаемом доме. Родители не отрицают тяжелых жилищных условий, но говорят, что чиновники и милиция повели себя крайне грубо, детей силой увели из дома. После чего врачи нашли у детей массу ушибов и синяков. В редакцию новостей 'Авто-Радио' за помощью обратилась мать четверых детей Светлана Темерова. Еще несколько недель назад у нее была большая дружная семья: муж и дети - три мальчика и дочь. Однако теперь у нее никого нет, социальные службы отняли детей, милиция арестовала мужа, который пытался помочь пострадавшим малышам".
       Был такой случай в детдоме. У одного мальчика мама пила и за ним не следила, папы нет в помине, соседи пришли к нам в православный детдом и попросили его туда пристроить, чтобы хоть поесть было что ребеночку. Опека отдыхает. Отмыли, привели в чувства, стал в школе нашей учиться (у нас еще гимназия есть), все ему нравится, домой он не хочет совсем, в церковь ходит. Учится хорошо, лет около 8, точно не знаю. Опека тоже интересуется частными детдомами. Узнали про ребеночка. Мамашу тотчас лишили прав и было за что. Приезжают с автоматами человек 12 в детдом, врываются, требуют ребенка, его нет, он в школе на уроках. Пока ехали в школу, из детдома позвонили туда, они парня в шкафу запрятали каком-то, не нашли. Страшно ругались, сказали, что еще приедут. МЫ ЧЕРЕЗ СВОИ КАНАЛЫ УЗНАЛИ, ЧТО НА РЕБЁНКА УЖЕ ОФОРМЛЕНА ПУТЁВКА, А ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО ЕГО УЖЕ ПРОДАЛИ ЗА ГРАНИЦУ (они же видели, что он чистенький, ухоженный, родителей нет). Мы в суд - как же так, ребенок у нас уже содержится, зачем ему нервы портить. Отказали, потому что по нашим законам всеми отнятыми от родителей детьми владеет опека и только она может дать разрешение на содержание ребенка в частном детдоме, а опека не дает, естественно. Прошло немного времени. Вдруг среди ночи вламываются в детдом, где спят дети, как фашисты везде включают свет, осматривают детей, ищут. Оказалось, что его уже увезли в загородный детдом, потому что лето наступило. Так и не отдали. Отец настоятель сказал, что будет его прятать, пока им не надоест. Сторожа, который открыл дверь среди ночи этим зверям, уволили сразу.
       В Екатеринбурге семья из десяти человек, включая шестерых малолетних детей, уже несколько месяцев проживает в лесопарке на окраине города (район Шувакиша). Снимать квартиру людям оказалось не по средствам, поэтому глава семейства Александр Топорков построил дом из листов железа и картона, на пол постелил ковролин и поставил буржуйку... Людмиле объяснили, что она, как многодетная одинокая мать, имеет право стоять в льготной очереди на жилье. И она пошла вставать на учет в районную администрацию. Все прошло удачно, женщину поставили в очередь. Однако как только чиновники узнали, в каких условиях проживают дети Людмилы, то приехали и силой увезли их из леса. Малышей - в 16-ю детскую больницу, а тех, кто постарше, - в детский центр 'Отрада''.
          ООиП не делают никаких различий между семьями родными и приемными. От их действий зачастую страдают те семьи, которые приняли уже глубоко травмированных обстоятельствами жизни детей. Приняли, обогрели, окружили любовью, почувствовали родными. И вот тут может появиться зловещая тень органов опеки, как это произошло с патронатной семьей Регины Васютинской. Троих детей забрали прямо из школы. 'А вы знаете, что дети там питались одним чечевичным супом? Из школы имеется информация, что дети появляются с нечищеными ушами и грязными пятками. Все это мы расценили как неблагоприятные условия для проживания детей. И решили изъять детей до выяснения обстоятельств, а на следующий день, коли началось такое, разорвать договор', - вот так комментируют ситуацию чиновники. Дети плачут, просятся к маме, пытаются убежать из детского дома, куда их привезли. Если грязные уши и вегетарианская еда является поводом для лишения детей родителей, то становится понятной абсолютно лишенная эмоций реакция начальника муниципального отдела опеки Елены Чугуновой. 'Дети есть дети, - считает она. - Привыкнут'. Привыкнут к чему, к разлуке с родителями или к предательству? Если такая позиция органов опеки утвердится (а при ювенальной юстиции она просто не может не утвердиться, ибо система на этом зиждется), то очень скоро убитым горем родителям, разлученным с детьми за немытые пятки, будут бросать сквозь зубы: 'Ничего, привыкнете!'
       В главе 3 я написал, что история Снежаны Даниловой не подходила ни под одну из статей Семейного Кодекса. Но это, дорогой читатель, ерунда. В нашей реальности детей давным-давно отбирают не по Кодексу, а по произволу опеки.
       Посмотрим, за что могут изъять ребёнка из русской семьи (прецеденты изъятий по этим причинам уже были):
          - непосещение детской молочной кухни;
          - ребенку не были своевременно сделаны прививки;   
          - жилье в аварийном состоянии;   
          - квартира требует ремонта;   
          - квартира ремонтируется;   
          - наличие в доме домашних животных;   
          - аморальное поведение (имелось в виду нахождение в нижнем белье в присутствии ребенка);   
          - несвоевременное прохождение врачей в детской поликлинике;   
         - на полу разбросаны игрушки и мусор;   
          - отсутствие детских игрушек в достаточном количестве;   
          - ребенок играет с посторонними предметами вместо игрушек;   
          - ребенок выполняет домашнюю работу, как-то: моет посуду, подметает и моет полы, стирает и т.д.;
         - ребенок находится на кухне вместе с матерью в процессе приготовления пищи;   
         - ребенок часто и громко кричит и плачет;   
          - в холодильнике присутствует не весь ассортимент необходимых ребенку продуктов или продукты просрочены;   
          - жалобы соседей (или домочадцев) на жестокое обращение с ребенком, в том числе анонимные.
       Комментировать этот список я предоставляю самим читателям. От себя же скажу: все эти "поводы" родились в больных мозгах людей, со всхлипами молящихся на уже рассмотренную нами западную ювенальную юстицию, расценивающую ребёнка не как часть семьи, а как будущего потребляйца, а семью - как последнюю помеху к воспитанию этого самого потребляйца. Ту самую ювенальную юстицию, которая за два поколения сделала из французской молодёжи клоаку, наполненную уголовниками и опустошёнными душами.
       У нас дела обстоят во многом как бы не хуже. Готовая зубами загрызть русскую семью ювенальщина странным образом начисто слепнет, когда речь идёт о реальном нарушении прав ребёнка - побоях в милиции, секспросвете, снижении возраста ответственности за сексуальные преступления перед детьми и подростками... Более того - у меня отчётливое ощущение, что некоторые из этих мерзостей ювенальщина прямо-таки одобряет! А в недрах думы таятся зародыши жутких монстров - например, законопроект о трансплантации детских органов (пока она официально запрещена). Учтите, что многодетные семьи, попадающие под удар "опеки" - как правило, семьи со здоровыми детьми (сама многодетность определённая гарантия этого - значит, мать и отец не отравлены и не искалечены контрацептивами, абортами и прочим...) Выбрать из базы данных - хотя бы из школьной - "подходящего" ребёнка можно находясь в любом уголке земного шара. Далее следует молниеносный удар - родители В ЛЮБОЙ СЕМЬЕ (подчёркиваю - в ЛЮБОЙ!) объявляются "педагогически несостоятельными" по любой из перечисленных выше причин, ребёнка изымают. Достаточно лишить родительских прав даже не насовсем - на время. На какой-то месяц. Этого вполне хватит, чтобы ребёнок "сбежал из детдома" неизвестно куда и пропал. Реально его жизнь закончится в одной из клиник за границей, но доказать что-то будет просто невозможно. В случае же официального разрешения трансплантации всё будет ещё проще. Ребёнок умирает в детдоме от какой-то болезни или во время того же "побега" попадает под машину. Тело естественно возвращают родителям. Думаете, они, находясь в раздавленном состоянии, будут его осматривать?
       Летом 2009 года была история, подробностей которой я пока не знаю. Из семьи были изъяты 12-летняя девочка и 6-летний мальчик. Хотя детей готовы были взять родственники - вполне обеспеченные люди! - им отказали наотрез. А родителям изымавшая детей чиновница совершенно спокойно сказала: "Не мечитесь, всё равно с вами они больше жить не будут. У меня очередь из иностранных усыновителей."
       Именно так, прямым текстом. Понимаете?
       ...были подведены итоги первого года работы 'горячей линии' для семей, лишившихся детей по решению органов опеки. Оказалось, что контингент по сравнению с советскими временами сильно изменился. Если раньше детей отнимали у лентяев и пьяниц, то сегодня большинство 'недобросовестных родителей' - жертвы финансового кризиса и неблагополучной экономической ситуации в регионах.
       Например, уборщица вокзала в городе Дно Псковской области лишилась пятимесячного ребенка из-за того, что на свою зарплату в шесть тысяч рублей на смогла сделать в квартире ремонт. Квартира же у нее, как и у большинства жителей Дна, не имеет водопровода, унитаза и расположена в двухэтажном доме с удобствами на улице. Это подвигло органы опеки вынести решение о невозможности проживания ребенка вместе с матерью.
       Вообще, коммунальные удобства - это отдельный разговор. Как оказалось, в органы опеки в последнее время 'подают сигналы' именно коммунальщики - таков новый способ борьбы с неплательщиками. Схема проста. Например, семья москвичей Кузнецовых в 2008 г. осталась без средств к существованию - из-за кризиса отец семейства лишился работы. Через несколько месяцев работу он нашел, но зарплата там оказалась в четыре раза меньше, чем на предыдущей. А Кузнецову-старшему на эту зарплату надо было кормить жену и пятерых детей. В итоге за два года образовался долг за услуги ЖКХ в размере 200 тыс. рублей. Коммунальщики обратились в органы опеки с предложением отнять у Кузнецовых детей и держать их в детском доме до тех пор, пока Кузнецов-старший не выплатит весь долг. Органы опеки тут же составили акт о 'финансовой несостоятельности' и временно изъяли детей из семьи. Начались судебные тяжбы. Если Кузнецовы в ближайшие пару месяцев не выплатят долг, их лишат родительских прав, да еще и выселят из квартиры в комнату в коммуналке.
       В целом, как отметил представитель Лиги защиты детей Сергей Сиротин, финансовое благополучие россиян вопреки громким заявлениям президента не улучшается. В середине 90-х по этому показателю Россия была на 73-м месте в мире. Сейчас - на 71-м. И это при том, что цены на нефть и доходы бюджета за прошедшее десятилетие выросли в несколько раз.
       Идея создать для родителей 'горячую линию' возникла после прошедших в конце 2009 г. по инициативе ассоциации 'В защиту семьи и детей' слушаний в Госдуме. На 'горячем' номере (8-965-202-20-28) сидят двое волонтеров. По каждому звонку активисты правозащитных организаций проводят разбирательства, оказывают юридическую и финансовую помощь. Только вот помочь мало кому удается - местные власти помогать отказываются, а 'материнский капитал по-прежнему остается фикцией', считает координатор 'горячей линии' Марина Ожегова. С прошлого года пособия для многодетных семей выплачивает на федеральный, а региональный бюджет, который раскошеливается аж на 100 - 300 рублей в месяц на каждого ребенка. Это при том, что тратить на одного детдомовца от 100 тыс. до миллиона рублей в год у государства деньги находятся. Причем до детей эти деньги почти не доходят, в большинстве случаев они идут 'на ремонт здания', то есть все в то же ЖКХ.
       Такая система, по словам правозащитников, приводит к коррупции, ведь деньги в 'сиротской' сфере крутятся немалые - ежегодно в России отнимают у родителей и передают в детские дома примерно 120 тысяч детей.
       'К сожалению, еще не было в истории России ни одного случая, чтобы сотрудников органов опеки за незаконные действия привлекли к уголовной ответственности. Когда в средствах массовой информации поднимается шум, они просто возвращают детей на место. Из-за этого сотрудники органов опеки чувствуют свою безнаказанность', - говорит Марина Ожегова
       Иногда доходит до абсурда. Вот какую историю рассказал председатель комитета 'За гражданские права' Андрей Бабушкин: 'В ночь с 11 на 12 января прихожу я в отделение милиции, там сидят два десятка подростков, все в белых кроссовках. Милиционеры говорят:
       'Нам дали наводку, что болельщики сговорились между собой приходить на акцию в белых кроссовках. Поэтому кто был в центре в белых кроссовках, мы всех задержали'. К утру человек восемнадцать отпустили домой, а двое оказались несовершеннолетними. Их повезли в больницу как 'детей, оказавшихся безнадзорными''.
       А к родителям несовершеннолетних милиция направила представителей органов опеки - пусть они объясняют, как их дети в нехороший день оказались возле Манежной площади, да еще и в белых кроссовках.

     ( http://news.rambler.ru/8767079/)
       Детище нашей Общественной Палаты, форсайт-проект "Детство-2030", попирающий интересы семьи (о нём будет ещё сказано немало), при рассмотрении в Госдуме был отклонен. Вроде бы можно вздохнуть с облегчением -- миновала еще одна угроза семье и детям. Но на деле эта победа мало что дала, потому как массированная атака государства на семью продолжается. Вот какую точку зрения на проблему имеет Константин ШЕСТАКОВ, ст. преподаватель кафедры экономической теории и кафедры религиоведения Тюменского нефтегазового госуниверситета, председатель Тюменского областного отделения Общероссийской организации "За жизнь и защиту семейных ценностей".
       После ратификации Европейской Социальной Хартии в России неумолимо внедряется ювенальная юстиция по западному образцу. И ювенальных прецедентов в нашей стране уже многое множество. Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка г-н Астахов, например, заявил, что его вообще не волнует вопрос о том, будет в России внедряться ювенальная юстиция или нет. С ней или без нее он будет "защищать права детей".
       Сопоставив то, что делается, с тем, что говорится, можно понять эти слова так: даже если Госдума не примет ни одного закона о ювенальной юстиции, мы обойдемся министерскими указами, письмами, инструкциями (и "телефонным правом"), для того чтобы в России действовала та система, которая на Западе именуется "ювенальная юстиция". А уж как ее назвать -- не важно, главное, чтобы она работала.
       И она уже реально действует в России -- жестко, нагло, неумолимо. Действует через систему исполнительной власти и некоммерческие организации под напевы контролируемых СМИ, нагнетающих истерию о насилии в семье и воспевающих доброго дядю, защитника всех российских детей г-на Астахова.
       Улицы крупных городов уже пестрят ювенальными плакатами, в школах проводят антиконституционное ювенальное анкетирование и "десятиминутки" с рассказами школьников о том, как обижают и наказывают их родители. Уже имеют место десятки случаев изъятия детей у священников, у нормальных непьющих родителей только по причине их бедности.
       Особенно настораживает то, что формулировки, уже давно существующие в законах и нормативно-правовых актах, вдруг начинают трактоваться совершенно иначе. И все это происходит скоординированно, будто кто-то дал негласную установку по всей стране.
       Например, еще пару лет назад ни одному судье, ни адвокату, ни работнику прокуратуры в голову бы не пришло понимать под "жестоким обращением с несовершеннолетним" (ст.156 УК РФ) применение в воспитательном процессе "витамина Р" -- брючного ремня. Сегодня ремень ИЗЫМАЮТ при обыске отца, обвиняемого по ст.156. А в обвинительном заключении пишут: "умышленно ремнем нанес несколько ударов по ягодицам, в результате чего причинил пострадавшему физическую боль".
       Этот случай имел место в Ханты-Мансийском округе. Стоит задуматься о том, что силы, дающие такие негласные установки, равно как и установки по муссированию в СМИ темы насилия в семье, распространению школьных ювенальных анкет и уличных баннеров, действуют, с одной стороны, чрезвычайно оперативно и организованно (система отлажена!), с другой стороны -- на деньги негосударственных иностранных фондов.
       О деятельности СМИ -- отдельный разговор. Методы примитивной, но эффективной социальной инженерии налицо. В газетах вы не найдете ни слова:
       * о насилии детей над детьми в школах и на улице;
       * о том, как миллионами четвертуют младенцев в лоне "матери", называя это "искусственным прерыванием беременности";
       * о том, какому психическому насилию подвергаются наши дети в море того разврата, на который не обращает внимания "добрый защитник детей", не говоря уж о страшном насилии (в т.ч. сексуальном) в интернатах и детдомах. А ведь есть еще и насилие детей над родителями, особенно престарелыми и больными. Но об этом -- молчок!
       Так что не важно, как назвать этот античеловеческий и богоборческий проект, цинично прячущийся за разговоры о защите прав детей, -- важно понимать его суть. Но даже в нашем спящем обществе сторонникам ЮЮ не удается скрыть свое истинное лицо, когда разговоры "о защите прав детей" переходят от общих фраз к конкретным вещам.
       Возьмем, к примеру, вопрос о телесном наказании детей. Недавно я показал своей маленькой дочке советско-японский мультфильм "Приключения пингвиненка Лоло" -- прекрасный, добрый и очень правильный. Мальчик (пингвиненок) -- лидер, защитник, отважный, умный, заботливый, готовый на самопожертвование. Девочка -- по-женски слабая, скромная, ласковая, тихая, добрая, предпочитает быть под защитой сильного мальчика. И есть в этом фильме один момент: после очередной дерзкой вылазки Лоло, стоившей немалых переживаний для мамы и папы, отец говорит сыну: "Я должен тебя наказать". Тот, вздыхая, послушно подходит к папе и заслуженно получает несколько раз плавником по попе.
       Думаю, если б сегодня повторяли этот мультик по федеральным каналам, то "неудобный" фрагмент сразу бы вырезали: слишком явно в нем показано, что значит наказание с любовью, справедливое и воспитующее. Слишком очевидна на этом фоне неадекватность ювенальных рассуждений о шлепках.
       В одном из интервью г-н Астахов договорился до того, что он-де "запрещает шлепать детей". Можно было бы посмеяться над этой нелепостью, если б эти несуразицы не пытались упорно внедрять в нашу жизнь, даже при отсутствии правовой базы.
       Любой человек знает, что наказание детей в семье, совершаемое не с целью "отомстить ребенку за непослушание", а с любовью для вразумления и исправления, является ДОПУСТИМЫМ ЯВЛЕНИЕМ в любой традиционной культуре. В Библии по этому поводу сказано: "Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?" (Евр. 12:7).
       Православный педагог и психолог Владимир БОГОЯВЛЕНСКИЙ так пишет о телесном наказании: "Это самое строгое и чувствительное средство наказания и потому должно быть употребл*емо как можно реже, только при самых серьезных проступках дитяти. Наказание должно быть отеческим и никогда не должно переходить в жестокость; особенно оно не должно совершаться во гневе".
       Еще раз обратим внимание на предлагаемый МЕХАНИЗМ "СПАСЕНИЯ":
       * не ограничивать аборты;
       * не пропагандировать многодетность;
       * не сдерживать зловонную волну разврата;
       * не воспитывать целомудрие и любовь к чадородию,
       * не возвращать ореол святости понятию "материнства", растоптанному массовой субкультурой, а контролировать, запрещать, изымать, пополнять детдома...
       Но апологеты ЮЮ стремятся поставить вне закона традиционный семейный уклад, объявить его неправильным, хотят загнать сложнейший процесс воспитания детей в прокрустово ложе своих убогих представлений, базирующихся не на тысячелетнем опыте народов, а на выдуманных концепциях, не проверенных жизнью и научно безграмотных.
       Что касается случаев реального истязания детей, то, по мнению большинства юристов, существующих механизмов в законодательстве России вполне достаточно для пресечения подобных действий.
       Апологеты ЮЮ любят приводить действительно удручающие цифры по насилию над детьми в США и России. И сравнение здесь явно не в нашу пользу. Они намекают на то, что детей в России "надо спасать", очевидно, запрещая родителям шлепать распоясавшихся чад и изымая их у "непослушных" родителей.
       По данным МВД, только в 2008г. в России зарегистрировано 69 новых организаций, занимающихся усыновлением детей за границу. Ребёнок требуется здоровый и, по возможности, "славянской внешности". Таких детей особенно любят усыновлять легализованные на Западе однополые "семьи". При этом в России "коммерческое усыновление" в 5 раз дешевле, чем в Европе.
       Сейчас для них главное:
       * убаюкать общество заверениями, что "как на Западе у нас не будет";
       * создать законодательную базу и полным ходом запустить механизм ЮЮ;
       * сформировать прослойку ювенальных судей и социальных работников нового образца, обученных (по западным методикам и на западные деньги), которые смогут отбирать детей у нормальных родителей, смеясь над их рыданиями и болью (что на Западе давно уже достигнуто).
       Надо полагать, "как на Западе" у нас сразу не будет. Невозможно представить современного, воспитанного еще в ХХ веке социального работника в роли грубого истязателя рыдающей матери и малыша. Но людей-роботов уже готовят: не за горами массовое сокращение "устаревших" соцработников, что уже коснулось школьных учителей.
       Вопрос: КОМУ И ЗАЧЕМ ЭТО НУЖНО? Ведь любому ясно, что рождаемость с помощью ЮЮ только сократится. Например, в Германии, где юстиция лютует уже не первое десятилетие, многие немки стали сознательно выбирать "child-free", т.е. специально стерилизуются, чтобы никогда не иметь детей. Европейские родители затворяют душу, отстраняются от детей, формализуют отношения в семье -- иначе любящее сердце разорвется на части от понимания того, как растлевают твоего ребенка, а ты не имеешь права ничего сделать. У нас идет иначе: на Украине несколько матерей покончили жизнь самоубийством после того, как органы опеки забрали у них детей.
       Одной из реальных целей внедрения ЮЮ является построение полностью подконтрольного общества. Если создать такие условия, что донести можно будет на каждого, а уж подоспевшие "уполномоченные" найдут за что изъять, то каждый родитель, имеющий ребенка, будет "на крючке" у ювенальщиков. Сегодня эти механизмы уже действуют. В Тольятти у журналистки, написавшей скандальную статью про АвтоВАЗ, отобрали сына и дочь, потому что они "живут в бедности". Посоветовали ей не писать про завод, даже уехать из города. Только под давлением общественности детей вернули.
       Есть у ЮЮ и более глубинные цели -- тотальный контроль государства над семьей, принудительное формирование мировоззрения личности, подрыв ее нравственных устоев. Наш традиционный семейный уклад позволяет воспитывать сильную, свободную, духовно и психологически здоровую личность, которую не так просто "загнать в стойло". Но тоталитарному обществу нужны лишь бездушные винтики.
       Одной из мин замедленного (но чудовищного!) действия, является внедрение в сознание ребенка ОЩУЩЕНИЯ КОНТРОЛЯ НАД РОДИТЕЛЯМИ, возможности шантажировать и диктовать им свои условия. Даже если сын этого не сделает, само ощущение возможности заставить отца слушаться, а то и посадить его нравственно калечит юного человека.
       Сейчас самое главное -- информирование общества. Узнав о сути происходящих перемен, НАРОД НЕ ДОПУСТИТ принятия ЮЮ ни в какой форме. Я верю в то, что наше сознание еще не до конца "обработано" за последние 20 лет и мы способны отстоять базовые ценности семьи. По Конституции власть в России принадлежит народу, а не чиновникам, лихо осваивающим зарубежные гранты. Нам надо самим стоять за свои права.
       Жутковатый интерес представляют причины, по которым детей разлучали с родителями - особенно на фоне произошедшего за последние 30 лет сокращения населения (с 260 млн. чл. в СССР до 141 млн. чл. в РФ).
       Итак, в 80-е годы причиной "изъятия" практически в 100% случаев были алкоголизм и аморальное поведение родителей ребёнка. Причём даже в такой ситуации до последнего старались сохранять семью - устраивали на работу, помогали деньгами и вещами, путёвками и выплатами, лечили родителей... Старались сохранить даже когда было в сущности ясно: труды пропадают даром. Потому что чётко знали: ребёнок - часть института семьи.
       В 90-е экономическое положение страны изменилось. Правда и тут сохранялись советские традиции - если не считать тех сотен тысяч беспризорных, которые оказались вне семьи по "объективным причинам", детей по-прежнему изымали у опустившихся родителей. Правда, число их выросло шестидесятикратно по сравнению с тоталитарным и экономически неэффективным СССР - и в основном это были люди не опустившиеся, а - опущенные государством (согласитесь, что это - разница!) Появилось и ещё одно новшество - в 90-е годы за рубеж ежегодно продавали до 12 000 русских детей, не осуществляя за их дальнейшей судьбой никакого контроля. Подобная практика была введена ещё с подачи жены М.Горбачёва Р.Горбачёвой, много похлопотавшей о разрешении на государственном уровне "иностранного усыновления".
       В первой половине 10-х годов двадцать первого века наблюдалось в целом сохранение тенденции 90-х. Правда, стократно выросло по сравнению с СССР количество "изымаемых" детей, а так же несколько снизилось иностранное усыновление - до 8 000 чл. в год. Это было связано с тем, что русские, опомнившись от 90-х годов, стали больше усыновлять сирот.
       Во второй половине 10-х годов наш народ столкнулся с совершенно новым для нас чудовищным явлением. При резко сократившемся иностранном усыновлении детей впервые стали отбирать не у алкоголиков и асоциалов - появилось и начало шириться движение "изъятия" детей из вполне благополучных морально, но "недостаточно обеспеченных" семей.
       В данный момент - на 2009-2010 годы - из семей "изымается" до 120 000 детей в год. 10 000 детей каждый месяц, 330 детей каждый день, 14 детей каждый час.
       Каждые четыре минуты из русской семьи "изымается" ребёнок. Это составляет треть от всех рождённых за год русских детей. Есть все основания предполагать, что в 90% случаев никаких реальных, глубоких причин для "изъятия" НЕТ. За исключением формулы, согласно которой "за ребёнком в организацию идут деньги". По этой же причине резко упало количество усыновлённых внутри страны детей.
       Государство не только лишило детдомовских сирот призрачной надежды на семейное счастье. Оно стало спешно изготовлять - обрубая по живому привязанности и любовь - сирот из самых обычных детей. С папами и мамами...
       Этому преступлению нет оправдания и нет срока давности.
       У родителей отобрали ребёнка. Обычное дело в России
       В сентябре прошлого года, во время командировки в Приморье, мне, в качестве примера правового беззакония царящего в регионе рассказали историю Кати Высоцкой, молодой девушки, жившей с будущими "Приморскими партизанами" практически на одной улице.
       За месяц до начала этих событий Катерина познакомилась и переехала жить к местному предпринимателю, занимавшемуся лесозаготовкой Николаю Корнобаю. Работал он в тесном сотрудничестве с отцом и.о. начальника Кировского РОВД Василия Скибы, что, возможно, и предопределило весь дальнейший ход событий.
       История эта банальна и, увы, не единична для России -- 10 февраля 2010 года сожитель, некто Корнобай, в состоянии алкогольного опьянения, жестоко избивает годовалого малыша.
       При наличии правоохранительной системы история свободной и счастливой жизни г-на Корнобая закончилась бы буквально на следующий день. Вместо этого, именно на следующий день началась история Кати и её сына, продолжающаяся и по сей день.
       В тот вечер у них в гостях были Олещенко Евгений и Михаил Бзенко и две Катиных подруги Юля и Аня. Сидели, выпивали, общались. Слушали музыку. Через некоторое время домой пришел её гражданский муж Корнобай и присоединился к кампании. Катерина занималась с ребенком. В этот день ему поставили прививку, и он всё никак не мог успокоиться. Катя попросила его вместо распития пива уложить ребенка спать.
       -- Хорошо, -- сказал он, -- я уложу, только у меня свой метод и мне мешать нельзя. Когда через некоторое время Высоцкая услышала плачь ребёнка и попыталась войти в комнату, сожитель её туда попросту не пустил. Ребенок затих.
       Подробности этой методы прояснились к утру. По словам Сергея Высоцкого (отца Екатерины) Корнобай бил ребенка по точкам с помощью которых можно отключить ноги руки, лишить сознания... Рот орущего от боли младенца прикрывал подушкой...
       Утром, осматривая ребенка, Катя обнаружила множество ссадин, синяков и царапин, в районе паха была большая гематома.
       -- Он упал, -- начал оправдываться Корнобай.
       Высоцкая стала собирать его в больницу, Корнобай испугался. Более суток он силой удерживал Екатерину дома, но 12 февраля ей все-таки удалось вырваться с ребенком на улицу. Первым делом Катерина отправилась в больницу, чтобы зафиксировать побои.
       Вместо этого, именно там ребенка у неё пытаются сразу отнять. Екатерину никто не слышит и не слушает. Медсестра Чуб, заявляет, что ребенка у неё отберут. Напуганная девушка, буквально силой вырывает ребенка из рук медсестры и бежит из больницы. Педиатр Апыхтина не спеша пишет заявление в милицию. На Катю.
       В тот же день, возбуждается уголовное дело. Высоцкая объявляется в розыск.
       "За жестокое обращение с ребенком, оставление его без медицинской помощи, не оказание помощи просим лишить Высоцкую родительских прав", -- немедленно подключились к делу органы опеки. Как выяснится на суде, причины возникновения побоев их не заинтересовали...
       А Катерина бежит. Садится на первую попутку и едет из Кировки в поселок Горные Ключи. Знакомые, у которых она остановилась, убеждают её саму обратиться в милицию, мол, они разберутся. И вечером этого же дня Катерина с ребенком приходит в Кировское РОВД. Туда же приезжают и представители органов опеки.
       В кабинете N309 (называемой в народе пыточной) в тот момент находились Скиба (уже известный нам по Приморским партизанам), Соболев, Храпов, Тевяшов. От органов опеки присутствовала г-жа Игнатенко. Приехали родители Кати. Игнатенко заявила, что ребёнка забирают, а Катю отпустят через час. Родители спросили: " На каком основании вы имеете право забирать ребёнка у матери, которая кормит дитя грудью?".
       Игнатенко на это ответила, что, мол, такую тварь, как ваша дочь, убивать надо.
       Вот как описывала происходившее сама Высоцкая: -- "В милиции стали на меня орать, а я пыталась им объяснить, что ребенка я не трогала. Тогда Соболев стал бить меня по щекам, а сотрудница опеки вырвала из рук ребенка, после чего покинула помещение.
       Тогда сотрудники милиции стали бить меня уже кулаками. Соболев стал стягивать с меня штаны и попытался изнасиловать бутылкой из под водки. В перерывах между избиениями сотрудники курили, туша бычки о мою спину, и припаливали ими глаза...
       После этого они опять поставили стул на середину и, усадив меня, загнули лицом вниз, и, задрав кофту, стали царапать чем-то спину, играя в крестики-нолики. Тут Соболев приказал мне танцевать стриптиз. После всего этого (я не всё описала) я стала делать все, что они говорят.
       Какую бумагу я там подписала, не помню, прочитать я её уже не могла..."
       Пока все это происходило Скиба позвонил дознавателю и сказал, что "она уже готова", потом мы прошли к нему и я написала все, что мне продиктовал Соболев.
       В шоковом состоянии девушку отвезли домой к сожителю. Последний, всё это время неплохо отдыхал в компании трех друзей и подруги. Корнобай предупредил девушку, что если она напишет на него заявление, то они объединятся и напишут заявление на неё. И свидетелей найдем, подытожил он...
       На следующий день факт побоев нанесенных вышеуказанными сотрудниками "милиции" был подтвержден медицинским освидетельствованием. С ним-то Высоцкая и обратилась в Прокуратуру.
       Догадываетесь с каким результатом?
       Едва оправившись от общения с милицией, Катерина вместе с родителями отправилась к начальнику территориального органа опеки по Кировскому муниципальному району Т. Хариной. Которая предложила ей написать официальное заявление и подписать акт, чтобы получить возможность общения с ребенком. Как оказалось впоследствии, это был акт об изъятии ребенка.
       После этого, Екатерина попыталась встретиться с сыном, но персонал больницы пригрозили вызвать наряд милиции.
       Тогда родители Кати вернулись к Хариной. Разговор там пошел уже совсем иной:
       -- " Я не только лишу вашу Катю родительских прав, но и посажу", -- сказала чиновница обескураженным пожилым людям.
       -- "Да у меня уже очередь из желающих усыновить такого ребенка", -- заявила она.
       И это не пустые слова. Действительно, усыновление детей в Приморье прибыльный и высокодоходный бизнес. При этом, если органы опеки и заинтересованы в будущем благополучии ребенка, то только в последнюю очередь. Основной мотив их действий -- деньги. Деньги на содержание детей, деньги от усыновителей, которым в зависимости от суммы могут предложить ребенка "получше" либо "похуже". Любят усыновлять приморских детей и гости из-за рубежа. А с учетом возможностей местной "правоохранительной системы" отобрать любого ребенка из семьи для "хорошего клиента" лишь дело техники. Причем безо всякой Ювенальной юстиции.
       Случаев подобных Катиному в Приморье не один и не два.
       Например, скандальная история с попыткой отобрать детей у многодетного священника в пос. Хороль Приморского края. В той истории, иерей Александр Орехов в семье которого уже было 7 детей, взял двоих приемных. Вначале органы опеки попытались запретить матушке рожать, а позже силой начали отбирать приемных детей.
       Прошло уже семь судов по различным поводам, но видно Александра Бог бережет, а потому опека пока проигрывает.
       Или история, произошедшая недавно во Владивостоке, где из-за конфликта с заведующей детского сада инспектор по делам несовершеннолетних Юлия Скиба (и снова эта фамилия) отобрала двоих детей у молодой матери, где заведующая детского сада оказалась родственницей начальника местного органа опеки.
       Но вернемся к нашей истории.
       Родители не поверили Хариной: -- "На то есть суд", -- заявили они.
       Харина усмехнулась: -- "Не суд не решает, а я".
       И действительно, 31 марта 2010 года суд принял именно то решение, которое требовалось опеке. Екатерина Высоцкая была лишена родительских прав. Потом еще много было этих судов в разных инстанциях, и все они оставляли это решение в силе.
       Наверное это мелочь, но секретарем суда была жена одного из оперативников избивавших Высоцкую.
       Последний раз мать с сыном виделась 14 июня 2010 года, а в 5 утра его увезли во Владивосток, определив в "Краевой психоневрологический дом ребенка".
       Выехать за пределы Кировского Катя не могла, так как находится под следствием.
       А потому долгое время о судьбе малыша было ничего не известно. Так как во всех свиданиях им было отказано. Отказано было и в опекунстве над внуком родителям Екатерины. И лишь в январе текущего года, когда Катерина обратилась к правозащитникам, удалось выяснить, что ребенок все еще находится в России.
       Когда Антону исполнилось 2 года (14.12.2010) его двоюродная бабушка Гайворонская Нина Ивановна повезла во Владивосток подарок от мамы. Но в детский дом её не пустили и подарок не приняли, сославшись на прямой запрет органов опеки.
       Я не знаю почему они так поступают, может хотят, чтобы ребенок поскорее забыл свою мать?
       Екатерина не оставляет надежды вернуть своего сына. Она обратилась в местные правозащитные организации и вышла на "Русское Общественное Движение".
       Правозащитная организация "Хранители закона" провели собственное расследование происшествия, полностью подтвердившее, что ребёнка отобрали у матери незаконно.
       При этом, налицо был факт жестокого обращения не только с мамой, но и с грудным ребёнком, подчеркивают правозащитники.
       -- Я обращалась в прокуратуры Приморского края, ДВФО, генеральную РФ, вплоть до администрации президента, -- рассказывает Екатерина Высоцкая, -- но и оттуда пришли ответы, что в их полномочия не входит разбираться с такими делами, а потому, все жалобы направлялись прокурору Приморского края, где дело так и не сдвинулось с места. Получается, на кого жалуешься, тому и отдают разбирать жалобу.
       Тем временем 51 (пятьдесят один) житель п. Кировский, которые хорошо знают Е. Высоцкую, подписали заявление в её защиту. Подписи лично собирала Марина Кириллова, мать одного из приморских партизан, но все равно, этого слишком мало.
       В Приморье многие вещи становятся гротескными, а порой и попросту чудовищными. Власть в своем беззаконии там доходит до такого абсурда, что, читая материалы, просто не верится, что люди, принимающие такие решения, внешне точно такие же как и мы и ходят по одной с нами земле.
       Еще более страшной оказывается судьба одного маленького беззащитного, только что появившегося на свет человечка, попавшего в жернова Молоха, требующего всё новых человеческих жертв.
       Эта статья -- крик о помощи молодой матери, у которой практически не осталось шансов вернуть сына. В начале февраля 2011 года пройдет последнее судебное заседание по данному делу. Шансы на оправдательный вердикт исчезающее малы.

    (http://apn.ru/publications/article23558.htm )
       Знаете, что самое ужасное в этой истории? Даже не её ювенальный подтекст, нет... Молодую мать, женщину, кормящую грудью, женщину, которая только что лишилась отобранного у неё ребёнка, садистски пытали те, кто должен нас охранять. Работники милиции...
       В гитлеровской армии ещё надо было поискать тварей, которые оказались бы достаточно скотоподобны, чтобы учинить над женщиной, матерью, и без того находящейся на грани помешательства от случившегося - подобное описанному выше. А если таких там находили - их переводили в охрану концлагерей. Там они были вполне на месте. Там их - тех, кого не растерзали заключённые - и настигла виселица...
       ...Стоит ли удивляться, что, когда в тех же местах несколько мальчишек взяли в руки оружие и начали убивать зверей в форме, по всей стране никто - даже коллеги приморских ментов из других регионов! - не нашёл для них слов сочувствия, а вот на стороне "приморских партизан" оказалось чуть ли не 80% населения России? Стоит ли удивляться и тому, что эти "защитники народа" при первой же опасности окопались в своих управлениях, не снимая бронежилетов, и перекрыли подходы к ним минами и колючей проволокой? (Я не шучу, это было на самом деле!) Видимо, насиловать и жечь сигаретами несчастную женщину куда безопасней, чем ждать - не влепят ли в тебя сейчас заряд картечи?
       Жаль, что ребята не успел убить тех мерзавцев, которые пытали Екатерину.
       Ведя дискуссии с самыми разными людьми, относящимися ко всем слоям российского общества, приходится раз за разом сталкиваться с одним и тем же явлением. В ответ на все аргументы, приводимые в пользу необходимости сохранять и уважать автономию семьи, ее прав принимать решения о воспитании и образовании ребенка, защиту ее жизни от произвольных вторжений извне, звучит одно и то же эмоциональное: "Вы что, не знаете, что по статистике в России ежегодно от рук родителей гибнет 2.000 (варианты - 30.000 или даже 200.000) детей?! С этим надо что-то делать!!".
       Разумеется, эмоциональное восприятие этой нелегкой темы вполне понятно. Но, к сожалению, эмоции людей по подобным поводам могут использоваться и используются часто в не самых благовидных целях. Под наплывом эмоций перестают восприниматься и факты, и взвешенные аргументы - и люди легко соглашаются с тем, что не только не сможет решить существующие социальные проблемы, но и создаст новые, еще более опасные.
       Каковы же действительные факты? Сколько детей страдает от различных преступлений каждый год и гибнет от рук своих родителей? Мы провели небольшое исследование, и обнаружили, что расхожие "надежные статистические данные" вовсе не соответствуют действительности.
       Сразу же бросается в глаза сильное "расхождение в показаниях".Некоторые источники утверждают, что в России ежегодно от рук родителей погибает 200 тысяч детей. Происхождение этих данных не вполне ясно, но они совершенно не согласуются с другими, более надежными данными. Собственно, они ни на чем не основаны.
       В другом средстве массовой информации утверждалось: "По данным разных ведомств, в России от рук родителей погибает от 10 до 30 тысяч детей в год". Ссылки ни на какие конкретные данные также не приводятся, и с более надежной, официальной информацией эти сведения не согласуются.
       Несколько более реалистично выглядят другие данные - но увы, и они не выдерживают проверки.
       Так, в 2006 году  тогдашняя председательница комитета Госдумы по делам женщин, семьи и детей, известная сторонница введения ювенальной юстиции и прочих систем "защиты прав детей", печально зарекомендовавших себя в других странах, Екатерина Лахова, утверждала, что ежегодно две тысячи российских детей погибают от рук своих родителей.
       "Только по официальной статистике, в России ежегодно от рук родителей погибают 2 тыс. детей", - рассказал другому СМИ исполнительный директор общественной организации "Право ребенка" Борис Альтшулер.
       Но и эти данные оказались неточными, а их источники остались неизвестными. Дело в том, что в 2007 году по официальным данным МВД и Следственного Комитета при прокуратуре РФ всего погибло в результате преступлений 2.500 детей (в 2008 - 1.900).  Это - общее число погибших детей. Цифры, приведенные выше со слов Е. Лаховой и Б. Альтшулера, очевидно, стали результатом неточных формулировок и поспешных интерпретаций. Точно так же, как целый ряд СМИ решил, невнимательно прочитав текст опубликованной МВД информации, что все эти дети погибли от рук педофилов, точно так же защитники прав детей решили, что все они погибли от рук родителей. Между тем, таких данных в статистике не содержалось.
       Более того, если верить другим данным МВД, приведенным Министром внутренних дел, в 2009 году всего в отношении несовершеннолетних было совершено 106 тыс. преступлений (цифра включает все преступления, а не только убийства), из них родителями детей было совершено 4 тыс. Нетрудно подсчитать, основываясь на этих цифрах, что лишь 4% преступлений в отношении детей совершаются родителями, а 96 процентов преступлений, включая и убийства, соответственно, были совершены вовсе не родителями.
       Сколько же из примерно двух тысяч детей, погибающих в России в год в результате преступлений, действительно гибнет от рук собственных родителей? Наиболее точный ответ на этот вопрос был дан в 2005 годузаместителем Генерального Прокурора РФ. По его словам, с 2000 по 2005 год в России от рук родителей всего погибло 1.086 детей. Заместитель Генпрокурора "отметил, что это официальная статистика, и разговоры о том, что в России от рук родителей гибнут от тысячи до двух тысяч детей ежегодно, не соответствуют действительности". Нетрудно догадаться, что цифры Генпрокуратуры - наиболее точные (поскольку представители прокуратуры всегда участвуют в уголовном процессе по делам об убийствах). Она не заинтересована ни в преувеличении, ни в преуменьшении статистических данных. Эти данные в целом соответствуют и данным, приводившимся в тот же период "Российским детским фондом", по данным которого в 1999 г. от рук родителей в России погибло 200 детей.
       Иными словами, цифра, приводимая Е. Лаховой и Б. Альтшулером в действительности завышена в 10 раз. Каждый год в России от рук родителей гибнет 200 детей, а не две тысячи. И еще неизвестно, только ли случаи убийства детей родными родителями отражены в этой печальной цифре. Вполне возможно, что случаи убийства ребенка отчимом или мачехой включены сюда же.
       Разумеется, каждая смерть ребенка, тем более, если ее причиняют самые близкие люди - трагедия. И, разумеется, убийство ребенка должно строго наказываться по нормам действующего уголовного права. Однако, думается, что указанная цифра никак не может оправдать введения "тотального воспитательного контроля" в отношении всех российских родителей. Контролировать все семьи из-за того, что среди родителей встречаются изверги - все равно, что обыскивать на выходе из супермаркета всех покупателей, раздевая их догола, только потому, что в магазинах временами воруют. И, совершенно понятно, что подлинная статистика не может оправдать создания масштабных государственных программ по "надзору за семьями", получения крупных грантов и государственного финансирования организациями, продвигающими подобную "защиту прав ребенка". Поэтому без преувеличения реальной статистики сторонникам ювенальных технологий, связанных с "защитой прав ребенка", никак не обойтись.
       Именно по этой причине преувеличивают статистику опасного насилия над детьми и зарубежные службы, "защищающие" права ребенка. Чтобы существовать, получать все возрастающее финансирование от государства, им постоянно нужно демонстрировать ужасающий масштаб проблемы. Ведь именно "масштаб проблемы" и оправдывает само их бытие. Вот и приходится одним организациям записывать в "насилие над ребенком" все, вплоть до строгого взгляда или замечания, а другим - утверждать, что каждый 12-й ребенок в их стране становится жертвой педофилов. Увы, для подобных организаций "создание статистики" - вопрос финансового выживания и благополучия.
       Не приходится удивляться, что, несмотря на интенсивную работу "защитников детей" в других странах, масштабы насилия над детьми лишь растут под их чутким присмотром. Ведь, в действительности, никто не заинтересован в том, чтобы насилия становилось меньше. На что же тогда будут жить "санитары общества"?...
       Итак: что это?
       Защита прав детей?
       Дети не находились в опасности. В опасности - как психической, так и физической - они находятся, когда оторванный от семьи и помещённый под надзор чужих - сколь угодно добросовестных - людей - ребёнок оказывается в казённом доме без мамы и папы. Подобные травмы не проходят даром для психики никогда. Даже в возрасте, в котором, как надеются "изымающие" детей, "ребёнок маленький, он их (родителей!) быстро забудет."
       Разве неизвестно, что первое и главное право любого ребёнка - жить с родителями? Неизвестно, что нарушено оно может быть лишь по суду? Неизвестно, что никакая "материальная недостаточность" семьи не может служить законной причиной для "изъятия" детей из этой семьи?
       Согласие родителей, полученное опекой, было получено так же незаконно - под давлением, оказанным на них.
       Я вижу тут следующее:
       1.нежелание помочь семье с получением достойного жилья;
       2.неумение работников организации справляться с проблемами семьи без причинения тяжких психологических травм всем членам семьи;
       3.действия, которые можно квалифицировать как целенаправленный развал вполне благополучной семьи...
       Список можно продолжить. Вплоть до геноцида (прочтите его определение, данное ООН).
       По адресу http://www.vladimir-city.ru/_social/education/pdf/guardianship.pdf органами опеки был размещён интересный материал. Одна рука пристраивает социальных сирот, другая их плодит? Простите, но иначе понять такое невозможно.
       История эта получила продолжение сразу.
       "Вероятно, формальные основания для такого решения были, но по-человечески ситуация выглядит дико и претензии необходимо предъявлять и к тем, кто ответственен за такие жилищные проблемы у семьи", - считает адвокат Роман Головкин, представлявший интересы экс-юриста ЮКОСа Светланы Бахминой.
       "Насильно разделять детей и родителей по такой причине считаю недопустимым", - отметил адвокат.
       В свою очередь известный адвокат Людмила Айвар уверена, что у родителей есть все шансы выиграть суд, если они пожалуются на действия органов опеки.
       "Должно быть соответствующее постановление, распорядительный акт, который можно обжаловать. Решения о том, чтобы отобрать детей у родителей, может принять либо суд, либо должностное лицо, но только на том основании, если ребенку угрожает опасность, если он находится без присмотра или нет родственников, которым можно было бы его передать. А просто взять, забрать ребенка, передав его чужим людям, по большому счету, права не имеют", - сказала Айвар.
       По ее мнению, небольшая жилплощадь не является нарушением прав детей со стороны родителей.
       "Это какое-то самоуправство, необходимо также обратиться и в правоохранительные органы, вплоть до заявления о возбуждении уголовного дела по факту превышения должностных полномочий", - сказала адвокат, отметив, что "у нас полстраны живет в маленьких квартирках, ютится в нечеловеческих условиях, только никто поему-то не обращает на это внимания".
       При этом Уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов заявил РАПСИ, что намерен разобраться в данной ситуации.
       "Ситуации, когда детей забирают из-за жилищных условий или из неблагополучной семьи, случаются регулярно, но не все обвинения, которые звучат, соответствуют действительности", - сказал Астахов.
       Он напомнил о ситуации с многодетной матерью из Санкт-Петербурга Верой Камкиной, которую Колпинский районный суд в мае ограничил на полгода в родительских правах. Ситуация в семье женщины попала в поле зрения прессы в начале февраля, когда некоторые СМИ написали, что органы опеки могут отобрать у нее четверых детей из-за долга по квартплате. Однако органы опеки и профильные комитеты администрации, обратившиеся в суд, сообщали, что на самом деле ее могут лишить родительских прав из-за плохого ухода за детьми.
       "В любом случае, оснований в законе для того, чтобы отобрать детей из-за жилья, нет, и если это было сделано именно по этой причине - это незаконно. Я абсолютный сторонник того, чтобы дети воспитывались в семье, и если никаких нарушений нет, будем (их) возвращать", - заключил Астахов.

    (http://www.rapsi-pravo.ru/incident_news/20101028/250933898.html)
       Отмечу, что дети Камкиной так и не были возвращены. Когда СМИ стало известно, что отняли их по наущению ЖКХ, тема немедленно была "замазана" "экспертами", как дважды два доказавшими, что Вера Камкина - никуда не годная мать, жильё её - бардак, и дело именно в этом.
       "Однако органы опеки и профильные комитеты администрации, обратившиеся в суд, сообщали, что на самом деле ее могут лишить родительских прав из-за плохого ухода за детьми." Ой вэй... Господин Астахов, вы это серьёзно сейчас процитировали? Вы на самом деле верите, что опекуняйцы и жилкомхоз признаются, что отобрали детей, чтобы не тратить деньги на помощь семье? Да как два пальца об асфальт - доказать, что "плохая мать".
       А хотите ещё историю?
       В Великоустюгскую межрайонную прокуратуру
       пер. Красный, д. 4, г. Великий Устюг,
       Вологодская область.
       от Верещагина Олега Николаевича,
       проживающего: 393360, Тамбовская область,
       г. Кирсанов, ул. 1-я Набережная, дом 35.
       тел. 89092357659

    ОБРАЩЕНИЕ
       В начале лета с.г. я обращался к Вам с письмом следующего содержания -

    * * *
       ДО КАКИХ ПОР ЭТО БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ?!
       Практика изъятия детей из семей стала просто-напросто повсеместной. Причина - ЧИНОВНИЧЬЕ ЖЛОБСТВО (простите!), ПРИКРЫТОЕ МОДНЫМИ РАССУЖДЕНИЯМИ О "ЗАЩИТЕ ПРАВ ДЕТЕЙ".
       В мае с.г. в городке Красавино Великоустюгского района Вологодской области из семьи Черногорцев-Баевых (более точных данных у меня пока нет) с помощью судебных приставов, изымали несовершеннолетних детей. Родные оказавшихся в детдоме при живых папе с мамой ребят утверждают, что причиной всему -- вовсе не фанатичная забота о подрастающем поколении, а набивший оскомину квартирный вопрос.
       Младшей, Надежде, в августе будет три годика; старшему, Игорю, в июле стукнет восемь; а среднему, Александру, шесть лет исполнится аккурат 1 июня - в День защиты детей. Вот только отмечать свои дни рождения братьям и сестричке придется в этот раз с чужими людьми. Накануне лета этих ребят забрали из родного дома в казенное учреждение: кто-то решил, что там им будет гораздо лучше.
       Далее я излагал все подробности этой истории, хорошо знакомые постоянным читателям "Советской России". Мною был получен ответ, часть копии которого прилагаю ниже -
       Сообщаю, что по Вашему обращению, поступившему через прокуратуру Вологодской области, межрайонной прокуратурой проведена проверка.
       В ходе проверки было установлено, что 02.02.2010 года Великоустюгским районным судом Вологодской области рассмотрено гражданское дело по иску комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Велнкоустюгского муниципального района о лишении родительских прав Баевой Т.Ф. и Черногорцева Б.А.
       Суд, оценив исследованные доказательства в совокупности, пришел к выводу о возможности не лишать родительских прав ответчиков, а ограничить их в родительских правах, предоставив им срок для исправления и изменения межличностных отношений в семье.
       Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 10 марта 2010 года решение Великоустюгского суда от 02.02.2010 года оставлено без изменения, кассационная жалоба Черногорцева Б.А. без удовлетворения.
       На исполнение к судебному приставу-исполнителю Отдела судебных приставов по Великоустюгскому району Управления Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области 06.05.2010 года поступил исполнительный лист N 2-84/2010 от 02.02.2010 года, выданный Великоустюгским районным судом Вологодской области на основании решения суда, вступившего в законную силу. В связи с этим судебным приставом-исполнителем было возбуждено исполнительное производств от 06.05.2010 года. В ходе исполнения данного исполнительного производства дети из семьи изъяты и переданы органам опеки и попечительства.
       Таким образом, изъятие детей из семьи Черногорцева Б.А. и Баевой Т.Ф. основано на вступившем в законную силу решении Великоустюгского районного суда от 02.02.2010 и исполнено в рамках Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".
       А теперь предлагаю всем обратить внимание на следующую информацию:

    http://www.ntv.ru/novosti/204318/
       Сегодня житель городка Красавино Вологодской области Борис Черногорцев снова пытался попасть к сыну. Шестилетний Саша сейчас прикован к постели в областной больнице. Отца к нему не пускают, потому что тот ограничен в родительских правах. Несколько месяцев назад органы опеки отобрали у Бориса троих детей. Такое решение объяснили тем, что обстановка в семье сложная: оба родителя -- без работы, и с жильем проблемы. В детдоме, заявили чиновники, младшим Черногорцевым будет лучше. Это "лучше" и обернулось для Саши поврежденным позвоночником.
       Корреспондент НТВ Алексей Ивлиев передает из Вологодской области.
       Трехлетняя Надя в детском доме оказалась вместе с двумя старшими братьями. Их отца и мать родительских прав не лишали, но однажды органы опеки приняли решение эти права ограничить и в тот же день детей забрали из дома.
       Отец детей -- Борис Черногорцев, много лет назад отбывавший тюремное наказание за убийство, сейчас постоянно ходит с кипой справок из детского сада, школы, от участкового. Везде характеризуется положительно. Доказывает, что он -- хороший отец.
       Борис Черногорцев: "Я уже не пью пять лет, даже не курю. От капитана Гарманова, участкового или кто он там, есть справка, что с 2007 года я нигде не привлекался. Каким я могу быть дебоширом? Должны быть какие-то бумаги от соседей, что я такой-сякой".
       Соседи в один голос утверждают: дети у Бориса всегда были сыты, одеты и обуты.
       Римма Яшенина, соседка семьи Черногорцевых: "Он все сам делает, сам стирает на детей, готовит, варит. Как говориться, не мужчина, а женщина".
       Представители органов опеки говорят, что основания для ограничения родительских прав у них все же были. Помимо того, что Борис отбывал срок, его жена состояла на учете в психиатрической клинике. Все последнее время родители не работали, живя только на свои пенсии. И ютились впятером в однокомнатной квартире в бараке.
       Александра Коновалова, начальник управления социально-правовой защиты детей Департамента образования Вологодской области: "Семье дается время на протяжении шести месяцев для того, чтобы урегулировать все вопросы, которые считаются отрицательными".
       Собственно, проблемы у семьи, считает отец, начались именно тогда, когда он обратился к местным властям с просьбой улучшить жилищные условия. Сразу после этого детей и забрали.
       Хотели как лучше, получилось как всегда. В результате ограничения родителей в правах шестилетний Александр оказался в Вологодской областной больнице. Отца ребенка больше всего пугает, что врачи категорически отказываются назвать диагноз.
       Шестилетний брат Нади Саша должен был в этом году пойти в первый класс. Вместо этого он с серьезной травмой позвоночника оказался в больнице. Директор детдома говорит, что произошел несчастный случай.
       Татьяна Будахина, директор Великоустюжского детского дома: "Воспитатель привела пять детей, они разделись, не закрывая двери, воспитатель зашла в банное отделение, в душ. Она открывала душ, а он решил пойти посмотреться в зеркало. Разделся и упал. Вот такой случай!".
       Отец Борис в несчастный случай не верит. Якобы сын сказал ему, что это воспитательница толкнула его. После семи недель пребывания в больнице Великого Устюга у ребенка началось осложнение. На санитарном вертолете Сашу срочно доставили в Вологду. Все это время врачи запрещают малышу вставать.
       Сотрудник службы охраны: "А вы с НТВ? Мне сказали вас не пропускать".
       Корреспондент: "А, простите, кто не разрешил?"
       Сотрудник службы охраны: "Администрация больницы".
       Поговорить с главврачом, чтобы узнать, что с ребенком, сначала не удавалось не только журналистам, но и ограниченному в правах отцу. Лишь после длительных переговоров Бориса с гостинцами на 10 минут пустили к сыну.
       Борис Черногорцев: "Ты главное не унывай, духом не падай. Худой ты что-то стал совсем".
       Сейчас Борис Черногорцев через адвоката пытается добиться права узнать диагноз Александра. И если понадобиться, то хочет перевести сына в московскую или питерскую клинику.
       Я не привожу здесь ответов, полученных мной по продолжению этого дела - они очень пространны. Но смысл их таков: травма, полученная мальчиком в детском доме, связана с проблемами в его семье. Семья плохая, асоциальная, никудышняя, возвращать детей - преступление.
       В ответе настолько нет логики, что говорить о нём просто стыдно.
       Таким образом подчёркиваю: незаконно (причина - материальная необеспеченность и просьба отца помочь ему в решении материальных проблем) из семьи были изъяты дети. "Забота государства" сперва обернулась для них расставанием с близкими, теперь - травмой, полученной по вине персонала детского дома, где "детей спасали от нищих родителей", иезуитски назвав похищение из семьи "ограничением родительских прав". Возможно - инвалидностью шестилетнего мальчика.
       Я ПРЕДУПРЕЖДАЛ власти о неблагоприятном исходе этой истории. Ещё летом того года. В День Защиты Детей. КОМУ стало лучше? Только местным властям, которые вместо материальной помощи семье просто отняли у неё детей - "чтоб неповадно было жаловаться". Сэкономили? На эти сэкономленные деньги мальчику вернут здоровье?
       Недавно я снова со своей стороны обратился в прокуратуру. Я предложил им отреагировать на произошедшее несчастье и реально оказать помощь семье в воссоединении. О том, что они приложат усилия для расследования дела и наказания виновных - я и не мечтаю, так как понимаю нелепость просьбы наказать чиновников, в том числе - самих себя.
       Вот что получил в качестве "защиты от государства" отобранный у любящего отца ребёнок. Поврежденную спину.
       Поздравляю, защитнички.

    * * *
       30 октября 2010 года, в субботу, на Болотной площади Москвы прошёл митинг "За Россию без грязи", организованный движением "Народный Собор" при содействии "Объединённого общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности". Поводом для него стало скандальное решение Европейского суда по правам человека, признающее "незаконными" любые запреты на проведение "гей-парадов" в России. В митинге приняло участие более 2 тысяч человек из Москвы, представители Нижнего Новгорода, Твери, Воронежа, Калининграда, Смоленска, Перми, Иваново, Самары, Ногинска, Павлова Посада, Орехово-Зуево, Люберец, Сергиева Посада и др., гости из Украины, а также от национально-консервативных организаций Словакии, Сербии, Германии и Дании. В отличие от митинга, проведенного "Народным Собором" и Общественным комитетом в марте против "ювенальной юстиции", в этом митинге принимали участие не только родительские и православные организации, но также объединения казаков, ветеранов ВС и правоохранительных органов, военно-патриотических клубов, молодёжи, спортивных болельщиков, десантников и т.д.

    ТРЕБОВАНИЯ митинга "В защиту семьи и нравственности"

    г. Москва, Болотная площадь 30 октября 2010 г.
       Мы, участники митинга, возмущены принятием 21 октября 2010 года "Европейским судом по правам человека" (ЕСПЧ) постановления, признающего незаконными любые запреты "гей-парадов" в Москве, а также попытками ПАСЕ навязать России легализацию т.н. "однополых семей" и их "право" воспитывать и усыновлять детей. Считаем это грубейшим вмешательством во внутренние дела нашей страны, нарушающим 55 статью Конституции РФ, которая позволяет ограничивать права других лиц в целях защиты нравственности. Мы выражаем общественное недоверие Европейскому суду по правам человека. Призываем российское руководство обжаловать решение ЕСПЧ в установленном порядке.
       Мы считаем проведение парадов извращенцев в России провокацией, направленной на дестабилизацию общественной обстановки, пропагандой извращений и подрывом нравственных устоев нашего государства. Требуем запретить их проведение в соответствии с 11 статьёй "Конвенции о защите прав человека и основных свобод", которая гласит, что право на свободу собраний может быть ограничено в целях охраны нравственности, а также в интересах национальной безопасности и общественного порядка.
       Считаем неприемлемым и не соответствующим национальным интересам России проводимый Европейским сообществом курс на безудержную либерализацию семейных отношений, утверждение порока как нормы, разрушение нравственных устоев. Требуем корректировки государственной политики России в сфере взаимодействия с европейскими правовыми институтами, в т.ч. и с ЕСПЧ, в направлении повышения эффективности защиты национальных интересов, включая фундаментальные духовно - нравственные ценности российского общества. В случае игнорирования интересов России, считаем целесообразным создание в России альтернативного суда для рассмотрения дел о нарушениях прав человека в различных регионах мира, включая страны Евросоюза и США.
       Требуем принять законодательные меры по защите общественной нравственности в сфере массовой информации: оградить нас и наших детей от любой публичной пропаганды извращений, разврата, порнографии в СМИ, Интернете, на эстраде, в театре и кино, в рекламе и других информационных ресурсах, искоренить насилие и жестокость, мат на телевидении, радио, в кино, ужесточить ответственность за нецензурную брань в общественных местах, запретить рекламу пива, алкоголя и табака, пропаганду непристойного образа жизни, глумление над религиозными символами под видом так называемого "современного искусства".
       Требуем исключить любую возможность растления детей через введение в школах программ детского "секспросвета", не допускать эротики и порнографии в учебном процессе.
       Требуем прекратить внедрение ювенальных технологий, направленных на лишение родителей возможности воспитывать своих детей в соответствии с собственным мировоззрением и традицией. Требуем прекратить начавшееся повсеместное привлечение родителей к уголовной ответственности за "жестокое" воспитание своих детей, когда под этим понимаются практически любые меры воспитательного воздействия. Мы требуем не допустить принятия готовящегося проекта федерального закона о полном запрете любых наказаний и ужесточения уголовной ответственности родителей за его нарушение. Считаем это основой для последующих репрессий против семей и основанием для массового изъятия детей из семей.
       Требуем прекратить антиконституционный сбор информации о частной жизни граждан с использованием "паспортов здоровья школьника" и незаконного анкетирования детей без согласия родителей и законных представителей, сбор доносов детей на родителей и учителей через телефоны доверия, службу омбудсменов.
       Требуем прекратить продолжающееся изъятие детей из семей без достаточных законных оснований.
       Требуем снятия с любого государственного рассмотрения Форсайт - проекта "Детство - 2030" как направленного на установление в России тоталитарного режима.
       Требуем не принимать законов, содержащих ювенальные технологии, законодательно закрепить права родителей на воспитание своих детей.
       Я могу только искренне присоединиться к этим требованиям. Хотя и не думаю, что наши ласковые фашисты, истребляющие русский народ, прислушаются. Что ж им, самим себя кастрировать? Но всё-таки сидеть, сложа руки - просто стыдно. Да и страшно...
       Перед вами - полный текст интервью Ларисы Павловой, члена Правления Некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья "Родительский комитет".

    Правовые аспекты ювенальных технологий
       В Москве прошел I Всероссийский родительский Форум, собравший более 3 тысяч участников из нескольких десятков регионов России.
       Я представляю на Форуме общественную организацию - Некоммерческое партнерство в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья "Родительский комитет", которое уже более 10 лет занимается вопросами защиты прав семьи и ребенка.
       Сегодня хотелось бы поговорить о ювенальных технология в России, о том, как они реализуются и к чему ведут. В связи с малым временем только о самых общих вопросах.
       Нам говорят о защите прав ребенка, но мы слышим лишь о случаях, когда защита этих прав осуществляется путем отобрания ребенка из семьи, что ведет к разрушению, распаду семьи. Мы слышим о насилии в семье, но не говорим о том, что воспитание ребенка без принуждения невозможно и любое принуждение является по существу насилием. Не говорим о том, что запрет родителям на принудительные меры воспитания ведет к невозможности сформировать у ребенка нормальное правосознание и воспитать маленького человека как ответственную личность, как человека и гражданина.
       Всем понятно, что разрушение семьи не есть защита прав ребенка. Разрушение семьи деструктивно, как всякое разрушение. Тем более разрушение основной социальной ячейки общества, пусть даже и слабой, и больной, тем более жесткими и просто жестокими методами. А когда эта ячейка разрушается исполнительной властью в лице органов опеки и судом - это похоже на государственную диверсию. Разрушить - это не построить. Семья - это каждый из нас, каждый имеет мать, отца. Лишение родительских прав это судебный акт - на основании которого дети, лишенные родителей говорят: у нас была мать, был отец. Это ли общественный и государственный интерес?
       Ювенальные технологии. Отобрание детей это теперь почти ежедневная новость наряду с акулами в Красном море и последним выступлением Президента России. То, что ювенальные технологии отрабатывают методики отобрания детей по социальным показаниям, то, что вводится запрет на воспитание детей родителям под видом запрета насилия в семье и все это становится обыденным делом в любом уголке России, заставило родителей из разных уголков Росси объединяться и протестовать против подобных вещей. Этому и посвящен сегодняшний Форум.
       Являются ли российские ювенальные технологии неким ноу-хау?
       Нет, это новое название старых методик, которым уже более 10 лет. Технология - это способ, механизм реализации. Ювенальные технологии - это составная часть ювенальной юстиции. Но только недавно мы стали ее называть на иностранный манер - ювенальные технологии. Это случилось тогда, когда механизм реализации прав ребенка был заострен на семью. Именно санкции против семьи, насильственный разрыв семейных связей - это модель западной ювенальной юстиции и ювенальных технологий. И не правы те, кто говорят, что раз нет ювенальных судов, то нет и ювенальной юстиции
       К великой радости родителей и всех вменяемых сограждан в этом году Государственной думой была поставлена точка в идее создания ювенальных судов по примеру запада. Мол - не экономично, не разумно и не решает проблемы защиты ребенка по существу. Однако видится, что это не окончательное решение, так как эксперимент по ювенальным судам продолжается без наличия закона о них и сторонники ювенальной юстиции и ювенальных технологий будут "пробивать" его дальше. Не решает, так как нет надежных законов и механизмов в Российском государстве, которые бы надежно защищали семью. Ювенальные суды - это западное ноу-хау не только не решают проблемы защиты права ребенка на семью, но наоборот противодействуют этому и по существу являются механизмом разрушения семьи как социальной ячейки общества.
       Немного о праве. Действующая на сегодня в России система защиты прав несовершеннолетних в основном сформировалась с принятием в 1998 г. Государственной думой 2-х законов: ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации,  от 24.07.1998 N 124-ФЗ и ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних". от 24.06.1999 N 120-ФЗ
       Именно эти два федеральных закона являются правовой основой не только для профилактики правонарушений несовершеннолетних, но и для применения ювенальных технологий, На их основе принимается региональное законодательство и работают правоохранительные органы, органы исполнительной власти на местах, в том числе органы опеки и попечительства.
       На основании этих законов приняты региональные законы в основном по профилактике преступлений несовершеннолетних, различные подзаконные (ведомственные) нормативные акты, которые и создают сложившийся механизм защиты прав несовершеннолетних (ювенальные технологии). Сейчас действуют различные так называемые подзаконные нормативные акты - это ведомственные документы. Например, разостланы в регионы для применения Рекомендации Министерства образования и науки Российской Федерации "Об организации в субъектах Российской Федерации работы по профилактике жестокого обращения с детьми (при письме Минобрнауки от 10.03.2009 г N 06-224) или в Московской области издана и действует "Инструкция о порядке взаимодействия служб системы профилактики по выявлению и принятию мер к устройству и оказанию государственной помощи беспризорным, безнадзорным, несовершеннолетним правонарушителям и семьям, оказавшимся в социально-опасном положении".
       Эти региональные законы и тем более подзаконные акты практически не известны не только населению, но даже основной массе юристов. Их трудно найти, надо иметь доступ к дорогостоящей правовой региональной базе Консультант-плюс.
       Самое печальное, что анализ этих законов позволяет сказать: реальный механизм защиты прав ребенка в России практически отсутствует и что вышеупомянутые законы и подзаконные акты в области прав несовершеннолетних являются правовой основой нынешней ситуации правового беспредела в отношении семей и их несовершеннолетних.
       Итак, о двух основных федеральных законах: ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка " N 124 и ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" N 120.
       Что касается закона "Об основных гарантиях прав ребенка", то можно сказать, что это рамочный закон, который действуя уже 12 лет не решил вопросов защиты прав ребенка ни в области образования, ни в области здравоохранения, не защитил право ребенка на информационную безопасность, то есть в области СМИ. Права ребенка в этих областях решаются на уровне федеральных законов "О СМИ", "Об образовании", Основ законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" и принятых в их развитие подзаконных актах. Механизм защиты прав ребенка и семьи в них не прописан. Все попытки принять законодательные акты непосредственно направленные на широкую защиту прав ребенка замалчиваются или попросту блокируются.
       Например, попытки решить в Государственной думе вопрос об информационной защите ребенка ни к чему не привели. Максимум на что готовы законодатели дать маркировку об ограничении возраста детей при просмотре той или иной вредной для ребенка продукции (порно, эротика, жестокость). Но попробуйте ребенка отправить в интернет для просмотра, к примеру, сайта по истории государства Российского, как он во всей красе увидит всплывающие окна порносайтов с самой мерзкой порнопродукцией. От порнографической продукции защиты ребенку нет и лукавый "совет": "выключи кнопку" не работает.
       Основы законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" уже давно лишили родителей права самостоятельно решать вопросы о лечении своих детей в возрасте от 15 до 18 лет. Например, лечение ребенка - наркомана от 16 до 18 лет решается с его согласия. Протесты против ЕГЭ ученых, родителей, педагогов привели к обратному результату: к тому, что ЕГЭ вышел из стадии эксперимента и принят за основную систему сдачи экзаменов в школе, но уже не только в выпускных классах, но и на других уровнях образования. Проект нового закона РФ "Об образовании" вообще предлагает ограничить право родителей на выбор формы образования и лишить детей их нынешнего права на домашнее (семейное) обучение. Все в школу, или в "города для детей", всех - под один гребешок, будут обучать новым нормам гуманистической морали, толерантности, свободы от родителей и семьи, так как нам это предлагают "новаторы" - авторы "Форсайт-проекта Детство - 2030" Пока еще не все дети обязаны ходить в детский сад, а ведь идея обязательного дошкольного образования уже была заявлена, но пока не прошла, скорее всего из-за нехватки детских садов и специализированных помещений в школах. Получается наша бедность пока помогает нам сохранить для дошколят право на семейное воспитание.
       Регионы сделали, что могли в развитие федерального законодательства в области гарантий прав ребенка. Есть кое-что.
       Закон Московской области, принятый во исполнение федерального закона N 124 называется "О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью и развитию несовершеннолетних в Московской области", аналогичные есть в других регионах. Данный областной закон касается контроля за нахождением детей в местах, в которых нахождение детей не разрешается: бары, пивные, иные места, которые могут причинить вред, налагает запрет на нахождение ребенка с 23 до 6 утра без сопровождения родителей. Есть законы в некоторых регионах о запрете продажи продукции сексуального характера или алкоголя в таких-то метрах от школы и тому подобное. Это все, что реально можно сделать на местах при отсутствии единого федерального законодательства по защите прав ребенка в области образования, здравоохранения, СМИ, социальных гарантий, гарантий прав на воспитание в семье. Все просто: делегировано регионам решать вопросы гарантий защиты прав ребенка, они пусть и решают, как могут...
       Но правильно говорят: "Свято место пусто не бывает". Так и у нас, в России случилось. Пустота была заполнена. Стал активно реализовываться на местах закон N 120 "Об основах профилактики правонарушений несовершеннолетних". Именно он, как наиболее жизненный и подкрепленный механизмами реализации через исполнительные и властные структуры в лице органов опеки и попечительства, Комиссий по делам несовершеннолетних и органов МВД и прокуратуры стал "работать" не только при решении вопросов профилактики правонарушений, но и при решении вопросов, контроля над семьей и реализации ювенальных технологий.
       Посмотрим, на его содержание и сформулированные в нем понятия.
       Безнадзорный - несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствуетвследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или законных представителей, либо должностных лиц. (Внимание! понятие ненадлежащего исполнения обязанностей и каких именно обязанностей в законе отсутствует, так же как отсутствует в нем и размер, и форма содержания детям, что означает возможность любого толкования данных положений, что, впрочем, уже и делается)
       Беспризорный - он же и безнадзорный, только еще не имеющий места жительства и (или) места пребывания (например у ребенка, как и у родителей нет регистрации по каким-то причинам); Закон сразу же делает ребенка, то есть несовершеннолетнего, находящимся в социально опасном положении. Таким лицом признается лицо в возрасте до восемнадцати лет, которое вследствие безнадзорности или беспризорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержанию, либо совершает правонарушение или антиобщественные действия. (Внимание! Это означает, что опасностью для здоровья может быть: не убранный неопрятный дом, ну а вши - это уже почти что эпидемия. Выбил стекло, толкнул одноклассника, сорвал урок или с ярким шарфом в черных ботинках кричал лозунги болельщиков-фанатов на стадионе и возле него - все это может расцениваться как правонарушение и антиобщественное поведение. Общественно опасен ребенок значит общественно опасна семья, его воспитывающая. Все сразу на учете и под контроль. Санкции известны: родителям - лишение родительских прав, уголовная ответственность родителя на неисполнение обязанностей по воспитанию (статья 156 УК РФ), ну а детям - насильственное пребывание в больнице, для начала, затем приют, детский дом, затем или опека и приемная чужая семья, а в конце возможно и детская колония. )
       Семья, находящаяся в социально опасном положении, - семья, имеющая детей, находящихся в социально опасном положении, а также семья, где родители или законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними;
       Это содержание федерального закона. А что в регионах? В некоторых регионах пошли дальше. Возьмем к примеру активный и крайне взывоопасный Краснодарский край.
       Там пошли еще дальше. В законе Краснодарского края "О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений в Краснодарском крае" указано, что он является правовой основой для защиты жизни и здоровья несовершеннолетних, профилактики безнадзорности. В этом законе уже конкретно указано, что родитель решает только вопрос "о порядке и форме материального обеспечения" его ребенка, вопрос о размере содержании ребенка уже не входит в его компетенцию. Значит, сколько денег (или материального содержания, как в законе) надо тратить на ребенка вместо родителя теперь решают чиновники Краснодарского края. Родитель в Краснодарском крае обязан в силу упомянутого закона "обеспечить оптимальные санитарные и гигиенические требования при решении вопросов воспитания ребенка, выполнение ребенком учебных занятий". Интересно, какие такие санитарные и гигиенические нормы имеют в виду краснодарские законодатели? Как часто и какими средствами советуют убирать квартиру и дом с целью оптимизации процесса? Советуют ли они своим согражданам, как часто надо мыть голову и ноги детям, как оптимально? А можно ли детям обливаться холодной водой для закаливания, или делать зарядку и какая из них оптимальная, или это принесет вред здоровью?. На эти вопросы закон не отвечает. Но любое из действий родителя может быть поставлено ему в вину.
       Может именно в связи с тем, что родители Краснодарского края уже крайне запуганы и боятся нормально воспитывать своих детей под страхом их отобрания, под страхом личной уголовной ответственности за ненадлежащее воспитание с применение насилия (читай принуждения) к детям, эти дети, будучи безнаказанны своими родителями, стали участвовать в бандах? Пример тому станица Кущевская, где участие в бандах и ОПГ молодежи, практически детей зафиксировано всеми СМИ. Наверняка будут и другие случаи.
       А ведь в законе прописано более девяти структур, которые призваны реализовывать закон: "комиссии по делам несовершеннолетних и защиты их прав, органы управления социальной защитой населения, органы опеки и попечительства, органы управления образованием, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы внутренних дел (милиции), органы управления культурой, досугом, спортом и туризмом, другие органы"
       Воистину "Семь нянек, а дитя без глаза". Все структуры Краснодарского края, ограничив права родителей на воспитание своих детей, не смогли предотвратить участие молодежи в бандах, в кровавом убийстве в станице Кущевской. А Краснодарский закон по профилактике правонарушений типичен, он во многом совпадает с другими региональными законами, именно по ним осуществляется профилактика правонарушений, в его основе лежит Федеральный закон N 120. Что нас ждет в других регионах, когда в Москве уже было протестное пятитысячное шествие молодежи на Манежной площади, сопровождаемое насилием? Каким структурам мы отдадим на перевоспитание детей- правонарушителей. Ведь родитель теперь не вправе применить к ребенку принудительные (насильственные меры) воспитания? А структуры: детские колонии и детского дома, куда попадут дети правонарушители, не будут ли применять к ним насилие? Мы все помним бунты в детских колониях и детдомах в прошлом и уже в этом году.
       Но давайте посмотрим на не столь активный регион. Каков размах профилактики правонарушений например в более или менее спокойном регионе - Рязанской области, где низка детская преступность, родители еще как-то могут воспитывать своих детей и их не так часто отнимают. Как чувствует свою защищенность семьи в Рязанской области?.
       Посмотрим на примере отчета " О работе по профилактике правонарушений и преступлений несовершеннолетних Рязанского муниципального района" (материал размещен в интернете).
       В отчете указано, что за 2 месяца (до 1 марта 2010 г.) на территории совершено 6 преступлений: 4 кражи 2 угона транспорта. Форма работы: за 2 месяца 2010 г. проведено КДН и ЗП 6 заседаний, на которых рассмотрено 43 вопроса. Комиссией рассмотрено 15 административных протоколов в отношении детей и 24 протокола в отношении родителей, ненадлежащим образом исполняющих свои обязанности. (Внимание! Это значит, что преступлений 6, а родителей уже наказано 24, по крайней мере 18 из них не за правонарушения детей.)
       На 1 марта 2010 г. в районном банке данных на семьи, находящиеся в социально опасном положении, значится 106 семей, в которых проживает 108 детей.
       Давайте, в связи с отсутствием доступности к официальной статистике, сами посчитаем количество неблагополучных семей в Рязанской области и в России в целом. Если брать статистические данные по Рязанскому муниципальному округу за основу, для верности понизив ее до 100 неблагополучных семей в одном муниципальном образовании. Получим следующие цифры. В Рязанской области муниципальных образований и городских округов - всего 60, значит в Рязанской области состоит на учете по меньшей мере 6000 семей. В России 83 субъекта Федерации, и их значительная часть более населены, чем Рязанская область. Умножим 83 региона на 6000 неблагополучных семей и получаем 498.000 неблагополучных семей по России. Все они уже состоят на учете и на контроле. То есть где-то каждый девятый россиянин уже занесен в списки (базы данных) неблагополучных, группу риска и имеет реальную возможность пострадать. Думается, что реальные статистические цифры значительно выше, но к ним нет доступа. В проекте изменений в законодательство, обсуждавшемся летом 2010 г. Общественной палатой при Президенте РФ указывалась цифра в размере 12 миллионов детей, которые в силу малообеспеченности семей могут подпасть под необходимость регулирования их жизни в семье.
       Ну и еще один аспект. Какими методами действуют чиновники- специалисты, приставленные к детям, которые по мнению сторонников ювенальной юстиции лучше родителей справятся с воспитанием детей. Опять на примере Рязанского муниципального округа. "Проведена воспитательно-профилактическая работа в...школе, проводятся спортивные соревнования, пред началом показывается фильм о вредных привычках и здоровом образе жизни, соревнования по волейболу - пишется в отчете- далее, совместно с Управлением ФСКН и Управлением образования проводятся мероприятия по профилактике наркомании, токсикомании, алкоголизма" Насчитала 4 основных вида мероприятий. Все формально - это культпросвет работа, то что может дать чиновник и не более. Да вот еще одна, пожалуй наименее формальная и наиболее действенная форма деятельности. Та самая проверенная временем и результатами - форма наставничества. "За всеми несовершеннолетними, состоящими на профилактическом учете, закреплены наставники из числа уважаемых жителей села",- указано в отчете. Может именно из-за работы с подростками уважаемых жителей села, а не просто "горе - специалистов", более или менее спокойно в Рязанской области? Да и известно, что власти области тесно сотрудничают с Русской Православной Церковью в данном регионе в области духовно-нравственного воспитания. Одни весенние балы совместно проводимые для молодежи в Рязани чего стоят. Туда школьники стоят в очередь, чтоб попасть и в бальных платьях потанцевать вальс.
       Итак, почему вышеуказанные федеральные законы, призванные защитить ребенка и семью не дает положительных результатов и, наоборот, работают против семьи?
       Их недостатки очевидны: отсутствие четких правовых понятий и введение расплывчатых понятий: таких как семья в социально опасном положении; отсутствие регламентов деятельности структур, задействованных в работе с детьми, семьей; не обеспеченность гарантий защиты конституционных прав личности на защиту семьи, частную жизнь, личную и семейную тайну; криминализация без достаточных оснований естественного права родителя на воспитание своего ребенка методом принуждения (насилия) и следовательно нарушения принципа презумпции невиновности.
       В итоге работа строиться на подзаконных актах, разнообразных ведомственных актах, методических письмах, рекомендациях, которые не известны населению, которого они касаются.
       В заключении можно указать на то, что и прокурорские проверки действия ФЗ "Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" обращают внимание на то, что "практика применения Закона о профилактике в Москве, Московской, Владимирской, Кемеровской, Томской, Тамбовской, Новосибирской областях показала, что уже с первых дней обозначились его слабые стороны: несовершенство отдельных норм, необходимость дополнительного нормативного регулирования. Нет единообразного толкования и применения Закона (по материалам совместной статьи Н.Волковой - заместителя начальника управления по делам несовершеннолетних и молодежи Генеральной прокуратуры РФ и О. Величко, доцента Института повышения квалификации Генеральной прокуратуры РФ)
       Характерно, что прокуратура заботится о соблюдении прав ребенка, но сама не только не в состоянии реально что-то сделать, кроме как зафиксировать нарушение прав, но сказать о том, как и кто создаст должен защитить права ребенка.
       Остается один способ - способ контроля над семьей путем изъятия детей и лишения родительских прав. Для этого есть структуры и законы. И реально мы можем получить только:
       - установление жестокого контроля над семьёй, в том числе при оказании социальной помощи;
       - введение обязательного уровня материального обеспечения (содержания ) и обеспечения жильем ребенка, несоответствие которому повлечёт изъятие детей по бедности;
       - усиление уголовной ответственности за невыполнение родителями обязанности по воспитанию ребенка, сопряженное с жестоким обращение с детьми, под которым понимаются любые принудительные воспитательные меры, которые расцениваются как насилие, жестокость и ограничения прав и свобод ребенка;
       - проведение милицейских расследований на предмет установления "вины" родителей по любому телесному повреждению, или заболеванию ребенка.
       - введение антисемейного и антизаконного "Единого детского телефона доверия" для доносов детей на родителей и незаконного сбора информации о частной жизни каждой семьи;
       - отмену положений закона "Об иммунопрофилактике инфекционных заболеваний" и введение системы принудительной вакцинации;
       - введение обязательного сексуального "просвещения", под видом "здорового образа жизни".
       При подобном положении вещей трудно ожидать, что родители спокойно согласятся с давлением, которое на них оказывается. Трудно ожидать социального согласия и взаимодействия власти и общества. Хочется надеяться, что те, от кого зависит принятие решений, проявят здравый смысл и политическую волю для ликвидации напряженности в обществе, реализации в стране законопроектов, направленных на реальную поддержку семьи и ребенка, создания атмосферы доверия государству, уверенности в том, что оно может защитить своих граждан от произвола, насилия и жестокости.

    (http://juvenaljustice.ru/index.php/statji-yuvenalnaya-yusticiya/441-pravovye-aspekty-juvenalnyh-tehnologij)
       Если еще за полгода до мирового кризиса одна из газет писала, что "институт семьи, по мнению ученых, переживает глобальный кризис", то в каком же состоянии находится семья сейчас? Нам, рядовым людям, и без ученых ясно: положение семьи теперь - хуже некуда, она переживает кризис в квадрате, кризис в кубе. Прошедший год семьи - пустое мероприятие, неизвестно для кого и для чего придуманное. За год ни одного реально работающего закона в защиту детей, а те, что приняты давно, не действуют. Продолжают гулять на свободе убийцы, насильники детей, нет никакой серьезной борьбы с ними; уже столько лет одна болтовня с высоких трибун о запрете на безнравственность с экрана, в СМИ; совершенно не считаясь с мнением ученых, родителей, педагогов узаконили убийственный ЕГЭ. И все это на фоне дебильной толерантности, которую навязывают детям как новую идеологию.
       Незаметно и подло подползает еще одна беда - так называемая ювенальная юстиция, тайный враг семьи. Она якобы ведёт борьбу с преступлениями против детей в семье. Гуманными намерениями вымощен их путь, но все это очередной обман. На самом деле все тут направлено на развал семьи, на разлад между детьми и родителями. У чиновников ювенальной юстиции, "детских омбудсменов", установка: все родители изверги, хорошими они только притворяются, детей необходимо спасать от них.
    Не по заказу ли этой юстиции в начале года в "Известиях" вышла большая статья "Лучше быть сиротой"? Автор, Н.Маргиева, не упоминает саму юстицию, но очень решительно прокладывает дорогу для нее. Через всю страницу красной нитью проходит основная мысль: главные преступления против детей совершаются именно в семье. "Жестокость в отношении детей процветает во всех слоях общества - начиная от социального дна и заканчивая состоятельной элитой". Но "спасателям" мешает то, что "семья закрыта от внешнего контроля, и если она с виду благополучна, никто не посмеет вмешиваться, заглядывать глубже". Директор детского центра "Озон" Евгений Цымбал, о деятельности которого мы узнаем из статьи Маргиевой, преодолел это препятствие, посмел проникнуть в благополучные семьи. Следуя установке, что все родители злодеи, он занимается пристрастным расследованием гибели маленьких детей. Мне тяжело приводить его рассуждения, но сейчас нужно.
       "Ситуация с "домашней смертью", когда родители "внезапно" обнаруживают ребенка умершим, удручает больше всего. Со слов родителей, малыш вчера был здоров, лишь ночью немного покапризничал. А утром они подходят к кроватке и видят холодное тельце". Удручает этого "спасателя" и то, что "случаев таких много, а уголовных дел - единицы". "Считается, что ребенок просто приболел. Помните эпизод из "Семнадцати мгновений весны" с грудничком на сквозняке? У нас запросто можно такое с младенцем проделать и остаться безнаказанным".
       Кто же дал этому человеку юридическое, моральное и еще какое-то, запредельное, право внедряться в семью, говорить такое и оставаться безнаказанным? "Ребенок погиб из-за халатности родителей: они слишком поздно обратились за медицинской помощью и вызвали врача, как это цинично ни прозвучит, к трупу". Это звучит не цинично, а запредельно жестоко, не считаясь ни с какими человеческими, этическими, моральными правилами, законами, чувствами. Этому человеку неведомо, что нет большего горя для родителей, чем потеря ребенка. И в этот роковой, трагический час подозревать их, несчастных, в убийстве, подвергать допросу, не верить ни одному их слову - немыслимая, ужасная ситуация! Нет у этого ущербного душой человека детей, иначе не говорил бы он так, побоялся бы -- а вдруг и его это горе внезапно коснется. Почему же не волнуют этих "омбудсменов" несчастья, которые происходят с детьми в больницах, в домах ребенка, в приютах? Там дети действительно беззащитны, а виновники неподсудны; почему гуманность ювенальной юстиции не распространяется на эти сферы? Да потому, что все тут целенаправленно: запланирован полный развал российской семьи, о детях тут думают меньше всего.
    Вот еще один гуманист, прикалываясь, наверное, трактует права ребенка: "Ребенок имеет право на беспризорность, имеет право выбирать между семьей и улицей". Это бывший министр культуры Швыдкой демонстрирует свое духовное убожество. Дети сейчас, как лакмусовая бумажка, люди определяются по отношению к ним.
       Семья - дело тонкое и хрупкое, чужому человеку тут трудно иногда разобраться. Здесь нужен особый подход, принцип "не навреди" должен четко срабатывать. Решать проблему жестокости в семье нужно обязательно, но не с помощью западной ювенальной юстиции, а всем нашим обществом. Чем нам намерен помочь Запад, если у них самих с семейными проблемами не меньшая беда? Только у них - свое, а у нас - совсем другое. И помочь мы друг другу не можем и никогда не могли. Но мы и не совались никогда в их дела. Они же уже двадцать лет постоянно, неустанно навязывают нам все списанное, ошибочное, абсолютно чуждое. И делают это уверенно и нагло, потому что наша власть "благословляет" их на это.
    Председатель еще одной детской организации "Право ребенка" Борис Альтшулер в тех же "Известиях" говорит: "Вы не найдете компетентный орган, который отвечал бы за политику в отношении детской темы. Правительственная комиссия по делам несовершеннолетних абсолютно беспомощна". Значит, кому-то выгодна такая ситуация, кто-то заинтересован, чтобы наши семейные дела решали чужие люди. Но ведь у нас есть Уголовный кодекс, нужные законы, и если их выполнять, без ювенальной юстиции можно справиться с теми родителями, которые избивают детей. Юстиция эта, действуя своими коварными и многообразными методами, хочет и нас, родителей, сделать беспомощными перед детьми. Вот что пишет московский психолог Ирина Медведева:
       "Больше всего, конечно, настораживает то, что детей, согласно нормам ювенальной юстиции, будут буквально с горшкового возраста фактически натравливать на родителей". Психолог рассказывает, что "в одном из городов Свердловской области детям в школе раздали специальные тетрадки, в которые попросили вносить все замечания, сделанные им родителями за неделю. Потом справедливость и правомерность замечаний станут обсуждаться на детско-педагогическом суде. Подумайте, какое это будет вторжение в семью, как это настроит детей против родителей?!" Если мы не остановим эту чуждую юстицию, она будет подстерегать наших детей на каждом шагу и ставить им всевозможные ловушки и приманки.
       Поймите - у нас отнимают детей. Детей вырывают из семьи, давая им "права" на преступления, на грех, на все запретное в их возрасте. То, что вытворяет ювенальная юстиция на Западе, родителям уже не в силах остановить - приводить примеры, смаковать их несчастье не хочется. Напомню только случай из статьи О.Верещагина: "Двое детей из-под опеки бабушки переданы гомосексуальной паре". Бабушка и дедушка из Эдинбурга взяли под опеку пятилетнего внука и четырехлетнюю внучку, мать этих детей лечилась от наркотической зависимости. Социальные службы решили, что пожилая пара "слишком старые" (46 и 59 лет) для воспитания детей, отняли родных внуков и отдали их на воспитание двум мужчинам голубой ориентации. Вот какая жуть там узаконена, и мы уже близки к этому, у нас тоже "нетрадиционные" или как там их называют, транс... стоят на очереди.
       Подвергая критике некоторые телепрограммы, журналистка одной из газет пишет о существах, меняющих свой природный пол: "Двое мужчин стали женщинами, одна женщина - мужчиной. И всюду страсти роковые: любовь, измена, магия, неизлечимая болезнь. Одна вновь обращенная дева получила от возлюбленного пулю в глаз и чудом уцелела. А третья, так сказать, дама счастлива в браке и мечтает усыновить ребенка". И усыновит, понравится какому-нибудь глупышу, а ювенальному чиновнику не проблема найти графу: ребенок имеет право выбирать родителей. Может быть, детишек в Эдинбурге так и увели от бабушки с дедушкой, сманив игрушками и сладостями.
       Нам сейчас надо думать, как у себя предотвратить беду. Она уже на пороге, но остановить ее можно. Нам только нужно понять: все сейчас зависит от нас, мы защищаем свое самое главное - семью, детей. Без нашего противодействия, без "инициативы снизу", не будут ничего делать и наверху. И вот хорошие вроде бы родители, но у всех какое-то оправдание их бездействия. "Молиться надо", - говорит мне кто-то из верующих. Да, конечно, но один святой напоминает: "Молиться надо так, будто все зависит от Бога, а действовать надо так, как будто все зависит только от тебя". Некоторые говорят, что бесполезно протестовать, никто нас не послушает. По этому поводу вышеупомянутый психолог пишет:
    "Многие любят причитать и жаловаться на свое бессилие: дескать, что мы можем, мы маленькие люди, от нас ничего не зависит! Этакое нехитрое снотворное для усыпления совести. Позиция вроде удобная, но дальновидной ее никак не назовешь... Жертвами близящейся оргии гуманизма прежде всего станут те, кто поспешил записаться в "маленькие люди". С маленькими - с ними же легко справиться". Некоторые думают, что их это зло не коснется. Ошибаются, очень даже коснется, потому что оно будет внедряться повсюду, где есть дети - и в детские сады, и в школы. И уже внедряется.
       Моя концепция сопротивления этому злу проста: всем нам, и родителям, и тем, кто жалеет детей, надо объединиться на уровне своего подъезда, дома, двора, улицы. Мы, годами рядом живущие, соседи, должны знать, в какой семье тяжелая атмосфера для ребенка, где его обижают. И зная своего детского инспектора в районном отделении милиции, вместе решать тяжелые случаи - что делать, как помочь.
       Инспекторам тоже сейчас нелегко. В одной из питерских газет журналист пишет, что даже если сотрудник этот болеет душой за дело, "все проблемы семьи у него на контроле, каждую проверяет 2-3 раза в неделю, но какие у него есть способы изменить ситуацию?" Вместе, только вместе мы одолеем беду. Отмахиваться, говорить, что нет времени для чужих проблем, сейчас просто преступно.
    Есть еще и муниципальная служба, она рядом, доступна, там тоже должны быть неравнодушные к детям люди. Главное - чтобы не вмешивались чужие, омбудсмены, "спасатели", ювенальные судьи и адвокаты. Тех из них, кто захочет проникнуть к вам, на порог нельзя пускать без свидетелей, без соседей, и в разговоры один на один с ними не вступать. От них можно ожидать любой каверзы. Эти чиновники не придут туда, где родители пьют, скандалят и дети страдают от этого, там ни штрафа не снимешь и разлада не посеешь, - они вторгаются в нормальные семьи.
       Вот что написали про личный опыт знакомства со щупальцами детозащитного спрута две мои интернет-знакомые -

    1.
       Теперь про органы опеки расскажу и про свои контакты с ними.
       Так вот, теперь к моей истории про опеку.
       Несколько лет назад Никита пошел гулять во двор. Было это как раз после очередного бредового распоряжения мэрии Москвы: все дети младше 14 лет, гуляющие позже 18.00 (кажется) должны быть отловлены и размещены в гор. больницы.
       Двор у нас очень спокойный. В доме управа, напротив отделение милиции, во дворе практически ДЕЗ и служба единого окна. Дом стоит буквой П, все друг друга знают. Такая местечковая деревня.
       Никите на тот момент было 8 или 9 лет, кажется. И он отпрашивался после школы посидеть с приятелями во дворе.
       Я работала на дому и, будучи дурой, как теперь понимаю, разрешала. Но с условием, что он каждые полчаса-час заходит и отмечается.
       В общем, хроника событий такая: в 14.30 Никита ушел из дома, в 15.30 не явился и я вышла во двор, что бы спросить что за дела. В нашем дворе его не было, я выругалась и дошла до соседнего, где жил его приятель. Но и там их не было.
       Я запаниковала. Стала бегать по округе, всех спрашивать. Зашла к другу, с которым они гуляли, бабушка не в курсе.
       Никита ушел очень приметный: в модной голубой майке, в джинсовых шортах, в белых носках и новых кроссовках, в наручных часах. И еще накануне мой друг Саша подарил ему CD-плеер, который тоже был при ребенке.
       Свой мобильный Никита профукал парой дней ранее и у меня не было денег, что бы срочно купить ему новый, планировала с зарплаты.
       Что со мной происходило? Это словами не описать. Была такая адская паника! Я звонила в милицию по 02, сбегала написала заявление в метромилиции, приложила фотографии, звонила в свое отделение (которое напротив) - это важный момент - они сказали, что ничего не знают, но выделили патрульную машину, которая каталась по району, высматривая наших пацанов.
       Позвонила Максу, уже в пять он сорвался с работы и мы по очереди проходили район. Так: я пешко, он на машине, он пешком, я на машине.
       Это все происходило примерно до десяти вечера. В десять я уже поседевшая, рыдающая, шла по двору и увидела подростков, мальчишек. Еще днем я их спрашивала известно ли что о наших пацанах (один из подростков был брат Никитиного приятеля), но они лишь качали головами.
       А тут не знаю что меня дернуло. Я к нему подлетела, прижала к забору и кааак зашиплю: говори где Никита.
       Максим был рядом, давай меня отдирать от мальчишки, но я вцепилась как краб. Тот испугался и рассказал вот что: Никита и этот его товарищ залезли на гаражи. У нас во дворе стоят. Сидели на краешке. Около гаражей был припаркован желтый матис (вот почему я ненавижу эту машину), дети болтали ногами и кто-то из них неосторожно повернулся, толкнув камень среднего размера. Камень упал на крышу матису.
       Хозяйка машины увидела это в окно и вызвала милицию! Милиция приехала, загребла этих двоих в отделение.
       Мальчик-то позвонил бабушке, а Никита чего-то испугался и наврал, что меня дома нет, я на работе. На мобильный позвонить не дали.
       Задержали их около трех часов дня. Бабушка мальчика забрала его почти сразу после того, как я к ним приходила с расспросами. НО! У нее даже мысли не возникло зайти ко мне и сказать об этом.
       В 18.00, когда я как раз патрулировала район с ппсниками из нашего отделения, Никиту погрузили в скорую и, согласно распоряжению мэра, отвезли в инфекционку.
       И вот обо всем этом я узнала от подростка, прижатого к забору.
       Как я бежала в отделение, как орала, захлебывалась, кидалась стульями -- это мы опустим. Но через этот ор выяснила мобильный телефон ментовки, заведующей детской комнатой.
       Знаете что она мне сказала? Подождите до утра, а там решим. Под словом "решим", видимо, подразумевалась какая-то субсидия в ее карман
       Номер больницы мне не называли. Поэтому... я обзвонила ВСЕ.
       Всю ночь я дежурила под его окнами. Меня успокаивал весь мед. персонал. Не пустили - да, но передали ему записку от меня.
       Вообще, там нехорошо вышло. Нянечка говорит, что он спит уже, не надо будить (ну времени уже заполночь), а Никита потом сказал, что всю ночь не спал.
       Нянечка говорит, что он накормленный, а Никита говорит, что к ужину в больнице опоздал, а утром ему дали печенюшку и стакан воды.
       В общем, ровно в восемь утра я стояла у опеки, разрешение которой требовалось для вызволения Никиты.
    И? И мне пошли навстречу.
       Они выписали разрешение, а все остальную бюрократию отложили на потом.
       Там требовалось провести со мной беседу, прийти ко мне домой и убедиться, что жилье в норме. Потом получить справку из милиции (уж как я ее выцарапывала), а потом дать разрешение.
       Но плеер из больницы так и не вернулся. И часы тоже - своровали.
       Мораль какая? Если вдруг детей забрали, то надо их выцарапывать любым способом, потому что ТАМ им точно не лучше. И тут я понимаю интернет-общественность, занявшуюся именно этим вопросом.

    2.
       Я с недавних пор стала опасаться визитов врачей домой. Месяц назад я сыну скорую вызвала - был кипеж. Врачиха, установив у парня приступ гастрита, минут 30 и так и сяк распрашивала меня, откуда у него синяки (плечо, колени, икры), не бью ли я его часом, наорала на меня, что я мелкой врача не вызываю, т.к. ребенок с острым ларингитом (без осмотра, на слух, девочка ревела громко, потому что незнакомых в белых халатах не жалует) и босой (пол - пакет деревянный, на улице + 25).
       Синяки - из-за брейка, говорю. Сын подтвержает и порывается слезть с дивана и станцевать для скорой помощи, чтобы показать, как нажил синяки. Скорая говорит, что для него это слишком травматично, надо вам чем-то другим заняться. Хорошо была дома медкарта с записью о сколиозе и улучшении после полгода занятий с печатью ортопеда из пол-ки. Проканало.
       Мелкая здорова как огурец, температуры нет, без температуры врачи из пол-ки не ходят, что мне и объявляют в регистратуре. Тогда тетенька со скорой сама вызывает нам актив через неотложку и отбывает.
       Через 10 мин.! прибегает в мыле дежурная врачиха из пол-ки, осматривает детей и ругается, что ее сорвали с вызова к ребенку с высокой темп.
       Никогда за 14 лет мамства и походам по разным врачам и вызовов врачей домой со мной никто так не разговаривал как эта тетка из скорой.
       Мне кажется, им выдали какие-то инструкции недавно.
       Об этих инструкциях и о том, в какой страшный узел завязаны интересы ВСЕХ организаций, занимающихся детьми, я ещё скажу - в следующих главах. А пока - посмотрите на эти случаи. Ниже.

    * * *
       Жительница села Мосейцево Ростовского района Елена Виноградова уже пять лет борется с органами опеки за право воспитывать собственных детей. Сейчас у женщины восемь мальчиков и девочек, и только двое из них живут дома. Дом аварийный - двухэтажка. Для жилья пригодна одна из трех комнат, находящихся в распоряжении семьи. В ней есть печь, и более-менее отремонтирован пол. Это удалось сделать на десять тысяч рублей, которые в качестве помощи выделили семье. Другие две комнаты используются как подсобные помещения - там лежат дрова и неиспользуемые вещи. Пол в них ходуном ходит, в окнах огромные щели. Горячей воды нет, ее приходится на каждую помывку нагревать на плите. Собственно, сама помывка происходит на этой же кухне. В такой ванной моются и малыши и родители. В единственной жилой комнате свободного места нет, посередине стоит детская кроватка для малыша, на второй кровати спит Ирочка.
       Сейчас на руках у Елены четырехмесячный Глеб и двухгодовалая Ирочка. Отец семи из восьми детей сожитель Елены - Владимир. Он приехал в поселок из Троице-Сергиевой лавры, где работал помощником. Затем продолжить служение перевелся в Ростовский район, где и познакомился с Еленой. Как человек воцерковленный, он приучил и Елену ходить в храм и соблюдать традиции. Так и живут селяне по православным законам, поэтому и детей с каждым годом все прибавляется. В течение десяти лет паспорт мужчины, не понятно, на каком основании, находился в Ростовской милиции.
       Первое время Елена и Владимир жили счастливо. Проблемы начались в 2005 году, когда женщина в очередной раз отправилась в роддом, за пятым ребеночком - Танечкой. По одной версии, пока Елена была в роддоме, к Владимиру, оставшемуся с четырьмя детьми, приехали специалисты из службы опеки и потребовали собрать детей в роддом. "Мне сказали, - говорит Владимир, - что Лена подписала в роддоме какую-то бумагу, и детей должны забрать". "Ничего я не подписывала, - вступает в разговор Елена с четырехмесячным крошечным Глебом на руках, - я - мать, разве я могла отказаться от своих детей. Его просто обманули!"
       Существует другая версия. "У нас тогда отключили электричество за неуплату. Даже воду не нагреть было, холодина. И мы решили отправить детей на три месяца в детский дом, чтобы расплатиться с долгами. А потом забрать. Я написал бумагу, что отдаю детей на три месяца. Но когда приехал забирать, мне сказали, что мы отказались от детей," - со слов Владимира. Так Настя, Оля, Вова и Костя оказались в детском доме.
       Новорожденная Танечка родилась с непростым диагнозом - аутизм. "Мы думали сначала, что она глухая, - рассказывает мать, - потом сказали, что она больная". В итоге и Танечка оказалась в детском доме. Год назад на глазах у всей деревни, посреди села, работники службы опеки забрали у семьи сына Матвея. "Он так плакал, хватался за меня, - вспоминает многодетная мать. - Люди смотрели на нас, ведь прямо у магазина дело было". Все это время родители пытались вернуть детей. Обращались и в администрацию детского дома, и в органы опеки. Однако с обеих сторон однозначный ответ - нет.
       "Я приезжал несколько раз, но меня не пускали к детям, говорили, что я им вообще чужой, - рассказывает отец семерых детей, Владимир, - и детям тоже не говорили, что я приезжал".
       Сейчас родителям грозят отобрать и оставшихся двоих детей. "А я им ответил, - если заберете, мы еще двоих родим!" - это слова Владимира. А вот что говорит Елена: "Мы можем сами вырастить своих детей, было бы только жилье. Если будут платить детское пособие вовремя, а не как раньше, то мы проживем. Тем более мы сажаем огород, Вова постоянно на шабашках, то дрова колет, то снег чистит. Его и дома-то почти не бывает. В месяц у нас даже побольше десяти тысяч выходит. В храме нам помогают. Отдали бы нам детей. Мы просили сколько раз, но ведь даже на каникулы их домой не отпускают!".
       У родителей на последних двух детей даже нет свидетельства о рождении. "В роддоме мне выдали копии свидетельств, и на Иришу и на Глеба. А оригиналы почему-то отдали в отдел опеки. Что за махинации проводят с нашими детьми? - это вновь слова Елены. - Там нам так и сказали - мы лучше у вас детей заберем, чем будем платить вам деньги!". "Да они кормятся нашими детьми, - это предположение Владимира, - я сам рос в интернате, и знаю, какие махинации там проводятся, какие деньги там крутятся. Почему оригиналы свидетельств в опеке? Чтобы в любой момент они могли забрать наших детей к себе?". По рассказам родителей, старшая дочь Настя жаловалась, что в детдоме ее чуть не изнасиловали, а у Вовы перелом руки. Родители бы такого точно не допустили. Но все упирается в жилье. "Нам бы хоть материалами помогли, я бы сам все сделал. На новое жилье мы уже не рассчитываем. Даже в очередь на него не встали, потому что вряд ли доживем до того момента, когда нам достанется хорошая квартира", - говорит Владимир.
       Может помочь улучшить жилищные условия материнский капитал. Но, утверждает мать-одиночка Елена, ей сказали, что права на него она не имеет. Однако в областном пенсионом фонде мне ответили, что Елена имеет полное право на получение этих денег. Ведь на триста с лишним тысяч рублей в деревне можно было бы довести условия до необходимых и воспитывать детей дома, не лишая их родительской заботы и не обременяя государство. Сейчас в детдоме у Виноградовых пятеро детей - Оля, Таня, Матвей, Костя и Вова. Старшая Настя - дочь Елены от первого брака, учится в Ярославле. Что будет с детьми после детдома? Ведь статус сирот они не имеют, а, значит, жилье им вряд ли дадут.
       Кроме прочих бед Владимиру грозит тюремное заключение. Все пять лет он не платит алименты своим детям, в итоге набежала неведомая для простых деревенских людей сумма - миллион рублей. Такие деньги мужчина видел только по телевизору. На Елене тоже висит долг по алиментам - семьдесят тысяч рублей.
       Хочу так же отметить, что данный случай является не единичным - к сожалению и ужасу любого здравомыслящего человека он отражает сложившуюся в последние годы страшную тенденцию: детей всё чаще изымают из семей, где ни физическому, ни психическому их здоровью ничего не угрожает. Поводом для этого служит совершенно невообразимая формулировка, в народе уже называемая "отняли детей за бедность". Реальных же причин же две:
       1. желание чиновников местной власти скрыть своих промахи и некомпетентность. Как правило, они ничем не помогают таким семьям - чаще всего многодетным: ни работой, ни деньгами, ни жилплощадью. Когда же доведённые до отчаянья люди осмеливаются обратиться за помощью сами - следует "налёт" чиновниц из органов опеки, выносится заключение о том, что родители не исполняют своих обязанностей по воспитанию ребёнка, детей изымают в детский дом, коренным образом меняя и разрушая их психику, а зачастую - физическое здоровье;
       2.желание руководства детских домов "пополнять бюджет". Ни для кого не секрет, что "за ребёнком в организацию идут деньги". Поэтому по сигналу из детского дома (не хочу в данном случае говорить о прямом сговоре, так как не имею данных) всё те же органы опеки производят из детей при живых и любящих родителях социальных сирот, заполняя ими места в детских домах. Суммы, выделяемые на ребёнка в детском доме, довольно велики и растут. По моим данным в очень многих детских домах по всей РФ от 20 до 80% этих сумм идут вовсе не на содержание ребёнка, а прямиком в карманы персонала и местных властей.
       Насколько я знаю, "помощь семье, испытывающей материальные трудности", выглядит несколько иначе. Это:
       1. помощь родителям в поисках работы;
       2. устройство младших детей в детские садики и ясли;
       3. регулярная выплата на всех несовершеннолетних детей денежных пособий;
       4. предоставление детям разной мелочи типа путёвок, продуктовых наборов и денег на улучшенное питание в школах;
       5. предоставление семье бесплатного жилья.
       То есть - мы слышим всё ту же песню: всё не так, как вам кажется, успокойтесь, всё нормально... да и мать приехать не хочет, вон она какая. Не добирались они из деревни, не знают, что это такое, не пахали пузом сугробы, не чавкали по колено в грязи...
       Ладно.
       Я бы поверил.
       Я бы поверил, если бы не следующая история - далеко не единственная такого типа!!!
       Суд лишил мать семерых детей Воронову Галину Михайловну родительских прав в отношении трёх её приёмных детей - девочек Даши, Маши и Насти. Данные семьи Вороновых: г. Белгород, ул. Галицына, д. 15а.
       Под абсолютно надуманным предлогом из семьи Вороновых забрали приемных детей. Девочка упала на спортивной тренировке, при куче свидетелей. Итог - под глазом красуется синяк. На следующее утро сотрудники детского сада пишут кучу докладных и ребенка с милицией и опекой отвозят в реабилитационный центр. Еще двух приемных детей отрывают от матери и отправляют туда же, на основании решения о закрытии приемной семьи. Встречи с детьми и передачи для них категорически запретили. Логика опеки была такая. Упавшая девочка не совсем здорова. По мнению опеки, родители в принципе подвергли девочку опасности, отдав её в фигурную школу. Но родители предварительно получали медицинское заключение врача, что здоровье позволяет ей посещать такие занятия. И что тогда опека понимает под "безопасностью ребёнка" - выращивание его в коробке, обложенным ватой? Жизнь нормального ребёнка неизбежно связана с получаемыми синяками, жизнь активного и здорового ребёнка - тем более!
       Каждая из девочек попала в семью в возрасте чуть старше года. У детей целый букет диагнозов, часть из которых, благодаря Галине Михайловне, врачу по образованию, удалось снять. Для детей купили козу, чтобы их выхаживать. Дети всегда имели парное молоко, что помогало бороться с дефицитом веса. У них большое хозяйство, только птицы триста голов. Прекрасный сад, теплица, огороды. Вообще они - огромные труженики! Старшие дети (их семеро) очень любят приемных малышек, помогали их растить, нянчили, игрались, занимались с Дашей, Машей, Настей. Внучка Галя, по сути была для девочек родной сестрой, а не просто ровесницей.
       У семьи прекрасный большой коттедж. У детей всегда модная одежда, куча игрушек, развивалок и прочая. Летом во дворе для детей ставят большой бассейн, где они с удовольствием хлюпаются. Все дети занимаются спортом. Федор - чемпион Черноземья по спортивным бальным танцам. Так же дети, кроме танцев, занимаются плаванием, хорошо учатся. У старшей дочери, Натальи, два высших образования - юридическое и экономическое. Естественно, приемных девочек тоже развивали, как могли, они занимались и танцами и фигурным катанием. Даша подавала большие надежды
       Прошу ответить - похожи эти дети на зверски измордованных? Поддержите ли вы мнение опеки о том, что дети холодно относятся к родителям?
       Неужели так трудно понять, что даже плохонький, но свой дом, пусть бедная, но своя мать - а семья Вороновых не плохонькая и не бедная! - в тысячу раз лучше любого, даже самого сахарного, детского дома?! Зачем, за что была разрушена дружная семья?! Как соотнести действия органов опеки с президентским демографическим планом подъема численности населения России?! Удивительное дело, все говорят об опасной демографической ситуации... В такой ситуации, в какой оказались Вороновы, нашему государству, оказывается, легче отобрать детей, нежели вылечить синяк ребёнку! Но такое государство не должно удивляться ответной реакции граждан - неподчинению, наплевательству, преступности!
       Наша опека, как всегда, на высоте. Скоро в своем нездоровом рвении детей у родителей начнут прямо из роддома забирать, как бы чего не вышло. В своем уродстве душ, губят души детские. Ни от одного детдомовского не слышал я, чтобы он хотел повторить свое детство в "казенном доме". Зато о семье мечтают ВСЕ. Или... опека собирается предложить сотням тысяч русских сирот "правильную" семью - иностранную по цене до 50 тысяч долларов за ребёнка?
       Прерывание привязанности ребёнка - даже привязанности к родителям, которые не подходят под "стандарты", бедны или пьющи - ПРЕСТУПЛЕНИЕ перед ребёнком. Прерывание в данном случае, когда детдомовский ребёнок поверил, что обрёл семью - преступление вдвойне. Прерывание привязанности из-за синяка, полученного ребёнком - попахивает умственной отсталостью или болезнью, классифицируемой как "садизм" тех, кто санкционировал изъятие приёмных детей. Ну, или - большими деньгами. Но об этом - ниже.
       В каком мире мы живём, что вот так просто можно обидеть, надорвать сердце, разорвать душу на мелкие куски и просто растоптать материнство?! Кому это выгодно? А как сейчас тяжело и больно этим малышкам и их приёмной матери, мы можем только представлять. Они уже были преданы, ещё в самом начале своей жизни, а теперь... Как дальше жить девочкам с такой болью, как жить их приёмным родителям, поверившим государству, откликнувшимся на недавний призыв Президента спасать детей-сирот - и превращённых уродами из опеки в "родителей-садистов"?
       Прошу так же обратить внимание на этот материал.

    http://www.edinros.ru/text.shtml?5/3762

    "Единая Россия" чествует белгородских мам

    01.12.2004
       30 ноября в кафе "Галерея кофе" в г. Белгороде состоялся праздничный вечер, посвящённый Дню матери. Организатором праздника выступило региональное отделение политической партии "Единая Россия".
       Сегодняшнее мероприятие больше напоминало дружескую встречу в неформальной обстановке, нежели официальное торжество За столиками уютного кафе разместились около шестидесяти представительниц прекрасного пола. Вечер был организован специально для них - самых разных мам юных белгородцев. Приглашение получили многодетные мамы, мамы детей-инвалидов, молодые мамы и мамы, которые уже стали бабушками. Многие из них успешно совмещают несколько общественных функций - руководителя, члена партии и просто мамы.
       Им было о чём поговорить, с кем поделиться своими проблемами и радостями, так как на встречу пришли представители различных социальных служб: Областного женского совета, местной организации инвалидов детства "Тепло души", муниципального учреждения "Центр социальной помощи семье и детям". За соседними столиками разместились "лучшая мама года" и мама, награждённая "Орденом Материнской Славы" (II степени).
       Говорили о том, как живётся сегодня многодетным семьям, о проблемах материнства и детства.
       Галина Михайловна Воронова воспитывает семерых детей - двое уже выросли и "выпорхнули" из-под материнской опеки. В своих крохах, как и положено, души не чает. Старшей дочери - уже 25 лет, умница, красавица, с золотой медалью окончила среднюю школу. В данный момент получает второе высшее образование. Младшей Машеньке - два года. Машу и Дашу Галина Михайловна с мужем совсем недавно удочерили в белгородском Доме малютки - не побоялись "плохой наследственности" и "букета" инфекций. Галина Михайловна - контактный и открытый человек. Совсем недавно мы видели её в окружении многочисленного семейства на сцене белгородского дворца культуры на конкурсе "Крепка семья - крепка Россия". Тогда Вороновы были названы "самой интеллигентной семьёй" года. Но счастье, по признанию Галины Михайловны, конечно, не в этом. А в том, что всё у неё в семье ладится, младшие дети "тянутся" к старшим, а старшие находят время для общения с малышами, даря им тепло своих сердец.
       Это - о ТОЙ ЖЕ САМОЙ СЕМЬЕ Вороновых! Каким образом Галина Михайловна превратилась из примера в мать-садистку? А всё довольно просто - и с разъяснениями об этой простоте уже обращались в соответствующие инстанции - в письмах к премьер-министру В.В.Путину - Татьяна Боровикова и Борис Альтшуллер. Я лишь повторю сказанное ими.
       Какое-то время назад Галина Михайловна в присутствии вышестоящего начальства нелестно отозвалась о работе начальника департамента здравоохранения, социальной защиты и жилищных отношений Белгородской области. Выводы?

    * * *
       Страшная беда пришла в Россию. Это понимают уже не только взрослые - начали понимать это и сами дети. Вот что пишет моя знакомая, работающая с детьми: "В последнее время стала замечать высказывания детей по поводу ЮЮ в разговорах друг с другом, типа - вот будешь плакать, придут плохие люди, заберут в детдом, продадут за границу в рабство."
       Уста младенца как всегда правы...
       ...Хочу отметить, что сцена изъятия ребёнка практически всегда происходит одинаково. Я ни разу не видел и не слышал (не хочу говорить, что так не бывает, но - факт: не видел нигде и не слышал ни от кого!), чтобы ребёнок любого возраста бросался к "опекунам" с радостным криком и просьбами спасти его от родителей. А вот обратное - как вырывают из рук матерей цепляющихся за них и синеющих от крика малышей и как ревут 14-летние пацаны, когда их уводят из дома - мы встречаем сплошь и рядом. Получается, что дети в массе своей чокнутые - не хотят уходить оттуда, где их бьют, морят голодом, насилуют, не одевают и так далее, что там ещё опека всегда выставляет как доказательство родительского произвола?
       Впрочем, наши власти способны - с помощью своих наукообразных прислужников - при необходимости обосновать даже педофилию, что уж там изъятие ребёнка у каких-то там родителей. Мол, дети сами не знают, что для них хорошо. И родители не знают. Мы знаем - ГОСУДАРСТВО!!! А ребёнок поплачет и поймёт, что ему хотели добра.
       У меня скулы сводит, когда я пишу эти строки.
       Так что же нас, видимо, ждёт в ближайшем будущем на путях борьбы государства за счастливое детство с родителями детей?
       Будьте готовы к тому, что СМИ изощрённейшим образом (вплоть до массового психокодирования - недаром замаячил на экранах один из убийц СССР - чёрный маг Кашпировский!) будут вталкивать вам в голову мысль о просто-таки необходимости ювенальной юстиции. Экраны телевизоров и страницы газет заполнятся интервью с детьми, со слезами на глазах умоляющими забрать их у родителей - и портретами этих самых родителей - лыка не вяжущих, фанатично-сектантских или просто равнодушных.
       Но никто не покажет вам, как вся эта киноагитка делается.
       (По моим данным, редакции некоторых газет предлагают врачам московских больниц деньги за... фото избитых детей! ЗАЧЕМ, можно спросить изумлённо?! А вам не ясно?)
       У многих читателей возникнет искренний вопрос. Как же так? Ведь ещё недавно была кампания за подъём рождаемости, за то, чтобы детей забирали из детдомов... И вдруг - такой вал "разоблачений родительского садизма"! Что же такое?
       А всё просто, люди. 90-е годы прокатились по стране жутким катком. По мнению власти этот каток просто раздавил волю русского народа. И власть решила широко и рекламно бороться за права детей - в полной уверенности, что русские люди рожать - не будут, усыновлять - не будут тоже. Зато можно будет поднять численность... гм... некоторых других народов России и сплавить побольше детей за рубежи, лицемерно вздыхая: вот, мы же призывали, но вы сами видите, как низко пал русский народ...
       Власть просчиталась.
       Русские женщины начали рожать. Русские люди начали создавать семейные детские дома, усыновлять брошенных, смело вступать в борьбу с иностранными людокрадами - и даже выигрывать её! Русские люди пошли в бой за своих детей - и власть с ужасом увидела, что они выигрывают этот бой!!! Словно включился вековой мощный механизм - Голос Рода.
       Власть испугалась. Просто испугалась нас.
       И тогда в дело были запущены проверенные технологии очернения...
       ...Не бывает "человека вообще". Негодяй, убийца, подонок, изменник Родины, насильник - осознавая, что делают зло, они продолжают нагло рассчитывать на то, что "права человека" их защитят. Но разве своими действиями они не доказали, что людьми не являются?! Более того - они нередко даже бравируют этим! Казалось бы, это совершенно ясный всякому разумному человеку постулат. Но давайте посмотрим, о каких "правах" кричат сейчас применительно к детям?
       Что против детей русского народа ведётся хорошо спланированная война - не вызывает сомнений ни у кого, это открыто признаёт даже власть. Убийства, порабощение, сексуальная эксплуатация, аборты, оглупление через СМИ - такого не выдержали бы и взрослые. Детство в нашей стране давно стало самым опасным и тяжёлым периодом, многим из детей просто не оставляющим надежды физически выжить. Но давайте посмотрим, какие выводы делает власть из того дикого состояния нашего будущего?
       Перед вами - официальная статистика рисков, которым подвергаются дети в России в настоящее время - в порядке убывания.

                -- Ограбления.
                -- Жестокое обращение (в семьях, школах, детских садах, детских домах, интернатах, приютах и пр.)
                -- Сексуальные преступления
                -- Тяжкие увечья.
                -- Убийства.
                -- Несчастные случаи (пожары, утопления, ДТП)
                -- Самоубийства или попытки суицида

       Естественно, в список не вошла работорговля (усыновление за границу, да и самая обычная реальная работорговля) и моральное растление (телепередачи, реклама пива и сигарет...) Да и как они могли туда войти, если лидер разврата - "Дом-2" - высочайше одобрена Фрадковым? Де-она отвлекает русскую молодёжь от ксенофобии и расизма.
       Я бы сказал, что это слова сумасшедшего. Но это заявил крупный чиновник по культуре...
       Однако - "не будем о грустном". Разберём по порядку и неспешно хотя бы первые пункты, официально признанные опасными для детей. А так же посмотрим, что они на самом деле - и как их понимает власть...

    Преступления, совершаемые против детей в 2008 году
      
       1.Ограбления
       Не секрет, что в 90 случаях из ста подростков грабят сами подростки. Причём - спровоцированные принципом "у него есть, а у меня нет - хочу такую же штуку!" И результаты снижения количества преступлений против детей в Липецкой области (ими козыряли защитники детского комендантского часа) - это просто-напросто снижение количества отобранных мобилок, а вовсе не что-то значимое... Тут даже говорить не о чем. "Красивая и лёгкая жизнь" манит всех. А проще всего достичь таковой - с точки зрения подростка, поддержанной СМИ - грабить, красть или торговать собой. Что тут добавлять?
      
       2.Жестокое обращение (в семьях, школах, детских садах, детских домах, интернатах, приютах и пр.)
       Года два назад я читал о случае, который меня поразил. В Дании отец отшлёпал 15-летнюю дуру-дочь, отчаявшись словами доказать ей, что гулять с компанией наркоманов и курить травку - вредно. В результате отец сел на два года, а дочь доказала своё суверенное право и дальше тусоваться с мразью.
       Между прочим, Россия движется прямиком тем же путём, товарищи читатели. Я не устаю повторять: шум-гам насчёт "насилия в семье" (оно в списке на втором месте, но... заметьте - скромно объединено с жестоким обращением в школах, интернатах и пр. И, хотя семью там подленько поставили на первое место - ясно, что должна она стоять на последнем, а во вторую строчку этот пункт пробрался как раз благодаря "школам и интернатам") - как говорил Винни-Пух: "Это жжжжжжжжжжжж - неспроста!"
       По адресу http://www.rusk.ru/st.php?idar=181998 приводятся леденящие душу факты - и тут же делаются странные выводы...
       "За один год в Челябинской области убили 16 младенцев! Милицейские сводки похожи на донесения с поля боя. Убийства, кражи, грабежи, несчастные случаи... В этом страшном "миксе" то и дело всплывают сообщения о гибели и истязаниях детей. Убивают, насилуют, пытаются продать, истязают, морят голодом. И часто не кто-нибудь -- родные мамы-папы, отчимы, дяди, дедушки, бабушки, опекуны, приемные родители...Дети в России бесправны и беззащитны -- это факт. Недавно облетала всю страну горестная история четырехлетнего Глеба Агеева. Его приемные родители подозреваются в жестоких издевательствах над ребенком. А вот "свеженькое": В Магнитогорске многодетная мать убила двухлетнюю дочку. А труп спрятала в сугроб. Малютка провинилась в том, что пролила молоко! Ее братьев и сестер с диагнозом "истощение" положили в больницу. Против родительницы-изверга возбудили уголовнон дело, сажают их в тюрьму, лишают родительских прав. Но проблема-то остается...
       Остаётся. Конечно остаётся. И тут же делается интересный вывод - задел на будущее:
       "Психическое насилие равно физическому... Как закон расшифровывает жестокое обращение с детьми? Статья 165 Уголовного кодекса трактует это как любое действие или бездействие, причинившее вред здоровью. Причем здоровью как физическому, так и психическому. Истязания, сексуальное насилие, психический прессинг -- все это формы жестокого обращения. Причем психическое насилие (унизительная критика, угрозы, грубые и оскорбительные высказывания) опасны для ребенка не меньше побоев. К жестокому обращению относят пренебрежение необходимыми нуждами ребенка, отсутствие заботы -- лишение пищи, одежды, медицинской помощи. Впрочем, иногда несладко живется детям и во вполне благополучных семьях. Где папа-мама работают и есть приличный доход, где дети обуты -- одеты, накормлены. Иной раз родитель не видит той грани, когда заканчивается педагогика и начинается насилие, рассуждая, что порка может идти во благо "бестолковому" чаду. Психологи говорят о преемственности поколений. В том числе и жестокого обращения в семьях. Если четырехлетнего мальца отец бил смертным боем, то, став взрослым, мальчик легко поднимет руку и на своих детей. Жестокость свою всегда оправдав: "Меня били, я человеком стал. Вот и из тебя человека делаю". Жестокость формирует порочный круг. Недаром власти США, вскрыв факт семейного насилия или жестокого обращения с ребенком, сразу же подыскивают ему приемных родителей. Чтобы прервать страшный цикл насилия."
       Я охреневаю (извини, читатель!), когда читаю ТАКОЕ. Прервать цикл насилия... Слова-то какие! Так и видится неподкупный суровый шериф, увешанный скальпами родителей-садистов... Но дальше - ещё интересней!
       "На казенном языке, неблагополучные "ячейки общества" именуются семьями крайнего социального риска. Конечно, их нужно контролировать изо дня в день. Информация о детях, которых бьют, морят голодом, не занимаются их здоровьем, должна незамедлительно попадать в милицию. Информацию обязаны предоставлять школьные учителя, воспитатели детских садов, участковые врачи детских поликлиник, куда могут обратиться родители с избитыми детьми."
       Ну и дальше...
       "Сегодня в детских домах...условия для детей созданы исключительные. Дети постоянно чем-то заняты, с ними занимаются педагоги. В иных семьях ребятишки развития не получают столько, сколько в детских домах."
       А знаете, к чему они - все эти разговоры о насилии в семье?
       Русская семья - последний неподконтрольный государству орган. Единственная реально работающая общественная организация, которую нельзя взять под наблюдение, не разрушив. Родители говорят ребёнку такое, что никогда не скажут в школе. Учат такому, что не одобряется властью. И не кое-где, а почти всегда и почти везде.
       Почитайте приведённый ниже материал - и вы поймёте, откуда эти вопли о "цикле насилия" и намалёванные образы "родителей-садистов", которых хлебом не корми - дай "психологически унизить" ребёнка.
       Взято по адресу http://www.rusk.ru/st.php?idar=182963
       "Петропавловск-Камчатская епархия выступила против ратификации Россией Европейской социальной хартии, легализующей сексуальное просвещение
       Акция проводится по благословению архиепископа Петропавловского и Камчатского Игнатия, сообщает сайт епархии. В притворах храмов города Петропавловска-Камчатского находятся подписные листы.
       "Братья и сестры! Наши дети снова в опасности, - говорится в сообщении, опубликованном на сайте епархии. - Государственная Дума собирается ратифицировать Европейскую Социальную Хартию (ЕСХ). Если это произойдет - в наших школах введут ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ сексуальное просвещение, такой предмет будет обязательной частью учебного плана, детей будут обучать "безопасному сексу". Кроме того, будет создана ювенальная (детская) юстиция. Это значит, что права ребенка в нашей стране будут приоритетными над другими правами человека. Конкретно это выразится в том, что за шлепок своего чада вас лишат родительских прав. Прецеденты в Европе уже имеются. Ратификация этой Хартии приведет к грубому нарушению независимости семьи и грубому вмешательству государства в дела семьи, нарушит право семьи на преимущественное воспитание ребенка, будет разрушать отношения между детьми и родителями.
       ЕХС обяжет нашу страну изменить законодательство, в том числе и Конституцию России, чтобы все наши законы соответствовали ЕХС. Совет Европы очень строго следит за исполнением Европейской Социальной Хартии и наша страна будет вынуждена постоянно отчитываться в том, что сделано в реализации этой Хартии. По условиям ЕСХ страна, ратифицировавшая Хартию, не имеет права в течение 5 лет из нее выйти. Россия 14.09.2000 г. подписала Европейскую Социальную Хартию. Остался последний шаг - ратификация Государственной Думой".
       В Обращении к Президенту России Дмитрию Медведеву, в частности, говорится: "Просим Вас наложить вето на ратификацию Европейской социальной хартии в ее нынешней редакции и гарантировать естественные права человека на рождение и воспитание ребенка родителями в соответствии с их национальными и религиозными традициями. Если будут окончательно подорваны и разрушены семейные устои - никакие социальные блага не приведут к благоденствию и счастью граждан. С твердой верой на Вашу поддержку и помощь".
       ...Европейская социальная хартия содержит "пункт, предполагающий обязательное сексуальное просвещение детей и подростков. Кроме того, один из пунктов Хартии предполагает введение ювенальной юстиции". "В самом тексте Хартии в достаточно обтекаемой формулировке говорится, что граждане имеют право на получение знаний о своем здоровье. Стоит обратить внимание, что эти программы сексуального просвещения проводятся под лозунгом здорового образа жизни или профилактики СПИДа и других подобных заболеваний. Поэтому последние годы пытаются внедрить "секспросвет" именно через программы профилактики. В разъяснениях к этой Хартии есть уже более конкретные указания на то, что понимается под этой информацией о здоровье. Под этим понимается сексуальное просвещение и программы антиСПИД, которые, в конце концов, сводятся к пропаганде средств предохранения от беременности", - заметила председатель Фонда социальной и психологической помощи семье и ребенку.
       "Последствия ратификации Хартии будут такие... что у нас сексуальное просвещение будет узаконено, и те люди, прежде всего, православные и вообще верующие, которые будут выступать против сексуального просвещения своих детей, будут уже рассматриваться как нарушители закона. В таком случае органы опеки или какие-то ювенальные службы, если они будут созданы, будут иметь законные основания для изъятия детей из таких семей", - предостерегла Татьяна Шишова."
       И - далее:
       "20 мая Государственная Дума ратифицировала Европейскую социальную хартию. За внесенный Президентом России законопроект "О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года" проголосовали 407 из 450 депутатов.
       "Я очень расстроилась, узнав о том, что Государственная Дума ратифицировала Европейскую социальную хартию. В любом случае, все равно общественности нужно пытаться что-то сделать. Пока неясно, идет ли речь об окончательной ратификации или прошло только первое чтение законопроекта. Очень хорошо, что сейчас на сайте "Русской линии" под Открытым обращением родителей и общественных организаций к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу по вопросу ратификации Европейской Социальной Хартии собираются подписи. Надо постараться сделать все для того, чтобы об этом узнало как можно больше людей, священников... Нужно выражать озабоченность в связи с пунктами Хартии, связанными с ювенальной юстицией и сексуальным просвещением. Считаю правильной идею обратиться к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, чтобы он своим авторитетом повлиял на ситуацию. Родительский комитет уже отправил это обращение Патриарху, но насколько я знаю, пока они никакой реакции не дождались. Но если будет массовое обращение разных людей, организаций, то оно должно дойти до него, а не затеряться где-то по пути. Я думаю, что депутаты приняли это решение, скорее всего, неосознанно, не ознакомившись с документами, не разобравшись в ситуации, в спешке, восприняв суть законопроекта, как какую-то очередную "защиту прав". Вряд ли все они являются сторонниками "сексуального просвещения" и растления детей. Тем более в Хартии все завуалировано и прямо не говорится ни о ювенальной юстиции, ни о "сексуальном просвещении" Попытки внедрения "сексуального просвещения" не пройдут безболезненно, скорее всего, они вообще не пройдут в нашей стране. "Сексуальное просвещение" будет отторгаться основной частью населения, оно будет вызывать возмущения. Общественности следует обратиться к депутатам с соответствующими разъяснениями. Решение депутатов еще раз показало, насколько законодатели и власть оторваны от народа. О гражданском обществе, о формировании которого мы часто слышим, говорить пока рано. В любом случае унывать пока рано, даже если начнутся реальные попытки практического внедрения "секспросвета" в нашем обществе, мы не должны опускать руки. Мы будем отвечать за своих детей перед Богом. Разве можно смириться с их растлением?" ", - отметила эксперт по ювенальной юстиции, председатель Фонда социальной и психологической помощи семье и ребенку, член Союза писателей России Татьяна Шишова."
       ...Если честно - я могу только умилиться наивности этой смелой женщины. "Я думаю, что депутаты приняли это решение, скорее всего, неосознанно, не ознакомившись с документами, не разобравшись в ситуации, в спешке, восприняв суть законопроекта, как какую-то очередную "защиту прав". Вряд ли все они являются сторонниками "сексуального просвещения" и растления детей," - говорит она. Я же говорю, что немалая часть депутатского корпуса представляет собой мощнейшее лобби работорговцев, педофилов, растлителей и разрушителей русской семьи. Некоторые делают это "идейно", движимые звериной ненавистью ко всему русскому, большинство - за деньги.
       Такова реальность...
       Правда, на пути у этого изуверского закона стоят две преграды.
       Первая - то, что Дума так и не осмелилась ратифицировать закон - побоялась. А вторая преграда...
       Нет, это не церковь, на которую уповают составители обращения. Церковь в РФ давно и прочно нашла своё место и свою функцию - и в эту функцию борьба с какими-либо государственными начинаниями не входит. Это не общественные организации - так как власть прочно заблокировала все рычаги воздействия народа на себя любимую.
       Это те, на "защиту" кого направлен закон - русские дети. Первоначально они просто не поймут, чего от них хотят. Дело в том, что в среде этих диких существ считается большим грехом не то что доносительство на родителей - даже их обсуждение с друзьями. На родителей могут обидеться. От обиды могут поплакать (и совсем не только малыши). Но пожаловаться на отца или мать даже близким друзьям?! А донести дядям и тётям со стороны?! На мать?! На отца?! За что?! За шлепок по заду?! За ругань по поводу невынесенного мусорного ведра?!
       Да вы смеётесь, граждане правозащитники.
       Но эта плотина продержится недолго. Как показывает опыт Запада - умелая психологическая обработка с упором на "защиту твоих прав" и "охрану твоего человеческого достоинства" (с изначальным извращением сути этих понятий) в конце концов необратимо ломает психологию подрастающего поколения.
       Кто-то посмеётся - но этот закон станет и орудием политического воздействия. Ведь по нему можно будет, например, легко забрать ребёнка из семьи, где отец учит сына стрелять. Или мать учит дочь, что гинекологический осмотр в школе - это антихристианское мероприятие. Забрать - даже без согласия самого ребёнка! Что уж говорить о согласии родителей, которые - воплощение Мирового Зла...
       Вот вполне типичная реакция нормальных мальчишек 50-х-60-х годов на "насилие родителей". Книга "Такие они, мальчишки!" Главный герой очень сочувствует своему другу Лёньке, которого отец нередко лупит (надо сказать, Лёнька этот далеко не ангел) и предлагает "надавить на отца через общественность."
       "Что тут с ним сделалось! Лёнька побагровел так, что мне даже стало страшно. Потом он шагнул ко мне, занёс кулак и прохрипел:
       - Уходиииии! Мой отец лучше всех на свете!"
       А вот отрывок из книги замечательного писателя Н.Дубова "Горе одному".
       "У Митьки была куча маленьких сестёр, вздёрнутый, в веснушках нос и независимый характер. Он не боялся ничего и никого, кроме своего отца, которого называл "батько". Всё, что сказал "батько", было свято, всё, что он сделал, - хорошо, правильно и лучше быть не могло."
       Можно сказать, что это "страшный тоталитарный Совок". Но вот повести американского писателя Буса Таркингтона об американском мальчишке начала ХХ века Пенроде Скофилде. От отца Пенроду часто "прилетает" (кстати, тоже не просто так, в нынешних США Пенрода быстренько посадили бы на риталин, чтобы вылечить "синдром Буратино"). Но мальчишка считает своим святым долгом везде и всегда охранять достоинство и честь отца, которого нежно любит...
       Помните Старую Разбойницу из "Кая и Герды"? "Детей нужно почаще баловать! Именно тогда из них и вырастают настоящие разбойники!" Чуете, откуда ноги растут у нынешней "охраны прав ребёнка"?!
       Публицист Юрий Мухин совершенно точно формулирует взятое из своего детства ПРАВИЛЬНОЕ отношение взрослых к детям и детей к взрослым, а всех вместе - к жизни: "Воспитывали нас отцы так. Взрослые были взрослыми и поступали так, как считали необходимым, безотносительно к тому, что об этом думают дети. Желание ребенка учитывалось только тогда, когда оно не противоречило планам взрослого.
       Дети вели себя так, как от них требовали взрослые. Если дети вели себя не так, то их поправляли, если требо­валось, то и ремнем.
       Надо сказать, что у нас были и преимущества перед нынешними детьми - многие из нас жили не в многоэтаж­ных домах, а на земле. С раннего детства мы не только видели, как все сажается и растет, но и сами в этом уча­ствовали. Вокруг нас бегали собаки и кошки не для красо­ты и престижа, а для охраны дома и ловли мышей и крыс.
       Как правило, у нас в поселке у каждого во дворе, хоть они были и маленькие, была и какая-нибудь другая жив­ность. У нас, к примеру, если отец мог купить недорого пшеницы или кукурузы, бывали куры или утки. Уткам я со­бирал на болоте ряску, а когда мне захотелось кроликов, то отец их купил именно мне. Я обязан был обеспечивать их кормом, а это ведь требовало новых знаний, хотя бы о видах травы. А когда завел голубей, то это уже было только мое - от реконструкции чердака до добычи корма. {Тут, правда, мне было легче - я ездил в село к дедушке, и тот, конечно, не отпускал меня без ведра проса или конопли. Мы автоматически привыкали держать в руках самый разнообразный инструмент. Начиналось с ножа, без кото­рого не сделаешь рогатки. А что это за пацан, который не может сделать рогатку? Игрушек было маловато, и мы сами делали себе игрушечные винтовки и автоматы для игры в войну - луки, стрелы, самострелы, самопалы. (Последние, конечно, следовало делать, когда родители не видят и тща­тельно от них прятать.} Мой брат сам делал сложные пти­чьи клетки с западками для ловли птиц, мы плели сети, и никому в голову не пришло бы покупать хоть какую рыбо­ловную снасть - все это делалось своими руками: шлифо­вались кусочки латуни, заливались свинцом, точились крючки и полировались блесны.
       Отец, износив подошвы и головки своих офицерских хромовых сапог, припрятал их на чердаке, полагая в буду­щем отремонтировать. Однако Гена порезал голенища и сшил из них покрышку к футбольному мячу. Это, конечно, одобрения не вызвало, но в целом наши отцы всегда по­ощряли любую нашу деятельность, требующую мозгов и рук, если она, конечно, не вредила нам и людям.
       Мы, пацаны, были любознательны: если взрослые де­лали что-то, мы были тут как тут, даже если нас и не звали помогать. В результате наше поколение умственно было в десятки раз более развито, чем последующие. И дело даже не в том, что мы владеем инструментом, а вид инструмен­та в руках нынешнего поколения чаще всего вызывает и смех, и страх за эти руки - того и гляди покалечатся.
       Дело в другом. Для нас почти все в нашей многообраз­ной жизни имеет конкретное, осязаемое значение. А для нынешнего поколения это только слова, абстракции. И ког­да нынешние академики, наши вонючие гайдаренки, начинают с отсутствующим взглядом вещать про экономику, про производство и себестоимость хлеба и мяса, то что они об этом знают, кроме слов? Наше поколение знало об этом много - от того, как идет окот, до того, как идет забой.."
       Должен сказать, что МЕНЯ воспитывали уже не так. НЕ СОВСЕМ не так, но НЕ СОВСЕМ так. Увы. Про нынешних и говорить нечего - ведь в такой программе воспитания весь ужас проклятого тоталитарного строя, вся суть коммунофашизма!!! И вот представьте себе такое заявление защищающего своё неполовозрелое... ой, в смысле, полоумное... короче, своё достоинство "ребёночка", который сетует на родителей: "Они применили ко мне физическое насилие (вытащили из кармана сигареты), морально унизили (накричали) и заставили выполнять несоответствующую физическим возможностям работу (послали в наказание копать огород)." Как вам такой фактик из будущего? Хотя... почему из будущего? Таких хитро... гм... хитропопых деток уже и сейчас пруд пруди. Просто сейчас их немного сдерживает страх - а вдруг папа врежет ремнём поперёк откормленной мамой задницы?! Больно, знаете ли (СВОЮ боль они понимают мгновенно, это чужая до них не доходит...) А вот когда на защиту встанет Закон - тогда держись, родители-насильники!!! И попробуйте не покупать мне новый мобильник каждые три месяца!
       В одной и той же газете (!) на соседних страницах читаю две статьи. Первая требует от семьи что-то сделать с валом детского насилия, захлестнувшим страну. Вторая эту же семью в привитии насилия и обвиняет. Ни в той ни в другой РЕАЛЬНЫЕ виновники этого вала (руководители страны и СМИ) даже не называются...
       Крайней, естественно, в любом - ЛЮБОМ! - случае окажется русская семья.
       27 июля 2006 года в своей статье "Ювенильная трясина" я сказал буквально следующее: "...недалек тот час, когда наше ювенильное законодательство поведет наступление на нашу семью. Главным обвинением будет "чрезмерное распространение насилия в российских семьях"."
       Боги - как страшно оказаться пророком...

    * * *

    ЗАПОМНИТЕ!!!

    Этапы "расчеловечивания" похищенного опекой ребёнка:
              

    Зачем делается?
       

    Чем опасно?
       

    Законность
           Момент отобрания    
           Это начало подавления личности ребёнка. Тот факт, что взрослые, которым он привык верить (родители, иногда - учителя) не защитили его от чужих людей (а мотивы действий опеки чаще всего непонятны даже подросткам - в глазах же детей сотрудники опеки являются - и это не фигуральное выражение, я знаю результаты опросов! - сказочными чудищами, внезапно прорвавшимися в реальную и только что счастливую жизнь!) мгновенно парализует большинство детей.    
           Это тяжелейшая и почти неизгладимая, чаще всего оставляющая пожизненный след в психике моральная травма. Независимые психологи, которым удавалось обследовать детей в первые полчаса-час после похищения их сотрудниками опеки, констатируют: ДЕТИ НАХОДЯТСЯ В СОСТОЯНИИ КАТАТОНИЧЕСКОГО ШОКА. То есть, опека наносит УМЫШЛЕННЫЙ ВРЕД здоровью тех, кого якобы "защищает"! Родителям-пьяницам, родителям-садистам ещё нужно очень постараться нанести ребёнку такую травму, которую походя наносят ему "защитники"... Помимо этого, с детьми постарше и подростками в момент похищения случаются и физические травмы - из-за их сопротивления (бьют тяжёлыми предметами по пальцам, чтобы ребёнок разжал руки, которыми цепляется, например, за мебель, выворачивают руки, применяют шокеры и аэрозольные баллончики - ЭТО ЗАФИКСИРОВАННЫЕ ФАКТЫ!!!)    
           ВСЕ (!!!) указанные действия структур НЕЗАКОННЫ АБСОЛЮТНО. По закону ЕДИНСТВЕННОЙ причиной, по которой представлять интересы человеческого существа, не достигшего 16 лет, может кто-то, кроме родителей, является лишение родительских прав по суду - НИКАК ИНАЧЕ. Прочая чушь о "ненадлежащем воспитании" и "условиях, опасных для жизни и здоровья" - ПОДЗАКОННОЕ СЛОВОБЛУДИЕ ЧИНОВНИЦ ОПЕКИ, которое можно смело игнорировать. Или же если родители САМИ делегировали кому-то эти полномочия. Помимо этого даже в случае лишения родительских прав ПЕРВОЙ кандидатурой на передачу ребёнка являются родственники (грубо говоря, отнятый даже "по закону" ребёнок ДОЛЖЕН отправляться к бабушке, дедушке, тёте, дяде, старшему брату и т.д. - и ТОЛЬКО в случае их отказа - в детский дом. Между тем органы опеки НИКОГДА не запрашивают родственников об их согласии, а нередко напрямую ОТКАЗЫВАЮТ им, явившимся забрать ребёнка.
           Помещение в больницу "для передержки"    
           Помещение отобранного ребёнка в больницу производится вовсе не для контроля за его здоровьем! Это - часть психологической обработки. Недаром именно на этом этапе родителям категорически запрещают видеться с ребёнком. В детях и даже подростках живёт врождённый страх перед врачами, больницей и т.д. В сочетании с самим фактом того, что его забрали из дома и родители не смогли защитить, чувство беззащитности и страха становится довлеющим. Ребёнок превращается в безвольную куклу.    
           Чаще всего помещение в больницу связано с "закалыванием" ребёнка от всех возможных и невозможных болезней (иногда 3-5-летним детям делают по 3-7 уколов в день - известны случаи как наступления инвалидности, так и гибели детей от этой "заботы о здоровье"). Помимо этого, к "буйным" детям (тем, которые начинают кричать, плакать, проситься домой или "имеют наглость" требовать возвращения туда, предпринимают попытки побега) применяются меры, аналогичные мерам, которыми лечат взрослых буйных психически больных (смирительная рубашка, фиксация ремнями на кровати, курс уколов седативных препаратов). Кроме того, очень часто (4-6 случаев из 10) "домашних" детей, отнятых у родителей, помещают в отделения, где содержат беспризорников. В таких случаях они становятся объектами травли, избиений, нередко - сексуального надругательства.    
          
           Помещение в детский дом    
           Это продолжение обработки. Именно в детском доме ему зачастую прямым текстом внушают мысль "родители плохие, они от тебя отказались, теперь ты тут будешь жить". Иногда пытаются подкупить - "у нас компьютеры, у нас хорошо кормят, у нас экскурсии" - кстати, своя наживка может найтись для ребёнка из любой семьи. Именно в детском доме, под постоянным контролем-прессингом, ребёнка начинают активно "отучать от семьи" и от таких вещей, как честность, трудолюбие, дружба, любовь, вера.    
           Детские дома РФ - фактически "зоны", в которых в отличие от зон-"малолеток" содержатся дети от 3-4 лет и старше, обречённые чаще всего на многолетнее заключение без какой-либо вины. Нравы в детских домах современности полностью соответствуют тюремным. Побои, лишение пищи, издевательства, сексуальное насилие - со стороны старших по отношению к младшим, со стороны персонала - ко всем воспитанникам - это ежедневная реальность 9 из 10 детских домов. У 100 процентов детей после месяца пребывания в детском доме резко падает интеллект (мозг переключается на "программу выживания", оставляя только реакции на непосредственные раздражители). В 90 процентах детских домов в первый месяц пребывания там 100 процентов детей так или иначе подвергались побоям и унижению. В 90 процентах детских домов в тот же срок пребывания 30 процентов мальчиков и 45 процентов девочек стали жертвами сексуального насилия. Из каждых 100 "новичков"-мальчиков, ранее ни в чём таком не замеченных, в первый год пребывания в детском доме начинают курить 70 процентов, употреблять алкоголь - 90 процентов, употреблять наркотики или токсичные вещества - 30 процентов. Навыки трудолюбия, дружелюбие, честность исчезают практически у всех очень быстро...    
          
      
     

    5.Цели: скрытые и явные.
     

    http://www.sterligoff.ru/node/137
       Вот у нас не было сперва осознания вредоносности школы, думали справимся. И чтобы четверых детей в школу не отдавать, а обучать дома денег не было. И вот, как результат - старший сын в седьмом классе начал курить, врать и воровать, глядя на школьное окружение, многие из которых по словам учителей занимаются этим аж с 1-2 класса.
       Попытались мы наказать сына и исправить ситуацию, так он сбежал в канун их нового года. Рассчитывал к бабушке-язычнице попасть, а попал в приют. В приюте взяли с него заявление, что не хочет домой возвращаться, якобы устал от побоев, а на нас дело завели. На работе попросили заявление об уходе написать, дескать был сигнал из приюта, а им проблемы с Администрацией не нужны. Понятно, это чтобы справку о зарплате предоставить не смог... маховик запущен!
       В приюте беседы стали проводить, говорят, что ребёнку надо свободу ошибаться давать, пусть ошибается, иначе будет плохо развит. А я говорю курит парень и деньги у матери крадёт, ну куда уже дальше ошибаться? А они говорят, что мол ничего страшного, подрастёт поймёт что ему нужно, а что не нужно, и успеет сам исправиться, жизнь то у него длинная, а наказывать физически нельзя, это уголовно-наказуемо для родителей, будем вами, говорят, заниматься.
       Вот вам и приют, вот вам и практика и испытание школой. Был наш сын добрым и трудолюбивым ребёнком, а стал трудным и свободным от воспитания родителей подростком. Да и этим, по всему видно, дело уже не окончится, раз из-за приюта меня с работы попросили.

    * * *
       На протяжении долгих тысячелетий истории человечества жёсткая и строгая опека старшими в семье младших плюс передача им своего личного жизненного опыта являлись залогом не только выживания человека как вида, но и предпосылкой для дальнейшего развития цивилизации. Само собой разумелось, что старшие имеют приоритет - не в силу того, что они "просто" старше, а в силу того, что их жизненный опыт, физическая сила, навыки и умения далеко превосходят те же самые показатели у младших. Посягнуть на этот порядок никому не приходило в голову, как никому не приходит в голову, будучи здоровым, питаться при помощи желудочного зонда.
       Ювенальная юстиция принесла разительные и страшные перемены. Контроль за младшими и передача им своего опыта были объявлены "посягательством на права ребёнка", на его "свободу самовыражения" и - в конечном счёте - преступлениями. Лишённые спасительного опыта взрослых, лишённые защиты в лице старших, напичканные и почти нафанатизированные ничем не подкреплёнными рассказами о своих "правах", дети и подростки в нашем мире с поразительной лёгкостью становятся добычей преступников, извращенцев, сектантов...
       Впрочем, я почти уверен, что одной из задач "ювеналки" как раз и было, одурманив детей баснями об их "правах", увести их из семей, сделать жертвами (и проводниками!) самой мерзкой и разнузданной преступности. Недаром среди сторонников ювенальной юстиции нормальных психически людей - НЕТ. Те скандалы с "детозащитниками", которые то растлевают, то продают, то убивают своих подопечных - только верхушка айсберга. Кстати, очень многие из "детозащитников" высокого ранга сами как раз отлично понимают, что всё, внушаемое ими детям - наукообразная чушь. Понимают они и то, что у детей нет ни своего мнения, ни твёрдых жизненных установок, ни реальной возможности подкрепить делом свои права... Поэтому изо всех сил и небезуспешно оттирают от детей то единственное, что может спасти их от падения - семью. Взамен предлагая "воспитательные прайды", "многообразие форм отношений", "высококлассных специалистов-воспитателей" и прочее, ещё не столь давно называвшееся просто и ясно: разврат. Они вовсе не считаю детей "личностями", о чём кричат вслух с визгом и пеной на губах. Они отлично осознают, что дети - материал, заготовки. И с этим материалом умело и жестоко работают, калеча детские души совершенно необратимо - под себя.
       В произведении знаменитого эллинского комедиографа Аристофана "Облака" выведен некий софист, который обучает своих подопечных подростков при помощи логики доказывать, например, что они, подростки, имеют неотъемлемое право наказывать палками своих родителей... Правда, софист тот плохо кончает: отец одного из учеников, окончательно выведенный из себя скотским поведением "набравшегося ума" сыночка, поджигает "мудрилище" слишком хитрого учителя...
       Ярчайшим доказательством того, что реально ювенальная юстиция должна не защитить детей от угроз - мнимых или явных - а просто-напросто превратить их в огромное покорное стадо для самых разных потребностей "продвинутого общества денежных мешков", служит трагедия, разыгравшаяся на протяжении 2007-2010 годов в России и оставшаяся незамеченной подавляющим большинством населения. Именно в эти годы г-жа Фральцова, курирующая суворовские училища и кадетские корпуса, полностью уничтожила уникальную систему воспитания русских мальчишек.
       Все знают, что уже в наше время именно эти организации буквально дали вторую жизнь тысячам пацанов - беспризорников, безнадзорных, сирот... Казалось бы, для ювенальной юстиции нет надёжней союзника! Но у её деятелей само упоминание о суворовцах или кадетах вызывает судороги и слюноотделение. Г-жа Фральцова добилась исключения из программы училищ ВСЕЙ военной составляющей, покончила с дисциплиной как таковой, заменила офицеров гражданскими воспитателями, ввела совместное разнополое обучение и проживание - и назвала это "модернизацией". Многочисленные возмущённые письма суворовцев - настоящих и бывших - Президенту остались не просто без ответа - на них не отреагировали НИКАК.
       Дело было в том, что особый склад жизни, дисциплина, постоянный контроль со стороны взрослых военных, внушаемые ценности при всей внешней похожести условий (круглосуточный детский коллектив, оторванность от дома или вообще его отсутствие) делают обитателя детского дома и курсанта-суворовца буквально антиподами. Детдомовец - не имеющая никаких моральных ориентиров лёгкая сломленная добыча для тех, кому ювенальщики, сами того зачастую не подозревая, "поставляют" сирот. Суворовец - маленький воин с уже сложившимися понятиями о чести и достоинстве, который никогда не купится на ложь и гораздо менее подвержен внушению и страхам. То есть, он именно то, чего ювенальная сволочь более всего страшится: ребёнок с характером (не с истеричной пародией на него, которую так любят взращивать детозащитники, а именно с характером!), ясно представляющий себе некие высшие ценности и верящий в них.
       Многие люди, в том числе патриотически настроенные, искренне думают, что ювенальная юстиция была создана как некое "антирусское оружие", чтобы уничтожить наш народ. На самом-то деле, как мы видим, эта система искалечила детей практически во всех странах Европы. И создавалась она вовсе не как "антирусское" оружие - скорей "античеловеческое" в целом. Просто теперь она добралась и до нас... Но говорить мы здесь будем всё-таки о наши, отечественных, проблемах.
       Таким образом, мы видим, что ювенальная юстиция открыто или опосредованно преследует три основных цели:
       1.Экономические.
       Дети - выгоднейший товар. На них можно "навариваться" не только продавая их усыновителям, особенно заграничным. В последнее время, когда содержать ребёнка в детском доме стало выгодно экономически, заказное сиротство просто-напросто необходимо системе.
       2.Психологически-социальные.
       Разрушение связей с семьёй формирует из ребёнка покорного и послушного, неспособного на критичное мышление и озлобленного в то же время "идеального гражданина счастливого общества". Об этом ниже подробно будет сказано в главе "Детдоморощенные".
       3.Цели геноцида.
       От этого тоже никуда не скрыться. Политика ювенальной юстиции прямо направлена на кардинальное сокращение рождаемости в стране - ЛЮБОЙ стране, куда проникла эта чума, но мы-то с вами говорим о России и живём в России...

    * * *
       Из всей истории древнего мира одиннадцатилетнего мальчика Олега когда-то потрясла более всего именно сцена работорговли в Риме. У меня в голове не укладывалось, как это можно?! Я и к римлянам-то, например, которые вызывали у меня вообще-то большую симпатию храбростью, верностью родине и воинскому долгу, так и не смог относиться полностью хорошо именно из-за их бесчеловечной работорговли. Может быть, ещё я слишком рано прочитал "Спартака" Джованьолли или ещё что-то, но идея работорговли казалась мне настолько дикой, что детский ум отказывался её воспринимать. Помню, я с облегчением думал: "Как здорово, что сейчас ничего такого нет!" Причём под "сейчас" я имел в виду даже не СССР, а весь современный мне мир. Я отказывался верить, что в ХХ веке такое может быть хоть где-то, даже в самой дикой капиталистической стране. И облегчение испытывал не за себя (что меня могут купить или продать - такая мысль вызывала у советского мальчишки не страх, а только искренний смех), а за людей вообще. Потому что слишком страшно было даже читать такие строки:
       "- Ты хочешь, чтобы мы тебе заплатили?.. Это ты должен нам заплатить, если мы возьмем себе эту мышку. Её, наверное, месяц надо откармливать, прежде чем она работать сможет.
       - Почтенные господа, девочка сильная и здоровая, - улыбнулся купец, отлично знающий правила игры. - Она может работать по дому хоть сейчас. Когда она вырастет, вы сможете продать её за хорошие деньги. А сегодня я отдам её всего за две дюжины ауреусов."...
       Двадцатый век кончился.
       "Добрая, ласковая, весёлая, скромная, трудолюбивая, общительная девочка. Посещает кружок кройки и шитья, занимается бисероплетением..."
       Помост работорговца заменили сайты. И цены за малолетних рабов уже не указываются так открыто.
       Но суть осталась прежней.

    * * *
       Сама идея усыновления детей из других стран была широко распространена в западном мире ещё в середине века. Причиной было не "старение наций", о котором так много говорят, оправдывая падение рождаемости. Никакого "старения наций" не существует вообще. Существует лишь их самоубийство.
       Начавшийся в 50-х годах ХХ века на Западе распад морали - массовое употребление наркотиков, ранние беспорядочные половые связи, смешивание половых функций - привёл к тому, что за 20-30 лет резко сократилась способность к воспроизводству (простите за технический термин) у целых наций. Ещё в начале того века в тамошних семьях было по 3-4 здоровых, крепких ребёнка. Но к середине 80-х годов целые народы с ужасом убедились, что природа в очередной раз отомстила за попрание её законов. Угар молодости вчерашних хиппи и прочих "детей цветов" сходил "на нет".У самых беспутных возникало желание иметь детей - продолжение и опору в старости.
       Но выяснялось, что ни мужчины, ни женщины сплошь и рядом не могут просто зачать. Бесплодие поразило целые страны, как наказание Божье за забвение его заветов. Собственные же резервы усыновления были минимальны.
       Именно в этот момент подвернулась идея усыновления из-за границы. Благо, в разных там Бразилиях, Таиландах и Пакистанах детей было не просто много - их было больше, чем могли прокормить не то что семьи, а сама земля этих стран. Нищие родители с охотой (да-да!) продавали одного-двух сыновей или дочерей, чтобы кормить остальных пять-шесть. И нередко радовались: может быть, у проданного будет лучшая жизнь...
       Но было одно "но". Не спешите обвинять меня в расизме. Просто... просто, как правило, дети из-за границы были НЕ БЕЛЫМИ детьми. А усыновители - как раз БЕЛЫМИ. Приёмные родители подсознательно (а некоторые и открыто) испытывали дискомфорт. То же случалось и с подросшими детьми. Ведь даже самые толерантные родители не смогут удовлетворительно объяснить выросшей дочери, почему она - темнокожая, а они - светлокожие. Или как в анекдоте - "вовремя не помылись"?
       И в этих условиях трагического тупика крах СССР стал спасением не только для погибавшей экономики капитализма (взлёт 90-х был обеспечен триллионами дармовых долларов, выкачанных из руин нашей страны).
       Крах СССР спас идею нового рабства.
       Просторы нашей с вами родины кишели детьми! В СССР их было около сорока миллионов! И эти дети были:
       а) никому не нужны - даже более чем в Бразилии или Таиланде;
       б) парадоксально дёшевы;
       в) ничем не защищены;
       г) абсолютно здоровы наследственно;
       д) внешне - такими же, как потенциальные усыновители.
       Именно тогда наши власти как раз громогласно и с помпой объявили, что главное достоинство человека и святая цель его жизни - зарабатывать деньги. И их стали зарабатывать - кто как находил нужным.
       И во многих случаях - и многих регионах нашей страны - торговля детьми оказалась проще, выгоднее и прибыльнее, чем торговля чем-либо другим. Хотя бы потому, что этот бизнес всегда можно было завернуть в истрёпанные и вонючие пелёнки "гуманности" - мол, "эта страна" всё равно гибнет, а мы даём детям будущее...
       ...Есть такая пьеса Михалкова-старшего - "Я хочу домой". По ней даже фильм был, ещё чёрно-белый. Речь в ней идёт о том, с каким изуверским тщанием наши "союзники" после Великой Отечественной старались оторвать от Родины оказавшихся на Западе советских детей, вывезенных туда гитлеровцами. Но в руках великого Сталина (я не ирониизирую) были мощные рычаги воздействия. В СССР вернулись все, кто захотел вернуться. Вернулись и к родителям, и в наши, советские детские дома, где страна дала им всё, что могла дать. Не ссылаясь на страшную послевоенную нищету. Эти дети выросли гражданами могучей Империи, стали врачами, военными, инженерами, учителями, даже академиками и дипломатами.
       Но до конца дней своих они вспоминали, как им старались внушить - сперва люди в гитлеровской, а потом - в... в другой форме: твоя родина нищая, твои родители погибли, ты там никому не нужен. Как их били, пугали и подкупали - шоколадом, обещаниями красивой жизни и новых семей... Как воспитатели из бывших власовцев, оперативненько нашедшие себе новых хозяев, шипели: ты не советский, что ты там забыл?! Как говорили - тоже говорили! - что "дают детям будущее", а "та страна" всё равно гибнет...
       Но дети знали: их родина - самая могучая. Их папы и мамы не могли умереть. Даже у самых маленьких сохранялись смутные проблески довоенных воспоминаний. И эти проблески оказывались сильней шоколада. Почти всегда...
       ...Но в 90-х годах ХХ века не было у детей воспоминаний о счастливой жизни. Не было у страны Сталина. Не было у нас силы, способной защитить маленьких граждан. И они легко становились жертвами новых "спасителей" и новых власовцев (без кавычек).
       Я не знаю, сколько детей было вывезено из России официально за последние 15 лет. Но полагаю по косвенным данным, что не менее 40 тысяч. Сюда же можно смело приплюсовать не менее четверти из тех 600 тысяч, что за те же годы пропали без вести. И получается цифра, сопоставимая с масштабами вывоза советских детей гитлеровцами. Кстати. Их далеко не всегда обескровливали или использовали для опытов. Нередко их - да-да! - усыновляли. Самых крепких, самых подходящих внешне. Чтобы воспитать из них для своего Рейха тех, о ком наш поэт сказал: "Приказ отдай - он рельсу б перегрыз!"
       Но разве мы вполне справедливо не называем это преступлением?
       А о "спасителях" Юрий Мухин как-то в гневе сказал: "Любая мразь, которая за последнюю тысячу лет разрушала или пыталась разрушить Россию, делала это исключительно с целью спасения мировой цивилизации."

    * * *
       Девяностые ушли в прошлое. По сравнению с ними сегодняшняя жизнь многим вполне искренне кажется чуть ли не раем (это известный приём, садистский, но действенный - сначала отнять у человека ВСЁ, а потом поселить в землянку и дать паёк - и он будет счастлив и благодарен "спасителю"). И больше того - с высоких трибун зазвучали заявления, которые вне контекста не могут не греть сердца русских патриотов. Честь. Слава. Флаг. Отечество. Патриотизм. Национальные интересы. Приоритеты развития. Не допустим. Не поступимся. Не отдадим. Сохраним. Разовьём.
       Среди прочего то и дело настойчиво звучит тема демографического кризиса, охватившего Россию. Высокие чиновники открыто и честно разоблачают его причины: беспросветность и безнадёжность всё тех же 90-х. А теперь другое время! Нужны люди! Даёшь в страну пять миллионов наших братьев из Средней Азии и из Закавказья! На худой конец - можно и из Китая. На совсем уж крайний случай - "сами родим".
       Только вот с этим "сами родим" какая-то неувязочка. Если так нужны люди, что власти готовы замещать их китайцами, то какого же чёрта продолжается деятельность работорговых контор - с сайтами вместо помостов и с фотографиями в них вместо бирок на шеях?! Или это надо понимать так: русских - туда для перековки в "западников", а к нам - всё тех же китайцев для борьбы с ксенофобией русского народа? Или нашего стабфонда не хватило бы, чтобы как следует воспитать за государственный счёт восемьсот тысяч сирот и три миллиона беспризорников?
       Хватило бы. За глаза и с макушкой. Только не для этого он, стабфонд, копится. И не наших детей он "в случае чего" должен спасать...
       ...Смешно, но наша власть до такой степени привыкла врать, что не может отучиться даже сейчас, когда получить правдивую информацию не так уж трудно. Хоть через Интернет, хоть через лично проведённые социоопросы... Врут в глаза, словно не понимают, что их вранью не верят уже давно. Наверное, врут по привычке, как по привычке крадут у на-рода...
       Господи, даже уже не страшно всё это слушать. Уныло-противно...
       Бум, бум, бум. Всё у нас хорошо. Бум, бум, бум. Всё у нас великолепно...

    * * *
       Ложь первая. В последнее время количество усыновлённых гражданами России превысило количество усыновлённых за рубеж.
       Ложь! В 2006 году в Москве гражданами России было усыновлено 524 ребёнка, иностранцами - 347. Но мне сообщили, что Москва - это исключение. В других регионах соотношение по-прежнему в пользу вывоза детей за границу. В Магадане за границу идёт 75% усыновляемых! Да и то сказать - с чего ему быть, иному-то соотношению... Но можно радоваться - так мы действительно скоро распихаем всех сирот "в заботливые руки"
       Ложь вторая. Гражданину России легче усыновить ребёнка.
       Ложь! Легче это тому, кто богаче. Я знаю немало случаев, когда именно у русских буквально "из-под носа уводили" за границу приглянувшегося им ребёнка - не отдавали
       под самыми разными, зачастую нелепыми предлогами, тянули дело, а потом продавали
       иностранцам.
       Ложь третья. Иностранные граждане охотно усыновляют хронически больных детей.
       Ложь! Купить справку о том, что ребёнок болен - стоит смешные деньги даже для нашего соотечественника. Иностранцы усыновляют не просто здоровых - они усыновляют абсолютно здоровых детей. Больных им хватает и на родине - психически больны до 70% американских детей. А отдельные и широко муссируемые умилительные случаи типа "ребёнок-даун нашёл новый дом в американской семье" - это просто грязная реклама.
       Ложь четвёртая. Власти России тщательно отслеживают судьбу каждого усыновлённого.
       Ложь! При обилии частных работорговых контор (а это именно так и есть, и я буду говорить "обилие", даже если останется только одна, и та государственная!) и диком количестве просто тайно вывозимых за рубеж "власти" элементарно ничего не знают о большинстве фактов такого "усыновления", которое в 50 случая из 100 связано с жесточайшей ломкой психики ребёнка - его заставляют забыть родину (а нередко и семью, из которой он был похищен!) побоями, химическими препаратами и умелым психологическим воздействием. Давление такое, что поломало бы и пионера-героя. А нынешние дети не пионеры и чаще всего не герои...
       Ложь пятая. Российские усыновители бывают даже более жестоки, чем американские (я подчёркиваю - именно американские, потому что европейские официальные усыновители всё-таки не отрезают детям уши ножницами и не запирают их голыми в морозильные камеры).
       Ложь! Так называемая "жестокость" российских усыновителей состоит чаще всего в том, что они наказывают детей за мат или непослушание, учат работать по дому или на земле и слушаться старших - а это всё при определённой подаче материала можно расценить как пресловутое "насилие над личностью ребёнка". Дело в том, что для большинства западных усыновителей ребёнок - это игрушка зачастую немолодой пары, нередко потерявшей способность к деторождению из-за разгульной молодости (того, к чему приучают сейчас и нашу молодёжь!). Для российских же усыновителей ребёнок - это член семьи и даже рабочие руки. А как же иначе, кто вырастет из малыша, с которого ничего не требовали?!
       Ложь шестая. Ребёнку всё равно, где расти - были бы добрыми руки.
       И даже это - ложь! Да-да. Ложь. Не с точки зрения ребёнка, правда. Трудно спорить с детским счастьем, когда сирота на самом деле находит за рубежом папу и маму (а такое случается вообще-то нередко!). И закономерен может быть его вопрос: "А что мне дала ваша страна?!" Но тут опять происходит нарочитая путаница терминов "страна" и "государство". Государство не имеет права прикрываться проблемами и по частям продавать будущее страны. Государства приходят и уходят. А как жить обескровленной стране?! Поэтому надо сделать всё, чтобы "добрыми" руки были ЗДЕСЬ. И ТОЛЬКО ЗДЕСЬ. И не оправдываться, что "не получается". ДОЛЖНО получится, так вашу, если вы - власть!!!
       И ещё...
       Землю, где воздух - как сладкий морс,
       Бросишь - и мчишь, колеся...
       Но землю, с которой ты вместе мёрз,
       Вовек позабыть нельзя...
       Я бы поправил Маяковского. Не "позабыть". А - "разлюбить".

    * * *
       Но целями вывоза наших детей за границу является не только усыновление. Правильней даже сказать - не столько, даже если это делается под маркой оного. Рамки современного рабства настолько широки, что многим даже предположить будет трудно, что они в себя включают.
       Основных целей - пять.
       Цель первая. Секс-услуги. Это - наиболее частая статья. За сексуальное использование ребёнка против его воли в западных странах можно получить довольно солидные сроки. А в США это распространяется аж на тех, кому не исполнилось двадцати одного года! (Вот бы в чём поучиться у Запада...) Завезённые же из-за границы, запуганные и ни на что не надеющиеся русские дети - идеальный объект для использования. Но я уже писал об этой теме и мне не хочется пачкаться перечислением всего того секс-ассортимента, который предоставляют своим клиентам владельцы маленьких русских рабов. Скажу только, что освободиться из этого рабства можно лишь чудом. Для большинства финал его - смерть.
       Цель вторая. Обычное рабство, как это ни кощунственно звучит. Совершенно классическое, с ошейниками, кандалами и непосильным трудом от зари до зари. Дети-рабы пользуются большим спросом во всём мире. Они работают на плантациях и в шахтах, слугами и чернорабочими... "Оазисы" рабского использования детей разбросаны по всему миру тут и там. И рабы из чужой страны - это просто находка для многих. Им некуда бежать, им никто не поможет, никто не посочувствует, о них просто нередко никто ничего не знает. В такое рабство попадают не только русские дети. Из Англии, например, в 1995 году было вывезено около 50 детей - коренных англичан, сирот из детских домов, в основном в страны Африки. Но у этих детей остаётся надежда (и не столь призрачная) на прибытие спасателей из спецслужб. У русских такой надежды нет. Наши спецслужбы ловят скинхедов и монгольских шпионов...
       Цель третья. Реальное усыновление.
       Об этом мы уже говорили - и среди детских пропаж этот пункт всего лишь на третьем месте. Иногда этот пункт может являться даже каким-то извращённым утешением - может, ребёнок попал в хорошие руки? Недаром говорят так много именно о нём. Не утешайтесь. Он - лишь на третьем месте, я повторяю. Да и усыновить-то можно трёх-, четырёх, ну - пяти-, ну - семилетнего! Не старше. А их - тех, кто старше - среди пропавших большинство... Но всё-таки и этот пункт имеет место.
       Цель четвёртая. Донорство органов. Это не так широко распространено, как кажется иногда. Однако, такое бывает. Кстати, отношение к человеку, как к "магазину запчастей" на Западе всемерно поддерживается церковью. Над входом в многие католические храмы висят надписи, призывающие завещать свои органы после смерти больным - мол, в рай вы их с собой не возьмёте. Но, поскольку желающих отдать своё тело на разделку даже после смерти немного - в ход идут обычные похищения с последующей "разборкой на запчасти". Один ребёнок - это десятки, иногда - сотни тысяч долларов. В мире, где деньги - бог - для многих - непреодолимый соблазн и хороший бизнес.
       Цель пятая. Я даже не знаю, как её назвать.
       В южнославянских песнях наиболее трагическая и часто повторяющаяся тема - схватка главного героя с турецким янычаром. Побеждая, главный герой по какому-то признаку узнаёт брата (сына, иного родственника), младенцем вывезенного турками с родины. Своего сына, похищенного татарами и воспитанного ими - "татарского поединщика Подсокольничка" - убил и наш Илья Муромец. Так вот. До меня дошли слухи (повторяю - именно слухи!!!), что некоторые спецслужбы мира закупают похищенных детей (не только русских) и готовят из них "отряды быстрого реагирования". Похоже на сюжет дурного боевика. Но жизнь уже показала нам, что самые дурные фильмы могут становиться реальностью. Люди старшего поколения помнят страшный рассказ Шолохова "Родинка". Но там отца и сына развела их добрая (хотя и злая) воля. И больше тут подходит сюжет малоизвестной книжки, прочитанной мною в детстве - повести "Мамлюк", в финале которой (это времена наполеоновского похода в Египет) египетский военачальник убивает итальянского офицера - и узнаёт в нём своего двоюродного брата, вместе с которым они детьми были вывезены турками из Грузии... и один продан арабам, а второй попал в руки итальянцев. Представьте себе такую встречу лет через пять - где-нибудь в Крыму или под Брестом, в Карелии или на Курилах... И не говорите, что это невозможно.

    * * *
       Охватившая Россию вакханалия торговли детьми во всех её формах - чудовищна.
       Остановить её можно лишь строжайшими карательными мерами. Как минимум -
       1. запретить усыновление за рубеж во всех формах.
       2. установить строжайшие наказания - вплоть до смертной казни! - за:
       - нелегальный вывоз;
       - любые дела, связанные с торговлей детьми;
       - любые дела, связанные с эксплуатацией детей;
       - любые дела, связанные с детской порнографией;
       - любые дела, связанные с похищением детей.
       3. за убийство ребёнка установить однозначную смертную казнь через выдачу родственникам погибшего.
       4. дела по розыску детей ставить во главу угла в работе органов охраны правопорядка - ничего более важного у них быть не может! Всё остальное - заказные убийства, похищения иномарок, избиения прикидывающихся студентами мелких наркоторговцев - это пыль, шелуха, ерундистика в сравнении с одним-единственным плакатиком "ПРОПАЛ РЕБЁНОК!" !
       Но сделать это и тем самым спасти тысячи детей - власть не желает. Как в алкогольном бреду, она продолжает повторять идиотские словеса о "правах человека", "свободе выбора", "рамках международных соглашений" и даже всё то же - что, продавая детей за рубеж, "мы даём им будущее".
       Я уже как-то сравнивал нас с сумасшедшим донором, который, умирая от истощения, всё-таки продолжает радостно снабжать своей кровью соседей по палате. По палате, которая называется Земля. По палате для смертельно больных, спасти которых может только чудо.
       Но чудо - это по ведомству бога. А бог не поможет тем, кто торгует детьми. Хоть продаёт, хоть покупает - не важно.

    * * *
       7 апреля 2007 года в программе "Воскресное время" прошёл большой сюжет о пропажах и убийствах детей в России. И виноватыми были названы...
       Вы никогда не поверите. Я сам не поверил. Я и сейчас нахожусь в оглушённом состоянии.
       Виноваты оказались РОДИТЕЛИ.
       "До тех пор, пока родители не будут чувствовать ответственность за своих детей даже перед законом - буклетов "Разыскивается" не станет меньше," - было сказано с экрана на всю страну. Мол, они не следят за детьми. Они безответственны и неосторожны. Выпускают их играть во двор, отпускают в гости к друзьям, разрешают гулять на улице...
       Но чёрт возьми! Это не безответственность! Это ещё советская благородная доверчивость, неверие в то, что "человек - человеку волк". Это память о тех временах, когда даже для закоренелого бандюги, презревшего законы человеческие и божьи, было немыслимо поднять руку на ребёнка.
       В феврале 2007 года в недалёком от моих мест городе Липецк пропал десятилетний Лёша Меринов. Мама повела Лёшу в гости к бабушке. Оставалось перейти улицу, мальчик пошёл вперёд - со своей собакой. К бабушке он не дошёл. Собаку позже нашли. Мальчика - конечно нет.
       Что ещё нужно было сделать маме? Приковать Лёшу к себе? Тогда они могли исчезнуть вместе. Были и такие случаи. Ничего удивительного - для государства, расписывающегося в своём бессилии... нет, НЕЖЕЛАНИИ защищать своих граждан.
       А я повторю уже сказанное когда-то: до тех пор, пока вменяемая власть не выметет поганой метлой нечисть, убивающую наших детей, пока не выжгут калёным железом сами причины, делающие возможными похищения и убийства беззащитных существ - буклетов "Разыскивается" в самом деле не станет меньше. И никакая родительская опека не даст ничего, кроме страха.
       И ещё. Хочу обратиться к властям. Опять хочу обратиться к властям.
       Вы хотите, чтобы родители взяли на себя ответственность за безопасность детей в
       том кошмарном мире, который вы выпестовали? Ну что ж. Это можно, в конце концов, сделать. Только не удивляйтесь последствиям. Люди, которых вы не хотите защищать, однажды не захотят защищать вашу власть. Соблюдать ваши законы. Жить вашим образом жизни. Думать, как вы. Уже не хотят. Вы об этом подумали?! Или вы верите в данные составленных по вашим же заказам рейтингов?
       Напрасно...
       Может наступить срок, когда защитой для ребёнка станет охотничье ружьё в руке отца - или купленный из-под полы пистолет в его собственной руке. Я уверен, что В ЭТОМ СЛУЧАЕ вы найдёте виноватых мгновенно.
       Но - кого и в чём вы обвините тогда?!
       Давно на чужбину заброшенный,
       Всё бродит он, всё бродит он
       И знает одно лишь о родине:
       Что родины нет у него.
       Ненастными днями, ночами ли
       Он горбится в молчании...
       Кто знает, о чём размышляет он,
       Смоленский мальчишка Иван?..
       ...Когда-то в Смоленске он в прятки играл,
       Пел песни и марки в альбом собирал...
       Он помнит немножко ветлу под окошком
       И думает вновь: "Для чего?!"
       Это может коснуться любого. Из трущоб - и из самой благополучной семьи. Пяти- и пятнадцатилетнего. Тихоню и сорвиголову. И финал будет один: метание обезумевших родителей по милициям и комиссиям, по инстанциям и кабинетам, где у них с неохотой примут заявление и будут не искать - а ждать. Может, где-нибудь обнаружится сам...А не обнаружится - так и что с того? Мои-то дети дома...
       Пока. Пока дома. Пока ваши.
       Строй, античеловеческий по своей сути, никогда не будет служить людям. Но в таком случае - зачем он людям нужен?!.
       ...Вал разоблачений "родителей-садистов". Изобильное финансирование детских домов вкупе с практически полным запретов в них (и вообще в отношении детей) воспитательного процесса. Изуверская война с семьёй за "права ребёнка". Судорожные, упрямые и - пока! - отражённые общественностью попытки ввести "ювенальную юстицию", "сексуальное просвещение" и "паспорт здоровья ребёнка" (эти попытки продолжаются, только меняют клички и маски!). Комендантский час для детей. Закон об "ужесточении" ответственности за сексуальные преступления против несовершеннолетних, явочным порядком снижающий "возраст согласия" до 14 лет и позволяющий извращенцам покупать согласие своих жертв любого возраста и пола. Полное (подчёркиваю это слово) уничтожение армии и системы подготовки офицеров вкупе с системой государственного военно-патриотического воспитания молодёжи. Уничтожение системы здравоохранения, но с другой стороны - какая-то странно навязчивая, почти идиотическая "забота" о детском здоровье (а точнее - желание иметь постоянный и полный контроль за ним со стороны властей). Программа переселения жителей Северного Кавказа в центральную Россию. И многое-многое другое, казалось бы, не имеющее отношения одно к другому.
       Большинство людей так и рассматривают эту кучу фактов, событий и новостей - именно как совершенно не связанные одно с другим происшествия, более или менее касающиеся кого-то "лично".
       Между тем, эта "куча" - вовсе не куча, а звенья одной цепи, части одной программы, касающейся всех. Всех и каждого. Программы, направленной на полное уничтожение русского народа как явления через его моральную дезадаптацию и деградацию.
       И основной удар снова направлен на наших, русских, детей.
       В новом веке нам предстоит стать поставщиками не только нефти и газа - но и поставщиками биороботов "на любой вкус". Собственно, это публично - хотя и не прямо - подтвердила руководитель ФГУ "Аппарат общественной палаты РФ" Алина Радченко. На международной выставке инноваций в Шанхае "ЭКСПО-2010" основу российской экспозиции составила реализация форсайт-проекта "Детство-2030", который эта женщина курирует.
       Что же это за проект? Я о нём упоминал выше и ещё не раз скажу, но сейчас - познакомьтесь с ним подробно.

    Владимир  Хомяков, сопредседатель "Народного Собора", о форсайт-проекте "Детство-2030"
       Форсайт-проект "Детство-2030", который сегодня пытаются подать как нашу главную инновацию в 21 веке (мол, в остальном всё равно Россия отстала), касается детей. Звучит красиво, только укреплять семью, решать демографическую проблему, заботиться о детском здоровье и нравственном облике молодого поколения никто не собирается. Дети рассматриваются как "человеческий капитал", который надо производить и выращивать, чтобы Россия "была конкурентоспособной в 21 веке". Что имеется в виду? Оказывается, по мнению авторов форсайт-проекта, всё наше отношение к детям (например, родительская любовь), а равно система образования и традиционная семья - "безнадёжно устарели" и должны быть отправлены на свалку истории уже к 2020 году. Вместо этого планируются "новые формы совместной жизни" - "множественные", "гостевые", ("однополые" прямо не указаны, но подразумеваются) и иные того же рода "браки". Функция воспитания отбирается у "некомпетентных" родителей и передаётся специально обученным работникам "воспитательных сообществ". Нечто подобное - уничтожение "буржуазной семьи", беспорядочные половые связи и передача детей на госвоспитание - если кто забыл, предлагали Карл Маркс и "ранние" большевики.
       Дальше - больше. Отвергается как "устаревший стереотип" то, что родители имеют право воспитывать своих детей. Каждого "проверят на компетентность", а у "некомпетентных" (т.е. у абсолютного большинства) детей просто изымут. Вы думаете, "ювенальная система", насаждение детского стукачества по "телефонам доверия", массовые изъятия детей "за бедность", формирование единого банка конфиденциальных сведений о детях и их семьях - это всё случайно?! Нет, не случайно! Всё это, как теперь отчётливо видно, делалось в контексте форсайт-проекта... Так вот, далее для детей планируется создавать специальные зоны пребывания в городах, оснащённые по последнему слову техники, где они, практически не общаясь со взрослыми (кроме "наставников") САМИ избирают, какими быть, чему, как и у кого учиться. Главным источником информации становится при этом Интернет - для чего уже разрабатыватся общедоступные "100-долларовые компьютеры", которые будут с собой у каждого.
       Авторы форсайт-проекта полагают, что из образования должно быть исключено какое-либо воспитание, а интеллектуальный уровень (как в ЕГЭ) определяется исключительно объёмом запоминаемой информации. Для этих целей уже в ближайшее десятилетие появится в массовом производстве чип, который будут вживлять в мозг ребёнка для непосредственного подключения к Интернету и закачки в подсознание любой информации. Два часа "закачки" - и ты знаешь курс математики, на изучение которого уходит год. Правда, что тебе туда "закачают" вместе с математикой - большой вопрос...
       Кстати, уже к 2030 году авторы форсайт-проекта планируют сделать "чипизацию" детей в России практически поголовной. Именно на сей случай и создаётся "ювенальная система", изымающая детей - якобы "в наилучших интересах ребёнка". А если родители лишены родительских прав на ребёнка даже на время, его "опекуном" является соответствующий чиновник. Как хотите, но даже слово "фашизм" для определения того, что получится в итоге, кажется мне слишком мягким.
       Почему, спросите себя, все молчат даже про такой явный этап реализации "форсайт-проекта, как "ювенальная система"? Буквально до ноября прошлого года тема в СМИ была почти "закрытой" - публиковались только "страшилки" о якобы дружно сошедших с ума родителях, которые вдруг начали тысячами убивать и насиловать своих детей, тушить об их головы сигареты... И на этом фоне, безо всякого закона, без рубля бюджетного финансирования, почти в сорока регионах создали "ювенальные суды", создают систему доносительства детей на родителей, вводят в школах "детских омбудсменов", тысячами отбирают детей! В точности так же, исключительно под разговоры про "заботу о детях", станут внедрять и форсайт-проект. Да почему "станут"? Уже внедряют! Внедрение разрушающих семью "ювенальных технологий"; антихристианских и уродующих мораль выставок т.н. "современного искусства", растлевающего "детского секспросвета"; санкционирующих "принудительную стерилизацию" законов; требований "в соответствии с европейскими нормами" санкционировать так называемые "однополые браки", - всё это уже по разным направлениям вводится. Следующий этап форсайт-проекта - создание (разумеется, "в порядке эксперимента") "городов, благожелательных к детям" - тоже уже начат в ряде регионов России. Звучит красиво, деньги под это дают - так что местные власти очень не прочь "войти в эксперимент"!
       Должен заметить, что Общественная Палата РФ вообще превратилась в антирусскую, да и просто античеловеческую организацию - один только иск "недоисторика" Сванидзе, дружно поддержанный "чеченской общественностью", чего стоит, даже если не упоминать о других фокусах этой организации, выражающей чьи угодно интересны - только не интересы русского народа. Несколько вотумов недоверия ОП РФ уже было вынесено - но, как и предполагалось, власти народный протест не берут во внимание, и "общепалатные деятели" по-прежнему мелькают на экранах телевизоров и с умными лицами дают советы, за которые покойные г.г. Геббельс и Розенберг восхищённо поклонились бы им в пояс. А ведь в закоулках ГосДумы бродит "выданный на гора" всё той же Общественной Палатой РФ проект закона, согласно которому будет разрешено... стерилизовать "неуспешных" (читай - не вписывающихся в общество потребления) людей. Чтобы у них не было "неуспешного" потомства. Есть и ещё более жуткий проект, согласно которому разрешается "по медицинским показаниям" стерилизовать... детей - неправильно воспитанных, "асоциальных", шумных... да в принципе любых, повод найдётся. Ерунда, скажете вы, никто из родителей на такое не пойдёт. Но загвоздка в том, что в проекте закона прописано: подобное разрешение может дать и опекун ребёнка, его законный представитель. То есть, достаточно хотя бы на короткий срок лишить родителей родительских прав (а как молниеносно это делается с ювенальными технологиями - мы можем наблюдать во всей красе!), и уже на следующий день по прибытии ребёнка в детский дом чиновник, ставший его опекуном, с лёгким сердцем подпишет все необходимые бумаги. И даже если родителям удастся отбить ребёнка - к ним он вернётся уже стерильным.
       Даже писать об этом жутко...
       Кстати, при слове "стерилизация" многим представляются какие-то жуткие щипцы, вопли, крики... Зачем так? Человек - не поросёнок и не телёнок. В принципе, мальчика можно стерилизовать, даже никуда не забирая от родителей, так, что он и не почувствует ничего, и знать не будет! Например, одним-единственным уколом. Прививкой от очередного "червячьего гриппа" - вы знаете, что колют вашему сыну? А потом - когда выяснится, что он бесплоден - ничего обнаружить и доказать будет уже нельзя. Можно сделать то же самое во время обычного рентгеновского обследования - сколько их проводится "на новом качественном оборудовании, поставленном спонсорами... и т.д.". С девочками - посложнее. Но и тут особых трудностей нет. Например, очень хорошо "катит" периодически возникающая непримиримая борьба медиков с "раком шейки матки" и вакцинацией от него.
       Отличный писатель и учёный Ефремов в одной из своих книг создал образ т.н. "Стрелы Аримана". Согласно этому закону, если общественное устройство государства несправедливо, а власть пришла к власти (простите) вопреки интересам народа - ВНИМАНИЕ! - любое действие этой власти - даже объективно направленное на улучшение положения дел в обществе! - будет лишь увеличивать количество человеческих страданий, несправедливости и некомпетентности. Понимаете? ЛЮБОЕ действие!!!
       Согласно "этическим уравнениям" Мёрфи в этом случае ситуация может быть исправлена ЭТИЧЕСКИ БЕЗУПРЕЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ВЛАСТИ. Иначе Стрела Аримана неизбежно губит общество.
       Этически безупречной в нашем случае была бы полная смена власти. Не замена - например, на каспаровских "нисагластных" - а именно смена. Абсолютная. Всего. От физических лиц до системы распределения продуктов. Но это мечты... Реальностью нашей жизни является, например, назначение на общественно значимый пост - пост главного омбудсмана РФ - телеадвоката Павла Астахова. Я беру именно эту фигуру, потому что в определённом смысле это обобщённый портрет "общественного деятеля" современной РФ и ещё - потому что его деятельность связана с детьми. То есть - напрямую с нашим будущим.
       Так вот. Если оценивать его деятельность на этой должности, то за пройденный короткий период её можно разделить на две части:
       1.шумный пиар (видно, что человек просто-напросто шоумен) типа истории финско-русской семьи Рантала или "спасённой" воронежской матери, которой Астахов подарил швейную машинку. Реально Астахов не помог НИКОМУ из обращавшихся к нему граждан России;
       2.откровенный вред. Из-за непродуманных - и снова чисто пиарных - заявлений-угроз Астахова в адрес родителей - как приёмных, так и родных - "родителей вообще", как "главной угрозы детям" ТЫСЯЧИ детей были или возвращены в детдома усыновителями, или отобраны у усыновителей чиновниками. Сколько десятков тысяч детей так и остались в детских домах, потому что желавшие их усыновить просто не осмелились связываться с "системой", представленной телеведущим, делающим странные заявления - загадка. Не менее нелепа и вредна "окололитературная деятельность" главомбудсмана. Распространяемые через Интернет и - в принудительном порядке - через книжные магазины и школьные библиотеки книги-комиксы типа "Я и школа", "Я и семья" представляют собой просто-напросто перепевы западных методичек, уже доказавших свою разрушительность в тамошних странах. При хорошем психологическом анализе становится отчётливо видно, что эти комиксы направлены на выращивание эгоистичного, эгоцентричного, невоспитанного и в то же время очень одинокого и совершенно беспомощного существа. Убедиться в этом может любой, простоя взяв и внимательно прочитав такую "книгу"...
       ...Кстати. Интересная информация была обобщена мной... Оказывается, за последние полгода резко упало усыновление за рубеж! До десятков человек - против 3000 за вторую половину прошлого года.
       Но - подождите радоваться. В то же самое время резко выросло количество детей, отобранных у родителей. И упало - число усыновлений внутри страны при том, что желающих усыновлять меньше не стало.
       Не знаю, как вам, читатели... а мне при сопоставлении этих фактов приходят в голову жуткие мысли. А уж не куёт ли наша власть себе новый народ? Вот так - прямо и грубо? И не собирается делиться с Западом или Востоком... Может, она опомнилась, что она никому за рубежом не нужна, не требуются там воры и извращенцы, бестолочи и бездельники - но страшно опомнилась.

     http://fritzmorgen.livejournal.com/327130.html#cutid1
       "Работа для студентов: специалист по выявлению семей, находящихся в социально опасном положении. График работы - свободный, оплата сдельная. За семью, где ребенок до 7 лет - 430 руб. За семью, где ребёнок после 7 лет - 350 руб".
       Я позвонил по объявлению, поспрашивал немного девушку на проводе о подробностях. Оказывается, всё просто. Тебе дают список семей, ты по этому списку ездишь. Если с семьёй всё в порядке - ты денег не получаешь никаких, едешь по следующему адресу. Если же семья оказывается неблагополучной - оформляешь на неё пакет документов (я не запомнил список) и сдаёшь. За это тебе платят 430 или 350 рублей соответственно, в зависимости от возраста ребёнка.
       То есть, чем больше детей оформишь, тем больше денег заработаешь. Чтобы зарабатывать 15 тысяч рублей, надо будет сдавать чиновникам документы примерно на 40 детей ежемесячно. Две семьи в день - вполне посильная задача для человека без комплексов и с хорошими нервами.
          Цель проекта - максимальное и своевременное выявление семей и детей, находящихся в СОП.
       Задачи:
       1. Увеличить численность выявленных детей в возрасте до 7 лет на 10%.
       2. Снизить смертность несовершеннолетних в результате жестокого обращения на 10%.
       3. Внедрить систему Государственного заказа на выявление семей и детей в СОП.
       Руководитель: Ждахина Екатерина Алексеевна.  
       На выявление детей, находящихся в "социально-опасном положении" ставится план. За каждого выявленного ребёнка исполнителям платятся деньги. Результат - чиновники кровно заинтересованы в том, чтобы "защитить" от родителей как можно больше детей. Путём, очевидно, помещения в детский дом. Мало того: у чиновников банально не будет возможности тихо сидеть и ковыряться с бумажками. Нет "спасённых" детей? Значит, нет зарплаты.
       Так получилось, что как раз тем летом я был именно в Перми. И сам, своими глазами, видел эти объявления на каждой автобусной остановке. Только не вчитался.
       Должен сказать, правда, что "пермская история" раскатилась резонансом мгновенно. Программу "спасения детей" с визгом прикрыли, сообщили, что все всё не так поняли и вообще это была ошибка. Но... если бы люди не поднялись, не вскинулись моментально?..
       На протяжении 2009-2010 годов общественности России удалось последовательно отразить несколько атак на детей. Была "завёрнута" ювенальная юстиция как целостный комплекс разрушения семьи. Власть вынуждена была остановить создание "ювенальных судов" и свернуть почти все программы по сексуальному просвещению. Последняя победа - победа над широко разрекламированным "паспортом здоровья". Вместо того, чтобы ввести этот самодонос с 1 сентября 2010 года во всех школах страны, как предполагалось, власть вынуждена была ограничиться экспериментом в школах Москвы, Санкт-Петербурга и Казани (по моим сведениям, родители и там отказываются от заполнения паспорта массово). Но вместо каждой отражённой людьми программы растления детей из щелей и нор выползают сразу несколько точно таких же - только под другими названиями...
       ...Ощущение такое, что идёшь по гадючьему полю, неся на руках ребёнка. Не успеешь раздавить голову одной гадине, как под ноги кидается вторая. Обходишь её - из норы высовывает голову третья. Перескакиваешь - и четвёртая, стрелой метнувшаяся из-за куста, целит вцепиться в детскую руку в полёте. Бьёшь её кулаком в воздухе - и еле успеваешь увернуться от укуса со спины...
       ...Причиной для изъятия вашего ребёнка может послужить любое - повторяю, любое! - ваше действие и слово. Даже совершенно невинное, тут же забытое вами и ребёнком - например, громко сказанное на прогулке: "А ну-ка, быстро иди сюда!" - доброхотами-доносчиками может быть расценено как грубость в адрес ребёнка; увиденный в огороде с лопатой в руках подросток может легко послужить причиной для того, чтобы обвинить вас в "эксплуатации детского труда". Вот что пишет один мой знакомый, по профессии - детский психолог с пятнадцатилетним стажем...
       По долгу службы регулярно знакомлюсь с недавними выпускниками-психологами. Кризис профессионализма в нашей стране крайне велик во всех областях, эта - не исключение. Выпускники новоявленных "университетов" предельно малограмотны, при этом их базовые проф.установки предельно детоцентрированы: "семья должна обеспечить ребенку достойное детство" (поверьте, эта достойность крайне далека от того, что считаете достойным вы), ребенок - ядро, вокруг которого вращаются взрослые. Уже появились выпускники, проходившие специализацию именно как социальные психологи, реализующие программы ювенальной юстиции (почему? откуда, если закон еще не принят?!). С большим интересом беседую с этими молодыми - 20-22 лет, конечно же, еще бездетными "специалистами" о том, как именно они представляют себе свою деятельность в общеобразовательной школе. Рассказывают с энтузиазмом: "Мы должны наблюдать за детьми в школе и вести страничку наблюдений на каждого ребенка, отмечать ежедневно, тщательно ли он причесан! (все, я как мать в минусе! - мои длинноволосые подвижные дочери часто ко второму-третьему уроку, особенно если еще были физические занятия, очень даже растрепаны). Мы должны наблюдать в столовой, как ребенок ест - если жадно - может, он недоедает дома, если отказывается от какой-то пищи - выяснить почему (запрет есть ряд "вредных" продуктов, которые почему-то регулярно скармливают детям в школьной столовой. Любое детское учреждение теперь ОБЯЗАНО кормить детей искусственно витаминизированными продуктами по распоряжению Института питания. То есть, если в домашнем питании вы выбираете, какое молоко купить, то в школе ваш ребенок непременно получит из пакета с витаминами). Мы должны смотреть, как одет ребенок. Мы должны проходить по классам с беседами о Конвенции о правах ребенка, тщательно разъяснять с примерами каждый ее пункт, и объяснять детям, что бывают случаи, когда взрослые их права нарушают, и они должны обращаться по этому поводу к школьному социальному психологу за советом. (Представьте вы себе любого подростка, воспитываемого дома не попустительски! Он же ежедневно имеет повод поделиться нарушенными правами со старшим товарищем! Да если его еще и внимательно выслушают, и разница в возрасте со старшим "товарищем" небольшая. Положа руку на сердце: вы уверены, что ваш любимый подросток, ищущий мировой справедливости, не станет при такой проработке доносчиком?!
       Но тут можно что-то сделать. Например - высмеивать. Создавать в среде детей к этим "специалистам" отношение, как к клоунам: "Эй, пошли в сортир, посмотришь, правильно ли я хавку переварил!" "Можно я на бабушку тебе донесу, она с кладбища по ночам приходит и под окнами воет!" Подростки любят дебильные приколы - психолога-"детозащитника" легко превратить в объект для травли. НЕ ЖАЛКО - вольно прислуживать людоедам!!! А вот как быть с теми органами, в которые такой психолог строчит свои отчёты-доносы? Как минимизировать контакты детей с обсевшими детские учреждения - честно слово, как помоечные мухи! - психологами и омбудсманами?
       Если у женщины нет возможности самой сидеть с ребёнком - советую скооперироваться нескольким матерям и образовать "семейный детский сад". На общественных началах или за небольшую плату. Обойдётся стопроцентно дешевле, чем оплата государственных детских садов, а беспокойства за ребёнка будет меньше на порядок. Плюс к этому, семейный детский сад позволяет на самом деле развивать ребёнка, а не усреднять его, как в государственных учреждениях.
       По возможности, та же история должна быть со школой! Мне - педагогу - тяжело это говорить, но я говорю ответственно: школа более не даёт знаний. Конечно, большинство родителей всё ещё - по инерции - ведут туда своего ребёнка. Но последние годы растёт другая тенденция - детей стараются учить дома. И должен вам сказать, что такие дети коммуникабельны, умны, развиты, приспособлены к жизни гораздо лучше своих сверстников из школ... Зачем заставлять ребёнка терять 4-8 часов в сутки и набираться - почти всегда - различной бытовой мерзости, если эти самые часы на самом деле можно потратить на развитие и образование?
       Конечно, на такое может пойти - по разным причинам - далеко не каждый родитель. Но тогда хотя бы сделайте следующее. Исключите для своего ребёнка участие в мероприятиях, организованных "фондами", "движениями" и "организациями". Нередко под их вывеской скрывается кастинг живого товара или - особенно если это касается выездов за границу! - психологическая обработка. Год назад была история: отнятого у украинских переселенцев в Германию 12-летнего мальчика - он "использовался как рабочая сила" на огороде - приёмные родители первым делом повезли в Диснейленд, чтобы "привязать к себе"; правда, по возвращении мальчишка сбежал домой. Но так бывает далеко не всегда! Даже 10-12-летний ребёнок при виде Диснейленда и выслушав пару вовремя сказанных сладеньких фраз, способен отказаться от родителей и родины - дети живут одним моментом! - и вернуть ребёнка будет почти невозможно, даже когда он неизбежно поймёт, что натворил!!! Если у вас есть такая возможность - свозите ребёнка за границу сами и непременно расскажите ему, что скрывается за парадно-туристической вывеской (придумывать ничего не надо.)
       Многих ужасает жизнь в современной РФ, они готовы хватать детей и уезжать. Но я ответственно предупреждаю таких родителей: эмигрировать бесполезно. В подавляющем большинстве развитых стран прессинг ювенальной юстиции и органов опеки многократно страшней, чем в России. Это не пропаганда, можете проверить. Желающих отнять у вас вашего ребёнка там будет намного больше, чем в России, а защититься на Западе гораздо сложней. В некоторых странах почти невозможно, так как "права ребёнка" абсолютизированы и носителем их является государство и только государство (даже не сам ребёнок!!!)
       Родителям следует запомнить очень важную, но часто упускаемую из виду вещь. Вам противостоит не конкретный "плохой" чиновник, который хочет забрать у вас ребёнка - ваш враг - Система. Так как ювенальная юстиция изначально создавалась как комплекс мер, которые должны были уничтожить семью. Что с успехом было сделано во множестве стран. Основная мишень ювеналки - родители и нормальные семьи. Основное оружие - игра на импульсивности желаний ребёнка и его неумении предвидеть последствия. В сущности, ювеналка играет с ребёнком краплёными картами, обещая вожделенное - наказание обидчиков-родителей, зависимостью от которых подросток тяготится - но не раскрывая дальнейших ходов игры.
       Поговорите с ребёнком всерьёз и обстоятельно. Объясните, что его ждёт после того, как будут "наказаны злые обидчики". Ты хотел, чтобы родителям отомстили за удар по губам, который получил после вырвавшегося мата? Ты пожаловался, что они не отпустили тебя на дискотеку? Что ж. За тебя отомстят. Но месть будет выражаться... в чём? Знаешь? Тебя заберут и отправят в детдом. Где дискотеки раз в полгода, одна комната на десять человек и никому не интересны не только твои капризы, но и твои разумные желания. Понял? А теперь иди и доноси.
       Уверяю, что у большинства подростков после такого разговора желание доносить пропадёт абсолютно. Не бойтесь пугать и больно бить аргументами. Учтите - в детдоме ваше чадо напугают и побьют сильней.
       Какие методы используются государством в "борьбе за права детей"?
       Первое - это, конечно, теленасилие над мозгом. Человек видит сюжетец с пьяными родителями, с плачущим навзрыд ребёнком, с ласковыми толстыми ручками тёти-опекунши и сурово-страдающим лицом дяди-мента... Поневоле начинаешь думать: вот сволочи эти родители, сам бы убил, а ребёнка отобрал!
       Следует помнить, что подобное насилие над мозгом изобретено не сейчас. Ниже перед вами отрывок из книжки В.П.Крапивина "Журавлёнок и молнии". Я не терплю Крапивина за его политические взгляды, но как психолог и мастер изображать детей и их чувства он равных себе не знал.
       - ...однако при всех спорах нельзя забывать, что без благотворного, здорового влияния семьи полноценное воспитание становится крайне затруднительным. А чему могут научить детей люди, которые не только забывают о своем отцовском и материнском долге, но зачастую вообще теряют человеческий облик?.. У нас есть кинопленка, отснятая недавно в городском медвытрезвителе. Чувство тревоги и возмущения вызывают эти кадры...
       Журка увидел длинное помещение с барьером, скамейки вдоль стен, поникших людей на этих скамейках. ...на экране возникло женское лицо - измятое морщинами, с маленьким беспомощным подбородком. В морщины скатывались и терялись в них мелкие слезинки. К мокрым от слез щекам прилипали кончики растрепанных волос. Слегка измененный, но знакомый голос розоволицей дамы произнес:
       - Ее привели сюда по требованию соседей. Соседи же рассказали нам, что у этой женщины есть десятилетний сын. Однако дома его в этот поздний час не оказалось... Скажите, пожалуйста, где сейчас ваш мальчик?
       Плачущая женщина заморгала, на лице проступили тревога и жалость.
       - Гуляет он, сыночек мой, к товарищу пошел... - хрипловато и бормочуще заговорила она - Он вот придет, а я...
       - А вас не беспокоило, почему его до сих пор нет дома? Неужели вам все равно, что с вашим сыном?
       Лицо у женщины сморщилось, и слезы потекли сильнее.
       - Как же все равно-то! - воскликнула она неожиданно тонким голосом. - Это же сыночек мой, я же его люблю, сыночка моего. Как же вы такое говорите! Ведь он же у меня один, сыночек-то...
       Журка растерянно оглянулся на маму. В ее глазах - очень больших и слишком блестящих - встревоженно мигали два крошечных цветных экранчика. Мама сжала спинку стула и тихо сказала:
       - Ну что же это... Разве можно показывать такое? Ведь она же мать... А если мальчик увидит? А что ему завтра скажут в школе?
       Журка опять взглянул на экран и болезненно зажмурился - от мучительной неловкости и ощущения вины. У людей беда, а он смотрит по цветному телевизору, как кино...
       Как позднее оказывается, и пьющая мать не такое уж чудовище, и в семье там всё не так страшно, а главное - мальчик души в своей матери не чает и очень её любит. Просто режиссёру передачи (на этом, кстати, строится очень интересный конфликт в конце книги) понадобился "рейтинг". А что может его поднять лучше, чем "страдания ребёнка"? К счастью, дело было в СССР, и отобрать мальчика никто, конечно, и не думал... А вы пошевелите мозгами - ведь подобную передачу - если не о пьянке, так об окриках, не об окриках, так о лишении карманных денег - могут снять и о вашей семье. Думаете, нельзя? МОЖНО. Ещё как можно. Поэтому ОЧЕНЬ критично просматривайте сюжеты о детях, "пострадавших от семейного насилия". В 9 случаях из 10 ни о каком насилии (в человеческом, а не ювенальном понимании этого слова) речь там не идёт, а есть просто умело слепленный заказной телесюжет.
       Второе - обращение к зарубежному опыту. Очень часто детозащитники ласково бубнят об Израиле, где "дети первые после бога". Для интересующихся вопросом - найдите материалы о том, какая реформа школы и почему готовится в этой стране. Вкратце - ученики обнаглели от осознания своей "божественности" до такой степени, что в учителей только что не плюют. Родители сплошь и рядом для них просто не авторитет - при малейшем "нарушении прав" еврейское дитя, не колеблясь, подаёт на отца или мать жалобу в полицию. В тех семьях, где такое не принято - в основном, это приехавшие из России - детей отбирают десятками по доносам соседей, учителей и просто посторонних людей. Так что, если вы услышали эту дурацкую формулировку - "дети первые после бога" - можете смело записывать произнёсшего её либо в слабоумные, либо в наиболее рьяные "защитники детей", сиречь - садисты-людоеды.
       Вне русской семьи - нет русскому ребёнку детства. Вне русской семьи - нет русскому ребёнку счастья. Вне русской семьи - нет России.
       Наши враги это знают. Знайте и вы!!!
      
     

    6.Отечественные деятели "детозащиты",

    рядовые и не очень.
      
       7 июня 2010 года Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова и председатель городского суда Валентина Епифанова подписали Соглашение "О порядке взаимодействия уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге и Санкт-Петербургским городским судом". Согласно этому документу сотрудники аппарата детского омбудсмена смогут не только участвовать в судебных процессах, затрагивающих интересы несовершеннолетних, но и давать некие "мотивированные заключения" -- которые судьям рекомендуется "учитывать при вынесении решений". По мнению независимых экспертов, документ дает госпоже Агапитовой возможность влиять на решения судов, отстаивая интересы несовершеннолетних, в том числе и вопреки интересам их родителей.
       "Мы рассчитываем, что это будет не бесполезная декларация, а действенный инструмент в работе, -- говорит сама Светлана Агапитова. -- Естественно, участвовать мы будем в интересах ребенка, право которого, по нашему мнению, нарушено".
       "По нашему мнению" тут - коренные слова. Как показывает практика, подобные чиновники расценивают как чудовищное нарушение прав ребёнка шлепок по мягкому месту или невыплату карманных денег...
       Между тем в соглашении предусмотрены:
       - для омбудсмена и его чиновников право участвовать в судебных заседаниях;
       - право "представлять в суд мотивированные заключения по делам, затрагивающим права и законные интересы несовершеннолетних".
       Статья 4 соглашения прямо предписывает: "Рекомендовать мировым судьям, судьям районных судов Санкт-Петербурга и судебным составам городского суда при вынесении судебных актов учитывать представленные в дело мотивированные заключения уполномоченного по правам ребенка", а также "привлекать представителей аппарата уполномоченного по правам ребенка для участия в рассмотрении дел, затрагивающих права и законные интересы несовершеннолетних".
       Обращаю внимание, что соглашение не только не способствует защите прав ребенка, но, наоборот, нарушает законные процессуальные права несовершеннолетних! Соглашение являет собой образчик нормотворчества в духе ювенальной юстиции, исходящей из приоритета прав ребенка (которые чаще всего трактуются как права государства в лице его специальных органов) перед правами родителей.
       - непонятно, в каком правовом статусе предполагается участие уполномоченного в судебных заседаниях;
    - для представления интересов родителей необходимо их желание, а не указание председателя городского суда;
       - представлять интересы органов опеки или прокуратуры уполномоченный не вправе даже по доверенности;
       - только судья с учетом действующего процессуального законодательства решает, допустить или нет то или иное лицо к участию в деле;
       - давать указания судьям, пускай и в качестве рекомендации о том, кого допускать к участию в деле, недопустимо, это не что иное, как посягательство на независимость суда;
       - соглашение нарушает предусмотренное законом право несовершеннолетнего на защиту его интересов родителями -- его законными представителями;
       - происходит навязывание судьям заключений, не предусмотренных как обязательные с точки зрения закона;
       - происходит административное давление на суд в форме рекомендаций.
       Права скольких несовершеннолетних успела защитить Светлана Агапитова за время своего омбудсменства, а главное, были ли такие случаи, когда вмешательство уполномоченного по детям приводило к восстановлению семьи, выяснить не удалось. Но представитель "Родительского комитета" в Петербурге Любовь Качесова сообщила, что "в общественные организации обращаются родители, столкнувшиеся с аппаратом уполномоченного по детям". Среди них -- жалоба многодетной матери Веры Камкиной, у которой органы опеки отобрали четверых детей из-за того, что мать не могла обеспечить своим детям комфортных условий жизни (впоследствии Колпинский райсуд принял решение об ограничении родительских прав матери). После общения с госпожой Агапитовой госпожа Камкина не только не получила помощи, а, напротив, написала жалобы в городскую прокуратуру и уполномоченному по правам человека РФ Владимиру Лукину на госпожу Агапитову, которая своими высказываниями в СМИ "сформировала образ Камкиной как "плохой матери".

    Из истории семьи Камкиных, "защищённой" г-жой Агапитовой:

    http://www.regnum.ru/news/1280713.html
       Федеральный Колпинский районный суд Санкт-Петербурга вынес решение по делу о лишении родительских прав на четырех детей многодетной петербурженки Веры Камкиной - мать ограничена в правах.
       "Теперь у Веры Камкиной есть полгода для того, чтобы доказать всем и себе, в первую очередь, что она способна заботиться о своих детях. Через полгода Вера сможет написать заявление с просьбой снять с нее ограничение в правах на детей. В противном случае, третьего шанса у нее не будет", - комментирует Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов
       Через 6 месяцев Камкина должна будет представить в органы опеки и попечительства отчет, как она изменила поведение, следуя решениям суда. Пока же дети будут оставаться в детском доме, а с Камкиной будут взыскиваться алименты в пользу детей - 50% от зарплаты. Вера Камкина устроилась на работу дворником за 7 тысяч рублей в месяц.
       Напомним, это уже третье судебное заседание по делу Камкиной. На предыдущих заседаниях, суд не смог вынести окончательного решения о лишении родительских прав на четырех детей Камкиной, ввиду отсутствия важных свидетелей по данному делу.
       С какой целью в течение полугода дети будут оставаться в детском доме? Чтобы им могли каждый день объяснять, что "мама вас бросила"? Чтобы можно было стребовать на них алименты, а потом, когда женщина, естественно, не сможет "доказать всем и себе, в первую очередь, что она способна заботиться о своих детях" - так как ей просто никогда не найти достаточно оплачиваемую работу при таких условиях - лишить её родительских прав "на законных основаниях"? Кто и зачем принял решение углубить нанесённую детям психологическую травму и превратить её в незаживающую рану в детской душе?

    * * *
       Из публичных высказываний г-жи Агапитовой: "Пример семьи Рантала в Финляндии очень яркий. Дело в том, что финское законодательство более правовое, чем наше. У нас семью будут сохранять до последнего и придерживаться политики невмешательства. В других же странах устного заявления ребенка будет достаточно для того, чтобы его изъяли из семьи... родители тоже должны чувствовать силу закона... надо создать систему детских судов, там будут проходить индивидуальные слушания, для детей будут отдельные входы в зал. При этом необходимо обеспечить полную изоляцию детей от родителей в это время, чтобы ребенок не поддавался психологическому давлению... необходимо провести большой объем работы: создать базу психологов, социальных работников, которые будут целенаправленно следить за проведением "детских" дел в суде. Наверняка потребуется привлекать к этому вопросу и священнослужителей. Пока что у нас слабо развита такая система, но европейский опыт, на мой взгляд, положителен..."
       Хочу отметить, что эта же женщина в одном из интервью фактически оправдывала 19-летнего педофила, ссылаясь на его возраст, хорошие характеристики и отсутствие в прошлом административных нарушений... А вот - очень интересное.

    http://www.nsk.kp.ru/daily/24575.4/746661/
       В Петербурге очередной ребенок стал жертвой педофила. Десятилетнего мальчика жестоко истязал и зарезал узбек, обитавший здесь нелегально.
       Вот что пишет журналист Николай Варсегов: "...уполномоченная по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова на предложение поговорить об очередном убийстве мальчика, отмахнулась мгновенно - "звоните моему пресс-секретарю Олегу".
       Вот такая детозщащита. Кстати, мне почему-то кажется - нет, я уверен, чёрт побери!!! - что, приди в голову русскому изнасиловать и зарезать узбекского мальчика (ну представьте себе, что нашёлся какой-то сказочный "русский фашист", на такой способный!) - реакция чиновницы была бы мгновенной и грозной.
       Из вышесказанного можно было бы сделать выводы:
       1. г-жа Агапитова в своей деятельности руководствуется кальками с провальной деятельности западных "ювенальных структур", идея и смысл существования которых - всемерное разрушение семьи. Её упорство в отрицании губительности западных методик для института семьи и психики детей говорит либо о материальной заинтересованности в их продвижении в РФ, либо о собственном психическом нездоровье (см. в частности выше историю семьи Камкиных и фразу, отдающую откровенным садизмом: "...необходимо обеспечить полную изоляцию детей от родителей в это время, чтобы ребенок не поддавался психологическому давлению..." - давить на ребёнка психологически, отняв его у матери и поместив в детский дом, видимо, можно. Впрочем, от чиновницы, считающей многодневную пытку семилетнего мальчика Роберта Рантала образцом "европейского положительного опыта", ничего иного ждать просто не приходится!);
       2. полномочия, предоставленные г-же Агапитовой, входят в противоречие с законами Российской Федерации и являются полностью неправовыми;
       3. г-жа Агапитова профессионально непригодна к своей работе - реальной защите прав пострадавших детей (беспризорники, жертвы наркоторговли, работорговли и сексуального насилия) и, учитывая её взгляды на "права ребёнка" и взаимоотношения в семье, вряд ли может занимать должности, связанные не только с работой с детьми, но и вообще сколь либо общественно значимые;
       4. незаконное соглашение (преступный сговор?) между Уполномоченным по правам ребенка в Санкт-Петербурге и председателем городского суда должно стать предметом разбирательства Генеральной Прокуратуры РФ.
       Впрочем - чему удивляться? Согласно русской пословице - "каков поп, таков и приход!" Попом у этой компании - наш главный детозащитник Павел Астахов. Последние новости о нём такие. Недавно произошла трагическая история - пропала и через несколько дней была найдена мёртвой маленькая девочка. Принимавшие участие в поисках добровольцы в один голос говорят: ребёнок погиб из-за катастрофического равнодушия и некомпетентности милиции и МЧС (правда, кое-кто из особо наглых "общественников" смеет утверждать, что не было никакой пропажи, а было похищение - но сейчас не об этом). Астахов же выступил с инициативой - держитесь за стул... "Власти готовы привлечь к уголовной ответственности родителей пятилетней Лизы Фомкиной, которую волонтеры больше недели безуспешно искали в лесу возле Орехово-Зуево, несмотря на то, что сами добровольцы утверждали, что в смерти ребенка виноваты милиция и МЧС, слишком поздно начавшие поиски.
       Лиза и сопровождавшая ее тетя, которая страдала олигофренией, пропали 13 сентября, отправившись на прогулку с собаками. Труп женщины, страдавшей слабоумием, волонтеры обнаружили в среду; девочка была найдена мертвой в четверг. По предварительным данным, они скончались от переохлаждения.
    "Это безответственность со стороны родителей, которые знали, что эта женщина страдает таким недугом...Поэтому сообразно привлечь родителей по статье 156 УК РФ "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего", -- цитирует Life News уполномоченного по правам ребенка при президенте России Павла Астахова. По его словам, родителям Лизы может грозить наказание до трех лет тюрьмы.
       Девочка и ее тетя были обнаружены в получасе ходьбы от Орехово-Зуево. При этом труп ребенка был обнаружен чуть больше суток после смерти."
       Чем больше я знакомлюсь с биографиями, деятельностью и высказываниями нынешних наших официальных дето- и просто правозащитников - тем ясней мне становится, почему при Советской Власти этот народец - правозащитников - содержали не в тюрьмах, а в психиатрических лечебницах. Советская Власть пыталась людей хоть как-то исправлять. И сажать за решётку явно нездорового на голову человека - как-то неудобно, согласитесь. А в психушке всё-таки, может быть, вернут его в реальность...
       У меня нет ни малейших оснований думать, что тогдашние правозащитники - одни только Сахаров и Солженицын нечего стоят! - были психически здоровей нынешних.
       Но какое там! А между тем ювенальная юстиция стала уже не только средством выбивания долгов по ЖКХ, но и просто-напросто средством политического давления... Так, 25 мая 2010 г. в г. Тольятти, отобрали малолетних детей у журналистки Галины Дмитриевой - помните, я упоминал эту историю?
       События тогда развивались следующим образом.
       23 мая в газете "Город на Волге" вышла статья Галины Дмитриевой с описанием ситуации на "Автовазе". 25 мая в районе 13- 30 в квартиру, в которой проживает Галина Дмитриева, пришли сотрудники милиции Автозаводского района Тольятти и детской комнаты милиции.
       Галине Дмитриевой было заявлено, что дети у нее находятся в антисанитарных условиях и поэтому подлежат отобранию. Кстати, сама она москвичка, дети прописаны в Москве и муниципальные власти Тольятти не имеют к ним никакого формального отношения.
       Юрия Короткова, независимого журналиста вместе с Дмитриевой занимающегося проблемой "Автоваза" и находящегося в том же помещении, сотрудники милиции отвели в сторону и прямо сказали: "На "Автоваз не суйтесь!"
       В результате в районе 14 часов Галине было заявлено, что она должна проехать для профилактической беседы в ОВД. У нее сотрудники милиции требовали отдать документы на детей. В 14:20 другой наряд милиции уже без всяких объяснений забрал детей - трехлетнего Никиту и шестилетнюю Александру. Саму Дмитриеву длительное время незаконно, без предъявления обвинения, держали под стражей.
       Дочь сначала отправили в приют "Дельфин", маму к ней не пустили, заявив, чтобы она сначала раздобыла разрешение на посещение от органов опеки. Где сын - вообще не сообщили. Как предполагала женщина, он был в одной из городских детских больниц.
       Выйдя на свободу, она написала обращение к соратникам, рассказав, что ее продержали в ОВД без объяснения причин до 17.45, то есть, на 45 минут больше положенных по закону трех часов. Протокол задержания составить отказались. В следственном отделе прокуратуры Автозаводского р-на, куда журналистка попыталась сразу обратиться, ее заявление о незаконных действиях сотрудников милиции не приняли под предлогом того, что "канцелярия закрыта"...
       ...Детей ей вернули. Но она опасается, что "репрессии" продолжатся.
       Журналистка пересказала объяснение, данное ей органами опеки: дескать накануне они получили телефонограмму о том, что она арестована, а отца детей нет в городе. "Никакого ареста, конечно, не было. Я потребовала объяснений от сотрудников милиции, но сегодня они отказались их предоставить. Если я не получу их завтра, то укажу это в своей жалобе в прокуратуру", - сказала Дмитриева.
       По ее словам, дети чувствуют себя удовлетворительно. "Но когда стучат в дверь, дочь просит не открывать - боится, что ее заберет "полиция", - добавила журналистка.

    Из статьи Дмитриевой:
       Если процесс развала ВАЗа будет динамически развиваться - для Тольятти все кончится уже к 2014 году, а то и раньше. По данным из дирекции, к концу 2014 года от ВАЗа должны остаться: крупная штамповка, часть окраски, ОПП, некоторые ремонтные службы и собственно сборка. То есть ровно то, что нужно Renault. Все остальное, в соответствии со стратегией развития, будет выведено из состава ОАО "АвтоВАЗ" и продано "самостоятельным инвесторам" "на конкурсной основе" "с привлечением иностранных инвесторов". То есть, проще говоря, с молотка, а уж захотят новые собственники сохранять рабочие места и вообще производство - решать им. Если прогноз по сокращениям на ВАЗе сбудется, к осени на заводе останется менее 45 тысяч рабочих. Если в данных условиях будет еще и реструктуризация с выводом производств из состава "АвтоВАЗа", то по итогам мероприятия на выведенных производствах трудовые коллективы будут менее 10 тысяч человек, а на самом ВАЗе останется менее 20 тысяч рабочих - как раз для сборки Renault хватит. С коллективами же производств разбираться будут уже новые собственники. Дирекцию ВАЗа эта проблема волновать не будет. При таком разрыве коллектива на мелкие автономные части, где сокращения будут происходить массовые, но не одновременно, власть намеревается нивелировать угрозу немедленного социального взрыва в Тольятти. Людям сложно будет организоваться для протеста, так как они будут распылены в массе горожан, а производственная связка, делающая их сейчас общностью, субъектом социальной жизни, исчезнет. Однако это не спасет город от социального коллапса...
       Впрочем, социального коллапса наши деятели не боятся ничуть. Они нашли от него средство. Не верите? Почитайте ниже...
          "Создавать в таких местностях рабочие места накладно и бесполезно - эти самобезработные, как уже говорилось, работать не будут 'принципиально'. А принудительный труд осужден на уровне и международного, и национального права. Что же делать? Или мы вновь в культурной ловушке, из которой выхода нет? Одно делать нужно немедленно - изымать детей из семей этих 'безработных' и растить их в интернатах (которые, конечно, нужно построить), чтобы сформировать у них навыки цивилизованной жизни, дать общее образование и втолкнуть в какой-то уровень профессионального образования".

    Л.Л. Любимов, доктор экономических наук, профессор,

    заместитель научного руководителя Высшей школы экономики.

    Резюме из статьи о русском селе.
       Для тех, кто не понял - в статье этого господинчика идёт речь о 2-3 миллионах русских семей, проживающих в сёлах средней полосы. Учитывая, что в сёлах всё ещё не редкость семьи многодетные - можно сказать, что своей небывалой заботой Лев Львович решил охватить от 8 до 10 миллионов русских детей, поведение которых ему не нравится: они пьют пиво (видимо, пиво падает на них с неба) и гоняют на слишком громких мотоциклах. В интернатах их всех откорректируют в лучшую сторону - ведь в наших интернатах нет ни глобального алкоголизма, ни массового курения, ни постоянно действующих точек по распространению наркоты, ни расцвета гомосексуализма, там работают отличные специалисты и любящие детей педагоги, а самое главное - 90 процентов выпускников интернатов РФ не становятся бомжами или уголовниками! Это всё нам кажется!!! А вот - истина. Надо срочно добить село кувалдой заботы о детях.
       Не спросив ни детей, ни родителей... Чего их спрашивать - быдло?
       Интересно, где был этот экономист, когда его собратья упоённо разваливали колхозы и убивали село? Что ж не поднял свой могучий голос против культурной и экономической ловушки, в которую его коллеги загоняли наш народ? Наконец, что ж он сейчас не едет советовать на Кавказ, где сплошная нищета, безработица, моральная деградация? Боится, что кавказцы отрежут ему язык за одно такое предложение?
       Кстати, правильно сделают...
       ...В последние два года стало окончательно ясно, что в РФ оформился режим, который условно можно назвать нанофашистским. Очень трескучий в речах, бессмысленный в делах, беспомощный во внешней политике, трусоватый, предательский, разваливающий всё, за что не возьмётся, обожающий пышные празднества и митинги, а в итоге - чётко устремлённый на окончательное уничтожение русского народа и большинства других народов России. О нём можно говорить долго и со вкусом. Но я не буду говорить о Сердюкове, полностью уничтожившем армию. О госпоже Фральцовой, покончившей с мечтой десятков тысяч русских мальчишек о служении Родине. О Зурабове, который превратил нашу медицину в смесь лохотрона с автоматом для приёма взяток. О Фурсенко, прикончившем образование в России на корню. И о многих других, чьи лица я с удивлением вижу на экранах каждый день и думаю: ёлки-палки, они ещё не за решёткой?! Где же справедливость?!
       Нет. Сегодня и я - не о них.
       Моя тема - дети.
       А вы просто примите эти цифры к сведению. Хотя бы вы примите. Так как власть принимать во внимание хочет только свои бредовые фантазии и измышления на тему того "от чего надо спасать детей".
       А всё тот же славный проект "Детство-2030"? Ну вот, ещё познакомьтесь с его руководителем...

    http://www.privivkam.net/iv/viewtopic.php?f=34&t=10971
       "...руководителем этого проекта, можно сказать его сердцем и идейным вдохновителем является госпожа Алина Радченко... В прошлом сия мадам носила фамилию Фуфлыгина, потом, когда ей "настала пора" идти во власть, она решила взять себе девичью фамилию матери - Радченко. Как она сама сказала (http://viperson.ru/wind.php?ID=347731) по поводу смены своей фамилии: "на определенном этапе я поняла, что сознание наших людей еще не готово к тому, чтобы сквозь какие-то шероховатости видеть истину", то есть ее фамилия помешало бы увидеть нам сквозь шероховатость ее фамилии ту истину, которую она принесет нам. Что ж, это ее личное дело. Мы же рассмотрим одно значимое высказывание, которое она сделала в этом же интервью. На вопрос, почему она решила заняться политикой, Алина Федоровна заявила: "политика как инструмент получения власти стала моим сознательным выбором". Что ж, видимо, теперь Алина Федоровна Радченко (экс-Фуфлыгина) уже вполне почувствовала вкус власти и ее желание осчастливить русский народ развалом семей и чипированием детей вылилось вот в этот вот проект: Детство-2030. Проект, который являет собою обман, ложь и лукавство. Ну разве не ложь - утверждать, что для ребенка лучше воспитываться не родителями в семье, а роботами, а семью при этом вообще надо уничтожить как класс? Разве не ложь - заявление о том, что родительская любовь - стереотип и фикция, от которой надо избавляться и который мешает развитию ребенка?... Этот проект не имеет под собою научного фундамента, а только извращенные фантазии авторов о кибердетях. Алина Радченко, главный автор проекта, не имеет вообще никакого педагогического образования чтобы рассуждать о воспитании детей (у нее есть диплом юриста и экономиста).
       Правда, этот кибер-нано-супер-фашизм так всколыхнул людей, что ОП РФ поспешила немедленно откреститься от г-жи Радченко, замямлив, что-де, мнение членов ОП РФ не есть мнение ОП РФ, а есть частная инициатива (левая рука не знает, что делает правая, обе действуют независимо от мозга - какое-то расстройство психики явно)... Честно сказать - не верю я в эти "отмазки". Трудно верить организации, один из лидеров которой заявил, что главную свою задачу видит в "десталинизации России".
       В стране, где беспризорность, наркомания, безработица, засилие криминально-национальных диаспор фактически уничтожают русский народ - у него десталинизация чешется. Таким верить - себя не уважать.

    http://www.liveinternet.ru/users/2084097/post138212025/
       Снова началась информационная атака на Боголюбовский монастырь - оплот православного патриотизма. Как всегда, почин вранью был дан в интернете. Из мелких унитазов блогов клеветнические "анализы" снова грозят перелиться в более обширные клоаки либеральных сайтов, а оттуда - в зловонные топи либеральных газет, покрытых ядовитой зеленью американских грантов.
       Хотя полдесятка различных комиссий - прокурорская, Патриаршая, епархиальная и другие не нашли подтверждения так называемому "письму Вали Перовой" (явно написанному взрослыми профессионалами), где руководство монастыря, бескорыстно помогавшее многим сиротам, было обвинено в создании "детского ГУЛАГа" (у демшизы это вечное обвинение), шипение ядовитых гадов продолжается вовсю.
       Ничего удивительного нет - к сожалению, никто не наказал в судебном порядке весьма своеобразную и маловменяемую группу клеветников. Автор этой статьи впервые, можно сказать, узнал о монастыре, о котором ранее слышал только краем уха, из-за нападок на него ряда скандально известных личностей. И потому сразу подумал - если такие одиозные фигуры остервенело ругают монастырь, значит, это воистину благодатное место.
       Напомним же о личностях тех, кто поливал грязью монастырь в прошлый раз и даже не думает извиняться за свою клевету. Девочка Валя Перова, которой сердобольные либералы помогли (или устроили?) побег, нашла приют у члена Общественной палаты, врача-нарколога О. Зыкова.
       Возникают простые вопросы: почему девочку, не страдающую алкоголизмом или наркоманией, поместили в его реабилитационный антинаркотический центр? Почему один побег из православного приюта был раздут либеральными СМИ до уровня национального бедствия в то время, когда из государственных детдомов дети бегут массово? Режут друг друга, воруют и употребляют алкоголь и наркотики, кончают с собой? В монастырском-то приюте такого и близко не наблюдается.
       Вот что пишет о Зыкове православный эксперт-нарколог А. Люлька: "Олег Владимирович Зыков, помимо того, что он президент Фонда "НАН", член Общественной палаты, член комиссии по правам человека при Президенте России, еще и заместитель председателя Независимого экспертного совета по проблемам злоупотребления психоактивными веществами (Нэспав). Именно этот совет в свое время выступил инициатором за пересмотр 228 статьи УК РФ о средних разовых дозах. Согласно этой поправке, средние разовые дозы потребления наркотиков были значительно увеличены. Во многом благодаря г-ну Зыкову, если сотрудник МВД обнаруживал у человека 12 спичечных коробков марихуаны или 50 чеков (доз) героина, он не вправе был привлечь такового к уголовной ответственности. Максимальное наказание за подобное преступление - 15 суток и штраф. Свою победу в борьбе за поправки активисты - в том числе и господин Зыков - считали "маленькой революцией", вследствие которой начался обвал смертей: в одном только Екатеринбурге за первые два месяца действия поправки от наркотиков умерло в 18 раз больше людей, чем в те же месяцы без этой убийственной статьи.
       Но это действительно была лишь маленькая революция, потому что Фонд "НАН" выступает теперь за легализацию метадона, тяжелейшего наркотика, который у нас пока что запрещен. И если Зыков добьется своего, то, по утверждению многих специалистов-наркологов, это будет новый взлет наркотической эпидемии. Но и этого руководителю фонда "борьбы с наркоманией" мало. Он открыто высказывает намерение в будущем добиваться легализации героина!
       Кроме того, Олег Зыков постоянно лоббирует законопроект о ювенальной юстиции, объясняя, что стране требуется новая молодежная политика. Однако согласно этому закону, колонии и интернаты будут упразднены, а внедряться будут программы типа "Дети московских улиц", в рамках которой социальные работники пропагандировали "безопасный секс" и раздавали детям презервативы. Благодаря протекции и через посредство Эллы Памфиловой, советника Президента РФ по правам человека, Зыкову удалось убедить президента Путина в необходимости оказать политическую поддержку этой инициативе".
       Попытка Зыкова устроить новый побег воспитанниц монастыря окончилась громким провалом: одна из девочек с плачем отнесла визитку Зыкова воспитательнице, сказав, что не желает покидать монастырь, на что ее подбивал заезжий дядя, суя свою визитку.
       В данном случае я скажу вот что. Не столь даже важно, была эта "боголюбовская история" или нет. На мой взгляд, впрочем, ничего такого страшного с детьми там не происходило, а все их жалобы, судя по стилю, написаны кем-то взрослым - ими же только выучены и не очень умело озвучены. Но повторюсь - дело здесь не в этом.
       Почему именно из этой истории раздули такой скандалище? Я ведь ответственно заявляю - в 9 из 10 обычных детских домов, к церкви никакого отношения не имеющих, любая проверка (при условии, что она не ограничится посещением кабинета директора с получением конвертов и заходом в столовую) обнаружит такое, по сравнению с чем все "боголюбовские страдания" почти равны нулю. Мой архив кишит рассказами, среди которых побои резиновым шлангом по пяткам или "вход в сеть" (распятие ребёнка на металлической кровати с подключением к ней проводов из розетки) - самое невинное. Куда страшнее читать истории о сексуальном рабстве (не разовом и "примитивном" уже изнасиловании, а - именно рабстве со всеми его атрибутами вплоть до ошейника!) или убийствах с захоронением трупа ребёнка где-нибудь на мусорнике (истории о нескольких таких "кладбищах при детских домах" попали и на "голубой экран"...). Временами начинает казаться, что добрый дядя-педофил - и правда не такой уж страшный выход. Он, по крайней мере, один, он не бьёт жгутом из проволоки по рёбрам и не выставляет на лестницу голым, когда на улице январь...
       ...он, когда стали делать это, в коридоре кричал так, что у нас в спальне две девочки от страха описались...
       ...её заставляли есть из миски, сидя в углу столовой на полу...
       ...я просто по рукам ходил, из комнаты в комнату у старшаков, спать почти не давали...
       ...её вешали за ноги в стиралке и из шланга окатывали ледяной водой...
       Ещё хотите? Это не рассказы больных на голову писателей. И не куски из рассказов малолетних узников гитлеровских концлагерей. Нет! Это современность, это рассказы наших с вами детей.
       Но почему-то детей, массово бегущих из этого ада, не спешат пригреть на своей груди зыковы и астаховы, и о них не показывают соплемажущих сюжетов по телевизору. Их судьба иная. Если их не ловят - они пополняют ряды беспризорных. Если ловят - их ожидает в лучшем случае карцер (а он есть в очень многих детских домах, хотя на дверях может быть написано "Комната для игр" или там "Подсобное помещение"). В худшем - психбольница с полным курсом "лечения от мании побегов" при помощи серии уколов, смирительной рубашки и побоев.
       А что вы скажете о письме МинОбрНауки от 31 августа 2010 года, в котором - в нарушение Конституции - запрещается передавать детей, отнятых у родителей, на воспитание в православные приюты? Прямым текстом - запрещается? У нас что, не разгрести скандалов с такими приютами? Или МинОбру, развалившему систему образования на корню, больше нечем заняться?..
       ...Наши чиновники с тупым, прямо-таки болезненным упрямством реагируют простой факт, который им подтвердит любой настоящий психолог: чтобы ребёнку в родной семье стало хуже, чем где-то ещё - нужно, чтобы эта семья превратилась буквально в ад. Это не выпивка родителей, это не отсутствие индивидуального рабочего места для ребёнка - люди, которые так считают, ада не видели и детей не знают. Спросите себя: часто такое бывает - семья-ад? И много ли семей, потерявших своих детей, истории которых мы видим на телеэкране, подходят под это определение?
       Ни одна.

    * * *
       Давайте обобщённо взглянем, что представляет собой контингент официальных детозащитников в современной России?
       Скажу сразу: самую малочисленную, считанные проценты, группу среди них составляют те люди, которые на самом деле пошли на эту службу, чтобы облегчить положение детей, испытывающих настоящие страдания в семьях закоренелой алкашни, изуверов-сектантов или просто на улицах. Но эти люди высоко не поднимаются, на должностях не держатся долго, да и очень быстро убеждаются, что у них и их начальства - диаметрально противоположные взгляды на тему, каких детей, от кого и как надо защищать...
       Почти столь же малочисленны те - зато, как правило, они стоят на достаточно высоких постах - кто работает за западное жалование - "гранты" разных контор типа ЮНИСЕФ. Почти все они до скрежета зубовного ненавидят русский народ и в своей деятельности находят в первую очередь глубокое фашистское удовольствие - да ещё и хорошо проплаченное! - от уничтожения его будущего. То есть, это те самые "враги народа", которых ставил к стенке Иосиф Виссарионович. Кстати, нередко примерно за то же самое.
       Немногим больше откровенных сумасшедших. Они чаще всего являются теоретическим идеологами - "психологи", "педагоги", "учёные" - процесса свирепой детозащиты и искренне считают, что нащупали какие-то "новые пути" к "счастью и свободе". Они верят, что семья своё отжила, что родители ненавидят своих детей, а дети - родителей, что может существовать какая-то "однополая семья", "чайлдфри", "воспитательный прайд" и прочая умоисключающая бредятина - да и вообще живут в каком-то виртуальном пространстве, где десятилетний ребёнок имеет право "распоряжаться своим телом", а семилетний "выбирать жизненный путь". В нормальном обществе эта категория очень быстро стала бы постоянными пациентами психиатрических клиник.
       В последнее время - когда защита детей от родителей стала официальной политикой государства и следовательно начала сопровождаться кручением больших денег, появился ещё один класс: вездесущие взяточники. "Вы мне тридцать тысяч - я вам хороший отчёт о вашей семье." Деловой подход...
       Но подавляющее большинство детозащитников - это просто маленькие люди с проблемами в личной жизни. Как правило, они отягощены сексуальными и социальными комплексами (неудачи в личной жизни, половая несостоятельность, зависть к тем, у кого есть семья и дети, детские обиды), каковые и компенсируют самым простым способом: стремясь разрушить как можно большее количество человеческих жизней - детей и взрослых - и развалить максимум семей. Осознавая свою неполноценность, они стремятся сделать неполноценным весь мир. (Подобное поведение хорошо известно "в теме" наркоманов, которым доставляет радость "подсаживать на наркоту" здоровых - так компенсируется их ужас перед грядущим и понимание нелепости личного существования). Не знаю, как у нас в России, у меня таких данных нет, но судя по западному контингенту омбудсманов, где такие вещи давно не скрывают, там буквально заповедник феминисток, педофилов, воинствующих атеистов и прочего сброда, неистово ненавидящего любые проявления нормальных человеческих чувств.
       С теми, кто на интернет-форумах (в реале они почти не бывают) защищает ювенальные идеи, всё ещё проще. Они делятся на три группы:
       1. бесплодные истерички, как правило оставшиеся бесплодными из-за половой распущенности в юности (и детстве). Не имея возможности "завести ребёнка" и подсознательно ненавидя собственных родителей (почему не остановили, не сберегли, не удержали?!), они купируют свою тоску и страх и своё трагическое одиночество тем, что стараются как можно гуще обмазать грязью "дур-производительниц", многодетные семьи, где "одни алкаши и наркоманы" и так далее;
       2. те, кто сам вырос в реально неблагополучной (в настоящем смысле этого слова!) семье. Им начинает казаться, что любая семья, о которой сказали "неблагополучная", похожа на их собственное детство. Поэтому во имя "спасения детей" они ратуют за разрушение семей - мол, в детском доме будет лучше. Не понимая: лучше там - не будет. Лучше не было бы даже им самим, окажись они там в своё время. Но сравнивать они могут только с собственным детским опытом и, естественно, жалеют детей. И в этой жалости готовы обречь их на чудовищные страдания;
       3. "успешные". Это те, кто детей не хочет в принципе и не понимает, зачем они - "дрессированно-агрессивные офисные хомячки среднего размера". Для них дети - это помеха: мешают поставить красивую машину, шумят, мешают "получать от жизни всё" и вообще отвратительные мелкие твари.
       Таким образом, отчётливо видно, что и "непрофессиональные защитники детей" на самом деле психически глубоко ущербные, несчастные и обозлённые существа... Достаточно познакомиться хотя бы с одним из них в реале и продраться через те страшилки, которые они рассказывают о "семейном насилии", чтобы понять: он неизбежно относится к одной из этих трёх групп...
       А теперь - слово Сергею Скатову. Ниже - выдержки из его статьи-исследования "Ювеналы в лицах".
       "...идеи ювенальной юстиции нашли самую активную поддержку, прежде всего, со стороны судейского сообщества, которое в инициативном порядке формирует ее элементы в правоприменительной практике"
       Из открытого письма Совету Судей РФ участников Второй Всероссийской конференции "Ювенальная юстиция в России", июнь 2009 г.
       Внимательно вчитаемся в эпиграф - выдержку из письма.
       Из него следует, что "идеи ювенальной юстиции" активно шествуют по городам и весям нашей страны. Столь активно, что судейское сообщество применяет их на практике "в ИНИЦИАТИВНОМ порядке".
       Уровень АКТИВНОСТИ, судя по письму участников конференции, зашкаливает.
       "Сегодня, - читаем в письме, - элементы ювенальной юстиции в той или иной степени присутствуют в работе судов, правоохранительных органов и социальных служб более 30 регионов России, в том числе, помимо г. Санкт-Петербурга и Ростовской области, в Волгоградской, Ленинградской, Московской, Иркутской, Брянской, Рязанской, Тульской, Кемеровской, Тюменской, Липецкой, Камчатской, Владимирской, Костромской, Свердловской, Белгородской, Нижегородской, Ульяновской, Ивановской, Саратовской, Магаданской областях, г.Москве, Пермском и Приморском краях, Республиках Хакасия, Карелия, Чувашия, Бурятия, Тыва, Еврейской автономной области и др.". Выходит, идеи хороши, так, что, побросав остальные дела, которых у правоохранителя нынче выше, что называется, крыши, судьи не находят ничего лучшего, как жертвовать и личным временем, и достатком. А как иначе? Предполагается, что любая идея, инициатива - "наказуема", в определенном смысле жертвенна, пока не начнет обуревать массами... Помнится, ранее подобную активность российские судьи - сообщество корпоративно чрезвычайно закрытое - проявляли единожды. Это когда в обществе обсуждался немаловажный вопрос об их профессиональном содержании - уровне заработной платы, и таком, чтобы и мысли о взятке не возникало, о безусловном и внеочередном обеспечении их семей "квартирными метрами" и прочих бонусах за государственный, а значит, за наш с вами, читатель, счет.
       Дело, стало быть, за малым - применить эти самые идеи ЗАКОНОДАТЕЛЬНО, содействия в чем авторы письма и просят у Совета Судей РФ.
       Между тем, фраза, взятая эпиграфом, построена, мягко говоря, некорректно.
       Во-первых, идеи ювенальной юстиции, нашедшие "самую активную поддержку", встречают в нашем обществе не менее, если не более активное противостояние со стороны здравомыслящих сил, и в первую очередь православной и патриотически настроенной общественности. Автор этих строк - в их числе.
       Во-вторых, инициации, "вдруг" охватившие судейские органы в более чем 30 регионах страны, возникли вовсе небескорыстно, но хорошо проплачены. Об источниках финансирования и их размерах поговорим чуть ниже.
       И, наконец, в-третьих: инициаторами внедрения идей ювенальной юстиции в России выступили отнюдь не судьи, но иные силы. О несамостоятельности судей в данном вопросе свидетельствует хотя бы тот факт, что цитируемое письмо от их имени подписал О.Зыков, по образованию и роду основной деятельности нарколог (главврач одного из столичных наркодиспансеров).
       Что это за силы? Станет ясно, если вспомним, "откуда есть пошла" ювенальная юстиция в нашей стране...
       Переводчики с английского и другие...
       Ювенальная... Совсем недавно и слово-то такого мы не знали.
       Если говорить об этимологии, то это прямое заимствование (от лат. juvenis - молодой, юный). То же относится и к содержательной стороне, которую понятие несет в себе.
       Ювенальная юстиция, трактует Большой юридический словарь, это - "правосудие по делам несовершеннолетних. Понятие ЮЮ включает особый порядок судопроизводства, отдельную систему судов для несовершеннолетних (ювенальных судов), а также совокупность идей, концепций социальной защиты и реабилитации несовершеннолетних правонарушителей".
       На сегодня ювенальные суды существуют более чем в 60 странах мира. В современной России, читаем в одном из отчетов, "начало реформированию системы правосудия в отношении несовершеннолетних было положено благодаря деятельности Детского Фонда ООН (ЮНИСЕФ), Программы развития ООН (ПРООН) при поддержке Правительства Франции в 1999 году. Именно тогда совместно с Городским судом была начата работа по созданию элементов ювенальной юстиции в Санкт-Петербурге".
       Вторая экспериментальная площадка этими же международными организациями была развернута в Ростовской области.
       Разумеется, "работа по созданию" была бы невозможна без энтузиазма на местах...
       В Санкт-Петербурге одним из энтузиастов выступил Б.Пустынцев, переводчик с английского, в прошлом советский диссидент. В Ростове - Е.Воронова, в то время начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних облпрокуратуры, а с 2003 г. и по настоящее время - судья Ростовского областного суда (специальный состав по делам несовершеннолетних).
       Была бы невозможна эта работа и без денежных вливаний. Субсидирование из-за рубежа в Санкт-Петербург пошло, в частности, через некоммерческую общественную организацию "Гражданский контроль", председателем которой Б.Пустынцев является, в Ростове - через общественную "Региональную ассоциацию специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Ростовской области" ("Центр ювенальной юстиции")", учрежденную Е.Вороновой лично.
       Масштабы развернутой затем деятельности, а следовательно, спонсорских вливаний, впечатляют: многочисленные публикации в прессе, круглые столы, конференции, как на месте, так и с выездом в регионы, за границу, издание информационных бюллетеней, пособий, сборников, создание интернет-порталов... Надо ли говорить, что и в Ростове, и в Санкт-Петербурге вскоре только и разговоров было, что о ювенальной юстиции и ее спасительной роли для подрастающего поколения России. Но главное, что здесь так же скоро от слов перешли к делу - начали применяться в судопроизводстве. А это уже серьезно! Это, в свою очередь, было бы невозможно без "санкции" вышестоящей Москвы.
       Москва "санкционировала" в лице небезызвестной Е.Лаховой.
       По специальности Екатерина Филипповна врач-педиатр (закончила Свердловский мединститут). Заседала в Верховном Совете РФ, депутат Госдумы РФ всех пяти созывов. Политик, да еще и женщина, уникальный - тяжеловес! Вот уже многие годы, фактически, всю постсоветскую эпоху она главный ответчик в России за всё то, что касается демографии, семьи, женщин, материнства и детства - политические движения и комитеты возглавляла, советы, комиссии. Она и сейчас в кресле заместителя председателя госдумовского Комитета по труду и социальной политике (от "Единой России").
       По общественной линии Лаховой с первых дней помогал упомянутый О.Зыков, врач-нарколог, а по совместительству руководитель Российского благотворительного фонда "Нет алкоголизму и наркомании" ("НАН"). "Фонд НАН, - сообщается на сайте организации, - имеет более 60 региональных отделений и филиалов в России". Имея обширную региональную сеть, фонд стал становым хребтом продвижения ювенальных идей в России...
       Пусть не вводит читателя в заблуждение слово "Российский". "НАН", основанный в 1987 г., существует главный образом на зарубежные вспоможения, представляя собой форпост иностранных организаций. "НАН, - не без гордости заявлено на сайте организации, - является ассоциированным членом Департамента общественных связей Организации Объединенных Наций, различных международных ассоциаций, тесно сотрудничает с ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, Комиссией по наркотикам ООН и др.".
       Не вполне "российская" и организация "Гражданский контроль" в Санкт-Петербурге, возглавляемая Б.Пустынцевым. По информации СМИ, "общую поддержку" ее деятельности в 1999-2000 гг. осуществлял Фонд Форда, США (имелись и другие "дарители").
       Региональная ассоциация ("Центр ювенальной юстиции")", учрежденная Е.Вороновой, к Ростову тоже имеет отношение постольку, поскольку здесь базируется. Основное назначение ассоциации, как официально заявлено, - реализация Программы развития ООН в Российской Федерации (ПРООН) "Поддержка правосудия в отношении несовершеннолетних", то есть ювенальной, по западным образцам, юстиции. Еще ассоциация трудится в рамках Проекта усовершенствование работы с молодежью группы риска в Российской Федерации (МГР), финансируемом канадским агентством международного развития (СIDA). СIDA "продвигает" в России данный проект через ассоциацию университетов и колледжей Канады (АУКК). Эта же АУКК тесно сотрудничает с фондом "Нет алкоголизму и наркомании".
       Вообще же, ассоциацию Вороновой, весь ростовский "проект" вполне логично рассматривать в качестве одного из филиалов оргсети, развернутой в России наркологом Зыковым. Так, Н.Хананашвили, на протяжении многих лет бессменный руководитель юридической службы "НАН", входит в состав участников сетевого сообщества "Ювенальная юстиция в России" - крупнейшего в стране тематического интернет-портала, созданного в Ростове. Выполняет, по видимому, роль "смотрящего".
       Хананашвили сам по себе - фигура тоже незаурядная. Нодари Лотариевич - признанный специалист по созданию и деятельности НКО (некоммерческих общественных организаций). Спецкурсы по ним читает, проводит тренинги, разработчик и даже инициатор ряда федеральных законопроектов в этой и других сферах. В 2000-2003 гг. - эксперт института "Открытое общество" (Фонд Сороса) по проблемам развития гражданского общества.
       Федеральная программа "Планирование семьи" в России была утверждена в 1994 г.. Сразу же, как в том же году РФ подписала итоговые документы Международной конференция по народонаселению, состоявшейся в Каире под эгидой ООН.
       Тогда же появилась РАПС - Российская ассоциация планирования семьи, "дочка" международной федерации, некогда созданной фашиствующей Зангер. На сайте этой организации читаем, что РАПС - это "добровольная общественная некоммерческая организация", являющаяся "членом Международной федерации планирования семьи (МФПС), которая объединяет национальные ассоциации планирования семьи более 150 стран мира". Имеет "подразделения в 44 территориях России", а "реализует свои программы более чем в 160 городах страны".
       "Каждый ребенок имеет право быть желанным и любимым, - заклинает сайт. - Планирование семьи - это ответственное родительство. Планирование семьи - это дети по желанию, а не по случаю. Планирование семьи - это сохранение репродуктивного здоровья".
       Застрельщиком "планирования семьи" в России, ее главным лоббистом на высших уровнях выступила Лахова. Благодаря ее усилиям в 1994 г. на две программы, "Планирование семьи" и еще одну, скандально известную "Полового воспитания школьников", которые Лахова лоббировала, из государственного бюджета было выделено 22,8 млрд рублей, в то время как на программу "Дети-сироты" - 415 млн рублей (то есть... в 50 раз меньше!).
       13 марта 1997 г. пресс-служба одной из госдумовских фракции распространила заявление: "В Думе готовится к принятию "Закон о репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления". В течение последних двух лет проект настойчиво проталкивает Е.Ф.Лахова (она не только депутат Госдумы, но и Председатель Комиссии по делам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ). Этот закон нельзя принимать ни в коем случае, ибо он узаконивает развращение детей под видом полового воспитания с первого класса (при одновременной раздаче детям и подросткам контрацептивов за государственный счет). Его реализация приведет к резкому сокращению численности уже вымирающего населения, деградации и дегенерации генофонда нации. В принятии проекта закона заинтересован Запад и, в частности, США, так как его реализация позволит ликвидировать большинство населения нашей страны невооруженными средствами БЕЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ (выделено мною - С.С.)".
       Целями лаховского законопроекта были:
       - финансовое, организационное и идеологическое поощрение со стороны государства низкого уровня рождаемости в стране;
       - введение в школьные программы с 1-го по 11-й класс обязательного учебного курса "Половое воспитание", направленного на обучение уже с 11 лет так называемому "безопасному сексу";
       - закупка за госсчет и бесплатная раздача контрацептивов.
       Законопроект, слава Богу, не прошел. Однако центров планирования семьи в России на сегодня уже до четырехсот! Это большей частью государственные учреждения, за государственный же счет исполняющие зарубежный "заказ". Прибавилось с тех пор и проблем со здоровьем российских младенцев и рожениц, о чем неумолимо говорит статистика. А молодые люди в стране, теряющей до миллиона коренного населения в год, пребывают во все большей уверенности, что "с браком спешить не надо", что "лучше один ребенок, но желанный, материально обеспеченный и здоровый"!
       В какой-то момент правители всполошились: катастрофа с рождаемостью! Бросились предпринимать меры, хотя половинчатые. По иному запела и Екатерина Филипповна: "Мы должны ввести моду на беременность. - заявила однажды на пресс-конференции. - Если бы по телевизору показывали красивые животы беременных, был бы и результат!"
       "...красивые животы" по телевизору... И это все, что народный избранник может предложить своему народу? Отнюдь! Готовила Лахова очередную "мину замедленного действия".
       В первом номере альманаха "Вопросы ювенальной юстиции" (за 2001 г., печатный орган российских ювеналов) она обратилась с читателям: "Как известно, в России сложилась катастрофическая демографическая ситуация: численность населения сокращается, население в целом "стареет", так же, как в целом снижается и качество населения, причем в наибольшей мере это касается детей и молодежи. В то же время пагубно на молодых людях сказываются и социальные недуги - "молодеет" преступность, растет безнадзорность и беспризорность, все раньше дети приобщаются к алкоголю и наркотикам. В этих условиях особую значимость приобретают специализированные органы, нацеленные на профилактику детской преступности, борьбы с правонарушениями, совершаемыми несовершеннолетними, на защиту прав детей. Одним из таких специализированных органов могли бы стать ювенальные суды".
       Лахова возглавляет Редакционный совет альманаха, его шеф-редактором является Зыков (альманах зарегистрирован "НАН"). Педиатр и нарколог учреждают и выпускают издание... сугубо юридической направленности. Нонсенс?
       Но попробуйте объяснить и следующий "феномен": как никто посвященная в проблемы материнства, детства, Лахова из года в год, системно делает все возможное, чтобы... поменьше было в России матерей и детей!
       А что нарколог Зыков? Какими успехами отмечен его профессиональный Олимп?
       Автор этих строк перелопатил горы литературы, "просеял" интернет, но... особых успехов не нашел. Во всяком случае, тех, которые бы давали Зыкову право выступать от имени если не всего бедствующего народа, то, по меньшей мере, его подопечных, имеющих проблемы с наркотиками и алкоголем.
       Вероятно, что достижение "НАН" - создание детско-подросткового реабилитационного комплекса "КВАРТАЛ", стационара, где наркозависимые пациенты могут провести до 1,5-2 месяцев. Неплохо, согласимся, и то, что у взрослых людей, имеющих те же проблемы, у игроманов есть возможность позвонить по телефону, придти по адресу, указанному на сайте организации в Москве. Их, по желанию, запишут на занятия, проводимые специалистами в так называемых "группах самопомощи". Консультации дадут и родственниками. Похвально также, что лечение детей и подростков, реабилитация взрослых здесь опираются на лучшие, чем во многих государственных лечебных учреждениях, бытовые условия (понятно, за счет спонсоров). Проблема, однако, в том, что собственно методики, применяемые в "НАН", чаще всего зарубежные, - небесспорны.
       Так, "группы самопомощи" (а иначе - "анонимных алкоголиков", "...наркоманов", "...игроков" и т.д.) занимаются по американским программам "12 шагов".
       "15-летний опыт активного внедрения и применения этих программ в практическом здравоохранении показал их весьма ограниченную эффективность", - заявил ИТАР-ТАСС Алексей Надеждин, руководитель отделения детской наркологии Национального научного центра наркологии Росздрава. По его словам, попытки создания групп "Анонимных алкоголиков и наркоманов" предпринимались практически в каждом наркологическом диспансере страны, но позитивного влияния на повышение эффективности наркологической помощи в России отмечено не было. По его убеждению, "основанные на американской ментальности и либеральном релятивизме", они оказались "психологически чуждыми для населения России".
       Православные медики, в свою очередь, отмечают, что в США организации, подобные "Анонимным алкоголикам", уже не считаются просто группами самопомощи по реабилитации больного, но отдельными религиозными организациями со своей теологией и системой ценностей. "Там говорят о каком-то Боге, которого можно понимать как вздумается, и молиться, по существу, неведомому Богу. В конце концов, и язычники молятся своим богам, и сатанисты своему "богу". Но по христианским православным представлениям, это не боги, а демоны. Так что и эффект от этих молений будет соответствующий", - заявил тому же информагентству доктор медицинских наук, руководитель Душепопечительского православного центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского на Крутицком подворье в Москве о. Анатолий (Берестов).
       При всем при том Зыков невысокого мнения о российских коллегах: "...это миф, что наши наркологи кого-то лечат - они только потребляют бюджетные средства и все", а еще их помыслы, чтобы "вышибать" деньги из родственников больных людей".
       Но и это не главное. Главное, что, по мнению Зыкова, "окончательно победить наркоманию нельзя, как нельзя победить природу человека. Все равно мода будет диктовать некоторой части молодых людей какие-то формы разрушительного поведения. Мы должны сделать все, чтобы минимизировать эти потери...".
       Поспорим с главой фонда "Нет наркомании и алкоголизму". В СССР наркомании практически не было - до "перестройки" мы и знать не знали, что это за фрукт и с чем его едят! Впрочем, СССР, не без помощи западных "благотворителей", - уже история.
       Возьмем пример современного Китая. Александр Маюров, профессор, социолог, многие годы изучавший проблему наркотизации российского общества, мне рассказывал:
       "На душу населения потребляется в год 50 граммов алкоголя. Сравните: в России, по разным оценкам, - от 12 до 25 литров (включая грудных младенцев и глубоких стариков). В Китае, по сути, сухой закон: 50 граммов на человека - это помазать только ранку. По наркотикам. Есть некоторые проблемы в Манчжурии, в одной лишь области, но во всем остальном Китае незаконный оборот наркотиков практически искоренен. Любому наркоторговцу, повторяю, любому (вне зависимости от обнаруженной у него "дозы") - расстрел. Публичный. На стадионе, на площади. Казнь лицезреют десятки тысяч людей. Тут же сжигается изъятый наркотик. За последние семь лет расстреляно около 50 человек, причастных к наркоторговле. Законы, конечно, жесткие. Но можно и констатировать: наркомании сегодня в Китае нет".
       Возьмем арабские страны, в ряде которых наркомания как массовое явление тоже отсутствует. "Кораном потребление табака ли, алкоголя, любого наркотика строго настрого запрещено, - продолжает Александр Николаевич. - Религиозные нормы поведения блюдут шариатские суды: за курение табака бьют плетьми или палками, за торговлю алкоголем могут надолго посадить и даже казнить, за наркоторговлю - только смерть. Тоже публичная - и стреляют, и вешают, и камнями забивают".
       Жестоко... Но и тенденция налицо: чем строже, жестче, тем результативней.
       Мы не говорим о публичных казнях, побиванием плетьми или палками, но нельзя же не учитывать - а это данные научных исследований, - что один закоренелый наркоман сажает в своем окружении на "колеса" или "иглу" до 10 и более человек. Наркозависимый, постоянно нуждаясь в средствах на "дозу", при возможности рано или поздно начинает приторговывать наркотиками. Вопреки логике, Зыков оспаривает эти истины и... берет наркоманов под защиту!
       "6 мая 2004 года вступило в силу убийственное Постановление Правительства РФ N 231 "О средних разовых дозах наркотических средств". Каждый гражданин России теперь мог носить с собой до 10 доз наркотика - уголовная ответственность за это больше не наступала. Наркоторговцы с девятью дозами стадами пошли в школы, клубы, подворотни. Продав 9 доз - возвращались за новой ненаказуемой партией наркоты (и так - до бесконечности)... - в Открытом письме Общественной палате России написал президент Фонда "Город без наркотиков" Андрей Санников. - Начался обвал смертей - в Екатеринбурге только за первые два месяца действия Постановления умерло от наркотиков в 18 (восемнадцать) раз больше людей, чем в те же месяцы без Постановления N 231. Мы были ошеломлены - кто?.. Спустя 20 месяцев проклятые "средние разовые дозы" отменили.... И тут раздался визг - чей?.. Теперь я знаю, кто придумывал убившее 100 тысяч человек Постановление N 231".
       Президент Фонда "Город без наркотиков" прямо указывает - Зыков. Будучи заместителем председателя Независимого экспертного совета по проблемам злоупотребления психоактивными веществами, этот эскулап со товарищи целенаправленно добивался "либерализации" уголовного законодательства в наркосфере. А жертвы? Зыкову, "по гамбургскому счету", плевать.
       "...когда вступило в силу 231-е постановление, произошло обвальное увеличение смертности от передозировки. Это правда, однако это был вполне предсказуемый эффект, - поделился Зыков с журналистами. - После принятия постановления из тюрем вышли 30 тысяч наркоманов. Но известно, что наркоманы в тюрьмах не перевоспитываются и, выходя из тюрьмы, чаще всего возвращаются к употреблению наркотиков".
       Зыков столь "милосерден", что предлагает наркологам... обеспечивать своих пациентов наркотиками по рецептам! Применять так называемую "заместительную терапию", используемую кое-где на Западе. Скажем, тяжелейший наркотик героин по предписанию врача заменяется другим - метадоном.
       Метадон - синтетический опиоидный наркотик. Опасности при приеме его те же, что и при употреблении героина: передозировка, угнетение дыхательного центра с летальным исходом. В США от передозировки метадоном погибло больше людей, чем от героина. Но Зыков непреклонен: метадон - легально!
       "...по словам "демократичного" президента фонда "НАН", - пишет портал "Православие.Ru", анализируя итоги круглого стола, - легализация метадона не является конечной целью... Зыков считает, что идеальная система в Голландии и Германии, где наркоманам выдают героин. Зависимому уже не требуется воровать или убивать для добычи наркотика... Действительно, наркоманам героин поставляют не наркодилеры, а "заботливые" врачи. Как хорошо и удобно! Человеческий организм разрушается, семьи распадаются, дети рождаются физически и психически неполноценными (а нередко и зависимыми), родители с ума сходят от горя - все легально, при поддержке государства. Получается, что к этому и должна стремиться Россия". В то время как "Нидерланды в 1991 году отказались от подобной практики, так как она не принесла ожидаемых результатов. Швейцария и Австралия также свернули метадоновые эксперименты".
       А теперь цифры.
       В середине 80-х, когда "НАН" начинал работу, в СССР, по данным исследователей, было 46 тысяч официально выявленных наркоманов. На всех - Россию, Украину, Таджикистан, прочие союзные республики.
       В 2009 г. в одной России, по данным официальной статистики, - 503 тысячи стоящих на диспансерном учете наркоманов. По методике ООН, их более 2,5 миллионов. По данным Министерства образования и науки - до 6 миллионов. Сколько точно, никто не знает, но есть основания полагать, что и последняя цифра занижена.
       Никто не знает, и сколько у нас ВИЧ-инфицированных, больных СПИДом (эта гадость идет нога в ногу с наркоманией). В России в текущем году количество официально зарегистрированных ВИЧ-инфицированных превысило 500 тысяч (по видимому, они и есть большая часть из "учтенных" наркоманов). По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), эту цифру надо умножать втрое (получим почти 2 процента от взрослого населения). Темпы таковы, что, по мнению ряда экспертов, к концу 2010 г. можно ожидать 5-6 миллионов инфицированных и больных.
       Весь год кричали об эпидемии "свиного" гриппа... По сообщению министра здравоохранения и социального развития, с начала года выявлено 5613 случая заболевания, от гриппа и острых респираторно-вирусных инфекций скончались 545 человек. А тут под носом не эпидемия даже, а пандемия (от греч. pandemМa - весь народ) - наркомании, СПИДа (об алкоголизме, давнишней нашей беде, и не говорю), когда не до пресловутых "прав и свобод", а впору границы перекрывать, поголовно учитывать, отслеживать, изолировать, изымать! Но Зыков... "либеральничает". И лезет, в общем-то, не в свое дело!
       Однажды сообщество столичных врачей открестилось, лишив Зыкова почетной должности, которой он пафосно представлялся, - главного детского и подросткового нарколога Москвы. С формулировкой - "за деятельность, не совместимую с занимаемой должностью". (Странно, но Зыков так по сей день и представляться!). Но посудите сами: откуда у нарколога Зыкова время на "деятельность, совместимую"?
       Помимо того, что главврач наркодиспансера N12 ЮЗАО Москвы, Олег Владимирович на сегодня еще и эксперт Госдумы; член рабочей группы Межведомственного оперативного штаба по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, направленной на борьбу с беспризорностью, безнадзорностью и правонарушениями несовершеннолетних при МВД РФ; член Общественного совета при Министре юстиции РФ по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы; член Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних при российском Правительстве; член Комиссии по правам человека при Президенте РФ; член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации; сопредседатель Союза неправительственных организаций "Гражданское общество - детям России"; член Общественной палаты РФ (от общественных организаций), причем каждый созыв - в нескольких комиссиях и рабочих группах сразу... Уф-ф-ф! Не удивлюсь, если что-то упустил.
       Ах, да! "НАН" с его "более 60 региональных отделений и филиалов в России", где Зыков президентом! Примем во внимание и то, что реабилитация алкоголиков, наркоманов, игроманов - лишь малая "головная боль" руководства фонда. Фонд, в основном, "пропагандирует принципы здорового образа жизни", "внедряет программы и технологии, развивающие институты гражданского общества", "формирует социальную политику на основе общественной инициативы". За что в 1998 г. "НАН" присвоена Европейско-Американская награда Демократии и Гражданского общества.
       По направлениям осуществляются многочисленные и сложные в формулировках программы, перечесть которые не берусь. Немалыми тиражами издаются специализированные труды - сборники статей, учебники, методические пособия, рекомендации. Проводятся разнообразные, от регионального до международного уровня, мероприятия... Что и говорить: "выдает" фонд в количественном плане за целый институт! Очевидно, сопоставим и бюджет. Нас, однако, интересует "Ювенальная юстиция" - эта тема в "НАН" проходит отдельной, приоритетной строкой. И не теория, не публикации или съезды, а реальное дело.
       Что конкретно наработали ювеналы за десять истекших лет?
       Вернемся туда, откуда начинался эксперимент и наш разговор.
       "Элементы" с "гибридами"
       В Санкт-Петербурге сперва опробовали французскую модель.
       "Ее особенность заключается в том, что судья является центральным и важнейшим звеном как профилактической работы с подростком, так и как представителя официального правосудия, решающего дальнейшую судьбу ребенка. Причем судья занимается не только правонарушителями, но и детьми, попавшими в социально опасные ситуации, еще до совершения противоправного деяния. Как отмечают исследователи, большая часть всей работы судьи проходит не в зале суда, а в ее кабинете. Именно там судья пытается наладить контакт с ребенком, а потом совместно с ним ищет пути выхода из сложившейся ситуации, прибегая к помощи различных социальных служб".
       Другими словами. У нас, в России, "трудными" детьми и подростками занимаются инспекторы по делам несовершеннолетних (органы милиции), аналогичные комиссии, органы опеки и попечительства, социальные службы (муниципальный уровень). В то время как во Франции эту работу осуществляет и ею, привлекая другие службы, фактически руководит судья. Вплоть до того, что вмешивается ("надзирает") в процесс воспитания, в том числе семейного, даже в том случае, если не заведено никаких дел, и - в деятельность прокуратуры, органов дознания, если несовершеннолетним совершено правонарушение.
       Авторы добавляют, что во Франции практически все судьи по делам несовершеннолетних - женщины. Таким образом, в лице судьи несовершеннолетний находит как бы вторую "маму" и в случае чего "бежит к "своему судье", потому что знает, что только в тесном взаимодействии с ней может быть найдено решение проблемы".
       В трех районах судьям, специализирующимся на делах несовершеннолетних, выделили в помощь социальных работников, которые "не просто описывали проблемную ситуацию, а вместе с судьями пытались найти и скорректировать причины совершения преступления".
       Поскольку модель была французская, французы приезжали, инструктировали, инспектировали. К концу 2000 г., однако, эксперимент был прерван: "...как оказалось, система правосудия и в целом социальная сфера в российском обществе не готовы в полной мере к адаптации полученного в ходе пилотного проекта опыта".
       Основная причина: "...для принятия французской модели ювенальной юстиции в российской системе правосудия нет механизмов легализации статуса социального работника". То есть, для того, чтобы внедрить французскую модель, мало "перевоспитать" судью, а также сломать ситуацию, когда "российский судья самим законом ограничен в выборе альтернативных способов воспитательного воздействия". Надо еще решить проблему "статуса социального работника", и прежде всего - дать ему достойную зарплату. По французским меркам. Но как это сделать, если "социалка" у нас, даже по меркам российским, ниже нижнего? Вот и французы, осознав тщетность усилий, финансирование прекратили.
       Тогда была опробована шведская модель.
       В Швеции "...служба социальной работы с несовершеннолетними правонарушителями наделена большими полномочиями", "абсолютно независима в своей работе от полиции или суда", а "профессия - престижна". Статус таков, что при "допросах несовершеннолетнего в полиции обязательно присутствует социальный работник".
       Проект был передан в городской Центр профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних при Комитете по молодежной политике администрации Санкт-Петербурга. В марте 2001 года при Центре был создан специальный Отдел социального сопровождения несовершеннолетних правонарушителей. Однако и здесь уперлось в межведомственную разобщенность и в то, что "...заработная плата данной категории специалистов составляет всего 1500 рублей - и это ставка социального работника самого высокого 14-го разряда!".
       "...следует признать, что в силу ряда объективных обстоятельств обе модели не прижились на российской почве", - заключают исследователи санкт-петербургского опыта. В связи с чем приходят к неожиданному выводу: "это отнюдь не означает неудачи эксперимента. В процессе взаимовлияния российских условий и западного опыта, в Санкт-Петербурге сложилась некая гибридная модель, включающая в себя как элементы ювенального правосудия, так и специфику социальной работы".
       Ура?! Как посмотреть. Цитируемые выше авторы явно в унынии. Оттого санкт-петербургский "опыт" пропагандистами ювенальной юстиции особо не афишируется.
       В Ростове, казалось бы, пошли дальше.
       Из выступления В.Золотых, заместителя председателя Ростовского областного суда, на круглом столе "Становление в Госдуме ювенальной юстиции в России: опыт, проблемы и перспективы" (состоялся в Госдуме РФ 20 марта 2006 г., под председательством Е.Лаховой):
       "Положительный опыт социальных работников, которые осуществляли свои полномочия по проекту ПРООН и финансировались им, привёл нас к выводу о необходимости сохранения этой должности в судах. И мы после окончания этого проекта уже за счёт своих возможностей, за счёт штатной численности, имеющейся у нас, в 14 районных судах области ввели должность помощника судьи, выполняющего функции социального работника... В марте 2004 года было выделено и оборудовано специальное для рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних здание в городе Таганроге, в сентябре 2005 года в городе Шахты".
       Расшифруем: после окончания эксперимента, то есть финансирования по линии ПРООН, охватывавшего, как и Санкт-Петербурге, три района, ростовские судебные власти изыскали резервы и в ряде судов ввели должности социально ориентированных помощников судьям, специализирующимся на делах несовершеннолетних. Да кое-где выделили помещения, на французский лад, чтобы судья могла "наладить контакт с ребенком".
       Но французская ли это модель в полном смысле? Так, "элементы", которыми ювеналы, ничтоже сумняшеся, гордятся несказанно и трубят о них на всех этажах власти, выдавая за великое откровение и панацею от всех бед!
       Между тем, эксперимент в пилотных регионах показал вещи очевидные, для чего, собственно, экспериментировать не требовалось.
       Показал, что нужны судьи, специализирующиеся на делах несовершеннолетних. Но такая специализация введена еще в 2000 г. постановлением пленума Верховного Суда. Что таким судьям неплохо бы еще и помощников. Кто спорит? Судей всех специализаций у нас крайне не хватает, делами они перегружены. Что тесновато в судах? Кто бывал - подтвердит. Что социальные работники нищенствуют? Что подрастающее поколение у нас у семи нянеки без глаза? Что дети, подростки, молодежь нуждаются в истинной, а не показной заботе и опеке?
       Все это очевидно. Как очевидно и то, что суды, даже при неком их несовершенстве, - всего лишь постфактум. Причины же безудержного спаивания и наркотизации молодежи, дикого уровня детской и подростковой преступности, чудовищной бездуховности и распущенности значительной части подрастающего поколения совсем в ином. И прежде всего - в том, что у сотен тысяч российских детей отнято самоё право на светлое, как это и подобает, детство! А нет права - требовать не у кого и нечего!
       Но ювеналы на всех перекрестках только и визжат (употреблю и я этот "термин"), что о правах детей. Детей, бедолаг, всеми правдами и неправдами стремясь довести... до суда!
       И восстанет сын на отца!
       На сайте "НАН" на видном месте красуется провокационный телефон "доверия" "Жестокое обращение с детьми". Красноречиво и название другого ростовского интернет-проекта - "Права ребенка - твои права!" (позиционируется как "Всероссийский информационный ресурс для детей").
       С "НАНом" заодно Э.Панфилова, член редсовета альманаха "Вопросы ювенальной юстиции", она же - председатель Совета при Президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека, она же - председатель Союза "Гражданское общество - детям России" (в последнем сопредседателем нарколог Зыков).
       А.Головань, экс-уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ, "за" категорически: "...большинство российских детей не могут сегодня получить квалифицированную юридическую помощь, ограничены в доступе к правосудию. В то же время с 14 лет ребенок по закону имеет право самостоятельно (или через законных представителей) обратиться в суд" (озвучено на круглом столе, совместном с французским посольством на тему "Дети и правосудие").
       По эту же сторону "баррикад" В.Лукин, Уполномоченный по правам человека в РФ. В его ведении целое управление по правам детей.
       "На ушах" Общественная палата РФ, от имени которой Зыков сочиняет петиции, направляемые вплоть до администрации Президента, с призывами "к формированию правовой основы социальной политики в отношении несовершеннолетних в РФ - ювенальной юстиции".
       Взбаламучено судейское сообщество. Оно, разумеется, не против: ну, какое, скажите, сообщество и когда отказывалось от дополнительных полномочий, служебных площадей и ставок в штатном расписании?
       Ангажированы СМИ. В последнее время на центральных телеканалах каких только ужасов не насмотрелись мы по поводу "жестокого обращения с детьми"!
       Печатаются "труды", проводятся встречи и конференции, круглые столы и семинары, съезды, форумы...
       Давление жуткое! На Президента - за ним последнее слово.
       Оцените, читатель!
       Да если бы ювеналы с тем же напором требовали от властей, к примеру, убрать с телеэкранов разврат и чернуху, разлагающие души не только подрастающих, но и любых других поколений! А также - пооткрывать повсюду бесплатные спортивные секции, кружки искусств для детей и юношества, чтобы отпрыски были заняты интересными и нужными делами, а не болтались по улицам! Элементарно - решить проблему со школьным питанием, потому что питаются школьники, несмотря на существующие "программы", из рук вон плохо, по причине чего часто болеют! Заодно поинтересоваться - а что дети кушают дома? И почему зарплаты у их родителей таковы, что большинство семей едва "тянут" - в стране, богатейшей талантами и ресурсами?! И - не ждет ли детей (что самое ужасное!) участь родителей?.. Право же, я бы зыковскому "НАНу" вселенский "пиар" устроил! А депутата Лахову, если бы соизволила, на руках носил!
       Но Лахова, превознося "ростовско-французский вариант", требует: "Именно суд должен быть над всеми, независимо от того, совершено или не совершено ребенком правонарушение".
       ...И "накачают" недоросля ценнейшей информацией по поводу его "прав", про обязанности забыв.
       И ослушается дитя, нарушив библейскую заповедь: "Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле..." (Исх.20:12).
       И побежит к "своему судье" - новоявленной "мамочке" в судебной мантии, которая до тех пор его в глаза не видела, но знает все про все и не подотчетна никому, даже Господу. Только в тиши ее "кабинета" и "только в тесном взаимодействии с ней может быть найдено решение". Решение может быть радикальным - ребенок будет иметь право подать на отца с матерью в суд!
       Но и это не все!
       Даже если послушно чадо, при малейшем "подозрении" - "сигналу" соседа, учителя, анонимному письму, что есть проблемы в воспитательном процессе (а проблемы есть всегда!), к нам в дом явится "социальный работник", а то и "мамочка" во плоти - и попробуй не пустить!
       Неминуемо - начнется массовое изъятие детей! Оно идет во Франции.
       Что примечательно, во множестве случаев изымают ребятишек из вполне благополучных, по всем меркам, и материально обеспеченных семей! Основание может быть самое экстравагантное, например, "удушающая любовь матери" (не в прямом смысле, а в том, что "чрезмерная"). Такова уж психология судейская - СУДИТЬ! А если бы ЖАЛЕТЬ, то не стоял бы вопрос, на что у ребенка больше прав - на любовь родных, патронажную семью или приют... Примеры? Их не перечесть (см. некоторые эфиры ТВ, альтернативную прессу, "листай" интернет).
       И восстанет сын на отца... И осиротеет семья... Рушиться станет самый дорогой нам оплот. Потому что "...всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит" (Мф. 12:25).

    * * *
       А вот перед вами отрвыки из интервью нашего главного детского омбудсмана РФ П.Астахова. Прочитав его, вы сами легко сможете составить себе представление об этом человеке.
       Борис Клин, обозреватель газеты "Известия": Насилие сексуальное -- есть статьи соответствующие  о сексуальном насилии, да. За убийство -- есть статья "Убийство". А вот, что такое неисполнение обязанностей по воспитанию -- это понять невозможно.
       Кирилл  Мартынов, преподаватель  философии ГУ ВШЭ: Я не могу зарекаться, что если вот в России будет такое законодательство, как  в США -- в любую семью прийти, ставший не с стой ноги, бывший гаишник, вот, у которого сегодня плохое настроение, и забрать ребенка.  
       Павел Астахов, адвокат, член Общественной палаты РФ: Были  арестованы 15 человек взрослых, дети написали заявления, дети. Полтора года держали людей под стражей французская полиция. Все, значит, расследовали, средства массовой информации, в конце концов дети признались, что они просто оговорили взрослых.
       Илья  Переседов: В последнее  время все чаще и чаще в средствах  массовой информации появляются сообщения о жестоком насилии над детьми, уже на этот раз внутри России. У всех на слуху сегодня история мальчика Глеба Агеева...
       Павел Астахов: То, что  насилие всеми по отношению к  детям в России существует, это  факт. И не замечать этого, не говорить об этом -- вот это преступление. То, что вот такие дела, как  дело Глеба Агеева, становятся достоянием публики, гласности, в этом, конечно, огромное, и в первую очередь, важная заслуга журналистов. Большое спасибо, что они этот факт придали огласке. Большое спасибо, что привлекли внимание общественности и внимание государства. У взрослого человека всегда больше возможности повлиять на ребенка. Он его сегодня может избить до полусмерти, а завтра закормить мороженым, леденцами, пирожками, игрушками. И ребенок, в принципе, забудет об этом, и в общем то скажет, что "я все равно люблю папу, люблю маму". Но насилие происходит.
       Илья  Переседов: Давайте уточним. Вы уверены в виновности родителей Глеба? Приемных родителей?
       Павел Астахов: Ну послушайте, одну секундочку. Презумпцию невиновности никто не отменял. Но однозначно, что  если ребенок с такими травмами попадает в больницу, факт сам по себе заставляет говорить о том, что насилие существует, умышленное или неумышленное.
       Илья  Переседов: До начала программы, я уж решусь озвучить, Вы сообщили, что отец Глеба пытался  связаться с Вами с тем, чтобы Вы защищали его на суде. И вы даже отказались с ним видеться, так?
       Павел Астахов: Ну я  отказался, потому что, во-первых, я  занят другими вопросами, во-вторых, адвокат имеет право до того момента, как он согласился защищать определенного  человека, отказать ему в ведении его дела. В этой ситуации я отказался, потому что для меня, как для человека, очевидно, что если такое произошло с ребенком, если все указывает на то, что с ребенком обращались не столь аккуратно, что он получил такие травмы, стал жертвой этого отношения, я не смогу найти в себе моральные силы, чтобы защищать этих людей.
       Илья  Переседов: Вас не смущает, что журналисты проникли в  палату Глеба до того, как туда пришли милиционеры и представители  опеки, и, более того, врач, который  был уволен после этой истории, сообщил, что журналистов его заставили запустить в палату к ребенку представители ну министерства здравоохранения вышестоящие?
       Хочу напомнить читателям, что состоявшийся суд полностью оправдал приёмных родителей Глеба - НЕ БЫЛО никакого семейного насилия. Но мальчика им всё равно не вернули, хотя он просится ДОМОЙ уже больше года! Впрочем, из слов Астахова видно: главное - не дать ребёнку - во имя его прав! - забыть обиду на родителей, растравливать её, не давать зажить - и всё будет правильно и законно!
       Борис Клин: А версия вот в чем. 25 марта в ГосДуме был правительственный час, посвященный защите прав детей. И там депутаты и чиновники уговаривали друг друга ужесточить уголовную ответственность. Как совершенно вещь очевидную, было сказано: "Надо ужесточить статью 156 Уголовного кодекса -- это "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего"". Это очень интересная статья. Павел, скажите, Вы где-нибудь видели перечень обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, нормативный акт или законодательный акт?
       Павел Астахов: Перечня, конечно, никакого не существует, но существует законом установленные обязанности, семейным кодексом, да, что родители несут ответственность за своего несовершеннолетнего ребенка. Это  корреспондирует и с гражданским  кодексом.
       Борис Клин: Ну перечень обязанностей существует?
       Павел Астахов: Перечень  обязанностей можно придумать, написать и рассказать.
       Борис Клин: Но его  нет. Но его нет.
       Павел Астахов: Ну а  для чего нужен перечень?
       Борис Клин: А я  Вам могу сказать, что есть...
       Павел Астахов: Вам нужна  бухгалтерия или принципиально  идеологические вещи, установленные  законом?
       Борис Клин: Нет, мне  нужно, если вводится, до сих пор  эта статья не предусматривала лишения  свободы. Если хотят ввести срок лишения  свободы, а у нас же в России 5 лет хотят ввести. Вы знакомы  с определением пленума верховного суда о жестоком обращении с детьми?
       Павел Астахов: Так.
       Борис Клин: Да. И  что там написано в этом постановлении. Там написано, что жестокое обращение  с детьми -- это не только физическое насилие, да?
       Павел Астахов: Но и  нравственное.
       Борис Клин: Да, но и психическое. Теперь вопрос: что  такое физическое насилие? Шлепок по попе? Шлепок по попе -- это насилие?
       Павел Астахов: Опять же перечень физического насилия  Вы нигде не увидите. Секундочку, если шлепок по попе оставляет гематому, которая две недели не сходит, если шлепок по попе ведет к тому, что  ребенок падает и ударяется головой, если шлепок не по попе, а по лицу, это физическое насилие.
       Борис Клин: Вы знаете, есть традиционная иерархия ценностей, да, значит с той, с которой Павел  не согласен. Главный в семье, главный  в семье -- это родители.
       Павел Астахов: Нет, ну зачем Вы передергиваете? Что значит я не согласен? Вы скажите, что Вы имеете в виду под иерархией ценностей.
       Анастасия Михайловская: Павел говорил с точки зрения права.
       Борис Клин: Тем, что  не может быть одинаковых прав у  ребенка и у родителей, в принципе быть не может, понимаете? Абсолютно не может быть.
       Павел Астахов: Интересно Вы рассуждаете. Каждый человек, рожденный  на этой земле, сразу получает по определению  права и свободы, которые принадлежат  ему просто по статусу своего рождения.
       Борис Клин: Нет, нет.
       Павел Астахов: Ну как  же это нет?
       Анастасия Михайловская: По законодательству -- да.
       Борис Клин: Нет! В  силу того, что ребенок, ребенок...
       Кирилл  Мартынов: Ребенок не может вступить в брак, наверно.
       Павел Астахов: Но есть возрастные ограничения, которые начинают действовать с 14-ти, 16-ти, 18-ти лет.
       Борис Клин: Да, ребенок  не может вступить в брак, да? Правда ведь?
       Павел Астахов: Да.  
       Борис Клин: Хорошо, значит ребенок не может судить о  действиях взрослых.
       Павел Астахов: Секундочку. Ребенок, как любой человек, имеет право на жизнь...
       Борис Клин: На жизнь  имеет право...
       Павел Астахов: На свободу, на здоровье...
       Борис Клин: Нет, секундочку. Что значит на свободу? Что значит на свободу?
       Павел Астахов: Он рожден свободным, и его нельзя просто взять и заключить в какую-нибудь изоляцию.
       Борис Клин: Свободу стоять под стрелой, переходить на красный  свет, совать пальцы в розетку.
       Кирилл  Мартынов: Вступать  в брак, опять же.
       Павел Астахов: Все ограничения, которые есть и ограничивают права  и свободы, они осуществлены на основе закона федерального, который существует.
       Борис Клин: Но у  нас нет федерального закона, запрещающего ребенку совать пальцы в розетку.
       Анастасия Михайловская: Ну это  уже болтология, честно говоря. А вот почему бы Вам, например, не ратовать за то, чтобы у нас в стране был институт семьи вообще развит, хоть как-то, хоть на зачаточном уровне?
       Борис Клин: У нас  есть институт семьи.
       Анастасия Михайловская: И каким  образом он действует?
       Борис Клин: А его  хотят разрушить.
       Анастасия Михайловская: Каким образом?
       Кирилл  Мартынов: Государственным вмешательством...
       Борис Клин: Его пытаются разрушить, вмешательством, значит, государственных  органов.
       Кирилл  Мартынов: Карательных, я бы заметил, да.
       Борис Клин: Карательных органов, совершенно верно. Значит, понимаете, то, что хотят сделать с этой статьей, 156-й, гаишники уйдут в отставку, придут работать в опеку, потому что это просто золотое дно, понимаете. ГАИ будет просто нервно курить бамбук от зависти в углу, потому что, когда отнимают ребенка, это не сравнимо с тем, что отнимают водительские права.
       Павел Астахов: Борис, мне хочется задать Вам вопрос, что Вы понимаете под нормальной, здоровой семьей тогда?
       Борис Клин: Нормальной  здоровой семьей -- это семья, где  есть отец, глава семьи, где есть мать, и они сами самостоятельно решают, как им воспитывать ребенка.
       Павел Астахов: То есть и они сами решают, наказывать или  не наказывать?
       Борис Клин: Совершенно  верно.
       Павел Астахов: То есть государство вообще устраняется  от этого, не осуществляет никакого контроля, никакого надзора за правами ребенка, который не может сам за себя постоять?
       Борис Клин: За каждое, да за каждое преступление, за каждое преступление у нас предусмотрено уголовное  наказание отдельное, да? За побои  -- статья "Побои", за насилие сексуальное  -- есть статьи соответствующие о  сексуальном насилии, да? За убийство -- есть статья "Убийство". А вот, что такое неисполнение обязанностей по воспитанию -- это понять невозможно. Понимаете, это приходит чиновник и решает, правильно Вы воспитываете Вашего ребенка или неправильно. И решает он это в зависимости от собственного, так сказать, от собственных взглядов, да, и от полноты налитого стакана. Есть побои -- значит будут судить за побои, есть изнасилование -- значит надо судить за изнасилование.
       Павел Астахов: Ну я  Вам могу сказать сразу пример Америки, где я учился, жил и некоторое время даже практиковал. Дело в том, что в Америке все органы попечительства, надзора за правами детей -- это федеральные органы, имеющие власть просто зайти в любую квартиру. Если вот на взгляд инспектора, субъективный взгляд, заметьте, будет установлено, что ребенок содержится в таких условиях, которые просто мешают ему развиваться как личности, мешают ему вести здоровый образ жизни, за ним родители не следят. Мало того, есть канал телевизионный, который показывает, прямо камера входит в дом: "Смотрите, вот, значит, девочка двух лет, она в какой-то грязной записанной майке, в каких-то трусиках, в грязи копается рядом с собакой. Так, вот здесь на кухню заходим: пивные бутылки, стоят бутылки из под спиртного, заходим в ванную -- грязное белье кучей лежит, у ребенка даже нет чистого полотенца". Так, тут же заходят органы опеки, полиция: "Ребенка забираем, до свидания, вот Вам протокол". Все! Это наглядно, это понятно. Общество понимает, что если в таком виде будет ребенок, его заберут у Вас.
       Илья  Переседов: То есть Вы считаете это нормально? Вы считаете нормальным?
       Павел Астахов: Конечно! Конечно, потому что государство  должно заботиться.
       Анастасия Михайловская: И в  то же время ребенок может засудить своих родителей.
       Илья  Переседов: Анастасия!
       Анастасия Михайловская: Павел, в то же время ребенок может  засудить своих родителей за избиение, на сколько знаю, в Америке по законодательству.
       Павел Астахов: Ребенок может подать, но за него подадут  органы опеки, потому что, и прокуратуры за него подадут. И будут с этих родителей, даже лишенный родительских прав, взыскивать деньги на содержание ребенка.
       Кирилл  Мартынов: Павел, Вы знаете, в чем Ваша, в чем...Павел, Вы знаете, в чем прелесть Вашей  позиции? Вы уверены, что к Вам так не придут.  
       Борис Клин: Абсолютно точно!
       Павел Астахов: Вот этом должен быть уверен каждый родитель.
       Кирилл  Мартынов: Что Вы говорите?
       Павел Астахов: Должен  быть уверен, если он родил ребенка, то лучше будь, будь, наберись смелости, отдай этого ребенка государству.
       СКАЗАНО!
       Может быть, в порыве чувств - но сказано! ПРОГОВОРИЛСЯ! И - ответ ЧЕЛОВЕКА...
       Борис Клин: Нет, извините, извините, пожалуйста. Вот 50 лет назад  газета "Известия" занималась примерно такой же историей, как с Глебом Агеевым. Там мальчик-второклассник  написал сочинение о том, что  папа маму не любит и к нему относится плохо. И эта история стала достоянием популярного на то время молодежного журнала. А усугублялась она тем, что мама этого мальчика, инженер-химик, в результате аварии потеряла зрение. И вот вышла такая замечательная публикация о бесчувственном, значит, папаше, отце семейства, да. Значит, а у мальчика не детская тоска в глазах. И вот газета "Известия" в этой истории разобралась. Был такой замечательный писатель, журналист - Илья Зверев. Вот он писал: "Эта история -- снаряд, хладнокровно пущенный журналистами в мирный, добрый дом, и без того оглушенный страшным несчастьем". Дело в том, что этот журнал хотел найти отрицательный пример. Он ему был очень необходим в целях редакционной политик. Вот они и вцепились в это дело. Понимаете, если бы так наше общество было бы уверено, что 156 статья должна быть ужесточена, никакой истерии по поводу дела Агеевых не нужно было бы создавать. Не надо было бы плевать на тайну усыновления, понимаете, почему растоптали... Доктор  Рошаль на заседании Общественной палаты сказал, что 40 тысяч пациентов принимает  его институт в год. У доктора  Рошаля институт травматологии.
       Павел Астахов: Совершенно  верно.
       Борис Клин: Значит  так: всех этих деток, все эти 40 тысяч  детей, за исключением, я не знаю, некоторых, которые, как вот фильме Интервенция, с нормальными болезнями, да, там, аппендицит, еще что-то такое, да, всех остальных в детдома, а родителей в тюрьму.  
       Павел Астахов: Надо  разбираться, по каждой травме надо разбираться.
       Борис Клин: Да, потому что если ребенок, потому что если ребенок, если ребенок упал и обварился  кипятком, значит родители за ним не следили, да. 156 статья -- 5 лет ребенка в детдом. Недавно я встречался с американским профессором права, Стивеном Таймэном, в прошлом адвокатом, и он сказал такую замечательную фразу: "Государство за время своего существования, любое государство, совершило преступление на такой порядок больше, чем все преступники вместе взятые, что доверять ему нет никаких оснований".

    * * *

    http://domrebenok.ru/2010/04/29/zashhita-detstva-problema-ili-modnaya-tema.html
       Елена Николаева, председатель комиссии по социальным вопросам и демографической политике: "Мы вместе с представителями общественных организаций и специалистами социальной сферы подготовили проект рекомендаций, который предлагаем вам изучить, чтобы затем скорректировать его с учётом ваших дополнений... Очень много и страстно разработчики говорили сегодня о давно назревшей необходимости "повернуться лицом к неблагополучным семьям, половина из которых находится ниже уровня бедности, и живут в неприемлемых жилищных условиях". По мнению авторов проекта, ситуация осложняется ещё и тем, что продолжает расти количество разводов в семьях, и детей, которым необходима материальная и моральная помощь, становится с каждым днем всё больше.
       Александр Гезалов, руководитель отдела социального служения Председатель КРОМО: "...те, кто ещё пытается достучаться до властей, в первую очередь надеются на себя, на свои силы: потому что большинство законов не выполняются ни властью ни самими людьми. Честно говоря, общественность уже подустала говорить сама с собой. Официальная статистика? Она оторвана от действительности. Все не так оптимистично как нам хотят преподнести. Семья брошена государством. Улучшений нет. Продаем газ, нефть... А может, эти деньги направить на остро нуждающихся и на самое дорогое - детей?
       Людмила Тропина, председатель Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав: "Системообразующий орган есть, и есть штатные сотрудники! Нет профессиональной инспекции по делам несовершеннолетних. Мы не знаем, сколько у нас беспризорных. При этом количество чиновников, занятых в этой сфере превышает количество самих безнадзорных детей. На мой взгляд, всем удобно ничего не знать... Мое мнение: наряду с "кнутом" необходима профилактическая работа с семьей. Неполной или неблагополучной семье нужно прежде всего помогать"!
       Борис Альтшулер: "Согласен. Именно помогать, а не отбирать ребёнка. При этом государство потом вынуждено тратить на "приютного" ребёнка 30-50 тысяч рублей в месяц.
    Известны случаи, когда неблагополучной семье нечем кормить детей и мать ведёт их в приют... А где социальная служба? А недавний случай в Подмосковье, когда при одной сложной семейной ситуации милиция изъяла, а потом вернула трёхнедельного ребенка?..
       Слушания закончены. Камеры и микрофоны выключены. В холле одна из участниц "круглого стола", многодетная мама, пытается всё ещё спросить о чём-то наболевшем у "статусной дамы". В ответ слышит:
       - Ну, что Вы всё время сюда ходите, ходите? Вам что, заняться нечем? Вы же - многодетная мама! Идите к детям!..
       Хочется добавить - а то мы придём за ними. Радуйтесь, что у вас их пока не отобрали, раз вы многодетная и такая наглая, что смеете задавать вопросы власти... Кстати, на той конференции выступала и Александра Очирова, член Общественной палаты РФ. Говорила обтекаемо-красивые слова типа: "Права детей не защищаются. Вот ещё одна из самых сложных тем - проблема чёткой информации. И в вопросах обеспечения жильем, и в вопросах выделения пособий на каждого ребёнка - сплошные статистические несогласованности и несовпадения. И ещё один болезненный вопрос, который касается каждого ребёнка - будь то большой город или российская глубинка: обязательность права на дошкольное образование. Это право обязательно должно быть прописано в законе"!
       И вот что мне написали об этой заботнице о правах детей и её прошлых высказываниях: "Я ее запомнила. Она пару лет назад по телеку выступала, на тему закона о ненахождении детей вечером на улице. Будем, мол, нарушителей выявлять, мам наказывать, ребеночка в "реабилитационный центр". Но позвольте, спрашивает потрясенный журналист, позвольте, но вы же понимаете, что это ударит прежде всего по работающим родителям, по одиноким матерям... Это не важно, отвечает Александра Очирова, ныне член Общественной палаты РФ, зато появится должность семейного инспектора, который будет иметь право входить в любую семью и Принимать Решение."
       Почему так мешает все русская семья? Почему на неё набрасываются с такой злобой? Почему?!

  Продолжение смотрите в следующем разделе

Ещё статьи:
Комментарии:
Автор: Анатолий Владимирович - ответ Василию Пупкину.
Дата: 9.07.2013 15:34
К сожалению, я не знаком с Олегом Николаевичем Верещагиным, поэтому вынужден отвечать на Ваш опус.

Мой ответ касается только той части книги, которую я поместил в данном разделе "Тётушка Ювеналка или Забота, которая убивает".

Вы не приводите ни одного аргумента за ювенальную юстицию. Вероятно, просто не способны логически мыслить.


Очень сожалею, что такие граждане как Вы, не уехали из России, это решило бы одну из двух проблем (одна из проблем - дороги).
Автор: Василий Пупкин
Дата: 30.05.2013 17:19
Читаю опусы господина Верещагина (кстати, написанные с грамматическими ошибками) и диву даюсь… Сколько невежества и просто животной ярости против, в общем-то, давно так нужного стране Закона. И все это поэтично сдобрено осознанием собственной псевдоэрудированности (я имею в виду ссылку на Метерлинка). Человек, не побывавший в роли пациента, кому сможет помочь лишь трансплантация, или родителя, ребенку которого необходим только данный вид медицинской помощи в определенных конкретных случаях, никогда не сможет ощутить нерва обсуждаемой проблемы. Кто Вы, господин Верещагин?! Дешевый пиарщик, или Вы действительно думаете и проповедуете то, что выложили в Интернете?! Тогда мне Вас искренне жаль, ну, да Бог Вас простит... Я хочу Вас спросить: умирали ли у Вас на руках дети, харкающие кровью, с синяками по всему телу, уставшие жить от мучительных болей, но все же вопрошающие взглядом в сторону матери, отца, деда или других родственников о спасении?! Почему Вы взяли на себя право определять, кому жить или не жить?! Мне даже интересно было бы на Вас взглянуть. Я прямо-таки представляю себе дяденьку, целый день лежащего на диване в трениках с оттянутыми коленками, почему-то с не очень чистыми руками и обилием прыщей на носу, в маленьких очечках, разговаривающего с телевизором, ночами сидящего в Интернете и, по-моему, кем-то очень обиженного. Вы бы подняли свою задницу да сходили бы в отделения нефрологии, гепатологии, кардиологии в трансплантационных учреждениях, пообщались бы с пациентами, их родственниками, просто проявив хоть какую-то позицию. А Вам интересно понаписать откровенной ерунды, оболгать порядочных людей, да еще при этом цинично прогнозировать реакцию парламентариев, а так же не очень грамотных и зачастую мало просвещенных сограждан... Это, конечно же, заслуги перед Отечеством, претендующие на поощрение. Мне Вас жаль, сходите в Церковь, пообщайтесь с Батюшкой... С пожеланиями мира и покоя, Василий Пупкин.
Автор: Анатолий Краснянский - ответ Нетанье.
Дата: 14.11.2012 9:34
Вероятно, что это один из вариантов сценария, который готовят человечеству. Спасибо за комментарий.
Автор: нетанья
Дата: 13.11.2012 2:07
Идите дальше. Спад рождаемости в Европе,Америке и России как последствие ювеналки развяжет руки клонированию человека. Все произойдет, как в фильме "Остров": богатые бесплодные пары получат натурального новорожденного ребенка, а его биологичесекую мать убьют после родов. Ребенок будет продолжателем олигархического рода. Прочие людские клоны будут работать всю жизнь и по достижении "пенсионного" возраста запрограммированно умирать .
Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна