Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

И.Я. Василенко. О.И. Василенко. Сборник статей. 1. Медицинские последствия аварии на Чернобыльской АЭС (16 лет спустя). 2. Медицинские последствия аварии на Чернобыльской АЭС (17 лет спустя).

4.02.2016 8:09      Просмотров: 811      Комментариев: 0      Категория: Авария на ЧАЭС: причины и последствия.

 

И.Я. Василенко,  О.И. Василенко

Медицинские последствия аварии на Чернобыльской АЭС
(16 лет спустя)

И.Я. Василенко, ведущий научный сотрудник Государственного научного центра – Института биофизики, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, лауреат Государственной премии СССР. О.И.Василенко,  профессор Физического факультета  Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова,  доктор физико-математических наук. Медицинские последствия аварии на Чернобыльской АЭС (16 лет спустя). // Бюллетень по атомной энергии. 2002, № 4, С. 24-28.   URL:    http://nuclphys.sinp.msu.ru/ecology/chernobyl16.htm#l

 

    26 апреля 2002 года исполняется 16 лет аварии на Чернобыльской АЭС – самой крупной за всю историю развития атомной энергетики. В средствах массовой информации её чаще называют “Чернобыльской катастрофой”. Внимание мировой общественности к аварии по-прежнему не ослабевает, ибо проблема развития атомной энергетики связана с её безопасностью. За 16 лет накоплены уникальные материалы и имеется возможность объективно оценить медицинские последствия аварии, хотя делать окончательные выводы ещё рано. Для этого потребуются многие годы наблюдений не только за лицами, непосредственно подвергшимися облучению, но и за их потомками.

    Радиационному воздействию подвергся персонал станции, пожарные, участники ликвидации последствий аварии (ЛПА) и население в зонах радиоактивных выпадений. Медицинские последствия обычно оценивают по дозе внешнего облучения. Между тем облучение носило комбинированный характер – внешнего и внутреннего от поступивших в организм радионуклидов и, как правило, сопровождалось действием многих нерадиационных факторов. Объективно оценить медицинские последствия аварии можно только с учётом действий всех вредных агентов, которым подвергались люди.

    Известно, что в разрушенном реакторе содержалось огромное количество радионуклидов, состоящих из продуктов деления – радиоизотопов средней части Периодической системы Д.И.Менделеева, всего около 200 радионуклидов (от цинка до гадолиния), неразделившегося урана и радионуклидов наведённой активности. Выброс радиоактивных материалов из разрушенного реактора в атмосферу состоял из газов, аэрозолей и топлива, измельчённого до микроскопических частиц, характеризовавшихся высокой миграционной и биологической доступностью. РБГ (криптон, ксенон) были выброшены полностью, выброс 131I достигал 50-60 %, 134,137Cs – 20-40 %, 132Te – 25-60 %, других радионуклидов – 4-6 %, трансурановых элементов ~ 3,5 %. Суммарный выброс активности (без РБГ) достигал 185.1016 Бк (50 МКи). По оценкам некоторых авторов он мог быть и большим. Распространение поступивших в атмосферу радионуклидов носило практически глобальный характер с разной степенью, разумеется, загрязнения природных сред.

    Кроме ионизирующих излучений, пострадавшие подвергались воздействию вредных факторов нерадиационной природы. При горении и плавлении графита, битума, полимерных материалов образовался ядовитый дым, в котором кроме окиси углерода, двуокиси азота, окислов серы содержался фосген, цианистый водород, а также высокодисперсные частицы деструкции строительных конструкций.

С целью прекращения поступления в атмосферу радионуклидов из разрушенного реактора в него было сброшено 2400 тонн металлического свинца. Интенсивное испарение свинца привело к его поступлению в атмосферу в виде парогазовой фазы и загрязнению не только станции, но и обширных территорий. Для подавления пылеобразования использовали десятки тысяч тонн отходов целлюлозно-бумажной промышленности, содержавших сульфатно-спиртовую барду, соляную кислоту, формалин, щавелевую кислоту и др. Применяли также в больших объёмах полимерные пенообразующие композиции на основе карбамидных смол, поливиниловую дисперсную смесь и др. В условиях загрязнения приземного слоя атмосферы не исключалось поступление токсических веществ ингаляционным путём, а в последующем и перорально с продуктами питания и водой в организмы людей с модификацией биологического действия радиации и проявления эффекта синергизма.

    Соматические эффекты облучения, как известно, делят на детерминированные (нестохастические) и стохастические (вероятностные). Детерминированные эффекты имеют порог и проявляются в различных вариантах в зависимости от дозы и условий облучения. Патогенез их связан с гибелью значительного числа клеток критического органа или ткани. Пороговые дозы зависят от длительности облучения и мощности дозы. При малой мощности дозы в результате восстановительных процессов они выше, чем при однократном кратковременном облучении с высокой мощностью дозы. Стохастические эффекты – злокачественные новообразования (ЗНО) и генетические нарушения могут возникать при облучении в широком диапазоне доз, увеличиваясь с ростом дозы. Предполагается, что они могут проявляться в отдалённые сроки даже при повреждении одной или нескольких клеток, то есть при любой дозе, отличной от нуля.

Их относят, таким образом, к беспороговым. Считается, что ядро клетки повреждается в результате прямого действия кванта энергии. В клетках к тому же накапливаются свободные радикалы, образующиеся в результате радиолиза воды и перекисного окисления липидов. Эффект суммируется, оказывая повреждающее действие на наследственный аппарат, мембранные и другие структуры клеток.

    Наиболее интенсивному многокомпонентному облучению: общему гамма-облучению, гамма- , бета-облучению кожных покровов и ингаляционному поступлению парогазовой фазы радионуклидов подвергся персонал станции и пожарные. На станции на момент аварии находилось 176 человек дежурного и эксплуатационного персонала, а также работники различных цехов и ремонтных служб. Для тушения возникших возгораний было привлечено 250 пожарных, из которых 69 человек непосредственно участвовали в тушении.

    Доврачебную и первую врачебную помощь пострадавшим оказывали на здравпункте станции, первую врачебную и квалифицированную помощь – в медсанчасти при участии прибывших специалистов ИБФ МЗ СССР, имевших большой опыт лечения лучевых поражений. Специализированную помощь до полного излечения оказывали в основном в больнице № 6 Москвы, куда самолётами эвакуировали лиц с явными симптомами лучевого поражения.

    Острая костномозговая форма лучевой болезни у лиц, подвергшихся относительно равномерному облучению в дозе 1-12 Гр, диагностирована у 134 человек. Длительность облучения пострадавших варьировала от нескольких минут до нескольких часов. Ведущим симптомом была депрессия кроветворения разной степени в зависимости от дозы облучения. Радиационные поражения кожных покровов и термические ожоги были отягощающими факторами. Внешнее бета-излучение действует главным образом на кожу, а при большой энергии бета-частиц также на подкожную клетчатку и хрусталики глаз. У большинства пострадавших (> 60 %) ОЛБ III –IV степени тяжести сочеталась с поражениеми кожных покровов различными по глубине [1,2].

    Пострадавшие подверглись и внутреннему облучению от ингалированных радионуклидов, не исключается поступление радионуклидов в организм через кожные покровы. По данным спектрометрических исследований выделений (моча, кал) и органов умерших у пострадавших идентифицировали 131I, 134,137Cs, 103,106Ru, 140Ba, 140La, 144Ce и другие радионуклиды. Максимальные дозы облучения щитовидной железы могли достигать десятков грей, лёгких – 2,5-3 Гр и всего тела – 1-2 Гр. Вклад внутреннего облучения мог составить по оценкам 5-10 % суммарной дозы (внешнего и внутреннего) [3,4].

Внутреннее облучение от поступивших в организм радионуклидов, как отягощающий фактор внешнего облучения, следует оценивать не по величине эффективной дозы, получаемой перемножением поглощённых в органах доз на взвешивающие коэффициенты с последующим их суммированием, а по поглощённым дозам в критических органах. Такими били щитовидная железа и лёгкие. Оценка по эффективной дозе существенно снижает опасность внутреннего облучения продуктами деления урана.

    Несмотря на интенсивную специализированную помощь в первые три месяца умерло 28 человек, из них 20 человек, получивших дозы свыше 6 Гр. Причинами смерти чаще всего являлись инфекционные осложнения, геморрагический синдром и интоксикация. В последующие годы умерло ещё 14 человек от различных причин, в том числе не связанных непосредственно с облучением (сердечно-сосудистые заболевания, туберкулёз, дорожные катастрофы и др.). За оставшимися в живых ведётся постоянное наблюдение с целью установления роли облучения в состоянии их здоровья. Типичными осложнениями являются последствия бета-поражения кожных покровов и развитие катаракт. У одного пациента, перенёсшего ОЛБ, диагностированы начальные проявления онкопатологии, у другого – лейкоз. Динамическое наблюдение в Украине за лицами, у которых была верифицирована ОЛБ, обнаруживают сходные изменения в сомато-неврологическом и психологическом статусе.

    Для ликвидации последствий аварии только в 1986-1987 гг. к работам в 30-километровой зоне было привлечено 230 тысяч человек, в том числе более 55 % военнослужащих. В основном это были лица среднего возраста (30-45 лет). Дозы облучения у участников ликвидации последствий аварии (УЛПА) существенно различались. Согласно официально зарегистрированным дозам облучений у УЛПА, ныне живущих во всех регионах РФ, в Российском государственном медико-дозиметрическом регистре (РГМДР) максимальному облучению подверглись УЛПА, работавшие в 1986 г., средняя доза оценивается в 16 сГр. Часть ликвидаторов получили более высокие дозы – 20-25 сГр и больше норматива аварийного облучения (25 сГр). Средняя доза облучения ликвидаторов 1987 г. оценивается в 9 сГр и ликвидаторов 1988-1990 гг. меньше 5 сГр. При верификации дозиметрических данных [5] дозы облучения УЛПА 1986 г. оценены в пределах 6,5-110 мЗв, в среднем 77 мЗв, а УЛПА 1987 г. – в пределах 9,3-63 мЗв, в среднем 47 мЗв.

    Значения приведённых доз следует считать ориентировочными. Они свидетельствуют, что большинство УЛПА подверглись облучению в пределах малых доз. Само облучение было длительным, эффективность его примерно в 5 раз меньше по сравнению с острым облучением. Облучение в таких дозах не могло вызвать клинико-лабораторной картины лучевых поражений. Облучение в малых дозах связывают с возможностью проявления в отдалённые сроки ЗНО и генетических нарушений. Сторонники линейной беспороговой концепции (ЛБК), как отмечено выше, считают, что облучение в любой дозе, отличной от нуля, связано с риском. Этой концепции придерживаются МКРЗ, НКДАР при ООН и НКРЗ РФ. Такой подход к оценке малых доз радиации остаётся гипотезой. Прямых эпидемиологических и экспериментальных доказательств в пользу ЛБК нет. Многие исследователи, основываясь на данных эпидемиологических наблюдений и результатах экспериментальных исследований, считают, что и для стохастических эффектов существует порог [6-9]. Об этом свидетельствуют многолетние наблюдения за пострадавшими в Хиросиме и Нагасаки. Заболеваемость раком у лиц, облучённых в дозе 20 сГр и ниже, статистически не отличается от заболеваемости в контрольной группе необлучённых. Отмечается тенденция даже к более низкому уровню. В официальных публикациях НКДАР указывается, что для общей когорты, перенёсших атомную бомбардировку, включая все возрастные группы, достоверно увеличение риска смерти от рака происходит при дозах свыше 200 мГр. У жителей Хиросимы и Нагасаки не выявлено генетических отклонений среди потомков облучённых лиц.

    Приведём также материалы наблюдений отечественных авторов. При химическом взрыве железобетонной ёмкости с хранившимися в ней высокоактивными отходами (Кыштымская авария) в зоне выпадения радионуклидов у населения при дозах внешнего облучения 0-17 сГр, ЖКТ – 0,7-150 сГр, красного костного мозга – 0,5-0,7 сГр, лёгких – 0,1-2,7 сГр случаев острой и хронической лучевой болезни и бластомогенных эффектов не зарегистрировано [10, 11].

    Для их возникновения необходимы, очевидно, более высокие дозы. Отмеченное подтверждают наблюдения за жителями в верховьях реки Теча, куда в начальный период деятельности ПО “Маяк” сбрасывали радиоактивные отходы. В условиях комбинированного хронического облучения при дозах общего внешнего гамма-облучения 1000-1500 мЗв и дозе от 90Sr на костный мозг > 700 мЗв верифицировали хроническую лучевую болезнь (ХЛБ) и незначительное увеличение смертности от лейкемий [10].

    Достаточно полно изучена ХЛБ у персонала атомной промышленности, подвергавшегося облучению в повышенных дозах (годовые дозы 0,4-4,5 Гр, суммарные 1-10 Гр) в первые годы развития отрасли. Ведущим симптомом при формировании болезни был костномозговой, проявлявшийся в снижении числа лейкоцитов, лимфоцитов, тромбоцитов и реже эритроцитов. Изменения показателей крови широко варьировались в зависимости от мощности дозы и суммарной дозы от нестойкого изменения (I степень) до апластического состояния крови (IV степень). Проявлялись и функциональные изменения нервной системы с развитием астенического синдрома. Прекращение контакта с радиацией или снижение уровней облучения приводило к усилению репаративных процессов и состояние больных улучшалось [11].

    Из приведённых материалов, таким образом, следует, что проявление ЗНО и ХЛБ регистрировали при дозах облучения значительно больших тех, которые получили УЛПА. На выездной сессии коллегии Минздрава в 1999 г., посвящённой деятельности РГМДР за последние 13 лет после аварии отмечено однако, что уровень заболеваемости у УЛПА выше общероссийских показателей заболеваний: эндокринной системы в 10 раз, психических расстройств в 5 раз, сердечно-сосудистых заболеваний в 4 раза. Увеличился и рост инвалидности: в 1991-1994 гг. в 6,6 раз, в 1994-1997 гг. в 1,6 раз. Основной причиной инвалидности явились болезни нервной системы, кровообращения, психические расстройства. Самый высокий рост инвалидности отмечен в возрастной группе 30-34 года [12]. На 3 Международной конференции “Медицинские последствия Чернобыльской катастрофы: Итоги 15-летних исследований” также отмечали нарушение здоровья УЛПА, представленное преимущественно психоневрологическими и сердечно-сосудистыми расстройствами. Увеличилась инвалидность, снизилась рождаемость, ухудшилось здоровье новорождённых, увеличились осложнения беременности, снизился уровень здоровья детей [13].

    Что же является основной причиной регистрируемой патологии у УЛП – облучение или другие нерадиационные факторы, в том числе социально-экономические? В последние годы здоровье значительной части населения РФ существенно ухудшилось. Сократилась продолжительность жизни, особенно у мужчин, снизилась рождаемость, ухудшилось здоровье детей и т.п. Произошедшие социально-экономические изменения в равной мере касаются и УЛПА и даже в большей мере, чем лиц, не подвергшихся облучению.

    Участники ЛПА подвергались не только облучению, но и воздействию других вредных факторов и в первую очередь химических. Об их природе было сказано в начале статьи. Прямые замеры концентраций в воздухе, особенно в начальный период аварии, свидетельствовали о присутствии их в приземном слое атмосферы в значительных концентрациях [14]. Известна массовая обращаемость ликвидаторов в медпункты с жалобами на острое раздражение слизистых дыхательных путей. За медицинской помощью по поводу ринитов, трахеитов, фарингитов обратилось 26 % в июле, около 45 % в августе и около 21 % в сентябре. Применявшиеся индивидуальные средства защиты “Лепесток” не всегда обеспечивали должную защиту органов дыхания. Сочетанное действие радиации и вредных факторов нерадиационной природы проявлялись чаще эффектом синергизма [15].

    Работы по ликвидации последствий аварии с самого их начала протекали на фоне дезинформации в отечественных и зарубежных СМИ. Освещение последствий аварии в СМИ мало изменилось и в последние годы. Основой широко распространяемых мифов является представление, что любое облучение независимо от величины дозы вызывает нарушение здоровья человека. Эту концепцию к сожалению поддерживает МКРЗ и НКРЗ РФ. Такое представление о радиации – постоянно действующем физическом факторе на Земле - само по себе вредно и может сказываться на здоровье человека мало знакомого с действием радиации в малых дозах. Состояние хронического стресса оказывает влияние не только на психический статус человека, но и может быть причиной соматических нарушений.

    Опасность облучения в малых дозах, как отмечено, связывают с возможностью проявления в отдалённые сроки ЗНО. Если исходить из ЛБК, то увеличение онкозаболеваемости может превысить фоновую на единицы процентов (3-5 %). К настоящему времени не установлено статистически значимых различий онкозаболеваемости у ликвидаторов и необлучённых с учётом возрастных групп. Есть основания считать, что не следует ожидать учащения лейкозов, латентный период для которых согласно рекомендациям МКРЗ равен 3-5 годам. Острые спонтанные лейкозы составляют менее 1 % всех злокачественных спонтанных опухолей. Возникновение солидных раков возможно через 10 и более лет и теоретически их учащение не исключается. Учитывая низкие дозы облучения, есть основания надеяться, что роста ЗНО не будет.

    Радиоактивному загрязнению подверглись обширные территории с миллионами жителей. Уровни загрязнений и дозы облучений населения характеризуются широким диапазоном. Они существенно ниже доз облучений ликвидаторов, в том числе у населения, отселённого в начальный период и в последующие сроки из районов наиболее интенсивного загрязнения. Облучение носит хронический комбинированный характер в сочетании с действием многих нерадиационных факторов в зависимости от бытовых и производственных условий жизни каждого человека. Большинство жителей подверглось внешнему гамма-облучению в пределах 5-19 мЗв и лишь небольшая часть в дозах 100-200 мЗв. Эти дозы сопоставимы с дозами, которые получает каждый человек от естественных источников в течение всей его жизни. Основными дозообразующими радионуклидами внешнего гамма-облучения являются изотопы цезия 137Cs (74 %), 134Cs (20 %), на долю остальных радионуклидов приходится лишь 6 % [16].

    Облучение в таких дозах не могло вызвать ни острых, ни хронических поражений и их не регистрировали. Не выявлено среди жителей и избыточного числа миелоидной лейкемии – наиболее типичного раннего проявления облучения. Пониженный риск возникновения лейкемий согласно рекомендациям МКРЗ оценивается в 5.10-3 (0,5 %) на 1 Зв – одну десятую долю риска всех злокачественных опухолей со смертельным исходом.

    Основную опасность, особенно для детей, представляло поступление радиоизотопов йода 131-135I в организм по пищевым цепочкам в основном с молоком и молочными продуктами, получаемых от животных, выпасаемых на загрязнённых пастбищах. Радиойод мог поступать и ингаляционным путём в период прохождения радиоактивного облака и его выпадения. Радиоизотопы йода составили значительную часть активности, выброшенной из разрушенного реактора (27.1016 Бк).

    Учёными к моменту аварии были разработаны рекомендации для принятия оперативных мер в случае возникновения аварии. Однако в силу некомпетентности и безответственности административных органов они не были реализованы в полной мере.

Меры профилактики: защита органов дыхания, дозиметрический контроль загрязнённых продуктов питания, йодная профилактика проводились далеко не в той мере, как требовала сложившаяся радиационная обстановка. Дозы облучения щитовидной железы у детей во многих случаях существенно превышали установленные лимиты, достигая в отдельных случаях единиц грей.

    Радиоактивный йод является изотопом одного из важнейших биогенных элементов, участвующих в синтезе гормонов щитовидной железы, играющих ключевую роль в нормальном функционировании организма. Действие их осуществляется на всех уровнях клетка-орган-организм. Радиойод характеризуется высокой подвижностью во внешней среде.

Поступив в организм, он практически полностью всасывается в кишечнике (при ингаляционном поступлении в лёгких), накапливаясь в основном в щитовидной железе. Учитывая малые размеры железы (у взрослого человека 20 г, у детей в зависимости от возраста 2-10 г), даже при поступлении в организм небольших количеств радиойода в железе формируются большие дозы.

У беременных женщин, содержащийся в их организме радиойод через плаценту поступает в плод. Вначале нуклид равномерно распределяется в теле плода, а с началом функционирования щитовидной железы избирательно накапливается в ней. В железе плода формируются более высокие дозы, чем в железе матери.

    Опасность поступления радиойода в организм человека связывают с возможностью нарушения гормоногенеза в щитовидной железе и развитием доброкачественных и злокачественных опухолей в ней. Радиационное повреждение щитовидной железы может привести к нарушению функции других эндокринных желёз и нарушению эндокринного статуса организма, что может сказаться на физическом и психическом развитии ребёнка. Повреждения в железе могут находиться длительное время в скрытом состоянии и проявиться, когда организму предъявляются повышенные требования: заболевание, интоксикация, половое созревание, стресс и т.д.. В этой связи необходим постоянный контроль за функциональным состоянием железы.

    В Беларуси, Украине и России число злокачественных опухолей щитовидной железы и другая тиреоидная патология значительно превысили прогнозируемые уровни. По прогнозным оценкам число злокачественных новообразований могло лишь незначительно превысить спонтанный уровень. Спонтанные опухоли щитовидной железы встречаются довольно редко – 0,5-2 % от всех опухолей различной локализации, чаще у женщин. Начиная с 1990 г. распространённость рака в Беларуси возросла в 18 раз, а в наиболее загрязнённой Гомельской области в 28 раз, в Брянской области России - в 9 раз, в том числе в Клинцевском районе – почти в 48 раз, в Украине – в 4,8 раз (в Киевской области – в 9,8 раз). До 1989 г. частота рака в каждом регионе сохранялась на относительно постоянном уровне. Динамические исследования, проведённые по программе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) АЙФЕКА, подтвердили необычное увеличение случаев рака у детей в возрасте до 15 лет [17].

    Причиной заниженных прогностических оценок явился недоучёт таких важных факторов, как особенности обмена радиойода в организме, физические характеристики радиоизотопов йода 131-135I, местные экологические особенности регионов загрязнения, реальные поступления радиойода детям, оказавших существенное влияние на формирование доз в железе и её чувствительность к облучению.

Низшей бластомогенной дозой облучения железы у детей считают 100 мГр, а облучения зародыша/плода – 5-10 мГр. Генез ЗНО чрезвычайно сложная проблема. Схематично её можно представить: поступление радиойода в организм ––> накопление нуклида в щитовидной железе ––> радиационное повреждение железы ––> нарушение гормоногенеза железы ––> нарушение иммунного статуса организма ––> образование доброкачественных опухолей ––> образование злокачественных опухолей.

Заключение


    Крупномасштабная авария на ЧАЭС вовлекла в процесс ликвидации её последствий обширный контингент УЛПА. Облучению подверглось также население на обширных территориях радиоактивного загрязнения. Оценивая медицинские последствия аварии на ЧАЭС следует учитывать не только облучение, но и другие негативные факторы, которые действовали и действуют на человека, в том числе социально-экономические. Сочетанное действие их могло проявляться эффектами синергизма.

Сложной остаётся проблема малых доз радиации, включая наличие или отсутствие порога действия. Есть основания считать, что и для стохастических эффектов существует порог. При этом не исключается действие ионизирующих излучений как повреждающего фактора на клеточном уровне.

В организме в процессе эволюции выработалась система защиты не только от радиации, но и от многих других вредных агентов окружающей среды, действию которых постоянно подвергается человек.

Радиация является относительно слабым канцерогеном по сравнению со многими химическими веществами. Её вредное действие проявляется после превышения порога. Величина его для отдельных органов различается. Существенное значение имеет развитие инволюционных процессов с возрастом и действие других вредных агентов. Для исключения возможного проявления отдалённых эффектов ключевое значение имеет повышение устойчивости организма и максимально возможное исключение действия других вредных агентов.

ЗНО - злокачественные новообразования.

УЛПА - участники ликвидации последствий аварии.

ХЛБ - хроническая лучевая болезнь.

Список литературы

  1. Гуськова А.К., Надежина Н.М., Барабанова А.В. и др. Медицинские аспекты аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Материалы научной конференции. Киев 11-13 мая, 1988 г. – Киев: Здоровье, 1988, С. 143-153.
  2. Гуськова А.К., Баранов А.Е., Барабанова А.В. и др. Острые эффекты облучения у пострадавших при аварии на Чернобыльской АЭС. // Медицинская радиология. 1987, № 2, С. 3-18.
  3. Хрущ В.Т., Гаврилин Ю.И., Константинов Ю.А. и др. Медицинские аспекты аварии на Чернобыльской АЭС // Медицинская радиология. 1987, № 2, С. 77-87.
  4. Попов В.И., Кочетков О.А., Молоканов А.А. и др. Формирование доз внутреннего облучения для персонала Чернобыльской АЭС и командированных в 1986-1987 гг. // Медицинская радиология. 1991, № 2, С. 33-41.
  5. Ильин Л.А., Крючков В.П., Осанов Д.П. и др. Уровни облучения участников ликвидации последствий Чернобыльской аварии 1986-1987 гг. и верификация дозиметрических данных. // Радиационная биология. Радиоэкология. 1995, Т. 35, в. 6, С. 803-827.
  6. Керим-Маркус И.Б. Особенности лучевого канцерогенеза у человека при малых дозах и малой мощности дозы. // Радиационная биология. Радиоэкология. 1998, Т. 38, в. 5, С. 673-683.
  7. Василенко И.Я. Токсикология продуктов ядерного деления. М.: Медицина, 1999, 200 с.
  8. Василенко И.Я., Василенко О.И. Радиационный риск при облучении в малых дозах ничтожно мал. // Бюллетень по атомной энергии. 2001, декабрь, С. 34-37.
  9. Cohen B. Test of the linear no threshold theory of radiation carcinogenesis for inhale radon decay products. Health Phys. 1995, V. 67, P. 157-174.
  10. Булдаков Л.А. Радиоактивные вещества и человек. М.: Энергоатомиздат. 1990, 160 с.
  11. Антропова З.Г., Белова Е.И. и др. Итоги изучения и опыт ликвидации последствий загрязнения территории продуктами деления урана. М.: Энергоатомиздат. 1990, 144 с.
  12. Медицинская газета. 1999, 2 апреля, № 25.
  13. Резолюция третьей Международной конференции “Медицинские последствия Чернобыльской катастрофы: Итоги 15-летних исследований” РЧ 31 (482) 23-29 августа 2001 г.
  14. Глебова Л.Ф., Горшкова Р.Б., Силатьев В.Ф. Оценка химического фактора в последствиях аварии на Чернобыльской АЭС. Ближайшие и отдалённые последствия радиационной аварии на Чернобыльской АЭЧ. Итоги работы научных и практических учреждений здравоохранения по ЛПА в 1986 г. Сборник материалов Всесоюзного симпозиума (25-26 июля) 1987 г. М.: 1987, С. 93-99.
  15. Василенко И.Я. Изолированные и сочетанные поражения продуктами деления урана и плутония. // Медицина экстремальных ситуаций. 2000, 4 (7), С 5-10.
  16. Источники, эффекты и опасность ионизирующей радиации. Доклад на Генеральной Ассамблее ООН за 1988 г. М.: Мир, 1992.
  17. Последствия Чернобыльской аварии. Результаты пилотных проектов АЙФЕКА и соответствующих национальных программ. ВОЗ, Женева, 1996, 560 с.

 

 

И.Я. Василенко,  О.И. Василенко

Медицинские последствия аварии на Чернобыльской АЭС
(17 лет спустя)

URL:    http://nuclphys.sinp.msu.ru/ecology/chernobyl17.htm

 

   Прошло 17 лет после аварии на ЧАЭС – крупнейшей в мировой атомной энергетике. 21 апреля 1986 г. в ходе запланированного эксперимента на 4 энергоблоке, пущенном в эксплуатацию в 1983 г., в процессе снижения его мощности в результате нарушения персоналом режима управления реактором произошла авария, сопровождавшаяся тепловым взрывом с разрушением активной зоны реактора и пожаром, продолжавшимся около 10 суток. На допущенные грубые нарушения эксплуатации реактора наложились конструктивные недостатки системы его управления и ядерно-физической схемы реактора.

    Известно, что в процессе эксплуатации реактора в нём накапливается огромное количество продуктов ядерного деления урана (ПЯД), представляющих собой сложную смесь свыше 200 радионуклидов средней части Периодической системы Д.И.Менделеева (от цинка до гадолиния), радионуклидов наведённой активности, в том числе трансурановые элементы (ТУЭ). Радионуклиды характеризуются различными физико-химическими особенностями, что определило величину их выброса (см. табл. 1), миграцию во внешней среде, в том числе по пищевым цепочкам, биологическую опасность, как источника внешнего, а при поступлении в организм человека, и внутреннего, облучения.

Таблица 1

Величина выброса радионуклидов (в % от содержания в реакторе)

 

 

Радионуклид

% выброса

РБГ neaeqv100
131I 50-60
134,137Cs 20-40
132Te 25-60
другие радионуклиды 4-6
ТУЭ neaeqv3.5

    Взрыв и пожар привели к выбросу в атмосферу огромного количества радиоактивных материалов, состоящих из радиоактивных газов, аэрозолей, мелкодисперсных частиц топлива и конструкционных материалов. Суммарный выброс (без РБГ) оценивается в 285.1016 Бк (50 МКи). По оценкам некоторых специалистов он мог быть и большим.

    Радиоактивному загрязнению подверглись огромные территории. Основная масса тугоплавких радионуклидов (90Sr, 239Pu и др.) выпала в 30-километровой зоне вокруг станции, интенсивно загрязнив её. За пределами этой зоны выпали не только короткоживущие летучие радиоизотопы (радиоизотопы йода, РБГ и др.), но и радионуклиды с большими сроками жизни, среди них радиоизотопы цезия (134,137Cs). Так в РФ 4 области (Брянская, Калужская, Орловская, Тульская) были загрязнены с плотностью более 37 кБк/м2 (1-40 Ки/км2), общая площадь загрязнения составила 57650 км2 , в Беларуси – 5 областей (46500 км2), в Украине - 6 областей (41900 км2), в остальных республиках - 60 км2. Общая площадь загрязнения превысила, таким образом, 146000 км2. На этой территории проживало свыше 6 млн. человек, что составляло 19, 5, и 1 % населения Беларуси, Украины и России. Их относят к числу пострадавших. Все они подверглись облучению в той или иной дозе. В табл. 2 приведено число пострадавших на декабрь 2000 г.

Таблица 2

Число пострадавших при аварии на ЧАЭС

 

 

Категория пострадавших

Россия

Украина

Беларусь

Всего

Переселенцы

52400

163000

135000

350000*)

Численность населения,
проживающего
на загрязнённых территориях

1788600

1140813

1571000

4500413

Ликвидаторы 1986-1987 гг.

160000

61873

70371

292244

Ликвидаторы 1988-1989 гг.

40000

488963

37439

566402

Инвалиды**)

50000

88931

9343

148274

Итого

2091000

3189477

1823153

7103600

Примечание
*) Включая добровольных переселенцев;
**) В каждой республике статус определения инвалидности свой.

Пострадавшими считают

  • заболевших лучевой болезнью или ставших инвалидами вследствие облучения;
  • принимавших участие в ликвидации последствий аварии;
  • эвакуированных, переселенцев или покинувших загрязнённые районы по собственной инициативе;
  • продолжающих проживать в районах, признанных загрязнёнными.

    Основная часть активности была выброшена в атмосферу. Изменения направления ветра и выпадение частых дождевых осадков привело к крайне неравномерному загрязнению не только в пределах отдельных районов, но нередко и в пределах отдельных населённых пунктов, где загрязнение носило пятнистый характер. Дозы облучения даже в одном населённом пункте могли существенно различаться, что крайне затрудняло оценку доз как внешнего, так и внутреннего облучения.

    Выпавшие радионуклиды характеризовались, как было отмечено, различными физическими, химическими и биологическими свойствами. Однако, надёжных данных о характере загрязнения в начальный период аварии было явно недостаточно, а именно в этот период формировались основные дозы как внешнего, так и внутреннего облучения и требовались оперативные меры защиты. Критическим нуклидом в этот период был радиоактивный йод. Меры защиты населения и должны были быть направлены на срочную йодную профилактику. К сожалению, йодная профилактика среди населения часто проводилась неадекватно складывающейся радиационной обстановке.

    В нашей статье [1] рассмотрены медицинские последствия облучения персонала станции и ликвидаторов аварии. Острая лучевая болезнь была диагностирована у 134 человек из числа персонала станции и пожарных, подвергшихся относительно равномерному гамма-облучению в дозах 1-12 Гр. Отягощающими факторами были внутреннее облучение за счёт ингалированных радионуклидов и термические ожоги. Тяжесть поражения усугубляло и действие нерадиационных факторов, в первую очередь химических. В первые три месяца умерло 28 человек и в последующие годы ещё 14 человек от различных причин, в том числе не связанных непосредственно с лучевой болезнью.

    Дозы облучения ликвидаторов аварии были существенно ниже и различались по годам. Их можно отнести к категории малых. Более интенсивному облучению подверглись ликвидаторы 1986 г. – средняя доза их внешнего облучения оценена в 16 сГр. Часть ликвидаторов получила более высокие дозы – 20-25 сГр. Дозы облучения ликвидаторов 1987 и 1988-90 гг. оценены соответственно в 9 и менее 5 сГр. Облучение носило протяжённый характер (месяцы), т.е. в течение всего времени нахождения в зоне загрязнения. Разумеется приведённые данные, в значительной части полученные расчётным путём, носят ориентировочный характер. Приведённые величины доз зарегистрированы в Российском государственном медико-дозиметрическом регистре (РГМДР). Некоторые исследователи приводят [2] более высокие дозы, но и их величины не выходят за пределы малых доз. Облучение в таких дозах не могло вызвать ни острых, ни хронических поражений.

    В данной статье основное внимание обращено на медицинские последствия облучения сельского населения, которое составляет основную часть пострадавших.

    От радиоактивных выпадений в зонах загрязнения в первую очередь пострадали сельские районы. Загрязнение пахотных земель, лугов, леса нанесло огромный экономический ущерб, ибо традиционным занятием местного населения было сельское хозяйство – производство зерна, картофеля, льна, животноводство, а также сбор грибов, лесных ягод, орехов, охота, рыбная ловля. Все производимые продукты питания имели, в той или иной степени, загрязнения и стали источниками поступления радионуклидов человеку. Сельские жители больше времени проводили на открытом воздухе, занимаясь производственной деятельностью и подвергаясь внешнему облучению. Важную роль в загрязнённых районах играла также лесная промышленность и торфоразработки.

    В начальный период аварии меры защиты населения были направлены на

  • дозиметрический контроль уровней загрязнения;
  • срочную эвакуацию из зон интенсивного загрязнения;
  • йодную профилактику (в должном объёме она далеко не всегда проводилась);
  • дезактивацию населённых пунктов;
  • строительство дамб и других сооружений с целью уменьшения стоков загрязнённых вод с территорий интенсивного загрязнения;
  • контроль за уровнем загрязнения местных продуктов питания;
  • меры по ограничению поступления радионуклидов в растительную и животноводческую продукцию при её производстве;
  • снабжение местного населения чистыми продуктами питания.

    После распада йода радиационную обстановку стал в основном определять радиоактивный цезий. Как было отмечено, радиоактивный цезий 137Cs составлял значительную часть выброса радионуклидов. Он характеризуется высокой миграционной способностью, в том числе по пищевым цепочкам, легко переходит из почвы в растения и поступает человеку по цепочкам: растения-человек, растения-животные-человек, вода-гидробионты-человек. Цезий характеризуется высокой токсичностью и всасываемостью при поступлении в организм любым путём. В организме он равномерно распределяется, что приводит к практически равномерному облучению. Этому способствует и высокая проникающая способность гамма-квантов его дочернего нуклида 137mBa (Eгамма = 0.662 МэВ).
    Бедные почвы типа полесских (песчаные, торфяные) основных районов загрязнения характеризуются высокой миграцией радионуклидов в растения. В таблице 3 в качестве примера приведены коэффициенты перехода 137Cs и 90Sr из почвы в растения.

Таблица 3

Коэффициенты перехода 137Cs и 90Sr в продукты питания из почвы полесского типа в 1986-1988 гг. [3]

 

 

Продукты

Коэффициент перехода (Бк/кг)/(кБк/м2)

 

137Cs

 

 

90Sr

 

Молоко

0.2-3.7

0.1-0.4

Мясо (говядина)

1-4

0.2

Птица

1

0.6

Рыба *)

5

2

Хлеб ржаной

0.6-0.8

0.4

Хлеб пшеничный

0.5-0.6

0.3

Картофель

0.2-4.6

0.1-0.5

Капуста

1.5-2

0.5-0.6

Свёкла

3

0.6

Морковь

2

0.5

Яблоки

1.4

0.2-0.3

Грибы

60

1

*) На территории водосброса реки

    В таблице 3 для сравнения приведены коэффициенты перехода из почвы другого опасного радионуклида - 90Sr. Разумеется, фактическое содержание - 90Sr в продуктах питания было значительно ниже поскольку количество выброшенного в атмосферу радиоактивного стронция было значительно меньшим и выпал он в основном в 30-километровой зоне.
    Поступление цезия человеку зависит от характера его питания. Вклад в 1980-1985 гг. в основных продуктах питания в наиболее загрязнённых областях Беларуси у сельского населения был следующим: молоко – 17 %, мясо – 6 %, рыба – 1.5 %, картофель – 40.5 %, овощи – 9 %, фрукты и ягоды – 4 %, грибы – 13 %, хлеб – 3-6 %, а в 1990 г. молоко – 19 %, мясо – 9 %, рыба – 0.5 %, картофель – 46 %, овощи – 7.5 %, фрукты и ягоды –5 %, хлеб и хлебопродукты – 18 % [
3].
    Медицинские последствия аварии для жителей пострадавших областей определяются дозами облучения. Критическим радионуклидом в начальный период был радиойод в молоке и листовой зелени, а в последующем 137Cs. В таблице 4 приведены средние значения доз в зависимости от плотности загрязнения 137Cs. На формирование доз оказывает влияние характер питания, материальное положение жителей и многие другие факторы.

Таблица 4

Средние индивидуальные дозы [мЗв],  полученные в 1986-1995 гг. населением,  в зависимости от плотности загрязнения 137Cs *)
(НКДАР 2000)

 

 

Плотность загрязнения 137Cs,
Ки/км2

Россия

Украина

Беларусь

1-5

4.2

11.7

3.9

5-15

13.0

24.4

18.7

> 15

35.7

82.6

47.0

*) За исключением доз в щитовидной железу.

    Из приведённых в таблице 4 данных следует, что дозы определяются плотностью загрязнения. Существенное значение имеют процессы миграции радионуклидов, а также образ жизни и поведение пострадавших. Отмечается, что дозы облучения жителей, потребляющих в больших количествах “дары природы” (грибы, лесные ягоды, орехи и особенно дичь) существенно выше средних.

    В настоящее время дозы внутреннего облучения, полученные от продуктов питания, питьевой воды и вдыхаемого воздуха снизились менее значительно, чем дозы внешнего облучения.

    Значительную часть дозы население, как было отмечено, получило в начальный период аварии. Примерно 90 % дозы уже реализовано. Причём сельское население подверглось более интенсивному облучению. Источником поступления радионуклидов людям на загрязнённых территориях могут быть лесные пожары или пожары на торфяниках, а также продукты сжигания загрязнённой древесины для отопления домов.

    Есть сведения, что, несмотря на снижение плотности загрязнения за счёт физического распада радионуклидов и их миграции, у некоторой части населения дозы облучения не только соответственно снизились, но даже увеличились, что можно связать с падением уровня благосостояния и увеличением потребления местных загрязнённых продуктов питания.

    Из приведённых данных следует, что дозы облучения населения, за исключением облучения щитовидной железы йодом, можно отнести к категории малых с малой мощностью дозы. Нет необходимости останавливаться на поднявшейся в начальный период в средствах массовой информации, особенно западных, волне слухов и домыслов о возможных медицинских последствиях облучения. Облучение в таких дозах не могло вызвать ни острых, ни хронических лучевых поражений. 17-летний срок наблюдения не только отечественных, но и зарубежных специалистов, подтверждает это.

    Опасность облучения в малых дозах связывают с возможностью развития злокачественных новообразований (ЗНО). Если исходить из линейной беспороговой концепции, то увеличение онкологической заболеваемости может превысить фоновую на единицы процентов ( 3 - 5 %). Международная комиссия по радиологической защите (МКРЗ), Научный комитет ООН по действию атомной радиации (НКДАР) и Российская комиссия по радиологической защите (РКРЗ) исходят из этой концепции, считая, что любая доза, отличная от нуля, связана с риском. Номинальные коэффициенты риска приведены в таблице 5.

Таблица 5

Номинальные коэффициенты стохастических эффектов
(МКРЗ, Публикация 60)

 

 

Облучённый
контингент

                                      Ущерб, 10-2

Смертельные
случаи рака

Несмертельные
случаи рака

Тяжёлые наследственные эффекты

Суммарный
эффект

Взрослые
работающие

4.0 *)

0.5

0.8

5.6

Всё население

5.0

1.0

1.3

7.3

*) Для больших доз выход смертельного рака в 2 раза больше

    Такой подход к оценке малых доз остаётся гипотезой. Не существует пока общенаучного согласия относительно природы и масштабов риска малых доз радиации. Убедительных экспериментальных и эпидемиологических данных, подтверждающих справедливость линейной беспороговой концепции, нет. Безусловно радиация в любой дозе в результате процессов ионизации и возбуждения атомов с последующим образованием высокоактивных радикалов вызывает определённые повреждения. Большинство из них безвредны или нейтральны, а вредные отсеиваются в каждом поколении. Об этом свидетельствует эволюция жизни на Земле. В процессе эволюции в организме выработались и эволюционно закрепились мощные системы защиты, обеспечивающие гомеостаз организма при действии не только малых доз радиации, но и других вредных нерадиационных факторов. Вредное действие радиации начинает проявляться с увеличением дозы, т.е. с определённого порога. Об этом свидетельствуют не только экспериментальные исследования, но и эпидемиологические наблюдения.

Многолетние наблюдения за когортой в 86500 человек, пострадавших в Хиросиме и Нагасаки, не выявили злокачественных новообразований при дозах облучения ниже 20 сГр. У потомков пострадавших не были выявлены генетические нарушения. Следует при этом учитывать, что облучение было острым, эффективность которого выше, чем у протяжённого облучения.

    Онкологическая смертность является одним из основных показателей смертности и инвалидности в РФ. С начала 90-х годов прошлого столетия в России ежегодно регистрируют более 400 тыс. новых случаев ЗНО. За период 1996-1999 гг. зафиксирован усиленный рост онкологической заболеваемости в России в целом, в среднем на 2 % в год. Причинами являются улучшение диагностики, рост числа лиц пожилого возраста, техногенное загрязнение среды обитания человека, ухудшение социального положения подавляющей части населения.
    Заболеваемость лейкозами является одним из основных индикаторов онкозаболеваемости, обусловленной облучением. Он в 3-4 раза превышает показатель для солидных раков. Латентный период оценивается в 2-3 года после облучения. В Брянской области, которая подверглась наиболее интенсивному загрязнению в РФ, заболеваемость лейкозами не превышает аналогичный показатель по стране в целом. Отмеченный незначительный положительный тренд статистически недостоверен. Учитывая, что радиационный риск заболеть лейкозом наибольший для детского, на момент облучения, населения, необходимы дальнейшие наблюдения.
    Солидные раки составляют более 95 % от общего числа злокачественных новообразований. Ежегодный прирост за 1982-1999 гг. составил в Брянской, Калужской областях и РФ в целом соответственно 1.9, 2.4 и 1.8 %. Учитывая длительный латентный период – свыше 10 лет, трудно делать окончательные выводы. Необходимы дальнейшие эпидемиологические наблюдения с учётом действия на человека всех негативных факторов.

    Среди радиоактивных выпадений было немало горячих частиц. К ним относят радиоактивные аэрозоли микрометрового и субмикрометрового размера, активность которых на несколько порядков больше средней активности обычных частиц подобного размера и достигает 10-10-10-8 Ки. Такие частицы при ингаляции в местах задержки могут создавать высокие локальные дозы облучения – не менее 10 Зв в год. Наличие горячих частиц было зафиксировано в ближайший период аварии в лёгких животных и человека. Термин “горячие частицы” чаще используют для альфа-излучающих нуклидов, в частности - плутония. Горячие частицы поступали в атмосферу не только в момент аварии, но и в последующем. Источником их могли быть лесные пожары, пожары на торфяниках в зонах радиоактивного загрязнения, а также продукты сжигания загрязнённой древесины для отопления домов. По данным клинико-эпидемиологических наблюдений за пострадавшими при атомных бомбардировках в Хиросиме и Нагасаки латентный период рака лёгких у человека составляет примерно 15 лет и больше. Необходимы дальнейшие наблюдения. Следует отметить, при ингаляции аэрозолей в опытах на животных показано, что более опасным является не локальное облучение с большой мощностью дозы (горячие частицы), а диффузное облучение, когда вероятность лучевой трансформации клеток значительно большая и вероятность возникновения рака в таких условиях значительно выше, чем при локальном облучении [5].

    Как было отмечено в начальный период аварии критическим нуклидом был радиоактивный йод – источник внешнего и внутреннего облучения населения. В молодых ПЯД на долю радиоизотопов йода 131-135I приходится около 20 % их бета-активности (см. табл. 6). Из общего количества радионуклидов 50 МКи, поступивших во внешнюю среду, на долю радиоизотопов йода пришлось 7.3 МКи. Кроме того, источником радиоизотопов йода был радиоактивный теллур, поступивший во внешнюю среду также в значительных количествах. При распаде радиоизотопов теллура его дочерними нуклидами являются радиоизотопы йода.

Таблица 6

Удельная активность (Бк/г) радиоизотопов йода
в облучённом топливе реактора РБМК в течение первых суток

 

 

Радионуклид

0 мин

5 мин

30 мин.

1 ч.

12 ч.

24 ч.

 

 йод-129

 

9.18.108

9.18.108

9.18.108

9.18.108

9.18.108

9.18.108

 

йод-130

 

5.58.1014

5.56.1014

5.45.1014

5.30.1014

-

-

 

йод-131

 

1.67.1016

1.67.1016

1.67.1016

1.67.1016

1.61.1016

1.56.1016

 

йод-132

 

2.37.1016

2.37.1016

2.37.1016

2.36.1016

-

-

 

йод-133

 

3.29.1016

3.29.1016

3.27.1016

3.24.1016

2.27.1016

1.52.1016

 

йод-134

 

3.58.1016

3.53.1016

3.10.1016

2.49.1016

-

-

 

йод-135

 

3.07.1016

3.05.1016

2.92.1016

2.77.1016

8.79.1015

2.48.1015

    Поступив во внешнюю среду, радиойод включается в биологические цепи миграции и становится источником облучения растений, животных и человека. Важное значение имеет его высокая биологическая доступность (растворимость, транспортабельность). Основным источником перорального поступления радиойода человеку было молоко, получаемое от животных, выпасаемых на загрязнённых пастбищах, и листовые овощи. Радиойод мог поступать населению и ингаляционно из загрязнённой атмосферы. Особую опасность радиойод представлял для детского населения, учитывая особенности метаболизма нуклида, малые размеры щитовидной железы у детей и характер их питания (молоко, молочные продукты). Грудным детям радиойод мог поступать с молоком матери в условиях нахождения радиойода в её организме, а у беременных женщин переходить через плаценту в плод.

    В щитовидной железе даже при поступлении в организм небольших количеств радиойода формируются большие дозы. Радиационное повреждение железы приводит к нарушению гормоногеза. Гормоны щитовидной железы играют ключевую роль в сохранении гомеостаза, обеспечивая физическое и психическое развитие ребёнка. Особую опасность представляет бластомогенное действие радиойода. Количество рака у детей в зоне радиоактивного загрязнения значительно превысило первоначальные прогнозные оценки и рак диагностировали в более ранние сроки Начиная с 1990 г. распространённость рака в Беларуси возросла в 18 раз, а в наиболее загрязнённой Гомельской области в 28 раз, в Брянской области России - в 9 раз, в том числе в Клинцевском районе – почти в 48 раз, в Украине – в 4,8 раз (в Киевской области – в 9,8 раз). До 1989 г. частота рака в каждом регионе сохранялась на относительно постоянном уровне. Динамические исследования, проведённые по программе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) АЙФЕКА, подтвердили необычное увеличение случаев рака у детей в возрасте до 15 лет [6]. К моменту аварии были разработаны эффективные методы йодной профилактики. К сожалению, йодная профилактика, если и проводилась, то далеко не в том объёме, как того требовала сложившаяся радиационная ситуация.

    Таким образом, население в зоне радиоактивных выпадений подвергалось длительному комбинированному облучению в малых дозах с низкой мощностью дозы. Комплексные медицинские исследования отечественных специалистов не выявили нарушений состояния здоровья, непосредственно связанных с облучением, за исключением тиреоидной патологии, включая увеличение частоты злокачественных новообразований щитовидной железы, особенно у лиц, подвергшихся облучению в детском возрасте. Получены убедительные доказательства связи этой патологии с инкорпорацией радиоактивного йода, который находился в составе радионуклидов, выброшенных из разрушенного энергоблока. Отсутствуют и генетические нарушения.

    Наблюдения отечественных специалистов подтверждены исследованиями иностранных учёных, проводившихся по программам ВОЗ (АЙФЕКА), фонда “Сасакова” и др. Это нашло своё отражение в докладе НКДАР ООН за 2001 г.
    У населения, однако, регистрируют различного рода нарушения здоровья, но причиной их является не облучение, а многие нерадиационные факторы. Большое значение в их генезе (травматизм, сокращение продолжительности жизни, особенно у мужчин, снижение рождаемости, ухудшение здоровья детей и др.) имеют социально-экономические факторы.

    Проблема малых доз была и остаётся наиболее сложной радиобиологической проблемой. Делать окончательные выводы об опасности облучения в малых дозах ещё рано. Необходимы дальнейшие комплексные наблюдения. Переселение, отчуждение большой территории, нарушение землепользования, нарушение экономики загрязнённых территорий оказало негативное действие на здоровье население и стало тяжёлым бременем для национальных бюджетов республик. Реабилитация этих территорий, восстановление экономики станет мощным фактором защиты и социальной реабилитации, улучшения здоровья местного населения.

Список литературы

  1. Василенко И.Я., Василенко О.И. Медицинские последствия аварии на Чернобыльской АЭС: 16 лет спустя. // Бюллетень по атомной энергии. Апрель 2002. С. 24-28.
  2. Ильин Л.А., Крючков В.П., Асанов Д.П. и др. Уровни облучения участников ликвидации последствий Чернобыльской аварии 1986-1987 гг. и верификация дозиметрических данных. // Радиационная биология. Радиология. 1995. Т. 35, в. 6. С. 803-827.
  3. Ермалицький А.П. Загрязнение продуктов питания 137Cs и 90Sr, как фактор внутреннего облучения населения до и после аварии на Чернобыльской АЭС (1980-1990). // Радиочувствительность при ядерных взрывах и авариях. Труды международной конференции. Т. 3. СПБ Гидрометеоиздат 2000. С. 10-14.
  4. Публикация МКРЗ № 60. Ч. 1. Пределы годового поступления радионуклидов в организм человека. 1990. Публикация МКРЗ № 61. М.: Энергоатомиздат 1999. - 191 с.
  5. Василенко И.Я. Горячие частицы. // Природа 1999, № 10. С. 25-31.
  6. Медицинские последствия Чернобыльской аварии. Результаты пилотных проектов АЙФЕКА в соответственных национальных программах. Научный отчёт ВОЗ. Женева, 1996, 560 с.

На головную страницу

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна