Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Сергей Фурманов: В Могилеве прошли общественные слушания – «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству».

Источник информации - http://www.rusk.ru/st.php?idar=30188   

В Могилеве прошли общественные слушания на тему: «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству»

   Сергей Фурманов


    24 апреля 2010 года в городе Могилеве по благословению Епископа Могилевского и Мстиславльского Софрония состоялись Общественные слушания на тему «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству». Слушания начались в 1100 часов в актовом зале Трехсвятительского Кафедрального Собора и продолжились с 15.00 в кино-концертном зале «Ветразь».  Организатор мероприятий – Могилёвский Филиал Объединённого Общественного Комитета в защиту семьи, детства и нравственности, объединивший ряд родительских, православных и общественных движений, выступающих против ювенальной юстиции. В мероприятии приняли участие представители общественных и государственных организаций города Москвы, Владимира, Минска и Могилева.

    Поводом для проведения слушаний стала разработка Министерством юстиции проекта указа Президента РБ «О концепции ювенальной юстиции в Республике Беларусь». В этих целях на самом высоком уровне проводится большая работа. Весьма критически по этому поводу высказываются как представители Церкви, так и общественные и родительские движения. В частности, существуют серьёзные опасения, что непродуманное введение этой сомнительной новации способно разрушить традиционную семью и систему образования, подорвать сами основы общественной нравственности, а также несёт в себе ряд угроз национальной безопасности Республики Беларусь.

    Цель слушаний – широкое обсуждение наиболее острых вопросов, которые сегодня волнуют всех неравнодушных людей Беларуси. Что такое ювенальная юстиция? Почему так усиленно ее пытаются внедрить в нашу страну? Что представляют собой внедряемые ювенальные технологии? Чем это опасно и как не допустить грубого вмешательства чиновников в семейные и детско-родительские отношения, спекуляции на «правах ребенка»? Как реально помочь семье и детям, попавшим в беду, и какой должна быть система защиты семьи, материнства и детства в Беларуси? Как не допустить скрытого (без информирования и широкого обсуждения общественностью) принятия «ювенальных законов»?

    Слушания начались с краткого молебна, который провел священнослужитель Трехсвятительского Кафедрального Собора о. Георгий (Королев). О. Георгий подтвердил настороженное отношение к ювенальной юстиции со стороны Русской Православной Церкви, которое поддержал священник того же Собора о. Андрей (Купцов). Священники выразили полное согласие с мнением митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси, высказанным им 25 марта 2010 года на Республиканском семинаре «Духовно-нравственные начала психического здоровья», проводившегося на базе Белорусской медицинской академии последипломного образования.

    Митрополит Филарет подчеркнул, что создание в нашей стране так называемой «ювенальной юстиции» с ее категорическим провозглашением принципа приоритетности прав ребенка над правами взрослых, поставит под угрозу как сам институт семьи, лишит родителей в нормальных семьях естественного права воспитывать своих детей, так и перечеркнет надежду на выход из демографического кризиса.

    В прозвучавших затем выступлениях высказывалось категорическое неприятие ювенальной юстиции обществом, аргументировано доказывался её практически полный провал в Европе. Участники слушаний констатировали, что вопрос о введении ювенальной юстиции нужно вынести на широкое общественное обсуждение.

    Особенно острые проблемы подняли в своих выступлениях представители Объединённого Общественного Комитета в защиту Семьи, детства и нравственности:
    Председатель Сообщества многодетных и приемных семей России «Много деток – хорошо?», сопредседатель Объединённого Общественного Комитета Татьяна Боровикова (г. Москва), Член Центрального Совета Объединённого Общественного Комитета, Председатель Межрегионального Общественного Движения «Антиалкогольный Фронт» Сергей Калеков (г. Москва), Член Центрального Совета Объединённого Общественного Комитета, Член Центрального Совета Международного Общественного Движения (Союз России, Украины и Беларуси) Павел Безукладичный (г. Москва), докторант Академии ФСИН, кандидат юридических наук, подполковник внутренней службы Андрей Зюков (г. Владимир), кандидат медицинских наук, главный специалист ГУ «Республиканский центр по оздоровлению и санаторно-курортному лечению» Виктор Сущевич (г. Минск), ст. преподаватель кафедры общественного здоровья и здравоохранения Белорусской медицинской академии повышения образования Светлана Куницкая (г. Минск), ветеран Великой отечественной войны, партизан, участник Парада освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков в г. Минске Дроздов Ефим Маркович, и православный юрист, сопредседатель Могилёвского Филиала Объединённого Общественного Комитета Людмила Ильичева.

    В докладе Людмилы Ильичевой был дан обзор ситуации по строительству ювенальной юстицией в Республике Беларусь и отмечено, что деятельность Министерства юстиции самым непосредственным образом затрагивает жизнь каждого гражданина Беларуси. Поэтому рассмотрение вопроса о введении ювенальной юстиции, должно происходить только при широком общественном обсуждении, с привлечением родительского сообщества, с учётом мнения Русской Православной Церкви и других традиционных религий Беларуси.
    В последнее время в Беларуси под предлогом «защиты прав детей» активно формируется система ювенальной юстиции по западному образцу.

    13 марта 2009 г. с целью обсуждение возможных подходов к организации системы ювенальной юстиции в г. Минске был проведен круглый стол по теме «Перспективы развития ювенальной юстиции в Республике Беларусь», организованный Программой развития ООН (ПРООН) в Беларуси при участии Министерства юстиции Республики Беларусь. Круглый стол проводился в рамках проекта «Содействие более широкому применению международных стандартов в области прав человека в процессе отправления правосудия в Республике Беларусь». К участию в дискуссии в рамках рабочего стола были приглашены представители Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел, Министерства образования Республики Беларусь, а также известные международные эксперты: Рената Уинтер, Президент Специального Суда для Сьерра-Леоне, Председатель Международной ассоциации ювенальных и семейных судей, и Жан Зерматтен, Заместитель Председателя комитета ООН по правам ребенка, Директор Международного Института прав ребенка.

    На пресс-конференции 26 января 2009 года министр юстиции Виктор Голованов подтвердил, что «сегодня Министерством юстиции РБ подготовлена новая редакция проекта Указа Главы государства «О концепции ювенальной юстиции в Республике Беларусь»», который перед внесением планируется рассмотреть на правовом научно-консультативном совете при Администрации Президента. Виктор Голованов, поддерживая эту идею, сказал: «Ювенальная юстиция сегодня существует в большинстве развитых демократических стран мира. Что она под собой подразумевает? Это, во-первых, так называемые ювенальные суды – специализированные суды для рассмотрения споров и уголовных дел с участием несовершеннолетних. То есть в этих судах должны работать не только юристы, но и педагоги, психологи. Ведь перед нами, по сути, мальчишка, которому 14 лет. Он только начал жить, и вовлекать его в водоворот действующей судебно-правовой системы не всегда оправдано. Во-вторых, ювенальная юстиция предполагает внедрение института посредников, которые будут действовать при межрайонных ювенальных судах. Это те лица, которые, возможно, и не допустят осуждения несовершеннолетнего человека. Ювенальная юстиция также предполагает реорганизацию действующих приемников-распределителей для несовершеннолетних и передачу их функций Министерству юстиции. Планируется также передача в ведение Министерства юстиции органов, исполняющих наказания в виде лишения свободы в отношении несовершеннолетних. Иными словами, исправительно-трудовые учреждения для несовершеннолетних должны быть не в системе МВД. Конечно, рядовому несовершеннолетнему осужденному вроде бы как и все равно, в чьем ведении находится воспитательно-трудовая колония, но с точки зрения подростка – его милиция искала, проводила дознание, расследование, и не совсем правильно, когда тот же орган начинает его перевоспитывать. Поэтому в большинстве стран Европы пошли по пути, когда ювенальные структуры находятся в ведении Министерства юстиции, и мы по такому пути пойдем. Я не хочу сказать, что это произойдет завтра, но, на мой взгляд, мы должны двигаться по этому пути».

    Таким образом, не смотря на заверения из Министерства юстиции, что «ювенальная система» в Беларуси будет иная, чем на Западе» и якобы учтёт наши национальные особенности. Из слов министра юстиции Виктора Голованова однозначно вытекает, что в Беларуси строится «ювенальная система» именно по западному образцу.

    Сегодня поднимающаяся волна общественного возмущения заставляет сторонников «ювенальной системы» менять тактику и всячески скрывать свои конечные цели.
    Очевидно, что на самом деле речь идёт именно о введении по частям всей системы в целом. Кроме того, ни ювенальная система в целом, ни отдельные её технологии, направленные на противопоставление родителей и детей, защиты их как «достояния нации», не могут учитывать традиционную для Беларуси, тем более православную специфику, сутью которой является целостность семьи как малой Церкви, единоначалие и послушание, почитание родителей. Мировоззренческую позицию сторонников «ювенальной системы» наиболее открыто выразил выступавший в посольстве Франции Уполномоченный по правам ребёнка РФ А.И.Головань, заявивший, что «если нам приходится выбирать между христианскими заповедями и международными договорённостями, то приоритет, безусловно, должен отдаваться международным договорённостям». Слушания в Могилеве 2

    Не подлежит также сомнению, что на самом деле сторонники внедрения ювенальной юстиции и их единомышленники намерены руководствоваться исключительно «рекомендациями» Комитета министров Совета Европы, которые, в частности, требуют от всех стран «пересмотреть своё законодательство о праве наказывать детей с целью ограничить и, более того, запретить телесные наказания», предусматривают фактическое право «ювенальных» структур и судов вмешиваться в дела семьи «по собственному побуждению» и даже «принимать временные меры (то есть, изымать детей) без назначения судебного слушания». Таким образом, все заверения сторонников «ювенального» проекта о готовности пересмотреть свои подходы – ни что иное, как отвлекающий манёвр, имеющий целью выиграть время для создания в нашей стране своей антихристианской по духу и задачам системы.

    Выступающие на слушаниях высказали единодушное мнение о необходимости скорейшего объединения всех ответственных общественных сил против общей опасности и наметили дальнейший план работы, включающий в себя обсуждение в ближайшее время в Минске, на Свято-Пантелеимоновских Чтениях на тему «Ювенальная юстиция в Беларуси». По итогам слушаний была принята резолюция и составлены обращения к Президенту Республики Беларусь Лукашенко Александру Григорьевичу и Высокопреосвященнейшему Филарету, Митрополиту Минскому и Слуцкому, Патриаршему Экзарху всея Беларуси.

    Член ЦС ООК Сергей Фурманов

    Резолюция Общественных слушаний на тему:
    «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству»


    Участники общественных слушаний, обсудив поставленные на слушаниях вопросы, выражают обеспокоенность намерением некоторых высокопоставленных чиновников Республики Беларусь под влиянием западных либеральных кругов «протолкнуть» принятие Указа Президента РБ о ювенальной юстиции и отмечают, что введение в той или иной форме ювенальной системы западного образца составляет угрозу национальным интересам Беларуси, противоречит конституционному принципу защиты семьи, ее независимости, свободного выбора родителями формы воспитания детей, ставит семью под жесткий контроль чиновников, разрушает единую действующую в Республике Беларусь судебную и правоохранительные системы, нарушает принцип разделения властей, ведет к разрушению здоровых семей, необоснованному увеличению социального сиротства (детей-сирот при живых родителях), направлен на подрыв традиционных семейных ценностей, провоцирует коррупцию и детско – подростковую преступность, отрицательно воспринимается обществом в целом, противоречит духовно – нравственным установкам традиционных религиозных конфессий Беларуси.

    В этой связи участники слушаний считают необходимым принятие следующих мер:

    1. Поддержать создание рядом общественных организаций Объединенного общественного комитета по защите семьи, детства и нравственности и содействовать распространению его деятельности на территории всей страны. От имени поддерживающих Комитет организаций и граждан наделить его полномочиями выступать выразителем их коллективного мнения по вопросам ювенальной юстиции, а также иным вопросам социальной и семейной политики, касающимся охраны семьи, материнства, отцовства и детства;

    2. Поручить Могилёвскому Филиалу Объединённого Общественного Комитета в защиту семьи, детства и нравственности, обратиться от имени общественности к Высокопреосвященнейшему Филарету, Митрополиту Минскому и Слуцкому, Патриаршему Экзарху всея Беларуси, Президенту Республики Беларусь Лукашенко Александру Григорьевичу, Председателю Правительства Республики Беларусь С.С. Сидорскому, депутатам Палаты Представителей Республики Беларусь и ко всем заинтересованным органам и организациям, государственным деятелям с заявлением о недопустимости принятия ювенальных законов «на скорую руку», без широкого общественного обсуждения с участием всех заинтересованных сторон, учёта мнения общественности при принятии соответствующих государственных решений;

    3. Одобрить инициативу Комитета по разработке альтернативного проекта Концепции государственной семейной политики на основе национальных особенностей и традиционных для Беларуси духовных и культурных ценностей, включая положения по защите прав и интересов ребенка.

    Принято на Общественных слушаниях в в актовом зале Трехсвятительского Собора 24 апреля 2010 года, г. Могилев

 

    Обращение к Президенту Республики Беларусь Лукашенко А.Г.

    Уважаемый Александр Григорьевич!

    Мы, православные граждане Республики Беларусь, выражаем серьезную обеспокоен­ность по поводу внедрения в нашей стране системы ювенальной юстиции, радикально противоречащей нашей вере, культуре, интересам семьи, общества и государства.

    Мы полностью поддерживаем мнение митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего экзарха всея Белоруссии, высказанное им 25 марта 2010 года на Республиканском семинаре «Духовно-нравственные начала психического здоровья», проводившегося на базе Белорусской медицинской академии последипломного образования. Митрополит, в частности, коснулся вопроса о ювенальной юстиции.

    «В повестку дня нашей жизни ставится и вопрос создания так называемой «ювенальной юстиции». Само по себе внимание к защите прав ребенка, стремление оградить его от насилия и жестокого обращения можно только приветствовать. При рассмотрении данной проблемы также важно избегать крайностей. Нельзя согласиться с теми, кто категорически провозглашает принцип приоритетности прав ребенка над правами взрослых. Нельзя допустить, чтобы под благовидными предлогами в нормальных семьях родители были лишены естественного права воспитывать своих детей. Независимость семьи, право родителей определять приоритеты воспитания и устройства семейной жизни, традиционные детско-родительские отношения, исходящие из подчинения младших старшим, – всё это не должно подвергаться сомнению. В противном случае мы можем окончательно поставить под угрозу сам институт семьи и тем самым перечеркнуть надежду на выход из демографического кризиса», – подчеркнул митрополит Филарет.
    Данная «система» представляет собою не что иное, как создание в нашей стране совершенно антиконституционной параллельной системы власти. Согласно ей, некие «европейские нормы», написанные чужеземными бюрократами, предписываются нашему обществу фактически в качестве «новых заповедей», за обязательным соблюдением которых станет следить целая сеть «ювенальных» структур, а также – направленные в каждую школу и каждый район её «комиссары» или «омбудсмены» – так называемые «уполномоченные по правам ребёнка». Побуждая детей к доносительству на якобы чинимое им родителями «ущемление прав» и возбуждая на этом основании дела через систему специальных «ювенальных» судов, они смогут не только отбирать детей, помещая их в приюты для последующего усыновления, но и привлекать родителей к уголовному наказанию за «насилие в семье». Под таковым, согласно «европейским нормам» понимается повышение голоса на ребёнка, шлепок, лишение сладкого, запрет употреблять наркотики или вступать в ранние половые связи. «Нарушением прав ребёнка» считается также недостаточно хорошее материальное положение семьи или протест родителей против антирелигиозного воспитания или «сексуального просвещения» их детей в школе.

    В последнее время в Беларуси особенно активно формируется система ювенальной юстиции. Уже построено несколько SOS-деревень, планируется строительство еще нескольких. Идет работа по подбору SOS-мам в эти деревни. Одна из SOS-деревень построена в областном центре Могилев, официальное открытие которой планируется на 1 июня 2010 года – в День защиты детей.

    Началом этого процесса стало присоединение Беларуси к Конвенции о правах ребенка в 1990 году, затем принятие в 1993 году на ее основе Закона РБ «О правах ребенка». В кодексе РБ «О браке и семье» 1999 года в разделе «Охрана детства» подробно определены социальные и материальные права детей. Особо отмечен отдельной статьей 181 – приоритет прав детей. Ответственность родителей определена в КоБС за ненадлежащее воспитание в случае необеспечения ими прав и интересов ребенка (ст. 67 КоБС). В этой же статье определено, что дети, если их родители ненадлежащее выполняют свои обязанности – вправе обратиться за защитой своих прав в органы опеки и попечительства, прокуратуру, а по достижении 14 лет – и в суд.

    Беларусь ратифицировала и взяла на себя обязанности исполнять так называемые «Пекинские правила» – минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия по делам несовершеннолетних.

    В 2003 году был принят Закон РБ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Данным Законом определена система органов, осуществляющих профилактику безнадзорности несовершеннолетних, и их компетенция. Дано определение – социально-опасное положение ребенка (СОП).
    В Октябрьском районе г. Минска реализован экспериментальный проект, основанный на методах восстановительного правосудия (программы примирения), которое является важным элементом ювенальной юстиции западного образца. Об этом проекте подробно рассказала Галина Бедулина – кандидат социологических наук, доцент кафедры государственного управления социальной сферой Академии управления при президенте РБ – в своей статье «Методы восстановительного правосудия в профилактике преступлений и безнадзорности несовершеннолетних» (Журнал «Образование и воспитание», N11.- 2009 г.).  

    Светлана Яковишина, доцент кафедры публичного права юридического факультета учреждения образования Федерации профсоюзов Беларуси «Международный институт трудовых и социальных отношений» в своей статье «Опыт реализации Концепции ювенальной юстиции в РФ» указывает, что «в настоящее время в белорусском законодательстве присутствуют почти все элементы ювенальной юстиции: международные стандарты, ратифицированные Республикой Беларусь; рамки административных и уголовных санкций; границы судебного усмотрения». (Журнал «Юстиция Беларуси» – N5 – 2009 г.).

    В июле 2008 года в швейцарском городе Сьон проводился образовательный семинар, на котором обсуждались вопросы организации системы ювенальной юстиции. В нем принимали участие представители генеральной прокуратуры РБ – директор Научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Хомич В.М. и старший прокурор отдела по делам несовершеннолетних Лебедева Д.И.

    1 июня 2009 года заведующая кафедрой Института подготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции Белорусского государственного университета Людмила Зайцева рассказала в эфире Радио TUT.BY о том, что сегодня Министерством юстиции РБ на высокой основе разработан проект Указа Главы государства «О концепции ювенальной юстиции в Республике Беларусь». Это подтвердил на пресс-конференции 26 января 2009 года министр юстиции Виктор Голованов.
    Сегодня поднимающаяся волна общественного возмущения заставляет сторонников «ювенальной системы» менять тактику и всячески скрывать свои конечные цели. Так в ответ на наше предыдущее обращение Министерство Юстиции ответило, что «ювенальная система» в Беларуси будет «иная, чем на Западе» и якобы учтёт наши национальные особенности.
    Очевидно, что на самом деле речь идёт не о введении каких-то отдельных элементов, приемлемых белорусской культурой, но именно о введении по частям всей системы в целом. Кроме того, ни ювенальная система в целом, ни отдельные её технологии, направленные на противопоставление родителей и детей, защиты их как «достояния нации», не могут учитывать традиционную для Беларуси, тем более православную специфику, сутью которой является целостность семьи как малой Церкви, единоначалие и послушание, почитание родителей. Мировоззренческую позицию сторонников «ювенальной системы» наиболее открыто выразил выступавший в посольстве Франции Уполномоченный по правам ребёнка РФ А.И.Головань, заявивший, что «если нам приходится выбирать между христианскими заповедями и международными договорённостями, то приоритет, безусловно, должен отдаваться международным договорённостям».

    Таким образом, не подлежит сомнению, что на самом деле сторонники внедрения ювенальной юстиции и их единомышленники намерены руководствоваться исключительно «рекомендациями» Комитета министров Совета Европы, которые, в частности, требуют от всех стран «пересмотреть своё законодательство о праве наказывать детей с целью ограничить и, более того, запретить телесные наказания», предусматривают фактическое право «ювенальных» структур и судов вмешиваться в дела семьи «по собственному побуждению» и даже «принимать временные меры (то есть, изымать детей) без назначения судебного слушания». Таким образом, все заверения лоббистов «ювенального» проекта о готовности пересмотреть свои подходы – ни что иное, как отвлекающий манёвр, имеющий целью выиграть время для создания в стране своей антихристианской по духу и задачам системы.

    Большие надежды на предотвращение этого нарастающего зла православная общественность связывает с принципиальной позицией по этому вопросу Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, высказанной им на встрече с депутатами Государственной Думы от фракции «Единая Россия». Ту же самую позицию последовательно проводили и представители Русской Православной Церкви на парламентских слушаниях в Москве 12 ноября сего года протоиерей Всеволод Чаплин и протоиерей Димитрий Смирнов.
    Уважаемый Александр Григорьевич! Высказанная рядом представителей Русской Православной Церкви позиция по «ювенальной системе» находит сегодня поддержку и одобрение не только православной общественности, но и многих неравнодушных, думающих людей Беларуси. Русская Православная Церковь на протяжении многовековой русской истории всегда выступала в роли миротворца, в самые сложные времена делала всё возможное для достижения общественного согласия. Настоятельно требуем с учетом глубокой обеспокоенности по этому поводу представителей Русской Православной Церкви и православной общественности решать вопрос не иначе, как при широком общественном обсуждении, с привлечением родительского сообщества, с учётом мнения Русской Православной Церкви и других традиционных религий Беларуси.

    С.М. Фурманов,    Л.К. Ильичева - http://rusk.ru/st.php?idar=30188

 

 

ВНИМАНИЕ! АКТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О КОНВЕНЦИИ О ПРАВАХ РЕБЕНКА!

 Конвенция о правах ребенка содержит множество ошибок, некоторые из них указаны в статьях, которые приводятся ниже. Однако Конвенция содержит ФАТАЛЬНУЮ ОШИБКУ, которая скоро приведет к "смерти" этого договора, так как  изначально он был ничтожным, то есть недействительным договором! 

Краснянский А.В., кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Химического факультета Московского государственного  университета имени М.В. Ломоносова

 

Krasnyansky A.V. A FATAL ERROR IN THE CONVENTION ON THE RIGHTS OF THE CHILD.

Фатальная ошибка в Конвенции о правах ребенка

 

Вопросы гуманитарных наук. 2010. № 3. Издательство "Компания Спутник+". На сайте публикуется статья  в исправленном и дополненном виде 


   В российском законодательстве, как, вероятно, и во многих других странах, основанием для отделения ребенка от родителей является нарушение родителями прав ребенка. Семейный кодекс Российской Федерации предусматривает порядок и основания семейно-правовой ответственности родителей за нарушение прав ребенка.  В качестве меры семейно-правовой ответственности родителей закон выделяет ограничение либо лишение  родительских прав.  Ограничение либо лишение родительских прав применяется строго индивидуально и осуществляется только по решению суда.  Суд лишает родительских прав на каждого ребенка в отдельности, даже если  имеет дело с многодетной семьей.  В статье 69  Семейного кодекса Российской Федерации дан исчерпывающий перечень оснований для лишения родительских прав –   родители (либо один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов; отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения,  учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций; злоупотребляют своими родительскими правами; жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность; являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией; совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.  Чаще всего в качестве оснований лишения родительских прав является их совокупность. Ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства только при невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей (статья 71 СК РФ).  Таким образом, согласно российскому законодательству, ребенок отбирается у тех родителей, которые в силу своей нравственной деградации  не любят,  не заботятся о ребенке или даже  представляют угрозу для его жизни или здоровья.

    В Конвенции о правах ребенка (1989) понятие «нарушение прав ребенка» заменили  понятием  «жизненные интересы ребенка».    Рассмотрим часть первую статьи 9 Конвенции.

Article 9. Part 1. States Parties shall ensure that a child shall not be separated from his or her parents against their will, except when competent authorities subject to judicial review determine, in accordance with applicable law and procedures, that such separation is necessary for the best interests of the child. Such determination may be necessary in a particular case such as one involving abuse or neglect of the child by the parents, or one where the parents are living separately and a decision must be made  as to the child's place of residence. [1].
Официальный перевод части первой  статьи 9 Конвенции [2] является неэквивалентным. Эквивалентный перевод, сделанный автором данной статьи: «Государства-участники должны обеспечивать, чтобы ребенок не был отделен от его родителей против их воли, за исключением случаев,  когда компетентные органы, находящиеся под судебным контролем, решают в соответствии с действующим законодательством и процедурами, что такое  отделение необходимо в жизненных интересах ребенка. Такое решение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка».
   В  России  под судебным контролем находятся органы государственной власти, органы местного самоуправления,  общественные объединения и должностные лица. Судебный контроль означает, что   решения этих органов, объединений и лиц, а также их действие или бездействие  могут быть обжалованы в суд (Конституция Российской Федерации, статья 46, часть 2). 

    Анализ статьи 9 и других статей Конвенции показывает, что:

 1. Компетентные органы (социальные службы, занимающиеся детьми) отнимают ребенка у  родителей исходя из того, что такое отделение необходимо в жизненных интересах ребенка.

 2. В Конвенции отсутствует  определение понятия «жизненные интересы ребенка», то есть компетентные органы  отбирают ребенка, исходя из произвольных соображений. 

3. Чтобы отобрать ребенка у родителей не  требуется решение суда; родители   – после того, как отобрали  ребенка – могут  обжаловать это решение в суд.  

4. Ребенка могут отобрать (и на практике отбирают – смотрите в Интернете) у родителей, которые любят   ребенка, но  не обеспечивают, по мнению социальных служб, его жизненных интересов.

    Нет сильнее чувства, чем любовь родителей к детям.  Следовательно, отбирать  ребенка у любящих его родителей – это бесчеловечно и жестоко.    Статья 7  Международного пакта о гражданских и политических правах ([3], с. 235) указывает: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию». Конвенция  дает право социальным службам отбирать ребенка у любящих его родителей, то есть дает право жестоко и бесчеловечно наказывать родителей.  Следовательно, Конвенция о правах ребенка (1989)  противоречит принципу уважения прав человека.  В статье  53 Венской конвенции о праве международных договоров (1969) ([4], с. 205)   и  в статье  53 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями  (1986) ([4], с. 235) указано, что договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права. Один из основных принципов современного общего международного права  – принцип уважения прав человека.  Конвенция о правах ребенка (1989) в момент заключения противоречила  принципу уважения прав человека.  Следовательно, Конвенция о правах ребенка (1989) является ничтожным, то есть недействительным, договором. Его можно (и нужно) не исполнять!

 

Источники информации

[1] Convention on the Rights of the Child.
1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf
2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm
[2]  Права человека. Сборник международных документов. Москва. «Юридическая литература». 1998. Стр. 363 – 380. ISBN 5-7260-0901-0.
 [3]  Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 2. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», «Юрайт-Издат.». 2007.  ISBN 978-5-7133-1289-3 (том 2),  ISBN 978-5-7133-1291-6. 
[4] Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 1. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», «Юрайт-Издат.». 2007. ISBN 978-5-7133-1287-9 (том 1), ISBN 978-5-7133-1291-6.   
Файл: КонфатОшибка11

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Венская конвенция о праве международных договоров

23 мая 1969 года


Статья 48

Ошибка

1. Государство вправе ссылаться на ошибку в договоре как на основание недействительности его согласия на обязательность для него этого договора, если ошибка касается факта или ситуации, которые, по предложению этого государства, существовали при заключении договора и представляли собой существенную основу для его согласия на обязательность для него данного договора.

2. Пункт 1 не применяется, если названное государство своим поведением способствовало возникновению этой ошибки или обстоятельства были таковы, что это государство должно было обратить внимание на возможную ошибку.

3. Ошибка, относящаяся только к формулировке текста договора, не влияет на его действительность; в этом случае применяется статья 79.

Статья  53

Договоры, противоречащие императивной норме общего международного права (jus cogens)


   Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права. Поскольку это касается настоящей Конвенции, императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер. 

Источник информации:   Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 1. Страницы 204 – 205. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», «Юрайт-Издат.». 2007. ISBN 978-5-7133-1287-9, ISBN 978-5-7133-1291-6.  


Справочные материалы. Императивный характер носят все основные принципы международного права, являющиеся главным критерием правомерности всех международно-правовых норм. В  международном праве выделяют десять основных принципов:

    * Принцип неприменения силы и угрозы силой;
    * Принцип разрешения международных споров мирными средствами;
    * Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств;
    * Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом;
    * Принцип равноправия и самоопределения народов;
    * Принцип суверенного равенства государств;
    * Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву;
    * Принцип нерушимости государственных границ;
    * Принцип территориальной целостности государств;
   
* Принцип уважения прав человека и основных свобод.

Источник информации:   http://ru.wikipedia.org/wiki/Jus_cogens



Анатолий Владимирович Краснянский,  кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Системный анализ юридических документов.  Часть 1

Современные гуманитарные исследования. 2010. № 1. С. 113-115

1. Введение


   В системном анализе международных юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ и  юридический анализ. Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать объект.   В некоторых случаях для полного исследования документа этих видов анализа недостаточно.  Например,  при анализе Конвенции о правах ребенка необходим педагогический анализ.
   В данной работе проведен системный анализ статьи 2   Конвенции о правах ребенка. 

2. Анализ первого пункта статьи 2 Конвенции

2.1.   Первый пункт статьи 2 Конвенции на английском и русском языках:

     1. States Parties shall respect and ensure the rights set  forth in the present Convention to each child within their jurisdiction without discrimination of any kind, irrespective of the child's or his or her parent's or legal guardian's race, colour, sex, language, religion, political or other opinion, national, ethnic or social origin, property, disability, birth or other status.  [1].

     1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств. [2].

2.1.  Словосочетание  shall respect and ensure    перевели (неправильно) как «уважают и обеспечивают». Правильно: «должны уважать и обеспечивать».

2.2.  Словосочетание «legal guardian's» перевели как «законный опекун». Однако в российской юридической литературе используется термин «опекун», а словосочетание «законный опекун» не применяется. Почему? Дело в том, что термин опекун произошел от юридического термина «опека». Определение понятия «опека» дано в статье 2 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» [3]:  «Опека –  форма устройства малолетних граждан (не достигших возраста четырнадцати лет несовершеннолетних граждан) и признанных судом недееспособными граждан, при которой назначенные органом опеки и попечительства граждане (опекуны) являются законными представителями подопечных и совершают от их имени и в их интересах все юридически значимые действия». Из этого определения следует, что опекун – законный представитель подопечного ребенка. Поэтому словосочетание «законный опекун» является плеоназмом, так как значение слово «законный»   входит в состав слова «опекун». Плеоназмом является, например, словосочетание «сладкий сахар».

2.3.  Словосочетание  «birth or other status» переводится в Конвенции как «рождения ребенка или каких-либо иных обстоятельств»    Во  Всеобщей декларации прав человека [4,5]  (статья 2) словосочетание «birth or other status»    переводится как «сословного или иного положения».  Докажем, что перевод  словосочетания   «birth or other status» как   «рождения ребенка или каких-либо иных обстоятельств» в Конвенции  является неэквивалентным. Для этого из текста первого пункта статьи 2 Конвенции сначала выделим суждение, в которое входит словосочетание «рождения ребенка»:
   «Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  рождения ребенка».  [2]. Словосочетание «независимо от рождения ребенка» можно интерпретировать только так: «независимо от того, родился ребенок или нет».   В общем, обеспечиваются права за каждым ребенком без какой-либо дискриминации, независимо от того, родился ребенок или нет. Это  суждение – бессмысленное.  Таким образом, первый пункт 2 статьи Конвенции о правах ребенка содержит бессмысленное суждение.
   Теперь проверим правильность перевода словосочетания «or other status». Из словаря В.К Мюллера [5] следует, что во  Всеобщей декларации прав человека сделан эквивалентный перевод: «или иного положения» (подразумевается положение человека в обществе, или  его общественное положение).  В Конвенции на русском языке перевод «or other status»  неэквивалентный: «или каких-либо иных обстоятельств».

3. Анализ второго пункта статьи 2 Конвенции

3.1.    Второй пункт статьи 2 Конвенции на английском и русском языках (подчеркнуты слова и словосочетания, которые обсуждаются в данной работе):

          2.  States Parties shall take all appropriate measures to ensure that the child  is protected against all forms of discrimination or punishment on the basis of the status, activities, expressed opinions, or beliefs of the child's parents, legal guardians, or family members.

          2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи».

3.2.  Словосочетание  «shall take» перевели  как «принимают». Эквивалентный перевод: «должны принимать». 

3.3.  Ранее было доказано, что словосочетание «законных опекунов» является плеоназмом,  так как содержит лишнее слово «законных».

 3.4.  В словосочетании «выражаемых взглядов или убеждений» нарушена последовательность слов «выражаемых» и «взглядов».  Эти слова нужно поменять местами. Правильно: «взглядов или убеждений, выражаемых ребенком». Данное словосочетание содержит еще одну ошибку – лишнее слово.  Это слово –  «выражаемых». Действительно, если человек не выражает каким-либо способом свои взгляды и убеждения, то об этом, кроме него,  никто ничего не знает.  В результате получим словосочетание: «взглядов и убеждений ребенка». Дополним эти рассуждения примером. Рассмотрим предложение: «Выражаемые взгляды В.И. Вернадского на биосферу нашли признание  среди ученых».  Оно содержит лишнее слово «выражаемые».  Уберем его и получим  «Взгляды В.И. Вернадского на биосферу нашли признание  среди ученых».

3.5. Словосочетание  «выражаемых взглядов или убеждений ребенка» является неэквивалентным  переводом словосочетания: «expressed opinions, or beliefs of the child's parents».  Эквивалентный перевод: «мнений или убеждений родителей ребенка». 

     Таким образом,  текст  статьи 2 Конвенции на русском языке не является  эквивалентным тексту статьи 2 Конвенции на английском языке. В определении  «аутентичный текст» указывается два существенных признака:  1) перевод должен быть эквивалентным; 2) этот перевод должен быть утвержден в установленном  порядке. Следовательно, текст статьи 2 на русском языке не является аутентичным тексту на английском языке, так как отсутствует существенный признак – эквивалентность перевода.  Из этого, в свою очередь, следует, что  статья 2 Конвенции на русском языке  не имеет юридической силы.  Однако статья 2 является неотъемлемой частью Конвенции и поэтому не только статья 2, но и все остальные статьи  Конвенции о правах ребенка  на русском языке не имеют –  с момента обнаружения неэквивалентности перевода,   юридической силы.  Необходим новый перевод статей Конвенции и утверждение этого перевода в установленном порядке. 

4. Выводы

1. Перевод статьи 2  Конвенции о правах ребенка с английского на русский является неэквивалентным.

2. Текст статьи 2 Конвенции не является  аутентичным тексту статьи 2 Конвенции на английском языке (следствие из пункта 1).

3. Статья 2 (совокупность суждений) содержит одно бессмысленное суждение (следствие неправильного перевода).

4. В настоящее время статья 2 Конвенции (на русском языке) не имеет юридическую силу; это следует из пунктов 1,  2 и 3.

5. В настоящее время Конвенция о правах ребенка (на русском языке) не имеет юридическую силу; это следует из пункта 3. 

5. Источники информации

[1] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[2]   Конвенция о правах ребенка (на русском языке).

1)  http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm

2)  http://www1.umn.edu/humanrts/russian/instree/Rk2crc.html

[3]  Федеральный закон от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» Российская газета. Федеральный выпуск №  4651 от 30 апреля 2008 г.     http://www.rg.ru/2008/04/30/opeka-dok.html

[4]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке).    

1)http://www.icitizenforum.com/russian/declaration-of-human-rights;  

2)http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm.

[5 ] The Universal Declaration of  Human Rights.  http://www.un.org/en/documents/udhr/index.shtml

[6]  В.К. Мюллер.  Англо-русский словарь. 53 000 слов. Издание 23-е, стереотипное. Москва. «Русский язык». 1990.
Отредактированный 07.04. 2010 (21 час 30 минут – 21 час 55 минут) текст статьи в журнале «Современные гуманитарные исследования, 2010. № 1.  С.113 – 115.

 

Анатолий Владимирович Краснянский,  кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Системный анализ юридических документов.  Часть 2

Предисловие

Статья  "Системный анализ юридических документов.  Часть 2", опубликована в журналах «Современные гуманитарные исследования. 2010. № 2  и "Юридические науки". 2010. № 2.  Издательство "Компания Спутник+".  На сайте публикуется статья  в исправленном виде (исправления касаются только пункта 6).  


1. Введение


   В системном анализе международных юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ и  юридический анализ. Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать объект.   В некоторых случаях для полного исследования документа этих видов анализа недостаточно.  Например,  при анализе Конвенции о правах ребенка необходим педагогический анализ.
   Предыдущие статьи содержат  системный анализ статьи 2   Конвенции о правах ребенка [1]  и  предварительные результаты логического анализа   Конвенции [2]. В этой статье представлен  системный анализ нескольких статей Конвенции о правах ребенка.
   В полном объеме системный анализ Конвенции  будет опубликован в журналах «Вопросы гуманитарных наук», «Современные гуманитарные исследования» и  «Юридические науки» (Издательство «Компания Спутник+») и  на сайте  http://www.avkrasn.ru

2. Результаты лингвистического анализа Конвенции

   В этом разделе, а также и в некоторых других разделах  дается английский текст отдельных статей  Конвенции [3],  официальный текст на русском языке [4] и эквивалентный перевод с английского языка на русский, выполненный автором статьи.

Article 2, part 1
     1. States Parties shall respect and ensure the rights set  forth in the present Convention to each child within their jurisdiction without discrimination of any kind, irrespective of the child's or his or her parent's or legal guardian's race, colour, sex, language, religion, political or other opinion, national, ethnic or social origin, property, disability, birth or other status. 

   Официальный  перевод:   1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.

   Эквивалентный перевод:  1. Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья, сословного или иного положения  ребенка, его родителей или  опекунов. 

Докажем, что первый пункт 2 статьи Конвенции (официальный текст, неэквивалентный перевод [4])  содержит бессмысленное суждение. Для этого из  первой части статьи 2 Конвенции (совокупности суждений)  выделим суждение, в которое входит словосочетание «независимо от рождения ребенка»:  «Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  рождения ребенка».  Словосочетание «независимо от рождения ребенка» можно интерпретировать только так: «независимо от того, родился ребенок или нет».   В общем, обеспечиваются права за каждым ребенком без какой-либо дискриминации, независимо от того, родился ребенок или нет. Это  суждение – бессмысленное. 

Article 2, part 2
2.  States Parties shall take all appropriate measures to ensure that the child  is protected against all forms of discrimination or punishment on the basis of the status, activities, expressed opinions, or beliefs of the child's parents, legal guardians, or family members.

   Официальный перевод:  2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи».

   Эквивалентный перевод: 2. Государства-участники должны принимать все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе положения в обществе, деятельности, взглядов или убеждений  родителей ребенка, опекунов или иных членов семьи».

Article 9, part 1
1. States Parties shall ensure that a child shall not be separated from his or her parents against their will, except when competent authorities subject to judicial review determine, in accordance with applicable law and procedures, that such separation is necessary for the best interests of the child. Such determination may be necessary in a particular case such as one involving abuse or neglect of the child by the parents, or one where the parents are living separately and a decision must be made as to the child's place of residence.

   Официальный перевод:  1. Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

   Эквивалентный перевод: 1. Государства-участники должны гарантировать, что ребенок  будет отделен от своих  родителей вопреки их воле только в случаях, когда компетентные органы, находящиеся под судебным контролем, решают в соответствии с действующим законодательством и процедурами, что такое  отделение необходимо в жизненных интересах ребенка. Такое решение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Article 40,  part 1
1. States Parties recognize the right of every child alleged as, accused of, or recognized as having infringed the penal law to be treated in a manner consistent with the promotion of the child's sense of dignity and worth, which reinforces the child's respect for the human rights and fundamental freedoms of others and which takes into account the child's age and the desirability of promoting the child's reintegration and the child's assuming a constructive role in society.

Официальный перевод: 1. Государства-участники признают право каждого ребенка, который, как считается, нарушил уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитывается возраст ребенка и желательность содействия его реинтеграции и выполнению им полезной роли в обществе.

Эквивалентный перевод: 1. Государства-участники признают право каждого ребенка, который подозревается, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других, и  которое  учитывает  возраст ребенка,  помогает ему вернуться к нормальной жизни и выполнять  полезную роль в обществе.

3. Основные результаты логического анализа Конвенции

1. Часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью  2 и частью 3 статьи 23  Конвенции.
2. Часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью  4 статьи 40  Конвенции.
3. Статьи  13, 14, 15 и 16 в совокупности со статьей 1  Конвенции  содержат множество бессмысленных суждений и по этой причине представляют собой логические парадоксы.
4. Часть 1 статьи 15 и  часть 1 статьи 16  Конвенции   находится в деонтическом противоречии со статьей 12 Всеобщей декларации прав человека.

     В качестве примера докажем, что  часть 1 статьи 16 Конвенции о правах ребенка находится в деонтическом противоречии со  статьей 12 Декларации. 

Часть 1 статьи 16 Конвенции. 1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

Анализ части 1 статьи 16 Конвенции. В личную жизнь ребенка (подростка, юноши  или девушки) входит посещение кино и дискотеки, встречи с друзьями и множество других развлечений. Большинство родителей используют способ воспитания, заключающийся в использовании различного рода наказаний и поощрений. Один из приемов наказания – запреты. Родители в качестве наказания  запрещают ребенку пойти в кино, или на дискотеку, или на встречу с друзьями, то есть незаконно (без санкции государственных органов) вмешиваются  в его личную жизнь. Следовательно, часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает использовать запреты. 

Статья 12 Декларации [5]. Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

   Аналогичные статьи есть в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966) и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966) [6].

Анализ статьи 12 Декларации.   В   объем понятия  «семейная жизнь» входит объем понятия «семейное воспитание», в объем понятия  «семейное воспитания» входят различные стили (методы) воспитания, в том числе воспитание с использованием наказаний (в том числе запретов) и поощрений.  Здесь не идет речь о жестоких наказаниях, которые подрывают  физическое и  (или) психическое здоровье детей и поэтому вообще не относятся к методам воспитания.  Следовательно, из статьи 12 Декларации (совокупности суждений) следует суждение:  «Ни отец, ни мать не могут подвергаться произвольному вмешательству в их семейное воспитание; в частности, отец и мать имеют право использовать запреты как один из видов воспитания».  Деонтическое противоречие:  часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает родителям использовать запреты;  статья 12 Декларации это разрешает.

4. Педагогический анализ Конвенции

   В качестве примера педагогического анализа докажем, что часть 1 статьи 16 Конвенции основана ложном суждении (педагогической утопии).  

   Большинство родителей (опыт многих поколений) при воспитании детей используют различные виды наказаний, в том числе запреты.  Поэтому суждение:  «Всех детей можно воспитать, не используя наказания» является ложным суждением (педагогической утопией).   Ранее было доказано, что    часть 1 статьи 16 Конвенции  не разрешает использовать  один из видов наказания –  запреты. Следовательно, часть 1 статьи 16 основана на педагогической утопии.    

5. Юридический анализ Конвенции

5.1. Объект анализа: статья 40, часть 2 (статья приведена не полностью).

Article 40,  part 2
2. To this end, and having regard to the relevant provisions of international instruments, States Parties shall, in particular, ensure that:

2. В этих целях и принимая во внимание соответствующие положения международных документов, государства-участники, в частности, обеспечивают, чтобы:

(a) No child shall be alleged as, be accused of, or recognized as having infringed the penal law by reason of acts or omissions that were not prohibited by national or international law at the time they were committed;

Официальный перевод:  a) Ни один ребенок не считался нарушившим уголовное законодательство, не обвинялся и не признавался виновным в его нарушении по причине действия или бездействия, которые не были запрещены национальным или международным правом во время их совершения;

а) Эквивалентный перевод: Ни один ребенок не должен быть подозреваемым, обвиняемым и признанным виновным в преступлениях по причине действия или бездействия, которые не были запрещены национальным или международным правом во время их совершения;

(b) Every child alleged as or accused of having infringed the penal law has at least the following guarantees:

Официальный перевод: b)  Каждый ребенок, который, как считается, нарушил уголовное законодательство или обвиняется в его нарушении, имел по меньшей мере следующие гарантии:

Эквивалентный  перевод: b) Каждый ребенок, который подозревается или обвиняется в  нарушении уголовного законодательства,  имеет, по меньшей мере, следующие гарантии:

 (iii) To have the matter determined without delay by a competent, independent and impartial authority or judicial body in a fair hearing according to law, in the presence of legal or other appropriate assistance and, unless it is considered not to be in the best interest of the child, in particular, taking into account his or her age or situation, his or her parents or legal guardians;

Официальный перевод: iii) Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица, и, если это не считается противоречащим наилучшим интересам ребенка, в частности, с учетом его возраста или положения его родителей или законных опекунов;

Эквивалентный перевод: iii) Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица, а также  родителей ребенка или опекунов,  если, конечно,  присутствие родителей или опекунов не противоречит,  с учетом  возраста и конкретной ситуации,  жизненным интересам ребенка.

 (v) If considered to have infringed the penal law, to have this decision and any measures imposed in consequence thereof reviewed by a higher competent, independent and impartial authority or judicial body according to law;

 Официальный перевод: v) Если считается, что ребенок нарушил уголовное законодательство, повторное рассмотрение вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону соответствующего решения и любых принятых в этой связи мер;

Эквивалентный  перевод: v) Если установили, что ребенок совершил  уголовное преступление, то необходимо получить решение суда и предпринять впоследствии любые меры для рассмотрения этого дела вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону. 

3. States Parties shall seek to promote the establishment of laws, procedures, authorities and institutions specifically applicable to children alleged as, accused of, or recognized as having infringed the penal law, and, in particular:

Официальный перевод: 3. Государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются, или признаются виновными в его нарушении, и в частности:

Эквивалентный перевод: 3) Государства-участники должны стремиться содействовать созданию законов, процедур, органов и учреждений,  специально предназначенных  для детей, которые подозреваются, обвиняются или признаются виновными в его нарушении, и в частности:

(a) The establishment of a minimum age below which children shall be presumed not to have the capacity to infringe the penal law;

Официальный перевод: a) Установлению минимального возраста, ниже которого дети считаются неспособными нарушить уголовное законодательство;

Эквивалентный перевод: а) Установлению максимального возраста детей, с которого наступает уголовная ответственность. 

(b) Whenever appropriate and desirable, measures for dealing with such children without resorting to judicial proceedings, providing that human rights and legal safeguards are fully respected.

Официальный перевод:  b) В случае необходимости и желательности, принятию мер по обращению с такими детьми без использования судебного разбирательства при условии полного соблюдения прав человека и правовых гарантий.

Эквивалентный перевод: b) Всякий раз желательно принимать меры к таким детям без обращения  к судебному разбирательству при условии полного соблюдения прав человека и правовых гарантий.

5.2. Анализ подпункта  (iii)  пункта «b» части 2 статьи 40.

 Анализ суждения: «Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом». 

    Это суждение содержит два «достижения» западной юриспруденции. «Достижение № 1»  заключается в том, что  введено новое понятие: «компетентный, независимый и беспристрастный орган», то есть орган, о котором  известно только то, что он «компетентный, независимый и беспристрастный». Этот орган особый – он может заменять судебный орган. В отличие от судебных органов, которые иногда ошибаются в своих решениях, этот орган всегда, согласно части 2 статьи 40,  и компетентный, и независимый, и беспристрастный. Следовательно,  нельзя сомневаться в правильности его решений.  Этот особый орган фигурирует также в подпункте (v) пункта «b» части 2 статьи 40.

   В фантастическом произведении Оруэлла «1984»  государственный аппарат  Океании состоял из Министерства правды, ведавшего информацией, образованием, досугом и искусствами;  Министерства мира, ведавшее войной;   Министерства изобилия, отвечавшее за экономику и из Министерства любви, ведавшее охраной порядка. Видимо, «компетентный, независимый и беспристрастный» орган не что иное, как один из департаментов Министерства любви. Так что Оруэлл ошибся всего на 5 лет: его роман описывает 1984 год, а Конвенция о правах ребенка состоялась в 1989 году.  «Достижение № 2» западной юридической мысли заключается в том, что основной целью предварительного следствия является быстрое  раскрытие преступления.  А как иначе можно «безотлагательно»  принять решение?  Россия, безусловно, отстала от Запада в области юридических инноваций. До сих пор в России  основной целью следствия является  полное раскрытие преступления, то есть тщательное исследование всех обстоятельств расследуемого преступления, в том числе возможности совершения подозреваемым или обвиняемым других преступлений и причастности к преступлению иных лиц. 

Дополнение. «Достижение № 2»,  заключающееся в требовании как можно быстрее проводить расследование, противоречит тысячелетнему опыту человечества, в частности опыту русского народа. Это следует из русских пословиц [7], в которых осуждается спешка:  Скоро делают, так слепо выходит. Скоро блох ловят. Спешлив, суетлив: обувшись парится. Седлай порты, надевай коня!   Скоро хорошо не родится.  Дай отсрочку   –  будет дело в точку. Скорого дела не хвалят. Наскоре слепых рожают. Поспешишь,  да людей насмешишь. Что хорошо, то не скоро. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. У меня дядя все спешил, да и помер. Был такой, что торопился, да скоро умер.  Побеги, да не зашиби ноги! Скоро пойдешь –  ногу зашибешь. Не угадывай в три дня, угадывай в три года!  Не торопись отвечать, торопись слушать!  Скоро поедешь, не скоро доедешь. Не переведя дух, дальше ворот не добежишь. Прытко бегают, так часто падают.  Наскоро делать –  переделывать. Не торопко кади, святых не опали! Тише едешь –  дале будешь [6].

5.3. Анализ подпункта  (iv)  пункта «b» части 2 статьи 40.

Анализ суждения: «Свобода от принуждения к даче свидетельских показаний».  Это суждение можно сформулировать более четко: «Никто не имеет право заставлять давать свидетельские показания». Это  достижение западной юридической мысли обозначим  как  «достижение № 3». Чтобы объяснить суть этого достижения, надо вспомнить статью 42, согласно которой государства-участники обязуются, используя надлежащие и действенные средства, широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей. Таким образом,  детям будут объяснять, что можно не давать свидетельские показания. Вместо того чтобы учить детей бороться со злом, западные деятели советуют им жить согласно поговорке «Моя хата с краю». Очевидно, что «достижение № 3» сильно затруднит работу следственных органов. К счастью, эта  новация не успела еще  внедриться в российское законодательство.    В Уголовном кодексе  Российской  Федерации [8] есть статьи 307 и 308. В части 1 статьи 307 предусмотрено  наказание свидетеля за ложные (заведомо) показания, в части 2 статьи 308 предусмотрено наказание  за отказ свидетеля от дачи показаний, причем уголовной ответственности по этим статьям подлежат дети старше 16 лет.   

5.4. Анализ подпункта  (vii)  пункта «b» части 2 статьи 40.

b) Каждый ребенок, который подозревается или обвиняется в  нарушении уголовного законодательства,  имеет, по меньшей мере, следующие гарантии: vii) полное уважение его личной жизни на всех стадиях разбирательства.

   Это тоже «достижение» западной юридической мысли, обозначим его как «достижение № 4».  В чем его суть? Дело в том, что  требование: «полное уважение личной жизни ребенка» запрещает следователю  контролировать   переписку, знакомиться с записью телефонных разговоров и делать обыск –  это ведь тоже вмешательство в личную жизнь.   К счастью, в России еще не успели ввести «достижение № 4» в национальное  законодательство.  Разрешается вмешательство в личную жизнь подозреваемого или обвиняемого, если оно законное и непроизвольное. 
   «Достижения» под номерами 2 – 4, введенные национальное законодательство,   парализует  работу следственных органов.  Однако  задачей правового государства является соблюдение прав и свобод всех его граждан, а не только тех, кто совершил преступление, и не только тех, кому еще не исполнилось 18 лет. Нельзя добиваться бесконечного расширения прав обвиняемого и подсудимого, ущемляя при этом интересы потерпевшего и всего общества в целом. Паралич следственных органов, расследующих ювенальные преступления, приведет к параличу ювенальных судов. А зачем нужны суды, если есть «компетентный, независимый и беспристрастный орган»  –   департамент Министерства любви?

6.  Ошибки в Конвенции о правах ребенка

6.1.  Официальный перевод с английского на русский язык не является эквивалентным.  Следовательно,   Конвенция на русском языке не является  аутентичной Конвенции на английском языке. Если в депозитарии ООН хранится текст, неэквивалентный английскому, то это  необходимо и достаточно, чтобы отказаться от исполнения Конвенции. 

6.2. В Конвенции отсутствуют  определения основных понятий,  использующихся  в этом Договоре. В частности, нет определений следующих понятий: «воспитание», «надлежащее воспитание», «жизненные интересы ребенка», то есть в Конвенции нарушен принцип понятийной определенности, который должен выполняться в любом законодательном акте. 

6.3. Конвенция содержит внутренние противоречия: деонтически несовместимые  нормы права, то есть в Конвенции нарушен принцип модальной сбалансированности, который должен выполняться в любом законодательном акте.

6.4. Конвенция содержит нормы права,  деонтически несовместимые  с нормами права в  международных договорах, заключенных до  принятия Конвенции (1989), в частности,  Конвенция противоречит Всеобщей декларации прав человека (1948),  Международному пакту о гражданских и политических правах (1966) и Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах (1966). 

6.5.  Некоторые статьи (с учетом статьи 1) Конвенции содержат множество бессмысленных суждений, то есть являются, по сути, логическими парадоксами. 

6.6. Некоторые статьи Конвенции основаны на ложных суждениях.

6.7. Фатальная логическая ошибка в Конвенции, делающая  ничтожным этот международный Договор, –  это подмена юридического понятия  "нарушение прав ребенка" на   понятие "наилучшие интересы ребенка". Определение этого понятия в Конвенции не дано.  Следовательно, социальные службы ПРОИЗВОЛЬНО, без законных оснований,  отбирают детей у родителей .   Исполнение Конвенции о правах ребенка приводит  к массовому нарушению прав человека. Статья 53   Венской конвенции о праве договоров между государствами или  между международными организациями (1939) [9] указывает, что международный договор считается недействительным в случае, если он в момент заключения противоречил основным принципам международного права. Один из десяти этих принципов – принцип уважения прав человека.  Конвенция о правах ребенка противоречит принципу уважения прав человека . Следовательно, любое государство в любой момент может отказаться от исполнения Конвенции о правах ребенка.

7. Источники информации

[1] Анатолий Владимирович Краснянский. Системный анализ юридических документов. Часть 1. Современные гуманитарные исследования. 2010.  № 1. С. 113 – 115. Издательство "Компания Спутник+".

[2] Анатолий Владимирович Краснянский. Логический анализ юридических документов. Часть 1.  Вопросы  гуманитарных наук. 2010. № 2. С. 172. Издательство "Компания Спутник+".

[3] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[4]   Конвенция о правах ребенка (на русском языке).

1)  http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm

2)  http://www1.umn.edu/humanrts/russian/instree/Rk2crc.html

3) Права человека. Сборник международных документов. Москва. «Юридическая литература». 1998. Стр. 363 – 380.

[5]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке).

1) Международное публичное право. Сборник документов в 2 частях. Составители: К.А. Бякимишев, Д.К. Бякимишев. Часть 1. С. 394 – 398. Москва.  ТК Велби.  Издательство Проспект. 2006.

2)  http://www.icitizenforum.com/russian/declaration-of-human-rights;    

3)  http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm.

[6] Международный пакт о гражданских и политических правах (1966);

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966) –   http://www.un.org/russian/documen/convents/pactpol.htm

[7] Русские пословицы –  http://www.niv.ru/library/005/097.htm

[8] Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. Москва. Издательская группа ИНФРА.М – НОРМА. 1996.

[9] Венская конвенция о праве договоров между государствами или  между международными организациями –

http://pravo.kulichki.com/zak/megd/meg03935.htm

 

 

Краснянский А.В., кандидат химических наук, старший научный сотрудник кафедры радиохимии Химического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Логический анализ юридических документов.  Часть 2

Современные гуманитарные исследования, 2010. № 2.  Издательство Компания Спутник+.

 

1. Введение

   В предыдущей статье были  сформулированы основные положения (результаты)  логического анализа    Конвенции о правах ребенка [1]. В этой статье представлены  доказательства этих положений.
   В статье  используется эквивалентный перевод Конвенции  с английского  [2]    языка на русский, выполненный автором статьи.

2. Объекты анализа: статьи Конвенции о правах ребенка (1989)

Статья 1. В настоящей Конвенции под ребенком подразумевают каждого    человека  младше 18 лет, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее.

Статья 2, часть 1.  Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья, сословного или иного положения  ребенка, его родителей или  опекунов. 

Статья 13, часть 1. Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка.

Статья 14, часть 1. Государства-участники должны уважать право ребенка на свободу мысли, совести и религии.

Статья 15, часть 1.   Государства-участники признают право ребенка на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.

Статья 16, часть 1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

Статья 23,  часть 2.  Государства-участники признают право нетрудоспособного ребенка на особую заботу и поощряют и обеспечивают предоставление при условии наличия ресурсов имеющему на это право ребенку и ответственным за заботу о нем помощи, о которой подана просьба и которая соответствует состоянию ребенка и положению его родителей или других лиц, обеспечивающих заботу о ребенке.

3. Логический анализ Конвенции о правах ребенка (1989)

3.1. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 13 Конвенции. В статье 1 дано определение понятия «ребенок».  Под это определение попадают и  младенцы (согласно Владимиру Ивановичу Далю – дети младше 7 лет [3]),  подростки  (мальчики или девочки преимущественно 12 – 16 лет [4]), а также  молодые люди, возраст которых менее  18 лет. Из статьи 1 и части 1 статьи 13 следует множество суждений типа: «Грудной младенец  имеет право свободно выражать свое мнение»; «Грудной младенец  имеет право свободно искать  информацию и идеи любого рода», «Грудной младенец  имеет право свободно передавать информацию в форме произведений искусства или с помощью других  средств по выбору младенца». Эти суждения не имеют смысла  (бессмысленные суждения).  Статья 1 и часть 1 статьи 13 являются, каждая в отдельности, осмысленными суждениями, а в совокупности, то есть при наличии семантической связи между собой,  образуют множество бессмысленных суждений. Поэтому совокупность статьи 1 и части 13 статьи следует назвать логическим парадоксом.

3.2. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 14 Конвенции.    Часть 1 статьи 14 требует, чтобы  государства-участники уважали право ребенка на свободу мысли, совести и религии. Из статьи 1 и части 1 статьи 14 следует множество суждений типа: «Государства-участники должны уважать право двухнедельного младенца на  свободу мысли, совести и религии»;  «Государства-участники должны уважать право пятимесячного младенца на  свободу мысли, совести и религии». Это  бессмысленные суждения. Статья 1 и часть 1 статьи 14 являются, каждая в отдельности, осмысленными суждениями, а в совокупности  образуют множество бессмысленных суждений. Поэтому совокупность статьи 1 и части 1 статьи 14 следует назвать логическим парадоксом.

3.3. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 15 Конвенции.    Часть 1 статьи 15 требует, чтобы  государства-участники признавали право ребенка  на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.  Из статьи 1 и части 1 статьи 15 следует множество суждений типа: «Государства-участники должны уважать право только что родившегося ребенка на   свободу ассоциации и свободу мирных собраний»;  «Государства-участники должны уважать право  грудного младенца на  свободу ассоциации и свободу мирных собраний». Это  бессмысленные суждения. Совокупность статьи 1 и части 1 статьи 15 образует множество бессмысленных суждений, то есть является логическим парадоксом. 

 3.4. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 16 Конвенции.  Из статьи 1 и части 1 статьи 15 следует множество суждений типа:  «Ни один двухдневный младенец не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь»;  «Ни один трехлетний  младенец  не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на семейную жизнь»;  «Ни один новорожденный  не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на тайну корреспонденции»,  Это бессмысленные суждения. Совокупность статьи 1 и части 1 статьи 16 образует множество бессмысленных суждений, то есть является логическим парадоксом.  

3.5. Анализ статьи 12 Всеобщей декларации прав человека и части 1 статьи 16 Конвенции.

3.5.1. Статья 12 Декларации [5]. Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.
   Аналогичные статьи есть в Международном пакте о гражданских и политических правах ([6], стр. 232 – 249) и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах  ([6], стр. 223 – 232).

3.5.2. Анализ статьи 12 Декларации.   В   объем понятия  «семейная жизнь» входит объем понятия «семейное воспитание», в объем понятия  «семейное воспитания» входят различные методы воспитания, в том числе воспитание с использованием наказаний (в частности,  запретов) и поощрений.  Здесь не идет речь о жестоких наказаниях, которые подрывают  физическое и   психическое здоровье детей и поэтому вообще не относятся к методам воспитания.  Следовательно, из статьи 12 Декларации (совокупности суждений) следует суждение:  «Ни отец, ни мать не могут подвергаться произвольному вмешательству в их семейное воспитание; в частности, отец и мать имеют право использовать запреты как один из видов воспитания».

3.5.3. Анализ части 1 статьи 16 Конвенции. В личную жизнь ребенка (подростка, юноши  или девушки) входит посещение кино и дискотеки, встречи с друзьями и множество других развлечений. Большинство родителей используют способ воспитания, заключающийся в использовании  наказаний и поощрений. Один из приемов наказания – запреты. Родители в качестве наказания  запрещают ребенку пойти в кино, или на дискотеку, или на встречу с друзьями, то есть незаконно (без санкции государственных органов)  вмешиваются  в его личную жизнь. Из части 1 статьи 16 (совокупности суждений) следует суждение: «Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь».  Следовательно, между статьей 12 Декларации и частью 1 статьи 16 Конвенции существует деонтическое противоречие: статья 12 Декларации разрешает родителям использовать запреты;  часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает родителям использовать запреты.

3.6. Анализ части 1 статьи 2 и части 2 статьи 23 Конвенции. Из части 1 статьи 2 (совокупности суждений)  следует суждение: «Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  состояния здоровья ребенка».   Из части 2 статьи 23 (совокупности суждений) следует суждение: «Государства-участники признают право нетрудоспособного ребенка на особую заботу».  В части 1 статьи 2 говорится о том, что не должно быть какой-либо дискриминации в зависимости от состояния здоровья детей, а в части 2 статьи 23 указывается, что нетрудоспособные (больные) дети имеют право на особую заботу, то есть налицо дискриминация здоровых детей.  Следовательно, часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью 2 статьи 23 Конвенции: часть 1 статьи 2 не разрешает дискриминацию по состоянию  здоровья детей, часть 2 статьи 23  разрешает эту дискриминацию. 

4. Выводы

1. Конвенция о правах ребенка – это опус, содержащий значительное число логических ошибок.

2. Этот опус может использоваться в учебных целях  в следующей формулировке: «Найдите логические ошибки в Конвенции о правах ребенка».

5. Источники информации

 [1] Анатолий Владимирович Краснянский. Логический анализ юридических документов. Часть 1.  Вопросы  гуманитарных наук. 2010. № 2. С. 172. Издательство «Компания Спутник+».

 [2] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[3]  Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, в четырех томах. Том II. И – О. Москва. «Русский язык». 1979.

[4]  С.И. Ожегов. Словарь русского языка. Около 53 000 слов. Издание 5-е,  стереотипное. Москва. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1963.

[5]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке). Международное публичное право. Сборник документов в 2 частях. Составители: К.А. Бякимишев, Д.К. Бякимишев. Часть 1. С. 394 – 398. Москва.  ТК Велби.  Издательство Проспект. 2006.

[6]  Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 2. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», Юрайт-Издат. 2007.

Файл: КонвЛогАн11

 

 


 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна