Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

ЦК КПСС. 29 апреля 1955 года. Одел науки и культуры и МГК КПСС. Отчет о проверке преподавания общественных наук и идейно-воспитательной работы на философском факультете Московского государственного университета.

19.12.2015 12:45      Просмотров: 729      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по истории СССР. Составитель: Анатолий Краснянский


URL:  http://caute.tk/ilyenkov/biog/ck.html

ЦК КПСС
15110
29 апр 1955

  Рассекречено  






ЦК КПСС

Отделом науки и культуры совместно с МГК КПСС проведена проверка преподавания общественных наук и идейно-воспитательной работы на философском факультете Московского государственного университета.

Проверка показала, что работа на факультете находится в запущенном состоянии. На факультете имели место неправильные, политически вредные выступления на партийном собрании при обсуждении итогов решения январского Пленума ЦК КПСС.

В своих выступлениях студенты Могилев, Смирнов, Апресян и аспирант Сохин заявляли о том, что якобы до сих пор коммунистам «затыкали рты» и, наконец, настала пора поговорить откровенно, что мы привыкли доверять ЦК КПСС, а теперь неясна постановка некоторых вопросов.

Они также заявляли, что решения январского Пленума по существу отвергают пятилетний план, утвержденный сессией Верховного Совета СССР, которым также якобы предусматривалось получить в 1960 году такое количество зерна, как и по решению январского Пленума ЦК КПСС, что необходимо все решения Секретариата ЦК КПСС публиковать в печати, изменить избирательную систему.

Студент III курса Смирнов в своем выступлении пытался противопоставить старым партийным кадрам молодые и выдвинул вопрос о проведении чистки партии. Студент Апресян заявил, что речь т. Маленкова на V сессии Верховного Совета СССР, видимо, готовилась коллективно, а решение ЦК КПСС коснулось только т. Маленкова. За эти ошибки, по его мнению, несет ответственность весь ЦК, вся партия. Перед собранием, на заседании партбюро, студент Могилев предложил вычеркнуть из резолюции пункт, в котором говорилось об одобрении решения пленума, и предложил сказать лишь о том, что решения принимаются к сведению.

Эти неправильные заявления на партийном собрании были резко раскритикованы, и было принято правильное решение.

Партком МГУ и бюро Ленинского райкома партии рассмотрели вопрос об антипартийных выступлениях Могилева, Смирнова, Апресяна и Сохина и исключили их из членов КПСС. [1]

На парткоме и в райкоме партии было отмечено, что значительная часть членов партбюро философского факультета занимала неправильную позицию на прошедших заседаниях бюро парторганизации и партийном собрании. Член партбюро, преподаватель истории философии Арефьева в парткоме выступила с защитой Могилева, Смирнова, Апресяна и Сохина. Она охарактеризовала партсобрание как прошедшее на высоком уровне, заявив при этом, что выступления указанных коммунистов явились как бы «свежей струей».

На замечание члена парткома о том, что в этих выступлениях подвергаются сомнению многие вопросы политики партии и доверие к ЦК, она ответила: «ЦК – не икона». Решением парткома т. Арефьева выведена из членов партбюро и строго наказана.

Также было отмечено, как неправильное, поведение профессоров факультета Васецкого, Ойзермана и других, которые присутствовали на партийном собрании и никак не реагировали на антипартийные выступления Могилева, Смирнова, Апресяна, Сохина.

Проверкой установлено, что указанные выступления не были случайными, они свидетельствуют о серьезных недостатках в постановке политико-воспитательной работы и преподавании общественных наук на факультете.

Многие лекции и семинарские занятия на философском факультете и кафедре диалектического и исторического материализма гуманитарных факультетов проводятся на низком идейно-теоретическом уровне, абстрактно, в отрыве от изучаемого материала, от задач коммунистического строительства.

Под видом творческого подхода к марксизму и борьбы против начетничества и догматизма некоторые преподаватели пытались извращенно толковать историю возникновения марксизма, отрицать источники марксизма.

На семинаре, посвященном формированию философских взглядов Маркса и Энгельса преподаватель Коровиков и студенты совершенно не касались существа революционного переворота в философии и даже не упоминали о таких работах В.И. Ленина, как «Карл Маркс» и «Три источника и три составных части марксизма». [2]

Некоторые студенты на семинарах стали ставить под сомнение верность важнейших положений марксистской диалектики. Так, студент Огурцов на одном из занятий отрицал всеобщий характер противоречий и характеризовал положение Энгельса о наличии противоречия в механическом движении как «гегельянщину». На другом занятии студент Гущин утверждал, что положение И.В. Сталина о переходе количественных изменений в коренные, качественные изменения имеет не всеобщий, а ограниченный характер. Некоторые студенты занимаются выискиванием в высказываниях классиков марксизма-ленинизма противоречий в формулировках.

Среди неустойчивой марксистски слабо подготовленной части студентов, аспирантов и преподавателей стало модой критиканство и демагогия. На факультете появилось мнение, что наличие многочисленных разногласий и точек зрения является положительным фактом, свидетельствующим не о застое, а о жизни и творчестве в философской науке.

В течение последних 7-8 лет на философском факультете МГУ культивировались и распространялись антимарксистские положения по целому ряду философских вопросов. Так, проф. Белецкий утверждал, что объективной истиной является сама природа, а не научное знание о ней, экономический базис капиталистического общества считается одноклассовым и непротиворечивым. На кафедре диалектического и исторического материализма гуманитарных факультетов было объявлено, что философские категории – причинность, необходимость и другие – являются не объективно существующими реальностями, а только абстракциями, способами «усвоения чувственно данного».

В такой обстановке в апреле 1954 г. на факультете появились тезисы молодых преподавателей кафедры истории философии зарубежных стран Коровикова и Ильенкова на тему: «К вопросу о взаимосвязи философии и знаний о природе и обществе в процессе их исторического развития», явившихся как бы итогом тех извращений, которые давно вызревали в стенах философского факультета.

Суть этой позиции Ильенкова и Коровикова особенно выпукло выражена в следующем положении их тезисов.

«В своей чистоте и абстрактности законы диалектики могут быть исследованы и вычленены лишь философией, как логические категории, как законы диалектического мышления. Лишь делая своим предметом теоретическое мышление, процесс познания, философия включает в [3] свое рассмотрение и наиболее общие характеристики бытия, а не наоборот, как это часто изображают. Философия и есть наука о научном мышлении, о его законах и формах».

Сведéние предмета философии лишь к гносеологии авторов тезисов привело к отрицанию того, что диалектический материализм является мировоззрением, а исторический материализм – философской наукой.

Объявление предмета философии наукой о чистом мышлении вызвало нигилистическое отношение части студентов к истории русской философии. Уже в 1954 году на факультете возникли споры о том, можно ли считать Ломоносова, а также Белинского, Огарева, Добролюбова и других революционных демократов философами, поскольку они совсем не занимались или мало занимались проблемами теории познания. По существу это является возрождением идей Лосского, Зеньковского и прочих буржуазных историков русской философии, отлучавших Ломоносова, Радищева, Сеченова от русской философии, а также рассматривающих революционеров-демократов только как литературных критиков.

Такое отношение к истории русской философии привело к тому, что некоторые студенты потребовали исключить из учебного плана курс истории русской философии.

Тезисы Коровикова и Ильенкова получили сочувствие и поддержку на кафедре диалектического и исторического материализма гуманитарных факультетов.

В январе 1955 г. на заседании кафедры под председательством проф. Белецкого преподаватель Кочетков выступил с докладом «О структуре курса диалектического материализма», в котором по существу проводилась точка зрения Коровикова и Ильенкова. Кочетков заявил, что «до сих пор везде в печати утверждалось, что диалектический материализм есть наука о мире в целом. С этой точкой зрения я лично категорически не согласен. Философия, если она хочет быть научной философией, не должна претендовать на решение этой задачи». И далее, что «положения, которые формулирует философия, в том виде, как они даются в философии, имеют ценное значение только для мышления и ни для чего другого». Отсюда он делает идеалистический вывод о том, что «положения диалектики не есть законы действительности», что «из положений философии нельзя вывести никаких практических выводов относительно практической деятельности... Неверно [5] утверждение, что из философии наша партия делает какие-то практические выводы».

С поддержкой доклада Кочеткова, ничего не имеющего с марксистским пониманием сущности философии и ее значения для практической деятельности Коммунистической партии, выступили преподаватели Куражковская и Герман.

Содержание доклада Кочеткова и тезисы Коровикова и Ильенкова являются рецидивом давно разгромленного и осужденного партией меньшевиствующего идеализма.

Необходимо отметить, что в течение двух лет на семинарах Коровиков и Ильенков излагали свои неправильные взгляды среди студентов пятого и четвертого курсов, опровергали то, что в лекциях утверждалось профессорами. Это создавало еще большую теоретическую путаницу среди студентов и аспирантов.

На факультете образовалась целая группа студентов и аспирантов, которые сами себя именуют «течением гносеологов» и отстаивают порочные позиции Коровикова, Ильенкова, Кочеткова.

Студентка 5-го курса Давыдова, в беседе, защищая взгляды Коровикова и Ильенкова, подтвердила, что предметом марксистской философии они признают лишь науку о познающем мышлении, что исторический материализм есть наука об изучении исторического процесса и к философии не относится. При этом она заявила, что марксистская точка зрения – одна из точек зрения, и ее можно «свободно» принимать или не принимать, что в марксизме могут существовать многие и разные взаимоисключающие положения. Мы не согласны, – заявила она, – что существуют какие-то недискуссионные вопросы. Дискуссии нельзя запрещать. Все равно, если не сейчас, то лет через 10 точка зрения Коровикова и Ильенкова на предмет философии будет господствующей.

Распространение этих порочных взглядов нанесло серьезный вред делу теоретической подготовки и политического воспитания не только нашей студенческой молодежи, но и части студентов, обучающихся на философском факультете, из стран народной демократии.

У части студентов и аспирантов имеется стремление уйти от насущных практических задач в область «чистой науки», «чистого мышления», оторванного от практики, от политики нашей партии. Некоторые студенты признались, что давно не читают газет. [5]

Многие студенты, окончившие философский факультет, отказываются от работы в органах народного образования и культурно-просветительных учреждениях. Одна из студенток на комиссии по распределению специалистов заявила: «Не для того мы 5 лет зубрили Гегеля, чтобы ехать на культпросветработу».

Неудовлетворительное состояние преподавания общественных наук и путаница по ряду философских вопросов объясняется прежде всего недостаточной научной квалификацией большого количества преподавателей и отсутствием всякого контроля за идейным направлением лекций и семинарских занятий со стороны деканата, руководителей кафедр и управления преподавания общественных наук Министерства высшего образования СССР. Из 78 преподавателей на факультете 20 профессоров и докторов, 55 доцентов и кандидатов наук. Одну треть профессорско-педагогических кадров составляют молодые преподаватели, у которых стаж работы в вузе не превышает 5 лет. Большинство из них является воспитанниками философского факультета.

На протяжении ряда лет на факультете существовала порочная практика подбора преподавательских кадров. Заведующий кафедрой т. Белецкий, ранее работавший на факультете, подбирал кадры не по деловым и политическим качествам, а по личной преданности. Так им были оставлены для работы в МГУ Кочетков, Герман, Куражковская и другие.

Также без учета идейно-политической зрелости и опыта практической работы были оставлены на преподавательской работе Коровиков, Ильенков, Арефьев, Панюшев, Бурлак.

Теоретическая беспомощность одной части преподавателей, беспринципность и потеря политической бдительности другой части преподавателей дали возможность распространения на факультете антимарксистских взглядов.

На ученом совете факультета и на кафедрах настоящего отпора этим взглядам не давалось. Деканат и партийная организация также проявили беспечность и никак не отреагировали на теоретические извращения философии марксизма, тем самым дали возможность совершенно безнаказанно некоторым преподавателям ревизовать основы марксистской марксистско-ленинской философии и дискутировать по недискуссионным вопросам. Благодушие и безответственность в вопросах теории зашли так далеко, что тезисы Коровикова и Ильенкова были обсуждены на ученом совете философского факультета только через год после их появления. [6]

Научная работа философских кафедр также ведется неудовлетворительно. Кафедра диалектического и исторического материализма не подготовила ни одного учебника, ни одной монографии, она не имеет перспективного плана научной работы. Годовые планы не контролируются и поэтому из года в год не выполняются.

Кафедра истории русской философии подготовила и опубликовала ряд работ. Однако в работах имеются серьезные недостатки. Русская философия преподносится в отрыве от истории философии зарубежных стран, часто вне борьбы с идеалистическими течениями; в них упрощенно изображается социально-экономическая обстановка, породившая философские взгляды мыслителей.

В целом в научной работе на факультете царит кустарщина и неорганизованность, отсутствие коллективности и творческих дискуссий по действительно нерешенным и спорным проблемам философской науки.

Партийное бюро стояло в стороне от важнейших вопросов образования и воспитания студентов и аспирантов на факультете. В нем создалась атмосфера благодушия и терпимости к недостаткам, позиция невмешательства в споры по идейно-теоретическим вопросам. Партийное бюро и комсомольская организация факультета не вели борьбы за систематическое и глубокое усвоение студентами изучаемых дисциплин. Партбюро в течение 1954-1955 года не обсудило ни одного вопроса об идейно-воспитательной работе на факультете.

Плохо велась работа по политическому воспитанию студентов во внеучебное время. В беседах со студентами выяснилось, что даже комсомольский актив плохо знаком с постановлениями январского Пленума ЦК КПСС. Многие студенты ничего не могли сказать об основных положениях доклада Н.С. Хрущева на январском Пленуме ЦК КПСС.

На факультете не организуется проведение теоретических конференций, не проводится лекций и докладов по вопросам внутренней и внешней политики Советского Союза, о коммунистическом воспитании, о советском патриотизме, моральном облике советского человека.

Партбюро прошло мимо таких важнейших событий, как пятилетие Китайской Народной Республики, 50-летие первой русской революции, не было намечено на март-апрель мероприятий, связанных с 85-летием со дня рождения В.И. Ленина. [7]

На факультете крайне низкая учебная дисциплина. Опоздания студентов на 7-8 минут на лекции считаются обычным явлением. Только за первый семестр текущего учебного года пропуски занятий студентами составили 13.708 учебных часов.

Партбюро не вело борьбы с нарушителями дисциплины и недостойным поведением студентов. В связи с этим часть студентов и аспирантов возомнили, что им все позволено, все нипочем.

Отдельные преподаватели заигрывают со студентами, ставят им незаслуженно высокие оценки, что приводит многих студентов к нескромности и зазнайству. Например, студент 2-го курса Гусев на одном из собраний заявил, что через какие-нибудь 2 года он прочтет курс лекций лучше, чем читает их доктор наук проф. Щипанов. Аспирант Зиновьев на защите своей диссертации развязно, под аплодисменты, заявил, что через 20 лет он создаст новую науку философии и что, если бы ему дали больше времени для заключительного слова, он заставил бы членов ученого совета просить у него пощады. Такие факты далеко не единичны.

Необходимо отметить, что в запущенности идейно-воспитательной работы на факультете повинен и партком университета, который стоял в стороне от руководства партийной организацией философского факультета, ошибочно считая, что философский факультет является факультетом идеологическим и им нечего руководить. Ректорат университета также не знает жизни факультета, далек от его нужд и запросов.

В соответствии с решениями парткома МГУ и бюро Ленинского райкома КПСС проведено досрочное отчетно-выборное партийное собрание философского факультета МГУ в связи с ошибочными, политически вредными выступлениями отдельных коммунистов на партийном собрании при обсуждении итогов январского Пленума ЦК КПСС.

Кроме того проведено общеуниверситетское собрание партийного актива, на котором секретарь парткома МГУ т. Андреенко выступил с докладом «О состоянии идеологической работы в МГУ и мерах ее улучшения».

На партийном собрании философского факультета и на собрании партийного актива МГУ были одобрены решения парткома университета и бюро Ленинского райкома партии и осуждены ошибочные, антипартийные высказывания студентов Могилева, Смирнова, Апресяна, аспиранта Сохина и преподавателя Арефьевой. Также осуждены были теоретические извращения марксистской философии преподавателями Коровиковым, [8] Ильенковым и другими. На собраниях были приняты решения, направленные на устранение серьезных недостатков в идейно-воспитательной работе философского факультета МГУ.

Министерством высшего образования СССР внесено в ЦК КПСС предложение об укреплении руководства кафедрами диалектического и исторического материализма философского факультета, диалектического и исторического материализма и марксизма-ленинизма гуманитарных факультетов МГУ. Министерство считает целесообразным утвердить заведующим кафедрой диалектического и исторического материализма философского факультета т. Шишкина А.Ф., ныне работающего заведующим кафедрой философии Института международных отношений; заведующим кафедрой диалектического и исторического материализма гуманитарных факультетов т. Чугаева А.Я., освободив от работы в МГУ т. Белецкого З.Я., заведующим кафедрой марксизма-ленинизма гуманитарных факультетов т. Шапкаркина А.В., окончившего докторантуру Академии наук СССР.

Министерством также приняты меры к укреплению философских кафедр МГУ наиболее квалифицированными кадрами преподавателей, освободив от работы в Московском университете, как не справившихся с работой и слабых в теоретическом отношении преподавателей: Коровикова, Ильенкова, Кочеткова, Германа, Куражковскую, Арефьеву и некоторых других.

Руководство МГУ разработало мероприятия по улучшению учебной, научной и воспитательной работы на философском факультете.

Отдел науки и культуры ЦК КПСС совместно с МГК КПСС и Министерством высшего образования СССР считали бы целесообразным провести в Отделе совещание деканов, заведующих кафедрами, секретарей партийных бюро факультетов МГУ, на котором обсудить вопрос об итогах обследования состояния идейно-воспитательной работы и преподавания общественных наук на философском факультете МГУ.

Просим согласия.

Зав. Отделом науки и культуры ЦК КПСС А. Румянцев

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна