Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Сборник статей. ГУЛАГ для родителей. Механизм разрушения семьи и государства. 1. "Старые песни на новый лад". 2. "Ювенальная юстиция - без прикрас". 3."С принятием ювенального законодательства можно будет говорить о начале конца демократии" и другие статьи.

 

Родителей - в ГУЛАГ, детей - в детский дом

Режим Медведева разрушает семью и государство

(Медведев "тихой сапой" создает в России ювенальную юстицию)

Содержание

1. Новая «чрезвычайка»

2. Ювенальная юстиция - без прикрас

3. С принятием ювенального законодательства можно

будет говорить о начале конца демократии в России

5. Механизм разрушения семьи и государства

4. Злая сказка, злые волшебники...

6. Ювенальная юстиция в России - Мы против!

7. Встречайте - ювенальная юстиция!

8. Владыка Августин: Ювенальная юстиция уничтожит семью

9. Паспорт здоровья школьника - родители могут отказаться от него

10. Фатальная ошибка в Конвенции о правах ребенка

11. Системный анализ юридических документов.  Часть 1

12. Системный анализ юридических документов.  Часть 2

13. Логический анализ юридических документов.  Часть 2

1. Новая «чрезвычайка»

 Источник информации - http://www.juvenaljustice.ru/index.php/statji-yuvenalnaya-yusticiya/162-stariepesninanovyilad

 

Необходимо выяснить, на основании каких распоряжений органы опеки вдруг стали вести себя как разбойники с большой дороги, добиться отмены этих распоряжений и наказания тех, кто учинял разбой.

Чтобы общество узнало, кто настоящий – без кавычек! – враг ребенка. Он же и враг народа, поскольку дети и их родители – это и есть народ.


   Дебаты по поводу ювенальной юстиции и всего того, что с ней тематически связано, – это не просто академичные споры или информационные баталии. За ними уже стоит немало реальных судеб опороченных, оболганных взрослых и осиротевших детей. Особенно это касается темы жестокого обращения с детьми. Казалось бы, тут все ясно и однозначно: изверги-родители, несчастные маленькие жертвы. Только услышишь – и кровь закипает от ужаса, от возмущения, от бессильной ярости, от острого желания и одновременно невозможности спасти малыша. И, конечно, не возникает сомнений в том, что все рассказанное и показанное – чистая правда.

Но так уж получилось, что за несколько последних лет нам довелось столкнуться с заметным числом случаев оговора родителей, ни в каком насилии над детьми не виновных. Оговора, имевшего и для них, и для детей весьма печальные последствия.
«Враг ребенка»

Помнится, в середине 1990-х, услышав на проходившем в Гамбурге Международном конгрессе по социальной психиатрии, что проблема номер один современного западного мира – сексуальное насилие над детьми (sexual abuse) и что от четверти до трети немецких женщин подверглись ему в детстве, мы испытали настоящий шок. Информация была настолько «потусторонней», что словесно-образная связь прерывалась, слова не порождали образы. Ужас блокировал процесс воображения.

Но когда мы стали обсуждать услышанное с людьми, долго жившими на Западе, некоторые говорили нам, что процент пострадавших сильно преувеличен и что обвинение в sexual abuse во многих случаях – форма шантажа. Хочет мама, к примеру, получить большие деньги – подучивает несовершеннолетнюю дочь пожаловаться в соответствующие инстанции, что папа делал с ней это. И перед папой возникает невеселая дилемма: или откупиться от мамы, подбивающей ребенка на шантаж, или отправиться в тюрьму.

Тогда, полтора десятка лет назад, нам казалось, что вся эта жуть, весь этот бытовой ад если где-то на другом конце земли и происходит, то к нашей жизни не имеет и никогда не будет иметь никакого отношения.

Но прошли годы, и вполне сопоставимая история развернулась на наших глазах в Москве. Жена ушла к любовнику, оставив пятилетнюю дочь мужу. Когда же период «рая в шалаше» завершился, встал вопрос о разделении жилплощади. Тут мама вспомнила о дочке, поскольку это сулило лишние метры, и обманным путем ее умыкнула. А чтобы отец, у которого на руках было решение суда о проживании ребенка с ним, «не возникал», обвинила его в совершении развратных действий. И заставила девочку подтвердить ложь. К счастью для оклеветанного отца, Москва тогда еще не была пилотной площадкой ювенальной юстиции. Поэтому он отделался потерей ребенка и большей части квартиры, получил тяжелейшую душевную травму, был ославлен, поскольку девочку показали по телевизору, но хотя бы не сел в тюрьму, так как экспертиза, проведенная в специальном центре, была честной и подтвердила его невиновность.

Теперь же совсем не факт, что даже честная экспертиза повлияет на исход дела. В фильме о ювенальной юстиции «Стена», который многие уже успели посмотреть, рассказана трагическая история семьи Ольги и Андрея Соловьевых. У них, опять-таки из-за «квартирного вопроса», незаконно отняли троих детей. Причем незаконность отобрания была признана судом, который постановил детей вернуть. Однако вместо того чтобы выполнить решение суда, отца обвинили в изнасиловании старшей дочери. Обвинили, невзирая на то, что при изъятии девочки из семьи было произведено множество соответствующих осмотров, и ни один из них никаких нарушений не выявил. Судебно-медицинская экспертиза, проводившаяся затем в ходе следствия, показала, что не только следов изнасилования, но и каких бы то ни было сексуальных действий со стороны отца не было. «Эксперты-психологи отмечали: девочка не понимает фактического смысла тех действий, о которых говорит (изнасилование, сексуальное насилие), что она склонна к фантазированию, чрезмерно зависима от взрослых. Эксперт-психолог профильного экспертного института прямо указала в суде на то, что, по ее мнению, ребенок оговаривает отца и что дела подобного рода – не исключение»[1].

Тем не менее, отца посадили на 13(!) лет. Причем, в лучших традициях ГУЛАГа «враг ребенка», как когда-то «враг народа», был лишен в суде права дать показания – суд прошел для него заочно. Ольге же (по крайней мере, на момент написания этой статьи) детей так и не вернули.

Пытаются засудить, только на сей раз по ст. 117 («Истязание») УК и отца четверых детей Дмитрия Матвеева. Об этом подробно писала газета «Радонеж». Двое старших – дети Елизавета, жены Дмитрия, от первого брака. К несчастью для новой семьи, дедушка старших детей – бывший свекор Елизаветы – является членом Совета директоров «Газпрома», то есть человеком весьма влиятельным и денежным. Родной отец, уйдя из семьи, детьми не интересовался, за семь лет ни разу даже не позвонил. Дедушка же поддерживал с бывшей невесткой и внуками хорошие отношения, но, как оказалось впоследствии, преследовал свои далеко идущие цели. Когда старшему внуку, Тимуру, исполнилось 14 лет, дедушка, взяв его, как обычно, на выходные, вдруг заявил, что Тимур теперь будет жить у него. После этого мать с отчимом не могли связаться с ребенком. В конце концов Елизавета подала в милицию заявление о розыске сына. Тогда влиятельный дедушка решил показать, кто тут начальник, и против человека, который, в отличие от родного отца, занимался воспитанием Тимура, было выдвинуто обвинение в том, что он регулярно избивал, истязал ребенка и выгонял его из дома.
Дети-обвинители

По сообщениям прессы, в деле нет ни одного факта или свидетельства очевидцев, не зафиксировано никаких телесных повреждений. Обвинение строится исключительно на жалобе Тимура, который находится сейчас под влиянием деда, посулившего ему учебу в Швейцарии и другие жизненные блага. Несмотря на это, отчиму грозит лишение свободы (вот она, приоритетность прав ребенка в действии, даже без специального закона о ювенальной юстиции!), а дедушка, который чувствует себя хозяином положения – непобедимым и, тем более, безнаказанным, – уже затевает изъятие второго внука, девятилетнего Амира. Такое ощущение, что смотришь фильм про бесчинства итальянской мафии. Только имена не итальянские, и действие происходит не в Сицилии…

Можно вспомнить и нашумевшую историю, случившуюся в Великом Новгороде. Антонине Мартыновой предъявили обвинение в покушении на убийство двухлетней дочери Алисы. Девочка упала в лестничный пролет. К счастью, она не только осталась жива, но и не получила серьезных повреждений. И все бы отделались, как принято говорить, «легким испугом» (хотя испуг, конечно, у матери и у ребенка был нешуточный), если бы не свидетельство 11-летнего мальчика, стоявшего в момент происшествия этажом выше. Он утверждал, что видел, как «одна девочка толкнула другую». Свидетельства этого несовершеннолетнего очевидца оказалось достаточно, чтобы возбудить дело против Антонины. Мало того, что никаких других свидетельств не было, Антонина еще и прошла независимую экспертизу на детекторе лжи, которая удостоверила, что она «не имела намерений нанести вред своему ребенку и не причиняла его». И, тем не менее, сидеть бы ей в тюрьме, если бы ее муж-журналист не поднял большой шум в интернете и не заручился поддержкой Общественной палаты. В прокуратуру Великого Новгорода посыпались запросы. Через некоторое время взятую под стражу мать выпустили, но запретили встречаться с дочкой наедине. То есть, мать и дочь оставались разлученными. Потом, правда, и этот запрет под давлением общественности отменили. Однако, насколько нам известно, дело до сих пор не закрыто, и Антонина предпочла от греха подальше скрыться вместе с дочкой в неизвестном направлении. Но если их обнаружат, не исключено, что мать опять окажется за решеткой, а девочка в приюте.
«Насильники» из Балашихи

Обвинили в насилии над ребенком и семью Лапиных из г. Балашиха. Попробуем кратко пересказать то, что об этом написала в «Новой газете» Елена Костюченко. Хотя начало статьи «Симпатяшка», выдержанное в стиле дневниковой хроники, хочется процитировать большим куском, поскольку в нем удивительно точно передана атмосфера той гулаговской реальности, с которой мы знакомы по мемуарам о сталинских временах и в которой при «развитом ювенализме» может оказаться каждый из нас.

«29 марта [2008 г.] Зинаида (приемная мать. – И.М., Т.Ш.) рассказывает, что в этот день купала Владилену и, чтобы девочка не “клюнула головой” о нависающую над ванной раковину, придерживала рукой ее сзади, за шею. Девочка выскользнула, Зинаида инстинктивно и сильно сжала пальцы, и на шее остались четыре царапины от ногтей.

30 марта. Сотрудники детского сада просигнализировали о травме в органы опеки.

1 апреля. В квартиру Лапиных пришли сотрудники органов опеки с внеплановой проверкой. Сделали несколько замечаний про расположение книг и игрушек, но в целом остались довольны.

2 апреля. По словам Зинаиды, Владилена разрисовала лицо фломастерами, и мама ее отмывала. Мыло попало в глаза, девочка заплакала, и бдительный сосед вызвал наряд милиции.

3 апреля. С утра к Лапиным пришла делегация из десяти человек – сотрудники милиции, органов опеки, заведующая детсадом. Родителям объяснили, что ребенка забирают по устному распоряжению помощника прокурора города Шавыриной.

Лапин сказал, что по устному распоряжению ребенка не отдаст, но согласился проехать с девочкой на медосвидетельствование. Результаты родителям не показали.

4–14 апреля. Инспекторы стали приходить к Лапиным каждый день. Вот их отчеты: “Мною посещена семья Лапиных без предупреждения… Девочка была спокойна, улыбалась…” “Для ребенка имеются необходимые продукты, овощи, фрукты, лекарства…” “Мною осмотрена девочка. Тело чистое… Отдельное спальное место. Игрушек в достаточном количестве…” “Девочка проснулась и стала искать маму…”

15 апреля. Новое медосвидетельствование девочки, включавшее гинекологический осмотр. Травм не выявлено.

16 апреля. Сотрудники милиции и органов опеки предъявили Лапиным “распоряжение об отобрании” Владилены. Александр заявил, что документ неправомочен: по закону, на распоряжении должна стоять подпись главы муниципалитета. Тогда сотрудники опеки предложили отвезти Владу на очередное медосвидетельствование. “Владочку посадили в "скорую помощь", мы поехали следом на машине, – рассказывает Зинаида. – "Скорая" въехала на территорию больницы, и сразу за ней ворота закрылись. К нам вышла Шавырина и сказала, что интересы ребенка мы уже не представляем и что против меня возбуждено уголовное дело”».

Дальше все кроилось по стандартным ювенальным лекалам. Последовали страшные обвинения. Сотрудница отдела по делам несовершеннолетних утверждала, что «у девочки было фактически оторвано ухо». По ее словам, сотрудницы детсада дали показания, что Лапины душили девочку веревкой.

Правда, медсестра детского сада, куда ходила Влада, «оторванного уха» не видела. Равно как и детский врач, наблюдавшая ребенка в последние полгода, не видела следов побоев и удушения. Да и сама девочка свидетельствовала: «Мама меня поцарапала нечаянно».

Однако следствие им не верило, и обвинения в насилии над ребенком не прекращались. На суде по лишению родительских прав сотрудница отдела по делам несовершеннолетних заявила, что Владилена «уже не вспоминает родителей, не скучает по ним. В приюте ей нравится».

Но Лапины не поддались на эти лживые уверения, тоже весьма типичные для работников ювенальных служб, и продолжали бороться за свою дочь. Им удалось поднять довольно-таки большой шум, и в конце концов почти год спустя после начала этой истории девочку им вернули. Причем в приюте она заболела туберкулезом(!). Однако дело еще не закрыто, опека подала на пересмотр, нервы Лапиным мотать продолжают, и исход неизвестен.

Хочется процитировать и самый конец статьи Елены Костюченко. Отвечая на вопрос, зачем балашихинская милиция и прокуратура так стремятся разлучить девочку с родителями, журналистка пишет: «Возможно, это служебное рвение. Уголовные дела по жестокому обращению с детьми имеют свои печальные особенности. 2007 год был объявлен Годом ребенка, и речи первых лиц государства о необходимости защиты “нашего будущего” на местах превратились в директивы. Были ужесточены так называемые внутренние нормативы милиции и прокуратуры: уголовные дела по издевательству над детьми были вынесены в отдельную строку “палочной системы”. Это привело к валу сомнительных уголовных дел (выделено нами. – И.М.,Т.Ш). Сейчас грядет вторая волна показухи: Совет Федерации, по предложению Д.А. Медведева, ужесточил наказания за педофилию. (Кстати, балашихинские милиционеры активно пытались подтолкнуть свидетелей к подобным утверждениям в отношении Лапиных.) И скольких невиновных эта волна погребет под собой – неизвестно».

Когда эта статья уже была написана, пришло известие, что Лапины, измученные ювенальными преследованиями, сначала отправили Владу, а вскоре и сами эмигрировали в одну из социалистических стран Восточной Азии – подальше от балашихинских блюстителей детских прав. Как теперь принято выражаться, «туши свет»…
Шишка на лбу как весомая улика

Активно пытались подтолкнуть к принятию на себя вины за насилие над ребенком и многодетных родителей из Краснодарского края. Однажды, когда молодой священник Н. и его жена принимали гостей, их пятилетняя дочка, расшалившись, упала и ударилась головой о деревянную спинку кровати. Ушиб был несильный, но малышку на всякий случай решили показать врачу. Врач, с непривычки явно чувствуя себя неловко (в маленьком кубанском поселке все друг друга знают, и уж тем более местного батюшку), сказал, что теперь, по новым правилам, он должен сообщить о случившемся в милицию. Конечно, это чистая формальность, ничего страшного…

На следующий день супругов вызвали. Милиционер допросил их и отпустил. Уже одно это было фактом новой реальности: допрос по поводу шишки на лбу ребенка. Но вскоре выяснилось, что это лишь первая серия. Второй допрос состоялся на дому, и милиционер, который его проводил, был не столь благодушен, как предыдущий. Дома оказалась лишь хозяйка – кормящая мать с младенцем на руках, и блюститель порядка терзал ее целых 5(!) часов, выжимая признание либо в том, что она оставила девочку без присмотра, либо что эта шишка – результат побоев. Оба признания по нынешнему УК грозят статьей. Хорошо, что жена священника, будучи профессиональным юристом, сумела противостоять давлению. Но когда милиционер ушел, измученная женщина так долго и безутешно рыдала, что у нее пропало молоко. Такая вот ювенальная охрана детства!

Специфически позаботились о здоровье беременной женщины (а значит, и ее будущего ребенка) в Москве. Наряжая елку, она оступилась, упала со стула и случайно задела свою девятилетнюю дочь. Та ударилась головой о шкаф. Ничего похожего на сотрясение мозга не было, и на следующий день девочка пошла в школу. Но синяк все же оставался. На этом основании ребенка, не известив родителей, отправили прямо из школы в приют. А матери, которой уж никак не полезно волноваться в ее положении, пришлось сначала, когда дочка не вернулась из школы, сходить с ума от ужаса, потом – вызволять ее из приюта, а дальше – отстаивать свои родительские права, которых ее с мужем собирались лишить. Только она и Господь Бог знают, чего ей это стоило. И девятилетняя девочка вряд ли восприняла такую защиту прав как желанный подарок от деда Мороза.

Дело Агеевых

   Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает нашумевшее «дело Агеевых». Если читатель помнит, их обвинили в чудовищной жестокости по отношению к приемному сыну Глебу. Мальчика, а заодно и второго приемного ребенка – двухлетнюю Полину, отняли, а против Ларисы и Антона возбудили уголовное дело.

 

 
 

 

   Нам эта история с самого начала показалась странной. А вернее сказать, подозрительной. Прежде всего, потому, что все это уж очень было похоже на заказную кампанию. А во-вторых, настораживали сами обвинения: матери инкриминировали, что она била ребенка раскаленным чайником. Давайте попробуем себе представить, как это – бить раскаленным чайником. Вода выплеснется – и ошпаришься. Да еще, ошпаренный, выронишь чайник из рук, а он на ноги упадет. В общем, увечье гарантировано.

  Ну, и конечно, удивило нас поведение чиновников. Люди эти по определению достаточно осторожные и обычно в случае скандала не торопящиеся выносить оценки и предпочитающие подождать результатов расследования. И если «следствие покажет», то «виновные будут привлечены к ответственности». А тут они, не дожидаясь никаких судебных вердиктов, наперегонки стремились заклеймить позором «злодеев-родителей» и поспособствовать скорейшему изъятию детей. Даже честью мундира, которую они всегда так рьяно защищают, и той пренебрегли! Ведь сотрудники органов опеки, в течение года наблюдавшие Глеба и Полину в новой семье, не выявляли никаких нарушений. В акте обследования жилищно-бытовых условий, составленном вечером 27 марта 2009 года после возвращения Глеба из больницы домой и подписанном тремя сотрудниками уже не одной, а трех(!) разных опек – столичной и областной, тоже дана положительная характеристика: «Из беседы с детьми выяснено, что родителей они любят. Дети выглядят ухоженными и опрятными. Во время прихода специалистов дети играли, выглядели веселыми, потом смотрели сказку, обнимали и целовали маму, выказывая ей любовь».

Но и это, и показания многочисленных свидетелей в пользу того, что родители не избивали Глеба (так, педагоги, занимавшиеся с ним и Полиной четыре раза в неделю в развивающем кружке, заявили в суде, что регулярно видели мальчика в майке и шортиках, и никогда никаких побоев не было, в том числе и за день до происшествия 20 марта), и объяснения родителей, до сих пор категорически отрицающих свою вину, – все это потонуло в море журналистской истерии. В СМИ тиражировались фотографии маленького Глеба, украденные корреспондентами у Агеевых и не имевшие никакого отношения к случившемуся. Одна была сделана в кафе. Руки Глеба, испачканные в клюквенном соусе, были представлены журналистами как измазанные кровью. Хотя в кафе тогда же была сделана целая серия снимков, где Глеб еще не успел измазаться. Ими, естественно, пренебрегли.

   Другая фотография датирована февралем (примерно за месяц до происшествия). Накануне мальчик играл во дворе, залез на собачью будку, упал с нее и набил шишку на лбу. Родители помазали шишку рассасывающей мазью «Бодяга-форте». Мальчик чувствовал себя нормально и вечером спокойно уснул. А наутро у него появились синие круги под глазами. Врачи впоследствии подтвердили, что у Глеба явно выраженная «очковая болезнь» – это когда гематома на лбу, разжижаясь, перетекает в область под глазами и потом быстро рассасывается.

    Фотография эта, как рассказал А.П. Агеев, была отретуширована журналистами. «Крови под носом у Глеба на фотографии, конечно, не было, и синяка под левым глазом тоже: тут уж на славу постарались “дизайнеры” из Life.ru, – говорит Агеев в интервью сайту Liberty.ru. – Отретушировать видео, которое мы сняли тогда же, оказалось труднее, и эта разница бросается в глаза».

Ларису Агееву, которая водила детей то на танцы, то на лепку, а в промежутках вязала им свитерки и шапочки, журналисты, затеявшие травлю, представили «деградировавшей хронической алкоголичкой». Чем это отличается от сталинских процессов, когда людей огульно обвиняли в том, что они агенты сразу нескольких разведок?

В заключении комиссии специалистов общероссийской общественной организации «Независимая психиатрическая ассоциация России» (НПА), проведшей комплексное психолого-психиатрическое освидетельствование Ларисы Агеевой, сказано: «Индивидуально-психологические и личностные особенности Л.В. Агеевой не содержат ни клинических, ни экспериментально-психологических по личностным тестам характеристик, которые обладают интеркорреляцией с жестокостью: ни перверзного, ни эпилептиморфного, ни органического круга. Проведенное исследование позволяет характеризовать Л.В. Агееву как добросовестную, любящую мать, а предположение об истязании ею своего ребенка Глеба Агеева следует признать крайне маловероятным… Нет никаких оснований полагать, что Л.В. Агеева страдает алкогольной и наркотической зависимостью…» Заключение подписано четырьмя специалистами, профессиональный стаж которых превышает паспортный возраст большинства бесстыжих писак и телевизионщиков, клеймивших «мать-садистку».

Но ни это заключение, ни две судмедэкспертизы, доказавшие, что Глеба не били раскаленным чайником и не прижигали утюгом, погоды не сделали. Когда пропагандистская машина разогналась и несется на всех парах, в ее вое и свисте тонут все предупредительные сигналы. А «защитникам детей» удалось ее разогнать на полную катушку.

«На наш взгляд, именно СМИ были организованы гонения на нас и давление на якобы бездействовавшую исполнительную власть, – говорит Лариса Агеева. – Остается открытым вопрос: кто за этим стоит? Кто финансировал съемочные группы, круглосуточно дежурившие около нашего дома? Кто разрешил съемку в больнице? Кто информировал телевизионщиков о выписке Глеба из больницы 27 марта? Кто на протяжении двух недель ставил очерняющие нас репортажи в каждый выпуск “Новостей”? У нас в стране ничего другого не происходит? Или это отработка действия психотронного информационного оружия? Зомбирование и программирование граждан на желаемый результат? Даже если не говорить о той лжи, клевете, грязи в наш адрес, то все-таки хочется сказать о том, какое количество наших прав с первых дней было нарушено. Раскрыты тайны усыновления, медицинского диагноза, проведена незаконная съемка ребенка, вмешательство в личную жизнь и т.д. Список состоит из десяти пунктов. Кто-то за это ответил? Нет и еще раз нет».

Да, разбаловались наши граждане при демократии… В ювенальной реальности, в которую их так грубо и резко окунули, родителям о своих правах и вспоминать-то не положено, не то что заикаться. Какие права могли быть в 1930-е годы у «врага народа»? И можно ли было себе представить, что осужденный по ст. 58 будет задавать такие вопросы осудившим его? Вот и «враг ребенка» не сможет вступать ни в какой диалог с устроителями нового светлого будущего. Зачем вообще разговаривать с врагом? Его надо обезвредить, а не лясы с ним точить.

Пока что для нового ГУЛАГа только роют котлован. Хотя шустрые ювеналы-законотворцы очень торопятся подвезти материалы для закладки фундамента. Но если усилиями честных людей все же удастся заморозить эту юридическую «стройку века», то Лариса Агеева сможет рассчитывать на ответ. Пускай не по статье закона, а хотя бы на человеческий: дескать, простите, ошибочка вышла.

Как важно быть отзывчивыми

Вообще в том, что строители нового миропорядка так обнаглели, виноваты мы сами: разучились приходить на помощь попавшим в беду. Когда же механизмы человеческого участия и взаимопомощи вновь начинают работать, оказывается, что не так-то просто поднять волну, которая захлестнет очередную жертву потоками клеветы.

Так, во всяком случае, произошло с приютом при Боголюбовском женском монастыре Владимирской епархии. История вкратце такова. 16-летняя девушка-сирота при помощи заинтересованных в ее побеге взрослых покинула монастырский приют и вскоре оказалась в другом. Да не просто в другом, а в приюте главного ювенала О.В. Зыкова. И направила оттуда открытое обращение к президенту, генеральному прокурору и патриарху, требуя защитить ее попранные детские права. Обращение было составлено (по крайней мене, на наш непросвещенный взгляд) весьма юридически грамотно и повергало в ужас, поскольку чуть ли не каждая фраза «тянула» на уголовную статью. Приютское начальство (монахини) выглядело там страшными истязателями: за малейшую провинность заставляли класть 1000 земных поклонов в день, избивали пряжками от ремня, морили голодом, запирали в темной комнате, заставляли работать на полях от зари до зари…

И снова, будто по выстрелу стартового пистолета, наша независимая пресса соревновалась за первенство публиковать письмо «несчастного ребенка», сопровождая этот впечатляющий текст не менее впечатляющими комментариями. И все пошло бы по накатанному сценарию шельмования, если бы в Боголюбово сразу не выехала общественная комиссия, состоящая из представителей разных – тоже общественных – организаций, и не началась встречная информационная кампания, оповещавшая о ходе расследования и не дававшая возможности ангажированным журналистам беспрепятственно лгать. Информационные ресурсы у защитников приюта, прямо скажем, были куда более скудными, чем у его противников, но и этого оказалось достаточно, чтобы намеченный план реализовать не удалось. А план был серьезный. Погром приюта был отнюдь не единственным его пунктом. И, может быть, даже не главным. Теперь, по прошествии некоторого времени, картина вырисовывается все более отчетливая и объемная. Чтобы ее получше рассмотреть, мы вернемся немного назад, к делу Агеевых.

Новая «чрезвычайка»

На недоуменный вопрос, почему «мальчиками для битья» избрали именно их, обычно дается ответ: «Попали под раздачу». Дескать, нужно было «продавить поправку», ужесточающую наказание родителей, а тут подвернулся удобный случай. Но это объяснение трудно назвать исчерпывающим. Все равно непонятно, почему нужно было раздувать именно это дело, а не удовлетвориться другими, сообщения о которых тоже мелькали в прессе и на экране? Ведь там были еще более душераздирающие подробности: какой-то ребенок жил в собачьей будке, кого-то забили до смерти.

А дело в том, что провозвестники ювенальной юстиции тщательно прорабатывают аргументацию оппонентов. И, собственно, дело Агеевых было ответом на чуть ли не основной аргумент противников ювеналов, заключающийся в том, что для асоциальных родителей (алкоголиков, наркоманов и проч.), которые, утратив человеческий облик под влиянием своих зависимостей, издеваются над детьми, есть соответствующие статьи в УК.

«Ах, так?! – решили ювеналы. – Тогда вот вам образцовые родители, прекрасно обеспеченные, с тремя высшими образованиями и якобы наилучшими намерениями, усыновившие двух сироток. А на поверку – изверги хуже любых оборванцев!» Иными словами, «дело Агеевых» призвано показать властям и обществу, что насилие над детьми может происходить в любой семье, даже в такой суперблагополучной. Каждый ребенок может оказаться в опасной ситуации, каждый может стать жертвой своих родителей, ни один не застрахован! А потому необходимо срочно создавать систему юридической защиты, то есть ювенальную юстицию. Что мы и услышали от главных детозащитников после того, как на Агеевых были вылиты в СМИ ушаты грязи и клеветы. Крича, что нигде так не издеваются над детьми, как в России, эти энергичные ребята фактически потребовали очередной перестройки всей жизни общества: поощрения массового доносительства, беспрепятственного доступа органов опеки в каждый дом, быстрого изъятия детей при малейшем подозрении на то, что ребенку угрожает опасность, и столь же стремительного лишения очередных «извергов» родительских прав. Яркой иллюстрацией сказанного нами служит стенограмма заседания Общественной палаты, куда Антон Агеев по наивности обратился в поисках справедливости. Он тогда ничего не знал ни про ювенальную юстицию, ни про то, какое отношение имеют к ней некоторые лица, оказавшиеся на этом заседании. Весь текст стенограммы по причине его громоздкости мы приводить не будем, хотя там много красноречивых фрагментов. Ограничимся небольшой цитатой. Выступает О.Н. Костина, член Общественной палаты: «Я постараюсь коротко, потому что здесь аудитория профессиональная, все понимают друг друга с полуслова. Первое, значит, чем я предлагаю тоже воспользоваться. 16-го числа президент проводил совещание… Это совещание, которое он проводил по итогам нескольких обращений и Госдумы, и Палаты, и общественных организаций. Оно было посвящено насилию над детьми. Очень жесткие выводы; было внятно сказано всем заинтересованным министерствам “в течение десяти дней дать предложения, как это прекратить”. Не знаю, какие предложения они дали, я была у Нургалиева в предыдущие выходные. Значит, я понимаю следующие вещи. Первое. Нам надо как-то по-другому структурировать КДН (Комиссию по делам несовершеннолетних. – И.М., Т.Ш.). Давайте все быстро об этом подумаем. Это должна быть понятная, четкая структура с полномочиями… Во всем мире все, что касается насилия над детьми, имеет чрезвычайные полномочия. Это ЧК, если хотите(выделено нами. – И.М., Т.Ш.). В Соединенных Штатах даже без заявителя, если есть подтвержденный факт насилия над ребенком, приезжает прокуратура, соответствующие инстанции, забирает сначала… Внимание! Сначала забирает ребенка из опасной ситуации, а потом начинает выяснять, что там было… Поэтому первое предложение. Давайте воспользуемся вниманием первого лица, вниманием уже отчаянного свойства. Я думаю, что он будет в бешенстве, потому что только он проговорил, один случай – педофил вышел, сразу прям на этом фоне и второй случай – то, что мы сейчас разбираем. Не надо разбирать».

Это что же получается? Не только народу, но и самому президенту морочат голову, добиваясь от него решений, угодных ювенальщикам? Ну, а про ЧК – это уже совсем откровенно. Мы, по правде сказать, на такую откровенность даже не рассчитывали. Начиная писать статью, мы еще не ознакомились со стенограммой, и нам казалось, что сравнение ювенальной реальности с реальностью ГУЛАГа – это, несмотря на сходство, все же отчасти метафора. А получается – нет, никакая не метафора. Обвинения, которые предъявляются людям, выбранным для показательной порки, совершенно из того же ряда, что и обвинения «врагов народа», которые «рыли туннель от Бомбея до Лондона» или работали сразу на пять враждебных Советскому Союзу стран. Все это какие-то густопсовые страшилки.

Мать «била раскаленным чайником», «душила веревкой», «отрывала ухо», «подносила горящую зажигалку к губам» (этот пример мы услышали на конференции в Новосибирске и привели в статье «Троянский конь ювенальной юстиции»)… Отец «ставил на мешки с солью», «доставал раскаленной кочергой, чтобы изнасиловать», «насиловал девятилетнюю девочку на глазах у матери» (эти примеры взяты с сайтов ювенальщиков и из телепередач)… В монастырских приютах (множественное число тут не случайно, поскольку попытки разгрома предпринимались и в отношении других подобных учреждений, например детского дома-пансиона «Отрада» при Ильинском женском монастыре в Тюмени) «заставляют делать где по 500, где по 1000 земных поклонов в день», «морят голодом», «в наказание вынуждают стоять с табуреткой на вытянутых руках», «изнуряют работой на полях от зари до зари» и одновременно (хотя непонятно, как это осуществить физически) «заставляют выстаивать многочасовые службы»…

Ну, как тут не вспомнить инструктаж по пиару, который осуществляла в теперь уже далекие 1990-е одна из первых руководительниц РАПСа (Российской ассоциации «Планирование семьи»)?! Выступая перед журналистами, нанятыми для продвижения контрацепции и стерилизации в массы, она советовала приводить примеры, которые сражали бы наповал и потому бы запоминались. Особенно настоятельно она рекомендовала давно апробированный в других странах пример про мать-бомжиху, которая пыталась продать своего восьмого умственно отсталого ребенка на органы. Разве можно такому чудовищу позволить рожать, сколько ей заблагорассудится? Конечно, она нуждается в принудительной стерилизации. И сколько еще таких ходят неохваченными?!

А недавно на одном весьма ответственном официальном мероприятии именитая врач-гинеколог, вероятно хорошо усвоившая вышеупомянутые пиар-технологии, заявила о необходимости безотлагательно ввести сексуальное просвещение в школьную программу, мотивируя это, в частности, тем, что 94% 14-летних девочек уже якобы сделали аборт (то есть даже не каждая вторая, а практически все!) И, разумеется, потому, что их вовремя не просветили.

«Трепещите, мракобесы!»

Но вернемся к приютам. Как мы уже написали, нападки на Боголюбовский монастырь предпринимались с далеко идущими целями. И тут как раз легко провести аналогию с «делом Агеевых». За их делом стояла идея беспрепятственного вмешательства в любую семью, здесь – в любое детское учреждение, находящееся под эгидой Русской Православной Церкви, и установление там своих ювенальных порядков. А вернее, своего диктата. Но это еще не все. История в Боголюбове была ответом на встречу патриарха с представителями партии «Единая Россия». Встречу, на которой предстоятель постарался донести до депутатов этой лидирующей в Думе фракции озабоченность православного народа перспективой введения в нашей стране ювенальной юстиции. Для ее сторонников это был, конечно, сильный удар. Они-то делали вид, что против такого чудесного нововведения выступают только отдельные маргиналы, которых не стоит принимать в расчет. А тут на тебе – сам патриарх! Но ничего, неутомимые печальники о правах детей маленько отдышались, пришли в себя, провели мозговой штурм, и их коллективный разум нашел выход из создавшегося положения. Примерно через месяц было заявлено, что патриарха ввели в заблуждение мракобесы. И для пущей убедительности был срочно подготовлен видеоряд. Отсюда и обвинения, рисующие картину какого-то густопсового мракобесия и одновременно изуверства. Если бы план Зыкова и Кº удался, то при любой попытке возразить против ювенальной системы раздавался бы гневный окрик: «Вы что, защищаете извергов и мракобесов?! Может, вы и сами изверги и мракобесы, которым нравится мучить детей?»

Как же быть со «слезинкой ребенка»?

К счастью, Господь посрамил эти планы. Но только в данном конкретном случае. В целом же ювенальная вакханалия набирает обороты. В последнее время не бывает недели, чтобы из того или другого города, городка, поселка не пришло известие об очередном погроме семьи. То в Орске отца посадили на три года, осиротив четверых детей, в том числе грудничка. То в Ставрополе у матери-одиночки отняли шестерых детей, и одного из них в приюте изнасиловали. То в Белгороде из образцовой многодетной семьи изъяли трех приемных девочек из-за того, что одна из них ударилась, упав на катке. То в Колпине Ленинградской области у вдовы отняли четверых детей, потому что мать и дети живут в одной комнате. То в Дзержинске Горьковской области разлучили родителей с тремя детьми, в том числе и с 5-месячной дочкой, не постеснявшись дать такое объяснение: «У вас тут чисто, но слишком бедно». Пермь, Саратов, деревня около Ростова Великого, Иркутск, Подмосковье, Белгород, Чувашия, Марий Эл... Каждая такая история – это убитые горем взрослые, до смерти перепуганные дети. И – стремительный рост статистики по насилию в семье. Ювеналы же говорят, что оно, семейное насилие, повсюду, мы просто не знаем. Вот и кинулись срочно наращивать показатели. Ведь как славно! Зачем искать реальных злодеев? Куда проще назначить таковыми нормальных людей и измываться над ними. От злодеев мало ли чего можно ожидать?

И с каждой такой историей все отчетливее видны жестокость и равнодушие наших либеральных гуманистов. Сперва они презрительно отмахивались: дескать, все это выдумки, истерики, нагнетание ужасов. «Покажите хоть один случай!» Теперь, когда таких случаев больше, чем им хотелось бы, они сочинили новые песни (которые, впрочем, совсем не новы): про «отдельные недостатки», «перегибы», «низкий профессионализм», «беспредел опеки» и, конечно, «раздувание из мухи слона». Стоит ли из-за таких мелочей поднимать шум и отвергать прекрасную идею? Всего-то по регионам изъято детей где чуть меньше тысячи, где полторы тысячи в год, где две с небольшим… А как же тогда, господа либералы, быть с вашей любимой цитатой из Ф.М. Достоевского про «слезинку ребенка»? Ну-ка, умножим слезинку на тысячу, потом – на количество регионов, ведь их в России более 80. Получается около 100 тысяч детей в год! Ну, пускай даже поменьше – порядка 70 тысяч (в последнее время в печати несколько раз мелькала такая цифра). 70 тысяч детей, которых лишили семьи! Причем при нынешних ювенальных нравах добрую половину детей изымают вовсе не в крайних случаях – у опустившихся вконец родителей, а тогда, когда семье еще вполне можно помочь. А нередко (как в вышеприведенных случаях) и тогда, когда семья вообще не нуждается во вмешательстве извне. Или все это тоже мелочи и истерика? А если приплюсовать сюда страдания родителей, которых оболгали, зачислив в изверги и обвинив в «ненадлежащем воспитании», да еще вспомнить про бабушек и дедушек, которые получают от потрясения кто инфаркт, кто инсульт, кто расстройство нервной системы, а иные и вовсе умирают раньше отпущенного срока, то счет «мелочей» и «перегибов» уже пойдет, пожалуй, на сотни тысяч.

Ну, и чем же вам тогда сталинский ГУЛАГ не нравится? «Лес рубят – щепки летят», известное дело. Или ювенальный ГУЛАГ – это «наш сукин сын», потому что он экспортирован из «прекрасного далека»? Оттуда, откуда ничего плохого по определению прийти не может?

Впрочем, не будем втягиваться в полемику с теми, с кем она, к сожалению, бессмысленна. Мы пишем не для них, а для людей неангажированных, не потерявших разум и совесть, которых пока еще, слава Богу, большинство. И им мы хотим сказать: разрушение семьи, клевета на родителей и изъятие детей по разным надуманным причинам – это не ошибки, а тяжкие преступления. И необходимо добиваться наказания преступников. Не надо верить в наспех состряпанную ложь про беспредел опеки. Беспредел всегда хаотичен, а тут все почему-то «беспредельничают» в одном строго заданном направлении, по одному сценарию, переведенному то ли с английского, то ли с французского. Подлинник несущественен, поскольку на всех языках, вплоть до иврита, эти ювенальные сценарии выглядят одинаково.

Необходимо выяснить, на основании каких распоряжений органы опеки вдруг стали вести себя как разбойники с большой дороги, добиться отмены этих распоряжений и наказания тех, кто учинял разбой.

Чтобы общество узнало, кто настоящий – без кавычек! – враг ребенка. Он же и враг народа, поскольку дети и их родители – это и есть народ.

Старые песни на новый лад. Ирина Медведева, Татьяна Шишова 




2. Ювенальная юстиция - без прикрас

26.10.2009 11:40

Источник информации - http://www.juvenaljustice.ru/index.php/yuvenalnaya-yusticiya-o-proekte  (СТОП ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ)


   Ювенальная юстиция - большинство россиян, если и слышало о ней, то краем уха. Какие-то суды для несовершеннолетних… Вроде бы ничего плохого… Пусть с детьми разбираются специалисты. А обычные суды, может, немного разгрузятся.
Ну, а некоторые правозащитники, настойчиво уговаривающие наши власти принять законы о ювенальной юстиции, как-то не торопятся просветить нас на этот счет. Говорят только о некоей кардинальной перестройке работы с несовершеннолетними и о том, что все будет хорошо. А еще кивают на Запад, но опять-таки стараются свести конкретику к минимуму. Казалось бы, хотите убедить – убеждайте, приводите как можно больше положительных примеров. Ан нет! Опыт актрисы НАТАЛЬИ ЗАХАРОВОЙ, близко познакомившейся с этой системой во Франции, показывает, что замалчивание подробностей в данном случае вполне оправдано. Ибо вряд ли, поняв, о чем в действительности идет речь, депутаты массово проголосуют за такое нововведение.
Но сперва напомним историю самой Натальи. В начале 90-х гг. она вышла замуж за француза, уехала в Париж и родила дочь. Однако жизнь не сложилась, так как супруг жестоко обращался с девочкой и употреблял наркотики. После развода, по решению суда по семейным делам, Маша осталась с мамой, и если бы дело происходило в России, так продолжалось бы и по сей день. Но во Франции существует еще и ювенальный суд. Когда Маше было 3 года, ее, по просьбе бывшего мужа, насильно разлучили с мамой, отдали в приют, а затем в приемную семью. И вот уже около 10 лет Наталья не может вернуть дочь. Причем, это женщина редкой целеустремленности. Она 18 (!) раз лично встречалась с Николя Саркози, нынешним президентом Франции, по делу своей дочери. Когда г-н Ширак, будучи президентом Франции, приезжал в Россию, вопрос о возвращении Маши поднимался в беседе с В.В.Путиным. Патриарх Алексий II обратился к Кардиналу Франции (а во время своего недавнего визита во Францию еще и к Николя Саркози) с просьбой помочь воссоединению семьи. Но проблема до сих пор не решена, потому что ювенальная юстиция - это государство в государстве. Она являет собой этакий «правовой Ватикан» и действует по собственному усмотрению.

 
ЗАЩИТА ПРАВ ДЕТЕЙ - УДОБНОЕ ПРИКРЫТИЕ


Прикрываясь защитой прав ребенка, судьи по делам несовершеннолетних нередко разрушают вполне нормальные семьи. В законе написано, что ребенок изымается из семьи только в том случае, если его жизни угрожает физическое, психическое и моральное насилие. Но что конкретно имеется в виду, не уточнено, и это дает простор для расширительного толкования различных ситуаций. Не единичны случаи, когда родитель, жестоко обращающийся с ребенком, остается безнаказанным, а страдает тот, кто ребенка любит и заботится о нем. В ассоциации, созданные во Франции для защиты прав семьи, поступают обращения о вопиющих нарушениях закона судьями и безнаказанности преступников. Например, отец оказался педофилом, и шестимесячный ребенок был им изнасилован, что неопровержимо показала медицинская экспертиза. Но отец не понес никакого наказания и даже… продолжал общаться с ребенком! Вспоминает Наталья Захарова и такой случай. В одну из ассоциаций обратилась за помощью женщина. Ее бывший супруг был начальником тюрьмы. Однажды их пятилетний сын пришел после свидания с папой и рассказал, что тот делал ему больно со своим приятелем Филиппом (который, кстати, работал … психологом в той же тюрьме! Когда потрясенная мать обратилась к судье по детским делам и показала медицинское заключение об изнасиловании мальчика, судья приказала: «Немедленно заберите ребенка у матери и поместите его в приют, поскольку мать манипулирует ребенком и восстанавливает его против отца». Малыша насильно оторвали от матери и увезли в приют.
    Не помогла ювенальная юстиция и нашей соотечественнице Надежде Калининой. Бывший муж-француз выкрал их общего ребенка и вывез его во Францию. По заявлению матери в декабре 2004 года прокуратура центрального района Санкт-Петербурга возбудила против него уголовное дело по статье 132 ч.3 УК РФ (насильственные действия сексуального характера в том числе против несовершеннолетних). Но ребенок до сих пор остается с отцом, которого Надежда обвиняет в педофилии.
В 2000 году французское правительство под давлением профессионалов, забивших тревогу, обратилось к Генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и Генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о положении дел в судах по делам несовершенолетних и социальных службах, о разлучении детей с родителями. Доклад получился обширный и совершенно шокирующий. «Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещены в приюты и приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения огромная разница. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимных телефонным звонкам. Якобы кто-то им позвонил и сказал, что та или иная семья в опасности».
    Типичный пример: родители пошли за хлебом в соседний магазин, оставив дочку во дворе. Откуда ни возьмись появляются сотрудники социальных служб и спрашивают, почему она одна. Она говорит: «Потому что я в моем дворе, я здесь играю. Мама с папой сейчас придут». Родители и вправду тут же возвращаются. Но - поздно! Они уже обвинены в том, что плохо заботятся о своем ребенке, оставляя его одного.
     Находясь на посту министра по делам семьи, Сигален Руаяль (впоследствии соперничавшая на президентских выборах с Саркози и обещавшая избирателям узаконить гомосексуальные браки, а также разрешить однополым парам усыновлять детей) издала указ. Смысл его в том, что если какой-то педагог или сотрудник социальной службы заподозрят плохое обращение с детьми, они должны донести в соответствующие органы, даже если у них нет никаких доказательств. К тем же, кто не проявит бдительности, могут быть применены санкции.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

"Во французском законе, - рассказывает Наталья Захарова, - написано, что помещение ребенка в приют совершается как радикальная мера, во всяком случае, хотя бы после встречи судьи с родителями и ребенком. Когда меня 9 лет назад посадили в КПЗ (за что, мне до сих пор и не объяснили), моя дочь насильно и обманным путем была помещена в приют, о котором мне не было известно ровным счетом ничего. Даже где он находится! Она пробыла там целую неделю, и только потом судья назначила заседание. Но и тогда мне не дали адрес приюта и официально запретили визиты, хотя Маша была больна, с температурой 40. А ведь ей было всего три годика, и к тому же она не говорила по-французски! То есть, моей дочери была нанесена тяжелейшая психологическая травма, но это не волновало ни судью, ни сотрудников социальных служб. И только благодаря неимоверным усилиям с моей стороны и требованиям Маши увидеть маму, мне через 4 (!) месяца были позволены 45-минутные встречи. Это абсолютно противозаконно, потому что прежде чем применить такие жесткие санкции к родителям, им нужно предъявить хотя бы какие-то обвинения. Однако никаких обвинений мне тогда не предъявили, а в судебном решении было написано: «В связи с тем, что отец уличен в насилии над ребенком и обвиняет в этом мать, ребенка надо немедленно поместить вне зоны семейного конфликта». Понимаете? Отец «уличен», но при этом «обвиняет»… И какой у нас с ним «семейный конфликт», когда мы к тому времени уже давно развелись?! Конфликт у него был с Машей, которую он специально подвергал насильственным действиям и однажды вернул в состоянии комы только для того, чтобы ее отняли у меня и поместили в приют. Ему не хотелось платить алименты до 18 лет".
Сначала Наталья думала, что произошла ошибка. Но после создания родительской ассоциации, ознакомившись с делами других родителей, пострадавших от французской ювенальной юстиции, она поняла, что ее история достаточно типична . Многие рапорты и судебные постановления писались как будто под копирку. Стало ясно , что существует некая матрица: берется готовый текст, меняется фамилия, и дальше все идет по уже отработанной схеме.
"По закону, - говорит Наталья, - сотрудники социальных служб должны являться связующим звеном между ребенком, разлученным с родителями. Они должны делать все, чтобы родственные связи сохранялись, ведь декларируется, что ювенальная юстиция направлена на воссоединение семьи. Но в реальности все наоборот. Мои письма, фотографии, игрушки и прочие подарки сотрудниками этих служб Маше даже не передавались. Почему? - Меня обвиняли в том, что я хочу сохранить с дочкой слишком тесную связь и «удушаю ее своей материнской любовью».
Оказывается, для многих французских судей по детским делам «удушающая, захватническая любовь» - весьма опасное деяние, которое может нанести страшный физический и моральный вред ребенку. Например, судья Валентини, четвертая по счету в "деле Маши", заявила в разговоре с адвокатом Н.Захаровой, что в 9 случаях из 10 она отнимает детей у родителей именно на этом основании.
Эффективность работы судьи по детским делам оценивается количеством "защищенных", то есть, отнятых детей. Чем больше детей она «защищает» от родителей таким образом, тем быстрее продвигается по служебной лестнице и улучшает свое материальное положение. Получается, что судьи поставляют социальным службам детей, а те, в свою очередь, пишут нужные рапорты, про которые крупнейшие французские юристы Навес и Катала указали в своем докладе министру юстиции, что они всегда негативны и всегда настроены против родителей.
В "ювенальной" системе координат ребенка убеждают, что не родители главные в семье, а судья, прокурор, государство. Тем самым авторитет родителей подрывается. Социально-психологический центр, "опекающий" отнятую у мамы Машу Захарову, имеет в Интернете свой сайт, где можно прочитать примерно следующее: «Дорогие дети! Если у вас есть проблемы, если вы недовольны своими родителями, то вы всегда можете прийти к нам по такому-то адресу. Мы вас выслушаем, дадим нужный совет. Вот мальчик такой-то… у него были очень плохие родители…» И дальше приводится масса случаев, где родители представлены просто монстрами!
"Были ли такие случаи в реальности и откуда их взяли сотрудники центра, неизвестно, - говорит Наталья. - Судя по тому, что мы слышим от людей, обращающихся в правозащитные ассоциации, в основном, это выдумки и доносы. Но дети-то верят и соответственным образом настраиваются! Не дали, скажем, родители подростку деньги на сигареты. Он пришел к такой «доброй» тетеньке и нажаловался. И это первый шаг в пропасть, потому что тетенька записала адрес, номер телефона, место работы родителей и задала ряд провокационных вопросов. А потом написала рапорт судье по детским делам: «Ко мне обратился САМ РЕБЕНОК! САМ ПРИШЕЛ! Надо бить в набат! Надо его спасать!» Система изъятия детей из родной семьи во Франции, колыбели прав человека, просто чудовищна. Доходит даже до того, что специально фабрикуются уголовные дела, и родителей, пытающихся вернуть детей, отправляют в тюрьму, где их содержат вместе с педофилами и убийцами. А государство выделяет на эту систему ежегодно пять миллиардов евро".

ЗАЧЕМ ОНИ ЭТО ДЕЛАЮТ?

   "Но какой смысл устраивать такой театр абсурда? - спрашиваю я. - Почему защитники детских прав не защищают детей из неблагополучных семей, а лезут к благополучным?"
"Смысл есть, и он весьма прост, - объясняет Захарова. - Неблагополучными детьми надо серьезно заниматься. У них расстроена психика, трудный характер, целый "букет" различных заболеваний. С ними нужно очень много возиться, чтобы привести их в норму. А сотрудники социальных служб, как правило, не хотят напрягаться. Набирают туда кого попало. Есть даже такая методика: уголовников, вышедших из тюрьмы, направляют в целях перевоспитания на работу с детьми в социальные службы. Можете себе представить манеры этих «воспитателей»!.. Детьми же из хороших семей, во-первых, заниматься особо не нужно, а во-вторых, родители обязаны платить за их содержание в приемной семье. Ведь государство выделяет лишь часть денег, а другую часть платят родители. Представляете, какое изощренное издевательство? Отняв детей, родителей еще и обязывают платить за то, что их ребенок воспитывается чужими людьми. Поэтому чем родители богаче, тем выгоднее у них отбирать детей. Во французской печати широко освещалась история итальянских миллионеров. Они поселились в Сан-Тропе, но гражданство оставили итальянское. Однако ни богатство, ни иностранное подданство не защитили их от ювенального произвола. С ними жил их общий ребенок, девочка семи лет, и двадцатилетняя дочь матери от первого брака. Что-то этой девице не понравилось: то ли денег мама дала мало, то ли машину «не ту». Короче, она пришла в полицию и заявила, что родители ужасно обращаются с младшей сестренкой, привязывают ее к кровати, не дают есть. Полицейские, не наведя никаких справок, ворвались в дом, схватили перепуганную, рыдающую девочку, надели на ее глазах родителям наручники и отвезли в тюрьму. Старшая дочь ликовала. Дело было под Новый год, и она таким образом получила в свое распоряжение квартиру, родительский кошелек – в общем, все блага жизни. Когда родители потребовали объяснений, им сказали: «Нам стало известно, что вы плохо обращаетесь с ребенком». «Но вы хотя бы у ребенка спросите, как мы с ней обращаемся!» - возмутились родители. Малышка была травмирована, кричала, что она хочет к маме, любит родителей, ей с ними хорошо… Однако судья решила, что надо, как обычно, провести расследование. Поэтому девочку посадили в приют, а родителей – в тюрьму. Они умоляли хотя бы на Новый год отпустить их домой, предлагали огромную сумму залога, чтобы им разрешили провести праздник с ребенком. Но даже это не подействовало, они так и остались сидеть в тюрьме. Какова их судьба на сегодняшний день, мне неизвестно".

В докладе Навеса и Катала приводились страшные цифры. В 2007 году было заявлено, что 50% детей отнято противозаконно. По мнению специалистов, еще в 2000 году, отнятых детей было около 2 миллионов.
"Сейчас, наверное, еще больше, - говорит Н.Захарова. - Если судья Анн Валентини, по ее собственному признанию, отнимает 9 детей из 10, а у нее 200-300 дел, то можете представить, сколько детей по ее милости страдают в приютах и приемных семьях. А сколько таких судей во Франции?! Система трещит по швам, и власти должны это признать. Несколько месяцев назад судья по семейным делам отнял у матери ребенка, был с ней очень груб. Доведенная до отчаяния женщина набросилась на него с ножом и поранила. Министр юстиции тут же приняла решение выделить 20 млн. евро для защиты судей по делам несовершеннолетних. Маме грозит, я думаю, лет 10 тюрьмы, и своего ребенка она, конечно же, не увидит в ближайшие годы".

ТОТАЛИТАРИЗМ БЕЗ КАВЫЧЕК

Я прошу привести еще какие-нибудь примеры, когда у нормальных родителей отнимали детей.
Наталье не приходится долго напрягаться: "Таких случаев масса. Приведу те, которые потрясли меня больше всего. У нас в родительской ассоциации было большое совещание, на котором присутствовало 250 пострадавших семей из разных городов Франции. Рядом со мной сидела молодая беременная женщина. Она рассказала, что после развода с мужем сотрудники социальных служб написали на них донос, и их маленький ребенок был помещен в приют. Потом она встретила другого мужчину, вышла за него замуж. И когда родила от него ребенка, то малыша забрали прямо с родильного стола. Она даже не успела его рассмотреть! Ей заявили, что раз она была плохой матерью для первого ребенка, то, вероятно, будет плохой и для второго. Не могла же она так быстро «исправиться»! Поэтому жизнь новорожденного в опасности, его надо срочно изолировать от матери. Выслушав эту историю, - добавляет Захарова, - я с ужасом спросила: «А Вы не боитесь, что у Вас отнимут и ребенка, которого Вы сейчас вынашиваете?» «Боимся, - ответили в один голос женщина и ее второй муж. – Но мы хотим иметь детей и решили пойти на риск». И второй случай – с женщиной в инвалидной коляске. У нее отняли четверых детей. Почему - я так и не смогла понять. Она была замужем, семья вполне приличная. То ли по доносу, то ли еще что-то, как обычно, ерундовое… Отнятых детей поместили не в один, а в четыре различных приюта, и ей приходилось к ним ездить на поезде. Для нее это было сущим мучением, потому что каждый раз коляску нужно было затаскивать в поезд, потом вынимать, делать это было некому… Причем всех четырех ребятишек приходилось иногда навещать в один день, поскольку сотрудники социальной службы назначают свидания, не согласовав с родителями ни дату, ни время. Они все определяют сами, а родители обязаны слепо подчиняться. И если женщина-инвалид не могла уложиться во времени – скажем, в тот день не было подходящего поезда или ей становилось физически плохо – на нее составляли рапорт, что она отказывается приехать на свидание, поскольку не любит своих детей. В "ювенальной системе" родители находятся в положении вечно обвиняемых. Когда они пишут детям письма, посылают игрушки, добиваются встреч, то они «удушают детей любовью». А когда человек не может приехать по состоянию здоровья или потому, что не успевает, то его обвиняют в безразличии к своему ребенку. И, может быть, самый главный смысл во всей этой вакханалии - идеологический. Когда я, в знак протеста против творящегося беззакония, голодала 18 дней и дважды была при смерти, российское посольство добилось встречи с Ивом Ботом, генеральным прокурором суда. И он мне сказал: «Мадам, Вы не думайте, что мы отняли дочку только у Вас. Мы и у французских родителей отбираем детей». Я спросила зачем, и он ответил: «Нам сверху спускают распоряжение, мы обязаны его выполнять. Если завтра указания изменятся, мы не будем отнимать детей в таких количествах». Это, на мой взгляд, чисто троцкистская идеология уничтожения семьи. Родители должны пресмыкаться перед судьями, дрожать перед сотрудниками социальных служб и выполнять любое их указание. Тогда они будут считаться законопослушными гражданами, но детей у них все равно могут отнять. Фактически то же самое написано и в уже упоминавшемся докладе Навеса и Катала: родители чувствуют себя абсолютно беспомощными, униженными. Они не знают, куда им обратиться за защитой". 
Многодетные семьи особенно уязвимы. Социальные службы заявляют, что родители якобы не в состоянии содержать своих детей, и легко их отбирают. Хотя тут (как и в других случаях, когда творится произвол) тоже можно действовать выборочно. В современной Франции большое количество многодетных выходцев из африканских и арабских стран. Многие из них живут на пособие. Государство предоставляет им квартиры, бесплатное медицинское обслуживание. Но их детей, как правило, не трогают. "На сегодняшний день, - рассказывает Н.Захарова, - на 20 новорожденных детей приходится только четверо коренных французов, остальные – иммигранты. Поэтому зачем забивать ими еще и приюты? А сейчас, как мне кажется, в большой моде и русские дети. Во Франции развернута кампания по поводу усыновления детей из России. Супруга бывшего министра юстиции Франции получила от министерства образования РФ официальное разрешение для своей ассоциации по усыновлению наших детей во Францию. Если в России будет введена ювенальная юстиция, это существенно облегчит работу данной ассоциации".
Кто-то, наверное, удивится: зачем французам усыновлять русских детей, если у них самих столько социальных сирот? Оказывается, по-настоящему усыновить ребенка во Франции и, вероятно, в других развитых странах очень непросто. На сбор документов уходит от 5 до 7 лет. Те приемные семьи, о которых шла речь выше, не усыновляют детей, а берут их на воспитание, за что получают деньги от государства. (Такая система очень пропагандируется теперь и у нас). Но это все-таки не свой ребенок. Социальные службы в любой момент, если сочтут нужным, могут передать его в другую семью (Маша Захарова, например, "отсидела", по выражению ее мамы уже в двух приемных семьях). Поэтому многие французы готовы платить большие деньги за усыновление детей из-за границы.
Когда у нормальных, любящих родителей отнимают ребенка, это так чудовищно, что не каждый может пережить такую трагедию. Так было и в семье Натальиного друга, председателя ассоциации «Права семьи». У них забрали двух девочек. Сотрудники социальных служб заявили матери, что она не увидит детей до 18 лет. Что они еще сказали ей, неизвестно, но когда супруг вернулся с работы, возле двери стояли полицейская машина и скорая помощь, а из дома выносили труп жены. Подобные случаи не единичны.
Живя в стране, считающей себя родиной прав человека, постоянно слыша по радио и телевидению, что французское правительство озабочено нарушением прав человека в других странах, французы даже не могут себе представить, что кто-то безнаказанно может вмешаться в их семейную жизнь, в любое время суток ворваться в дом, рыться в шкафах, залезать в холодильник, допрашивать, чем они кормят детей, чем поят, как одевают. Поэтому когда такое происходит, они бывают страшно потрясены. Но пока этого не случилось, у французов сохраняется иллюзия неприкосновенности их жилища, потому что пресса старательно избегает темы насильственного разлучения детей с родителями. О «деле Маши», правда, написали четыре центральные французские газеты, но произошло это благодаря вмешательству российских политиков и дипломатов. Поскольку скандал дошел даже до Совета Европы, совсем замалчивать эту историю было уже невозможно.
Когда суд выносит решение отобрать ребенка, родитель может подать на апелляцию. Наталья Захарова в течение 9 лет каждый раз подавала апелляцию, когда суд продлевал пребывание Маши в приемной семье еще на год. Но все попытки отстоять ее права были тщетны. "Защищая честь мундира, - говорит она, - апелляционный суд, как правило, поддерживает первоначальное решение суда. Дальше единственный путь – это кассационная жалоба, после которой больше ничего нельзя предпринять. Разве что обратиться в Европейский суд. Но при кассационной жалобе дело рассматривается не по сути, а по форме: были ли нарушены статьи закона в принятом судебном решении? Я подала только однажды кассационную жалобу, так как это стоит около трех тысяч долларов. А потом, если дело принимается к рассмотрению, это обойдется еще дороже. Кроме того, тут таится опасность: если суд сочтет твою жалобу не обоснованной, ты будешь приговорен к большому штрафу за то, что усомнился в правильности судебного решения. Получается замкнутый круг. Ювенальная юстиция, как метастазы, расползлась по «организму» французского правосудия. Даже Николя Саркози на посту министра внутренних дел не смог помочь мне вернуть ребенка! Это самый настоящий психологический и моральный террор! В 2006 году, министр по делам семьи Филипп Басс пытался издать закон, который бы позволил сотрудникам социальных служб навещать недостаточно обеспеченные семьи, которые ждут ребенка, и давать свое заключение: есть ли условия для воспитания будущего ребенка, какова моральная характеристика на будущих родителей. Причем, наведываться они должны были бы несколько раз за время беременности, «отслеживая ситуацию». И сочтя, что семья «неблагополучная», могли бы отнять младенца сразу после рождения. К счастью, этот законопроект не прошел. Однако само его появление говорит о многом. Власть сотрудников социальных служб над семьей и так огромна, но им хочется ее расширить еще больше. Сколько раз судья Валентини повторяла, общаясь со мной: « Здесь я решаю! Я знаю, как Маше лучше!» А какой тут простор для беспредела! Представьте себе, в семью приходит сотрудница такой службы. У них чисто, красиво. А ее зависть берет, что у нее ничего подобного нет. Часто это женщины одинокие, бездетные, неудачницы, озлобленные на весь мир. И вот такая женщина чувствует свою маленькую, но страшную власть. Она знает, что может разрушить счастье семейной пары, и пишет негативный рапорт… А поскольку она сотрудник государственной службы, то ей не верить не могут… Все, судьба супругов и их ребенка отныне решена. Это тоталитаризм безо всяких кавычек, без малейшего преувеличения!"
Российские сторонники ювенальной юстиции убеждают общество и власть, что необходимо закрыть колонии, отказаться от репрессивного подхода и заниматься «реабилитацией». Якобы это поможет снизить преступность."Насколько эти подходы доказали свою эффективность по Франции?" - интересуюсь я.
Ответ краток, но выразителен: "Мы видели эту систему в действии, когда французские подростки жгли школы, больницы и даже полицейские участки. В результате их вызвали в Елисейский дворец, и господин Ширак заботливо выяснял, чего им не хватает для полного счастья. Все преступники, которые были пойманы на месте поджогов, были на следующий день отпущены. Ни в чем неповинных родителей сажают в тюрьмы, а несовершеннолетних бандитов и хулиганов прощают".
Очень многие наши нынешние беды проистекают от того, что в свое время мы не поинтересовались сущностью предлагавшихся "реформ", а поверили реформаторам на слово. В итоге - миллионы преждевременных смертей, рост преступности и социально значимых заболеваний, море слез, множество человеческих трагедий. Но то, что нас ждет в результате "ювенальных" экспериментов над семьей, будет еще страшнее. Рухнет семья - рухнет все общество. Не "ювенальная" юстиция нам нужна, а укрепление традиций, поддержка семьи, нравственное воспитание.
Обновлено 21.04.2010 20:39 

 

 

Протоиерей Александр Новопашин

3. С принятием ювенального законодательства можно будет говорить о начале конца демократии в России

Источник информации - http://www.juvenaljustice.ru/index.php/statji-yuvenalnaya-yusticiya/180-konecdemokratiivrossii

   Накануне, в храме, ко мне подошла почтенная дама и сказала, что прочитала на православном сайте статью, в которой ювенальную юстицию называют фашизмом, а активных последователей ювенальной юстиции – чуть ли не фашистами. Ее это расстроило. Разве можно, говорила она, нам, православным христианам, вот так, с наскока, ставить на ком-либо такой страшный ярлык?

Действительно, ярлык страшный. Но ставят его, думаю, не с наскока, как выразилась та женщина. Те люди, которые, вскрывая суть ювенальной юстиции, обращаются к идеологеме «фашизм», говорят это со знанием дела. Под этой идеологемой нам следует понимать проявления, наиболее враждебные нашим семейным и культурным традициям, нашей вере – всё откровенно антироссийское, антинациональное, антихристианское. И в этом смысле я тоже считаю, что идеология ювенальной юстиции сродни фашистской. И даже еще опасней!

 

Нередко слышу возражения: мол, ювеналы хотят защитить детей, совершивших преступление, от взрослых судов, выносящих слишком суровое, «взрослое» наказание, в то время как фашисты, насколько это известно (как и советско-сталинский режим, кстати, тоже!), напротив, не задумываясь отправляли детей в застенки. Но в этом-то как раз и кроется еще большая опасность. Отставляя малолетних преступников на свободе, ювеналы будут лишь способствовать росту детской и подростковой преступности, продолжая при этом активно «покрывать» малолетних нарушителей закона, развивая в них чувство безнаказанности. И давая одновременно взрослым преступникам, которые несомненно начнут использовать «детский труд» в своих интересах, спокойно уходить от ответственности.

Безнаказанность в отношении юных правонарушителей, терроризирующих сверстников и старшее поколение, доносящих на собственных родителей и неугодных учителей в школьные ювенальные службы примирения (кого с кем? преступников с их жертвами?), приведет к тому, что детки с преступной наклонностью совсем обнаглеют и начнут всем диктовать свои условия. Не только учащимся, но и учителям. Последние к тому же окажутся под гнетом ювенальной давилки, особенно жестким, так как ювеналы педагогов похоже терпеть не могут! По крайней мере, в Новосибирске именно так дело и обстоит. Местные ювеналы называют педагогов – цитирую: «задолбанными, которые умеют только орать и засовывать головы учеников в унитаз»!

 

    Главный апологет ювенальной юстиции в Новосибирске, исполнительный директор Союза юристов Новосибирской области, руководитель аппарата регионального отделения Союза юристов России Сталина Султанова во время онлайн-конференции сообщила: «Мы проводили семинары для педагогов, они возмущались: «У нас двадцать лет стажа, чему вы нас будете учить...». Но вы же видели сериал «Школа» — не знают они, как с детьми справляться!» Вот это да! И это – юрист?! Как можно судить о наших педагогах по скандальному художественному фильму? Ох, как мне это все напоминает сцену из фильма «Курьер», в которой пожилая дама говорит, что «она каждый день смотрит телевизор (!), и поэтому хорошо знает нашу молодежь!»..

   Но причем же здесь фашизм, с которым сравнивают ювенальную юстицию? Да вспомните гитлерюгенд, в котором помимо плотной идеологической обработки также поощрялось доносительство и на своих товарищей, и на их родителей, и на своих родителей тоже. «Эти мальчики и девочки… попадают в гитлерюгенд, где мы их оставляем на четыре года, а затем мы отдаем их НЕ в руки старых родителей и школьных воспитателей, но сразу же принимаем в партию или «Рабочий фронт», или «СС», чтобы по истечении полутора лет они стали «совершенными национал-социалистами». Но ювеналы тоже воспитывают – и по тем же технологиям! Но если в первом случае результатом такого воспитания становился абсолютно идеологизированный вооруженный до зубов фашиствующий молодчик со своими искореженными представлениями о чести и правопорядке в мире, то ювеналы воспитывают абсолютно беспринципного, «совершенного» аморального типа, перед которым «суд и правда – все молчи!» «Я освобождаю вас от химеры, называемой «совестью», - истерично кричал Гитлер своим солдатам. Но разве не тоже самое делают наши ювеналы, уча детей доносить друг на друга, на педагогов и на всех членов собственной семьи, требуя от своих подчиненных изымать детей из семей и даже сажать неугодных родителей в тюрьмы (как это ныне происходит в Германии, в которой к различным срокам тюремного заключения приговорены отцы семейств, воспротивившиеся сексуальному просвещению своих детей в немецких школах) якобы за недостойное воспитание ребенка? Кстати, на прошедшем недавно в Новосибирске форуме, посвященном проблеме внедрения в Российское законодательство этого зарубежного монстра, наши противники, в ответ на призыв поступать по совести, цинично заявили: «Совесть понятие не юридическое!»

   Все это уже было и у нас! Пламенный революционер, нарком просвещения РСФСР Андрей Бубнов (партийная кличка «Химик») в 1934 году издал приказ отдавать под суд неблагонадежных родителей, которые, по мнению большевиков-воспитателей, нерадиво относятся к своим детям. Доносы писались пачками. Дети не уступали взрослым: «стучали» во всю и на учителей, и на пионервожатых, и на товарищей. Писали в пионерские газеты, причем их доносы литературно обрабатывались и публиковались под псевдонимами «Зоркий глаз», «Следопыт», «Юный дозорник». Школьники следили друг за другом, а затем сообщали учителям о своих одноклассниках: кто ходил в воскресенье с родителями в церковь, кто разбил стекло, кто опоздал на урок и так далее... (http://rumbur.ru/rubrics/history/540/) В стране процветало тотальное доносительство. Даже в шестидесятые годы в младших классах детям предлагалось написать на листочке, предварительно розданном учителем каждому ученику, кто из старших в семье ходит в храм (это из личного опыта). Видимо в связи с чувством сосущей ностальгической тоски по тоталитарному режиму из уст российских апологетов ювенальщины приходится слышать восторженные восклицания в адрес большевистских вождей. На мой взгляд, с принятием ювенального законодательства можно будет говорить о начале конца демократии в России.

   Новосибирские ювеналы остались очень недовольны моими словами о том, что они «вырастят много-много павликов морозовых». Они утверждают, что за время экспериментальной работы ювенальной службы в Новосибирске, у них (к огромному их сожалению, надо думать!) «еще не было случая, когда бы дети сами подали иск на родителей, даже в самых неблагополучных семьях. Дети в любом случае не будут ходить жаловаться». «Искать такие семьи — обязанность органов опеки», - заявили ювеналы. Что ж, кто ищет, тот всегда найдет. А если желание найти зашкаливает, то будут находить там, где ничего подобного не происходит. Уже находят! Притом что деятельность ювеналов проводится пока в рамках эксперимента. Зато, как они говорят, «с введением ювенальной юстиции вопрос с изъятием детей по решению суда будет рассматриваться более серьезно, нежели это делается сегодня». То есть, надо понимать, будет еще хуже! Особенно если детей научат «стучать» под предлогом того, что они не «твари дрожащие», а «право имеют»!

 

    «По плодам их узнаете их», - сказал Господь. - «Всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые» (Мф. 7, 16),. Ювенальная юстиция – худое дерево, приносящее худые плоды. Еще недавно мы только слышали о том, как ювеналы за рубежом разрушают семьи, отбирая у родителей детей по наспех состряпанному соседями доносу и даже просто анонимному телефонному звонку местным омбудсменам. А сегодня все то же самое происходит и у нас. Примеров – тьма! Детей забирают из семьи только за то, что их родители малообеспеченные! Заметьте, дети эти сыты, обуты, одеты, но в каждой комнате семеро по лавкам, и этого достаточно, чтобы ювеналы с жадностью накинулись на несчастную многодетную семью, чтобы разрушить, изувечить, уничтожить… Как сказал один из пособников ювеналов, забирая очередных детишек из обычной семьи: «Чистенько у вас, но бедно»… И детей направляют в приюты, затем в детдома – и это при живых-то и благополучных родителях?!

   Сегодня Султанова говорит, что нарушением прав ребенка считается «избиение, нанесение тяжелых увечий, оставление ребенка без пищи, запрет ходить в школу или отсутствие условий для этого». Но хочу напомнить, что еще несколько недель назад в интервью одной городской газете она заявляла, что факторами неблагополучия в семье являются не только побои и пьянство, но и «слабые эмоциональные связи, неискренность, холодность отношений между членами семьи, плохая кооперация в вопросах совместного труда и отдыха, чрезмерный контроль или отсутствие контроля и искреннего интереса к жизни ребенка». То есть под «неблагополучием» можно понимать все, что угодно, и в условиях действующей ювенальной юстиции ребенка могут по пустяку изъять из семьи в считанные дни. В Госдуме РФ уже в первом чтении был принят законопроект, существенно облегчающий процедуру изъятия детей из родной семьи. Согласно ему, дело о лишении родительских прав будет рассматриваться по заявлению органа опеки и попечительства мировым судьей в течение трех суток! И в детдом! А оттуда куда?

   У ювеналов теперь новый конек! Они утверждают, что в тех семьях, где есть отчимы, распространено сексуальное насилие над детьми! Причем число таких преступлений растет, и только ювенальная юстиция (само собой разумеется!) сможет остановить этот беспредел. Да она его не остановит, а напротив, будет ему только способствовать! Детьми из благополучных семей, отобранных ювеналами и помещенных в детские дома, помимо добропорядочных граждан, несомненно заинтересуются педофилы и гомосексуалисты. За рубежом уже были случаи усыновления детей мужеложниками. При этом в зарубежных странах активно муссируется тема, что мужеложники, как правило, являются очень заботливыми «папами»! Ну и педофилы само собой тоже…Думаете, это у нас невозможно? Возможно! А если ювеналы придут к власти, то такое будет возможно вдвойне! Вот и главный уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге сегодня открыто заявляет, что он не имеет ничего против гей-парадов и считает, что московские власти действуют себе во вред, не допуская демонстрации содомского греха на улицах столицы России. Пройдет немного времени, и какой-нибудь такой же главный омбудсмен не будет иметь ничего против и педофилов, которые, кстати, уже успели организовать свою политическую партию в Голландии. Причем Гаагский городской суд отклонил иск правозащитников о запрете этой партии. Суд посчитал, что партия педофилов абсолютно законна, поскольку «право на учреждение политической партии является одним из основных прав демократии». Ну и почему вы думаете, что такое невозможно у нас, особенно если уполномоченные по правам человека не будут иметь ничего против?

   Ювеналы изворотливы. Они идут на любые ухищрения и подтасовки, чтобы только протолкнуть свои идеи во власть. К счастью это им не удается. Не так давно, чтобы протащить пункт о введении ювенальной юстиции в проект стратегии государственной антинаркотической политики России, они поспешно заявили, что ювенальная юстиция безусловно остановит рост наркомании среди детей и подростков. Здесь они противоречат сами себе, поскольку их законы как раз способствуют потреблению наркотических средств. Больше того, противодействие употреблению наркотиков расценивается (по их законам) как нарушение прав ребенка – ведь употребление наркотиков не запрещено! Но ювеналы не привыкли рассуждать и задумываться о смысле своих поступков. Однако сотрудникам ФСКН России нельзя отказать в здравомыслии, которые естественно отклонили все предложения ювеналов.

Не раз в свой адрес нам приходилось слышать упреки, куда мол попы суются, сидели бы в храмах и своим делом занимались. Так вот о «своем деле»: в «ОСНОВАХ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ Русской Православной Церкви», документе, отражающем официальную позицию Московского Патриархата в сфере взаимоотношений с государством и светским обществом говориться:

 

III. Церковь и государство «III.5. …Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах.

Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху. В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты, церковное Священноначалие по должном рассмотрении вопроса может предпринять следующие действия: вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению».

IV. Христианская этика и светское право «IV.3….в тех случаях, когда человеческий закон совершенно отвергает абсолютную божественную норму, заменяя ее противоположной, он перестает быть законом, становясь беззаконием, в какие бы правовые одежды он ни рядился. Например, в Десятисловии ясно сказано: «Почитай отца твоего и мать твою» (Исх. 20. 12). Любая противоречащая этой заповеди светская норма делает преступником не нарушителя ее, а самого законодателя. Иными словами, человеческий закон никогда не содержит полноту закона божественного, но чтобы оставаться законом, он обязан соответствовать богоустановленным принципам, а не разрушать их… IV.9. Церковь Христова, сохраняя собственное автономное право, основанное на святых канонах и не выходящее за границы собственно церковной жизни, может существовать в рамках самых разных правовых систем, к которым она относится с подобающим уважением. Церковь неизменно призывает пасомых быть законопослушными гражданами земного отечества. В то же время она всегда подчеркивает незыблемую границу законопослушания для своих верных чад.

Во всем, что касается исключительно земного порядка вещей, православный христианин обязан повиноваться законам, независимо от того, насколько они совершенны или неудачны. Когда же исполнение требования закона угрожает вечному спасению, предполагает акт вероотступничества или совершение иного несомненного греха в отношении Бога и ближнего, христианин призывается к подвигу исповедничества ради правды Божией и спасения своей души для вечной жизни. Он должен открыто выступать законным образом против безусловного нарушения обществом или государством установлений и заповедей Божиих, а если такое законное выступление невозможно или неэффективно, занимать позицию гражданского неповиновения».

В заключение еще раз хочу подчеркнуть то, о чем говорил уже не раз: я не верю, что ювенальная юстиция с ее фашистской – подчеркиваю – идеологией будет принята Россией. Даже не смотря на то, что в этом крайне заинтересован Запад, который не жалеет ни сил, ни средств на то, чтобы с помощью своих приспешников пропихнуть ювенальные законы в наше законодательство. Как не жалеет он ни сил, ни средств на то, чтобы превратить наше общество в стадо, которое принимает все, что ему преподнесет «просвещенная Европа» со своим откровенно либеральным без границ сознанием и умасленной пресловутой толерантностью: будь то «планирование» семьи, секспросвет в школах, содомия и педофилия, ювенальная юстиция, тоталитарное сектантство. То есть все то, что разрушает семью, общество, государство. Зачем это нужно Западу, думаю, повторяться нет особого смысла – и так все ясно.

 

4. Злая сказка, злые волшебники...

Протоиерей  Максим Обухов

Источник информации - 1) Радонеж; 2) http://www.juvenaljustice.ru/index.php/statji-yuvenalnaya-yusticiya/176-zlayaskazka

   Трудно подыскать название для начавшейся, как по мановению палочки какого-то злого волшебника, эпидемии похищения детей органами опеки. Конечно, когда принимали эти законы, надо было просчитать, что при существующем уровне коррупции дать чиновнику власть забирать детей - значит открыть ворота таким чудовищным злоупотреблениям, от которых у нас волосы дыбом встанут.

   Ребенка забирают у матери инвалида, потому что в доме грязно, а пенсия в несколько раз меньше, чем зарплата непонятно зачем нужного <омбудсмена>. Над активистом-оппозиционером устроили расправу, насильно отобрав детей якобы за отсутствие ремонта, ребенок пропал, оказывается его забрали из школы, и так далее, и тому подобное. Почти каждый день приходят новости об украденных детях. Люди боятся усыновлять детей из-за ювенального террора. Семьи боятся за своих, родных детей, так как любая царапина или синяк могут быть причиной того, что ребенок не вернется из школы или детского сада. По школам распространяют анкеты, где предлагают детям доносить на родителей. Одна семья, чтобы спастись от расправы чиновников, бежала за границу, где влачит нищенское существование. Зато дети при себе. Перспективы вернуться домой пока что нет. Милиция врывается в дом Агеевых в пять утра - в лучших бериевских традициях. Реализуется какая-то страшная сказка то ли про про лебедей, уносящих Иванушку, то ли про Синюю Бороду...
   Циничное, сатанинское действо разворачивается у нас на глазах, а похищенных детей отправляют в детский дом, где их бьют, насилуют, откуда значительная часть выпускников  пополняет ряды преступного мира. Фактически, сегодняшнее положение таково, что администрация обладает правом забрать любого ребенка из любой семьи, что уже, собственно,  началось. Что это?     

Ошибка? Заговор?

Гримасы бюрократии?

   Судя по всему, это хорошо спланированная акция по разрушению семьи в России.

Последний раз наша страна, точнее ее часть, находящаяся под оккупацией пережила это, когда молодежь угоняли в рабство в Германию.

Переживем ли мы это время? Победим ли нового врага? Победим, если не будем ждать, пока все <само наладится>, а встанем на защиту наших детей.

 

 Ирина Яковлевна МЕДВЕДЕВА, Татьяна Львовна ШИШОВА

5. Механизм разрушения семьи и государства

Источник информации - http://www.russdom.ru/node/2547 (Журнал "Русский Дом")


   С середины 90-х гг. XX века в России не прекращаются попытки внедрить систему ювенальной юстиции.

Её сторонники считают, что это — «система защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы профилактики безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних), общественные организации»

С введением в действие Указа Президента РФ Б. Н. Ельцина №942 от 14.09.1995 г, утвердившего «Национальный план действий в интересах детей», в числе мер по укреплению правовой защиты детства предусмотрено создание этой ювенальной юстиции (далее — ЮЮ), и... «процесс пошёл». В Ростовской области в том же 1995 году началась обкатка её региональной модели в экспериментальном порядке, — был создан первый в России ювенальный суд. Ныне «пилотных» регионов, в которых идут программы в области ЮЮ, уже более 20: в Москве, Санкт-Петербурге, Саратовской, Самарской, Брянской, Нижегородской областях, Ставропольском, Красноярском, Краснодарском краях, в Чувашской республике, Ханты-Мансийском автономном округе и других...

В феврале 2002 года Государственная дума РФ приняла в первом чтении Закон «О внесении изменений в Закон "О судебной системе Российской Федерации"», предусматривающий создание специализированных ювенальных судов в системе судов общей юрисдикции. Однако окончательное решение по данному вопросу не принято до сих пор.

Лоббируют ЮЮ Лахова Е.Ф. (депутат Госдумы от фракции «Единая Россия»), Зыков О. В. (член Общественной палаты РФ, президент благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркотикам»), Петренко В.Н. (председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению). В 2007 году выступила инициатором создания законопроекта, разрешающего эвтаназию.
 
Разрушение семьи

ЮЮ провозглашает принцип «приоритетности прав ребёнка». На практике это означает, что дети могут подавать на родителей и вообще на взрослых в суд. А суд, руководствуясь приоритетностью прав ребёнка, разбирая конфликтные ситуации, верит прежде всего ему, пытается его всячески оградить от родителей-«правонарушителей».

Такие суды существуют уже во многих странах. Совсем недавно на русском языке вышла книга «Пастернак против Нидерландов». Написал её эмигрант Григорий Пастернак, бывший советский гражданин, ныне живущий в Голландии. Его дочь-подросток начала прогуливать школу, требовала денег на развлечения и наряды, скандалила. И... жаловалась на родителей в службы защиты прав ребёнка, говорила, что её притесняют, не дают ходить по клубам и т.п. «Спасая» от родителей, девочку забрали в приют, а отца лишили родительских прав. Он обратился в Страсбургский суд — не помогло. Вообще, если родители попадают в поле зрения ЮЮ, то, как свидетельствует автор книги и другие люди, пострадавшие от неё, они, как правило, оказываются в роли обвиняемых. Доказать свою правоту в большинстве случаев им не удаётся, поскольку права детей ставятся над взрослых, с либеральной точки зрения. Родители уже не могут оградить своих детей от влияния деструктивной масс-культуры, развращающих подростковых журналов, книг, фильмов, компьютерных игр и т.п. Их запрет будет истолкован как нарушение прав ребёнка на информацию и досуг. Выбор сексуальной ориентации подростками в либеральной парадигме также не оспаривается, поэтому не могут родители воспротивиться и пропаганде гомосексуализма. Наркомания, по-либеральному, тоже допустимый «альтернативный стиль жизни».

Либерально трактуется ЮЮ понятие физического и психического насилия над ребёнком. На Западе во многих странах введён законодательный запрет на любое физическое наказание (вплоть до безобидного шлепка). В Англии родители не могут в наказание лишить детей карманных денег, — законом предусмотрена сумма, которую они обязаны давать детям с определённого возраста. В российских пилотных регионах тоже.

Особенно уязвимы семьи, в которых детей стараются воспитывать в рамках традиционной морали, удерживая от многочисленных соблазнов масс-культуры и развратного образа жизни. Именно такие родители, с точки зрения сторонников ювенальной юстиции, считаются преступниками, «подавляющими личность ребёнка и лишающими его права на нормальное развитие».

ЮЮ значительно расширяет права суда и социальных служб. Они могут вторгнуться в любую семью и без должных на то оснований отнять ребёнка. В российское законодательство о семье уже внесено понятие «ребёнок в опасной ситуации».

Нетрудно догадаться, что поощрение детского своеволия под видом защиты прав ребёнка приведёт к неуправляемости ребёнка, психопатии. Это обещает нам рост подросткового алкоголизма, наркомании, игромании, курения и других пагубных привычек. В «ювенальной» Франции дети с 13 лет курят марихуану. То же и в Великобритании. О принудительном лечении несовершеннолетних наркоманов и алкоголиков, за которое ратует Госнаркоконтроль и против которого, напомним, выступает «защитник детей» Зыков, придётся забыть. Такое лечение вступит в вопиющее противоречие с принципом приоритетности прав ребёнка, предполагающим уважение его свободы выбора.

Окончательно выйдя из-под влияния родителей, ещё больше детей, чем сейчас, попадёт под влияние молодёжной масс-культуры, агрессивно навязывающей «безопасный секс» как неотъемлемую часть современного образа жизни. Результатом этого станет увеличение числа заболеваний, передающихся половым путём и разрушающих здоровье. Мы получим рост безплодия в стране. Ранняя сексуализация вкупе с потреблением психоактивных веществ неизбежно приведёт к снижению интеллекта детей и подростков, повышению смертности от несчастных случаев и т.п.

Развал образования

С введением ЮЮ в школах появятся правозашитники-омбудсмены, не подчиняющиеся ни администрации, ни вышестоящим органам образования, собирающие компромат на учителей и директора и наделённые правом воздействовать на них вплоть до подачи заявления в суд. В школе расцветёт доносительство и интриги, а правозащитник, фактически оказавшись верховной властью, не будет нести никакой ответственности за образовательный процесс и его результаты (а точнее, за развал образования).

Возможность жаловаться омбудсмену на учителей и директора резко снизит их авторитет, и без того уже существенно подорванный «свободным воспитанием» и «отвязанной» подростковой масс-культурой. Уже сейчас во многих школах учителя не могут справиться с хулиганством учеников.

Чудовищным нарушением прав учащихся будет считаться и удаление нарушителя дисциплины из класса. Лишившись возможности применять дисциплинарные меры к таким ученикам и оказавшись в позиции вечно обвиняемого, учитель не сможет нормально вести урок. С приходом правозащитников эти ученики ещё больше ощутят свою безнаказанность.

Расцвет коррупции

Трудно даже представить себе, какой произвол и какой уровень коррупции будет в российских ювенальных судах и социальных службах, когда они получат практически безграничную и безконтрольную власть над семьями. Шантажируя родителей лишением родительских прав, сотрудники ЮЮ смогут получать любую сумму, поскольку дети — это самое дорогое, что есть у людей. Ещё сильнее расцветёт взяточничество и при продаже детей за границу. Вероятно, в преддверии введения ЮЮ в России открываются иностранные агентства по международному усыновлению. Учитывая распространение в мире так называемого «секс-туризма», сексуальной эксплуатации детей и подростков, и здесь сотрудники ЮЮ не останутся в накладе. Министерство здравоохранения выступает за разрешение медицинских опытов над детьми, донорство детских органов. Если это будет законодательно утверждено, то отторгнутые от семьи дети станут первыми кандидатами на эти манипуляции. Разумеется, немалую мзду получат и поставщики «живого материала».

Правозащитники, лоббирующие ювенальную юстицию, говорят о необходимости упразднения детских домов. Увезённые из семей дети будут направляться на усыновление в приёмные семьи. В условиях ЮЮ и это может стать весьма выгодным бизнесом. Очевидно, что, когда опека над детьми запахнет деньгами, контингент приёмных родителей может существенно поменяться. Безсеребренников и альтруистов начнут вытеснять корыстные и оборотистые люди, которые быстро сообразят, от кого зависит, сколько и каких детей можно получить. А зависеть это будет всецело от сотрудников ювенальных служб, они будут заниматься распределением, «диспетчерской работой». Уже отработанная в других видах бизнеса схема «отката» пойдёт, как по маслу.

Разгул преступности

Вызывает озабоченность и ещё один аспект ювенальной юстиции — призыв отказаться от «репрессивного подхода» (помещение несовершеннолетних преступников в колонии и тюрьмы) и переход на «реабилитационный». Нисколько не умаляя важности профилактической и реабилитационной работы с трудными подростками, хотим подчеркнуть, что в сегодняшней России несовершеннолетним преступникам и так выносятся достаточно мягкие приговоры. Более половины освобождаются от уголовной ответственности уже на стадии предварительного следствия. Между тем, преступность несовершеннолетних растёт и становится всё более жестокой. За последние 15 лет на треть увеличилось число повторно совершивших преступления. Несовершеннолетний преступник, чувствуя безнаказанность, ещё больше распоясывается.

Если сторонники ЮЮ навяжут России «нерепрессивный подход», то катастрофическое падение уважения к закону и общественной морали нетрудно прогнозировать. Страну захлестнёт новый вал преступности и наркомании, а жертвами будут нормальные люди, прежде всего родители, которые к тому же будут ещё и кругом виноваты. Учителей будут обвинять в том, что они не нашли подход к детям, поэтому дети безобразничают. А родителей будут обвинять в том, что они либо недостаточно любили детей, либо любили их неправильной, «удушающей» любовью.

ЮЮ создаст почву для расцвета и этнической преступности. Малолетние выходцы с Кавказа и Средней Азии уже сейчас нередко имеют при себе холодное оружие. В «ювенальных» странах преступный мiр давно уже отработал практику совершения криминальных действий руками ненаказуемых детей. Учитывая национально-культурные особенности мигрантов, а также подстрекательство западных спецслужб, можно с уверенностью прогнозировать рост напряжённости и социальные взрывы из-за столкновений на почве межнациональной розни.

Безусловно, ЮЮ усилит напряжение и на религиозной почве. Православные родители окажутся перед трагическим выбором. ЮЮ будет провоцировать их детей к нарушению заповеди «Чти отца твоего и матерь твою». По ювенальным законам нельзя удерживать детей от зла.

Всё это опять-таки будет способствовать росту недовольства среди верующих традиционных конфессий и настраивать их против государственной власти.

6. Ювенальная юстиция в России - Мы против!

Источник информации -  http://www.juvenaljustice.ru/

Вы знаете, что?

    * Миллионы детей в Америке и Европе уже пострадали от ювенальной юстиции, так как лишены родителей!
    * Миллионы родителей уже остались без детей!
  * Десятки тысяч чиновников, судей, социологов, психологов, педагогов в Америке и Европе уже кормятся из закромов ювенальной юстиции и число их только множится!
    * Уже несколько тысяч человек в России работают над внедрением ювенальной юстиции!
    * Десятки тысяч семей в России под угрозой жесточайшего контроля!

Что уже  есть в России для тотального контроля за семьей?

     * Органы опеки как орган для контроля за детьми и семьей в каждом муниципальном образовании.
   * Орган опеки возглавляется главой местной администрации по решению которого без суда могут отобрать ребенка у родителей!
    * Комиссии по делам несовершеннолетних, которые состоят при местной администрации.
    * Социально-психологические центры с психологами и социологами, мнение которых авторитетно для опеки и суда.
    * Институты и кафедры ювенальной юстиции, пилотные проекты по отработке работы ювенальных судов и внедрения западных технологий!
    * Летучие бригады в ряде регионов по контролю за семьей!

Что хотят еще сделать в России, чтоб взять под жесткий контроль семьи?

    * Принять закон о ювенальной юстиции, который изменит законодательство России и под лозунгом заботы о детях превратит их родителей в мишени для наказания и закрепит право суда решать как надо воспитывать ребенка и что для него хорошо.
    * Создать ювенальный суд, который будет вершить судьбы детей и семей, при котором будут состоять толпы психологов, социологов, педагогов, работающих – против родителей под лозунгом заботы о детях.
    * Создать ювенальные технологии. То есть инструкции и методики, в которых будет описано как быстро и без лишних затрат изъять ребенка из семьи, как фиксировать родительские недочеты, какие акты и заключения нужны, чтоб родитель не оправился, а ребенок точно ушел в детдом, а потом на усыновление.

Не будьте наивными!

    * НАИВНЫ ТЕ, которые думаю, что их это не коснется.
    * НАИВНЫ ТЕ, которые считают, что ювенальная юстиция – это закон о правах ребенка. В нем нет прав родителей и не сказано о не вмешательстве в дела семьи, значит нет защиты ребенка и его родной среды.
    * НАИВНЫ ТЕ, которые думают что они идеальные родители. Если есть молох, который перемалывает семьи, уже не важно Ваше понимание о своем родительстве, важно, что кому-то надо ВАС УНИЧТОЖИТЬ и для этого есть отлаженный механизм под названием ювенальная юстиция.

ЧТО ДЕЛАТЬ???

   1. Понять, что все вышесказанное не шутка и не чье-то мнение, а реальность.
   2. Читать наш сайт и рассказывать о чем мы пишем другим
   3. Научиться правильно защищать свою семью от любого вмешательства
   4. ДУМАТЬ, и проверить кто за ювенальную юстицию и какой в этом у данного человека личный интерес
   5. Любить свою семью и детей. Ничего ближе и дороже у Вас нет!

Что такое ювенальная юстиция?

Не только родители, но и специалисты пока не успели разобраться в вопросе о том, что собой представляет понятие «Ювенальная юстиция». Часто сторонникивведения «ювенальной юстиции» в России говорят о необходимости особой заботы государства и общества о детях. Между тем, все далеко не так просто и однозначно. Чтоб определиться в данном вопросе необходимо знать основные этапы реализации данного проекта, его предысторию, цели и задачи.
История вопроса и современность

Первоначально идея «Ювенальной юстиции» сводилась к созданию специализированных детских судов и была реализована в США, где в Чикаго был создан первыйдетский суд. в 1899 г. Затем идея расширялась и через несколько лет оформилась как «ювенальная система», куда входили различные учреждения, занимающиеся вопросами детства. В Великобритании серия законов о детях и молодежи принята в 1908 г. Во Франции ювенальный суд был инициирован в 1914 г. инженером Эдуард Жюлье, который после возвращения из США в 1906 г. сделал в парижском социальном музее доклад на означенную тему. Первый ювенальный суд в Россиипроработал с января 1910 г. до 1918 г. После событий революции и государственного переворота ювенальные идеи были несколько забыты.  На сегодняшний день существует несколько различных моделей ювенальной юстиции - англо-американская, континентальная и скандинавская.

В настоящее время сторонниками «ювенальной юстиции» отстаивается не просто введение «ювенальных судов», а именно создание «ювенальной системы».

С 2001 году в Ростовский области был запущен пилотный проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних», направленный на внедрение в судах общей юрисдикции международно-правовых стандартов ювенальной юстиции. В результате в марте 2004 году в Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд. По существу широко рекламируемый опыт свелся пока к введению специальных судей для несовершеннолетних, находящихся в отдельном здании. Наиболее характерным для работы суда явилось активное привлечение к участию в судебных заседаниях детей. Характерным является то, что работа по внедрению указанных проектов осуществляется в основном по Канадским моделям и ориентируется на документы ООН.  Эта работа не сводится только к созданию уголовных судов для несовершеннолетних, а имеет целью решать более широкую задачу — создание ювенальных гражданских судов; особой системы исполнения наказания в отношении несовершеннолетних; решение социальных вопросов,  связанных с несовершеннолетними, лишенными родительского попечения, в том числе и в случаях лишения родителей родительских прав; предусматривает широкие полномочия социальным службам, которые по существу будут контролировать родителей и исполнениеими родительских обязанностей, в том числе и по обращениям самих детей. Ювенальная юстиция предполагает охват медицинских вопросов, в частностисексуальное просвещение детей и планирование семьи.

Работа по продвижению идеи "ювенальной юстиции" в России заключается в создании проект федерального закона "Основы законодательства о ювенальной юстиции", проект Федерального закона "Об основах ювенальной юстиции".
Оценки экспертов.

Эксперты дают оценку проекту ФЗ «Основы законодательства о ювенальной юстиции» — в целом отрицательную.

По законопроекту были подготовлены заключения и отзывы более чем 40 организациями, в том числе Минюста, МВД, Минобр РФ, ведущих научных организаций,организаций, работающих с несовершеннолетними, и др. сформулировавшие критику проекта, а также свое видение юстиции.

Серьезной критике подверглись авторы проекта за то, что слишком широко трактуют понятие "ювенальная юстиция". Другие наоборот высказали мнение о том, чтопонятие "ювенальной юстиции" должно включать в себя не только систему судов, но и законодательство, которое бы регулировало проблемыматеринства,детства, воспитания, образования, здорового образа жизни, профессиональной подготовки, законодательства в отношении родителей-правонарушителей.

Эксперты отметили, что структура проекта вызывает сомнение, объем полномочий и отсутствие четко установленных пределов и четких критериев ведет к тому «...что мы будем иметь дело не с юстицией, а с какой-то более общей формой социальной деятельности, выходящей за пределы правовой сферы». Отмечено, что проект не учитывает то, что существующая система российского законодательства уже содержит в себе правоотношения, регулируемые традиционными нормами права: гражданского, семейного, административного, уголовного, уголовно-процессуального и других. Изъятие из соответствующих глав соответствующих разделов означали бы коренную правовую реформу.

Эксперты считают недопустимым выведение несовершеннолетних из правового поля «принуждения».

Хотелось бы отметить, что активным сторонником данного законопроекта является скандально известный депутат Е.Ф. Лахова – ратующая за секспросвет школьников и принудительную стерилизацию.
Что волнует родительскую общественность?

Не может не волновать каждого родителя, то, что данными законопроектами ставится под угрозу независимость семьи, ее право самостоятельно решать вопросы семейной жизни, право родителей определять приоритеты воспитания и устройства семейной жизни; традиционные детско-родительсткие отношения, исходящие из подчинения младших старшим; неограниченная возможность вмешательства разнообразных структур в дела семьи и ограничениеестественногоправа родителей не только на рождение ребенка, но и на его воспитание в избранной им системе ценностей.

В Интернете имеется примерный контракт одного муниципального образования с неправительственной организацией на продвижение ювенального проекта стоимостью более чем в миллион рублей. А ведь такие деньги надо освоить. Значит, нужны конкретные дети, подпадающие под орбиту «ювенальной юстиции». Чем большие деньги, тем больше детей и родителей требуется вовлекать в эту систему (надзирать, проверять, лишать родительских прав и т.д.). Данный проект предлагает включить в понятие «ювенальной системы» проекты и мероприятия социального, педагогического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию несовершеннолетнего, которые будут направлены на несовершеннолетних, «нуждающихся в защите их прав, свобод и законных интересов». Нуждается ли ребенок в такой защите, будут определять опять таки те же муниципальные органы и неправительственные общественные организации. Проект игнорирует конституционный принцип защиты семьи. Авторами акцентируются на преимущественном праве защиты несовершеннолетнего, игнорируя в том числе основной конституционный принцип, закрепленный в ст. 2 Конституции , где высшей ценностью человека названы его права и свободы, без выделения прав несовершеннолетних.

Выводы:

   1. Предлагаемые ныне проекты в области «ювенальной юстиции», ориентированы на западные модели устройства правовой системы, которые проявили серьезные негативные последствия (например, ювенальная система во Франции) в воспитании молодого поколения и работе с семьями.

   2. Проекты направлены на необоснованную правовую реформу российского законодательства и не создают принципиальных улучшений положения детей в России,ведут к разрушению отношений между  родителями и детьми.

   3. В целом проекты «ювенальной юстиции» направлены против института семьи, что противоречит конституционному принципу защиты семьи. Под угрозу ставитсянезависимость семьи, ее право на самостоятельное определение порядка существования, системы воспитания детей.

Проекты открывают широкую возможность для изменения системы ценностей в нашем обществе,  отрицательно повлияют на демографические показатели и противоречат традиционным семейным и морально - нравственным ценностям.

 


  Дмитрий Терехов    

    7. Встречайте - ювенальная юстиция!

Источник информации - http://rusk.ru/st.php?idar=104909  (время публикации: 2007)

 

    Можно не сомневаться ни одной секунды, что словосочетание "ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ" неизвестно 95% населения нашей страны. Более того, бьюсь об заклад, что вряд ли большинство из этих 95% даже и захотят разбираться в этом термине. Очередная наукообразная и умноподобная белиберда – скажут они, и… очень сильно ошибутся. Потому, что наукообразность этого словосочетания была придумана специально, именно для того, чтобы простые люди над ним не задумывались и не вникали. А вникать и задумываться как раз есть над чем, ибо если говорить очень кратко, и не вдаваясь в подробности, то данным термином обозначается ТЕХНОЛОГИЯ ОТБИРАНИЯ У ВАС ВАШИХ ДЕТЕЙ!!!

    Что за чушь он городит – скажет сейчас читатель. – Кто это может у меня отобрать моего собственного ребёнка? И зачем?

    Увы, уважаемые братья-соотечественники, я говорю вполне серьёзно. Сейчас последовательно и целенаправленно готовится законодательная почва для МАССОВОГО ОТБИРАНИЯ ДЕТЕЙ У РОДИТЕЛЕЙ. Зачем это делается, мы ещё поговорим чуть ниже, а пока рассмотрим, как именно будет работать эта технология.

    Для начала один факт: по некоторым данным, в последний год выделенные США средства, направленные на подрывную деятельность в России, направлялись преимущественно по двум направлениям. Первое – это т.н. "защита свободы слова" (здесь, думаю, всё понятно), а второе – та самая ювенальная юстиция. А теперь задумаемся: если данная информация верна (а ЦРУ, понятное дело, нам своих финансовых отчётов не присылает, поэтому собирать информацию приходится на основе экспертных оценок), то возникает вопрос – неужели эти два направления можно сравнить между собой по степени значимости, особенно в предвыборный год в России? Оказывается можно. Ювенальная юстиция рассматривается специалистами информационной войны, как мощнейшее средство разложения русского общества изнутри. Мы ещё вернёмся к вопросу – почему так велика эффективность этого оружия, а пока поговорим в чём собственно оно заключается и как работает.

    Итак, как всегда, всё самое мерзкое, что приползает к нам с Запада всегда приходит к нам не под своим истинным лицом, а под маской, личиной. И маска эта – гуманизм!

    Наши западные заклятые "друзья" теперь сильно озаботились положением с правами детей. Как мы знаем, правами человека они у нас давно озабочены (и мы даже знаем фамилии некоторых человеков, правами которых они особенно сильно озабочены). Но это уже не новость, мы уже привыкли к их иезуитству и никто всерьёз не солидаризируется с этой идеей, разве что за не умаляющее человеческое достоинство вспомоществление. А вот с правами ребёнка – это свежо, не затаскано и мухами не обсижено.

    Как же они собираются защищать права наших детей? Всё очень просто. Вот, скажем, разбаловалось ваше любимое чадо, набедокурило, стёкла побило и прочее подобное. Вы, естественно, в воспитательных целях, дали ему слегка по заднице рукой. Раньше бы всё на этом и кончилось. Теперь же будет не так. Получив по попе, ваше чадо тут же побежит в соответствующий ювенальный суд (кстати, мы забыли разъяснить, что ювенальная юстиция – означает детская юстиция), который будет располагаться поблизости от места вашего жительства, там ему добрые дяди и тёти помогут под диктовку написать на вас заявление о зверском избиении (а если чадо ещё не умеет писать, то за него заявление заботливо напишет кто-то другой) беззащитного малыша, после чего против вас тут же будет возбуждено уголовное дело (вы не ослышались, именно так – УГОЛОВНОЕ ДЕЛО!!!). Конечно, на первый раз вас сразу в тюрьму не посадят, но нервы потреплют будь здоров и, самое главное, вы уже попали в картотеку ювенальной юстиции, как изверг-родитель, а ваше дитя тоже попало на учёт, как жертва родительского зверства. Теперь, будьте уверены, вашу семью больше в покое не оставят. Вашего ребёнка постоянно будут посещать "добрые" дяди и тёти и расспрашивать его как ведут себя его родители, будут советовать, что делать, если родители посмеют ему что-то грубое сказать и, не дай Бог, дать подзатыльник, объяснят, куда идти жаловаться, как писать заявление, куда звонить. Теперь стоит вам второй раз попасться на попытке воспитывать своего собственного ребёнка, как вы уже тут же превратитесь в РЕЦИДИВИСТА, и вот тогда уже с вами будут говорить очень серьёзно. Речь сразу пойдёт о лишении родительских прав, изъятии ребёнка из семьи и передаче его назначенным ювенальным судом приёмным родителям (возможно, даже зарубежным) или в детский дом. А вам самим будут уже вполне реально грозить тюрьмой.


    Собственно, речь идёт о ПОЛНОМ ЗАПРЕТЕ ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ РОДИТЕЛЯМИ и одновременном поощрении тотального доносительства детей на своих родителей, учителей и вообще всех взрослых.

    Кто-то, прочитав эти строки, скажет: не может такого быть! Вы явно сгущаете краски, рисуете всё в чёрном цвете, пугаете честных людей. Такого не бывает в природе! Потому что не может быть никогда!

    Я спешу вас разочаровать. То, что я только что описал – это уже сегодняшняя реальность во многих западных странах, где ювенальная юстиция давно стала такой же тривиальной реальностью, как и парады пидоров на главных улицах, браки между людьми одного пола или епископ-гомосексуалист, который всячески пропагандирует свою сексуальную ориентацию в своих проповедях. Кстати, многие демократические издания ещё недавно писали об этих случаях отбирания детей у родителей в западных странах в рубрике курьёзов. Дескать, вот как там смешно происходит, попробуй, дай ребёнку подзатыльник, тут же приедет наряд полиции и "свинтит" тебя суток на десять в наручниках, до решения ювенального суда. А потом ещё штраф впаяют – тысяч в 10 евро, да поставят вопрос о лишении родительских прав. Сейчас, правда, по мере того, как ювенальная юстиция стала продвигаться в Россию, с соответствующим западным финансированием, такие статьи со страниц демократических изданий вдруг "как корова языком слизала". Оно и понятно, не для того, такие бешеные бабки в страну вкачивают, чтобы эту "благородную" идею дискредитировать всякими шуточками-прибауточками. Здесь всё серьёзно – любое ослушавшееся издание постараются "поставить на деньги" (как говорят наши бандиты), надавить на распространителей, чтобы не брали на распространение, лишат рекламы и т.д. Ну, в общем, обычная "свобода слова по-западному".

    Но со свободой слова "по-ихнему" всё уже давно понятно. А вот с ювенальной юстицией всё становится серьёзней и серьёзней буквально с каждым днём (не годом, а днём – я не оговорился). И то, что ещё недавно описывалось в газетах, как забавный западный курьёз, казус, стремительно начинает превращаться в нашу суровую реальность. Уже есть множество случаев принятия всякими комиссиями (у нас пока официально ювенальных судов ещё нет, но это ПОКА!) решений об изъятии детей из семей, лишении вполне нормальных родителей родительских прав и даже об их уголовном преследовании. Пока это относительно редкие случаи, но ювенальная юстиция, и её платные проводники твёрдо намерены в самые ближайшие годы сделать это ПРАВИЛОМ!

    Действуют они, естественно (как мы уже говорили), под маской гуманизма. Орут на всяких закрытых совещаниях о тысячах умученных родителями бедных детишках, жонглируют цифрами детской смертности и неблагополучных семей, естественно, сдабривают свои рассуждения цифрами о многомиллионной беспризорности при живых родителях.

    Надо отметить, послушав выступления пары таких радетелей гуманизма, что звучит всё это убедительно. Более того, на самом деле проблема существует. Надо это признать и не говорить, что у нас на самом деле тишь, да гладь, да Божья Благодать. Но всё дело в том, что ювенальные юстишники этой самой РЕАЛЬНОЙ ПРОБЛЕМЫ РЕШАТЬ СОВЕРШЕННО НЕ СОБИРАЮТСЯ! Думаете, они будут бороться с алкоголизмом в наших семьях? Думаете, они будут помогать беспризорникам, ставить их на путь истинный, отрывать от улицы? Думаете, они будут поднимать мораль в нашем обществе? Может быть, вы на секунду подумали, что они будут возвращать людей к Богу (отпадение от которого и является первопричиной ВСЕГО безобразия на нашей земле)?

    Как бы не так! Держи карман шире! Им не для этого западные гранты платят.

    Вот теперь мы подошли к ответу на вопрос: ЗАЧЕМ ИМ ВСЁ ЭТО НУЖНО?

    Всё тоже просто как дверь. Они хотят уничтожить автономную семью в России. Эту последнюю ячейку общества, которая, несмотря на многие безобразия, которые творятся в современных семьях, всё-таки сдерживает всё общество от распада. Вот именно эту предпоследнюю крепость (последней, является наша Церковь и наша Вера), которая пока ещё сопротивляется распаду и хотят взять и разрушить.

    Запомним раз и навсегда: ПРОТИВ РОССИИ ИДЁТ непрекращающаяся ни на минуту ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА. Эта война намного эффективней, обычной горячей войны, с танками, бомбами и ракетами. Эффективней потому, что если всё правильно организовать, то в результате ПРОТИВНИК НАЧИНАЕТ САМ УНИЧТОЖАТЬ САМОГО СЕБЯ!!! За свой собственный счёт!

    Вот ювенальная юстиция – это элемент такой информационной войны. Если всё, что они задумали, удастся, то по эффективности разрушения это будет эквивалентно падению нескольких десятков термоядерных зарядов на основные наши города. Я не преувеличиваю.

    Вы только представьте, что останется от семьи, где детей с раннего детства приучают "стучать" на своих родителей за любую попытку воспитания? Представили? А теперь представьте, что останется от самого процесса воспитания в семье, если ребёнок будет из-за каждого замечания матери, не говоря уже о подзатыльнике отца, тут же вызывать ювенальную полицию, которая будет "винтить" отца и мать в наручники и тащить их в "кутузку"? Представили? А теперь представьте, что будет с человеком, у которого ни за что ни про что, из-за сущей ерунды отобрали ребёнка и отдали его чужим людям? Человек в этой ситуации впадает в полный ступор, не может сопротивляться, теряет над собой контроль. Помните, сколько людей кончали в 90-ые годы жизнь самоубийством, потеряв работу? Какие стрессы испытывали главы семейств, которые не могли содержать свои семьи? Какой это был шок. Помните? А здесь речь идёт о самом дорогом – о ЕДИНСТВЕННОМ РЕБЁНКЕ!!! В сравнении с этим, стресс от потери работы – просто пустяк, лёгкий насморк. Напомним, что у нас семьи в основном ОДНОДЕТНЫЕ и ребёнок для многих – единственный смысл жизни. Это фактически означает, что при введении в действие механизмов ювенальной юстиции, нас ждёт эпидемия самоубийств родителей лишённых родительских прав. А те, кто даже не покончит с собой, будут полностью деморализованы на годы, вычеркнуты из жизни, потеряны для нации.

    Да всех последствий введения ювенальной юстиции даже невозможно сейчас просчитать. Особенно для нашей страны, сохранивший (в отличие от Запада) хоть какой-то духовный стержень, хоть какие-то остатки морали и веры. Это будет подобно ВЗРЫВУ НЕЙТРОННОЙ БОМБЫ!

    Собственно, именно поэтому, как мы сказали в начале статьи, расходы идущие с Запада на внедрения в России ювенальной юстиции сейчас сопоставимы с расходами, направляемыми на свержения ненавистного Западу "путинского режима". Это вещи сопоставимые по разрушительной силе. Только свержения "режима Путина" – это краткосрочные вложения, а ювенальная юстиция – это долговременные инвестиции в будущее. В будущее Запада и в отсутствие будущего у России и всех нас.

    Кроме того, ювенальная юстиция это, выражаясь языком специалистов информационной войны, СКРЫТАЯ УГРОЗА. Мы этой угрозы пока не видим и не ощущаем, а когда увидим и ощутим, будет уже поздно. Машина заработает на всё мощь, перемалывая кости миллионов людей (что там полумифический Освенцим, это будет похлеще). Вспомните, когда в начале 90-х в Россию вот так же тихо, без шума запускали сотни тоталитарных сект, кто-нибудь беспокоился? Сейчас их стали потихоньку прижимать к ногтю, но они и сейчас вырывают из семей, из общества, а иногда и из жизни тысячи и тысячи людей. Последствия ещё будут сказываться годы и годы. А здесь посильней бомба будет, чем тоталитарные секты.

    Вот почему нужно сейчас, немедленно, пока не поздно РАСКРЫТЬ ЭТУ СКРЫТУЮ УГРОЗУ, сделать её явной и, не колеблясь ни минуты, СВЕРНУТЬ ШЕЮ этой змее, уже вползающей в наш дом – ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ и её проводникам на западные деньги.

    С нами Бог!!!

 

8. Владыка Августин: Ювенальная юстиция уничтожит семью

Источник информации - http://rusk.ru/newsdata.php?idar=41156

Полномочный представитель УПЦ в Верховной Раде обратился к министру юстиции Украины…

Архиепископ Львовский и Галицкий Августин

    Подписание указа об образовании рабочей группы по созданию системы ювенальной юстиции на Украине в целях "уменьшения уровня преступности среди молодежи" вызвало серьезную обеспокоенность православной общественности, и может привести к полному уничтожению института семьи на Украине. Об этом говорится в открытом обращении полномочного представителя Украинской Православной Церкви в Верховной Раде архиепископа Львовского и Галицкого Августина к министру юстиции Украины Александру Лавриновичу. Текст обращения был опубликован на днях на сайте Полтавской епархии.

"Вы подписали приказ 198 / 7 об образовании рабочей группы для создания системы ювенальной юстиции в Украине "для уменьшения уровня преступности среди молодежи", – обращается владыка Августин к министру юстиции. – Это вызвало обеспокоенность у православной общественности, многих педагогов, психологов, просто родителей. Ведь система ювенальной юстиции проявила свою деструктивную сущность в тех странах, где действует уже давно. В частности, во Франции, где она существует долго, состоялись крупнейшие молодежные волнения среди стран ЕС. Неутешительная картина с молодежной преступностью и в других странах, где ювенальные суды фактически обеспечили безнаказанность малолетним правонарушителям".

Полномочный представитель Украинской Православной Церкви в Верховной Раде обратил особое внимание украинских властей на то, что введение ювенальной юстиции на Украине нарушит права многих тысяч верующих, поставив их в очень тяжелое положение. "В христианстве семья – это "малая церковь", члены которой в идеале должны расти в любви и взаимоуважении. А институт ювенальной юстиции, который переводит отношения между родителями и детьми в сугубо юридическую плоскость, поощряет жалобы детей на родителей, что может способствовать быстрому его разрушению. Священное Писание учит: "Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу" (Кол. 3. 20).", – подчеркнул владыка.

Архиепископ Августин напомнил, что в марте 2009 года в Верховной Раде Украины уже рассматривался законопроект о создании ювенальной юстиции, однако тогда среди депутатов возобладал здравый смысл и "большинством голосов пункт о создании ювенальной юстиции был отклонен". "Народные депутаты обеспокоены возможными негативными последствиями внедрения такой системы в Украине, поскольку, по их мнению, это может негативно отразиться на демографических процессах в Украине, создать угрозу для самого института семьи, увеличить количество случаев коррупции, преступности. Основными оппонентами внедрения ювенальной юстиции выступили представители Партии Регионов", – подчеркнул владыка.

"Поэтому, – пишет владыка Августин министру юстиции, – почтительно прошу Вас, многоуважаемый Александр Владимирович, по примеру народных депутатов не поддерживать создание в Украине системы ювенальной юстиции, поскольку она может предоставить государственным чиновникам чрезмерные права для вмешательства в личную жизнь миллионов семей".

 

Протоиерей  Максим  Обухов

9. Паспорт здоровья школьника - родители могут отказаться от него

Источник информации - http://www.juvenaljustice.ru/index.php/news/185-pasportzdorovyashkolnika   (Радонеж.  21.04.2010 21:04)

 

   Ювенальщики разродились новым проектом - "паспорт здоровья школьника", который представляет собой централизованную систему сбора конфиденциальной информации не только о состоянии здоровья ребенка, но и о его социальных связях, конфликтах, обстановке дома, жилищных условиях, вредных привычках родителей. Прилагается фото ребенка и даже фото его рабочего места. По базе можно судить о социальном положении родителей и их достатке.

Надо сказать, что информация, используемая и собираемая в рамках этого проекта для помощи здоровью ничтожна, так как сугубо однобока и субъективна.

Ребенок сам не может оценить состояние своего здоровья, для этого существует флюорография, осмотр врача, анализы и прочее, что входит в обычный круг задач, решаемый в районной поликлинике в ходе банального обследования специалистом. Если бы организаторы этого проекта заботились о здоровье, они бы вложили потраченные деньги в диспансеризацию школьников или в летний  отдых: большинство детей в мегаполисах не имеет возможности поехать летом на курорт из-за нищеты родителей.

Итак, стоит иметь ввиду, что все данные подобных опросников вводятся в специальные базы данных, судьбу которых вы никогда не сможете проследить.

Сейчас можно купить базы данных налоговой, прописки, телефонов, паспортов, ДТП и чего угодно. Базы воруются даже у хорошо защищенных организаций.

Убедиться в этом вы легко можете, купив любые диски на Савеловском рынке и поискав там самого себя. Вы там найдете личные данные не только о своем сегодняшнем состоянии, но и архив за несколько лет...

Представьте себе, к вам подойдет подозрительного вида человек и начнет расспрашивать о Вашем ребенке: попросит его фото, фото рабочего стола, попросит рассказать обо всех его связях и конфликтах, друзьях и оценках в школе. Какова будет ваша реакция? В лучшем для него случае пошлете его куда подальше, а предпочтительнее задержать и вызвать милицию. Теперь, после появления "паспортов здоровья" любой подонок попросту купит базу на лазерном диске и узнает о Вашем ребенке все вышеперечисленное. Все, - включая адрес прописки, номер аськи, электронную почту и прочее, прочее. Я думаю, разумному человеку не нужно объяснять, чем это кончится - новыми и новыми злоупотреблениями. При этом стоит иметь ввиду, что проект ювенальный.

К настоящему моменту уже ясно, что ювенальная система введена для отобрания детей и разрушения семьи. Опросник под видом "паспорта здоровья" будет отличным пособием для поиска повода к отобранию ребенка - зачем? Обратите внимание, у нас работают сотни агентов по усыновлению детей иностранцами, а наиболее здоровые - стоят дороже. Умные тоже, а в анкете содержатся данные об уровне интеллекта. Итак, базы данных станут отличным прайсом-предложением для усыновителей. Можно будет подобрать ребенка из миллионов - хоть по фото, хоть по группе крови, по любым параметрам.

Отобрать - дело техники, ювенальная система уже создана и работает. Я не хочу никого пугать, просто пишу, что вижу, а вижу то, что закладывается основа для новых и новых злоупотреблений.

А как же здоровье детей? Да неужели кто-нибудь из реализаторов этого проекта думает об их здоровье? Для заботы о здоровье есть врач, поликлиника и санаторно-курортное лечение, а настоящий паспорт здоровья школьника - это обычная карта в поликлинике, но вот беда, чем более здоровый ребенок, тем меньше о нем информации в лечебном учреждении. Участницы этой авантюры (кстати, при участии ЮНЕСКО), забывают, что любое анкетирование школьников, включающее в себя конфиденциальные данные, должно проводиться в присутствии родителей или при наличии нотариально заверенной доверенности от них, причем от обоих - отца и матери. Одна такая анкета - повод для судебного иска.

Интересно, что работа над этим порождением неэффективной бюрократии велась наверняка несколько лет, но почему бы не посоветоваться с общественностью заранее? С родителями? С налогоплательщиками? Может быть, стоило НАШИ деньги вложить не в это, а покупку новых рентгеновских аппаратов в регионах или на оплату лекарств? Зачем нужна была секретность? Повторюсь: ценность проекта с "паспортами здоровья" для самого здоровья ничтожна, она просто равна нулю.

Проект, судя по его описанию, рассчитан на годы, может быть десятилетия.

Базы будут храниться, а в нужный момент, когда дети вырастут и кто-то из них станет управленцем, политиком, министром, - будут стоить на вес золота, с их помощью можно будет манипулировать ими, выбрасывать компромат, в нужно время, в нужном месте на нужного человека. А что будет дальше? Если мы не остановим чиновников, которые попросту делают, что хотят, то, наверное, следующим шагом станет сбор данных о генетической карте и биологической совместимости для пересадки детских органов, кстати, уже зреет новый законопроект, разрешающий изъятие детских органов для трансплантации. Короче говоря, проекту есть куда развиваться...

 А.В. Краснянский

10.  Фатальная ошибка в Конвенции о правах ребенка

Вопросы гуманитарных наук. 2010. № 3. Издательство "Компания Спутник+". На сайте публикуется статья  в исправленном и дополненном виде 

   В российском законодательстве, как, вероятно, и во многих других странах, основанием для отделения ребенка от родителей является нарушение родителями прав ребенка. Семейный кодекс Российской Федерации предусматривает порядок и основания семейно-правовой ответственности родителей за нарушение прав ребенка.  В качестве меры семейно-правовой ответственности родителей закон выделяет ограничение либо лишение  родительских прав.  Ограничение либо лишение родительских прав применяется строго индивидуально и осуществляется только по решению суда.  Суд лишает родительских прав на каждого ребенка в отдельности, даже если  имеет дело с многодетной семьей.  В статье 69  Семейного кодекса Российской Федерации дан исчерпывающий перечень оснований для лишения родительских прав –   родители (либо один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов; отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения,  учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций; злоупотребляют своими родительскими правами; жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность; являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией; совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.  Чаще всего в качестве оснований лишения родительских прав является их совокупность. Ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства только при невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей (статья 71 СК РФ).  Таким образом, согласно российскому законодательству, ребенок отбирается у тех родителей, которые в силу своей нравственной деградации  не любят,  не заботятся о ребенке или даже  представляют угрозу для его жизни или здоровья.

 

    В Конвенции о правах ребенка (1989) понятие «нарушение прав ребенка» заменили  понятием  «жизненные интересы ребенка».    Рассмотрим часть первую статьи 9 Конвенции.

Article 9. Part 1. States Parties shall ensure that a child shall not be separated from his or her parents against their will, except when competent authorities subject to judicial review determine, in accordance with applicable law and procedures, that such separation is necessary for the best interests of the child. Such determination may be necessary in a particular case such as one involving abuse or neglect of the child by the parents, or one where the parents are living separately and a decision must be made  as to the child's place of residence. [1].
Официальный перевод части первой  статьи 9 Конвенции [2] является неэквивалентным. Эквивалентный перевод, сделанный автором данной статьи: «Государства-участники должны обеспечивать, чтобы ребенок не был отделен от его родителей против их воли, за исключением случаев,  когда компетентные органы, находящиеся под судебным контролем, решают в соответствии с действующим законодательством и процедурами, что такое  отделение необходимо в жизненных интересах ребенка. Такое решение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка».
   В  России  под судебным контролем находятся органы государственной власти, органы местного самоуправления,  общественные объединения и должностные лица. Судебный контроль означает, что   решения этих органов, объединений и лиц, а также их действие или бездействие  могут быть обжалованы в суд (Конституция Российской Федерации, статья 46, часть 2). 

    Анализ статьи 9 и других статей Конвенции показывает, что:

 1. Компетентные органы (социальные службы, занимающиеся детьми) отнимают ребенка у  родителей исходя из того, что такое отделение необходимо в жизненных интересах ребенка.

 2. В Конвенции отсутствует  определение понятия «жизненные интересы ребенка», то есть компетентные органы  отбирают ребенка, исходя из произвольных соображений. 

3. Чтобы отобрать ребенка у родителей не  требуется решение суда; родители   – после того, как отобрали  ребенка – могут  обжаловать это решение в суд.  

4. Ребенка могут отобрать (и на практике отбирают – смотрите в Интернете) у родителей, которые любят   ребенка, но  не обеспечивают, по мнению социальных служб, его жизненных интересов.

    Нет сильнее чувства, чем любовь родителей к детям.  Следовательно, отбирать  ребенка у любящих его родителей – это бесчеловечно и жестоко.    Статья 7  Международного пакта о гражданских и политических правах ([3], с. 235) указывает: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию». Конвенция  дает право социальным службам отбирать ребенка у любящих его родителей, то есть дает право жестоко и бесчеловечно наказывать родителей.  Следовательно, Конвенция о правах ребенка (1989)  противоречит принципу уважения прав человека.  В статье  53 Венской конвенции о праве международных договоров (1969) ([4], с. 205)   и  в статье  53 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями  (1986) ([4], с. 235) указано, что договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права. Один из основных принципов современного общего международного права  – принцип уважения прав человека.  Конвенция о правах ребенка (1989) в момент заключения противоречила  принципу уважения прав человека.  Следовательно, Конвенция о правах ребенка (1989) является ничтожным, то есть недействительным, договором. Его можно (и нужно) не исполнять!

 

Источники информации

 

[1] Convention on the Rights of the Child.
1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf
2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm
[2]  Права человека. Сборник международных документов. Москва. «Юридическая литература». 1998. Стр. 363 – 380. ISBN 5-7260-0901-0.
 [3]  Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 2. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», «Юрайт-Издат.». 2007.  ISBN 978-5-7133-1289-3 (том 2),  ISBN 978-5-7133-1291-6. 
[4] Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 1. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», «Юрайт-Издат.». 2007. ISBN 978-5-7133-1287-9 (том 1), ISBN 978-5-7133-1291-6.   
Файл: КонфатОшибка11

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Венская конвенция о праве международных договоров

23 мая 1969 года


Статья 48

Ошибка

1. Государство вправе ссылаться на ошибку в договоре как на основание недействительности его согласия на обязательность для него этого договора, если ошибка касается факта или ситуации, которые, по предложению этого государства, существовали при заключении договора и представляли собой существенную основу для его согласия на обязательность для него данного договора.

2. Пункт 1 не применяется, если названное государство своим поведением способствовало возникновению этой ошибки или обстоятельства были таковы, что это государство должно было обратить внимание на возможную ошибку.

3. Ошибка, относящаяся только к формулировке текста договора, не влияет на его действительность; в этом случае применяется статья 79.

Статья  53

Договоры, противоречащие императивной норме общего международного права (jus cogens)


   Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права. Поскольку это касается настоящей Конвенции, императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер. 

Источник информации:   Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 1. Страницы 204 – 205. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», «Юрайт-Издат.». 2007. ISBN 978-5-7133-1287-9, ISBN 978-5-7133-1291-6.  


Справочные материалы. Императивный характер носят все основные принципы международного права, являющиеся главным критерием правомерности всех международно-правовых норм. В  международном праве выделяют десять основных принципов:

    * Принцип неприменения силы и угрозы силой;
    * Принцип разрешения международных споров мирными средствами;
    * Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств;
    * Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом;
    * Принцип равноправия и самоопределения народов;
    * Принцип суверенного равенства государств;
    * Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву;
    * Принцип нерушимости государственных границ;
    * Принцип территориальной целостности государств;
   
* Принцип уважения прав человека и основных свобод.

Источник информации:   http://ru.wikipedia.org/wiki/Jus_cogens

 

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ  ПАКТ

о гражданских и политических правах

16 декабря 1966 года

Статья 7

 

   Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому,  бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам.


Источник информации:   Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 2. Страница 235. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», «Юрайт-Издат.». 2007.  ISBN 978-5-7133-1289-3 (том 2), ISBN 978-5-7133-1291-6.

 

 


 А.В. Краснянский  

11. Системный анализ юридических документов.  Часть 1

Современные гуманитарные исследования. 2010. № 1. С. 113-115

1. Введение


   В системном анализе международных юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ и  юридический анализ. Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать объект.   В некоторых случаях для полного исследования документа этих видов анализа недостаточно.  Например,  при анализе Конвенции о правах ребенка необходим педагогический анализ.
   В данной работе проведен системный анализ статьи 2   Конвенции о правах ребенка. 

2. Анализ первого пункта статьи 2 Конвенции

2.1.   Первый пункт статьи 2 Конвенции на английском и русском языках:

     1. States Parties shall respect and ensure the rights set  forth in the present Convention to each child within their jurisdiction without discrimination of any kind, irrespective of the child's or his or her parent's or legal guardian's race, colour, sex, language, religion, political or other opinion, national, ethnic or social origin, property, disability, birth or other status.  [1].

     1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств. [2].

2.1.  Словосочетание  shall respect and ensure    перевели (неправильно) как «уважают и обеспечивают». Правильно: «должны уважать и обеспечивать».

2.2.  Словосочетание «legal guardian's» перевели как «законный опекун». Однако в российской юридической литературе используется термин «опекун», а словосочетание «законный опекун» не применяется. Почему? Дело в том, что термин опекун произошел от юридического термина «опека». Определение понятия «опека» дано в статье 2 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» [3]:  «Опека –  форма устройства малолетних граждан (не достигших возраста четырнадцати лет несовершеннолетних граждан) и признанных судом недееспособными граждан, при которой назначенные органом опеки и попечительства граждане (опекуны) являются законными представителями подопечных и совершают от их имени и в их интересах все юридически значимые действия». Из этого определения следует, что опекун – законный представитель подопечного ребенка. Поэтому словосочетание «законный опекун» является плеоназмом, так как значение слово «законный»   входит в состав слова «опекун». Плеоназмом является, например, словосочетание «сладкий сахар».

2.3.  Словосочетание  «birth or other status» переводится в Конвенции как «рождения ребенка или каких-либо иных обстоятельств»    Во  Всеобщей декларации прав человека [4,5]  (статья 2) словосочетание «birth or other status»    переводится как «сословного или иного положения».  Докажем, что перевод  словосочетания   «birth or other status» как   «рождения ребенка или каких-либо иных обстоятельств» в Конвенции  является неэквивалентным. Для этого из текста первого пункта статьи 2 Конвенции сначала выделим суждение, в которое входит словосочетание «рождения ребенка»:
   «Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  рождения ребенка».  [2]. Словосочетание «независимо от рождения ребенка» можно интерпретировать только так: «независимо от того, родился ребенок или нет».   В общем, обеспечиваются права за каждым ребенком без какой-либо дискриминации, независимо от того, родился ребенок или нет. Это  суждение – бессмысленное.  Таким образом, первый пункт 2 статьи Конвенции о правах ребенка содержит бессмысленное суждение.
   Теперь проверим правильность перевода словосочетания «or other status». Из словаря В.К Мюллера [5] следует, что во  Всеобщей декларации прав человека сделан эквивалентный перевод: «или иного положения» (подразумевается положение человека в обществе, или  его общественное положение).  В Конвенции на русском языке перевод «or other status»  неэквивалентный: «или каких-либо иных обстоятельств».

3. Анализ второго пункта статьи 2 Конвенции

3.1.    Второй пункт статьи 2 Конвенции на английском и русском языках (подчеркнуты слова и словосочетания, которые обсуждаются в данной работе):

          2.  States Parties shall take all appropriate measures to ensure that the child  is protected against all forms of discrimination or punishment on the basis of the status, activities, expressed opinions, or beliefs of the child's parents, legal guardians, or family members.

          2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи».

3.2.  Словосочетание  «shall take» перевели  как «принимают». Эквивалентный перевод: «должны принимать». 

3.3.  Ранее было доказано, что словосочетание «законных опекунов» является плеоназмом,  так как содержит лишнее слово «законных».

 3.4.  В словосочетании «выражаемых взглядов или убеждений» нарушена последовательность слов «выражаемых» и «взглядов».  Эти слова нужно поменять местами. Правильно: «взглядов или убеждений, выражаемых ребенком». Данное словосочетание содержит еще одну ошибку – лишнее слово.  Это слово –  «выражаемых». Действительно, если человек не выражает каким-либо способом свои взгляды и убеждения, то об этом, кроме него,  никто ничего не знает.  В результате получим словосочетание: «взглядов и убеждений ребенка». Дополним эти рассуждения примером. Рассмотрим предложение: «Выражаемые взгляды В.И. Вернадского на биосферу нашли признание  среди ученых».  Оно содержит лишнее слово «выражаемые».  Уберем его и получим  «Взгляды В.И. Вернадского на биосферу нашли признание  среди ученых».

3.5. Словосочетание  «выражаемых взглядов или убеждений ребенка» является неэквивалентным  переводом словосочетания: «expressed opinions, or beliefs of the child's parents».  Эквивалентный перевод: «мнений или убеждений родителей ребенка». 

     Таким образом,  текст  статьи 2 Конвенции на русском языке не является  эквивалентным тексту статьи 2 Конвенции на английском языке. В определении  «аутентичный текст» указывается два существенных признака:  1) перевод должен быть эквивалентным; 2) этот перевод должен быть утвержден в установленном  порядке. Следовательно, текст статьи 2 на русском языке не является аутентичным тексту на английском языке, так как отсутствует существенный признак – эквивалентность перевода.  Из этого, в свою очередь, следует, что  статья 2 Конвенции на русском языке  не имеет юридической силы.  Однако статья 2 является неотъемлемой частью Конвенции и поэтому не только статья 2, но и все остальные статьи  Конвенции о правах ребенка  на русском языке не имеют –  с момента обнаружения неэквивалентности перевода,   юридической силы.  Необходим новый перевод статей Конвенции и утверждение этого перевода в установленном порядке. 

4. Выводы

1. Перевод статьи 2  Конвенции о правах ребенка с английского на русский является неэквивалентным.

2. Текст статьи 2 Конвенции не является  аутентичным тексту статьи 2 Конвенции на английском языке (следствие из пункта 1).

3. Статья 2 (совокупность суждений) содержит одно бессмысленное суждение (следствие неправильного перевода).

4. В настоящее время статья 2 Конвенции (на русском языке) не имеет юридическую силу; это следует из пунктов 1,  2 и 3.

5. В настоящее время Конвенция о правах ребенка (на русском языке) не имеет юридическую силу; это следует из пункта 3. 

5. Источники информации

[1] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[2]   Конвенция о правах ребенка (на русском языке).

1)  http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm

2)  http://www1.umn.edu/humanrts/russian/instree/Rk2crc.html

[3]  Федеральный закон от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» Российская газета. Федеральный выпуск №  4651 от 30 апреля 2008 г.     http://www.rg.ru/2008/04/30/opeka-dok.html

[4]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке).    

1)http://www.icitizenforum.com/russian/declaration-of-human-rights;  

2)http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm.

[5 ] The Universal Declaration of  Human Rights.  http://www.un.org/en/documents/udhr/index.shtml

[6]  В.К. Мюллер.  Англо-русский словарь. 53 000 слов. Издание 23-е, стереотипное. Москва. «Русский язык». 1990.
Отредактированный 07.04. 2010 (21 час 30 минут – 21 час 55 минут) текст статьи в журнале «Современные гуманитарные исследования, 2010. № 1.  С.113 – 115.

 

А.В. Краснянский

12. Системный анализ юридических документов.  Часть 2

 

Статья  "Системный анализ юридических документов.  Часть 2", опубликована в журналах «Современные гуманитарные исследования. 2010. № 2  и "Юридические науки". 2010. № 2.  Издательство "Компания Спутник+".  На сайте публикуется статья  в исправленном виде (исправления касаются только пункта 6).  

 


1. Введение


   В системном анализе международных юридических документов можно выделить следующие основные  операции: лингвистический анализ,  логический анализ и  юридический анализ. Между этими операциями не всегда можно  провести четкие границы,  но это и не нужно. Главная цель – наиболее полно  исследовать объект.   В некоторых случаях для полного исследования документа этих видов анализа недостаточно.  Например,  при анализе Конвенции о правах ребенка необходим педагогический анализ.
   Предыдущие статьи содержат  системный анализ статьи 2   Конвенции о правах ребенка [1]  и  предварительные результаты логического анализа   Конвенции [2]. В этой статье представлен  системный анализ нескольких статей Конвенции о правах ребенка.
   В полном объеме системный анализ Конвенции  будет опубликован в журналах «Вопросы гуманитарных наук», «Современные гуманитарные исследования» и  «Юридические науки» (Издательство «Компания Спутник+») и  на сайте  http://www.avkrasn.ru

2. Результаты лингвистического анализа Конвенции

   В этом разделе, а также и в некоторых других разделах  дается английский текст отдельных статей  Конвенции [3],  официальный текст на русском языке [4] и эквивалентный перевод с английского языка на русский, выполненный автором статьи.

Article 2, part 1
     1. States Parties shall respect and ensure the rights set  forth in the present Convention to each child within their jurisdiction without discrimination of any kind, irrespective of the child's or his or her parent's or legal guardian's race, colour, sex, language, religion, political or other opinion, national, ethnic or social origin, property, disability, birth or other status. 

   Официальный  перевод:   1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.

   Эквивалентный перевод:  1. Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья, сословного или иного положения  ребенка, его родителей или  опекунов. 

Докажем, что первый пункт 2 статьи Конвенции (официальный текст, неэквивалентный перевод [4])  содержит бессмысленное суждение. Для этого из  первой части статьи 2 Конвенции (совокупности суждений)  выделим суждение, в которое входит словосочетание «независимо от рождения ребенка»:  «Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  рождения ребенка».  Словосочетание «независимо от рождения ребенка» можно интерпретировать только так: «независимо от того, родился ребенок или нет».   В общем, обеспечиваются права за каждым ребенком без какой-либо дискриминации, независимо от того, родился ребенок или нет. Это  суждение – бессмысленное. 

Article 2, part 2
2.  States Parties shall take all appropriate measures to ensure that the child  is protected against all forms of discrimination or punishment on the basis of the status, activities, expressed opinions, or beliefs of the child's parents, legal guardians, or family members.

   Официальный перевод:  2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи».

   Эквивалентный перевод: 2. Государства-участники должны принимать все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе положения в обществе, деятельности, взглядов или убеждений  родителей ребенка, опекунов или иных членов семьи».

Article 9, part 1
1. States Parties shall ensure that a child shall not be separated from his or her parents against their will, except when competent authorities subject to judicial review determine, in accordance with applicable law and procedures, that such separation is necessary for the best interests of the child. Such determination may be necessary in a particular case such as one involving abuse or neglect of the child by the parents, or one where the parents are living separately and a decision must be made as to the child's place of residence.

   Официальный перевод:  1. Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

   Эквивалентный перевод: 1. Государства-участники должны гарантировать, что ребенок  будет отделен от своих  родителей вопреки их воле только в случаях, когда компетентные органы, находящиеся под судебным контролем, решают в соответствии с действующим законодательством и процедурами, что такое  отделение необходимо в жизненных интересах ребенка. Такое решение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Article 40,  part 1
1. States Parties recognize the right of every child alleged as, accused of, or recognized as having infringed the penal law to be treated in a manner consistent with the promotion of the child's sense of dignity and worth, which reinforces the child's respect for the human rights and fundamental freedoms of others and which takes into account the child's age and the desirability of promoting the child's reintegration and the child's assuming a constructive role in society.

Официальный перевод: 1. Государства-участники признают право каждого ребенка, который, как считается, нарушил уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитывается возраст ребенка и желательность содействия его реинтеграции и выполнению им полезной роли в обществе.

Эквивалентный перевод: 1. Государства-участники признают право каждого ребенка, который подозревается, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других, и  которое  учитывает  возраст ребенка,  помогает ему вернуться к нормальной жизни и выполнять  полезную роль в обществе.

3. Основные результаты логического анализа Конвенции

1. Часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью  2 и частью 3 статьи 23  Конвенции.
2. Часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью  4 статьи 40  Конвенции.
3. Статьи  13, 14, 15 и 16 в совокупности со статьей 1  Конвенции  содержат множество бессмысленных суждений и по этой причине представляют собой логические парадоксы.
4. Часть 1 статьи 15 и  часть 1 статьи 16  Конвенции   находится в деонтическом противоречии со статьей 12 Всеобщей декларации прав человека.

     В качестве примера докажем, что  часть 1 статьи 16 Конвенции о правах ребенка находится в деонтическом противоречии со  статьей 12 Декларации. 

Часть 1 статьи 16 Конвенции. 1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

Анализ части 1 статьи 16 Конвенции. В личную жизнь ребенка (подростка, юноши  или девушки) входит посещение кино и дискотеки, встречи с друзьями и множество других развлечений. Большинство родителей используют способ воспитания, заключающийся в использовании различного рода наказаний и поощрений. Один из приемов наказания – запреты. Родители в качестве наказания  запрещают ребенку пойти в кино, или на дискотеку, или на встречу с друзьями, то есть незаконно (без санкции государственных органов) вмешиваются  в его личную жизнь. Следовательно, часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает использовать запреты. 

Статья 12 Декларации [5]. Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

   Аналогичные статьи есть в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966) и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966) [6].

Анализ статьи 12 Декларации.   В   объем понятия  «семейная жизнь» входит объем понятия «семейное воспитание», в объем понятия  «семейное воспитания» входят различные стили (методы) воспитания, в том числе воспитание с использованием наказаний (в том числе запретов) и поощрений.  Здесь не идет речь о жестоких наказаниях, которые подрывают  физическое и  (или) психическое здоровье детей и поэтому вообще не относятся к методам воспитания.  Следовательно, из статьи 12 Декларации (совокупности суждений) следует суждение:  «Ни отец, ни мать не могут подвергаться произвольному вмешательству в их семейное воспитание; в частности, отец и мать имеют право использовать запреты как один из видов воспитания».  Деонтическое противоречие:  часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает родителям использовать запреты;  статья 12 Декларации это разрешает.

4. Педагогический анализ Конвенции

   В качестве примера педагогического анализа докажем, что часть 1 статьи 16 Конвенции основана ложном суждении (педагогической утопии).  

   Большинство родителей (опыт многих поколений) при воспитании детей используют различные виды наказаний, в том числе запреты.  Поэтому суждение:  «Всех детей можно воспитать, не используя наказания» является ложным суждением (педагогической утопией).   Ранее было доказано, что    часть 1 статьи 16 Конвенции  не разрешает использовать  один из видов наказания –  запреты. Следовательно, часть 1 статьи 16 основана на педагогической утопии.    

5. Юридический анализ Конвенции

5.1. Объект анализа: статья 40, часть 2 (статья приведена не полностью).

Article 40,  part 2
2. To this end, and having regard to the relevant provisions of international instruments, States Parties shall, in particular, ensure that:

2. В этих целях и принимая во внимание соответствующие положения международных документов, государства-участники, в частности, обеспечивают, чтобы:

(a) No child shall be alleged as, be accused of, or recognized as having infringed the penal law by reason of acts or omissions that were not prohibited by national or international law at the time they were committed;

Официальный перевод:  a) Ни один ребенок не считался нарушившим уголовное законодательство, не обвинялся и не признавался виновным в его нарушении по причине действия или бездействия, которые не были запрещены национальным или международным правом во время их совершения;

а) Эквивалентный перевод: Ни один ребенок не должен быть подозреваемым, обвиняемым и признанным виновным в преступлениях по причине действия или бездействия, которые не были запрещены национальным или международным правом во время их совершения;

(b) Every child alleged as or accused of having infringed the penal law has at least the following guarantees:

Официальный перевод: b)  Каждый ребенок, который, как считается, нарушил уголовное законодательство или обвиняется в его нарушении, имел по меньшей мере следующие гарантии:

Эквивалентный  перевод: b) Каждый ребенок, который подозревается или обвиняется в  нарушении уголовного законодательства,  имеет, по меньшей мере, следующие гарантии:

 (iii) To have the matter determined without delay by a competent, independent and impartial authority or judicial body in a fair hearing according to law, in the presence of legal or other appropriate assistance and, unless it is considered not to be in the best interest of the child, in particular, taking into account his or her age or situation, his or her parents or legal guardians;

Официальный перевод: iii) Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица, и, если это не считается противоречащим наилучшим интересам ребенка, в частности, с учетом его возраста или положения его родителей или законных опекунов;

Эквивалентный перевод: iii) Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица, а также  родителей ребенка или опекунов,  если, конечно,  присутствие родителей или опекунов не противоречит,  с учетом  возраста и конкретной ситуации,  жизненным интересам ребенка.

 (v) If considered to have infringed the penal law, to have this decision and any measures imposed in consequence thereof reviewed by a higher competent, independent and impartial authority or judicial body according to law;

 Официальный перевод: v) Если считается, что ребенок нарушил уголовное законодательство, повторное рассмотрение вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону соответствующего решения и любых принятых в этой связи мер;

Эквивалентный  перевод: v) Если установили, что ребенок совершил  уголовное преступление, то необходимо получить решение суда и предпринять впоследствии любые меры для рассмотрения этого дела вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону. 

3. States Parties shall seek to promote the establishment of laws, procedures, authorities and institutions specifically applicable to children alleged as, accused of, or recognized as having infringed the penal law, and, in particular:

Официальный перевод: 3. Государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются, или признаются виновными в его нарушении, и в частности:

Эквивалентный перевод: 3) Государства-участники должны стремиться содействовать созданию законов, процедур, органов и учреждений,  специально предназначенных  для детей, которые подозреваются, обвиняются или признаются виновными в его нарушении, и в частности:

(a) The establishment of a minimum age below which children shall be presumed not to have the capacity to infringe the penal law;

Официальный перевод: a) Установлению минимального возраста, ниже которого дети считаются неспособными нарушить уголовное законодательство;

Эквивалентный перевод: а) Установлению максимального возраста детей, с которого наступает уголовная ответственность. 

(b) Whenever appropriate and desirable, measures for dealing with such children without resorting to judicial proceedings, providing that human rights and legal safeguards are fully respected.

Официальный перевод:  b) В случае необходимости и желательности, принятию мер по обращению с такими детьми без использования судебного разбирательства при условии полного соблюдения прав человека и правовых гарантий.

Эквивалентный перевод: b) Всякий раз желательно принимать меры к таким детям без обращения  к судебному разбирательству при условии полного соблюдения прав человека и правовых гарантий.

5.2. Анализ подпункта  (iii)  пункта «b» части 2 статьи 40.

 Анализ суждения: «Безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом». 

    Это суждение содержит два «достижения» западной юриспруденции. «Достижение № 1»  заключается в том, что  введено новое понятие: «компетентный, независимый и беспристрастный орган», то есть орган, о котором  известно только то, что он «компетентный, независимый и беспристрастный». Этот орган особый – он может заменять судебный орган. В отличие от судебных органов, которые иногда ошибаются в своих решениях, этот орган всегда, согласно части 2 статьи 40,  и компетентный, и независимый, и беспристрастный. Следовательно,  нельзя сомневаться в правильности его решений.  Этот особый орган фигурирует также в подпункте (v) пункта «b» части 2 статьи 40.

   В фантастическом произведении Оруэлла «1984»  государственный аппарат  Океании состоял из Министерства правды, ведавшего информацией, образованием, досугом и искусствами;  Министерства мира, ведавшее войной;   Министерства изобилия, отвечавшее за экономику и из Министерства любви, ведавшее охраной порядка. Видимо, «компетентный, независимый и беспристрастный» орган не что иное, как один из департаментов Министерства любви. Так что Оруэлл ошибся всего на 5 лет: его роман описывает 1984 год, а Конвенция о правах ребенка состоялась в 1989 году.  «Достижение № 2» западной юридической мысли заключается в том, что основной целью предварительного следствия является быстрое  раскрытие преступления.  А как иначе можно «безотлагательно»  принять решение?  Россия, безусловно, отстала от Запада в области юридических инноваций. До сих пор в России  основной целью следствия является  полное раскрытие преступления, то есть тщательное исследование всех обстоятельств расследуемого преступления, в том числе возможности совершения подозреваемым или обвиняемым других преступлений и причастности к преступлению иных лиц. 

Дополнение. «Достижение № 2»,  заключающееся в требовании как можно быстрее проводить расследование, противоречит тысячелетнему опыту человечества, в частности опыту русского народа. Это следует из русских пословиц [7], в которых осуждается спешка:  Скоро делают, так слепо выходит. Скоро блох ловят. Спешлив, суетлив: обувшись парится. Седлай порты, надевай коня!   Скоро хорошо не родится.  Дай отсрочку   –  будет дело в точку. Скорого дела не хвалят. Наскоре слепых рожают. Поспешишь,  да людей насмешишь. Что хорошо, то не скоро. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. У меня дядя все спешил, да и помер. Был такой, что торопился, да скоро умер.  Побеги, да не зашиби ноги! Скоро пойдешь –  ногу зашибешь. Не угадывай в три дня, угадывай в три года!  Не торопись отвечать, торопись слушать!  Скоро поедешь, не скоро доедешь. Не переведя дух, дальше ворот не добежишь. Прытко бегают, так часто падают.  Наскоро делать –  переделывать. Не торопко кади, святых не опали! Тише едешь –  дале будешь [6].

5.3. Анализ подпункта  (iv)  пункта «b» части 2 статьи 40.

Анализ суждения: «Свобода от принуждения к даче свидетельских показаний».  Это суждение можно сформулировать более четко: «Никто не имеет право заставлять давать свидетельские показания». Это  достижение западной юридической мысли обозначим  как  «достижение № 3». Чтобы объяснить суть этого достижения, надо вспомнить статью 42, согласно которой государства-участники обязуются, используя надлежащие и действенные средства, широко информировать о принципах и положениях Конвенции как взрослых, так и детей. Таким образом,  детям будут объяснять, что можно не давать свидетельские показания. Вместо того чтобы учить детей бороться со злом, западные деятели советуют им жить согласно поговорке «Моя хата с краю». Очевидно, что «достижение № 3» сильно затруднит работу следственных органов. К счастью, эта  новация не успела еще  внедриться в российское законодательство.    В Уголовном кодексе  Российской  Федерации [8] есть статьи 307 и 308. В части 1 статьи 307 предусмотрено  наказание свидетеля за ложные (заведомо) показания, в части 2 статьи 308 предусмотрено наказание  за отказ свидетеля от дачи показаний, причем уголовной ответственности по этим статьям подлежат дети старше 16 лет.   

5.4. Анализ подпункта  (vii)  пункта «b» части 2 статьи 40.

b) Каждый ребенок, который подозревается или обвиняется в  нарушении уголовного законодательства,  имеет, по меньшей мере, следующие гарантии: vii) полное уважение его личной жизни на всех стадиях разбирательства.

   Это тоже «достижение» западной юридической мысли, обозначим его как «достижение № 4».  В чем его суть? Дело в том, что  требование: «полное уважение личной жизни ребенка» запрещает следователю  контролировать   переписку, знакомиться с записью телефонных разговоров и делать обыск –  это ведь тоже вмешательство в личную жизнь.   К счастью, в России еще не успели ввести «достижение № 4» в национальное  законодательство.  Разрешается вмешательство в личную жизнь подозреваемого или обвиняемого, если оно законное и непроизвольное. 
   «Достижения» под номерами 2 – 4, введенные национальное законодательство,   парализует  работу следственных органов.  Однако  задачей правового государства является соблюдение прав и свобод всех его граждан, а не только тех, кто совершил преступление, и не только тех, кому еще не исполнилось 18 лет. Нельзя добиваться бесконечного расширения прав обвиняемого и подсудимого, ущемляя при этом интересы потерпевшего и всего общества в целом. Паралич следственных органов, расследующих ювенальные преступления, приведет к параличу ювенальных судов. А зачем нужны суды, если есть «компетентный, независимый и беспристрастный орган»  –   департамент Министерства любви?

6.  Ошибки в Конвенции о правах ребенка

6.1.  Официальный перевод с английского на русский язык не является эквивалентным.  Следовательно,   Конвенция на русском языке не является  аутентичной Конвенции на английском языке. Если в депозитарии ООН хранится текст, неэквивалентный английскому, то это  необходимо и достаточно, чтобы отказаться от исполнения Конвенции. 

6.2. В Конвенции отсутствуют  определения основных понятий,  использующихся  в этом Договоре. В частности, нет определений следующих понятий: «воспитание», «надлежащее воспитание», «жизненные интересы ребенка», то есть в Конвенции нарушен принцип понятийной определенности, который должен выполняться в любом законодательном акте. 

6.3. Конвенция содержит внутренние противоречия: деонтически несовместимые  нормы права, то есть в Конвенции нарушен принцип модальной сбалансированности, который должен выполняться в любом законодательном акте.

6.4. Конвенция содержит нормы права,  деонтически несовместимые  с нормами права в  международных договорах, заключенных до  принятия Конвенции (1989), в частности,  Конвенция противоречит Всеобщей декларации прав человека (1948),  Международному пакту о гражданских и политических правах (1966) и Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах (1966). 

6.5.  Некоторые статьи (с учетом статьи 1) Конвенции содержат множество бессмысленных суждений, то есть являются, по сути, логическими парадоксами. 

6.6. Некоторые статьи Конвенции основаны на ложных суждениях.

6.7. Фатальная логическая ошибка в Конвенции, делающая  ничтожным этот международный Договор, –  это подмена юридического понятия  "нарушение прав ребенка" на   понятие "наилучшие интересы ребенка". Определение этого понятия в Конвенции не дано.  Следовательно, социальные службы ПРОИЗВОЛЬНО, без законных оснований,  отбирают детей у родителей .   Исполнение Конвенции о правах ребенка приводит  к массовому нарушению прав человека. Статья 53   Венской конвенции о праве договоров между государствами или  между международными организациями (1939) [9] указывает, что международный договор считается недействительным в случае, если он в момент заключения противоречил основным принципам международного права. Один из десяти этих принципов – принцип уважения прав человека.  Конвенция о правах ребенка противоречит принципу уважения прав человека . Следовательно, любое государство в любой момент может отказаться от исполнения Конвенции о правах ребенка.

7. Источники информации

[1] Анатолий Владимирович Краснянский. Системный анализ юридических документов. Часть 1. Современные гуманитарные исследования. 2010.  № 1. С. 113 – 115. Издательство "Компания Спутник+".

[2] Анатолий Владимирович Краснянский. Логический анализ юридических документов. Часть 1.  Вопросы  гуманитарных наук. 2010. № 2. С. 172. Издательство "Компания Спутник+".

[3] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[4]   Конвенция о правах ребенка (на русском языке).

1)  http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm

2)  http://www1.umn.edu/humanrts/russian/instree/Rk2crc.html

3) Права человека. Сборник международных документов. Москва. «Юридическая литература». 1998. Стр. 363 – 380.

[5]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке).

1) Международное публичное право. Сборник документов в 2 частях. Составители: К.А. Бякимишев, Д.К. Бякимишев. Часть 1. С. 394 – 398. Москва.  ТК Велби.  Издательство Проспект. 2006.

2)  http://www.icitizenforum.com/russian/declaration-of-human-rights;    

3)  http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm.

[6] Международный пакт о гражданских и политических правах (1966);

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966) –   http://www.un.org/russian/documen/convents/pactpol.htm

[7] Русские пословицы –  http://www.niv.ru/library/005/097.htm

[8] Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. Москва. Издательская группа ИНФРА.М – НОРМА. 1996.

[9] Венская конвенция о праве договоров между государствами или  между международными организациями –

http://pravo.kulichki.com/zak/megd/meg03935.htm

 

 

А.В. Краснянский

13. Логический анализ юридических документов.  Часть 2

 Современные гуманитарные исследования, 2010. № 2.  Издательство Компания Спутник+.

 

1. Введение

   В предыдущей статье были  сформулированы основные положения (результаты)  логического анализа    Конвенции о правах ребенка [1]. В этой статье представлены  доказательства этих положений.
   В статье  используется эквивалентный перевод Конвенции  с английского  [2]    языка на русский, выполненный автором статьи.

2. Объекты анализа: статьи Конвенции о правах ребенка (1989)

Статья 1. В настоящей Конвенции под ребенком подразумевают каждого    человека  младше 18 лет, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее.

Статья 2, часть 1.  Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья, сословного или иного положения  ребенка, его родителей или  опекунов. 

Статья 13, часть 1. Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка.

Статья 14, часть 1. Государства-участники должны уважать право ребенка на свободу мысли, совести и религии.

Статья 15, часть 1.   Государства-участники признают право ребенка на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.

Статья 16, часть 1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

Статья 23,  часть 2.  Государства-участники признают право нетрудоспособного ребенка на особую заботу и поощряют и обеспечивают предоставление при условии наличия ресурсов имеющему на это право ребенку и ответственным за заботу о нем помощи, о которой подана просьба и которая соответствует состоянию ребенка и положению его родителей или других лиц, обеспечивающих заботу о ребенке.

3. Логический анализ Конвенции о правах ребенка (1989)

3.1. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 13 Конвенции. В статье 1 дано определение понятия «ребенок».  Под это определение попадают и  младенцы (согласно Владимиру Ивановичу Далю – дети младше 7 лет [3]),  подростки  (мальчики или девочки преимущественно 12 – 16 лет [4]), а также  молодые люди, возраст которых менее  18 лет. Из статьи 1 и части 1 статьи 13 следует множество суждений типа: «Грудной младенец  имеет право свободно выражать свое мнение»; «Грудной младенец  имеет право свободно искать  информацию и идеи любого рода», «Грудной младенец  имеет право свободно передавать информацию в форме произведений искусства или с помощью других  средств по выбору младенца». Эти суждения не имеют смысла  (бессмысленные суждения).  Статья 1 и часть 1 статьи 13 являются, каждая в отдельности, осмысленными суждениями, а в совокупности, то есть при наличии семантической связи между собой,  образуют множество бессмысленных суждений. Поэтому совокупность статьи 1 и части 13 статьи следует назвать логическим парадоксом.

3.2. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 14 Конвенции.    Часть 1 статьи 14 требует, чтобы  государства-участники уважали право ребенка на свободу мысли, совести и религии. Из статьи 1 и части 1 статьи 14 следует множество суждений типа: «Государства-участники должны уважать право двухнедельного младенца на  свободу мысли, совести и религии»;  «Государства-участники должны уважать право пятимесячного младенца на  свободу мысли, совести и религии». Это  бессмысленные суждения. Статья 1 и часть 1 статьи 14 являются, каждая в отдельности, осмысленными суждениями, а в совокупности  образуют множество бессмысленных суждений. Поэтому совокупность статьи 1 и части 1 статьи 14 следует назвать логическим парадоксом.

3.3. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 15 Конвенции.    Часть 1 статьи 15 требует, чтобы  государства-участники признавали право ребенка  на свободу ассоциации и свободу мирных собраний.  Из статьи 1 и части 1 статьи 15 следует множество суждений типа: «Государства-участники должны уважать право только что родившегося ребенка на   свободу ассоциации и свободу мирных собраний»;  «Государства-участники должны уважать право  грудного младенца на  свободу ассоциации и свободу мирных собраний». Это  бессмысленные суждения. Совокупность статьи 1 и части 1 статьи 15 образует множество бессмысленных суждений, то есть является логическим парадоксом. 

 3.4. Анализ статьи 1 и части 1 статьи 16 Конвенции.  Из статьи 1 и части 1 статьи 15 следует множество суждений типа:  «Ни один двухдневный младенец не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь»;  «Ни один трехлетний  младенец  не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на семейную жизнь»;  «Ни один новорожденный  не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на тайну корреспонденции»,  Это бессмысленные суждения. Совокупность статьи 1 и части 1 статьи 16 образует множество бессмысленных суждений, то есть является логическим парадоксом.  

3.5. Анализ статьи 12 Всеобщей декларации прав человека и части 1 статьи 16 Конвенции.

3.5.1. Статья 12 Декларации [5]. Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.
   Аналогичные статьи есть в Международном пакте о гражданских и политических правах ([6], стр. 232 – 249) и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах  ([6], стр. 223 – 232).

3.5.2. Анализ статьи 12 Декларации.   В   объем понятия  «семейная жизнь» входит объем понятия «семейное воспитание», в объем понятия  «семейное воспитания» входят различные методы воспитания, в том числе воспитание с использованием наказаний (в частности,  запретов) и поощрений.  Здесь не идет речь о жестоких наказаниях, которые подрывают  физическое и   психическое здоровье детей и поэтому вообще не относятся к методам воспитания.  Следовательно, из статьи 12 Декларации (совокупности суждений) следует суждение:  «Ни отец, ни мать не могут подвергаться произвольному вмешательству в их семейное воспитание; в частности, отец и мать имеют право использовать запреты как один из видов воспитания».

3.5.3. Анализ части 1 статьи 16 Конвенции. В личную жизнь ребенка (подростка, юноши  или девушки) входит посещение кино и дискотеки, встречи с друзьями и множество других развлечений. Большинство родителей используют способ воспитания, заключающийся в использовании  наказаний и поощрений. Один из приемов наказания – запреты. Родители в качестве наказания  запрещают ребенку пойти в кино, или на дискотеку, или на встречу с друзьями, то есть незаконно (без санкции государственных органов)  вмешиваются  в его личную жизнь. Из части 1 статьи 16 (совокупности суждений) следует суждение: «Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь».  Следовательно, между статьей 12 Декларации и частью 1 статьи 16 Конвенции существует деонтическое противоречие: статья 12 Декларации разрешает родителям использовать запреты;  часть 1 статьи 16 Конвенции не разрешает родителям использовать запреты.

3.6. Анализ части 1 статьи 2 и части 2 статьи 23 Конвенции. Из части 1 статьи 2 (совокупности суждений)  следует суждение: «Государства-участники должны уважать и обеспечивать  все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от  состояния здоровья ребенка».   Из части 2 статьи 23 (совокупности суждений) следует суждение: «Государства-участники признают право нетрудоспособного ребенка на особую заботу».  В части 1 статьи 2 говорится о том, что не должно быть какой-либо дискриминации в зависимости от состояния здоровья детей, а в части 2 статьи 23 указывается, что нетрудоспособные (больные) дети имеют право на особую заботу, то есть налицо дискриминация здоровых детей.  Следовательно, часть 1 статьи 2 Конвенции находится в деонтическом противоречии с частью 2 статьи 23 Конвенции: часть 1 статьи 2 не разрешает дискриминацию по состоянию  здоровья детей, часть 2 статьи 23  разрешает эту дискриминацию. 

4. Выводы

1. Конвенция о правах ребенка – это опус, содержащий значительное число логических ошибок.

2. Этот опус может использоваться в учебных целях  в следующей формулировке: «Найдите логические ошибки в Конвенции о правах ребенка».

5. Источники информации

 [1] Анатолий Владимирович Краснянский. Логический анализ юридических документов. Часть 1.  Вопросы  гуманитарных наук. 2010. № 2. С. 172. Издательство «Компания Спутник+».

 [2] Convention on the Rights of the Child.

1)  http://www2.ohchr.org/english/law/pdf/crc.pdf

2)  http://www2.ohchr.org/english/law/crc.htm

[3]  Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, в четырех томах. Том II. И – О. Москва. «Русский язык». 1979.

[4]  С.И. Ожегов. Словарь русского языка. Около 53 000 слов. Издание 5-е,  стереотипное. Москва. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1963.

[5]  Всеобщая декларация прав человека (на русском языке). Международное публичное право. Сборник документов в 2 частях. Составители: К.А. Бякимишев, Д.К. Бякимишев. Часть 1. С. 394 – 398. Москва.  ТК Велби.  Издательство Проспект. 2006.

[6]  Действующее международное право. Документы в двух томах. Том 2. Составители Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. Учебное пособие. Москва. «Международные отношения», Юрайт-Издат. 2007.

Файл: КонвЛогАн11

 

 


Ещё статьи:
Комментарии:
Автор: А.В. Краснянский - ответ Алексею.
Дата: 22.10.2011 8:44
Алексей! Вы написали толковую песню, молодец! Вы отлично понимаете ситуацию.

Я согласен, что "пора дать чудовищу бой!", но этот бой надо дать в области законодательства. Основа ювенальной юстиции - это Конвенция о правах ребенка. Конвенция является опусом, содержащим множество ошибок (смотрите мои статьи на этом сайте) . Иначе говоря, фундамент ювенальной юстиции - гнилой.

К сожалению, "дипломированные" юристы - кандидаты и доктора наук игнорируют мои работы. Вместо того, чтобы защитить народ, они дают своим ученикам (студентам, аспирантам) темы, обосновывающие внедрение в российское законодательство разрушительных "идей" Конвенции.

Главный Юрист в России Медведев постепенно вводит основные положения Конвенции в российское законодательство!

Это показывает, что "Гарант" либо не догадывается о разрушительном потенциале Конвенции о правах ребенка, либо знает и, следовательно, умышленно разрушает институт семьи.

Желаю Вам успехов!
Автор: А.В. Краснянский - ответ Сергею Федосееву.
Дата: 10.10.2011 22:38
Сергей! Вы обратили внимание на болезненные вопросы, связанные с принятием новых законов. Мне нужно время, чтобы обдумать эти вопросы. Спасибо за комментарий.
Автор: Федосеев Сергей
Дата: 10.10.2011 2:01
Верховный суд 2 ноября 2011 года в 10 утра будет рассматривать судьбу «комендантского часа для детей». Мной было дано 15 апреля 2011 года в г.Северодвинске разрешение детям сходить в магазин в 22.40. А их поместили в пункт реабилитации для безнадзорных детей по акту заблудшегося или подкинутого ребенка. Статья 122 Семейного кодекса обязывает органы опеки заниматься детьми, оставшимися без попечения родителей. Т.Е. когда дети вышли за забор моего дома, хитроумные государственные служащие стали рассматривать детей как оставшихся без попечения родителей ( законом предусмотрен другой порядок определения какие дети остаются без попечения родителей). Детей продержали более 72 часов в пункте реабилитации, и без судебного задания были обследованы жилища родителей. По итогу, что бы, не наказывать мать ребенка, действия координируются и мама ребенка подает на лишение родительских прав отца ребенка. На суде 6 октября на меня стали лить столько грязи и лжи, включая юриста от истца, что в судебном деле появилась справка что я состою на учете по алкоголизму на основании данных об однофамильце проживающего в области, которая по итогу запросов была опровергнута.
Спасибо Уполномоченному по Правам Ребенка П.А.Астахову и его помощнику Н.Д.Волковой, и в судебном деле появляется письмо полученное в сентябре, что ранее мной внесенные предложения нашли свое отражение в принятом в Думе и в вступившем в силу ФЗ-98 от 4 мая 2011 года. И благодаря статьи 6 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан» - что запрещается преследование гражданина выступившего в защиту прав детей, органы опеки и попечительства г.Северодвинска были лишены возможности судебное решение принять на свое усмотрение (закон 98 лишил полномочий органы опеки и попечительства рассматривать спор между родителями в определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей). В иске по лишению родительских прав было отказано. Теперь мной будут должностные лица из управления образования г.Северодвинска преследоваться по статье 5.59 КоАП РФ, так как в письменных объяснениях суду предоставил представителю необходимую информацию. Но как быть родителям, у которых нет письма от Уполномоченного? Или родители не являются депутатами, судьями, прокурорами или юристами обладающими необходимыми знаниями?
Закон о комендантском часе вроде бы и хорош, но вреда детям и их родителям по итогу работы наносит больше чем пользы. Законодатель, принял по моему мнению, сырой закон и забыл, а исполнительная власть начала использовать закон на свое усмотрение, и теперь заключительное слово за судебной властью которая не выбирается народом а утверждается исполнительной власть, а в отдельных случаях законодательной.
Статью 357 геноцид в Уголовного кодекса еще пока не отменили, и по моему мнению есть признак преступления как насильственная передача детей, против воли и желания их родителей с целю лишить детей семейного воспитания и сделать неспособными создавать полноценные семьи.
Если у кого есть предложения какие в Верховном Суде РФ 2 ноября 2011 года по делу 1-Г11-26 10:00 Зал №5035 нужно приводить доводы, что бы рассматривать не саму процедуру принятия закона, а выявленные по итогу нарушенные права детей. Как незаконное лишение свободы сроком более 72 часов, ограничение передвижения, ограничение на совершения детьми мелких сделок в магазине в ночное время, проникновение в жилища без судебного задания и под страхом не отдачи детей, объяснение родителями своих поступков за нарушение установленного порядка воспитания детей родителями. Адрес fsg09@mail.ru.
Дети никому не нанесли вреда, а их за нарушение областного закона и без судебного решения посылают в заключение. И возникает законный спор кого больше детям надо бояться – государственных служащих или тех граждан, которые могут обидеть ребенка .
Автор: Алексей
Дата: 31.07.2011 7:47
СРАЗИСЬ С ЮВЕНАЛОМ
(Текст песни: мелодия барда С. Фомичёва, слова мои)

Ты верил в свободу души за кордоном,
Ты верил в победу гуманных идей,
В счастливую жизнь по разумным законам,
В возможность растить человечных детей.
Забудь эту веру, забудь эти сказки -
Пришел новый Зверь, он хитер и свиреп!
Повсюду смываются нежные краски,
Повсюду грохочет разнузданный рэп.

Припев: Сразись с ювеналом, (3 раза)
Свой дом защити!
Сразись с ювеналом, (2 раза)
Пока еще можно хоть что-то спасти.

Он рядом, он здесь, он уже в твоем доме,
Он вторгся к тебе через телеэкран;
И если хоть пальцем дитя свое тронешь,
Затянется тут же незримый аркан.
Ты будешь объявлен в момент педофилом, (1)
Почувствуешь прочность тюремных замков,
При жизни окажешься ввергнут в могилу,
Когда станешь "девочкой" дюжих "братков".

Припев: Сразись с ювеналом, (3 раза)
Себя защити!
Сразись с ювеналом, (2 раза)
Пока еще можно хоть что-то спасти.

Ему дела нет до твоих побуждений,
Его бесполезно о чем-то просить,
Он все просчитал, он - бессовестный гений,
Он мир собирается ПЕРЕКРОИТЬ,
Чтоб чувства бесплатные канули в Лету,
Чтоб стали святыми Билл Гейтс и Шанель (2),
Чтоб сын твой пополнил орду людоедов,
А дочь улеглась с людоедом в постель.

Припев: Сразись с ювеналом, (3 раза)
Свой род защити!
Сразись с ювеналом, (2 раза)
Пока еще можно кого-то спасти.

Спроси у французов, спроси у британцев (3),
Как подлый закон уничтожил любовь,
Спроси у датчан и спроси у испанцев,
Во что превратились права их отцов.
Так вспомни-ка, брат, что ты все же мужчина,
Пускай не солдат и совсем не герой;
Но щупальца тянутся к дочке и сыну,
А значит - пора дать чудовищу бой!

Припев: Сразись с ювеналом, (3 раза)
ДЕТЕЙ защити!
Сразись с ювеналом, (2 раза)
Пока еще можно кого-то спасти.
(ноябрь 2010)

(1) - некоторые выдающие себя за ученых мерзавцы действительно пытаются приравнять телесные наказания детей к педофилии, весьма произвольно трактуя учение З. Фрейда (который на самом деле не делал подобных выводов, как и многих других ему приписываемых - например, не требовал вводить половое просвещение в школах). В реальной жизни педофилы, напротив, требуют полностью уравнять детей в правах со взрослыми (думаю, не надо объяснять, зачем?), снизить брачный возраст до 12 лет и т.п. В ряде стран, где телесные накаазания детей запрещены (Голландия, Дания), партии педофилов вообще действуют открыто; в других такие движения добиваются легализации.
(2) - Во времена, когда О.Хаксли писал свой "Дивный новый мир", символом коммерческого успеха считался Генри Форд. Сейчас это, несомненно, Б. Гейтс. Шанель в годы 2-й мировой войны активно сотрудничала с фашистским оккупационным режимом, но в отличие от многих других таких женщин, избежала наказания за это после освобождения Франции.
(3) - Когда это писалось, у власти в Британии находились евросоюзные марионетки-лейбористы. Захочет ли правительство Д. Кэмерона действительно восстановить семью и воспитательные традиции? Поживем - увидим.
Автор: А.В. Краснянский - ответ SW.
Дата: 6.01.2011 16:29
Конвенция о правах ребенка - это опус, содержащий множество ошибок: логических, юридических и педагогических. И этот факт, я считаю, является главным аргументов против ювенальной юстиции, основанной на этой Конвенции. Действительно, Конвенция - это сочинение западных "экспертов", о которых Вы так эмоционально выразились... Но эмоции мешают бороться с врагами. Желаю Вам хладнокровия и выдержки!
Автор: sw
Дата: 27.12.2010 23:37
www.swalker.ru - За Державу обидно! ( www.swalker.ru)

Ювенальная Юстиция это зло! Хотите распад и разрушение семей, хотите низкую рождаемость, нате получайте западное отродье демократии!!!!!!!!!!!!
Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна