Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Chernobyl. Ten Years On Radiological and Health Impact. Чернобыль. Десять лет спустя. Радиоактивное воздействие и последствия для здоровья населения. Ноябрь 1995. Агентство по ядерной энергии ОЭСР.

24.11.2015 19:13      Просмотров: 884      Комментариев: 0      Категория: Авария на ЧАЭС: причины и последствия.

URL:  http://www.ibrae.ac.ru/russian/chernobyl-3d/bookcase14/bookcase14.htm

 

ЧЕРНОБЫЛЬ

Десять лет спустя

Радиоактивное воздействие и последствия для здоровья населения

Оценочный доклад Комитета по радиационной защите и здравоохранению Агентства по ядерной энергии

Ноябрь 1995

АГЕНТСТВО ПО ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГИИ ОРГАНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ

ОРГАНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ

 

 

 

 

 

 

 

В соответствии со Статьей 1 Конвенции, подписанной в Париже 14 декабря 1960 г. и вступившей в силу 30 сентября 1961 г. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) призвана проводить политику, направленную на:

    • достижение максимального устойчивого экономического роста и занятости, повышение уровня жизни в странах-членах при обеспечении финансовой стабильности и, таким образом, обеспечение вклада в развитие мировой экономики;
    • обеспечение вклада в оздоровление экономического роста в странах-членах, а также в других странах в процессе экономического развития;
    • обеспечение вклада в развитие мировой торговли на многосторонней недискриминационной основе в соответствии с международными обязательствами.

Странами - членами ОЭСР со дня основания являются Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Турция, Франция, Швейцария, Швеция. Следующие страны стали членами, вступив в организацию в указанные ниже сроки:

Япония (28 апреля 1964 г.), Финляндия (28 января 1969 г.), Австралия (7 июня 1971 г.), Новая Зеландия (29 мая 1973 г.), Мексика (18 мая 1994 г.) и Республика Чехия (21 декабря 1995 г.). Комиссия Европейских Сообществ принимает участие в работе ОЭСР (Статья 13 Конвенции ОЭСР).

АГЕНТСТВО ПО ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГИИ

Агентство по ядерной энергии ОЭСР (АЯЭ) было образовано 1 февраля 1958 года под названием Европейское агентство по ядерной энергии ОЭСР. Свое нынешнее название оно носит с 20 апреля 1972 года, когда Япония стала первым, неевропейским, полноправным членом, в его составе. В настоящее время в АЯЭ состоят все европейские страны - члены ОЭСР, а также Австралия, Канада, Мексика, США, Южная Корея и Япония. В работе АЯЭ принимает, участие Комиссия Европейских Сообществ.

Основной целью АЯЭ является содействие сотрудничеству между входящими в него странами на уровне правительств в области развития ядерной энергетики как безопасного, экологически чистого и экономичного источника энергии.

Средствами достижения этой цели служат:

    • усилия по согласованию политики и практики отдельных стран с уделением особого внимания безопасности ядерных установок, защите человека от ионизирующей радиации и охране окружающей среды, утилизации ядерных отходов, ответственности перед третьими сторонами и страхованию;
    • оценка доли ядерной энергии в общем энергетическом балансе путем контроля технических и экономических аспектов развития ядерной энергетики и прогнозирования спроса и предложения на различных этапах цикла использования ядерного топлива:
    • развитие обмена научной и технической информацией, в частности, путем создания общих информационных систем:
    • инициирование международных программ научных исследований и разработок и совместных проектов.

Выполняя эти и другие сходные задачи, АЯЭ работает в тесном взаимодействии с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене, с которым оно заключило Соглашение о сотрудничестве, а также с другими международными организациями, занимающимися вопросами ядерной энергии.

Опубликовано на английском и французском языках под следующими заголовками соответственно:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

CHERNOBYL Ten Years On Radiological and Health Impact.

TCHERNOBYL DIX ANS DЙJА Impact Radiolgique et Sanitarie

При необходимости уточнения технических моментов или интерпретации материала следует обращаться к английскому и французскому изданиям, являющимся официальными версиями настоящей публикации.

Перевод английского оригинала на русский язык стал возможен благодаря финансовой поддержке Центра по сотрудничеству со странами с переходной экономикой ОЭСР.

I8ВN 5-7602-0018-6 ОЕСD 1996

Просьбы о перепечатке или переводе части или всего издания направлять по адресу:

 

 

 

 

 

Head of Publications Service, OECD, 2, rue Andre-Pascal, 75775 PARIS CEDEX 16, France

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Через несколько лет после аварии АЭС Три Майл Айленд в США, чернобыльская катастрофа полностью изменила отношение общественности к угрозе, связанной с атомной энергией. Первая из этих двух аварий способствовала выработке новых исследовательских программ в области ядерной безопасности, а вторая, явившаяся причиной человеческих жертв и выброса в атмосферу значительной части активной зоны реактора, поставила широкий круг задач, связанных не только с организацией лечения лиц, наиболее сильно пострадавших от облучения, но также и с принятием решений, затрагивающих население. Очевидно, что государственные органы не были готовы к ликвидации последствий аварии, которые наблюдались не только на территории страны, но и за ее пределами.

Применявшиеся методы решения вопросов, связанных с аварией, и отсутствие информации вызвали у людей чувство недоверия, которое усиливалось тем обстоятельством, что человек радиацию не чувствует, хотя определение даже очень низких уровней радиации никаких трудностей не представляет. Опасение того, что продукты питания могут содержать радиоактивное загрязнение, а также распространение государственными органами двусмысленных и временами даже противоречивых рекомендаций вызвали целую гамму реакций, порой даже слишком резких, в процессе ликвидации последствий аварий в европейских странах.

В самой стране, где произошла эта авария, и где наблюдалось ухудшение политических, социальных и экономических условий, советская власть ассоциировалась с деятельностью в атомной энергетике и промышленности, что способствовало усилению чувства недоверия к государственным структурам.

Сегодня, через десять лет после аварии, можно сказать, что опыт борьбы с последствиями катастрофы в Чернобыле позволил значительно усовершенствовать систему радиационной защиты и обеспечить готовность к чрезвычайным ситуациям. Кроме того, мы можем сейчас дать более точную оценку последствий этой аварии. Надо признать, что дальнейшие последствия для здоровья людей по чисто техническим причинам не могут быть точно определены. В связи с этим возникают противоречия между теми, кто хотел бы принизить масштаб последствий этой аварии, и теми, которые склонны характеризовать эти последствия как катастрофа.

 

  

С учетом этого, после состоявшегося в 1994 году дебата по вопросу о перспективных мероприятиях по радиационной защите в период до 2000-го года (NE94), Комитет по радиационной защите и здравоохранению Агентства по ядерной энергии ОЭСР (АЯЭ) принял решение дать через десять лет после чернобыльской аварии беспристрастную оценку состояния дел на радиоактивно загрязненных территориях и здоровья населения, и на этой основе попытаться выявить угрозы, которых следует ожидать в будущем не только для людей, но также и для окружающей их среды.

Настоящий обзор этим не ограничивается. Комитет также дает детальный обзор результатов анализа аварии государствами-членами и международными организациями, такими как Красный Крест, МАГАТЭ, ЕС, ВОЗ и т.д. Были также организованы международные тренировки по обеспечению готовности стран к чрезвычайным ситуациям в рамках программы INЕХ. Значительно расширился обмен информацией между государствами и общественностью.

После чернобыльской аварии началось осуществление многочисленных исследовательских программ, а также программ оказания помощи при поддержке со стороны международных организаций и в рамках двусторонних соглашений. Все эти организации публикуют отчеты о проделанной деятельности, либо опубликуют их позднее. Настоящий доклад отличается от вышеуказанных тем, что представленные в нем мнения являются консенсуальными и предназначенные для читателей, желающих ознакомиться с наиболее характерными особенностями, не вдаваясь при этом в технические детали, которые можно найти в других источниках.

Мы благодарим все организации (UNSCEAR, ФАО, ВОЗ, ЕС), которые предоставили информацию, позволившую нам включить в наш труд наиболее актуальные данные. Однако следует отметить, что эти организации по-прежнему работают над большим объемом информации, которая будет представлена на предстоящей международной конференции "Чернобыль: десять лет спустя", намеченной на апрель 1996 года, и часть которой не могла быть получена своевременно для включения в настоящий доклад.

Доклад был составлен д-ром Питером Вэйтом (Канада) под руководством редакционного комитета, председателем которого является д-ра Анри Метивье (Франция). В редакционный комитет входили:

 

 

 

 

Д-р А.Метивьер

IPSN, Франция

Д-р П. Якоб

GSF, Германия

Д-р Г.Ушкевич

ВОЗ, Женева

Г-н Х.Бруннер

NAZ, Швейцария

Г-н К.Викторссон

SKI, Швеция

Д-р Беннетт

UNSCEAR, Вена

Д-р Р.Ханс

ФАО/МАГАТЭ, Отдел ядерных технологий, Вена

Д-р С.Кумазава

JAERI, Япония

Д-р С.Кусуми

Институт радиационной эпидемиологии, Япония

Д-р А.Бувилль

Национальный институт раковых заболеваний, США

Д-р Дж.Синнаеве

ЕС, Брюссель

Д-р О.Илари

ОЭСР/ОЯЭ, Париж

Д-р Е.Лазо

ОЭСР/ОЯЭ, Париж

Данный перевод английской версии на русский язык был выполнен благодаря финансовой поддержке Центра ОЭСР для сотрудничества со странами с переходной экономикой (ССЕТ).

По всем техническим вопросам и вопросам, связанным с переводом текста, просьба обратиться к оригиналу на английском языке.

 

 

СВОДНЫЙ ОБЗОР

ВВЕДЕНИЕ

 

 

 

 

 

 

26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции (Украина) произошла крупная авария, за которой последовал длительный выброс в атмосферу большого количества радиоактивных веществ. Специфика выброса обусловила широкое распространение радиоактивности на территории Северного полушария, в основном через европейский континент. Этому способствовали колебания метеорологических условий и ветровых режимов, господствовавших в период выброса. Радиоактивность, которую принесли с собой загрязненные облака из Чернобыля, была зафиксирована не только в северной и южной частях Европы, но и в Канаде, Японии и Соединенных Штатах. Незагрязненным осталось только лишь южное полушарие. (Выделил  крупным шрифтом и цветом Анатолий Краснянский)

Это имело серьезные радиационные, медицинские и социально-экономические последствия для населения Беларуси, Украины и России. В определенной степени эти государства по-прежнему продолжают страдать от этих последствий. Хотя радиационное воздействие аварии на другие страны было в целом очень слабым и даже незначительным за пределами Европы, это событие, тем не менее, привело к тому, что общественность во всем мире стала острее осознавать угрозу, связанную с использованием ядерной энергии.

Это одна из причин, объясняющих усиление внимания и работы в ходе последнего десятилетия при проведении исследований по вопросам по безопасности ядерных реакторов, а также в области обеспечения готовности к чрезвычайным ситуациям. Исследования проводились как государственными структурами, так и предприятиями ядерной промышленности. Вышеуказанные факторы также являются одной из причин неослабевающего внимания общественности к ситуации в Чернобыле.

В этой связи представляется, что предстоящая десятая годовщина аварии является подходящим моментом для обзора состояния нашего понимания серьезных аспектов ее последствий в свете обобщения полученной информации и продолжающихся научных исследований, а также того, чтобы определить насколько государственные органы и специалисты усвоили многочисленные уроки, которые преподала нам авария в Чернобыле.

Настоящий краткий доклад, подготовленный под эгидой Комитета по радиационной защите и здравоохранению Агентства по ядерной энергии ОЭСР, представляет собой коллективную точку зрения экспертов ОЭСР по радиационной защите по этой теме.

 

 

АВАРИЯ

Энергоблок № 4 Чернобыльской атомной электростанции предусмотрено было остановить на плановый ремонт 25 апреля 1986 года. В связи с этим было принято решение провести испытание, в ходе которого требовалось проверить способность оборудования станции выдавать необходимую электроэнергию для работы системы расхолаживания активной зоны реактора и оборудования систем защиты с момента отключения основной системы энергоснабжения до момента включения резервного питания от дизельных агрегатов.

К сожалению, это испытание в принципе и в основном должно было быть проводиться по машзалу АЭС. Однако выполнялось оно без должного обмена информацией и координации между бригадой, проводившей это испытание, и работниками, отвечающими за эксплуатацию и безопасность ядерного реактора. Поэтому, в программу испытания не были включены необходимые меры предосторожности по обеспечению безопасности, а операторы реактора не были предупреждены о возможных последствиях этих работы для ядерной безопасности и потенциальном риске, связанном с проведением испытаний по проверке электрооборудования.

Отсутствие координации и осведомленности, явившееся результатом недостаточного уровня "культуры безопасности" среди сотрудников станции, привело к тому, что операторы выполнили ряд операций, не соответствовавших установленным инструкция по безопасности, что вызвало потенциально опасную ситуацию. Ситуация усугублялась серьезными недостатками в конструкции реактора, что делало станцию потенциально неустойчивой и могло легко привести к потере контроля в случае ошибок операторов. Сочетание всех этих факторов вызвало резкое и бесконтрольное усиление энергетического поля, которое привело к практически полному разрушению реактора. Последствия этого катастрофичного события были в дальнейшем осложнены пожаром, охватившим графитовый замедлитель и другие материалы, который начался в здании и способствовал широкому и длительному выбросу радиоактивных материалов в окружающую среду.

 

 

РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ВЫПАДЕНИЕ РАДИОНУКЛИДОВ

Выброс радиоактивных материалов в атмосферу состоял из газов, аэрозолей и мелкодисперсных частиц ядерного топлива. Выброс характеризовался большим объемом и широким ассортиментом существующих в реакторе радиоактивных продуктов. Кроме того, выброс длился очень долго, т.е. более недели. Продолжительность и большая высота (примерно, 1 км) выброса в основном объяснялись горением графита, который с трудом поддавался тушению.

В связи с этими причинами, а также в связи с тем, что на территории, пострадавшей от радиоактивного следа, наблюдалось частое изменение направления ветра в период выброса, последующее выпадение радиоактивных веществ на землю происходило весьма интенсивно, охватив практически все северное полушарие, хотя значительное загрязнение территории за пределами бывшего Советского Союза произошло только в некоторых регионах европейского континента.

Тем не менее, в некоторых районах модель загрязнения почвы и продуктов питания радиоактивностью оказалась весьма неравномерной из-за дождей в процессе движения радиоактивного следа. Такая неравномерность схемы выпадения осадков была ярко выражена по мере отдаления от места расположения реактора.

 

 

 

 

 

МЕРОПРИЯТИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ

 

Масштаб и размеры чернобыльской аварии ранее не прогнозировались. Авария застала врасплох большинство государственных органов, отвечающих за здравоохранение и готовность к чрезвычайным ситуациям. Критерии и процедуры оказания помощи, существовавшие во многих государствах, не были адекватными для ликвидации аварии такого масштаба и оказались лишь небольшим подспорьем в процессе принятия решений, когда речь шла о выборе и использовании соответствующих защитных мер. В дополнение к этому на ранних этапах аварии существовал лишь небольшой объем информации, а на круги, которые должны были принимать решения, оказывалось значительное политическое давление, отчасти объясняемое осознанием общественностью угрозы облучения.

В таких условиях наблюдалось стремление принимать экстренные, но осторожные контрмеры. Во многих случаях эти меры были ошибочными, причем иногда даже совершенно неправильными. Это объясняется тем, что такие шаги были результатом осторожности и не основывались на научной информации и рекомендациях экспертов.

На территории бывшего Советского Союза краткосрочные контрмеры носили крупномасштабный характер, и в целом были относительно своевременными и эффективными. Тем не менее, проблемы стали возникать тогда, когда власти попытались определить долгосрочные критерии контроля за загрязненными площадями и связанного с этим переселения больших групп населения. Длительное время предлагались различные подходы, и в течение последующих лет применялись разные критерии. В конечном итоге были приняты такие критерии перемещения населения с загрязненных площадей, в которых нормы радиационной защиты и соображения, связанные с компенсацией экономических потерь, оказались взаимосвязанными. Такая ситуация как в прошлом, так и сейчас продолжает оставаться источником неразберихи и возможных злоупотреблений.

Постепенное распространение радиоактивности на большие расстояния от места аварии вызвало серьезное беспокойство во многих государствах за пределами территории бывшего Советского Союза. Причем реакции государственных структур этих стран оказались весьма разноплановыми, начиная от просто более интенсивного осуществления обычных программ контроля за окружающей средой без принятия конкретных контрмер, и, кончая обязательными ограничениями в части сбыта и потребления продуктов питания.

Помимо объективных различий в уровнях загрязнения, а также в структурах регулирующих органов и системы здравоохранения, во многих странах одной из главных причин различных ситуаций, возникших в разных государствах, являются разные критерии, которые были утверждены для выбора и применения норм, санкционирующих применение защитных мер. Такие расхождения в некоторых случаях объяснялись неправильным толкованием и неверным использованием международных норм радиационной защиты, особенно, когда речь шла о загрязнении продуктов питания, что в дальнейшем в ряде случаев было усугублено преобладающим воздействием нерадиационных факторов в процессе принятия решений, таких как социально-экономические, политические и психологические для определения соответствующих контрмер.

Эта ситуация вызвала озабоченность и путаницу в умах общественности, озадачив экспертов и создав трудности для государственных структур, она подорвала доверие населения в усилия, предпринимаемые впустую, причем это было сопряжено с ненужными экономическими потерями. Особенно ощутимыми такие проблемы были в пограничных районах в связи с различными реакциями со стороны государственных органов и средств массовой информации. Однако вся совокупность этих вопросов позволила извлечь несколько полезных уроков, а международные организации предприняли усилия для согласования критериев и подходов при решении чрезвычайной ситуации.

 

 

ОЦЕНКА ДОЗ РАДИАЦИИ


Большая часть населения северного полушария в результате чернобыльской аварии подверглась воздействию радиации в разной степени. После накопления дозиметрических данных из существующих источников и проведения расчетов, позволивших восстановить дозы на основе сведений о загрязнении окружающей среды и применения математических моделей, в настоящий момент можно выработать обоснованную, хотя и не очень точную оценку пределов доз, полученных различными группами населения, пострадавшего от последствий аварии.

Основная озабоченность была связана с дозами на щитовидную железу, а также с последствиями внешнего облучения, ингаляционного поступления радиоактивных изотопов йода и их поступления в организм через пищевод, а также с суммарными дозами облучения и поступления радиоактивных изотопов цезия в организм через пищевод. По текущим оценкам ситуация различных групп облученных лиц выглядит следующим образом:

 

 

 

      • Эвакуированные лица - в течение первых нескольких недель после аварии было эвакуировано более 100 тыс. человек, причем в основном из 30-километровой зоны вокруг места аварии. Эта группа населения получила значительные дозы на весь организм и щитовидную железу, хотя дозы варьировали в значительных пределах в зависимости от местонахождения населения и времени его эвакуации.

        По оценкам, до эвакуации эта группа населения получила дозы на щитовидную железу от 70 миллизивертов у взрослых и примерно до 1000 миллизивертов (т.е. 1 Зиверт) у детей, при средней индивидуальной дозе в 15 миллизивертов (mSv) на весь организм. Многие из этих людей продолжали облучаться, хотя и в меньшей степени, в зависимости от мест переселения после эвакуации из 30-километровой зоны.

      • Ликвидаторы - сотни тысяч рабочих, а по некоторым оценкам до 800 тыс. человек, включая большое количество военных, принимали участие в борьбе с последствиями аварии на промплощадке АЭС и последующих операциях по расчистке на протяжении нескольких лет. Таких работников называли "ликвидаторами".

        Ограниченное число людей - около 400 человек, включая персонал АЭС, пожарных, а также вспомогательный медицинский персонал - находилось на месте аварии и прилегающих участках, и получили исключительно высокие дозы разными способами и из различных источников. Среди них все те, кто пострадал острой лучевой болезнью и нуждался в экстренной медицинской помощи. Эти люди получили общую дозу от нескольких единиц до значений, существенно превышающих 10 грей за счет внешнего облучения, и примерно такие же или еще более высокие дозы за счет внутреннего облучения, в частности, щитовидной железы в результате инкорпорации радионуклидов. Многие ученые, которые в течение ряда лет периодически осуществляли технические мероприятия внутри разрушенного реактора, накопили дозы примерно того же порядка.

        Самая большая группа ликвидаторов участвовала в операциях по очистке территории в течение различных по продолжительности периодов времени после аварии. Хотя работали они уже не в аварийной обстановке, проходили контроль, а получаемые ими дозы постоянно учитывались, они, тем не менее, получили значительные дозы в пределах от десятков до сотен миллизивертов.

    • Население, проживающее на загрязненных территориях бывшего Советского Союза - примерно 270 тыс. человек продолжают жить на загрязненных территориях, где уровни выпадения радиоактивного цезия превышают 555 килобеккерелей на квадратный метр [kBq/m2], и где по-прежнему требуется проведение защитных мер. Дозы на щитовидную железу, обусловленные в основном потреблением коровьего молока, загрязненного радиоактивным йодом, были получены в ходе первых нескольких недель после аварии; по-видимому, дети Гомельского района Беларуси получили наиболее высокие дозы на щитовидную железу в интервале от нескольких единиц до 40 зивертов. Дети в возрасте от 0 до 7 лет в среднем получили примерно 1 Зиверт. В связи с тем, что в этих районах был обеспечен контроль за продуктами питания, большинство случаев радиационного облучения были обусловлены, начиная с лета 1986 года, внешним облучением за счет активности выпавшего на почву радиоактивного цезия. Общие дозы на период с 1986 по 1989 гг. оцениваются в пределах от 5 до 250 миллизивертов и составляют, в среднем, 40 миллизивертов.
    •  
      • Население за пределами территории бывшего Советского Союза - радиоактивные материалы летучего типа (такие, как йод и цезий), выброшенные в атмосферу в ходе аварии, распространились по всей территории Северного полушария. Население за пределами территории бывшего Советского Союза получило относительно небольшие дозы, причем совершенно неравномерно по странам, в основном, в зависимости от того, имели место дожди при прохождении радиоактивного следа. Эти дозы варьируют в пределах от нескольких микрозивертов до десятков микрозивертов за пределами Европы, с пиками в 1 или 2 мЗв в некоторых европейских странах. Последнее из указанных значений практически можно приравнивать к среднегодовому значению облучения человека за счет естественной фоновой радиации.

 

 

 

МЕДИЦИНСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Медицинскими последствиями чернобыльской являются острые медицинские эффекты (смерть, тяжелые нарушения здоровья), поздние эффекты (раковые опухоли) и психологические эффекты, способные повлиять на здоровье людей.

 

 

Острые медицинские эффекты наблюдались у персонала атомной электростанции, а также у лиц, которые участвовали в операциях по аварийному пожаратушению, оказанию медицинской помощи и расчистке промплощадки сразу же после аварии. В целом в результате аварии погиб 31 человек, а примерно 140 человек в разной степени пострадали от лучевой болезни и других нарушений здоровья. В других группах населения таких признаков замечено не было.

Если говорить о поздних медицинских последствий, т.е. возможного увеличения случаев рака, то за десятилетие после аварии зарегистрировано реальное и значительное увеличение случаев карцином щитовидной железы у детей, проживающих в загрязненных территориях бывшего Советского Союза. Это может быть отнесено на счет аварии, если не будут найдены какие-либо другие причины. Определенное увеличение случаев рака щитовидной железы может также наблюдаться и у взрослого населения, проживающего в тех же районах. На основе наблюдаемой тенденции можно ожидать такое увеличение случаев рака щитовидной железы, что пик этого синдрома еще впереди и что такой вид раковых опухолей по-прежнему будет встречаться в течение определенного периода времени, превышая обычную естественную норму в этих районах.

С другой стороны, научное и медицинское наблюдение населения не выявило какого-либо увеличения случаев других видов раковых заболеваний, в том числе лейкемии, врожденных дефектов, неудачных родов или каких-либо других медицинских аномалий, обусловленных облучением, которые были бы связаны с чернобыльской аварией. Такое наблюдение касается всего населения как на территории бывшего Советского Союза, так и за его пределами. Сейчас проводятся крупные научные и эпидемиологические программы. Некоторые из них проводятся при поддержке таких международных организаций как ВОЗ и ЕС для дальнейшего изучения возможных медицинских последствий аварии. Однако общепризнанные дозы облучения населения показывают, что за исключением заболеваний щитовидной железы маловероятно, что облучение может привести к заметным радиационным эффектам у населения в целом, которые превышали бы стандартный уровень естественных случаев таких заболеваний. Что касается ликвидаторов, к этому прогнозу следует подходить с определенной осторожностью.

 

 

Еще одним важным медицинским последствием этой аварии были распространенные случаи психологического стресса среди пострадавшего населения. Острые признаки этого явления, которое в основном наблюдалось в загрязненных районах бывшего Советского Союза, по-видимому, отражают страх людей перед неизвестными факторами радиации и ее последствий, а также их недоверие к государственным органам и официальным экспертам. Причем нет никакого сомнения, что этому отношению людей способствовало нарушение системы социального обеспечения и условий жизни, обусловленных аварией и ее длительными последствиями.

 

 

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Последствия аварии для сельского хозяйства, производства и потребления продуктов питания, а также для окружающей среды были и остаются более заметными, чем прямое воздействие на здоровье людей.

В некоторых случаях положительные результаты в ряде районов дали методы обработки почвы и дезактивации для сокращения аккумуляции радиоактивности в сельскохозяйственных продуктах, коровьем молоке и мясе. Однако на территории бывшего Советского Союза по-прежнему отчуждены крупные площади угодий, причем ожидается, что отчуждение этих площадей сохранится еще в течение длительного времени. Земледелие и молочное производство продолжают осуществляться в гораздо более крупном регионе, хотя продукция поставлена под жесткий контроль и установлены нормы сбыта и потребления продуктов.

Аналогичные, хотя и менее острые проблемы контроля или ограничения потребления наблюдались в ряде стран Европы за пределами территории бывшего Советского Союза, где в течение разных периодов времени после аварии были введены ограничения сельскохозяйственного и животноводческого производства. Большинство этих ограничений были сняты несколько лет назад. Однако и сейчас в Европе по-прежнему сохраняется несколько районов, где действуют ограничения на убой скота и сбыт мяса. Например, это касается нескольких сотен тысяч голов овец в Соединенном Королевстве, а также довольно крупного поголовья овец и оленей в ряде стран на Севере Европы.

Лесная среда – одна из сред, в которых наблюдались и впредь будут существовать особые проблемы. В связи с высокой фильтрующей способностью деревьев выпадение осадков было зачастую гораздо более выражено в лесах, чем в других районах. Наиболее острые проблемы наблюдались в так называемом "рыжем лесу" рядом с Чернобылем, где интенсивность радиации была настолько высокой, что она погубила деревья, которые впоследствии пришлось уничтожить как радиоактивные отходы. В целом же, поскольку в лесах добывается древесина, осуществляется охота, сбор ягод и грибов, ведутся работы, и поскольку лес является местом отдыха, он продолжает представлять собой опасность в целом ряде районов и, по-видимому, в лесах еще длительное время сохранится проблема радиации.

В случае радиоактивного загрязнения водоемы, реки, озера и водохранилища могут стать серьезным источником радиационного облучения населения, если они будут использоваться для отдыха, в качестве источника питьевой воды и для рыбной ловли. Этот раздел окружающей среды в результате чернобыльской аварии не внес существенного вклада в общую дозу облучения населения. Оценки показали, что эта доля индивидуальных и коллективных доз, обусловленная водоемами и их продукцией, составила не более 1-2% от общего аварийного загрязнения. За последнее десятилетие загрязнение водной системы не вызвало медицинских проблем. Однако ввиду большого количества радиоактивности, выпавшей в водосборном бассейне вокруг Чернобыля, потребуется тщательный контроль в течение длительного времени для того, чтобы источники водоснабжения не загрязнялись стоками из этого бассейна.

За пределами территории бывшего Советского Союза не возникало проблем, которые могли бы вызвать беспокойство в связи с уровнями радиоактивности в питьевой воде. С другой стороны, в ряде озер, главным образом в Швейцарии и странах Северной Европы, существовала необходимость введения обязательных ограничений на вылов рыбы. Эти ограничения по-прежнему действуют, например, в Швеции, где в тысячах озер водится рыба с таким уровнем содержания радиоактивности, что он по-прежнему превышает нормы, установленные местными властями, что не позволяет продавать эту рыбу как продукт питания.

 

 

ОСТАТОЧНЫЕ ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ

В течение семи месяцев после аварии разрушенный реактор был заключен в массивную бетонную конструкцию, известную под названием "саркофаг", для того, чтобы можно было каким-то образом локализовать поврежденное ядерное топливо и разрушенное оборудование, а также сократить вероятность дальнейшего выхода радиоактивности в окружающую среду. Однако эта конструкция не разрабатывалась в качестве постоянного локализующего сооружения, а была лишь временным барьером, позволяющим выиграть время для выработки более радикального решения по демонтажу разрушенного реактора и обеспечению безопасного захоронения высоко радиоактивных материалов.

Через девять лет после его создания саркофаг, оставаясь в целом надежным сооружением, тем не менее, продолжает вызывать озабоченность в части его прочности и в том смысле, что эта конструкция продолжает представлять собой потенциальный риск. Так, в частности, крыша этого сооружения уже давно имеет многочисленные трещины, что является причиной нарушения герметичности и привело к проникновению в укрытие большого количества дождевой воды, характеризующейся теперь высоким уровнем радиоактивности. В результате этого существенно возрастает влажность и ведет к коррозии несущих металлических конструкций саркофага. Кроме того, ряд монолитных бетонных конструкций, которые были разрушены или повреждены взрывом реактора, стали неустойчивыми, а возможное разрушение за счет дополнительных повреждений или внешних воздействий может привести к обрушению крыши или к обвалу части здания.

По различным оценкам можно допустить ряд потенциально опасных сценариев. Среди них можно назвать образование критической массы в результате изменения конфигурации расплавленного ядерного топлива и просачивания воды через крышу, повторное образование облака радиоактивной пыли из-за обвала укрытия и возможная длительная миграция радионуклидов из саркофага в горизонт грунтовых вод. Первые два сценария могут привести к выходу радионуклидов в атмосферу с повторным радиоактивным загрязнением близлежащих площадей в радиусе нескольких десятков километров. Однако не следует ожидать, что такого рода сценарии могли бы иметь серьезные радиационные последствия на больших расстояниях.

Что касается выщелачивания радионуклидов из топливной массы за счет проникновения воды в саркофаг и их дальнейшей миграции в грунтовые воды, то, можно допустить, что этот процесс будет протекать очень медленно. Оценки показывают, например, что потребуется от 45-90 лет для того, чтобы отдельные радионуклиды, такие как стронций-90, попали через грунтовые воды в водосборный бассейн реки Припять. Ожидаемые радиационные последствия такого явления точно неизвестны. В этой связи необходимо будет внимательно следить в течение длительного времени за развитием ситуации в горизонте грунтовых вод.

Деятельность по восстановлению и очистке территории после аварии привела к образованию исключительно больших объемов радиоактивных отходов и радиоактивно загрязненного оборудования, которые в настоящее время хранятся на более чем 800 объектах, как внутри 30-километровой зоны отчуждения вокруг реактора, так и за ее пределами. Эти отходы и оборудование частично захоронены в траншеях и частично в контейнерах, которые изолированы от воздействия грунтовых вод глиняными или бетонными перегородками. Большое количество загрязненного оборудования, двигателей и автомобилей также хранятся на открытом воздухе.

Все эти отходы являются потенциальным источником загрязнения грунтовых вод, в связи с чем возникнет необходимость тщательного непрерывного контроля до тех пор, пока не будет обеспечено их безопасное захоронение на соответствующем объекте.

В целом можно сделать вывод, что саркофаг, а также многочисленные объекты по хранению радиоактивных отходов в этом регионе представляют собой целый ряд потенциально опасных источников выхода радиоактивности. Однако предполагается, что любой такой выход радиоактивности будет весьма незначителен по сравнению с выбросом, который имел место в ходе чернобыльской аварии в 1986 году, и что последствия такого выхода охватят лишь относительно небольшую площадь вокруг промышленной площадки АЭС. С другой стороны, некоторые эксперты высказывают беспокойство относительно того, что значительно более опасный выход радиоактивности может произойти, если в результате обвала саркофага произойдет повреждение энергоблока № 3 Чернобыльской атомной электростанции, эксплуатация которого продолжается по-прежнему.

В любом случае, международное сообщество продолжает предпринимать ряд инициатив для изучения возможного технического решения, которое обеспечило бы устранение указанных источников, сохраняющих остаточную угрозу на объекте.

 

 

УРОКИ АВАРИИ

Чернобыльская авария характеризовалась большой спецификой, и ее не следует рассматривать в качестве проектной аварии для дальнейшего планирования мероприятий в чрезвычайных ситуациях. Однако реакции государственных органов в различных странах наглядно показывают, что они не были готовы к решению вопросов, связанных с аварией такого масштаба, и что в смысле планирования и готовности к чрезвычайным мероприятиям существовали недостатки в различных странах.

В связи с этим, чернобыльская авария позволила извлечь многочисленные уроки по разным вопросам, в т.ч. по безопасности эксплуатации ядерных реакторов и управлению тяжелыми авариями, критериям ликвидации последствий аварии, аварийным процедурам, связи со средствами массовой информации, лечению облученных лиц, методам мониторинга, радиоэкологическим процессам, организации земледелия и сельскохозяйственной деятельности, общественной информации и т.д.

Однако самый важный урок, видимо, состоял в понимании того, что тяжелая ядерная авария неизменно порождает проблемы, далеко выходящие за границы государства, в котором она произошла, а ее последствия могут прямо или косвенно сказаться на многие страны, находящихся порой на больших расстояниях от места возникновения аварии. Это привело к развертыванию огромного объема работы, направленной на расширение и усиление международного сотрудничества в таких областях, как связь со средствами массовой информации, согласование критериев ликвидации последствий аварии и координация защитных мер. За истекшее десятилетие были разработаны целые усовершенствованные и важные международные механизмы в вопросах сотрудничества и обмена информацией, например, международные соглашения по раннему оповещению и оказанию помощи в случае радиационной аварии в рамках МАГАТЭ и ЕС, международная программа аварийных ядерных учений (INЕХ) по инициативе АЯЭ, выработка многобальной международной шкалы для определения интенсивности аварий (INЕS) по инициативе МАГАТЭ и АЯЭ, а также международное соглашение по радиоактивному загрязнению продуктов питания по инициативе ФАО и ВОЗ.

На национальном уровне чернобыльская авария также побудила государственные органы и специалистов к радикальному пересмотру их понимания и подходов к радиационной защите и вопросам чрезвычайных ситуаций в атомной энергетике. Это заставило многие страны разработать государственные программы решения чрезвычайных ситуаций в дополнение к уже существующей структуре местных аварийно-диспетчерских планов для отдельных объектов ядерной энергетики и промышленности. В науке и технике возникшая в результате этого обстановка обеспечила усиление исследований в области ядерной безопасности и, в первую очередь, в области ликвидации последствий тяжелых ядерных аварий с целью углубления знаний по вредным эффектам радиации и лечения последствий радиации, а также с целью интенсификации радиоэкологических исследований и программ контроля окружающей среды. Существенные улучшения были также достигнуты в вопросах выработки критериев и методов информирования общественности, важность которых проявилась с особой силой в ходе чернобыльской аварии и в последующий период.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В истории современного промышленного мира неоднократно наблюдались катастрофы, сопоставимые с чернобыльской аварией, или даже более тяжелые. Однако эта авария оказала глубокое влияние на человеческое общество в целом не только из-за своего масштаба, но также из-за присутствия радиации.

Авария имела тяжелые медицинские последствия для людей, она причинила большой физический ущерб, в т.ч. в промышленности и экономике в ближайшей перспективе, но она явилась также причиной нарушений социально-экономических функций, психологического стресса и подрыва авторитета атомной энергетики, которые сохраняться, по-видимому, в течение длительного времени.

Несмотря на это, международное сообщество продемонстрировало удивительную способность понимания и оценки уроков этого события, благодаря чему оно будет лучше подготовлено при решении проблем в аналогичной ситуации, если когда-либо вновь произойдет тяжелая ядерная авария

 

 

ГЛАВА I

МЕСТО ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ХРОНОЛОГИЯ АВАРИИ

МЕСТО ВОЗНИКНОВЕНИЯ АВАРИИ

Во время чернобыльской аварии 26 апреля 1986 года советская программа развития ядерной энергии предусматривала использование в основном двух видов реакторов ВВЕР, водо-водяной реактор под давлением, и РБМК, легководный реактор с графитовым замедлителем. Хотя реактор типа ВВЕР экспортировался в другие страны, модель РБМК была ограничена для использования в республиках бывшего Советского Союза.

Рис.1

Чернобыльский атомная электростанция, находящаяся примерно в 130 км к северу от Киева, Украина (рис.1), состояла из четырех ядерных реакторов модели РБМК-1000, причем энергоблоки 1 и 2 были построены в период с 1970 по 1977 гг., а энергоблоки 3 и 4 аналогичной модели были завершены в 1983 году (IA86). Еще два реактора РБМК находились на стадии строительства во время аварии на этом объекте.

К юго-востоку от атомной электростанции для обеспечения источника охлаждающей воды для реакторов было вырыто искусственное озеро размером примерно 22 км2, которое находилось за рекой Припять, являющейся притоком Днепра.

Эта часть Украины представляет собой лесистую белорусскую равнину с низкой плотностью населения. Примерно в трех километрах от реактора в городе Припять проживало 49 тыс. жителей. Город Чернобыль, с населением в 12500 человек находится в 15 км к юго-востоку от комплекса атомной электростанции. Если взять 30-километровый радиус от атомного комплекса, то общее население в нем составляло от 115 тыс. до 135 тыс. человек.

 

 

 

 

РЕАКТОР РБМК-1000

Рис.2

РБМК-1000 (рис.2) является реактором с графитовым замедлителем, модель которого была разработана в Советском Союзе. Он работает на обогащенном (2-процентный уран-235) топливе, являющемся двуокисью урана. Это кипящий реактор, работающий на основе легкой воды с прямой подачей пара на турбины без промежуточного теплообменника. Вода закачивается в нижнюю часть топливных каналов и по трубам давления обеспечивает подачу пара, который вращает две 500мегаваттные электрические турбины. Вода служит в качестве охлаждающей жидкости и также является источником пара, который вращает турбины. Трубы вертикального давления содержат двуокись урана, защищенную циркониевым сплавом, вокруг которого проходит охлаждающая жидкость. Специально разработанный механизм замены топлива обеспечивает подачу нового топливного материала без необходимости выключать при этом реактор.

 

 

Замедлитель, чья функция состоит в том, чтобы уменьшать скорость нейтронов и делать их более эффективными в смысле обеспечения расщепления топлива, состоит из графита. Между графитовыми блоками циркулирует смесь водорода и гелия, что сделано в основном для предотвращения окисления графита и для улучшения передачи тепла, производимого взаимодействием нейтронов и графита из замедлителя, в топливный канал. Габариты активной части реактора составляют примерно 7 метров в высоту и 12 метров в диаметре. В реакторе предусмотрены четыре основные охлаждающие циркулирующие насоса, один из которых является запасным. Реактивность или мощность реактора контролируется путем опускания или поднятия 211 контрольных стержней, которые в режиме опускания поглощают нейтроны и сокращают быстроту расщепления. Мощность этого реактора составляет 3200 мегаватт [термальных мегаватт] или 1000 электрических мегаватт, хотя имеется и более крупный вариант аналогичного реактора, производящий 1500 электрических мегаватт. Различные системы безопасности, такие как чрезвычайная система охлаждения активной части реактора, а также норма, предусматривающая абсолютный минимум опускания 30 контрольных стержней, были включены в оперативную конструкцию реактора с момента его создания.

Наиболее важная характеристика реактора РБМК состоит в том, что он обладает "позитивным топливным коэффициентом". Это означает, что если увеличивается мощность при уменьшении потока воды, то в таком случае увеличивается объем производимого пара в топливных каналах, с тем чтобы нейтроны, которые должны были бы быть поглощены более плотной водой, в таком случае обеспечивали бы большее расщепление ядерного топлива. Однако по мере увеличения мощности растет и температура ядерного топлива, и это имеет своим последствием сокращение притока нейтронов (негативный топливный коэффициент). Чистый результат этих двух противоположных характеристик реактора варьируется в зависимости от уровня мощности. На высоком уровне мощности при нормальной эксплуатации доминирующим оказывается температурный эффект, таким образом, увеличение мощности не ведет к чрезмерному перегреву ядерного топлива. Однако при работе реактора на низких мощностях, т.е. примерно менее 20 % максимума, позитивный топливный коэффициент начинает играть доминирующую роль, и реактор становится нестабильным и способным выдавать неожиданные "вспышки" мощности. Это и было основным фактором, приведшим к аварии.

 

 

СОБЫТИЯ, ПРИВЕДШИЕ К АВАРИИ(IA86, IA86a)

Реактор энергоблока 4 должен был быть отключен для проведения работ по регулярному обслуживанию 25 апреля 1986 года. Тогда было принято решение воспользоваться отключением реактора, для того чтобы подтвердить, что в случае потери основного электропитания замедляющая свое вращение турбина может дать необходимую электроэнергию для питания аварийного оборудования и циркуляционных насосов, обеспечивающих охлаждение активной части реактора до того момента, как будет включена аварийная дизельная электростанция. Цель этого испытания состояла в том, чтобы определить, можно ли продолжать охлаждение активной части реактора в случае потери основного источника электропитания. Аналогичное испытания проводилось в ходе предыдущего отключения реактора, но результаты его оказались неточными, поэтому было принято решение повторить эксперимент. К сожалению, этот эксперимент, который, как считалось, в основном был связан с неядерной частью атомного реактора, был выполнен без должного обмена информацией и координации со стороны группы сотрудников, которая занималась этим испытанием, и сотрудниками, которые отвечали за эксплуатацию и безопасность ядерного реактора. В этой связи в программу испытания не были включены адекватные меры безопасности, и сотрудников станции не предупредили о возможных последствиях этого испытания для ядерной безопасности и, следовательно, о потенциальной угрозе, которую представляла собой эта проверка электрооборудования.

В соответствии с запланированной программой нужно было отключить аварийную систему охлаждения активной части реактора, которая обеспечивала подачу воды для охлаждения ядерного топлива в чрезвычайных обстоятельствах. Хотя последующие события и не были сильно обусловлены этим, отключение вышеуказанной системы в ходе всей продолжительности испытания явилось свидетельством небрежного отношения к процедурам безопасности. По мере продолжения процедуры отключения реактора, последний работал примерно в половину мощности, и диспетчер, контролирующий выработку электроэнергии, отказался разрешить дальнейшее уменьшение мощности реактора, потому что требовалась подача дополнительной электроэнергии для основной сети. В соответствии с планируемой программой испытания примерно через час после этого система аварийного охлаждения активной части реактора была отключена, в то время как реактор продолжал работать вполовину своей мощности. Только примерно в 23.00 25 апреля диспетчер, контролирующий подачу электропитания, согласился на дальнейшее сокращение мощности реактора.

Для проведения испытания электросистемы, реактор должен был быть стабилизирован на уровне, составляющем примерно 1000 термальных мегаватт до отключения, однако ввиду ошибки, которая возникла в ходе эксплуатации, мощность реактора упала до 30 термальных мегаватт, а на этом уровне коэффициент позитивного топлива начинает играть доминирующую роль. Операторы реактора затем попытались поднять мощность до 700-1000 термальных мегаватт путем отключения автоматических регуляторов и высвобождения всех контрольных стержней вручную. И только примерно в час ночи 26 апреля реактор был стабилизирован на уровне, составляющем примерно 200 термальных мегаватт. Хотя в условиях эксплуатации атомного реактора предусматривается норма, в соответствии с которой для сохранения контроля над реактором постоянно должно быть опущено как минимум 30 контрольных стержней, в ходе вышеуказанного испытания в действительности было использовано только 6-8 контрольных стержней. Большинство из этих контрольных стержней были вынуты, для того чтобы компенсировать накопление ксенона, который действовал в качестве вещества, поглощающего нейтроны, и сокращал мощность реактора. По сути дела все это означало, что в случае "вспышки" энергии потребовалось бы примерно 20 секунд для того, чтобы опустить контрольные стержни и отключить реактор. Несмотря на это было принято решение продолжить программу испытания.

Затем в результате увеличения потока охлаждающей жидкости упало давление пара. Автоматическая система, которая отключает реактор при чрезмерно низком давлении пара, не была задействована. Для сохранения мощности реактора операторы были вынуждены извлечь практически все остающиеся контрольные стержни. После этого реактор стал крайне нестабильным, и операторам приходилось каждые несколько секунд делать корректировки, позволяющие им сохранять постоянную мощность. Примерно в это время операторы сократили поток охлаждающей жидкости, видимо, для того, чтобы сохранить давление пара. Одновременно с этим насосы, которые в это время уже питала замедляющая свое действие турбина, начали давать меньший объем охлаждающей жидкости на реактор. Потеря охлаждающей жидкости усугубила нестабильное состояние реактора и увеличила производство пара в каналах охлаждения (позитивный топливный коэффициент), и операторы уже не смогли предотвратить "вспышку" энергии, которая, по подсчетам, превосходила номинальную мощность реактора в 100 раз. Неожиданное увеличение производства тепла разрушило часть топлива, а мельчайшие раскаленные топливные частицы вступили в реакцию с водой, что привело к паровому взрыву, уничтожившему активную зону реактора. Второй взрыв, произошедший две или три секунды спустя, только усугубил разрушения. Хотя точно неизвестно, что вызвало эти взрывы, считается, что первым из них был взрыв пара раскаленного топлива, а в причине второго взрыва свою роль смог сыграть водород.

 

 

АВАРИЯ

Авария произошла в 1.23 в субботу, 26 апреля 1986 года, когда два взрыва уничтожили активную зону энергоблока 4, а также разрушили крышу здания реактора.

 

 

На заседании МАГАТЭ, посвященном оценке аварии, которое состоялось в августе 1986 года (IA86), многое говорилось об ответственности операторов за эту аварию, но недостаточный упор был сделан на дефектах конструкции конструкционных недостатках самого реактора. В соответствии с более поздними оценками (IA86a) предполагают, что авария объяснялась комбинацией двух вышеуказанных факторов, причем несколько больший упор следует делать на дефектах конструкции, и меньший - на действиях операторов. Два взрыва, которые произошли после аварии, явились причиной выброса раскаленных и крайне радиоактивных частиц, а также графита в атмосферу и привели к тому, что разрушенная активная часть реактора осталась без защиты. Радиоактивное облако, состоящее из дыма, радиоактивных продуктов деления и частиц топлива, поднялось в воздух на расстояние примерно до 1 км. Более тяжелые частицы из этого радиоактивного облака осели на территорию в непосредственной близости к объекту, в то время как более легкие компоненты, включая продукты деления и практически весь набор благородных газов, явившихся продуктом аварии, стало относить господствующими ветрами в направлении к северо-западу от атомной электростанции.

На развалинах энергоблока 4 начался пожар, который вызвал клубы пара и пыли, причем огонь охватил также крышу соседнего турбинного зала и различные запасы дизельного топлива и негорючих материалов. Примерно 100 пожарников с этого объекта и вспомогательные команды, которые были вызваны из Припяти, потребовались для тушения, причем именно эта группа получила наиболее высокие дозы радиации и именно в этой группе лиц было наибольшее число летальных исходов. Вышеуказанные пожары были потушены к 5.00 того же самого дня, но именно тогда началось горение графитовых материалов. Большинство из пожарников получили значительные дополнительные дозы облучения из-за того, что они продолжали оставаться на объекте, работая в режиме ожидания. Интенсивное горение графитовых материалов явилось причиной дисперсии радиоизотопов и продуктов деления, поднявшихся высоко в атмосферу. Выброс продолжался примерно 20 дней, однако его интенсивность стала значительно ниже после десятого дня, когда горение графитовых материалов наконец, удалось остановить.

 

 

 

 

ГОРЕНИЕ ГРАФИТА

В то время как обычные пожары на объекте не вызывали особых проблем, связанных с тушением, основную опасность представляли крайне высокие дозы радиации, полученные пожарниками. Однако пожар в графитовом замедлителе явился особым случаем. В области тушения горения графитовых материалов накоплен лишь весьма ограниченный национальный и международный опыт, кроме того, существовали реальные опасения, что любая попытка остановить горение может иметь своим результатом дальнейшую дисперсию радиоизотопов из-за возможного появления пара; высказывались даже опасения, что такие попытки могут привести к возникновению критической массы в ядерном топливе реактора. В этой связи было принято решение забрасывать горевшие графитовые материалы большим количеством различных веществ, каждое из которых было предназначено для нейтрализации различных характеристик горения и предотвращения радиоактивного выброса. Окись бора сбрасывалась в больших объемах с вертолетов для того, чтобы поглощать нейтроны и предотвращать любое возможное возобновление цепной реакции. Доломит использовался для поглощения тепла и как источник двуокиси углерода для тушения пожара. Свинец применялся для поглощения радиации; использовались также песок и глина, которые, как на это надеялись, должны были предотвратить выброс радиоактивных частиц. Как это выяснилось впоследствии, многие из вышеуказанных веществ по сути дела не были даже сброшены на цель, и они могли играть роль термоинсуляторов, лишь способствующих увеличению температуры в поврежденной активной части реактора, что в свою очередь привело к дополнительному выбросу радиоизотопов, произошедшему неделю спустя.

К 9 мая горение графитовых материалов было остановлено, и началась работа по созданию укрепленной бетонной плиты со встроенной системой охлаждения, которую предполагалось подвести под реактор. Эта работа была связана с проходкой туннеля, начинавшегося под энергоблоком 3. Примерно 400 человек работали при проходке вышеуказанного туннеля, который был завершен за 15 дней, что было необходимо для установки бетонной плиты. Эту плиту предполагалось, в случае необходимости, использовать не только для охлаждения активной части реактора, в случае необходимости, но и в качестве барьера, предотвращающего попадание расплавленных радиоактивных материалов в грунтовые воды.

Подводя итоги, следует отметить, что чернобыльская авария была результатом отсутствия "культуры безопасности". Реактор имел неудачную конструкцию, с точки зрения безопасности, не прощая ошибки операторов. Оба этих фактора привели к ситуации, поставившей эксплуатацию реактора под угрозу. Операторы не были оповещены об этом и не осознавали, что проводимое испытание могло вплотную подвести реактор к состоянию, близкому к взрыву. В дополнение к этому операторы не выполняли установленные эксплуатационные нормы. Комбинация всех этих факторов явилась причиной крайне опасной ядерной катастрофы, в ходе которой атомный реактор был полностью уничтожен в течение считанных секунд.

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА II

ВЫБРОС, РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ВЫПАДЕНИЕ РАДИОНУКЛИДОВ

 

 

 

 

ХАРАКТЕРИСТИКИ ИСТОЧНИКА ВЫБРОСА

 

"Характеристики источника выброса" - это технический термин, который используется, когда речь идет о непреднамеренном выбросе радиоактивных материалов в атмосферу из ядерного объекта. Важными факторами в данном случае стали не только уровни радиоактивности, попавшей в атмосферу, но также ее распределение во времени и ее химические и физические формы. Первые характеристики источника выброса были рассчитаны на основе отбора проб воздуха и совместного изучения последних вкупе с данными о выпадении радиоактивных осадков на территории бывшего Советского Союза. На заседании МАГАТЭ, которое состоялось в августе 1986 года по обзору этой аварии (IA86), советские ученые сделали сообщение, и казалось, что этот вопрос ясен, однако в ходе дискуссии было высказано предположение, что данные о полном объеме выброса были бы значительно более высокими, если в него были бы включены сведения о выпадении радиоактивности за пределами территории Советского Союза. Последующие оценки совпадают с такой точкой зрения, по крайней мере, совершенно определенно в том, что касается радиоактивных изотопов цезия (Wa87, Ca87, Gu89). Таким образом, первоначальные оценки отражали лишь часть всех радиоизотопов, явившихся продуктами реактивного топлива, что было только частью общего объема выброса радиоактивности.

 

ВЫБРОСЫ В АТМОСФЕРУ

 

В первоначальной оценке выбросов, которая была сделана советскими учеными и представлена в МАГАТЭ на заседании по оценке катастрофы в Вене (IA86), предполагалось, что в атмосферу попало 100% газов, образовавшихся в результате повреждения активной части реактора (ксенон и криптон), включая от 10 до 20% более летучих элементов йода, теллурия и цезия. Более ранние оценки выброшенного в атмосферу топливного материала составляли 3 ± 1,5% (IA86). Эта оценка затем была пересмотрена до 3,5 ± 0,5% (Be91). Это соответствует выбросу в атмосферу 6 тонн фрагментированного топлива.

Международная консультативная группа по ядерной безопасности МАГАТЭ (INSAG) в 1986 году опубликовала свой сводный отчет (IA86a) на основе информации, представленной советскими учеными на заседании МАГАТЭ по обзору аварии. В то время считалось, что от 1 до 2 экзабеккерелей (Ebq) было выброшено в атмосферу. Однако такая оценка не учитывала благородные газы, что являлось предположительной ошибкой порядка ± 50%. Такие оценки характеристик источника выброса в основном были сделаны на основе данных о выпадении радиоактивных изотопов на территории Советского Союза, без учета выпадения радиоизотопов в Европе и на других территориях, так как в то время таких данных просто отсутствовало.

Однако к 1988 году появились дополнительные данные о выпадении радиоизотопов (Be90), когда научный комитет по воздействию ядерной радиации (UNSCEAR) опубликовал данные, основывающиеся уже не только на сообщениях советских ученых, но также и на информации, свидетельствующей о выпадении радиоактивных осадков во всем мире. Общий выброс цезия-137 оценивался на уровне 70 петабеккерелей (Pbq), из которых 31 петабеккерель выпал на территории Советского Союза.

Более поздний анализ, осуществленный на основе исследования фрагментированных остатков активной части реактора и осажденного материала внутри здания реактора, по сути дела стал независимой оценкой выброса в атмосферу. В соответствии с этими исследованиями доля выброшенного в атмосферу цезия-137 составила от 20 до 40% (85 ± 26 петабеккерелей) на основе усредненной доли выброса от ядерного топлива в 47% с последующим удержанием остатка выброса в здании реактора (Be91). После внимательного изучения многочисленных докладов (IA86, Bu93) это было подтверждено. В том, что касается йода-131, то наиболее точная оценка, по-видимому, составляла от 50 до 60% активной части реактора на уровне 3200 петабекккерелей (Pbq). Сегодняшние оценки источника выброса радиоактивных веществ (Be95) обзорно представлены в таблице 1.

Рис.3

Модель выброса радиоактивных веществ по шкале времени хорошо представлена на (рис.3)(Bu93). Первоначальный крупный выброс в основном объяснялся механической фрагментацией топлива во время взрыва. Он содержал в основном более летучие радиоизотопы, такие как благородные газы, различные соединения йода и определенное количество цезия. Второй крупный выброс, произошедший между 7 и 10 днем после катастрофы, был связан с высокими температурами, которых достигло расплавленное топливное ядро. Резкое уменьшение выбросов через 10 дней после аварии объяснялось быстрым охлаждением топлива по мере того, как остатки топлива прошли через нижний уровень защиты и вступили во взаимодействие с другими материалами в реакторе. Хотя вполне возможно, что дальнейшие выбросы и происходили после 6 мая, по всей видимости, они не были крупными.

 

Таблица 1.

Текущие оценки радиоизотопов, попавших в выброс в результате чернобыльской аварии

 

 

(измененный вариант De95)

Радиоактивные вещества в активной зоне реактора на 26 апреля 1986 года

Общий объем выброса за аварию

Нуклиды

Полураспад

Активность (PBq)

Процент содержания радиоактивных веществ

Активность (PBq)

33Xe

5.3д.

6500

100

6500

131I

8.0 д.

3200

50-60

~1760

134Cs

2.0 г

180

20-40

~54

137Cs

30.0 г

280

20-40

~85

132Te

78.0 ч

2700

25-60

~1150

89Sr

52.0д.

2300

4-6

~115

90Sr

28.0 г

200

4-6

~10

140Ba

12.8д.

4800

4-6

~240

95Zr

1.4 ч

5600

3.5

196

99Mo

67.0 ч

4800

>3.5

>168

103Ru

39.6 д.

4800

>3.5

>168

106Ru

1.0 г

2100

>3.5

>73

141Ce

33.0 д.

5600

3.5

196

144Ce

285.0 д.

3300

3.5

~116

239Np

2.4д.

27000

3.5

945

238Pu

86.0 г

1

3.5

0.035

239Pu

24400.0 г

0.85

3.5

0.03

240Pu

6580.0 г

1.2

3.5

0.042

241Pu

13.2 г

170

3.5

~6

242Cm

163.0 д.

26

3.5

~0.9

 

ХИМИЧЕСКИЕ И ФИЗИЧЕСКИЕ ФОРМЫ

 

 

 

Выброс радиоактивных материалов в атмосферу состоял из газов, аэрозолей и топлива, измельченного до микроскопических частиц. Газообразные элементы, такие как криптон и ксенон, практически полностью оказались выброшенными в атмосферу из ядерного топлива. Помимо того, что йод встречался в газообразной форме и в форме частиц, на месте аварии был также обнаружен органически связанный йод. Соотношение между различными формами проявления йода варьировалось в зависимости от временного фактора. Как об этом говорится выше, предположительно от 50 до 60% содержания йода в ядерном топливе было в той или иной форме выброшено в атмосферу. Другие летучие элементы и смеси, такие как цезий и теллурий вместе с аэрозолями были выброшены в воздух отдельно от частиц топлива. Пробы воздуха показали наличие частиц этих элементов объемом от 0,5 до 1 мм.

Неожиданные характеристики источника в основном объяснялись горением графитовых материалов и состояли в крупном выбросе частиц топлива и в длительной продолжительности этого выброса. Элементы низкой летучести, такие как церий, цирконий, актиниды и в значительной степени барий и лантаниум, а также стронций, оказались привязаны к частицам топлива. Более крупные частицы топлива выпали на территорию, находящуюся неподалеку с местом аварии, в то время как более мелкие частицы подверглись более широкой дисперсии. Прочие конденсаты, образовавшиеся из парообразного топлива, такие как радиоактивный рутений, превратились в металлические частицы. Эти, равно как и мелкие частицы топлива, часто называли "раскаленными частицами", и они были обнаружены на больших расстояниях от места аварии. (Be95).

 

 

РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ВЫПАДЕНИЕ

НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Через десять дней после аварии, когда происходили крупные выбросы радиоактивности в атмосферу, наблюдались частые изменения метеорологических условий, что привело к значительным вариациям в направленности выброса и параметрах дисперсии. Модели осаждение радиоактивных частиц зависели в большей степени от параметров дисперсии, размеров частиц и выпадения осадков. Наиболее крупные частицы, которыми были в основном частицы топлива, выпадали в качестве осадка в пределах 100 км от реактора. Мелкие частицы ветер относил на более значительные расстояния, и их осаждение проходило в основном через выпадение осадков.

Часть выброса, которая состояла из радиоизотопов, и ее последующее выпадение на землю, также в значительной степени варьировались в ходе аварии в связи с колебаниями температуры и изменением других параметров в ходе выброса. Цезий-137 был выбран в качестве вещества, характеризующего величину осаждения на землю, в связи с тем, что (1) он легко поддается измерениям и (2) потому что именно он был основным элементом, вызвавшим радиационное облучение у населения после распада йода-131 с более коротким периодом распада.

Рис.4

В результате чернобыльской аварии образовалось три основных очага загрязнения, которые получили название Центральный, Брянско-Белорусский, а также очаг в районе Калуги, Тулы и Орла (рис.4). Центральный очаг образовался в ходе первоначального активного этапа выброса в основном направлении запада и северо-запада (рис.5). Выпадение цезия-137 на землю в объеме, превышающем 40 килобеккерелей на кв.метр [kBq/m2], охватило большие территории северной части Украины и южной части Беларуси. Наиболее загрязненной оказалась 30-километровая зона, окружающая реактор, где выпадения цезия-137 на землю в целом превышали 1500 kBq/m2(Ba93).

Рис.5

Очаг Брянск-Беларусь, центральная точка которого находится в 200 км к северо-востоку от реактора, был сформирован 28-29 апреля в результате выпадения дождя на границе Брянского района России и Гомельского и Могилевского районов Беларуси. Выпадение цезия-135 на землю на наиболее загрязненных территориях в этом очаге было сравнимо с уровнями в центральном очаге, и они достигали 500 kBq/m2 в некоторых деревнях (Ba93).

Центр очага Калуга-Тула-Орел в России находился в 500 км к северо-востоку от реактора, что было вызвано тем же самым радиоактивным облаком, которое явилось причиной появления очага Брянск-Беларусь. Очаг Калуга-Тула-Орел появился в результате дождя, прошедшего 28-29 апреля. Однако уровни выпадения цезия-137 были в этом случае меньше, составляя менее чем 600 kBq/m2 (Ba93).

В дополнение к этому за пределами трех основных загрязненных очагов, занимающих большую часть европейской территории Советского Союза, появилось много районов радиоактивного загрязнения, где уровни загрязнения цезием-13 7 составляли в пределах от 40 до 200 kBq/m2. В целом на территории бывшего Советского Союза первоначально было 3100 кв.км, загрязненных цезием-137 с уровнями выпадения, превышающими 1500 kBq/m2; на 7200 Кв.км уровни составляли от 600 до 1500 kBq/m2 и 103000 кв.км с уровнями от 40 до 200 kBq/m2 (US91).

 

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Радиоактивность впервые была обнаружена за пределами территории Советского Союза на одной из атомных электростанций в Швеции, где радиоактивность была зарегистрирована у рабочих станции, проходящих регулярный осмотр. Сначала было высказано предположение, что это загрязнение местного характера, полученное на шведском реакторе. Когда стало очевидно, что источником этой радиации является чернобыльский реактор, контрольные станции всего мира начали интенсивную программу отбора проб.

Рис.6

Радиоактивное облако было обнаружено по мере его продвижения над европейской частью Советского Союза и Европы (рис.6). Первоначально ветер дул в северо-западном направлении и явился причиной большей части выпадения радиоактивных осадков в Скандинавии, Нидерландах и Бельгии, а также Соединенном Королевстве. Позже радиоактивное облако сдвинулось к югу, и определенное выпадение радиоактивности произошло в Центральной Европе, а также в северной части Средиземноморского региона и на Балканах. Действительный уровень вышеуказанных выпадений зависел от высоты облака, скорости и направления ветра, физических характеристик местности, а также объема дождевых осадков во время прохождения радиоактивного следа.

Первоначально радиоактивное облако содержало большое количество различных продуктов деления и актинидов. Однако в большинстве европейских стран были обнаружены лишь остаточные количества актинидов, и в весьма ограниченном количестве случаев были найдены объемы, которые можно считать радиологически значительными. Это в основном объяснялось тем фактом, что радиоизотопы содержались в более крупных и более тяжелых частицах, которые осаждались на территориях ближе к месту аварии, а не на больших расстояниях от последней. Среди наиболее важных, с радиологической точки зрения, радиоизотопов, обнаруженных за пределами территории бывшего Советского Союза, можно отметить йод-131, теллурий/йод-132, цезий-137 и цезий-134.

Помимо того, как радиоактивное облако проходило над европейскими странами, наблюдалось определенное выпадение изотопов, основными из которых был цезий-137 и цезий-134. Общее выпадение радиоактивности в результате чернобыльской аварии было более значительным в Австрии, восточной и южной части Швейцарии, в частях южной Германии и Скандинавии, то есть там, где прохождение радиоактивного облака совпадало с выпадением дождевых осадков, в то время как Испания, Франция и Португалия оказались государствами, где наблюдались меньшие уровни осаждения радиации. Например, по оценкам средний уровень выпадения цезия-137 в ряде провинций Верхней Австрии, Зальцбурге и Каринтии в Австрии составили 59, 46 и 33 kBq/m2, в то время как средний уровень выпадения цезия-137 в Португалии составил 0,02 kBq/m2 (UN88). Сообщалось, что наиболее важное вторичное загрязнение происходило из-за повторного появления радиоактивных материалов из загрязненных лесов. Однако это сообщение не было подтверждено более поздними исследованиями.

Хотя радиоактивный след и был обнаружен в северном полушарии в таких далеких странах, как Япония, и в государствах Северной Америки, страны за пределами Европы получили лишь незначительные уровни радиоизотопов в результате Чернобыльской аварии. В южном полушарии выпадение радиоактивности обнаружено не было (UN88).

Подводя итоги, следует отметить, что в настоящее время имеются достаточно точные оценки общего выброса радиоактивности в результате этой аварии. Продолжительность выброса была неожиданно очень длительной, составив более недели, в ходе которой были два периода интенсивных выбросов. Другой характерной чертой явилась значительная эмиссия (около 4%) топливных материалов, в которых содержались попавшие туда изотопы низкой летучести, такие как церий, цирконий и актиниды. Состав и характеристики радиоактивных материалов в облаке выброса менялись по мере его прохождения над территорией ввиду сухого и влажного осаждения, распада, химических трансформаций и изменения размера частиц. Загрязненная территория оказалась особенно значительной ввиду большой высоты и длительной продолжительности выброса, а также изменений в направлении ветра. Однако модель выпадения была крайне нерегулярной, и значительное осаждение радиоактивных изотопов произошло в тех случаях, когда прохождение облака совпадало с дождевыми осадками. Хотя влиянию радиоактивного загрязнения подверглось все северное полушарие, только ряд территорий бывшего Советского Союза и части Европы пострадали от серьезных степеней загрязнения.


 

ГЛАВА III

РЕАКЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ

Масштаб и опасный характер чернобыльской аварии, сопровождавшийся широким радиоактивным загрязнением, оказались непредвиденными и застали врасплох большинство национальных структур, отвечавших за состояние готовности к чрезвычайным ситуациям. Никаких специальных инструкций на случай такого крупномасштабного инцидента разработано не было, и хотя отдельные структуры, занимающиеся радиационной защитой, и подготовили критерии для оказания помощи в случае аварии, последние часто были неполными и являлись лишь незначительным практическим подспорьем в сложившихся обстоятельствах. Таким образом, можно заключить, что к моменту аварии в распоряжении национальных властей имелся лишь весьма ограниченный объем практических оперативных национальных норм или принципов в этой области. Отвечающие за принятие решений в национальном масштабе круги неожиданно оказались перед катастрофой, которая была беспрецедентна по своему характеру, и в этой связи найти в прошлом какую-то точку отсчета для принятия решений было невозможно. В дополнение к этому в начале аварии поток информации был ограниченным, а круги, принимающие решения, испытывали серьезное политическое давление, отчасти объяснявшееся тем, как общественность воспринимала радиационную угрозу. В таких обстоятельствах необходимыми были признаны немедленные, но осторожные действия, поэтому меры реагирования вели к ошибкам, причем иногда чрезмерным, основываясь на осторожности, скорее, чем на просвещенном научном подходе и мнении специалистов.

 

 

 

 

 

НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

 

Город Припять избежал серьезного загрязнения в результате первого выброса радиоизотопов, однако, вскоре, после того как началось горение графитовых материалов, стало очевидным, что население города должно быть полностью эвакуировано в связи с высокими уровнями радиоактивности. К концу дня 26 апреля было принято решение об эвакуации жителей из города, в связи с чем были задействованы транспортные средства и определены точки, куда будут перевозиться эвакуированные. Объявление об эвакуации было сделано в 11 часов следующего дня. Эвакуация началась в 14 часов, и примерно за два с половиной часа население города Припять было вывезено на другие территории. Произведенные замеры свидетельствовали о разнообразных моделях выпадения радиоактивных изотопов; была проведена работа по восстановлению доз, полученных людьми. В результате оставшееся население в 30-километровой зоне вокруг реактора было затем также постепенно вывезено с загрязненной территории, и общее число эвакуированных, таким образом, составило 135 тыс. человек.

Впоследствии были предприняты и другие контрмеры, направленные на сокращение доз радиации, получаемых людьми (Ko90). Процедуры по обеззараживанию выполнялись армейскими подразделениями и включали в себя промывку зданий, очистку жилых районов, уборку загрязненного грунта, уборку дорог и обеззараживание источников воды. Особое внимание было уделено школам, госпиталям и другим зданиям, которые обычно используются большим количеством людей. Улицы в городах поливались для увлажнения пыли. Однако эффективность таких контрмер за пределами 30-километровой зоны была незначительной. Административные структуры также предприняли попытку сократить дозы щитовидной железы, предписывая населению принимать внутрь йод для того, чтобы не допустить накопления радиоактивности в щитовидной железе (Me92), однако успех такого мероприятия был сомнительным.

Советский национальный комитет по радиационной защите (НКРЗ) предложил установить общий уровень полученной за жизнь человека дозы, санкционирующий перемещение групп населения, в 350 миллизивертов (Il87). Этот уровень соотносился примерно как 2:3 по сравнению с рекомендациями международной комиссии по радиологической защите (МКРЗ), в том, что касается аналогичной контрмеры. Но даже несмотря на это, уровень, предложенный НКРЗ, был подвергнут серьезной критике как весьма завышенный. В то время ситуацию осложняли политические и социальные проблемы, с которыми тогда сталкивался Советский Союз. В результате этого предложение НКРЗ не было поддержано в Верховном Совете СССР. Позже была создана специальная комиссия для разработки новых рекомендаций по уровням доз радиоактивного облучения, санкционирующих оказание помощи. Эти рекомендации основывались на степени загрязнения территории радиоизотопами цезия-137, стронция-90 и плутония-239. Как было указано выше, обширные территории в основном подверглись загрязнению цезием-137, причем загрязнение земли этим радиоизотопом на уровне в 148033 kBq/m2 использовалось в качестве критерия для оказания помощи по постоянному переселению населения, а уровень от 555 до 148033 kBq/m2 - для временного переселения.

Население, которое продолжало проживать на сильно загрязненных территориях, получало компенсации, и правительство предлагало им бесплатно проходить ежегодные медицинские осмотры. Медицинский контроль был предусмотрен и для людей, проживающих на менее загрязненных территориях. Принимаемые в настоящий момент решения по медицинскому вмешательству, основаны на ежегодно полученных дозах. Компенсация предусмотрена жителям, чья ежегодная доза превышает 1 миллизиверт. В некоторых из загрязненных районов ограничено использование местного молока и грибов. Вопрос о переселении рассматривается в России в тех случаях, если ежегодная доза превышает 5 миллизивертов.

Как это указывается в разделе 5 по психологическим последствиям, советские власти не могли предположить, что их попытки выплатить компенсацию пострадавшему от аварии населению будут неверно истолковываться самими реципиентами и по сути дела только усугубят их стресс. Они также не предполагали, что придуманный на этот счет термин "радиофобия" был не только неверным, но по сути дела усугубил отчужденность населения. Впоследствии было признано, что некоторые из этих первоначальных мер были неуместными, и власти попытались исправить их позицию в отношении пострадавшего населения.

 

 

 

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

 

Постепенное распространение радиоактивности на большие расстояния от места аварии вызвало серьезное беспокойство в странах - членах ОЭСР, но реакции национальных властей этих стран на сложившуюся ситуацию были чрезвычайно разнообразными, начиная от простой интенсификации обычных программ экологического мониторинга, не предусматривающей принятия каких-либо конкретных контрмер до ограничений рыночного сбыта и потребления продуктов питания. Такое разнообразие контрмер, также сопровождалось значительными расхождениями в их временном графике и продолжительности. В целом, среди наиболее широко распространенных контрмер следует отметить ряд рекомендаций, которые, как ожидалось, не должны были в долгосрочном плане повлечь за собой серьезные социальные и экономические последствия. Здесь, прежде всего речь идет о советах мыть свежие овощи и фрукты перед употреблением, не использовать дождевую воду для питья или приготовления пищи, а также о программах мониторинга для граждан, возвращающихся из потенциально загрязненных территорий. В действительности опыт показал, что даже такие виды мер в некоторых случаях оказали негативное воздействие достаточно значительного характера.

Защитные меры, предусматривающие более значительное воздействие на модели принятия пищи и предусматривающие относительно крупное экономическое и административное бремя, включали ограничения или запрещения на продажу и потребление молока, молочных продуктов, свежих листьевых овощей, а также некоторых видов мяса, включая контроль за открытыми пастбищами сельскохозяйственных животных, служащих источником получения молока. В некоторых случаях вводились запрещения на поездки на загрязненные территории или на импорт продуктов питания из Советского Союза и стран Восточной Европы. В большинстве стран – членов ОЭСР были введены ограничения на импорт продуктов питания как из некоторых стран ОЭСР, так и из государств, не входящих в эту организацию.

Разнообразие таких ответных реакций в основном может объясняться различием ситуаций на местах, как с точки зрения неодинаковых уровней загрязнения, так и с учетом национальных различий в административных и регулятивных государственных систем, а также систем здравоохранения. Однако одна из главных основных причин разнообразия ситуаций, наблюдаемых в государствах – членах ОЭСР, проистекает из разработки и выбора критериев установления и применения уровней, санкционирующих защитные меры. В этой связи нужно отметить, что несмотря на большое сходство общих принципов радиационной защиты, лежащих в основе действий большинства государств-членов после аварии, возникали расхождения в оценке ситуации, а также в утверждении и применении критериев оперативной защиты. Такие расхождения в дальнейшем лишь усугублялись в связи с крайне важной ролью, которую во многих ситуациях играли не связанные с радиологией факторы, такие как социально-экономический, политический и психологический, что не могло не сказаться на выработке защитных контрмер.

 

 

Такая ситуация вызвала озабоченность и непонимание у общественности, озадачила экспертов и создала трудности перед национальными структурами, особенно в том, что касается сохранения взаимного доверия. Вышеуказанные конкретные проблемы стали еще одной областью, которая позволила вынести еще несколько уроков из этой аварии, что привело к осуществлению усилий, направленных на более скоординированное согласование международных действий в, области научной информации, координации концепций и мер защиты населения в чрезвычайных ситуациях.

Наилучшей иллюстрацией проблемы стал режим обращения с загрязненными продуктами питания. В некоторых странах за пределами Советского Союза основным источником загрязнения населения стало потребление загрязненной радиоактивности пищи. В течение буквально нескольких недель после аварии пришлось создать механизмы регулирования, продажи и потребления местных, а также импортных продуктов питания, подвергшихся загрязнению. Национальные структуры находились в незавидном положении, пытаясь найти решение этому вопросу. Национальным властям пришлось действовать быстро и в то же самое время осторожно для введения мер, которые защитили бы "чистоту" продуктов питания для населения и их источников. Более того, нужно было сделать так, чтобы общественность убедилась в эффективности этих мер при достижении поставленных целей. Это неизбежно привело к некоторым решениям, которые даже в то время оказались чрезмерной реакцией, неоправданной с научной точки зрения. В дополнение к этому расхождения в позициях между самими экспертами лишь добавили проблем тем, кто должен был принимать решения.

Некоторые страны, в которых не имелось своих собственных программ развития ядерной энергии, и чьи продукты питания не были загрязнены, выступали против импорта "загрязненной пищи", отказываясь от любых продуктов питания, содержащих какие бы то ни было радиоизотопы. Такая крайняя и непрактичная мера вполне могла бы рассматриваться в качестве примера того, как власти этих стран пытались защитить здоровье своих граждан. Иногда такое отношение способствовало возникновению соперничества среди соседних стран, в том смысле, что каждое из них пыталось установить более жесткие нормы по загрязненным продуктам питания, как будто само по себе установление таких норм могло в большей степени защитить их граждан. В результате этого даже незначительно загрязненные продукты питания уничтожались, а импорт продовольствия, содержащего обычные дозы радиоизотопов отвергался.

В 1986 году ЕС установило запрет на импорт продовольствия, содержащего более чем 370 беккерелей/кг активного радиоцезия, в том, что касается молочных продуктов, и более 600 беккерелей/кг для любых других продуктов питания, независимо от среднего объема потребления этих продуктов питания в европейской корзине потребления. Таким образом, продукты питания, употребляемые в пищу в незначительных количествах (и дозах), такие как специи, подпадали под тот же режим обращения, что и более часто употребляемые продукты, такие как овощи. Тем не менее, вышеуказанные нормы впоследствии были понижены в отношении отдельных видов продуктов питания для того, чтобы обеспечить сбалансированный режим обращения с продуктами различных групп.

В некоторых особых обстоятельствах приходилось принимать решение в зависимости от ситуации на местах. Например, в некоторых районах севера Европы основным компонентом питания является оленина; в связи с экологическими обстоятельствами в мясе этих животных концентрируется радиоактивный цезий, что может привести к радиоактивному загрязнению населения, использующего это мясо в пищу. Были введены специальные контрмеры, такие как, например, выпас оленей на пастбищах с пониженной концентрацией загрязнения, для того, чтобы защитить население.

Однако разнообразие предлагаемых контрмер привело к неразберихе и сделало достижение международного консенсуса по выработанным уровням радиоактивного загрязнения, санкционирующим принятие мер для оказания помощи в случае с загрязненными продуктами питания исключительно сложным, и только после проведения заседания ВОЗ/ФАО по Codex Alimentarius в Женеве в 1989 году позволило добиться соглашения по руководящим принципам, регламентирующим режим обращения с загрязненными радиоактивностью продуктами в рамках международной торговли (таблица 2).

Необходимо помнить, что эти руководящие принципы по нормам были разработаны для облегчения международной торговли продуктами питания и должны рассматриваться в качестве уровней, "ниже регулирующих норм, вызывающих озабоченность". Уровни загрязнения, превышающие вышеуказанные, необязательно представляют собой угрозу для здоровья, и в случае если такие уровни будут обнаружены, компетентные национальные власти должны предусмотреть соответствующий курс действий.

 

Таблица 2.

 

 

 

 

 

 

 

 

Руководящие принципы Codex Alimentarius в том, что касается норм, регламентирующих режим обращения с продуктами питания в международной торговле (FA91)

Продукты общего потребления

Радиоизотопы

Уровень (Бк/кг)

америций-241

10

плутоний-239

10

стронций-90

100

йод-131

1000

цезий-134

1000

цезий-137

1000

Детское питание и молоко

америций-241

1

плутоний-239

1

йод-131

100

стронций-90

100

цезий-134

1000

цезий-137

1000

 

Часто национальные власти не были в состоянии точно предугадать реакцию общественности на рекомендации и заявления сверху. Например, в некоторых европейских странах сразу же после аварии населению было рекомендовано мыть листьевые овощи перед едой. Национальные власти пришли к заключению, что это был недальновидный совет, так как большинство людей в любом случае моют овощи перед употреблением, и они явно были не готовы к реакции населения, которое просто прекратило покупать такие овощи. Это в свою очередь привело к серьезным экономическим потерям для местных производителей, которые в значительной степени перевесили любые потенциальные блага в смысле обеспечения защиты населения от радиации.

В некоторых странах населению сообщали, что риск незначителен, но в то же самое время давались советы относительно того, как сократить даже этот якобы небольшой риск. Сложно объяснить, почему принимались такие очевидно противоречивые меры, но в результате последних, национальные власти столкнулись с критикой в свой адрес в средствах массовой информации (Sj87). За пределами территории Советского Союза первоначальная неразбериха привела к непоследовательным и поспешным действиям, которые, хотя их причину и можно понять, иногда были неуместными и неоправданными.

Однако необходимо подчеркнуть, что после неразберихи, которая была характерна для ранних этапов такой деятельности, впоследствии все-таки был обеспечен серьезный прогресс. В результате действий международных организаций, направленных на согласование критериев, и стремление стран к сотрудничеству в этой области, была заложена прочная основа для применения единообразных критериев на основе общепризнанных принципов защиты от радиационной опасности, что, таким образом, дает основание надеяться, что относительная последовательность в предпринятых мерах заложит основу для их успешного осуществления в случае повторения ядерных катастроф в будущем.

Подводя итоги, можно отметить, что чернобыльская авария застала власти врасплох в том, что касается масштабов, продолжительности и площадей территории загрязнения радиацией. Готовых руководящих принципов для принятия контрмер в случае такой аварии не имелось, информация была ограничена, и ощущалось серьезное давление со стороны политических кругов и общественности при принятии каких-либо мер. Зачастую принимались чрезмерно осторожные решения, как на территории Советского Союза, так и за его пределами. Психологическое воздействие некоторых официальных решений на общественность было предсказуемо, и различные толкования или даже неправильные толкования рекомендаций Международного комитета по радиационной защите, особенно в том, что касается принятия мер для определения уровней загрязнения продовольствия, вели к непоследовательным решениям и рекомендациям. Все это усугубило непонимание этих вопросов общественностью и привело к отсутствию доверия, а также к ненужным экономическим потерям. Однако из этого правила были и исключения, и довольно скоро международные усилия привели к согласованию критериев и подходов в деле управления чрезвычайными ситуациями.

 

 

 

 

ГЛАВА IV

ОЦЕНКА ДОЗ

 

 

 

 

 

Радиоактивное загрязнение населения в результате аварии привело к появлению двух основных видов загрязнения. Первое – это доза радиации, полученная щитовидной железой в результате концентрации радиоактивного йода и аналогичных радиоактивных изотопов в этой части тела. Второй вид загрязнения – это общая доза, полученная всем телом, вызванная в основном внешним облучением, происходящим преимущественно от радиоактивного цезия.

 

Поглощенная общая доза, как это предполагается, является в 20 раз более опасной в смысле позже проявляющих медицинских последствий, чем аналогичная доза, полученная щитовидной железой (IC90).

Население, подвергшееся воздействию радиации после чернобыльской аварии, можно разбить на четыре категории:

 

(1) сотрудники атомной электростанции и рабочие, которые участвовали в операциях по очистке территории (их называют "ликвидаторами"); (2) жители соседних районов, которые были эвакуированы из 30-километровой зоны во время первых двух недель во время аварии; (3) население, проживающее на территории бывшего Советского Союза, включая особенно жителей районов, подвергшихся загрязнению; и (4) население стран за пределами бывшего Советского Союза.

Количество ликвидаторов, которые принимали участие в деятельности по ликвидации последствий на реакторе и в пределах 30-километровой зоны, окружающей реактор, составляет, по оценкам, до 800 тыс. человек. Наибольшим дозам радиационного облучения подверглись пожарники и сотрудники атомной электростанции, работавшие на месте аварии в течение первых дней после ее начала. Большая часть дозы, полученная рабочими, была результатом внешнего облучения, источником которого были частицы топлива и радиоактивные частицы, осевшие на различных поверхностях.

В течение первых дней после аварии примерно 135 тыс. человек было эвакуировано, причем в основном из зоны 30-километрового радиуса вокруг реактора. До начала эвакуации это население подвергалось воздействию внешнего облучения, источником которого были радиоактивные материалы, осевшие из радиоактивного следа на землю, а также внутреннее облучение, которое в основном объяснялось вдыханием радиоактивных продуктов выброса.

Рис.7

 

 

На (рис.7) показаны относительные соотношения между внешней дозой облучения всего тела основными радиоактивными изотопами в ходе первых нескольких месяцев после аварии. Очевидно, что теллурий-132 играл основную роль в ходе первой недели после аварии, а через один месяц эта роль перешла к радиоактивному цезию (цезий-134 и цезий-137). Тем не менее, впоследствии процесс распада цезия-134 привел к появлению таких уровней этого изотопа, которые значительно превышали уровни цезия-137, а последний через несколько лет стал единственным радиоизотопом, способным приводить к серьезным последствиям. Обычно имеется в виду только действие цезия-137, даже тогда, речь идет о смешанном воздействии цезия-134 и цезия-137, так как объемы составляющих такой смеси могут быть легко вычислены по цезию-137.

В том, что касается внутренних доз, полученных человеческим организмом за счет вдыхания и переваривания радиоактивных изотопов, то ситуация является аналогичной: радиоактивный йод играл важную роль в ходе первых нескольких недель после аварии и вызывал дозы, полученные щитовидной железой, за счет вдыхания загрязненного воздуха и, что еще более важно, за счет потребление загрязненных продуктов питания, в основном коровьего молока. Примерно через один месяц радиоактивный цезий (цезий-134 и цезий-137) вновь стали играть основную роль, а через несколько лет цезий-137 стал единственным радиоактивным изотопом, способным привести к серьезным последствиям, хотя стронций-90 в перспективе также может играть значительную роль на небольших расстояниях от реактора.

 

Среди населения бывшего Советского Союза обычно выделяют жителей загрязненных районов, где уровни выпадения цезия-137 были больше, чем 37 kBq/m2. Примерно 4 млн. человек проживают в таких районах. Особый интерес представляют собой жители территории с уровнями выпадения цезия-137 выше, чем 555 kBq/m2. В этих районах, которые называют "зонами жесткого контроля", применяются защитные меры, особенно в том, что касается контроля за потреблением загрязненных продуктов питания.

Сразу же после аварии советское правительство в 1986 году создало Всесоюзный регистр доз (ВРД) для регистрации медицинских и дозиметрических данных по группам населения, которые должны были, по оценкам, получить наибольшие дозы радиации: (1) ликвидаторы, (2) эвакуированные из 30-километровой зоны, (3) жители загрязненных территорий и (4) дети этих людей. В 1991 году ВРД содержал данные по 659292 чел. Начиная с 1992 года, национальные регистры Беларуси, Российской Федерации и Украины заменили ВРД.

 

За пределами территории бывшего Советского Союза наиболее важными радиоизотопами вновь оказались радиоактивный йод и радиоактивный цезий, которые, после их выпадения на землю, служили источником загрязнения продуктов питания, вызывающих радиоактивное загрязнение в случае употребления. Осевший на землю радиоактивный цезий также является источником долгосрочного радиоактивного загрязнения ввиду внешней радиации, излучаемой загрязненными продуктами питания, а также другими видами загрязненных поверхностей. В результате чернобыльской аварии большинство населения северного полушария земли подверглись различной степени радиоактивного облучения. Уровень осажденного цезия-137 за пределами территории бывшего Советского союза варьировался от незначительных доз до примерно 50 kBq/m2.

 

 

ЛИКВИДАТОРЫ

Большинство ликвидаторов было разбито на две группы: (1) люди, которые работали на Чернобыльской атомной электростанции во время аварии, сотрудники атомной электростанции, а также пожарники и те, кто пришел на помощь жертвам аварии. Эти люди составляют группу из нескольких сотен человек; и (2) рабочие, группа которых составляет до 800 тыс. человек, активно задействованные в 1986 – 1990 гг. на атомной электростанции или на территориях, окружающих последнюю, для работ, связанных с обеззараживанием территории, созданием саркофага и других действий, связанных с очисткой местности от радиоактивного загрязнения.

 

 

Ночью 26 апреля 1986 года на территории Чернобыльской атомной электростанции находилось примерно 400 рабочих. В результате аварии они подверглись комбинированному воздействию радиоактивного облучения из нескольких источников: (1) внешнее гамма/бета излучение из радиоактивного выброса, фрагментированные частицы разрушенной активной зоны реактора и другие радиоактивные частицы, осевшие на коже людей; и (2) за счет вдыхания радиоактивных частиц (UN88).

Все индивидуальные дозиметры, которые имели при себе рабочие, оказались зашкаленными, что не позволяло дать оценку полученных доз. Однако в распоряжении имеется информация, по дозам, полученным 237 лицами, которые были помещены в госпитали с диагнозом острого радиационного синдрома. Использование биологической дозиметрии, позволило выяснить, что 140 из этих пациентов получили общую дозу внешней радиации в районе 1-2 греев, а 55 человек получили дозы от 2 до 4 греев, в то время как 21 человек получил дозы от 4 до 6 греев, а оставшиеся 21 человек – дозы от 6 до 16 греев. На основе анализов щитовидной железы было выяснено, что облучение щитовидной железы за счет вдыхания загрязненного воздуха варьируется от уровня до 20 зивертов у 173 человек с разбросом 0 – 1,2 зиверта, до доз, превышающих 11 зивертов, которые получили 5 рабочих (UN88).

Вторая категория ликвидаторов представляет собой большую группу взрослых людей, которые были наняты на работы для оказания помощи в операциях по очистке территории. Они работали на объекте, в близлежащих городах, лесах и сельскохозяйственных районах, которые предполагалось восстановить до состояния, пригодного для проживания и обработки. Несколько сотен тысяч людей участвовало в такой работе. Первоначально 50% этой рабочей силы поступало из советских вооруженных сил, а вторая половина включала личный состав гражданских организаций, служб безопасности, министерства внутренних дел и других структур. Общее число ликвидаторов предстоит еще уточнить, т.к. вышеуказанные организации предоставили липа только частичные сведения, которые были учтены в национальных регистрах Беларуси, России, Украины и других республик бывшего Советского Союза (So95). Кроме того, высказывалось предположение, что в связи с социальными и экономическими преимуществами, предоставляемыми рабочим-ликвидаторам, многие лица впоследствии попытались занести свои фамилии в списки, хотя по сути дела в такой деятельности не участвовали.

Имеется лишь разрозненная информация в том, что касается доз, которые были получены ликвидаторами. Дозиметрическая служба была создана только в середине июня 1986 года; до этого оценка полученных доз производилась на основе районных замеров радиации. Первоначально для ликвидаторов была установлена ежегодная суммарная предельная доза облучения в 250 миллизивертов. В 1987 году это ограничение было сокращено до 100 миллизивертов, а в 1988 году – до 50 миллизивертов (Ba93). Данные регистров показывают, что из года в год средние зарегистрированные дозы полученного радиоактивного облучения уменьшались, составив примерно 170 миллизивертов в 1986 году, 130 миллизивертов в 1987 году, 30 миллизивертов в 1988 году и 15 миллизивертов в 1989 году (Se95a). Однако дать оценку достоверности сообщаемых результатов представляется трудным.

Интересно отметить, что небольшая группа из 15 ученых, которые периодически работали внутри саркофага в течение ряда лет, получили индивидуальные общие дозы облучения всего тела, составившие от 0,5 до 13 греев (Se95a). Хотя к настоящему времени каких-либо медицинских проблем у них замечено не было, вполне вероятно, что они могут появиться в будущем.

 

 

ЭВАКУИРОВАННЫЕ ИЗ 30-КИЛОМЕТРОВОЙ ЗОНЫ

Немедленно после аварии были организованы меры контроля за окружающей средой через посредство замеров полученных доз гамма-радиации. Примерно через 20 часов после аварии ветер изменился в направлении Припяти, и дозы гамма-радиации в городе значительно выросли, когда и было принято решение эвакуировать жителей. Примерно 20 часов спустя на 1200 автобусах 49 тыс. жителей Припяти покинули город. За последующий период из загрязненных радиацией районов дополнительно было эвакуировано 80 тыс. человек.

 

 

Информация, позволяющая дать оценку доз, полученных этими людьми, была получена в результате ответов эвакуированных на вопросы в специальных анкетах относительно бывшего места проживания, типов их жилищ, потребления стабильного йода и о других видах аспектов (Li94).

 

ДОЗЫ НА ЩИТОВИДНУЮ ЖЕЛЕЗУ

 

У эвакуированных проводились замеры уровней йода в щитовидной железе. Более чем 2000 замеров у бывших жителей Припяти оказались достаточными для того, чтобы восстановить полученные дозы (Go95a). Сравнительный анализ с использованием ответов на вопросы в анкетах показал, что дозы, полученные щитовидной железой, в основном происходили за счет вдыхания йода-131. Средние индивидуальные дозы и общие дозы, полученные щитовидной железой, показаны в таблице 3 по трем возрастным группам. Индивидуальные дозы в возрастных категориях были разбиты на две категории. Основным фактором, влияющим на индивидуальные дозы, стало расстояние, на котором люди находились после аварии от реактора.

Оценки доз, полученных щитовидной железой у эвакуированных из 30-километровой зоны (Li93a) свидетельствовали об аналогичных уровнях у маленьких детей по сравнению с эвакуированными жителями Припяти. Дозы, полученные взрослыми, были выше. Эти более высокие дозы объяснялись тем, что эвакуированные из 30-километровой зоны потребляли больший объем продовольствия, загрязненного йодом-131.

 

Таблица 3.

 

 

Средние дозы и общие дозы щитовидной железы у эвакуированных жителей Припяти (Go95a)

Год рождения

Количество людей

Средняя индивидуальная доза (зиверты)

Общая доза (человеко/зиверт)

1983-1986

1971-1982

Ј 1970

2400

8100

38900

1.4

0.3

0.07

3300

2400

2600

 

ДОЗЫ ОБЛУЧЕНИЯ НА ВСЕ ТЕЛО

 

Общие дозы, полученные всем телом, у эвакуированных в основном объяснялись внешним облучением за счет осевшего теллурия-132/йода-132, цезия-134 и цезия-137, а также радиоизотопов с коротким периодом распада, находящихся в воздухе. Замеры доз гамма-радиации в воздухе выполнялись ежечасно примерно на 30 объектах в Припяти и ежедневно в 80 точках по 30-километровой зоне. На основе этих измерений, а, также учитывая ответы на вопросы в анкетах, были реконструированы общие дозы, полученные всем телом, у 90 тыс. лиц, эвакуированных из украинской части 30-километровой зоны (Li94). Широкий круг лиц получил оценочные дозы, в среднем составляющие 15 миллизивертов. Общая доза, по оценкам, составила 1300 человеко/зивертов. 24 тыс.человек, эвакуированных в Беларусь, могли получить несколько более высокие дозы, так как превалирующие ветра первоначально дули в северном направлении.

 

 

ЛЮДИ, ПРОЖИВАЮЩИЕ В РАДИОАКТИВНО ЗАГРЯЗНЕННЫХ РАЙОНАХ

ДОЗЫ ОБЛУЧЕНИЯ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Основной источник информации для восстановления полученных доз составили обширные данные по замерам уровней йода в щитовидных железах. На Украине в мае/июне 1986 года было произведено 150 тыс. таких измерений. В Беларуси несколько сотен тысяч измерений и в Российской Федерации – более 60 тыс. измерений. Некоторые из таких измерений выполнялись при помощи неадекватного оборудования, а условиях проведения замеров не способствовали получению точной информации, пригодной для последующего восстановления полученных доз.

 

 

 

Большой разброс в полученных индивидуальных дозах делает оценки распределения доз сложным процессом, и существующие сейчас оценки доз по-прежнему вызывают значительную неуверенность, особенно в районах, где было проведено лишь несколько замеров уровней доз, полученных щитовидной железой. Дети в Гомельской области (регионе) в Беларуси получили наибольшие дозы. Одна из оценок (Ri94) распределения доз среди таких детей показана в таблице 4. Во всей Беларуси общая доза, полученная щитовидной железой у детей (от 0 до 14 лет) во время аварии, по оценкам, составляет около 170 тыс. человеко/зивертов (Ri94). В восьми наиболее загрязненных районах Украины, где проводились измерения дозы, полученной щитовидной железой, общая доза в этой возрастной категории составила примерно 60 тыс. человеко/зивертов, а по всему населению примерно 200 тыс.человеко/зивертов (Li93). В Российской Федерации общая доза всего населения составила примерно 100 тыс. человеко/зивертов (Zv93).

 

Таблица 4.

 

 

Распределение доз облучения щитовидной железы у детей (0–7 лет) в Гомельской области Беларуси (Ba94)

Дозы облучения щитовидной железы (зиверты)

Число детей

Общая доза облучения (человеко/зиверты)

0-0.3

15100

2300

0.3-2

13900

11500

2-10

3100

13700

10-40

300

4700

 

Оценка ответов на вопросы в анкетах о потреблении продуктов питания за период май – июнь 1986 года и замеры загрязнения продуктов показывают присутствие йода-131 в молоке, что явилось основным фактором доз, полученных щитовидной железой у населения, проживающего в загрязненных районах. Однако индивидуальные случаи потребления свежих овощей в значительной степени способствовали увеличению таких доз.

 

 

ДОЗЫ ОБЛУЧЕНИЯ ВСЕГО ТЕЛА

 

В том, что касается общих доз для населения загрязненных территорий, то причина их получения была двоякой: облучение внешними источниками радиации из осевших радиоизотопов (Iv95) и попадание радиоактивного цезия в организм в продуктах питания.

Внешняя доза полученной радиации была непосредственно связана с активностью радиоактивных изотопов на единицу площади, и эта величина подвергается воздействию уровней доз гамма-излучений в атмосфере рядом с местом нахождения или работы. Работающие в лесах люди и другие лица, проживающие в домах с деревянным каркасом, получили наиболее высокие дозы.

Большая часть территорий, подвергшихся более серьезному загрязнению, представляет собой сельские местности, за счет которых производится основная доля местных продуктов питания. В этой связи фактором внутреннего радиационного облучения является цезий, попавший в растения из земли. В некоторых регионах попадание цезия из земли в растения было исключительно высоким, например в районе Ровно на Украине, где даже умеренное загрязнение почвы приводило к высоким дозам радиации. По убывающий шкале фактора попадания цезия в растения далее можно перечислить регионы с торфяными почвами, песчаными подзолистыми почвами (кислотная неплодородная почва в лесах), глинистые подзолистые почвы и чернозем, представляющий собой плодородную черную почву.

 

В течение первых лет после аварии дозы от радиоактивного цезия объяснялись практически повсеместно потреблением местного молока (Ho94). Однако впоследствии грибы стали также играть важную роль во многих населенных пунктах, обеспечивая еще один источник облучения цезием по двум причинам. Во-первых, со временем загрязнение радиоактивностью молока сократилось, в то время как загрязнение радиоактивностью грибов продолжало оставаться относительно постоянным. Во-вторых, ввиду ухудшения в социальных условиях в трех республиках люди вновь стали собирать больше грибов, чем они делали это в течение первых нескольких лет после аварии.

В таблице 5 дается обзор недавно подсчитанных общих доз, полученных людьми, проживающими в районами с высокой степенью радиоактивного загрязнения. В среднем внешнее радиационное облучение было основным фактором в общем, радиационном загрязнении населения (Er94). Однако наиболее высокие дозы, полученные индивидуально, проистекали из потребления продуктов питания с самой высокой степенью активности перемещения радиоизотопов из одной среды в другую.

 

Таблица 5.

 

 

Распределение внешней и общей доз в 1986 – 1989 гг. среди населения загрязненных радиоактивностью районов (активность цезия-137 на единицу площади >555 kBq/m2) (Ba94)

Дозы облучения всего тела (миллизиверты)

Внешнее облучение

Общее облучение

Число лиц

Коллективная доза (человеко-зиверты)

Число лиц

Коллективная доза (человеко-зиверты)

132000

1700

88000

1200

20-50

111000

3500

132000

4200

50-100

24000

1600

44000

3000

100-150

2800

330

6900

820

150-200

530

88

1500

250

>200

120

28

570

160

Всего

270000

7300

273000

9700

 

НАСЕЛЕНИЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ТЕРРИТОРИИБЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

 

Хотя выброс радиоактивных материалов, произошедших во время чернобыльской аварии в основном затронул население Беларуси, России и Украины, высвобожденные радиоактивные материалы подверглись дальнейшей дисперсии по атмосфере, а летучие радиоизотопы, представляющие наибольшую опасность (йод-131 и цезий-137) были обнаружены во многих странах Северного полушария, однако дозы, полученные населением в большинстве таких территорий были значительно меньше, чем на загрязненных радиоактивностью территориях бывшего Советского Союза; это объяснялось уровнями осаждения цезия-137, которые были выше на территориях, где прошло радиоактивное облако, и особенно в тех местах, где его прохождение совпало с осадками. Однако, в целом говоря, за исключением некоторых известных случаев, дозы радиоактивного загрязнения сокращались по мере отдаления от реактора (NE87).

В течение первых нескольких недель йод-131 был основным источником получаемых доз за счет потребления молока (Ma91). Дозы, полученные щитовидной железой детей, в целом варьировались от 1 до 20 миллизивертов в Европе, от 0,1 до 5 миллизивертов в Азии и составили примерно 0,1 миллизиверта в Северной Америке. Дозы для щитовидной железы взрослого населения были примерно в пять раз меньше (UN88) .

Позже цезий-134 и цезий-137 стали основными источниками большинства получаемых доз либо за счет внешнего, либо за счет внутреннего облучения (Ma89). Общие дозы, полученные всем телом за первый год после аварии, в основном варьировались от 0,05 до 0,5 миллизиверта в Европе, от 0,005 до 0,1 миллизиверта в Азии и составили порядка 0,001 миллизиверта в Северной Америке. Общая доза накопления для всего тела должна быть в три раза больше, чем дозы, полученные за первый год (UN88).

Подводя краткие итоги, можно отметить, что в результате чернобыльской аварии большое количество людей получили значительные дозы радиоактивного излучения:

      • Ликвидаторы – сотни тысяч рабочих, численность которых, по оценкам, составляет до 800 тыс., участвовали в операциях по очистке территории от загрязнения. Наибольшую дозу, составляющую несколько греев, получили рабочие, которые участвовали в операциях сразу же после начала аварии, и ученые, которые выполняли спецзадания в саркофаге. Средняя доза, полученная ликвидаторами, по сообщениям, составляла между 170 миллизивертов в 1986 г. и 15 миллизивертами в 1989 г.
      • Эвакуированные лица – в течение первых нескольких недель после аварии было эвакуировано более 100 тыс. человек. Эвакуированные лица подверглись внешнему облучению за счет вдыхания радиоактивных изотопов, особенно йода-131, а также за счет внешнего облучения радиоактивностью из выброса и частиц, осевших на землю. Дозы, полученные щитовидной железой, по подсчетам, в среднем составили около 1 зиверта у маленький детей до трех лет и около 70 миллизивертов у взрослого населения. Общие дозы, полученные всем телом за счет внешнего облучения до начала эвакуации из украинской части 30-километровой зоны, свидетельствуют о большой вариативности, в среднем составляя 15 миллизивевертов.
    • Люди, проживающие на загрязненных территориях бывшего Советского Союза – Примерно 270 тыс. человек проживает на загрязненных территориях, где уровни осаждения цезия-137 превышают 555 kBq/m2. Дозы щитовидной железы, объясняемые в основном потреблением коровьего молока, загрязненного йодом-131, были получены в ходе первых нескольких недель после аварии; дети в Гомельском районе Беларуси получили, как это представляется, наибольшую дозу загрязнения щитовидной железы, которая варьируется от незначительных уровней вплоть до 40 зивертов и средней дозы, близкой к одному зиверту в отношении детей в возрасте от 0 до 7 лет. В связи с мерами контроля за продуктами питания на этих территориях большинство радиоактивного загрязнения начиная с лета 1986 года объясняется внешним облучением радиоактивным це-зием-131, осевшим на землю. Дозы, полученные всем телом за 1986-1989 гг., оцениваются в диапазоне от 5 до 250 миллизивертов со средним уровнем в 40 миллизивертов. На территориях, где отсутствовал контроль за продуктами питания, имеются районы, такие как район Ровно на Украине, где переход радиоактивного цезия-137 из почвы в растения был весьма высоким, что привело к более высоким уровням внутреннего загрязнения по сравнению с внешним.
      • Население за пределами территории бывшего Советского Союза – Радиоактивные материалы летучего характера (такие как йод и цезий), которые были выброшены в атмосферу в ходе аварии, распространились по всему северному полушарию. Дозы, полученные населением за пределами территории бывшего Советского союза, были относительно небольшими, свидетельствуют о большом разбросе таких доз от страны к стране в зависимости в основном от того, выпадали ли дождевые осадки в ходе прохождения радиоактивного облака.

 

 

 

 

 

ГЛАВА V

ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЗДОРОВЬЕ

По мере того как ионизирующая радиация проходит через тело человека, она вступает во взаимодействие с тканями, передающими энергию клеткам и другим составляющим путем ионизации их атомов. Этот феномен широко изучался на примере критически важного генетического материала, ДНК, который контролирует функции клеток. Если повреждение ДНК незначительно и степень нанесения повреждения не была резкой – иначе говоря, при низких уровнях облучения – клетка может оказаться способной восстановить полученные повреждения. Если нанесенные повреждения не подлежат восстановлению и являются достаточно серьезными для того, чтобы помешать клеточным функциям, клетки могут либо немедленно отмирать, либо погибать после неоднократного деления.

При низких дозах отмирание клеток может сопровождаться действием нормальных механизмов, регулирующих клеточную регенерацию. Однако при высоких дозах облучения восстановление и регенерация клеток могут стать недостаточными, что приводит к гибели большого количества клеток, вызывая затрудненное функционирование органов. Такая быстрая невозобновляемая гибель клеток организма при полученных высоких дозах радиации ведет к ранним пагубным видам воздействия радиоактивного облучения, проявляющимся через несколько дней или недель после облучения, и такие последствия получили название "детерминистических". Подобные детерминистические последствия могут угрожать жизни человека в краткосрочном плане, если полученная доза была достаточно высокой, и именно такие последствия объясняют большую часть смертей, постигших облученных людей сразу же после чернобыльской аварии.

Более низкие дозы и степень их получения не вызывают такие острые ранние последствия в связи с наличием механизмов, обеспечивающих восстановление клеток, которые способны компенсировать нанесенный ущерб. Однако такая восстановительная деятельность бывает неполной или дефективной, а в этом случае клетка может мутировать и превратиться в канцерогенную, что либо происходит через много лет в будущем, либо трансформация клетки приводит к наследственным дефектам в долгосрочном плане. Такие поздние проявляющиеся последствия, как возникновение раковых опухолей и наследственные эффекты, известны под названием "стохастических". Такие последствия объясняются тем, что их частота, но не тяжесть проявления, зависят от полученной дозы. Кроме того, стохастические последствия не могут быть конкретно отнесены за счет полученной дозы радиоактивного облучения, и в этой связи не могут быть увязаны с какой-то конкретной полученной дозой.

По этой причине последствия низких доз облучения человеческого организма определить невозможно, и в этой связи прогнозы, позволяющие определить отдаленные медицинские последствия облучения низкими дозами ионизирующей радиации, должны экстраполироваться на основе выясненного воздействия высоких доз такой радиации. Было высказано предположение, что ни одна доза ионизирующей радиации не проходит без потенциального вреда и что частота стохастических последствий при низких дозах облучения пропорциональна частоте стохастических последствий при высоких дозах. Такое осторожное предположение было призвано оказать содействие при планировании норм радиационной защиты, когда рассматривались возможные виды практики борьбы с последствиями облучения ионизирующей радиацией. Международный комитет по радиационной защите оценивает риск смертельного ракового заболевания для общего населения начиная с дозы, полученной всем телом человека, на уровне 5% на один зиверт радиации (IC90).

Медицинские последствия чернобыльской аварии могут быть классифицированы по категории острых медицинских заболеваний ("детерминистические последствия") и медицинских последствий, проявляющихся позже ("стохастические последствия"); однако помимо этого следует помнить о психологическом воздействии, которое также может повлиять на здоровье человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОСТРЫЕ МЕДИЦИНСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Тяжелые детерминистические медицинские последствия проявились у сотрудников атомной электростанции или тех лиц, которые были привезены на территорию станции для борьбы с пожарами и для проведения первых операций по очистке территории.

 

 

Авария привела к немедленной гибели двух человек: один человек погиб в результате взрыва, а другой умер в результате коронарного тромболиза. Третий пострадавший умер рано утром в день аварии от тепловых ожогов. Еще 28 человек умерли впоследствии в центрах по оказанию помощи, что в целом привело к 31 смертельному исходу за первую неделю после аварии (UN88).

Все лица, у которых были найдены симптомы загрязнения в результате аварии, были помещены в больницы. Из общего числа в 499 человек, которые были госпитализированы для осмотра, у 237 были первоначально диагностирован острый радиационный синдром, и большинство из этих людей подверглись госпитализации в течение первых 24 часов. Степень тяжести и быстрота появления их симптомов зависели от полученной дозы. Первоначальные ранние показатели и симптомы радиационной болезни от полученных высоких доз, включали диарею, рвоту, жар и эритему. В течение первых 24 часов более 200 пациентов было помещено в региональные госпитали и специализированные центры. Пациенты подразделялись на четыре категории радиационной болезни в зависимости от ее тяжести, определяемой по симптомам, признакам и оценкам полученных доз. Дифференциальное содержание белых кровяных клеток свидетельствовало о сокращении циркуляции в лимфоцитах (лимфоцитопения), что было первоначальным свидетельством о серьезности облучения и проявлялось в течение первых 24 – 36 часов, у пациентов, получивших наибольшую дозу.

 

Среди представителей простого населения высоких доз облучения всего тела, которые бы вызвала острый радиационный синдром, не наблюдалось (IA86). Это было подтверждено в Беларуси, где в период между маем и июнем 1986 года обследованию было подвергнуто 11600 человек, в результате чего не было обнаружено ни одного случая острого радиационного заболевания.

В группе, которая подверглась наибольшему облучению (6 – 16 грей), первой реакцией обычно была тошнота, которая начиналась через 15 – 30 минут после облучения. Эти пациенты были безнадежно больны; жар и отравление, а также диарея и рвота были наиболее очевидными симптомами. Серьезно поврежденной оказалась слизистая оболочка за счет распухания, высыхания и образования язв, что делало процесс дыхания и глотания чрезвычайно болезненным и трудным. Крупные ожоги, вызываемые как температурным фактором, так и бета-радиацией, часто усугубляли болезнь. В течение первых двух недель количество белых клеток и тромбоцитов в крови резко падало, что свидетельствовало о чрезвычайно высокой дозе радиации, подорвавшей процесс образования кровяных клеток в костном мозге, делало практически невозможным для пациентов бороться с инфекцией или сохранить естественную сворачиваемость крови. Практические все пациенты получившие столь высокие дозы погибли (20 из 21), несмотря на обеспеченный интенсивный специализированный медицинский уход.

При более низких дозах облучения симптомы, проявления болезни и лабораторные анализы оказались более благоприятными. Рвота начиналась позже, количество тромбоцитов и белых клеток в крови не падало так быстро, а лихорадка и токсинемия были не столь ярко выраженными. Основным осложняющим фактором в этом случае были кожные ожоги от бета-радиации, особенно мешавшие лечению слизистой оболочки, однако при меньших дозах облучения процесс выживания людей был, очевидно, облегчен, и в группе с облучением менее 1 – 2 греев, не было отмечено гибели пациентов на раннем периоде заболевания (Таблица 6).

 

Таблица 6.

Влияние радиоактивного загрязнения на пациентов, госпитализированных с острой лучевой болезнью

 

 

 

 

 

Число пациентов

Предполагаемая доза (греи)

Смерти

21

6-16

20

21

4-6

7

55

2-4

1

140

меньше 2

0

Всего 237

 

28

 

Существует широкий круг медицинских видов лечения, которые можно попытаться применить для смягчения острого радиационного синдрома. Все такие процедуры использовались при лечении госпитализированных пациентов с различной степенью успеха. Лечение, применяемое в больницах после аварии, включало терапию, предусматривающую замену компонентов крови, замену жидкостей и электролитов; антибиотики; противогрибковые агенты, интенсивную терапию, а также пересадку костного мозга.

Лечение синдрома сокращения функций костного мозга, с которым пришлось столкнуться после аварии, носило в основном вспомогательный характер. Предпринимались специальные гигиенические меры; одежда пациентов подлежала замене, по крайней мере, дважды в день; использовались асептические методы. Пациенты, получившие дозы, превышающие 2 грея, принимали противогрибковые средства, начиная со второй недели. Применялись также антибиотики и гаммаглобулин.

У 13 пациентов была предпринята попытка провести пересадку костного мозга. Такое решение было принято после того, как их костный мозг подвергся необратимому поражению после получения доз, превышающих 4 грея. Из таких пациентов выжило только двое. Причем у некоторых из них пересаженный костный мозг не прижился, а у других он прижился лишь на короткое время. Было сделано заключение, что даже после получения крайне высоких доз радиации костный мозг может и не подвергнуться полному разрушению, и это позволяет ему восстановить, по крайней мере, некоторые свои функции на более позднем этапе. Именно такое восстановление своего собственного костного мозга может привести к более позднему отторжению пересаженного костного мозга, в рамках чего своя ткань борется с чужой. Врачи, отвечающие за лечение жертв аварии, пришли к заключению о том, что в лечении пересадка костного мозга должна играть очень ограниченную роль.

Ожоги, полученные за счет температуры и за счет бета-радиации, лечились при помощи хирургического иссечения более нежизнеспособной ткани, в то время как любая потеря жидкости или электролита компенсировалась за счета организации парентерального питания для лечения желудочно-кишечного синдрома, которые представляет собой характерную черту острой радиационной болезни. Ротоглоточный синдром, поражение слизистой оболочки, отеки и отсутствие смазки слизистой оболочки, вызванные радиационным поражением слизистой оболочки рта и гортани, оказались исключительно сложными, с точки зрения лечения, и серьезно затрудняли глотательные и дыхательные функции у пациентов.

Организационные аспекты, связанные с лечением большого количества крайне больных пациентов, также вызвали серьезные проблемы. Уход, предусматривающий интенсивную терапию и контроль, должен был обеспечиваться в небольших помещениях. Личный медицинский состав следовало научить новым видам ухода за пациентами и обращению с ними и, кроме того, приходилось изучать большое количество диагностических анализов. До начала эффективного осуществления любой программы лечения необходимо было определить материально-технические потребности медицинской деятельности.

 

 

 

 

 

 

 

ПОЗДНИЕ МЕДИЦИНСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

 

К настоящему моменту уже опубликовано много сообщений о повышении частоты некоторых заболеваний в результате чернобыльской аварии. В соответствии с имеющимися сейчас данными, авария действительно привела к увеличению частоты случаев рака щитовидной железы. Тем не менее, у этой катастрофы были также негативные психологические последствия. В том, что касается других заболеваний, научное сообщество не сумело установить связь между заболеваемостью и последствиями ионизирующей радиации. Однако для дальнейшего изучения этого вопроса проводились и проводятся крупные исследовательские проекты. Например, ВОЗ (WH95) создала международную программу по медицинским последствиям чернобыльской аварии (IРНЕСА). Первоначально внимание в этой программе было сосредоточено на экспериментальных проектах, связанных с лейкемией, заболеваниями щитовидной железы, гигиеной полости рта в Беларуси, внутриутробным повреждением головного мозга и разработке эпидемиологических регистров. Экспериментальный этап этой программы подошел к концу в 1994 году, и в свете сделанных выводов в настоящее время осуществляются усилия по разработке долгосрочных постоянных программ, связанных с заболеваниями щитовидной железы, заболеваниями рабочих, участвовавших в ликвидации последствий аварии, восстановлением уровней полученных доз и разработкой руководящих норм для общественности в случае возникновения подобных инцидентов. Ожидается, что эти новые проекты позволят получить новые знания о любых будущих медицинских последствиях для здоровья людей.

В Европе в результате этой аварии, по оценкам (An88), общее число раковых заболеваний при жизни может вырасти примерно на 0,01% по сравнению с обычной заболеваемостью. В соответствии с еще одной оценкой, рост частоты раковых заболеваний в северном полушарии может составить 0,004%, причем этот более низкий процент, по-видимому, объясняется включением всего населения северного полушария (Pa89). Такого рода предсказания удивительно похожи друг на друга, что обосновывает точку зрения, в соответствии с которой средние дозы, полученные населением северного полушария, были настолько низкими, что случаи раковой заболеваемости населения этого полушария могут возрасти по сравнению с обычными только на мельчайшие доли процента (Pe88, Re87). В крупных частях северного полушария, таких как Северная Америка (Hu88, Br88), Азия и Сибирь, загрязнение не было значительным, и в этой связи полученные дозы не приводили к пагубным последствиям. Поэтому в следующих разделах упор будет сделан на проявляющихся позже медицинских последствиях для населения загрязненных территорий бывшего Советского Союза.

В рамках международных аспектов чернобыльского проекта, который был организован МАГАТЭ (IA91), во второй половине 1990 года были предприняты попытки на местах провести обследование постоянно проживающего в сельских местностях населения, где загрязнение поверхности почвы цезием превысило 555 kBq/m2, а также контрольных населенных пунктов от 2000 до 50000 человек с использованием возрастных когорт. Медицинская группа, работающая в рамках чернобыльского проекта выбрала семь поселений, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и шесть контрольных населенных пунктов. В связи с тем, что все население обследовать возможным не представлялось, из различных возрастных групп были взяты представительные образцы. В целом в обследовании участвовало 1356 человек, а задача состояла в том, чтобы обследовать примерно 250 человек от каждого крупного населенного пункта. Три группы медицинских сотрудников провели по две недели каждая, проводя медицинские обследования для выработки информации, необходимой для проведения оценки.

Медицинские обследования были достаточно полными и в результате последних оказалось возможным придти к заключению об отсутствии каких-либо медицинских аномалий, которые можно было бы отнести за счет радиационного облучения. В то же самое время были выявлены не связанные с радиацией серьезные проблемы со здоровьем, которые оказались аналогичными как в загрязненных населенных пунктах, так и в контрольных. Дело в том, что чернобыльская авария имела существенное отрицательное психологическое воздействие, которое было усугублено социально-экономическими и политическими переменами, происходящими на территории бывшего Советского Союза. Официальные данные, переданные медицинским группам, были неполными и вызывали трудности в оценке, а также оказались недостаточно детальными, для того чтобы либо исключить, либо подтвердить возможность увеличения частоты некоторых видов опухолей. В том что касается этой проблемы, в 1991 году было высказано предположение, что частота случаев рака на Украине не свидетельствует о большом увеличении этого заболевания даже в наиболее загрязненных районах (Pr91).

Доклад Международного чернобыльского проекта (IA91) позволил предположить, что высокие дозы, полученные щитовидной железой некоторых детей, позволяют считать, что в будущем может наблюдаться заметное, со статистической точки зрения, увеличение в частоте опухолей щитовидной железы. В своих заключениях группа, осуществляющая чернобыльский проект, пришла к выводу, что на основе доз радиации, рассмотренных группой, и с учетом ныне принятых норм радиоактивного загрязнения будущее увеличение наблюдаемой частоты раковых заболеваний или врожденных дефектов будет невелико, если их вообще невозможно распознать даже при проведении весьма крупномасштабных и хорошо спланированных долгосрочных эпидемиологических исследований. Однако необходимо помнить, что этот медицинский обзор состоялся через четыре года после аварии, т.е. до того, как можно было ожидать какое-либо увеличение в частоте раковых заболеваний, и он отражает состояние здоровья людей, которые были обследованы в течение нескольких месяцев в 1990 году. Кроме того, численность когорт обследуемых также подвергалась критике как недостаточно представительная.

Тем не менее, общепринятые нормы оценки доз радиоактивного загрязнения показывают, что за исключением заболеваний щитовидной железы наврядли вероятно, что радиоактивное загрязнение приведет к распознаваемым последствиям радиоактивного загрязнения среди обычного населения. В целом высказывались многочисленные предположения будущего воздействия аварии на здоровье населения, однако, все из вышеуказанных, за исключением связанных со щитовидной железой, свидетельствуют о том, что общие последствия будут незначительными, если сравнивать их с естественной частотой рассматриваемых заболеваний, и в этой связи не могут считаться распознаваемыми (An88, Be87, Hu87, Mo87, De87, Be87).

 

РАК ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

 

С самого начала развития событий, связанных с чернобыльской аварией, стало очевидным, что радиоактивный йод является источником значительного загрязнения щитовидной железы (Il90). Это было особенно справедливо в отношении детей, и после аварии советские организации предприняли все возможные попытки, для того чтобы свести дозы к минимуму, и, по мере возможности, зарегистрировать дозы, полученные щитовидной железой. Результаты этих измерений и оценки, направленные на восстановление полученной дозы, показывали, что некоторые группы населения получили высокие дозы облучения щитовидной железы и что увеличение заболеваемости щитовидной железы, включая раковые, опухоли представляли собой весьма реальную возможность в будущем. Это было особенно справедливо, особенно в том, что касается детей в загрязненных радиоактивностью районах Беларуси, северной части Украины, а также Брянского и Калужского районов Российской Федерации. Вышеуказанные дозы, полученные щитовидной железой, не могли не иметь последствий, и уже в 1986 году эксперты из Советского союза предсказали, что щитовидная железа станет целевым органом радиоактивного поражения, особенно в том, что касается повышения частоты как доброкачественных, так и злокачественных опухолей.

Из предыдущих исследований, которые в основном были связаны с внешним радиоактивным облучением щитовидной железы, было уже известно, что увеличение опухолевой заболеваемости щитовидной железы обычно проявлялось через 6 – 8 лет после облучения, причем период возможной заболеваемости продолжается более 20 лет, особенно в том, что касается детей. Тогда не ожидалось, что медицинские аномалии щитовидной железы станут распознаваемыми уже через 4 года после аварии. В то время существовал общепринятый постулат, состоящий в том, что внутреннее облучение щитовидной железы радиоактивным йодом является менее канцерогенным, чем внешнее. Считалось, что за последующие 30 лет частота рака щитовидной железы у детей в возрасте от 0 до 14 лет может увеличиться примерно на 5%, а у взрослых – примерно на 0,9%. Как это будет показано впоследствии, значительное увеличение частоты заболеваний было уже замечено в районах, подвергшихся более серьезному радиоактивному загрязнению. Были предприняты целенаправленные попытки дать оценку полученным дозам, зарегистрировать данные, начать медицинские обследования и осуществлять мониторинг групп населения, которые были признаны как находящиеся в наиболее опасной ситуации.

На Украине специальные группы дозиметристов провели более 150 тыс. обследований, предоставив реалистическую оценку общей дозы щитовидной железы на уровне 64 тыс. человеко-зивертов, что позволило предсказать появление 300 дополнительных случаев рака щитовидной железы (Li93a). В загрязненных районах России, в частности, в Брянске, Туле и Орле, было высказано предположение, что появится 349 дополнительных случаев рака щитовидной железы на 4,3 млн. человек (Zv93). Это от 3 до 6% выше по сравнению со спонтанной нормой.

Программа мониторинга состояния заболеваний щитовидной железы для детей, подвергшихся радиоактивному облучению в Беларуси, была начата в Минске в мае/июне 1986 года. Наиболее высокие дозы были получены эвакуированными жителями Хойниковского района Гомельской области. В ходе вышеуказанного исследования было отмечено, что случаи рака щитовидной железы у детей увеличиваются в некоторых районах. В том что касается Беларуси в целом (WH90, Ka92, Wi94), начиная с 1990 года наблюдалось прогрессивно возрастающая тенденция увеличения числа детских случаев рака щитовидной железы (Pa94). Также отмечалось, что это увеличение ограничивается районами в Гомельской и Брестской областях, причем каких-либо серьезных увеличении не было отмечено в районах Могилева, Минска или Витебска, где, по оценкам, уровни радиоактивного загрязнения йодом были более низкими. Более 50% всех случаев относится к Гомельской области.

За 8 лет до 1986 года единственные пять случаев рака щитовидной железы были зарегистрированы в Минске, который является основным белорусским центром диагностики и лечения раковых заболеваний щитовидной железы у детей (De94). С 1986 по 1989 гг. ежегодно в Минске регистрировалось от 2 до 6 случаев рака щитовидной железы. В 1990 году это число резко возросло до 29, затем до 55 в 1991 году, затем до 67 в 1992 году. К концу 1994 года общее число такого заболевания в Беларуси стало составлять более 300. Около 50% ранних раковых заболеваний щитовидной железы (1992) проявились у детей, которым было от одного до четырех лет во время аварии.

Гистология этих раковых заболеваний свидетельствует, что это в основном папиллярные карциноматы (Ri94), причем все они были особенно агрессивными со значительной местной инвазивностью и отдаленными метастазами, обычно образующимися в легких. Такие факторы сделали лечение заболевших детей менее успешным, чем ожидалось, независимо от того, проходило ли лечение в Минске или же в специализированных европейских центрах. В целом у примерно 150 тыс. детей в Беларуси оказались завышенными данные анализов щитовидной железы, сделанные после аварии. Другая информация, поступившая из Украины и Беларуси, свидетельствует об аналогичном, хотя и не столь ярко выраженном увеличении частоты случаев рака щитовидной железы у детей, начиная с 1987 года.

Увеличение случаев таких заболеваний в Беларуси было подтверждено в заключительном докладе Совета экспертов ЕС (EC93), который созывался в 1992 году для изучения этого явления. В 1992 году частота случаев раковых заболеваний щитовидной железы у детей в Беларуси в целом оценивалась на уровне 2,77 на 100 тыс. человек, в то время как в Гомельской и Брестской областях этот же уровень составлял 8,8 и 4,76, соответственно. Увеличение частоты таких заболеваний не ограничивалось только детьми, так как большое число случаев заболеваемости взрослых было зарегистрировано в Беларуси и на Украине (WH94).

Сравнивать данные, приводимые организациями по здравоохранению бывшего Советского Союза, и предыдущие статистические данные о частоте заболеваемости довольно сложно в связи с тем, что существовавшая ранее система сбора информации не была достаточно эффективной. Однако в Беларуси все случаи раковых заболеваний щитовидной железы у детей, начиная с 1986 года, были подтверждены международным гистологическим обзором, а в связи с тем, что в ходе этого обзора использовались более жесткие критерии сбора данных, этим сообщениям можно доверять в смысле достоверности и полноты. В вышеуказанном докладе ЕС (EC93) была предпринята попытка дать обзор оценкам частоты таких заболеваний. Эксперты Европейского сообщества, подтвердили, что частота случаев раковых заболеваний щитовидной железы у детей (от 0 до 14 лет) до чернобыльской аварии в Беларуси (от 0 до 0.14/100000 у) была аналогичной тому, что сообщается в регистрах по раковым заболеваниям. Это показывает, что сбор данных в Беларуси был вполне адекватным. Эксперты показали, как подскочил уровень до 2.25/100000/у в 1991 году, увеличившись в 20 раз.

Когда появились первые сообщения о таком увеличении, было довольно быстро выяснено (Be92), что любая программа медицинских обследований, вне всякого сомнения, докажет более высокую частоту заболеваемости, т.к., по всей видимости, позволит выявить скрытые случаи и неправильно поставленные диагнозы. Хотя это и может объяснить в определенной степени обнаруженные более высокие уровни заболеваемости (Ro92), навряд ли это может рассматриваться в качестве единственной причины, т.к. зарегистрированный рост является весьма значительным и многие из обследованных детей имели не только скрытые формы болезни, но также и ее клинические признаки, свидетельствующие о заболевании щитовидной железы и/или метастатическом заболевании. По сути дела, только в одной Беларуси (WH95) 12% раковых заболеваний щитовидной железы у детей были обнаружены методом ультразвукового просвечивания. В дополнение к этому последующие обследования срезов щитовидной железы после вскрытия в Беларуси подтвердили, что число скрытых раковых заболеваний щитовидной железы соответствуют результатам других исследований (Fu93), не подтверждая агрессивные характеристики ракового заболевания, которые были обнаруженные у детей при жизни (Fu92).

Последние опубликованные данные по частоте раковых заболеваний щитовидной железы у детей (St95) свидетельствуют об очевидном росте, что можно увидеть в таблице 7. Во время написания этой статьи трое детей, данные о которых приводятся в таблице, умерли в результате заболевания.

 

Таблица 7.

 

 

Число случаев заболевания раком щитовидной железы у детей и частота таких случаев на миллион человек (St95)

Район

1981-1985

1986-1990

1991-1994

№.

Количество случаев (на миллион)

№.

Количество случаев (на миллион)

№.

Количество случаев (на миллион)

Белоруссия

3

0.3

47

4

286

30.6

Гомель

1

0.5

21

10.5

143

96.4

Украина

25

0.5

60

1.1

149

3.4

Пять северных районов

1

0.1

21

2

97

11.5

Россия

 

 

 

 

 

 

Брянский и Калужский районы

0

0

3

1.2

20

10

 

Таким образом, можно придти к заключению о том, что налицо реальный, значительный рост частоты раковых заболеваний щитовидной железы у детей в Беларуси и на Украине, что, очевидно, связано с Чернобыльской аварией. Об этом свидетельствуют их некоторые характеристики, которые несколько отличаются от заболеваний, проявляющихся с естественной частотой. Определенные различия также прослеживаются и в рамках временного и географического распределения заболеваемости.

 

В том что касается других заболеваний щитовидной железы, то результаты ультразвуковых обследований в России не свидетельствуют о каком-либо расхождении в процентном соотношении частоты проявления таких заболеваний, как киста, узелковые утолщения или автоиммунный тироидид на загрязненных радиацией территориях по сравнению с обычными (Ts94). После аварии у детей на загрязненных территориях Украины наблюдалось зависящее до дозы переходное повышение серумтриоксина в крови, но без открытого клинического тиротоксикоза, причем уровень возвращался к обычному в течение от 12 до 18 месяцев (Ni94). Это явление было наиболее очевидным у маленьких детей. Такой факт не может рассматриваться в качестве пагубного медицинского последствия в связи с тем, что отклонение от нормы не было постоянным. Однако это может подсказывать возможность будущих заболеваний щитовидной железы, особенно если это связано с легким недостатком йода в питании населения, характерным для региона проживания, и это показывает необходимость осуществлять постоянный мониторинг таких групп населения.

Большинство оценок показывают, что общие медицинские последствия вышеуказанных заболеваний щитовидной железы являются исключительно незначительными и не подлежат распознаванию при проведении усреднения с учетом населения, которое могло потенциально пострадать в результате аварии. Такая точка зрения широко разделяется теми компетентными кругами, которые проводили изучение существующих угроз и рассмотрели потенциальные последствия аварии.

 

ДРУГИЕ ПОЗДНИЕ МЕДИЦИНСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

 

 

 

 

По сообщениям Российского национального медицинского дозиметрического регистра (РНМДР), известные случаи всех видов заболеваний выросли в период с 1989 и 1992 гг.(Iv94). Кроме того, сообщалось о повышении уровня злокачественных заболеваний, но это может объясняться как результатами более внимательных обследований так и/или радиационным облучением. Общий уровень смертности ликвидаторов от всех заболеваний в Российской Федерации вырос с 5% на 1000 в 1991 г. до 7% на 1000 в 1992 году. Общий уровень смертности от рака дыхательных путей, по сообщениям, значительно вырос между 1990 и 1991 гг., что справедливо также и для всех злокачественных опухолей, число которых увеличилось между 1991 и 1992 г. Неясно, какое влияние на вышеуказанные данные оказывало курение, и таким образом в рамках дальнейшего наблюдения еще предстоит установить значимость этих фактов, особенно в тех случаях, когда присутствуют четко распознаваемые региональные вариации в общем уровне смертности и где в целом среди общего населения Российской Федерации уровни смертности от легочного, грудного и желудочного рака возрастают.

В соответствии с дозиметрическими данными Российского национального медицинского дозиметрического регистра (Iv94), предсказываются дополнительные 670 случаев раковых заболеваний с летальным исходом для групп населения, подвергшихся облучению и зарегистрированных в вышеуказанном документе с пиком этого процесса примерно через 25 лет. Это составляет примерно 3,4% от ожидаемых летальных исходов при раковых заболеваниях, вызываемых другими причинами. Данные из других национальных регистров доз в публикуемой литературе не значатся.

Ввиду проблем, связанных с информацией, зарегистрированной в вышеуказанном регистре, в частности, связанной с оценками доз, влияния таких усугубляющих факторов, как курение, сложностей с последующим анализом, возможного увеличения некоторых заболеваний среди общего населения, а также короткого периода времени, прошедшего со времени аварии, в настоящее время не представляется возможным сделать какие-либо окончательные выводы относительно этих данных. Единственный вывод, который можно было бы сделать, состоит в том, что эти группы населения получили наибольшее радиоактивное облучение и что если последствия радиоактивного облучения и появятся, они будут замечены в рамках отдельных категорий лиц, зарегистрированных в этих документах, что потребует долгосрочных наблюдений за ними в будущем.

 

Предсказываемое увеличение генетических последствий для следующих двух поколений составило 0,015% от спонтанной нормы, а процентное превышение по цифрам, показывающим продолжительность жизни в отношении раковых заболеваний в результате проживания в зонах со строгими ограничениями составило 0,5% при условии, что не был превзойден предел накопленной жизненной дозы, составляющий 350 миллизивертов (Il90).

Частота случаев детской лейкемии не изменилась за десятилетие, прошедшие с чернобыльской аварии. На загрязненной (более чем 555 kBq/m2) территории трех государств (WH95) не наблюдалось серьезных наблюдений в уровнях лейкемии и сопряженных с ней болезней. Другие попытки, которые были предприняты в рамках эпидемиологических исследований, не сумели установить взаимосвязь между радиационным облучением в результате чернобыльской аварии и случаями лейкемии и другими отклонениями от нормы. Каких-либо эпидемиологических свидетельств, показывающих на увеличение детской лейкемии вокруг Чернобыля (Iv93), Швеции (Ri94) или в остальной части Европы (Pa92, Wi94) замечено не было. Однако было бы осмотрительным подождать с окончательным суждением по этому вопросу еще несколько лет.

 

 

ДРУГИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Различные доклады (Pa93, Sc93, Se95, St93, Ve93) были опубликованы по вопросу о частоте хромосомных отклонений среди людей, подвергшихся воздействию радиации, как в загрязненных районах, так и в Европе. Некоторые из них свидетельствуют о небольшом или нулевом росте, в то время как другие показывают, что было зарегистрировано увеличение таких случаев. Это может отражать широкую вариативность полученных доз радиации. Однако со временем проявляется и тенденция возвращения регрессии хромосомных аномалий к обычному уровню. Другие исследования показывают, что свидетельств, показывающих лимфоцитные хромосомные повреждения не имеется (Br92).

В одном исследовании, проведенном в Восточной Германии, не было обнаружено свидетельств хромосомных аномалий плода в период между маем и декабрем 1986 года. Хромосомные отклонения следует ожидать среди представителей любого населения, которое подверглось воздействию радиации, и их необходимо рассматривать как биологическое доказательство радиоактивного облучения, а не как одно из пагубных медицинских последствий.

 

Еще в одном исследовании, проведенном в Германии, высказывается предположение о существующей связи между синдромом Дауна (Трисомия-21) и Чернобыльской аварией. Однако это исследование было подвергнуто серьезной критике и не может быть оценено по достоинствам в связи с недостоверностью и противоречивостью (Sp91). Следует также отметить, что более глубокие исследования не подтвердили такие предположения (Li93). Еще одно исследование, проведенное в Финляндии (Ha92), не показало какой-либо взаимосвязи случаев Трисомии-21 с радиационным облучением в результате чернобыльской аварии.

Данные по аномалиям при рождении в Беларуси или на Украине не позволяют выявить какие-либо четкие тенденции (Li93, Bo94). В Норвегии было проведено два эпидемиологических исследования, в рамках которых был сделан вывод, что облучение радиацией от чернобыльской аварии не привело к каким-либо серьезным изменениям в частоте родовых аномалий (Ir91) и что какие-либо врожденные дефекты, связанные с облучением радиацией отсутствуют. В Австрии также не было обнаружено каких-либо значительных изменений в частоте врожденных дефектов и спонтанных уровней абортов (Ha92a).

Обзор, проведенный Международным агентством по исследованию раковых заболеваний (LARC), показал отсутствие последовательных доказательств пагубного физического воздействия чернобыльской аварии на конгенитальные или родовые аномалии. (Li93, EG88). Даже в наиболее загрязненных радиацией районах не удалось получить надежных данных, которые бы показали какую-либо существенную взаимосвязь полученных доз радиации и родовых или врожденных аномалий. Зарегистрированные же дозы показывают, что таковых в будущем ожидать не приходится.

Публиковались доклады, в которых высказывалось предположение, что облучение радиацией в результате аварии привело к изменению иммунных реакций. Хотя подавление иммунных реакций при получении общих доз радиации всем телом человека характерно и считается, что это неизбежный и пагубный фактор, вызываемый даже низкими дозами, получаемыми населением в целом, ожидается, что любые замеченные отклонения будут незначительными и будут исправлены естественным образом без каких-либо медицинских последствий. Эти незначительные изменения могут свидетельствовать о радиационном загрязнении, однако их неострый переходный характер навряд ли приведет к перманентному ущербу для иммунной системы. Иммунологические исследования, связанные с радиационным облучением, находятся лишь на первых этапах своего развития, однако такие исследования, как стимуляция производства иммуноглобулина лимфоцитами дают многообещающие результаты и в перспективе при их помощи можно давать оценки последствий доз меньше одного грея (De90).

 

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ

Тяжесть психологического воздействия чернобыльской аварии, как представляется, связана с растущим недоверием общественности к официальщине, политическим деятелям и правительству, особенно, когда речь идет об ядерной энергии. Скептическое отношение общественности к властным структурам усугубляется трудностями в понимании радиации и ее последствий, а также неспособности экспертов объяснить эти вопросы понятным образом. У людей зачастую возникает чувство, что невидимый, неясный, и опасный фактор радиации навязывается населению властями помимо его собственной воли, и это лишь усугубляет чувство недовольства.

Общественность также беспокоят и различные теории, которые предсказывают проблемы для нынешних и будущих потомков людей в результате существования концепций, в рамках которых их существующие или будущие потомки также могут пострадать в результате радиационного загрязнения. Вышеуказанное широко распространенное отношение общественности к таким проблемам не ограничивается одной страной, и именно оно явилось первоначальной реакцией общественности за пределами территории Советского Союза. Недоверие людей также возросло в связи с тем фактом, что, до аварии повсеместно сообщалось, что такая катастрофа произойти не может и вот неожиданно она происходит, и это вызывает, беспокойство и стресс в людях не только на загрязненных территориях, но также, хотя и в меньшей степени, во всем мире.

В то время как стресс и беспокойство нельзя рассматривать в качестве непосредственных пагубных физических медицинских последствий облучения, их влияние на здоровье людей, которые подверглись воздействию радиации или которые считают, что они могли подвергнуться такому воздействию, вполне может оказать значительное воздействие на население, столкнувшееся с радиационной проблемой. Несколько обзоров показали, что интенсивность беспокойства и стресса прямо связаны с наличием радиоактивного загрязнения. Кроме того, необходимо помнить, что стресс, вызванный аварией, явился дополнительным по отношению к тяжелым экономическим и социальным проблемам, вызванным распадом Советского Союза.

 

 

 

 

 

НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

На территории бывшего Советского Союза в игру вступили дополнительные факторы, оказавшие свое воздействие на общественную реакцию. Необходимо помнить, что авария произошла во время первоначального периода "гласности" и "перестройки". После практически 70 лет репрессий обычные люди в Советском Союзе начали открыто выражать все свое недовольство и разочарование, что ранее было невозможно. Недоверие и даже ненависть к центральному правительству и коммунистической системе впервые могли выражаться без страха за возможные репрессалии. В дополнение к этому в стране начали возрастать националистические тенденции. Чернобыльская авария явилась как бы символом всего того отрицательного, что было связано со старой системой – здесь имеются в виду такие факторы, как чрезмерная секретность, сокрытие информации и волюнтаристский авторитарный подход. Оппозиция Чернобылю стала символизировать не только антиядерные и антикоммунистические устремления людей, но также была связана и со вспышкой национализма.

 

 

Неверие официальным источникам было настолько серьезным, что не доверяли даже ученым из центральных правительственных структур, в большей степени прислушиваясь к местным "экспертам", которые зачастую мало что знали в области радиации и ее воздействия. Тогдашнее советское правительство быстро признало эту проблему и попыталось создать противодействие этой тенденции, пригласив иностранных экспертов посетить загрязненные территории, дать оценку проблемам, встретиться с местными специалистами и опубликовать свою точку зрения, высказывая ее на открытых заседаниях и по телевидению. Такие визиты, по-видимому, дали позитивный эффект, по крайней мере первоначально, уменьшив опасения общественности. В республиках, подвергшихся загрязнению, беспокойство и стресс превалировали в значительно большей степени, причем такая ситуация была характерна не только для наиболее загрязненных регионов (WH90a). Советские и другие исследователи (A189, Du94) провели ряд обзоров, которые показали, что беспокойство, вызванное аварией, распространилось значительно шире.

В ходе этого периода усугубляющим фактором стали серьезные экономические проблемы, которые способствовали социальным беспорядкам и укрепили оппозицию по отношению к официальной правительственной системе. В течение ряда лет после аварии антиядерные демонстрации стали обычным явлением в крупных городах в Беларуси (Гомель и Минск) и на Украине (Киев и Львов) (Co92). Пренебрежительное отношение некоторых советских ученых и правительственных чиновников, которые описывали реакцию общественности в качестве "радиофобии", ожесточило общественность еще в большей степени, т.к. под этим термином имелось в виду, что реакция людей является какого-то рода психическим заболеванием или чем-то иррациональным и ненормальным. Это послужило также удобной отговоркой на все случаи, предполагающей, что общественность каким-то образом сама виновата и что власти не в состоянии что-либо сделать с такого рода проявлениями.

Беспокойство людей о своем собственном здоровье может превзойти только их беспокойство за здоровье детей и внуков. Крупные и мелкие медицинские проблемы зачастую относят на счет радиации, независимо от их происхождения, поэтому воздействие аварии на ежедневную жизнь людей лишь усугубило такой подход. Целые коллективы людей либо сталкиваются, либо уже столкнулись с необходимостью эвакуации или переселения. По-прежнему сохраняются широкие ограничения, регламентирующие ежедневную жизнь, включая образование, работу, питание и отдых.

 

Авария привела к подрыву социальных систем и традиционных образов жизни. В связи с тем, что большинство жителей загрязненных населенных пунктов родились на этих территориях и зачастую проживали здесь всю свою жизнь, переселение во многих случаях разрушило существующие семейные, а также общинно-социальные структуры, заставляя группы людей переезжать на новые территории, где к ним вполне могли относиться с презрением или даже подвергать остракизму. Несмотря на эти недостатки, примерно 70% людей, проживающих в загрязненных районах, выразили желание переехать на другие места (IA91). На это вполне могли повлиять экономические факторы и стремление повысить уровень жизни в результате переселения, финансируемого правительством.

Существуют еще два дополнительные обстоятельства, которые усугубили психологическое воздействие аварии. Первым из них является инициатива, специально предназначенная для облегчения такого рода последствий на Украине. Речь идет о введении закона о выплате компенсации на Украине в 1991 году. Примерно три миллиона украинцев, так или иначе, пострадали от действий, предпринятых после аварии, на что было потрачено примерно 1/6 национального бюджета страны (Du94). Различные обзоры показали общую озабоченность всех слоев населения, но особенно острым оно было среди тех, кто должен был подвергнуться переселению. Люди боялись того неизведанного будущего, боялись за свое потомство и часто испытывали беспокойство в связи с отсутствием контроля за своей собственной будущей судьбой.

Проблема состоит в том, что система компенсации вполне могла усугубить такие страхи, поместив реципиентов компенсации в категорию жертв. Это привело к сегрегации этой социальной группы и увеличило отчуждение местного населения в социальной системе которого категория "жертв" подвергалась инъекциям без предварительных консультаций. Это повлияло и на эвакуированных, увеличив стрессовое состояние последних, что часто приводило к уходу в себя, апатии и отчаянию. Кое-где эта компенсация даже была прозвана "гробовой субсидией"! Интересно отметить, что примерно 800 в основном пожилых людей, которые вернулись к своим загрязненным радиоактивностью домам в зонах эвакуации и, следовательно, не получивших какой-либо компенсации, испытывают, по всей видимости, меньше стресса и беспокойства, несмотря на ухудшенные условия проживания, по сравнению с перемещенными. Следует отметить, что компенсация или помощь сами по себе не являются вредными, если только они не приводят к чувству зависимости и отчуждения в реципиентах.

 

Второй фактор, который послужил усугублению психологического воздействия аварии, состоял в том, что как врачи, так и общественность признали существование заболевания, известного под названием "вегетативная дистония". Этот диагноз характеризуется неясными симптомами и не подтверждается четкими диагностическими анализами. В Киеве для лечения такой "болезни" госпитализировались тысячи детей, причем часто на недели (St92). Диагноз вегетативной дистонии, как представляется, был специально выдуман для ситуации, сложившейся после аварии, что использовалось родителями или врачами для объяснения детских жалоб и что было признано взрослым населением в качестве одного из объяснений неясных симптомов.

Врачи часто испытывают серьезное давление в смысле необходимости ответа на потребности пациентов и в смысле выработки приемлемого диагноза, и "вегетативная дистония" была очень удобной, т.к. она совпадает с любым набором симптомов. Такой диагноз не только оправдывает жалобы пациентов и относит вину за это "заболевание" на счет радиационного облучения, но также и освобождает пациента от любой ответственности, которая возлагается тут же непосредственно на плечи тех, кто был ответственен за радиоактивное загрязнение - т.е. на правительство. Когда к этому добавлялась потребность в длительной госпитализации искушение в таком диагнозе становилось крайне сильным. Можно понять, почему началась буквально эпидемия этого заболевания на загрязненных территориях.

 

ЗА ПРЕДЕЛАМИ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

 

Психологические последствия в других странах были минимальными, по сравнению с теми, которые наблюдались на территории бывшего Советского Союза, и они в основном проявлялись в качестве социальных реакций, показывающих озабоченность, а не в качестве психосоматических симптомов. На загрязненных территориях бывшего Советского Союза многие люди были убеждены, что они страдают от заболеваний, вызванных радиационным облучением, в то время как в остальном мире, где загрязнение было значительно меньше, сообщения об аварии, по всей видимости, укрепили антиядерные настроения населения в целом. Об этом свидетельствовала, например, демонстрация, состоявшаяся 7 июня 1986 года, в ходе которой раздавались требования закрыть все ядерные атомные электростанции Федеративной Республики Германия (Ze86). Хотя во Франции общественная поддержка тенденции на расширение ядерной энергии упала со времени аварии, 63% населения все-таки считали, что французские атомные электростанции работают эффективно (Ch90). Минимальное воздействие чернобыльской аварии на общественное мнение во Франции, видимо, также объяснялось тем фактом, что около 70% электричества в этой стране вырабатывается атомными электростанциями, и в дополнение Франция является одной из наименее загрязненных европейских стран.

Реакция общественного мнения в Швеции была хорошо задокументирована (Dr93, Sj87). В этой стране была распространена анкета, в которой задавался следующий вопрос: "С учетом последних событий считаете ли Вы полезным или вредным вкладывать в вашей стране средства в развитие ядерной энергии?". После чернобыльской аварии количество людей, которые ответили отрицательно на этот вопрос, составило 47%, в то время как раньше эта цифра была 25%. В результате чернобыльской аварии вдвое возросло число людей, которые занимали отрицательную позицию по отношению к атомной энергии (Sj87). Это изменение было наиболее характерным у женщин, которые, как это можно было почувствовать, рассматривали ядерную энергию в качестве экологической проблемы, в то время как мужчины подходили к последней в качестве проблемы технической, которую можно решить. Критика средств массовой информации в отношении властей, призванных обеспечить радиологическую защиту, в Швеции стала более частой. В прессе стали появляться обвинения, что официальные заявления, с одной стороны, содержат утверждения, что риск в Швеции является незначительным, а, с другой стороны, содержат инструкции относительно того, как его можно сократить. Концепция, в соответствии с которой, даже маленькой дозы радиации следует избегать, если это можно сделать быстрым и недорогостоящим путем, не была воспринята.

Такого рода реакция была распространенной за пределами территории бывшего Советского Союза, и хотя она и не привела к значительным психосоматическим последствиям, она способствовала укреплению осознания общественностью опасностей, связанных с атомной энергией, и усугубила недоверие общественного мнения к официальным структурам.

В дополнение к этому общественное мнение в Европе было довольно скептически настроено по отношению к информации, публикуемой в Советском Союзе. Такое недоверие было далее укреплено тем фактом, что традиционные источники информации, к которым общественность обращалась в случае кризисов, а именно медицинские и образовательные кадры, были осведомлены не лучше и часто лишь повторяли известные факты, что лишь укрепляло опасения общественности. В дополнение к этому средства массовой информации, которые обычно реагируют на потребность печатать о событиях, интересных с точки зрения новостей, публиковали весьма далекие от действительности сведения о последствиях радиоактивного загрязнения.

Тот факт, что общественность была введена в заблуждение, привел к циничному отношению и крайним высказываниям в том, что касалось этой проблемы. Такие крайние высказывания включали предложения о необходимости насильственных абортов, ограничении поездок, отказе от покупки продовольствия, которое могло подвергнуться загрязнению и т.д. Еще одна глобальная озабоченность, проявившаяся в то время, касалась поездок Советский Союз. Люди, которым было нужно ехать в СССР пытались получить у своих национальных властей совет относительно того, можно ли ехать в эту страну, какие меры предосторожности предпринять и как они могут проверить полученную ими дозу. Многие люди, несмотря на то, что их уверили, что ехать в Советский Союз безопасно, на всякий случай отменили свою поездку, что показало, в частности, недоверие к официальным структурам.

 

 

 

Как это можно было видеть, сами правительства не были застрахованы от воздействия таких страхов, и некоторые в результате этого ввели такие меры, как ненужные излишне нормы контроля за радиоактивными изотопами в импортируемом продовольствии. Таким образом, в мире в целом наличие индивидуальных психологических последствий, связанных с беспокойством и стрессом, было, видимо, минимальным, но коллективное осознание этих проблем и реакция на них имели колоссальное экономическое и социальное последствие. Стало ясно, что нужно лучше информировать общественность о воздействии радиации, давать более четкие инструкции относительно предосторожностей, которые нужно соблюдать, с тем, чтобы люди вновь обрели определенный уровень личного контроля за ситуацией и с тем, чтобы власти признали необходимость привлечения населения к процессу принятия решений, которые на него могут повлиять.

Подводя итоги, можно отметить, что:

 

      • В ходе аварии или вскоре после нее погиб 31 человек, а еще 137 человек получили острый радиационный синдром.
      • Глубокие психологические последствия, очевидно, проявляются в загрязненных регионах бывшего Советского Союза, вызывая беспокойство и стресс. Крайние формы этих последствий приводят к чувству апатии, безысходности и отчуждения. В остальном мире эти индивидуальные проявления были минимальными.
    • За последнее десятилетие наблюдается значительное реальное увеличение в детской и, в определенной степени, взрослой карциноме щитовидной железы на загрязненных территориях бывшего Советского Союза (WH90), что должно быть отнесено за счет чернобыльской аварии, если не будет доказано обратного.
      • У детей раковые заболевания щитовидной железы проявляются:
      • в основном в папиллярных формах и имеют особенно агрессивный характер, часто проявляясь с местной инвазивностью и/или отдаленными метастазами,
      • они превалируют у детей, которым было от 0 до 5 лет во время аварии и которые проживали в районах, по оценкам, с наибольшей степенью загрязнения радиоактивным йодом-131.
      • они характеризуются, более коротким латентным периодом, чем обычно, и
      • их число по-прежнему возрастает.
      • Увеличение числа случаев лейкемии, конгенитальных и родовых аномалий и любых других заболеваний, вызываемых радиацией, у общего населения либо на загрязненных территориях, либо в Западной Европе, которые можно было бы отнести за счет радиоактивного загрязнения, обнаружено не было. Маловероятно, что контроль за общим населением покажет какие-либо серьезные увеличения в частоте раковых заболеваний.

 

 

 

ГЛАВА VI

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

 

 

 

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

 

Все земли, используемые где бы то ни было в сельском хозяйстве, в той или иной степени содержат радиоизотопы. Обычные почвы (IA89a) содержат примерно 300 кБк/мЗ калия-40 на глубину до 20 см. Этот радионуклид и другие затем забираются сельскохозяйственными культурами и передаются в еду, что приводит к их концентрации в пищевых продуктах и кормах от 50 до 150 Бк/кг. Когда радионуклиды попадают в организм с едой, это является одним из путей, ведущих к их внутреннему накоплению, и добавляется к тому облучению, которое получает человеческий организм из естественных и искусственных источников. Чрезмерное загрязнение сельскохозяйственных земель, такое как может иметь место в случае серьезной ядерной аварии, может привести к тому, что уровень содержания радионуклидов в продуктах питания станет неприемлемым.

В сельском хозяйстве наиболее важное значение имеют те радионуклиды, которые в сравнительно высокой степени поглощаются сельскохозяйственными культурами, имеют высокие коэффициенты переноса в продукты животного происхождения, такие как молоко и мясо, а также имеют сравнительно долгий период радиологического полураспада. Однако есть много экологических каналов, которые приводят к радиоактивному загрязнению сельскохозяйственных культур, а радиоэкологическое поведение радионуклидов является сложным и на него воздействуют не только физические и химические характеристики самих радионуклидов, но также и такие факторы, как тип почвы, система выращивания сельскохозяйственных культур (включая методы возделывания почвы), климат, время года, и, там, где это имеет значение, время биологического полураспада в организме животного. Основными радионуклидами, которые вызывают беспокойство в сельском хозяйстве в результате крупной аварии реактора, являются йод-131, цезий-137, цезий-134 и стронций-90 (IA89a). Прямое осаждение на растения является основным источником загрязнения сельскохозяйственной продукции в регионах с умеренным климатом.

Поскольку изотопы цезия и стронций-90 относительно неподвижны в почве, то их поглощение корнями играет меньшую роль, чем прямое осаждение на растения. Однако, такие факторы, как тип почвы (в особенности с учетом минерального состава глины и содержания органических веществ), практика возделывания и климат воздействуют на их способность перемещаться и попадать в грунтовые воды. Те же самые факторы воздействуют на их доступ к растениям, поскольку они контролируют их концентрацию в почвенном растворе. Кроме того, поскольку цезий и стронций поглощаются растениями через тот же механизм, что и, соответственно, калий и кальций, степень их поглощения растениями зависит от наличия этих элементов. Так, высокий уровень внесения калийных удобрений может сократить поглощение цезия, а известкование может сократить поглощение стронция.

 

НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СОВЕТСКОГО СОЮЗА

 

Выбросы во время чернобыльской аварии загрязнили около 125000 км2. в Беларуси, Украине и России, где уровни радиоцезия превышают 37 кБк/м2, и около 30000 км2 имеют уровень загрязнения радистронцием выше 10 кБк/м2. Около 52000 км2 из них использовались в сельском хозяйстве; остальные площади были заняты лесами, водоемами и населенными пунктами (Ri95). Хотя движение цезия в почве вниз обычно проходит медленно (Bo93), в особенности в лесах и торфяных почвах, эта скорость сильно изменяется в зависимости от многих факторов, таких как тип почвы, водородный показатель, осадки и сельскохозяйственное возделывание. Радионуклиды обычно содержатся в частицах с матрицей двуокиси урана, графита, железокерамических сплавов, силикатно-редкоземельных и силикатных сочетаниях этих материалов. Движение этих радионуклидов в почве не только зависит от ее характеристик, но также от химического распада этих комплексов через окисление с выпуском более подвижных форм. Основная масса продуктов распада распределяется между органоминеральной и минеральной частями почвы, главным образом в гумусовых сочетаниях. В тридцатикилометровой охранной зоне ситуация значительно улучшилась, отчасти, вследствие естественных процессов, а отчасти – в результате проведенных мер по дезактивации.

Уровни осаждения также сильно отличаются друг от друга. В течение 1991 года активные концентрации цезия-137 в слое почвы глубиной 0-5 см варьировались от 25 до 1000 кБк/мЗ и были выше в природных угодьях, чем в распаханных. Во всех видах почвы было обнаружено, что от 60 до 95% всего цезия-137 имело устойчивую связь с почвенными компонентами (Sa94). Обычное вспахивание приводит к более равномерному распространению радионуклидов в почве, в результате чего сокращается активная концентрация в слое с глубиной 0-5 см и поглощение корнями сельскохозяйственных культур. Однако, в результате распространяется также и загрязнение почвы и, поэтому, в качестве стратегии дезактивации целесообразно было бы использовать удаление и захоронение верхнего слоя почвы.

На ранней стадии аварии проблема заключается в том, что контрмеры, призванные оградить людей от воздействия радиации, носят ограничительный характер и, зачастую, должны приниматься незамедлительно, даже прежде, чем будут фактически измерены и определены уровни загрязнения. Эти меры включают прекращение полевых работ, потребление свежих овощей, выпаса скота и птицы, а также завоз незагрязненных кормов. К сожалению, эти меры не были приняты сразу же после аварии, что привело к увеличению дозы радиации, полученной людьми в Украине (Pr95).

Кроме того, в первые несколько дней после аварии были приняты некоторые крайние меры, например, на Украине было забито 15000 коров, независимо от уровня загрязнения, причем, если бы они получили незагрязненные корма, то это минимизировало бы поглощение радиоцезия. Другие контрмеры, такие как применение калийных удобрений, сократили поглощение радиоцезия от 2 до 14 раз, а также повысили урожайность.

В некоторых подзолистых почвах известь в сочетании с навозом и минеральными удобрениями может сократить накопление радиоцезия в некоторых зерновых и овощах в 30 раз. В торфяных почвах внесение песка и глины может сократить передачу радиоцезия растениям путем его более прочного закрепления в почве. Содержание радиоцезия в мясе скота, предназначенного для потребления людьми, можно свести к минимуму путем поэтапного введения чистых кормов за десять недель до забоя. Политика сосредоточения производства основных видов продовольствия в наименее загрязненных областях может быть эффективной в точки зрения здравого смысла.

 

 

В 1993 году концентрация цезия-137 в мясе коров из колхоза в районе Сарны, где можно было эффективно применять контрмеры, была намного ниже, чем в мясе, поступающим из частных хозяйств в районе Дубрицвы (Pr95). Мясо диких животных, по отношению к которым невозможно было применить те же самые контрмеры, обычно имело большее содержание радиоцезия. Дезактивация скота с использованием берлинской лазури была очень эффективной в тех случаях, где содержание радиоцезия в кормах было высоко и где сложно было использовать чистые корма (A193). В зависимости от местных обстоятельств многие из вышеупомянутых сельскохозяйственных контрмер были приняты с целью сократить воздействие радиации на людей.

Начиная с июля 1986 года, дозы, получаемые в результате внешнего облучения в некоторых районах сократились в 40 раз, а в некоторых местах они составляют менее 1% от их первоначального уровня. Тем не менее, загрязнение почвы цезием-137, стронцием-90 и плутонием-239 по-прежнему высоко, и в Беларуси, республике, подвергшейся наиболее обширному загрязнению, восемь лет спустя после аварии 2640 км2 сельскохозяйственных земель было изъято из пользования (Be94). В радиусе 40 километров от АЭС в Полесском государственном заповеднике 2100 км2 земель было изъято из употребления на неопределенный период времени.

Плутоний, который из почвы попадает в части растений, находящиеся на поверхности земли, обычно представляет незначительную угрозу для здоровья населения в результате его попадания в организм при употреблении овощей. Это превращается в проблему только в районах с высоким уровнем загрязнения, при употреблении корнеплодов, в особенности, если их не вымыли и не очистили. Общее содержание основных радиоактивных загрязняющих веществ в тридцатикилометровой зоне по оценкам составляло: цезий-137 – 4,4 ПБк, стронций-90 – 4 ПБк, плутоний-239 и плутоний-240 – 32 ТБк.

 

Однако, невозможно предсказать скорость понижения этих уровней, поскольку она зависит от столь многих переменных факторов, и поэтому до сих пор приходится ограничивать использование земель в наиболее загрязненных районах Беларуси, Украины и России. В этих районах в обозримом будущем не предвидится отмены ограничений. Неясно, можно ли будет когда-либо вернуться к тридцатикилометровой охранной зоне и будет ли возможно использовать эти земли каким-либо другим способом, например, для выпаса племенного скота или гидропонного сельского хозяйства (A193). Однако, признается, что небольшое число в основном пожилых жителей вернулись в этот район при неофициальном попустительстве властей.

 

НА ТЕРРИТОРИИ ЕВРОПЫ

 

В Европе наблюдались аналогичные вариации в плане миграции вниз цезия-137, начиная от ситуации, когда на протяжении многих лет он был тесно связан в приповерхностном слое на лугах, и до сравнительно быстрой его миграции вниз в песчаных или болотистых районах (EC94). Так например, в Каслано (ТI) наблюдалось его самое высокое содержание в Швейцарии и за шесть лет после аварии концентрация цезия-137 в почве сократилось до 42% от его первоначального уровня, что показывает медленное продвижение цезия в почве вниз (OF93). Там цезий-137, попавший в почву в результате ядерной аварии, распространился в почве на глубину, не превышающую 10 см, в то время как цезий, попавший туда после испытаний ядерного оружия в атмосфере достиг глубины в 30 см.

В Соединенном Королевстве были введены ограничения на передвижение и забой 4,25 миллиона овец в юго-западной Шотландии, северо-восточной Англии, северном Уэльсе и северной Ирландии. Это произошло в значительной степени из-за поглощения сравнительно мобильного цезия корнями из торфяной почвы, однако, площадь районов, затронутых этими мерами, как и число отбракованных овец, сокращаются и к январю 1994 года ограничения распространялись уже только на 438,000 овец. В северо-восточной Шотландии (Ma89), где ягнята паслись на загрязненных пастбищах, их радиоактивность сократилась и через 115 дней составляла 13% от первоначального уровня; там, где животные питались незагрязненными кормами, она упала до 3,5%. В некоторых северных странах до сих пор сохраняются ограничения на забой и передвижение овец и северных оленей.

Региональный средний уровень цезия-137 в питании граждан Европейского Союза, что является основным источником облучения после ранних этапов аварии, сокращался и, и к концу 1990 года он приблизился к уровню, существовавшему до аварии (EC94). В Бельгии среднее содержание цезия-137 в организме взрослого мужчины возросло после мая 1986 года и достигло пика в конце 1987 года, более чем год спустя после аварии, что явилось следствием употребления загрязненной пищи. Согласно замерам время экологического полураспада составляло около 13 месяцев. Аналогичная тенденция наблюдалась и в Австрии (Ha91).

Подводя итог, можно сказать, что наблюдается непрерывное, хотя и медленное, сокращение уровня радиоактивности, в основном вызванной цезием-137, в сельскохозяйственных почвах.

 

 

 

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

ЛЕС

Леса представляют собой крайне разнообразные экосистемы, в которых флора и фауна находятся в сложных отношениях друг с другом, равно как и с климатом, почвенными характеристиками и топографией. Они могут являться не только зонами отдыха, но также местом работы и источником питания. Для многих обитателей загрязненных регионов дичь, ягоды и грибы являются дополнительным источником питания. Круглый лес и древесные продукты представляют собой важный экономический ресурс.

Ввиду сильных фильтрующих свойств деревьев осаждение в лесах зачастую выше, чем в сельскохозяйственных районах. При загрязнении специфические экологические свойства лесов часто приводят к высокой степени удержания загрязняющих радионуклидов. Высокое содержание органических веществ в лесной почве и ее стабильность увеличивают передачу радионуклидов из почвы растениям, в результате чего в лишайниках, мхах и грибах часто обнаруживаются высокие концентрации радионуклидов. Передача радионуклидов диким животным в таких условиях может привести к тому, что некоторые люди, в значительной степени зависящие от дичи как от источника питания, могут подвергнуться неприемлемому облучению. Это стало очевидным в Скандинавии, где пришлось контролировать употребление мяса северных оленей. В других районах грибы были серьезно загрязнены радиоцезием.

В 1990 году в России люди, связанные с работой в лесу, получили дозу в три раза выше, чем те, кто живет в том же самом районе (IA94). Кроме того, некоторые отрасли, связанные с использованием леса, такие как производство целлюлозы, в которых зачастую рециркулируются химикаты, как было продемонстрировано, могут представлять потенциальную проблему в плане защиты от радиации, ввиду повышения содержания радионуклидов в растворах, пульпе и золе. Однако, в качестве подходящей стратегии для обеззараживания лесов можно заготавливать деревья для производства целлюлозы (Ho95).

Для борьбы с радиоактивным загрязнением лесов были разработаны различные стратегии. Некоторые из наиболее эффективных включают ограничения доступа и предотвращение лесных пожаров.

Один из самых пострадавших участков, так называемый "Рыжий лес" (Dz95), находится к юго-западу от места аварии. Это был сосновый лес, в котором деревья получили дозу до 100 Гр, что привело к их гибели. Район площадью примерно в 375 гектаров был серьезно загрязнен и в 1987 году были приняты меры с тем, чтобы сократить загрязнение земли и воспрепятствовать распространению радионуклидов в результате лесных пожаров. Был снят поверхностный слой почвы на глубину 10-15 см, а мертвые деревья были спилены. Эти отходы были помещены в траншеи и засыпаны слоем песка. Всего было захоронено примерно 100,000 кубометров отходов, в результате чего загрязнение почвы сократилось, по меньшей мере, в 10 раз.

Эти меры в сочетании с другими способами предотвращения пожаров значительно уменьшили вероятность распространения радионуклидов в результате лесных пожаров (Ko90). Одним из действенных вариантов может стать химическая обработка почвы с целью минимизировать поглощение радионуклидов растениями, а, как уже было показано, переработка загрязненной древесины в менее загрязненные продукты может также быть эффективной, при условии, что должны быть приняты меры для контроля за побочными продуктами.

Изменения в системе управления и пользования лесами могут также способствовать сокращению дозы. В результате запрета или ограничения на сбор продовольствия и введение контроля над охотой можно будет оградить тех, кто обычно потребляет эти продукты в больших количества. Меры, препятствующие образованию пыли, такие как лесопосадки и насаждения трав также могут быть приняты в широких масштабах для предотвращения распространения уже имеющегося загрязнения почв.

 

ВОДОЕМЫ

При ядерной аварии происходит загрязнение водоемов радионуклидами не только путем прямого осаждения из воздуха и выброса в жидком виде, но также и косвенно, путем их вымывания в бассейне водосбора. Радионуклиды, заражающие большие водоемы, быстро перераспределяются и обычно накапливаются в придонных отложениях, бентосе, водяных растениях и рыбах. Люди потенциально могут подвергнуться облучению либо непосредственно через использование загрязненной питьевой воды, либо косвенно, в результате использования такой воды для целей ирригации, или употребления в пищу загрязненной рыбы. Поскольку загрязняющие радионуклиды обычно быстро исчезают из воды, то люди могут подвергаться облучению либо на первом этапе выпадения радиоактивных осадков, либо на очень позднем этапе, когда радиоактивные загрязняющие вещества вымываются из района водосбора и достигают источников питьевой воды. На раннем этапе чернобыльской аварии, согласно оценкам, так называемый водный компонент индивидуальной и коллективной доз облучения, полученный из водоемов, не превышал 1-2% от общего уровня (Li89). В охранной зоне самым сильно загрязненным водоемом был чернобыльский охлаждающий бассейн.

Рис.8

Сразу после аварии отмечалось радиоактивное загрязнение речных экосистем (рис.8), когда общая радиоактивность воды в апреле и начале мая 1986 года составляла 10 кБк/л в реке Припять, 5 кБк/л в реке Уж и 4 кБк/л в Днепре. В это время загрязнение было вызвано в основном радионуклидами с коротким сроком жизни, такими как йод-131. По мере того, как вода из речных экосистем поступала сначала в Киевское, а затем в Каневское и Кременчугское водохранилища, значительно сократилась загрязненность водных отложений, водорослей, моллюсков и рыбы.

В 1989 году, согласно оценкам, содержание цезия-137 в воде Киевского водохранилища составляло 0,4 Бк/л, в Каневском водохранилище - 0,2 Бк/л и в Кременчугском водохранилище -0,05 Бк/л. Аналогичным образом содержание цезия-137 в леще сократилось в 10 раз между Киевским и Каневским водохранилищами и в 2 раза между Каневским и Кременчугским водохранилищами и достигло уровня в 10 Бк/кг (Kr95). На протяжении последнего десятилетия загрязнение водных систем не представляло опасности для здоровья людей. Однако, необходимо будет продолжать мониторинг, чтобы избежать загрязнения питьевой воды в результате вымывания радиоактивных отходов, которые в значительных количествах хранятся в бассейне водосбора.

Согласно оценкам, содержащимся в гидрогеологическом исследовании загрязнения грунтовых вод, проведенном в тридцатикилометровой охранной зоне (Vo95) самым важным радионуклидом является стронций-90, который будет заражать питьевую воду выше допустимых норм на протяжении периода от 10 до 100 лет. За пределами бывшего Советского Союза прямое и косвенное загрязнение озер вызывало и продолжает вызывать много проблем, поскольку рыба в этих озерах загрязнена на уровне, делающем ее неприемлемой для продажи на рынке. Так, например, в Швеции в 1987 году примерно в 14000 озер (т.е. 15% от их общего числа в Швеции) рыба имела концентрацию радиоцезия, превышающую 1500 Бк/кг (установленный в Швеции предел для продажи озерной рыбы). Период экологического полураспада, который зависит от вида рыбы и типа озера варьируется от нескольких лет до нескольких десятков лет (Ha91).

В странах Европейского Союза регулярно брались пробы на содержание цезия-137 в питьевой воде и в результате было определено, что в период с 1987 по 1990 годы (EC94) его уровень не превышал 0,1 Бк/л, что не представляет опасности для здоровья. На протяжении лет, прошедших после аварии, концентрация радиоактивности в воде значительно сократилась, главным образом благодаря закреплению радиоцезия в отложениях.

 

Краткие выводы

    • Для борьбы с радиоактивным загрязнением сельскохозяйственной продукции применялись различные контрмеры с разной степенью эффективности. Тем не менее, в странах бывшего Советского Союза большие площади сельскохозяйственных земель до сих пор изъяты из пользования и это положение, по-видимому, сохранится на протяжении длительного времени. Хотя сельскохозяйственные и животноводческие работы и ведутся на значительно более обширных площадях, но произведенные здесь продукты питания находятся под жестким контролем и существуют ограничения на их продажу и использование.
    • С аналогичными проблемами, хотя и намного менее серьезными, сталкивались и в некоторых странах Европы за пределами бывшего Советского Союза, где на протяжении периодов разной продолжительности после аварии сельскохозяйственное и животноводческое производство находилось под контролем и существовали ограничения на него. Большинство из этих ограничений было отменено несколько лет назад. Однако, в Европе до сих пор есть некоторые районы, где остаются в силе ограничения на забой и перемещение скота. Это относится, например, к нескольким сотням тысяч овец в Соединенном Королевстве и к большому числу овец и северных оленей в некоторых странах Северной Европы.
    • Продукция, получаемая в результате использования лесов, может вызывать проблемы в плане радиологической защиты на протяжении длительного периода времени.
    • В настоящее время не существует проблемы с питьевой водой. Загрязнение грунтовых вод, в особенности стронцием-90, может привести к возникновению проблемы в будущем, ниже по течению от бассейнов водосбора в районе Чернобыля.
    • В некоторых странах загрязнение озерной рыбы может представлять долгосрочную проблему.

 

 

ГЛАВА VII

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ ОСТАТОЧНЫЙ РИСК

САРКОФАГ

После аварии рассматривалось несколько возможных вариантов конструкции саркофага для поврежденного реактора (Ku95). Был выбран вариант, предусматривавший строительство массивного сооружения из бетона и стали, использовавшихся в качестве опоры для остатков стен здания реактора (Ku95).

К августу 1986 года в разных точках с использованием кранов и вертолетов были установлены специальные датчики для мониторинга гамма-излучения и других параметров. Основной функцией этих датчиков была оценка радиационного воздействия в местах, где проводились строительные работы. Вокруг периметра была построена внешняя защитная стена, а другие стены были воздвигнуты в турбинном здании, соединенном со зданием третьего блока реактора через промежуточное здание, так называемое здание "V", а завершила эту конструкцию стальная крыша. Таким образом, уничтоженный реактор был заключен в 300000-тонную конструкцию из бетона и стали, известную как "конверт" или "саркофаг". Эта гигантская работа, проделанная всего за семь месяцев, была завершена к ноябрю 1986 года.

Для мониторинга за такими параметрами как гамма-излучение и нейтронный поток, температура, тепловой поток, а также за концентрациями водорода, окиси углерода и водяных паров в воздухе были установлены многочисленные датчики. С помощью других датчиков осуществляется контроль за механической стабильностью структуры и топливной массы, с тем, чтобы обнаруживать любые вибрации или сдвиги основных компонентов. Все эти датчики контролируются компьютерами. Также были установлены системы, предназначенные для противодействия любому изменению условий в отрицательную сторону. К ним относятся впрыскивание химикатов для предотвращения сдвигов критической ядерной массы в топливе и откачка для удаления излишней воды, просачивающейся в саркофаг (To95).

Для проведения операций по очистке потребовались огромные усилия; дезактивация земли и зданий, заключение в оболочку поврежденного реактора и строительство саркофага представляли собой очень серьезную задачу и тот факт, что удалось так много сделать столь быстро, производит сильное впечатление. В то время основной упор делался на изолировании в максимально более сжатые сроки. Соответственно не было построено конструкции, которая могла бы служить в качестве постоянной, и саркофаг скорее надо рассматривать как временную меру, призванную служить до тех пор, пока не будет найдено более радикального решения для ликвидации уничтоженного реактора и безопасного удаления высокорадиоактивных материалов. В таких условиях сохранение существующей конструкции на протяжении нескольких десятилетий связано с весьма серьезными инженерными проблемами. В настоящее время международным консорциумом проводятся консультации и исследования для выработки постоянного решения проблемы.

В поврежденном реакторе топливо существует в трех формах, (а) в виде гранул двухпроцентной обогащенной двуокиси урана плюс некоторые продукты распада, в основном не изменившие ту первоначальную форму, в которой они содержались в топливных стержнях, (б) в виде горячих частиц двуокиси урана диаметром в несколько десятков микрон или более мелких частиц всего в несколько микрон, состоящих из топлива, сплавленного с металлом кожуха топливных стержней, и (в) в виде трех обширных, лавообразных потоков топлива, смешанного с песком или бетоном. Согласно оценкам, количество распыленного топлива в виде пыли достигает нескольких тонн (Gl95).

Расплавленная топливная смесь затвердела в стеклообразный материал, содержащий бывшее топливо. Отсутствуют надежные оценки количества этого топлива. Этот стеклообразный материал в значительной степени и вызывает очень высокие дозы радиации в некоторых местах (Se95a). Внутри конверта реактора внешнее облучение в основном вызывается цезием-137, но вдыхание топливной пыли также является опасным. Как уже отмечалось ранее, небольшая группа ученых, периодически работавших внутри саркофага на протяжении ряда лет, согласно оценкам, получила накопленные дозы радиации в диапазоне от 0,5 до 13 Гр (Se95a). Ввиду того, что эти дозы были получены на протяжении длительного периода времени, у этих ученых не наблюдалось какого-либо детерминирующего воздействия. С начала 1988 года интенсивность гамма-излучения внутри конструкции сократилось в 10 раз. Температура также значительно понизилась. Вне саркофага уровни радиации невысоки, за исключением крыши, где после строительства саркофага отмечалось доза в 0,5 Гр/час. Эти уровни радиации на крыше сейчас сократились до менее, чем 0.05 Гр/час.

Через девять лет после его сооружения конструкция саркофага, хотя в целом и надежная, все же вызывает беспокойство в плане стабильности и долгосрочной сопротивляемостью и представляет постоянную потенциальную угрозу. Некоторые из опорных элементов конструкции являются частями старого здания четвертого блока и могут быть в плохом состоянии, после того, как они пострадали от взрывов и огня, а их разрушение может привести к тому, что упадет крыша. Эта ситуация усугубляется коррозией внутренних металлических конструкций ввиду высокой влажности атмосферы в саркофаге, возникающей в результате проникновения больших количеств дождевой воды через многочисленные трещины, которые имелись на крыше и которые лишь недавно были заделаны (La95). Существующая конструкция не рассчитана на то, чтобы выдерживать землетрясения или ураганы. Верхний бетонный биологический щит реактора застрял между стенами и может рухнуть. Весьма трудно сказать, в каком состоянии находится и нижняя плита пола, которая была повреждена в результате проникновения расплавленного материала во время аварии. Если эта плита не выдержит, это может привести к разрушению основной части здания.

Был рассмотрен ряд ситуаций, которые потенциально могут привести к образованию отверстий в саркофаге и к выбросу радионуклидов в окружающую среду. К их числу относится падение крыши и внутренних конструкций, вероятность возникновения критической массы и долгосрочной миграции радионуклидов в грунтовые воды.

В настоящее время конверт не является герметичным, хотя степень сдерживания недавно была значительно повышена. Хотя в настоящее время размеры выбросов в окружающую среду не велики и не превышают 10 ГБк/год по цезию-137 и 0,1 ГБк/год по плутонию и другим трансурановым элементам, нарушение нынешних условий внутри саркофага, такое, например, как смещение биологического щита, может привести к значительно более серьезному разбросу радионуклидов (To95). В данном случае разброс не будет серьезным и будет ограничиваться территорией саркофага при условии, что не упадет крыша. Однако, падение крыши, к которому может привести землетрясение, ураган или авария самолета, в сочетании с падением внутренних нестабильных конструкций, может привести к выбросу топливной пыли порядка 0.1 ПБк, что приведет к загрязнению части тридцатикилометровой охранной зоны (Be95).

В самых невероятных сценариях худшего варианта развития, может возникнуть более высокое загрязнение охранной зоны, однако, за пределами этой зоны существенного загрязнения не ожидается. Возможно, что больше всего беспокойства вызывает ситуация, которая может возникнуть в результате разрушения саркофага на блоке 3, где до сих вырабатывается электроэнергия и здание которого связано с саркофагом через здание "V", не являющееся очень надежным.

В настоящее время маловероятным считается возникновение критичности (IP95). Тем не менее, теоретически можно предположить, что произойдет сценарий гипотетической аварии (Go95, Bv95), как бы ни мала была вероятность этого, в результате чего возникнет критическая масса. Согласно одному из таких сценариев, в результате падения самолета или землетрясения может рухнуть саркофаг и при этом произойдет затопление. При аварии такого рода произойдет выброс в атмосферу старой топливной пыли в размере примерно 0.4 ПБк, а также новых продуктов распада, в результате чего будет загрязнена почва в основном в тридцатикилометровой зоне.

Утечки из саркофага могут также стать тем механизмом, с помощью которого произойдет выброс радионуклидов в окружающую среду. В настоящее время в различных помещениях саркофага имеется свыше 3000 кубических метров воды (To95). По большей части она попала туда через дефекты крыши. Ее радиоактивность, вызванная главным образом цезием-137 варьируется от 0.4 до 40 МБк/л. Исследования топливосодержащих масс показывают, что они не являются инертными и в них проходят разнообразные изменения. К числу этих изменений относятся распыление частичек топлива, поверхностные разломы лавообразного материала, образование новых урановых соединений, некоторые из которых являются растворимыми на поверхности, и выделение радионуклидов из топливосодержащих масс. Проведенные до настоящего времени исследования показывают, что такая миграция с течением времени может принять более серьезные размеры.

Еще одним возможным способом распространения радиоактивности в окружающей среде может быть перенос загрязнения животными, в особенности птицами и насекомыми, которые проникают в саркофаг и живут в нем (Pu92). И, наконец, также рассматривалась возможность вымывания радионуклидов из топливных масс водой в пределах саркофага с последующей их миграцией в грунтовые воды. Однако, ожидается, что это явление будет развиваться медленно и, согласно оценкам, некоторым радионуклидам, таким как стронций-90, к примеру, потребуется от 45 до 90 лет для их подземной миграции в бассейн водосбора реки Припять. Не существует определенного мнения относительно ожидаемых радиологических последствий этого явления и потребуется на протяжении длительного времени тщательно осуществлять мониторинг изменения ситуации с грунтовыми водами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОБЪЕКТЫ ДЛЯ ХРАНЕНИЯ РАДИОАКТИВНЫХ ОТХОДОВ

 

Работы по восстановлению и расчистке после аварии привели к появлению больших количеств радиоактивных отходов и загрязненного оборудования. Некоторые из этих радиоактивных отходов захоронены в траншеях или контейнерах, изолированных от грунтовых вод глиняными или бетонными экранами в пределах тридцатикилометровой зоны (Vo95). В результате обзора этих инженерных сооружений был сделан вывод о том, что если слой глины останется целым, то они практически не будут способствовать загрязнению грунтовых вод. С другой стороны, сразу после аварии в непосредственной близости от 4-го блока было вырыто от 600 до 800 траншей для захоронения отходов. Эти траншеи, не имеющие внутреннего покрытия, содержат радиоактивные осадки, накопившиеся в деревьях, траве и грунте на глубине до 10 - 15 см, которые были собраны бульдозерами с площади примерно в 8 км2. Согласно оценкам, сейчас их радиоактивность составляет порядка 1 ПБк, что сопоставимо с радиоактивностью всего того, что хранится в специально построенных сооружениях рядом с 4-тым блоком. Кроме того, большое количество загрязненного оборудования, машин и транспортных средств также хранится на открытом воздухе.

Первоначальная деятельность по расчистке была плохо документирована и значительная часть информации относительно нынешнего состояния не имеющих внутреннего покрытия траншей около 4-го блока и распространения радиоэлементов была получена в ходе единовременного обследования. Некоторые из выводов этого документа (Dz95) таковы:

    • зеркало воды в окрестностях 4-го блока повысилось за несколько лет на 1 – 1,5 метра и достигло отметки в 4 метра от уровня земли и, может быть, до сих пор повышается (очевидно, это происходит главным образом в результате строительства в 1986 году стены вокруг реактора длиной 3,5 км и глубиной 35 метров для защиты Киевского водохранилища от возможного распространения радиоактивного загрязнения через подземные воды, а также прекращения работ по осушению, которые ранее проводились в связи со строительством новых блоков);
    • на участке, где проводилось больше всего исследований, 32 из 43 обследованных траншей периодически или непрерывно находились в затопленном состоянии;
    • на этом участке верхние незакрытые водоносные слои повсеместно загрязнены стронцием-90 до уровня, превышающего 4 Бк/л. Цезий и плутоний являются менее мобильными элементами и поэтому загрязнение ими ограничивается участками, непосредственно прилегающими к траншеям для захоронения;
    • особенно важной является относительная мобильность стронция-90, поскольку из близлежащих траншей он может достичь реки Припять через 10 – 20 лет.

Очевидно, что есть еще много неопределенности, для прояснения которой потребуются значительные усилия с целью охарактеризовать существующее положение. Так, например, в настоящее время большинство участков захоронения отходов не было обследовано, а некоторые из них даже не отмечены на карте; мониторинг движения грунтовых вод осуществляется в незначительных размерах, а интерпретация гидрологического режима осложняется искусственными факторами (откачка воды, корректирующие меры и т.д.); не вполне изучены механизмы выделения радионуклидов из разнообразных мелких захороненных частиц.

Проблема потенциального распространения радиоэлементов и их попадания в реку Припять является особенно важной, поскольку эта река может послужить средством распространения дополнительных радиоактивных элементов за пределами тридцатикилометровой охранной зоны.

Подводя краткие итоги, можно сказать, что саркофаг никогда не предназначался в качестве постоянного решения вопроса о захоронении пострадавшего реактора. В результате этого такое временное решение в долгосрочной перспективе вполне может оказаться ненадежным. Это означает, что существует потенциальная возможность его разрушения, и такое положение необходимо исправить путем нахождения постоянного технического решения.

Действия по восстановлению и расчистке после аварии также привели к возникновению очень большого количества радиоактивных отходов и загрязненного оборудования, которое в настоящее время хранится примерно на 800 площадках в пределах и за пределами тридцатикилометровой охранной зоны вокруг реактора. Эти отходы частично были помещены в контейнеры, а частично захоронены в траншеях или хранятся на открытом воздухе. В целом был сделан вывод о том, что саркофаг и площадки хранения отходов в данном районе представляют собой ряд потенциальных источников выброса радиоактивности, угрожающих окружающему району. Однако, любые случайные выбросы из саркофага, как ожидается, будут очень небольшими в сравнении с выбросами после чернобыльской аварии в 1986 году и их радиологические последствия будут ограничены относительно небольшим районом вокруг территории АЭС. С другой стороны, некоторыми экспертами выражалось беспокойство в связи с тем, что может произойти более серьезный выброс, если в результате падения саркофага будет нанесен ущерб третьему блоку чернобыльской АЭС.

Что касается радиоактивных отходов, хранящихся на территории вокруг площадки, то они представляют потенциальный источник загрязнения грунтовых вод, что требует тщательного мониторинга до тех пор, пока не будет осуществлено их безопасное захоронение в соответствующем хранилище.

Были предприняты международные инициативы, которые осуществляются в настоящее время для проработки технического решения, которое привело бы к ликвидации этих источников остаточных рисков на месте аварии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА VIII

УРОКИ АВАРИИ

От аварии каждая страна пострадала по-разному и с учетом конкретной ситуации данной страны. Как следствие, акцент делался на ее различных аспектах. Так, например, страны, удаленные от места аварии и не имеющие своих собственных программ в области ядерной энергетики или же реакторов в соседних странах, обычно уделяли основное внимание контролю над продуктами питания и обмену информацией в качестве основного направления улучшения ситуации в данной области. В то же время страны, пострадавшие от ядерного загрязнения в результате аварии и имевшие свои собственные программы в области ядерной энергетики и/или реакторы в соседних странах, извлекли серьезные уроки, как из самой аварии, так и из того, каким образом ликвидировались ее последствия. По этим причинам не все извлеченные уроки повсеместно использовались в равной степени.

 

 

 

 

 

 

 

ЭКСПЛУАТАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ

 

Чернобыльская авария была уникальна, и хотя она и выявила недостатки в плане подготовки к чрезвычайной ситуации и радиационной защиты, ее не следует рассматривать в качестве образца такой аварии при планировании чрезвычайных мер на будущее (Bu91).

Судя по первоначальной реакции соответствующих национальных органов власти, совершенно очевидно, что они были не подготовлены к аварии такого масштаба и им приходилось принимать решения по мере того, как развивались события, исходя из критериев, которые невозможно было выработать заранее. Это также означало, что слишком много организаций участвовало в процессе принятия решений, поскольку не было согласовано и установлено четкого разграничения функций между ними. Необходимо было до любой возможной аварии четко разобраться в том, кто имеет юрисдикцию в областях, подведомственных разным организациям. Необходимо было также создать и поддерживать постоянную инфраструктуру для любой эффективной реализации защитных мер. Такая инфраструктура должна была включать системы быстрой связи, группы реагирования и сети мониторинга. Требовались мобильные наземные группы мониторинга, равно как и воздушный мониторинг и слежение за шлейфом. Многие страны отреагировали на это и создали такие сети мониторинга, а также реорганизовали процедуру действий в случае чрезвычайной ситуации.

Проблемы технического обеспечения, связанные с планами оперативного вмешательства, такие как стабильное распределение йода (Sc94, NE95a) и эвакуация, очевидно должны быть предусмотрены заранее и отрепетированы задолго до аварии, поскольку они являются слишком сложными и требуют для своей реализации слишком много времени, что делает невозможным их осуществление в тот краткий период времени, когда происходит авария. Следовало согласовать действия по оперативному вмешательству и тот уровень, на котором эти действия должны осуществляться, причем предпочтительно было это сделать в международном масштабе, а затем включить согласованные меры в планы чрезвычайных действий с тем, чтобы их можно было сразу же и эффективно реализовать.

Авария также продемонстрировала необходимость включения в планы чрезвычайных действий положений на случай возможных трансграничных последствий, так как было продемонстрировано, что выброс радионуклидов достигнет высоты и радиоактивное загрязнение получит более широкое распространение. Вызванная чернобыльским опытом обеспокоенность в связи с тем, что любая страна может пострадать от ядерных аварий, происходящих не только на ее территории, но также и от последствий аварий, происшедших за границей, стимулировала разработку национальных планов чрезвычайных действий в нескольких странах.

 

Трансграничный характер радиоактивного загрязнения подтолкнул международные организации к активизации международного сотрудничества и связи, согласованию действий (NE88, IA94, IC90, IC92, NE93, NE89, NE90, NE89b, WH88, WH87, IA89b, IA92, IA91a, IA89c, IA87a, IA94a, EC89a, EC89b) и к проведению международных учений на случай чрезвычайных обстоятельств, таких как были организованы ОЭСР/НЭА согласно Программе INЕХ (NE95). Серьезным достижением международного сообщества стали достигнутые соглашения относительно раннего предупреждения в случае радиологической аварии и об оказании помощи в чрезвычайных радиологических ситуациях, заключенные в форме международных Конвенций в рамках МАГАТЭ и ЕК (EC87, IA86b, IA86c).

Более того, с целью облегчения связи с общественностью в случае тяжелых ядерных аварий МАГАТЭ и НЭА была разработана Международная Шкала Ядерных Аварий (INES), которая в настоящее время принята большим числом стран.

 

Авария послужила стимулом для достижения международного соглашения относительно загрязнения продуктов питания, перемещающихся при торговле, разработанного ВОЗ/ФАО, поскольку в большинстве стран существует необходимость импортировать, по крайней мере, какую-то часть продовольствия, и правительства признали необходимость того, что они должны гарантировать своим гражданам безопасность потребляемого ими продовольствия. Мониторинг импортных продуктов питания стал одной из первых осуществленных мер по контролю и он продолжается до сих пор (FA91, EC89c, EC93a).

Данная авария также ясно продемонстрировала, что всем национальным правительствам, даже в тех случаях, когда у них нет программ в области ядерной энергетики, необходимо разрабатывать планы чрезвычайных мер на случай возникновения проблемы трансграничного распространения радионуклидов. Такие планы по необходимости должны иметь международный характер и включать свободный и быстрый обмен информацией между странами.

Важно, чтобы планы чрезвычайных действий были гибкими. Было бы глупо планировать на случай другой аварии, аналогичной чернобыльской, не проявляя при этом никакой гибкости, поскольку единственное, в чем можно быть уверенным, это то, что следующая серьезная авария будет отличаться от нее. Органы, отвечающие за выработку планов на случай чрезвычайной ситуации, должны выявить общие принципы, применимые при авариях разного рода, и включить их в план, носящий общий характер.

 

 

Авария подчеркнула необходимость информирования общественности, а давление со стороны общественности, имевшее место в то время, с очевидностью продемонстрировало потребность в этом. Для того чтобы создать достоверный источник общественной информации до аварии необходимо большое число людей, знакомых с методами распространения информации с тем, чтобы обеспечить своевременное и аккуратное распространение ясных и простых сообщений на непрерывной основе (EC89).

Планы чрезвычайных действий также должны предусматривать процедуру определения степени облучения для большого числа людей, а также отделение тех, кто получил большую дозу. Авария также продемонстрировала необходимость в том, чтобы заранее определить центральные специализированные медицинские учреждения для лечения наиболее сильно облученных, а также обеспечить достаточные транспортные средства для этого.

 

Требовалось также уточнение и разъяснение международных справочных документов (Pa88). Рекомендации по вопросу оперативного вмешательства при ядерной аварии, содержавшиеся в Публикации 40 IСRР не были ясно поняты, когда потребовалось их применение, и Комиссия пересмотрела эти материалы в своей Публикации 63 (IC92). В этом справочнике акцент делался на предотвращенную дозу в качестве параметра, на основании которого должны оцениваться меры вмешательства. Там также разъяснялось, что вмешательство должно быть "оправданным", с тем, чтобы от него было больше пользы, чем вреда, и что в тех случаях, где существует возможность выбора между разными вариантами защиты, этот выбор должен определяться с помощью механизма "оптимизации". Акцент также делался на необходимости интеграции всех защитных мер в рамках одного плана чрезвычайных действий, а не на оценке каждой из них по отдельности, поскольку это вполне может оказать воздействие на эффективность других мер.

 

 

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

 

До аварии бытовало мнение, что флора и фауна окружающей среды являются относительно радиорезистентными, и эта точка зрения подтверждается тем фактом, что после аварии не было обнаружено случаев радиоэкологического ущерба, приведших к гибели растений и животных, за исключением сосновых лесов (600 га) и небольшого участка, покрытого березами, вблизи от реактора. Кумулятивная доза в менее чем 5 Гр не оказывает серьезного воздействия даже на самые чувствительные образцы флоры или экосистемы, однако, все же есть уроки, которые можно почерпнуть и с точки зрения экологии, в особенности, в том, что касается расположения ядерных энергетических реакторов (A193).

Изучается поглощение радионуклидов листвой и корнями растений, равно как и их ресуспензирование и естественная дезактивация. Уточняются коэффициенты передачи на всех этапах пути, приводящего к облучению людей. После аварии была проведена оценка моделей, использовавшихся в тринадцати местах для предсказания передвижения йода-131 и цезия-137 из атмосферы в пищевые цепочки (Ho91), которая показала, что модели обычно завышали эти показатели во много раз (вплоть до 10). Широкий мониторинг радиоактивности всего тела человека, проведенный вместе с замерами радиоактивного загрязнения земли и пищи, позволили уточнить модели оценки дозы, получаемой людьми в результате облучения по разным каналам. Были усовершенствованы методы и приемы обращения с загрязненным продовольствием, оборудованием и землей.

Была также показана важность метеорологических аспектов, таких как взаимосвязь между радиоактивным выпадением и осадками и более сильным выпадением в горах и более высоких местах, что особенно важно для разработки более реалистических моделей (NE96a). Было установлено, что важную роль играют синоптические шкалы погоды, используемые при прогнозировании, и были разработаны различные модели для предсказания характера радиоактивных осадков при самых различных погодных условиях. Для повышения точности моделей переноски радиоактивного загрязнения изучаются химико-физические изменения в радиоактивных газах и аэрозолях, перемещающихся в атмосфере.

В результате аварии также произошло усовершенствование моделей, в том числе улучшилось понимание движения радионуклидов в почве и биосфере, каналов и коэффициентов их передачи; воздействие дождя и влияние гор и расположения долин на характер осаждения; ресуспензии частиц; механизмы переноски загрязнения на большое расстояние, а также факторов, оказывающих воздействие на скорость осаждения (NE89a, NE96).

Были разработаны единообразные методы и стандарты для замеров заражающих радионуклидов в пробах окружающей среды.

В случае высокой дозы облучения была продемонстрирована важность симптоматических и профилактических медицинских процедур и процедур ухода за больными, в том числе антибиотиков, антигрибковых и антивирусных средств, парентерального питания, стерилизации воздуха и ухода за больными при наличии заграждений, а также стали ясны разочаровывающие результаты трансплантации костного мозга.

Кроме того, авария привела к расширению исследований в области ядерной безопасности и управления в случае серьезных ядерных аварий.

 

 

 

С другой стороны есть необходимость в проведении серьезных эпидемиологических исследований для изучения потенциального воздействия на здоровье, как немедленного, так и хронического. В случае с чернобыльской аварией в результате отсутствия регулярно собираемых данных, таких как данные о регистрации раковых заболеваний, которые были бы достаточно надежными, возникли сложности при проведении соответствующих своевременных эпидемиологических исследований. Судя по всему, есть необходимость в создании и функционировании обычной системы наблюдения за здоровьем людей на территории и вокруг ядерных объектов.

Подводя итоги, можно сказать, что чернобыльская авария не только дала новый импульс исследованиям в области ядерной безопасности, в особенности применительно к вопросам управления в случае тяжелых ядерных аварий, но также подтолкнула национальные органы власти и экспертов к радикальному пересмотру их понимания и отношения к вопросам радиационной защиты и проблемам чрезвычайных мер в случаях ядерных аварий.

Это привело к углублению знаний относительно воздействия радиации и ее лечения и вдохнуло новую жизнь в радиоэкологические исследования и программы мониторинга, разработку чрезвычайных процедур, а также критериев и методов информирования общественности.

Кроме того, значительную роль в достижении такого прогресса сыграли многочисленные международные инициативы в области сотрудничества, включая пересмотр и рационализацию критериев радиационной защиты для ликвидации последствий аварий, а также усиление или создание механизмов международной связи и помощи для борьбы с трансграничными последствиями потенциальных ядерных аварий.

 

 

 

 

 

ТЕРМИНОЛОГИЯ

Активность

Количество какого-либо радиоактивного изотопа. Этот термин описывает степень, с которой спонтанные ядерные трансформации (т.е. радиоактивный распад) происходят в радиоактивных изотопах. Такая активность измеряется в бекерелях (Вq), где 1 беккерель равняется одной ядерной трансформации в секунду.

В тексте используются различные категории беккерелей (Вq). Они являются следующими:

 экзабеккерель (ЕВq) = 1018 Bq

петабеккерель (Рbq) = 1015 Bq

терабеккерель (ТВq) = 1012 Bq

гигабеккерель (Gbq) = 109 Bq

мегабеккерель (Мbq) = 106 Bq

килобеккерель(kВq) = 103 Bq

Коллективная доза

Общая доза, полученная группой населения из одного источника. Она представлена продуктом средней дозы, полученной индивидуумами, составляющими эту группу, и разделенной на число лиц, входящих в такую группу. Измеряется в человеко-зивертах (человеко-зиверт).

 

Медицинские последствия

Острый радиационный синдром

Клинический сценарий, для которого характерен комплекс детерминистических последствий, влияющих на различные органы и функции тела в облученном человеке.

Доза

Общий термин, обозначающий величину радиации. В зависимости от конкретных ситуаций используются термины: "поглощенная доза", "эквивалентная доза" и "эффективная доза".

Поглощенная доза

 

 Количество энергии, полученное в результате действия радиации на единицу массы вещества, например, органической ткани. Единицей измерения поглощенной дозы является 1 грей (Gy), равный одному джоулю энергии, поглощенной 1 килограммом вещества. Один грей дает различную степень биологического воздействия на ткань в зависимости от типа излучения (альфа-, бета-, гамма-излучение, нейтронное). На практике часто употребляется более мелкая единица – миллигрей. Один миллигрей (mGy) равен 10-3 Gy.

Эффективная доза

Взвешенная сумма "эквивалентных доз", приходящихся на различные органы и ткани, помноженные на различные коэффициенты взвешивания, отражающие чувствительность органов и тканей к радиации. Взвешивающий коэффициент для каждого органа или ткани выражает долю вклада в риск летального исхода или серьезных генетических нарушений в результате облучения данного органа или ткани в общей величине риска, вызванного однородным облучением всего тела. Эффективная доза измеряется в зивертах (Sv). В данном тексте часто употребляются следующие единицы, кратные зиверту:

 

 

миллизиверт(mSv) = 10-3 Sv

микрозиверт (m Sv) = 10-6 Sv

Величина, получаемая умножением поглощенной дозы излучения для органа (например, для щитовидной железы) или ткани на средний коэффициент качества излучения, оказывающего вредное воздействие на данный орган или ткань. Этот коэффициент, величина которого колеблется от 1 до 20 в зависимости от типа излучения, позволяет объединять или сравнивать биологические последствия воздействия различных типов радиации. Эквивалентная доза измеряется в зивертах (Sv). Один зиверт во всех случаях вызывает один и тот же биологический эффект независимо от типа излучения.

Детерминистические последствия (также их называют острые медицинские последствия)

Рано проявляющиеся пагубные последствия воздействия радиации на живые ткани (например, отмирание тела, отмирание органов или ткани, катаракты), которые обычно происходят только при превышении пороговой дозы и их тяжесть зависит от уровня поглощенной дозы. Они в целом проявляются в течение короткого времени после облучения (часы, дни или недели, в зависимости от полученной дозы). В тексте дозы, приводящие к детерминистическим последствиям, измеряются в греях (Gy).

Генетические последствия (их также называют врожденными последствиями)

Стохастический эффект, который проявляется в прогении облученного человека.

Стохастические последствия (их также называют позже проявляющиеся медицинские последствия)

Позже проявляющиеся пагубные последствия радиоактивного облучения (например, лейкемия, опухоли). Их тяжесть не зависит от дозы, а вероятность появления, как это предполагается, пропорциональна полученной дозе. Кроме того, предполагается, что не существует какой-либо пороговой дозы, ниже которой стохастические эффекты не будут проявляться. Таким образом, стохастические эффекты проявляются при дозах, которые меньше, чем дозы, вызывающие детерминистические последствия, и они могут проявляться после длительных периодов времени (годы, десятилетия) и вызываются радиоактивным облучением. По тексту дозы, вызывающие стохастические последствия, приведены в зивертах (Sv).

Норма, санкционирующая вмешательство

Значение количества (доза, концентрация активности), в случае фактического или предположительного превышения в случае аварии, может потребовать применения каких-то определенных мер защиты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

 

 

 

 

ВРД

– Всесоюзный регистр доз

КЗРЗ

– Комитет по защите от радиации и здравоохранению

ДНК

– Дезоксирибонуклеиновая кислота

ЕК

– Европейская Комиссия

СВОР

– Система аварийного охлаждения реактора

ФАО

– Организация ООН по продовольствию и сельскому хозяйству

МАГАТЭ

– Международное агентство по атомной энергии

МАРИ

– Международное агентство раковых исследований

МКРЗ

– Международная комиссия радиологической защиты

МШЯА

– Международная шкала ядерных аварий

ИНЕКС

– Программа чрезвычайных ядерных учений АЯЭ

МКГЯБ

– Международная консультативная группа по ядерной безопасности

IPHECA

– Международная программа по медицинским последствиям чернобыльской аварии

ИЗЯБ

– Институт защиты и ядерной безопасности

ЯИИАЭ

– Японский исследовательский институт по атомной энергии

НКРЗ

– Национальный комитет радиационной защиты

АЯЭ

– Агентство по ядерной энергии ОЭСР

РНМДР

– Российский национальный медицинский дозиметрический регистр

SKI

– Шведский инспекторат по ядерной энергии

UNSCEAR

– Научный комитет ООН по воздействию атомной радиации

ВОЗ

– Всемирная организация здравоохранения

 

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

А189

Yu.A. Aleksandrovskij, "Psychoneurotic Disorders Associated with the Chernobyl Accident", Medical Aspects of the Chernobyl Accident, TECDOC 516, IAEA, Vienna, 1989.

A193

R.M. Aleksakhin, "Radioecological Lessons of Chernobyl", Radiat. Biol. Ecol., 33:3-80, 1993.

An88

R. Lynn et al., "Global Impact of the Chernobyl Reactor Accident", Science, 242:1513-1519, 1988.

Ba93

M.I. Balonov, "Overview of Doses to the Soviet Population from the Chernobyl Accident and the Protective Actions Applied", The Chernobyl Papers, 1:23-45, Ed. S.E. Merwin and M.I. Balonov, Research Enterprises, Richland, WA, 1993.

Ba94

R.M. Barkhudarov et al., "Characterization of Irradiation Levels of the Population in the Controlled Areas within the First Four Years after the Chernobyl NPP Accident", Institute of Biophysis, Moscow, 1994.

Be87

G. Bengsston, "Radiation Doses in Europe after the Chernobyl Accident", Med. Oncol. Tumor. Pharmacother, 4(3-4): 33-137, 1987.

Be90

S.N. Bergichev et al., "Radioactive Releases Due to the Chernobyl Accident", Fission Product Transport Processes, Ed. J.T. Rogers, Hemisphere, 1990.

Be91

S.T. Bedyaev et al., "The Chernobyl Source Term", Proc. Seminar on Comparative Assessment of the Environmental Impact of Radionuclides Released during Three Major Nuclear Accidents: Kyshtym, Windscale, Chernobyl, EVR-13574, CEC, pp. 71-91, 1991.

Be92

V. Beral, G. Reeves et al., "Childhood Thyroid Cancer in Belarus", Nature. 359:680-681, 1992.

Be94

"Eight Years after Chernobyl", The Republic of Belarus Information Bulletin [published by TRIC, 22001, 17 Moscowskaya, Minsk, Belarus]. 1994.

Be95

V.P. Beskorovajnyj et al., "Radiation Effects of Collapse of Structural Elements of the Sarcophagus", Sarcophagus Safety '94: Proceedings of an International Conference, Zeleny Mys, Chernobyl, Ukraine, (14-18 March 1994), pp. 196-202, OECD/NEA, Paris, 1995.

Bo93

G.C. Bonnazzola et al., "Profiles and Downward Migration of 137Cs and 106Ru Deposited on Italian Soils After the Chernobyl Accident", Health Physics, 64(5): 479-484, 1993.

Bo94

J. Boice and M. Linet, "Chernobyl, Childhood Cancer, and Chromosome 21", BMJ, Editorial, 309:139-140, 1994.

Br88

J.A. Broadway et al., "Estimates of the Radiation Dose and Health Risks to the United States Population Following the Chernobyl Nuclear Plant Accident", Health Physics, 55(3): 533-539, 1988.

Br92

H. Braselmann et al., "Chromosome Analysis in a Population Living in an Area of Germany With the Highest Fallout from the Chernobyl Accident", Mutation Research, 283:221-225, 1992.

Bu91

W. Burkart et al., "Assessing Chernobyl's Radiological Consequences", Nuclear Europe Worldscan, 1(3-4): 27-30, 1991.

Bu93

Y.P. Buzulukov and Y.L. Dobrynin, "Release of Radionuclides During the Chernobyl Accident", The Chernobyl Papers, 1:3-21, Eds. S.E. Merwin and M.I. Balonov, Research Enterprises, Richland, WA, 1993.

Bv95

A.A. Borovoy, "On the Nuclear Safety of Ukritiye", Personal communication, 1995.

Ca87

R.S. Cambrai et al., "Observations on Radioactivity from the Chernobyl Accident", Nuclear Energy, 26:77, 1987.

Ch90

J.P. Chaussade, "Public Confidence and Nuclear Energy", IAEA Bull., 2:7-10, 1990.

Co92

D.L. Collins, "Behavioural Differences of Irradiated Persons Associated with the Kyshtym, Cheliabinsk and Chernobyl Nuclear Accidents", Military Medicine, 157(10): 548-552, 1992.

De87

"Health and Environmental Consequences of the Chernobyl Nuclear Power Plant Accident", A Report to the US Department of Energy, DOE/ER-0332, 1987.

De90

A. Dehos, "Haematological and Immunological Indicators for Radiation Exposure", Kerntechnik, 55(4): 211-218, 1990.

De94

E.P. Demidchik et al., "Thyroid Cancer in Children After the Chernobyl Accident: Clinical and Epidemiological Evaluation of 251 cases in the Republic of Belarus", Proc. of Nagasaki Symposium on Chernobyl: Update and Future, pp. 21-30, Ed. Shigenobu Nagataki, Elsevier, 1994.

De95

L. Devell et al., "The Chernobyl Reactor Accident Source Term: Development of a Consensus View", CSNI Report in preparation, OECD/NEA, Paris.

Dr93

B.M. Drottz-Sjoberg and L. Persson, "Public Reaction to Radiation: Fear, Anxiety or Phobia?", Health Physics, 64(3): 223-231, 1993.

Du94

G.H. Dubreuil, "Un premier bilan des effets psychiques et sociaux de 1'accident de Tchernobyl", Radioprotection, 29(3): 363-376, 1994.

Dz95

S.P. Dzepo et al., "Hydrogeological Effects of the Principal Radioactive Waste Burial Sites Adjacent to the Chernobyl NPP", (Review) Sarcophagus Safety 94, Proceedings of an International Conference, Zeieny Mys, Chernobyl, Ukraine, 14-18 March 1994, pp. 370-382, OECD/NEA, Paris, 1995.

EC87

"Council Decision of 14 December 1987 on Community arrangements for the early exchange of information in the event of a radiological emergency", European Commission, 1987.

EC89

"Council Directive of 27 November 1989 on informing the general public about health protection measures to be applied and steps to be taken in the event of a radiological emergency", European Commission, 1989.

EC89a

"Council Regulation (Euratom) No. 3954/87 of 22 December 1987 laying down maximum permitted levels of radioactive contamination of foodstuffs and of feedingstuffs following a nuclear accident or any other case of radiological emergency", European Commission, 1989.

EC89b

"Commission Regulation (Euratom) No.944/89 of 12 April 1989 laying down maximum permitted levels of radioactive contamination in minor foodstuffs following a nuclear accident or any other case of radiological emergency", European Commission, 1989.

EC89c

"Council Regulation (EEC) No. 2219/89 of 18 July 1989 on the special conditions for exporting foodstuffs and feedingstuffs following a nuclear accident or any other case of radiological emergency", European Commission, 1989.

EC92

"Report on the Meeting to Discuss Reports of an Excess of Thyroid Cancer in the Minsk Region", Organosed by the EC, Neuherberg, 1992.

EC93

"Thyroid Cancer in Children Living Near Chernobyl", EC Expert Panel Report (EUR 15248), EC, 1993.

EC93a

"Council Regulation (EEC) No. 737/90 of 22 March 1990 on the conditions governing imports of agricultural products originating in third countries following the accident at the Chernobyl nuclear power station", European Commission, 1993.

EC94

"Environmental Radioactivity in the European Community 1987-1988-1989-1990", DGXI. EUR 15699, EC, 1994.

EG88

"Preliminary Evaluation of the Impact of the Chernobyl Radiological Contamination on the Frequency of Central Nervous System Malformations in 18 Regions of Europe", The Eurocat Working Group, Paediatr. Perinat. Epidemiol, 2(3): 253-264, 1988.

Er94

V. Erkin et al., "External Doses from Chernobyl Fall-out: Individual Dose Measurements in the Brjansk Region of Russia", Rad. Prot. Dosim., 51(4): 265-273, 1994.

FA91

Joint FAO/WHO Food Standards Programme, Codex Alimentarius. Vol. 1 (1991), section 6.1, "Levels for Radionuclides", 1991.

Fu92

A.Furmanchuk et al., "Pathomorphological Findings in Thyroid Cancers of Children from the Republic of Belarus: A Study of 86 Cases Occurring Between 1986 (post- Chernobyl) and 1991", Histopathology, 21:401-408, 1992.

Fu93

A.W. Furmanchuk et al., "Occult Thyroid Carcinomas in the Region of Minsk, Belarus. An Autopsy Study of 215 Patients", Histopathology, 23:319-325, 1993.

G195

V.N. Glygalo et al., "The Current State of the Regulations on the Safety of Unit 4 at the Chernobyl NPP", Sarcophagus Safety '94: Proceedings of an International Conference, Zeieny Mys, Chernobyl, Ukraine, (14-18 March 1994), pp. 37-42, OECD/NEA, Paris, 1995.

Go93

V.Yu. Golikov et al., "Estimation of External Gamma Radiation Doses to the Population After the Chernobyl Accident", The Chernobyl Papers, 1:247-288, Ed. S.E. Merwin and M.L. Balonov, Research Enterprises, Richland, WA, 1993.

Go95

N.V. Gorbacheva et al., "Hypothetical Accidents in the Sarcophagus", Sarcophagus Safety '94: Proceedings of an International Conference, Zeieny Mys, Chernobyl, Ukraine, (14-18 March 1994), pp. 203-209, OECD/NEA, Paris, 1995.

Go95a

G.M. Gouiko et al., "Estimation of Thyroid Doses for the Evacuees from Pripyat", Submitted to Radiat. Environ. Bio-phys., 1995.

Gu89

P.H. Gudiksen et al., "Chernobyl Source Term, Atmospheric Dispersion, and Dose Estimation", Health Physics, 57(5): 697-706, 1989.

Ha91

L. Hakansson, "Radioactive Caesium in Fish in Swedish Lakes After Chernobyl - Geographical Distributions, Trends, Models and Remedial Measures", The Chernobyl Fallout in Sweden, pp.239-281, Ed. L. Moberg, Stockholm, 1991.

Ha92

T. Harjulehto-Mervalaa et al., "The Accident at Chernobyl and Trisomy 21 in Finland.", Mutation Research, 275:81-86, 1992.

Ha92a

М. С. Н. Haeusler et al., "The Influence of the Post-Chernobyl Fallout on Birth Defects and Abortion Rates in Austria", Amer. J Obstet. Gynecol, 167:1025-1031, 1992.

Hj94

U. Hjalmars et al., " Risk of Acute Childhood Leukaemia in Sweden After the Chernobyl Reactor Accident", BMJ, 309(16): 154, 1994.

Ho91

"The use of Chernobyl Fallout Data to Test Model Predictions of the Transfer of 131I and 137Cs from the Atmosphere through Agricultural Food Chains", Report CONF-910434-7, F.O. Hoffman Oak Ridge National Lab., TN (USA), 1991.

Ho94

M. Hoshi et al., "137Cs Concentration Among Childen in Areas Contaminated with Radioactive Fallout from the Chernobyl Accident: Mogilev and Gomel Oblasts, Belarus", Health Physics, 67(3): 272-275, 1994.

Ho95

E. Holm, "Fluzes and Technological Enhancement of Radi-onuclides in the Forest Industry", Proc. of NEA Workshop on the Agricultural Issues Associated with Nuclear Emergencies, (June 1995), OECD/NEA, Paris, 1996.

Hu87

P. Hull, "Preliminary Dose Assessment of the Chernobyl Accident", BNL Report 38550, Brookhaven National Laboratory, 1987.

Hu88

P. Hull, "Update and Comparison of Dose Estimates following the Chernobyl Accident", Transactions of the American Nuclear Society; Off-site Consequences and Related Insights from Chernobyl, 15:163-169, 1988.

IA86

Post-Accident Review Meeting on the Chernobyl Accident, IAEA, Vienna, 1986.

IA86a

"Summary Report on the Post-Accident Review Meeting on the Chernobyl Accident", Safety Series No. 75 INSAG-1, IAEA, Vienna, 1986.

IA86b

IAEA Convention on Early Notification of a Nuclear Accident, IAEA, Vienna, 1986.

IA86c

IAEA Convention on Mutual Assistance in the Event of a Nuclear Accident or Radiological Emergency, IAEA, Vienna, 1986.

IA87a

"Techniques and Decision-Making in the Assessment of Off-Site Consequences of an Accident in a Nuclear Facility", Safety Series No. 86, IAEA, Vienna, 1987.

IA89

"Medical Aspects of the Chernobyl Accident", TECDOC-516, IAEA, Vienna, 1989.

IA89a

"Radioactive Fallout in Food and Agriculture", TECDOC-494, IAEA, Vienna, 1989. г

IA89b

"Cleanup of Large Areas Contaminated as a Result of a, Nuclear Accident", Technical Report Series No. 300, IAEA, Vienna, 1989.

IA89c

"Principles and Techniques for Post-Accident Assessment and Recovery in a Contaminated Environment of a Nuclear Facility", Safety Series No. 97, IAEA, Vienna, 1989.

IA91

IAEA, "The International Chernobyl Project-Assessment of Radiological Consequences and Evaluation of Protective Measures", Report by an International Advisory Committee, IAEA, Vienna, 1991.

IA91a

"Planning for Cleanup of Large Areas Contaminated as a Result of a Nuclear Accident", Technical Report Series No. 327, IAEA, Vienna, 1991.

IA92

"Disposal of Waste from the Cleanup of Large Areas Contaminated as a Result of a Nuclear Accident", Technical Report Series No. 330, IAEA, Vienna, 1992.

IA94

"Guidelines for Agricultural Countermeasures Following an у Accidental Release of Radionuclides", IAEA/FAO Technical report Series No. 363, IAEA, Vienna, 1994.

IA94a

"Intervention Criteria in a Nuclear or Radiation Emergency", Safety Series No. 109, IAEA, Vienna, 1994.

IC90

ICRP, "1990 Recommendations of the International Commission on Radiological Protection", ICRP Publication 60, Annals of the ICRP, 21(1-3), 1991.

IC92

ICRP, "Principles for Intervention for Protection of the Public in a Radiological Emergency", ICRP Publication 63, Annals of the ICRP, 22(4), 1992.

Il87

L.A. Ilyin and A.O. Pavlovskij, "Radiological Consequences of the Chernobyl Accident in the Soviet Union and Measures Taken to Mitigate Their Impact", IAEA, Bulletin 4, 1987.

Il90

L.A. Ilyin et aL, "Radiocontamination Patterns and Possible Health Consequences of the Accident at the Chernobyl Nuclear Power Station", J. Radiol. Prot., 10(1): 3-29, 1990.

IP95

IPSN, “Tchernobyl 9 ans apres”, Dossier de presse, Institut de protection et de surete nucleaire (IPSN), Mission Communication, 1995.

Ir91

L.M. Irgens et al., "Pregnancy Outcome in Norway After Chernobyl", Biomed. & Pharmacother, 45:33-241, 1991.

Iv93

E.P. Inanov et al., "Child Leukaemia after Chernobyl", Letter to Nature 365:702, 1993.

Iv94

V.K. Ivanov et al., "Planning of Long-term Radiation and Epidemiological Research on the Basis of the Russian National Medical and Dosimetric Registry", Proceedings of Nagasaki Symposium on Chernobyl: Update and Future, pp. 203-216, Ed. Shigenobu Nagataki, Elsevier, 1994.

Iv95

N.P. Ivanova et al., "Population Doses in Russia from Plutonium Fallout Following the Chernobyl Accident", Rad. Prot. Dosim, 58(4): 255-260, 1995.

Ka92

V.S. Kasakov et. al. and Baverstock et al., "Thyroid Cancer After Chernobyl", Nature, 359:21-22, 1992.

Ko90

V.I. Komarov, "Radioactive Contamination and Decontami-nation in the 30 km zone surrounding the Chernobyl Nuclear Power Plant", IAEA-SM-306/124, 2:3-16, 1990.

Kr95

I.I. Kryshev, "Radioactive Contamination of Aquatic Ecosystems Following the Chernobyl Accident", J. Environ. Radioactivity, 27(3): 207-219, 1995.

Ku95

V.A. Kurnosov et al., "Design of Shelter - Experience of Planning and Construction in 1986", Sarcophagus Safety '94: Proceedings of an International Conference, Zeleny Mys, Ukraine (14-18 March 1994), pp.243-250, OECD/NEA, Paris, 1995.

La95

J.M. Lavie, Personal communication, 1995.

Li89

L.A. Likhtarev et al., "Radioactive Contamination of Water Ecosystems and Sources of Drinking Water", Medical Aspects of the Chernobyl Accident, TECDOC 516, IAEA, Vienna, 1989.

Li92

R.T. Lie et al., "Birth Defects in Norway by Levels of External and Food-based Exposure to Radiation from Chernobyl", Am. J. Epidemiol., 136:377-388, 1992.

Li93

J. Little, "The Chernobyl Accident, Congenital Anomalies and Other Reproductive Outcomes", Paediatr. Perinat. Epidemiolog., 7(2): 121-151, 1993.

Li93a

I.A. Likhtarev et al., "Exposure Doses to Thyroid of the Ukrainian Population After the Chernobyl Accident", Health Physics, 64:594-599, 1993.

Li94

I.A. Likhtarev et al., "Retrospective Reconstruction of Individual and Collective External Gamma Doses of Population Evacuated after the Chernobyl Accident", Health Physics, 66(6): 43-652, 1994.

Ma89

C.J. Martin et al., "Caesium-137, Cs-134 and Ag-11Om in Lambs Grazing Pasture in NE Scotland Contaminated by Chernobyl Fallout", Health Physics, 56(4): 459-464, 1989.

Ma91

J. Malone et al., "Thyroid Consequences of Chernobyl Accident in the Countries of the European Community", J. Endocrinol. Invest., 14:701-717, 1991.

Me92

F.A. Mettler et al., "Administration of Stable Iodine to the Population Around the Chernobyl Nuclear Power Plant", J. Radiol. Prot., 12(3): 159-165, 1992.

Mo87

M. Morrey et al., "Preliminary Assessment of the Radiological Impact of the Chernobyl Reactor Accident on the Population of the European Community", A Report to the Commission of the European Community, 1987.

NE87

"The Radiological Impact of the Chernobyl Accident in OECD Countries", OECD/NEA, Paris, 1987.

NE88

G. Boeri and C. Viktorsson, "Emergency Planning Practices and Criteria in the OECD Countries After the Chernobyl Accident: A Critical Review", OECD/NEA, Paris, 19SS.

NE89

"Nuclear Accidents: Intervention Levels for Protection of the Public", OECD/NEA, Paris, 19S9.

NE89a

"The Influence of Seasonal Conditions on the Radiological Consequences of a Nuclear Accident", Proceedings of an NEA Workshop, Paris, September 1988, OECD/NEA, Paris, 19S9.

NE89b

"Emergency Planning in Case of Nuclear Accident: Technical Aspects", Proceedings of a Joint NEA/CEC Workshop, Brussels, June 1989, OECD/NEA, Paris, 19S9.

NE90

"Protection of the Population in the Event of a Nuclear Accident", OECD/NEA, Paris, 1990.

NE93

"Off-site Nuclear Emergency Exercises", Proceedings of an NEA Workshop, The Hague, November 1991, OECD/NEA, Paris, 1993.

NE94

"Radiation Protection Today and Tomorrow: A Collective Opinion of the Committee on Radiation Protection and Public Health", OECD/NEA, Paris, 1994.

NE95

"INEXI: An International Nuclear Emergency Exercise", OECD/NEA, Paris, 1995.

NE95a

"Short-Term Countermeasures After a Nuclear Emergency", Proceedings of an NEA Workshop, June 1994, Stockholm, OECD/NEA, Paris, 1995.

NE96

"Agricultural Issues Associated with Nuclear Emergencies", Proceedings of an NEA Workshop, June 1995, OECD/NEA, Paris, 1996.

NE96a

"Emergency Data Management", Proceedings of an NEA Workshop, Zurich, September 1995, OECD/NEA, Paris, 1996.

Ni94

Y. Nikiforuk and D.R. Gnepp, "Paediatric Thyroid Cancer After the Chernobyl Disaster", Cancer, 74(2): 74S-766, 1994.

OF93

"Environmental Radioactivity and Radiation Exposure in Switzerland-1993", Federal Office of Public Health, Bern, 1993.

Pa88

H.G. Paretzke, "The Impact of the Chernobyl Accident on Radiation Protection", Health Physics, 55(2): 139-143, 19S8.

Pa89

N. Parmentier and J-C. Nenot, "Radiation Damage Aspects of the Chernobyl Accident", Atmospheric Environment, 23:771-775, 19S9.

Pa92

D.M. Parkin et al., "Childhood Leukaemia Following the Chernobyl Accident", The European Childhood Leukaemia-Lymphoma Incidence Study (ECLIS), DM Parkin/ob/mg-10S9, 1992.

Pa93

L. Padovani et al., "Cytogenetic Study in Lymphocytes from Children Exposed to Ionizing Radiation after the Chernobyl Accident", Mutation Research, 319:55-60, 1993.

Pa94

W. Paile and S. Salomaa, "Radiogenic thyroid cancer in Belarus: Fact or fiction?", Note: J. Radiolog. Prot., 14(3): 265-269, 1994.

Pe88

G. Pershagen, "Health Effects of Chernobyl", BMJ, 297:14SS-14S9, 19SS.

Pr91

A. Prisyazhiuk et al., "Cancer in the Ukraine, Post Chernobyl", Letter to the Lancet, 338:1334-1335, 1991.

Pr95

B.S. Prister et al., "Agricultural Aspects of Consequences of the Accident on the Chernobyl NPP in the Ukraine", Proc. of NEA -workshop on The Agricultural Issues Associated with Nuclear Emergencies, (June 1995), OECD/NEA, Paris, 1996.

Pu92

E.E. Purvis, III and M. Goldman, "Statement to the U.S. Senate, Committee on Environment and Public Works", Los Alamos Technical Associates Inc., July 1992.

Re87

P. Reizenstein, "Carcinogenicity of Radiation Doses Caused by the Chernobyl Fall-out in Sweden, and Prevention of Possible Tumors", Med. Oncol. Tumor. Pharmacother, 4(1): 1-5, 19S7.

Ri94

"Estimation of the Individual and Collective Doses Received During Post-Accident Period by the Inhabitants of Belarus", Research Institute of Radiation Medicine, Minsk, 1994.

Ri95

J.I. Richards et al., "Standards and Criteria Established by International Organisations for Agricultural Aspects of Radiological Emergency Situations", Proc. of NEA workshop on The Agricultural Issues Associated with Nuclear Emergencies, (June 1995), OECD/NEA, Paris, 1996.

Ro92

E. Ron et al., Letter to the Editor, "Thyroid Cancer Incidence", Nature, 360:113, 1992,

Sa94

В. Salbu et al., "The Mobility of 137Cs and 90Sr in Agricultural Soils in the Ukraune, Belarus and Russia 1991", Health Physics. 67(5):518-528, 1994.

Sc93

W. Scheid et al., "Chromosome Aberrations in Human Lymphocytes Apparently Induced by Chernobyl Fallout", Note to Health Physics, 64(5): 531-534, 1993.

Sc94

K.M. Schlumberger, "Thyroid Cases after Chernobyl: Importance of Prophylaxis", Radioprotection, 29(3): 397-404, 1994.

Se95

A.V. Sevan'kaev et al., "Chromosomal Aberrations in Lym-phocytes of Residents of Areas Contaminated by Radioactive Discharges from the Chernobyl Accident", Rad. Prot. Dosim., 58(4): 247-254, 1995.

Se95a

A.V. Sevan'kaev et al., "High Exposures to Radiation Received by Workers Inside the Chernobyl Sarcophagus", Rad. Prot. Dosim., 59(.2): 85-91, 1995.

Si94

A.R. Sich, "Chernobyl Accident Management Actions", Nuclear Safety, 35(1), 1994.

Si94a

A.R. Sich, "Chernobyl Thesis", Letter to the Editor, Science, 265:859-861, 1994.

Sj87

L. Sjoberg and B.M. Drottz, "Psychological Reactions to Cancer Risks After the Chernobyl Accident", Med. Oncol. Tumor. Pharmacother, 4(3-4): 259-271, 1987.

So95

G. Souchkevitch, "Participants in the Clean-up Operations Following the Chernobyl Disaster: State of Health and Medical Monitoring in Belarus, Russia and Ukraine", Personal communication, 1995.

Sp91

К. Sperling et al., "Frequency of Trisomy 21 in Germany Before and After the Chernobyl Accident", Biomed. & Pharmacother. 45:255-262, 1991.

St92

E.R. Stiehm, "The Psychologic Fallout From Chernobyl", AJDC, 146:761-762, 1992.

St93

G. Stephan and U. Oestreicher, "Chromosome Investigation of Individuals Living in Areas of Southern Germany Contaminated by Fallout from the Chernobyl Reactor Accident", Mutation Research, 319:189-196, 1993.

St95

Stsjazhko V.A. et al., "Childhood Thyroid Cancer Since Accident at Chernobyl", Letter to the Editor, BMJ, 310(6982): 801, 1995.

Ta94

Т. Ito et al., "Activated RET Oncogene in Thyroid Cancers of Children from Areas Contaminated by Chernobyl Accident", Lancet, 344:259, 1994.

To95

V.K. Tolstonogov, "Current State of the Sarcophagus and Safety Problems", "Sarcophagus Safety '94", Proceedings of an International Conference, Zeieny Mys, Chernobyl, Ukraine, (14-18 March 1994), pp. 13-36, OECD/NEA, Paris, 1995.

Ts94

A.F. Tsyb et al., "Disease Incidences of the Thyroid and Their Dose Dependence in Children Affected as a Result of the Chernobyl Accident", Proc. of Nagasaki Symposium on Chernobyl: Update and Future, pp. 9-19, Ed. Shigenobu Nagataki Elsevier, 1994.

UN88

United Nations Scientific Committee on the Effects of Atomic Radiation (UNSCEAR), Report to the United Nations, 1988.

US91

"Radiation Maps in the Territory of the European Part of the USSR as of December 1990. Densities of Area Contamination by Caesium-137, Strontium-90, and Plutonium-239, 240", USSR State Committee on Hydrometeorology, Minsk, SCH, 1991.

Ve93

L. Verschaeve et al., "Chromosome Aberrations of Inhabitants of Byelorussia: Consequence of the Chernobyl accident", Mutation Research, 287:253-259, 1993.

Vo95

I.F. Vovk et al., "Geological and Hydrogeological Features of the ChAES 30-kilometer Zone and Possibilities for the Deep or Shallow Burial of Radioactive Wastes", "Sarcophagus Safety '94", Proceedings of an International Conference, Zeieny Mys, Chernobyl, Ukraine, (14-18 March 1994), pp. 341-357, OECD/NEA, Paris, 1995.

Wa87

E.A. Warman, "Soviet and Far-Field Radiation Measurements and an Inferred Source Term from Chernobyl.", TP87-13, Stone and Webster Engineering Corp. Boston, MA. 1987.

WH87

"Nuclear Accidents: Harmonisation of the Public Health Response", WHO Regional Office for Europe, Copenhagen, 1989.

WH88

"Derived Intervention Levels for Radionuclides in Food", WHO, Geneva, 1988.

WH90

WHO, "The Effects on the Thyroid of Exposed Populations Following the Chernobyl Accident", A Report on a Symposium: Chernikov, 3-6 December 1990, EUR/ICP/CEH/101, WHO Regional Office for Europe, Copenhagen, 1990.

WH90a

Report of a WHO Working Group on Psychological Effects of Nuclear Accidents held in Kiev, USSR, 28 May-1 June 1990, EUR/ICP/CEH/093(S) 7236r, WHO Regional Office for Europe, Copenhagen, 1990.

WH94

WHO, "Report of the Expert Meeting on Thyroid Cancer After the Chernobyl Accident", Kiev, Ukraine, 18-21 October, 1993, WHO, Geneva, 1994.

WH95

WHO, "Report on the Pilot Phase of the International Programme on the Health Effects of the Chernobyl Accident", (IPHECA), WHO, Geneva, 1995.

Wi94

D. Williams, "Chernobyl, eight years on", Nature, 371:556, 1994.

Wi94a

D. Williams, "Thyroid Cancer in United Kingdom Children and in Children Exposed to Fall-out from Chernobyl", Proc. of Nagasaki Symposium on Chernobyl: Update and Future, pp. 89-94, Ed. Shigenobu Nagasaki Elsevier, 1994.

Ze86

J. Bischoffet al., "It Can't Go On Like That. From Brokdorf to Wackersdorf: Will the Revived Resistance Against Atomic Energy End in a Dead Circle of Violence", Zeit, 41(25): 25-29, 1986.

Zv93

I.A. Zvonova and M.I. Balonov, "Radioiodine Dosimetry and Prediction of Consequences of Thyroid Exposure of the Russian Population following the Chernobyl Accident", The Chernobyl Papers, 1:71-125, Eds. S.E. Merwin & M.I. Balonov, Research Enterprises, Richland, WA, 1993.

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна