Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Чернобыль. Сборник статей. 1. Komariv. Отзыв на книгу Светланы Алексиевич "Чернобыльская молитва". 2. А.А. Козлов. Радиофобия: Чего нужно, а чего не нужно бояться. 3. Семь мифов о Чернобыле: Беседа Светланы Кузиной с Самуилом Петровичем Ярмоненко. 4. Рафаэль Варназович Арутюнян. Десять мифов вокруг аварии на Чернобыльской АЭС. 5. Чернобыль: между домыслами и фактами. 6. Полина Волкова. Радиофобия. Сон разума рождает чудовищ.

15.10.2015 21:54      Просмотров: 2027      Комментариев: 0      Категория: Опровержение экологических мифов

Чернобыль

 Сборник статей 

1. Komariv.  Отзыв на книгу Светланы Алексиевич "Чернобыльская молитва". 

2.  А.А. Козлов.  Радиофобия:  Чего нужно, а чего не нужно бояться.

3. Семь мифов о Чернобыле: Беседа Светланы Кузиной с Самуилом Петровичем Ярмоненко.

4.  Рафаэль Варназович Арутюнян.   Десять мифов вокруг аварии на Чернобыльской АЭС.

 

Статья 1

Отзыв на книгу Светланы Алексиевич "Чернобыльская молитва"

URL:  http://komariv.livejournal.com/21285.html

 
 

Периодически возникает необходимость рассказать, что я думаю о книге "Чернобыльская молитва" Светланы Алексиевич. Произведение это состоит из воспоминаний пострадавших в результате Чернобыльской аварии людей. К сожалению, автор не потрудилась хоть сколько-нибудь изучить историю процесса ликвидации последствий аварии, и отсеять из свидетельств  явно ошибочные, а порой и просто нелепые моменты. В итоге, книга "Чернобыльская молитва" вместо сборника воспоминаний превратилась в подборку бреда, излагаемого с серьезным лицом и  трагическим надрывом в голосе.


Общий вывод - книга не просто не рекомендуема к прочтению, а вредна, поскольку содержит не просто неверную информацию, а глупости, что формирует неправильное восприятие трагических последствий Чернобыльской аварии. Ниже приведу несколько наиболее запомнившихся моментов со своими комментариями.

Из "Интервью с автора с самим собой":

Я  долго  писала эту  книгу...  Почти  двадцать  лет...  Встречалась  и разговаривала  с  бывшими работниками станции, учеными, медиками, солдатами, переселенцами, самоселами...

Запомним эти слова. Двадцать лет.

...Первый  раз  сказали, что у нас радиация, так мы думали: это болезнь какая-то, кто заболеет -- сразу помирает. Нет, говорят, что-то такое, что на земле лежит и в землю лезет, а увидеть нельзя. Зверь, может, видит и слышит,а человек  нет. А  это неправда! Я видела...  Этот цезий у меня  на  огороде валялся,  пока дождь его не намочил. Цвет у него такой чернильный... Лежит и переливается  кусочками...  Прибежала  с колхозного  поля и  пошла  на  свой огород...  И  такой  кусочек  синий...  А  через  двести  метров еще один... Величиной  с  платочек, что  у меня  на  голове.  Крикнула я соседке, другим бабам,  мы все оббегали. Все  огороды, поле вокруг... Гектара  два... Может, четыре  больших  кусочка  нашли...  А один  был красного  цвета...  Назавтра посыпал дождь. С самого утра. И к обеду их не стало. Приехала милиция, а уже не   было  чего  показать.  Только  рассказывали...  Кусочки  вот   такие... (Показывает руками.) Как мой платочек. Синие и красные.

Тут все ясно, кроме одного: зачем придумки малограмотного человека в книге приводить? Жалко, милиция приехала, надо бы скорую. По их линии есть учреждение, где и не такие истории всерьез слушают.

А  гребешки у кур  были  черные, а не красные  -- радиация.  И сыр не получался. Месяц жили без  творога и сыра.  Молоко не  кисло, оно в  порошок сворачивалось, белый порошок. Радиация...

Эта  радиация  у  меня  на  огороде   была.  Огород  весь  побелел, беленький-беленький, как чем-то посыпанный. Какими-то кусочками... Я думала, может, что-то из лесу принесло. Ветер насыпал.

Из той же оперы. И это не в контексте выдумок, это все начало книги такое.

Вот пеночка. Из воспоминаний ликвидатора:

Возвратились домой. Все  с себя снял, всю одежду, в  которой там был, и выбросил в мусоропровод. А пилотку подарил маленькому сыну. Очень он просил. Носил, не снимая. Через два года ему поставили диагноз: опухоль мозга...
Дальше допишите сами... Я не хочу дальше говорить...

Итак, человек зачем-то пронес зараженную форму через дозконтроль и понимает, что ее лучше выбросить. (Уже странно) Но сын просит пилотку, как быть? И ему дают пилотку! Все правильно сделали. Впрочем, папа эту пилотку на голове носил, что во многом объясняет его поведение: все, что могло в той голове думать, излучением поражено.

Мое любимое:

"Что запомнилось...Врезалось в память?
Целый  день мотаюсь  по  деревням... С  дозиметристами... И ни одна  из женщин  не  предложит яблоко...  У мужчин  страха меньше, принесут  самогон, сало: "Давай пообедаем". И отказываться неудобно, и  пообедать чистым цезием -- мало радости. Выпьешь. Без закуски.

Белые  грибы хрустели под  колесами машин.  Разве это нормально? В реке плавали толстые и ленивые сомы, раз в пять-семь больше привычного. Разве это нормально? Разве...

В одной деревне все-таки усадили за стол...  жареная баранина... Хозяин подвыпил и признался: "Молодой  барашек. Зарезал, потому что  не мог на него смотреть.  Ну,  и уродина! Есть даже  неохота". Я  --  хлоп стакан самогона. После этих слов... Хозяин смеется: "Мы  тут адаптировались,  как колорадские жуки."
Поднесли дозиметр к дому - зашкаливает..."

Итак, ездит бригада дозиметристов. Они не просто видят последствия облучения, но и знают его реальные уровни. Их приглашают за стол. Что нужно сделать в зараженной местности? Правильно, измерить сначала радиационный фон. Тем более, аппаратура есть. Но как-то забыли на почве предшествовавших угощений самогоном. Конечно, если стаканами пить. Кстати, что делает дозиметрист, если у него прибор зашкаливает? Правильно, переключает прибор на следующий поддиапазон измерения. Но самогон, видимо, не дает этого сделать.

Кроме того, какой бы ни был дозиметр, если он хоть в каком-то поддиапазоне зашкаливает, то фон слишком велик для проживания там людей. А тут речь не о самоселах, а о целых деревнях, причем уже через некоторое время после аварии, ведь упомянутые мутанты-сомы и барашек успели вырасти.

Вывод прост: то ли автор врет, а Алексиевич в силу своей некомпетентности этого не видит, либо она сама это все придумала. В любом случае, зашкаливает тут не дозиметр, а дурь.

В хате  печка  топится, сало жарится. Дозиметр приставишь: не печка,  а маленький реактор.
Вот у Алексиевич если дозиметры, так зашкаливают. Каких-то показаний у них нет на всем протяжении книги. Серьезно.

А я как раз  перед этим  прошел  курсы  по  гражданской  обороне,  нам  выдавали информацию  тридцатилетней давности: пятьдесят рентген -- смертельная  доза.

Ну да. Не знает ни автор, ни рассказчик, что самая легкая степень лучевой болезни развивается при дозе вдвое большей. Расказчик-то ладно, мы уже привыкли, что интервью брались то ли у помешанных, то ли у алкоголиков. Но "книга писалась почти двадцать лет". И за это время не ориентироваться в дозах хотя бы примерно...

Через два месяца мы  уже начали что-то понимать. Давай  спрашивать: "Мы же  не   смертники.   Побыли  два   месяца,  хватит.  Пора  нас   поменять". Генерал-майор Антошкин проводил с нами беседу, откровенничал: "Нам невыгодно вас менять. Мы  вам  дали один  комплект одежды. Второй,  третий. Вы  навыки приобрели.  Менять вас -- дорогое дело, хлопотное". И  упор на то, что мы -- герои.


Во-первых, срок пребывания в Зоне определялся не количеством дней, а накопленной дозой облучения. Получил 25 рентген - езжай домой.

Во-вторых, спустя два месяца от своего появления в Зоне рассказчик с Антошкиным говорить не мог, его уже там не было. Ладно рассказчик перепутал Антошкина с Таракановым (я так думаю, что с Таракановым), но Алексиевич могла примерно хронологию представлять?!

В общем, хватит. И так понятно, что книга представляет собой откровенную халтуру и попытку (успешную) сколотить на человеческом горе свой капитал, приобрести популярность. До написания этого поста я предлагал экземпляры "Чернобыльской молитвы" сжигать. Теперь я предлагаю воздвигнуть из них памятник самой Светлане Алексиевич. И пусть ей будет стыдно.

Анатолий Краснянский: Восьмого октября 2015 года Нобелевский комитет присудил белорусской писательнице Светлане Алексиевич премию по литературе.



Приложение

Скриншот (сделан 15.10.2015) страницы: http://komariv.livejournal.com/21285.html

 

KL61

 

 

 

Статья 2

А.А. Козлов

Радиофобия

Чего нужно, а чего не нужно бояться

Источник информации - http://world.lib.ru/k/kozlow_a_a/radiobiologija.shtml

А.А.Козлов, доктор физико-математических наук, биофизик.

       3-го мая по первой телевизионной программе прошла передача Гордона, посвященная перспективам российской атомной энергетики. В этой передаче, изначально носившей дискуссионный характер, прекрасно выступил докладчик - профессор В.Г. Асмолов1. Естественно, что дискуссия разгорелась не вокруг технических аспектов атомной энергетики, а вокруг вопросов, связанных с возможной опасностью для здоровья населения при расширении сети АЭС. В нашей стране, пережившей 20 лет тому назад катастрофу на ЧАЭС, страх перед радиацией любых видов вполне понятен, хотя и не всегда обоснован. Этот страх поддерживается, в основном, не всегда объективными СМИ, в которых то ли по незнанию, то ли целенаправленно высказывается точка зрения о безусловном вреде радиации. Постараемся досконально разобраться в этом вопросе.

1Асмолов Владимир Григорьевич родился в 1946 году в Москве.  Доктор Технических наук, автор более 170 научных трудов. Окончил в 1970 году Московский энергетический институт по специальности «Теплофизика».   С 1970 по 1992 гг. работал инженером, старшим инженером, начальником группы, начальником лаборатории, начальником отдела Института атомной энергии им. И.В. Курчатова.

       Жизнь на Земле, с момента ее зарождения, всегда существовала под воздействием естественного радиационного фона (ЕРФ). Этот фон складывается из трех компонент. Как известно, из космоса на Землю падает поток высокоэнергичных частиц, значительная доля которых теряет часть своей энергии при прохождении сквозь атмосферу, а электрически заряженные частицы не слишком большой энергии отклоняются магнитным полем Земли. Это - первая компонента, так называемые космические лучи.

       В состав всего, что нас окружает, входят модификации атомов различных элементов - радиоактивные изотопы, которые нестабильны и, распадаясь, испускают три вида частиц: альфа-частицы (ядра гелия), бета-частицы (электроны обоих знаков) и гамма-частицы (высокоэнергичные кванты электромагнитной природы). Кроме того, при самопроизвольном распаде ядер тяжелых элементов - их делении - вылетают нейтроны и осколки (ядра более легких атомов). Это - вторая компонента ЕРФ.

       Какое-то количество радиоактивных изотопов входит в состав самих биологических объектов. Их распад - инкорпорированное излучение - третья компонента ЕРФ.

       В зависимости от состава окружающих горных пород, высоты над уровнем моря и географической широты местности, доза, получаемая биологическими объектами от ЕРФ, меняется в широких пределах: от десятых долей до единиц мкЗв/час. Поэтому понятие "нормальный радиационный фон" не имеет определенных пределов. Например, в большинстве регионов России ЕРФ порядка (0.10 - 0.14) мкЗв/ч, а при полете самолета на высоте 10 км, радиационный фон в нем достигает (2.0 - 2.5) мкЗв/ч.

       За время своего развития жизнь на Земле прекрасно адаптировалась к такому облучению, учитывая еще, что в ранние геологические периоды это облучение было существенно выше. Более того, есть точка зрения, подкрепленная косвенными экспериментальными данными, что жизнь вообще невозможна без ЕРФ. Впрочем, это тема для отдельного разговора, не входящая в обсуждаемые проблемы.

       Бытующая (или - бытовавшая?) парадигма современной радиобиологии гласит, что радиация, вне зависимости от дозы, безусловно вредна. Попробуем опровергнуть такую точку зрения. Для начала приведем материалы нескольких публикаций.

       Еще в 1976 году американцы опубликовали статистические данные, полученные при диспансеризации населения страны за 15 лет наблюдений, по частоте возникновения всех видов онкологических заболеваний,. Оказалось, что если в целом по стране частота возникновения всех видов рака составляет 150 человек на каждые 100 тысяч населения, то в 14-ти штатах, где радиоактивный фон в (1.4-1.6) раз больше, это число составляет 133 человека на 100 тысяч, а в четырех штатах с превышением среднего фона до 2.5 раз - 125 человек на каждые100 тысяч населения.

       Японцы, занимающиеся наблюдениями за населением, подвергнувшемся облучению при бомбардировках Хиросимы и Нагасаки, отмечают, что отдаленные последствия облучения (естественно, среди выживших граждан) достоверно заключаются в снижении случаев лейкемии. Кроме того (и это было озвучено во время передачи Гордона), средний возраст людей, получивших в то время небольшие дозы облучения, в среднем на 3 года превышает средний возраст остального населения.

       Это - результаты, полученные при обследовании людей. А в специальной литературе опубликован обширный материал, полученный в экспериментах на животных.

Показано, что незначительное повышение доз облучения (по отношению к ЕРФ) повышает иммунный статус, увеличивает продолжительность жизни, уменьшает восприимчивость к инфекциям и т.п.

       Известно, что основная опасность облучения заключается в нарушениях генетического материала объектов. В нормальных условиях в генетическом материале клеток биологических объектов, у каждого из нас, в частности, присутствует около 4 % клеток с генетическими дефектами. Считается, что, в основном, это вызвано радиационными повреждениями. В принципе, к нарушениям генетических структур могут приводить химические агенты, бактериальные и вирусные инфекции, радиационное облучение, локальные температурные флуктуации. Простыми расчетами, на основании опубликованных материалов по радиационной генетике, нами показано, что из этих 4 % повреждений в естественных условиях на долю радиации приходится существенно меньше даже 0.01 % процента. (На наш взгляд, основным повреждающим фактором является химия).

Поэтому, дополнительное облучение дозами порядка 10 фонов, практически не наносит вреда. В наших опытах показано, что хроническое гамма-облучение дозой, в 50 раз превышающей ЕРФ, клеток периферической крови человека не позволило выявить увеличения хромосомных аберраций в опыте по сравнению с контролем. Аналогичный результат получен и при облучении личиночной стадии дрозофилы (там определялись мутации).

       В экспериментах по дополнительному облучению животных разных видов (в частности, в 10-километровой зоне аварии на ЧАЭС) сравнительно небольшими дозами, рядом авторов показано достоверное увеличение в опытных группах относительных (по отношению к массе всего тела) масс печени, селезенки и тимуса. А ведь эти органы несут основную функцию защиты организма от любых вредных воздействий. Этим и можно объяснить пользу сверхмалых (до 10 фонов) доз дополнитеьного облучения.

       Резюмируя, можно сказать, что наружное облучение в сверхмалых дозах не может принести ощутимого вреда организму, более того, оно стимулирует его защитные силы.

Совсем другое дело с облучением "изнутри", когда человек (или животное) вдыхает аэрозоли, содержащие частицы радиоактивных изотопов. Ведь действие источника излучения обратно пропорционально квадрату расстояния до него. И, если крупинка радиоактивного элемента с расстояния даже в десяток сантиметров не принесет вреда, то осев на слизистых оболочках легких, локально она создаст очень большую дозу облучения, что чревато непредсказуемыми последствиями. То же самое может произойти и проглатывании такой крупинки с пищей или водой.

В зоне отчуждения вокруг ЧАЭС живут люди. За время, прошедшее со дня аварии, вся радиоактивная пыль осела, впиталась в почву, частично из нее вымылась дождевой водой. Поэтому вероятность вдохнуть или проглотить радиоактивный кусочек ничтожно мала. А потреблять в пищу растения, там произрастающие, вполне возможно, поскольку корневая система растений не может втянуть даже микроскопический кусочек радиоактивного изотопа. То же самое касается потребления в пищу молока и мяса.

       В дополнение можно еще заметить, что по рассказам людей, побывавших в зоне ЧАЭС, растительность в тех местах буйно разрослась, причем это касается и ее размеров, превышающих обычные

 

 

Статья 3

7 мифов о Чернобыле

 

Беседа Светланы Кузиной с Самуилом Петровичем Ярмоненко

Источник информации - http://www.kp.ru/daily/22492/15314/  (13 февраля 2002 года).

 

 

 

Ученые утверждают: страх облучения погубил не меньше народу, чем сама радиация

 

На днях был опубликован сенсационный отчет Научного комитета по действию атомной радиации (НКДАР) ООН «Человеческие последствия ядерного инцидента в Чернобыле». В нем утверждается: нет, не было и не ожидается никаких тяжелых массовых последствий чернобыльской катастрофы!


Как же так?! Ночью 26 апреля 1986 года после взрыва реактора на четвертом блоке Чернобыльской АЭС в небо взлетело и рассеялось на огромных территориях жуткое количество радиоактивных веществ. Тогда же иностранные газеты заходились в истерике: «Чернобыльская катаcтрофа», «Хиросима, Нагасаки и Чернобыль», «В Чернобыле тела тысяч людей зарывают во рвах». За 11 дней было эвакуировано более ста тысяч человек. На ликвидацию последствий аварии были брошены тысячи медиков, сотни тысяч «ликвидаторов». В конце 2000 года украинские власти по требованию западных соседей закрыли злосчастную АЭС.

Вот основные выводы НКДАР ООН:

а) воздействие радиации на здоровье людей оказалось меньшим, чем предполагали пятнадцать лет назад; б) больше вреда принесло переселение людей из пострадавших районов: разрушены семьи, безработица среди вынужденных мигрантов, депрессии и болезни, вызванные стрессом; в) льготы, отпуска, продовольственная и медицинская помощь, которую получают жертвы Чернобыля, сделали их зависимыми от государства и воспитали в них чувство фатализма и пессимизма; г) до сих пор нет международно признанных свидетельств повышения частоты заболевания лейкозом среди населения, проживающего на загрязненных радионуклидами территориях, а также среди тех, кто работал на восстановлении атомной станции. Нет статистически значимых свидетельств роста и других раковых заболеваний, а также рождения детей-уродов. Большая часть фотографий младенцев с врожденными дефектами, которые были использованы западными благотворительными организациями для сбора пожертвований, на самом деле фото тех, заболевания которых не имеют ничего общего с Чернобылем. Так, значит, большинство прогнозов о чернобыльских ужасах - фикция?

За разъяснениями мы обратились к одному из независимых экспертов, профессору, доктору биологических наук, лауреату Государственной премии СССР, главному научному сотруднику Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина РАМН, члену Научного совета по проблемам радиобиологии РАН, автору учебника «Радиобиология человека и животных» Самуилу Петровичу ЯРМОНЕНКО.

- Нынешние оценки последствий аварии на ЧАЭС международных экспертов российские радиологи прогнозировали еще в 1988 году! Тогда я был одним из авторов письма Михаилу Горбачеву, подписанного 103 профессионалами в области радиобиологии. Мы писали, что искусственно раздуваемая паника об ужасах аварии чревата массовыми расстройствами здоровья у пострадавших и их потомства из-за сильнейшего стресса, а не из-за радиации. Письмо осталось без ответа, зато в газетах и по телевидению нас смешивали с грязью. Чернобыльская история теперь обросла самыми невероятными мифами, которые настолько привычны, что, кажется, даже опровергать их глупо. А что на самом-то деле?

Миф первый: Катастрофа породила сотни мутантов

- Сразу же после аварии тысячи беременных украинок и белорусок бросились делать аборты, потому что боялись родить мутантов. В 1998 году на экраны вышел британский фильм «Игорь - ребенок Чернобыля» о мальчике с деформированными конечностями. По мнению авторов фильма, подобные аномалии развиваются у миллионов детей, проживающих на зараженных территориях. Директор белорусского Института радиационной медицины Владислав Остапенко в одном из интервью говорил, что из-за взрыва в Белоруссии ежегодно 2,5 тыс. детей рождаются с генетическими дефектами.

- Это ложь. Тяжелые генетические дефекты у человека наблюдаются в любых популяциях и в любое время. Обычно их несколько процентов. Однако при дозах до 0,1 Зв (зиверт - это единица дозы излучения, принятая в системе радиационной защиты), полученных большинством населения в Чернобыле, ни одного генетического дефекта не возникло! Не зарегистрировано также ни одного случая лейкоза - самого чувствительного к радиации вида рака. Кстати, дозы того же порядка получают пациенты при современных методах лучевой диагностики. Минимальной дозой, после которой могут проявляться первые признаки расстройства здоровья у человека, является 0,2 Зв. Даже у потомства жителей Хиросимы и Нагасаки, которые более 50 лет назад за доли секунды получили гораздо более высокие дозы радиации (до 1 Зв), генетических отклонений до сих пор не отмечено. Во время японской трагедии в основном заболели те, кто получил более 1 Зв. Главная беда чернобыльцев - не радиация, а постоянный стресс.

Миф второй: Рак губит детей

- И все же официально было зарегистрировано 1800 случаев заболевания раком щитовидной железы у детей. Это-то связано с радиацией?

- Эти дети пили молоко коров, которые паслись на радиоактивных «кладбищах». Но, к счастью, рак щитовидки хорошо лечится, и все эти уже повзрослевшие люди живы.

Миф третий: Тысячи умерли от лучевой болезни

- За 16 лет назывались разные цифры погибших вследствие чернобыльской катастрофы: от 30 до 800 тысяч человек! И еще 3,5 млн. якобы тяжело болеют из-за воздействия радиации. На самом деле известно, сколько жизней унес взрыв?

- У 134 человек была зарегистрирована острая лучевая болезнь. Из них 28 умерли в первые два месяца после аварии. И за все последующее время от разных причин умерли еще 14. И это все! Если бы Чернобыль нас убивал, то за 16 лет число онкологических заболеваний должно было бы стремительно возрасти, превысив средние показатели за прошлые годы на десять - двадцать тысяч случаев ежегодно. Но до сих пор у онкологов России, Украины, Белоруссии не случались такие «авралы».

Миф четвертый: Мутировать будут и праправнуки

- Есть популярные утверждения, что мутации передадутся через несколько поколений...

- Когда в 1927 году изучили ионизирующее излучение, все были потрясены ужасными перспективами для человечества. Первые же эксперименты на мухе-дрозофиле показали огромное количество наследуемых мутаций даже при самых небольших дозах радиации.

Но ни бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, ни радиоактивные аварии на Южном Урале при дозах до 1 Зв, ни тем более в Чернобыле не показали, что у пострадавших зарегистрированы случаи наследственных заболеваний. Ни в первом, ни во втором поколениях.

- А если в четвертом или пятом?

- Для такого вывода нет никаких научных предпосылок.

Миф пятый: Пострадавшим не хватает денег

- Выходит, что все вранье о чернобыльской трагедии сводится просто к деньгам? Ведь до сих пор на Украину стекаются миллиарды долларов и рублей и из России, и с Запада.

- За те слова, которые я сейчас скажу, меня точно кто-нибудь на вилы посадит... Но дело в том, что чернобыльская ситуация должна быть приравнена к любому другому серьезному стихийному бедствию, как наводнение или пожар с выплатой денег пострадавшим ОДИН РАЗ. Нужно снять с практически здоровых людей ярлык радиационных жертв и вернуть их к нормальной трудовой жизни. В противном случае будут считаться такими же жертвами дети, родившиеся в 1986 - 1987 годах. А если следовать подобной логике, то и последующие поколения будут вправе требовать льгот. Но ведь погорельцев, семьи погибших шахтеров никто не содержит всю жизнь.

Миф шестой: АЭС нужно закрывать

- «Зеленые» во всем мире требуют закрыть АЭС. Может быть, они правы?

- В XXI веке нет альтернативы развитию атомной энергетики, потому что природные запасы нефти и угля близки к истощению. Кроме того, в угольной промышленности мы теряем людей каждый год (!) во много раз больше, чем погибло во всем Чернобыле. Мы все дышим угольной пылью, из-за чего возникают заболевания раком. Вы только представьте, что во время сжигания миллиона тонн каменного угля в атмосферу выбрасывается огромное количество ядовитых веществ - 20 тыс. тонн пыли, 25 тыс. тонн оксида серы, 6 тыс. тонн оксидов азота и 2 тыс. тонн оксида углерода. И мы этим дышим!

В то же время АЭС при выработке такого же количества электроэнергии вырабатывает только 30 тонн радиоактивных отходов, которые надежно захоранивают или подвергают дальнейшей переработке без ущерба для здоровья людей.

Миф седьмой: Радиофобия сводит с ума

- Многие люди после катастрофы купили дозиметры и теперь носят их с собой, проверяя качество продуктов и даже воздух, которым они дышат. Так в ХХ веке появилась новая болезнь - радиофобия?

- В основе радиофобии лежит лживая информация со стороны административных органов, подкрепляемая малограмотностью «специалистов» от радиационной медицины, которую печатают СМИ. Ведь радиационная доза, которую получили чернобыльцы, немного превышает природный радиационный фон, при котором человечество прекрасно проживает уже миллиарды лет (на самом деле и миллиард лет и миллион лет назад людей на Земле не было - Анатолий Краснянский).

Средний радиационный фон на планете, включая Россию, 2,4 миллизиверта в год (мЗв - это тысячная доля зиверта). А есть области в Индии, США, где люди живут при естественном фоне, превышающем эти цифры в десятки раз! И ничего. Естественный фон образуется за счет содержащихся в почве и скальных грунтах радиоактивных элементов, а также за счет космического излучения.
 

Статья 4

 Рафаэль Варназович Арутюнян
 
Десять мифов вокруг аварии на Чернобыльской АЭС
 
Источник информации - http://planeta.moy.su/blog/26_let_so_dnja_avarii_na_chernobylskoj_aehs_desjat_mifov_vokrug_avarii_na_chernobylskoj_aehs/2012-04-26-19132 . Информация с сайта: НАША ПЛАНЕТА © http://planeta.moy.su  . Чернобыльская АЭС. © РИА Новости. Игорь Костин.
 
 
 
 
Арутюнян Рафаэль Варназович - доктор физ.-мат.наук., профессор, первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН. Беседовал Андрей Резниченко

 
 Миф первый: Авария на Чернобыльской АЭС оказала катастрофическое влияние на здоровье от десятков тысяч людей до сотен тысяч.
 
Реальность: Российский медико-дозиметрический регистр представил на международном форуме в Вене (Австрия), приуроченном к 20-летию аварии, данные по более чем 500 тысячам наблюдаемых людей.
 
Фактически данный регистр - самый большой в мире, его данные совершенно четкие, их невозможно опровергнуть. Регистр фиксирует единственное серьезное последствие аварии - рак щитовидной железы среди детей. Причиной этого явилось непринятие определенных мер - йодной профилактики и введение ограничений на потребление продуктов местного производства (в регионе аварии). Из 400 раковых заболеваний щитовидной железы, наблюдаемых медиками по наиболее загрязненным районам, 200 они считают относящимися к последствиям Чернобыльской аварии. Из них один - смертельный случай.
 
Приведу цитату из доклада Всемирной организации здравоохранения за 2006 год:
 
"Значительное увеличение заболеваемости раком щитовидной железы произошло у людей, которые были детьми и подростками во время аварии и проживали в наиболее зараженных районах Беларуси, Российской Федерации и Украины. Это было вызвано высокими уровнями радиоактивного йода, который вырвался из реактора Чернобыльской атомной электростанции в первые дни после аварии. Радиоактивный йод осел на пастбищах, где паслись коровы, и затем сконцентрировался в их молоке, впоследствии употребляемом детьми. К тому же, положение усугублялось общим дефицитом йода в местном рационе питания, что привело к еще большему аккумулированию радиоактивного йода в щитовидной железе. Поскольку срок жизни радиоактивного йода является коротким, если бы люди прекратили давать местное зараженное молоко детям в течение нескольких месяцев после аварии, вероятно, в большинстве случае не произошло бы увеличения рака щитовидной железы, индуцированного радиацией".
 
Никаких других последствий для населения не зафиксировано, что полностью опровергает все сложившиеся мифы и стереотипы о последствиях аварии для здоровья населения. Мера воздействия - дозы радиации, полученные населением. Если сегодня анализировать радиационные дозы жителей чернобыльских зон за прошедшие 20 лет, то из 2,8 миллионов россиян, оказавшихся в районе воздействия аварии, - 2,5 миллиона получили за 20 лет дополнительную дозу меньше 10 миллизиверт, что в пять раз меньше среднемирового фона облучаемости. Менее 2 тысяч человек получили дозы больше 100 миллизиверт, что в 1,5 раза меньше дозы, накапливаемой ежегодно жителем таких стран как Финляндия или российской Республики Алтай именно по этой причине среди населения не наблюдается и не может наблюдаться каких-либо радиологических последствий кроме уже отмеченных выше раков щитовидной железы. При этом нужно понимать, что среди 2,8 млн. людей не зависимо от места их проживания ежегодно от раковых заболеваний не связанных с радиационным фактором смертность составляет от 4000 до 6000 чел. ежегодно, т.е. за 20 лет от 80 до 120 тыс. смертей.
 
Еще одна цитата из доклада ВОЗ:
 
"Для сравнения, высокая доза радиации, которую обычно получает пациент в результате компьютерной томографии всего тела, приблизительно эквивалентна суммарной дозе, аккумулированной за 20 лет жителями слабозараженных районов после Чернобыльской аварии".
 
Мировой пример - трагедия Хиросимы и Нагасаки, на которые в 1945 году США сбросили ядерные бомбы. В Хиросиме и Нагасаки из 86 тысяч людей выживших после ядерного взрыва (погибло 210 тысяч человек) и наблюдавшихся в японском медицинском регистре с 1950 года, только 480 человек умерли от раковых заболеваний, связанных с облучением.
 
Миф второй: Генетические последствия для человечества аварии на ЧАЭС ужасны.
 
Реальность: Вся мировая наука за 60 лет подробных научных исследований никогда не наблюдала на человеке каких-либо генетических последствий вследствие радиационного облучения. Более того, Международная комиссия радиологической защиты по прошествии 20 лет, понимая, что нет никаких оснований говорить о генетических рисках, понизила их риски практически в 10 раз. Поэтому разговоры о генетических последствиях Чернобыльской катастрофы можно с полной уверенностью назвать фантастикой, или ложью, что будет более точно.
 
Миф третий: Переселение людей из города Припять и прилегающих территорий было плохо организовано, людей возвращать обратно в зону нельзя.
 
Реальность: Эвакуация почти 120 тысяч человек была проведена, конечно, не без ошибок, но быстро, профессионально. Информация о том, что люди получали серьезные дозы радиационного облучения в ходе эвакуации - неправда. Я уверен, что население можно было вернуть обратно, но для этого необходимо было провести соответствующие мероприятия по дезактивации и очистке территории, чего сделано не было.
 
Миф четвертый: Природа, окружающая среда пострадали от аварии на атомной станции еще сильнее, чем человек. 
 
Реальность: Парадигма радиоэкологии такова, что если защищен человек, то окружающая среда защищена с огромным запасом.
Если влияние на здоровье человека радиационного происшествия минимально, то ее влияние на природу будет еще меньшим.
 
Говоря о Чернобыле, воздействие на природу наблюдалось только рядом с разрушенным энергоблоком, где было облучение до 2000 рентген облучение деревьев в так называемом "рыжем лесу". На данный момент вся природная среда даже в этом месте полностью восстановилась, чего не было бы, к примеру, при химической аварии.
 
Миф пятый: На ликвидацию последствий аварии в силу ее масштабности, колоссальности воздействия, были затрачены огромные деньги.
 
Реальность: Начиная с 1992 года, Россия потратила 3,5 млрд. долларов на ликвидацию последствий аварии. Деньги шли в основном на социальные выплаты. Деньги на самом деле мизерные - около 1000 долларов на каждого человека за 20 лет, но они адекватны фактическим рискам. Другое дело, что в результате аварии произошло замедление развития атомной энергетики в Советском союзе и других. странах.
 
Миф шестой: В России самые высокие нормативы по радиационному облучению среди всех стран, развивающих атомную энергетику.
 
Реальность: Наши стандарты облучения одни из самых жестких в мире. Мерой радиоактивности служит активность, которая измеряется в Беккерелях (Бк). Например, в России есть норма содержание цезия 137 в молоке не должно превышать 100 Бк на литр. В Норвегии для детского питания норма - 370 Бк на кг. То есть, если у нас молоко со 110 Бк уже считается радиоактивным отходом, то в Норвегии это более чем в 3 раза ниже нормы.
 
Миф седьмой: Первая крупная авария на АЭС была именно на Чернобыльской атомной станции
 
Реальность: Первой крупной аварией АЭС была авария на атомной станции "Три Майл Айленд" (штат Пенсильвания, США) в 1979 году. В результате технических отказов и ошибок персонала на станции произошло расплавление активной зоны реактора.
 
Миф восьмой: Власти скрывали ситуацию от населения и общественности с первых минут аварии на ЧАЭС, хотя сами все прекрасно знали.
 
Реальность: Все гораздо сложнее, чем хочется представить некоторым "экспертам". Безусловно, власти скрывали полную информацию но, в первую очередь, сама система оказалась не способной быстро и адекватно оценить обстановку. К тому же в то время в стране не существовало надежной, а тем более независимой системы контроля радиационной обстановки. Невозможно было в реальном времени получить информацию о том, какой радиационный фон наблюдается вблизи, в отдалении от ЧАЭС. Если бы такая система была, то удалось бы избежать употребления населением продуктов питания из зон поражения в первые дни катастрофы.
 
Власти сами первое время не понимали, что произошло и какова ситуация. Это сейчас вокруг АЭС раскинута сеть Автоматизированной системы контроля радиационной обстановки (АСКРО), позволяющей местным властям и любому желающему зайти в Интернет и на специальном сайте выяснить реальную радиационную обстановку вокруг любой АЭС. Тогда подобной системы просто не было и для принятия решений требовалось провести анализ ситуации, а это занимало драгоценное время.
 
Миф девятый: В аварии виноват "мирный атом", потому что им нельзя управлять, он обязательно вырвется наружу и уничтожит все вокруг.
 
Реальность: Есть три урока аварии на ЧАЭС, или три причины:
 
- Персонал атомной станции нарушил все инструкции и правила при проведении программы испытаний. Такая ситуация сейчас категорически невозможна. Кроме того что в настоящее время действие персонала жестко регламентировано в соответствии с международными признанными подходами и документами с каждого блока всех АЭС в кризисный центр концерна "Энергоатом" передаются в реальном времени сотни параметров безопасности. Это обеспечивает полный независимый от персонала контроль.
 
- Конструкция реактора АЭС допускала при ошибочном поведении персонала разворачивание аварии. После 1986 года системы безопасности атомных станций в нашей стране и за рубежом были максимально усовершенствованы, чтобы максимально исключить фактор человека.
 
- Решение о передаче атомных станций в Минэнерго СССР было ошибочным. Были нарушены практически все заповеди культуры безопасности в атомной энергетике. Персонал Минэнерго состоял из людей неподготовленных для эксплуатации АЭС.
 
Миф десятый: Мир отказывается от атомной энергетики, потому что память о Чернобыле напоминает об опасности радиационной катастрофы.
 
Реальность: 10 ведущих стран мира производят более 80 % атомного электричества. Россия в этом отстает от всех развитых стран, которые в настоящее время приняли программы дальнейшего развития атомной энергетики. Еще более масштабные программы развития атомной энергетики приняты в развивающихся странах. В мире начался "ядерный ренессанс", потому что практически всем ведущим странам мира стало понятно - проблемы устойчивого энергообеспечения развития, в том числе экологические и изменения климата можно решить только за счет развития атомной энергетики.
 
Мы напугали себя Чернобыльской катастрофой так сильно, что предстоит еще разобраться - как же мы так сумели, не имея на то никаких веских причин?
 
Арутюнян Рафаэль Варназович - доктор физ.-мат.наук., профессор, первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН. Беседовал Андрей Резниченко

 

Статья 5

Чернобыль: между домыслами и фактами

URL:  http://www.ibrae.ac.ru/russian/chernobyl-3d/society/III_5_4.htm

 

Если совсем кратко, реальные последствия Чернобыльской аварии таковы:

  • 31 человек, погибший от острого лучевого поражения или ожогов
  • 134 человека, переболевших острой лучевой болезнью той или иной степени тяжести;
  • 50 млн. кюри активности, выброшенных из разрушенного реактора и выпадавших затем из радиоактивного облака на территории Украины, Белоруссии, России и многих европейских государств, превратив на многие десятки лет почву, фауну и флору регионов, близлежащих к Чернобылю, в медленно угасающие ядерные зарницы;
  • более 115 тыс. человек, лишившихся родных мест в результате эвакуации из 30-километровой зоны;
  • сотни тысяч жителей, подлежащих отселению в связи с тем, что ожидаемая в течение их жизни доза может превысить принятые нормативы;
  • гигантские и не всегда эффективные усилия по дезактивации территории и предохранению загрязнения водоемов;
  • реальность связанной c облучением добавочной заболеваемость, переживших «йодный удар» детей раком щитовидной железы;
  • опасения по поводу возможности новых чернобылей;
  • неблагополучное психологическое, моральное, а потому и физическое состояние людей, здоровье которых, несомненно, страдает даже из-за самого по себе тревожного ожидания роковых последствий неполноценного питания и плохого медицинского обслуживания.

Однако в общественном сознании сложился свой стереотип последствий Чернобыля. Этот образ, возникший в результате слабого понимания людьми механизмов воздействия радиации на человека и окружающую среду, питается подспудным страхом перед непонятным и неконтролируемым риском, который время от времени подкрепляется непроверенными сведениями и слухами. Главные вопросы, которые волнуют людей и на которые у них есть свои, правда, весьма смутные ответы, таковы:

  1. велико ли число жертв Чернобыльской аварии;
  2. радиация и рак;
  3. вред от малых доз радиации;
  4. рост общей заболеваемости после Чернобыля;
  5. проблемы со здоровьем ликвидаторов;
  6. угроза генетическому здоровью населения;
  7. опасность от радиоактивно загрязненных продуктов питания.

 

Массовая гибель людей, причастных к аварии на ЧАЭС: «…за 13 лет от лучевой болезни погибло 100 000 человек, а от последствий Чернобыльской аварии — еще 200 000 человек…» (Е. Масюк, тележурналистка, Россия, 1999).

Нельзя отрицать, что Чернобыльская катастрофа — тяжелая трагедия. Авария привела к немедленной гибели двух человек, третий пострадавший умер рано утром в день аварии от тепловых ожогов. Еще двадцать восемь человек умерли в последствии в центрах по оказанию помощи, что привело к 31 смертельному исходу за первую неделю после аварии. Аварией в Чернобыле специалисты по радиационной медицине не были застигнуты врасплох. В атомной промышленности случаи лучевой болезни, к сожалению, не были редкостью. Но масштабы Чернобыльской аварии были столь значительными, что потребовалось привлечение специалистов многих профилей, которые оказались не подготовленными к такой деятельности. Поэтому сначала у 499 человек, находившихся непосредственно в зоне аварии, подозревали острое лучевое поражение, все они были госпитализированы для осмотра. Этот диагноз был подтвержден компетентными специалистами только у 134 человек.

106 человек было вылечено в клиниках Москвы и Киева, одиннадцать из них умерли впоследствии по разным причинам за последующие 12 лет.

Среди представителей простого населения высоких доз облучения всего тела, которые бы вызвали острый радиационный синдром, не наблюдалось. Это было подтверждено в Белоруссии, где в период между маем и июнем 1986 г. было обследовано 11600 человек, не было обнаружено ни одного случая острого лучевого поражения).

Здесь уместно вспомнить, что очень часто при крупных промышленных авариях погибает значительно больше людей. Например, в 1997 г. крупная авария на шахте «Зыряновская» унесла жизни 67 человек, при аварии на заводе по производству пестицидов в Бхопале (Индия, 1984 г.) от отравления токсическими газами сразу погибло 3800 человек и еще 203 000 пострадали. К сожалению, этот список неисчерпаем.

Но вернемся к Чернобылю. Кроме острой лучевой болезни известна также хроническая лучевая болезнь, возникающая, как правило, в результате многократного облучения. За все годы после Чернобыльской аварии специалисты не нашли ни одного случая хронической лучевой болезни.

Непосредственной причиной смерти после облучения могут стать спустя несколько лет злокачественные опухоли. Твердо установлено, что вследствие облучения вероятность (риск) возникновения рака увеличивается. Поэтому за ликвидаторами и пострадавшим населением ведется постоянное медицинское наблюдение, в России в 1992 г. был создан Государственный медико-дозиметрический Регистр (г. Обнинск). В банке данных регистра находится информация на 531 тысячу человек, из них 163 тысячи ликвидаторов, для которых имеются персональные медицинские и дозиметрические данные.

Естественно, ликвидаторы, как и все люди, стареют и умирают от разных причин. По данным Обнинского регистра вплоть до настоящего времени повышенной смертности ликвидаторов не наблюдается: например, в 1997 г. из каждой тысячи ликвидаторов умерло 10 человек, в то время как для необлученного населения соответствующего пола и возраста — 12 человек из тысячи. Таким образом, за 13 лет после аварии от ВСЕХ причин смерти (в подавляющем большинстве не связанных с облучением) умерло менее 30 тысяч ликвидаторов (естественная смертность).

Есть данные наблюдений за 673 ликвидаторами-сотрудниками Курчатовского института, которые были направлены в Чернобыль в самые первые дни после аварии. Большинство из них, в силу своих профессиональных знаний и опыта, выполняли работы в самых опасных местах. Спустя 12 лет после аварии они решили сами проанализировать показатели своего здоровья и выяснили, что за все это время уровень смертности среди ликвидаторов-атомщиков также был существенно ниже показателя смертности мужского населения России.

Что касается населения в целом, на загрязненных территориях прослеживаются те же драматические тенденции роста смертности, что и во всех других областях России. Причин этого несколько, в первую очередь, это демографические последствия войны и других трагических событий отечественной истории, резкое снижение уровня жизни, развал системы здравоохранения и социальной защиты населения.

При сравнении уровней смертности на пострадавших и «чистых» территориях большое значение имеют возрастные особенности населения. Чем больше пожилых людей, тем выше показатели смертности. Кроме того, нужно помнить, что в России уровень смертности сельских жителей на 10—30% выше, чем горожан.

В Центральной России (Брянская, Калужская, Орловская и Тульская области) живет демографически «старое» население: доля пенсионеров в Тульской области — 27%, в Брянской области — 25%, а в среднем по России — 21%. В сельских районах население еще более «старое» из-за оттока молодежи и людей трудоспособного возраста в город. Поэтому и показатели смертности здесь самые высокие. Как видно из графика, смертность на пострадавших территориях, в том числе в тех районах, где уровень загрязнения выше 5 Ки/км2, в течение 12 лет после аварии не превышала обычных показателей смертности сельского населения в соответствующих областях.

Не зависящий от возрастной структуры населения, а потому более объективный, показатель продолжительности предстоящей жизни в загрязненной Брянской области (67,1 лет, 1997 г.) выше, чем в соседней «чистой» Смоленской области (65,7 года).

Действие малых доз облучения страшно опасно и непредсказуемо, хроническое облучение губительнее острого воздействия.

 

«Тысячи безымянных жертв умерли от радиационного рака»

Основные причины смерти населения пострадавших территорий те же, что и во всей России — болезни системы кровообращения (58%), новообразования (16%), несчастные случаи, отравления и травмы (10%).

Риск смерти от злокачественных новообразований (ЗН) для населения наиболее загрязненной в России Брянской области как до, так и после аварии практически не отличался от общероссийских показателей. Смертность от рака взрослого населения загрязненных областей, как и почти везде в России, имеет устойчивую тенденцию к росту, отчасти это объясняется демографическим постарением населения — с ростом продолжительности жизни увеличивается вероятность дожить до «своего» рака.

В наиболее загрязненных юго-западных районах Брянской области показатель онкосмертности (нестандартизованный) не выходит за пределы различий между городским и сельским населением. При этом в Брянской области истинная (учитывающая возрастные особенности) смертность от рака ниже, чем, например, в Московской области (304 умерших на 100 тысяч человек в 1996 г. в Брянской области и 323 умерших на 100 тысяч в Московской области).

По самым пессимистичным оценкам ученых, на наиболее загрязненных территориях (в зоне отселения) среди всех раковых заболеваний с летальным исходом, вызываемых различными канцерогенными факторами, менее 3,4% могут быть связаны с радиацией. Это означает 670 дополнительных случаев смерти от радиогенного рака за все годы после аварии. Заметим, что за один 1996 г. только в Брянской области с населением примерно 1,5 миллиона человек от рака умерло почти 3200 человек, число умерших от рака за 10 лет составит более 30 000 человек. Очевидно, что прогнозируемые 670 дополнительных случаев, появление которых будет растянуто во времени на 5—10 лет, останутся просто незаметными в общей совокупности раковых заболеваний, поскольку ежегодно (во всем мире!) происходит прирост смертности от рака на 2—3%, а кроме того, отличить случаи рака, вызванного действием радиации, от раков, вызванных другими причинами, невозможно.

По данным специалистов из Научного центра радиационной медицины АМН Украины, из 2,34 миллионов человек, проживающих на загрязненных территориях Украины, за 12 лет от раков разного происхождения умерло примерно 94800 человек, из-за «чернобыльских» раков дополнительно к этому числу умерло около 750 человек. Отсюда ясно, что прирост из-за чернобыльского фактора статистически не наблюдаем.

Исключением из вывода о несущественном вкладе Чернобыльской аварии в онкологическую обстановку являются только раки щитовидной железы (ЩЖ). В связи с серьезными выбросами радиоактивного йода из чернобыльского реактора уже в 1986 г. отечественные специалисты предсказывали развитие раков ЩЖ среди перенесших «йодный удар» детей и подростков.

Хотя по данным мировой статистики минимальный латентный период развития таких опухолей составляет 10 лет после облучения, массовые обследования, направленные на раннее выявление случаев рака ЩЖ, были организованы в России уже в 1991—1992 гг. (60 тысяч обследованных). На Украине специальные группы дозиметристов провели более 150 тыс. обследований для оценки дозы облучения ЩЖ. Было предсказано 300 дополнительных случаев рака ЩЖ на Украине и еще 349 в наиболее загрязненных районах России (на 4,3 миллиона человек). Это составляет примерно 3—6% от числа спонтанных («обычных») случаев рака ЩЖ. Наиболее чувствительной группой населения по отношению к йодному облучению явились дети. К счастью, у подавляющего большинства детей, оказавшихся в зоне радиоактивных выпадений, дозы облучения ЩЖ оказались меньше тех, при которых может развиваться рак ЩЖ.

В спектре онкологических заболеваний человека злокачественные опухоли щитовидной железы крайне редкое событие: частота (в год) клинически диагностируемых раков ЩЖ составляет от 0,5 на 100000 мужчин для США и Центральной Европы и до 8 на 100000 человек китайского происхождения. Правда, скрытые новообразования, то есть обнаруживаемые только при гистологических исследованиях, встречаются в тысячи раз чаще. В принципе, рак ЩЖ излечим, вероятность умереть при таком диагнозе не более 5—10%. К середине 90-ых годов стало ясно, что происходит резкое увеличение числа этих заболеваний у пострадавшего населения. На Украине — от 2 раз до 5—6 раз (у эвакуированного из Припяти населения) по сравнению со спонтанным уровнем до аварии. В России заболеваемость выросла в 5 раз, в десятки раз в Беларуси. Общее число детей, заболевших раком ЩЖ, к 1995 г. составило 650 человек, из которых умерло только 3. В России до сих пор летальных случаев рака ЩЖ у детей и подростков не зарегистрировано. У детей, родившихся после 1987 г. и не подвергшихся воздействию радиоактивного йода, не выявлено ни одного случая рака ЩЖ. Рост заболеваемости раком ЩЖ отмечен и у ликвидаторов России, Украины и Беларуси. При этом нужно иметь в виду, что организация выявления заболеваний ЩЖ и повышение внимания к этой проблеме со стороны родителей, учителей и медработников, а также улучшение диагностических методов тоже могли сыграть роль в увеличении статистики заболеваемости.

 

Светлана Алексиевич в своей книге «Чернобыльская молитва» рассказывает о человеке, который заболел лейкозом. Яркое и надрывное описание страданий человека, умирающего от тяжелого рака крови, белорусская журналистка завершает словами: «Так умрут все чернобыльцы».

Лейкемия — довольно редкое заболевание, в среднем в России в год от рака крови умирает менее 40 человек на миллион населения. До 1989 года в СССР данные по лейкемии (а их несколько видов) учитывались только вместе со злокачественными заболеваниями крови. Поэтому сейчас есть трудности в многолетних сравнениях уровней заболеваний.

КомментарийОценки НКДАР ООН риска заболевания облученных людей раком в основном опираются на результаты 30 летнего обследования многочисленной группы людей, переживших атомную бомбардировку в Японии. Согласно этим данным, первыми в группе раковых заболеваний у населения, облученного в достаточно больших дозах, появляются лейкозы. Первые случаи лейкозов регистрируются через 3—4 года после облучения, а максимум проявления — через 6—7 лет, после этого частота возникновения этой формы рака начинает снижаться. Об одних видах лейкемии известно, что они не связаны с радиацией (например, относительно более распространенный хронический лимфолейкоз). Для других установлено, что радиация может увеличить риск заболевания. Риск растет вместе с дозой облучения и зависит от возраста при облучении. Он больше для молодых (моложе 20 лет), но для молодых риск заболеваний быстрее уменьшается с течением времени.

По прогнозам специалистов МРНЦ, случаи лейкемии у ликвидаторов, которые получили высокие дозы, начали регистрироваться через 4—5 лет после аварии. Ожидается, что через 20 лет после аварии, что из 118335 российских ликвидаторов 1986—1989 гг. от «обычных» раков умрет 4899 человек (в том числе 45 от «обычной» лейкемии) и дополнительно 140 человек от «чернобыльских» раков (35 от «чернобыльской» лейкемии). Статистика смертности ликвидаторов от радиогенных лейкозов, зафиксированная в Обнинском регистре за 12 лет, соответствует этим прогнозам.

Среди ликвидаторов-сотрудников Курчатовского института, о которых мы говорили выше, для тех, кто получил облучение в пределах установленной нормы (25 сГр), ожидаемые последствия от радиационного воздействия не проявились. Случаев заболевания лейкемией и лейкозом за 12 лет (латентный период уже практически закончился) не было.

Среди взрослого населения и детей в загрязненных районах регистрируются, как и до аварии, случаи лейкемии. Как отмечает Комитет по радиационной защите и здравоохранению Агентства по ядерной энергии Организации экономического сотрудничества и развития: «Частота случаев детской лейкемии не изменилась за десятилетие после аварии. На загрязненной (более 15 Ки/км2) территории трех государств не наблюдалось серьезных изменений в уровнях лейкемии и сопряженных с ней болезней». Имевшиеся отдельные сообщения о возросшем поступлении детей с лейкемией не подтвердились (центральное телевидение передавало сообщение главврача одной из больниц г. Минска). При проверке выяснилось, что это было обусловлено закрытием на ремонт гематологической больницы в соседней области Белоруссии.

 

«Чернобыльские» раки гораздо страшнее и мучительнее обычных.

Рак — наиболее серьезное из всех последствий облучения человека при малых дозахКомментарий. В самом деле, обширные исследования, охватившие около 100 000 человек, переживших атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в 1945 году, показали, что пока рак является единственной причиной повышения смертности в этой группе населения.

Однако в то же самое время развитие рака под действием радиации не является специфическим, оно может вызываться также другими природными или техногенными факторами (курением, загрязнением воздуха, воды, продуктов химическими веществами и др.). Радиация лишь повышает риск, существующий без нее. Например, российские медики считают, что вклад нерационального питания в развитие раковых заболеваний составляет 35%, а курения — 31%. А вклад радиации, даже при серьезном облучении, не больше 10%.

Поэтому про каждый конкретный случай рака нельзя сказать, вызван ли он радиацией или другими канцерогенными факторами. Выявить эффект действия радиации можно только при наблюдении за большой группой (когортой) людей при сравнении с полностью ей эквивалентной (но не облученной) когортой.

Человек, получивший малую дозу, может заболеть, а поучивший в сто раз большую — остаться здоровым. Хотя вероятность второго исхода меньше, чем первого, тем не менее именно он может реализоваться в действительности. Каждый конкретный исход случаен, а закономерность проявляется только на большой статистике.

 

Радиация вызывает некоторые «обычные» заболевания типа воспаления легких, инфарктов, нервных заболеваний (проф. Д. М. Гродзинский, ботаник, Украина, 1988). Радиация ускоряет старение и снижает иммунитет.

В загрязненных районах почти повсеместно регистрируется рост числа самых различных заболеваний и отклонений в состоянии здоровья.

Многие люди простудные, аллергические и инфекционные заболевания после аварии начали связывать с действием радиации. Вот, что сказал по этому поводу директор специального проекта по ядерным опасностям и медицинской готовности ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) Дж. Уоддингтон: «Если так рассуждать, возникает опасность встать на точку зрения народных поверий. В Англии, например, раннее появление в деревнях птиц связывают с возможностью преждевременных родов у беременных. А после такого события, как Чернобыльская авария, вполне закономерно, что множество всевозможных случаев, которые будут происходить, люди начнут связывать с радиацией. Я не считаю, что такие заболевания, как пневмония, грипп, аллергии, в какой-то мере могли бы быть связаны с действием ионизирующей радиации. Очень многие люди страдали этими заболеваниями и до Чернобыля. Население не должно позволять себе такие опасения, чтобы не ухудшить состояние своего здоровья. Потому что единственная настоящая опасность этого явления заключается в том, что у людей появляется озабоченность и чувство тревоги».

А вот мнение российских ученых: Зависимость роста заболеваемости от полученной населением дозы, как правило, не выявляется. В этом районе есть комплекс причин, отрицательно воздействующих на здоровье. В числе основных — негативные социально-экономические и психо-эмоциональные факторы.

Выдержка из отчета Миссии Международного Красного Креста (февраль 1990 г.): «Общественное мнение и медики согласны с тем, что наблюдается повышение уровня заболеваемости у населения. Хотя при этом не принимается во внимание:

  1. существенное улучшенное обследование населения, ведущее к лучшему обнаружению заболеваний;
  2. изменение образа жизни и привычного питания (как в результате ограничений на загрязненных территориях, так и в результате резкого снижения уровня жизни);
  3. психологические процессы и тревожность, вызывающие физические симптомы и влияющие на здоровье по различным каналам (бессонница, головные боли, гипертония, желудочно-кишечные расстройства)».

Многочисленные эксперименты с малыми дозами на животных и эпидемиологические исследования не привели к надежному установлению каких-либо эффектов радиации кроме онкологических и генетических. Очень тщательно проводились поиски возможного интегрального показателя ущерба здоровью — сокращения продолжительности жизни.

НКДАР ООН (Научный комитет по действию атомной радиации при Организации объединенных наций) недавно рассматривал все данные в пользу предположений о быстром старении после облучения, но не обнаружил достаточно убедительных доказательств ни для человека, ни для животных, по крайней мере, при умеренных и малых дозах, получаемых при хроническом облучении.

Публиковались также доклады, в которых высказывалось предположение, что облучение радиацией в результате аварии привело к изменению иммунных реакций. В своем докладе (1995 г.) Комитет по радиационной защите и здравоохранению АЯЭ (Агентствo по ядерной энергии) при ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) отмечает, что «хотя подавление имунных реакций при получении общих доз радиации всем телом человека характерно,…ожидается, что любые замеченные отклонения будут незначительными и будут исправлены естественным образом без каких-либо медицинских последствий».

Остается вспомнить о людях, которые живут в районах повышенного естественного фона и получают дозы облучения в 3—10 раз большие, чем в среднем другие жители Земли. Никакими дополнительными болезнями они не болеют, опухоли у них развиваются не чаще, чем у других людей.

 

У чернобыльцев выявляют гораздо больше «болячек», чем у «простых смертных»

Объяснение этому простое — их и обследуют в несколько раз чаще. С материальной точки зрения уровень жизни «чернобыльцев», получающие от государства льготы и компенсации, выше, чем в среднем у остального населения. Однако многие считают, что с ними не расплатились сполна за те болезни, которые, как они сами считают, возникли из-за пребывания в 30-км зоне. Эти люди живут под грузом гнетущего страха за себя и борьбы с теми, кто не признает этих последствий. И болеют от этого страха, и снова во всем винят Чернобыль. Болеют же ликвидаторы в своем подавляющем большинстве тем же, чем положено болеть людям их возраста. Но порой медики бессильны объяснить человеку, что инфаркт в 60 лет — это «как у всех» и никак не связано с облучением на аварийном блоке.

Спрашивается, как же тогда объяснить, что примерно каждый четвертый ликвидатор в России — инвалид? Дело в том, что число ликвидаторов стремительно выросло после того, как изменилось чернобыльское законодательство — быть инвалидом стало выгоднее в прямом смысле этого слова, чем оставаться полноценным человеком. Ликвидатор с приставкой «инвалид» получает еще и денежную компенсацию за потерю трудоспособности. Ее величина зависит не от ущерба: нанесенного здоровью, а от размера заработка, который гражданин мог бы иметь. Некоторые ликвидаторы, отнюдь не самые облученные или больные, получают очень приличные деньги. К 13 годовщине аварии в России насчитывалось 54 тысячи инвалидов. Человеку, как известно, свойственно стареть. Какая-нибудь хворь к 50 годам отыщется у каждого, и оставшиеся 200 тысяч «просто» ликвидаторов пополнят ряды инвалидов. На компенсации не хватит всего российского бюджета.

Заметим, что такая богатая страна как Америка платит своим пострадавшим от радиации один раз 100 тысяч долларов. Причем заядлому курильщику, любителю горячительного и фанату кофе пособие не положено ни при каких обстоятельствах: он никогда не докажет, что виновник, например, легочного заболевания — облучение, а не никотин.

 

Чернобыльское слабоумие у ликвидаторов (Елена Масюк, журналист, Россия) — Чернобыльские ликвидаторы медленно, но верно сходят с ума (Е. Селина, журналист МК, 1999)

Это одна из последних журналистских «сенсаций» о Чернобыле. Давайте снова обратимся к статистике. По данным Госкомстата в России из каждых 100 тысяч человек примерно 740 человек (цифра немного меняется от года к году) страдают тяжелыми формами психозов и слабоумия, из них 608 — умственной отсталостью. Ликвидаторы не слеплены из другого теста, среди 250 тысяч российских ликвидаторов по статистике должно быть порядка 1,5 тысячи таких больных, а учитывая стресс, которому многие подверглись во время работ в 30-км зоне, может быть, несколько больше.

В радиобиологии же, которая за 100 лет накопила огромный материал по действию радиации на человека (здесь тысячи и тысячи японцев, подвергшихся атомной бомбардировке, пациенты, лечившиеся от рака с помощью радиотерапии, и тысячи профессионалов атомной промышленности), не известен такой эффект действия радиации.

 

Фатально поврежденный генофонд народа — генетическая катастрофа для наиболее пораженных районов России, Белоруссии и Украины (тяжелые последствия облучения для человеческого потомства обнаруживаются начиная с четвертого поколения, скрытый генетический вред от воздействия радиоактивности может проявиться через 5—15 и даже 30 лет в виде массовой эпидемии лейкемии, рака и других болезней, вызывающих смерть и уродство«Крылова, философ, Россия, 1998).

Ученые во всем мире считают, что радиация не вызывает особых наследственных аномалий. Наследственные аномалии встречаются у людей очень часто, безотносительно к Чернобылю. Установлено, что естественная изменчивость людей до 21 года составляет 10,5%, то есть каждый десятый человек несет определенные наследственные аномалии, которые передаются полностью или частично последующим поколениям. Дефекты могут быть разными — начиная от необременительных физических недостатков типа дальтонизма и кончая такими тяжелыми состояниями, как синдром Дауна и различные пороки развития. Симптомы могут проявляться сразу (доминантная болезнь) или с некоторой вероятностью у следующих поколений (рецессивная болезнь).

Существуют сотни мутагенных (усиливающих естественную изменчивость) факторов, к ним относятся как вещества, созданные самим человеком, так и естественные факторы внешней среды (например, естественный радиационный фон). Так получилось, что оценка генетического риска при облучении человека развита гораздо лучше, чем оценка генетических последствий химического загрязнения. После атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки эта проблема приобрела особую актуальность. Среди более чем 27000 детей, родители которых получили относительно большие дозы во время бомбардировок, были обнаружены лишь две вероятные мутации, а среди примерно такого же числа детей, родители которых получили меньшие дозы, не отмечено ни одного такого случая.

Что касается людей, хронически получающих малые дозы облучения, у них наблюдается повышенное содержание клеток крови с хромосомными повреждениями. Этот феномен при чрезвычайно низком уровне облучения был отмечен у жителей курортного местечка Бадгастайн в Австрии и там же среди медперсонала, обслуживающего родоновые источники с целебными свойствами. Среди персонала АЭС в Германии, Великобритании и США, который получает дозы, не превышающие предельно допустимых, также выявлены хромосомные аномалии. Однако биологическое значение таких повреждений и их влияние на здоровье человека пока не выяснены.

Поскольку нет никаких других свидетельств, приходится оценивать риск появления наследственных дефектов у человека, основываясь на результатах, полученных в многочисленных экспериментах на животных.

По оценкам специалистов, риск индукции наследуемых генетических нарушений в результате Чернобыльской аварии в несколько (от 3 до 10 по разным оценкам) раз меньше, чем смертельных раков. Сумма генетических последствий для всего населения, проживающего на территориях с наибольшим загрязнением, составит не более 0,015% от числа естественных генетических нарушений. По другим, более пессимистичным оценкам, например, для жителей Припяти ожидается не более 3 случаев появления дополнительных аномалий на 10 000 новорожденных от перенесших облучение родителей (при естественном уровне появления аномалий — 1060 случаев!), но и в этом случае облучение добавит около 0,3% к естественному мутагенезу, такую дополнительную величыину невозможно заметить на реальной статистике. Хотя, конечно, с позиций уникальности каждой человеческой личности, такие «добавки» надо стремиться не допускать.

 

У многих ликвидаторов нарушена половая потенция, из-за этого проблемы в личной жизни.

Сперматогенез может ВРЕМЕННО нарушаться при полученной за короткий срок дозе выше 15—25 бэр (напомню, что средняя доза для ликвидаторов 17,5 бэр). Однако на потенции такие дозы не отражаются. Выраженное и относительно стойкое нарушение потенции может возникнуть при дозах в 10 раз более высоких. Здесь важно другое. Потенция может снижаться от сопутствующих аварии факторов, — прежде всего, в результате нервного напряжения, стресса. Во многих случаях играет роль повышенное потребление алкоголя. В подавляющем большинстве случае все эти нарушения могут быть устранены с помощью лечения.

 

Люди, живущие далеко от Чернобыля, убеждены, что опасно есть любые продукты, привозимые из загрязненных территорий. Некоторые считают, что загрязненными грибами можно отравиться.

За более чем 10 летний срок радиоактивные вещества, выпавшие в результате аварии, в значительной мере распались и связались в нерастворимые соединения. Сейчас их способность перейти в растения как минимум в 100 ниже, чем в первое время после аварии.

Практически продукты питания из районов, где разрешено вести сельскохозяйственное производство, дают дозовую нагрузку значительно ниже, чем предусмотрено мировыми санитарно-гигиеническими нормами. На территориях, где до сих пор ограничено производство сельскохозяйственной продукции, все, что производится, подвергается специальным методам переработки (например, молоко перерабатывают в масло), так что конечный пищевой продукт свободен от радиоактивных веществ. Существует жесткая система контроля, производимая в общественном и частном секторе, мясо-молочная продукция контролируется в агрохимических, ветеринарных лабораториях и службами санэпиднадзора. Такие продукты как сахар и спирт, даже произведенные из сильно загрязненного сырья, свободны от радиоактивных веществ.

Кроме того, нужно понимать, что означают санитарные нормативы на продукты питания. Только в том случае, если все продукты, которые человек ест постоянно в течение года, загрязнены на уровне ПДК, установленного для каждого продукта, суммарная доза внутреннего облучения не превысит 1 мЗв, что составляет менее 1/2 от естественного фона и в соответствиями с международными рекомендациями НКРЗ считается безопасной дозой. Поэтому, если, например, человек подозревает, что купленные на рынке грибы или ягоды были привезены из загрязненных территорий, можно особенно не волноваться на этот счет, если только не есть эти грибы каждый день круглый год. Что касается отравления, то грибами с загрязненных территорий невозможно отравиться (только если это не поганки). Они представляют опасность только в смысле внутреннего облучения.

 

Статья 6

 Полина Волкова

Радиофобия. Сон разума рождает чудовищ

URL:  http://biomolecula.ru/content/1419

12 апреля 2014 года.

 



Признайтесь, как часто вы слышали о Чернобыльской аварии и сотнях тысяч погибших из-за неё? Пугали ли вас невидимыми смертоносными лучами всепроникающей радиации, под действием которой люди превращаются в страшных многоруких мутантов? Сталкивались ли вы с мнением, что предпосевное облучение семян сельскохозяйственных культур — это геноцид? Если ваш ответ «да» — примите мои поздравления, вам довелось пообщаться с типичными представителями довольно распространённого на нашей планете сообщества радиофобов.

Обратимся к словарю, который скажет нам, что радиофобия —это «комплекс нервно-соматических психических и физиологических расстройств, иногда трудно поддающихся лечению, выражающийся в необоснованной боязни различных источников ионизирующего излучения (радиации)». Ключевой посыл здесь очевиден — как и у многих странных движений, вроде антипрививочников и антиГМОшников, у радиофобов развивается некая «необоснованная боязнь». В этой заметке я попробую проанализировать типичные аргументы радиофобов. Все домыслы людей, склонных к радиофобии, в формате небольшой статьи рассмотреть достаточно непросто, так как «нельзя вообразить никак того, что выдумал дурак», потому я остановлюсь только на основных и наиболее часто встречающихся заблуждениях. Не буду касаться экономических и технических аспектов функционирования атомной энергетики и применения радиационных технологий в промышленности, медицине и сельском хозяйстве (хотя и здесь специалистам есть, что ответить на антиядерную истерию), а остановлюсь только на биологической составляющей радиофобии.

Как облучение влияет на организм?

Прежде всего, необходимо вспомнить основные принципы воздействия ионизирующего излучения на организм. Ионизирующие излучения бывают трёх основных типов: α-излучение представляет собой ядра гелия, β-излучение — электроны и позитроны, а γ-излучение является электромагнитным (потоком фотонов высокой энергии). Излучение оказывает как прямое, так и косвенное воздействие на клетки и их генетический аппарат, при этом основная часть энергии излучения уходит на то, чтобы вызвать ионизацию молекул воды (радиолиз). В дальнейшем ионизированные молекулы воды вступают в каскад внутриклеточных реакций, образуя множество высокореактивных молекул (активных форм кислорода) и вызывая окислительный стресс. Активные формы кислорода причиняют немало вреда клеточным мембранам и молекулам белков и нуклеиновых кислот. Прямой механизм действия излучения несколько иной. Частица или квант излучения, пролетая через нить ДНК, вызывает разрыв в сахарофосфатном остове молекулы. Если этот разрыв один, то радиобиологи называют такое повреждение одиночным разрывом. Одиночные разрывы постоянно возникают в клетке и без всякой связи с облучением, просто вследствие тепловой нестабильности ДНК или как результат некоторых окислительных и ферментативных процессов [1]. Если оказались разорванными обе цепи ДНК недалеко друг от друга, такой разрыв назовут двойным. Число двойных разрывов в ДНК практически линейно зависит от дозы облучения. Двойные разрывы — довольно опасный вид повреждений, поскольку при их репарации часто происходят ошибки [2]. В результате возникают хромосомные аберрации — изменения строения отдельных хромосом. Аберрации могут представлять собой либо разрыв, когда появляются укороченные хромосомы или хромосомные фрагменты, либо обмен — когда изменяется порядок расположения генетического материала в хромосоме (рис. 1). Соответственно, все ожидаемые после облучения генетические последствия связаны в основном с описанными выше процессами, хотя есть и более сложные закономерности.

Рисунок 1. Основные типы аберраций хромосом [2].

Эффекты радиационного воздействия традиционно делятся на две группы — детерминистские и стохастические. Детерминистский эффект возникнет в случае, когда организм получает определённую дозу облучения. Стохастический эффект возникнет с определённой вероятностью, зависящей от дозы. А может и не возникнет вовсе. Лучевая болезнь — классический пример детерминистского эффекта. То есть, если человек «поймал» дозу в 1 Зв (зиверт — единица измерения дозы) и выше, то можете быть уверены: по крайней мере, лёгкая стадия лучевой болезни ему обеспечена. На самом деле, конечно существует индивидуальная радиочувствительность, и бывали случаи, когда человек получал значительную дозу, а детерминистский эффект не проявлялся. Но это скорее исключение, чем правило. Для доз облучения менее 1 Зв основное внимание уделяют стохастическим эффектам — это онкологические заболевания и наследственные генетические эффекты (которые, напомню, могут возникнуть, а могут и не возникнуть — на то она и стохастика).

«Жертвами аварий атомных реакторов стали миллионы людей»

Теперь обсудим несколько наиболее серьёзных образчиков мифотворчества, связанных с радиационным воздействием и радиационными авариями. Говорить на этот счёт можно долго, но в связи с ограниченным объёмом я остановлюсь на наиболее распространённых легендах о последствиях Чернобыльской аварии, самой тяжёлой в истории «мирного атома». Во избежание обвинений в чёрствости, хочу сразу отметить — я с глубоким уважением и скорбью отношусь к жертвам тех людей, которые погибли при ликвидации аварии и от её последствий. Но уважительное отношение к погибшим, тем не менее, не даёт учёному никакого права спекулировать на действительных последствиях катастрофы, не растиражированных в СМИ.

Вообще роль СМИ в формировании искажённого мнения у населения о предпосылках и последствиях тех или иных событий давно стала притчей во языцех. Для примера взгляните на рисунок 2 из недавней публикации в журнале «Медицинская радиология и радиационная безопасность» [3]. Это совершенно потрясающие результаты, особенно в том, что касается Фукусимы, ведь в результате аварии на этой АЭС вообще нет погибших в результате радиационного воздействия (два сотрудника станции погибли в результате самого стихийного бедствия).

Рисунок 2. Число погибших в авариях на АЭС, по мнению публики. Распределение ответов респондентов на вопрос «По вашему мнению, сколько всего людей погибло от радиационного воздействия в результате аварий на Чернобыльской АЭС (в 1986 г.) и на АЭС в Фукусиме (в 2011 г.)?», в % от общего числа опрошенных. По данным [3].

«Жертвами аварий на атомных реакторах стали миллионы людей», — говорит нам сайт Greenpeace. Эта удивительная осведомлённость, по-видимому, не основана ни на каких реальных данных. Обратимся к фактам. Радиационных аварий за время существования атомной промышленности случилось несколько, но наиболее известной и тяжёлой из них является Чернобыльская авария. Естественно, что катастрофа таких масштабов не могла ни привлечь внимания множества медицинских организаций, желающих проследить за изменениями здоровья облучённых в результате аварии людей.

Последствия Чернобыльской катастрофы для ликвидаторов и населения

Для сбора информации о состоянии здоровья ликвидаторов и людей, живущих или живших на загрязнённых территориях, в Обнинске был создан один из крупнейших в мире Российский медико-дозиметрический регистр, ведущий регулярное наблюдение за более чем 500 000 человек. Даже для эпидемиологии — науки, требующей значительных выборок, — эта выборка более чем приличная. У обследуемых людей фиксировали все изменения здоровья, вносили их в специальные базы данных, а затем анализировали: отличается ли состояние здоровья облучённых от состояния здоровья в среднем по области / стране / миру и т.д. Свыше 25 лет наблюдений за этой огромной выборкой дали один-единственный достоверный результат — рак щитовидной железы у облучённых в результате аварии детей встречался значительно чаще, чем у необлучённых [45]. Этот эффект был ожидаем — щитовидная железа детей интенсивно накапливает радиойод (131I), и доза, полученная щитовидной железой, значительно выше доз, которые получает организм в целом.

На постчернобыльских территориях к 2000 году были зарегистрированы 1800 случаев возникновения рака щитовидной железы у детей, которым на момент облучения не исполнилось 18 лет [6]. При этом смертность пациентов была крайне низкой — порядка 0,3–0,6%, что связывают с особенно тщательным исследованием облучённых детей и выявлением рака на самых ранних стадиях. Особо стоит отметить, что даже эти последствия аварии могли быть устранены своевременным введением йодной профилактики для жителей загрязнённых территорий, чем тогдашнее политическое руководство, к сожалению, не озаботилось. Кроме того, не проводилась комплексная работа с населением, которое продолжало поить детей молоком с высоким содержанием радионуклидов и этим провоцировало развитие опухолей в дальнейшем.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) [5] и Институт безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) [6] отмечают, что ни среди ликвидаторов, ни среди жителей загрязнённых территорий до последнего времени не наблюдалось повышения заболеваемости солидными злокачественными опухолями, помимо рака щитовидной железы. При этом с течением времени ещё можно ожидать незначительного увеличения радиационно-обусловленных солидных опухолей у ликвидаторов, получивших наиболее значительные дозы.

Для того, чтобы понять, почему последствия аварии на деле сильно отличаются от тех, о которых говорят антиядерщики, необходимо обратиться к дозам, которые были получены населением и ликвидаторами аварии. В среднем естественный радиационный фон (ЕРФ) на нашей планете составляет 2,2 мЗв/год (миллизиверта в год). Не будем вдаваться в физический и биологический смысл этих доз, нам важен только порядок величины. По оценкам ВОЗ и Международной комиссии по радиационной защите (МКРЗ), из 2,8 миллионов россиян, живущих в Чернобыльской зоне, 2,5 миллиона получили за 20 лет дополнительную дозу облучения меньше 10 мЗв (менее 0,5 мЗв/год, что составляет примерно 20% от ЕРФ).

Но пойдём дальше. ЕРФ неравномерен на поверхности Земли. Во многих странах Западной Европы естественный радиационный фон значительно превышает среднемировой уровень. Жители Алтайского края ежегодно получаются дозы 10–20 мЗв/год (5–10 раз выше мировых). Вы получаете дополнительную дозу также за счёт полётов на самолёте, медицинских процедур, даже при мытье в душе, если вода в вашем доме берётся из артезианских скважин. И эти дозы никак не влияют на ваше здоровье. Эпидемиологические показатели Алтайского края не меняются из-за пятикратного превышения среднемирового значения ЕРФ. Теперь вернёмся к населению чернобыльских территорий. Менее 2000 человек получили дозы больше 100 мЗв. Это в 1,2–2 раза меньше той дозы, которую ежегодно получают абсолютно здоровые алтайцы. В докладе ВОЗ говорится, что высокая доза облучения, которую обычно получает пациент в результате компьютерной томографии всего тела, приблизительно эквивалентна суммарной дозе, аккумулированной за 20 лет жителями слабозагрязнённых после Чернобыльской аварии районов. Но мы наблюдаем массовый психоз, который может провоцировать психосоматические нарушения. Люди, которые не имеют никакого понятия о радиации, дозах, последствиях вынуждены покинуть свои дома в результате эвакуации или жить на территориях, которые весь остальной мир считает сильно загрязнёнными. Неудивительно, что заболевания, которые являются типичными для их возраста и широко встречаются в необлучённой популяции, немедленно списываются на радиационный фактор. Эпидемиологи отмечают, что среди 2,8 млн людей, вне зависимости от того, были они облучены или нет, смертность от онкологических заболеваний составляет от 4 000 до 6 000 человек ежегодно.

Уместно будет вспомнить также трагедию в Хиросиме и Нагасаки, хотя условия облучения населения там были совершенно иными, нежели при авариях на атомных станциях. В результате бомбардировки этих городов погибло 210 тысяч человек, ещё 86 тысяч человек с 1950 года наблюдались в японском медицинском регистре. Согласно статистическим данным, только 480 человек умерли от раковых заболеваний, связанных с облучением.

Ну и наконец вишенка на торте — таблица индивидуальных годовых рисков смерти для населения России [7], составленная на основе доклада первого заместителя директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Рафаэля Варназовича Арутюняна, «Атомэкспо-2010». Из неё очевидно, что даже при использовании максимально «жёсткой» модели для оценки рисков от радиационного воздействия, расчёты показывают, что риск умереть от алкоголизма или сильного загрязнения окружающей среды у жителей радиационно неблагополучных территорий гораздо выше, чем риск погибнуть от радиационного воздействия.

Таблица. Факторы смертности.

Причина смерти Действию фактора подвержено, млн. чел. Риски Смертей в год
Все причины (мужчины, ср. за 2000–2007) 66,8 1,7×10−2 1 140 000
Внешние причины 66,8 3,4×10−3 230 000
в том числе от употребления алкоголя (мужчины, ср. за 2000–2007)   1,0×10−3 67 000
Сильное загрязнение воздушной среды 43 10−3—10−4 4 300 — 43 000
Загрязнение воздуха химическими канцерогенами 50 10−5—10−7 5 — 500
Зона отселения Чернобыльской АЭС (Украина, Россия, Белоруссия)* 0,1 8×10−5 8
Проживание вблизи ПО «Маяк», Горно-химического комбината, Сибирского химического комбината* 0,9 6×10−6—3×10−7 0,3–5,4
Проживание вблизи АЭС* 0,5–1,0 7×10−7 0,35–0,7
Проживание вблизи угольных ТЭС 10–15 10−4—10−3 1 000 — 15 000

* — риски являются гипотетическими, и рассчитаны в области малых доз в рамках беспороговой концепции. Беспороговая концепция предполагает, что сколь угодно малое радиационное воздействие вызывает эффект, поэтому риски рассчитаны с большим запасом. На сегодняшний день нет научно обоснованных доказательств отрицательного действия малых доз ионизирующего излучения.

Выше мы обсудили стохастические последствия самой крупной аварии с участием «мирного атома». Что касается детерминированных эффектов, то при их анализе говорить о миллионах погибших тоже не приходится. Основной радиационный удар принял на себя персонал станции и пожарные. Острая лучевая болезнь из-за значительных полученных доз возникла у 134 человек. Из них непосредственно от лучевой болезни скончались 28 человек, двое погибли от вторичных инфекций (в период острой лучевой болезни даже безобидные для здорового человека инфекционные заболевания становятся смертельно опасными, что связано с критическим снижением иммунного ответа в организме), один пациент умер от почечной недостаточности. Впоследствии с 1986 по 2000 год по разным причинам умерло ещё 13 человек, перенёсших ОЛБ. В течение первых пяти лет после аварии в семьях лиц, перенёсших ОЛБ, родилось 14 здоровых детей [6].

Безусловно, авария на Чернобыльской АЭС — это трагедия и для семей погибших, и для людей, потерявших свой дом. Но её реальные масштабы сильно преувеличены. Для примера я хочу спросить у вас — что вы знаете о Бхопале? Об аварии с выбросом 42 тонн метилизоцианата, которая считается крупнейшей техногенной катастрофой в мире и которая унесла жизни свыше 25 тысяч человек, причём ещё 20 тысяч человек ослепли, а 200 тысяч были парализованы? Я уверена, что о Чернобыле слышали все, а о Бхопале хорошо, если каждый третий, невзирая на несопоставимые масштабы трагедии. Несколько лет назад сервис PubMed по запросу Bhopal выдавал 136 статей, а по запросу Chernobyl — 3384 [8]. Если у вас возник вопрос «почему?», то ответ — в названии этой статьи. Радиофобия. Страх перед невидимой и всепроникающей радиацией, ведь ядовитые пары сами по себе гораздо понятнее для обывателя, а с физикой в наших школах сейчас не очень хорошо, к тому же действие радиации на организм неполно изучается только в рамках ОБЖ, а не биологии.

Генетические последствия аварии на Чернобыльской АЭС

Обсудив воздействие на конкретных индивидуумов и на популяцию в целом, мы подбираемся к интересному вопросу о генетических последствиях облучения. Массовая культура позволяет по достоинству оценить воображение создателей игр и книг с многорукими осклизлыми мутантами и прочими, несомненно, приятными существами. Полагаю, что читателям «биомолекулы» не нужно объяснять, что у облучённого человека не может вырасти вторая голова или третья рука, но как быть с потомством этих людей? Многочисленные антиядерные сообщества с упоением рассказывают нам об ужасных последствиях рождения детей у облучённых родителей.

Для обсуждения этого вопроса обратимся к докладу Всемирной организации здравоохранения [5] и отчётам Научного комитета ООН по действию атомной радиации (НКДАР). Они исчерпывающе сообщают, опираясь на множество исследований, что не ожидается регистрируемого повышения наследственных эффектов у населения и ликвидаторов, облучённых в результате Чернобыльской аварии. Несмотря на то, что появлялись сообщения о врождённых пороках развития у младенцев, рождённых на загрязнённых территориях, эпидемиологический анализ убедительно показывает, что различий по этому показателю между загрязнёнными и не загрязнёнными территориями нет. Стоит отметить, что наиболее вероятный порог для возникновения врождённых пороков развития составляет 100 мЗв (50 естественных фонов). Чтобы было понятно — это не значит, что при облучении родителей в дозе 100 мЗв у потомства будут дефекты развития. Это значит, что ниже 100 мЗв этот эффект не будет регистрироваться вообще, а с постепенным повышением дозы от 100 мЗв будет регистрироваться чаще.

Более того, по данным ВОЗ, несмотря на сообщения о значительно ухудшившемся состоянии здоровья детей, связь этого эффекта с радиационным воздействием не была показана [59]. Предполагается, что данные эффекты связаны с повышенным беспокойством населения и улучшением уровня медицинского документирования (грубо говоря — дети с загрязнённых территорий обследуются тщательнее и чаще, потому у них чаще и находят всякие пакости).

Следует отметить, что по прошествии 20 лет после Чернобыльской аварии, Международная комиссия по радиационной защите (МКРЗ) снизила генетические риски для населения в 10 раз [10]. Это связано с тем, что за весь период наблюдений не было получено значимых свидетельств о том, что генетические последствия аварии вообще существуют. Поэтому, цитируя профессора Р.В. Арутюняна из ИБРАЭ, «разговоры о генетических последствиях Чернобыльской катастрофы можно с полной уверенностью назвать фантастикой, или ложью, что будет более точно» [11].

Природа и радиация

Антиядерные организации утверждают — авария на Чернобыльской АЭС стала настоящей катастрофой для природных сообществ на огромных территориях.

После аварии медики и эпидемиологи бросились исследовать человека. Но от них не отставали биологи, в частности генетики, зоологи, ботаники, экологи и многие другие. Нужно понимать, что эффект воздействия ионизирующей радиации на природную среду зависит от радиочувствительности отдельных видов растений и животных. Например, хвойные породы деревьев гораздо более радиочувствительны, чем цветковые, а беспозвоночные животные во много раз более радиоустойчивы, чем млекопитающие. После нескольких лет исследований 30-км зоны аварии в облучённых экосистемах стали выделять две группы ответных реакций — непосредственная реакция на облучение и реакция всей системы на выпадение из неё радиочувствительных видов. Облучение природных экосистем в первый период после аварии было гораздо более значительным, чем облучение людей, потому что население-то эвакуировали, а природу предоставили самой себе.

Многие слышали про легендарный «Рыжий лес» — недвусмысленное свидетельство крайне высокой радиочувствительности сосновых деревьев (рис. 3, слева). Дозы, необходимые для гибели хвойных, обычно находятся в пределах 40–60 Гр (грей — это единица измерения дозы, как и зиверт, но зиверт связан с введением взвешенных коэффициентов для разных частей тела, потому применяется только для людей; условно эти единицы можно считать идентичными). Гибель покрытосеменных отмечалась при более значительных дозах, 200–300 Гр. В первые годы после аварии фиксировали многочисленные морфологические нарушения у растений (рис. 3, справа), изменение иммунного статуса мышевидных грызунов, повышенную частоту мутаций [12]. Но ситуация имела и обратную сторону. Поскольку люди из 30-км зоны были эвакуированы, и хозяйственная деятельность прекратилась, наблюдался резкий рост численности населявших её диких зверей и птиц. К весне 1988 года численность кабанов в 8 раз превысила доаварийный уровень, многократно возросло число лосей, оленей, аистов, волков, лис и мышевидных грызунов. Тем не менее, до сих пор появляются работы, в которых утверждают, что на Чернобыльских территориях плохо живётся паукам, а у птиц и вовсе усыхает мозг [1314]. Но значимость этих исследований неплохо демонстрирует рисунок 4 — подобные работы попросту выпадают из общего спектра радиоэкологических работ, исследующих судьбу облучённой биоты. Вопрос о том, связано ли это с методологическими ошибками или с чем-то иным, остаётся на совести исследователей.

Рисунок 3. Радиационное поражение растений. Слева: «Рыжий лес» в 30-км зоне аварии на Чернобыльской АЭС. Справа: Примеры аномалий развития высших растений в ранний период после аварии (слева направо: сосна, рябина, земляника) [8].

Генетические последствия аварии для биоты на настоящий момент до конца не очевидны. Ясно, что природа быстро вернула своё после бегства человека, но до сих пор на Чернобыльских территориях можно наблюдать повышенный уровень мутагенеза. Сложно сказать, как именно он скажется на судьбе живых существ, населяющих эти территории. Будут ли эти мутации генетическим грузом, отягощающим генофонд популяций, либо их роль позитивна и дает адаптивное преимущество своим носителям, — покажет только время.

Рисунок 4. Статистические распределения радиочувствительности к хроническому воздействию у наземных видов. По оси абсцисс отложены значения мощности дозы хронического облучения, по оси ординат — доля видов, использованных в каждом эксперименте, которые при данной мощности дозы выраженно реагировали на радиационное воздействие. Лог-нормальное распределение основано на наборе самых низких значений EDR10 (при оценке радиационных рисков так называют дозу, которая вызывает изменение изучаемого показателя на 10%). Вверху — наборы данных из экспериментов с контролируемым внешним облучением организмов. Внизу — наборы данных из Чернобыльской зоны. Данные Мёллера очевидно выпадают из общей картины, полученной независимыми друг от друга исследователями [15].

В заключение хотелось бы отметить, что это от силы одна сотая данных, реально существующих в мировой научной литературе по Чернобыльской аварии. А ведь помимо неё была авария на Три-Май-Айленд в США, тяжёлая радиационная авария на Южном Урале, в результате которой образовался Восточно-Уральский радиоактивный след, авария на АЭС в Фукусиме в Японии. Эти примеры говорят нам о том, что атомная энергетика и атомная промышленность вообще — это ответственная и сложная область, требующая максимальной самоотдачи от конструкторов, работников, контролирующих органов. Но не позволяйте запугать себя сверх меры и всегда критически анализируйте информацию о последствиях атомных аварий. Практически всегда крупицы правды падают в жернова паники, и радиофобия продолжает свой торжествующий путь по планете.

Список литературы

     

  1. С.П. Ярмоненко, А.А. Вайнсон. Радиобиология человека и животных. М.: Высшая школа, 2004. 549 с.;
  2. А.Ф. Цыб, Р.С. Будагов, И.А. Замулаева и др. Радиация и патология. М.: Высшая школа, 2005. — 341 с.;
  3. Е.М. Мелихова, Е.М. Быркина, Ю.А. Першина. О некоторых механизмах социального усиления риска при освещении в СМИ аварии на Фукусима // Медицинская радиологии и радиационная безопасность. — 2013. —Т.58. — № 4. — С.5-16;
  4. Иванов В.К., Кащеев В.В., Чекин С.Ю. и др. Уроки Чернобыля и Фукусима: прогноз радиологических последствий // Радиация и риск. — 2011. — Т. 20. — № 3. — С. 6-15;
  5. Доклад Всемирной организации здравоохранения. Медицинские последствия Чернобыльской аварии и специальные программы здравоохранения. Доклад экспертной группы «Здоровье» Чернобыльского форума ООН. Редакторы англ. издания — Б. Беннетт, М. Репачоли, Ж. Карр. Женева, 2006. — 182 с.;
  6. Чернобыль в трёх измерениях» — образовательная мультимедиа-программа, разработанная в рамках проекта ТАСИС ENVREG 9602 «Решение вопросов реабилитации и вторичных медицинских последствий Чернобыльской катастрофы». ИБРАЭ РАН, 2001-2006. European Commission, 2001;
  7. Акатов А.А., Коряковский Ю.С. Радиационная мифология. М.: Изд-во «Центр содействия социально-экологическим инициативам атомной отрасли», 2010. — 32 с.;
  8. Рубанович А.В. Генетические последствия техногенных катастроф. Лекция;
  9. Отчёт МКРЗ по тканевым реакциям, ранним и отдалённым эффектам в нормальных тканях и органах — пороговые дозы для тканевых реакций в контексте радиационной защиты. Пер. с англ. / [Ф.А. Стюарт и др. ред.: А.В. Аклеев, М.Ф. Киселёв]. Челябинск: Книга, 2012. — 384 с. — (Труды МКРЗ: публикация 118);
  10. Публикация 103 Международной Комиссии по радиационной защите (МКРЗ). Пер. с англ. / Под общей ред. М.Ф. Киселёва и Н.К. Шандалы. М.: Изд. ООО ПКФ «Алана», 2009. — 343 с.;
  11. Интервью Арутюняна Рафаэля Варназовича (доктор физ.-мат. наук, профессор, первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН) для РИА-Новости к 24-летней годовщине аварии на Чернобыльской АЭС;
  12. С.А. Гераськин, С.В. Фесенко, Р.М. Алексахин. Воздействие аварийного выброса Чернобыльской АЭС на биоту // Радиационная биология. Радиоэкология. — 2006. — Т. 46. — № 2. — С. 213-224;
  13. Møller A.P., Mousseau T.A. (2007). Species richness and abundance of forest birds in relation to radiation at Chernobyl. Biol. Lett. 3, 483-486;
  14. Møller A.P., Mousseau T.A. (2009). Reduced abundance of insects and spiders linked to radiation at Chernobyl 20 years after the accident. Biol. Lett. 5, 356-359;
  15. J. Garnier-Laplace, S. Geras’kin, C. Della-Vedova et al. (2013). Are radiosensitivity data derived from natural field conditions consistent with data from controlled exposures? A case study of Chernobyl wildlife chronically exposed to low dose rates. J. Environ. Radioact. 121, 12-21.

 

Дополнение: ИНТЕРВЬЮ: Психологические последствия аварии на ЧАЭС гораздо сложнее, чем реальное воздействие на физическое здоровье людей. URL: http://news.21.by/society/2008/08/04/526.html

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна