Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Что такое ювенальная юстиция? Сборник статей. 1. Николай Малишевский. «Правосудие» выродков. Ироды нового мирового порядка. 2. Как не позволить ювенальным технологам отобрать у вас ребенка. Беседа Светланы Галанинской с юристом Антоном Сорвачевым. 3. Обращение Священного Синода Украинской Православной Церкви относительно возможности внедрения в Украине системы ювенальной юстиции. 4. Серийные самоубийства матерей в Полтавской области - плоды ювенальной юстиции на Украине.

Николай Малишевский

«Правосудие» выродков. Ироды нового мирового порядка

URL:  http://www.fondsk.ru/news/2012/10/02/pravosudie-vyrodkov-irody-novogo-mirovogo-porjadka-16836.html

2 октября 2012  года.

 

 

Термин «ювенальная юстиция» (переводимый с английского языка как «правосудие для несовершеннолетних») уходит корнями в древние оргиастические культы, практиковавшие жертвоприношения. В Древнем Риме Ювеналиями именовали легализованные Нероном ритуальные действа в честь божеств юности (к ним император относил не только богиню Ювенту, но и самого себя), отличавшиеся крайней распущенностью и тем, что во время них «отменялись половые ограничения». 

В оккультно-мистическом плане ювенальная юстиция – это современная реинкарнация фашистской евгеники, направленная против пятой заповеди Божией («чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли») с целью разрушения семьи.

Это один из потаённых смыслов глобализма, поддерживаемый структурами вроде Всемирного банка. У истоков стоят оккультно-сатанистские организации, тождественные тем, что в свое время привели к власти в Германии нацистов, вроде «Треста Люцифера» (Lucis Trust), а также идеологи нового мирового порядка, задавшиеся целью уничтожения «лишней» части человечества и выступившие как агрессивная антихристианская сила.

Вот несколько имен: швейцарский психиатр, один из гитлеровских идеологов, офицер СС и архитектор нацистской программы расовой гигиены, соавтор законов о стерилизации и директор Германского института евгенических исследований (German eugenics research institute) Эрнст Рудин (Ernst Rudin); основательница современного движения контроля над рождаемостью и Международной федерации планирования семьи, одна из первых «секс-просветительниц», автор законопроекта призванного "остановить перепроизводство детей", считавшая славян низшей расой, недостойной размножения, Маргарет Зангер (Margaret Sanger); бывший глава Всемирного банка, идеолог войны во Вьетнаме, сжигавший в бытность министром обороны США напалмом вьетнамские деревни с мирным населением, сатанист Роберт Макнамара (Robert McNamara); ещё один бывший глава Всемирного банка, проповедующий в своих книгах превращение человека в товар, ликвидацию семьи и современные формы каннибализма, Жак Аттали (Jacques Attali)…

В «прикладном» плане ювенальная юстиция – это безжалостный механизм изменения базовых принципов взаимодействия государства и семьи посредством тоталитарного подавления свободы личности, разрушения автономности отношений детей и родителей. Во многих западных странах продвижением ювенальной юстиции занимаются те же лица и структуры, что ратуют за сокращение рождаемости, свободу абортов, распространение контрацептивов и шприцев, легализацию наркотиков и розничную торговлю ими, «сексуальное просвещение» и пропаганду ранних сексуальных отношений, защиту интересов педерастов и лесбиянок, легализацию «усыновления» ими детей, недопущение ужесточения наказаний за детскую порнографию, педофилию и пропаганду сексуальных извращений…

Результат мы видим. Сегодня в странах Запада десятки миллионов родителей не находят ничего страшного в том, что педагогами их детей могут быть педерасты. Что их детям не мешают забивать косячки с марихуаной в школьных туалетах, одновременно заставляя создавать «кружки поддержки сексменьшинств» даже в детских садах и играть противоестественные роли, одевшись в одежду противоположного пола. Что соответствующие государственные органы, вместо того чтобы бороться с наркоманией и преступностью, создают изощренные механизмы преследования семей за наличие детей. Причем нацелены они, прежде всего, на преследование и разрушение как раз нормальных семей.

Ювенальная юстиция на Западе – это не только специальный суд и огромная бюрократическая армия с широкими полномочиями, чиновниками которой комплектуются многочисленные комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства. Это и система мер внесудебного и чрезмерного вторжения во внутрисемейные дела – вплоть до изъятия ребенка из семьи – под любым, зачастую неназываемым или надуманным предлогом. Внедрение ювенальной юстиции в перспективе ставит под «внешнее управление» практически каждую семью, имеющую детей. 

Любое действие либо бездействие родителей по отношению к их ребенку может трактоваться ювенальным органом как угодно. По сути, это инструмент сдерживания рождаемости и снижения демографического потенциала посредством превентивного вторжения в семью под предлогом защиты детей от родителей. Работает это следующим образом. 

С одной стороны, родителям и педагогам запрещают использовать запретительные средства в воспитании детей. За этим зорко следят так называемые омбудсмены, или спецуполномоченные по правам ребенка, собирающие  в школах Америки и Европы доносы детей на своих родителей, учителей и руководство учебных заведений. Помимо них в ряде школ США дежурят специальные СТОП-команды полицейских (STOP - State Police Special Tactical Operations team). Они нужны для наведения порядка в классе - чтобы «расшалившиеся» ученики ненароком не покалечили своего преподавателя. Сам учитель, даже если «шалуны» перешли от оскорблений к избиению, никаких мер применить не имеет права. Единственный разрешенный способ наведения порядка - вызов в класс команды полицейских. 

С другой стороны, детям фактически навязывают раннюю сексуальную жизнь, употребление наркотиков и бессмысленное времяпровождение. Сексуализация – неотъемлемая часть ювенальных технологий (в Швеции они внедряются с детского сада). В конечном счете она сводится к проповеди «свободы сексуальной ориентации», пропаганде контрацепции и бездетности. Наркотизация может осуществляться с помощью бесплатных раздач шприцев и обучения детей технике их «гигиенического использования». Все помнят молодежный бунт в августе 2011 года в Лондоне, повлекший человеческие жертвы. Согласно докладу независимой комиссии, проводившей расследование по распоряжению правительства, погромы, ключевую роль в которых сыграла молодежь, стали следствием недостатков социальной политики властей, что привело к плохому воспитанию подростков и низкому уровню образования в государственных школах, где, согласно авторам доклада, около 20% школьников к 11 годам едва умеют писать и читать.

Фактически сегодня на Западе идет процесс обобществления детей в обмен на высокий уровень комфортного существования их родителей. Критерием эффективности работы органов ювенальной юстиции является количество детей, «полностью защищенных» от родителей, то есть – отнятых у них. Чем больше детей отнял чиновник, тем больше он зарабатывает и тем быстрее идет вверх его карьера. Детей забирают не только из неполных и неблагополучных семей, но и у нормальных, любящих их и работающих родителей. Причиной становится что угодно. Например, любое недовольство ребенка, слово или даже упрек в адрес родителей, посещающих богослужения, современные инквизиторы могут расценить как «ущемление законных прав и свобод». В Великобритании в последние годы резко выросло число изъятия детей по заявлениям соцработников, мотивирующих свои действия «эмоциональным насилием» (emotional abuse) и «риском эмоционального вреда» (risk of emotional harm), хотя смысл этих словосочетаний неизвестен. 

Протесты против принудительной сексуализации могут интерпретировать как ущемления права на получение информации. Недавний пример – скандал в Баварии, где не желавшую расставаться с родителями девочку отобрали у родителей, запрещавших дочери посещать уроки сексуального «просвещения». История стала достоянием гласности лишь потому, что малышка, убедившись, что мольбы вернуть ее маме и папе бесполезны, предприняла попытку самоубийства.

Отказ от сомнительных прививок или способов лечения может быть интерпретирован как отсутствие заботы о здоровье ребенка. Пример – судьба 12-летней уроженки Техаса Katie Wernecke, отобранной у родителей за отказ от облучения больного раком ребенка радиацией. В арсенале западных ювенальщиков имеется множество поводов, в сравнении с которыми даже нежелание давать ребенку антибиотики для лечения ОРЗ или долги за квартплату (предлог, с помощью которого ежегодно отбирают сотни тысяч детей) являются «аргументом». 

Согласно заявлению главы детского отдела социальных служб Нью-Йорка (Head of children's department of social services New York) Тревора Гранта (Trevor Grant), «семьи разрушаются по совершенно ничтожным причинам. Если сломана мебель или в доме грязно, сотрудники соцслужб забирают ребенка…». Родителей подводят под статью «действие в ущерб интересам ребенка» за то, что отпустили его гулять без сопровождения взрослого, за отсутствие фруктов в холодильнике или недостаток денег на карманные расходы, за то, что игрушек у него меньше, чем у соседских детей, за покупку «вредного для здоровья» малыша школьного ранца и даже просто потому, что чиновникам  что-то показалось. 

Мнения самих детей никто не спрашивает. Зачастую это и невозможно сделать. Как в случае с маленькой Sabrina, дочерью Christopher Slater и Nancy Haigh из Арлингтона, украденной соцработниками из дома родителей без какого-либо разбирательства в 3-х недельном (!) возрасте, на основании того, что… новорожденная якобы весила на триста грамм меньше, чем нужно. Несчастные родители уже несколько лет безрезультатно пытаются вернуть свое дитя.

Количество отнятых у родителей детей в странах Запада, где введена ювенальная юстиция, ошеломляет. Десятки и даже сотни тысяч! Ежегодно! В основе - базы данных, при которых достаточно телефонного звонка обиженного ребенка и по определившемуся номеру выезжают соцработники, пускающие затем отобранных детей по рукам приемных семей и приютам. Например, в Германии только в 2009 году у родителей было отобрано более 70 тысяч детей. Во Франции годом ранее эта цифра превысила планку в 110 тысяч девочек и мальчиков, проживающих в настоящее время при живых мамах и папах в детдомах и приемных семьях. При этом никого не смущает, что, по данным британских и американских исследований, дети из приемных семей (согласно оценкам детских врачей) в 7-8 раз чаще подвергаются насилию, а дети на государственном обеспечении – в 6 раз чаще, чем их ровесники в среднем по населению (Hobbs G., Hobbs C., Wynne J. Abuse of children in foster and residential care // Child Abuse Negl. 23.12.1999. pp. 39-52).

В 2000 году французскому правительству был представлен обширный и шокирующий доклад генерального инспектора по социальным делам Пьера Навеса и генерального инспектора юридического отдела Бруно Катала о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и социальных службах. В докладе говорится: «Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения огромная разница. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам… семья в опасности». 

Согласно статистике,  по состоянию на начало 2000 года из семей 60-миллионной Франции уже было изъято более 2 миллионов детей. Спустя семь лет было заявлено, что 50% этих детей были отняты незаконно. Характерный пример – судьба эмигрировавшей в свое время во Францию актрисы Натальи Захаровой. В 1990-е ювенальный суд новой родины лишил ее материнских прав. Предлог – «мадам Захарова удушает дочь своей материнской любовью» и хочет «сохранить с ней слишком тесную связь»! С тех пор Машу Захарову перебрасывают из одной приемной семьи в другую. Ее мать прошла все судебные инстанции, обращалась за помощью к очень влиятельным людям, включая президентов и глав церквей. Только с президентом Н.Саркози у Захаровой было 18 личных встреч на тему возвращения дочери. До этого вопрос о возвращении девочки поднимался в беседах Ж.Ширака и В.Путина. С просьбой о воссоединении семьи к кардиналу Франции обращался патриарх Алексий II. И тем не менее проблема не решена до сих пор… 

Ювенальная юстиция на Западе – это действующее по своим законам, никому не подвластное государство в государстве. Позиция властей в этом вопросе кажется странной лишь на первый взгляд. Древние римляне в подобных случаях говорили: «Ищи кому выгодно». Вопрос: зачем вместо того, чтобы улучшать жизни семей, у них отбирают детей? Ответ: это очень выгодно. Детей ведь отбирают не только у малоимущих пьяниц и садистов. 

В Европе жертвами становятся представители всех без исключения социальных слоев. Даже миллионеры, вроде итальянской четы, у которой по доносу решившей подзаработать таким способом старшей 20-летней дочери от первого брака матери, отобрали младшую 7-летнюю. Девочку, кричавшую, что любит родителей и хочет к маме, никто не слушал. Ее просто посадили в приют, а оклеветанных родителей в тюрьму.

В Америке, согласно информации Национальной комиссии США по детям, дети зачастую изымаются из семей «преждевременно или без необходимости», поскольку механизм федерального финансирования дает штатам «серьезный финансовый мотив» отбирать детей, а не оказывать семьям помощь, позволяющую продолжать совместную жизнь (National Commission on Children, Beyond Rhetoric: A New American Agenda for Children and Families. Washington, DC: may, 1991. p. 290).

Ежемесячно изымаемые тысячи детей попадают не только в детдома и приюты. В Интернете имеется множество документальных фильмов и видеороликов на тему того, как ювенальная юстиция в Германии или США вверяет детей садистам, педофилам и наркоманам, доводит и детей, и их матерей, и отцов до самоубийства. 

Несколько примеров. 

В конце января 2012 года в Берлине погибла 3-летняя девочка. Семью, в которой она находилась, наблюдала служба опеки. Наблюдала – и ничего не предпринимала. В отчетах чиновники признавали семью «перегруженной» заботами о ребенке. Так было до тех пор, пока однажды утром девочку не нашли мертвой, с синяками по всему телу, захлебнувшуюся рвотой. В 2008 году в западногерманском городке Wuppertal 5-летнюю девочку Талею отняли у мамы, порой выпивавшей, но очень любившей дочку и поместили в тщательно подобранную приемную семью. В новой семье не пили, но и не любили. Талею стали избивать. Однако служба опеки игнорировала сообщения из детского сада, что девочка приходит с синяками, следами укусов (собаки) и вырванными клоками волос. Через некоторое время приемная мать утопила Талею в ванне с ледяной водой. После затянувшегося суда приемную мать признали виновной в гибели девочки. Двоих сотрудников службы опеки, отправивших девочку на смерть, полностью оправдали.

Судьба 11-летней Шанталь из Гамбурга, находившейся под патронажем службы опеки, известна сегодня каждому немцу. Она погибла в начале 2012 года от отравления метадоном, таблетки которого нашла в спальне приемных родителей. Пятью годами ранее служба опеки сочла родную семью Шанталь опасной для ребенка: папа принимал наркотики, мама пила. Девочку изъяли из семьи и поместили к приемным родителям – тоже наркоманам, но находившимся в программе замещения героина метадоном. В новой семье, которая должна была обеспечить Шанталь безопасное и комфортное существование, девочка жила так: 6 человек и 3 собаки в одной квартире. У нее не было даже своей кровати – зато был доступ к наркотикам.

Многое о преступлениях ювенальщиков мы ещё не знаем. Одна из страшных тем – дети, попадающие к наркоторговцам (вроде колумбийцев, недавно усыновивших русских детей) и черным трансплантологам, торгующим человеческими органами. В США официально зарегистрировано свыше 200 тысяч больных годами ждущих донорских органов детей и готовых платить от 200 тысяч долларов за каждого «разобранного на части» ребенка. В Италии, согласно сделанному в 2011 году официальному признанию министра МВД Роберто Марони, исчезли 1260 «приемных» малышей только из России. Министр высказал предположение, что эти дети попали в частные клиники по пересадке органов. 

На Западе ювенальная юстиция внедряется в школы и семьи под предлогом защиты от садистов и педофилов. При этом лоббисты, манипулирующие статистикой убитых и искалеченных выродками детей, упорно замалчивают, что до 70% подобных преступлений совершается представителями сексменьшинств, права которых отстаивают ювенальщики. В США гомосексуалисты совершают более 33% всех злоупотреблений детьми. Характерный пример – судьба двух русских малышей, несколько лет назад отобранных у матери-эмигрантки норвежским соцпатронатом, переданных тамошним дегенератам на «воспитание». Всё закончилось изнасилованием 4-летнего ребенка.

Американские исследования, учитывающие только официально зарегистрированные случаи, показывают: случаи доказанного сексуального насилия над детьми в приемных семьях происходят в 4 раза чаще, чем в среднем по населению. Свидетельствует исполнительный директор организации «Children’s Rights» Марсия Лоури (сторонница приемных семей): «Я долгое время занималась этой работой и представляла интересы тысяч и тысяч приемных детей… и я практически не встречала ни мальчиков, ни девочек, которые бы находились какое-то время в приемных семьях и не перенесли какую-либо из форм сексуального насилия – со стороны других детей или кого-то еще» (Dana DiFilipoo Avalanche of Anguish // Philadelphia Daily News, 21.01.2010).

В детских домах в США уровень физического насилия над детьми превышает средний уровень по населению в 10 раз, сексуального – в 28 раз (в основном за счет насилия друг над другом). (Benedict M., Zuravin S. Factors Associated With Child Maltreatment by Family Foster Care Providers // Baltimore: Johns Hopkins University School of Hygiene and Public Health, 30.06.1992, charts, pp.28,30; Spencer J., Kundsen D. Out of Home Maltreatment: An Analysis of Risk in Various Settings for Children // Children And Youth Services Review Vol. 14, 1992, pp. 485-492).

Сегодня ювенальная юстиция внедрена в большинстве стран Запада, но это ведёт не к оздоровлению человеческих отношений, а к размножению общественного зла. Так, в одной из самых «продвинутых» по части ювенальной юстиции стран – Германии - сегодня самая низкая в Европе рождаемость и около половины всех преступлений совершается молодежью, не достигшей совершеннолетия. Ненамного отстают и другие «развитые» страны - там бесследно тысячами пропадают дети из России, ежегодно сокращается рождаемость, зато растут преступность среди малолетних, количество изымаемых из семей детей и поголовье сексуальных извращенцев.

 

 

 

Как не позволить ювенальным технологам отобрать у вас ребенка

Беседа Светланы Галанинской с юристом Антоном Сорвачевым

URL:  http://www.pravoslavie.ru/smi/62716.htm  (10 июля 2013 года) ,  URL:  http://www.3rm.info/index.php?newsid=37068   (6 июля 2013 года).
 
 
 

 

28 июня в 13.00 в Москве состоялась пресс-конференция общероссийской общественной организации “Родительское Всероссийское Сопротивление” (“РВС”) под названием “Органы опеки – спасатели детей или узаконенный ювенальный киднепинг?”


Для миллионов родителей эта пресс-конференция – крик о помощи. В последние месяцы российские семьи подвергаются настоящему террору со стороны чиновников органов опеки (ООиП) и КДН. Речь идет о методах тотального контроля за социально незащищенными слоями населения и торговле “живым товаром”. Перед этими картинами бледнеют фантазии Кафки, Оруэлла и Хаксли.

Представители “РВС” призывают пресечь правовой беспредел. Это можно сделать посредством законодательных норм, регламентирующих экстренное отобрание ребёнка из семьи только по решению суда и предписывающих уголовную ответственность за бесчеловечные действия опеки в отношении детей и их родителей.

Но на сегодняшний день ситуация пугающая. Похоже, страна возвращается к временам Большого террора. Органы опеки ведут себя как карательная инстанция. К ним боятся обращаться за помощью. Людей, как в сталинскую эпоху, вновь учат следить друг за другом, шпионить, доносить. И, как в первые годы советской власти, вбивается клин между детьми и их родителями. Вот только вместо “самой передовой философии” сегодня в ходу столь же “передовые” юриспруденция и психология.

Антон Сорвачев – независимый юрист, координатор “Всероссийского Российского сопротивления”, управляющий партнер юридического агентства ЮрКонсалт, партнер Юридического Центра “Юристы и адвокаты Москвы”, начальник юридического отдела “Русской аудиторской компании Ажур”. Он решил посвятить свои знания борьбе с ювенальной юстицией. Антон на площадке “Религии и СМИ” дает рекомендации мамам и папам: как правильно действовать в ситуациях, когда ребенка хотят незаконно отобрать.

- Антон, Вы преуспевающий юрист, ведете самые разные дела. Почему занялись проблемами ювенальной юстиции?


– Я начал изучать эту тему по интернет-публикациям еще несколько лет назад. И сразу понял, что ювенальные технологии – это реальное зло, новое для нашего общества. А некоторое время спустя случаи необоснованного отъема детей начали происходить совсем рядом, буквально в соседних от меня домах. Неужели я должен был бездействовать и ждать, когда придут ко мне?

– Вы правы. Но не все так рассуждают. Сегодня ситуация меняется?


– К сожалению, наблюдается негативная динамика. В этом году, после того как с 1 мая ввели социальный патронат, семьи стали страдать еще чаще. Отъем детей практически ставится на поток, потому что перечень “оснований” для такого отъема расширился. Органы опеки включаются в Департамент социальной защиты, происходит реорганизация. В округе, где я живу, недавно имел место вопиющий случай, о нем много писали в СМИ. Забрали младенца у Валерии Воротынцевой, молодой матери-одиночки. Свои действия представители опеки и ПДН мотивировали одиозными формулировками – “ненадлежащим воспитанием”, “отсутствием ремонта” и беспорядком в квартире.

– Вы вмешались?


– Вмешались и выиграли это дело. Но Витю Воротынцева забрали здоровым, а вернули матери совершенно больным, и физически, и психически. Кто за это ответит? Чиновники пользуются полной безнаказанностью.

– Вообще-то основная задача полиции и органов опеки – заниматься профилактикой и помогать семьям.


– Разумеется. Вот только на практике это почему-то мало реализуется. Может быть, потому что это сложнее, чем просто отобрать ребенка. В полиции и в органах опеки, конечно, работают и приличные люди. Но есть там и особый контингент, который за счет возможности расширенной трактовки законов решает, так сказать, свои вопросы.

– Об этом сейчас много говорят, но чаще всего как-то абстрактно. А я хотела бы спросить, что конкретно должны предпринять родители, если беда пришла в их семью? Как защищать свои права? Ведь обычно все начинается со сбора информации о жизни семьи. Школа, полиция или недружелюбные соседи пишут докладную о том, что ребенок “не в порядке”… Что можно сделать, когда еще только пытаются взять семью “на карандаш”?


– Вы правы, эти механизмы надо знать. Потому что ювенальщики часто рассчитывают как раз на запуганность и неосведомленность населения. Трагизм ситуации в том, что родители действительно могут многое сделать, но действовать в одиночку на этом этапе – не самый эффективный путь. Особенно если это родитель-одиночка или семья, находящаяся в сложной ситуации.

– Бьют всегда того, кто слабее?


– В общем, да. Поверьте моему опыту: в полную семью, где у родителей есть статус, деньги, связи, хорошая работа, приходят редко. Они выбирают жертв там, где путь отъема наиболее прост, благо таких семей много: неполные семьи, матери-одиночки, семьи инвалидов и людей с различными заболеваниями и зависимостями, многодетные, малообеспеченные. У таких людей, как правило, нет необходимых юридических знаний. Если они начинают писать куда-то жалобы или ходить по инстанциям, то, во-первых, тратят время, которого и так мало. А во-вторых, часто только вредят себе, поскольку обнажают собственную безграмотность. Выход один: привлекать организации, которые специализируются на вопросах ювенальной юстиции.

– Какие?


– Например, недавно образованное “Всероссийское родительское сопротивление” ( www.r-v-s.su, телефон горячей линии 8 (800) 100-97-24), координатором которого я являюсь, Ассоциацию родительских комитетов и сообществ (www.arks.org.ru, телефон: 8-985-182-98-98). Вам сразу подскажут, что нужно предпринимать конкретно в вашем случае. Там же помогут найти юриста, часто даже работающего на бесплатной основе. Возможность получить помощь сейчас есть у родителей по всей России.

– Что в первую очередь надо иметь в виду родителям, попавшим в подобную ситуацию?


– Главное, что надо понимать с самого начала: если органы опеки взяли вас “на карандаш”, договориться с ними по-хорошему вряд ли получится. Они редко оставляют удобную жертву в покое. Надо быть очень и очень осторожным в дальнейшем. Если на первом этапе все же удалось отбиться, надо постараться не давать им ни одного формального повода для продолжения задуманного.

– Если колесо все же завертелось, пересмотреть решение возможно?


– Валерии Воротынцевой у нас в СВАО всего через две недели вернули совершенно больного десятимесячного ребенка, а забирали здорового. Мать с младенцем вынуждена второй раз лечь в больницу, температура у ребенка под 40, правильный диагноз никак не могут поставить. Даже две фотографии – до и после Дома малютки – очень красноречивы. На одной здоровый цветущий улыбающийся Витя. На другой – худой, изможденный, с застывшим взглядом. За эти две недели он перестал узнавать мать. Ребенку нанесен непоправимый урон, не сопоставимый с теми мнимыми опасностями, которые якобы поджидали его дома.

– Как ребенка отнимали?


– Полиция просто вломилась в дом в день, когда мать уехала сдавать документы в медучилище, а бабушку вызвали на работу. Ребенок остался с хорошими знакомыми, но они не смогли его отстоять.

– Что можно и нужно делать, если ситуация запущена и сотрудники органов опеки рвутся в квартиру?


– Юридически обоснованные варианты такие. Первый: вообще не открывать органам опеки, особенно если они пришли без предупреждения. Вы не обязаны их пускать. Второй вариант: если все-таки решили пустить, то всячески показать, что они в доме не хозяева. Хозяева – вы. Можно сразу заставить их, например, разуться, надеть тапочки и помыть руки.

– Это такой психологический прессинг?


– Не только. В тапочках им будет сложнее убежать, заперев маму в туалете, как это уже не раз бывало. Можно запретить и органам опеки, и даже полиции входить в комнаты, куда вы их пускать по каким-то причинам не хотите. Командуйте ими! Это тоже проявление вашей силы и демонстрация адекватности, так они скорее поверят, что вы способны в случае чего устроить проблемы им самим.


Сотрудников ООиП не стоит принимать в одиночку. Надо вызвать в качестве свидетелей всех, кого только возможно: друзей, соседей, знакомых, пригласить как можно больше народа. Необходимо делать аудио- и видеозапись – это ваши козыри. Причем лучше, если это будут делать сразу несколько человек, прежде всего не мама с папой, а свидетели.

– А дальше?


– В самом конце работники органов опеки обязаны составить акт об обследовании квартиры. Этот акт они должны предъявить вам, хотя на практике данная норма обычно не исполняется. Но если акт предъявят, его нужно обязательно сфотографировать, как и вообще все документы, которые у них есть (удостоверения и т.п.). У полицейских, которые отбирали ребенка у Валерии Воротынцевой, не было с собой даже удостоверений. Но их пустили! И вот результат.

– А если приходят с полицией – открывать дверь уже обязательно?


– Нет. В том-то все и дело, что и в этом случае не обязательно! Полицию, кстати, пускать в неподготовленную квартиру еще опаснее. Если они начнут вламываться, взламывать дверь – это другое, у них будет совсем иной рапорт, им надо будет искать серьезное обоснование для отчетов. А если хозяева открыли сами, можно найти десять причин отнять ребенка, особенно у многодетных. Причем почти в любой квартире, в этом и ужас. А взломать дверь технически сложно: много шума. Пока они это делают, можно успеть созвать друзей и соседей с камерами. При судебном разбирательстве видеозаписи очень помогают.

– С полицией сейчас ходят чаще?


– Уже почти всегда. И ответственность делится пополам межу органами опеки и полицией. Если органы опеки совершают отъем без полиции, они должны немедленно уведомить прокурора и подать в суд на лишение родительских прав. Сейчас чаще всего сначала приходит полиция, составляет рапорт о том, что ребенку угрожает опасность, и сразу его забирает. А органы опеки подключаются уже потом. Это юридически более простой вариант для них.


А полиция приходит в лице отдела по работе с несовершеннолетними. Если им оказывают сопротивление, они могут вызвать усиленный полицейский наряд на подмогу. Имеют право. Но и у нас есть право не открывать. Не забывайте об этом!

– Даже усиленному наряду?


– Да, конечно. Причем, по всем законам РФ, от Конституции до Гражданского кодекса. У нас в сознании почему-то сидит стереотип: полиция пришла – мы обязаны открыть дверь. Но это абсолютно не так. Полиция имеет право вызвать к себе повесткой, органы опеки могут звонить и присылать уведомления, приглашать к себе для профилактики. А полиция всегда манипулирует расплывчатой формулировкой “угроза жизни и здоровью ребенка”. По ней и забирают. Когда ребенок уже отнят, все нужные справки и свидетельства собираются моментально и юридически просто. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы ребенок к ним попал. Судиться с органами опеки гораздо сложнее, чем не допустить отнятия ребенка. А юридическая неграмотность населения их очень устраивает. Надо переломить эту ситуацию.

– Если все-таки дело доходит до стадии суда, что возможно предпринять? Как подготовиться к суду?


– Вообще главная задача родителей на любом этапе – как раз не допустить перехода на следующую стадию. А в судебных разбирательствах слишком много юридической специфики. Органам опеки предстоит доказать, что семья “маргинальная”, и пребывание в ней опасно для жизни и здоровья ребенка. В ход обычно идут фотографии грязных углов квартиры, справки о длительном непосещении школы ребенком и т.п. А родитель, соответственно, должен доказать обратное. С этой целью надо привести в суд максимальное количество друзей-свидетелей, которые будут давать показания о благополучности семьи. Еще необходимо собрать любые возможные грамоты, справки и положительные характеристики из кружков, секций, школы, поликлиники и прочих учреждений, свидетельствующие об успехах ребенка и о том, что мама с папой занимаются его воспитанием. В суде идет очень напряженный диалог. Нужно понимать, что в Москве эти дела рассматривают районные суды. Важно показать, что при неблагополучном исходе дело просто так не замнется, а будет предано максимальной огласке. Конечно, нужен хороший адвокат.

– Где его искать?


– Сейчас хорошего адвоката можно найти через “Родительское сопротивление” почти в любой точке России. Вам либо предоставят адвоката напрямую, либо подскажут, куда обратиться. Все зависит от региона и загруженности штатных юристов.


Ваши противники должны видеть, что вашим делом занимается настоящий профессионал. Нужно обязательно фиксировать весь судебный процесс на аудио, это разрешено Гражданским процессуальным кодексом. Если даже в середине процесса подключится новый юрист, ему будет проще восстановить события. Потом ведь можно сделать транскрипцию-распечатку, использовать ее и для жалоб, и для доказательств.


Еще до суда можно составить и написать жалобу в прокуратуру, в Отдел внутренней безопасности, если полиция изъяла ребенка. Но это, как правило, бесполезно. Я знаю, что полиция буквально на днях получила инструкцию о том, чтобы подобные жалобы спускать на тормозах.

– Даже так?


– Да, после скандалов в регионах вышла такая негласная инструкция. Но жаловаться все равно нужно. Хотя бы для того, чтобы показать всем заинтересованным людям, что органы полиции были не правы и что вы сами не намерены сидеть сложа руки.

– Если семья полная, относительно обеспеченная и с некоторыми связями, органы опеки не смогут отнять детей?


– Если быть откровенным до конца, то органы опеки вместе с полицией могут справиться практически с любой семьей, если, конечно, зададутся такой целью. Но зачем им лишний раз идти туда, где борьба будет тяжелой, если вокруг полно бедных многодетных, матерей-одиночек, богемных маргиналов от искусства и прочей легкой наживы? Отцов с хорошим социальным статусом все-таки побаиваются. Хотя бывают разные ситуации.


Недавно в Арзамасе имел место нашумевший случай, когда у семьи сгорел дом, им заплатили компенсацию в размере 10 тысяч рублей, они купили небольшую времянку. А детей забрали на том основании, что семья “проживает в ненадлежащих условиях”.

– Поразительный цинизм.


– Семья там была полная. Но у отца проблемы с алкоголем и отсутствие постоянной работы. Соседи показали, что отец иногда выпивает. Это считалось у обвинения решающим аргументом. Важно так называемое социальное благополучие обоих родителей. Но это дело мы выиграли. Причем, оказалось, что работница патронатных органов имела 4 года условно за 28 эпизодов мошенничества с использованием служебного положения.

– Кадры ООиП вообще отдельная тема. Часто это женщины околопенсионного возраста, никогда не бывшие замужем и не имевшие детей. Тем более, специального образования.


– Да, это так. Нужно срочно менять ситуацию.

– А ходовой термин “социальное благополучие” имеет под собой правовую основу?


– Аналогичный термин фигурирует в Семейном кодексе и актах по профилактике беспризорности. Но чаще используется козырная формулировка “угроза жизни и здоровью ребенка”. Или такая: “условия, препятствующие нормальному развитию и воспитанию ребенка”. Это все действительно не правовые понятия. Под такие термины можно подогнать все, что угодно: отсутствие молока в холодильнике, наличие в доме собаки, выпивший на новый год коньяка папа…

– Но только не действия ООиП и приютских психологов.


– Да, никто почему-то не говорит о том, что самым серьезным фактором, тормозящим развитие ребенка, всегда является изъятие из семьи и помещение в детдом. А там псевдопсихологи будут железным тоном запрещать плакать и вообще вспоминать маму. Это самое ужасное, что может произойти с вашим ребенком.

– Ощущение такое, что мы угодили в новый 1937-й. Органы опеки ведут себя как карательная инстанция. К ним боятся обращаться за помощью.


– К сожалению, все именно так. Людям есть чего бояться. Что-то я не знаю историй, когда бы ООиП реально кому-то помогли. А калечить судьбы они умеют очень хорошо. Люди боятся вести ребенка в травмпункт – потом могут написать потом, что побили дома или травма возникла из-за плохого присмотра. Боятся, что ребенок скажет в школе, что дома нужен ремонт, или что его попросили помочь убрать квартиру.

– Удивительное дело. Именно те, кто любит вспоминать о сталинизме, сегодня сами строят новую систему доносительства. Людей, вновь учат следить друг за другом, шпионить. Похоже, это негласно поощряется?


– Верно. Только в сталинские времена это не касалось в такой степени детей. Они были защищены лучше взрослых. Я, кстати, знаю некоторых очень пожилых сотрудников опеки, людей старой закалки и школы. Вот они прекрасные и совершенно нормальные в моральном отношении люди. А вот более молодое, постсоветское поколение, вскусившее “свободы рынка”, – от него весь ужас. Они либо “идейные” на свой фашистский лад, либо за мзду сделают вообще все, что угодно.

– Тот же случай с Воротынцевой – это преступление, ребенку разрушили психику, но виновные не понесли наказания. Хоть кто-нибудь пытается остановить этот произвол на законодательном уровне?


– Осенью юридический отдел “Родительского сопротивления” внесет на рассмотрение Госдуму официальный законопроект об уголовной ответственности за неправомерное отобрание ребенка. Основанием для этого является огромное количество фактов правового беспредела.

Например?


– Мы недавно выиграли дело семьи Воропаевых в Москве. Там произошла жуткая история. Сотрудники органов опеки буквально унесли двоих детей, восьмилетнего Женю и трехлетнюю Машу, заперев их мать Светлану Воропаеву в туалете. А между тем, Светлана Воропаева – педагог-сурдолог с красным дипломом. Одна растит двоих детей, в этом ей помогает мама, музыкальный педагог на пенсии. Суд признал, что дети были отобраны незаконно. Их уже вернули, но они провели в заточении 4 месяца. Вот здесь при введении законопроекта может появиться возможность уголовно наказать тех, кто отбирал. У нас до сих пор очень размыты правовые критерии для такого рода ситуаций.

– А надо, чтобы органы опеки сто раз подумали, прежде чем детей отбирать.


– Кое-кто уже думает. Во время одной телепрограммы сотрудница органов опеки прямо так и заявила: “Если этот законопроект примут, кто же тогда пойдет работать в органы опеки?”

– Какая милая непосредственность.


– Надо добиться, чтобы им было нежелательно создавать ситуации изъятия. А то получается так: захотим – заберем, суд решит по-другому – вернем. Никаких проблем у сотрудников опеки нет, и не предвидится. Но мы должны сделать так, чтобы эти люди отвечали по закону за свои деяния.

 

 

Обращение Священного Синода Украинской Православной Церкви относительно возможности внедрения в Украине системы ювенальной юстиции

URL:   http://первая-заповедь.рф/опасно-для-семьи-ювенальная-юстиция/

28 мая 2010 года.
 

Уже несколько лет в нашем обществе ведется полемика по поводу возможного внедрения в Украине ювенальной юстиции, то есть отдельной системы судопроизводства относительно несовершеннолетних. Среди многих православных мирян и политиков такая идея давно вызывает негативную реакцию. Да, в марте 2009 года подобный проект уже был отклонен Верховной Радой Украины. Тогда народные депутаты, обеспокоенные возможными негативными последствиями законопроекта «Об общегосударственной программе «Национальный план действий по реализации Конвенции ООН о правах ребенка» на период до 2016 года», разработанного на выполнение Указа Президента Украины В. Ющенко от 11.07.2005 г. № 1086 «О первоочередных мерах по защите прав детей» (регистрационный № 2570) «, удалили из него пункт 4.9, в котором и был изложен проект о создании ювенальной юстиции в Украине.

16 марта 2010 года согласно приказа министра юстиции Украины была создана рабочая группа по внедрению в Украине ювенальной юстиции (приказ № 198/7). Как отмечено в данном приказе, эта группа создана «с целью развития современной системы ювенальной юстиции с целью уменьшения уровня преступности среди молодежи и улучшения защиты их прав и интересов».

Действительно, в последнее время мы наблюдаем в Украине существенный рост количества правонарушений среди детей и подростков. Это требует от государственных органов не только эффективных мероприятий борьбы с этим досадным явлением, но и профилактики детской и подростковой преступности. Но, как свидетельствует опыт стран, которые пытаются преодолеть преступность среди молодежи, наличие органов ювенальной юстиции может не только не улучшить, а даже ухудшить ситуацию. Да, во Франции, которая первой в мире ввела такую систему несколько лет назад состоялись наибольшие молодежные беспорядки в странах Европейского Союза, поскольку благодаря ювенальной юстиции малолетние правонарушители оставались фактически безнаказанными.

Кроме того, опыт западных стран, где ювенальная юстиция действует уже много лет, свидетельствует, что это приводит к значительному расширению полномочий судов и социальных служб, которые фактически получают санкцию на вмешательство в семейные дела и контроль над родителями. Причем такое вмешательство может осуществляться в том числе и на основании обращений в суд самих детей. Противопоставление прав и интересов ребенка правам и интересам родителей и семьи в целом создает опасность разрушения традиционного представления о семье. Именно этот аспект ювенальной юстиции вызывает в украинском обществе острые споры.

В связи с заметным обострением дискуссий относительно ювенальной юстиции после подписания министром юстиции упомянутого приказа Украинская Православная Церковь считает своей обязанностью констатировать следующее.

Христианство учит, что семья есть богозаповеданным социальным институтом. Рождение и воспитание детей является неотъемлемой частью семейной жизни. Более того, согласно Священному Писанию воспитание детей должно происходить именно в семье. Родители несут перед Богом ответственность за воспитание детей. Не раздражайте детей ваших, а воспитывайте их в учении и наставлении Господнем, – призывает родителей святой апостол Павел (Еф. 6,4). Однако и дети несут ответственность за благополучие своей семьи : Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, – говорит пятая заповедь Закона Божьего (Исх. 20, 12). В Ветхом Завете пренебрежение к родителям рассматривалось как большое преступление (Исх. 21, 15-17; Притч. 20, 20; 30, 17). Новый Завет также учит детей с любовью подчиняться родителям: Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу (Кол. 3,20).

Украинская Православная Церковь в своих официальных документах неоднократно подчеркивала исключительную роль семьи в воспитании детей. В частности в десятом разделе «Основ социальной концепции Украинской Православной Церкви» отмечается, что семья – это «единственный организм, члены которого живут и строят свои отношения на основе закона любви. Опыт семейного общения учит человека преодолению греховного эгоизма и закладывает основы здоровой гражданственности. Именно в семействе, как в школе благочестия формируется и крепчает правильное отношение к ближним, а следовательно, к своему народу, к обществу в целом. Живая преемственность поколений, начинаясь в семействе, находит свое продолжение в любви к предкам и отчизне, в чувстве причастности к истории. Поэтому таким опасным является разрушение традиционных связей родителей с детьми… Роль семьи в становлении личности исключительна, ее не могут подменить другие социальные институты. Разрушение семейных связей неминуемо связано с нарушением нормального развития детей и отражается на всей их дальнейшей жизни».

Украинская Православная Церковь признает необходимость защиты детей от возможного насилия, в том числе и со стороны родителей. Однако мы также считаем полностью обоснованной обеспокоенность простых верующих и Верховной Рады Украины тем, что внедрение системы ювенальной юстиции может нести в себе и опасность для института семьи. Активное вмешательство в семейные отношения со стороны судебных органов, общественных и общественных организаций может иметь негативные последствия как об этом свидетельствует опыт функционирования систем ювенальной юстиции в других государствах.

Важно помнить, что сегодня в мире не существует единой системы ювенальной юстиции. В каждом государстве система судопроизводства относительно несовершеннолетних и защите прав детей имеет свои особенности, обусловленные историко-культурными традициями разных стран. Потому, в процессе реформ в отрасли юстиции в Украине следует, прежде всего, учитывать отечественный опыт. Сейчас в нашем законодательстве существуют достаточно норм, которые позволяют наказать родителей-правонарушителей и малолетних преступников.

Учитывая выше изложено Украинская Православная Церковь считает нецелесообразным внедрение в Украине системы ювенальной юстиции.

Пусть «чистая и непорочная набожность перед Богом» (Иак. 1, 27) станут залогом достойного воспитания молодого поколения и спокойной жизни в нашей стране.


28 мая 2010 года.

† Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины
Предстоятель Украинской Православной Церкви
Члены Священного Синода:
† Никодим, митрополит Харковский и Богодуховский
† Агафангел, митрополит Одесский и Измаильский
† Иоанникий, митрополит Луганский и Алчевский
† Онуфрий, митрополит Черновицкий и Буковинский
† Марк, архиепископ Хустский и Виноградовский
† Иоанн, архиепископ Херсонский и Таврийский
† Феодор, архиепископ Мукачевский и Ужгородский
† Агапит, епископ Сєверодонецкий и Старобельский
† Митрофан, архиепископ Белоцерковский и Богуславский
Официальный сайт УПЦ МП - 04.06.2010.

 

 

Серийные самоубийства матерей в Полтавской области - плоды ювенальной юстиции на Украине

URL:   http://sovest.dnepro.org/2010/2154.html

1 октября 2010  года.

 

 

lohvica-01

 

“Мне не зачем больше жить: у меня отобрали детей”, повторяла Юлия Матяш у которой соц. служба отобрала двоих детей.

Жизнерадостная, цветущая, молодая женщина бросилась под поезд вечером того же дня, когда у нее отобрали двоих детей. Случилась это трагедия 15 сентября в Полтавской обл., в Лохвицком районе.

У Юлии сначала забрали старшего 7-ми летнего Максима. Сразу же Юлия пошла за ним в соц.службу, взяла с собою младшую дочь (она никогда не оставляла детей одних дома). Когда она вошла в кабинет на на нее сразу набросились и стали отнимать полуторагодовалую дочь. Она хотела вырваться и убежать, но ей стали угрожать что если не отдаст ребенка, то приедут и заберут с нарядом милиции. Что бы не напугать и не поранить ребенка отдала дочь. Документов ей не дали. Вышла с соц.службы без детей.

Целый день она просидела дома одна. Без детей ей не было места в жизни. На звонки почти не отвечала, тем же кто прорывался говорила - “Берегите детей! Эта самое важное”, и беспрестанно рыдала. Детские кровати пустые, куда попадут ее дети неизвестно. Около одиннадцати она вышла из дома и пошла по дороге. Подойдя к железнодорожным путям она увидела поезд и бросилась под локомотив. Собирать части ее тела вынуждены были помогать родственники и друзья.

Сейчас чтобы снять с себя вину чиновники клевещут что она была алкоголичкой. Но это не правда. “Это полнейшая ложь!” в один голос утверждают знакомые, друзья, соседи: она никогда не была пьющей. Обеспеченная семья, прекрасная ухоженная квартира, уютная кухня - даже удивительно видеть такое благополучие в глубинке Украины.

Так же ложны те злобные обвинения в адрес Юлии в статье местной газеты, которая вышла сразу же после ее гибели. В статье вылито масса грязи на погибшую. Написано что в вечер гибели она сидела в баре (!) с друзьями, что она оставляла детей одних, избивала их, что она не посещала детей в больнице, хотя ей  было разрешено это делать и даже памперсы вынуждены были приносить учителя!  Все это бессовестная ложь, которую распускают чиновники. Ведь всего пол дня прошло с того момента как она лишилась детей и до того как она погибла! Как и когда она могла посещать детей?

lohvica-02В той же статье, начальник соц. службы Ивашина Н.Д., дает следующий комментарий: “Мне следователь сказал - вздыхает Нина Дмитриевна, что перед тем как кинуться под поезд она написала в телефоне что “мне надоело жить!”. На самом деле, следователь в течении 2 недель с момента гибели Юлии ни разу не опросил родственников, ни разу не видел Юлиного телефона и даже не мог знать что никакой подобной надписи у Юли в телефоне не было! Мало того что довели мать до самоубийства, еще и опорочили память замечательного человека, прекрасной матери, которая  души не чаяла в своих детях.

Этот случай самоубийства матери не единственный в Лохвицком районе.

До этого еще две матери добровольно ушли из жизни после того как социальная служба отобрала у них детей.

Заметьте, матери не пьющие и не наркоманки. Одна из них просила - “Не забирайте  у меня детей - я покончу жизнь самоубийством!”. После того как забрали - повесилась. За них некому было заступиться и дело так и замяли. Местные жители говорят что были еще случаи, но данных про них пока нет.

По словам очевидцев соц. служба в Лохвице орудует немилосердно. Детей забирают по малейшему, часто придуманному поводу. Причем детей алкоголиков почему-то не трогают, а вот у нормальных родителей со здоровыми детьми находят причину. Начальник службы по делам детей Ивашина Н.Д. заслужила со стороны местных славу безсердечной жестокости и самоуправного деспотизма.

Когда после гибели Юлии, ее сестра пришла за детьми, Ивашина заявила: ” Мене ображають - не віддам сьогодні дітей!” (Меня обижают - не отдам сегодня детей). И детей в тот день не отдала. Получается судьба детей зависит не от закона, а от настроения чиновника. Люди столкнувшихся с ее деятельностью, считают что начальница получает удовольствие когда изымает детей из семьи. После гибели Юлии Ивашина Н.Д. отказалась предоставлять ближайшим родственникам какие-либо документы вообще. (!) Причиной этому скорее всего было то что документов на тот момент попросту не было.

Медики с больницы рассказывают, что к ним часто привозят здоровых, ухоженных, чистых детей, отнятых от родителей.  Местные жители боятся говорить в открытую, просят помощи чтобы прекратить это самоуправство. Надеются, что хоть кто-то окажется способен остановить этот беспредел.  Изъятия детей продолжаются. Через несколько дней после гибели Юлии в Лохвицком районе состоялся очередной суд по лишению родительских прав у следующей жертвы - матери Яны. Ей повезло, испуганные смертью Юлии чиновники оставили ей детей, даже говорили что она “прекрасная мать”, хотя еще неделю назад шансов у этой семьи почти не оставалось.

Со слов очевидцев были случаи, когда детей отбирали и просили за них серьезную сумму; когда мать приносила требуемую сумму - детей отдали, но пригрозили: “Если будешь поднимать шум, больше ты их не увидишь!”. Такова ситуация в Лохвицком районе прекрасного Полтавского края.

Глядя на фотографию красивой молодой женщины, невольно возникает вопрос: почему Юлия решилась на такой ужасный шаг? Ведь все утверждают что она была веселым жизнелюбивым человеком и всегда говорила, что она сильна духом. На этот вопрос отвечает местная жительница, также лишенная родительских прав Ивашиной Н.Д.:

“Вы не представляете, какой это ужас когда у тебя отбирают детей! То что я пережила это страшно! Кто это может выдержать?! Отрывают самое родное и дорогое. Это такой шок и боль, что женская психика просто не выдерживает! Я сама была близка к самоубийству настолько нестерпимо терпеть эту боль - у тебя вырывают из рук ребенка, он кричит, просит о помощи у тебя - матери, и ты понимаешь, что ничего не можешь сделать и ты больше никогда его не увидишь! Его судьба в этих страшных жестоких руках! В такой ситуации ломается самая сильная психика - ведь отнимают больше чем жизнь, отнимают сам смысл жизни. Зачем жить, если в этом мире любая зарвавшаяся чиновница может просто так отнять у тебя то что тебе дороже жизни, твою кровинушку, твое дитя!

Вы осуждаете Юлию что она покончила жизнь самоубийством? А у вас отнимали детей? И 10 минут этой пытки невозможно выдержать. Вы думаете просто так тысячи матерей во Франции, Израиле и др. странах, где работает ювеналка кончают жизнь самоубийством? Это безчеловечная реальность ювенальной юстиции. Теперь дошла очередь и до Украины! Сделайте все что бы это остановить!”

P.S. Вопрос к министерству семьи и молодежи: почему в стране противозаконно внедряются ювенальные технологии, если ювенальная юстиция законодательно не введена и была не принята Верховной Радой? Причиной этому иностранные гранты и давление со стороны Евросоюза, за которые мы расплачиваемся смертью наших матерей. Ведь работники соц. служб являются подчиненными этого министерства и выполняют инструкции и распоряжения вышестоящих органов.

Сейчас наше Минсемьи превратилось в Министерство разрушения семьи и развращения молодежи - на чьей совести гибель этих молодых женщин? На совести тех,  кто вводит ювенальные технологии.

Также к этому добавляется  самоуправство на местах. Поэтому требуем немедленно прекратить произвол чиновников. А также отменить те законодательные акты, приводящие к таким страшным последствиям.

Просьба ко всем посетителям распространять статью по всем возможным источникам.

 

Другие ссылки по данной теме:    Федеральный закон по изъятию детей у родителей № 264736-5 .. из бедных семей. URL:   http://warfiles.ru/show-5124-federalnyy-zakon-po-izyatiyu-detey-u-roditeley-264736-5-iz-bednyh-semey.html  .

27 февраля 1991 Украина ратифицировала Конвенцию ООН о правах ребенка. 27 сентября исполнилась двадцатая годовщина со дня вступления в силу для Украины Конвенции ООН о правах ребенка.

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна