Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

О праве на богохульство. Сборник статей. 1. Европа и право на богохульство. 2. Сергей Худиев. Вы за убийство или за похабство? 3. Григорий Ревзин. Неверно считать журнал «Charlie Hebdo» выражением свободы слова. 4. Священник Георгий Максимов. О свободе издеваться и свободе убивать.

14.01.2015 8:15      Просмотров: 901      Комментариев: 0      Категория: Либерализм - человеконенавистническая теория и практика

 

О праве на богохульство

Сборник статей

Содержание сборника

1. Европа и право на богохульство.

2. Сергей Худиев. Вы за убийство или за похабство?

3. Григорий Ревзин. Неверно считать журнал «Charlie Hebdo» выражением свободы слова.

4. Священник Георгий Максимов. О свободе издеваться и свободе убивать.

 

 

Европа и право на богохульство

URL:  http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2224&Itemid=20#

13 января 2015 года.

 



После того, как исламские радикалы, возмущенные карикатурами на пророка Мухаммеда, устроили атаку на журналистов французского еженедельника Charlie Hebdo, что привело к гибели 17 человек, адвокат журнала Ришар Малка в интервью радиостанции France Info заявил, что Charlie Hebdo продолжит свою политику, и в свежем номере вновь будут опубликованы карикатуры на пророка Мухаммеда и шутки на тему политики и религии.

"Конечно, мы не отступим, поскольку иначе все это не будет иметь никакого смысла."Je suis Charlie" - это состояние духа, это также говорит о праве на богохульство. "Je suis Charlie" говорит о том, что вы имеете право критиковать религию, потому что в этом нет ничего особенного. Нет права критиковать иудея за то, что он иудей, мусульманина - за то, что он мусульманин, христианина - за то, что он христианин. Но можно говорить все что угодно, самые худшие гадости - и мы это делаем - по поводу христианства, иудаизма и ислама", - отметил Малка.

Итак, заявлено право на богохульство. Право не уважать ценности других людей, какими бы они ни были. При этом людей они, вроде бы, уважать собираются. Такой весьма вот подход – люди отдельно, ценности отдельно. Если в этом поискать базовую модель, то обнаружится, что в соответствии с ней люди не должны иметь ценностей. Человек без ценностей, человек, примеряющий ценности на себя и отбрасывающий их, как немодные тряпки, - вот идеальная модель человека.

И произошедшая трагедия используется как способ пропаганды этой идеологии. Сотни тысяч людей промаршировали по Парижу с плакатиками «Я – Шарли», отождествив себя с журналом, отрекшимся ценностей. Новый номер Charlie Hebdo выйдет 3-х миллионным тиражом и будет переведен на 16 языков мира, тогда как нормальный тираж издания составлял лишь 60 тыс. экземпляров и был чисто французским.

Журналисты продолжают размахивать красной тряпкой под носом у быка, на роль которого был выбран радикальный Ислам. Вероятно, европейцам надоела спокойная жизнь, хочет повысить градус напряженности. Европа, выбравшая попрание ценностей, считает, что держит ситуацию под контролем. Новые теракты невозможны – слишком высок полицейский контроль.

Поневоле закрадывается мысль: может быть,  в этом контроле и дело? Может быть, подливая масло в огонь, кое-кто умело взращивает тоталитаризм, который иначе бы навязать старушке Европе было бы проблематично?

Во всяком случае, из происходящего Россия должна сделать свои выводы. С Европой нам не по пути. Мы свои ценности не бросаем. Мы против «права на богохульство». И если мы будем последовательными, мы увидим, как мир разделится: истинным верующим будет невмоготу среди богохульников. И они оставят Европу, ныне сделавшую свой выбор. А наши, отечественные богохульники, наоборот, подадутся туда, ибо в России им станет некомфортно.
Страшный Суд

Страшный Суд, фрагмент росписи Западной стены Храма Михаила Архангела г. Пущино

И будем ждать, когда Бог совершит суды Свои.

 

 


Теракт в Charlie Hebdo

Редакция портала "Православие и мир. URL:  http://www.pravmir.ru/terakt-v-charlie-hebdo-diskussiya/

 12 января 2015 года.


Примечание Анатолия Краснянского: на этом сайте ( http://avkrasn.ru/ )  приводятся не все  сообщения, опубликованные на сайте  pravmir.ru  .


Сергей Худиев: Вы за убийство или за похабство?


Злодейское убийство французских сатириков вызвало бурное обсуждение – вплоть до призывов везде печатать карикатуры на Муххамеда, и это понятно. Террористические акты – действия, направленные на создание, прежде всего, психологического эффекта. Они манипулятивны.

И есть довольно простой – и очень эффективный – метод манипуляции. Когда вам предлагают альтернативу и требуют выбирать. Ты с нами или ты с ними? А? Да или нет?

При этом важно создать атмосферу эмоциональной взвинченности и давления, чтобы не дать вам задаться простым вопросом «а почему я вообще должен выбирать?» Ты за непристойную похабщину или ты за беззаконные убийства? Нет, ты не юли, ты нам прямо скажи – так за похабщину или за убийства?

В атмосфере эмоционального перегрева любая попытка спокойно объяснить, что крайнее похабство пострадавшего журнала не делает беззаконное убийство менее беззаконным, а чудовищное злодеяние террористов не делает журнал менее похабным, вызывает негодование.

Ты должен либо канонизировать убиенных как святых мучеников за дело европейской свободы, либо признать, что террористы – не такие уж и плохие ребята. Так вот, этот выбор – ложен.

Террористы – убийцы, которые руководствуются убийственной идеологией и которые охотно убили бы нас всех, если бы добрались. Это ровно того же типа люди, которые захватывали школу в Беслане или взрывали метро в Москве. Им не нужно искать оправдания в оскорбленных чувствах, тяжелом детстве, нехватке витаминов или чем бы то ни было еще. Это просто убийцы.

Конечно, бессмысленно говорить о том, что если вы воздержитесь от оскорблений Ислама, вас не тронут – тронут, найдут причину. ИГИЛ – это террористическая организация, которой не нужен повод для насилия. В глазах террористов вы достойны смерти уже потому, что вы – не один из них.

Конечно, и Европе, и нам всем придется бороться с этим злом.

У нас нет никаких разногласий в отношении того, чему мы противостоим – есть разногласия в отношении того, за что мы стоим. И при чтении многих статей и блогов складывается впечатление, что главная европейская ценность, за которые люди решительно выступают, – это возможность над всем глумиться и издеваться.

Люди называют «свободой» именно свободу изображать в непристойном и похабном виде кого угодно, любые почитаемые фигуры, в том числе любых религий.

Мне нужна свобода невозбранно выражать мое мнение – например, в вежливой и приличной форме выражать мое несогласие с пророческими статусом Муххамеда. Но мне совершенно не нужно рисовать похабные рисунки – хоть про Муххамеда, хоть про кого-либо еще. Свобода выражать свое мнение – это одно. Непристойное похабство – это другое.

За похабство нельзя убивать. Но из него также нельзя делать возвышенный принцип, за который надо сражаться.

Есть два взгляда на европейские ценности. Согласно одному из них, жизнь любого человека – высоконравственного или дурного – обладает ценностью. Никого нельзя беззаконно лишать жизни. Жизнь автора непристойных карикатур так же неприкосновенна, как жизнь человека благовоспитанного и культурного. Его нельзя убивать, потому что людей вообще нельзя убивать. Он находится под защитой морали закона потому что он человек, а не потому, что он тиражирует похабство.

Согласно другому взгляду – главная европейская ценность – это именно непристойная похабень, и негодование вызвано не тем, что людей беззаконно лишили жизни, а тем, что покусились на священное право похабства.

В одном и том же возмутительном злодеянии можно возмущаться разными вещами – тем, что людей беззаконно убили, а никаких людей нельзя беззаконно убивать, или тем, что покусились на свободу изображать кого угодно в похабном виде.

Вот негодовать на беззаконное убийство я буду с вами, а провозглашать высшую ценность похабных рисунков – это уж без меня. Человеческая жизнь обладает высшей ценностью. Похабство никакой ценностью не обладает.



Григорий Ревзин: Неверно считать журнал «Charlie Hebdo» выражением свободы слова

 

Известный культуролог, историк и искусствовед Григорий Ревзин выступил с критикой утверждения, что журнал Сharlie Hebdo —  это  выражение свободы слова. Тезис о том, что атака на журнал — это попытка ограничить свободу слова- стал общим местом во многих изданиях.


«Мне кажется неверным считать журнал «Шарли Эбдо» выражением свободы слова. Если мы делаем это, то оказывается, что свобода слова нужна для того, чтобы производить бессмысленные непристойности» — пишет Г. Ревзин на своей странице в фейсбуке.

«Если вы видели карикатуры этого издания, то вы понимаете, о чем я – по уровню художественного замысла, глубине мысли и языку они сродни картинкам в публичном сортире, хотя по тематике несколько шире. И все же принцип свободы слова существует не для того, чтобы рассказывать похабные истории о Боге и церкви, государстве и семье, великих и мелких людях.

Я понимаю, какую бурю негодования сейчас вызову, но я даже заострю в полемических целях. Это вообще не имеет отношения к свободе слова. Свобода слова вводится (и ограничивается) просвещенческими трактатами и конституциями начиная с XVIII века.

А это более древняя штука. Невозможно понять, как вообще может существовать такой журнал в современной цивилизованной стране, если не знать, что это Франция. Страна Вийона, Рабле, страна готической скульптуры с преотвратительными комическими гадостями ада, и непристойных маргиналий на полях церковных рукописей. Карикатура возникает из средневековой смеховой культуры, и карикатуристы – это вовсе не ораторы и философы. Это шуты, гениальные скабрезники и похабники, произрастающие из карнавальной традиции.

Да, конечно, из-за той роли, которую сыграла французская карикатура в эпоху французской революции, она стала частью дискурса европейской свободы. Но это не значит, что она ею и является. Она явление гораздо более древней свободы – освобождения от оков цивилизованности, раскрепощения животного начала в себе.

Возможность показать хрен императору – это вовсе не то же самое, что право разоблачать коррупцию, насилие власти или оспаривать налоги в парламенте. Это возможность сбросить с себя оковы общественных установлений, приличий и авторитетов. Иногда это помогает революциям, поскольку десакрализирует власть, иногда помогает власти, поскольку пройдя через карнавальное осмеяние, она укрепляется – так, по крайней мере полагал Михаил Бахтин.

Но существует эта традиция вовсе не для власти, а для освобождения человека от себя самого. В основе этого дела не бичующий смех классической сатиры, а утробный хихик хмельного брюха, пупком заметившего свой хрен.

В силу, если угодно, исторической случайности в европейской католической традиции носителями смеховой культуры оказалась в числе прочих и клирики. Это довольно уникальное явление, из него вышло много чего важного, и, возможно, степень радикализма европейской свободы связана именно с этим обстоятельством. Это — отдельная тема.

Но. В мусульманской культуре народная смеховая культура не менее развита, чем в Европе – достаточно вспомнить турецкий кукольный театр (кстати, препохабный) или Ходжу Насреддина.

Но, насколько мне известно (допускаю, впрочем, что ошибаюсь) традиции низового осмеяния распространяются здесь на султанов, визирей, купцов, мулл – но не на Пророка, праведных халифов и законы шариата.

Нет такой традиции, шейхи носителями смеховой культуры не были – не знаю, почему. Кстати, православное христианство тоже не породило традиций смеховой культуры в отношении Бога. Уж до какой степени скабрезен русский лубок, но шутки на тему непорочного зачатия там не приняты.

 

Священник Георгий Максимов: О свободе издеваться и свободе убивать


7 января произошел теракт во Франции – несколько мусульман расстреляли редакцию сатирического еженедельника «Шарли Эбдо» с криками «мы отомстили за пророка». О самом этом событии писали уже многие, я же хотел бы больше заострить внимание на том, что предшествовало, и что последовало за этим событием.


Что было до

Когда ко мне обратились с просьбой прокомментировать произошедшее, то пришлось разбираться и, в частности, познакомиться с «творчеством» убитых карикатуристов. Как оказалось, они посвятили свою жизнь тому, чтобы публично издеваться над всем, что свято для людей, живущих в одной с ними стране.

Больше всего от них «доставалось» христианству. На своих обложках они изображали запредельное кощунство в такой омерзительной степени, до какой не опускались даже профессиональные борцы с религией в СССР.

Много доставалось и исламу, и глумление было столь откровенным и отвязным, что нашумевшие датские карикатуры 2005 года кажутся на этом фоне сущим пустяком. Для «Шарли Эбдо» не было ничего святого – издевательству подвергались не только религиозные понятия и символы, но и, например, родительская любовь, сыновняя любовь, любовь между супругами. Журнал транслировал откровенную похабщину.

Это не значит, что надо одобрить или оправдать направленный против них теракт. Но нужно иметь смелость сейчас, когда «весь прогрессивный мир» кричит: «я – Шарли» и грозно смотрит на тех, кто не кричит вместе, — признать, что трагедия, произошедшая в Париже, является следствием того пути, который редакция этого журнала выбрала.

Если ты в качестве «художественного самовыражения» выберешь ходить по улице и плевать в лицо прохожим, то неудивительно, если рано или поздно кто-то из прохожих тебя поколотит. Если твое занятие – издеваться над тем, что кому-то дорого, то рано или поздно появится человек, который тебе скажет «хватит!», а может быть, и не только скажет, но и отомстит.

В 2011 году редакция журнала уже получала предупреждение: мусульмане организовали взрыв возле входа в здание редакции «Шарли Эбдо». Взрыв был устроен так, что обошлось без жертв.

В ответ редакция обзавелась охраной и с еще большим энтузиазмом принялась издеваться над исламом.

Опишу пару примеров: на одной из обложек изображен мусульманин, который безуспешно пытается защититься от автоматной очереди Кораном, пули пробивают книгу насквозь, и раненый мусульманин будто бы произносит о Коране нецензурное слово. На другой обложке изображен Мухаммед, причем его лицу вместе с тюрбаном придано сходство с мужскими гениталиями.

Я, как христианин, не считаю Мухаммеда пророком. И, соответственно, считаю ислам заблуждением, которое не может дать человеку спасение. Но я никогда не одобрю такого циничного и пошлого глумления над мусульманами и их верой.

И, кстати, отец Даниил Сысоев в свое время выступил с порицанием датских карикатур. Я могу понять документально подтвержденное указание реальных проблем – как было в случае европейских фильмов «Фитна» и «Покорность».

Но вот то, чем занимались в «Шарли Эбдо» — это издевательство ради издевательства, ненависть ради ненависти. Такому не должно быть места в цивилизованном обществе. И не из-за страха, что кто-то придет и убьет, а из-за элементарных норм приличия.

Общество, считающее нормальным сознательное издевательство над тем, что дорого другим людям – это больное общество. И оно обречено на такие события, как теракт в Париже. Я ни в коем случае не оправдываю тех, кто убивает людей. И я искренне желаю французским спецслужбам эффективно расследовать и предотвращать подобные теракты. Но начинать надо с истоков и иметь мужество видеть корень проблемы.

Все те народные массы, которые после 7 января вышли с табличками «Я – Шарли», поступили бы честнее, если бы вместо этого держали надпись: «Я – тот, кто виновен в расстреле Шарли». И в особенности это касается читателей еженедельника.

Если бы во французском обществе публичное кощунство и издевательство над другими людьми считалось неприемлемым и неприличным, то «Шарли Эбдо» закрылся бы из-за отсутствия спроса, и его редактор и прочие сотрудники нашли бы себе другое занятие, возможно, более достойное. И были бы живы сейчас.


Что было после


Как известно, французское общество сделало совсем другие выводы. Оно настроено на то, чтобы показать: «террористы не смогут нас запугать» и поэтому, помимо всяких шествий с поддержкой, объявлено, что очередной выпуск еженедельника выйдет миллионным тиражом, и глумление над исламом продолжится. Это первое, а второе – надо усилить меры защиты. Иными словами, французское общество повторяет в точности то, что сделала редакция «Шарли Эбдо» после инцидента 2011 года. Результат этого пути мы знаем.

Похоже, французы — большие любители наступать снова на те же грабли. Хочется сказать всем многотысячным толпам с бумажками «Я – Шарли»: ребята, вспомните на минутку – у вас живет пять миллионов мусульман. Вы в самом деле уверены, что ваше стремление по-прежнему глумиться над тем, что дорого для них, это то, что обеспечит вашей стране мир и безопасность? Что все эти ваши марши и шествия — это то, что заставит их смириться и считать циничное и похабное издевательство над их верой – чем-то нормальным и приемлемым?

12 убитых в редакции, а потом еще 4 в магазине, итого 16 погибших. Не слишком ли высока цена за чье-то желание поиздеваться над другими? Сколько еще жизней вы готовы принести в жертву ради обеспечения этой странной свободы – свободы глумиться и издеваться?

Впрочем, оставим французов в покое. Это их страна, их жизнь, если они хотят идти по такому пути – это их выбор и их право.

Но произошедшее в Париже затронуло и наше общество. И «наше» не только в смысле «российское», но и «наше» в смысле православное. И вот об этом необходимо поговорить подробнее.

Все в тот же Рождественский день Совещание православных епископов Франции опубликовало заявление, осуждающее нападение против редакции сатирического журнала «Шарли Эбдо».

Хотя оно уже публиковалось, приведу его целиком:

«Православные епископы Франции твердо осуждают подлое и варварское нападение, осуществленное сегодня на национальной территории, в самом сердце Парижа. К тому же нападение было совершено против невинных людей, собравшихся в рамках редакционного совещания одного из СМИ национального значения, а это означает, что мишенью стала свобода прессы и выражения, одна из основных свобод нашей Республики.

Гнусное нападение имеет целью посеять страх, сомнения, разделение. Оно требует сегодня от всех общественно-политических и религиозных составляющих нашей страны громкого заявления о приверженности национальному единству и сплочению перед лицом варварства, а также подтверждения совместно с гражданскими властями нашей страны примата совместной жизни и соблюдения республиканского порядка над какими-либо иными соображениями. Нам надлежит быть особенно бдительными и совместно предотвращать все попытки использовать религию в политических или террористических целях. Ни одна религия не может согласиться с тем, чтобы так подло проливалась кровь безвинных людей.

Православные епископы Франции выражают глубочайшую солидарность и сочувствие всем жертвам и всем, кого коснулось или кто пострадал от этого нападения, и их семьям».

То есть православные епископы Франции выражают ни много ни мало глубочайшую солидарность кощунникам и богохульникам, омерзительно глумившимся над христианской верой? И это глумление они называют «одной из основных свобод нашей Республики»?

Вспоминаются библейские слова: «О, если бы вы только молчали! это было бы вменено вам в мудрость» (Иов. 13:5).

Весьма маловероятно, что столь быстро появившееся сообщение действительно было подробно обсуждено и согласовано всеми десятью епископами, входящими в это Совещание, тем более, что часть из них проживает за пределами Франции. Скорее всего этот текст был на скорую руку состряпан в канцелярии митрополита Эммануила (Константинопольская Церковь), который и ранее использовал Совещание для проведения своих инициатив. Не удивлюсь, если большинство членов Совещания узнали об этом заявлении из СМИ. Тем не менее, опровержений ни от кого не последовало.

Поначалу я подумал: наверное, Его Высокопреосвященство Эммануил и другие люди, которые участвовали в составлении этого текста, просто не в курсе, о каком именно журнале идет речь. Что именно он изображал. Но потом мне попалась на российском православном сайте статья одного известного православного деятеля из Франции, который, — разумеется, выступая в защиту убитых сатириков, — спокойно сообщал, что, оказывается, является регулярным читателем «Шарли Эбдо». Он признает, что у них, мол «ефрейторский юмор», но, мол, ничего страшного, это традиции Франции, они, мол, имели в виду на самом деле что-то другое, и так далее.

Честно скажу: у меня это в голове не укладывается. Быть воцерковленным человеком и при этом спокойно читать журнал с запредельными кощунствами в отношении Того, Кому ты молишься, Кого называешь своим Спасителем и Творцом? Видимо, некоторые французские православные больше французские, чем православные.

И после этого я уже не уверен насчет тех самых «православных епископов Франции». Может, они прекрасно знают, с кем и с чем выражают глубочайшую солидарность? Может, и они среди подписчиков «Шарли Эбдо»?

Помнится, сколько осуждали митрополита Сергия (Страгородского) за то, что он подписал печально известную декларацию. Но ему, по крайней мере, угрожали, что в противном случае убьют многих епископов. А что угрожало французским епископам? Их бы тоже бросили в тюрьму и расстреляли, если бы они промолчали сейчас? Ну или, если уж так хочется что-то заявить, ограничились бы простым соболезнованием в связи с гибелью людей, не выражая солидарности с богохульством? Уж точно бы не расстреляли. Тогда ради чего они пошли на солидарность с богохульством в адрес Христа? Просто ради того, чтобы быть «рукопожатным»?

А затем пришло еще одно сообщение про эту продолжающуюся вакханалию – 9 января в русском православном соборе в Ницце архимандритом Александром (Елисовым) была отслужена заупокойная лития о погибших членах редколлегии «Шарли Эбдо». «Со святыми упокой» пели явным богоборцам-кощунникам. Тут даже слов не найдешь, чтобы это прокомментировать. После такой литии впору переосвящать собор.

И, боюсь, я теперь знаю, что ответят мне французы на приведенный выше вопрос: «неужели вы верите, что сможете заставить живущих у вас мусульман считать циничное и похабное издевательство над их верой – чем-то нормальным и приемлемым?»

Любой француз может привести мне упомянутые выше факты и сказать: «ну вот видишь – с православными же получилось».

И не только с живущими во Франции. Нашлись и отечественные «я-шарли», и привели тонны демагогии в защиту своей солидарности с богохульниками.

Например, напирали на то, что, мол, в случае убийства мы должны быть на стороне убитых, а не убийц. Чем бы там убитые раньше не были замазаны, нам надо быть с ними солидарными, именно это, мол, по-христиански.

Что ж, 9-го января мусульманские мстители сами были убиты, — и что, получается, по этой логике нам теперь надо на их стороне быть? Но что-то не слышно от «я-шарлей» сожалений о насильственно прерванной жизни братьев Куаши – то есть, все-таки иногда убийство считается оправданным и у «прогрессивной общественности». При некоторых обстоятельствах, выходит, человеческая жизнь уже не является абсолютной ценностью. Разница только в том, при каких обстоятельствах и кого лишать жизни.

Стоит подробнее сказать о главном пафосе, который сквозит и в «заявлении совещания епископов» – мы должны быть солидарны с «Шарли Эбдо» для того, чтобы отстоять свободу самовыражения. То есть, вот эта похабщина с намеренным глумлением над тем, что дорого людям – это, оказывается, та самая свобода слова, вокруг защиты которой мы все должны сплотиться и которая будто бы является незыблемой ценностью.

Но ведь и теракт братьев Куаши тоже можно, при желании, записать в «свободу самовыражения». Они тоже защищали свободу – свободу покарать богохульника. Ваша «свобода публично богохульствовать» следует из международных документов, которые для вас авторитетны? А их «свобода убивать богохульника» основывается на других документах, которые, между прочим, авторитетны для пятой части населения земного шара.

Сейчас во Франции мы видим столкновение двух свобод – свободы издеваться и свободы убивать. И нам, православным, предлагают занять одну из этих двух сторон. Да чума на оба ваши дома! И то зло, и это зло. И христианин не будет выбирать здесь ничью сторону, и не станет определять, какое из двух зол меньшее – потому что выбирая меньшее из двух зол, ты все равно выбираешь зло.

Авторы «заявления епископов Франции» утверждают, что теракт против «Шарли Эбдо» это «гнусное и подлое варварство». Согласен. А разве то, что печатали «Шарли Эбдо» — это не «гнусное и подлое варварство»?

Авторы утверждают, что нельзя прикрываться религией для того, чтобы проливать кровь людей. Согласен. А разве прикрываться свободой слова ради того, чтобы издеваться над тем, что дорого другим людям и втаптывать святыни в грязь – можно? Это не злоупотребление свободой слова?

На вопрос: «почему люди убивают?» любой грамотный православный ответит: потому что злоупотребляют даром свободы, который дал им Бог.

На вопрос: «почему люди кощунствуют?» любой православный ответит: потому что злоупотребляют даром свободы, который дал им Бог.

В этом отношении между тем, что делали сотрудники «Шарли Эбдо», и тем, что сделали братья Куаши, нет никакой разницы. И православный христианин, «глубоко солидарный» с первыми, выбирает сторону зла не меньше, чем тот, кто глубоко солидарен со вторыми.


Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна