Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Заявления, выступления, статьи и интервью Министра иностранных дел Российской Федерации. Декабрь 2014 года. 1. Интервью Министра иностранных дел России С.В. Лаврова программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия 1», Москва, 25 декабря 2014 года. 2. Интервью Министра иностранных дел России С.В. Лаврова газете «Коммерсант», опубликованное 25 декабря 2014 года. 3. Основные внешнеполитические события 2014 года.

28.12.2014 19:02      Просмотров: 1167      Комментариев: 0      Категория: Российское государство

Заявления, выступления, статьи и интервью Министра иностранных дел Российской Федерации

Декабрь 2014 года

 

 

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на 21-м заседании Совета министров ОБСЕ, Базель, 4 декабря 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/9d9eb8c37342d1c1c3257da400446d54!OpenDocument                  2786-04-12-2014

 

 

 

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемый господин Генеральный секретарь,

Уважаемый Председатель Парламентской ассамблеи,

Дамы и господа,

Признательны швейцарскому председательству за выбор темы сегодняшней дискуссии. Евро-Атлантика переживает серьезный кризис, и необходимо искать выход из него. Путь вперед может быть найден только сообща и только на основе извлечения правильных выводов из уроков прошлого. Весь опыт последних лет показывает, что если действовать односторонними методами и не признавать сделанных ошибок, то толку не будет.

Год назад, когда мы встречались в Киеве, украинскую драму можно было предотвратить, можно было найти баланс законных интересов Украины и на Востоке, и на Западе. Однако тогда Брюссель наотрез отказался от трехстороннего процесса с участием Украины, ЕС и России, по сути потребовав от Киева пренебречь его обязательствами по Договору о ЗСТ СНГ. Наши западные коллеги даже пошли на поддержку антиконституционного государственного переворота, на подрыв суверенитета Украины, закрыли глаза на раскол общества, на насильственные действия ультранационалистов, вознамерившихся построить весь украинский народ под свою идеологию. Соглашение от 21 февраля, провозгласившее цель национального единства, было растоптано буквально на следующий день. Началось наступление на права меньшинств, прежде всего русских, на их язык, религию, героев, на европейские ценности и культуру.

Еще одна попытка преодолеть внутриукраинский кризис и добиться национального единства была сделана с принятием 17 апреля Женевского заявления ЕС, России, Украины и США, в котором Киев обязался немедленно начать «инклюзивную, транспарентную и подотчетную» конституционную реформу с участием всех регионов и политических сил страны. До сих пор этого не сделано. Кстати, Швейцарское председательство, предлагало перевести Женевское заявление на язык «дорожной карты» ОБСЕ, но США, ЕС и Украина отказались.

Сегодня все надежды возлагаются на реализацию минских договоренностей, достижению которых между киевскими властями и представителями Донецка и Луганска активно содействовали ОБСЕ и Россия. Сейчас наши военные эксперты, приглашенные Президентом П.А.Порошенко, помогают конфликтующим сторонам завершить согласование линии разъединения и практических шагов по отводу тяжелых вооружений, что позволит развернуть наблюдателей СММ ОБСЕ между позициями сторон.

Следующими шагами должны стать восстановление социально-экономических, инфраструктурных связей, облегчение тяжелейшей гуманитарной ситуации, завершение обмена заложниками, начало подлинного политического процесса в контексте давно обещанного общенационального диалога эта цель тоже записана в минских договоренностях.

Россия последовательно поддерживает минский процесс и выступает за его продолжение. Попытки перенести переговоры в другие форматы, в которых не участвуют представители Донецка и Луганска, контрпродуктивны и неприемлемы. Только прямой диалог украинских сторон может дать результат. Нельзя допустить, чтобы минские договоренности постигла та же судьба, что была уготована Соглашению от 21 февраля и Женевскому заявлению.

Особое значение для восстановления доверия, для национального примирения будет иметь честное и открытое расследование всех преступлений, включая трагедии «майдана», Одессы, Мариуполя, катастрофу малайзийского «Боинга».

ОБСЕ, взявшая на себя главные функции внешней поддержки урегулирования украинского кризиса через развертывание СММ и участие в контактной группе, должна наращивать усилия на всех этих направлениях.

Развитие событий предоставляет ОБСЕ уникальную возможность взять на себя более широкую инициативу по преодолению негативных тенденций в Евро-Атлантике, по выработке позитивной повестки дня с опорой на хельсинкские принципы во всей их совокупности.

То, что происходит на Украине, стало результатом системного кризиса в регионе ОБСЕ, который назревал давно. Его корни в неспособности обеспечить подлинное единство евро-атлантического пространства на основе признания равных прав всех государств-участников, уважения законных интересов каждого из них, отказа от вмешательства во внутренние дела.

Строительство того самого «общеевропейского дома» последовательно подрывалось односторонними действиями: расширение НАТО, создание американской ПРО в Европе, агрессивное продвижение концепции «Восточного партнерства» при отказе даже признавать евразийскую интеграцию, возведение искусственных барьеров для контактов между людьми.

Считаем губительными попытки доказать, что только НАТО и ЕС обладают монополией на истину и что только в их рядах можно обрести безопасность и процветание. Если следовать этой логике, то ОБСЕ надо закрывать. Россия с этим не согласна.

Мы выступаем за то, чтобы процесс «Хельсинки плюс сорок» был использован не просто для подтверждения консенсуса 1975 года, но и для его воплощения в жизнь.

Для этого необходимо сосредоточить усилия на устранении разделительных линий во всех трех измерениях деятельности ОБСЕ.

По первой «корзине» обеспечить на практике неделимость военно-политической безопасности. Никто не должен обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других. Этот принцип был провозглашен в торжественных декларациях, но остается на бумаге.

По второй «корзине» всерьез заняться «интеграцией интеграций», созданием единого экономического пространства от Атлантики до Тихого океана, которое охватывало бы не только членов ЕС, ЕАЭС, ЕАСТ, но и все другие государства-участники ОБСЕ на общей платформе норм и принципов ВТО.

По третьей «корзине» выполнить, наконец, обязательства по обеспечению свободы передвижения, защите прав национальных меньшинств, пресечению любой нетерпимости.

ОБСЕ должна стать инструментом поиска солидарных ответов на общие для всех нас вызовы, включая разгорающийся «пожар» к югу от нашего региона. Среди обострившихся угроз положение христиан на Ближнем Востоке и Севере Африки. ОБСЕ уже рассматривает проблемы антисемитизма, исламофобии. Убежден, что христианофобия заслуживает не меньшего внимания.

Чтобы быть эффективной, ОБСЕ должна стать полноценной международной организацией с четкими правилами, стимулирующими коллективные действия через формирование консенсуса.

Крайне важно опираться на объективный и профессиональный анализ стоящих перед нами задач. Приветствуем предложение швейцарского председательства создать «группу мудрецов» для выработки рекомендаций об ответах на вызовы безопасности во всех измерениях. Рассчитываем, что это предложение будет одобрено в Декларации о продолжении процесса «Хельсинки плюс сорок», которая должна отразить нашу решимость двигаться вперед.

Выделю еще один приоритет - Декларацию о 70-летии окончания Второй мировой войны, призванную отдать дань памяти подвигу победителей фашизма и нацизма и не допустить возрождения человеконенавистнических идеологий.

В заключение хотел бы еще раз отдать должное швейцарскому председательству, которое достойно выполняло свои функции в очень непростых условиях, и пожелать успехов сербским коллегам в 2015 году.

Спасибо.

 

 

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам участия в СМИД ОБСЕ, Базель, 5 декабря 2014 года


URL:  http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/e0a75921311afd98c3257da5004b253a!OpenDocument                                     2804-05-12-2014

 

 

 

Уважаемые дамы и господа,

Завершается очередное министерское заседание Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Прежде всего, хотел бы высказать самые высокие оценки работы швейцарского председательства, лично Президенту Швейцарской Конфедерации, Начальнику Федерального департамента (Министру) иностранных дел, Действующему председателю ОБСЕ Д.Буркхальтеру и всей его команде, которая в течение всего года, как вы понимаете, в очень не простых условиях делали все, чтобы обеспечить сбалансированный, взвешенный характер своей работы и деятельности всей Организации, включая ее секретаря, в полном соответствии с принципами, которые лежат в основе ОБСЕ.

Безусловно, темы, вынесенные на дискуссию в эти два дня, являются весьма острыми. Первая касается проблем безопасности в Европе. Понятно, что ее выбор во многом был стимулирован украинским кризисом. Обсуждение шло в контексте необходимости соблюдать все обязательства ОБСЕ. К сожалению, некоторые наши партнеры предлагали соблюдать эти обязательства выборочно. Мы выступаем и будем продолжать выступать за то, чтобы весь комплекс обязательств, принятых ОБСЕ, свято соблюдался, в том числе обязательства невмешательства во внутренние дела и обеспечения неделимости безопасности на евроатлантическом пространстве. Вы знаете о наших предложениях на этот счет о том, чтобы принятое ранее обязательство – никому не укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других – было переведено из политической декларации на язык правовых, обязывающих договоренностей, и чтобы на практике были разработаны механизмы соблюдения принципа неделимости безопасности.

Рассматривали проблемы, которые существуют в экономической сфере, потому что разделительные линии сохраняются в военно-политической и экономической областях. Инициатива, с которой некоторое время назад выступал Президент Российской Федерации В.В.Путин, предлагает формировать постепенно и последовательно, но неуклонно единое экономическое гуманитарное пространство от Атлантики до Тихого океана. Отмечу, в сегодняшних условиях (и на заседании в дискуссии это проявилось) интерес к предложению о начале работы над формированием такого пространства растет, его проявляют многие делегация. В частности, в высказываниях Министра иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайера и многих других моих коллег говорилось о готовности начинать диалог о сотрудничестве между Европейским союзом, Евразийским экономическим союзом и вести дело к формированию такого пространства, в рамках которого члены этих структур и не входящие в них государства пользовались бы равными правами и извлекали выгоду из экономического сотрудничества, открытия рынков, снижения разного рода барьеров.

Обсудили украинский кризис, прежде всего в контексте той роли, которую играет ОБСЕ. Мы эту роль высоко оцениваем. Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ на Украине работает в непростых условиях, но достаточно уверенно и четко. В связи с принятием минских договоренностей и необходимостью их всестороннего выполнения роль специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине возрастает, прежде всего, в обеспечении наблюдения за режимом прекращения огня. Надеюсь, то, что сейчас происходит в зоне конфликта, буквально в эти дни, позволит объявить о прекращении огня как о согласованном решении, включая линию разведения сторон. Специальная мониторинговая миссия будет наблюдать за тем, как отводятся тяжелые вооружения от линии и как вообще соблюдается режим прекращения огня между киевскими силовиками и ополченцами. Вторая очень важная задача, которая также входит в мандат специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, – это решение проблемы заложников. Мы добиваемся, чтобы стороны пришли к согласию об обмене «всех на всех». Безусловно, миссия не должна стоять в стороне от расследований преступлений, которые совершались в ходе вооруженного конфликта на Украине, начиная с майдана, Одессы, Мариуполя, Краматорска и других городов, включая сообщения о массовых захоронениях.

Вторая крупная тема, которой было посвящено еще одно пленарное заседание СМИД ОБСЕ, – борьба с терроризмом с упором на регион Ближнего Востока и Севера Африки. У ОБСЕ много партнеров в Средиземноморье, которые присутствовали в этом качестве на министерском заседании. Дискуссия была достаточно продуктивной. Принято решение о мобилизации наших общих усилий на более эффективную борьбу с террористической угрозой. Важно, что в решениях по итогам антитеррористической дискуссии отмечена проблема христианофобии. ОБСЕ борется с любой нетерпимостью. В Организации есть решение, которое направлено на борьбу с антисемитизмом и исламофобией. Сегодня мы можем сказать, что проблема христианофобии замечена и является весьма серьезной. Христиане на Ближнем Востоке и Севере Африки, в странах, охваченных конфликтами, преследуются, дискриминируются, вынуждены оставлять свои дома, разрушаются их святыни. Думаю, сегодняшнее решение позволит более эффективно противостоять этим угрозам.

Из других решений отмечу полезные документы, призванные повысить эффективность нашего сотрудничество в борьбе с коррупцией, снижении рисков чрезвычайных ситуаций и ряд других.

Российская делегация в соавторстве с нашими партнерами внесла несколько проектов решений, в том числе особо важный в нынешних условиях проект о необходимости бдительности и недопущения возрождения неонацистских тенденций, а также о более решительной борьбе с позорным явлением безгражданства на Европейском континенте. К сожалению, наши партнеры не были готовы обсуждать эти документы деполитизированно и заняли достаточно предвзятые позиции. Тем не менее, я убежден, что нас слышат и наши аргументы воспринимаются, хотя по политическим соображениям и из-за блоковой солидарности, наверное, пока коллеги не могут беспристрастно и непредвзято разговаривать по этим темам.

Страны ОДКБ распространили на сессии совместное заявление, посвященное 70-летию Победы во Второй мировой войне. Рассчитываем, что СМИД ОБСЕ сможет принять такое решение. Данный вопрос решается буквально в эти минуты. Но в любом случае, все согласны, что юбилей великой Победы должен быть отмечен достойно. Уверен, что к 8-9 мая 2015 г. мы согласуем соответствующие мероприятия в штаб-квартире Организации и в других международных структурах.

Одним из важнейших решений сессии стала договоренность о продолжении процесса «Хельсинки + 40», носящая более организационный, чем сущностный характер. Она нацеливает на то, чтобы к 40-летию ОБСЕ, следующему министерскому заседанию был бы подготовлен солидный документ с анализом тех проблем, которые сегодня существуют, с подтверждением хельсинкских принципов и с конкретными мерами, которые позволят в совокупности более эффективно претворять их в жизнь. В качестве вклада в эту работу на межправительственном уровне решено создать группу видных деятелей – мудрецов, которая будет формироваться действующим председательством. Рассчитываем, что представитель нашего гражданского общества, академических кругов будет включен в группу. Мы подумаем, кого в нее рекомендовать.

В целом считаю, что во многом благодаря нашим швейцарским хозяевам заседание прошло весьма успешно и полезно.

Вопрос: Несколько депутатов Верховной Рады Украины выступили в поддержку террористической атаки на Грозный. Представитель Радикальной партии И.Мосийчук заявил: «Украина, находясь в состоянии войны, должна стимулировать открытие второго, третьего фронтов в Закавказье, в Средней Азии». Еще один украинский депутат назвал чеченских боевиков союзниками Украины. Как бы Вы прокомментировали эти реплики? Пытались ли Вы обратить внимание Ваших западных коллег на рост радикальных настроений на Украине?

С.В.Лавров: Я об этом узнал уже после своего выступления на заседании. Это кощунственно, цинично, и здесь даже есть повод, чтобы правоохранительные органы рассмотрели эту ситуацию на предмет возбуждения уголовного дела.

Вопрос: 9 декабря объявлено днем тишины. Может ли это стать началом устойчивого прекращения огня? Будет ли Россия содействовать его соблюдению в контактах с ополченцами? Французы как главные организаторы нормандского формата призывают глав России, Франции Германии и Украины предпринять усилия, чтобы снять напряженность в отношениях. Идет ли речь о созыве нормандского формата в том или ином виде до конца текущего года?

С.В.Лавров: Насчет «режима тишины», который действительно рассчитывают полноценно ввести с 9 декабря. Эта договоренность была достигнута между киевскими силовиками и ополченцами. Ее достижению, прежде всего, согласованию линии разграничения сторон, способствовали российские военные эксперты, направленные туда для участия в работе по приглашению Президента Украины П.Порошенко.

Мы в контактах с ополченцами и украинскими силовиками будем добиваться, чтобы достигнутые между ними договоренности, как и все остальное, о чем договаривались в Минске, выполнялись. Рассчитываем, что наши западные партнеры, участники бывшего женевского и нормандского форматов в контактах с украинским руководством, на которое имеют решающее влияние, будут также побуждать его к выполнению всего, о чем договаривались, а не только решений о прекращении огня и сиюминутных проблем, которые повседневно создают риски и угрозы для людей. Нельзя забывать, что мы будем на эти проблемы натыкаться постоянно, пока системно не решим вопрос о конституционной реформе на Украине. Это обязательство, которое нынешняя власть (тогда оппозиция) взяла на себя в соглашении от 21 февраля. Это было обязательство, которое уже после переворота киевские власти взяли на себя в Женеве в заявлении от 17 апреля, где было записано о немедленном начале конституционной реформы с участием всех регионов. Это же обязательство записано и в минских договоренностях – один из пунктов Минского протокола гласит о начале общенационального диалога. С 21 февраля ничего не делается.

По тем сведениям, которые мы получаем, продолжаются попытки либо «замотать», либо ограничить конституционную реформу очередным келейным разговором, подготовкой каких-то поправок. Не зря Венецианская комиссия, куда никем не обсужденный документ был направлен, в своем заключении отметила, что исходит из необходимости проведения широкого обсуждения внесения любых изменений в конституцию. Об этом же сказал здесь, выступая на СМИД ОБСЕ, Генеральный секретарь Совета Европы Т.Ягланд, который подчеркнул необходимость нацелить конституцию на подлинную децентрализацию.

Что касается нормандского формата, я использовал бы его в целях побуждения наших украинских коллег к решению системной проблемы – организации жизни в их стране с полным уважением традиций и культуры всех регионов. Обсуждать то, что решается на основе минских договоренностей, без участия ополченцев бессмысленно.

Наши западные коллеги и некоторые европейцы, а особенно американцы, очень хотят, чтобы именно так оно и происходило, хотят, чтобы в том или ином формате именно Россия выступала от имени ополчения. Но это чисто идеологизированный подход. Если им хочется попытаться выставить нас в качестве главных виновников (что они постоянно и делают), если им хочется созвать какой-то форум, на котором мы будем в этом качестве присутствовать, - это неправильно, так не получится. Надо думать не об удовлетворении своих идеологических пристрастий и оценок, а о судьбе украинского народа. Нормандский формат очень полезен (был, по крайней мере) для решения газовой проблемы. Договоренность была достигнута, но западные участники этого механизма не могут найти деньги, чтобы помочь Украине перебиться полтора-два месяца. Вы же знаете эту историю.

Вопрос: Подписание договора России с оккупированной Абхазией грузинские власти расценивают как шаг к аннексии. В то же время, в Тбилиси заявляют, что несмотря на усилия новых властей нормализовать отношения с Россией, Ваша страна продолжает свою агрессивную политику. Известно, что готовится такой же договор с оккупированной Южной Осетией. Означает ли это, что Россия и впредь не будет выполнять свои обязательства и подпишет такой договор?

С.В.Лавров: Можно уточнить – какие обязательства?

Вопрос: Договор из шести пунктов Д.А.Медведева –Н.Саркози.

С.В.Лавров: Понятно. Отношения между Россией и Абхазией и Россией и Республикой Южная Осетия – отношения между суверенными государствами, развивающиеся на принципах международного права и не нарушающие ничьих интересов. И рассматривайте их в качестве таковых. Договоры, которые заключает Россия с Абхазией и Южной Осетией (а у нас с этими республиками подписано примерно по нескольку десятков, может быть, под сотню договоров), являются сутью выстраивания полноценных межгосударственных отношений с независимыми субъектами международного права.

Что касается обязательства Российской Федерации. К сожалению, когда извращаются факты, потом очень трудно работать с теми, с кем договаривались. Заявление из 6 пунктов называлось, называется и было принято в качестве документа «План Д.А.Медведева - Н.Саркози». В нем была преамбула, которая гласила, что президенты Российской Федерации и Французской Республики обращаются к конфликтующим сторонам в Грузии с призывом немедленного прекращения огня. Далее - все остальные пункты. Текст преамбулы, на мой взгляд, недвусмысленен - речь шла об инициативе России и Франции с призывом к конфликтующим сторонам в Грузии немедленно прекратить кровопролитие и сесть за стол переговоров. Когда президент Франции Н.Саркози, согласовав этот документ в Москве, повез его в Грузию, М.Н.Саакашвили вычеркнул преамбулу, а наши французские коллеги почему-то об этом никому не сказали. Поэтому есть документ, который был подписан в Москве и документ, который с какой-то закорючкой и без преамбулы появился после встреч в Тбилиси. Вот и все объяснение.

Обязательства уважать договоренности, в том числе те, которые достигались раньше в рамках урегулирования грузино-абхазского и грузино- –югоосетинского конфликтов, существуют у всех государств. Эти договоренности включали обязательства Грузии обеспечивать безопасность миротворцев и не применять силу. И эти обязательства были просто растоптаны вашим тогдашним президентом. Я об этом сожалею.

Вопрос: Президент России В.В.Путин заявил о готовности России участвовать в железнодорожном проекте Россия-Грузия-Армения. Грузинские власти заявляют, что по этому проекту с российской стороной никакие переговоры не ведутся. Собирается ли Россия без участия Грузии продвигать этот проект?

С.В.Лавров: Железная дорога идет через Абхазию, Грузию и далее в Армению. Поэтому все стороны должны участвовать в этом процессе. Мы к этому готовы.

Вопрос: Швейцарские организаторы СМИД ОБСЕ немного боялись, что Россия могла быть изолированной на этом саммите. Как Вы себя здесь чувствовали: один против почти всех или все-таки нашли поддержку Вашей позиции у коллег?

С.В.Лавров: Я чувствовал себя здесь великолепно, не ощутил никакой изоляции. Со мной все, как обычно, очень приветливо здоровались, шутили, вспоминали о делах, которые мы вместе решаем. Вчера, к сожалению, я был в зале заседания всего около часа - остальные 7 часов вчерашнего дня я провел в двусторонних встречах, которых было около двух десятков. Поэтому я не то, что чувствовал себя в изоляции, а, наоборот, - в чрезмерном общении.

Вопрос: Сергей Викторович, Вы с Вашими западными коллегами, наверное, обсуждали сирийский вопрос. Какова их и г-на С.де Мистуры реакция на предложение России предоставить «площадку» в Москве для проведения межсирийского диалога?

С.В.Лавров: Мы обсуждали сирийский вопрос с Госсекретарем США Дж.Керри, Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини, со спецпредставителем ООН по Сирии С. де Мистурой, с другими нашими коллегами из стран-участниц ОБСЕ. Все перечисленные мной собеседники позитивно относятся к нашим усилиям постараться собрать - если Москва всем подходит, то в Москве - представителей всех основных групп сирийской оппозиции и сирийского правительства. Будем продолжать этим заниматься. Параллельно мы поддерживаем усилия С. де Мистуры по продвижению идеи «замораживания» боевых действий или местных замирений, начиная с Алеппо. Думаю, это позволит создать почву для последующего всеобъемлющего прекращения огня и перехода к политическому процессу.

Вопрос: Кощунственно то, о чем сказала моя коллега, что маргинальные депутаты Верховной Рады поддерживают происходящее в Грозном. Еще более кощунственно то, что делает Россия на территории Украины.

Сегодня 20-я годовщина Будапештского меморандума. Вы говорили о том, что должна делать Россия, об обязательствах международного и европейского сообществ. Что в данном случае сделала Россия, чтобы Будапештский меморандум оставался документом в рамках международного права?

С.В.Лавров: Украина, среди других новых стран, с территории которых вывозилось ядерное оружие, попросила «негативных» гарантий безопасности. «Негативные» гарантии безопасности – это то, чему посвящен Будапештский меморандум. Эти гарантии, во-первых, предусматривают обязательства ядерных держав не применять ядерное оружие в отношении государства, которому такие гарантии даются. Во-вторых, там есть, конечно же, и политические обязательства, которые совпадают полностью с обязательствами ОБСЕ: уважать суверенитет, территориальную целостность, политическую независимость Украины. Там нет обязательств признавать результаты вооруженных государственных переворотов.

Вопрос: Ваши ожидания относительно нагорно-карабахского конфликта на следующий год? Один из азербайджанских заложников в Карабахе – гражданин Российской Федерации. Его родственники несколько раз обращались к В.В.Путину, но до сих пор нет ответа. Каково Ваше мнение по этому вопросу?

С.В.Лавров: Нагорно-карабахское урегулирование – это процесс давний, сложный. В нем менялись подходы. И сейчас мы уже несколько лет вместе с сопредседателями из Франции и США занимаемся тем, чтобы эти подходы привести к единому знаменателю, чтобы можно было начать договариваться о практическом выполнении зафиксированных принципов уважения территориальной целостности, неприменения силы и уважения права народов на самоопределение. Это очень сложный процесс, но он продолжается. Уверен, что мы и наши партнеры из США и Франции будем по-прежнему помогать Азербайджану и Армении найти общеприемлемые договоренности.

Кстати, «на полях» нашего заседания СМИД ОБСЕ, сопредседатели распространили Совместное заявление, в котором подтвердили свою решимость помогать сторонам искать развязки.

Что касается проблемы заложников, то мы к ней относимся серьезно. Не могу Вам сейчас предоставить информацию, я просто ей не владею о конкретных случаях. Но мы за то, чтобы все заложники освобождались, обменивались друг на друга. В ходе саммита президентов России, Азербайджана и Армении в Астрахани в 2010 г. было принято заявление, посвященное этой проблеме. Президенты Армении и Азербайджана обязались создать механизм, который позволит в случае захвата заложников проводить их обмен; если есть убитые в ходе инцидента – обмениваться их телами. Надеюсь, что это заявление будет приниматься в расчет в практических шагах сторон на линии соприкосновения и в этом регионе.

Вопрос: Как Вы считаете, будет ли 9 декабря переломной датой для начала прекращения огня? Является ли вывод тяжелого вооружения и техники условием для этого? Есть ли график такого процесса?

С.В.Лавров: Да, действительно, прекращение огня уже объявлялось. Оно привело к заметному снижению насилия, но не привело к полному установлению режима тишины. Сейчас как раз те переговоры, которые велись непосредственно «на земле», призваны согласовать линию разграничения таким образом, чтобы стороны действительно ее уважали. Это не просто. Но мне кажется, что сейчас они близки к договоренности, а может быть, в эти часы ее окончательно закрепили и подписали. В рамках минских договоренностей было еще раньше согласовано, что тяжелые вооружения будут отведены на 15 км в обе стороны от линии разъединения, а системы залпового огня – на 30 км в обе стороны от линии разъединения киевских силовиков и ополченцев.

Вопрос: Тема прав человека проходила «красной линией» не только сегодня здесь в Базеле, но и в недавних заявлениях правозащитных организаций, таких как «Хьюман райтс вотч» и других. Но при этом проблема прав человека на Востоке Украины, в зоне антитеррористической операции не является одним из пунктов минских соглашений. Хотелось бы узнать, обсуждался ли в Базеле вопрос защиты прав человека и гарантии прав человека? И в связи с этим возможна ли и в какие сроки состоится следующая минская встреча или какой-то иной формат по этому поводу?

С.Лавров: Во-первых, обеспечение прав и свобод человека на всей территории Украины, в том числе на Юго-Востоке, является обязательством Украины и всех тех, кто поддержал решение о создании специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине, в мандат которой входит и этот аспект.

Что касается конкретной ситуации, то полное прекращение огня и отвод тяжелых вооружений будет наилучшим способом обеспечивать решающее право – право на жизнь. Но есть и социально-экономические права, которые серьезно подорваны и восстановление которых в общем-то предусмотрено в минских договоренностях. Там есть положение о восстановлении экономики, решении социальных и гуманитарных проблем. В этой связи хочу высказать несколько соображений. Мы удивились, когда Президент П.А.Порошенко принял указ, который, по сути, «отрезал» эти территории от экономической и финансовой системы Украины, не позволял выплачивать пенсии, другие пособия, выводил эти юго-восточные регионы из зоны гривны. Получается, что, отстаивая территориальную целостность, киевская власть почему-то сама «отрезает» эти регионы от своего экономического и финансового организма. Мы обращаем внимание наших украинских партнеров на это. Считаем, что нужно, наоборот, всячески скреплять экономические связи. Территория, контролируемая ополченцами, нуждается в электричестве и газе. У них есть уголь, который нужен остальной части Украины. По-моему, здесь все обоюдовыгодно и очевидно. Рассчитываем, что все-таки восторжествует добрая воля. Не хотелось бы никого подозревать, но есть сведения, что к такому агрессивному поведению в отношении территорий, о которых идет речь, подталкивают из-за границы. Не знаю, зачем это нужно. Объяснение только одно – кому-то выгодно, чтобы этот гнойник не зарубцовывался.

Что касается немедленного облегчения страдания людей, мы призываем всех участвовать в доставке гуманитарной помощи. С самого начала, когда мы эту помощь направляли, мы обращались за сотрудничеством к ОБСЕ, к украинской стороне. Вскоре после первого конвоя, украинские пограничники прибыли на наши пункты пропуска. Но каждый раз, когда через них проходил очередной конвой, они отказывались от приглашения осмотреть фуры. Последний конвой, который прошел несколько дней назад, стал рубежным, потому что наконец украинские пограничники получили «добро» из Киева осматривать эти грузы. Они убедились, что в этих фурах не было ничего, не относящегося к удовлетворению нужд гражданского населения на Юго-Востоке. Мы готовы согласовывать наши усилия в гуманитарном плане и с Украиной, и с Международным комитетом Красного Креста, и с ЕС, и со всеми, кто искренне заинтересован помочь страдающему населению.

Вопрос: Вы сказали, что чувствовали дружественный прием, тем не менее вчера чуть ли не каждый из выступающих, который говорил об украинском кризисе, призывал Россию «убраться» из Украины, отвести войска, забрать ополченцев, вооружение. Вы в эти моменты также чувствовали себя хорошо?

В Минском протоколе прописан контроль российско-украинской границы. Тем не менее, представителей ОБСЕ допускают только на два пограничных пункта. Почему Вы отказываетесь от полного контроля? Вы боитесь лишиться возможности снабжать ополченцев?

С.В.Лавров: Сначала о моих ощущениях. Чувствовал я себя хорошо, потому что я уже участвовал и в сессии ГА ООН, и в других международных мероприятиях. То, что говорится коллегами во исполнение блоковой дисциплины, мне хорошо известно, поэтому я ничему не удивлялся. Не хочу, конечно, никого подводить из своих коллег, но в беседах, которых у меня вчера было великое множество, они мне отвечали на мой очень простой вопрос: «Идеальны ли все действия украинской власти?» Они говорят: «Конечно, нет. Закон о люстрации – ужасный; указ об отсечении Юго-Востока от экономической и финансовой системы – непродуманный, вредный, антигуманный». Я говорю: «Тогда, что же?» В ответ: «Мы договорились, что нам нельзя критиковать». Я говорю: «Хорошо, ну а в ваших закрытых контактах или неафишируемых, вы об этом говорите?» Ответ был невнятным, но, по-моему, нет. Так что я знаю, что происходит на самом деле, и думаю, что украинские журналисты понимают смысл закона о люстрации, смысл других законов, которые направлены не на успокоение ситуации, не на национальное согласие. А национальное согласие, если я правильно понимаю, это задача не только для Юго-Востока, но и для всей украинской земли. Но, наверное, когда-то всё это пробьется наружу.

Что касается второго вопроса, то минские договоренности предполагают последовательность действий. Связано это было, прежде всего, с необходимостью провести там выборы. Возникла склока, как эти выборы называть: местные или чуть ли не общегосударственные. Мы исходили всегда из того, что главное сейчас – отложить термины в сторону и выбрать людей, которые будут облечены доверием граждан, проживающих на этих территориях, для того, чтобы решать вопросы с Киевом. Напомню, что эти люди после выборов подтвердили Совместное заявление ДНР и ЛНР от 1 сентября, когда они приехали в Минск на начало переговоров.

В нём было сказано, что по итогам переговоров они готовы начать разговор о восстановлении общего экономического, гуманитарного и политического пространства Украины. Повторю, они это подтвердили после выборов. Это – приглашение к диалогу.

Вместо этого украинские власти отказываются признать выборы, хотя сроки их проведения (2 ноября) были ровно в том диапазоне, о котором договаривались в Минске. Далее, в соответствии с минскими договорённостями, после выборов украинские власти должны были принять акт, гарантирующий безопасность избранных органов, как бы их ни называли. Должен был быть принят акт об амнистии, который так и не приняли. 16 сентября было принято постановление Верховной Рады о недопущении преследования участников событий на Юго-Востоке страны, а сейчас внесён проект с предложением отменить это решение.

То есть, последовательность шагов должна быть следующей: выборы, гарантии центральной власти, что избранные органы имеют безопасность, амнистия, непреследование. После этого можно перейти к мониторингу других частей российско-украинской границы. Но на данном этапе, если есть стремление поставить это во главу всего, а не политический процесс, который был обещан и никогда не начинался, то надо разговаривать с теми, кто провозгласил ДНР и ЛНР.

Вопрос: Какие, на Ваш взгляд, перспективы у Женевских дискуссий по Закавказью после подписания т.н. договорённости между Абхазией и Россией?

С.В.Лавров: Двусторонние отношения между Россией и Абхазией не имеют никакого отношения к содержанию Женевских дискуссий по Закавказью. В ходе них обсуждаются два блока вопросов – проблемы безопасности в кавказском регионе и гуманитарные вопросы, включая положение перемещённых лиц, беженцев, гуманитарные связи через границу и т.д.

Те договорённости, которые мы заключили с Абхазией, включая Договор о совместной охране границ, Договор о российской военной базе и др., реально повышают безопасность Абхазии, тем самым внося вклад в повышение безопасности в кавказском регионе, что является одной из тем Женевских дискуссий по Закавказью.

Гуманитарные дискуссии в Женеве свёрнуты потому, что в своё время договорились обсуждать проблему беженцев и перемещённых лиц именно в рамках Женевских дискуссий. Переговоры начались, стороны даже попросили Верховного комиссара ООН по делам беженцев инвентаризировать этот вопрос, но потом грузинская сторона стала вносить тему беженцев на обсуждение Генеральной Ассамблеи ООН. Тогда абхазы и югоосетины сказали, что тоже хотят принимать участие в этой дискуссии потому, что речь идёт о беженцах, которые ушли с их территории, и к ним предъявляются претензии. Им было отказано. США даже отказались выдать им визы, хотя у представителей Абхазии и Южной Осетии, которые, конечно, не могли претендовать на то, что их пригласят в зал Генеральной Ассамблеи и для участия в переговорах, была готовность приехать и неформально рассмотреть решения, которые без их участия хотели принять в их отношении. Это не получилось, и они сказали: «Если вы хотите обсуждать это в ООН в пропагандистском плане без нас, то занимайтесь этим, а если хотите заниматься делом, то возвращайтесь в Женевские дискуссии, но прекращайте пропаганду в ООН». На мой взгляд, это совершенно справедливо.

Вопрос: Россия заявила, что готова к восстановлению железной дороги между Москвой и Тбилиси. Видите ли Вы какие-либо сигналы от Грузии о её готовности к переговорам?

С.В.Лавров: Я слышал из Тбилиси разные заявления, в т.ч. о том, что это интересный проект. Надо, чтобы власти, которые занимаются транспортными проблемами, дали свои соображения, а решение должны принимать уже политические руководители.

Вопрос: Реально ли, на Ваш взгляд, проведение встречи президентов России и Грузии?

С.В.Лавров: В этом мире нет ничего невозможного. По-моему, Президент России В.В.Путин уже отвечал на этот вопрос. Он сказал, что, если будет такая необходимость и интерес, российская сторона всегда сможет найти возможность.

Вопрос: Аналитики и российское руководство сходятся во мнении, что любые кризисы и конфликты, возникающие на постсоветском пространстве, «бьют» по интересам Российской Федерации, и она кровно заинтересована в их разрешении. Есть ли у России помимо украинского кризиса конкретные планы в отношении замороженных конфликтов на территории бывшего СССР, в т.ч. нагорно-карабахского, которые можно предложить международному сообществу для их разрешения?

С.В.Лавров: У Российской Федерации может быть только один план – всячески стимулировать стороны конфликтов к тому, чтобы они договорились. Урегулировать конфликты могут только те, кто в них вступил, а внешние игроки могут только помогать. Это относится к карабахскому и приднестровскому урегулированию, а также к украинскому кризису.

Главное здесь – когда стороны о чём-то договорились, то внешнее сопровождение должно очень бережно удерживать их за столом переговоров, а не пытаться вбросить какую-то провокацию, как это было с приднестровским урегулированием в 2003 г. Тогда план урегулирования, уже парафированный руководителем Приднестровья и Президентом Республики Молдова на каждой странице, не стали подписывать, потому что поздно вечером, накануне дня подписания, руководство внешнеполитических структур Евросоюза потребовало от Президента Молдавии не подписывать этот документ. С тех пор мы мучаемся с этим вопросом.

В 1997 г. Тирасполем и Кишинёвом был подписан Меморандум о правах Приднестровья на внешнеэкономическую деятельность. Какое-то время он проработал, а сейчас не выполняется. Опять предпринимается попытка создать условия экономического «удушения» и тем самым вынудить приднестровцев отказаться от своих справедливых позиций. То, о чём договариваются, надо выполнять.

В карабахском урегулировании были взлёты и падения, даже менялась сама концепция урегулирования, но это всегда было по согласованию сторон. А сопредседатели – Россия, США и Франция – всячески стараются помогать. Сказал бы, что «тройка» сопредседателей по нагорно-карабахскому урегулированию – образец международного посредничества. В формате же «5 плюс 2» по Приднестровью есть много подводных камней, посредники и наблюдатели проводят свои идеи, а по карабахскому урегулированию сложилась очень товарищеская координация, что позволяет удерживать процесс в переговорном русле. Надеюсь, что недалеко то время, когда появятся результаты.

Вопрос: Если ли какой-то определённый Россией окончательный срок поставки вертолётоносцев «Мистраль», один из которых уже построен и готов к доставке?

С.В.Лавров: Эта тема уже немного надоела. Это не наша проблема, а вопрос репутации Франции. Контракт должен строго выполняться.

Вопрос: Вы сказали, что нет смысла начинать международное обсуждение украинского кризиса в отсутствие лидеров повстанцев. Вы считаете, что сейчас для прекращения конфликта на Украине важно официально включить руководителей ополченцев во все форматы переговоров?

С.В.Лавров: Такой необходимости нет, потому что уже существует минский формат. В рамках него были достигнуты договоренности, подписан Минский протокол, а затем Минский меморандум между представителями Президента Украины и представителями провозглашенных ДНР и ЛНР с участием ОБСЕ и Российской Федерации. Этот формат должен сохраняться, потому что выполнять то, о чем договорились, должны договорившиеся стороны.

 

 

 

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова МИА «Россия сегодня», Москва, 9 декабря 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/4b6a1101eb552c6cc3257da90036a329!OpenDocument                    2819-09-12-2014

 

 

Вопрос: Одним из главных итогов года стало резкое ухудшение российско-американских отношений. Некоторые эксперты говорят, что отношения эти близки к уровню холодной войны. Насколько, на Ваш взгляд, верна такая оценка? Что необходимо для их улучшения, и готова ли Россия сделать первый шаг? Насколько это улучшение возможно в обозримой перспективе с учетом того, что США скоро вступают в предвыборную президентскую гонку? Возможно ли в ближайшее время возобновление полноформатных контактов на высшем уровне? Возможен ли визит в Россию госсекретаря США или Ваш – в Вашингтон?

С.В.Лавров: В Послании Федеральному Собранию Президент В.В.Путин подчеркнул, что политика сдерживания нашей страны придумана не вчера – каждый раз, когда кто-то считает, что Россия становится слишком сильной, самостоятельной, соответствующие инструменты включаются немедленно.

Проблемы в наших отношениях с США стали накапливаться еще до кризиса на Украине, причем не по нашей вине. Вспомнить хотя бы пресловутый «Закон имени С.Магнитского», принятый в 2012 году. Однако то, что творится с начала этого года, удручает еще сильнее. В Белом доме взяли курс на конфронтацию, обвинив Россию во всех грехах в связи с украинским кризисом, который они сами в значительной степени и спровоцировали.

В практическом плане Вашингтон еще весной свернул двусторонний диалог по большинству направлений, в том числе заморозил деятельность созданной в 2009 году Президентской комиссии, рабочие группы которой занимались, среди прочего, вопросами борьбы с терроризмом и нелегальным оборотом наркотиков. Одновременно против России были задействованы противоречащие международному праву и нормам ВТО санкции, затронувшие на настоящий момент 50 российских граждан, 47 компаний и банков. Все это сопровождается звучащими из Вашингтона агрессивными заявлениями, включая возведение России в разряд главных мировых угроз, наряду с ИГИЛ и лихорадкой Эбола.

Такая риторика, действительно, может вызывать определенные ассоциации. Однако времена, когда международные отношения определялись двумя или одной сверхдержавами, остались в прошлом. В современном мире, где действуют несколько самостоятельных центров силы, попытки изолировать кого-то из ведущих игроков или навязывать свои односторонние рецепты с позиций некой «исключительности» США не могут дать результата.

Показательно, что даже сейчас, несмотря на все разногласия по Украине, американцы говорят нам о желании сотрудничать в решении острых международных проблем, в целом работать над «позитивной повесткой дня» отношений. Правда, эти правильные слова и призывы существуют в параллельной реальности с практическими действиями Вашингтона, которые носят недружественный характер. Это отчасти связано с тем, что на подходах американских партнеров во многом сказываются колебания внутренней политической конъюнктуры в США, включая текущие задачи избирательных кампаний.

Как отметил Президент В.В.Путин, разговаривать с Россией с позиции силы бессмысленно. Помним, что нынешний спад в отношениях между нашими странами – отнюдь не первый. И не раз бурные выплески русофобских эмоций в Вашингтоне сменялись отрезвлением и пониманием, что с нами гораздо выгоднее сотрудничать. Особенно если учесть, чем чреват разлад между ядерными сверхдержавами для международной безопасности и стратегической стабильности.

Со своей стороны всегда открыты для конструктивного и честного диалога с США как в двусторонних делах, так и на мировой арене, где наши страны несут особую ответственность за международную безопасность и стабильность. Вопрос в том, когда Вашингтон будет готов к сотрудничеству на принципах подлинного равноправия и учета российских интересов, поступаться которыми мы ни при каких обстоятельствах не собираемся.

Что же касается контактов на высшем уровне, то они не прерывались. Президенты В.В.Путин и Б.Обама трижды виделись в этом году, в том числе недавно на саммитах АТЭС в Пекине и «двадцатки» в Брисбене. Кроме того, они десять раз говорили по телефону, причем это были весьма продолжительные беседы и в основном по инициативе Белого дома.

У меня также нет недостатка в общении с Госсекретарем США Дж.Керри – с января мы провели 16 обстоятельных встреч, в том числе 4 декабря «на полях» заседания СМИД ОБСЕ в Базеле, не говоря о нескольких десятках телефонных разговоров.

Вопрос: Россия и США – инициаторы и лидеры международного процесса разоружения, в первую очередь – ядерного. Между странами действует ряд таких важнейших договоров, как по РСМД, СНВ. Не ставит ли резкое охлаждение двусторонних отношений под угрозу срыва выполнение этих соглашений?

С.В.Лавров: Нужно понимать, что прямой взаимосвязи между охлаждением российско-американских отношений и выполнением двусторонних договоров в области контроля над вооружениями не существует.

Договор о СНВ, безусловно, полезен, поскольку отвечает нашим интересам и укреплению стратегической стабильности в целом. Особых проблем с его реализацией сейчас не возникает, технические вопросы решаются в рамках специальной двусторонней комиссии.

В то же время мы напоминаем и будем напоминать нашим американским коллегам о зафиксированной в преамбуле Договора формулировке относительно неразрывной взаимосвязи стратегических наступательных и оборонительных вооружений. В Послании Федеральному Собранию Президент В.В.Путин подчеркнул, что продолжающаяся настойчивая работа по созданию глобальной системы ПРО США, в том числе и в Европе, представляет собой угрозу не только безопасности России, но и всего мира – как раз в силу возможного нарушения стратегического баланса сил. Предупреждаем, что на каком-то этапе развития американской ПРО нам придется предпринимать адекватные меры для обеспечения собственной безопасности. Втягиваться в дорогостоящую гонку вооружений не намерены, но обороноспособность нашей страны обеспечим надежно и гарантированно.

Что касается Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, то в июле США принялись голословно обвинять Россию в его нарушении. Однако никаких доказательств до сих пор не представили. При этом не дают внятных ответов на наши конкретные вопросы относительно приверженности американской стороны букве и духу этого соглашения. Например, вразрез с ним американцы собираются со следующего года начать размещать в Румынии и Польше пусковые установки ПРО, которые одновременно могут использоваться для запуска ударных крылатых ракет средней дальности, таких как «Томагавки». В Вашингтоне, к сожалению, делают вид, что не понимают российские озабоченности.

Считаем, что обсуждать связанные с Договором проблемы следует по дипломатическим каналам, а не путем «мегафонной дипломатии».

Вопрос: Отношения России и НАТО тоже серьезно пострадали за последний год, откатились практически к нулевой точке, если не хуже. Целесообразно ли в этих условиях «парадное» присутствие России при альянсе (постпредство) и НАТО в РФ (информцентр)? Планирует ли Россия сохранять действие этих учреждений?

С.В.Лавров: Действительно, отношения России и НАТО сегодня переживают самый серьезный кризис со времен окончания «холодной войны». Альянс продолжает курс на «сдерживание» России, предпринимаются шаги по укреплению военного потенциала и последовательному наращиванию военного присутствия блока у российских границ. Принято решение о приостановке практического сотрудничества с нашей страной по военной и гражданской линиям. Такие действия, безусловно, способствуют росту напряженности, подрывают стабильность в Евроатлантическом регионе.

Несмотря на это, полагаем необходимым сохранять открытыми каналы для политического диалога. На решение этой задачи в настоящее время нацелена деятельность Постоянного представительства России при НАТО.

Что касается Информбюро НАТО в Москве, то оно осуществляет свою деятельность в соответствии с положениями Основополагающего акта Россия-НАТО, которые наша страна неукоснительно соблюдает. В настоящее время не видим оснований для пересмотра нашей позиции по этому вопросу.

Вопрос: Агрессивная риторика Вашингтона в отношении Тегерана постепенно смягчается, газета «Таймс» недавно сообщила о якобы прошедших «тайных переговорах» представителей двух стран о возможном открытии представительства США в Иране, что фактически будет означать восстановление прерванных почти четверть века назад дипотношений. Известно ли Вам что-либо о таких переговорах, как Вы оцениваете перспективы налаживания диалога Вашингтона и Тегерана, отразится ли это на отношениях Ирана с Москвой и как скажется на переговорах по иранской ядерной программе?

С.В.Лавров: Что касается возможности открытия представительства США в Иране, то об этом лучше спросить самих американцев и, разумеется, иранцев. Со своей стороны всегда выступали за нормализацию американо-иранских отношений, затянувшееся кризисное состояние которых не отвечает интересам обеих стран.

На наш взгляд, полномасштабный политический диалог между Тегераном и Вашингтоном, в том числе по вопросам региональной безопасности, давно назрел. Убеждены, что оздоровление отношений между двумя государствами пошло бы на пользу стабильности на Ближнем Востоке и за его пределами, способствовало бы решению проблемы вокруг иранской ядерной программы, повышению эффективности борьбы с международным терроризмом и наркоугрозой.

В рамках текущих переговоров по ИЯП переговорщики Вашингтона и Тегерана поддерживают активные контакты в целях сближения подходов по целому спектру проблемных моментов на пути к окончательному урегулированию ситуации. Со своей стороны поддерживаем любые шаги, приближающие нас к всеобъемлющей договоренности.

Вопрос: Россия страдает от западных санкций, в первую очередь – от европейских, наши партнеры в ЕС – от ответных мер РФ. Насколько продуктивна линия на сохранение этих ответных мер? Не получается ли, что Москва ради сохранения лица, политического престижа рискует благополучием граждан страны?

С.В.Лавров: К сожалению, в отношениях с Евросоюзом мы подошли к той черте, когда жесты доброй воли уже не дают необходимого результата.

Не стоит забывать, что нынешнее положение дел стало следствием той политики, которую Брюссель проводил в отношении Украины, в частности поддержав совершенный ультранационалистами государственный переворот и вооруженный захват власти. В результате страна оказалась на грани раскола, была ввергнута в пучину братоубийственной войны. Затем ЕС безосновательно пытался переложить на нас ответственность за случившуюся трагедию, ввел в отношении России односторонние санкции, практика применения которых нелегитимна, осуждена Генеральной Ассамблеей ООН и противоречит нормам ВТО. При этом логика раскручивания есовской санкционной спирали мало связана с развитием украинского кризиса.

Неоднократно заявляли, что попытки разговаривать с Россией на языке ультиматумов абсолютно неприемлемы и бесперспективны. Наш ответ на эти шаги был сбалансированным, учитывал права и обязательства России по международным договорам, в том числе в рамках ВТО.

Россия перешла к ответным мерам экономического характера только после того, как западные страны ввели финансовые ограничения для крупных государственных банков, которые являются основными кредиторами промышленного и сельскохозяйственного секторов. Затруднив доступ российских финансовых институтов к европейским кредитным ресурсам, Брюссель, по сути, создал для европейских товаров более выгодные условия на нашем внутреннем рынке.

Соответственно, меры по ограничению импорта продовольственных товаров из ЕС не являются санкциями. Это – наше право на защиту национальных экономических интересов и борьба с недобросовестной конкуренцией. Действия России являются обоснованными и законными.

Одновременно сложившаяся ситуация укрепляет нашу решимость концентрировать ресурсы, модернизировать промышленность, повышать уровень самообеспечения сельхозпродукцией.

Мы не собираемся обсуждать какие-либо критерии снятия санкций. Их отмена – дело тех, кто их ввел. Разумеется, если ЕС продемонстрирует здравый смысл, будем готовы к конструктивному взаимодействию по этому вопросу.

Как акцентировал Президент В.В.Путин, даже в случаях, когда правительства некоторых стран пытаются выстроить вокруг России чуть ли не железный занавес, мы будем активно наращивать сотрудничество, продвигать деловые и гуманитарные контакты, научные, образовательные, культурные связи.

Вопрос: За последний год резко набрала обороты евразийская интеграция. И в условиях санкционного давления Запада она и единая позиция ЕАЭС, других интеграционных структур, наверное, становится еще важнее, в том числе в свете российских ответных мер. По Вашим данным, соблюдают ли Белоруссия и Казахстан обязательства по недопущению поставок в Россию запрещенной продукции из стран ЕС? Следит ли за этим российская сторона? Как будет реагировать в случае нарушений?

С.В.Лавров: За последние несколько лет евразийская экономическая интеграция прочно вошла в нашу жизнь. С 1 января 2015 года заработает Евразийский экономический союз, основанный на принципах равноправия, прагматизма и взаимного уважения. Предполагающий сохранение суверенитета и самобытности государств-участников, ЕАЭС выводит их интеграционное взаимодействие на качественно новую ступень развития и призван стать весомым фактором в деле повышения конкурентоспособности национальных экономик России, Белоруссии и Казахстана, поддержания региональной стабильности.

Относительно санкционного давления Запада мы с партнерами едины в том, что введенные в отношении России ограничительные меры противоречат нормам международного права и не способствуют урегулированию внутриукраинского кризиса.

Принимая во внимание, что экономические санкции Запада были направлены против России, наши ответные меры были введены в одностороннем порядке в отношении тех стран, которые приняли упомянутое решение или присоединились к нему позже. При этом нормативно-правовая база Таможенного союза позволяет его участникам принимать совместные шаги торгового характера в случае оказания третьими странами экономического давления на одно из государств-членов ТС. Тем не менее, на сегодняшний день на повестке ТС вопрос о реализации этих действий в ответ на ограничительные меры Запада по отношению к России не стоит. Не исключаем, однако, что такая необходимость может возникнуть в будущем.

Что же касается соблюдения Белоруссией и Казахстаном обязательств по недопущению поставок в Россию запрещенной продукции из стран ЕС, то

в условиях единого рынка достаточно сложно полностью исключать возможные «недобросовестные» действия отдельных западных экономоператоров, которые могут решить подзаработать на контрабандном ввозе в Россию запрещенной продукции. Вместе с тем руководители Белоруссии и Казахстана заверяют нас в том, что будет пресекать такие действия. У нас нет оснований в этом сомневаться. Удовлетворены сотрудничеством с нашими партнерами, признательны им за оказываемое содействие.

Усиление санкционного давления на Россию и наши ответные шаги открывают новые перспективы в части наращивания взаимного товарооборота в рамках ТС. Готовы помочь Казахстану и Белоруссии заполнить освободившиеся в результате недальновидной политики Запада ниши на российском рынке. Очевидно, что и в Минске, и в Астане воспользуются открывающимися возможностями.

Вопрос: Учитывая непростые отношения с Западом, многие эксперты по-прежнему говорят о некоем развороте российской внешней политики, внешней торговли на Восток. Очевидно, что главный партнер на этом направлении – Китай. Нет ли опасений, что зависимость от КНР станет слишком сильной и что Пекин может этим воспользоваться в своих интересах?

С.В.Лавров: Наша страна проводит многовекторный внешнеполитический курс, что зафиксировано в утвержденной Президентом в феврале 2013 года новой редакции Концепции внешней политики Российской Федерации. Настроены развивать взаимовыгодные равноправные отношения со всеми, кто проявляет к этому встречную готовность.

В.В.Путин неоднократно отмечал, что для нас взаимодействие с Азиатско-Тихоокеанским регионом имеет стратегический, приоритетный характер на весь XXI век, и Россия как тихоокеанская держава будет всесторонне использовать громадный потенциал стремительного развития АТР, в том числе для подъема Дальнего Востока и Восточной Сибири. Отсюда – наш интерес к активному подключению к интеграционным процессам в регионе. В то же время мы хотели бы делать это не в качестве альтернативы связям с ЕС, а одновременно с их углублением.

Наши отношения с КНР носят неконъюнктурный характер и не направлены против кого-либо. Мы – два крупнейших государства, по воле истории живущие в тесном соседстве. В октябре исполнилось 65 лет со дня установления дипломатических отношений между нашими государствами. За это время российско-китайские отношения прошли большой путь, а за последние двадцать с лишним лет устойчиво развиваются по восходящей. Важнейшие вехи – нормализация конца восьмидесятых, установление отношений стратегического партнерства и взаимодействия в девяностых, подписание в 2001 году Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве и его успешная реализация.

Во втором десятилетии XXI века наши связи вышли на новый уровень – всеобъемлющего равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия. За этой формулой – интенсивное углубление политических контактов, практической кооперации, сотрудничества на международной арене. Как неоднократно отмечали лидеры наших стран, отношения России и Китая в настоящее время являются лучшими за всю их историю.

Причина столь успешного развития коренится в том, что оно осуществляется на прочной основе обоюдного учета интересов, взаимного уважения, равенства, невмешательства во внутренние дела. Это – в полном смысле этого слова взаимовыгодные отношения, в которых нет старших и младших, ведущих и ведомых. Курс российско-китайских отношений проложен с учетом коренных интересов народов двух стран, и менять его мы не намерены.

Дальнейшему продвижению во всех без исключения областях способствует высочайший уровень доверия. В мае текущего года Президент В.В.Путин посетил Китайскую Народную Республику с официальным визитом. По итогам переговоров подписано Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. В рамках встречи было заключено около полусотни соглашений. Солидный пакет документов подписан по итогам встречи Президента В.В.Путина с Председателем КНР Си Цзиньпином в Пекине в преддверии форума АТЭС в ноябре.

В «копилке» уходящего года – окончательное оформление договоренности о поставке в Китай 38 млрд. куб. м газа в год в течение 30 лет через восточный участок российско-китайской границы и подписание рамочного соглашения о поставке еще 30 млрд. куб.м. в год через западный участок. Новые горизонты энергодиалога связаны с перспективой поставок в КНР российского сжиженного газа. Китайские партнеры подключились к масштабному проекту «Ямал СПГ», входят в проект Ванкор. Это результат многолетней напряженной работы обеих сторон.

Очевидно, что если бы отношения между остальными странами напоминали российско-китайские, то это лишь пошло на пользу международной стабильности и безопасности.

В будущее российско-китайских отношений смотрим с оптимизмом. Убеждены, что многогранное двустороннее сотрудничество будет и далее поступательно углубляться вне зависимости от сиюминутных политических колебаний на благо наших народов.

Вопрос: После выборов на Украине Вы говорили, что непременно будете встречаться с коллегой из Киева. Когда планируется такая Ваша встреча? Воспринимаете ли Вы нынешнее руководство в Киеве как партнера по переговорам, готового найти реальное решение кризиса на Украине?

С.В.Лавров: Мы открыты к конструктивному диалогу. Со своими украинскими коллегами всегда стараюсь поддерживать нормальные рабочие контакты, в ходе которых мы обсуждаем текущие вопросы, включая реализацию договоренностей, достигнутых в том числе и на высшем уровне.

Сегодня нашим основным партнером в Киеве по поиску решения конфликта на Юго-Востоке страны является Президент П.А.Порошенко. Выдвинутый им мирный план и соответствующие инициативы Президента В.В.Путина стали фундаментом известных Минских договоренностей, неукоснительное выполнение которых – ключ к жизнеспособному урегулированию нынешнего кризиса. Сам П.А.Порошенко не раз публично заявлял о недопустимости возобновления боевых действий на Донбассе. Надеемся, что его слова будут подкреплены практическими шагами по деэскалации напряженности и установлению прочного мира в Донецкой и Луганской областях, началом инклюзивного внутриукраинского политического диалога.

В ближайшие дни планируется проведение заседания Контактной группы, в рамках которой предстоит рассмотреть подготовленный военными специалистами на экспертном уровне план практических мероприятий по выполнению положений Минского меморандума от 19 сентября относительно разведения вооруженных сил, отвода тяжелых вооружений от линии соприкосновения в целях окончательного прекращения применения оружия и достижения тем самым стабильности перемирия. Надеемся на его последовательную реализацию.

Рассчитываем, что свой вклад в процесс урегулирования украинского кризиса должен внести и новый Кабинет Министров Украины, сформированный по итогам состоявшихся 26 октября внеочередных выборов депутатов Верховной Рады.

Россия уже внесла и продолжает вносить огромный вклад в поддержку Украины – только за последнее время порядка 32,5-33,5 млрд. долл. Будем и далее оказывать всемерное содействие созданию благоприятного климата для решения стоящих перед украинским народом масштабных проблем.

Вопрос: Сохраняет ли Москва линию на приверженность территориальной целостности Украины? На Востоке так и не заканчиваются боевые столкновения, гуманитарная ситуация там далеко не из лучших. Рассматривается ли в этих условиях возможность признания ДНР и ЛНР? Где «красная линия», после которой такое признание станет возможным?

С.В.Лавров: В Послании Федеральному Собранию Президент В.В.Путин подчеркнул, что каждый народ имеет неотъемлемое, суверенное право на собственный путь развития, и Россия всегда относится к этому с уважением. Это в полной мере касается и братского украинского народа.

Очевидно, что без достижения самими украинцами взаимоприемлемых договоренностей урегулировать внутриукраинский кризис невозможно. Необходимость инклюзивного национального диалога с участием всех без исключения регионов и политических сил Украины была зафиксирована в Соглашении от 21 февраля, Женевском заявлении России, Украины, США и Евросоюза от 17 апреля, Минских договоренностях от 5 сентября. В его рамках необходимо предметно обсудить конституционное устройство, в целом будущее страны, в которой было бы комфортно и безопасно жить всем гражданам, где бы в полном объеме соблюдались права человека во всем их многообразии, где не было бы разгула радикализма и национализма.

На наш взгляд, именно отсутствие на Украине сбалансированного конституционного устройства, в рамках которого адекватным образом учитывались бы интересы различных регионов, всех национальных и языковых групп страны, стало причиной политических катаклизмов, на протяжении долгих лет сотрясающих основы украинского государства, расшатывая его фундаментальные устои.

Убеждены, что целью и итогом подготовки законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины должна быть не косметическая ретушь прежних текстов, а появление глубоко переработанного и обновленного общественного договора, который воспринимался бы всем полиэтничным украинским обществом как солидный долгосрочный документ, фундамент правового государства, гарантирующий равноправие регионов и национальностей. Мы будем добиваться, чтобы это обязательство выполнялось.

2 ноября в Донецкой и Луганской народных республиках состоялись выборы их глав и законодательных собраний. По итогам голосования сформированы местные органы власти, которые приступили к решению неотложных проблем, стоящих перед этим регионом. Судя по публичным заявлениям новоизбранных лидеров Юго-Востока, Донбасс готов к экономическому взаимодействию с украинской стороной, к восстановлению общего экономического, гуманитарного и политического пространства. В ответ Киев приступил к фактическому блокированию региона, отрезав его, в частности, от единой финансовой системы страны. Ранее Президент П.А.Порошенко внес предложение об отмене принятого Верховной Радой Украины Закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Такие шаги лишь усиливают недоверие сторон и осложняют и без того их непростой диалог.

В данном контексте хотел бы напомнить, что в Минске представители Киева, Донецка и Луганска договорились не только о перемирии, но и о «поствоенном», если можно так выразиться, этапе развития Донбасса. В частности, уже упомянутыми Минскими договоренностями подтверждена необходимость приятия мер по улучшению гуманитарной ситуации на Донбассе, разработки программы экономического возрождения и восстановления жизнедеятельности региона, начала общенационального диалога на Украине. Россия как активный сопосредник Минского переговорного процесса намерена принять деятельное участие в реализации этих положений.

Вопрос: Как Вы оцениваете работу наблюдательной миссии ОБСЕ в зоне конфликта в Донецкой и Луганской областях? Насколько она эффективна и непредвзята?

С.В.Лавров: Роль ОБСЕ в урегулировании ситуации на Украине детально обсуждалась в ходе заседания Совета министров иностранных дел Организации в Базеле 4-5 декабря.

Напомню, что решение о развертывании на Украине Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ принято государствами-участниками в марте нынешнего года в связи с острой необходимостью деэскалации растущей напряженности внутри страны. Пока, вполне очевидно, мы далеки от этой цели.

В числе задач наблюдателей – отслеживание ситуации в сфере безопасности, оперативное информирование государств-участников о возможных инцидентах, нарушениях прав и свобод граждан, включая права национальных меньшинств. В этой связи настоятельно призывали руководство мониторинговой миссии обратить внимание на вопросы содействия украинцам в искоренении ультрарадикальных тенденций, достижении национального согласия и соблюдении социальных, политических, языковых, образовательных, культурных, религиозных прав жителей всех без исключения украинских регионов. Такие неотложные меры, будь они приняты, могли бы оздоровить ситуацию на Украине.

Безусловно, сам факт присутствия на украинской земле значительного числа международных наблюдателей, по нашим оценкам, сыграл определенную стабилизирующую роль. Вместе с тем, откровенно говоря, мы ожидали большего. 

Результативность работы наблюдателей, их вклад в урегулирование внутриукраинского кризиса напрямую зависит от беспристрастности и адекватности их оценок происходящего на Украине. Следует признать, что в некоторых случаях наблюдателям не хватает твердости и принципиальности.

Из поля зрения наблюдателей «выпадают» факты широкомасштабного использования украинскими военными тяжелых вооружений и запрещенных боеприпасов против мирного населения, целенаправленного уничтожения объектов жизнеобеспечения городов на Юго-Востоке. В сильно ретушированном ключе подается информация о гуманитарном положении на Донбассе. Освещались размыто, а то и вовсе обойдены вниманием трагедии в Одессе и Мариуполе, авианалеты на Луганск, планомерное уничтожение Славянска, факты необоснованных задержаний, избиений и убийств российских журналистов. При этом явно избыточное внимание уделяется перемещениям ополченцев, их военной техники.

Все мы понимаем, в каких условиях наблюдателям приходится действовать. Речь идет не только о сильнейшем политическом давлении со стороны Киева и его западных кураторов. Под непосредственной угрозой оказалась жизнь наблюдателей ОБСЕ, чей иммунитет, как выяснилось, гарантирован Киевом лишь номинально. Вынуждены еще раз напомнить руководству Украины о взятом в рамках ОБСЕ обязательстве обеспечивать безопасность всем сотрудникам мониторинговой миссии.

Вопрос: Недавно в интервью американским СМИ Премьер-министр Д.А.Медведев рассказал о данных, согласно которым США уже не стремятся к свержению Б.Асада, а пытаются найти пути для сепаратных переговоров с Дамаском, в том числе и для борьбы с террористами из ИГИЛ. Может ли Россия содействовать таким контактам, и обращались ли к Москве с такой просьбой американцы? Вашингтон уже призывал Москву к совместным действиям по борьбе с «Исламским государством», но СБ ООН пока в этом не задействован. Готова ли Москва рассмотреть проект резолюции Совбеза ООН по противодействию ИГ, если такой документ будет внесен на обсуждение? При каких условиях Россия его поддержит?

С.В.Лавров: Прежде всего, хотел бы отметить, что Вашингтон не видел нас в качестве прямого участника антиигиловской коалиции, которую сколачивал по собственным правилам и параметрам, сугубо под себя, без оглядки на международное право. Более того, Президент Б.Обама не раз ставил Россию в один ряд глобальных угроз с тем же ИГИЛ и лихорадкой Эбола. На этом фоне время от времени звучащие из уст других американских представителей обращения «объединить усилия» для борьбы с игиловскими террористами выглядят неубедительно.

С просьбой о содействии контактам с Дамаском американцы к нам не обращались. Наоборот – это мы постоянно призываем их не игнорировать сирийские власти в борьбе с ИГИЛ. Однако в Вашингтоне упрямо продолжают твердить о «принципиальной невозможности» для США идти пусть даже на косвенную «легитимизацию» режима Б.Асада. Там продолжают демонизировать Б.Асада и одновременно резервируют за собой право применять силу в любом месте, когда угодно, в одностороннем порядке. Именно поэтому администрация Б.Обамы не стала обращаться в Совет Безопасности ООН при формировании антиигиловской коалиции.

Не думаю, что есть нужда в нашем посредничестве между Дамаском и американцами. В период резкого обострения обстановки вокруг Сирии в августе 2013 года Госсекретарь США Дж.Керри напрямую звонил мининдел САР В.Муаллему. Есть и другие возможности для прямых контактов.

Россия, как известно, активно выступает за консолидацию международных усилий в противодействии терроризму и экстремизму, в том числе на Ближнем Востоке. Об этом свидетельствует, в частности, наша роль в принятии резолюций 2170 и 2178 СБ ООН. Вместе с тем настаиваем на том, чтобы такие усилия носили универсальный и комплексный характер, опирались на имеющуюся международно-правовую базу и легитимные механизмы. Невозможно успешно вести борьбу с терроризмом на территории той или иной страны без координации с ее законными властями.

В противном случае можно получить обратный результат, последствия которого будут ощущать страны и народы Ближнего Востока. Это мы уже видели в Афганистане, Ираке, Ливии.

Вопрос: Международная напряженность вылилась, по мнению экспертов, и в активизацию «гонки за Арктику». Россия здесь один из признанных лидеров. На каком этапе находится рассмотрение в ООН заявки России на расширение границ российского континентального шельфа? Когда может быть принято решение и каковы, по Вашему мнению, шансы на успех?

С.В.Лавров: «Гонки за Арктику» нет и не может быть в принципе. Международно-правовой режим арктических морских пространств ясно определяет права и прибрежных арктических, и других государств. Это касается, в том числе, доступа как к освоению минеральных ресурсов, месторождений нефти и газа, так и управления морскими биологическими запасами. Международное право регламентирует и возможности расширения внешних границ континентального шельфа прибрежных стран. Сегодняшняя непростая международная ситуация не вносит каких-либо кардинальных перемен в установившийся порядок.

Напомню, что Россия в соответствии Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года впервые внесла в Комиссию по границам континентального шельфа заявку в отношении континентального шельфа в Северном Ледовитом океане еще в 2001 году. К настоящему времени собран огромный массив дополнительных научных данных в обоснование российской заявки, процесс оформления которых завершается. Заявка будет подана в течение ближайших месяцев. На изучение Комиссией заявки и подготовки по ней рекомендации уходит порой до 5 лет. Учитывая высокое качество доказательной базы российской заявки, есть все основания полагать, что она имеет большие шансы на успех.

 

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных и европейских дел Бельгии, Председателем Комитета министров Совета Европы Д. Рейндерсом, Москва, 9 декабря 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/debe8bca15da7356c3257da90045074c!OpenDocument                 2821-09-12-2014
 
 

 

 

 

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели подробные, конкретные переговоры по двусторонним отношениям между Россией и Королевством Бельгии и по вопросам международной повестки дня, в том числе с учетом председательства Бельгии в ближайшие полгода в Комитете министров Совета Европы (КМСЕ).

Исходим из того, что задачи Совета Европы нами разделяются и поддерживаются. Они заключаются в обеспечении единого правового пространства для всего европейского континента, в работе на укрепление демократии, в соблюдении прав человека, верховенства закона, развития культурных, спортивных, образовательных и молодежных обменов. В этом смысле мы поддерживаем программу, подготовленную Бельгией на период председательства во главе Комитета министров.

Россия заинтересована, чтобы Совет Европы повысил внимание к противодействию экстремизму, агрессивному национализму, расовой и религиозной нетерпимости, активнее добивался обеспечения прав национальных меньшинств.

Считали и считаем (и об этом мы тоже сегодня говорили), что Совет Европы должен активнее подключиться к правовому мониторингу ситуации на Украине и не только на Юго-Востоке, поскольку в других областях, в том числе на Западе Украины, постоянно наблюдаются правонарушения и эксцессы с применением насилия.

Мы подробно обсудили задачи по преодолению украинского кризиса. Связываем надежды с объявленным сегодня прекращением огня. Это не первое подобное объявление, но нынешний этап был хорошо подготовлен – проходили переговоры между представителями конфликтующих сторон, по просьбе Президента Украины П.А.Порошенко в этом помогали российские офицеры. Надеемся, что согласованная линия «разъединения» позволит на деле обеспечить режим «тишины» и начать отвод тяжелых вооружений по обе стороны линии.

Мы также говорили о других аспектах минских договоренностей, включая необходимость обеспечения гарантий безопасности участников процессов на Юго-Востоке, начала переговоров об экономическом взаимодействии, которое является базой для политического общенационального диалога, о котором упомянуто в Минском протоколе.

Россия убеждена, что сейчас на передний план все острее выходит системная проблема – неспособность украинских властей начать давно обещанный конституционный процесс с участием всех регионов и политических сил Украины. Это надо делать срочно. Напомню, что такое обязательство было взято на себя киевскими властями еще в апреле этого года.

Мы обсудили другие международные сюжеты, включая ситуацию на переговорах по иранской ядерной программе. Россия и Бельгия активно поддерживают усилия по завершению данного процесса в согласованные ранее сроки.

Нас тревожит ситуация на Ближнем Востоке и Севере Африки, особенно деятельность «Исламского государства» в Ираке, Сирии, других странах региона, отсутствие прогресса и даже наблюдающееся движение назад в ближневосточном урегулировании в свете тупика на переговорах между палестинцами и израильтянами.

В наших двусторонних делах мы подтвердили нацеленность на развитие отношений. Говорили о документах, которые готовятся соответствующими ведомствами сторон и могут быть в ближайшем будущем подписаны, о деятельности Смешанной комиссии по экономическому сотрудничеству, в рамках которой идут регулярные контакты (очередное заседание состоится в 2015 г.), о взаимодействии бельгийских и российских деловых кругов в реализации достаточно крупных проектов, в том числе недавно стартовавших на российской территории. Исходим из того, что бизнесу надо помогать.

Вопрос: Как повлияли на Россию принятые западными странами санкции? Окажут ли они влияние на отношения с Бельгией?

С.В.Лавров: От санкций никому лучше не становится – ни тем в отношении кого они вводятся, ни тем, кто их вводит. Экономические потери несут все стороны. С политической точки зрения нас не радует, когда наши партнеры нарушают международное право, вводят нелегитимные рестрикции. Необходимо исходить из реальности. Мы преодолеем сложности, которые возникли в связи с недружественными действиями Евросоюза, США и ряда других государств. Могу Вас в этом заверить. Обидно, что европейцы – образованные, просвещенные, знающие историю люди – рассчитывают, что эти санкции действительно позволят достичь каких-то конструктивных перемен в ситуации на Украине, пытаются давить на Россию и игнорировать то, что финансово и политически делает и делала все эти годы Россия для Украины.

Минские договоренности во многом были заключены по инициативе президентов России В.В.Путина и Украины П.А.Порошенко и стали совместным вкладом в поиск решения по урегулированию ситуации. Кстати, о последней, сентябрьской волне санкций было объявлено на утро после их подписания. Это нонсенс. Интересно спросить европейских партнеров, если уж, по вашему мнению, Россия заслуживает наказания за минские договоренности, то чем же мы вообще можем вам понравиться? Ответов до сих пор нет. Я слышал интерпретацию этой ситуации, когда бывшие брюссельские руководители вопреки договоренностям о дополнительном согласовании не стали ни с кем советоваться и объявили об этих санкциях. Если это правда, то это тем более в очень неприглядном свете выставляет роль брюссельской бюрократии и ее неуважение по отношению к странам-участницам ЕС.

Что касается наших отношений с Бельгией, то за первые девять месяцев этого года товарооборот составил почти 10 млрд.долл., увеличившись почти на 16% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Активно сотрудничают компании наших стран. В Нижегородской области компания «Сольвей» приступила к осуществлению двух крупных проектов в общей сложности на 2 млрд. долл. Кроме того, есть подписанная в этом году договоренность между компанией «Флюксис» и структурами «НОВАТЭК» по поводу месторождений на Ямале. В Бельгии работает «Новолипецкий металлургический комбинат», создает рабочие места, платит налоги. Одна из бельгийских авиакомпаний заинтересовалась российским среднемагистральным самолетом «Сухой Суперджет 100».

Бизнес руководствуется своими интересами и ищет выгоду. Надеюсь, что и политики будут следовать этой логике.

Вопрос: Сегодня «день тишины» на Востоке Украины. Что необходимо предпринять для достижения устойчивого перемирия?

С.В.Лавров: Как я уже сказал во вступительном слове, у нас с Бельгией единая позиция. Мы убеждены, что сейчас самое срочное – сделать так, чтобы перестали гибнуть люди, были разведены силы сторон (прежде всего, тяжелые вооружения), и ОБСЕ стала заниматься мониторингом линии разъединения сторон. Затем надо без промедления заняться другими вопросами, закрепленными в минских договоренностях, включая гарантии безопасности, налаживание экономического взаимодействия и запуск общенационального политического диалога. В дополнение к прямым контактам между Киевом, Донецком и Луганском нужен общенациональный диалог по конституционной реформе. В системном плане – это главная задача.

Вопрос: В последнее время Канцлер ФРГ А.Меркель сделала ряд жёстких антироссийских заявлений в контексте украинской и санкционной политики Запада. Можно ли говорить о том, что Германия стала основным союзником США в их желании наказать Россию?

С.В.Лавров: Германия традиционно играла конструктивную роль в отношениях Евросоюза с Россией и в целом Запада с Москвой. Если Германия решила бы перейти на диктат, то Европа, думаю, не выиграла бы от этого. Едва ли выиграет и сама Германия – вряд ли это понравится широкой немецкой общественности.

Мы не можем не высказывать озабоченности по поводу того, что делают наши германские коллеги. В этой связи упомяну такой факт. На днях на сайте Правительства ФРГ появилась справка по Крыму, в которой среди прочего говорится, что полуостров столетиями населяли татары, украинцы, армяне, греки, немцы. Русские там не упомянуты. Если это официальный сайт Правительства ФРГ, то мне хотелось бы знать, кто составлял такую справку. Мы направим соответствующий запрос коллегам в Берлин.

 

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на встрече с участниками ежегодной научно-образовательной программы Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова «Диалог во имя будущего: Россия и мир вокруг», Москва, 12 декабря 2014 года

URL: http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/6239a67d519e19c1c3257dac003dbe75!OpenDocument

 

2852-12-12-2014

 

Уважаемый Леонид Вадимович,

Дорогие друзья,

Рад видеть вас в Министерстве иностранных дел Российской Федерации. Мы поддерживаем Фонд им. А.М.Горчакова и проводимые им программы. Считаю вашу программу «Диалог во имя будущего: Россия и мир вокруг» одной из наиболее перспективных, важных и благородных задач. Рассчитываю, что нынешний раунд ваших встреч будет полезным и продуктивным.

Сегодня обстановка в мире непростая, поэтому трудно переоценить значение таких встреч, которые помогают укрепить атмосферу доверия и взаимопонимания в международных делах и, что особенно важно, между молодыми людьми.

Приятно, что расширяется география участников проекта. Как я понимаю, сегодня среди вас – представители государств не только постсоветского пространства, но и ряда стран Европы и Азии. Мы в Министерстве иностранных дел активно приветствуем вовлечение гражданского общества в осмысление мировых процессов. Будем готовы рассматривать и поддерживать любые ваши инициативы. Иногда то или иные предложения кажется экзотическим, но свежий взгляд не повредит.

4 декабря в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент В.В.Путин подробно изложил оценки международной ситуации и внешнеполитические приоритеты нашей страны. Сегодня отмечу несколько моментов, характеризующих международные отношения, а, по нашей оценке, происходит ни много ни мало смена исторических эпох, продолжается формирование новой, более демократичной и справедливой полицентричной системы мироустройства. Процесс идет сложно. К старым неурегулированным конфликтам добавляются новые. Еще только предстоит найти решение внутриукраинского кризиса, который стал результатом давления на Киев извне с целью сделать выбор лишь только в западном направлении, проигнорировав восточное. Продолжает бурлить регион Ближнего Востока и Северной Африки, где растет угроза терроризма и экстремизма, в том числе путем резкого усиления и превращения в настоящую террористическую армию группировки «Исламское государство». Серьезным дестабилизирующим фактором остается практика применения в различных регионах мира экспорта демократии, смене режимов, организации с этой целью «цветных революций» или использования других методов навязывания извне суверенным народам рецептов развития без учета их традиций и национальных особенностей.

Мы убеждены, что переломить этот негативный тренд вполне возможно и крайне необходимо. Это реальная задача, если мы все будем отстаивать путь

взаимоуважительного диалога, согласимся отказаться от политики сдерживания, от веры в собственную непогрешимость, практики односторонних действий и игр с «нулевым результатом». Требуются коллективные подходы при опоре на международное право, центральную координирующую роль ООН, уважение права народов самим определять свою судьбу. События последнего времени показывают, что сопряжение усилий позволяет добиваться подвижек в решении даже самых сложных проблем. Мы уже упоминали успех работы по ликвидации химического оружия Сирии, значительный прогресс, достигнутый на переговорах по иранской ядерной программе. Есть и другие признаки того, что мы можем взаимополезно слагать усилия в интересах достижения результата.

Появился реальный шанс обеспечить мир на Украине. С трудом, но все-таки установились перемирие и режим прекращения огня. У нас есть общая база для конструктивного движения вперед и по другим вопросам, включая экономическое восстановление Донбасса, налаживание политического диалога, который должен в конечном итоге привести к конституционной реформе на Украине с участием всех регионов и политических сил страны – такое обязательство киевские власти взяли на себя еще в апреля с.г. Сейчас нам важно найти способ возобновления работы Контактной группы с участием представителей украинского руководства, лидеров провозглашённых Донецкой и Луганской народных республик, а также России и ОБСЕ. В эти дни согласовывается график проведения минских встреч. Активно содействуем достижению согласия в кратчайшие сроки.

В целом, если говорить о более широком геополитическом пространстве, учитывая первопричину украинского кризиса, нам важно начать разговор о постепенном, но неуклонном формировании единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана, на котором действовал бы принцип неделимости безопасности – когда ни одно государство не укрепляет свою безопасность за счёт безопасности других. Такие предложения мы представили на суд международного сообщества давно. Президент России В.В.Путин неоднократно разъяснял суть нашего подхода. Совсем недавно, 4-5 декабря в Базеле на заседании СМИД ОБСЕ мы подтвердили готовность к серьёзному разговору на данную тему и почувствовали растущий интерес к этому вопросу со стороны целого ряда европейских государств.

Мы не стремимся и никогда не пойдем по пути самоизоляции. Заинтересованы развивать отношения с как можно большим числом государств на Востоке, Западе и Юге. Эти отношения должны опираться на принципы равноправия, взаимного уважения и учёта интересов. Примеры такой нашей линии многочисленны, среди которых два совсем недавно состоявшихся визита Президента России В.В.Путина в Узбекистан и Индию.

Нацелены на наращивание взаимовыгодного сотрудничества со странами СНГ в различных форматах. С 1 января 2015 г. начинает работать Евразийский экономический союз (ЕАЭС) России, Белоруссии и Казахстана, к которому присоединяется Армения, на подходе – Киргизия (объединение открыто и для других наших соседей и партнёров). Рассматриваем этот проект в качестве органичной части процессов, идущих в Европе, где интеграция базируется, прежде всего, на структурах Евросоюза, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, ставшим локомотивом экономического развития мира, в котором действуют перспективные многочисленные интеграционные и иные объединения. В качестве первого шага гармонизации таких процессов мы предложили начать диалог о создании зоны свободной торговли между ЕС и ЕАЭС. Такое предложение было сделано Президентом России В.В.Путиным ещё в январе с.г. в Брюсселе на встрече с руководителями Евросоюза.

Кроме того, в СНГ действует Договор о зоне свободной торговли, подписанный 18 октября 2011 г. – а сейчас уже многими ратифицированный и вступающий в действие – являясь эффективным инструментом активизации торгово-экономической кооперации на пространстве Содружества. Углубляем взаимодействие по линии ОДКБ, которая призвана помогать нам совместно и эффективно реагировать на вызовы и угрозы современности.

Президент России В.В.Путин неоднократно подчёркивал, что для нас сотрудничество в Азиатско-Тихоокеанским регионе (АТР) носит стратегический, приоритетный характер на весь XXI век. Россия как тихоокеанская держава будет использовать масштабный потенциал стремительного развития АТР, в том числе в интересах решения наших задач по подъему Дальнего Востока и Восточной Сибири. Подчеркну, что мы хотим делать это не в качестве альтернативы связям с ЕС и Западом в целом, а в дополнение к ним.

Руководствуемся общепланетарными интересами, когда активно участвуем в работе различных многосторонних форматов, включая ООН и её Совет Безопасности, «Группу двадцати», упомяну также БРИКС и ШОС, саммиты которых состоятся в России в 2015 г. в уральском г.Уфа.

Это – короткий обзор-напоминание о приоритетах нашей внешней политики. С интересом жду ваших вопросов и комментариев. Давайте поучаствуем в интерактивном разговоре. Вам уже скоро брать ответственность за развитие своих стран. Для нас такие встречи весьма полезны.

 

 

Rambler's Top100

 

 

 

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы информационного агентства «Интерфакс», Москва, 15 декабря 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/07b09a8409e5fb54c3257daf0050c8c3!OpenDocument                           2870-15-12-2014

 

 

Вопрос: Если недавний законопроект в поддержку Украины будет подписан Президентом США Б.Обамой, будет ли Россия трактовать это как возвращение к «холодной войне»? Станет ли это «красной чертой» с учетом, что будет затронут нефтегазовый сектор и оказана военная помощь Украине?

С.В.Лавров: Изложенные в этом законопроекте меры в значительной степени являются предложением американскому Президенту действовать на своё усмотрение. Есть положения, обязывающие его принять меры в отношении, в частности, «Рособоронэкспорта» – причём эти меры должны распространяться экстерриториально, в том числе и на партнёров наших компаний, подпадающих под американские санкции. Такая практика сама по себе нелегитимна, как, по сути, и односторонние санкции, вводимые в обход СБ ООН.

Если говорить о нашем военно-промышленном комплексе, предприятиях, производящих продукцию военного назначения, то у многих из них, как известно, есть партнёры, в том числе на Украине. Поэтому бить по промышленности наших украинских соседей, которая и без того находится в плачевном состоянии, контрпродуктивно с точки зрения американских интересов. Один этот пример показывает, что в основе всей затеи лежит совсем не забота об Украине, а маниакальное желание наказывать Россию за все мыслимые и немыслимые прегрешения.

Если перечислить всё сделанное Россией для Украины после распада СССР (а это десятки миллиардов долларов, переданных этой стране фактически в виде субсидий) или только наши действия, направленные на нормализацию обстановки и поиск конструктивных выходов из кризиса после государственного переворота в феврале с.г., то послужной список будет весьма внушительным. Это касается нашего подхода к процессам на Юго-Востоке, состоявшемуся там референдуму, нашего отношения к последовавшим выборам в провозглашённых ДНР и ЛНР, к выборам украинского Президента, а затем в Верховную Раду, нашей инициативы по созданию минского процесса, который признаётся сейчас всеми в качестве единственного реалистичного пути выхода из ситуации. На этом фоне, если поинтересоваться у наших западных коллег (в частности, американцев), что конкретно сделали они, то мы не увидим достаточно впечатляющих достижений. Кроме того, что они безоглядно и безоговорочно поддерживают любые, в том числе совершенно деструктивные действия украинских властей – например, закон о люстрации, вызвавший возмущение в Венецианской комиссии Совета Европы.

Расцениваем этот акт США в поддержку Украины как враждебный. У Президента США Б.Обамы есть выбор, подписывать закон или нет. В том, что касается его введения в действие и его практического применения, будем исходить из конкретных поступков.

Вопрос: После вхождения Крыма в состав России полуостров автоматически перестал быть безъядерной зоной. Означает ли это, что мы можем размещать там различные виды вооружения, в том числе ядерное? Руководство НАТО постоянно выражает обеспокоенность по этому поводу. Что Вы можете сказать?

С.В.Лавров: Термин «безъядерная зона», который характеризует определённую международно-правовую договорённость, никогда к Крыму не применялся. Такие зоны есть в Латинской Америке, Центральной и Юго-Восточной Азии. Крым не был безъядерной зоной в международно-правовом смысле, а был частью Украины, являющейся государством, не обладающим ядерным оружием. Теперь Крым стал частью государства, которое в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия обладает таким оружием. Российское государство в соответствии с международным правом имеет все основания распоряжаться своим ядерным арсеналом – ещё раз повторю легитимным – в соответствии со своими интересами и международно-правовыми обязательствами.

Вопрос: Отторжения Донбасса от Украины не будет?

С.В.Лавров: Очень надеюсь, что шаги, которые предпринимает украинское руководство, провоцируя отторжение Донбасса, будут остановлены, а курс Киева сменится на диалог с Донбассом и выход на договорённости, которые обеспечат равноправное, взаимоуважительное проживание на Украине всех её граждан и регионов. Ещё раз подчеркну – для этого необходимо настоять на выполнении Украиной взятого ещё в апреле с.г. обязательства о проведении всеобъемлющей транспарентной конституционной реформы с участием всех регионов и политических сил Украины.

Вопрос: Ведёт ли Россия линию на урегулирование проблемы Донбасса в составе Украины?

С.В.Лавров: Россия сейчас единственная страна, которая этого добивается, настаивая на выполнении обязательств о проведении конституционной реформы с участием всех регионов и политических сил Украины. Настаивает на согласовании таких параметров совместного проживания, которые уважали бы особенности и специфику этнических, религиозных групп, права меньшинств, обязательства по конвенциям Совета Европы, другим документам, в т.ч. ОБСЕ, чтобы все граждане Украины могли избирать руководителей своих регионов, понимать, что эти люди представляют их интересы, могли иметь возможность финансово обеспечивать свои потребности за счёт договорённости с центром по налоговым вопросам, пользоваться своим языком, праздновать свои памятные даты, а не навязанные одной частью страны, как, например, идея отмечать как национальные праздники Украины дни рождения С.Бандеры и Р.Шухевича. Я не вижу, как на Востоке и Юге Украины могут отмечаться такие даты – там по-прежнему отмечают 9 мая. Нужно исходить из этой реальности. Нельзя навязать всей стране какую-то одну идеологию, когда их там несколько.

Вопрос: Предстоящая 17 декабря встреча по иранской ядерной программе – прорыв или формальность?

С.В.Лавров: Это не прорыв и не формальная встреча, а часть продолжающегося с ноября 2013 г. процесса, который должен завершиться к концу июня 2015 г.

Вопрос: И всё же это будет проходная встреча?

С.В.Лавров: Я понимаю Ваше желание классифицировать её как прорыв или проходную. Идет работа, идёт серьезный процесс.

Вопрос: «Исламское государство» – это серьезно или пиар?

С.В.Лавров: Это – серьезные ребята.

 

 

 

Ответ Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на вопрос СМИ по Украине, Москва, 23 декабря 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/9dd92ed576880342c3257db7004923c0!OpenDocument

2958-23-12-2014

 

 

Вопрос: Как бы Вы прокомментировали принятие Верховной Радой Украины закона о внеблоковом статусе этой страны?

С.В.Лавров: Думаю, что законопроект, за который, как я понимаю, проголосовали в Верховной Раде, является абсолютно контрпродуктивным, создавая иллюзию, что с его помощью, желая отказаться от внеблокового статуса и стремясь в НАТО (о чем прямо говорят украинские политики), можно урегулировать глубокий внутригосударственный кризис.

Вместо этого необходимо перестать, наконец, нагнетать конфронтацию и начать открытый, всеобъемлющий, всеохватывающий диалог, в том числе, с той частью народа, которая отвергла вооруженный антиконституционный государственный переворот и отказалась принимать диктат Киева. Киевские власти еще в апреле с.г. на встречах в Женеве подписались под обязательством незамедлительно начать конституционную реформу, которая должна быть открытой, транспарентной и в которой должны участвовать все регионы и все политические силы Украины. Мы до сих пор ждем выполнения этого обязательства. Попытка представить дело так, что ополченцы не являются стороной конфликта, что их должны игнорировать в рамках минского или каких-то других процессов, – абсолютно контрпродуктивна и до добра не доведет.

 

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия 1», Москва, 25 декабря 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/C9BC5D3F89A79856C3257DB90066FF95                                                                                         2973-25-12-2014

 

 

 

Вопрос: Заканчивается год – год переломный, тяжелый, сложный. С точки зрения международных отношений, какие у нас главные достижения, что нашей стране удалось сделать?

С.В.Лавров: Если говорить о достижениях - хотя мы обычно оцениваем свою работу не с точки зрения успехов, а с точки зрения эффективности - я бы, наверное, выделил то, что удалось привлечь внимание к необходимости выстраивания новой многосторонней многополярной международной системы. Она не так нова – ее основы зафиксированы в Уставе ООН, где заложены принципы единогласия ведущих государств в рамках Совета Безопасности (я имею в виду его постоянных членов) и коллективной безопасности - выстраивания именно коллективных усилий по преодолению любых рисков и угроз, стоящих перед всем человечеством. В последние годы этот основополагающий принцип подвергался серьезнейшим испытаниям. Мы наблюдали и наблюдаем попытки решать сложные, да и любые проблемы в мире через односторонние подходы, принуждение, вмешательство во внутренние дела суверенных государств в нарушение Устава ООН и принципов ОБСЕ. Мы смогли привлечь к этой проблеме внимание, так что сейчас она активно обсуждается на международных «площадках», включая ООН и ОБСЕ. То, что наши подходы в пользу равноправного, взаимоуважительного диалога по любым проблемам мировой политики, экономики, гуманитарной ситуации разделяются все большим количеством государств, считаю самым важным, что удалось сделать.

Вопрос: Все большим количеством государств? Но степень важности этих государств стала иной. По большому счету американцы говорят: «Вы получили Крым, но потеряли Украину». Мы им в ответ можем сказать: «Вы думаете, что получили Украину, но потеряли Россию». Ведь таких плохих отношений с Америкой у нас не было очень давно. Произошел разворот нашей политики на Восток и Юго-Восток. С нами практически не хотят общаться американцы, Европейский союз. Что мы выигрываем и что теряем? Мы уже живем в эпоху «холодной войны»?

С.В.Лавров: Во-первых, я не согласен, что мы потеряли Украину.

Вопрос: Это так говорят американцы.

С.В.Лавров: Это может быть такое умозаключение издалека, из-за океана. Наверное, для американцев такое важно с точки зрения укрепления своих лидерских, как они считают, позиций в мире. Президент США Б.Обама во время недавнего интервью сделал заявления, в которых сравнивал себя и Президента России В.В.Путина. Такое ощущение, что этот личностный момент его очень тревожит и беспокоит. Я всегда говорил и убежден, что когда в политике важнейшие вопросы определяются какими-то личностными симпатиями и антипатиями, это не очень продуктивно.

Не думаю, что мы потеряли Украину. России и Украине невозможно «развестись». Мы столетиями связаны историей, экономикой, географией, культурой, цивилизационными ценностями. Мы связаны, в конце концов, семейными и родственными узами. Я убежден, что нынешний трагический этап в истории Украины будет преодолен, украинский народ все-таки разберется, что произошло в феврале и происходит сейчас, что он захочет восстановить согласие через национальное примирение и единение всех частей Украины, но не на основе диктата одной лишь идеологии, которая сейчас воцарилась в Киеве, а на основе компромисса, баланса интересов и выстраивания подлинно равноправных отношений между всеми регионами. Я уверен, что в таком украинском государстве (а иначе мне трудно представить, как Украина сможет выжить и нормально существовать) отношение к России будет прекрасным, и совсем не будет означать, что кто-то кого-то потерял.

Вопрос: А это будет украинское государство, которое уже одной ногой в НАТО или украинское государство, которое разместит у себя элементы инфраструктуры вооруженных сил США? Они же могут напрямую подписать соглашение. Что это будет за украинское государство?

С.В.Лавров: Украинское государство, о котором я говорю, должно опираться не на устремления одной части украинской элиты, которая сейчас «правит бал» в Киеве, а на баланс интересов всех граждан Украины, всех регионов Украины – Запада, Центра и Юго-Востока, и, конечно, на баланс интересов всех политических сил. Под необходимостью выстраивать именно такой процесс и нахождения именно такого компромисса с участием всех регионов и всех политических структур подписалось украинское руководство в апреле этого года, когда было принято известное Женевское заявление. Сейчас значительной части украинского общества пытаются навязать мировоззрение лишь одной группы элит. Думаю, это ведет Украину к новым обострениям.

Вы упомянули НАТО - одной ли ногой или ступней Украина в альянсе. Мне не очень понятно, когда наши обозреватели начинают говорить: «Ну да, приняли они этот закон, отказались от внеблокового статуса, заявили, что будут вступать в НАТО. Но для того, чтобы только оформить заявку, подготовить свое государство, его правоохранительную систему, военные организации к ее подаче, потребуется не менее шести лет». То есть логика такая – вступят, но не скоро. Это совершенно неправильный угол анализа ситуации.

Сама идея устремления Украины в НАТО опасна не только для украинского народа, потому что в нем нет единства на этот счет, но для европейской безопасности. Мы все подписывались в ОБСЕ, да и в рамках Совета Россия-НАТО, между прочим, под принципом неделимости безопасности, когда никто не должен обеспечивать свою безопасность за счет ущемления безопасности других, никто не должен передвигать разделительные линии, которые были унаследованы со времен «холодной войны». Наоборот, в ОБСЕ поставлена задача эти разделительные линии стирать. Они, к сожалению, остаются. Остаются они в военно-политической области, в экономике, в гуманитарной сфере, потому что по-прежнему нет давно провозглашенного в ОБСЕ принципа свободы передвижения – на практике он не реализуется. С этой точки зрения и нужно относиться к подобным провокациям – я их по-другому назвать не могу - когда некоторые западные страны хотят сохранять кризис и конфронтацию на Украине, нагнетать противостояние между Украиной и Россией, в том числе подыгрывая этим провокационным устремлениям в отношении членства в Североатлантическом альянсе.

Вопрос: Я как раз к этому и веду. Когда Вы говорите о той Украине, которая будет слышать Россию, по всей видимости, наши разведчики видят ее зачатки, потому что пока вся политическая элита абсолютно ориентирована на Вашингтон. Ряд членов Правительства Украины отвечает непосредственно приказам Вашингтона, Совет национальной безопасности – Вашингтон, национальные кадры – Вашингтон - куда не плюнешь, всюду Вашингтон. Москвы нет. Москва только тогда, когда «дай денег, помоги и оставь в покое». Такой подход: «Дай бесплатный газ и уйди». Мы проиграли борьбу за это международное влияние?

В этом году нас все время теснят: из ОБСЕ теснят, из Совета Европы теснят. Когда Президент России В.В.Путин едет на саммит, нам чуть ли не пытаются грубить. Дипломатический язык вообще исчез. Есть ощущение, что нормы приличия в мировом сообществе куда-то делись. Им кажется, что Россия не великая страна, а так, неизвестно кто, и нам можно хамить и ущемлять наши национальные интересы, которые вообще никто не признает. Как нам реагировать?

С.В.Лавров: На самом деле они знают, что мы великая страна. И все описанные Вами действия направлены на то, чтобы вывести нас из себя, подорвать наши позиции и сделать наше влияние в этом регионе и в мире в целом минимальным. Это не получится, потому что Россия исторически проходила через гораздо более сложные испытания и выходила из них не только с честью, но и окрепшей.

Вы упомянули про то, как американцы, Вашингтон влияют на происходящее на Украине. Мы все прекрасно знаем благодаря «Викиликс», открытым заявлениям, как американцы с самого начала на «майдане» событий пытались действовать через Евросоюз. Потом заместитель Госсекретаря США В.Нуланд в разговоре с американским послом в Киеве прямо сказала, как она оценила эффективность действий ЕС с точки зрения американских интересов.

Вопрос: Мы не ругаемся матом в эфире, поэтому процитировать не можем.

С.В.Лавров: Как правило, нет. Но всем известно, что та же В.Нуланд напрямую участвовала в формировании того самого правительства, которое пришло к власти после государственного переворота. Там обсуждались поименно кандидатуры. В скобках замечу, что сейчас примерно так же американцы пытаются сформировать коалицию в Молдавии. Это общеизвестный факт.

То, о чем Вы говорите, перечисляя конкретные факты вмешательства американцев в процессы на Украине, на фоне того, что делает или не делает Россия, по-моему, говорит только об одном: на самом деле всем становится понятно, кто реально нарушает установленный в Уставе ООН принцип невмешательства во внутренние дела других государств.

Вопрос: Понятно. Да, они плохие. А что делать-то будем?

Съездили на Кубу, простили кубинцам долг. Я наивно думал, что сейчас базу там откроем, мощно отношения восстановим. Вдруг Президент США Б.Обама заметил, что санкциям против Кубы 50 лет, и это нехорошо. Есть ощущение, что идут большие геополитические шахматы. Как только наше влияние откровенно растет в Латинской и Южной Америке, американцы начинают нервничать, пытаются его подавить. Только у нас выстраиваются прекрасные отношения с Китаем, Б.Обама засылает свою жену, чтобы она договорилась. Только мы в Индию, они тут же говорят: «Вы там поаккуратней с русскими». Они нас всюду отслеживают?

С.В.Лавров: Я что-то про жену как-то упустил. Что там случилось с Мишель Обамой?

Вопрос: Мишель Обама приезжала в Китай и разговаривала с руководством этой страны.

С.В.Лавров: Знаете, мы дружим с Кубой, с другими странами в Латинской Америке, Азии и Африке не для того, чтобы они не нормализовывали и не поддерживали хорошие отношения с Америкой, с Европой и с кем угодно. В этом, наверное, разница. Мы, наоборот, все эти десятилетия призывали к тому, чтобы Соединенные Штаты одумались и прекратили совершенно бессмысленную политику торгового и экономического эмбарго, от которого в конечном итоге страдал дружественный нам кубинский народ. Мы не хотим дружить с кем-то назло кому-то или, дружа с кем-то, удерживать наших друзей от того, чтобы они делали шаги, которые отвечают коренным объективным интересам их страны.

В случае с той же Украиной политика США несколько иная. Да, нам на словах говорят: «Поймите, поверьте, США не заинтересованы, чтобы российские интересы на Украине или где-либо еще были ущемлены. Мы не имеем никаких особых планов и потаенных замыслов в отношении Украины. Мы только за то, чтобы украинский народ свободно реализовал свой демократический выбор». У нас встречный вопрос: «Как же тогда быть с государственным переворотом, который был мгновенно поддержан, объявлен демократической революцией, и все, что было после этого, происходило с полным нарушением договоренностей, которые подписали пришедшие к власти оппозиционеры О.Тягнибок, А.Яценюк и В.Кличко?». Они в феврале поставили подписи вместе с В.Ф. Януковичем и министрами иностранных дел Франции, Германии и Польши под тем, что нужно создать правительство национального единства. На следующее утро, когда все это было разорвано, нам сказали: «Вот видите, В.Ф.Янукович ведь убежал». Никуда он не убегал, он был в своей стране. Но даже если брать в расчет фактор В.Ф. Януковича, мы спрашиваем у американцев и европейцев: «Хорошо, президент уехал из Киева (хотя он был на Украине и полностью выполнял свои конституционные обязанности, по крайней мере, должен был выполнять). Давайте оставим это в стороне. Договорились создать правительство национального единства, которое потом подготовит новую конституцию с участием всех регионов, одобрит ее на референдуме и потом пройдут выборы. Неужели исчезновение В.Ф. Януковича отменяет необходимость национального единства?». Понимаете, это абсурд. Но нам на это ничего не могут ответить.

Если действительно думать об украинском народе, как о кубинском или любом другом, переживающем незаслуженные испытания, то для украинцев сейчас самое главное вернуться к логике национального единства. Сейчас пытаются замотать конституционную реформу - наши западные партнеры не акцентируют эту тему в своих контактах с украинским руководством. Но возобновившийся минский процесс предполагает не только решение вопроса о прекращении огня (слава Богу, оно сейчас достаточно устойчивое), об отводе тяжелых вооружений, острейших гуманитарных проблем на Юго-Востоке, но и восстановление экономических связей, разрушенной в Донбассе инфраструктуры, элементарных услуг, которые были прерваны после подписания печально известного указа Президента Украины П.А.Порошенко о фактически экономической, социальной и финансовой блокаде. Руководители провозглашенных ДНР и ЛНР по сей день выступают за начало прямого разговора о восстановлении общего экономического, а затем и политического пространств.

Вопрос: Посмотрим, чем завтра в Минске закончится беседа. У всех есть стремление, чтобы мир пришел на эту землю, чтобы, наконец, был отвод тяжелых вооружений, чтобы украинцы приступили к разумным шагам, очнулись хотя бы в преддверии Нового года и Рождества.

С.В.Лавров: Очень важно, помимо немедленных задач, которые требуется решить для облегчения положения гражданского населения, иметь перспективу в самом ближайшем времени начать говорить об экономике, о восстановлении энергетических и торговых связей, социальных выплатах. ДНР и ЛНР хотят остаться в зоне гривны, а их оттуда искусственно выталкивают. Если это единый народ, если украинская власть считает эту территорию своей - и мы это поддерживаем - то почему они пытаются вытолкнуть из своего экономического и политического пространства огромную часть своего населения?

Вопрос: Сергей Викторович, Вы же не наивный, а очень мудрый человек, я Вас знаю много лет. Может, давайте «сбросим маски» и скажем, что против нас де-факто ведется война, все, что мы не говорим, все равно не слышат. Сейчас руками Украины пытаются у наших границ создать вооруженный конфликт и втащить в него Россию. Нас обвиняют во всех грехах. Как Вы мудро ответили иностранным корреспондентам, если там есть российские войска, то почему же Си-Эн-Эн их не показывает? У Вас всегда были прекрасные личные отношения с Госсекретарем США Дж.Керри. Вы подарили официальному представителю Государственного департамента США Дж.Псаки розовую ушанку. Все было хорошо. Чисто по-человечески не наступает такой момент, когда хочется сказать: «Ребята, мы же взрослые люди. Что вы творите? Одумайтесь уже!».

С.В.Лавров: Этот момент наступил уже давно. Мы разговариваем предельно откровенно. Нам начинают говорить: «Вы ведете войну и потеряли Украину». Мы только что об этом вспоминали. Но если мы потеряли Украину, то почему около миллиона беженцев с Украины направилось в сторону страны, которую считают агрессором? Почему мы этим украинским беженцам создали условия в Ростовской области и в других регионах Российской Федерации, которые Управление ООН по делам беженцев признало «образцовыми»? Сегодня, 25 декабря, на заседании Правительства России одобрены 9 нормативных актов по линии Федеральной миграционной службы, нацеленных на то, чтобы сделать пребывание украинских перемещенных лиц, беженцев на нашей территории еще более комфортным. Мы делаем больше, чем кто бы то ни был как с точки зрения облегчения гуманитарных страданий населения Юго-Востока, так и с точки зрения решения проблем, с которыми сталкиваются центральные власти в Киеве – я имею в виду нашу максимально гибкую позицию по урегулированию газовой проблемы.

Вопрос: А Дж. Керри это понимает?

С.В.Лавров: Уверен, что все всё понимают.

Вопрос: Но Дж.Керри это понимает?

С.В.Лавров: Не буду называть имён, но в индивидуальных контактах, один на один, с моими многими западными партнерами они высказывают полное понимание того, что происходит, но ссылаются на блоковую дисциплину, в соответствии с которой им запрещено публично высказывать любые критические замечания в адрес украинской власти. Вот и всё.

Вопрос: Что ж за мир такой? Это мир, где нет правды или лжи. Неважно, что это подлец, но это мой подлец, и о нем я не буду говорить ничего?

С.В.Лавров: Это даже пожестче, чем дисциплина, которая была в Организации Варшавского договора.

Вопрос: Вы беседуете с людьми, не называя их имен, и говорите: «Что вы нам рассказываете про сбитый самолет? Мы, по большому счету, единственная страна, которая постоянно пытается узнать правду об этом погибшем малайзийском самолете. Вы нас сразу объявили виноватыми и ввели бешенные санкции. Что вы нам рассказываете о мирном процессе, когда сразу после Минска, который является инициативой Президента В.В.Путина, вы опять вводите санкции? Что вы творите?». Они на это Вам тоже ничего не отвечают?

С.В.Лавров: Когда я разговаривал на эту тему с одним из моих коллег, я привел в пример то, о чем Вы сейчас говорили, а дальше предложил ретроспективно вспомнить наши действия с самого начала украинского кризиса. Российский представитель В.П.Лукин, которого направил Президент В.В.Путин, парафировал будущее соглашение от 21 февраля. Когда готовилось его подписание, все разбежались по столицам решать вопрос о том, чтобы его подписать. Нас пригласили вместе с министрами иностранных дел Франции, Германии и Польши поставить подпись в качестве свидетелей этой договоренности В.Ф.Януковича с оппозицией. Поскольку в этом соглашении Президент В.Ф.Янукович отказался от всех своих конституционных прав вводить чрезвычайное положение, использовать армию, полицию и вообще от любых действий по защите правопорядка, и мы сочли, такую капитуляция не очень правильной с точки зрения полномочий главы государства, поэтому решили, что не будем подписываться в качестве свидетелей вместе с европейскими министрами. Были специальные звонки на высшем уровне. Нам говорили: «Хорошо, вы не подписываете, но выскажитесь в поддержку этой договоренности». Мы пошли навстречу и сказали, что это не совсем идеальное решение, но это - шаг в сторону прекращения кровопролития и национального единства. Так как в документе было записано, что нужно немедленно создать правительство национального единства. Мы пошли навстречу. Как Вы знаете, через день это соглашение было растоптано.

Вопрос: И выяснилось, что В.Ф.Янукович совсем не С.Альенде?

С.В.Лавров: Да. Потом была ситуация с референдумами в Луганской и Донецкой областях. Нас призывали сделать так, чтобы отложить их проведение, чтобы не делать этого накануне выборов Президента Украины. Президент России В.В.Путин публично призвал власти этих провозглашенных республик воздержаться от проведения референдумов и перенести их на какое-то более позднее время. Мы вновь пошли навстречу призывам наших западных партнеров, которые убеждали, что это поможет не допустить раскола украинского народа.

Вопрос: Хотя мы не были услышаны.

С.В.Лавров: Мы не были услышаны, но мы сделали это устами Президента. Потом была долгая дискуссия в связи с намеченными на конец мая выборами Президента Украины. Нас призывали не препятствовать этим выборам - мы и не собирались им препятствовать. Потом нас призывали признать их результаты и признать Президента П.А.Порошенко в качестве главы украинского государства. Мы это сделали – признали результаты выборов и П.А.Порошенко. Мы тут же, в начале июня, в Нормандии установили с ним прямой контакт, когда состоялась встреча президентов России В.В.Путина, Украины П.А.Порошенко, Франции Ф.Олланда и Канцлера ФРГ А.Меркель. Потом были минские договоренности. Нас призывали содействовать достижению согласия о прекращении огня. Минская встреча состоялась во многом по инициативе В.В.Путина. Кстати, Минский протокол от 5 сентября гласит, что он составлен на основе инициативы П.А.Порошенко и предложений В.В.Путина.

Как Вы правильно сказали, сразу после подписания Минского протокола была новая волна антироссийских санкций – точно так же, как с февраля весь ряд наших позитивных шагов не только не способствовал успокоению наших западных партнеров, а сопровождался очередными порциями санкционного давления. Как Вы справедливо указали, самые суровые, с точки зрения желания Запада на нас повлиять, секторальные санкции были введены через несколько дней после того, как был сбит малайзийский «Боинг». Это очень тёмная история. Как только мы предъявляем какую-то конкретику (Министерство обороны Российской Федерации и Росавиация через несколько дней после этой трагедии представили факты и задали очень конкретные вопросы, полностью вписывающиеся в международную практику расследования такого рода дел), западные партнёры ничего не ответили, но заявили, что это сделали ополченцы с помощью России, и ввели секторальные санкции.

Сейчас, когда мы действительно пытаемся установить истину, когда появляются сведения, которые широко тиражируются в наших СМИ и которыми занимается Следственный комитет России, нам говорят, что это «фейк». Вот и всё. До сих пор нет ответов на наши вопросы о том, где данные с американских спутников, которые видели данный район в тот трагический день, где данные с американских самолётов «Авакс», летавших над тем районом, где, в конце концов, показания днепропетровских диспетчеров, которые вели тот участок неба над Украиной? Что немаловажно, мы также давно попросили предъявить нам журнал вылетов боевых самолётов Украины, базирующихся в том районе. Ничего сделано не было. Только звучат слова, что во всём виновата Россия, ополченцы, а все вопросы нацелены на то, чтобы запутать расследование.

Вопрос: Сергей Викторович, Вы всё-таки наивный человек! Нас уже приговорили по этому делу. Даже, если явятся все и дадут стопроцентные показания, что сбили не мы, весь мир всё равно будет говорить, что это «фейк», сбила Россия. Они не хотят слышать правду.

С.В.Лавров: Я отнюдь не наивный, но всё же убеждён, что правда «пробьёт себе дорогу».

Вопрос: Как?

С.В.Лавров: Невозможно прикидываться непонимающими людьми, когда раз за разом ставятся предельно конкретные вопросы. На них придётся отвечать. Расследование вряд ли будет идти ни шатко ни валко. Сейчас вскрываются очень упрямые факты, в том числе от очевидца, работавшего на аэродроме, откуда взлетали боевые самолёты. Мы уже возбудили уголовное дело, и этот процесс будет невозможно игнорировать, а на вопросы придётся рано или поздно ответить.

Вопрос: На протяжении многих лет Вы заслуженно считаетесь одним из самых популярных российских политиков. Когда есть возможность Вас увидеть, всегда народ бросает все и бежит включать телевизоры. Вам очень доверяют. Видно, что этот уровень доверия не только наших телезрителей, но и партнеров, с которыми Вы беседуете, устанавливается и в личных отношениях. Что бы ни происходило «наверху», Вы умудряетесь сохранить человеческое отношение. Сейчас мы подошли к той ситуации, когда Президент США Б.Обама просил Председателя Правительства Российской Федерации Д.А.Медведва передать «другу Владимиру», что когда в Америке пройдут выборы, все будет хорошо. Это было несколько лет назад. А теперь вдруг Б.Обама подписывает не только закон о помощи Украине, сколько закон о возможности прямой агрессии против России. Мы оказались в новой реальности. В этой реальности, когда ясно, что мы больше не можем рассчитывать на Америку как на партнера. У нас есть друзья? Есть страны, на которые мы можем положиться, которые могут подставить плечо в условиях, когда нас пытаются душить санкциями, направленными не против абстрактной элиты и друзей Президента, а теми, которые реально ухудшают качество жизни людей? Есть кто-то, кто в этом мире скажет: «Россия, мы рядом с вами»?

С.В.Лавров: Действительно, эти санкции открыто объявляются как нацеленные на ухудшение состояния российской экономики, чтобы возбудить недовольство населения властью. Это открытая официальная позиция, и она абсолютно беспрецедентна. Санкции антигуманные, и это декларируется публично.

Что касается отношения к нам в мире, то у нас очень много друзей. Я бы сказал, что большинство стран мира – наши друзья. Сегодня мы уже говорили про таких проверенных временем друзей, как Куба. На латиноамериканском континенте у нас тёплые и тесные отношения с подавляющим большинством государств и их различными многосторонними региональными структурами. Конечно же, наши ближайшие друзья – это союзники по ОДКБ и партнёры по создаваемому и уже вступающему в действие с 1 января 2015 г. Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС).

Наверное, все помнят, как на днях прошли саммиты ЕАЭС и ОДКБ в Москве. Многие западные обозреватели стали злорадствовать, заявляя, что открыто выплеснулись разногласия и расхождения. Никогда, ни в одной структуре не бывает полного единодушия - ни в НАТО, ни в ЕС. Просто, у них пытаются загнать любое инакомыслие внутрь закрытых дискуссий и не давать ему выплеснуться. Например, Премьер-министр Венгрии В.Орбан сделал несколько заявлений, и на страну так насели и обрушились, что мало не покажется.

Вопрос: Такое давление сейчас оказывается на Турцию.

С.В.Лавров: Как только кто-то мало-мальски проявляет самостоятельную позицию по внешнеполитическим и другим делам, его тут же начинают призывать к порядку и «цикать».

У нас после опыта Варшавского договора - нерушимого монолита -несколько иное отношение к выстраиванию союзов, стратегического партнёрства и вообще отношений с любыми государствами. Мы больше не хотим никого заставлять, а хотим договариваться. У нас есть экономические преимущества, у наших партнёров имеются какие-то интересы, и нужно искать баланс этих интересов. В этом суть подхода, который мы продвигаем в военно-политической сфере на постсоветском пространстве, в экономической и гуманитарной областях. Не вижу здесь ничего страшного. Мы не скрываем того, что не во всём соглашаемся на 100 процентов.

Вопрос: Кто наши друзья? Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко – чуть ли не «лепший кореш» и ближайший друг. Я иногда слушаю его и думаю, то ли по-белорусски плохо понимаю, то ли русский забыл.

С.В.Лавров: Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко постоянно подчёркивает, что ближе России у Белоруссии никого нет. Проявление расхождений по тем или иным текущим, а, может, и более важным вопросам – абсолютно нормально, это жизнь, нужно договариваться.

Вопрос: Президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко получил приглашение от Президента Украины П.А.Порошенко показать дорогу в Европейский союз. При этом не так давно европейцы называли А.Г.Лукашенко последним диктатором Европы, а теперь, чтобы оторвать Белоруссию от России, готовы привести её в Гаагский трибунал или чуть «левее» - в Женеву.

С.В.Лавров: Кстати, об этих контактах. Когда накануне саммитов ОДКБ и ЕАЭС в Москве президенты Белоруссии и Казахстана заехали в Киев, на Западе начали злорадствовать, что они специально делают такие публичные жесты, чтобы показать несогласие с политикой Москвы. А откуда Запад знает, о чём шёл разговор в Киеве? Нельзя так просто воспринимать телевизионную картинку – раз встретились, значит, против Президента России В.В.Путина. Ведь «простота хуже воровства».

Мы заинтересованы в том, чтобы наши друзья - в данном случае Казахстан и Белоруссия - помогали выстраивать нормальный процесс урегулирования украинского кризиса.

Вопрос: Когда Президент Украины П.А.Порошенко находился в США, он прямо сказал бравшему у него интервью корреспонденту Си-Эн-Эн, что Украина де-факто находится на прямом управлении из Вашингтона. Неужели у Вас есть сомнения, что П.А.Порошенко слово в слово записывал, что говорил и докладывал?

С.В.Лавров: Одна фигура, даже такая важная, как президент, не может единолично решать все проблемы и вопросы движения и развития такого государства, как Украина. Есть украинский народ, и сейчас наша упрямая линия нацелена на то, чтобы напоминать о необходимости общеукраинского диалога, начинает давать свои плоды. Об этом уже заговорили французы, немцы, из Парижа звучит термин «автономия». Знаете, вода камень точит. Но в данном случае приходится этим заниматься, противодействуя колоссальному давлению из-за океана на киевские власти. Тем не менее, недавно (чуть ли не сегодня) было интервью Посла Франции в России, в котором он выразил несогласие со сказанным мною в интервью «Франс 24», что Вашингтон заставил Европу подчиниться своей воле в отношении санкций. Он не согласился с этим, заявив, что Европа занимает самостоятельную линию. Наверное, это важно, чтобы французское общественное мнение услышало это от своего посла в России. Но факты говорят об обратном. Дж.Байден публично заявил, что если бы не США, Европа не пошла бы на эти санкции. То же самое сказал Президент США Б.Обама в ходе пресс-конференции, причислив к главным внешнеполитическим достижениям Вашингтона в уходящем году «выстраивание» Запада по Украине.

Отрицать очевидные вещи не очень корректно. Убежден, что в конечном итоге мы добьемся начала общеукраинского диалога, чтобы были конкретно согласованы правила, по которым все украинцы будут жить в одном государстве при полном уважении их прав в отношении языка, культуры, традиций, истории. Конечно, экономическая децентрализация абсолютно необходима.

Вопрос: Реально это можно сделать только в том случае, если Москва и Вашингтон сядут за стол переговоров. Иначе, какие бы соглашения ни достигались, все равно будут бегать «за визой» в Вашингтон, потом думать, получили ее или нет. Лучше уж всем игрокам выйти из кустов, сесть и договориться о судьбе украинского народа, который стал говорить, что «Украина – це Европа», а не «Украина – це Украина».

С.В.Лавров: Мы этим занимаемся с самого начала украинского кризиса, в том числе в наших отношениях с американцами. Я уже упоминал Женевское заявление от 17 апреля с.г., которое было подписано Госсекретарем США Дж.Керри, Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности К.Эштон, тогдашним Министром иностранных дел Украины А.Б.Дещицей и Вашим покорным слугой. В нем содержится обязательство Киева немедленно начать конституционную реформу с участием всех регионов и всех политических сил Украины. Мы бьем в эту точку, и пока наши западные партнеры никаких контраргументов не находят.

Вопрос: Зато у нас появились особые отношения с бывшими советскими, ныне свободными среднеазиатскими республиками. Наверное, немалую роль играет опасность, исходящая от «Исламского государства». Есть понимание, что, даже если в 2015-2016 гг. курдским войскам и частям более-менее удастся ввести в какие-то рамки вооруженный конфликт, то все равно исламский террористический фактор будет очень важен и будет раскачивать ситуацию. Означает ли это, что у нас появляется шанс вернуться к очень тесным отношениям со среднеазиатскими республиками, выстроить с ними совсем иную линию отношений, создать совместную мощную пограничную службу, защитить население очень близких и братских нам республик от страшной надвигающейся на них угрозы? Приведет ли это к созданию неких новых геополитических структур, гораздо более мощных, чем нам кажется сейчас?

С.В.Лавров: Эта работа никогда не прекращалась. Центральноазиатские государства – наши близкие соседи и друзья, наши партнеры по ОДКБ, ШОС и СНГ. На саммите ОДКБ, который прошел на днях в Москве, рассматривался ход выполнения уже ранее принятых решений Совета коллективной безопасности на уровне глав государств об укреплении, скажем, таджикско-афганской границы. Это действительно очень насыщенная масштабная программа, которая осуществляется по линии ОДКБ в дополнение к тому, что Россия делает по двусторонним каналам, помогая Таджикистану эту границу защитить. В позициях наших среднеазиатских соседей на каком-то этапе были «шатания», когда им показалось, что они могут защищать себя более эффективно через перенос акцента на сотрудничество с Западом в военной сфере, в том числе по охране границ. Убежден, что сейчас они поняли, что Россия – самый надежный партнер, кровно заинтересованный в том, чтобы помогать им защищаться от этих угроз, в том числе террористической и наркотической с территории Афганистана.

Помимо исторических связей и товарищеского долга здесь присутствует чистый прагматизм. Если мы не поможем им это сделать на границе с Афганистаном, то через них это прямым маршрутом будет идти на территорию России. С нашей стороны здесь сочетание, если хотите, моральных и прагматичных соображений.

Вопрос: Странно, что среднеазиатские республики не хотят верить НАТО и Вашингтону. Неужели их ничему не научила судьба президентов Египта и Ливии, судьба Сирии и Афганистана? Неужели им не понравилась «демократизация» в этих странах?

С.В.Лавров: Во многом это и сыграло важную, я бы сказал, поучительную роль.

Вопрос: Мы надолго потеряли Европу или нам все-таки удастся, памятуя опыт предыдущего крымского кризиса, когда проявился весь гений российского канцлера А.М.Горчакова, спустя много лет преодолеть этот кризис гением С.В.Лаврова? Удастся ли нам перетянуть на свою сторону французов, посеяв в них легкое недоверие к усиливающейся позиции Германии, понять, почему вдруг Канцлер ФРГ А.Меркель, будучи еще недавно среди близких друзей, превратилась в столь оголтелого врага? Сможем ли притянуть к себе Италию, которая хочет дружить? Сможем ли мы выстроить свою европейскую политику, как это часто тонко, умно и очень изящно делалось Россией?

С.В.Лавров: Мы не теряли Европу, потому что мы ее потерять не можем: Европа без России – не Европа. Россия не раз спасала Европу от нее самой. Вспомним, когда в ходе наполеоновских войн была предпринята попытка насильственного объединения европейского континента под «железной рукой» одного правителя. Во Вторую мировую войну то же самое было предпринято уже не французами, а немцами. Да и жертвы Первой мировой войны, которые в конечном итоге ни за что принес русский народ, пережив колоссальные потрясения, сейчас уже вспоминаются нашими европейскими коллегами. Я убежден, что об исторической памяти нужно постоянно, простите за тавтологию, напоминать. То, что делается по увековечению памяти всех, кто пал за освобождение Родины и Европы, - не просто торжества, которые призваны как-то приподнять престиж государства. Это колоссальная, важнейшая работа по сохранению Европы на основе европейских ценностей, по утверждению роли России в Европе. Это нельзя забывать.

Со всеми странами, находящимися на европейском континенте, готовы и продолжаем открыто взаимодействовать, даже с теми, кто публично выступают с достаточно резкой и, я бы сказал, аррогантной критикой того, что мы делаем или не делаем. Италия, Франция, Германия… Практически с любой европейской страной поддерживается диалог. Контакты осуществляются в том числе на высшем уровне. Кстати, в ходе СМИД ОБСЕ, который прошел в начале декабря в Швейцарии, у меня было около двух десятков встреч с министрами иностранных дел европейских стран. Все подчеркивают заинтересованность в скорейшем преодолении этого аномального периода, который мы сейчас переживаем.

Что для этого нужно сделать? Для этого нужно все-таки отказаться от попыток навязывать свою точку зрения. Давным-давно Президент России выдвинул предложение о начале выстраивания между Россией и Евросоюзом, а также в рамках ОБСЕ единого экономического и гуманитарного пространств, единого пространства безопасности в соответствии с принципами, заложенными в уставных документах ОБСЕ. Сейчас некоторые европейские политики тоже говорят об этом публично, причем так, как будто их только что «осенило», что такая идея могла бы помочь создать материальную, гуманитарную и военно-политическую базу, чтобы не было разделительных линий. Ради Бога – мы не претендуем на авторство. Но это объективная задача. Сейчас в рамках ОБСЕ идет процесс «Хельсинки плюс 40». В будущем году исполнится 40 лет со дня принятия Хельсинского Заключительного акта. В 1975 году еще была «холодная война», но уже чувствовалась разрядка напряженности. И вот два противостоящих блока договорились о принципах, закрепленных в этих документах - прежде всего, невмешательстве во внутренние дела, уважении права народов на самоопределение, уважении суверенитета, территориальной целостности государств, прав человека и т.д. Впоследствии в рамках ОБСЕ был добавлен принцип неделимости безопасности и сказано, что безопасность должна быть равной и неделимой.

Вопрос: Но этого всего же нет.

С.В.Лавров: Да. Поэтому сейчас, когда нам говорят, давайте в рамках процесса «Хельсинки плюс 40» сочиним что-нибудь новое, мы отвечаем: «Нет, ребята, давайте выполним то, о чем договорились, добьемся того, что записали 40 лет назад».

Вопрос: Не добьемся. Может нам, чтобы добиться, нужно опять создать военный блок по примеру Организации Варшавского договора? Складывается ощущение, что нас слышат, только когда дико боятся. Все 1990-е годы мы были такие «милые», «ручные», нас можно было «гладить по шерстке», «почесывать за ушком». С нами вообще никто не считался. Как только Россия стала самостоятельной со своей точкой зрения, нас стали откровенно унижать. Есть только один нюанс - в 1980-е годы какие бы мы ни были плохие, мы были экономически самостоятельны, а сейчас возникает опасение, можем ли мы проводить независимую внешнюю политику, пока не выстроим мощную диверсифицированную экономику?

С.В.Лавров: Наверное, можно охарактеризовать ряд действий некоторых наших партнеров как попытку нас унизить. Но для них в том беда, что мы не унижаемся и не будем унижаться. Знаете, когда думают: «вот мы сейчас введем санкции, через пару месяцев, через шесть месяцев, ну через годик русские сломаются». Но это надо быть совсем наивным и не знать ни истории, ни русского народа, ни всего того, что русские делали для Европы и для того, чтобы сохранить свою независимость. Период, который требуется для того, чтобы осознание этого пробило себе путь в головы европейских политиков, наверное, чуть более длительный, нежели несколько месяцев или полгода.

Вопрос: С Кубой заняло 50 лет.

С.В.Лавров: Ну это все-таки не европейские политики. В Европе, я думаю, прозрение должно наступить гораздо раньше. Вы упоминули период между двумя крымскими войнами. Приведу фразу Александра Михайловича Горчакова, которую он сказал после окончания первой крымской войны: «Россия не сердится, она сосредотачивается». Мы сейчас делаем примерно то же самое.

Вопрос: Тогда сосредоточение привело к бешенному индустриальному буму в России – наша страна за последние 15 лет XIX века преобразилась, стала одной из мощнейших индустриальных держав.

С.В.Лавров: Решения, принятые сейчас Президентом и Правительством России, нацелены именно на это. То, что во многом нынешняя ситуация сопряжена не только с внешними факторами (санкциями, конъюнктурой рынков), но и с необходимостью резко нарастить действия по модернизации экономики – это признано, официально и не раз произнесено. Но я почему-то уверен, что на этот раз это не останется просто словами.

У А.М.Горчакова и России процесс сосредоточения и триумф после второй крымской войны занял около 20 лет. Убежден, что сейчас войны не будет, и сосредоточение, в которое мы погружены, все-таки распространится и на наших европейских партнеров - им нужно сосредоточиться, чтобы осознать все реалии. Этот процесс уже происходит, открыто публикуются взгляды крупных политиков, например, в Германии, где содержится призыв перестать нагнетать конфронтацию и начать искать договоренности, которые учитывали бы интересы всех европейцев, включая, конечно, Российскую Федерацию.

Вопрос: Сергей Викторович, Вы не считали, сколько часов в этом году провели в самолете?

С.В.Лавров: Не считал. Мне в конце года обычно помощники показывают статистику.

Вопрос: У меня такое ощущение, что в России Вы были дней 20, все остальное время - в работе, в разъездах.

С.В.Лавров: Надеюсь, у Вас нет ощущения, что я вообще в России не бываю?

Вопрос: Скажем так, Вы всегда с Россией в сердце, но по работе вынуждены колесить по всему миру.

С.В.Лавров: У нас действительно много партнеров. Я перечислял наших ближайших друзей и союзников – по ОДКБ, Евразийскому экономическому союзу, есть еще Шанхайская Организация сотрудничества, БРИКС, есть двусторонние отношения с государствами на всех континентах и, конечно, все укрепляющиеся и расширяющиеся связи с интеграционными объединениями в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в странах Латинской Америки, Африке. У нас широкая повестка дня. Наша внешнеполитическая концепция предполагает открытость к любым контактам с любыми странами, которые готовы сотрудничать на основе равноправия и взаимной выгоды. Это наш интерес. Тем более, что сейчас для наших бизнесменов очень важно иметь хорошую политическую рамку в перспективных регионах - во всех, что я перечислил - в АТР, Латинской Америке и Африке.

Все больше наших граждан начинают путешествовать по миру. Сейчас наблюдается небольшой спад по понятным причинам, но эта тенденция все равно будет возвращена к позитиву. Это тоже требует контактов, решения вопросов организации их отдыха и обеспечения безопасности наших граждан за рубежом.

Вопрос: Сергей Викторович, как осуществляется тонкое управление политикой? Когда Вы уезжаете, Вы постоянно находитесь на телефонной связи с Президентом России? Вы можете прилететь, а ситуация уже изменилась. Перед тем, как приступить к переговорам, Вы связываетесь с Президентом, согласовываете позиции? А по итогам? Можете погрузить в мир внутренней технологии?

С.В.Лавров: У нас достаточно развернутый блок основополагающих документов: Концепция внешней политики, Доктрина безопасности Российской Федерации, конкретные директивы по направлениям нашего взаимодействия - географическим и сущностным. Они регулярно обновляются в межведомственном формате, Президент России их утверждает, и они задают вектор, который позволяет в большинстве случаев действовать на этой основе.

Вопрос: Вектор вектором, а живое слово присутствует?

С.В.Лавров: А как же? Все люди живые. Бумага никогда не сработает, пока человек не начнет этим заниматься.

Вопрос: Видно, когда выступает Президент России, что для него вопросы международной политики очень близки и очень его интересуют. Ощущение постоянного контакта – это рука на пульсе.

С.В.Лавров: У нас проводятся регулярные заседания в рамках совещаний постоянных членов Совета Безопасности Российской Федерации. Там все обсуждается предметно, конкретно, незабюрократизировано, что создает прочную основу для практической работы на повседневной базе.

Вопрос: У нас блестящий Министр иностранных дел. Но, думаю, наша разведка может пожалеть, что потеряла такого блестящего кадра: даже под пытками все равно ничего не ответит о тонких вопросах технологий.

Сергей Викторович, в заключение такой вопрос, который мне задают в последнее время все чаще и чаще, потому что это тревожно: войны не будет?

С.В.Лавров: Войны? Помните песню «Хотят ли русские войны?» Мы ее никогда не хотели и не хотим. Мы сделаем все, чтобы войны не было не только на наших ближайших рубежах, но и в других частях мира. Это одна из главных наших задач.

 

 

 

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова газете «Коммерсант», опубликованное 25 декабря 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/de0e5124aed9e2ecc3257db9002113e3!OpenDocument                                                                     2969-25-12-2014

 

Вопрос: В этом году было модно составлять рейтинги. Так, американская сторона составила свой перечень мировых угроз: лихорадка Эбола, российская агрессия на Украине, терроризм в лице «Исламского государства». Есть ли у Вас рейтинг основных глобальных угроз по итогам этого года?

С.В.Лавров: Лихорадка Эбола, несомненно, является угрозой, как и «Исламское государство» (ИГ). Причём, пока ещё эти угрозы развиваются в определённых географических границах, но обе они грозят выйти далеко за их пределы, если не будут приняты необходимые меры. В случае с Эболой – меры превентивно-медицинского характера, обеспечение санитарных условий, а в случае с «ИГ» – меры, нацеленные на локализацию боевиков и недопущение захвата ими новых территорий. В конечном счёте необходимо ликвидировать их господство на значительных пространствах Ирака, Сирии, они уже появились и в Ливии. Есть данные, что их эмиссары замечены на севере Афганистана, то есть совсем близко к Центральной Азии и, следовательно, к границам России. Это для меня очевидно.

Однако, помимо этих физических угроз, которые подвергают риску человеческие жизни, есть угроза геополитическая, связанная с очень лёгким отношением к международному праву, попытками действовать не на основе заложенных в Уставе ООН принципов коллективной безопасности, в центре которых стоит СБ ООН и закреплённые в его компетенции механизмы, а путём навязывания всем и вся своих односторонних взглядов по принципу: «что хочу, то и буду делать, и кто согласен, тот получит поощрение, а кто не согласен – будет подвергнут различным мерам принуждения». Это серьёзнейшая угроза миропорядку, попытка сохранить доминирующие позиции исторического Запада – в данном случае во главе с США – в мировой системе. Эти позиции уже не опираются на объективную реальность и полностью игнорируют наличие новых растущих центров экономического развития, финансового влияния. С этим приходит политическое влияние, которое должно быть закреплено в договорённостях о том, как дальше вести дела в современном многоликом и многополярном мире.

Естественно, угрозы просматриваются и на целом ряде других направлений международной политики. Это распространение оружия массового уничтожения, что напрямую связано с разрастанием террористической активности, включая «ИГ», «Джабхат ан-Нусру», «Аль-Каиду». По многочисленным свидетельствам, рассматривающимся сейчас в соответствующих международных структурах, они уже несколько раз получали доступ к отравляющим веществам, которые по последствиям своего применения могут приравниваться к химическому оружию. Это и колоссальная угроза наркопроизводства. Афганская наркоиндустрия бьёт все рекорды. Второй год подряд наблюдается небывалое увеличение площадей под посевы опийного мака и рекордный рост производства опиатов, которые в значительной, если не в большей части, идут через Центральную Азию и Россию в европейские страны. Очень много этой гадости «оседает» по пути. Не зря наша Федеральная служба по контролю за наркотическими средствами бьёт тревогу и повышает планку в том, что касается международного сотрудничества в борьбе с афганским героином и центральноамериканским кокаином. Это и организованная преступность, которая, наряду с наркотиками, является источником финансирования терроризма. Никуда не уйти и от угроз, данных нам свыше: стихийных бедствий, к которым добавляются техногенные катастрофы (то есть, сотворённые человеком). Продовольственная безопасность, изменение климата – можно долго перечислять.

Вопрос: У нас рейтинг будет пошире американского.

С.В.Лавров: Мы стараемся уходить от упрощённых схем и смотреть на ситуацию комплексно, потому что мир глобализируется, взаимозависимость проникает во все «поры» человеческого бытия и межгосударственного общения. Выдёргивать ради политической конъюнктуры какую-то одну ситуацию и говорить, что это то, на чём сейчас нужно сосредоточиться в тактическом плане, возможно, и будет подходить тем, кто так поступают. Но только всеобъемлющий подход ко всем без исключения измерениям безопасности – экономической, военно-политической, гуманитарной, экологической, продовольственной – может дать необходимый эффект.

Вопрос: Российская внешняя политика, по идее, должна содействовать развитию экономики государства. Не получается ли так, что в этом году российская внешняя политика на украинском направлении стала одной из причин резкого спада в экономике?

С.В.Лавров: На эту тему уже высказывался Президент России В.В.Путин, перечисливший факторы, влияющие на нынешнее финансово-экономическое положение страны. Безусловно, присутствует определённая доля воздействия на нашу экономику в результате незаконных односторонних рестриктивных мер. Но это далеко не главное. Основные задачи по преодолению нынешних явлений в наших экономической и финансовой системах были сформулированы Президентом России В.В.Путиным в послании Федеральному Собранию и его последующих встречах с Правительством Российской Федерации, на заседаниях Правительства.

Исхожу из того, что Министерство иностранных дел России, рассматривающее экономическую дипломатию в качестве одного из приоритетов в соответствии с Концепцией внешней политики, утверждённой Президентом России В.В.Путиным, обязано создавать, во-первых, благоприятный политический климат в отношениях с зарубежными партнёрами для развития торгово-экономического, инвестиционного сотрудничества. Во-вторых, МИД обязан следить за выполнением международных обязательств в сфере торговли, экономики и связанных с этим областях как нашими партнёрами, так и нами самими. Если смотреть на международно-правовую составляющую, то в нашей работе через российских послов за рубежом и центральный аппарат Министерства, работая с дипломатическим корпусом в Москве, добиваемся того, чтобы наши экономические операторы не дискриминировались на рынках соответствующих стран, чтобы их права соблюдались. Это – значительная часть внешнеполитической деятельности.

К сожалению, далеко не всегда происходит так, как должно быть по обязательствам, взятым на себя нами и нашими партнёрами. Сейчас то, что мы видим в связи с односторонними рестрикциями, введёнными США, Евросоюзом и некоторыми другими странами, однозначно нарушает международные нормы (в том числе, в целом ряде случаев нормы ВТО) и продекларированные концептуальные подходы западных коллег к развитию международного экономического сотрудничества - уважение рыночных принципов, добросовестная конкуренция и т.д.

Что касается несоблюдения экономических постулатов рыночной экономики, то все так называемые санкции в значительной степени нацелены на то, чтобы подорвать конкурентов. Относительно политической составляющей этих санкций скажу, что до сих пор, когда принимались меры принудительного характера, прежде всего, по линии Совбеза ООН, поскольку всё остальное нелегитимно, наши западные партнёры были в первых рядах тех, кто призывали нацеливать санкции конкретно на руководителей невыполняющих решения ООН государств и делать всё, чтобы избегать какого-либо негативного побочного эффекта на население. В случае с Россией избрана диаметрально противоположная логика. Публично заявляется, что санкции нацелены на то, чтобы нанести неприемлемый ущерб российской экономике, чтобы народ почувствовал, как плохо ему живётся под этим режимом. Здесь очевидна абсолютная ангажированность, и скрыть её не удаётся. Думаю, что все наши граждане прекрасно понимают, в какой период мы сейчас живём, и какие цели ставят перед собой те, кто выступают за наращивание давления на Российскую Федерацию. Причём поводы для наращивания этого давления избираются очень нечистоплотно. Так, например, в июле с.г. секторальные санкции, объявленные, как наиболее болезненные для российской экономики, были введены на волне истерики, поднятой после крушения малайзийского «Боинга». Тогда без суда и следствия, без какого-либо разбирательства и попыток выехать на место катастрофы, собрать обломки виновными были названы ополченцы, хотя они беспрекословно отдали голландским экспертам найденные ими «чёрные ящики» в полной неприкосновенности. Естественно, была обвинена Россия. Сейчас, когда трагедия с малайзийским «Боингом» всеми замалчивается, и мы, по сути, в одиночку призываем к тому, чтобы обратить внимание на то, что следствие совершенно неоправданно затянулось, наши западные партнёры молчат или в лучшем случае говорят, что нужен ещё примерно год.

Как организовано следствие – отдельный разговор. Нарушаются все нормы ИКАО, украинские службы безопасности напрямую вовлечены в проводимые мероприятия. Страна, на чьей территории произошла катастрофа, может участвовать, но не «заказывать музыку», как сейчас происходит. Нечестно и нечистоплотно использовать трагедию для достижения своей геополитической цели. Не будем забывать, что многие европейские страны были очень сдержанны в отношении даже первой волны санкций. Но уже никто не делает секрета из того, что именно американцы заставили весь Евросоюз подчиниться своим требованиям, о чем прямо, не стесняясь, говорил Дж.Байден, выступая несколько месяцев назад в одном из американских университетов.

Если говорить о логике наращивания на нас давления, то, как Вы помните, сентябрьский пакет санкций был принят через несколько дней после подписания в Минске договоренностей, которые всеми приветствовались. Сейчас эти договоренности являются чуть ли не катехизисом - все призывают к их выполнению. Мы абсолютно твердо будем добиваться именно этого. Но повторю, сентябрьская волна санкций была введена «в награду» за роль России в согласовании минских договоренностей и вообще в организации минской встречи, которая во многом состоялась благодаря роли Президента России В.В.Путина и Российской Федерации.

Вопрос: Каков Ваш прогноз по санкциям на следующий год? Сохранятся ли они?

С.В.Лавров: Мы не делаем прогнозов - это их проблема. В ответе на Ваш первый вопрос я уже сказал, что мы занимаемся своей экономикой. Будем твердо добиваться, чтобы международные обязательства наших партнеров не нарушались, а они их уже нарушают. В необходимых случаях мы будем предпринимать соответствующие юридические действия.

Помимо международно-правового аспекта в том, что касается экономической дипломатии, у нас есть еще второй, политический аспект – расширение круга партнеров, которые готовы вести с нами дела на равных, без диктата, на основе поиска баланса интересов, в том числе в торговле и экономике. Этот круг партнеров не сужается. Мы очень давно занимаемся диверсификацией наших торгово-экономических отношений. Россия всегда была заинтересована в углублении стратегического партнерства с ЕС, развитии пока еще достаточно слабых экономических связей с США и другими западными странами. Но мы уже много лет занимаемся расширением наших контактов на Востоке, Юге, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в Латинской Америке, Африке. Сделано немало. Политические рамки для таких перспективных отношений существенно помогают нашим экономическим операторам. Визиты российского Президента на различные континенты, прием в Москве представителей государств Азии, Африки, Латинской Америки существенно продвинули наши практические связи вперед. Согласованы и к обоюдной выгоде всех сторон достаточно успешно осуществляются многие крупные инвестиционные проекты. Прежде всего я убежден в необходимости опоры на собственные силы – чтобы мы свою экономическую, продовольственную, технологическую и, конечно, военную безопасность обеспечивали сами. Кроме того, опора на максимально большое число надежных, добросовестных партнеров, готовых к равноправному взаимодействию – ключ к преодолению сложностей, которые искусственно пытаются нам создать западные коллеги.

Вопрос: Вы неоднократно говорили, что на Украине есть «партия войны» и «партия мира». Кто эти партии возглавляет по персоналиям? Можно ли сказать, что П.А.Порошенко представляет «партию мира», а А.П.Яценюк с А.В.Турчиновым – «партию войны»?

С.В.Ларов: О том, кто чего хочет в рядах нынешнего украинского руководства, можно судить по их заявлениям. Хотя очень часто они делают похожие заявления, например, по НАТО, объясняя это тем, что общество «заведено» и необходимо отвечать его ожиданиям. Но эти ожидания создаются во многом украинским руководством, которое, начиная с государственного переворота и продолжая последующими событиями, нагнетало русофобские настроения, по сути, объявило войну всему русскому – культуре, языку, традициям, истории, в том числе русской истории на территории Украины, истории Второй мировой войны.

Но есть, конечно, вещи, которые мы отделяем от риторики. Для нас главное - не слова, а дела. Что касается дел, то мы чувствуем приверженность Президента Украины П.А.Порошенко минским договоренностям, его желание добиться их выполнения, что было подтверждено 22 декабря во время телефонной конференции с участием президентов России, Украины, Франции и Канцлера Германии.

Процесс непростой, потому что договоренности рамочные – их предстоит переводить на язык практических действий. Это уже делается, и, надеюсь, процесс близится к завершению в том, что касается окончательной линии разграничения. Уже начинается отвод тяжелых вооружений, идет работа «на земле» непосредственно между украинскими военными и представителями ополчения с помощью российских офицеров, которые были направлены для участия в ней по личному приглашению украинского Президента П.А.Порошенко. Надеюсь, что уже в ближайшие дни это поможет продвигаться быстрее, чем до сих пор. По крайней мере, все фиксируют резкое снижение инцидентов, перестали гибнуть люди. Есть единичные случаи жертв, но это «небо и земля» по сравнению с тем, что было.

Надеюсь, что очередной раунд минских встреч, который начинается 24 декабря, даст результат как в плане консолидации этой части минских договоренностей, так и в достижении понимания и практических шагов по обмену заложниками «всех на всех». Мы давно за это выступаем. Крайне важно согласовать списки. В этой работе мы готовы помогать, все что от нас может зависеть, мы сделаем. Конечно, договариваться должны напрямую представители киевских властей и ополченцев.

Очень надеюсь, что на минских переговорах будут сняты проблемы, которые создаются на пути доставки гуманитарной помощи, причем уже не столько российской. Наша помощь сейчас проходит беспрепятственно – ее осматривают украинские пограничники и таможенники, которые работают на российских КПП, при этом присутствуют представители ОБСЕ. В распределении российской помощи помогают представители Международного Комитета Красного Креста. Проблемы сейчас возникают с помощью, которую украинское правительство направляет на территории провозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. На днях международная неправительственная организация «Международная амнистия», наряду со многими другими, сделала заявление, в котором выразила крайнюю обеспокоенность препятствиями, которые чинят батальоны «Айдар», «Днепр» доставке помощи украинского правительства и неправительственных фондов (например, благотворительного фонда Р.Ахметова) на Юго-Восток Украины. Это высвечивает еще часть проблем, а именно - наличие на территории, где соприкасаются стороны, на контролируемой украинскими силовиками стороне, не подчиняющихся центральным властям батальонов, финансируемых и созданных олигархами И.Коломойским и кем-то там еще.

Вопрос: Это и есть та самая «партия войны»?

С.В.Лавров: Во всяком случае, это ее значительная часть. Я сейчас не буду объявлять запись в «партию мира» или «партию войны» – эти понятия достаточно условные. Главное, чтобы сами украинские руководители понимали и осознавали ответственность за судьбу страны. Если некоторые из них заявляют (как в свое время было сделано на Балканах), что они отвоюют эти территории и подавят народное недовольство силой, то, я думаю, что они ведут свою страну к очередной катастрофе. Речь идет не о том, чтобы кто-то победил в этой войне. Речь о том, чтобы украинский народ смог договориться на открытой основе, которая предполагает участие всех регионов и всех национальных групп (там ведь не только русские, но есть и венгры, румыны, болгары), чтобы с участием всех политических сил согласовал реформу своей конституции, которая позволила бы им всем жить в одном государстве при взаимном уважении языков, традиций, культуры; чтобы каждый их этих регионов мог избирать своих руководителей, а не получать наместника из Киева, избирать свои законодательные собрания. Кроме того необходимо наличие договоренности о том, как будут решаться финансовые вопросы с точки зрения распределения налогов между регионами.

Сейчас на Украине все идет в Киев, а оттуда уже всем выделяется то, что им положено. Такая реформа назрела и не только потому, что есть провозглашенные ДНР и ЛНР. В других частях Украины ситуация, может быть, не такая серьезная с гуманитарной точки зрения, но тоже очень напряженная. Совсем недавно были случаи, когда представители партии «Свободы», «Правого сектора» пытались отстранять от власти избранных ранее глав администраций или законодательных собраний – такой эпизод произошел недавно в Виннице. Это тревожные звонки. На днях Президент Украины П.А.Порошенко освободил от обязанностей 77 глав районных администраций по всем регионам Украины. Это также говорит о том, что ситуация ненормальная.

Пока не будет системно решена проблема государственного устройства Украины, они постоянно будут натыкаться на те или иные проявления этой неурегулированности конституционного устройства.

Вопрос: В последнее время Вы сделали несколько противоречивые заявления. В интервью телекомпании «Франс 24» Вы сказали, что Россия не предлагает федерализацию или автономию для Донецкой и Луганской областей. А в конце марта этого года в интервью программе «Вести в субботу» Вы отмечали, что политические силы на Украине должны договариваться о федерации, в рамках которой у каждого региона будут широкие полномочия. Чего же мы все-таки хотим?

С.В.Лавров: Я всегда говорил одно и то же. В интервью «Франс 24» я сказал, что мы совершенно не навязываем Украине какой-то конкретный термин – будет ли это называться федерацией, децентрализацией, в английском языке есть еще масса синонимов. Госсекретарь США Дж.Керри однажды мне сказал, что им нужна децентрализация или, как он еще выразился, «devolution», что примерно означает «спуск полномочий вниз».

Нам все равно. Помните, как в анекдоте про такси: главное – чтобы машина ехала, а не шашечки. Вот чтобы машина ехала, надо садиться и договариваться о том, как будут устроены вопросы языка, культуры, истории, как будут распределяться налоги, избираться руководители регионов, какие у них будут отношения с центром, в конце концов, какие праздники отмечать. Я уже говорил, что невозможно себе представить, чтобы на Юго-Востоке Украины отмечали дни рождения Р.Шухевича и С.Бандеры. Так же, как теперь мы уже понимаем, что на Западе Украины 9 мая рассматривают совсем не в тех исторических красках, к которым привыкли мы и подавляющее большинство жителей Юго-Востока Украины. Это очень сложная конструкция. Попытки «замести» базовые вещи «под ковер» и отделаться созданием какого-то келейного комитета в Верховной Раде (как предполагает коалиционное соглашение), в котором различные группы влияния, олигархи и политики будут согласовывать какие-то устраивающие их параметры конституционного устройства, лишь загонят проблему вглубь. Необходима открытая, транспарентная, инклюзивная - как было записано еще в апреле с.г. Женевском заявлении - конституционная реформа с участием всех регионов и политических сил.

Вопрос: В конце октября Вы сказали, что Россия, конечно, признает результаты выборов на Донбассе. В итоге Россия лишь «проявила уважение» к их результатам. Почему так получилось, поменялась ли позиция?

Почему не были опубликованы дополнительные протоколы к Минскому меморандуму? Насколько известно, в них говорилось о размежевании, а также о том, когда должны проводиться выборы. Они ведь также были подписаны украинской стороной, в частности Р.М.Демченко.

С.В.Лавров: Попытки найти противоречия в наших заявлениях сродни тому, о чем мы говорили про федерализацию или децентрализацию.

1 сентября с.г., когда представители ДНР и ЛНР А.В.Захарченко и И.В.Плотнинский приехали в Минск, где начались переговоры, они выступили с совместной переговорной позицией. Это открытый документ, и с ним можно ознакомиться. Он подписан членами обеих делегаций провозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. Помимо прочего в нем фактически перечисляются многие вещи, которые в итоге отражены в Минском протоколе. Среди прочего там записано, что выборы в ДНР и ЛНР, которые обеспечат проведение свободных выборов органов народного самоуправления, позволят перейти к работе по восстановлению экономического, гуманитарного и политического пространства всей Украины. Естественно, мы поддержали Минский протокол и приложение к нему, где было сказано, что они проводят эти выборы до 3 ноября (там был указан период с 15 октября по 3 ноября), и это будет синхронизировано с законом Украины о самоуправлении данных территорий. Такой закон был принят, но в нем почему-то появилась дата 7 декабря. Это уже отдельная история.

Наш главный пафос заключался в том, что мы точно будем признавать выборы, которые позволят сформировать органы народного самоуправления и перейти к диалогу с Киевом по восстановлению единого экономического, гуманитарного и политического пространств. После этих выборов А.В.Захарченко и И.В.Плотницкий подтвердили свою переговорную позицию. Мы ее активно поддерживаем. Но для того, чтобы она материализовалась, чтобы перестали создаваться искусственные препятствия на пути восстановления всех этих пространств (экономического и политического в том числе), нужно начать с ними разговаривать. Мы работаем над этим и будем добиваться этого на минской встрече – наш представитель имеет соответствующие поручения. Таким образом, что касается выборов в ДНР и ЛНР, мы, конечно, выразили уважение их результатов.

Вопрос: Почему же все-таки не были опубликованы дополнительные договоренности? Они позволили бы снять с нас обвинения европейской стороны о том, что мы якобы все нарушаем?

С.В.Лавров: Мы не собственники этих договоренностей. Для того, чтобы что-то предавать огласке, нужно согласие всех, кто их подписывал. Может быть, это не очень комфортно нашим украинским коллегам – я не знаю.

Вопрос: Еврокомиссия планирует в следующем году провести донорскую конференцию по Украине. Собирается ли в ней участвовать Россия и выделять какие-то средства с учетом нашего непростого положения?

С.В.Лавров: Мы уже поучаствовали в односторонних донорских конференциях. На протяжении последних лет Украине было передано ориентировочно 33-34 млрд. долларов в виде субсидий и льгот. Поэтому я не думаю, что донорская конференция нас «догонит». Мы, наоборот, стимулируем их собраться поскорее.

Мы понимаем, есть правила, которые требуют, чтобы эта конференция начала работать только после получения доклада миссии МВФ. Эта миссия уехала, ничего после себя не оставив. Сейчас католическое Рождество. Я не знаю, как они будут работать.

Президент Российской Федерации В.В.Путин на встречах в Нормандии в начале июня и в Милане в середине октября делал особый акцент на том, что Украине нужно помогать, что мы свою часть пути уже преодолели и ушли далеко от всех наших западных коллег, готовы также сделать что-то дополнительно. С тех пор мы предприняли немало дополнительных шагов: договорились по скидке на газ, не стали настаивать на выплате первого 3-миллиардного транша, который был выдан еще правительству В.Ф.Януковича – наши банки не настаивают, хотя уже имеют контрактное право на погашение каких-то штрафных санкций со стороны их должников на Украине. Мы уже много чего сделали, сейчас очередь за Западом, который, по-моему, еще не осознал, что уже неприлично так затягивать с принятием решений, которые позволят Украине относительно спокойно пройти зиму. Если наши западные партнеры активнейшим образом поддержали то, что произошло на Украине в феврале – по сути дела государственный переворот – и убеждают нас в том, что надо объединить усилия, то милости просим. Просто для того, чтобы Украина решила тяжелейшие экономические вопросы, усилия пока прилагаем только мы. Это обсуждается напрямую, в том числе между президентами В.В.Путиным и П.А.Порошенко. У нас очень тесно переплетены экономики, промышленность, всегда было очень плотным энергетическое взаимодействие. Возникающие в связи с этим кризисом практические вопросы обсуждаются и решаются президентами, но Запад пока не предпринял ничего, кроме каких-то незначительных субсидий, грантов или кредитов, а то и просто экспортных гарантий. Таким образом, «мячик» на их стороне, и этот «мячик» большой.

Вопрос: С одной стороны, как только началось резкое ослабление рубля, Минск сразу потребовал перейти на расчеты с Россией в валюте. С другой, обзывал «тупыми и безмозглыми» российские действия по ограничению импорта. Должен ли так себя вести ближайший союзник, когда наша страна находится действительно в сложной ситуации?

С.В.Лавров: Мы откровенно разговариваем друг с другом. Когда каждый открыто высказывает свою точку зрения, это тоже признак близкого союзничества. На пресс-конференции по итогам Высшего Евразийского экономического совета президенты Белоруссии и России комментировали эту ситуацию.

Я здесь не вижу ничего страшного - надо смотреть на суть, которая заключается в том, что у нас создан очень перспективный союз. Эта работа была проделана в рекордные сроки, если сопоставить с аналогичной работой, которая многие годы велась в Евросоюзе. Евразийский экономический союз прирастает новыми членами: Армения, вскоре присоединится Киргизия. Огромный рынок в 170 млн. человек, и т.д. Преимущества очевидны. Конечно, будут шероховатости, на первых этапах это неизбежно, потому что мы набираем опыт, действуем методом проб и ошибок. Пока заработают все практические механизмы, закрутятся, как положено, «шестеренки», наверняка, будут встречаться какие-то трудности. Но это не будет связано с тем, что кто-то пытается искусственно тормозить интеграцию. Там огромное количество договоров, и нужно просто наладить практическую работу по претворению всего этого в жизнь. Я убежден, что мы будем постепенно решать, в том числе валютные проблемы. Об этом президенты тоже говорили. Это работа на более отдаленную перспективу – ориентировочно на первую половину 2020-х годов.

Что же касается Белоруссии и перехода в торговых расчетах на евро и доллары, то между нашими странами значительный товарооборот с существенным положительным сальдо для России. Поэтому, если его переводить на валюту, то получится, что Белоруссия должна будет платить из своих валютных резервов.

Вопрос: То есть они больше потеряют, чем мы?

С.В.Лавров: Торговое сальдо в нашу пользу. Если торговлю переводить на евро и доллары, я не думаю, что это будет эффективно, в том числе с точки зрения белорусской экономики. Не думаю, что эта схема будет конкретно прорабатываться.

Вопрос: Наш союзник Куба вроде бы «дрейфует» от нас в сторону. Я имею в виду неожиданное заявление со стороны США. Насколько неожиданным оно было для Вас? Нет ли опасений, что они теперь у нас и Кубу тоже «уведут»?

С.В.Лавров: Мы не просто ждали этого, мы настаивали многие десятилетия, потому что всем было очевидно, что эта торгово-экономическая блокада со стороны Соединенных Штатов просто бессмысленна и контрпродуктивна и не делает чести такой стране, как США.

Обижаться можно на всех и вся, но надо как-то соизмерять свою конкретную реакцию с тем, что находится, в прагматичном смысле, на кону. Было понятно давным-давно, что изоляция не мешает Кубе развивать отношения с Евросоюзом и Канадой, не говоря уже о странах Латинской Америки, Российской Федерации, Китае. Каждый год на Генеральной Ассамблее ООН в своих выступлениях мы не просто призывали к прекращению этой бессмысленной блокады, но и голосовали за соответствующую резолюцию. Слава Богу, что наконец-то в Вашингтоне это услышали. Это очень позитивный шаг. Потребовалось немало времени, но тем не менее. Очень важно, что Президент США Б.Обама, когда объявлял об этой договоренности, нашел в себе мужество сказать - его Администрации стало понятно, что эта блокада ничего не принесла.

Вопрос: Через 50 лет?

С.В.Лавров: Надеюсь, чтобы понять бессмысленность подобного рода блокад в отношении других стран, потребуется гораздо меньше времени – это будет в интересах США.

Еще два комментария. Обольщаться не стоит, сделаны только первые шаги. Они достаточно важные в гуманитарном плане, но во многом символичны, потому что основная часть торговых ограничений осталась. Ослабление запрета на поездки американцев на Кубу не касается туристов. Есть ряд других вещей, которые зависят не столько от Президента США Б.Обамы, сколько от Конгресса, в котором с 1 января 2015 г. будет полное доминирование Республиканской партии. Насколько республиканцы найдут в себе силы и здравый смысл, чтобы оценить эту ситуацию не с точки зрения небольшой группы антикастровски настроенных избирателей, а с точки зрения интересов США и развития всего американского региона, я не знаю.

Что касается Вашего вопроса, «дрейфует» ли Куба. Думаю, нет. Последний визит Президента Российской Федерации В.В.Путина в Гавану и недавнее заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству подтвердили - для нас это очевидно - что наше стратегическое партнерство с Кубой незыблемо. Кубинцы, как и россияне, никогда не забывают тех, кто был с ними в трудную минуту, и не будут свои коренные интересы в углублении стратегического партнерства подвергать каким-то рискам. Если хотят дружить с Кубой другие страны, то Куба и Россия всегда этому открыты. Мы никогда не будем дружить с кем-то за счет кого-то, и у нас нет ни малейших сомнений, что кубинцы занимают точно такую же позицию. Эта позиция достойных, гордых людей, которые надежны.

Вопрос: В Конгрессе США был принят закон «О поддержке свободы на Украине». Какие ответные меры обещала Россия?

С.В.Лавров: Вы знаете, мы уже сказали, что будем смотреть, как этот закон воплощается в жизнь. Он во многом порученческий, дающий Президенту США право сделать что-то или не делать чего-то. Посмотрим, как это будет выглядеть на практике.

 

 

Основные внешнеполитические события 2014 года

URL:  http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/76C4E9FF55433787C3257DBB003BCE46                                                                                                  

2981-27-12-2014

 
 

1. 2014 год был отмечен накоплением элементов нестабильности и нарастанием кризисных явлений в международных отношениях, которые проходят через переходный период, связанный с формированием нового полицентричного мироустройства. Этот процесс сопровождался цепочкой интенсивных региональных конфликтов, усилением конкуренции во всех сферах, включая модели социально-экономического развития и ценностные ориентиры. Отчетливо проявилось противоречие между необходимостью выстраивания подлинно коллективных, партнерских действий на мировой арене в интересах выработки солидарных ответов на общие для всех глобальные вызовы и угрозы и стремлением ряда государств к доминированию, их попытками продавливать свои интересы, не принимая в расчет интересы других участников международного сотрудничества.

2. Кульминацией такой политики стал украинский кризис, в котором отразились серьезные системные проблемы в Евро-Атлантике, связанные с проводимой западными государствами в течение последней четверти века линией на укрепление собственной безопасности без учета российских интересов, на постоянное продвижение на восток контролируемого ими геополитического пространства, что проявилось в последовательных волнах расширения НАТО вопреки дававшимся на высшем уровне заверениям. При этом был упущен исторический шанс формирования системы равной и неделимой безопасности в Евроатлантическом регионе.

США и Евросоюз открыто поддержали антиконституционный переворот в Киеве и действия пришедших там к власти националистических сил по вооруженному подавлению и социально-экономическому «удушению» Юго-Востока страны. «Издержки» – тысячи погибших и раненых, сотни тысяч беженцев и внутренне перемещенных лиц, уничтожение социальной и экономической инфраструктуры.

В этих условиях Россия предпринимала энергичные усилия по содействию скорейшему прекращению огня, достижению долговременного перемирия и принятию политических мер по урегулированию затянувшегося внутриукраинского кризиса. Результатом стало достижение Минских договоренностей, определивших первоочередные шаги по деэскалации конфликта.

Попытки переложить на Россию ответственность за события на Украине, введенные против нее односторонние санкции, открытая информационная война со стороны ряда западных государств не способны содействовать разрешению ситуации. Для выхода из тупика требуется готовность всех заинтересованных сторон практически помочь Украине пережить этот тяжелый период ее истории, достичь прочного мира и национального согласия, обеспечить такое государственное устройство, при котором все украинцы чувствовали бы себя комфортно, безопасно и достойно.

3. Политический кризис на Украине, который в феврале достиг стадии вооруженного государственного переворота, совершенного боевыми отрядами националистических сил в Киеве, вызвал резкое неприятие во многих регионах Украины. В марте в Крыму состоялся референдум, на котором жители полуострова практически единодушно заявили о своем желании присоединиться к России. По итогам референдума, проведенного в полном соответствии с нормами международного права, легитимный крымский парламент провозгласил независимость Республики Крым и обратился с просьбой о вступлении в состав Российской Федерации. Воссоединение Крыма и Севастополя с Россией стало актом восстановления исторической справедливости, отражающим волю народов.

4. Инициатором обострения отношений с Россией и последовательным сторонником наращивания на нее санкционного давления выступили США. Администрация Б.Обамы пошла по пути сворачивания двусторонних связей, ввела санкции против ряда российских физических и юридических лиц. 18 декабря был одобрен «Акт о поддержке свободы Украины 2014 года», усиливший негативный фон в российско-американских отношениях. Твердо исходили из того, что вернуть двусторонние отношения в устойчивое состояние будет возможно, если в Вашингтоне проявят готовность вести диалог на принципах подлинного равноправия и взаимного уважения интересов. Продолжали поддерживать российско-американские контакты на высшем и высоком уровнях по ситуации на Украине, сирийскому кризису, урегулированию иранской ядерной программы, тематике конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

На саммите НАТО в Уэльсе 4-5 сентября был утвержден курс на наращивание военного потенциала блока и усиление его военного присутствия вблизи российских границ. Со своей стороны, в контактах с ключевыми странами-членами НАТО последовательно разъясняли негативные последствия и потенциальные риски изменения конфигурации сил в Европе. Подчеркивали, что они не просто ведут к дальнейшей фрагментации пространства безопасности, но и работают против объединения усилий государств в борьбе с реальными угрозами и вызовами современности.

5. Несмотря на то, что на саммите Россия-ЕС (Брюссель, 28 января) сторона ЕС выразила заинтересованность в продолжении активного диалога и недопущении углубления противоречий в регионе «общего соседства», российско-есовские отношения характеризовались высокой степенью турбулентности. Евросоюз приостановил работу на большинстве направлений двустороннего сотрудничества, ввел односторонние санкции в отношении ряда российских компаний и общественно-политических деятелей, а также секторальные экономические ограничения. Наметилось снижение товарооборота, обозначился рост противоречий в сфере торговли и энергетики.

Россия в свою очередь сформировала адекватный по количеству и уровню «стоп-лист» в отношении конкретных фигурантов из институтов Евросоюза и его стран-членов, ввела сроком на один год ограничительные меры в отношении сельхозпроизводителей стран Евросоюза.

Вместе с тем, сохранялось взаимодействие по линии программ приграничного сотрудничества (ППС) Россия-EC. Большинство текущих ППС было продлено до конца 2015 года, ведется разработка нового поколения программ на период до 2020 года. Продолжалось взаимовыгодное сотрудничество в области науки, технологий и инноваций, успешно проведен «Год науки Россия-ЕС – 2014».

Вопреки сложности текущего момента, отношения с Евросоюзом – соседом и крупнейшим торгово-экономическим партнером – объективно будут оставаться одним из приоритетных направлений российской внешней политики на годы вперед. Последовательно выступаем за гармонизацию интеграционных проектов в Европе и Евразии, готовы к началу предметного диалога с ЕС по этой тематике.

6. Заметно активизировалось взаимодействие с ОБСЕ. Россия полномасштабно подключилась к усилиям Организации по урегулированию кризиса на Украине. Российские наблюдатели участвовали в работе Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в этой стране. В целях снижения напряженности в зоне конфликта выступили с инициативой о размещении наблюдателей ОБСЕ в ряде пунктов пропуска на российско-украинской границе. Посреднические усилия представителей России и ОБСЕ в рамках Контактной группы по Украине позволили достичь соглашения между конфликтующим сторонами о прекращении огня (Минские договоренности от 5 и 19 сентября).

Вопросы преодоления кризиса европейской безопасности, урегулирования конфликта на Украине, противодействия угрозе международного терроризма обсуждались в ходе 21-го заседания Совета министров иностранных дел государств-участников ОБСЕ в Базеле (декабрь). При активном содействии России принята декларация о продолжении процесса «Хельсинки плюс 40», нацеливающая на воплощение в жизнь хельсинкских принципов. По инициативе России и ее союзников по ОДКБ утверждена министерская декларация ОБСЕ о 70-летии окончания Второй мировой войны.

7. Дальнейшее развитие получило многостороннее сотрудничество в различных форматах на пространстве СНГ, нацеленное на расширение взаимодействия государств-членов Содружества в экономической, гуманитарной, правоохранительной и других сферах. Принято свыше 20 договорно-правовых и программных документов. Зона действия Договора о зоне свободной торговли СНГ расширилась за счет присоединения Узбекистана, ставшего 9-й страной-участницей этого соглашения. Продолжали работу по укреплению авторитета Организации на международной арене, расширению ее взаимодействия с другими региональными интеграционными объединениями. Принято Обращение глав государств СНГ к народам государств-участников Содружества и мировой общественности в связи с 70-й годовщиной Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

8. Успешно развивался проект евразийской интеграции, который в 2014 году обрел особую динамику. Подписание 29 мая в Астане Договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) и его запуск с 1 января 2015 г. закладывают прочную основу для создания полноценной международной организации, обладающей необходимой правосубъектностью. Завершены процедуры ратификации Договора о присоединении к Евразийскому экономическому союзу Армении – она станет полноценным членом объединения со 2 января 2015 г. 23 декабря подписан Договор о вступлении в ЕАЭС Киргизии. Организация открыта для подключения других государств. Около 40 стран и объединений выразили заинтересованность в заключении договоров о зоне свободной торговли с ЕАЭС.

В рамках Союзного государства активно взаимодействовали с Белоруссией. Координировали действия в сферах внешней политики, обороны и безопасности, в рамках процессов экономической интеграции, углубления взаимодействия в социальной и гуманитарной областях. 21 октября в Минске состоялось очередное заседание Совета Министров Союзного государства, утвердившее задачи его развития на ближайшую перспективу.

Многогранный характер носили связи с Казахстаном. Их дальнейшему продвижению призван способствовать Договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о добрососедстве и союзничестве в XXI веке. Документ адаптирован под реалии сегодняшнего дня, условия евразийской интеграции, нацелен на совместное парирование возникших в последние годы новых вызовов и угроз. 22 декабря главами государств подписан Протокол об обмене грамотами о его ратификации.

9. Приоритетными направлениями председательства России в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) были укрепление внешних границ ее стран-участниц, наращивание военного сотрудничества и потенциала миротворческих сил, усиление координации по вопросам международной и региональной безопасности. Предпринимались дальнейшие шаги в интересах совершенствования механизмов управления силами и средствами системы коллективной безопасности ОДКБ, повышения эффективности Организации в поддержании стабильности и безопасности в регионе, противодействии разноплановым вызовам и угрозам, в том числе исходящим с территории Афганистана.

Проведены учения с участием антинаркотических ведомств и служб, внутренних войск и органов внутренних дел, выделенных в состав формирований специального назначения Коллективных сил оперативного реагирования, в том числе впервые – подразделений по защите от кибератак. Стартовал процесс создания в рамках ОДКБ Центра антинаркотических операций.

Итогом неформальной встречи руководителей внешнеполитических ведомств государств ОДКБ «на полях» 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (Нью-Йорк, сентябрь) стало принятие совместного заявления о Договоре о зоне, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии.

Дальнейшему развитию различных аспектов военно-политической интеграции в рамках Организации призваны способствовать документы, подписанные главами государств-участников 22 декабря в ходе московского саммита.

10. Предпринимали целенаправленные усилия по разрешению конфликтов на пространстве СНГ.

Важным этапом посреднической работы России в рамках процесса нагорно-карабахского урегулирования стала организованная Президентом Российской Федерации в Сочи встреча лидеров Азербайджана и Армении (9 августа), которая позволила заметно снизить напряженность в зоне конфликта и уточнить позиции сторон.

Активно работали в «тройке» сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция). Посредниками проведены 5 встреч с руководителями Азербайджана и Армении, серия консультаций с министрами иностранных дел двух стран, осуществлялись контакты с властями Нагорного Карабаха.

Россия как страна-гарант и посредник в процессе приднестровского урегулирования стремилась в контактах с участниками формата «5+2» восстановить динамику переговорного процесса, наладить точки соприкосновения в позициях Кишинева и Тирасполя. В целях нейтрализации фактической блокады Киевом и Кишиневом внешнеэкономической деятельности и гуманитарных связей Приднестровья особое внимание уделяли усилению мер финансовой помощи и социально-экономической поддержки Тирасполя, обеспечивали стабильность в зоне безопасности конфликта.

11. Конструктивный и доверительный характер носили отношения Российской Федерации с Абхазией и Южной Осетией. Продолжали оказывать всемерное содействие этим государствам в деле их социально-экономического восстановления, в укреплении их позиций на международной арене. Подписан Договор о союзничестве и стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Республикой Абхазия, в котором определяются основные направления наращивания сотрудничества в экономической, социальной, гуманитарной сферах, в вопросах обороны и безопасности, создаются необходимые условия для решения других долгосрочных задач двусторонней повестки дня.

Вели диалог в рамках Женевских дискуссий по вопросам безопасности и стабильности в Закавказье, нацеленный на создание условий для оформления юридически обязывающего режима неприменения силы между Грузией, с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией – с другой.

12. Продолжили курс на развитие диалога с Грузией в тех сферах, где это возможно в условиях отсутствия между двумя странами дипломатических отношений. Снятие ограничений для доступа на российский рынок ряда грузинских товаров способствовало росту взаимного товарооборота. Возобновлено регулярное наземное и воздушное сообщение, заметно оживились гуманитарные и деловые контакты, грузинские спортсмены приняли участие в сочинской Олимпиаде.

13. Придавали первостепенное значение усилиям по трансформации БРИКС в один из важных элементов системы глобального управления. Принципиальное значение для продвижения к этой цели имеют принятые в ходе Форталезского саммита (15-16 июля) решения по учреждению в рамках объединения многосторонних финансовых институтов – Нового банка развития и Пула условных валютных резервов с общим объемом ресурсов в 200 млрд. долл. США.

Выступали с единых с партнерами по БРИКС позиций в вопросах укрепления международной стабильности в ее различных измерениях. В заключительном документе Форталезского саммита были осуждены односторонние военные интервенции и экономические санкции. На встрече министров иностранных дел (Нью-Йорк, сентябрь) основное внимание уделялось кризисным ситуациям в различных регионах и проблеме антитеррора.

14. Участие России в деятельности «Группы двадцати» было направлено на укрепление устойчивости мировой финансово-экономической системы. На саммите в Брисбене (15-16 ноября) проводили линию на консолидацию международного режима регулирования финансовых рынков и надзора за финансовыми институтами, в том числе хедж-фондами.

Поддержали предложенную Австралией глобальную инициативу по инфраструктуре, нацеленную на облегчение взаимодействия организаций, многосторонних банков развития и частного сектора в области обмена информацией и финансирования инфраструктурных проектов. В рамках работы по подготовке реформы глобальной энергетической архитектуры выступили в поддержку принятых на саммите принципов сотрудничества в энергетике, а также Плана действий по повышению энергоэффективности. В контексте усилий по содействию международному развитию принята рамочная программа «Группы двадцати» по продовольственной безопасности и питанию.

Уделяли пристальное внимание реализации решений Санкт-Петербургского саммита «двадцатки» (сентябрь 2013 г.) в таких сферах, как стимулирование экономического роста, повышение занятости за счет создания качественных рабочих мест, реформа политики на рынке труда.

15. Усилиями России и других государств-членов реализовывались меры по наращиванию потенциала Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Центральное место на встречах секретарей советов безопасности (Душанбе, апрель) и совещания руководителей компетентных органов, наделенных полномочиями по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (Душанбе, июнь) отводилось задачам борьбы с терроризмом, трансграничной организованной преступностью, антинаркотической стратегии с упором на отражение афганской наркоугрозы.

В итоговой декларации саммита ШОС (Душанбе, 11-12 сентября) зафиксирована консолидированная позиция государств-членов по проблематике региональной безопасности и стратегической стабильности, включая ситуацию в Афганистане, конфликты на Ближнем Востоке и в Северной Африке, иранскую ядерную программу, украинский кризис. В документах саммита определены основные направления работы по вопросам обеспечения продовольственной, энергетической, транспортной и информационной безопасности. Закреплены договоренности по рамочным условиям расширения организации.

16. Твердо и последовательно проводили линию на активизацию коллективного противодействия подъему волны экстремизма в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Исходили из того, что усилия по сдерживанию угрозы со стороны «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусры» и других радикальных группировок, ставящих под угрозу будущее целых государств, должны выстраиваться без двойных стандартов и скрытой повестки дня на прочной основе международного права – прежде всего базовых антитеррористических резолюций Совета Безопасности ООН 1373 и 1624. Поддержали резолюцию СБ 2170, нацеленную на усиление санкционного давления на террористов, действующих в Сирии и Ираке. Содействовали закреплению в долгосрочной повестке дня СБ ООН вопросов, связанных с феноменом иностранных террористов-боевиков, наращивающих мускулы в ближневосточном и афгано-пакистанском регионах, Ливии, Мали. Основные позиционные подходы России к этой теме нашли отражение в резолюции СБ 2178.

Ключевым пунктом региональной повестки дня оставалось политическое разрешение кризиса в Сирии через инклюзивный национальный диалог без предварительных условий на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г. Интенсивно работали с заинтересованными сторонами в целях завершения химической демилитаризации страны в соответствии с разработанным Исполнительным советом Организации по запрещению химического оружия и одобренным резолюцией 2118 Совета Безопасности ООН планом. На конец 2014 г. ликвидировано порядка 98 % вывезенных из Сирии компонентов и прекурсоров химического оружия, запущен процесс уничтожения последних двенадцати объектов, использовавшихся в производстве боевых отравляющих веществ.

Четко проводили линию на то, что новые кризисные ситуации на Ближнем Востоке не должны отодвигать на задний план задачу по выходу из застарелых конфликтов, прежде всего палестино-израильского.

17. Как на двусторонней основе, так и совместно с партнерами по ОДКБ и ШОС Российская Федерация осуществляла комплекс мер, направленных на стабилизацию ситуации в Афганистане. В контактах с афганской стороной подчеркивали нашу готовность оказывать всестороннее содействие Кабулу в деле построения мирного, независимого, демократического государства, способного самостоятельно решать проблемы борьбы с терроризмом, наркотиками и организованной преступностью.

18. Совместно с партнерами по «шестерке» и иранскими коллегами продолжали работать над всеобъемлющим окончательным урегулированием ситуации вокруг иранской ядерной программы (ИЯП). Благодаря проявленному всеми сторонами стремлению к поиску компромиссов удалось значительно сблизить позиции по основным вопросам. Ключевую роль сыграли выдвинутые российской стороной принципы поэтапности и взаимности, которые легли в основу диалога, а также ряд российских идей и технических предложений. Министры иностранных дел стран «шестерки» и Ирана 24 ноября пришли к согласию о продлении переговоров по ИЯП до конца июня 2015 г.

19. В фокусе внимания российской дипломатии находились задачи по комплексному подключению к интеграционным процессам в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), в сторону которого все заметней смещается центр тяжести экономического роста и политического влияния, активному использованию потенциала АТР для подъема Сибири и Дальнего Востока.

Широкую поддержку на саммите форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС) в Пекине (10-11 ноября) получили российские подходы к выстраиванию региональной интеграции на принципах транспарентности, равноправия и взаимной выгоды в интересах формирования открытого общего рынка. В итоговых документах саммита зафиксированы выдвинутые нашей страной предложения по обеспечению безопасного роста в регионе. С особым вниманием партнеры восприняли российские планы обновления инфраструктуры Северного морского пути, модернизации Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей как основы трансконтинентального транспортного моста «Азия-Европа».

В рамках Регионального форума по безопасности (АРФ) Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) Россия в качестве одного из кураторов тематики кибербезопасности участвовала в подготовке Рабочего плана АРФ по обеспечению безопасности при использовании ИКТ. Укреплению доверия между военными стран региона способствовало российское (совместно с Таиландом) сопредседательство в Экспертной рабочей группе по военной медицине механизма Совещаний министров обороны государств-членов АСЕАН с диалоговыми партнерами («СМОА плюс»), в рамках которого были проведены показательные учения «Рубеж-2014» под Санкт-Петербургом.

На площадках региональных объединений и форумов, в первую очередь Восточноазиатского саммита, последовательно выступали за создание в АТР надежных механизмов обеспечения инклюзивной, неделимой безопасности, основанных на принципах внеблокового сотрудничества.

Состоявшаяся в Санкт-Петербурге конференция высокого уровня форума «Азия-Европа» (АСЕМ) по межкультурному и межцивилизационному диалогу (июль) подтвердила востребованность этой площадки для продвижения взаимопонимания и сотрудничества по широкому спектру международных и региональных проблем.

20. Достигнут значительный прогресс в развитии всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия с Китаем как в двустороннем формате, так и на многосторонних площадках, включая «Группу двадцати», БРИКС, ШОС, АТЭС. Состоялись пять встреч В.В.Путина и Си Цзиньпина, очередная встреча глав правительств. В июне прошли 10-й раунд консультаций по стратегической безопасности и первый раунд консультаций по взаимодействию в сфере безопасности, правопорядка и юстиции. Москва и Пекин тесно координировали свои действия по принципиальным вопросам современного миропорядка и урегулирования международных проблем. Особое внимание уделялось продвижению совместных подходов к формированию в АТР регионального порядка на основе принципов неделимости безопасности.

Китай прочно закрепился на позициях одного из основных торгово-экономических партнеров России. В числе безусловных достижений – подписание соглашения о поставках газа в КНР по «восточному» маршруту, начало строительства газопровода «Сила Сибири», согласование рамочных договоренностей об экспорте газа по «западному» маршруту. Развивалось военное сотрудничество, наращивалась кооперация в финансовой и инвестиционной сферах. В рамках насыщенной культурно-гуманитарной программы успешно осуществлялся проект перекрестных Годов дружественных молодежных обменов, рассчитанный на 2014-2015 гг.

21. Важным приоритетом для России являлись отношения особо привилегированного стратегического партнерства с Индией. Взаимная заряженность на обеспечение дальнейшего поступательного развития двусторонних связей предопределила успешность и продуктивность официального визита в Индию В.В.Путина 11 декабря: принято Совместное заявление, отражающее планы взаимодействия на предстоящее десятилетие, подписан пакет документов о сотрудничестве, в частности, в областях энергетики, медицины, инвестиций, в гуманитарной сфере. Планомерно наращивалось военное и военно-техническое сотрудничество. Москва и Нью-Дели эффективно взаимодействовали в различных многосторонних форматах, прежде всего в ООН, «Группе двадцати», БРИКС, ШОС.

22. Постоянный эффективный диалог поддерживался на всех уровнях отношений с Вьетнамом. Перспективы дальнейшего укрепления комплекса двусторонних связей отражены в Совместном заявлении о поступательном продвижении всеобъемлющего стратегического партнерства между Российской Федерацией и Социалистической Республикой Вьетнам, которое было подписано в ходе официального визита в Россию (23-26 ноября) Генерального секретаря Центрального комитета Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонга. «Локомотивами» сотрудничества являлись нефтегазовый комплекс, атомная энергетика, военная и военно-техническая сфера, наука, образование, культура. На завершающий этап вышли переговоры по проекту соглашения о свободной торговле между государствами-членами Таможенного союза и Вьетнамом.

23. Сотрудничество с государствами Латинской Америки являлось перспективным направлением внешней политики России. Дальнейший импульс его развитию придали официальные визиты В.В.Путина в Аргентину, Бразилию, на Кубу и в Никарагуа (июль), встречи Президента России с главами ряда латиноамериканских государств в формате «аутрич» на полях саммита БРИКС (Бразилия, июль), визит в Россию Президента Перу О.Умалы Тассо (ноябрь).

Были продолжены контакты во внешнеполитической сфере. Состоялись визиты Министра иностранных дел России на Кубу, в Никарагуа, Перу и Чили (апрель). «На полях» 69-й сессии ГА ООН (сентябрь) С.В.Лавров встретился с главами внешнеполитических ведомств «квартета» стран, председательствующих в СЕЛАК.

24. Продолжался курс на укрепление разноплановых отношений со странами Африки к югу от Сахары и их межгосударственными структурами, в частности Африканским союзом (АС) и Сообществом развития Юга Африки (САДК). По итогам рабочей поездки С.В.Лаврова в Эфиопию подписан Меморандум о взаимопонимании между МИД России и Комиссией АС относительно механизма проведения политических консультаций. «На полях» Генеральной Ассамблеи ООН (Нью-Йорк, сентябрь) состоялась первая коллективная встреча С.В.Лаврова с министрами иностранных дел государств САДК.

В качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН Российская Федерация продолжала содействовать международным усилиям по урегулированию кризисных ситуаций в Африке, в том числе в работе встреч высокого уровня по Сомали, Южному Судану, Центральноафриканской Республике и Мали (Нью-Йорк, сентябрь). Оказана адресная гуманитарная помощь Камеруну, Лесото, Малави, Мали, Танзании, Сомали.

Россия одной из первых отреагировала на вспышку эпидемии лихорадки Эбола в странах Западной Африки. В Гвинею направлены ведущие отечественные вирусологи, передовое диагностическое оборудование и военно-полевой госпиталь, в Сьерра-Леоне доставлен гуманитарный модуль с медикаментами и расходными материалами.

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна