Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Создание термоядерной бомбы в СССР. Сборник статей. 1. Борис Борисов. Сахаровский диабет, или переход из физиков в лирики. 2. Академик Юлий Борисович Харитон, главный научный сотрудник Виктор Борисович Адамский, ведущий научный сотрудник Юрий Николаевич Смирнов. О создании советской водородной (термоядерной) бомбы.

28.01.2010 11:21      Просмотров: 6592      Комментариев: 0      Категория: Опровержение мифов


 

Сахаров - не "отец" водородной бомбы, а ее "отчим"

Виктор Александрович Давиденко - автор основной идеи, положенной в конструкцию термоядерных зарядов

 

 1. Выдержка из статьи Бориса Борисова: Сахаровский диабет, или переход из физиков в лирики

Источник информации - http://www.rus-obr.ru/opinions/5044


Отец Бомбы

Роль Сахарова в создании ядерного оружия сильно преувеличена западными СМИ и нашими либеральными подпевалами. До его антисоветских высказываний он был лишь «человек из команды Курчатова-Харитона».

После своих малограмотных путаных общественных опусов —   немедленно  стал «отцом термоядерной бомбы». По заслугам ли?

 

 

Когда его называют «отцом ядерной бомбы» — это просто западная версия истории, которую нам ловко подсунули.

Судя по современным опубликованным данным (http://wsyachina.narod.ru/history/thermonuclear_bomb_1.html (журнал "Успехи физических наук"), на вооружение у нас были приняты термоядерные заряды, сделанные вовсе не по слойной схеме Сахарова  (она оказалась, увы,  неудачной)  а по схеме советского физика Виктора Давиденко.

Но кто сегодня знает Давиденко?! Вот вы — слышали хоть что-нибудь о Давиденко? И знали ли бы мы Давиденко, если бы он хоть пару раз плюнул в сторону вскормившей его Советской Власти? О, как бы мы знали тогда Давиденко! Вся либеральная нечисть подняла бы его на руки в провозгласила Истинным Отцов Советской Ядерной Мощи.

Наша история создания ядерного оружия  по-настоящему больна сахаровским диабетом. Апология Сахарова затмевает имена подлинных создателей ядерного оружия. Такие имена, как соратники Курчатова Харитон, Флеров, Давиденко и другие. Так, Ю.Б.Харитон с 1946-го по 1992 годы был бессменным научным руководителем ядерного оружейного центра в Арзамасе-16.

 


2. Выдержка из статьи Юлия  Борисовича Харитона, Виктора Борисовича Адамского и Юрия Николаевича Смирнова в журнале "Успехи физических наук"

Источник информации - http://wsyachina.narod.ru/history/thermonuclear_bomb_1.html (журнал "Успехи физических наук")

В июне 1948 г. по постановлению Правительства в ФИАНе под руководством И.Е. Тамма была создана специальная группа, в которую был включен А.Д. Сахаров и в задачу которой входило выяснить возможности создания водородной бомбы. При этом ей поручалась проверка и уточнение тех расчётов, которые проводились в московской группе Я.Б. Зельдовича в Институте химической физики. Надо сказать, что в тот период времени эта группа Я.Б. Зельдовича, как и его арзамасские сотрудники, определённую часть своих усилий посвящали именно „трубе“ — в соответствии с информацией, полученной от К. Фукса.

Однако, как вспоминал Ю.А. Романов, „уже через пару месяцев Андреем Дмитриевичем (Сахаровым - А.К.) были высказаны основополагающие идеи, определившие дальнейшее развитие всей проблемы. В качестве горючего для термоядерного устройства группой Зельдовича рассматривался до этого жидкий дейтерий (возможно, в смеси с тритием).

Сахаров предложил свой вариант: гетерогенную конструкцию из чередующихся слоёв лёгкого вещества (дейтерий, тритий и их химические соединения) и тяжёлого ( 238U), названную им „слойкой“ [5].

Таким образом, с 1948 г. у нас параллельно развивались два направления — „труба“ и „слойка“, причём последнему в силу его очевидных достоинств и технологичности отдавалось явное предпочтение. Именно „слойка“, как об этом было сказано выше, и была успешно реализована в советском испытании термоядерного заряда 12 августа 1953 г.

Однако работы по „трубе“ ещё продолжались. Более того, к началу 50-х годов наряду с арзамасской и московской группами Я.Б. Зельдовича к отдельным вопросам по этому направлению было подключено несколько молодых сотрудников Д.И. Блохинцева в Обнинске. Им поручили решение задачи по переносу энергии нейтронами для случая, если бы в „трубе“ произошло термоядерное поджигание, а также исследование распространения детонационной волны в дейтерии.

Несмотря на обилие физически интересных и трудных задач, участники работы по „трубе“ постепенно начали осознавать, что их исследования лежат в стороне от магистрального направления. Основой этих исследований являлась работа с изотопами водорода в жидкой фазе и уже поэтому она представлялась технически бесперспективной. Расчёты делались с достаточно высокой точностью и, если бы нейтроны выделяли всю энергию локально, в одном месте, всё было бы в порядке. Но нейтроны разносили энергию на большие расстояния по „трубе“. Придумать что-либо перспективное не удавалось. При этом достаточно было допустить в теоретических расчётах более оптимистичные начальные условия, как появлялась надежда на успех. Одним словом, задача не имела гарантированного положительного решения и результат был крайне чувствителен к выбору исходных параметров, что делало её неопределённой, практически нереальной.

К началу 1954 г. в теоретических отделах института в Арзамасе-16 сложилась своеобразная ситуация, когда после успешного взрыва 12 августа 1953 г. по-прежнему в разработке термоядерных зарядов сохранялись оба направления — как „слойка“, так и „труба“.

Потенциально „слойка“ имела определённые ресурсы для совершенствования. Мощность заряда могла быть доведена до мегатонны и поэтому прорабатывалась её более мощная модификация. Однако уже своей громоздкостью эта конструкция вызывала чувство неудовлетворённости. В то же время „слойка“, испытанная 12 августа 1953 г., содержала значительное количество трития. Поэтому стоимость заряда была велика, а сам он имел сравнительно ограниченную живучесть по сроку годности (около полугода).

Эти два недостатка удалось тем не менее полностью преодолеть, и в СССР 6 ноября 1955 г. был успешно испытан другой вариант „слойки“, вообще не содержавший трития. Естественно, что при этом произошло некоторое снижение мощности по сравнению с прототипом.

Испытание было проведено с самолёта на высоте одного километра и оно явилось первым подобным экспериментом в мире с водородной бомбой. Если бы оказалось, что по тем или иным причинам идея двухступенчатого заряда, которая была реализована в советском испытании 22 ноября 1955 г. и несколько ранее в США, в принципе неосуществима, Советский Союз тем не менее в результате эксперимента 6 ноября 1955 г. располагал бы уже вполне реальным, относительно недорогим и транспортабельным термоядерным оружием.

В начале 1954 г. по „трубе“ состоялось знаменательное совещание в Министерстве среднего машиностроения с участием министра В.А. Малышева. Расширенные обсуждения и встречи по этому направлению имели место и прежде, но это совещание оказалось заключительным. В его работе приняли участие И.Е. Тамм, А.Д. Сахаров, Я.Б. Зельдович, Л.Д. Ландау, Ю.Б. Харитон, Д.И. Блохинцев, Д.А. Франк-Каменецкий и другие физики. Совещание открыл Игорь Васильевич Курчатов и вёл его в присущей ему манере: очень чётко, как бы по секундам, с удивительным напором и целеустремлённостью, сохраняя, однако, деликатность и корректность. Несколько вступительных слов сказал Д.И. Блохинцев, которого сменили его совсем молодые сотрудники из Обнинска. От Арзамаса-16 сообщение сделал В.Б. Адамский. От Обнинска в центре внимания оказалось сообщение Б.Б. Кадомцева о переносе нейтронов в дейтерии. Это произошло потому, что именно протяжённое в пространстве энерговыделение от нейтронов, наряду с комптонизацией, также изучавшейся в Обнинске, исключало возможность детонации.

Состоялась дискуссия. Последним с репликой выступил И.Е. Тамм. Он обратил внимание на то, что во всех вариантах, которые докладывались, режим детонации в „трубе“, если он и существует, ограничен очень узкими рамками значений определяющих параметров, таких как диаметр „трубы“. То есть вероятность режима детонации в дейтерии в условиях „трубы“ очень низка. По его мнению, это достаточное доказательство того, что режима детонации просто не существует и нет нужды перебирать другие вариации параметров. Он добавил, что это напоминает ему ситуацию с вечным двигателем, когда французская академия наук постановила считать невозможным создание вечного двигателя и впредь отказалась рассматривать предложения по его конкретным конструкциям.

После дискуссии молодежь и некоторые другие участники были отпущены. Руководящие работники остались и после обсуждения приняли решение о полной бесперспективности этого направления подобно тому, как к такому же выводу в 1950 г. пришли американцы. Направление с применением жидкого водорода было решено закрыть. Совещание в Министерстве явилось своеобразными похоронами „трубы“ по первому разряду.

Дальнейшее развитие событий показало, что поиски сконцентрировались на использовании в полной мере энергии атомного взрыва для обеспечения наибольшей плотности термоядерного горючего водородной бомбы, чего ни „слойка“, ни тем более „труба“ не обеспечивали. Сильный коллектив физиков-теоретиков во главе с Я.Б. Зельдовичем освободился от занятий хотя и интересной, развивающей квалификацию в области высоких энергий и температур, но не имеющей перспективы разработкой и был готов подключиться к новой работе.

 

Группа, занимающаяся „слойкой“, также не была перегружена. Таким образом, коллектив был наготове, и стоило появиться идее, для воплощения которой требовалось усилие многих сотрудников, как начался бы „мозговой штурм“.

Мысль об использовании атомного взрыва для сжатия термоядерного горючего и его поджига настойчиво пропагандировал Виктор Александрович Давиденко, руководитель экспериментального ядерно-физического подразделения института.

 

Он часто заходил в теоретические отделы и, обращаясь к теоретикам, в первую очередь к Зельдовичу и Сахарову, требовал, чтобы они вплотную занялись тем, что у нас получило название „атомного обжатия“ (АО). В связи с этим 14 января 1954 г. Я.Б. Зельдович собственноручно написал записку Ю.Б. Харитону, сопроводив её поясняющей схемой:

В настоящей записке сообщаются предварительная схема устройства для АО сверхъизделия и оценочные расчёты её действия. Применение АО было предложено В.А. Давиденко“. (Подчёркнуто Я.Б. Зельдовичем.)

Таким образом видно, что советские физики не нуждались в подсказке важности достижения сильной степени сжатия, т. е. большой плотности термоядерного горючего для обеспечения его детонации. С другой стороны, хотя американский взрыв „Майк“ 1952 г. благодаря мощному нейтронному потоку и свидетельствовал о достигнутой большой плотности термоядерного горючего во взорванном устройстве, — радиохимический анализ проб в принципе не мог дать каких-либо сведений о реальной конструкции этого устройства.

Но хронологически первым толчком для перехода от платонических рассуждений о сжатии термоядерного горючего атомным взрывом к конкретной работе послужило высказывание заместителя министра среднего машиностроения А.П. Завенягина, который был в курсе идей, обсуждавшихся у теоретиков, о том, что следует попробовать обжимать термоядерное горючее с помощью атомного взрыва так же, как и обычной взрывчаткой. Оно рассматривалось недели две, пока на смену не пришла другая, более осмысленная идея.

В новой схеме сжатие основного заряда должно было осуществляться за счёт воздействия на него продуктов взрыва и конструкционных материалов. Для того чтобы продукты взрыва, не направленные непосредственно на основной заряд, также заставить работать на сжатие, предусматривалось использование массивного кожуха, благодаря чему, как можно было надеяться, разлетающиеся материальные частицы хотя бы частично отразятся от кожуха и внесут вклад в сжатие основного заряда. Этой схемой занимались в течение двух-трёх недель.

 

 

ПОДРОБНЕЕ:

Источник информации - http://wsyachina.narod.ru/history/thermonuclear_bomb_1.html (журнал "Успехи физических наук")

Юлий  Борисович Харитон, Виктор Борисович Адамский, Юрий Николаевич Смирнов

О создании советской водородной
(термоядерной) бомбы

 

   В майском номере „Успехов физических наук“ за 1991 г., посвящённом 70-летию Андрея Дмитриевича Сахарова, редакция поместила перевод статьи Д. Хирша и У. Мэтьюза „Водородная бомба: кто же выдал её секрет?“ Редакция надеялась, что эта полемическая, во многих отношениях спорная статья побудит высказаться и наших физиков — разработчиков ядерного оружия. Однако только теперь, спустя пять лет, когда отпал ряд формальных ограничений, в распоряжение „Успехов физических наук“ поступила статья „О создании советской водородной (термоядерной) бомбы“ специалистов Арзамаса-16 — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (Ю.Н. Смирнов работал в секторе А.Д. Сахарова в 60-е годы). Редакция уверена, что она заинтересует наших читателей. Особый авторитет статье придаёт то, что одним из её авторов является Юлий Борисович Харитон — патриарх отечественных физиков-ядерщиков. Блестяще начавший свою научную биографию ещё в 20-е годы в коллективе Н.Н. Семёнова и в знаменитой Кавендишской лаборатории Э. Резерфорда, Ю.Б. Харитон с 1946-го по 1992 гг. был бессменным научным руководителем ядерного оружейного центра в Арзамасе-16. Именно И.В. Курчатову и Ю.Б. Харитону наша страна в первую очередь обязана созданием ядерного оружия, ставшего основой мощного оборонного потенциала.

Редакционная коллегия

В 1990 г. в США была опубликована статья Д. Хирша и У. Мэтьюза „Водородная бомба: кто же выдал её секрет?“ [1]. То, что СССР воспользовался американскими секретами при её создании, авторам статьи казалось бесспорным и подчёркивалось даже названием статьи. Такая точка зрения долгое время была широко распространена на Западе.

   По версии Д. Хирша и У. Мэтьюза данные радиохимии по американским взрывам начала 50-х годов натолкнули советских учёных на необходимость добиваться высоких сжатий термоядерного горючего. Действительно, взрыв водородной бомбы сопровождается выбросом в атмосферу большого количества различных радионуклидов, анализ которых может дать информацию о степени сжатия термоядерного горючего. В шестидесятые годы наблюдение за американскими, китайскими и французскими взрывами нами проводились. Осуществлялся отбор проб из воздуха, затем радиохимический анализ этих проб, расчётно-теоретическая интерпретация такого анализа и, наконец, делались гипотетические предположения об испытанной конструкции. Но такая служба была налажена у нас только в конце 50-х годов. Она оказалась полезной при наблюдении за американскими испытаниями у острова Джонстона в 1962 г. В 1952 г. во время испытания „Майк“ — первого американского термоядерного взрыва в виде устройства весом 65 т, в котором в качестве термоядерного горючего использовался жидкий дейтерий, такая служба у нас ещё не была организована. Поэтому эксперимент „Майк“ влиял на советскую программу создания водородного оружия только самим фактом проведения мощного водородного взрыва.

Ход мыслей и взаимодействие различных идей были таковы, что советские разработчики ядерного оружия в подсказке о высокой плотности не нуждались. Задача виделась не в том, что требовалась ясность в вопросе, нужны ли высокие сжатия (в этом никто не сомневался), а в том, как эти сжатия осуществить.

Теперь, после ряда отечественных публикаций [2] многим стало ясно, что советские учёные не только самостоятельно создали водородную бомбу, но даже кое в чём опередили своих американских коллег.

Действительно, в ноябре 1952 г. США первыми в мире произвели термоядерный взрыв. Его мощность превысила 10 Мт, а поток нейтронов был настолько велик, что американским физикам, изучавшим продукты взрыва, удалось даже открыть два новых трансурановых элемента, названных эйнштейнием и фермием.

Однако взорванное в США устройство не было настолько компактным, чтобы его можно было назвать бомбой. Это было огромное, с двухэтажный дом, наземное лабораторное сооружение, а термоядерное горючее находилось в жидком состоянии при температуре, близкой к абсолютному нулю. Эксперимент стал промежуточным шагом американских физиков на пути к созданию водородного оружия. Советские учёные обошлись без подобного очень сложного и дорогостоящего опыта.

12 августа 1953 г. в СССР по схеме, предложенной А.Д. Сахаровым и названной у нас „слойкой“, был успешно испытан первый в мире реальный водородный заряд. В этом заряде в качестве термоядерного горючего был использован, по предложению В.Л. Гинзбурга, литий в виде твёрдого химического соединения. Это позволило в ходе термоядерных реакций (при взрыве) получить с использованием лития дополнительное количество трития, что заметно повышало мощность заряда.

Испытанный в СССР термоядерный заряд был готов к применению в качестве траспортабельной бомбы, т. е. представлял собой первый образец водородного оружия. Этот заряд имел несколько больший вес и те же габариты, что и первая советская атомная бомба, испытанная в 1949 г., но в 20 раз превышал её по мощности (мощность взрыва 12 августа 1953 г. составила около 400 кт). Существенно, что вклад собственно термоядерных реакций в полную величину мощности приближался к 15–20%. Состоявшийся эксперимент стал выдающимся приоритетным достижением наших физиков и особенно А.Д. Сахарова и В.Л. Гинзбурга. Нельзя не упомянуть и И.Е. Тамма, возглавлявшего в тот период (до 1954 г.) коллектив физиков-теоретиков, которые работали по этому направлению.

Ничего подобного в качестве термоядерного оружия в США на тот момент времени не было. С советским термоядерным взрывом 1953 г. не могут отождествляться опыты американских физиков с малыми количествами трития и дейтерия, относящиеся к 1951 г. и предназначенные, по словам X. Бете, „главным образом для подтверждения горения смеси трития с дейтерием, относительно которого серьёзных сомнений ни у кого не было“ [1]. Тем более не может отождествляться с советским успехом американский взрыв 1952 г., для которого использовалось термоядерное горючее в сжиженном состоянии при температуре, близкой к абсолютному нулю, что не позволяло производить траспортабельные достаточно компактные термоядерные заряды.

Истории создания советского термоядерного оружия, об основных этапах которой мы здесь расскажем, предшествует одно важное событие, которое и следует рассматривать как начало советских усилий по созданию водородной бомбы.

Дело в том, что в 1946 г. И.И. Гуревич, Я.Б. Зельдович, И.Я. Померанчук и Ю.Б. Харитон передали И.В. Курчатову совместное предложение в форме открытого отчёта. Ясно, что если бы отчёт был подготовлен с использованием материалов разведки, на нём автоматически был бы поставлен высший гриф секретности. Суть их предложения заключалась в использовании атомного взрыва в качестве детонатора для обеспечения взрывной реакции в дейтерии. Другими словами, авторы представили первые в СССР оценки возможности осуществления термоядерного взрыва.

По воспоминаниям И.И. Гуревича, дейтерий в реакции с лёгкими ядрами интересовал его и И.Я. Померанчука в качестве источника энергии звёзд. Они обсуждали эту проблему с Я.Б. Зельдовичем и Ю.Б. Харитоном, которые, в свою очередь, увидели, что термоядерный синтез лёгких ядер может оказаться осуществимым в земных условиях, если разогреть дейтерий ударной волной, инициированной атомным взрывом.

Научный отчёт четырёх авторов был отпечатан на машинке как несекретный документ, никогда не был засекречен и до сих пор хранится в открытых фондах архива Курчатовского института. И.И. Гуревич вспоминал: „Вот вам наглядное доказательство того, что мы ничего не знали об американских разработках. Вы понимаете, какие были бы грифы секретности на этом предложении и за сколькими печатями оно должно было бы храниться в противном случае… Я думаю, что от нас тогда просто отмахнулись. Сталин и Берия во всю гнали создание атомной бомбы. У нас же к тому времени ещё не был запущен экспериментальный реактор, а тут учёные „мудрецы“ лезут с новыми проектами, которые ещё неизвестно можно ли будет осуществить“ [3].

Отчёт И.И. Гуревича, Я.Б. Зельдовича, И.Я. Померанчука и Ю.Б. Харитона впервые был опубликован только в 1991 г. в журнале „Успехи физических наук“ и представляет собой сегодня исторический документ [4]. В нём не только содержалось предложение, как с помощью атомного взрыва осуществить термоядерную реакцию, но авторами было понято, что ядерная реакция в дейтерии „будет происходить, не затухая, лишь при весьма высоких температурах всей массы“. При этом подчёркивалось, что „желательна наибольшая возможная плотность дейтерия“, а для облегчения возникновения ядерной детонации полезно применение массивных оболочек, замедляющих разлёт.

Любопытно, что практически в то же время, в апреле 1946 г., на секретном совещании в Лос-Аламосской лаборатории, в котором участвовал Клаус Фукс, обсуждались итоги американских работ с 1942 г. по водородной бомбе (только четыре года спустя, в 1950 г., американские физики установят, что техническое воплощение этого направления было ошибочным). Через какое-то время после совещания Клаус Фукс передал материалы, связанные с этими работами, представителям советской разведки и они попали нашим физикам. Как рассказывается в упомянутой статье Д. Хирша и У. Мэтьюза, „теллеровская концепция термоядерного оружия 1942–1950 гг. по существу представляла собой цилиндрический контейнер с жидким дейтерием 1 . Этот дейтерий должен был нагреваться от взрыва инициирующего устройства типа обычной атомной бомбы“. Математик Станислав Улам и его помощник Корнелий Эверетт провели в Лос-Аламосской лаборатории расчёты, из которых следовало, что для супербомбы понадобится количество трития гораздо большее, чем предполагал Теллер. Далее в своём меморандуме 1952 г. Ханс Бете отметил, что теоретические расчёты, выполненные Ферми и Уламом в 1950 г., показали, что вероятность распространяющейся термоядерной реакции очень мала. Таким образом, учёные Лос-Аламоса убедились в бесперспективности работ по осуществлению „трубы“. X. Бете позднее охарактеризовал эту ситуацию с полной определённостью: „Мы оказались на неверном пути, и конструкция водородной бомбы, считавшаяся нами наилучшей, оказалась неработоспособной“ [1].

В начале 1950 г. Клаус Фукс был арестован и, естественно, советским физикам не были известны эти драматические выводы их американских коллег.

Далее у нас события развивались следующим образом.

В июне 1948 г. по постановлению Правительства в ФИАНе под руководством И.Е. Тамма была создана специальная группа, в которую был включен А.Д. Сахаров и в задачу которой входило выяснить возможности создания водородной бомбы. При этом ей поручалась проверка и уточнение тех расчётов, которые проводились в московской группе Я.Б. Зельдовича в Институте химической физики. Надо сказать, что в тот период времени эта группа Я.Б. Зельдовича, как и его арзамасские сотрудники, определённую часть своих усилий посвящали именно „трубе“ — в соответствии с информацией, полученной от К. Фукса.

Однако, как вспоминал Ю.А. Романов, „уже через пару месяцев Андреем Дмитриевичем были высказаны основополагающие идеи, определившие дальнейшее развитие всей проблемы. В качестве горючего для термоядерного устройства группой Зельдовича рассматривался до этого жидкий дейтерий (возможно, в смеси с тритием).

Сахаров предложил свой вариант: гетерогенную конструкцию из чередующихся слоёв лёгкого вещества (дейтерий, тритий и их химические соединения) и тяжёлого ( 238U), названную им „слойкой“ [5].

Таким образом, с 1948 г. у нас параллельно развивались два направления — „труба“ и „слойка“, причём последнему в силу его очевидных достоинств и технологичности отдавалось явное предпочтение. Именно „слойка“, как об этом было сказано выше, и была успешно реализована в советском испытании термоядерного заряда 12 августа 1953 г.

Однако работы по „трубе“ ещё продолжались. Более того, к началу 50-х годов наряду с арзамасской и московской группами Я.Б. Зельдовича к отдельным вопросам по этому направлению было подключено несколько молодых сотрудников Д.И. Блохинцева в Обнинске. Им поручили решение задачи по переносу энергии нейтронами для случая, если бы в „трубе“ произошло термоядерное поджигание, а также исследование распространения детонационной волны в дейтерии.

Несмотря на обилие физически интересных и трудных задач, участники работы по „трубе“ постепенно начали осознавать, что их исследования лежат в стороне от магистрального направления. Основой этих исследований являлась работа с изотопами водорода в жидкой фазе и уже поэтому она представлялась технически бесперспективной. Расчёты делались с достаточно высокой точностью и, если бы нейтроны выделяли всю энергию локально, в одном месте, всё было бы в порядке. Но нейтроны разносили энергию на большие расстояния по „трубе“. Придумать что-либо перспективное не удавалось. При этом достаточно было допустить в теоретических расчётах более оптимистичные начальные условия, как появлялась надежда на успех. Одним словом, задача не имела гарантированного положительного решения и результат был крайне чувствителен к выбору исходных параметров, что делало её неопределённой, практически нереальной.

К началу 1954 г. в теоретических отделах института в Арзамасе-16 сложилась своеобразная ситуация, когда после успешного взрыва 12 августа 1953 г. по-прежнему в разработке термоядерных зарядов сохранялись оба направления — как „слойка“, так и „труба“.

Потенциально „слойка“ имела определённые ресурсы для совершенствования. Мощность заряда могла быть доведена до мегатонны и поэтому прорабатывалась её более мощная модификация. Однако уже своей громоздкостью эта конструкция вызывала чувство неудовлетворённости. В то же время „слойка“, испытанная 12 августа 1953 г., содержала значительное количество трития. Поэтому стоимость заряда была велика, а сам он имел сравнительно ограниченную живучесть по сроку годности (около полугода). Эти два недостатка удалось тем не менее полностью преодолеть, и в СССР 6 ноября 1955 г. был успешно испытан другой вариант „слойки“, вообще не содержавший трития. Естественно, что при этом произошло некоторое снижение мощности по сравнению с прототипом. Испытание было проведено с самолёта на высоте одного километра и оно явилось первым подобным экспериментом в мире с водородной бомбой. Если бы оказалось, что по тем или иным причинам идея двухступенчатого заряда, которая была реализована в советском испытании 22 ноября 1955 г. и несколько ранее в США, в принципе неосуществима, Советский Союз тем не менее в результате эксперимента 6 ноября 1955 г. располагал бы уже вполне реальным, относительно недорогим и транспортабельным термоядерным оружием.

В начале 1954 г. по „трубе“ состоялось знаменательное совещание в Министерстве среднего машиностроения с участием министра В.А. Малышева. Расширенные обсуждения и встречи по этому направлению имели место и прежде, но это совещание оказалось заключительным. В его работе приняли участие И.Е. Тамм, А.Д. Сахаров, Я.Б. Зельдович, Л.Д. Ландау, Ю.Б. Харитон, Д.И. Блохинцев, Д.А. Франк-Каменецкий и другие физики. Совещание открыл Игорь Васильевич Курчатов и вёл его в присущей ему манере: очень чётко, как бы по секундам, с удивительным напором и целеустремлённостью, сохраняя, однако, деликатность и корректность. Несколько вступительных слов сказал Д.И. Блохинцев, которого сменили его совсем молодые сотрудники из Обнинска. От Арзамаса-16 сообщение сделал В.Б. Адамский. От Обнинска в центре внимания оказалось сообщение Б.Б. Кадомцева о переносе нейтронов в дейтерии. Это произошло потому, что именно протяжённое в пространстве энерговыделение от нейтронов, наряду с комптонизацией, также изучавшейся в Обнинске, исключало возможность детонации.

Состоялась дискуссия. Последним с репликой выступил И.Е. Тамм. Он обратил внимание на то, что во всех вариантах, которые докладывались, режим детонации в „трубе“, если он и существует, ограничен очень узкими рамками значений определяющих параметров, таких как диаметр „трубы“. То есть вероятность режима детонации в дейтерии в условиях „трубы“ очень низка. По его мнению, это достаточное доказательство того, что режима детонации просто не существует и нет нужды перебирать другие вариации параметров. Он добавил, что это напоминает ему ситуацию с вечным двигателем, когда французская академия наук постановила считать невозможным создание вечного двигателя и впредь отказалась рассматривать предложения по его конкретным конструкциям.

После дискуссии молодежь и некоторые другие участники были отпущены. Руководящие работники остались и после обсуждения приняли решение о полной бесперспективности этого направления подобно тому, как к такому же выводу в 1950 г. пришли американцы. Направление с применением жидкого водорода было решено закрыть. Совещание в Министерстве явилось своеобразными похоронами „трубы“ по первому разряду.

Дальнейшее развитие событий показало, что поиски сконцентрировались на использовании в полной мере энергии атомного взрыва для обеспечения наибольшей плотности термоядерного горючего водородной бомбы, чего ни „слойка“, ни тем более „труба“ не обеспечивали. Сильный коллектив физиков-теоретиков во главе с Я.Б. Зельдовичем освободился от занятий хотя и интересной, развивающей квалификацию в области высоких энергий и температур, но не имеющей перспективы разработкой и был готов подключиться к новой работе. Группа, занимающаяся „слойкой“, также не была перегружена. Таким образом, коллектив был наготове, и стоило появиться идее, для воплощения которой требовалось усилие многих сотрудников, как начался бы „мозговой штурм“.

Мысль об использовании атомного взрыва для сжатия термоядерного горючего и его поджига настойчиво пропагандировал Виктор Александрович Давиденко, руководитель экспериментального ядерно-физического подразделения института. Он часто заходил в теоретические отделы и, обращаясь к теоретикам, в первую очередь к Зельдовичу и Сахарову, требовал, чтобы они вплотную занялись тем, что у нас получило название „атомного обжатия“ (АО). В связи с этим 14 января 1954 г. Я.Б. Зельдович собственноручно написал записку Ю.Б. Харитону, сопроводив её поясняющей схемой: „В настоящей записке сообщаются предварительная схема устройства для АО сверхъизделия и оценочные расчёты её действия. Применение АО было предложено В.А. Давиденко“. (Подчёркнуто Я.Б. Зельдовичем.)

Таким образом видно, что советские физики не нуждались в подсказке важности достижения сильной степени сжатия, т. е. большой плотности термоядерного горючего для обеспечения его детонации. С другой стороны, хотя американский взрыв „Майк“ 1952 г. благодаря мощному нейтронному потоку и свидетельствовал о достигнутой большой плотности термоядерного горючего во взорванном устройстве, — радиохимический анализ проб в принципе не мог дать каких-либо сведений о реальной конструкции этого устройства.

Но хронологически первым толчком для перехода от платонических рассуждений о сжатии термоядерного горючего атомным взрывом к конкретной работе послужило высказывание заместителя министра среднего машиностроения А.П. Завенягина, который был в курсе идей, обсуждавшихся у теоретиков, о том, что следует попробовать обжимать термоядерное горючее с помощью атомного взрыва так же, как и обычной взрывчаткой. Оно рассматривалось недели две, пока на смену не пришла другая, более осмысленная идея. В новой схеме сжатие основного заряда должно было осуществляться за счёт воздействия на него продуктов взрыва и конструкционных материалов. Для того чтобы продукты взрыва, не направленные непосредственно на основной заряд, также заставить работать на сжатие, предусматривалось использование массивного кожуха, благодаря чему, как можно было надеяться, разлетающиеся материальные частицы хотя бы частично отразятся от кожуха и внесут вклад в сжатие основного заряда. Этой схемой занимались в течение двух-трёх недель.

И вот однажды Зельдович, ворвавшись в комнату молодых теоретиков Г.М. Гандельмана и В.Б. Адамского, находившуюся против его кабинета, радостно воскликнул: „Надо делать не так, будем выпускать из шарового заряда излучение!“. Уже через день или два в Москву в вычислительное бюро А.Н. Тихонова, которое обслуживало группу Сахарова, было послано задание для проведения расчёта на предмет выяснения, выходит ли излучение из атомного заряда и как это зависит от используемых материалов.

Решающим был вопрос (от него зависела реальность идеи!), не поглотит ли поверхность кожуха большую часть энергии, выпускаемой в виде излучения — ведь тогда оставшейся её части оказалось бы недостаточно для эффективного обжатия заряда. Простыми изящными оценками А.Д. Сахаров показал, что хотя потери на поглощение стенками кожуха и велики, но они всё-таки не таковы, чтобы сделать невозможным сжатие основного заряда. Не менее серьёзным был вопрос о конкретном механизме использования энергии излучения для эффективного обжатия термоядерного узла. Важные предложения для решения этого вопроса были высказаны Ю.А. Трутневым. Все эти идеи проходили обстоятельную обкатку через многочисленные коллективные обсуждения.

Выяснение физических процессов, происходящих в новом заряде, потребовало решения многих интересных физических задач. Если на этапе создания атомного оружия основными научными направлениями являлись нейтронная физика и газодинамика (гидродинамика сжимаемой жидкости), то работа над термоядерным оружием существенно расширила круг физических дисциплин. Высокие температуры, при которых протекают термоядерные реакции, привели к возникновению и разработке специального раздела — физики высоких давлений и температур. Происходящие при этом процессы имеют аналогию, пожалуй, только в звёздах и изучаются в астрофизике.

Коллектив теоретиков с энтузиазмом и дружно включился в эту работу, действительно принявшую форму мозгового штурма. Всем хотелось приблизить время завершения работы и выйти на испытания. Работа потребовала создания ряда математических программ, которые стали фундаментом существующего сегодня арсенала наших вычислительных средств. Первые математические программы и расчёты по ним проводились в Институте прикладной математики в Москве. Математический отдел, существовавший у нас, выполнял тогда вспомогательные работы. Но в ходе работ над новым термоядерным зарядом в целях большей оперативности происходила постепенная переориентация на наш математический отдел. Он был значительно расширен и уже при расчётах по разработкам, проводившимся непосредственно после испытания первого термоядерного заряда, стал нашей основной математической базой, обеспечивавшей проведение расчётов, а затем и разработку математических методик.

Работа над зарядом не могла вестись равнодушно. Ничего бы не получилось. Её нельзя было вести на исполнительском уровне без полной самоотдачи со стороны каждого участника.

Естественным образом сложился коллектив физиков-теоретиков, погрузившихся в эту работу. В то время во ВНИИЭФ формально существовали два теоретических отделения. Одно во главе с Сахаровым, другое во главе с Зельдовичем. Фактически к этому времени между двумя коллективами перегородок не существовало. Совместная захватывающая коллективная работа ещё более сблизила людей. Каждый нашёл свой участок работы и вносил вклад в общее дело, участвуя в обсуждении всей проблемы в целом. Я.Б. Зельдович в шутку назвал тот характер работы, который имел место, методом „народной стройки“ (напомним, „народными стройками“ в то время назывались строительства оросительных каналов и других общественно значимых объектов, выполнявшихся в порядке штурма с участием большого количества людей).

Руководителями работ были определены Е.И. Забабахин, Я.Б. Зельдович, Ю.А. Романов, А.Д. Сахаров и Д.А. Франк-Каменецкий. Исполнителем работ стал коллектив, включавший как академиков, так и сотрудников, не имевших учёных степеней: Е.Н. Аврорин, В.Б. Адамский, В.А. Александров, Ю.Н. Бабаев, Б.Д. Бондаренко, Ю.С. Вахрамеев, Г.М. Гандельман, Г.А. Гончаров, Г.А. Дворовенко, Н.А. Дмитриев, Е.И. Забабахин, В.Г. Заграфов, Я.Б. Зельдович, В.Н. Климов, Г.Е. Клинишов, Б.Н. Козлов, Т.Д. Кузнецова, И.А. Курилов, Е.С. Павловский, Н.А. Попов, Е.М. Рабинович, В.И. Ритус, В.Н. Родигин, Ю.А. Романов, А.Д. Сахаров, Ю.А. Трутнев, В.П. Феодоритов, Л.П. Феоктистов, Д.А. Франк-Каменецкий, М.Д. Чуразов, М.П. Шумаев.

В своих „Воспоминаниях“ Андрей Дмитриевич Сахаров назвал идею использования атомного взрыва для обжатия термоядерного горючего (атомного обжатия) „третьей идеей“. Он отмечал: „По-видимому, к „третьей идее“ одновременно пришли несколько сотрудников наших теоретических отделов. Одним из них был я. Мне кажется, что я уже на ранней стадии понимал основные физические и математические аспекты „третьей идеи“. В силу этого, а также благодаря моему ранее приобретённому авторитету, моя роль в принятии и осуществлении „третьей идеи“, возможно, была одной из решающих. Но также, несомненно, очень велика была роль Зельдовича, Трутнева и некоторых других и, быть может, они понимали и предугадывали перспективы и трудности „третьей идеи“ не меньше, чем я. В то время нам (мне, во всяком случае) некогда было думать о вопросах приоритета, тем более, что это было бы „делёжкой шкуры неубитого медведя“, а задним числом восстановить все детали обсуждений невозможно, да и надо ли?…“ [6].

К началу лета 1955 г. расчётно-теоретические работы были завершены, был выпущен отчёт. Но изготовление экспериментального заряда завершилось лишь к осени. Требования по производству были более высокие, чем раньше. Это относилось к высокой точности, даже прецизионности изготовления деталей и к особой чистоте некоторых материалов.

Этот экспериментальный термоядерный заряд, положивший начало новому направлению в развитии отечественных термоядерных зарядов, был успешно испытан 22 ноября 1955 г. При его испытании пришлось заменить часть термоядерного горючего на инертное вещество, чтобы снизить мощность ради безопасности самолёта и жилого городка, находившегося примерно в 70 км от места взрыва.

Можно, таким образом, выстроить цепочку узловых моментов в работе, завершившейся созданием и испытанием в ноябре 1955 г. двухступенчатого термоядерного заряда:

1. Работа над созданием и испытанием одноступенчатого термоядерного заряда („слойка“), 1953 год.

2. Работа над более мощным зарядом типа „слойка“. Неудовлетворённость такой конструкцией, 1953 год.

3. Прекращение работы над теоретическим изучением возможности стационарной детонации дейтерия в длинном цилиндре как бесперспективной („труба“), 1954 год.

4. Первые примитивные разработки термоядерного заряда, использующие для сжатия основного заряда энергию атомного взрыва.

5. Рождение идеи использовать для обжатия основного заряда не продукты взрыва, а излучение.

6. Работа над термоядерным зарядом в режиме мозгового штурма, завершившаяся успешным испытанием 22 ноября 1955 г. посредством сброса с самолёта заряда, оформленного как авиационная бомба.

От успешной реализации идеи в этих испытаниях до создания серийных образцов был пройден нелёгкий путь конкретного конструирования в ходе соревнования двух институтов: в Арзамасе-16 и созданного в 1955 г. в Челябинске-70. Вскоре в Челябинске-70 была создана конструкция термоядерной бомбы, которую можно было ставить на вооружение. Её основными разработчиками были Е.И. Забабахин, Ю.А. Романов и Л.П. Феоктистов.

А несколько позднее Ю.Н. Бабаевым и Ю.А. Трутневым было внесено существенное усовершенствование в конструкцию водородного заряда, которое было успешно отработано в 1958 г. и предопределило современный облик отечественных водородных зарядов. Это достижение, по словам А.Д. Сахарова, „явилось важнейшим изобретением, определившим весь дальнейший ход работы на объекте“.

Совершенствование зарядов продолжалось, и уже более молодое поколение — ученики Якова Борисовича и Андрея Дмитриевича, теоретики, математики и экспериментаторы создали современное термоядерное оружие, где новые идеи и достижения рождались не менее драматично. Мы надеемся, что в последующих публикациях появятся дополнительные штрихи и, возможно, другие обстоятельства по истории создания первых советских термоядерных зарядов.

Разработка советского термоядерного оружия в результате самостоятельного научно-технического творчества А.Д. Сахарова, Я.Б. Зельдовича и возглавлявшегося ими коллектива, явилась, пожалуй, самой яркой страницей в истории советского атомного проекта. Обладание этим оружием как Советским Союзом, так и Соединёнными Штатами Америки сделало невозможной войну между сверхдержавами.
1  По установившейся у нас традиции такой контейнер называли „трубой“. (Примеч. авторов.)
Литература

      1.  The Bulletin of the Atomic Scientists 1/2 p. 22 (1990). См. также Хирш Д., Мэтьюз У . Водородная бомба: кто же выдал её секрет? УФЯ161(5) 154(1991)
      2.  Харитон Ю.Б., Смирнов Ю.Н.  Мифы и реальность советского атомного проекта (Сб. статей) (Арзамас-16: ВНИИЭФ, 1994) Харитон Ю.Б., Смирнов Ю.Н.  О некоторых мифах и легендах вокруг советских атомного и водородного проектов (Ежемесячный журнал Президиума Российской академии наук „Энергия“ 9, 2 (1993). Khariton Yu, Smirnov Yu The Khariton Version The Bulletin of the Atomic Scientists. 5 p. 20 (1993)
      3.  Герштейн С.С.  Из воспоминаний о Я.Б. Зельдовиче УФН161 (5) 170 (1991). См. также Знакомый и незнакомый Зельдович (в воспоминаниях друзей, коллег, учеников) (М.:Наука, 1993, с. 180)
      4.  Гуревич И.И., Зельдович Я.Б., Померанчук И.Я., Харитон Ю.Б. Использование ядерной энергии лёгких элементов УФН 161 (5) 171 (1991)
      5.  Романов Ю.А.  Отец советской водородной бомбы. Природа № 8 21 (1990)
      6.  Андрей Сахаров. Воспоминания (Нью-Йорк: Изд-во имени Чехова, 1990) с. 241,242

„Успехи Физических Наук“

 

 

Общественно-политическая деятельность Сахарова

О Сахарове, как общественно-политическом деятеле, можно судить по его работам в этой области.   Некоторые фрагменты текстов выделены - с целью обратить  внимание читателя.  

 А.Д.Сахаров

КОНСТИТУЦИЯ СОЮЗА СОВЕТСКИХ РЕСПУБЛИК ЕВРОПЫ И АЗИИ

ПРОЕКТ

Источники информации:
 
http://www.yabloko.ru/Themes/History/sakharov_const.html
http://www.sakharov-archive.ru/Raboty/Constitution.htm
http://www.humanities.edu.ru/db/msg/6485
http://www.constitution.garant.ru/DOC_1207.htm (Приводится по тексту: Конституции Российской Федерации (альтернативные проекты). - М., 1993. т. II. с. 118-121)




1. Союз Советских Республик Европы и Азии (сокращенно - Европейско-Азиатский Союз, Советский Союз) - добровольное объединение суверенных республик Европы и Азии.

2. Цель народа Союза Советских Республик Европы и Азии и его органов власти - счастливая, полная смысла жизнь, свобода материальная и духовная, благосостояние, мир и безопасность для граждан страны, для всех людей на Земле независимо от их расы, национальности, пола, возраста и социального положения.

3. Европейско-Азиатский Союз опирается в своем развитии на нравственные и культурные традиции Европы и Азии и всего человечества, всех рас и народов.

4. Союз в лице его органов власти и граждан стремится к сохранению мира во всем мире, к сохранению среды обитания, к сохранению внешних и внутренних условий существования человечества и жизни на Земле в целом, к гармонизации экономического, социального и политического развития во всем мире. Глобальные цели выживания человечества имеют приоритет перед любыми региональными, государственными, национальными, классовыми, партийными, групповыми и личными целями. В долгосрочной перспективе Союз в лице органов власти и граждан стремится к встречному плюралистическому сближению (конвергенции) социалистической и капиталистической систем как к единственному кардинальному решению глобальных и внутренних проблем. Политическим выражением конвергенции в перспективе должно быть создание Мирового правительства.

5. Все люди имеют право на жизнь, свободу и счастье. Целью и обязанностью граждан и государства являются обеспечение социальных, экономических и гражданских прав личности. Осуществление прав личности не должно противоречить правам других людей, интересам общества в целом. Граждане и учреждения обязаны действовать в соответствии с законами Союза и республик и принципами Всеобщей декларации прав человека ООН. Международные законы и соглашения, подписанные СССР и Союзом, в том числе Пакты о правах человека ООН и Конституция Союза имеют на территории Союза прямое действие и приоритет перед законами Союза и республик.

6. Конституция Союза гарантирует гражданские права человека - свободу убеждений, свободу слова и информационного обмена, свободу религии, свободу ассоциаций, митингов и демонстраций, свободу эмиграции и возвращения в свою страну, свободу поездок за рубеж, свободу передвижения, выбора места проживания, работы и учебы в пределах страны, неприкосновенность жилища, свободу от произвольного ареста и необоснованной медицинской необходимостью психиатрической госпитализации. Никто не может быть подвергнут уголовному наказанию за действия, связанные с убеждениями, если в них нет насилия, призывов к насилию, иного ущемления прав других людей или государственной измены.

7. В основе политической, культурной и идеологической жизни общества лежат принципы плюрализма и терпимости.

8. Никто не может быть подвергнут пыткам и жестокому обращению. На территории Союза в мирное время полностью запрещена смертная казнь.

9. Принципы презумпции невиновности являются основополагающими при судебном рассмотрении любых обвинений каждого гражданина. Никто не может быть лишен какого-либо звания и членства в какой-либо организации или публично обвинен в совершении преступления до вступления в законную силу приговора суда.

10. На территории Союза запрещена какая-либо дискриминация в вопросах работы, оплаты труда и трудоустройства, поступления в учебные заведения и получения образования по признакам национальности, религиозных и политических убеждений, наличия в прошлом судимости, при условии ее снятия, а также (при отсутствии прямых противопоказаний) по признакам пола, возраста и состояния здоровья.

11. На территории Союза запрещена дискриминация в вопросах предоставления жилья, медицинской помощи и в других социальных вопросах по признакам пола, национальности, религиозных и политических убеждений, возраста и состояния здоровья, наличия в прошлом судимости.

12. Никто не должен жить в нищете. Пенсии по старости для лиц, достигших пенсионного возраста, пенсии для инвалидов войны, труда и детства не могут быть ниже прожиточного уровня. Пособия и другие виды социальной помощи должны гарантировать уровень жизни всех членов общества не ниже прожиточного минимума. Медицинское обслуживание граждан и система образования строятся на основе принципов социальной справедливости, доступности минимально достаточного медицинского обслуживания (бесплатного и платного), отдыха и образования для каждого, вне зависимости от имущественного положения, места проживания и работы.

Вместе с тем должны существовать платные системы повышенного типа медицинского обслуживания и конкурсные системы образования, обеспечивающие более высокий общий уровень на основе конкуренции.

13. Союз не имеет никаких целей экспансии, агрессии и мессионизма. Вооруженные силы строятся в соответствии с принципом оборонительной достаточности.

14. Союз подтверждает принципиальный отказ от применения первым ядерного оружия. Ядерное оружие любого типа и назначения может быть применено лишь с санкции Главнокомандующего Вооруженными силами страны при наличии достоверных данных об умышленном применении ядерного оружия противником и при исчерпании иных способов разрешения конфликта. Главнокомандующий имеет право отменить ядерную атаку, предпринятую по ошибке, в частности уничтожить находящиеся в полете запущенные по ошибке межконтинентальные ракеты.

Ядерное оружие является лишь средством предотвращения ядерного нападения противника. Долгосрочной целью политики Союза является полная ликвидация и запрещение ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, при условии равновесия в обычных вооружениях, при разрешении региональных конфликтов и при общем смягчении всех факторов, вызывающих недоверие и напряженность.

15. В Союзе не допускаются действия каких-либо тайных служб охраны общественного и государственного порядка. Тайная деятельность за пределами страны ограничивается задачами разведки и контрразведки. Тайная политическая, подрывная, дезинформационная деятельность, поддержка террористической деятельности и участие в ней, участие в контрабанде, в торговле наркотиками и в других незаконных действиях запрещаются.

16. Основополагающим и приоритетным правом каждой нации и республики является право на самоопределение.

17. Вступление республики в Союз Советских Республик Европы и Азии осуществляется на основе Союзного договора в соответствии с волей населения республики по решению высшего законодательного органа республики.

Дополнительные условия вхождения в Союз данной республики оформляются Специальным протоколом в соответствии с волей населения республики. Никаких других национально-территориальных единиц, кроме республик. Конституция Союза не предусматривает, но республика может быть разделена на отдельные административно-экономические районы.

Решение о вхождении республики в Союз принимается на Учредительном съезде Союза или на Съезде народных депутатов Союза.

18. Республика имеет право выхода из Союза. Решение о выходе республики из Союза должно быть принято высшим законодательным органом республики в соответствии с референдумом на территории республики не ранее, чем через год после вступления республики в Союз. Республика может быть исключена из Союза. Исключение республики из Союза осуществляется решением Съезда народных депутатов Союза большинством не менее 2/3 голосов в соответствии с волей населения Союза, не ранее чем через три года после вступления республики в Союз.

19. Входящие в Союз республики принимают Конституцию Союза в качестве Основного закона, действующего на территории республики, наряду с Конституциями республик. Республики передают Центральному Правительству осуществление основных задач внешней политики и обороны страны. На всей территории Союза действует единая денежная система. Республики передают в ведение Центрального Правительства транспорт и связь союзного значения. Кроме перечисленных общих для всех республик условий вхождения в Союз, отдельные республики могут передать Центральному Правительству другие функции, а также полностью или частично объединять органы управления с другими республиками. Эти дополнительные условия членства в Союзе данной республики должны быть зафиксированы в протоколе к Союзному договору и основываться на референдуме на территории республики.

20. Оборона страны от внешнего нападения возлагается на Вооруженные силы, которые формируются на основе Союзного закона. В соответствии со специальным протоколом республика может иметь республиканские Вооруженные силы или отдельные рода войск, которые формируются из населения республики и дислоцируются на территории республики. Республиканские Вооруженные силы и подразделения входят в Союзные Вооруженные силы и подчиняются единому командованию. Все снабжение Вооруженных сил вооружением, обмундированием и продовольствием осуществляется централизованно на средства союзного бюджета.

21. Республика может иметь республиканскую денежную систему наряду с союзной денежной системой. В этом случае республиканские денежные знаки обязательны к приему повсеместно на территории республики. Союзные денежные знаки обязательны во всех учреждениях союзного подчинения и допускаются во всех остальных учреждениях. Только Центральный банк Союза имеет право выпуска и аннулирования союзных и республиканских денежных знаков.

22. Республика, если противное не оговорено в Специальном протоколе, обладает полной экономической самостоятельностью. Все решения, относящиеся к хозяйственной деятельности и строительству, за исключением деятельности и строительства, имеющих отношение к функциям, переданным Центральному Правительству, принимаются соответствующими органами республики. Никакое строительство Союзного значения не может быть предпринято без решения республиканских органов управления. Все налоги и другие денежные поступления от предприятий и населения на территории республики поступают в бюджет республики. Из этого бюджета для поддержания функций, переданных Центральному Правительству, в Союзный бюджет вносится сумма, определяемая бюджетным Комитетом Союза на условиях, указанных в Специальном протоколе.

Остальная часть денежных поступлений в бюджет находится в полном распоряжении Правительства республики.

Республика обладает правом прямых международных экономических контактов, включая прямые торговые отношения и организацию совместных предприятий с зарубежными партнерами.

23. Республика имеет собственную, независимую от Центрального Правительства систему правоохранительных органов (милиция, министерство внутренних дел, пенитенциарная система, прокуратура, судебная система). Однако судебные решения и приговоры по уголовным и гражданским делам, принятые в республике, могут быть обжалованы в кассационном порядке в Верховном Суде Союза. Приговоры по уголовным делам могут быть отменены в порядке помилования Президентом Союза или Президиумом Съезда Народных депутатов Союза. На территории республики действуют союзные законы при условии утверждения их Верховным законодательным органом республики, и республиканские законы.

24. На территории республики государственным является язык национальности, указанной в наименовании республики. Если в наименовании республики указаны две или более национальности, то в республике действуют два или более государственных языка. Во всех республиках Союза официальным языком межреспубликанских отношений является русский язык. Русский язык является равноправным с государственным языком республики во всех учреждениях и предприятиях союзного подчинения. Язык межнационального общения не определяется конституционно. В республике Россия русский язык является одновременно республиканским государственным языком и языком межреспубликанских отношений.

25. Первоначально структурными составными частями Союза Советских Республик Европы и Азии являются Союзные и Автономные республики, Национальные автономные области и Национальные округа бывшего Союза Советских Социалистических Республик. Бывшая РСФСР образует республику Россия и ряд других республик. Россия разделена на четыре экономических района - Европейская Россия, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь. Каждый экономический район имеет полную экономическую самостоятельность, а также самостоятельность в ряде других функций в соответствии со Специальным протоколом.

26. Границы между республиками являются незыблемыми первые 10 лет после Учредительного Съезда. В дальнейшем изменение границ между республиками, объединение республик, разделение республик на меньшие части осуществляются в соответствии с волей населения республик и принципом самоопределения наций в ходе мирных переговоров с участием Центрального Правительства.

27. Центральное Правительство Союза располагается в столице (главном городе) Союза. Столица какой-либо республики, в том числе столица России, не может быть одновременно столицей Союза.

28. Центральное правительство Союза включает:

1) Съезд народных депутатов Союза;

2) Совет Министров Союза;

3) Верховный Суд Союза.

Глава Центрального Правительства Союза - Президент Союза Советских Республик Европы и Азии. Центральное правительство обладает всей полнотой высшей власти в стране, не разделяя ее с руководящими органами какой-либо партии.

29. Съезд народных депутатов Союза имеет две палаты. 1-я Палата, или Палата Республик [1000 (750?) депутатов], избирается по территориальному принципу по одному депутату от избирательного территориального округа с приблизительно равным числом избирателей, 2-я Палата, или Палата Национальностей, избирается по национальному признаку. Избиратели каждой национальности, имеющей свой язык, избирают определенное число депутатов, а именно по одному депутату от 600 тыс. (500 тыс.?) избирателей данной национальности и дополнительно еще два депутата данной национальности. Выборы в обе палаты - всеобщие и прямые на альтернативной основе - сроком на пять лет.

Обе палаты заседают совместно, но по ряду вопросов, определенных регламентом Съезда, голосуют отдельно. В этом случае для принятия закона или постановления требуется решение обеих палат.

30. Съезд Народных депутатов Союза Советских Республик Европы и Азии обладает высшей законодательной властью в стране. Законы Союза, не затрагивающие положений Конституции, принимаются простым большинством голосов от списочного состава каждой из палат и имеют приоритет по отношению ко всем законодательным актам союзного значения, кроме Конституции.

Конституция Союза Советских Республик Европы и Азии и законы Союза, затрагивающие положения Конституции, а также прочие изменения текста статей Конституции принимаются при наличии квалифицированного большинства не менее 2/3 голосов от списочного состава в каждой из палат Съезда. Принятые таким образом решения имеют приоритет по отношению ко всем законодательным актам союзного значения.

31. Съезд обсуждает бюджет Союза и поправки к нему, используя доклад Комитета Съезда по бюджету. Съезд утверждает высших должностных лиц Союза. Съезд назначает Комиссии для выполнения одноразовых поручений, в частности для подготовки законопроектов и рассмотрения конфликтных ситуаций. Съезд назначает постоянные Комитеты для разработки перспективных планов развития страны, для разработки бюджета, для постоянного контроля над работой органов исполнительной власти. Съезд контролирует работу Центрального банка. Только с санкции Съезда возможны несбалансированные эмиссия и изъятие из обращения союзных я республиканских денежных знаков.

32. Съезд избирает из своего состава Президиум. Члены Президиума не имеют других функций и не занимают никаких руководящих постов в Правительстве Союза и республик и в партиях. Президиум съезда обладает правом помилования.

33. Совет Министров Союза включает Министерство иностранных дел. Министерство обороны. Министерство оборонной промышленности. Министерство финансов. Министерство транспорта союзного значения. Министерство связи союзного значения, а также другие Министерства для исполнения функций, переданных Центральному Правительству отдельными республиками в соответствии со Специальными протоколами к Союзному договору. Совет Министров включает также Комитеты при Совете Министров Союза.

Кандидатуры всех министров, кроме министра иностранных дел и министра обороны, предлагает Председатель Совета Министров и утверждает Съезд. В том же порядке назначаются Председатели Комитетов при Совете Министров.

34. Верховный Суд Союза имеет четыре палаты:

1) палата по уголовным делам;

2) палата по гражданским делам;

3) палата арбитража;

4) Конституционный суд.

Председателей каждой из палат избирает на альтернативной основе Съезд народных депутатов Союза.

35. Президент Союза Советских Республик Европы и Азии избирается сроком на пять лет в ходе прямых всеобщих выборов на альтернативной основе. До выборов каждый кандидат в Президенты называет своего Заместителя, который баллотируется одновременно с ним.

Президент не может совмещать свой пост с руководящей должностью в какой-либо партии. Президент может быть отстранен от своей должности в соответствии с референдумом на территории Союза, решение о котором должен принять Съезд народных депутатов Союза большинством не менее 2/3 голосов от списочного состава. Голосование по вопросу о проведении референдума производится по требованию не менее 60 депутатов. В случае смерти Президента, отстранения от должности или невозможности им исполнения обязанностей по болезни и другим причинам его полномочия переходят к Заместителю.

36. Президент представляет Союз в международных переговорах и церемониях. Президент является Главнокомандующим Вооруженными силами Союза. Президент предлагает на утверждение Съезда кандидатуры Председателя Совета Министров Союза и министров иностранных дел и обороны. Президент обладает правом законодательной инициативы в отношении союзных законов и правом вето в отношении любых законов и решений Съезда народных депутатов, принятых менее чем 2/3 от списочного состава депутатов.

37. Экономическая структура Союза основана на плюралистическом сочетании государственной (республиканской и союзной), кооперативной, акционерной и частной (личной) собственности на орудия и средства производства, на все виды промышленной и сельскохозяйственной техники, на производственные помещения, дороги и средства транспорта, на средства связи и информационного обмена, включая средства масс-медиа, и собственности на предметы потребления, включая жилье, а также интеллектуальной собственности, включая авторское и изобретательское право.

38. Земля, ее недра и водные ресурсы являются собственностью республики и проживающих на ее территории наций. Земля может быть непосредственно без посредников передана во владение на неограниченный срок частным лицам, государственным, кооперативным и акционерным организациям с выплатой земельного налога в бюджет республики. Для частных лиц гарантируется право наследования владения землей детьми и близким родственникам. Находящаяся во владении земля может быть возвращена республике лишь по желанию владельца или при нарушении им правил землепользования, и при необходимости использования земли государством по решению законодательного органа республики с выплатой компенсации.

39. Количество принадлежащей одному лицу частной собственности, изготовленной, приобретенной или унаследованной без нарушения закона, ничем не ограничивается. Гарантируется неограниченное право наследования являющихся частной собственностью домов и квартир с неограниченным правом поселения в них наследников, а также всех орудий и средств производства, предметов потребления, денежных знаков и акций. Право наследования интеллектуальной собственности определяется законами республики.

40. Каждый имеет право распоряжаться по своему усмотрению своими физическими и интеллектуальными трудовыми способностями.

41. Частные лица, кооперативные, акционерные и государственные предприятия имеют право неограниченного найма работников в соответствии с трудовым законодательством.

42. Использование водных ресурсов, а также других возобновляемых ресурсов государственными, кооперативными, арендными и частными предприятиями и частными лицами облагается налогом в бюджет республики. Использование невозобновляемых ресурсов облагается выплатой в бюджет республики.

43. Предприятия с любой формой собственности находятся в равных экономических, социальных и правовых условиях, пользуются равной и полной самостоятельностью в распределении и использовании своих доходов за вычетом налогов, а также в планировании производства, номенклатуры и сбыта продукции, в снабжении сырьем, заготовками, полуфабрикатами и комплектующими изделиями, в кадровых вопросах, в тарифных ставках, облагаются едиными налогами, которые не должны превышать в сумме 35% фактической прибыли, в равной мере несут материальную ответственность за экологические и социальные последствия своей деятельности.

44. Система управления снабжения и сбыта продукции в промышленности и сельском хозяйстве, за исключением предприятий и учреждений союзного подчинения, строится в интересах непосредственных производителей на основе их органов управления, снабжения и сбыта продукции.

45. Основой экономического регулирования в Союзе являются принципы рынка и конкуренции. Государственное регулирование экономики осуществляется через экономическую деятельность государственных предприятий и посредством законодательной поддержки принципов рынка, плюралистической конкуренции и социальной справедливости.

© Е.Г.Боннэр

 

С.Г.Кара-Мурза о проекте конституции А.Д. Сахарова

Источник информации - http://www.kara-murza.ru/books/articles/200400100024.htm


  "Конституция" Сахарова была планом роспуска СССР и его "пересборки" в виде конфедерации сотен маленьких государств - "всех компактных национальных областей". Например, о нынешней РФ сказано: "Бывшая РСФСР образует республику Россия и ряд других республик. Россия разделена на четыре экономических района - Европейская Россия, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь. Каждый экономический район имеет полную экономическую самостоятельность, а также самостоятельность в ряде других функций...".
  Эта "пересборка" включала в себя механизм стравливания народов - через создание республиками своих армий и независимых от Союза МВД, образование новых денежных систем, разделение союзной собственности и "полную экономическую самостоятельность". При этом Северный Кавказ в Россию не включен - он входит в "ряд других республик". Это было правовое и идеологическое обоснование междоусобной войны с использованием всех средств.
 

Сергей Геогиевич Кара-Мурза 

   Советский и российский учёный, по образованию химик. С 1968 года занимался методологией науки, а потом системным анализом. Доктор химических наук. Профессор, автор работ по истории СССР, теоретик науки, политолог и публицист. Член Союза писателей России. Главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН[. Член Экспертного совета «Политического журнала». Заведующий отделом комплексных проблем развития науки Российского исследовательского института экономики, политики и права в сфере науки и техники. Область научных интересов: исследование кризисов, науковедение. Работа С. Г. Кара-Мурзы «Советская цивилизация» включена издательствами «Алгоритм» и «Эксмо» в книжную серию «Классика русской мысли» (выдержка из статьи в эциклопедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Кара-Мурза,_Сергей_Георгиевич

  Один из ведущих современных мыслителей, анализирующий различные типы социального устройства, изучающий советскую и нынешнюю историю и т. д. при помощи системного анализа, логики и здравого мышления. Публикуется в «Нашем современнике», «Завтра» и др. Из самых известных книг - «Манипуляция сознанием», «Опять вопросы вождям», «Советская цивилизация», статьи (подробнее - http://www.patriotica.ru/authors/karamurza.html).

 

  .......................................

 

  А. Д. Сахаров

ПИСЬМО КОНГРЕССУ США

Источник информации -  http://www.sakharov-archive.ru/index.htm


   В то время, когда конгресс обсуждает основные вопросы внешней политики, я считаю своим долгом высказать свою точку зрения по одному такому вопросу – защите права выбора страны проживания. Это право было провозглашено ООН в 1948 году во Всеобщей Декларации прав человека.
Если каждая нация имеет право выбрать политическую систему, при которой она хочет жить, это тем более верно для каждого отдельного человека. Страна, граждане которой лишены этого элементарного права, несвободна, даже если ни один ее гражданин не хотел бы этим правом воспользоваться.
Но, как вы знаете, в Советском Союзе есть десятки тысяч граждан – евреев, немцев, русских, украинцев, литовцев, армян, эстонцев, латышей, турок и представителей других этнических групп, – которые хотят покинуть страну и годами и десятилетиями пытаются ценой бесконечных трудностей и унижений добиться осуществления этого права.
Вы знаете, что тюрьмы, исправительно-трудовые лагеря и психбольницы полны людей, пытавшихся осуществить это свое законное право.
Вам, конечно, известно имя литовца Симаса А. Кудирки, переданного советским властям американским судном, так же как имена осужденных по трагическому самолетному делу 1970 года в Ленинграде. Вы знаете о жертвах Берлинской стены.
Гораздо больше менее известных жертв. Помните о них.
В течение десятилетий Советский Союз развивался в условиях невыносимой изоляции, приводившей к самым ужасным последствиям. Даже частичное сохранение таких условий было бы чрезвычайно опасно для всего человечества, для международного доверия и разрядки.
Ввиду вышесказанного я призываю Конгресс Соединенных Штатов поддержать поправку Джексона, которая, с моей точки зрения и с точки зрения ее авторов, является попыткой защитить право на эмиграцию граждан в странах, вступающих в новые и более дружественные отношения с Соединенными Штатами.
Поправка Джексона приобретает еще большее значение сейчас, когда мир только вступает на новый путь разрядки, и поэтому важно с самого начала следовать в правильном направлении. Это важнейшее положение, далеко выходящее за пределы вопроса об эмиграции.
Те, кто полагает, что поправка Джексона может подорвать престиж какого-либо лица или правительства, ошибаются. Ее условия минимальны и неунизительны.
Не удивительно, что демократический процесс может вносить свои коррективы в действия тех, кто ведет переговоры, не допуская возможности такой поправки. Эта поправка не является вмешательством во внутренние дела социалистических стран, а лишь защитой международного закона, без которого невозможно взаимное доверие.
Поэтому принятие поправки не может быть угрозой советско-американским отношениям. И тем более она не ставит под угрозу международную разрядку.
Особенно нелепы возражения против поправки, основанные на мнимой опасности того, что ее принятие может привести к вспышке антисемитизма и помешать эмиграции евреев.
Здесь, намеренно или из-за неосведомленности, совершенно искажена ситуация в СССР. Как будто эмиграционный вопрос касается только евреев. Как будто положение тех евреев, которые безуспешно пытались эмигрировать в Израиль, не является уже достаточно трагичным и не стало бы еще более безнадежным, если бы зависело только от демократичности и гуманности ОВИРа. Как будто способы «тихой дипломатии» могут помочь кому-нибудь, за исключением нескольких отдельных лиц в Москве и некоторых городах.
Отступление от принципиальной политики было бы предательством по отношению к тысячам евреев и неевреев, желающих эмигрировать, к сотням людей в лагерях и психбольницах, к жертвам Берлинской стены.
Такой отказ привел бы к усилению репрессий по идеологическим мотивам. Это было бы равносильно полной капитуляции демократических принципов перед лицом шантажа и насилия. Последствия такой капитуляции для международного доверия, разрядки и будущего всего человечества трудно предсказуемы.
Я выражаю надежду, что Конгресс Соединенных Штатов, отражающий волю и традиционную любовь к свободе американского народа, осознает свою историческую ответственность перед человечеством и найдет силы подняться над сиюминутными групповыми интересами выгоды и престижа.
Я надеюсь, что конгресс поддержит поправку Джексона.
Андрей Сахаров
14 сентября 1973 г.

.......................

Что такое поправка Джексона-Вэника?

  (дополнительная информация к письму А.Д. Сахарова Конгрессу США)

   Источник информации - http://ru.wikipedia.org/wiki/Поправка_Джексона_—_Вэника  

    Поправка Джексона-Вэника (англ. Jackson-Vanik amendment) — поправка 1974 года конгрессменов Генри Джексона  и Чарльза Вэника (к Закону о торговле США, ограничивающая торговлю со странами социалистического блока, препятствующими эмиграции евреев и других своих граждан.

Поправкой Джексона-Вэника запрещалось предоставлять режим наибольшего благоприятствования в торговле, предоставлять государственные кредиты и кредитные гарантии странам, которые нарушают или серьёзно ограничивают права своих граждан на эмиграцию. Поправкой также предусматривалось применение в отношении товаров, импортируемых в США из стран с нерыночной экономикой, дискриминационных тарифов и сборов.

Формально эта норма была введена из-за ограничений на эмиграцию советских граждан, однако действовала она и в отношении других стран — КНР, Вьетнама, Албании.

    В 1972 году, на фоне продолжающейся холодной войны и арабо-израильского конфликта, советскими властями было введено положение, согласно которому потенциальные эмигранты, имеющие высшее образование, были обязаны оплатить затраты государства на их бесплатное обучение в вузах (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 3 августа 1972 года «О возмещении гражданами СССР, выезжающими на постоянное жительство за границу, государственных затрат на обучение» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1972 г., N 52, ст.519)). Например, размер компенсации для выпускника МГУ составлял (по официальному курсу) около 20 тысяч долларов США  [источник?]. Указ отменён 20 мая 1991 года, но фактически сбор денег был прекращён ранее.

Данная мера была, в частности, призвана остановить или затруднить так называемую «утечку мозгов» — эмиграцию интеллектуальной элиты, в основном еврейской национальности, из Советского Союза в страны Запада.

Это решение советских властей вызвало волну протестов на Западе. 21 лауреат Нобелевской премии выступил с публичным заявлением, обвинив советское руководство в «массовых нарушениях прав человека». Вскоре денежный сбор был отменён, однако его сменили дополнительные ограничения, практически означавшие запрет на эмиграцию, даже для воссоединения семей. Отделения виз и регистраций МВД (ОВиРы) могли годами рассматривать заявления на выезд — самой распространённой причиной отказов в выдаче выездных виз так называемым «отказникам» был «доступ к государственным тайнам».

После 1985 года, с введением в СССР свободы эмиграции, поправка утратила своё первоначальное значение. В связи с этим, начиная с 1989 года, в США ежегодно накладывался мораторий на действие поправки в отношении СССР, а затем и стран СНГ, однако официально поправка не была отменена.

В 1994 году, при президенте Клинтоне, Россия получила гарантии автоматического продления режима благоприятствования в торговле, в связи с чем была устранена необходимость ежегодного подтверждения моратория на действие поправки.

Поправка Джексона-Вэника была отменена для четырех стран СНГ:

    * 2000 — Киргизия — в связи с её присоединением к американской инициативе 1998 года «О восстановлении Великого шёлкового пути», имевшей целью создание евроазиатского транзитного коридора в обход России, Ирана и Ирака;
    * 2000 — Грузия — в связи с её «продвижением к демократизации» и присоединением к проекту «шёлкового пути»;
    * 2004 — Армения;
    * 2005 — Украина.

   Россия и страны бывшего СССР

18 января 2002 президент США Джордж Буш предложил конгрессу полностью прекратить действие поправки в отношении России и ещё восьми стран СНГ, но это предложение не было принято.

Вскоре после победы «оранжевой революции» был поднят вопрос о необходимости отмены поправки для Украины. 18 ноября 2005 года отмену поправки поддержал сенат. 9 марта 2006 действие поправки Джексона-Вэника в отношении Украины отменила палата представителей конгресса США. В ближайшее время ожидается повторное переутверждение сенатского решения, после которого решение вступит в силу.

9 марта 2006 года американский посол в Москве Уильям Бернс заявил, что Администрация США намерена добиться отмены поправки Джексона-Веника в отношении России. В сообщении, которое вскоре было размещено на сайте посольства, говорилось, что поправки не имеют никакого практического действия на Россию. Также, 21 февраля 2007 года на пресс-конференции, проходившей в Москве, председатель международного комитета американского парламента Том Лантос заявил о готовности Конгресса США[3] отменить эту поправку и для России. О намерении Администрации США отменить эту поправку высказался 4 апреля 2007 и министр торговли США Карлос Гутьеррес[4]. Несмотря на это многие другие заявления различных представителей администрации США носили противоречивый характер. Так, на торговых переговорах по вступлению России в ВТО 10 апреля 2007 торговый представитель США Сюзан Шваб заявила, что пока США не готовы отменить данную поправку в отношении России   [4][5].

7 июля 2009 года на Российско-Американском бизнес-форуме, проходившем в Москве, президенту США Бараку Обаме в том числе были заданы вопросы о его отношении к поправке Джексона-Вэника. Сергей Лавров, глава МИДа России, заявил[6] в частности, что «президент США Барак Обама признал, что это проблема американской стороны, понимает всю неловкость и заверил, что снятие поправки будет одним из приоритетов его администрации».
 Примечания

   1. ↑ http://www.km.press.md/arhiv/09_03/mat8.html
   2. ↑ http://www.newsru.com/world/20nov2005/popr.html
   3. ↑ информационная статья интернет-ресурса Газета. Ру от 21 февраля 2007 года (12:51)
   4. ↑ 1 2 СтранаRU, 10 апреля 2007: Реликтовый шантаж. США снова угрожают России отказом в отмене печально известной поправки Джексона-Вэника.
   5. ↑ GlobalRus.ru, 10 апреля 2007: Мы так не договаривались. Американцы не готовы отменить поправку Джексона-Вэника и пустить Россию в ВТО
   6. ↑ http://www.newsru.com/finance/07jul2009/jacksonn.html
 

 Комментарий А.В. Краснянского.  Поправка Вэника-Джексона Россия наносила и наносит огромный экономический ущерб экономике России. А.Д. Сахаров обеспокоился тем, что поправку отменят.

 Премия имени Сахарова


Источник информации - Материал из Википедии — свободной энциклопедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Премия_имени_Сахарова


Премия «За свободу мысли» имени Андрея Сахарова учреждена в 1988 году Европарламентом.

Награда вручается ежегодно за достижения в следующих областях:

    * защита прав человека и его основных свобод
    * развитие демократии и отстаивание верховенства закона.
    * уважение к международному законодательству
    * защита прав меньшинств

 Лауреаты премии в 2009: «Мемориал», Олег Орлов, Сергей Ковалёв, Людмила Алексеева (Россия)

 

Лауреат премии имени Сахарова Сергей Ковалев

 

Награды и премии

    * 1992 — Памятная медаль «13 января» (Литва) [19]
    * 1996 — Премия Международной Лиги прав человека.
    * 1995 — Чешская премия «Человек в беде».
    * 1995 — Нюрнбергская премия по правам человека.
    * 1996 — Премия по правам человека Норвежского Хельсинкского Комитета.
    * 1995 и 1996 номинировался на соискание Нобелевской премии мира.
    * 1996 — орден «Рыцарь чести» Чеченской Республики Ичкерия (вручен в Москве в январе 1997)*.
    * 1993 — Почетный доктор медицины Каунасской Академии медико-биологических наук.
    * 1996 — почетная докторская степень в области прав человека Эссекского университета.
    * 1999 - Великий офицер ордена Великого князя Литовского Гядиминаса [20]
    * 2000 — Премия Кеннеди.
    * 2006 — Офицер ордена Почётного легиона (Франция)[21][22].
    * 2009 — Премия «За свободу мысли» имени Андрея Сахарова[23]
В 1995 году (еще до терракта Буденовска) Ковалев стал кавалером Большой звезды ордена "Рыцарь Чести" Чеченской Республики Ичкерия (правозащитник отказался получать награду до конца чеченской войны и принял орден лишь в январе 1997 года - http://www.hrights.ru/kovalyov.htm

 

 Правозащитники требуют осудить российскую операцию в Грузии



  Источник информации: Грани.Ру, 10.08.2008. - http://grani.ru/Society/m.139825.html




Известный российский правозащитник Сергей Ковалев призвал мировое сообщество осудить действия России в Грузии. Под предлогом защиты российских граждан Россия начала агрессию против Грузии, говорится в заявлении Ковалева, поступившем в редакцию "Граней". Он призывает исключить Россию из "большой восьмерки", ввести антироссийские санкции на уровне ООН, ОБСЕ и ПАСЕ. К обращению присоединились Лев Пономарев, Михаил Кригер, Станислав Дмитриевский, другие правозащитники и общественные деятели.

"Россия потеряла моральное право на миротворчество в Абхазии и Южной Осетии, когда в обход руководства суверенной Грузии открыто сблизилась с фактическими органами власти этих самопровозглашенных образований, - говорится в заявлении. - Сейчас, отбросив всякие приличия, введя в Грузию десантные части, бомбя територии, даже не входящие в бывшую Юго-Осетинскую автономную область, Россия и вовсе стала стороной вооруженного конфликта".

Правозащитница Елена Боннэр, в свою очередь, призвала ООН срочно прекратить миротворческий мандат России. "Никогда впредь страна, сопредельная с зоной конфликта, не должна получать миротворческий мандат, - заявила Боннэр Граням.Ру. - Она неизбежно становится участником конфликта, а зачастую и провоцирует его усиление". Боннэр призывает НАТО или ООН ввести в зону конфликта свои миротворческие силы.

Правозащитница Елена Санникова обратилась к руководству Грузии и России с призывом остановить войну. Санникова предлагает гражданским активистам обеих стран проводить совместные антивоенные акции. "Пусть осетины, грузины и россияне протянут друг другу руки единения и братства поверх безумия своих правителей и силовиков", - говорится в обращении Санниковой.
версия для печати
10.08.2008 04:09
 

Заявление правозащитников по поводу войны в Южной Осетии


8 августа Россия под предлогом "защиты российских граждан" в самопровозглашенной республике Южная Осетия начала агрессию против Грузии.

По сообщениям СМИ, самолеты ВВС России сбросили бомбы на Гори. Как заявили грузинские официальные лица, российские самолеты бомбили Поти, Сенаки и Цхинвали. Российские СМИ сообщили, что в Цхинвали вошли воздушно-десантные войска РФ.

Вечером 8 августа на заседании Совета безопасности ООН представитель России в ООН Виталий Чуркин открыто признал факт бомбардировок грузинской территории.

Накануне начала агрессии Россия усилила пропагандистскую войну против Грузии. Прокремлевские СМИ заявляли лишь о военных действиях со стороны Грузии в зоне грузино-осетинского конфликта, умалчивая об обстрелах грузинских сел со стороны вооруженных формирований режима Эдуарда Кокойты. 8 августа были выведены из строя интернет-сайты органов власти Грузии и телеканала "Рустави-2".

8 августа Международное общество "Мемориал" осудило ввод грузинских войск в Цхинвали, который руководство Грузии охарактеризовало как "конституционные меры по наведению мира и правопорядка". Но что бы ни происходило в Грузии, Россия не имеет никакого права использовать вооруженные силы на чужой территории. Статус российских миротворцев в Грузии был определен межправительственными соглашениями. Однако Россия потеряла моральное право на миротворчество в Абхазии и Южной Осетии, когда в обход руководства суверенной Грузии открыто сблизилась с фактическими органами власти этих самопровозглашенных образований. Сейчас, отбросив всякие приличия, введя в Грузию десантные части, бомбя територии, даже не входящие в бывшую Юго-Осетинскую автономную область, Россия и вовсе стала стороной вооруженного конфликта.

Президент России Медведев заявил, что он "обязан защищать жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились". Однако в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.1974 года "Определение агрессии" подчеркивается: "Никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии". Весьма уместно вспомнить, что в 1938 году нацистская Германия мотивировала захват принадлежавшей Чехословакии Судетской области защитой интересов живших там немцев.

Исторический опыт показывает, что вмешательство нашей страны в чужие дела неизбежно — вопреки заявлениям о "помощи" — приводит к неисчислимым бедам.

В 1979 году правящая верхушка Советского Союза отправила войска в суверенный Афганистан под предлогом "оказания братской помощи"; сотни тысяч жителей страны стали жертвами советских военных. Сегодня правящая в России чекистско-чиновничья группировка — наследница советского руководства — совершила агрессию против независимой Грузии.

Вторжение в Афганистан привело к тому, что в этой стране много лет не прекращаются широкомасштабное насилие и нарушение прав граждан, то и дело вспыхивают войны. Историческое развитие Афганистана повернулось вспять: из светского государства оно превратилось в теократическое. Действия советского руководства привели к резкому росту популярности исламского фундаментализма не только в Афганистане, но также в Пакистане и арабских странах. (Вспомним альянс "Талибана" и "Аль-Каиды".)

Если международное сообщество не остановит российскую агрессию и если Грузия, осуществляя законное право на самооборону, не сможет ее отразить, Россия может захватить не только бывшую Юго-Осетинскую автономную область, но и другие части Грузии. А ведь многие безответственные российские политики заявляют о претензиях на Крым...

Мы требуем немедленного прекращения агрессии против Грузии. Мы считаем, что руководство России, поставив еще одно кровавое пятно на репутации страны, сделало окончательно неприемлемым с моральной точки зрения ее пребывание в "большой восьмерке".

Мы призываем Генеральную Ассамблею ООН, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, Парламентскую ассамблею Совета Европы и другие международные институты рассмотреть вопрос о действиях российского руководства против Грузии.

Сергей Ковалев, председатель Российского общества "Мемориал", председатель Фонда имени А.Д. Сахарова
Дмитрий Беломестнов, журналист, Москва, Станислав Дмитриевский (Нижний Новгород), председатель Общества российско-чеченской дружбы. Татьяна Монахова, правозащитница, Москва, Елена Маглеванная, корректор, Волгоград, Михаил Кригер, председатель Комитета антивоенных действий, Москва, Иван Симочкин, молодежное движение "Оборона", Москва, Алексей Мананников, президент Сибирского межрегионального правозащитного фонда "Вена-89", Новосибирск, Эдуард Глезин, координатор Российского молодежного движения "Оборона", Москва, Антон Чежидов, активист НДСМ, Дмитрий Шушарин, историк и журналист, Игорь Драндин, РНДС, Владимир Шаклеин, Межрегиональный центр прав человека — Уральское отделение ООД "За права человека", Владимир Сиротин, левый социалистЛариса Володимерова, правозащитник, Голландия, Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского общественного движения "За права человека", Владимир Пантелеев, политический заключенный 1970–76 гг, инвалид 2 группы после политрепрессий, председатель правления Нижегородского общества жертв коммунистического террора, Сергей Сорокин, председатель Движения против насилия, Москва, Феликс Балонов, кандидат исторических наук, Санкт-Петербург, Дмитрий Воробьевский, редактор газеты "Крамола", член Демократического Союза, Воронеж, Валентин Шульман, врач, Москва, Раиса Гришечкина, Ростов-на-Дону, Алексей Скрипкин, программист, Кострома, Алексей Ярэма, руководитель Группы ЭРА, Санкт-Петербург, Ольга Мамай, преподаватель, Москва, Екатерина Воробьева, историк-архивист, Москва, Леонид Литинский, математик, г. Троицк, Елена Рябинина, сотрудник Комитета "Гражданское содействие", Москва, Сурен Едигаров, Москва, Андрей Желонкин, журналист, Саранск, Наталья Горбаневская, правозащитница, участница состоявшейся 25 августа 1968 года на Красной площади в Москве демонстрации протеста против вторжения советских войск в Чехословакию, Виктор Файнберг, правозащитник, участник состоявшейся 25 августа 1968 года на Красной площади в Москве демонстрации протеста против вторжения советских войск в Чехословакию, Галя Койнаш, Харьковская правозащитная группа, Оксана Челышева, Нижний Новгород.

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна