Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Светлана Владимировна Карпушина. Защита чести, достоинства и деловой репутации в Российском гражданском праве. Дипломная работа.

10.05.2014 0:53      Просмотров: 8662      Комментариев: 0      Категория: Законодательство России

 


 
Светлана Владимировна Карпушина

Защита чести, достоинства и деловой репутации в Российском гражданском праве

Дипломная работа

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5128.html



В любом обществе высоко ценятся честь, чистая репутация. Нематериальные блага порой имеют не только этическую, нравственную ценность, но и прямое материальное выражение. За деловую репутацию борются, работают над ее формирование годами, тратят массу финансовых и иных ресурсов. Многие крупные организации имеют специальные отделы, которые занимаются «поддержанием» деловой репутации, да и в народе неспроста закрепилась поговорка «береги честь смолоду».

Деловую репутацию несложно подпортить. Недобросовестные субъекты в рамках конкурентной борьбы могут использовать для этого различные инструменты: от публикации порочащих честь, достоинство и деловую репутацию материалов, до распространения такой информации, например, на собрании акционеров.

Что делать лицам, чем доброе имя и репутация подпорчены? Отвечать тем же? Это не выход. «Очернение» других лиц, «обеление» своей репутации – на это можно потратить слишком много ресурсов и никогда не вернуть себе былых позиций. Поэтому единственно верный выход – защищать свою честь, достоинство и деловую репутацию правовыми методами.

Действующее законодательство предусматривает, что честь, достоинство и деловая репутация могут быть защищены как гражданско-правовыми, так и уголовно-правовыми средствами.

Долгое время роль уголовно-правовых средств была более значимой. И причина такового, прежде всего, в том, что защита перечисленных личных благ традиционно осуществлялась преимущественно уголовным правом, рассматривающим всякое посягательство на указанные блага в качестве преступления. Со времен «Правды» Ярослава Мудрого и до наших дней в отечественном законодательстве действуют уголовно-правовые нормы о защите чести, достоинства и деловой репутации, а вот нормы гражданского права о защите личных неимущественных прав имелись не всегда (например, они отсутствовали в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г., действовавшем 40 лет)[1].

Между тем, в правовых государствах защита чести, достоинства и деловой репутации возложена главным образом на гражданско-правовые средства, хотя оба способа защиты личных неимущественных прав, неотделимых от их обладателя, могут при известных обстоятельствах реализовываться независимо друг от друга или следуя друг за другом. В тоже время необходимо учитывать, что гражданско-правовой и уголовно-правовой способы предоставляют неодинаковый объем защиты. Первый способ – намного «шире», так как позволяет дать отпор как гражданам, так и юридическим лицам.

Тема данного дипломного исследования - защита чести, достоинства и деловой репутации в Российском гражданском праве.

Актуальность обозначенной темы обусловлена нижеследующим обстоятельствами:

Во-первых, исследование правовых механизмов защиты чести, достоинства и деловой репутации приобретает первостепенное значение в современном высокоинформационном обществе, где все больше способов донести информацию до неопределенного круга лица, зачастую информацию недостоверную, дискредитирующую, порочащую. Такие механизмы должны идеально работать, создавать гарантии надежной защиты нарушенных прав, компенсации вреда и убытков.

Во-вторых, в начале 2005 годы было принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»[2], в этой связи, представляет интерес анализ практики исследуемой теме.

В-третьих, в последние годы российская судебная статистика неизменно фиксирует рост поступления в суды исков о защите чести, достоинства и деловой репутации, а это означает, что необходимо разрешение всех существующих вопросов и проблем вокруг защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Итак, цель данной дипломной работы рассмотреть особенности и порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации в Российском гражданском праве. Исходя из поставленной цели автор ставит перед собой следующие задачи:

- дать понятие чести, достоинства и деловой репутации;

- проанализировать правовые основы защиты чести, достоинства и деловой репутации;

- выделить условия защиты чести, достоинства и деловой репутации;

- рассмотреть порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации;

- исследовать порядок опровержения не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство сведений;

- выявит проблемные аспекты защиты чести, достоинства и деловой репутации по действующему гражданскому законодательству РФ.

В заключение работы подвести итоги проделанному исследованию.

Теоретической основой проделанной работы являются труды: Ю.Г.Иваненко, О.Н. Садикова, Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина и др.

В работе использовано действующее законодательство Российской Федерации: гражданское законодательство, специальное законодательство о средствах массовой информации, материалы Конституционного суда РФ, материалы судебно-арбитражной практики.

Объектом дипломного исследования являются правовые основы защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц. Предметом исследования являются: действующие нормы законодательства защите чести, достоинства и деловой репутации, нормы законодательства о средствах массовой информации, регулирующие вопросы опровержения порочащих сведений, нормы гражданского законодательства устанавливающие ответственность за распространение порочащих сведений несоответствующих действительности.

[1] Иваненко Ю.Г. Гражданско-правовая и уголовно-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации // Законодательство. - №11. - 2001г.

[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»


1.1 Понятие чести, достоинства и деловой репутации по гражданскому законодательству РФ

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5129.html



                        «Честь более важное благо, чем имущество. Честь и имущество - блага разнородные, не имеющие общих сторон, несоизмеримые, так что их ни при каких условиях нельзя было бы признать равными, а потому нельзя и сравнивать».
                        Васьковский Е.В.[1]



С самого начала своей биологической жизни человек наделяется нематериальными благами: жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, - они принадлежат гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом (п.1 ст.150 ГК РФ). И это далеко не исчерпывающий список.

Нематериальные блага «следуют» за человеком всю его жизнь, обладают уникальностью, неповторимостью, характеризую его как личность. Их утрата будет означать биологическую или социальную смерть.

Нематериальные блага обладают следующими признаками:

Во-первых, они лишены материального (имущественного) содержания, их нельзя оценить в денежном выражении. Разве можно оценить жизнь или честь?

Во-вторых, они неразрывно связаны с личностью их носителя, что означает невозможность их отчуждения или иной передачи другим лицам ни по каким основаниям.

Как справедливо подчеркивает А.М. Эрделевский в силу характера нематериальных благ они не могут быть предметом гражданского оборота, поэтому роль гражданско-правового регулирования отношений, связанных с обладанием этими благами, сводится к их защите способами, соответствующими существу этих благ и последствий их нарушения[2].

Некоторыми особенностями в силу закона обладают лишь отдельные принадлежащие юридическим лицам исключительные права, как, например, право на фирму и на товарный знак, знак обслуживания и др. В определенных случаях они могут быть отчуждены. Возможность осуществления и защиты личных нематериальных благ (неимущественных прав) умершего другими лицами, в том числе и наследниками, не колеблют принципа их неотчуждаемости. Осуществляя или защищая неимущественные права, принадлежавшие человеку при жизни, третьи лица действуют либо в интересах его памяти (например, защита права на неприкосновенность произведения, защита авторского права и т.п.), либо в собственных интересах (например, защищая честь и достоинство умершего отца, сын действует в своем интересе)[3].

Центральные категории нематериального блага – честь, достоинство и деловая репутация. Рассмотрение правового регулирования данных категорий, их защиты и является объектом нашего исследования.

Честь, достоинство, деловая репутация – это нравственные категории, определяющие в совокупности «доброе имя»; этические категории, влияющие на оценку и значимость человека для общества.

Данные нематериальные блага связаны с пребыванием человека в социальной среде и принадлежат ему в силу закона.

Несмотря на то, что понятия «честь», «достоинство», «репутация» по существу совпадают[4], определяя моральный статус личности, ее самооценку и положение в обществе, они имеют разный «правовой вес». Рассмотрим их подробнее.

Честь – наиболее употребляемое выражение, характеризующее честность человека, влияющее на его оценку в глазах окружающих.

В древнем Риме понятие чести (existimatio) смешивалось с идеей гражданского полноправия; честь принадлежала человеку лишь постольку, поскольку он пользовался правами гражданства; не бывшие римскими гражданами не пользовались и честью. В русском древнем праве понятие чести сливалось с понятием служило-родового достоинства.

То есть, изначально честь определяющим образом сказывалась на статусе человека, его месте и положении в обществе.

В дореволюционной юридической литературе честь (гражданская честь[5]) относилась к одному из условий, влияющих на правоспособность человека: «Гражданская честь состоит в признании за человеком доброго имени, того достоинства, которое считается принадлежностью всякого гражданина, не запятнавшего себя никакими неблаговидными деяниями»[6]. В литературе и на практике зачасиюу использовали такие понятия как «вступить за честь» (поручиться за кого-либо), «клянусь за честь» (из клятвы). Честь называлась одним из основных благ человека, наряду со свободой и жизнью[7]. Честь определяли и как совокупность свойств, необходимых человеку для выполнения его специфических целей.

Как отмечал С.В. Познышев, «сквозь все разделяющие и обособляющие людей различия (племенные, национальные, классовые и др.) разум прозревает единство человеческого рода и создает идею нравственной личности, нравственного достоинства человека, носителем которого является человек… В этой идее достоинства человека, как профессионального деятеля или члена известной корпорации, мыслится обладание определенными качествами, нужными для отправления той или иной профессии, для выполнения тех или иных специальных обязанностей»[8]. Поэтому честь зачастую определяли как присущее человеку достоинство, достоинство или как человека вообще, или как члена известного кружка, корпорации.

В праве понятие чести выступало в трех главнейших формах: во-первых, как условие приобретения и пользования теми или другими правами, насколько эти последние предполагают обладание незапятнанной честью; во-вторых, как атрибут личности или нераздельного с ней идеального блага, поставленного под защиту юридических норм против посягательств третьих лиц, и, в-третьих, предмета наказания, в смысле лишения этого блага тех, кто вызывает против себя общественное осуждение или совершает известные преступления.

В настоящее время в правовой литературе «честь» определяется как общественная оценка личности, мера духовных, социальных качеств гражданина. В сфере общественных нравов понятие чести регулируется общественным мнением и переходит из внутреннего сознания каждого индивида о своем достоинстве во внешнее признание этого достоинства со стороны общества. Человек как существо социальное нуждается в уважении себе подобных столько же, а часто и больше, чем в уважении самого себя.

Таким образом, категория «честь» являет собой не что иное, как объективную (общественную) оценку гражданина, его моральных и иных качеств окружающими.

Достоинство – являет собой неотъемлемой частью понятия чести. Его можно определить как внутреннюю самооценку собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения.

Если честь – это объективная оценка, то достоинство - субъективная оценка гражданином своих личных качеств и общественного значения

Следующая категория нематериального нравственного блага - деловая репутация.

Под репутацией обычно подразумевается добрая или дурная слава человека, общее мнение о ком-либо[9]; приобретаемая общественная оценка качеств, достоинств и недостатков кого-либо[10].

Деловая репутация, как юридического лица, так и гражданина это - одно из условий его успешной деятельности; признания, востребованности, ведущего не только к уважению, но и достатку. «Белая» (чистая, хорошая) деловая репутация имеет определяющее значение, как для крупной, так и маленькой компании, так и для гражданина.

В условиях рынка и конкуренции, широкого предложения и спроса на квалифицированных специалистов, качественные товары и услуги - репутация высоко ценится в деловом мире.

Деловая репутация гражданина (физического лица) - характеризует его как работника (профессионала в какой-либо области), представляет собой оценку его качеств, значимых для востребованности на рынке труда. В одном из судебных решений ФАС определил деловую репутацию как «оценку профессиональных качеств гражданина и юридического лица»[11].

В юридической литературе деловая репутация юридического лица определяется как сложившееся в предпринимательской среде мнение о деловых качествах юридического лица. Деловая репутация юридического лица является неимущественным правом, которое принадлежит юридическому лицу с момента его образования и составляет неотъемлемую часть его правоспособности (ст. 150 ГК РФ)[12]. Как подчеркнул ФАС «Деловая репутация должна быть непосредственно связана с предпринимательской деятельностью» (в этой связи в иске было отказано Департаменту федеральной государственной службы занятости населения – в виду того, что Департамент не занимается предпринимательской деятельностью)[13]. Критерий «предпринимательская» (профессиональная) – является определяющим. По одному из дел ФАС указал: «Оценив содержание оспариваемого истцом письма ответчика, суд правомерно указал на то, что содержащиеся в нем сведения не дают оценку профессиональной деятельности истца, а потому не могут рассматриваться как умаляющие его деловую репутацию»[14].

С возникновением правоспособности, началом трудовой и иной профессиональной деятельности у физического лица складывается репутация. С момента возникновения правоспособности лица (создания юридического лица) все, что так или иначе относится к существованию такового, влияет на формирование его репутации.

Репутация формируется главным образом в процессе публичной (трудовой, профессиональной) деятельности юридического лица (физического лица), вследствие открытого распространения информации о нем, а также благодаря сведениям, скрываемым самим лицом во избежание своей дискредитации.

Важно заметить, что в силу своего содержания репутация, в отличие от таких благ, как честь и достоинство, может иметь не только положительное содержание, но и отрицательно характеризовать ее обладателя[15].

В условиях рыночной экономики деловая репутация приобретает особое значение как одной из условий для эффективного хозяйствования; имеет стоимостную оценку (так, например, репутация компании напрямую влияет на стоимость ее активов, курс акций на торгах и т.д.).

[1] Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. Для начинающих юристов. - Москва, Издание Бр..Башмаковых, 1913 г.

[2] Постатейный научно-практический комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под общей редакцией А.М. Эрделевского. - М., 2001.

[3] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова - М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра - М, 1998г.

[4] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2004.

[5] Понятия «гражданская честь» - являло собой понятие чести в праве. Понятие чести здесь совпадало с понятием нравственного долга. См. Гамбаров Ю. С. Гражданское право. Общая часть - C.-Петербург, 1911г.

[6] Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. – М.: 1909г. // http://www.allpravo.ru/library/doc108p/instrum4439/item4474.html

[7] Курс правоведения по Народной энциклопедии. Том 1. Общественно-юридические науки. – М. 1911.

[8] Познышев С.В. Особенная часть русского уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового уложений. Издание 3-е, исправленное и дополненное. 1912г.

[9] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. - М., 1994. - т. 3. - С. 1679.

[10] Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М., 1989. - С. 676.

[11]Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19 ноября 2003 г. N КГ-А40/9064-03

[12] Апроскин. Деловая репутация юридического лица и ее защита // Вестник АКДИ. - №4. – 2004.

[13] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 июня 1998 г. NА78-20/2-ФО2-545/98-С2-7/32.

[14] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 июня 2002 г. N КГ-А40/3504-02

[15] Иваненко Ю.Г. Деловая репутация юридических лиц и ее правовая защита // Законодательство. – 2000. - №10.


   
1.2 Правовые основы защиты чести, достоинства и деловой репутации

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5130.html


                    Суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова - с другой[1].

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации[2] каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод[3], в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Вместе с тем в части 2 статьи 10 названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. При этом положения данной нормы должны толковаться в соответствии с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях.

Предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является правовым базисом для защиты чести, достоинства и деловой репутации. Данные нормы также выступают необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Вышесказанное приобретает особое значение, т.к. в правовом государстве нередко возникает вопрос: как добиться в каждом конкретном случае, чтобы требования защиты чести и доброго имени не противоречили интересам свободной дискуссии по политическим проблемам в демократическом обществе.

Как подчеркнул Конституционный суд РФ в одном из своих определений, согласно ч.3 статье 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Статья 152 ГК Российской Федерации, определяющая порядок реализации конституционного права на защиту чести и доброго имени, находится в общей системе конституционно-правового регулирования, а потому суды при ее применении вправе и обязаны обеспечивать баланс названного и других конституционных прав и свобод, в том числе права на свободу слова и свободу выражения мнений, с учетом требования ч.3 статьи 17 Конституции Российской Федерации. При этом суд, применяя соответствующее правовое предписание, принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод (Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О[4]).

В другом своем определении Конституционный суд РФ подчеркнул, что при рассмотрении в судах общей юрисдикции дел о защите чести и достоинства надлежит решать, укладываются ли рассматриваемые сведения в рамки политической дискуссии, как ограничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду. В связи с особенностями и сложностью исследования такого рода обстоятельств, а также руководствуясь задачей предупредить вынесение необоснованных судебных решений, Верховный Суд Российской Федерации может использовать свое конституционное правомочие и дать судам разъяснения, касающиеся судебной практики по данной категории дел. Суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова - с другой[5].

Таким образом, право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом. При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации суды должны соблюдать баланс конституционных прав: право на защиту, право на свободу распространения информации, право на свободу слова и т. д

По делам о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (Гл.8 ГК РФ), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По делам данной категории необходимо учитывать разъяснения, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлениях от 31 октября 1995 г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»[6]; «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации» (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46)[7]. Постановлене от 10 октября 2003 г. №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»[8], а также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»[9].

В заключение данного параграфа подчеркнем, что правила о защите деловой репутации гражданина применяются к защите деловой репутации юридического лица (п.7 ст.152 ГК РФ). В литературе нередко можно встретиться с понятием чести и достоинства общности людей (нации, класса, профессионального союза, партии и т.п.). Однако честь и достоинство всякой общности могут подлежать гражданско-правовой защите только в случае, если общность эта обладает правами юридического лица. Гражданин как представитель той или иной общности может требовать защиты личных чести и достоинства, но не защиты чести и достоинства этой общности в целом[10].

[1] Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 1995 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Козырева Андрея Владимировича» // Российская газета. - 22 ноября 1995г.

[2] Конституция РФ от 12 декабря 1993 года // Российская газета. - 25 декабря 1993 года.

[3] Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 8 января 2001г. - №2. - ст.163.

[4] Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003г. №508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. - 2004г. - №3.

[5] Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 1995 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Козырева Андрея Владимировича» // Российская газета. - 22 ноября 1995г.

[6] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1996г. - №2. - с.1.

[7] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999г. - №11.

[8] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2003г. - №12.

[9] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»

[10] Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.



2.1 Условия защиты чести, достоинства и деловой репутации

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5131.html



В соответствии с нормами гражданского законодательства защита чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения возможна при одновременном наличии трех условий (ст.152 ГК РФ):

- сведения должны быть распространены;

- распространенные сведения не соответствуют действительности;

- распространенные сведения должны порочить честь, достоинство деловую репутацию заявителя.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Рассмотрим обозначенные условия подробнее.

Распространить порочащие сведения - значит, сообщить (сообщать) их широкой аудитории, нескольким или хотя бы одному человеку (опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу (абз2. п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»)).

Важно подчеркнуть, что сообщение сведений, порочащих деловую репутацию, самому лицу, к которому они относятся, распространением не признается, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения, то есть не являются истинными.

Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок. Такие требования, по существу, являлись бы требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам. В тоже время, если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном ст.152 ГК РФ.

На практике далеко не всегда просто отнести те или иные сведения к соответствующим действительности или несоответствующим действительности, например, те сведения, которые носят оценку, мнения, суждения. В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий (п.9 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 №3).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

На практике зачастую возникают вопрос: кто вправе проводить оценку (экспертизу), являются ли конкретные сведения (информация) порочащими. Так по одному из дел заявитель полагал, что суды «необоснованно возложив на себя функции филологической экспертизы, сделали необоснованный вывод относительно составления текста статьи как мнения адвокатов миноритарных акционеров истца» (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 декабря 2004 г. N КГ-А40/11142-04)[1].

Как подчеркивают исследователи, оценка текста, ставшего предметом спорных отношений, обычно дается по собственному лексическому опыту судей и лишь изредка к участию в деле привлекаются эксперты. Более того, во многих случаях ходатайства сторон о назначении экспертизы отклоняются судом на том основании, что для правильного разрешения дела вполне достаточно, мол, познаний любого грамотного человека, способного прочитать текст и уяснить его содержание[2]. Так по одному из дел ФАС ПО постановил: «Доводы ответчика о том, что назначение филологической экспертизы разрешит имеющиеся противоречия по спорному вопросу, обоснованно отклонены судом, поскольку они не подтверждены доказательствами, как это предусмотрено статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в соответствии со ст.82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации экспертиза назначается для разъяснения вопросов, требующих специальных познаний, в данном случае перечень вопросов, изложенных в ходатайстве, требует правовой оценки и не относится к компетенции экспертов»[3].

Как правило, суд назначает лишь технические экспертизы (например, о соответствии производства такого-то продукта, о содержании веществ в таком-то продукте), тем самым оставляя экспертизу текстов (публикаций, сообщений, заявлений и т.д.) на «свой суд».

Согласимся с исследователями отмечающими, что дабы экспертиза по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации стала эффективным правовым инструментом, нужен достаточный теоретический материал, обеспечивающий достоверность заключений и единообразие применения методик и расчетных формул. Суды при действительной необходимости должны назначать «текстологические экспертизы». При этом компетенция эксперта не распространяется на юридические вопросы и только суд вправе решить, порочат ли честь, достоинство и деловую репутацию изложенные в тексте сведения[4].

Еще раз подчеркнем, что только при наличии всех трех условий возможна защита чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения. Так, порочащие сведения, соответствующие действительности не подлежат опровержению. Не подлежат опровержению оскорбительные выражения и сравнения, которые нельзя проверить на истинность. Не могут составить предмет иска претензии к форме подачи материала, стилю изложения, художественным приемам, использованным автором публикации. На доказательность могут проверяться не только утверждения, но и предположения (версии). По общему правилу предположительные высказывания не опровергаются по суду, поскольку не констатируют факты. Но в тех случаях, когда предположения (подозрения) основываются на фактах, ложность которых установлена в судебном заседании, они подлежат опровержению вместе с этими фактами, ибо придают им порочащую окрасу (сами факты по отдельности, не объединенные подозрением, могут быть нейтральны в правовом и нравственном отношении). При ссылках на случаи, толки, молву необходимо доказать, что слухи действительно имели место, а источники существовали. В противном случае сведения о слухах и источниках подлежат опровержению. Для определения характера распространенных сведений судье необходимо учитывать цель и жанр публикации, контекст, в котором употреблены оспариваемые слово или фраза[5].

Важно заметить, что при определенных законом условиях, распространение не соответствующих действительности и порочащих сведений не влечет ответственности. Так, в соответствии со ст.57 Закона о СМИ, редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2) если они получены от информационных агентств;

3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;

4) если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;

5) если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом;

6) если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации.

Приведем иллюстрирующий пример из практики: «Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, в котором просило суд обязать ответчика опровергнуть распространенные им сведения и взыскать с него убытки, вызванные указанными действиями.

Редакция возражала против предъявленных к ней требований со ссылкой на то, что информация, ставшая предметом спорных отношений, была дословным воспроизведением из статьи, опубликованной городской газетой.

Арбитражный суд, проверив в ходе судебного разбирательства достоверность доводов ответчика, в удовлетворении иска в части взыскания убытков отказал.

В обоснование своей позиции арбитражный суд правомерно сослался на статью 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», согласно которой редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию организации, если эти сведения являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации».

Важно подчеркнуть, что перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представителей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация представляет собой рекламный материал. В силу статьи 36 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе. Согласно п.1 ст.1 Федерального закона «О рекламе» одной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству или деловой репутации граждан. Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, то к ответственности на основании ст.152 ГК РФ могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения.

Приведем практический пример, когда ненадлежащая реклама товаров может затрагивать деловую репутацию лица, известного на территории распространения рекламы в связи с этим товаром:

«В региональной газете была опубликована реклама, выполненная в виде сравнения двух конкретных конкурирующих на рынке моделей одного и того же товара. В качестве отличительного достоинства рекламируемой модели указывалась такая потребительская характеристика, которая является желанной для любого покупателя товаров данного вида и предопределяет его выбор. В рекламе утверждалось, что искусственное занижение цены технического обслуживания модели-конкурента неминуемо отразится на качестве его ремонта и ускорит износ товара при эксплуатации.

Организация, осуществляющая на региональном рынке продажу и обслуживание товара-конкурента, с которым сравнивался рекламируемый товар, посчитала, что указанная реклама содержит сведения, порочащие ее деловую репутацию, и обратилась в арбитражный суд с иском к рекламодателю о публичном опровержении ненадлежащей рекламы. К исковому заявлению прилагались документы, подтверждающие ненадлежащий характер рекламной информации и преобладание истца на соответствующем рынке.

Суд в иске отказал. При этом суд исходил из того, что упомянутая реклама не могла затронуть интересы истца, поскольку относилась не к лицам, а к товарам, распространяемым в регионе различными организациями, никого из этих организаций прямо не называла и негативных оценок товара-конкурента не использовала.

Между тем судом не было учтено, что реклама потребительских свойств и качества ремонта конкретных товаров затрагивает интересы каждого лица, известного потребителям и предпринимательским кругам на территории распространения рекламы в связи с продажей и (или) техническим обслуживанием именно этих товаров. При решении вопроса о том, могла ли спорная реклама затронуть права и интересы истца, суд не дал оценку представленным доказательствам преобладания данной организации на региональном рынке продажи и ремонта товара-конкурента.

Спорная реклама была выполнена в виде некорректного сравнения двух товаров, способного при выборе покупки ввести потребителей в заблуждение в связи с недостатком у них опыта и знаний. Согласно статье 6 Закона о рекламе такая реклама является недобросовестной и не допускается.

Использованный в рекламе альтернативный способ сравнения исключал наличие у товара-конкурента тех положительных качеств, которые названы у рекламируемого товара и прежде всего интересуют покупателя. В данном случае негативная оценка товара-конкурента по сравниваемым параметрам вытекала из формы подачи и смысла рекламной информации.

Содержание указанной рекламы сводилось к тому, что конкурирующий товар хуже рекламируемого и подвержен преждевременному износу, и она явно носила характер сведений, порочащих конкурирующий товар и лиц, причастных к его продаже и ремонту.

В силу п.1 ст.31 Закона о рекламе юридические лица или граждане (рекламодатели, рекламопроизводители и рекламораспространители) за нарушение законодательства о рекламе несут гражданско-правовую ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Лица, права и интересы которых нарушены в результате ненадлежащей рекламы, вправе обратиться в установленном порядке в суд (арбитражный суд) с иском о публичном опровержении ненадлежащей рекламы.

Поскольку истец доказал факт ненадлежащей рекламы и то, что она затрагивает его интересы, апелляционная инстанция отменила принятое решение и удовлетворила исковые требования»[6].

[1] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 декабря 2004г. №КГ-А40/11142-04

[2] Губаева Т., Муратов М., Пантелеев Б. Экспертиза по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации // Российская юстиция. - №4. - 2002г.

[3] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11 марта 2004г. N А49-3435/03-138/21

[4] Губаева Т., Муратов М., Пантелеев Б. Экспертиза по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации // Российская юстиция. - №4. - 2002г.

[5] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2004.

[6] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1998 г. №37 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999г. - № 2.

 


2.2 Порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5132.html



Иски по делам данной категории дел вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения (п.2 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 №3). В определенных законом случаях (после смерти гражданина) защита чести и достоинства допускается по требованию заинтересованных лиц. Заинтересованными в этом лицами могут быть как граждане (родственники, наследники, соавторы), так и юридические лица (например, организация, возглавлявшаяся умершим)[1].

Законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с требованием опровержения к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения (п.1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999г. №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). Вместе с тем гражданин (юридическое лицо) вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (статьи 43 и 45 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

Таким образом, гражданин (юридическое лицо) права которого нарушены, вправе обращаться непосредственно в суд без предварительного обращения к нарушителю прав.

Обратимся к подведомственности дел о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Важно подчеркнуть, что п.5 ч.1 ст.33 АПК РФ установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 ст.33 АПК РФ указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции. Также подчеркнем, что исковые требования не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, если опубликованные сведения имеют автора (п.10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). Аналогичное правило распространяется на исковые требования юридического лица в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации его работников, - такие споры арбитражному суду неподведомственны.

Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. В том случае, когда оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками наряду с автором является и редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (ст.40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст.43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации)» (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

В соответствии с п.6 ст.152 ГК РФ в том случае, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

Следующий важный вопрос – бремя доказывания тех или иных обстоятельств по делу.

При защите чести, достоинства и деловой репутации действует презумпция, согласно которой распространяемые порочащие сведения считаются не соответствующими действительности, в связи с чем доказывать правдивость таких сведений должен их распространитель.

Таким образом, бремя доказывания соответствия распространенных сведений действительности лежит на ответчике. То есть, гражданину (юридическому лицу) доказывать свою добропорядочность (опровергать дискредитирующую информацию) не нужно. Однако такие доказательства истцом могут быть подготовлены, как дополнительный аргумент.

В тоже время истец должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Представление ответчиком доказательств о соответствии распространенных сведений действительности не требуется, если оспариваемые в них факты установлены вступившим в законную силу решением суда (п. 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»).

Необходимо учитывать, что когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы (абз.2 п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

В соответствии с п.5 ст.152 ГК РФ гражданин (юридическое лицо), в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. При этом оценку ущерба может сделать только лицо, которому такой ущерб причинен.

На практике, требование о возмещении убытков подлежат удовлетворению, если истец докажет, что они возникли вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности. Проиллюстрируем вышесказанное примером:

«Центр аналитических исследований обратился в арбитражный суд с иском к муниципальной радиокомпании о защите деловой репутации путем опровержения прозвучавших в радиопередаче порочащих истца сведений и о взыскании убытков, причиненных их распространением.

Арбитражный суд, признав оспариваемые сведения порочащими деловую репутацию истца, обязал ответчика их опровергнуть. В удовлетворении требования о взыскании убытков отказал со ссылкой на недоказанность причинной связи между прозвучавшей в эфире информацией и заявленными убытками.

Требование о взыскании убытков центр аналитических исследований мотивировал тем, что распространение радиокомпанией информации, не соответствующей действительности, явилось основанием для отказа от заключения с ним договора на проведение маркетинговых исследований со стороны акционерного общества, с которым центр подписал протокол о намерениях.

Между тем в ходе судебного разбирательства установлено, что согласно подписанному протоколу о намерениях центр аналитических исследований должен был в течение 10 дней с момента его подписания провести подготовительные работы и представить заказчику проект программы социологического исследования по теме: «Прогноз изменений спроса на первичном рынке недвижимости». Поскольку в указанный срок проект программы не был представлен, акционерное общество от дальнейших переговоров по данному вопросу отказалось»[2].

Таким образом, должна быть установлена причинно-следственная связь между фактом распространения сведений порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, и убытков причиненных их распространением.

Возмещение вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, осуществляется по нормам, содержащимся в гл. 59 ГК «Обязательства вследствие причинения вреда». Имущественный вред (убытки) возмещается при наличии вины (ст. 1064 ГК РФ), моральный вред компенсируется независимо от вины (ст. 1100 ГК РФ). При этом важно заметить, что если на требование опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, исковая давность не распространяется, то на требование возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением порочащих и не соответствующих действительности сведений, распространяется общий срок исковой давности в 3 года.

Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в п.2 ст.151 и п. 2 ст.1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации (п.15 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 №3).

Заметим, что требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца.

Одним из дискуссионных вопросов долгое время оставался вопрос о применимости положений закона о взыскании морального вреда к искам о защите деловой репутации от имени юридических лиц. Исходя из смысла ст.151 ГК РФ моральный вред может быть причинен только гражданам, право на компенсацию за физические или нравственные страдания закреплено только за гражданином, поскольку только он в силу своей природы, обладая физическим телом, может испытывать боль, чего нельзя сказать о юридических лицах, а значит и иски о возмещении морального вреда могут подаваться только гражданами.

Сказанное противоречит п.7 ст.152 ГК РФ закрепляющему, что правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (в том числе касаемо возможности гражданина подать иск о возмещении морального вреда – закон не делает каких-либо исключений).

В 2003 году в Конституционном суде РФ[3] ставился вопрос о конституционности положений ГК РФ предоставляющих юридическим лицам взыскание «морального вреда» по делам о защите деловой репутации.

Конституционный суд РФ в своем определении пояснил, что применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п.2 ст.150 ГК РФ). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (статья 41). Исходя из этого Европейский Суд по правам человека в решении от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии» пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными». Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании».

Как верно замечают исследователи, в сущности, речь идет лишь о недопустимости использования термина «моральный вред» в отношении юридического лица в силу его природы, невозможности переносить физические страдания. Представляется, что в данной ситуации целесообразно установить для юридического лица права на денежную компенсацию за причиненный нематериальный вред введением нового специального для юридического лица правового института «компенсация иного нематериального вреда, причиненного деловой репутации юридического лица». Само «существо правоотношений» (п.3 ст.23 ГК РФ), возникающее при посягательстве на деловую репутацию юридического лица, а также «особенности данных субъектов» (п. 2 ст. 124 ГК РФ), т.е. юридических лиц как субъектов гражданского права, не могут исключить возможность взыскания в случае распространения ложных, порочащих сведений, иного нематериального вреда[4].

При определении понятия «иной нематериальный вред» логично обратиться к практике Европейского суда, и, прежде всего к упомянутому делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии». Необходимо принять во внимание повлияли ли распространенные сведения на репутацию юридического лица, привели ли к появлению нежелательной для ведения бизнеса неопределенности в принятии решений, и, наконец, причинили ли эти сведения беспокойство и неудобства членам руководства компании.

В заключение данного параграфа подчеркнем, что судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации морального вреда и возмещения убытков. При этом необходимо учитывать, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других, указанных им лиц.

Согласно ч.3 ст.29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст.152 ГК РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Не подлежат удовлетворению требования о применении мер по обеспечению иска путем запрещения ответчику подготавливать и распространять новые сведения, порочащие деловую репутацию истца, удовлетворению не подлежит (п.9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»).

На практике многочисленные требования принести извинения так и остаются неудовлетворенными.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

[1] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2004.

[2] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999г. - №11.

[3] Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. - 2004г. - № 3.

[4] Цадыкова Э.А. Возмещение нематериального вреда, причиненного юридическому лицу в результате распространения сведений, порочащих его деловую репутацию // Адвокат. - №9. - 2004 г.


   
2.3 Опровержение не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство сведений

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5133.html



Опровержение не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство сведений – правовой механизм, направленный на восстановление нарушенных прав добропорядочного гражданина (юридического лица).

Опровержение направлено не только на установление истинного положения дел (какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены), но, и фактически, констатацию доброго имени гражданина (организации).

Рассмотрим установленный законом порядок опровержения - он урегулирован как нормами ГК РФ (п.2 ст.152 – п.6 ст.152 ГК РФ, так и отдельными статьями Закона РФ от 27 декабря 1991г. №2124-1 «О средствах массовой информации»[1] (далее по тексту Закон о СМИ).

Согласно п.2 ст.152 ГК РФ, если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному статьей 44 Закона о СМИ, в течение которого оно должно последовать.

Опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со ст. 152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Для отдельных видов распространения информации (сведений) не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинств лица, законом установлен особый порядок опровержения:

1) если указанные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву;

2) если письмо, содержащее порочащие деловую репутацию сведения, направлено третьему лицу, опровержение таких сведений может быть произведено путем обязания его автора направить указанному лицу новое письмо с опровержением изложенной ранее информации (п.3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999г. №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»).

3) если сведения указаны в периодическом издании, то опровержение должно быть сделано в этом же печатном издании, набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение или материал. Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Опровержение должно последовать:

1) в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, - в течение десяти дней со дня получения требования об опровержении или его текста;

2) в иных средствах массовой информации - в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных гражданина или организацию о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа (ст.44 Закона о СМИ).

4) порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом.

Согласно абз.2 ст. 43 Закона о СМИ если гражданин или организация представили текст опровержения, то распространению подлежит данный текст при условии его соответствия требованиям настоящего закона. Редакция радио-, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину или представителю организации, потребовавшему этого, возможность зачитать собственный текст и передать его в записи.

В опровержении должно быть отказано, если данное требование либо представленный текст опровержения (ст.45 Закона о СМИ):

1) является злоупотреблением свободой массовой информации;

2) противоречит вступившему в законную силу решению суда;

3) является анонимным.

В опровержении может быть отказано:

1) если опровергаются сведения, которые уже опровергнуты в данном средстве массовой информации;

2) если требование об опровержении либо представленный текст его поступили в редакцию по истечении одного года со дня распространения опровергаемых сведений в данном средстве массовой информации.

Редакция СМИ вправе вернуть текст опровержения его автору на доработку, указав на несоответствие текста требованиям Закона о СМИ, либо предложив альтернативный вариант текста для согласования.

Выше мы уже подчеркивали, что средство массовой информации не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности.

Между тем, освобождение средства массовой информации от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, не может служить основанием для отказа от опубликования опровержения таких сведений. Приведем пример из практики:

«Охранно-детективное объединение обратилось в арбитражный суд с иском к управлению внутренних дел и редакции газеты о защите деловой репутации. Истец потребовал опровержения сведений, не соответствующих действительности, и возмещения убытков, причиненных их распространением.

Арбитражный суд, установив в заседании, что сведения, опубликованные в газете, не соответствуют действительности, взыскал с управления внутренних дел убытки в размере, указанном в исковом заявлении, и обязал редакцию опубликовать опровержение.

Редакция обратилась в апелляционную инстанцию с жалобой, в которой просила решение суда первой инстанции в части обязания ее опубликовать опровержение отменить. В жалобе указывалось, что опубликованные сведения предоставлены пресс-службой управления внутренних дел. Поскольку в соответствии со статьей 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» редакция не несет ответственности за распространение сведений, если они получены от пресс-служб государственных органов, то она не должна их опровергать.

Апелляционная инстанция оставила решение суда без изменения, а жалобу без удовлетворения по следующим мотивам.

Статья 43 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» предоставляет организации право потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности сведений, которые были распространены средством массовой информации. Редакция средства массовой информации не обязана их опровергать, если располагает доказательствами соответствия распространенных сведений действительности.

Кроме того, редакция вправе отказать в опровержении в случаях, предусмотренных статьей 45 названного Закона. Указанная статья содержит исчерпывающий перечень оснований отказа в опровержении. Она не предоставляет средству массовой информации права отказаться от опубликования опровержения не соответствующих действительности сведений, полученных от пресс-служб государственных органов.

Ссылка редакции газеты на статью 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» необоснованна, поскольку эта статья освобождает редакцию от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности. Обязанность по восстановлению права охранно-детективного объединения, нарушенного в результате публикации не соответствующих действительности сведений, ответственностью не является»[2].

Таким образом, вне зависимости от привлечения к ответственности, средство массовой информации должно совершить опровержения.

Важно заметить, что при рассмотрении исков, предъявленных к редакции средства массовой информации, его автору, учредителю о привлечении к предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации ответственности за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений необходимо учитывать, что в случае, когда выпуск средства массовой информации, в котором были распространены такие сведения, на время рассмотрения спора прекращен, суд вправе обязать ответчика за свой счет дать опровержение или оплатить публикацию ответа истца в другом средстве массовой информации (п.13 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 №3).

Если нарушитель не выполняет решение суда об опровержении, либо совершает «недостаточное (искусственное) опровержение», суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и в порядке, предусмотренных процессуальным законодательством, в доход Российской Федерации.

Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие.

[1] Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 13 февраля 1992г. - №7. - Ст. 300.

[2] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999г. - №11.



3.1 Проблемные вопросы защиты чести, достоинства и деловой репутации

URL:   http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5134.html



Судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (ст.152 ГК РФ) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в статье 150 ГК РФ, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией РФ и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца (п.8 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 №3).

Действующее законодательство закрепляет, что гражданин или организация, в отношении которого в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации (п.3 ст.152 ГК РФ, ст.46 Закона о СМИ).

Данные нормы устанавливают порядок защиты деловой репутации, в случае, если в средствах массовой информации распространены сведения, которые лишены признаков, дающих право на опровержение; в указанных нормах идет речь о публикации сведений, ущемляющих права или охраняемые законом интересы лица.

Таким образом, законодательством в этих нормах предусматриваются и различные основания для возникновения права на защиту деловой репутации. Сказанное подтверждается и практическими материалами (см. например Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 октября 2003 г. №КГ-А40/7686-03)[1].

Вышеобозначенное дело позволяет сделать еще один значимый вывод: для защиты деловой репутации не могут одновременно применяться опровержение порочащих деловую репутацию сведений и возможность публикации ответа лица, чья деловая репутация опорочена в средствах массовой информации. Право на ответ предоставляется в случае, если в средствах массовой информации распространены сведения, которые лишены признаков, дающих право на опровержение.

В случае отказа СМИ на такое право, гражданин (организация) вправе обратиться непосредственно в суд. При этом необходимо учитывать, что отказ редакции средства массовой информации может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указанных сведений. Поэтому пропуск без уважительных причин названного годичного срока может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска о признании необоснованным отказа редакции средства массовой информации в опровержении распространенных им сведений и помещении ответа истца в том же средстве массовой информации. При этом лицо, в отношении которого были распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с иском к редакции средства массовой информации о защите чести, достоинства и деловой репутации без ограничения срока (ст.208 ГК РФ).

Еще один вопрос, вызывающий дискуссии в научной литературе. При разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (ст. 150, 151 ГК РФ). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании п.5 ст.49 Закона о СМИ. Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Если же имело место распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации, на основании ст.152 ГК РФ.

В заключение подчеркнем, что судам следует иметь в виду, что моральный вред, хотя он и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на основании подп. 3 п.1 ст.333-19 Налогового кодекса РФ, а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве компенсации причиненного истцу морального вреда.

[1] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 октября 2003 г. N КГ-А40/7686-03

 

 
3.2 Особенности защиты чести, достоинства и деловой репутации в сети Интернет

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5135.html



Деловую репутацию в сети Интернет несложно подпортить, а чести и достоинству нанести ущерб. Недобросовестные субъекты могут использовать для этого различные инструменты: многочисленные форумы, доски объявлений, ленты СМИ. В отличие от традиционных СМИ (телевидения, периодики и т.д.), сеть Интернет с ее множеством площадок (лишь некоторые из которых зарегистрированы как СМИ) представляет широкое поле для возможных правонарушений.

На практике часто встречаются упоминания на Интернет-сайтах о недобросовестности той или иной компании, не качественных услугах, совершаются публикации о массовые рассылки электронных сообщений порочащих граждан и т.д. В результате, репутация компании, которая пользуется нелестными отзывами - дискредитируется, отсюда потеря потенциальных клиентов, финансовые потери, падение престижа, курса акций, утрата деловых партнеров и т.д.

При рассмотрении дел рассматриваемой категории, необходимо иметь в виду, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Впрочем, даже если Интернет-сайт не зарегистрирован в качестве СМИ, данный факт не освобождает владельца сайта от ответственности за распространение порочащих сведений на принадлежащем ему Интернет-сайте, т.к. сама возможность размещения таких сведений является следствием создания ответчиком как владельцем (администратором) этого Интернет-сайта соответствующих технологических условий. Приведем пример из практики[1]:

«Закрытое акционерное общество «Тройка Сталь» (далее - ЗАО «Тройка Сталь») обратилось в арбитражный суд к обществу с ограниченной ответственностью «Мегасофт» (далее - ООО «Мегасофт») с иском о защите деловой репутации, а именно об обязании ответчика опровергнуть сведения об истце, содержащиеся в статье «Что вы знаете о компании «Тройка Сталь?», которая расположена на интернет-сайте metaltorg.ru, принадлежащем ответчику, путем размещения опровержения распространенных сведений за счет ответчика на том же сайте, в той же рубрике.

Исковые требования заявлены по основаниям статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 43, 44, 56 Федерального закона «О средствах массовой информации» и мотивированы тем, что содержащиеся на сайте ответчика сведения не соответствуют действительности, порочат деловую репутацию истца, негативно сказываются на его предпринимательской деятельности.

Решением от 19 февраля 2003 года Арбитражного суда Московской области, оставленным без изменения постановлением от 15 апреля 2003 года апелляционной инстанции того же суда, в удовлетворении исковых требований отказано.

Решение и постановление мотивированы тем, что ответчик не может считаться распространителем сведений на интернет-сайте metaltorg.ru, так как ни сам ответчик, ни интернет-сайт не отвечают признакам средства массовой информации; принадлежность указанного интернет-сайта ООО «Мегасофт» не свидетельствует о том, что сведения, содержащихся на сайте, распространяет именно ответчик.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 июня 2003 года решение и постановление отменены, и дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Суд кассационной инстанции посчитал решение и постановление недостаточно обоснованными, как принятые без учета и правовой оценки обстоятельств о том, что отсутствие у лица статуса средства массовой информации само по себе не является основанием для вывода о том, что это лицо по смыслу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации не может выступать распространителем сведений; нахождение каких-либо сведений на сайте metaltorg.ru зависит от создания ответчиком соответствующих условий размещения информации на сайте и доступа к нему.

Суд кассационной инстанции также указал на необходимость уточнить, какие именно сведения истец считает порочащими его деловую репутацию.

При новом рассмотрении дела истец уточнил исковые требования следующим образом.

1. Обязать ответчика опубликовать опровержение на сайте metaltorg.ru в Интернете нижеприведенных заведомо ложных сведений, порочащих деловую репутацию истца, содержащихся в статье «Что вы знаете о компании «Тройка Сталь»…

2. Обязать ответчика опубликовать опровержение на сайте metaltorg.ru в Интернете заведомо ложных сведений, порочащих деловую репутацию компании…

При новом рассмотрении дела решением от 17 сентября 2003 года Арбитражного суда Московской области исковые требования удовлетворены: суд обязал ответчика опубликовать на сайте metaltorg.ru опровержение сведений, перечисленных в уточнении исковых требований (том 1, л.д.121-125)

Постановлением от 25 ноября 2003 года апелляционной инстанции того же суда принятое по делу решение оставлено без изменения.

Удовлетворяя исковые требования, суд обеих инстанции пришел к выводу о том, что сведения, указанные в исковом заявлении, являются порочащими деловую репутацию истца; отсутствие у ответчика статуса средства массовой информации в силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации не может освобождать его от ответственности за распространение порочащих сведений, принимая во внимание, что возможность размещения таких сведений на сайте metaltorg.ru является следствием создания ответчиком как владельцем (администратором) этого интернет-сайта соответствующих технологических условий».

Итак, если сведения порочащие честь и деловую репутацию были распространены на Интернет-сайте (даже когда такой сайт не зарегистрирован в качестве СМИ), и в судебном порядке было установлено, что данные сведения не соответствуют действительности, такие сведения должны быть опровергнуты на этом же Интернет-сайте и, здесь, по аналогии применяются нормы закона о СМИ в части опровержения порочащих сведений несоответствующих действительности.

[1] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 июня 2003 г. N КГ-А41/3503-03



Заключение

URL:  http://www.allpravo.ru/diploma/doc21p3/instrum5127/item5136.html



1. Гражданин (организация) вправе по своему выбору обратиться за гражданско-правовой или уголовно-правовой защитой либо использовать оба способа для достижения желаемого. Вынесение решения суда по гражданскому делу не препятствует последующему обращению заинтересованного лица с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, как и состоявшийся приговор не мешает потребовать по суду опровержения распространенных порочащих и не соответствующих действительности сведений. При этом судебное решение по гражданскому делу для суда, рассматривающего уголовное дело, может быть оценено в качестве одного из доказательств, не имеющего заранее установленной силы.

Однако необходимо учитывать, что гражданско-правовой и уголовно-правовой способы предоставляют неодинаковый объем защиты. Первый способ позволяет дать отпор как гражданам, так и юридическим лицам, но при этом характер распространенных сведений должен быть порочащим и не соответствующим действительности. А при втором способе уголовно наказуемыми являются деяния только граждан, однако возможна ответственность последних и за правдивые сообщения, выраженные в оскорбительной форме[1].

2. Защита чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения возможна при одновременном наличии трех условий:

- сведения должны быть распространены;

- распространенные сведения не соответствуют действительности;

- распространенные сведения должны порочить честь, достоинство деловую репутацию заявителя.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

3. Гражданин или организация, в отношении которого в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации

4. В случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации.

5. Суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова - с другой.


[1] Иваненко Ю.Г. Гражданско-правовая и уголовно-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации // Законодательство. - №12. - 2001г.




   
   

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна