Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Деликтоспособность физических лиц. Сборник статей. Статия 1: Руслан Фаритович Гарипов. Правовые признаки деликтоспособности физических лиц. Garipov Ruslan Faritovich. Legal attributes ability to bear the responsibilty peaple. Статья 2: Деликтоспособность физических лиц.

6.05.2014 23:33      Просмотров: 9524      Комментариев: 0      Категория: Законодательство России

Деликтоспособность физических лиц

  Сборник статей

 

Статья 1

Руслан Фаритович Гарипов

ПРАВОВЫЕ ПРИЗНАКИ ДЕЛИКТОСПОСОБНОСТИ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

Руслан Фаритович Гарипов. Институт социальных и гуманитарных знаний, кафедра гражданского права и процесса. E-mail: ruslanweb@bk.ru . 

Статья опубликована в журнале: "Пробелы в Российском Законодательстве". Выпуск № 3.  2009.  Специальность: "Государство и право. Юридические науки". URL:  http://cyberleninka.ru/article/n/pravovye-priznaki-deliktosposobnosti-fizicheskih-lits

Аннотация: Деликтоспособность представляет собой сложную по содержанию правовую категорию. Несмотря на то, что она является самостоятельным свойством, входящим в состав правосубъектности, теоретики права неоднозначно подходят к выявлению её правовых признаков. В данной статье предпринята попытка обозначить и проанализировать различные подходы к признакам деликтоспособности с целью дать полное и точное выявление её правовых элементов.

Ключевые слова: деликтоспособность, правосубъектность, субъект права, юридическая ответственность, правовое отношение, физическое лицо, правонарушение, норма права.

Annotation: Аbility to bear the responsibility represents difficult and ambiguous under the contents a legal category. Scientists for these reasons give it different definitions. In given article approaches to concept аbility to bear the responsibility are designated and analysed to give full and exact definition in legal sense to this element аbility of subjects to be right.

Keywords: ability to bear the responsibility, аbility of subjects to be right, the subject of the right, the legal responsibility, the legal attitude, the physical person, offence, norm of the right.

LEGAL ATTRIBUTES ABILITY TO BEAR THE RESPONSIBILITY PEOPLE. Garipov Ruslan Faritovich. Position: the main teacher. Place of Employment: Institute of social and humanitarian sciences, faculty of civil law and process. E-mail: ruslan-web@bk.ru.



Деликтоспособность имеет свои признаки, в соответствии с которыми определяется, во-первых, её наличие и, во-вторых, её объём. Нельзя с уверенностью утверждать, что у всех субъектов права эти признаки одинаковы, поскольку отдельные участники правоотношений деликтоспособны в зависимости от совершенно разных факторов.

Например, у физических лиц этими признаками выступают психическое состояние и возраст, а у юридических лиц - цель деятельности и законодательная конструкция ответственности в зависимости от их организационно-правовой формы. Именно с учётом этих особенностей и следует рассматривать признаки деликтоспособности.

Основным показателем деликтоспособности физических лиц выступает возраст. Юридическая ответственность во всех её проявления наступает только с того возраста, который определён законом для субъекта правонарушения1. Это обусловлено различным объёмом возможностей самостоятельно реализовывать предусмотренные законом права и обязанности в силу психологической зрелости ребенка.

Начальный возраст уголовной ответственности представляет собой яркий показатель законности, социальной справедливости и гуманизма2. Общим возрастом уголовной ответственности является достижение 16 лет, но за некоторые преступления ответственность наступает с 14 лет. Такие преступления относятся к категории тяжких и особо тяжких, причём их перечень исчерпывающим образом установлен ч. 2 ст. 20 УК РФ.

Вместе с тем установление возраста уголовной ответственности вовсе не означает, что субъект преступления может быть привлечён к ответственности. Согласно ч. 3 ст. 20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста, с которого он может быть привлечён к уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Многими учёными поднимался вопрос о том, что же означает формулировка закона «отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством»3. Стоит ли расценивать это только как задержки развития или же речь идёт о других нарушениях в развитии?

По мнению психологов, нормы ч. 3 ст. 20 и ст. 22 УК РФ вообще не согласованы4. Подросток освобождается от уголовной ответственности, если он не страдает психическим расстройством, но у него обнаруживается отставание в психическом развитии вследствие педагогической и социальной запущенности. В то же время как несовершеннолетний, который страдает олигофренией, а также находится в стадии глубокой ремиссии шизофренического процесса и признан вменяемым по данному уголовному делу, но не способен в полной мере понимать фактический характер и общественную опасность своих действий, подлежит уголовной ответственности5.

Однозначно относить лиц от 18 до 20 лет к взрослым нельзя. "Сегодня нет необходимости доказывать, что к 18 годам мировоззрение человека ещё не сформировано настолько, чтобы соответствовать в полной мере


1 Р.Л. Хачатуров, Д.А. Липинский. Общая теория юридической ответственности: Монография. - СПб.: «Юридический центр Пресс», 2007.С. 550
2 Ювенальное право. / Под ред. А.В. Заряева, В.Д. Малкова. -ЗАО Юстицинформ, 2005 г. С. 62
3 Уголовная ответственность несовершеннолетних: науч. -практ. Пособие / Ин-т законодательства и сравнит. Правоведения при Правительстве РФ. Отв. Ред. В.П. Кашепов. - М.: Юрид. лит. 1999. С. 22
4 См. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. М., 1985. С.168
5 См.: Кудрявцев И., Морозова М. Отвественность несовершеннолетних: некоторые парадоксы нового УК // Российская юстиция. 1997. №8. С. 29

мировоззрению взрослого человека. Прочная возможность противостоять негативным влияниям окружения формируется у них уже за пределами 18-летия, как правило , к 20-21 году "6.

В законодательстве иностранных государств можно найти понятие "лицо молодёжного возраста", которое учитывается, в частности, при назначении уголовного наказания. Например, в ст. 115 Уголовного кодекса Польши под "лицом молодежного возраста" понимается лицо, которому на момент совершения противоправного деяния не исполнилось 21 года и на момент вынесения приговора в первой инстанции - 24 года7. При этом согласно польскому законодательству предусмотрена уголовная ответственность несовершеннолетних с 17 лет, а в отдельных случаях - с 15 лет.

Другим признаком деликтоспособности физического лица является его психическое состояние. Причиной выделения этого элемента выступает категория вины как неотъемлемого условия любой юридической ответственности8.

Поскольку применительно к физическим лицам вина трактуется как психическое отношение правонарушителя к своим противоправным действиям (бездействиям) и их последствиям9, то отклонения в психическом состоянии человека накладывают отпечаток и на его способности самостоятельно отвечать за своё поведение.

Среди правонарушителей с хроническими психическими расстройствами чаще всего встречаются больные с диагнозом шизофрения и органическое поражение головного мозга с выраженными изменениями психики. У некоторых лиц развиваются временные психические расстройства, в основном - психозы и реактивные состояния с депрессивно-параноидным синдромом. К этой же группе можно отнести и больных олигофренией с выраженной степенью дебильности. При всём разнообразии вариантов у подэкспертных правонарушителей отчётливо прослеживается патологическая мотивация общественно опасных действий, когда они совершают правонарушения преимущественно по болезненным мотивам или в состоянии нарушенного сознания10.

Юридическое значение квалификации неспособности лица, совершившего преступление, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства, заключается в возможности признания его судом невменяемым (ст. 21 УК РФ) и применения принудительных мер медицинского характера (ст.ст. 97-99 УК РФ).


6 Панкратов Р.И., Тарло Е.Г., Ермаков В.Д. Дети, лишенные свободы. М., 2003. С. 26.
7 Уголовный кодекс Республики Польша / Под общ. ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998. С. 45.
8 И.В. Панова. Еще раз о двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности // "Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации", N 8, август 2007 г. С. 32
9 Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 183; Военное право: Учебник. Серия "Право в Вооруженных Силах -консультант". - М.: За права военнослужащих, 2004. С. 218; С.А. Коновалов, Значение состава гражданского правонарушения // "Российская юстиция", N 12, декабрь 2007 г. С. 14; Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. - М.: Юрайт-М, 2001. С. 308
10 Сафуанов Ф. Экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка // "Российская
юстиция", 1998, N 3. С. 42.


Данная способность, прежде всего, зависит от категории вменяемости субъекта. Однако ни в одном нормативно-правовом акте вменяемость не получила должного определения.

Вместе с тем, среди лиц, совершивших преступления и признанных вменяемыми, распространены случаи так называемого «пограничного расстройства психики», что рассматривается как психические аномалии в рамках вменяемости11.

Статья 22 УК РФ не содержит понятия так называемой ограниченной (уменьшенной) вменяемости, но даёт некоторые её признаки, когда лицо «не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими».

В этой связи в теории уголовного права на протяжении длительного времени высказывается мнение, которое подтверждено результатами криминологических и медицинских исследований12, о необходимости добавления в уголовный закон специальной нормы об ограниченной вменяемости13.

При анализе нормативных актов, многие учёные выделяют определённые противоречия в понятии неде-ликтоспособности14, а исходя из этого и понятия деликтоспособности.

Так, согласно Гражданскому кодексу РФ категория деликтоспособности тесно связана с категорией дееспособность.

Соответственно, лицо, не имеющее дееспособности, не имеет и деликтоспособности. Медицинским критерием для этого является наличие психического расстройства, не позволяющего гражданину понимать значение своих действий или руководить ими.

В ст. 2.8. Кодекса об административных правонарушениях РФ таким критерием выступает хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие и иное болезненное состояние психики.

Налоговый кодекс РФ в ст. 111 называет невменяемостью состояние, при котором лицо не могло отдавать себе отчёта в своих действиях или руководить ими вследствие болезненного состояния.

Исходя из изложенного, определение критериев не-деликтоспособности должно иметь общий для всех нормативных правовых актов показатель. Как указывает С.Н. Шишков, достаточно использовать одно наименование - психическое расстройство15.

Однако с этим мнением трудно согласиться, поскольку наличие одного лишь психического расстройства недостаточно, чтобы признать человека неделиктоспособным. Психические расстройства бывают разными. Одни из них объективно лишают человека возможности контролировать свои действия и понимать их значение (например, олигофрения или слабоумие), другие же проявляются периодически, во время так называемых приступов (рекуррентная шизофрения).

В связи с этим


11 Уголовная ответственность несовершеннолетних: науч. -практ. Пособие / Ин-т законодательства и сравнит. Правоведения при Правительстве РФ. Отв. Ред. В.П. Кашепов. - М.: Юрид. лит. 1999. С. 19
12 См.: Кудрявцев И.А. Ограниченная вменяемость // Государство и право. - 1995. №5; Иванов Н.Г. Уголовная ответственность лиц с аномалиями психики // Государство и право. - 1997. - №3; Шишков С.Н. Уголовный кодекс и проблемы невменяемости // Журнал российского права. - 1998. - №1
13 См.: Антонян Ю., Бородин С. Изучение правонарушителей с психическими аномалиями // Социалистическая законность. 1985. №2. С. 50
14 См.: Р.Л. Хачатуров, Д.А. Липинский. Общая теория юридической ответственности: Монография. - СПб.: «Юридический центр Пресс», 2007. С. 551
15 Шишков С.Н. Уголовный кодекс и проблемы невменяемости. - С. 36.

можно выделить ещё одну составляющую деликтоспособности - юридическую.

Юридический критерий невменяемости также вызывает некоторую неопределённость16. В частности, НК РФ выделяет его в форме отсутствия способности отдавать себе отчёт в своих действиях или руководить ими, хотя по общим принципам правоотношений субъект должен осознавать также упречность, общественную опасность своих действий, их противоправность и вредность17. В этой связи УК РФ называет юридическим критерием неделиктоспособности отсутствие способности осознавать общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими.

ГК РФ называет лишь отсутствие способности понимать значение своих действий или руководить ими, а КоАП РФ считает таковым отсутствие у субъекта способности осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействий).

Таким образом, можно прийти к выводу, что осознание противоправности возможно только в том случае, когда имеется способность осознавать общественную опасность. Поэтому расплывчатая формулировка НК РФ в виде «неспособности отдавать отчёт» позволяет подвести к случаям правонарушения любые отклонения в состоянии здоровья, а не только психические расстройства.

Некоторые авторы приходят к выводу, что определение невменяемости должно происходить через призму категорий правосубъектности и деликтоспособности18. Это позволит дать понятие невменяемости как разновидности неделиктоспособности.

16  См.: Р.Л. Хачатуров, Д.А. Липинский. Указ. Соч. С. 551
17 Там же. С. 551
18   См.: Шишков С.Н. Указ. Соч. - С. 32-36. Р.Л. Хачатуров, Д.А. Липинский. Указ. Соч. С. 552

 

 
Список литературы

I. Нормативно-правовые акты:

1. Конституция РФ, принята всенародным голосованием 12.12.1993 / «РГ», №237, 25.12.1993.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЭ / Собрание Законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954
3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ / Собрание Законодательства Российской Федерации от 7 января 2002 г. N 1 (часть I) ст. 1
4. Налоговый кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ / Собрание Законодательства Российской Федерации от 3 августа 1998 г. N 31 ст. 3824.

II. Список использованной научной и специальной литературы:

1. Алексеева И. А. Содержание и виды муниципально-правовой ответственности // "Журнал российского права", 2006, N 9.
2. Антонян Ю., Бородин С. Изучение правонарушителей с психическими аномалиями // Социалистическая законность. 1985. №2.
3. Военное право: Учебник. Серия "Право в Вооруженных Силах - консультант". - М.: За права военнослужащих, 2004.
4. Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Во-лтерс Клувер, 2004.
5. Давыдов В.В., Драгунова Т.В., Ительсон Л.Б. и др. Возрастная и педагогическая психология: Учебник для
студентов пединститутов / Под ред. А.В. Петровского. -М.: Юриздат, 1979. 16  См.: Р.Л. Хачатуров, Д.А. Липинский. Указ. Соч. С. 551

6. Иванов Н.Г. Уголовная ответственность лиц с аномалиями психики // Государство и право. - 1997. - №3;
7. Карпенко Л.А. Краткий психологический словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М. Г. Ярошевского. -М., 1985
8. Коновалов С.А. Значение состава гражданского правонарушения // "Российская юстиция", N 12, декабрь 2007 г.
9. Кудрявцев И., Морозова М. Отвественность несовершеннолетних: некоторые парадоксы нового УК // Российская юстиция. 1997. №8
10. Кудрявцев И.А. Ограниченная вменяемость // Государство и право. - 1995. №5
11. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. - М., 1985.
12. Матвеев Г.К. Вина как основание гражданско-правовой ответственности по советскому праву: Авто-реф. дис. ... д-ра юрид. наук. - Киев, 1951.
13. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток, 1983.
14. Невский В.В. Некоторые предложения по совершенствованию уголовно-исполнительного законодательства // Несовершеннолетние в уголовноисполнительной системе России: проблемы исполнения наказаний, социальной адаптации и их совершенствования. М., 2002.
15. Панкратов Р.И., Тарло Е.Г., Ермаков В.Д. Дети, лишенные свободы. - М., 2003.
16. Панова И.В. Еще раз о двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности // "Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации", N 8, август 2007 г.
17. Руднев В.И. О возможности введения понятия "лицо молодежного возраста" в уголовное и другие отрасли законодательства // "Журнал российского права", N 5, май 2005 г.
18. Сидякин А.Г. Принцип виновной ответственности и фактор вины в избирательном процессе // "Журнал российского права", N 1, январь 2005 г.
19. Сафуанов Ф. Экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка // "Российская юстиция", 1998, N 3.
20. Соколов А., Предеина И. Ювенальное уголовное судопроизводство Германии // Российская юстиция. 2004. N 3.
21. Уголовная ответственность несовершеннолетних: науч. - практ. пособие / Ин-т законодательства и сравнит. Правоведения при Правительстве РФ. Отв. Ред. В.П. Кашепов. - М.: Юрид. лит. 1999.
22. Уголовный кодекс Австрии / Пер. и предисл. А.В. Серебренниковой. М., 2001.
23. Уголовный кодекс Республики Польша / Под общ. ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998.
24. Хачатуров Р.Л., Д.А. Липинский. Общая теория юридической ответственности: Монография. - СПб.: «Юридический центр Пресс», 2007.
25. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. - М.: Юрайт-М, 2001.
26. Шишков С.Н. Уголовный кодекс и проблемы невменяемости // Журнал российского права. - 1998. -№1
27. Ювенальное право. / Под ред. А.В. Заряева, В.Д. Малкова. - ЗАО Юстицинформ, 2005 г.

Рецензия

Деликтоспособность — сложный правовой и социальный феномен, непосредственно связанный с субъектом права, правоотношением, дееспособностью, правонарушением. В теоретическом и практическом плане актуальность проблематики ««деликтоспо-собность» предопределена преобразованиями, происходящими во всех сферах общественной жизни России (моральной, политической, правовой, экономической), становлением правового государства и гражданского общества. В современных условиях де-ликтоспособность приобретает особое значение, позволяя определить степень ответственности участников правоотношений, возможность претерпеть ими определённые неблагоприятные последствия от совершённого правонарушения. В социальном аспекте деликтоспособность помогает добиться справедливости в отношении нарушителей закона, а также восстановить нарушенные общественные отношения, права, свободы и законные интересы лиц, потерпевших от правонарушения.

В рецензируемой статье затронута проблема правовой идентификации деликтоспособности физических лиц, а также особенности её юридических признаков в современном законодательстве Российской Федерации и ряда зарубежных государств. Автор отмечает несовершенство действующего законодательства в части определения возраста полной деликтоспособности и критериев психического состояния, позволяющих признать лицо деликтоспособным в отдельных сферах общественной жизни. Отдельно обозначены противоречия в нормативном определении деликтоспособности. В частности, в гражданском законодательстве деликтоспособность отождествляется с дееспособностью физического лица, в налоговом же законодательстве де-ликтоспособность полностью зависит от физического состояния гражданина.

Список использованных источников соответствует актуальному состоянию российского законодательства. В качестве основной и дополнительной литературы задействованы монографии видных правоведов российской и зарубежной правовой доктрины, что, несомненно, подтверждает глубину проведённого теоретического исследования. Также автор ссылается на материалы юридической и социологической практики, обозначая на наглядных примерах подтверждение своих позиций.

Предъявленная статья написана на высоком научном уровне, содержит элементы новизны и вносит определённый вклад в изучении слабо исследованной проблематики деликтоспособности.

Статья Гарипова Р. Ф. ««Правовые признаки делик-тоспособности физических лиц» отвечает основным предъявляемым требованиям и рекомендуется мною к публикации.

Доктор юридических наук, профессор Зазнаев О. И.



Статья 2

Деликтоспособность физических лиц

Сайт: ПРАВОСУДИЕ. Юридический центр. URL: http://www.pravosudie.me/publications/92



Физические лица перед тем, как вступать в разнообразные правоотношения, должны обладать минимумом правовых свойств, гарантирующих их возможности. При их отсутствии государство должно существенно ограничивать юридические способности данных субъектов. Человек не может считаться полноценным участником регулируемых правом общественных отношений, если он не соответствует законодательно установленным условиям правосубъектности. Одним из таких свойств является деликтоспособность, которая приобретает особое значение в отдельных сферах общественной жизни. Физические лица способны нести практически все виды юридической ответственности, при этом только они обладают уголовной и дисциплинарной деликтоспособностью, но не наделены международно-правовой деликтоспособностью[1].

Традиционными признаками деликтоспособности физического лица выступают законодательно установленный возраст, когда возможно наступление юридической ответственности, и психическое состояние, позволяющее осознавать значение своих поступков. Вместе с тем мы предлагаем увеличить количество этих признаков для обеспечения безопасности и правопорядка в обществе. Выдвижение новых признаков деликтоспособности объективно необходимо в целях снижения риска наступления неблагоприятных последствий как для государства в целом, так и для отдельных субъектов, вступающих в отношения с физическим лицом.

Важным, по нашему мнению, является установление имущественного положения гражданина. Обладая возможностью приобретать разные правовые статусы, физическое лицо должно гарантировать, что при этом оно будет способно возместить тот вред, который может возникнуть в результате его неосторожных действий. При этом необходимо учитывать, что большинство санкций юридической ответственности носят имущественный характер (штрафы, пени, обязанность возместить ущерб). Для обеспечения их реализации государству следует заранее устанавливать финансовые возможности потенциальных правонарушителей. Более того, проблемы неплатежеспособности физических лиц способны породить в обществе кризисные явления, что в результате сказывается на экономике государства[2]. Имущественная несостоятельность отдельных лиц приводит к существенному ограничению их деликтоспособности, когда при соблюдении всех установленных законом условий физическое лицо не способно фактически претерпеть меры ответственности. Пользуясь такой ситуацией, многие граждане наносят существенный урон правам и охраняемым законом интересам других участников правоотношений. Осознание безнаказанности влечёт к падению правовой культуры и возникновению правового нигилизма[3]. В свете подобных негативных явлений имущественный признак деликтоспособности приобретает особую актуальность.

Выдвигаемая нами идея нашла некоторое отражение в действующем законодательстве. Так, согласно ст. 18 Основ законодательства о нотариате[4] нотариус, занимающийся частной практикой, не вправе выполнять свои обязанности, если не застраховал свою ответственность на сумму не менее 100-кратного минимального размера оплаты труда. Аналогичное требование предъявляется в соответствии с п. 8 ст. 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»[5] к статусу арбитражного управляющего, однако страховая сумма должна быть не менее трёх миллионов рублей. Несколько иначе урегулирован имущественный признак деликтоспособности адвокатов. Согласно ст. 19 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»[6] страхование риска профессиональной ответственности является правом адвоката, а не обязанностью, до дня вступления в силу специального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов. Однако такой закон на данный момент не принят и соответствующего императивного требования к имущественной деликтоспособности адвокатов не предъявляется.

Исследуя состояние действующей правовой базы, мы пришли к выводу, что большим упущением законодателя является отсутствие имущественного признака деликтоспособности индивидуального предпринимателя. Этот субъект представляет зачастую не меньшую опасность для общества, чем лица, осуществляющие профессиональные виды деятельности[7]. На это обращают внимание и другие авторы[8], а также средства массовой информации[9]. Неопределённость имущественного признака деликтоспособности позволяет предпринимателю вступать во многие отношения без каких-либо гарантий своей возможной ответственности. На сегодняшний день в соответствии со ст. 23 ГК РФ индивидуальные предприниматели обладают общей материальной деликтоспособностью. Мы предлагаем установить для приобретения такого статуса минимальный имущественный порог, который будет основной гарантией его фактической способности по несению ответственности. При этом мы считаем разумным установление особого контроля над финансовым состоянием предпринимателя со стороны государственных структур с целью предупреждения его банкротства и возникновения фактической неделиктоспособности.

Определяя деликтоспособность физического лица, необходимо, по нашему мнению, учитывать также состояние здоровья, ухудшение которого может повлечь фактическую неделиктоспособность гражданина. Причинами этого может выступать как наличие тяжёлой формы заболевания, так и преклонный возраст. Юридически ни один нормативный правовой акт не ограничивает деликтоспособность подобных субъектов, но фактическое привлечение его к ответственности ввиду указанных обстоятельств не представляется возможным. Установление в законодательстве данного признака легализует освобождение физического лица от обязанности претерпеть определённые меры ответственности, которое активно применяется на практике.

При рассмотрении специальных видов деликтоспособности физических лиц следует учитывать такие дополнительные признаки, как гражданство, пребывание на военной службе, семейный и должностной статусы. Исходя из занимаемого социального или профессионального положения, а также наличия повышенного риска, устанавливаются дополнительные требования к деликтоспособности гражданина. Такие признаки деликтоспособности можно обнаружить и в действующем законодательстве. В частности, во многих статьях Особенной части УК РФ выдвигаются дополнительные условия привлечения лиц к уголовной ответственности за совершение конкретного вида преступлений. Это могут быть признаки состояния здоровья (заражение ВИЧ-инфекцией), наличие родственных связей (неисполнение родительских обязанностей), занятие определённой должности (получение взятки, халатность), наличие специальных полномочий (нарушение правил дорожного движения, злоупотребление полномочиями), гражданство другого государства (шпионаж) и т.д. В доктрине уголовного права наличие этих признаков, в частности, привело к разделению субъектов преступления на общих и специальных[10]. Обладая опасным инфекционным заболеванием или имея специальные должностные полномочия, лицо наделяется специальным набором обязанностей, не свойственных для простых граждан. Соответственно, их деликтоспособность распространяется на правонарушения, которые не могут совершить иные лица, не имеющие особого статуса.

Рассматривая возрастной критерий деликтоспособности, мы акцентировали внимание на минимальном возрасте, с наступлением которого лицо потенциально способно нести юридическую ответственность. Вместе с тем, немаловажным является и установление предельного возраста деликтоспособности. Юридически в российском законодательстве нет указание на верхний возрастной предел при установлении ответственности, однако практика показывает, что правоприменительными органами всегда учитывается данное обстоятельство. Например, 30 октября 2009 года за совершение развратных действий в отношении несовершеннолетних был осуждён 71-летний мужчина. Суд приговорил его к 1 году 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении. Пресс-служба Следственного комитета при Прокуратуре Псковской области сообщила, что при назначении наказания суд учёл преклонный возраст подсудимого и его состояние здоровья[11]. Следует отметить, что пострадавшими в данном деле были 15-летняя девушка и 8-летний мальчик. Также преклонный возраст стал обстоятельством, смягчившим ответственность для гражданина Л. Курочкина, который 24 марта 2003 года отправил письмо директору предприятия «Томмолоко» с угрозами взорвать завод 30 марта, если до истечения этого срока ему не будет выплачено 40 тысяч долларов США. Суд приговорил его к двум с половиной годам лишения свободы[12]. Некоторыми авторами подчёркивается увеличение числа тяжких преступлений, совершаемых пожилыми людьми[13]. Зная о том, что суд в обязательном порядке учтёт при назначении наказания их преклонных возраст, данные люди способны на совершение целой серии тяжких преступлений.

Немаловажным признаком при установлении деликтоспособности физического лица мы считаем его половую принадлежность. Несмотря на законодательно закреплённый запрет дискриминации субъектов по половому признаку, тем не менее, этот критерий оказывает определённое влияние на объём деликтоспособности. Так, некоторые виды уголовных наказаний не могут быть назначены лицам женского пола (смертная казнь, пожизненное лишение свободы). Также по половому признаку определяется и тип исправительного учреждения, в которое направляется осуждённый для отбывания наказания. В частности, осуждённым женщинам не назначается отбывание наказания в колониях строгого и особого режимов. В связи с наличием малолетних детей ст. 82 УК РФ позволяет освободить от отбывания наказания только лицо женского пола. По этому поводу мы считаем, что рассматриваемая норма дискриминирует физических лиц мужского пола. Возможны случаи, когда единственным опекуном малолетнего является мужчина, осуждённый за преступление небольшой тяжести. Однако действующий закон не позволяет применить к такому лицу правило, освобождающее его от наказания или смягчающее наложенную меру ответственности. Тем самым порождаются определённые социальные и экономические проблемы: ребёнок остаётся без родительской опеки, государство вынуждено обеспечивать за счёт казны условия пребывания ребёнка в соответствующих учреждениях и условия отбывания наказания осуждённым родителем. Исходя из этого, мы считаем рациональным внесение в ст. 82 УК РФ дополнения, которое будет позволять применение установленного в ней правила к осуждённым мужского пола.

В качестве обоснования факта влияния половой принадлежности и состояния здоровья на деликтоспособность физического лица мы можем рассмотреть резонансный случай, произошедший в конце 2009 года в городе Иркутстве и получивший название в средствах массовой информации как «Дело Анны Шевенковой». 3 декабря 2009 года А. Шевенкова, не справившись на большой скорости с управлением автомобиля, вылетела на тротуар и сбила двух сестер - Юлию и Елену Пятковых. Елена от полученных травм скончалась, а Юлия осталась инвалидом. Суд приговорил Шевенкову к трем годам колонии-поселения, однако исполнение приговора отсрочено на 14 лет, поскольку осуждённая за время следствия родила и должна за своим ребенком[14]. Учитывая положения закона, за указанный период отсрочки исполнения наказания истекает срок давности по правонарушению, вследствие чего реализация предусмотренных законом мер ответственности будет уже невозможна. Таким образом, деликтоспособность данного лица ограничена, в то время как согласно действующему законодательству ограничение деликтоспособности не предусмотрено.

Исследуя деликтоспособность физических лиц, нельзя не затронуть вопрос о правовых иммунитетах и об их влиянии на деликтоспособность личности. Иммунитет является самостоятельным правовым средством государства, через которое оно предоставляет исключительное право лицам, занимающим особое положение в межгосударственных, государственных и общественных отношениях, не подчиняться некоторым общим законам. Такое определение иммунитета получило наибольшее распространение в правовой доктрине[15].

По мнению отдельных авторов, иммунитеты проявляются в ряде так называемых «отрицательных» льгот. В.И. Руднев полагает, что «применительно к уголовно-процессуальному законодательству понятие "иммунитет" может пониматься как освобождение от выполнения процессуальных обязанностей и ответственности. Это означает, что некоторые лица – депутаты, судьи, прокуроры, близкие родственники лица, привлекаемого к уголовной ответственности, могут иметь возможность не давать показаний, не привлекаться к ответственности»[16].

Круг лиц, на которых распространяется иммунитет, чётко определяется в нормах международного права, конституциях и законах. По мнению С.В. Мирошника, "иммунитет представляет собой совокупность особых правовых преимуществ, предоставляемых в соответствии с нормами международного права и Конституцией страны определенному кругу лиц в силу занимаемой ими должности"[17]. Мы считаем, что этот подход не отражает суть иммунитета в полной мере. Действительно, к числу лиц, наделённых правовым иммунитетом, законодательство относит дипломатический и консульский корпус, Президента РФ, а также Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, депутатов, зарегистрированных кандидатов в депутаты, Уполномоченного по правам человека в РФ, судей, прокуроров и др. Между тем законодательство наделяет определённым иммунитетом свидетелей, в соответствии с которым "никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом" (часть 1 статьи 51 Конституции РФ). Также в некоторых случаях иммунитеты действуют в отношении лиц, призываемых к выполнению государственных задач не в силу служебного положения, а в силу особых общественных обязанностей, либо в отношении лиц со специальным социальным статусом (например, административный иммунитет несовершеннолетних, беременных женщин, инвалидов I и II группы и др[18].). Поэтому мы считаем, что связывать иммунитеты лишь с кругом лиц, занимающих определённые должности, является слишком узким пониманием сущности рассматриваемой категории.

Вместе с тем, установление иммунитета, по мнению ряда авторов, порождает противоречие принципу равноправия, закреплённому Конституцией РФ, Гражданским, Уголовным, Налоговым и другими кодексами[19]. Мы не согласны с данным утверждением. Принцип равноправия характеризует общий (конституционный) статус личности, то есть статус человека как гражданина, члена общества, государства, и не учитывает различий в юридическом положении субъектов. Всякий принцип, в том числе и принцип правового равенства, – это общее правило с исключениями, которые выступают в качестве составной части его содержания, и право позволяет определять привилегии и льготы. Государство может устанавливать определённые изъятия и облегчения из общего порядка для определённых субъектов в зависимости от выполняемых функций, защищаемого интереса и некоторых других обстоятельств. Эта позиция нашла отражение в практике Европейского суда по правам человека, который руководствуется принципом, что несходство в действиях не всегда приводит к дискриминации, а государственные власти пользуются определенной свободой в оценке того, допустим ли различный подход в отношении некоторых групп[20]. Необходимо должное обоснование более благоприятного отношения к какому-либо лицу или группе лиц. О наличии же запрещённой дискриминации можно говорить в случае, если одновременно имеются следующие обстоятельства:

 - установленные факты свидетельствуют о различном обращении;

 - различие является бесцельным, то есть оно не может быть объективно и разумно обосновано с учетом целей и последствий рассматриваемой меры;

 - отсутствует разумная соразмерность между используемыми средствами и поставленной целью[21].

Мы не оспариваем позицию о том, что правовой иммунитет сказывается на деликтоспособности, однако считаем, что его влияние на деликтоспособность не должно быть настолько существенным, как утверждают представители противоположной концепции. Действительно, статус судьи не позволяет в полной мере применить к лицу, занимающему такую должность, нормы о юридической ответственности. Более того, статус действующего Президента РФ вообще не допускает наложения на данное лицо каких-либо санкций. Вместе с тем, нельзя однозначно утверждать, что деликтоспособность лиц, находящихся под правовым иммунитетом, существенно ограничена или вовсе отсутствует, поскольку в большинстве случаев наличие иммунитета означает не снятие деликтоспособности как таковой, а усложнение процедуры привлечения лица к юридической ответственности. Это позволяет обеспечить законодательно закреплённую независимость указанных лиц. Однако иммунитет не должен освобождать их от ответственности или лишать деликтоспособности.

Отдельные авторы предлагают классифицировать правовые иммунитеты на абсолютные и относительные. В частности, А. Кибальник предлагает считать абсолютным иммунитетом такие правовые препятствия, которые не позволяют ни при каких обстоятельствах привлечь лицо к ответственности[22]. В качестве примера абсолютного иммунитета А. Кибальник приводит правовой статус действующего Президента РФ в части возможного совершения им преступлений небольшой и средней тяжести и называет такой иммунитет исключительным[23]. Напротив, относительный иммунитет содержит преодолимые правовые препятствия и позволяет при определённых условиях привлечь лицо к ответственности. Мы считаем, что такая позиция в общей теории права несостоятельна. Существование «абсолютных» иммунитетов, позволяющих освободить конкретное лицо от любого вида ответственности, не представляется возможным. Наличие иммунитета в одной области не должно означать его распространение на другую сферу общественных отношений. Цель любого иммунитета состоит лишь в том, чтобы предотвратить необоснованные процессуальные действия в отношении лица со специальным статусом, поскольку это может оказать влияние на самостоятельность принимаемых им решений и возможность в полной мере осуществлять свои полномочия. Напротив, в случае злоупотребления иммунитетом, когда его действие расширяется до границ любых противоправных поступков, компетентным органам необходимо рассматривать вопрос об ограничении сферы применения иммунитета либо о его снятии. Данное положение частично получило воплощение в действующем законодательстве. Например, в соответствии со ст. 93 Конституции РФ иммунитет Президента РФ не распространяется на случаи совершения им государственной измены или иного тяжкого преступления. Заметим, что конституционно-правовая и материальная деликтоспособность Президента РФ при этом не ограничиваются.

Вместе с тем, в российском законодательстве правовые иммунитеты приобрели несколько искажённое содержание. Так, отсутствует норма, устанавливающая основания для снятия иммунитета с Президента РФ за административные правонарушения. Более того, на основании п. 1 ст. 3 Федерального закона «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий»[24] такой иммунитет сохраняет действие в отношении лица, занимавшего ранее пост Президента РФ, в части совершённых им в период президентства административных правонарушений. Мы считаем, что отсутствие подобных правил потенциально допускает злоупотребление иммунитетом и придаёт ему уже не процессуальный, а материально-правовой смысл. Получается, что занимая пост Президента РФ, лицо способно совершать различные административные проступки в неограниченном количестве и оставаться при этом неделиктоспособным. Мы считаем, что данное положение недопустимо ни с учётом статуса Президента РФ, ни в рамках других специальных должностей, предусматривающих иммунитеты. Установление и действие иммунитета должно сопровождаться соответствующей нормой о возможности его прекращения не только по факту совершения отдельных правонарушений, но и в случае явного злоупотребления им. Без внесения таких изменений в действующую правовую базу невозможно говорить о справедливости и о целесообразности существования иммунитетов. Необоснованное расширение границ действия иммунитета может привести к катастрофическим последствиям, когда лицо, возглавляя государство или занимая другой пост, дерзко и целенаправленно нарушает его законы и, тем самым, узурпирует власть. По верной мысли Р.Л. Хачатурова «Неотвратимость ответственности означает ее обязательное (без какого-либо исключения) применение за каждое правонарушение в отношении каждого правонарушителя. Занимаемые посты и должности, прошлые и настоящие заслуги, национальная принадлежность и вероисповедание не могут освободить правонарушителя от привлечения к ответственности»[25].

Наша позиция о процессуально-правовой природе иммунитета и недопущении злоупотребления им поддерживается правоприменительной практикой. Так, Конституционный Суд РФ отметил в своём постановлении, что установленный законом "О статусе судей в Российской Федерации" усложнённый порядок возбуждения уголовного дела в отношении судьи "выступает лишь в качестве процедурного механизма и способа обеспечения независимости судей и не означает освобождения их от уголовной или иной ответственности"[26].

Таким образом, признаки деликтоспособности физических лиц разнообразны и не ограничиваются официально установленными возрастными и психическими критериями. Мы выделяем наряду с ними такие существенные признаки, как имущественное положение, состояние здоровья, занятие профессиональной деятельностью, семейное положение, гражданство и половая принадлежность. Исследуя действующее законодательство, мы пришли к выводу о необходимости внесения изменений в отдельные нормативные правовые акты в части урегулирования вопросов, связанных с дополнительными признаками деликтоспособности физических лиц. По нашему мнению, действие правового иммунитета в отношении определённых граждан не порождает противоречия принципу равноправия. Влияние иммунитета на деликтоспособность не должно носить существенный характер, поскольку он имеет, прежде всего, процессуальное значение. Наличие иммунитета в одной области не должно означать его распространение на систему общественных отношений в другой сфере. Законодательное установление иммунитета должно сопровождаться соответствующей нормой о возможности его прекращения как по факту совершения отдельных правонарушений, так и в случае явного злоупотребления им.

 

Литература

 

[1] Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности. - С. 867; Ушаков Н.А. Основания международной ответственности государств. - М.: Международные отношения, 1983. - С. 23.

[2] Сальников К. Кредитоспособность и платежеспособность - есть ли разница? // Банковское дело в Москве. - 2006. - № 8.– С. 48.

[3] Сафонов В.Г. Правовой нигилизм и экономика России: современное состояние // Законодательство и экономика. - 2004. - № 5.– С. 62.

[4] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-I // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1993. - № 10. - Ст. 357.

[5] Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

[6] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 23. - Ст. 2102.

[7] См., например: Филина Ф.Н. Особенные разрешения для предпринимателей // Предприниматель без образования юридического лица. - 2007. - N 8, 9.

[8] См.: Стенькин А.И. Опасности сотрудничества с индивидуальным предпринимателем // Главбух. – 2006. - N 16; Емельянцева М.В. Договор с государством: новые возможности для опасного партнерства // Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ. – 2005. - N 9; Архипов Д.А. Распределение риска в договорных обязательствах с участием предпринимателей // Журнал российского права. – 2005. - N 3 и др.

[9] О материалах дела по факту причинения смерти четырём гражданам Китая по вине российского предпринимателя см. Ореанда-Новости (газета) №115 от 2006; дело о причинении смерти женщине по вине индивидуального предпринимателя см. Российскую Газету №94 от 2009 г. и др.

[10] См.: Иванов Н. Соучастие со специальным субъектом // Российская юстиция. - 2001. - № 3.

[11] Сайт Балтийского информационного агентства [Электронный ресурс] URL: http://www.baltinfo.ru/news/112664

[12] По материалам сайта [Электронный ресурс] URL: http://bitugin.narod.ru/statyi/god2003.htm.

[13] См.: Воронько С. Старики-разбойники // Русская Германия. – 2007. - №44.

[14] Архив Кировского районного суда г. Иркутска.

[15] См.: Малько А.В. Правовой иммунитет: теоретические и практические аспекты // Журнал российского права. - 2002. - № 2. - С. 21; Суменков С.Ю. Привилегии и иммунитеты как общеправовые категории: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. - Саратов, 2002. - С.17, 19; Мирошник С.В. Правовые стимулы в российском законодательстве: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - Ростов-н/Д, 1997. - С.15.

[16] Руднев В.И. Иммунитеты от уголовного преследования // Журнал российского права. - 1998. - № 7. - С.37.

[17] Мирошник С.В. Указ. соч. - С.15.

[18] См.: Адушкин Ю.С. Субъекты административной ответственности: новеллы и проблемы реформированного КоАП РФ // КоАП РФ: проблемы административной ответственности в России. - Н. Новгород, 2002. - С.80.

[19] Например, Голубев В.В. Как побороть иммунитет от уголовной ответственности // Законодательство. -  2002. - № 9. - С. 17; Ведяхина К.В. Равенство перед законом - принцип российского права // Вестник Волжского университета. - Тольятти, 1999. - № 6. - С.36; Руднев В.И. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. - 1996. - № 8 и др.

[20] См.: Карташкин В.А. Как подать жалобу в Европейский Суд по правам человека. - М.: Норма, Инфра-М, 1998. - С.6.

[21] См.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. - М.: МНИМП, 1998. - С.453, 457.

[22] Кибальник А. Иммунитет как основание освобождения от уголовной ответственности // Российская юстиция. - № 8. - 2000. - С. 12.

[23] Там же.

[24] Федеральный закон от 12 февраля 2001 г. N 12-ФЗ "О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 7. - Ст. 617.

[25] Хачатуров Р.Л. Ответственность, безответственность, преступность // Право и политика. – 2006. - N 1. – С. 48.

[26] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 7 марта 1996 г. N 6-П // Собрание Законодательства. - 1996. - N 14. - Cт.1549.

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна