Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Украинская нация - миф или реальность? Сборник статей. 1. Геннадий Слепов. Украинская нация - миф или реальность. 2. Геннадий Слепов. Украинская нация: это естественный процесс или … 3. Алексей Кунгуров. Кто придумал украинскую нацию. 4. Станислав Минаков. Украина как деструктивная секта. К двадцатилетию лихорадочного самобмана. 5. Станислав Борзяков. Утверждения МИД Украины о русском народе являются прямой ложью. 6. Олег Юрин. Русскоязычных украинцев не бывает! Не надо шизофрении. 7. Юрий Черепахин. Украинскость – не национальность, а умирающая идеологема. 8. Тайна происхождения «украинского народа». Материалы собраны коллективом редакции РД Таврии и Севастополя.

12.04.2014 11:46      Просмотров: 2097      Комментариев: 1      Категория: Украина и киевские путчисты

 

Украинская нация - миф или реальность? 

Сборник статей

 

Содержание

1. Геннадий Слепов. Украинская нация - миф или реальность.
2. Геннадий Слепов.  Украинская нация: это естественный процесс или …
3. Алексей Кунгуров.  Кто придумал украинскую нацию.
4. Станислав Минаков. Украина как деструктивная секта. К двадцатилетию лихорадочного самобмана.  
5. Станислав Борзяков. Утверждения МИД Украины о русском народе являются прямой ложью.
6. Олег Юрин.  Русскоязычных украинцев не бывает! Не надо шизофрении.
7. Юрий Черепахин. Украинскость – не национальность, а умирающая идеологема.


 

 

Геннадий Слепов

Украинская нация - миф или реальность

URL:  http://maxpark.com/user/2551907428/content/651155  .
11 января 2011 года.



Советский энциклопедический словарь дает такое определение нации – нация (от лат. natio – племя, народ) историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности их исторической территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера. Возникает в период преодоления феодальной раздробленности на основе капиталистических экономических связей, образования внутреннего рынка, складывается из различных племен и народностей. /Советский энциклопедический словарь. Изд-во «Советская энциклопедия». Москва 1981/.

Ныне украинская «элита» и ее ученые утверждают, что украинцы - европейская нация и используют это понятие как средство изменения сознания современных украинцев, внедрения национального превосходства над своими славянскими братьями.

Можно ли говорить, что украинская нация уже сложилась? Попробуем это выяснить, опираясь на определении нации и признаки присущие вполне сложившейся нации.

Признак первый – наличие общего языка. На территории современной Украины проживают различные национальности (украинцы, русские, татары, караимы, болгары, греки поляки, белорусы и др.). Каждая национальность имеет свой язык и свою культуру, а вот языком общения для всех является русский.

Такое положение сложилось исторически и изменить его, не смотря на все усилия власть имущих, не получается. Административные меры оказываются не эффективными, хотя с некоторых пор государственным языком, закрепленным в Конституции Украины, является только украинский.

Украинская буржуазия, используя несовершенство Закона «О языках Украинской ССР» принятого в 1989 году, пытается все нации Украины причесать под одну националистическую гребенку. Наиболее сильному давлению подвергается русскоговорящая часть населения, русский язык, русская культура. Ныне значительное число школ с русским языком обучения переведено на украинский, русский язык переведен в разряд иностранных и изучается факультативно, преподавание в высших учебных заведениях ведется только на украинском языке.

Например, в Киеве имеется только 4 школы с русским языком обучения. Некоторые обитатели властных кабинетов позволяют себе называть русский язык – язык Организации Объединенных Наций «собачою мовою», оскорбительно отзываться о других национальностях.

Следует отметить, что о произволе чиновничьей рати, в случае принятия Закона «О языках Украинской ССР» (а именно этот закон находится в действии), дальновидные люди предупреждали еще во время его обсуждения. Но их мнение законодатели проигнорировали, не сочли нужным внести необходимые изменения и дополнения в Закон. Все попытки внести изменения в Закон или принять новый заблокированы.

Последняя попытка принятия нового закона о языках была заблокирована при молчаливом одобрении президента В. Януковича. И потому сегодня мы имеем – разгул русофобии, национализма, национальной нетерпимости.

Из этого следует: единого языка для общения, литературы, науки и бюрократии в Украине НЕТ.

Признак второй - общность территории. Исторически территория Украины складывалась постепенно.

После вхождения в состав России Украина прирастала территориями в результате побед русского оружия над Турцией, крымскими татарами и поляками. Последним приобретением Украины стало присоединение Крыма.

После развала Советского Союза бывшие союзники фашистской Германии при поддержке НАТО предприняли усилия по пересмотру итогов второй мировой войны. И это им удалось – национально озабоченные «оранжевые» правители отдали Румынии большую часть шельфа острова Змеиный. Теперь можно ожидать следующих посягательств на территорию Украины. Ведь, как говорят «лиха беда начало».

Вывод: общность территории пока еще существует, но попытки ее расчленения будут продолжаться, как со стороны «обиженных» во время второй мировой наций и государств, так и со стороны доморощенных национально озабоченных «патриотов».

Признак третий - общность экономической жизни. Развитие экономики, экономических отношений, экономических связей на определенной территории складываются в единый народно-хозяйственный организм не один десяток лет.

До второй мировой войны западные регионы Украины входили в состав соседних Венгрии, Словакии, Польши, Румынии и не имели никаких экономических связей с Советской Украиной. На протяжении всех послевоенных лет правительства СССР и Советской Украины предпринимали огромные усилия для подъема экономики Западных регионов Украины, вошедших в состав государства после разгрома фашистской Германии и ее союзников.

Но сделанного оказалось недостаточно, и экономический потенциал западноукраинских регионов не достиг уровня востока, юга и центра страны. Экономика Западной Украины продолжает оставаться слаборазвитой и регион живет за счет дотаций из государственного бюджета.

Однако, западноукраинская интеллигенция, при поддержке украинской диаспоры в США и Канаде, не только претендует, но и играет ведущую роль в политической и гуманитарной жизни Украины.

Вывод: Межрегиональные экономические отношения в стране на момент распада Советского Союза не достигли необходимого уровня зрелости, а за годы независимости в результате падения уровня развития экономики, разрыва экономических связей, нарушения кооперативных связей значительно ослабли.

Признак четвертый - общность психического склада. Этот признак наиболее всего разделяет украинцев. Южные, восточные и центральные регионы Украины тяготеют к России, русскому языку и русской культуре, психологический склад населения этих регионов ближе к русскому народному психотипу.

Население же западных регионов и особенно интеллигенция тяготеют к народам Центральной и Западной Европы, а также Америки, заражены вирусом национализма. Длительное время Западная Украина и остальная часть страны были разобщены экономически, политически и духовно государственными границами. Правящие круги Австро-Венгрии до первой мировой войны, а в период между мировыми войнами польские, чехословацкие и венгерские власти прилагали огромные усилия для отрыва украинского народа от русского и регионального разобщения самих украинцев. Для этого использовались местные коллаборационисты, католическая и униатская церкви, виселица, пуля и штык.

Вывод: На сегодняшний день нельзя говорить, что население Украины имеет общий психический склад. Реальность такова, что различия между западными, восточными, южными и центральными регионами страны не только существуют, но и углубляются в результате деструктивных действий властей. Возникновение, формирование и развитие нации определяются конкретными историческими условиями. Начало формированию нации дает возникновение капиталистических отношений, которые стимулируют возникновение обособленных отечеств, на основе тесных экономических связей. Руководит и направляет формирование нации буржуазия. Вместе с формированием нации происходит и ее деление на антагонистические классы, обостряются классовые отношения, которые, в конечном итоге, приводят к возникновению революционных движений. Формирование нации происходит на конкретных территориях и из населения, на них проживающего.

Основу нации составляют те национальности и народности, которые составляют большинство населения на данной территории. Они же исполняют роль государствообразующей нации, а малые нации оказываются в положении париев. С приходом в Украине к власти «национально» ориентированных политиков и проводимой ими внутренней и внешней политики сложилась парадоксальная ситуация, когда государствообразующая часть населения страны оказалась отстраненной от власти.

Бал в стране стала править националистически ориентированная украинская буржуазия. В стране поощряются национализм и фашизм, внедряется религиозная нетерпимость, оскорбляются национальные чувства всех не украинцев, фальсифицируется история, воспитывается поколение «Иванов, не помнящих родства». Такая политика уже дает свои плоды: падает уровень образованности населения, разваливаются образование и наука, деградирует культура, размываются традиционные морально-нравственные ценности, растут национальная неприязнь и вражда, увеличивается количество проявлений национализма. Страна переживает политический, экономический, финансовый, системный кризис. Страна на грани развала.

Таков результат националистической деятельности буржуазных правителей современной Украины Насильственный разрыв процесса становления наций в Советских республиках привел к обострению межнациональных противоречий, столкновениям и даже войнам. Именно такие процессы происходят в Молдавии, республиках Кавказа и Средней Азии. Последние такие кровопролитные события происходили в августе 2008 года, когда по приказу правящей националистической верхушки армия Грузии обрушила всю свою мощь на мирные селения Северной Осетии. Это был акт геноцида направленный на уничтожение осетин, как нации.

Националистические правители Украины оказали Грузии моральную, политическую и военную помощь. Национально-государственная телега под названием «Украина», скрипя и громыхая на националистических ухабах, почти двадцать лет катится по дороге независимости. Получив от страны Советов сложившуюся и отлаженную государственную машину, эффективную систему образования, высокоразвитые науку и культуру, мощную промышленность, развитое сельское хозяйство и огромные материальные ценности, новоявленная украинская буржуазия не только не смогла распорядиться, но даже сохранить полученное наследство.

Зато интеллигенция, считающая себя «элитой» нации и выразителем национальных интересов, народных чаяний, оказалась талантливым исполнителем планов мирового империализма по разрушению социалистических завоеваний народов Советского Союза и не менее талантливым учеником воров в законе. С ее помощью и при личном участии происходит банальное разворовывание национального богатства Украины, созданного за годы советской власти при участии всех советских республик и прежде всего России.

Свое неумение управлять государством, беспомощность в вопросах экономики, политическую близорукость, беспринципность и элементарную личную жадность украинская буржуазия переводит в плоскость межнациональных, межконфессиональных и межгосударственных отношений, активно ведет поиск врага. Неуважительность и хамство в отношениях с Россией, угодливое «чего изволите?» во взаимоотношениях с Соединенными Штатами и Западной Европой стали нормой для правителей современной Украины.

Вывод: Становление украинской нации после насильственного развала Советского Союза сначала остановилось, а затем повернуло вспять.

.

Геннадий Слепов

Украинская нация: это естественный процесс или …

URL:  http://sevastopolnashgorod.starbb.ru/viewtopic.php?id=543  .

11 сентября 2010 года.

Классики говорят о том, что нация - это результат существования обособленных отечеств, что нация складывается в ходе возникновения, становления, укрепления государства. Но это положение действительно только в том случае, когда нация складывает относительно самостоятельно, на собственной географической, экономической и политической основе.

Так складывались английская, испанская, русская, французская и другие нации Европы, Азии, Америки.

На Украине ситуация была кардинально иной.  Долгое время Украины, как государственного образования, не существовало. Это означает, что не было и условий для возникновения украинской нации. И потому справедливы слова В.Г. Белинского, который писал: «Малороссия никогда не была государством, следовательно, и истории, в строгом значении, не имела. История Малороссии есть не более как эпизод из царствования царя Алексея Михайловича... История Малороссии — это побочная река, впадающая в большую реку русской истории».

Это прекрасно понимали политики всех европейских и не только европейских государств. В этом смысле красноречива Директива Совета национальной безопасности США  от 18 августа 1948 года. В ней обсуждаются альтернативы действий США в отношении территорий и народов СССР после предполагаемой «горячей» войны, которая должна закончиться ликвидацией советской политической системы. Отдельным пунктом обсуждаются и планы в отношении Украины. Этот документ интересен тем, что даже в 1948 году, по мнению американских стратегов, не имелось возможности эффективно мобилизовать этнонационализм, чтобы добиться разрыва между Украиной и русским ядром СССР. К 90-м годам 20 века такие технологии были не только созданы, но и найдены исполнители – украинская «политическая элита».

В Директиве сказано: «Пока украинцы были важным и существенным элементом Российской империи, они не проявили никаких признаков «нации», способной успешно и ответственно нести бремя независимости перед лицом сильнейшего российского противодействия. Украина не является четко определенным этническим или географическим понятием. В целом население Украины изначально образовалось в основном из беженцев от русского и польского деспотизма и трудно различимо в тени русской или польской национальности. Нет четкой разделительной линии между Россией и Украиной, и установить ее затруднительно. Города на украинской территории были в основном русскими и еврейскими. Реальной основой «украинизма» являются «отличия» специфического крестьянского диалекта и небольшая разница в обычаях и фольклоре между районами страны.

Наблюдаемая политическая агитация - это в основном дело нескольких романтично настроенных интеллектуалов, которые имеют мало представления об ответственности государственного управления. Экономика Украины неразрывно сплетена с экономикой России в единое целое. Никогда не было никакого экономического разделения с тех пор, как территория была отвоевана у кочевых татар и стала осваиваться оседлым населением. Попытка оторвать ее от Российской экономики и сформировать нечто самостоятельное была бы столь же искусственной и разрушительной, как попытка отделить Зерновой Пояс, включая Великие Озера, от экономики Соединенных Штатов.

Наконец, мы не можем оставаться безучастными к чувствам самих великороссов… Украинская территория настолько же является частью их национального наследства, насколько Средний Запад является частью нашего, и они осознают этот факт. Решение, которое попытается полностью отделить Украину от остальной части России, связано с навлечением на себя неодобрения и сопротивления с ее стороны и, как показывает анализ, может поддерживаться только силой.

Существует реальная вероятность того, что великороссов можно убедить смириться с возвращением независимости прибалтийским государствам… По отношению к украинцам дело обстоит иначе. Они слишком близки к русским, чтобы суметь успешно самостоятельно организоваться во что-либо совершенно отличное. Лучше или хуже, но они будут строить свою судьбу в виде какой-то особой связи с великорусским народом… Существенно, чтобы мы приняли решение сейчас и твердо его придерживались. И это решение должно быть не пророссийским и не проукраинским, а признающим географические и экономические реальности и требующим для украинцев подобающего и приемлемого места в семье традиционной Русской Империи, неотъемлемую часть которой они составляют».

  Красноречивый анализ! Красноречивые выводы!

До Великой октябрьской социалистической революции большая часть сегодняшней Украины входила в Российскую, меньшая   в Австро-Венгерскую империи. Одновременно значительная часть Западно-украинских земель входили в состав польских территорий, которые были населены не только малороссами или, как ныне принято говорить этническими украинцами, но и значительным польским и еврейским населением. А потому эти земли рассматривались поляками и продолжают рассматриваться  по сей день как исконно польские территории.

Конец XIX начало XX веков ознаменовались ростом экономического могущества Германии  и ростом «аппетитов» германского капитала. Ему нужны были рынки сбыта, сырье и… колонии. Но мир был уже поделен. Наиболее подходящим для своей экспансии германский капитал считал многонациональную Россию, где усиливалось революционное движение, в русле которого находилось и движение за национальное освобождение. С точки зрения империалистических кругов Германии наиболее перспективной точкой приложения была Малороссия. Здесь было все: многочисленное сельское и городское население, а значит богатый рынок рабочей силы, обширный рынок сбыта, природные ископаемые, богатые черноземы, полноводные реки и многое другое. Но… все это принадлежало России.

Другим геополитическим игроком в Европе была Австро-Венгрия. После трех разделов Польши в ее состав входила  значительная часть Галиции заселенная  русинами (или, как их называли австрийцы рутенами).  В Австрийской  Галиции их насчитывалось около двух миллионов человек. Жили они вперемешку с поляками. Поляки называли их rusini с одним «с» и до середины ХIХ в. считали русинов частью польского народа.

От полонизации русинов спасал церковнославянский язык, на котором служила униатская церковь и, который постоянно напоминал о едином русском культурном корне. Сами русины считали себя частью русской нации, или особым народом, но не украинцами. Национальное пробуждение русинов произошло, вопреки всем ожиданиям, на русской культурной почве.

Чешский политический и общественный деятель  Франтишек  Палацкий в 1848 году написал знаменитое письмо, в котором утверждал, что Австрия является единственно возможным бастионом против России, «государства, которое уже сегодня, достигнув огромных размеров, увеличивает свою силу сверхвозможностей любой западной страны... Российская всемирная монархия была бы невероятно огромной угрозой, неизмеримой  и беспредельной катастрофой».

Объясняя свою враждебность к России, Австро-венгерский император писал в письме к матери: «Наше будущее — на Востоке, и мы загоним могущество и влияние России в те рамки, за которые она вышла только по причине слабости и дезорганизации в нашем лагере. Постепенно, желательно незаметно для царя Николая, но уверенно мы приведем российскую политику к упадку. Разумеется, некрасиво выступать против старых друзей, но в политике нельзя иначе, а наш естественный враг на Востоке — Россия».

Именно во времена Франца-Иосифа пришли к выводу, что самой естественной защитой от российской экспансии может быть так называемая «российская Украина».То есть  Украина без Галиции и Буковины, которые входили в состав Дунайской монархии, —Галичане должны были стать рассадником  националистических идей для Приднепровья...

Значительную роль в исполнении планов созданияукраинцев  из малороссов, рутенов, русинов сыграла Польша. Разделенные поляки, не могли смириться со своим зависимым положением и боролись за освобождение страны, ее объединение в едином государстве польском. Важнейшей особенностью этой борьбы было то, что польская элита не могла забыть своего былого могущество, роли своего государства в европейской  политике. В польском обществе господствовала  идея  «идеальной Родины», которая включала территорию Белоруссии и часть Украины, но входили в состав Российской империи. Поэтому главным врагом Польши считалась не Австро-Венгрия, не Германия, равноправные участницы всех разделов Польши, а Россия.

Ведь это Россия отвоевала у Польши земли, которые та считала исконно своими, и присоединила их к своему государству. И, надо сказать, - эти территории в средние века составляли основу территории польского государства. Такое положение постоянно подпитывало, подпитывает и, видимо, будет подпитывать враждебность поляков к России  в будущем.

  Поэтому польская интеллигенция в предреволюционный период свои основные усилия за национальное освобождение прилагала именно против России. В ее среде говорилось: «одним украинцем больше значит одним русским меньше».

Такое единство взглядов привело к выработке единого политического действия, которое сегодня было бы названо идеологической диверсией. Или, по другому, появился политический план по разъединению, отрыву от основной массы русского населения малороссов. Для этого нужно было внести в сознание малороссов и прежде всего малороссийской интеллигенции мысль о разности русских и малороссов. Политическая кампании, начатая в Австро-Венгрии во второй половине XIX века, к началу XX-го уже дала свои плоды. В.И.Ленин в статьях посвященных Украине называет ее население украинцами. Однако в среде малороссов это название прививалось с трудом. Даже сегодня в Польше украинцев называют русскими.

Планы недругов России были разносторонними и предполагали самые различные формы и методы воздействия от политических и дипломатических до использования «внутренних врагов» России - социалистов, националистов, ученых, различных общественных и культурных организаций антирусской антироссийской направленности.

Собразованием Двойственного союза между Германией и Австро-Венгрией в 1879 году правящие круги этих стран вплотную занялись «украинским вопросом». Правительство Германии поддерживало любые сепаратистские, националистические, революционные партии и движения в России. В том числе вкладывалисьзначительные денежные средства в«украинскоедело». Они направлялись на поддержку украинских печатных изданий, политических, общественных и культурных  организаций антироссийской направленности. Из секретных немецких фондов финансировались журнал Ukrainische Rundschau, газета «Діло», Львівське наукове товариство Шевченка, Украинский студенческий союз, Львовская украинская читальня и др.  В1910 г. эти фактыстали достоянием гласности.

Но главную роль в «украинском вопросе» играла  Австро-Венгрия, где  и возник  политический проект по созданию украинской нации. Побудительной причиной стали события, последовавшие за Венгерской революцией в 1848 году.

  Правительство восемнадцатилетнего императора Франца-Иосифа, пришедшего к власти на волне революции, для подавления венгерского восстания обратилось за помощью к России. И эта помощь Австрии пришла в виде стотысячной армии под командованием фельдмаршала Ивана Паскевича.

В борьбе против венгерских повстанцев приняли активное участие и русины. Император за верную службу пожаловал Галицкой дивизии сине-желтый флаг, который в 1918 г. стал национальным символом независимой Украины. (Нынешние горе-правители Украины поменяли цвета местами).

Появление в Галиции и Закарпатье русской армии, говорившей на  понятном почти местном языке, было с восторгом воспринято Галицкими и закарпатскими русинами и дало толчок возрождению русской культуры. Кроме того, русины увидели в русской армии своих освободителей от мадьярского гнета. А это подтолкнуло их к политическому сближению с Россией, что становилось опасным для единства лоскутной Австро-Венгрии.

На волне революционных реформ русины также требовали для себя больших прав. На что получили четкий ответ австрийского губернатора Галиции: «Вы можете рассчитывать на поддержку правительства только втом случае, если захотите быть самостоятельным народом и откажетесь от национального единства с народом вне государства, именно в России, то есть если захотите быть рутенами, не русскими. Вам не повредит, если примете новое название для того, чтобы отличаться от русских, живущих за пределами Австрии».

Австро-Венгрия проводила наиболее активную, наиболее последовательную и наиболее жестокую политику по внедрению в общественное сознание рутенов мысль, что они не русские, а совершенно новая нация отличная от русских.

  
  Деятельность по созданию украинской нации шло по таким основным направлениям:

1. Внедрение особой письменности;

2.Создание особой истории;

3.Экономическое принуждение;

4.Силовое давление.

По поручению императорско-королевского министерства культов и просвещения Австро-Венгрии в 1859-м в Вене была брошюра «О предложении русинам писать латинскими буквами». В ней предельно ясно  излагалась цель реформы правописания: «Пока русины пишут и печатают кириллицей, у них будет проявляться склонность к церковнославянщине и тем самым к российщине.  Церковнославянское и русское влияние настолько велики, что грозят совсем вытеснить местный  язык  и местную  литературу».

Но размах народных выступлений против реформы поразил власти. События 1859 г. вошли в историю Галиции как «азбучная война». Население Галиции протестует против нового правописания: собираются стихийные собрания, появляются статьи в печати, сочиняются петиции и отправляются депутации. Протест принял совершенно неожиданную форму: началось массовое увлечение русским языком  и культурой.  По всей Галичине проводились Дни русской культуры. Интеллигенция зачитывалась Пушкиным, сельские громады ставили ему памятники. Культурное движение быстро переросло в политическое. В польском сейме и австрийском рейхсрате появились «объединители» — так называли сторонников объединения Галицкой Руси с Россией.

Столкнувшись с непризнанием латинского алфавита, австрийские власти и их пособники обратили внимание на наличие, созданнойв 1860 году писателем и деятелем просвещения российской Малороссии Пантелеймоном Кулишом,  украинской грамматики. Именно «кулішівку» и превратили в Галиции в украинскую письменность, которую мы знаем и сегодня. Дабы еще больше «кулішівка» отличалась от русской письменности, в 1892 году в Галиции было введено фонетическое написание слов. Фонетическое написание означает, что буквы пишутся так, как слышатся. Если фонетику ввести в русский язык, то «окающие» и «акающие» говоры превратятся в отдельные системы письменности.

Нечто подобное и внедрили австрийские власти Галиции. Началось изобретение новых слов, создаваемых по одному критерию — лишь бы звучало не по-русски (Массу таких слов мы сегодня слышим на радио и телевидении, в выступлениях политиков, читаем в газетах и журналах). Ведь австрийскую власть, как и нынешних национальносвидомых,  интересовало именно разрушение языковой связи с Россией.

В 1893 г. австрийский парламент официально утвердил фонетическое письмо для «украинского языка».Именно с этого момента термин «украинцы» официально вводится в оборот.

Активную помощь австрийским властям оказывает и неизбежная в таких случаях «пятая колонна», взращенная ими в западной Галиции. Не имея возможностей для прямого воздействия на население Малороссии, Австрия сосредоточила свои усилия на Галиции, превращая ее в инкубатор национализма и сепаратизма для всей Украины. И это ей удалось. Давно уже нет Австро-Венгерской империи, но заложенные ею семена не только дали всходы, но и разрослись ядовитым  чертополохом. Сегодня он отравляет своим ядовитым дыханием жизнь и народа Украины и отношения с Россией и русским народом.

Полицейскими мерами во всех учебных заведениях стали насаждать «кулішівку» и увольнять несогласныхс этим преподавателей, отбирать книжки, написанные на русском языке, закрывать литературные общества. «Фонетика» используется для официального делопроизводства,  выпуска периодических изданий, печатания книг. По более позднему признанию министра просвещения и вероисповеданий петлюровской Директории митрополита Иллариона  (Иван Огиенко), успех введения «фонетики» был обусловлен только тем, что «цей правопис здобув собі урядове затвердження».

«Новый народ» создан и ему нужна своя история. Для ее написания на вновь созданную кафедру украинской истории в Львовском университете приглашают выпускника Киевского университета Михаила Грушевского. Ему, на щедрых хлебах империи Франца-Иосифа, и суждено было стать «отцом украинской истории». Он «удревнил» историю Украины и разработал концепцию этой истории, альтернативную той, которая господствовала с ХVII в. Статья Грушевского «Традиционная схема «русской» истории и проблема рациональной организации истории восточного славянства», опубликованная в 1904 г., и первые тома его «Истории Украины-Руси» оказали огромное воздействие и на украинскую историографию, и на формирование украинской национальной идентичности…

Грушевский предложил такую схему украинской истории:

- украинцы, как отдельный народ, существуют еще со времен ранне - средневекового  (антского) периода;

- в Киевской Руси украинцы представляли ядро государства, отдельную от северо-восточной (в будущем  — русской) народности;

- наследником государственности Киевской Руси выступило сначала Галицко-Волынское княжество, а позже — Великое княжество Литовское.

Нынешние последователи Грушевского пошли еще дальше. Они утверждают: Украина и украинцы существуют  со времен первобытной трипольской культуры, а все или почти все народы современного мира являются едва ли не потомками украинцев триполья. Одним из наиболее активных последователей этих взглядов являлся бывший президент Украины В.А. Ющенко.

Для украинизации населения Галиции широко применяются и  экономические  методы: власть щедро ссужает деньгами крестьянские кооперативы «украинцев», которые дают по деревням взаймы только своим приверженцам. Крестьяне, не желающие назвать себя украинцами, займов не получают.

А в Буковине стали требовать от выпускников духовных семинарий письменного обязательства: «Заявляю, что отре­каюсь от русской народности, что отныне не буду называть себя русским; лишь украинцем и только украинцем». Священникам, не подписавшим такого документа, не давали прихода.

Однако украинизация Галиции, Буковины и Закарпатской Руси продвигалась медленно. Поэтому с началом  Первой мировой войны, австрийские власти прибегли к более действенным (силовым) методам. Несогласных уничтожали физически.

Задолго до мировой войны австрийская жандармерия вела подробные списки «неблагонадежных в политическом от­ношении». В специальные таблицы наряду с именами подозреваемых, их семейным положением и родом занятий заносились «подробные сведения о неблагонадежности или подозрительности». Такими «преступлениями» были: «ездит в Россию»,  «агитатор москвофильской партии в парламент» или просто «русофил». Рекомендовалось, как поступить с данным лицом, если Австрия начнет даже не войну, а просто мобилизацию. Например: «Пристально следить, в случае чего — арестовать». Или: «Выслать вглубь страны». Карать намеревались даже не за поступки, а за взгляды и симпатии.  Арест считался самым надежным средством. Стоило 1 августа 1914 г. разразиться Мировой войне, как в одном только Львове, где проживало 36 тысяч украинцев, сразу было заключено под стражу около 2000 украинцев-москвофилов. Арестантов оказалось так много, что ими битком набили сразу три тюрьмы!..

А вскоре нашлосьместо и «внутри страны» для украинцев, не считающих себя украинцами  или только  подозреваемых  в этом«преступлении».  Были  созданы  первые в Европе концентрационные лагеря Терезин и Талергоф. В самом страшном из них, Талергофе, около г. Грац, не было даже бараков, зато повсюду стоялистолбы  для «анбинден» — из всех пыток австрийцы предпочитали подвешивание жертвы за ногу.

Но в первые «лагеря смерти» попали не все. Многие были расстреляны, заколоты штыками, забиты прикладами. Для расправы  достаточно было, чтобы  жители какого-нибудь села проголосовали за русского кандидата в австрийский парламент  и армейские подразделения  собирали кровавую жертву. Написал в письме слово «русский» с двумя «С» и приговор: «Государственную измену считать доказанной, виновного расстрелять». Православных священников стреляли как заведомо «русских». А триста униатских священников были убиты лишь по подозрению, что они тайно питали симпатии к православию и России»

Нашей нынешней «элите», взращенной усили ями Австро-Венгрии вольготно живется в стране. Она  благодарит ­своего духовного отца - австрийского монарха памятником в Черновцах. Исключительно его политике Украина обязана флагом, языком, письменностью иисторией! А «жесткие методы» которыми пришлось украинизировать галичан, это пример для подражания, так же, как и «методы» уже «канонизированной» ОУН-УПА и ее вождей!

Либерально-демократическая интеллигенция России поддержала украинский сепаратизм и национализм. Она видела в них орудие борьбы с монархическим строем. Первое поколение украинских националистов были революционерами (в основном анархистами и народниками) и «носили в одном кармане книгу стихов Тараса Шевченко, а в другом – томик Карла Маркса».

  Грушевский печатал в Петербурге свои историко-этнические мифы, нередко совершенно фантастические, но виднейшие историки из Императорской Академии наук делали вид, что не замечают их. Существовал неписаный закон, по которому за самостийниками признавалось право на ложь. Разоблачать их считалось признаком плохого тона, делом «реакционным», за которое человек рисковал получить звание «ученого-жандарма» или «генерала от истории».

Активно велось строительство украинской нации в первые годы советской власти. Главным здесь было учение о всемирном советском государстве (Всемирной Республике Советов). Именно это стало причиной некоторых разногласий Ленина и Сталина.  Сталин предлагал создать Российскую федеративную республику, Ленин же предложил создать Союз Советских Республик.  Предполагалось,  что революция, продвигаясь по планете, будет способствовать созданию все новых и новых советских республик, которые будут вливаться в СССР. Эта точка зрения победила и СССР был создан. Но для него нужны были советские республики и они появились. В их числе была и УССР.

В Украинской Советской социалистической республике на государственном уровне украинский язык активно внедрялся во все сферы государственной жизни. Историки - «украинофилы» отмечают: «Интенсивный, но непродолжительный период «национального вiдродження» в рамках советской политики «коренизации» существенно продвинул процесс формирования украинской нации…»

После обретения Украиной независимости украинизация проводится наиболее жестко. Политические силы, пришедшие к власти на Украине после ликвидации СССР признавая, что «Процессы консолидации украинской нации пока еще далеки от завершения», в своем нациестроительстве сделали выбор в пользу этнонационализма и возбуждения политизированной этничности.

За основу взяли  строительство нации в Израиле, доктрина которого считается проявлением жесткого этнонационализма (где Холокосту придан ранг высшего национального символа). К такому выбору украинских политиков подталкивали правящие круги США, где в 1986 г. Конгресс США даже учредил специальную комиссию по изучению этого «холокоста».

Националистическая доктрина украинских политиков от умеренных до воинствующих представляет этничность как нечто изначально  данное и естественное, порожденное «почвой и кровью».

Главный прием этнонационализма – создание образа врага. Врагом вполне сознательно был выбран русский народ - как средство консолидации «нового» украинского народа, потомучто он закладывает мину под любые попытки интеграции Украины и России. В качестве главного преступления «москалей» был взят голод 1932-1933 г. Л. Кучма уже назвал эту трагедию «украинским холокостом».

Характер постсоветского украинского национализма хорошо иллюстрируется риторикой того же Л. Кучмы, который  по-европейски говорил о нации и национальном государстве, но в качестве главного довода для его легитимации использовал типичный прием  -  преступления «колонизаторов» против ныне освободившегося украинского народа.  «Миллионы невинно убиенных взывают к нам, напоминая о ценности нашей свободы и независимости, о том, что только украинская государственность может гарантировать свободное развитие украинского народа» - говорил он.

Кампания памяти «миллионов невинно убиенных» носит жесткий антисоветский и антисталинский характер, хотя, по признанию самих украинских историков, в роли «собирателя украинских земель» выступил именно Сталин.  Он же не допустил необратимого раскола по конфессиональному и языковому признаку, который угрожал Украине в начале ХХ в.

Для достижения своих целей националисты, применяли сильнодействующие символические акции. Среди них принятие законов о признании националистических пособников фашистов силой воевавшей против фашистов и Красной Армии, их приравнивании к ветеранам Великой отечественной войны,  переименовании улиц (во Львове местные власти ещё в 90-х годах прошлого века переименовали улицу Лермонтова в улицу Дудаева,  ул. Мира – в улицу Степана Бандеры. А в Тернополе появилась даже улица имени дивизии «СС-Галичина»), создании музеев национальной памяти, голодомора.

Таким образом, в создании (не возникновении) украинской нации можно выделить такие этапы:

1. Насильственная австрийская украинизация Галиции;

2. Создание Украинской советской социалистической республики и государственная поддержка украинизации ее населения;

3. Внедрение в годы независимости вражды ко всему русскому на базе якобы большого урона нанесенному украинскому народу  в годы существования СССР.

Вывод: 1. Современная украинская нация – это незавершенный (не доведенный до логического конца) результат совместных действий Австро-Венгрии, Германии  - врагов Российской империи, освободительного движения Польши, украинских националистов и сепаратистов, а также  русских социал-демократов по сокрушению царского самодержавия.

2.Украинский народ в современных условиях жесткого морально-психологического и политического давления нациестроителей не только выстоял, но и отстоял свои главные морально-нравственные и этические взгляды.

ПРИМЕЧАНИЕ. Послевоенные поколения поляков помнят и последний, четвертый по счету раздел своего государства.  Только теперь между Германией, разгромившей Польское государство в 1939 году, и Советским Союзом. А территории Западной Украины и Западной Белоруссии, отошедшие к Советскому Союзу, никогда не воспринимало иначе, чем захват, оккупацию.  И  не только помнит, но и лелеет эту «обиду», пестует ее и поддерживает любые действия властей, направленные на дискредитацию России,  как государства, так и его основную составляющую - русский народ. Именно это было одной из причин трагического визита в Катынь польского президента Качиньского.

Геннадий Слепов.  Коминформ Киев.



Алексей Кунгуров

Кто придумал украинскую нацию

URL:  http://www.posprikaz.ru/2014/02/kto-pridumal-ukrainskuyu-naciyu/  .

11 сентября 2010.



На фоне нынешних драматических событий на Украине многие жители России задаются вполне законным вопросом — откуда здесь, на территории вроде бы братской страны взялась такая откровенная русофобия? Ведь обратите внимание, что первым делом лидеры евромайдана, придя к власти, взялись не за вопросы экономики, не за проблемы по реальному улучшению жизни людей, а за дерусификацию своей страны.

Здесь уже отменён закон «Об основах государственной языковой политики», который позволял регионам вводить русский язык в качестве второго государственного. Русский язык на официальном уровне вообще может стать на Украине вне закона! Пресловутый «Правый сектор» по этому поводу выступил с просто издевательским заявлением:

«Наше отношение к русским так же, как и к другим представителям национальных меньшинств, вполне вписывается в методологию, предложенную Степаном Бандерой».

Напомним, что бандеровцы в годы войны занимались этническими чистками, сотнями и тысячами уничтожая так называемых «неукраинцев». Так что перспективы для русского будущего на Украине новая власть обрисовала весьма «заманчивые».

Думается, что корни этой русофобии следует искать в историческом прошлом, когда ненавидящие Россию поляки придумали расколоть единый русский народ, придумав искусственную «украинскую нацию». По этому поводу мы публикуем материал, который нам любезно предоставило издание «Русский мир Украины».

Пятая колонна при царском дворе

...Честь изобретения украинцев принадлежит польскому писателю Яну Потоцкому, который в своем сочинении «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах», изданном в Париже на французском языке в 1795 г., сформулировал концепцию о том, что украинцы, населявшие малопольскую украйну, являются народом, отдельным от русского и имеющим совершенно самостоятельное происхождение. Частично гипотеза Потоцкого базировалась на популярной в то время в Польше сарматской теории, по которой поляки были прямыми наследниками этого легендарного племени, одним из ответвлений которого автор счел украинцев. Никакой научностью это писание, разумеется, не обладало, а являлось пропагандистским ответом на раздел Польши. Мысль, которую пытался обосновать автор, была довольно прямолинейна: поскольку украинцы не имеют никакого отношения к русским, ни культурно, ни исторически, то никаких исторических прав на земли к западу от Днепра Россия не имеет. Пропаганда эта была, разумеется, рассчитана на западного читателя, имеющего слабые представления о восточноевропейской этнографии.

Творчески переосмыслил украинскую концепцию другой польский деятель — публицист, историк, библиофил Тадеуш (Фаддей) Чацкий. В 1801 г. он написал псевдонаучную работу «О названии «Украина» и зарождении казачества», в которой выводил украинцев от выдуманной им орды укров, якобы переселившихся в VII в. из-за Волги. Деятельность этих польских «просветителей» носила вовсе не научный, а хорошо организованный политический характер. Дело в том, что на русском престоле с 1801 г. восседал Александр I, этакий Горбачёв XIX в., проводивший раболепную прозападную политику. Хуже всего, что император страдал полонофилией и дошел в ней до такой крайности, что даже назначил министром иностранных дел ярого русофоба Адама Чарторыйского, который в будущем, во время польского восстания 1830–1831 гг., возглавит правительство мятежников.

При Александре двор и государственные учреждения были буквально облеплены польской шляхтой, которая вдруг воспылала любовью к своим русским победителям. Но за показным конформизмом скрывалось желание отомстить России при первом же удобном случае. Этот феномен даже получил свое название — валленродизм.

В 1828 г. Адам Мицкевич написал свою известнейшую поэму «Конрад Валленрод» с довольно двусмысленным сюжетом. Главный герой произведения литовец Вальтер Альф после того как крестоносцы убили его родителей, попадает в рыцарский замок, где его воспитывают христианином. Но находящийся в плену в замке старый вайделот (литовский народный певец, аналогичный скандинавскому скальду) внушает ему любовь к порабощённой родине и ненависть к крестоносцам. В первом же сражении Альф переходит на сторону литовцев, поселяется у литовского князя Кейстута и женится на его дочери Альдоне. Однако не видя способа отразить натиск врага, он покидает семью и проникает в ряды крестоносцев, где под именем Конрада Валленрода делает стремительную карьеру, став в конце концов гроссмейстером ордена. Далее он, совершив ряд предательств, приводит орден к гибели. Подобная доктрина была воспринята шляхтой как руководство к действию...

Ян Чацкий, выполнявший при Чарторыйском дипломатические поручения русского правительства, в 1806 г. избран почётным членом Императорской Академии наук. Его брат, видный масон Северин Чацкий — камергер, член Государственного совета, действительный тайный советник. Первым малороссийским этнографом стал поляк Адам Чарноцкий, в свое время дезертировавший из русской армии и поступивший на службу к Наполеону (участвовал во вторжении в Россию). Вернувшись в 1819 г. в Россию, он, скрываясь под именем Зориана Доленги, снискал расположения императора. Александр I приказал зачислить Чарноцкого в состав Министерства народного просвещения и выдавать ему по 3000 руб. серебром в год на осуществление его «ученых путешествий», причем губернаторам и прочим местным властям приказано было оказывать Чарноцкому всяческое содействие.

Большое, почти абсолютное влияние приобрели поляки в системе образования Юго-Западного края. На ниве «народного просвещения» отметился и протеже Чарторыйского, бывшего попечителем Виленского учебного округа (включал также Киевскую, Волынскую и Подольскую губернии), Фаддей Чацкий — основатель Кременецкого лицея. Как пишет в очерке «Украинское движение» Андрей Стороженко, «в первой четверти XIX века появилась особая «украинская» школа польских ученых и поэтов, давшая чрезвычайно талантливых представителей: К. Свидзинский, С. Гощинекий, М. Гробовский, Э. Гуликовский, Б. Залесский и мн. другие продолжали развивать начала, заложенные гр. Я. Потоцким и Ф. Чацким, и подготовили тот идейный фундамент, на котором создалось здание современного нам украинства. Всеми своими корнями украинская идеология вросла в польскую почву».

Кременецкий (позднее Волынский) лицей ставший настоящим рассадником полонофильской интеллигенции, в 1831 г. после разгрома польского восстания был закрыт, в дальнейшем был переведен в Киев и преобразован в университет имени Святого Владимира. Ещё одним сильнейшим очагом польского влияния стал Харьковский университет, что совсем не удивительно, если учесть, что его первым попечителем стал Северин Потоцкий, полностью подобравший профессорский состав. Это объясняет то, что маргинальные идеи украинства Потоцкого и Чацкого со временем укоренились в среде южнорусской интеллигенции. Харьковский университет стал настоящей кузницей украинства в России. Из его стен выпорхнули на волю в числе прочих деятелей украинства Петр Гулак-Артемовский, один из родоначальников укро-литературы, историки Дмитрий Богалей и Николай Костомаров.

Предатель рода русского

Последний наиболее наглядно представляет собой портрет типичного украинца того времени. Родители Николая Ивановича были русскими, сам он родился русским, однако является украинским писателем и историком. «Украинский язык» он выучил уже в зрелом возрасте и принялся строчить на нём стишки и пьесы, впрочем, весьма посредственные. Учение своих польских предшественников об отдельности украинского народа ярый русофоб Костомаров адаптировал для внутреннего, так сказать, употребления, выдвинув тезис о двух ветвях восточнославянского народа — малороссах и великороссах. Одновременно с Костомаровым действовало целое направление польской общественно-исторической мысли, вообще отрицавшее славянское происхождение русского народа, якобы имеющего финно-тюркское происхождение. Поскольку убедить в этом кого-либо было крайне трудно, возникла еще одна мистическая концепция, постулирующая наличие в славянском мире двух полюсов — носителями метафизического добра были поляки (коллективный Христос), а русские, естественно, объявлялись коллективным воплощением дьявола и носителем всего плохого, вредного и греховного.

До Костомарова никому и в голову не приходило делить единый русский народ на отдельные ветви, хотя о диалектических особенностях различных говоров писал еще Ломоносов, выделяя в русском языке три разговорных наречия — северное, московское и малороссийское. При этом Михаил Васильевич подчёркивал, что различия между русскими говорами, несмотря на обширность ареала расселения народа, значительно меньшие, нежели между немецкими диалектами. Но, несмотря на очень большие различия между верхнерейнским и восточно-прусским диалектами, немцы сегодня пользуются единым литературным языком, а единое русское языковое пространство в XX в. было разрублено на три части. До Костомарова понятие великоросс считалось сугубо географическим, обозначая коренного жителя 30 великороссийских губерний.

Так вот, сначала стараниями украинствующего историка Костомарова в «научный» обиход была введена искусственная схема разделения народа на некие ветви, а потом словосочетание «малорусская народность» постепенно, но целенаправленно заменялось украинствующей интеллигенцией выражением «украинский народ». Но никакого укоренения в массовом сознании эта концепция не получила, официально распропагандирована она была лишь в советское время.

Вообще, в Российской империи украинствующая интеллигенция существовала совершенно отдельно от народных масс, варясь в собственном соку. Да и какую связь мог иметь с несуществующим украинским народом русский по происхождению Костомаров или столь же русский родоначальник украинской исторической «науки» Михаил Грушевский, который по-украински говорить толком не научился, а уж писал на укро-мове настолько убого, что некоторые его фразы без полулитры горилки понять совершенно невозможно? Даже родоначальник украинского литературного языка Тарас Шевченко думал по-русски, и по-русски же делал в течение всей жизни интимные дневниковые записи, где не надо было притворяться украинцем. Украинская «Жорж Санд» Марко Вовчок тоже была урожденной русской Марией Вилинской, а украинством увлеклась, выйдя замуж за украинофила Афанасия Марковича.

Впрочем, региональная малороссийская литература второй половины XIX в. к украинскому языку имеет отношение весьма отдалённое, потому как украинского языка и украинского алфавита тогда ещё не существовало, а энтузиасты крестьянского наречия Малороссии пользовались преимущественно русской азбукой, экспериментируя с фонетическими системами правописания. Австрийских украинофилов многие их российские коллеги на дух не переносили, а попытки экспорта полонизированного украинского языка из Галиции встречали в штыки. Официальный язык сегодняшней Украины многие специалисты предлагают называть новоукраинским. Тараса Шевченко на него уже следует переводить, ибо за полтора столетия очень сильно мутировала не только украинская грамматика, но и лексическая основа языка. Нам, русским, трудно осознать столь стремительное видоизменение украинского языка, ведь для нас не только язык Пушкина, но даже речь Ломоносова отнюдь не кажется архаичной, а человек, знакомый с церковно-славянским, без труда читает древние летописи.

Пушечное мясо для польских панов

Первыми же российскими украинизаторами были именно поляки. Александр Каревин в своей замечательной книге «Русь нерусская (как рождалась рщна мова) » так описывает начало украинского движения:

«XIX век прошёл на Украине под знаком борьбы двух культур — русской и польской. Заветной мечтой польских патриотов было восстановление независимой Речи Посполитой. Новая Польша виделась им не иначе, как «от моря до моря», с включением в ее состав Правобережной (а если удастся — той Левобережной) Украины и Белоруссии. Но сделать это без содействия местного населения было невозможно. И руководители польского движения обратили внимание на малороссов.

Поначалу их просто хотели ополячить. Для этого в панских усадьбах стали открываться специальные училища для крепостных, где крестьянских детей воспитывали на польском языке и в польском духе. В польской литературе возникла так называемая «украинская школа», представители которой воспевали Украину, выдавая при этом её жителей за особую ветвь польской нации. Появился даже специальный термин — «третья уния». По мысли идеологов польского движения, вслед за первой, государственной Люблинской унией 1569 г. (соединившей Польшу и Литву с включением при этом малорусских земель великого княжества Литовского непосредственно в состав Польши) и второй, церковной Брестской унией 1596 г. (оторвавшей часть населения Малороссии и Белоруссии от Православной Церкви и поставившей эту часть под контроль католичества), «третья уния» должна была привязать к Польше (естественно, с одновременным отмежеванием от Великороссии) Украину (Малороссию) в сфере культуры. В соответствующем направлении прилагали усилия и чиновники-поляки (их в то время немало служило на Украине, особенно по ведомству министерства просвещения).

Как это ни странно, но такой почти неприкрытой подрывной деятельности власти препятствий не чинили. Что такое «психологическая война», тогда просто не знали. А поскольку открыто к восстанию до поры до времени поляки не призывали; царя вроде бы не ругали, то и опасности в их деятельности никто не усматривал».

Но проект «третьей унии» изначально был мертворождённым, поскольку для польских панов их русские холопы были быдлом, и признавать их ровней себе они не собирались. Да и крестьяне иноверных и иноязычных господ считать своими никак не могли. Поэтому в дальнейшем в ход пошла концепция украинства Потоцкого — Чацкого. Польская интеллигенция, занимающая в Юго-Западном крае доминирующее положение, стала пропагандировать идею о том, что украинцы — это народ, порабощённый русскими. Для сопротивления русской колонизации они призывали отказаться от русской культуры и разработать свой собственный литературный язык.

Но и в этом деле результаты были малоубедительными. Каревин пишет:

«Образованные малороссы всей душой любили народные обычаи, песни, говоры, но при этом, несмотря на усилия украинофилов, оставались русскими. Новыми идеями соблазнились единицы. «У нас в Киеве только теперь не более пяти упрямых хохломанов из природных малороссов, а то (прочие) все поляки, более всех хлопотавшие о распространении малорусских книжонок, — сообщал видный малорусский общественный деятель К. Говорский галицкому ученому и общественному деятелю Я. Головацкому. — Они сами, переодевшись в свитки, шлялись по деревням и раскидывали эти книжонки; верно пронырливый лях почуял в этом деле для себя поживу, когда решился на такие подвиги». То, что потом было названо «украинским национально-освободительным движением», на начальном этапе своего развития состояло преимущественно из поляков (В. Антонович, Т. Рыльский, Б. Познанский, К. Михальчук и др.), поддержанных очень немногими малороссами».

Главным теоретиком доктрины украинского национализма тоже стал поляк Францишек Духинский, воспитанный в нужном русле в униатскому училище базилианского ордена в городе Умани Киевской губернии. Учителя (разумеется, поляки) внушили молодому Францишеку, что Россия — за Днепром, а здесь — Украина, населенная особой ветвью польского народа — украинской. Во время Крымской войны он служит на гражданских должностях в английской армии в Турции, все последующие годы жизни, кочуя по Европе, пропагандирует радикальные антирусские доктрины.

Исповедуя расовый подход в истории, Духинский категорически отказывает русским (они представители туранцев — неполноценных народов, противостоящих арийским) в праве считаться славянами, утверждая что «москали не являются ни славянами, ни христианами в духе настоящих славян и других индоевропейских христиан. Они остаются кочевниками до сих пор и останутся кочевниками навсегда». Он же, кажется, первым в трехтомнике «Основы истории Польши и других славянских стран и Москвы» (1858–1861 гг.) высказал суждение о том, что имя «Русь» украдено москалями у украинцев, которые единственные имеют право на него. Хотя технических подробностей этого «похищения» он так и не раскрыл, все последующие «свидомые» историки неизменно базируют свои концепции на этом тезисе. Ну да, считать себя арийцами весьма приятно.

Последователь Духинского террорист Николай Михновский развил идеи украинского национализма до самых радикальных фашистских форм, провозгласив лозунг: «Украина — для украинцев. Итак, выгони прочь с Украины иностранцев-угнетателей»! Сформулирован сей призыв был в «Десяти заповедях Украинской народной партии» в 1904 году, когда никакой Украины не существовало, но учитывая, что Михновскому она виделась от Карпат до Кавказа, масштаб предполагаемых этнических зачисток впечатляет. Однако в отличие от своего крёстного отца, предлагающего украинцам роль младшего брата поляков, Михновский уже отводит ляхам место второго по значению врага украинцев после москалей. В дальнейшем украинский национализм приобрел настолько ярко выраженный антипольский характер, что «свидомые» в период Второй мировой войны попытались перейти к практическому решению польской проблемы путем физического устранения поляков (наиболее масштабной акцией была Волынская резня 1943 года).

Украинский национальный гимн «Що не вмерла Украина» является своего рода калькой с польского гимна «Ещё Польскане сгинела» и написан накануне шляхетского восстания 1863 г. группой поляков во главе с Павлом Чубинецким. В пропагандистских целях автором украинского гимна объявили Тараса Шевченко. Поляки в одном из вариантов гимна объявляются братьями украинцев:

«Ой, Богдане-Зиновию, пьяный наш гетьмане,

За что продал Украину москалям поганым?

Чтоб вернуть ей честь и славу, ляжем головами,

Наречёмся Украины верными сынами.

Наши братчики-славяне за оружье взялись,

Не годится, чтобы мы в стороне остались!»


Да, совсем не из теплых чувств к «арийским» братьям поляки пестовали украинство. Они очень рассчитывали, что те поддержат их в антирусском восстании. Проще говоря, ляхи очень нуждались в пушечном мясе. Сам Духинский провозглашал: «Русь — это сильнейшая и доблестнейшая Польша, и польское восстание не будет успешным, если не начнётся на Руси». Русью он, разумеется, именовал Украину, у которой москали украли ее природное имя.

Вождь польских повстанцев генерал Людвик Мерославский выражался очень конкретно:

«Неизлечимым демагогам нужно открыть клетку для полета за Днепр. Пусть там распространяют казацкую гайдаматчину против попов, чиновников и бояр, уверяя мужиков, что они стараются удержать их в крепостной зависимости. Должно иметь в полной готовности запас смут и излить его на пожар, зажжённый уже во внутренностях Москвы. Вся агитация малороссианизма пусть перенесется за Днепр… Вот весь польский герценизм! Пусть он издали помогает польскому освобождению, терзая сокровенные внутренности царизма… Пусть себе заменяют вдоль и поперек анархией русский царизм, от которого, наконец, освободится и очистится соседняя нам московская народность. Пусть обольщают себя девизом, что этот радикализм послужит «для нашей и вашей свободы». Перенесение его в пределы Польши будет считаться изменой отчизне и будет наказываться смертью, как государственная измена…»

Заразу не вырвали с корнем

Но ни в Литве, ни на Волыни крестьянство на помощь ляхам не пришло, а малочисленные украинствующие интеллигенты готовы были оказывать восставшим только моральную поддержку (не совсем же они были идиотами), а то и вообще проявили к шляхетским бедам самое полное равнодушие. Более того, в российских губерниях крестьяне зачастую расправлялись с восставшей шляхтой собственными силами, да и в самой Польше после того, как крестьянам была обещана земля бунтовщиков, селяне стали с энтузиазмом выдавать властям мятежников. После провала шляхетского мятежа украинофильство в России переживает кризис, поскольку полякам становится не до него. Не многие государственные мужи понимали опасность польской пропаганды, но главный начальник Северо-Западного края Михаил Николаевич Муравьёв её вполне осознавал и действовал со всей решительностью. Следуя простому принципу «клин клином вышибают», он высказался совершенно прямолинейно: «Что не доделал русский штык — доделает русская школа». Всего за два года он смог основательно подорвать польскую культурную гегемонию на вверенной ему территории.

Известный русский философ и писатель Иван Солоневич так оценивал усилия Муравьёва по деполонизации:

«Край, — сравнительно недавно присоединенный к империи и населенный русским мужиком. Кроме мужика русского там не было ничего. Наше белорусское дворянство очень легко продало и веру своих отцов, и язык своего народа и интересы России… Народ остался без правящего слоя. Без интеллигенции, без буржуазии, без аристократии — даже без пролетариата и ремесленников. Выход в культурные верхи был начисто заперт польским дворянством. Граф Муравьёв не только вешал. Он раскрыл белорусскому мужику дорогу хотя бы в низшие слои интеллигенции»...

Киевский генерал-губернатор Дмитрий Гаврилович Бибиков, занимавший этот пост в 1837–1852 гг., также вполне осознавал угрозу, проистекающую от засилья в крае польского дворянства. Им были разработаны инвентарные правила, определявшие отношения крестьян с помещиками. К сожалению с украинофильством никакой борьбы не велось, хотя следующий генерал-губернатор Николай Николаевич Анненков и приложил усилия для принятия так называемого валуевского циркуляра. Циркуляр этот, названный по имени министра внутренних дел империи Петра Александровича Валуева, был тайным и прямого действия не имел, а адресовался Цензурному комитету с требованием запретить печатать учебную, политическую и религиозную литературу на украинском языке.

Валуев в своей записке отмечал, что «общерусский язык так же понятен для малороссов, как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами, и в особенности поляками, так называемый украинский язык. Лиц того кружка, который усиливается доказать противное, большинство самих малороссов упрекает в сепаратистских замыслах, враждебных к России и гибельных для Малороссии. Явление это тем более прискорбно и заслуживает внимания, что оно совпадает с политическими замыслами поляков, и едва ли не им обязано своим происхождением, судя по рукописям, поступившим в цензуру; и по тому; что большая часть малороссийских сочинений действительно поступает от поляков».

Однако запретительная мера эта была половинчатой и малодейственной, поскольку была направлена лишь на использование украинского языка в политических целях, но печать «изящной литературы» и разработки литературного украинского языка прекращены не были.

У всякой идеи должны быть свои мученики. У украинской они тоже есть. Венец великомученика отводится украинской мифологией Тарасу Шевченко, распятому проклятыми москалями (фигурально, конечно), а просто мучениками можно считать его коллег по Кирилло-Мефодиевскому братству. «Свидомые» свято уверены, что репрессии проклятого царского режима обрушились на голову святого «кобзаря» лишь за то, что тот был украинцем. Но это суждение в корне неверно. Кирилло-Мефодиевское братство, созданное по инициативе Николая Костомарова, было тайной политической организацией самого радикального толка. Основные пункты программы были следующие:

— освобождение славянских народностей из-под власти иноплеменников (в том числе отделение Украины от России);

— организация их в республики с удержанием федеративной связи между ними (при этом независимая Украина мыслилась чуть ли не как центр федерации);

— уничтожение крепостного права;

— упразднение сословных привилегий и преимуществ;

— религиозная свобода и веротерпимость;

— при полной свободе всякого вероучения употребление единого славянского языка в публичном богослужении всех существующих церквей;

— полная свобода мысли, научного воспитания и печатного слова и преподавание всех славянских наречий и их литературы в учебных заведениях всех славянских народностей.

Чтобы почувствовать, насколько эти идеи были проникнуты антигосударственным пафосом, давайте поищем аналогию в реалиях сегодняшнего дня. Когда радикальные националисты и религиозные фанатики провозглашают идею освобождения Чечни от российского гнета и создание Кавказского халифата из освобожденных из под христианского ига народов, то перепуганная общественность единодушно поддерживает лозунг «Мочить в сортире!» и всячески одобряет ковровые бомбардировки и зачистки в самашкинском стиле. Так неужели царские власти должны были безучастно глядеть на бурную деятельность национал-сепаратистов республиканского толка?

Ситуация осложнялась ещё и внешнеполитическим аспектом усилий украинствующих республиканцев посягнувших, пусть даже только на словах, на территориальную целостность не только России, но и Австрийской империи. Император Николай являлся, как известно, рьяным охранителем Священного Союза трех держав, направленного на незыблемость европейских границ, и ему совсем не улыбалось, что кучка фармазонов дискредитирует его на международной арене. Может быть, несколькими годами раньше или позже власти смотрели бы на интеллигентов-карбонариев сквозь пальцы, но 1847 г. когда тайное общество было ликвидировано, выдался крайне напряженным. В 1846 году в австрийской Галиции поляки учинили мятеж, который был подавлен при деятельном участии русского населения, а вскоре разразилась венгерская революция, чуть было не поставившая жирный крест на империи Габсбургов. Если бы не русские штыки, то так бы, вероятно, и случилось. Мне, конечно, очень трудно симпатизировать Австрии, да только уж очень неудачное время выбрали Шевченко с Костомаровым, чтобы разводить революционную деятельность.

Репрессии против кирилло-мефодиевцев носили чисто символический характер. Костомаров, один из создателей общества, всего год отсидел в Петропавловской крепости и некоторое время пребывал в ссылке, но не в Сибири, всего лишь в Саратове, а в дальнейшем спокойно занимался своим любимым украинофильством без всякого стеснения. Покаявшемуся Кулишу четырехмесячный тюремный срок и ссылку в Вологду заменили двумя месяцами пребывания в арестантском отделении военного госпиталя, а местом ссылки назначили Тулу. Гулак провел в тюрьме под следствием три года, но вероятно лишь потому, что отказался давать какие-либо показания, после чего отправился на пять лет в пермскую ссылку. Тарас Шевченко пострадал больше всех — 10 лет прослужил солдатом в Оренбургском полку. Но причиной столь «суровой» кары было вовсе не участие в тайном обществе, и уж тем паче, не украинофильство, а найденные у него при обыске стихи о императрице оскорбительного характера, что по тем временам было тяжким преступлением.

В то же самое время, в 1849 г. в отношении другого тайного общества — кружка петрашевцев в Петербурге были применены меры куда более жёсткие — 122 человека находилось под следствием, из них 21 приговорены к смертной казни. Приговоренные уже стояли перед строем солдат на Семёновской площади, когда расстрел был им заменен ссылкой. Почему-то никому не приходит в голову объявить все эти репрессии национальным угнетением русского народа со стороны немецкой по крови царской династии.

Нация из иностранной пробирки

Вся дальнейшая история российского украинофильства практически не выходит за рамки интеллигентской среды. Хождение в народ переодетых в шаровары и вышиванки студентов, приобщающихся таким образом к крестьянскому диалекту и сельскому фольклору, выглядело, скорее, как забава мажорствующей молодежи, но на пробуждение в массах «украинского самосознания» никакого влияния оказать не могло. Однако после издыхания польского импульса, всё большее влияние на отечественных украинофилов начинает оказывать галицкое политизированное украинство, более того, по мере приближения Первой мировой войны австрийский и германский генеральные штабы всё большее внимание начинают уделять украинству по чисто практическим соображениям. Украинофилов они видят своим агентами влияния, а украинской доктрине пытаются сделать прививку сепаратизма.

В 1906 году начинается масштабная акция так называемого языкового крестового похода в Малороссию, организованная Веной. В крупнейших городах Юго-Западного края как грибы после дождя (золотого!) открываются многочисленные украиноязычные издания, откуда не возьмись, появляются сотни пропагандистов возвращения к истокам «ридной мовы».

Движение крестоносцев бурно приветствуют социалисты и либералы, руководствуясь той логикой, что всё, что направлено против царизма, к лучшему. Но крестовый поход заканчивается полным провалом, потому как австрийский вариант украинского языка, грубо насаждаемый в полонизированной Галиции, оказался совершенно непонятен малороссам.

Как констатирует в своей брошюре «Первые украинские массовые политические газеты Поднепровья» (Нью-Йорк, 1952 г.) Юрий Тищенко-Сирый, один из тогдашних крестоносцев, «помимо того маленького круга украинцев, которые умели читать и писать по-украински, для многомиллионного населения Российской Украины появление украинской прессы с новым правописанием, с массой уже забытых или новых литературных слов и понятий и т. д. было чем-то не только новым, а и тяжёлым, требующим тренировки и изучения».

По свидетельству Сирого, у самого массового издания крестоносцев «Ридный край» было всего две сотни подписчиков. Надо полагать, все они были самими укро-австрийскими крестоносцами, потому что российские украинофилы с раздражением отмечали, что читать прессу крестоносцев без словаря (украинско-украинского?) не в состоянии. Их угнетало обилие в галицком новоязе большого количества выдуманных — «выкованных» слов, искусственно созданных для замены слов русских. Против потуг крестоносцев гневно выступил даже классик укро-литературы Нечуй-Левицкий, ратовавший за создание литературного украинского языка на основе малороссийских диалектов, а не ополяченного за века галицкого говора.

Стоит ли говорить, что массы простого люда от укро-австрийского воляпюка в ужасе отшатнулись. Многие малороссы, увидев до какого маразма может довести попытки сделать язык на основе просторечного крестьянского диалекта, вообще пришли к выводу о ненужности подобных экспериментов, сделавшись сторонниками единого литературного общерусского языка.

Поэтому ничего удивительного, что не удалась в 1918 году Украинская народная республика под протекторатом Берлина даже несмотря на то, что «национальное украинское правительство» — Верховную Раду возглавлял австрийский агент и германофил Михаил Грушевский, воспевающий в своих статьях германо-украинское расовое родство и общность политических целей. Слишком громадная пропасть разделяла народ и прогерманскую украинствующую верхушку. Замена в апреле 1918 г. оккупационными властями прозападного правительства Грушевского, напичканного австро-германскими агентами на лубочно-украинофильский режим гетмана Скоропадского, также не принесла особых успехов. Как только германские войска после ноябрьской революции 1918 г. оставили Киев, Скоропадский (вот же говорящая фамилия!) был свергнут сторонниками Директории. Власть Петлюры была непрочной, его войска были многократно биты и белыми, и красными, и махновцами.

Власть Директории сделалась вскоре чисто номинальной и не распространялась дальше вагона, в котором моталось «украинское правительство», вынужденное постоянно от кого-либо бежать. В народном фольклоре от тех времен осталась издевательская поговорка «У вагонi Директорiя, пiд вагоном территорiя».

Ни один из укро-националистических режимов в период революции и гражданской войны не продемонстрировал ни малейших признаков жизнеспособности. Верховная Рада и Гетманат являлись германскими марионетками, Петлюра в конце своей политической карьеры полностью лег под поляков, щедро раздавая им территорию «ридной Украйны» взамен поддержки своей чисто номинальной власти.

Командующий немецким восточным фронтом Гофман в своих мемуарах писал: «Украина — это дело моих рук, а вовсе не плод сознательной деятельности русского народа».

Кстати, и сама украинская государственная идея была наполнена конкретикой в Германии. Создатель Германской империи фон Бисмарк в 1877 году провозгласил: «Нам нужно создать сильную Украину за счёт передачи ей максимального количества русских земель». Всё верно, создать Украину за счёт украинских земель было невозможно по причине отсутствия таковых, а покушаться на земли дружественной Австро-Венгрии канцлер счел неправильным. Даже в Галиции, где «титульная нация» формально составляла 60 % населения (следует при этом помнить, что единства между украинцами и русинами не существовало, а потому процент украинцев был, вероятно, ниже), а поляки всего 25 %, Западноукраинская народная республика не продержалась по сути и нескольких дней, хотя формально время её существования исчисляется почти в шесть месяцев.

3 ноября 1918 году во Львове Украинский национальный совет провозгласил создание национального государства, но уже 6 ноября восставшие поляки контролировали более половины города. 21 ноября подошедшие регулярные части польской армии полностью очистили Львов и правительство ЗУНР бежало в Станислав (ныне Ивано-Франковск). Тем временем Румыния оккупировала Буковину, а чехословацкие части заняли территорию Закарпатья. Вскоре армия галичан полностью утратила контроль над территорией ЗУНР.  В июле 1919 году наступление галичан на Львов окончилось провалом.

Но благодаря тому, что австрийцы в свое время создали из галицких украинцев части сичевых стрельцов (имея в виду их использование для колонизации Малороссии), созданная на их основе Украинская галицкая армия оставалась в течение всего периода гражданской войны значимым военным фактором. Объединение, чисто формальное, конечно, УНР и ЗУНР 22 января 1919 году предоставило в руки российских украинизаторов весомый ресурс в 50 тысяч национально «свидомых» галицких штыков. Ещё одной силой, на которую опирались украинизаторы, были пленные австрийские украинцы, игравшие в 1917–1920 гг. роль авангарда украинизаторских сил. Впрочем, усилия галичан в области госстроительства запомнились современникам разве что попытками украинизировать киевские вывески...

... Слишком очевидна и тупиковость «самостийного» пути развития сегодняшней Украины. В январе 1992 г. республика Украина была ядерной державой (!) с развитой авиакосмической и военной промышленностью, самым продуктивным из всех 15 бывших советских республик сельским хозяйством, мощной угольно-металлургической базой, сильнейшей научной школой и центрами высокотехнологичными предприятиями (достаточно вспомнить, что первый компьютер в Европе был создан в 1948 году в Киеве). Украина имела доступ к дешёвому российскому газу и нефти, не знала вооруженных конфликтов на своей территории. Украинцы не унаследовали ни цента из многомиллиардных внешних долгов СССР. То есть стартовые условия для экономического рывка и занятия страной подобающего места в европейской и мировой табели о рангах были у украинцев куда более благоприятными, нежели у других союзных республик, включая РСФСР.

Прошло 20 лет, за которые Украина влезла по уши в долги и учинила жуткий саморазгром своей экономики. За меньшее время немцы подняли из руин Германию и сделали её европейским лидером после проигранной Второй мировой войны. Японцы в тех же условиях сотворили послевоенное экономическое чудо. А Украина, будучи в невероятно более выгодных условиях, показала абсолютнейшую бездарность своей (своей ли?) государственной элиты. Сегодня в украинской прессе уже открыто высказывается идея ограниченного суверенитета, по которой США возьмут страну под свой официальный протекторат, предоставив ей взамен некие экономические преференции. Это означает, прежде всего, что Америка продолжает свою политику по превращению «самостийной» Украины в антироссийский плацдарм.

Алексей Кунгуров, «Русский мир»

 

 

Станислав Минаков

УКРАИНА КАК ДЕСТРУКТИВНАЯ СЕКТА. К ДВАДЦАТИЛЕТИЮ ЛИХОРАДОЧНОГО САМООБМАНА

Русское Имперское Движение в Малороссии. URL: http://rusimperiaunionmalorossia.blogspot.ru/2011/09/blog-post_1161.html  , Русский Мир.  URL:   http://rusmir.in.ua/pol/1589-ukraina-kak-destruktivnaya-sekta-k-dvadcatiletiyu.html  .

5 сентября 2011 года.


Симптоматично: с двадцатилетием «независимости» Украину первым поздравил самый «дорогой наш человек», президент США Обама. Сделал он это 17 августа, ровно за неделю до даты, с сильным упреждением, словно боясь опоздать к 24 августа. Возможно, для некоторых департаментов США - это в самом деле важная дата, ведь распилив СССР на куски, они в своих задачах преуспели, проводя в жизнь глубокую мысль Гитлера, справедливо полагавшего, что Россию одолеть удастся лишь отколов от нее Украину (Гитлер, однако, видел Россию как большое единое целое).

В последний месяц на Украине с лихорадочностью, если не сказать почти истеричностью СМИ бросились «проводить красной нитью» «свершения», осуществленные за 20 лет, истекшие с момента распада Советского Союза. Распад СССР для новых квазигосударственных образований, возникших на месте бывших союзных республик, для них, вроде бы, является априорным позитивом, давшим, извините за выражение, «свободу и независимость» (от кого и от чего, не уточняется; можно гадать - от «тирании Советов, Российской Империи» и т.д.; но умалчивается, что это немедленно и автоматически породило зависимость от врага Советов и Империи).

Это дико наблюдать, как бы вчуже, тем гражданам, кто никак не сливается с новыми веяниями, и больновато ощущает новобытие на собственной шкуре, поскольку живет, что называется, «под собою не чуя страны».

Все усилия новейшей украинской «элиты» с самого первого дня «независимости» были направлены на откол от единого Русского мира, на пестование в себе и младших поколениях каинового комплекса, то есть ревности к русскому брату, на создание внутреннего мифа о собственной исключительности, не-русскости. Об арийской древности корней, якобы не имеющих ничего общего с русским. «Украинцы - ментально другой народ!» - этот тезис проводится в системе просвещения на всех уровнях. А один из президентов даже книгу свою странную озаглавил «Украина - не Россия». (Пока президентов было, вроде, 4, хотя, как говорит М. Жванецкий, одного бы я не считал; того, который был нелегитимным самозванцем.)

Еще одним развернутым намерением украинской политики стала ментально-фундаментальная попытка реализации фольклорного тезиса о том, что ласковое телятко двух маток сосет. Тщетное намерение переведено в термин «многовекторность», однако хитромудрое, прагматичное извечное желание малоросса и рыбку съесть, и проделать всё остальное, никак не реализуется на практике. Потому что ненавистные москали не дают дешевых энергоносителей. Москальское коварство не имеет границ и никак не укладывается в малороссийской голове.

Вот диагностически писано ироничным народным сочинителем во время первого газового конфликта, 2008-го:

Птичий грипп и всю заразу
мы - хвактычно! - извели.
Но у нас не стало газу.
Дайте газу, москали!
...

Нам построит NATO базу
и подгонит корабли.
А пока - поддайте газу!
Мало ж газу, москали!

Коль дадите, то не будем
(пару дней) Россию клясть.
Белорусам, белым людям
не даете ж вы пропасть.

Москалюги, газу дайте!
Не тяните за мослы!
Газу дайте... Только знайте:
все равно вы все козлы!

Ненасытные кацапы,
затупите острый нож!
Не тяните к Неньке лапы!..
Дали газу?.. Ну, ото ж!

Как многовекторность реализуется на деле, мы видим. В Европе Украину водят за нос, поджидая, когда можно будет сюда начать сливать ЕЩЕ БОЛЕЕ АКТИВНО свои товары, в первую очередь низкого качества, а также отходы европейской жизнедеятельности, а отсюда выкачивать молодые квалифицированные кадры (производящиеся деградирующим местным высшим образованием, пристегнутым какой-то идиотической скрепкой к «Болонскому процессу»), а также - в массе - трудолюбивых, терпеливых и неизбалованных горничных (о проституции, занимающей первые строки в трафиках поставок в Европу, торговле детьми и человеческими органами, пока умолчим).

Но настойчиво, с плебейским комплексом хуторянина, у коего шапка падает с головы, когда он норовит заглянуть в глаза «европэйського пана», Украина пыжиться встать на задние лапки и получить кусочек еврокосточки. Как сказал поэт, «всё норовлю лизнуть и угадать, не снизойдет ли божья благодать». Ну вот, вроде, одну кинули - в виде футбольного ЕВРО-2012. Все довольны, ибо кроме зрелищ, похоже, власть ничего дать не может. Аналитичного украинского ума не хватает - ни при двух «леоподобных Леонидах», ни при двух «многовекторных Викторах», чтобы понять: Европа-то уже не та, не вынесет лишней нагрузки, субсидировать не станет, ибо сама находится при предпоследнем дыхании.

«Вы гопака - танцуете?..»


Народ малороссийский пока еще - генетически - голосист, мелически одарен, не случайно М. Глинка тут лет двести назад отбирал певчих в императорскую капеллу. Они и нынче эффектно базлают громкими и сильными голосами по всем телеканалам, во многочисленных шоу, по всем городам, в прямых эфирах и вне их. Ну и отплясывают еще, тоже лихо, - веселые люди украинцы. Если сказать в целом об уровне культуры, то она стремительно катится, как впрочем, и везде в мире, в сторону вкуса масс, а именно безвкусицы. Передач о серьезной культуре - настоящего или прошлого - практически нет. Нет и кинематографа, то есть «кина нема», как сказал режиссер Мащенко, много лет руководивший киностудией имени Довженко.

Не Духом Святым

С первых шагов «незалэжности» человек, фамилия которого дала название «кравчучке», тачке первых индивидуальных торговых челноков (впоследствии переименованной в «кучмовоз»), вклинился не в свое дело: в работу Русской церкви. Может, потому что он до «смены вех» был на идеологической работе в ЦК КПУ. Тем не менее, он мгновенно стал активным сторонником самостийной церкви, а потому поддерживал как раскольника Филарета (Денисенко), так и враз возникших автокефалов, он же и давил в 1992 году на митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима, который проводил в Покровском монастыре Харькова исторический Архиерейский собор, в результате все-таки сохранивший Украинскую церковь под омофором Московского Патриархата.

Инспирированный и подпитанный «пыхатым паном» Кравчуком раскол канонической УПЦ, полагаю, ему вряд ли простится, а вот уврачевание может затянуться на непредсказуемо долгий срок. Мало нам тут было униатов, против которых пятьсот лет назад стоял украинец Иван Железо (Преп. Иов Почаевский)! В. Ющенко, впрочем, эту тему активизировал, безпрецедентно дозволив униатам впервые в истории возвести кафедральный собора на Левом берегу Днепра, в Дарнице. Логичные действия - для поклонника и почитателя Мазепы, который был, как помним, предателем Русского мира, к тому же, от Церкви отлученным.

Добавим, что Украину нынче, с кравчуковско-незалежных времен, называют «полигоном деструктивных сект», ибо религиозных организаций тут действует лишь официально более 70-ти. Начиная с печальной памяти «Белого братства», до ныне процветающей секты сайентологов-дианетиков от американского афериста Рона Хаббарда, а также протестантской секты чернокожего «друга Украины» Сандея Аделаджи «Посольство Царства Божьего». Последняя втянула в себя чуть ли не 25 тыс. граждан Украины, включая полубезумного мэра Киева Л. Черновецкого, ныне, по сообщениям, отсиживающегося в Израиле, где у него, вопреки украинским законам, имеется второе гражданство. Ну, на отсидку в теплой норке средств у банкира хватить должно.

Чистые руки, которые «николы не кралы»

Тему двойного гражданства, верней, тяготения к нему, мы продолжим ниже. А здесь, по ходу дела, припомним еще одного «двойного гражданина», украинского экс-премьера Павла Лазаренко, обеспечившего себе панамский паспорт. Который ему все-таки не помог.

Лазаренко - гад, ворюга,
а вот ентот - честный!
Сделай памятник «Два друга»,
скульптор неизвестный! -


пелось в оны годы в почти народной частушке. И строки «енти» оказались, увы, провидческими. Теперь Лазаренко, у которого на поверку не обнаружилось дна в известном месте, за гигантские хищения украинских бюджетных средств «посажен» в США на большой срок, а на нарах в киевском СИЗО обитает теперь былая подельница Лазаренки Юлия Тимошенко, ныне тоже экс-премьер, которая и без своего бывшего патрона прославилась многими делами на экономической ниве.

А свидетелем по ее делам проходит еще один экс-премьер, В. Ющенко, в оранжевых безстыдных 2004-2009 гг. занимавший странным образом кресло президента страны. Пока что духовный оранж-близнец Юлии Владимировны по Майдану ее спокойно сдает следствию, за что его автомобиль был на днях у здания Печерского суда забросан куриными яйцами, летевшими из рук сторонников Тимошенко. Хочется надеяться, что место на скамье подсудимых ему тоже найдется, в добрый для народа час. А картинка с яйцами - тоже очень отчетливая метафора 20-летия «незалежности». Сколь позорный и мелочный, столь и закономерный финал бездарных и самовлюбленных оранжевых политиканов, в течение пяти лет осуществлявших прямую, неприкровенную политику правления в качестве прозападного протектората.

Народ справедливо назвал Ющенко «гауляйтером». Осталось в полноте уяснить: изменилось ли в этом смысле на Украине что-то с приходом «второго» Виктора?

И второго Леонида, Кучму, как на грех, тоже экс-премьера и экс-президента, теперь вызывают в суд для дачи свидетельских показаний, но это совсем другая история, с фальсифицированной и раскрученной в оранжевых интересах «гибелью журналиста Гонгадзе». Но что-то симптоматика с экс-премьерами и экс-президентами - какая-то стрёмная. Опять-таки, по известному сатирику: «Может, нужно в консерватории что-то подправить»?

Вообще говоря, всеобщий симптом отсутствия дна в известном месте вдруг обнаружился у очень и очень многих, сформировавших и олигархат, и социальный клан-прослойку воришек меньшего пошиба, исхитрившихся урвать от всенародной собственности то, что лежало поближе. В текущем году на повестку украинского дня встал в полный рост грядущий дерибан земли, который, похоже, будет «чисто конкретно» реализован. На что на что, а на это воли нового руководства вполне хватит. В самом деле: ну не предвыборные же обещания выполнять - о русском языке, о ЕЭП?

Однако ментальность русского человека (считаю украинца человеком русским, ну, малорусским :) такова, что несправедливый делёж общего достояния никогда им не будет принят окончательно, и всегда его сердце будет ждать судного часа, когда вора посадят или, на худой конец, он навсегда свалит за бугор - утешаться награбленным добром, штабелями сложенным в офф-шорах.

Унитаризм или федерация?

Как признавался самый яркий политик Восточной Украины Е. Кушнарев, «мы тогда испугались», что государство, скроенное по ленинско-сталинско-хрущевским волюнтаристским лекалам, рассыплется, если его строить на федеративно-земельных принципах, как Германию, США, Россию. (К И. Сталину лично у меня в этой ситуации нет претензий, а еще меньше их должно быть у украинцев, получивших от первого лица СССР дареный западный ломоть.)

В начале 1990-х не послушали разумных федеративных предложений В. Черновола, который погиб при затемненных обстоятельствах. Та же участь постигла Е. Кушнарева, спустя десятилетие, когда Евгений Петрович стал активно, с трибун, в статьях и книгах, отстаивать необходимость федерализации страны, представляющей собой фрагменты ментально малосочленяющегося конгломерата. Сегодня мы видим глубочайшую правоту этого, вроде бы взаимооппонирующего, дуэта - Черновола и Кушнарева, сходившегося в мысли о невозможности построения унитарной Украины. Антагонизм галицийских областей, с одной стороны, и востока и юга, с другой, как оказалось, непреодолим. Красивым разводом решили похожую проблему чехи со словаками, тогда как у них противоречия и близко не достигали такого накала, что ныне на Украине.

Фашизация Украины


Гласность нам отчасти помогла открыть глаза: теперь мы узнали, что главными карателями-исполнителями в белорусской Хатыни были фашистские палачи украинского происхождения. Этот факт тоже потрясает, многое проясняет и переворачивает сознание.

А в год 20-летия «незалежности» новейшая украинская власть НИКАК не высказывается - ни по вопросу федерализации, ни по вопросу фашизации, охватывающей всё большие слои населения. Как говорится, «только футбол!». И в самом деле: фанаты некогда враждебных клубов, таких как львовские «Карпаты» и киевское «Динамо», нынче на трибунах выступают консолидированной нацистской волной - размахивая флагами со свастикой и портретами украинских эсэсовцев Шухевича и Бандеры, с криками «Зиг хайль!», в согласованном избиении несогласных.

Апофеозом года 20-летия «незалежности» стали два черных дня во Львове - 9 мая и 27 июля с.г. (день освобождения Львова от немецко-фашистских захватчиков), когда местный горсовет запретил общественным организациям мероприятия по отданию долга памяти павшим в Великой Отечественной войне.

Если фашизация страны - это цель провозглашения независимой Украины, то можно сказать, что она уже почти достигнута. Заметим: большинству жителей все еще не по пути с такой Украиной. Но осталось немного, чтобы эта коричневая чума смыла остатки южнорусской ментальности, а вместе с ней нынешнюю власть, «умом ни в чем не твердую» (термин философа И. Ильина), но податливую, как футбольный мяч, пнутый ногой нациста.

Большой многонациональный дом или моноэтнизация?

С самого начала 1990-х на Украине был взят странный крен на унитарное, моноэтническое государство, а потому во главу угла была поставлена иллюзорная мысль о том, что коль уж название государству взято «Украина» (надо сказать, довольно странное исторически, поскольку в Российской Империи и в русском языке существовала не только здешняя укрАина, но и Сибирская, и иные укрАины), то и язык государственный должен быть один, то есть украинский.

Мысль дикая, если учесть мировые реалии, примеры стран, о которых сто раз говорилось (Канада, Швеция, Финляндия, Швейцария и мн. др.). Воз и ныне там. Решительно придя к власти, не выполнив предвыборных обещаний, Партия регионов (в большинстве в Верховной Раде с 2006, а ее президент у власти с января 2009 г.) просто-напросто похерила (значение этого русского слова читайте в словаре В. Даля, уроженца Луганска, ныне областного центра Украины) чаяния и ментальные ожидания большей части населения страны, заморозив проблему придания официального (государственного) статуса русскому языку.

Поставим пока в зачет усилия некоторых местных советов, а также действия министра образования и науки Д. Табачника, который объявил, что воспитываться и обучаться украинские дети будут на том языке, на котором официально изъявят желание родители. Правда, вдруг выяснилось, что, например, в Киеве настолько катастрофически уменьшилось число русских школ, что и учителей русскоязычных сыскать нынче трудно, их ведь практически никто не готовил в новых вузах. Школьную олимпиаду по русскому языку ввели лишь в прошлом году! Ну, а предмета «русская литература» в школе как не было, так и нет! Изучали ее - то есть Пушкина, Гоголя, Чехова, Достоевского, - сначала как «Зарубежную», а нынче, зато, - как часть «Всемирной»! Это - большое послабление.

В современной укроязычной литературе раскручивается плеяда одних и тех же имен, которые, в целом, как правило, заносят чьи-то литературные (эстетические и моральные) зады. Этот нео-укро-лит-эстетизм можно едино охарактеризовать как «отраженный свет». Либо это повтор европейских стилистик - например, безконечные европеодиные верлибры в поэзии, либо, если регулярный классический стих, то чаще всего с интонацией Пастернака или Бродского. Притом всё это принимается укроориентированной молодежью на ура. Странно: неужели она не читала Пастернака и Бродского в оригинале (с другой стороны, а зачем читать москальскую литературу, если для школьной украинской хрестоматии некто очень серый «державно переклафф» самые знаменитые и гениальные строки русской поэзии).

В качестве единственного литератора, пишущего на русском языке, в новое время украинские СМИ муссируют киевлянина А. Куркова, изрядно переводимого в Европе и экранизируемого здесь. По недоразумению или по внятному умыслу в этом году Курков был приглашен на ялтинский фестиваль «Великое русское слово». Это обстоятельство поразило наблюдателей, понимающих, кто может считаться русским писателем, а кто нет. Ну уж никак не Курков, человек насквозь оранжевый, антирусский.

Одна из молодых и устойчивых веток украинской литературы сильно напоминает традицию и стилистику комсомольских активистов 1920-х - Маяковского, Багрицкого, Безыменского - с той разницей, что та, столетней давности, была нова, энергична, находилась в плену как бы возвышенных (хоть и нередко ложных) идей, а эта - вторична, пропитана миазмами растления, распада, анархии, ну, значит, и проводит чуть ли не ежегодные литфестивали в Гуляйполе, анархической столице Нестра Махно.

Уж не знаю, в соответствии с чьим замыслом-умыслом в последние несколько лет толстые литературные журналы России активно участвуют в процедуре «большой подмены» (термин предлагаю для использования), а именно: в массе стали появляться переведенные (чаще всего посредственно) на русский «первые ряды» современной украинской литературы (список известен, вполне ограничен). Причина в чем-то понятна: Федеральное агентство России по СМИ дает финансовые преференции толстым журналам для представления соседствующих литератур, в частности, украинской. Подмена, на мой взгляд, заключается том, что при такой намеренной политике украинская «передовая литература» (к тому же, по преимуществу описывающая духовный распад личности и социума) вытесняет из информационного поля русскую. Иными словами, «где стол был яств» (пишущих на русском очень много, и есть весьма достойные имена), или где он должен был бы быть, «там гроб стоит» (то есть предлагаются посредственные переводные образцы, о которых было сказано выше).

Украинским прозаическим хитом текущего года стал человеконенавистнический, страшный роман «Черный ворон» - бывшего черкасщанина В. Шкляра, со смаком и самоудовлетворением, провоцируя ненависть к «москалям и советам», рассказавшего о зверствах банды, действовавшей в 1920-х на Центральной Украине. В этой истории симптоматично всё: и присуждение этому «полотну» Национальной премии Украины имени Шевченко по литературе (к слову, русским писателям Украины за 20 лет она ни разу не присуждалась!), и якобы отказ автора от премии, причем хитроумно, по-украински, с оговорками, и вручение паном Ющенко пану Шкляру альтернативной премии, в том же немалом финансовом объеме. Многовекторность, так сказать. Помноженная на русофобию. Не удивлюсь, если роман этот уже кто-то лихорадочно переводит на русский язык, и скоро мы увидим его в одном из толстых русских журналов, которому ну очень-очень нужны гранты для существования!, а затем, глядишь, издадут в России большим тиражом в виде книги и вручат какую-нибудь «Русскую премию». Иначе как идеологической стрельбой на поражение Русского мiра я эту протекционистскую деятельность назвать не могу.

И уж совсем на потеху - созданный новыми укроакадемиками словарь новейших слов, среди которых несомненные вершины топ-парада занимают такие перлы, как «штрЫкавка» (шприц), «дрибноживознАвство» (микробиология), «цедЫло» (фильтр), «пупорИзка» (акушерка) и нашумевший «нацюцЮрнык» (презерватив). ГвинтокрЫл, одним словом, а не словарь (вертолет, значит).

Не хлебца ради?

Экономика на Украине, занимающей 4-е среди стран с наихудшей экономикой (по версии Forbes), нынче создана асоциальная, проще сказать, антинародная. Сформировалось несколько олигархических кланов, состязающихся (с переменным успехом) за возможность распила бюджета, кредитов, а также перетягивания людских ресурсов с целью максимальной эксплуатации.

Если говорить о единственной силе в парламенте, представляющей левый политический фланг, вроде бы интересы трудящихся, то уже давно понятно, что это, как и в России, группа (маскировочный слой) привилегированных лиц, встроенных в общую систему тотальной эксплуатации и получающая прикупки в том или ином виде.

Что касается налоговой и пенсионной систем Украины, то последние изменения в них сделаны в сторону увеличения прессинга простых тружеников, малого бизнеса. Интересы крупного бизнеса, разумеется, не затронуты. Крупнейшие «жирные коты» свои капиталы за время «кризиса» резко увеличили. вилка между самыми богатыми и самыми бедными слоями населения давно превысила критическую, «революционную разницу».

Потому Украина занимает 22-е место из 85-ти по революционным настроениям в мире, согласно рейтингу газеты The Wall Street Journal, составленному на основе трех показателей - социальная несправедливость, склонность к революциям и то, какую часть из общих расходов в семье составляют расходы на пищу.

Оттого по темпам вымирания Украина находится в мировых лидерах. Согласно данным сайта ЦРУ по 231 стране мира, хуже дела обстоят только на Северных Марианских островах, Островах Кука, в Сен-Пьере и Микелоне, Болгарии, Черногории и Эстонии.

И вот еще красноречивые числа, характеризующие «достижения» Украины (подготовлены глобальной антикоррупционной неправительственной организацией Transparency International):

1-е место в Европе и Центральной Азии по распространению ВИЧ среди взрослых и 1-е в Европе - среди беременных женщин. Ежегодные показатели заболеваемости ВИЧ на Украине увеличились с 2001-го по 2010 г. более чем в 2 раза; 10-е в мире (из 217) по числу заключенных на 100 тыс. населения - 334; 134-е из 180 в мире по уровню коррупции (в 2007-м - 118-е место).

Результат: часть населения вымерла, часть, около 15 процентов населения, самые активные и работоспособные, тяготеет либо к полной, либо к частичной эмиграции. Народ до поры безмолвствует, отчасти действуя по поговорке «нас... а мы крепчаем», однако следует констатировать: уровень пенсий и заработной платы на Украине ниже, чем в России, примерно в два с половиной - три раза. Президент Янукович сам обратил внимание на эту вопиющую разницу, и однажды обмолвился, что Украина будет учиться у России и догонять. Хочется не только искреннее пожелать догонялке хороших результатов, но и спросить: а зачем было всё разваливать?

Производственные «успехи» Украины за 20 лет устрашающи. Достаточно сказать, что уровень производства 1991 года, то есть еще Советского периода, далеко не достигнут (как, впрочем, и в России), а разрушено громадное количество предприятий, уволены и вброшены в «свободный рынок» миллионы граждан Украины. Если вспомнить агитацию за откол от большого Союза, по той, де, причине, что все республики, а в первую очередь, москали, объедают неньку-Украину, и, отколовшись, Украина заживет в три сыта, то сегодня хочется взглянуть в ясны очи Леонида Кравчука, разрушителя всего, к чему он прикасался, и задать вопрос: ну, и где же лафа в самой черноземной в мире стране?

Украинское село - это отдельная и обширная тема. Не могу не согласиться с блоггером ЖЖ: «Времена позднего Союза оказались золотым веком для украинского села и глубинки, где проживают как раз те самые носители украинского языка, «защитниками» которых пытается представить себя вся новая киевская чиновничья и журналистская свора, свихнувшаяся на ненависти к СССР».

Резко выросло, по сравнению с советским периодом, число чиновников, сформировав новую касту захребетников и мздоимцев. Спору нет, управленцы нужны, но как народу вынести несметное их количество, что сегодня на нем паразитирует?

Кое-кто даже впадает в крайнюю степень местного антропологического пессимизма (ввожу еще один новый термин), утверждая, что здесь, на территории Украины, если сохранить нынешний расклад социума, НИКОГДА НИЧЕГО ХОРОШЕГО И КОНСТРУКТИВНОГО НЕ БУДЕТ! Что, дескать, тут будет вариться вечный бульон «несотворения», сохраняться вечное несозидательное болото или, паче того, дальнейшая деградация.

Образование и культура катятся под откос, да и кому нужны образованные граждане, профессионалы в областях знаний и умений, если предлагаемые им социальные функции в условиях остановки производств сведутся к действиям примитивным - услуго-уборочным. «Пиплу» хватит за глаза «диких танцев» и футбола, тем более что малограмотная фан-молодежь на матчах уже в один голос орет приветствие бандеровцев «Слава Украине! - Героям слава!»

По-прежнему не выплачены вклады Сбербанка СССР. Похоже, в возврат народу украденных у него денег уже не верит никто, включая вкладчиков. Но государство-то - почему молчит?

Неутешительные итоги

Народный лирник десять лет назад оставил свои впечатления в куплете: К десятилетью незалежности / мы оказались лишь в промежности... Дальше шло логичное продолжение, не для ушей милых дам, но, похоже, к нашему всеобщему сожалению, доморощенный стихотворец оказывается прав: к двадцатилетью «незалежности» Украина подошла еще дальше, с печальными итогами разрухи не только в экономике, но и в умах и душах.

Снова процитируем блоггера, написавшего о нынешней Украине: «Богатейшая республика Союза, превосходившая по многим показателям даже РСФСР, процветавшая, с образованным народом, с наукоемкой промышленностью, превратилась в руину с нищим, малообразованным, спивающимся и стремительно перемещающимся на кладбища населением, главной заботой которого стало физическое выживание, в условиях деиндустриализации экономики и самых низких в Европе пенсий и зарплат. В условиях, когда основными занятиями населения стали повсеместная торговля, раздутая сфера услуг и больше, по сути, ничего. А это и есть почти вся украинская «экономика». Из-за чего вся страна превратилась в огромный базар и зловонный шинок, а более миллиона соотечественников стали бомжами, бродягами и конченными алкоголиками, выпали из социума. Выносливее других оказались украинские женщины, это они выживают за 1,5-2 тыс. гривен в месяц и еще растят при этом детей и внуков. Большинство же мужчин раньше срока отправляются в мир иной».

Доочертим «достижения», с которыми Украина подошла к 20-летнему рубежу: население страны уменьшилось на 7 млн граждан (с 52 до 45 млн, лишь в июне 2011 г. число жителей уменьшилось на 12 тыс. человек), с высоким процентом отхлынувших за рубеж гастарбайтеров (5-е место в мире среди стран с наибольшим количеством эмигрантов; по данным Всемирного банка на 2010 г., за границей находилось 6,6 млн украинцев, и по количеству эмигрантов Украина уступает только Мексике (11,9 миллиона), Индии (11,4 миллиона), России и Китаю (11,1 и 8,3 миллиона соответственно). На Украине сегодня одна из самых низких продолжительностей жизни в Европе, выстроена насквозь коррумпированная и фактически антиправовая правовая система (суды, прокуратура, милиция); общество агрессивно, все более малограмотно, а потому стремительно люмпенизирующееся и фашизирущееся, с устойчивой «халявной» сиюминутной доктриной существования: то ли за счет кредитов МВФ (которые отдавать будут наши дети и внуки; 2-е место в мире по долгам перед МВФ - 12,66 млрд долл. на август 2010 г.; и 10-е в мире по долгам перед Всемирным банком - 3,22 млрд долл.), то ли за счет непонятно на каком основании требуемых от ненавидимой России энергоносительных преференций.

Сегодняшние свидетельства

Стоит ли удивляться пониманию того, что цивилизационный выбор Украина пока что так и не сделала. Это подчеркнул, в частности, крымский политолог, доцент Таврического национального университета (Симферополь) А. Никифоров, комментируя итоги августовских с. г. переговоров президентов России и Украины в Сочи. Аналитик утверждает, что «при любом политическом раскладе Украина рано или поздно потеряет свой суверенитет. Войдет ли она когда-нибудь в ЕС, или же будет интегрироваться с Россией - потеря Украиной суверенитета когда-то станет неизбежной».

Следует уточнить: у Украины никогда не было суверенитета, и уж ОСОБЕННО за последние двадцать лет тотального самообмана. Соглашусь с Н. Витренко: максимум суверенитета и расцвета был здесь в период УССР. За исключением, конечно, вопиющего безбожия советского периода.

По опросу Research & Branding Group, обнародованному в Киеве 16 августа с.г., 41% жителей Украины считает, что на сегодняшний день Украина еще не является действительно независимым государством. 24% респондентов считают страну абсолютно зависимой, а 28% - «в чем-то зависимым, в чем-то независимым государством». При этом 93% граждан называет Украину своей родиной, патриотами Украины считают себя 76% респондентов, гордятся тем, что являются гражданами Украины, 72%.

Директор Фонда «Демократические инициативы» И. Бекешкина, представляя результаты многолетнего проекта Института социологии НАН Украины «Мониторинг социальных изменений», который был начат в 1992-1994 гг., сообщила, что большинство граждан Украины определяют нынешнее время «как время воров, мошенников» (48%), политиканов (44%) и нищих (40%).

Институт социологии НАН Украины сообщил, что если в 2001 г. за независимость в случае референдума были готовы голосовать 56% респондентов, то в 2011 г. таковых стало 46,6%.

Отсюда и суровая статистика желающих получить двойное гражданство, запрещенное законами Украины. Трудно нынче сосчитать (а следовало бы), сколько людей (миллионы, а то и десятки миллионов) немедленно подало бы заявление на получение гражданства Российского. Прежде всего, это, разумеется, жители Востока и Юга Украины. Но ползучий откол осуществляется ежедневно в западных районах страны, где венгерские или румынские паспорта не получил лишь ленивый. Национальноозабоченная украинская пресса пеняет всегда на российский счет, но отчего-то молчит об опасности утраты западных территорий. Что будет, если там провести референдум, - в какой стране хотели бы жить граждане западных окраин?

Падение числа сторонников независимости Украины и невеселый взгляд на реальность, фиксируемые социологами, - понятная реакция населения на деградацию некогда процветавшей советской республики, которая продолжается все 20 лет, прошедшие с момента распада единого государства.

Кое-кто говорит: позитив последних 20-ти лет в том, что мы смогли выйти из СССР без югославского сценария, без крови. Такая мысль - тоже подменна. Поскольку как априорную самоценность возносит непременную необходимость развода. А я спрошу: а надо ли было расходиться вообще? Чтобы объединиться, нужно было размежеваться? Ну что, размежевались? Попробуйте объединиться теперь, о мои «многовекторные» сторонники разводов с родными братьями. Хотя я бы дал диагноз: у нас перманентно происходит хронический параноидальный развод с самими собой. Прямо по народной песне: «Взял он саблю, взял он востру, и зарезал сам себя... Веселый разговор!»

Обозрев «достигнутое», сколь возможно непьяным взором (Украина занимает 1-е место в мире по детскому алкоголизму; 5-е в мире по количеству употребляемого алкоголя на душу населения; по данным ВОЗ, объем спиртного, который рядовой гражданин Украины выпивает за год, составляет 15,6 литра - больше пьют только в России, Венгрии, Чехии и Молдове), спросим себя, не стала ли Украина сама, по сути, деструктивной сектой, разрушающей психическое и физическое здоровье граждан и все более агрессивно отзывающейся при упоминании чего-либо русского? Постоянно демонстрирующей неизжитый Каинов комплекс ревности к брату.

Что мы построили? Кто-то резко определяет систему, установившуюся на Украине, как «социал-дарвинизм, новую форму фашизма».

В любом случае, подведя итоги, можно сказать, что проект «Украина» на сегодняшний момент - несостоятелен. В нынешнем виде, с нынешней «многовекторностью» - внешней и внутренней - у этого проекта нет исторической и политической перспектив.

Наш позитив: «вся ця акварэль» (образ из детских стихов Л. Костенко) заставляет граждан Украины с общерусской ментальностью пробудиться от спячки, вспомнить об исторических и духовных корнях, перейти к активным действиям, расставить точки над i. Хватит зависать над бездной «в непонятном». Необходима отчетливая перезагрузка.

 




Станислав Борзяков

Утверждения МИД Украины о русском народе являются прямой ложью

URL:  http://imperiya.by/ir.html?id=19973  .

19 марта 2014 года

Украинский нацбилдинг продолжается: оценивая происходящее в Крыму, МИД Украины отказал жителям полуострова в праве на присоединение к России на основании того, что русские якобы не являются коренным народом украинского государства. Стоило ли украинскому дипломату столь нагло врать и откуда есть пошла земля русская, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Накануне директор департамента информационной политики МИД Украины Евгений Перебийнис заявил следующее:

«РФ, аргументируя законность крымского референдума, делает упор на право народов на самоопределение. Хотел бы отметить, что все международно-правовые документы по такому праву касаются именно коренных народов. На Украине проживают четыре коренных народа, этногенез которых связан с территорией Украины, – это украинцы, крымские татары, караимы, крымчаки. Последние три происходят с территории Крыма, а остальные являются диаспорой народов, имеющих свои этнические родины за пределами Украины».

Традиционная уже фраза о том, что «история украинцев ничему не учит», нашла очередное подтверждение. Действительно не учит, причем совсем недавняя история. Когда Украина, востоком своим и югом испугавшись транслируемых с Майдана тезисов, начала буквально распадаться, не только в Киеве, но и во Львове поняли, что погорячились. На отмену закона о региональном языке было наложено вето, галицийская интеллигенция показательно заговорила по-русски, и даже непримиримый Олег Тягнибок внезапно стал добрым и пушистым, озвучив несколько примирительных заявлений. Ничего удивительного: история и политика знают множество примеров, когда дорвавшиеся до власти радикалы становились умеренными и респектабельными деятелями, то бишь умнели. Но когда профессиональный дипломат на фоне сепаратистских процессов вдруг заявляет, что русские не являются коренным народом Украины, остается только руками развести. Горбатого могила исправит.

А нам остается углубиться в историю. Концепцию о том, что никаких украинцев вообще не существует, а есть лишь испорченные поляками русские, мы транслировать не будем: она, во-первых, неверная, а во-вторых, для украинцев обидная, а мы не директор департамента информационной политики МИД Украины, чтобы разжигать этническую рознь на ровном месте. Поговорим о другом, и в рамках этого разговора можно, в принципе, опустить утверждение о том, что некогда русские и украинцы были одним народом, говорящим на одном языке, а размежевание произошло в период с X по XVI век. Размежевание обычно связывают с деятельностью Золотой Орды, но в целом оно совершенно естественное. Для сравнения можно взять страны Европы, в частности Германию, где верхненемецкий диалект языка значительно отличается от нижненемецкого. В Италии таких диалектов еще больше. Были они и в России, но период развития массмедиа совпал с советским, и языковое пространство оказалось унифицировано – были утрачены не только многие диалекты, но и говоры. Украинский язык, который ряд исследователей до сих пор считают диалектом русского, этого избежал: в полном соответствии с ленинской политикой в отношении национальных меньшинств его холили и лелеяли.

Но опустим все это. Будем отталкиваться от любимого Киевом утверждения, что на момент Переяславской рады существовали два отдельных этноса с самостоятельными языками: русским и украинским. Пусть так. Беда в том, что расселение украинского этноса никак не совпадает с границами современной Украины, в первую очередь это касается ее востока и юга. Чтобы это проиллюстрировать, возьмем, к примеру, земли, составившие нынешние Луганскую и Донецкую области. Когда-то там жили скифы, сарматы, проболгары, печенеги, половцы, тюрки. Эта территория была местом ожесточенной борьбы между Большой Ордой и Крымским ханством. И только потом ее стали заселять донские (не запорожские, а донские) казаки и рязанцы. Считать рязанцев украинцами, пожалуй, никак нельзя. Если же исходить из глупой, но популярной среди украинских националистов концепции, что Россия – это Орда, а русские – ордынцы, то все совсем плохо: в середине XIV века столица Золотой Орды находилась на территории современной Луганской области. Итого: русские на тех землях появились раньше украинцев. И живут до сих пор.

Но что Орда: большинство крупных городов востока и юга Украины обязаны своим появлением князю Потемкину и императрице Екатерине II, которых тоже сложно назвать украинцами. Разговаривали в тех городах преимущественно на русском языке.

Собственно, украинцами раньше называли население пограничных земель – украин – вне зависимости от их этнического происхождения. Это было, в частности, население Тулы, Каширы, Коломны, Тарусы, Брянска, и вряд ли кто рискнет утверждать, что эти города населяли украинцы в современном понимании этого слова. В то же время в представлении Великого княжества Литовского украинами были Киевские, Волынские и Подольские земли. В общем, пограничье. Существовали также «окская украина», «псковская украина», «сибирская украина», «слободская украина».

Но кто же тогда украинцы как этнос? Общих предков украинцев, русских и белорусов когда-то называли «русинами», позднее – «руський народ». Еще совсем недавно (конкретно – в XIX веке) население Галиции и Волыни, которое ныне считает себя истинными украинцами, именовало себя «руськими».

В творчестве патриарха украинской литературы Тараса Шевченко слово «украинцы» отсутствует (сравните с тем, насколько часто Пушкин писал о русских).

Национально-освободительное и славянофильское движение в Австро-Венгрии, говоря на украинском языке, создало такую организацию, как «Главная русская рада». Окончившие Львовскую духовную семинарию поэты Шашкевич, Головацкий и Могилевич называли себя «Русской тройцей». В общем, украинцы были и раньше, но само слово для обозначения этноса стали использовать в XIX, а особенно в XX веках, ибо большевики считали принятый в империи термин «малороссы» шовинистическим.

Пусть так, но фраза о том, что русские не коренной народ Украины, в таких раскладах смешна особенно.

Вернемся в настоящее. Около 30 % нынешнего населения Украины считают русский язык родным. Среди них – потомки тех, кто некогда жил в Киевской Руси – государстве-матке, из которого вышли Россия и Украина, русские и украинцы, русский и украинские языки. Среди них есть потомки тех, кто заселял земли Донецкой, Луганской, Днепропетровской, Одесской областей и раньше украинцев, и одновременно с ними. Среди них потомки тех, кто построил крупнейшие города востока и юга нынешней Украины. Именно поэтому на многих землях, входящих в Украину, говорили и будут говорить на русском языке.

Попытки выставить русских теми, кто «понаехал» на земли украинцев, попросту лживы.

Возможно, господин Перебийнис является сторонником распространенного среди украинских националистов утверждения, что русские на самом деле не славяне, а помесь тюрков с финно-уграми, но если так, то это от безграмотности: славяне, тюрки и финно-угры – это вообще не про этнос, а про языковую семью. Если же он ратует за концепцию исторической справедливости и за право «истинно коренных народов», то должен пойти дальше и передать земли ныне украинского Дикого поля и Причерноморья под управление Афин, Казани или Анкары. Ибо отказывая русским в праве быть коренным народом в Одессе и Донецке, он отказывает в том же и украинцам.

«Диаспора» – это про людей, проживающих вне страны своего происхождения, но для русских Киевская Русь – такая же мать, как и для украинцев.

«Диаспора» – это про специальные институты, с помощью которых этнос поддерживает свои культурные и языковые особенности на чужбине, но у русских их нет, они в них не нуждаются – эти города веками говорили на русском, а эти люди уже доказали, что не подвержены культурной ассимиляции.

«Диаспора» – это про сплоченную этническую группу, но русские Украины таких групп не образуют, они живут, как жили столетия до этого, являясь естественной и полноценной частью всей Украины.

Русские есть в правительстве, в науке, в культуре, и даже на Майдане были русские. Эти русские не считают, что должны держаться друг за друга, чтобы сохранить свой этнос и культуру. Потому что эти русские живут дома. Просто так уж случилось, что в XX веке по бывшей Российской империи прошли административные границы, зачастую не соответствующие языковой, культурной и этнической картине региона. Потом эти границы стали государственными, русские – самым большим разделенным народом Европы, а украинские русские – самым большим этническим меньшинством Европы. Но повторимся: эти люди живут у себя дома.

В речи Перебийниса особенно смущают два момента. Первый: нормально ли, что от заявления официального представителя МИДа полшага до «черепомерки» и деления граждан на «коренных» и «понаехавших»? Второй: точно ли Украина собралась интегрироваться в западный мир?

Для современного западного мира совершенно естественно иметь несколько государственных языков и множество региональных (в США, к примеру, государственных языков вообще нет, а в Нью-Йорке региональным является, в том числе, русский; то есть Нью-Йорк предоставил русскоязычным то, что Киев не хотел делать применительно к Луганску, Одессе и Харькову). Представить, что испанский МИД вдруг называет каталонцев не коренным народом, а диаспорой и точно так же поступает МИД Канады в отношении французов Квебека (а французы в Квебеке появились примерно тогда же, когда русский и украинский языки размежевались), попросту невозможно.

Но для «молодой европейской демократии» это почему-то нормально и естественно. Что внушает уже нешуточные опасения.

 

 

  Олег Юрин

Русскоязычных украинцев не бывает! Не надо шизофрении

URL: http://www.otechestvo.org.ua/main/201404/0701.htm  .

7 апреля 2014 года.

 

 

Может быть шутка или политически мотивированное передёргивание.  Может быть филологическое юродство или абсолютная безграмотность.  Но к сожалению мы до сих пор живём мифами раннего большевистского периода, когда до 1930 года была государственная организация в СССР по отказу от кириллицы и переводу на латинский шрифт.

 Пришедшие к власти в Советском Союзе лидеры коммунистической партии ЗАПРЕТИЛИ термины великорос и малорос, существовавшие до этого столетиями.  Попробуйте описать имеющиеся национальности с этими запретами.  Большевики предложили великоросов называть русскими, кем они собственно и были наравне с белоРУСами и малоРОСами.  А вот малоРОСов было приказано величать украинцами.  По хотению власти и для убедительности с помощью товарища маузера.

Собственно от этого политического ляпа и происходит внезапное появление РУССКОЯЗЫЧНЫХ УКРАИНЦЕВ, каковых никогда до 1917 года не было и быть не могло.  По исходному и фундаментальному определению элементарных понятий в истории и этнографии.

 Большевиков в Кремле сегодня нет.  Так почему мы до сих пор следуем мифологии раннего большевистского периода в этой части?  Чтобы помогать бандеровцам утверждать, что на Украине больше половины населения украинцы?


Исторически малоросы, жившие разными частями территории и попеременно во времени под поляками и/или под русскими царями, выработали два языка.  Язык Гоголя-Пушкина – это киеворожденный современный русский язык.  Его разработали киевские филологи, и он начал своё победное шествие по Руси указами Петра Великого с подачи Феофана Прокоповича в 17 веке.  Этот язык более молодой по сравнению с современным украинским, который начал своё развитие среди малоросских холопов польской шляхты.  Полонизмы древнерусского языка привели к образованию Украинской речи, начиная примерно с 15-го столетия.  Всё таки Киев – мать городов русских – примерно три столетия был провинциальным центром польской государственности. 

Украинский язык был слабым и неёмким в терминах с учётом уровня развития его носителей вплоть до конца 19-го столетия.  Потом за него взялась группа интеллигентов и привела к сегодняшним стандартам достаточно искуственными методами.  Одно обсуждение допустимости трёх терминов для понятия «вертолёт» чего стоит  (гвинтокрил, вeртолiт и гелiкоптер).

Для определения конечного термина национальности УКРАИНЕЦ или РУССКИЙ надо либо следовать большевистским новшествам с запретом великоросов и малоросов, либо разумно обратиться к историческим корням триединого русского этноса.  И если без политически надуманных запретов и в согласии с историей, то украинцем будет украиноязычный малорос.  Самоназванием.

А русскоязычный малорос в чётном согласии со здравомыслием и логикой должен именоваться РУССКИМ.  В «сложном» случае, когда человек знает оба языка, надо определить, какой из них является ПЕРВЫМ и основным.

 Откуда же взяться в этой логике русскоязычному украинцу?  Глупость.


Посмотрите ещё тут.

http://otechestvo.org.ua/main/20088/0733.htm

 

Как следствие статистику народонаселения на Украине надо менять, коль скоро ОТКАЗАЛИСЬ от советских нелогичностей.

 Безусловно надо вспоминать и термин НовоРОССИЯ, что совсем не Новороссийск.  Надо вспоминать историю Южной России, носившей одно время название Донецко-Криворожской республики со столицей в Харькове.

http://slavic-europe.eu/index.php/comments/68-comments-sng/891-2014-02-11-15

Олег ЮРИН, Оксфорд, Великобритания.

 

 

Юрий Черепахин

Украинскость – не национальность, а умирающая идеологема

URL:  http://www.obretenie.info/txt/uri/ukr_naciya5.htm#1

2 мая 2014 года.



На территории Украины преступная верхушка США с помощью специальных политтехнологий стравила между собой две ветви единого русского народа: великороссов и малороссов. Вспыхнула гражданская война. Со всеми её неизбежными атрибутами. С ненавистью друг к другу, с уничтожением украинской и российской символик, с массовыми уличными побоищами, с боевыми действиями, с раненными и убитыми. О киевской хунте промолчим, с ней всё ясно – кучка нелюдей, по которым давно плачет военный трибунал. Хочется разобраться в другом – как два братских народа допустили между собой войну? Почему украинцы так возненавидели своих братьев – русских? Как остановить этот кровавый сценарий? Попробуем ответить на эти вопросы.

На мой взгляд, вся беда в том, что украинскость, как её понимают и ощущают многие украинцы, не есть национальность, а есть самая обыкновенная идеологема. Т.е. – определённой части населения (прежде всего – на Западе Украины) внушили некую идеологию, которую они приняли за свою родовую, генетическую данность. Эта идеология, как известно, построена на мифе об этнической самостоятельности украинского народа, отсутствии родовых связей с русским народом, и, главное, на вражде к русскому народу, на вечной борьбе с ним. Да, в разных областях Украины и в разных слоях населения эта идеологема принимает разные оттенки – от умеренных до ультраправых, но поскольку власть сегодня в Украине принадлежит последним, поэтому откровенная ультранационалистическая антирусская бандеровская идеология стала в стране доминирующей.

Поэтому надо сразу определиться в терминах. Есть этнические украинцы, а есть идеологические украинцы. Первых назовём малороссами, вторых – бандеровцами. И это вполне оправдано. Я знаю этнических русских, которые готовы воевать в одном строю с бандеровцами, я знаю этнических украинцев, которые готовы воевать против бандеровцев. На самом деле, совершенно не важно, кто есть твои родители по крови – русские или украинцы, не важно – на каком языке ты разговариваешь – на русском или на украинском, важно другое – принимаешь ли ты умом и сердцем эту националистическую идеологию или не принимаешь.

Я хочу сказать, что идеологическая составляющая в сегодняшнем украинском конфликте играет куда большую роль, чем национальная составляющая. Это чрезвычайно важно понять! Ибо нам наш враг внушает ровно противоположное: мол, внутренний конфликт идёт от традиционной вражды двух этносов – русского и украинского. На самом деле внутри страны воюют не русские с украинцами, а воюют носители двух разных идеологий: идеологии агрессии и идеологии защиты от агрессии; идеологии превосходства украинского этноса над русским и идеологии равенства двух родственных этносов.

И если принять такую мысль (а опровергнуть её очень сложно), то сразу становится понятно: почему могла произойти такая распря между родственными народами, и, самое главное, как найти путь преодоления этой распри. Ведь что такое идеология? И чем она отличается от природных, генетических факторов? Идеология – искусственное образование, а идеологическая зависимость, в отличие от генетической зависимости, хоть и трудно, но всё же преодолеваема. Главное, чтобы носитель этой идеологии понял искусственность своей «украинскости». А для этого его надо погрузить в определённую культурную среду на достаточно продолжительное время. Что такое «определённая культурная среда»? Это просто ЗДОРОВАЯ среда, где чёрное называют чёрным, а белое - белым. И более ничего.

Вот что нам, жителям Юго-Востока Украины, надо прежде всего создать – здоровую культурную среду. И противопоставить её той нездоровой, лживой, чудовищно-абсурдной среде, которую мы сегодня наблюдаем практически на всей территории Украины после военного переворота. И такая среда, по моим наблюдениям, не есть некая дальняя перспектива, она стала зарождаться с самых первых дней и часов народного восстания на Юго-Востоке (Русская Весна).

Ведь с чего началось это восстание? С называния вещей своими именами. Хунта была названа хунтой, бандиты – бандитами, нацизм – нацизмом, а сдача национальных интересов заокеанским хозяевам – циничным предательством. И не важно, что с нами пока не все согласны, главное, что мы, жители Новороссии, в большей своей массе увидели суть происходящего. Мы увидели всю степень опасности, исходящей из Киева и Вашингтона, и приняли необходимые (но быть может не достаточные) меры по защите если не всей Украины, то своих областей. А далее мы можем это видение донести до остальной части страны, упирая на тот факт, что не в «русскости» или «украинскости» дело, а в борьбе двух идеологий, одна из которых навязана нам из-за рубежа, и по сути является той бомбой, которая взорвала и разорвала нашу страну. Поэтому единственный путь выхода из создавшегося положения: нейтрализовать эту идеологическую чуму в головах части населения и прийти к единственно верной идеологии – сохранение жизни людей независимо от их этнической принадлежности и поиск путей их мирного сосуществования.

Мне могут возразить: о какой «культурной» среде может идти речь, если весь Юго-Восток напичкан вооружёнными людьми, захватывают здания, избивают людей, ведут военные операции и стреляют друг в друга? Но ведь не жители этих регионов всё это начали. Это всего лишь реакция на действия киевской хунты. Нам НАВЯЗАЛИ войну. А военные действия действительно трудно сравнить с «культурной жизнью». Но, тем не менее, это так. Я, как житель Донецка, прекрасно вижу, как быстро меняются люди. Меняются в лучшую сторону. Как люди из пассивных обывателей буквально за считанные дни превращаются в активных граждан, готовых жертвовать собой ради общего блага. Война – грязная вещь лишь для того, кто её развязал и поддержал, для защитника же своего дома война – священна и благородна.

Поэтому давайте называть вещи своими именами. Что такое Майдан? Это реализация заокеанского проекта по уничтожению страны. Что такое Русская Весна? Это стихийный процесс сохранения страны (или той её части, которую ещё можно спасти). Майдан сражался за идею, Антимайдан сражается за жизнь. Первые – обманутые и ослепшие, вторые – докопавшиеся до правды и прозревшие. Агрессия первых – преступна и разрушительна, ярость вторых – благородна и созидательна.

Меня иногда обвиняют в «однобокости» своей позиции, мол, и со стороны Майдана есть много хороших и честных людей, искренне стремящихся к лучшей жизни. Ни на миг в этом не сомневаюсь! Но что делают эти люди для сохранения мира и согласия в своей стране?

НИЧЕГО!

Более того, многие из них вооружаются и идут военным походом на русскоязычный Восток. По сути, они поддержали преступную власть в Киеве и объявили нам, жителям Юго-Востока, войну. А на войне, как известно, есть лишь два окопа. И если человек назвал меня врагом (титушкой, сеператистом, террористом, кремлёвским агентом) и выступил против меня (идеологически, психологически, физически), я вынужден дать ему адекватный ответ, даже если этот человек является моим братом. Разумеется, никогда нельзя терять надежды на то, что этот человек увидит своё заблуждение и прозреет – для чего и должна применяться эффективная гуманная сила – СИЛА СЛОВА. Но есть черта, за которой выбора у меня уже не остаётся и я вынужден врага назвать врагом и стать на защиту своих ценностей, своего дома, своей жизни.

В этой связи скажем об украинской символике. Что сегодня олицетворяет собой украинский государственный флаг? Государство Украина, её историческую землю, её исторический народ, или ту идеологию, которую сегодня претворяют в жизнь её власти? Казалось бы, первое. Однако…

Ещё месяц назад я был против того, чтобы снимали, а тем более жгли, украинские флаги. Но сегодня ситуация радикально поменялась. Нас, жителей Новороссии, стали вначале избивать, потом сажать в тюрьмы, а сейчас уже и убивать под этими флагами. И здесь начинают работать определённые психологические законы. О чём едёт речь? Вспомним фашистскую свастику. Ведь это древнейший славянский символ, несущий сакральные знания о Вселенной. Но Гитлер так постарался его испоганить, что этот знак ещё долго будет нести крайне негативный отпечаток для огромной части населения Русского Мира. Стараниями киевской хунты сегодня тоже самое происходит с символикой Украины. Флаг, герб, гимн – всё это стало ненавистным для большей части населения Юго-Востока. И здесь уже никакие рациональные объяснения не работают – это происходит на бессознательном уровне. Пусть, наконец, поймут этнические украинцы – здесь нет ненависти к малороссам (которых и на Юго-Востоке хватает), здесь нет ненависти к нашим общим родным землям, здесь есть ненависть к конкретным людям и конкретным силам, которые нас начали унижать и уничтожать.

Пусть жители Центра и Запада Украины, наконец, поймут: мы не сепаратисты, мы также за единую страну. Но чтобы её сохранить, надо не только кричать «За единую Украину», надо хоть что-то делать!!! А многие из вас делают всё возможное и невозможное, чтобы её раздробить и уничтожить. Вот в чём проблема.

Почему жители Юго-Востока сняли украинские флаги и подняли российские? Потому что хунта нам не оставила ни малейшего выбора. Либо мы погибнем от сил, которые на нас напали под украинскими стягами, либо нас спасут силы, несущие российские стяги. Третьего мы просто не видим. Третьего нам не дано. Да, Новороссия надолго похоронила для себя все эти атрибуты коричневой власти. Но это вовсе не значит, что Новороссия объявила «священную войну» малороссам – своим братьям. Нет. Она объявила войну тем, кто поднял на нас руку. И каждому жителю Украины решать – с кем ему быть, с кем воевать и что отстаивать.

Вернёмся к нашему вопросу об украинскости. Ещё раз подчеркнём. Украинскость – вопрос идеологии, а не национальной идентичности! Поэтому на Украине нет вражды по национальному признаку, а есть вражда по признаку идеологическому. Но если Майдан несёт деструктивную идеологему (агрессивное наступление за Восток), то Антимайдан – позитивную (справедливая защита от агрессивного Запада). Поэтому, только идеология Антимайдана (Русская Весна) может объединить народы Украины. Но для этого, как я уже говорил, надо создавать и укреплять культурную среду на Юго-Востоке и осуществлять культурную экспансию на Центр и Запад. Нам надо изначально понять, что украинец (малоросс) не враг русскому (великороссу), а родственник – генетически, исторически, культурно. Даже на Галичине, я это знаю, есть не мало людей, у которых так и не прижилась агрессивная антирусская идеология. А уж о центральных областях мы промолчим. Просто сегодня спецоперация Запада по возрождению антиросийского галицинского проекта набрала максимальную силу. Война между Западным англосаксонским Миром и Русским Миром вошла в острейшую фазу. Антирусская пропаганда, тиражируемая всеми украинскими СМИ, в последние месяцы набрала колоссальный размах! Но как только киевская хунта и их западные покровители получат по зубам (а для этого существуют все объективные предпосылки), антирусский галицинский проект будет стремительно терять свою привлекательность. Тем более – на фоне деструктивных процессов, которые неизбежно будут происходить (и уже происходят) в центральной и западной Украине: углубление пропасти между олигархическими властями и народом, обострение противостояния между различными вооружёнными групп-формированиями, стремительное нищание населения, внедрение в её среде сомнительных европейских «ценностей».

В этой связи набирает огромную важность планируемый региональный референдум 11 мая. В чем я вижу его смысл? На народных стихийных сходках были провозглашены Донецкая и Луганская Народные Республики, как единственный выход из создавшейся критической, трагической ситуации. Есть соответствующие акты. Теперь эти акты надо «утвердить». Утвердить эти акты может только единственный легитимный носитель власти – народ. И если основная часть населения этих областей проголосует «за», то данные акты примут легитимный статус, а республики станут легитимны де-юре. Это даёт юридические основания для создания региональных властей, которые возьмут на себя всё бремя управления республиками, в том числе в экономической, внешнеполитической, военной, гуманитарной и культурной сферах. Проще говоря, это и означает восстановление тесных связей с Россией и предотвращение гуманитарной катастрофы, к которой так упорно толкают страну нынешние киевские власти.

Как звучит вопрос референдума? В ДНР он таков: "Поддерживаете ли Вы акт о государственной самостоятельности Донецкой народной республики?". Считаю, что вопрос сформулирован очень правильно. Вначале – легитимизация республики, потом – формирование легитимных республиканских властей и государственных институтов, а уж потом – заключение соглашений с Москвой, Киевом, Брюсселем, Вашингтоном и пр. И не важно, что официальный Запад, вместе с Киевом, нас не признает – главное, чтобы нас признала Россия. А это гарантированно. Иначе говоря, Донбасс для начала должен «стать Крымом» (в юридическом смысле) - обрести элементы государственного управления и выступить в мировом политическом поле как субъект, а потом – договариваться с другими субъектами.

Что означает этот референдум для киевских властей? Смерть. Пока - политическую. Что означает этот референдум для жителей Запада и Центра Украины? Возможность выжить: возможность в дальнейшем уйти от американской и европейской кабалы; возможность в дальнейшем воссоздать Украину, но только уже не как антироссийский и антирусский проект, а как историческую общность многонационального русского, славянского народа, под общем названием МАЛАЯ РУСЬ.

Поэтому, я обращаюсь к жителям западной и центральной Украины.

Братья, не называйте нас сеператистами и врагами Украины! Не убивайте нас и не мешайте нам проводить референдум! Сделайте так, чтобы, наоборот, мы его поскорей провели и запустили механизм очищения Украины от коричневой чумы: от Луганска, Донецка, Одессы – до Киева, Львова, Ужгорода. Сила наша в единстве двух братских народов против единого врага, который нас стравил и хочет нас уничтожить. Направим дула автоматов не против друг друга, а против киевской хунты и их американских хозяев!!!

Юрий Черепахин. 02.05.2014.

 

 Тайна происхождения «украинского народа»

Материалы собраны коллективом редакции РД Таврии и Севастополя

URL: http://русскоедвижение.рф/index.php/history/52-articles/4376---l-r

5 февраля 2012 года. 



Украинский вопрос – один из самых больных в современном Русском мире. Но, к сожалению, не все современные русские патриоты понимают тот факт, что «украинцы»(или малороссы) – это те же русские. Присвоение им иного названия явление абсолютно искусственное, созданное внешними и внутренними врагами Руси-Русской цивилизации, которые ведут многовековую борьбу по расчленению и уничтожению Русского народа, суперэтноса русов.

Ещё на рубеже XIX-XX столетий понятие «русский» означало принадлежность проживавших в трёх областях Российской империи восточных славян – великорусских губерниях, Малой России и Белой Руси. Но говорить о том, что в трёх частях Руси-России проживали три отдельных народа, не приходится – не было в природе «трёх ветвей» Русского народа, есть один народ, проживающий в трёх исторических областях. Территории Малой, Великой и Белой Руси никогда не несли национального, этнического содержания. Это всё территории, населённые русами, Русским народом, которые в период феодальной раздробленности и развала единого Русского государства(обозначаемого абсолютно искусственным названием – Киевская Русь), оказались частью оккупированы соседями, а частью в вассальной зависимости от Золотой Орды.

В письменных источниках и народной памяти нет упоминаний о Великой, Малой, Белой Руси ранее XIV столетия. Они появляются с XIV столетия, не неся национального значения за пределами Русских земель и долго были не известны простому народу в Константинополе. Константинопольский патриархат, управлявший русской церковью, раньше называл Русские земли словами «Русь», или Россиа(я)», но ситуация изменилась, когда значительные территории на западе и юго-западе Руси были захвачены Литвой и Польшей. В Константинополе, чтобы отличить Галицию, захваченную западными соседями Руси, от остальной Руси, которую назвали «Великой» (учитывая величину территорий), стали называть ее(Галицию) – «Малой Русью», «Малой Россией». Затем в «Малую Россию» включили ещё ряд южнорусских земель. Так, Киев первоначально относился к «Великой Руси», и только с 1362 года, когда его захватил великий князь литовский Ольгерд, город вошёл в состав «Малой Руси». Интересно и название Литвы того времени – Великое княжество Литовское и Русское, речи в документах об «украинском» или «белорусском» народах нет. Везде говорится о русском народе, вплоть до 1697 года правительство Великого княжества Литовского и Русского использовало в официальных документах русский язык. А население людей в восточной и западной России продолжало называть себя русскими, а свою землю Россией, Русью.

Из Византии эти понятия проникли в польские, литовские и русские документы. Но и там не знали национальных различий, народ был один, просто проживал на территориях под разной юрисдикцией. Когда при царе Алексее Михайловиче большая часть земель была объединена, а русский царь стал называться «всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцем», это выражало тот факт, что был объединен весь Русский народ, проживавший на землях Древнерусского государства. И только в XIX столетии в среде интеллигенции стали «населять» эти три территории разными народами. Простой народ об этом даже и не знал. Простые люди называли себя, как и во времена Руси Рюрика-Святослава – русскими и в Малой, Белой и Великой России.

Эта идея была разработана Ватиканом и воплощалась в жизнь через Польшу, а также частью русской интеллигенции, которая была сторонницей «революционных изменений», либерализма. В XIX столетии была сформирована прослойка «украинской» интеллигенции – её сутью стал сепаратизм и революционность. Одновременно в России насаждался такой же искусственный термин – «великорус». Стали акцентировать внимание на областных различиях в быте, обычаях, диалектах единого языка.

Но самый страшный удар по единству Русского народа нанесли революционеры после 1917 года. Именно тогда была оглашена официальная концепция о «трёх братских народах», созданы три отдельных народа. «Белорусы» и «малороссы» превращены в новые нации – белорусов и украинцев. Русский народ на небольшой исторический промежуток времени в численности сократили более чем на треть – создав искусственные этносы, национальные химеры. А русскими остались только бывшие великороссы».

Советские историки быстро подвели базу под политическую концепцию: так, согласно Малой советской энциклопедии(1960 г.), Ростово-Суздальская земля, а затем Московское княжество стали политическими и культурными центрами великорусской(русской) народности, которая сложилась в XIV-XV столетиях. Таким образом, история Древнерусского государства(т. н. Киевской Руси) осталась за пределами русской истории. Её населили мифическими «восточными славянами», от которых якобы и произошли «три братских народа» – украинский, белорусский и русский. Причём в СССР двум «народам» дали свою государственность, которую также искусственно создали, а русским, оставшимся на территории РСФСР и составлявшим до 90% её населения, этого права не дали. Затем каждому народу выделили по суверенному «бантустану», а русских вычеркнули даже из паспортов, объявив в РФ о создании нового мифического народа – «россиян». Русских, оставшихся за границами РФ, обозвали «русскоязычными».

Исторические источники за Русь и русский народ

Если проанализировать исторические источники Руси, Византии, арабских, персидских и иных авторов, то видно, что в них упоминаются «Русская земля», «Русь», «русские князья», «русский закон», «Русская Правда», «русский род», «русин» (отдельный русский человек), «русские», «суда русов», «Русь». Но нигде нет народа «укров», «украинцев», «малороссов», «белорусов», государств «Украина» или «Белоруссия».


Всего несколько примеров: летопись сообщает о походе русских на Царьград-Константинополь (907 год) – «много зла творяху русь греком»; в договоре великого князя Руси Олега Вещего с Византией от 911 года говорится о «русских князях», «русском законе», «русском роде», «русской земле»; восточный историк Масуди сообщил о походе русских на Каспийское побережье в 910-е годы – «Суда русов разбрелись по морю и совершили нападение на Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун». В 944 году великий князь Руси Игорь заключает договор с Византией, в нем есть слова: «русская земля», «русские князья», «русин», «русские», «Русь». В летописи Гильдезгеймской (около 960 года) сказано: «К королю Оттону пришли послы Русского народа». Великий князь Святослав представляется в Болгарии императору ромеев: «Аз Святослав, князь Русский… и иже суть под мною Русь». Перед решающей битвой Святослав обращается к своим воинам: «Не посрамим земли Руссике». В «Поучении» Владимира Мономаха сказано: «Аз, нареченный в крещении Василий, русським именем Володимер». Галицкий князь Роман Мстиславович назван в Волынской летописи великим и «самодержцем всея Руси». Папа Иннокентий IV в своей грамоте от 1246 года принимает под своё покровительство князя Даниила Галицкого «короля Русии», все остальные грамоты Ватикана Даниилу содержат слово «Русь». Чёрное море тогда называли «Русским морем».

И таких сообщений можно привести массу, все они, как русские, так и иностранные, в течении 5-ти столетий в качестве этнонимов, названия государства, используют слова: «Русская земля», «Русь», «русские», «русы», «росы», «русский род», «русский народ». Два основных ключевых слова – «Русь» и «Русский». Именно так самоопределяли себя наши пращуры в то время. Они не называли себя «малороссами», «украинцами», «белорусами», «великороссами», «восточными славянами», «южнорусской» или «северорусской» народностями. Все эти термины – изобретения последних двух столетий и не имеют никакого права на внедрение задним числом в более ранние эпохи. Русский народ, русы изначально самоопределял свою принадлежность к Руси и не делил себя ни на какие «ветви». Житель Киева, Минска, Новгорода, Ростова – все они были русскими и жили на Русской земле. Лишь позднее слово Русь, Русская земля, было вытеснено греческим эквивалентом – «Россия».

Термин «Украина» если и встречается в исторических источниках, то только как слово обозначающее «граница», «окраина», «приграничная область». Вот, например, летописное сообщение о возвращении князем Даниилом Галицким пограничных с Польшей русских градов от 1213 года: «Даниил еха с братом и прия Берестий, и Угровеск, и Столпье, Комов и всю украину» (т. е. речь идёт о окраине Галицко-Волынской земли). Или еще один пример, уже с северо-западных русских украин-окраин: «И пришед тайно, и взяша с украины неколико псковских сёл».

Оккупация привела к созданию народности «украинцев»?

По мнению ряда историков, после оккупации западных и южнорусских земель поляками, литовцами, венграми там началось сложение народностей – «украинцев», «белорусов», «русинов». Так, например, считал В. Кожинов: «Именно поэтому и именно за это долгое время в южной Руси сложился самостоятельный народ со своим языком и культурой – украинский». Но явно неправда – где и когда оккупация одного народа другим приводила к созданию третьего народа?! Таких примеров этногенеза просто нет!

Везде длительная, столетие за столетием, оккупация ведёт к этнической деградации покорённого народа, утрате им национального самосознания, традиций, культуры, языка. А в итоге приводит к полному исчезновению и полной ассимиляции народа. Иногда остаются небольшие группы-анклавы, сохранившие часть культуры, но полностью исключенные из исторического процесса, не способные к развитию. Так, от русов центральной Европы практически ничего не осталось – они были полностью германизированы, онемечены. Жалкие остатки былого величия – лужицкие сербы, кашубы.

История юго-западной Руси XIV-XVI столетий вполне вписывается в эту картину: создано униатство, русский язык искажён полонизмами –всё более превращаясь в «мову», русское образование, обычаи и традиции сильно потеснены польскими. Всё это результаты сознательного курса Ватикана и Польши на денационализацию Русского народа. В XVII столетии этот процесс зашёл уже довольно далеко, особенно в среде «элиты» Малой России. Большинство знатных родов Южной Руси стали «поляками», женились на польках, говорили по-польски, приняли католицизм, дети учились в польских учебных заведениях. Решающим фактором ассимиляции становилась смена веры – переход в католическую конфессию, что приводило к ценностной переориентации на Западную цивилизацию, к решительному разрыву с Русской цивилизацией.

Но практически полная ассимиляция «элиты» не привела к ассимиляции простого народа, слишком много русских было на этих территориях, не было современных средств «промывания мозгов». Они по-прежнему считали себя русскими, хотя потери в культуре и языке также были сильными. Но в целом они сохранили Русскость – веру, язык, традиции. Это и определило победоносность национально-освободительной войны 1648-1654 годов под предводительством Богдана Хмельницкого, решения Переяславской Рады о воссоединении единого народа. Да и сам Богдан Хмельницкий, говоря о войне с поляками: «хотящими искоренити Церковь Божию, дабы и имя Русское не помянулось в земле нашей», предельно ясно выразил высшее понимание этой войны – борьбы русского народа за свою независимость, войну против оккупантов. И воевали против поляков не некие мифические «украинцы», а реальные русские люди, бились за будущее единой Руси, Русской земли.
Русские люди должны ясно осознавать факт того, что есть единый Русский народ, расчленённый в настоящее время на три «независимых государства». «Украинская история» – это миф, как и «украинский народ», созданный усилиями Ватикана, Польши, Австро-Венгрии, внутренними врагами – либеральной, революционной интеллигенцией XIX-XX столетий. Закрепленный искусственно созданными революционерами-интернационалистами Украинской, Белорусской ССР, РСФСР, всей мощью советской и россиянской идеологии. В настоящее время эти процессы продолжаются – расчленённый единый Русский народ (русов) продолжают обманывать и стравливают между собой, продолжая древние традиции политики «разделяй и властвуй». Ведь воссоединение русских-русов Малой и Великой России, Белой Руси привело бы к восстановлению древней державы – Руси, крушению вражеской паутины, которую плели столетиями.

О появлении "украинского языка"

Один из аргументов у сторонников существования самостоятельного народа «украинцев» - это возникновение малороссийской «мовы» (укр. «язык, речь», с праславян. «гомон», старослав. «шум, сетование»), что якобы даёт железную уверенность о появлении «украинцев» в землях Южной Руси. Рубеж появления относится примерно к XIV-XV векам.

Но если рассматривать вопрос без «очков» советской исторической школы (да и «украинской историографии»), можно понять, что этот аргумент ошибочен. Так, в СССР историки разрабатывали свои концепции в условиях жестко контролируемой официальной схемы истории Руси-России-СССР. Согласно ей, территорию т. н. Киевской Руси (название условное, данное по столице, сами жители этой державы свою страну так не называли – они её называли «Русь», «Русская земля») населяли не русские-русы, а некие «восточные славяне», из коих и выводили «три братских народа» - русский, украинский и белорусский.

Причём эту абсолютно ложную историческую схему подкрепили и политическими действиями. В паспортах зафиксировали национальность «украинец», создали отдельную «украинскую» ССР, закрепили за диалектной разновидностью единого русского языка официальный статус не только на территориях Малой России, но и в Новороссии, Крыму, Донбассе, Черниговщине, т. н. Слободской Украине, в тех областях, где мова не имела широкого распространения. Таким образом, у русских отняли Древнерусское государство, передав его мифическому народу «восточных славян», хотя в исторических источниках видно, что они себя называли «русы», «русский род», своих князей – «русскими князьями», свою землю – «Русской землей». Да и в византийских источниках есть их самоназвание – «росы», греческий вариант «русов». Таким образом, «профессиональные революционеры» заложили под знание русской государственности страшную «мину» - на государственном уровне был утверждён официальный статус УССР, «украинского языка», народа «украинцев», одним махом из Русского народа вырезали огромную его часть. Причём самостийники получили не только эти «подарки», они ещё получили огромные области, которые произвольно включили в «украинскую республику».
...
Хотя если изучить историю Руси средних веков, то видно: не будь западные, южные русские земли оккупированы литовцами, поляками, венграми не было бы «украинского народа» и «украинского языка». Это отметил и исследователь А. Железный: «Не будь польского господства, не было бы сейчас никакого украинского языка». Этот вывод можно сделать по тому факту, что главное отличие «мовы» от русского языка – это огромное число полонизмов, слов, заимствованных из польского языка. Поэтому можно сделать вывод, что «украинский язык» - это русско-польский диалект. И время начала возникновения этого диалекта совпадает с оккупацией юго-западных, западных русских земель литовцами и поляками. Русы, оказавшиеся во владениях Венгрии, Польши, Литвы (а затем Речи Посполитой – объединения Литвы и Польши), попали под сильнейшее политическое, хозяйственное, культурное, религиозное, языковое давление захватчиков. Начался процесс скрещивания местного русского и польского.

Согласно одному из законов языкознания, при скрещивании двух языков никогда не образуется новый язык, а только некий средний. Всегда в итоге побеждает один язык. Поэтому по своей лексике «мова» постепенно стала превращаться в диалект польского языка. И только возвращение этих земель в состав Русского государства остановило этот процесс уже почти на полпути, когда русский язык в Южной Руси уже сильно ополячился, но ещё не успел стать полностью польским. Эту цену пришлось заплатить русским, попавшим под власть западных государств после развала единого древнерусского государства. Ликвидация иностранной оккупации Южной Руси положила и конец развитию «мовы».

После 1654 года – года воссоединения большей части южной и северной Руси (хотя и не всех земель – оставшиеся территории будут возвращены после разделов Речи Посполитой в 18 столетии), после прекращения давления польской власти начался обратный процесс, общерусский литературный язык постепенно вытеснял полонизмы. В процессе создания общерусского литературного языка большую роль сыграли выходцы из Малой России – Епифаний Славинецкий, Мелетий Смотрицкий, Семион Полоцкий, Арсений Сатановский, Феофан Прокопович и другие, они полностью игнорировали «мову» как явление искусственное, не имеющее самостоятельного значения.

Четыре волны «украинизации»

И это после четырёх волн «украинизации» Малой (Южной) Руси: 1-я началась после Февральской революции 1917 года, но марионеточные «украинские» режимы - Рада, Гетманщина, Директория - были ограничены во времени, средствах, чтобы организовать широкомасштабное наступление против русского языка и культуры. Поэтому всё закончилось изданием деклараций, сменой вывесок в магазинах и учреждениях городов, где им удалось захватить власть.

2-я волна была более мощной, «профессиональные революционеры», большевики превратили малоросские губернии в «Украинскую Советскую Социалистическую республику» (УССР), дело «украинизации» пошло лучше – существовали даже «тройки по украинизации», сотни комиссий для этого же дела. Переводились на мову документы, вывески, газеты, журналы, даже разговаривать в госучреждениях по-русски запретили. Применялось запугивание, административный террор. Этот разгул русофобии и «украинизации» дал свои плоды, всего один пример: в русском городе Мариуполе к 1932 году не осталось ни одного русского класса. Эта вакханалия длилась до знаменитого 1937 года, когда наиболее оголтелые «украинизаторы» были отправлены в концлагеря, оказавшись в числе «врагов народа». После этого, хоть «украинизацию» и не отменили, она перешла в более спокойное русло.

Третья волна «украинизации» пришла с полчищами Гитлера. Немецкие оккупационные власти возродили самые смелые проекты «украинизаторов». Немцы закрыли все русские газеты, вместо них стали печатать только украинские, в местной администрации признавалась только «мова», людей, говоривших только на русском, изгоняли. Все подобные мероприятия осуществлялись на финансы Третьего рейха и при полной поддержке немецких специалистов. Гитлеру надо было любой ценой уменьшить число русских, чтобы максимально ослабить его возможности для сопротивления оккупантам. Фактически это была форма «мягкого» геноцида Русского народа: чем больше «украинцев» - тем меньше русских.

В Берлине отлично помнили уроки Бисмарка:

«Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах Русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, … соединятся с друг другом, как частицы разрезанного кусочка ртути».

Поэтому надо было не просто нанести России военное поражение, но и расчленить единый Русский народ, заставить его части враждовать друг с другом. Но Красная Армия положила конец мечтам самостийщиков о украинской «банановой» республике под протекторатом Третьего рейха.

Ещё одну волну «украинизации» попробовали запустить после гибели Сталина – при Хрущеве, но уже при Брежневе процесс заглох. А без государственной поддержке он был обречён на естественную смерть.

Четвёртую волну запустили после развала СССР, с созданием незалежной, самостийной Украины. К чему она привела?

Малая Русь в нестоящее время в очень тяжелом положении – возможность развала на две-три части (Запад, Юго-Восток и, возможно, Крым), территориальные претензии соседей, стремительное вымирание населения из-за социально-экономического геноцида, междоусобная грызня в украинской политической элите, деградация народного хозяйства, почти полная утрата вооруженными силами способности обеспечить национальную безопасность страны.

Вывод: власть «украинской» элиты и «украинизация» Малой России в итоге её и погубят.

Мы же должны помнить – нет никакой отдельной «украинской истории», «украинского народа», «украинского языка», всё это выдумки врагов Руси, от Ватикана, Польши, Австро-Венгрии, германских оккупационных властей в годы Первой и Второй мировой войн, нынешних прозападных элит, с целью раздробить Единый Русский народ, ослабить его.

Миф о седой древности истории украинцев

К сожалению, современная украинская история построена большей частью на новых мифах, которые были созданы, что усилить различия между частями единого русского народа. Современных украинских историков и политиков ничему не научил крах советской государственности и идеологии, которые во многом также были основаны на мифах марксизма-ленинизма. И с азартом строят свои – в основном националистические мифы на поле истории Украины. Один из самых главных, наряду с мифом о советской оккупации, это миф о седой древности украинской истории.

Миф о древней истории Украины

Относительно периода до создания древнерусского государства или т. н. Киевской Руси (сами жители этого государства называли её просто «Русская земля», «Русьская земля»), многие украинские националистически настроенные (или отрабатывающие заказ новой элиты) историки развивают теорию «автохтоности» Михаила Грушевского. Суть её в том, что далёкие предки современных украинцев жили на территории нынешнего государства Украина еще со времен неолита, то есть новокаменного века, последней стадии каменного века.

Главная цель этой политизированной теории - найти коренные отличия между «украинцами» и русскими уже на стадии первобытно-общинного строя. Основной метод в достижении поставленной цели - желание «замкнуть» первобытные племена индоевропейцев, протоиндоевропейцев в рамки территории, на которых впоследствии сформировалась древнерусская государственность, которую соответственно приписывают «украинцам». Эти горе-историки стараются максимально раздвинуть временные рамки существования украинского народа, доказать его «первородство» в отношении русского народа.

В принципе ничего удивительного в этих попытках нет – политический заказ есть, да и национализма характерно стремление доказать «особенность» и «превосходство» своего народа, удревнить его историю. В частности такие работы можно обнаружить в среде марийской или чувашской интеллигенции. Правда, обычно и народ присутствует, а тут ситуация более сложная – «украинский народ» фактически создали в СССР введя в графу паспорта национальность «украинец» и создав основы государственности –Украинскую ССР. До этого присутствовало понимание того факта, что есть единый русский народ, и исторические области его расселения – Малая (Южная) Русь, Белая Русь, Великая Россия, Новороссия.

Причём у некоторых укронационалистов настолько сносит «крышу» на этом фоне, что они выдают нечто труднокомментируемое, как например: украинский политолог, президент Института трансформации общества Олег Соскин. Он сообщил буквально следующее: «Московиты украли у украинского народа язык, православную веру, название страны, а сейчас пришло время это все нам вернуть». Дальше последовала детализация темы, согласно Соскину не надо «путать московско-кремлевскую оккупацию Украины с русским вопросом». Российская Федерация – это государство химера, нынешняя Московия. «Бандит» Петр Первый «украл у Украины ее генетическое название "Русь", назвав свою империю латинскими буквами RUSSIA», а финно-угорцы (это он так называет русских) переделали её в «Россию». В настоящее же время пора Украине вернуть украденное, а русские «должны возвратиться к своему финно-угорскому, тюркскому фундаменту».

По мнению этого политолога: современные украинцы – это истинные потомки древнерусского населения, истинная форма русского славянского этноса, а «Российская Федерация - то искусственное образование, которое должно распасться на природные финно-угорские, тюркские национальные государства». После распада РФ Украина должна получить такие «органические территории», как Краснодарский край, Брянскую, Воронежскую, Курскую, Белгородскую области. После этого будет создано «мощнейшее государство Русь-Украина».
...
Таким образом, мы видим, как в современном мире идут процессы стравливания двух расчленённых частей единого русского суперэтноса.

Русские и украинцы — один народ?

Тему статьи мне подсказала дискуссия, порожденная заявлениями некоторых российских официальных лиц о том, что русские и украинцы – один народ.

С данным утверждением не согласились многие. Проявилось это несогласие и в газете «2000». Главный редактор издания Сергей Кичигин во время интервью с председателем Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной думы РФ Алексеем Островским поинтересовался мнением собеседника по указанному вопросу. И получил ответ: «Русские – это русские, а украинцы – это украинцы. Это два разных народа».

Нужно признать: точка зрения, высказанная г-ном Островским, сегодня доминирует в обществе. Такого же взгляда придерживаются большинство людей как в Украине, так и в России. Именно поэтому хотелось бы напомнить читателям о некоторых исторических фактах, ныне замалчиваемых, забытых или просто малоизвестных.
...
Вплоть до начала ХХ в. отечественные и зарубежные этнографы, историки, филологи, специалисты по этнической психологии практически единодушно отмечали: малорусы и великорусы – единая нация, различий между ними гораздо меньше, чем, например, между немцами Верхней и Нижней Германии или итальянцами Северной и Южной Италии.

Иное утверждали лишь ярые враги Руси, стремившиеся к ослаблению русской нации путем ее расчленения. Из этих деятелей наиболее четко и откровенно высказался польский публицист Влодзимеж Бончковский. Он призывал всеми силами внушать коренному населению Украины, что оно не русское. «Для чего и почему? – риторически восклицал Бончковский и пояснял: – Потому, чтобы на востоке не иметь дела с 90 млн. великороссов плюс 40 млн. малороссов, неразделенных между собой, единых национально».

Но это была не наука. Это была политика. Причем политика, продиктованная ненавистью к Украине. И еще одно. Признание национального единства великорусов и малорусов (русских и украинцев) вовсе не обязательно должно ставить под сомнение логику существования независимой Украины (этого сегодня остерегаются многие). Сосуществуют же Германия и Австрия, две независимые страны, населенные одной немецкой нацией. Сосуществуют Греция и Кипр. Подобные примеры можно найти и за пределами Европы. Целесообразность существования самостоятельных государств – вопрос политический. Но не политикой единой жив человек.

В заключение приведу цитату из монографии выдающегося чешского славяноведа Любора Нидерле. Монография вышла в 1924 г. Ее автор наблюдал гибель Российской империи, распад великого государства и все усиливающиеся попытки разъединить великорусов и малорусов, натравить их друг на друга. Как видим, аналогия с современностью напрашивается сама собой. И нет ничего удивительного, что слова ученого с мировым именем кажутся написанными совсем недавно: «И Белоруссия, и Украина, и Великороссия – даже если каждая из них получит свою политическую самостоятельность, все же останутся частями единого народа… Слишком много общего еще и до сих пор связывает части русского народа между собой. И тот грешит против себя и славянства, кто насильно разбивает то, что сковали века».

Над этим стоит задуматься.


***
То, что среди многих чиновников Российской Федерации, Украины и Белоруссии есть как бы единогласие о том, что русское население России, украинцы и белорусы – разные народы, не секрет. Это их мнение, которое противоречит и здравому смыслу и объективным данным истории, филологии и генетики, никак по другому не объяснить как политической конъюнктурой. Сначала большевики, чтобы ослабить единый русский народ, искусственно разделили три его ветви на отдельные «социалистические нации». А после искусственного развала СССР последователи большевиков, назвавшиеся «либерал-демократами», продолжили работу по ментальному разъединению Русского Мира. Видимо это как-то выгодно отдельным политикам в России, на Украины и в Белоруссии. Но выгодно ли это народу? Да, в сознание большинства уже создана установка, что русские, белорусы и украинцы – разные народы. Но это все наносное и пропагандистское, а не на уровне мировосприятия, и все это легко смывается из головы если людям донести правду.

«ЯД антирусскости» на Украине


Лженаука для лжеученых

"Так как цель украинства негативна, именно
разбитие единой национальной культуры
русских племен, то я не считаю его
культурным движением, я считаю его
противным культуре, и уже по этим
причинам не являюсь сторонником
украинства".


Из последнего слова депутата
Австрийского парламента и Галицийского сейма Д.А.Маркова

История имела бы все шансы стать точной наукой, если бы в процессе развития общества не была предметом манипуляций. Но, увы! Точной наукой сегодня ее не назовешь. Проблема вся в том что историй у нас ровно столько, сколько выгод от ее переписывания. Вот и пишут — кто во что горазд, в погоне за сиюминутной политической, или какой-либо другой выгодой, не задумываясь о последствиях. Этот потребительский подход был известен еще с давних пор и обращал на себя внимание мыслителей различных эпох. Происходит это так: в каком-то воспаленном мозгу возникает идея, абсолютно схоластическая, не подкрепленная фактами и доказательной базой. Потом она, как предположение, подхватывается в узких кругах, где обогащается еще большими домыслами и мифами, а через какое-то время выдается уже за чистую правду и уже под нее подстраивается настоящая действительность и формируется историческая судьба огромной массы живых людей.

Ярчайшим из таких примеров является короткая история страны, вопреки всему продолжающей свое странное существование - Украины. И парадокс заключается в том, что с одной стороны можно сколько угодно долго приводить примеры, что в глубине времен, до второй половины ХIХ века никогда не существовало ни такого народа, украинцы, ни такой земли, территориально-географического понятия Украина. То есть украины были, но в славянском мире украинами с ударением на первый слог называли некую пограничную территорию, предел, рубеж, за которым начиналась иная территория. А это, согласитесь, очень разные вещи. А с другой стороны, реальная Украина и реальные украинцы - не вымысел, а абсолютно реальная действительность! И действительность эта своеобразна: Украина и украинцы есть, а вот будущего - нет! Не потому что кто-то мешает и не дает, а потому что, по определению, неоткуда ему, будущему быть! И возникает естественное сомнение: что-то здесь не так...

В исторических документах мы нигде не встретим Украины, есть Русь, везде одна только Русь! Русь как единое территориально-географическое понятие, русичи, русские, русины - как единый этнос. Да, Русь многообразна - Русь Черная, Русь Белая, Русь Великая и Русь Малая. Как видим, названий много, а значение одно. И значение это - единство! Единство духовное, культурологическое, ментальное, формировавшееся веками. Но что такое единство для лженауки? Поэтому мы и имеем несчастье видеть, что Русь Малая, как называли ее в древности во всех европейских документах- Russiae Minorum (лат.) переименовывается в Украину и наделяется совершенно другой исторической судьбой. А ведь Русь Малая (minorum), это не значит уничижительно-уменьшительно, а совсем наоборот! Малая - это значит изначальная, первоисточник, родник, материнское лоно, давшее жизнь священному, сакральному понятию Русь, Россия. Как же все это может быть Украиной? Ведь если кто-нибудь вдруг вздумает назвать нашу планету Марсом, это совсем не значит, что мы вдруг все станем марсианами! А мы позволили обозвать нашу колыбель неведомо что значащим словом и ждем с нетерпением, что будет нам счастье? Это все равно что поменять свое гордое имя на какую-нибудь кликуху и под этой личиной бегать за денежным переводом и искренне удивляться, почему это вам его не выдают...

Русь великая, многообразная переживала различные времена, эпохи взлетов и падений, разногласий, смуты и борьбы и конечно же торжества побед. Но, как бы не был сложен ее путь, она всегда и везде была ведома единой духовной - православной и русской языковой традицией. И после того, как многократные попытки подчинить Русь при помощи рыцарского меча заканчивались неудачами, нашим недругам стало очевидно, что силой тут ничего не добиться, необходимы другие методы. И надо сказать, что исторически так сложилось, что в ХIХ веке Черная Русь - Галиция оставалась под культурным влиянием Польши, той части Польши, которая была позже оккупирована Австро-Венгрией. Но всё это время казалось бы оторванная от своего материнского русского этноса часть не теряла духовной и культурной связи с ним.

После провала польского восстания 1863 года, а Польша, ее большая часть, тогда находилась в составе Российской империи, антирусские настроения были настолько реакционными, что в их бурный поток попали представители галицийской русской молодежи и интеллигенции. Так была практически из пальца высосана маргинальная идея про украинский народ, якобы ничего общего не имеющим с русским народом. Идея оказалась столь живучей, что за кратчайший срок превратилась в бурное течение, водоворот которого втянул огромные интеллектуальные силы, которые при наличии достаточного финансирования со стороны Польши, а потом и Австро-Венгрии, ударными темпами состряпали украинский язык.

Его задача была проявить исключительное отличие от русского языка, поэтому намеренно была изменена орфография малорусского диалекта русского языка до неузнаваемости, он был заведомо еще больше сдобрен полонизмами, словами других европейских языков, или просто придуманными самым невообразимым образом. Дошло до того, что была такая мысль - перевести новояз на латинское правописание, и спасло народ от такого шага только возмущение народных масс. Параллельно и так же быстро создавалась культура, переписывалась история, даже в духовной сфере оказывалось ожесточенное давление - народу вероломно навязывалась так называемая Униатская церковь, НИЧЕГО ОБЩЕГО с Православием не имеющая.

Материалы собраны коллективом редакции РД Таврии и Севастополя
 

 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Автор: Гость
Дата: 9.11.2015 16:56
Тайны славянской истории.
Знаковые фигуры исторического прошлого.
Знаем ли мы имена истинных героев?
Кто написал сегодняшнюю историю славянства и Украины?

Статья для заинтересованных
"Тайны истории Украины" -
http://secrethistory.su/1435-tayny-istorii-ukrainy.html
Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна