Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Критика сочинений доктора исторических наук Андрея Зубова. Сборник статей. 1. Михаил Фролов. Осторожно: Отечественная. Рецензия на главы книги «История России. ХХ век: 1939-2007» (ответственный редактор А.Б. Зубов). Часть I. Статья № 2: Максим Рубченко. История с юриспруденцией.

6.04.2014 23:38      Просмотров: 2925      Комментариев: 0      Категория: Российское государство

Критика сочинений доктора исторических наук Андрея Зубова

Сборник статей

 

 

Статья 1

Михаил  Фролов

Осторожно: Отечественная

Рецензия на главы книги «История России. ХХ век: 1939-2007» (ответственный редактор А.Б.Зубов). Часть I

Источник информации -  Русская народная линия. URL:  http://ruskline.ru/analitika/2010/05/06/ostorozhno_otechestvennaya  .

6 мая 2010 года.



Предлагаем читателям первый материал из серии статей доктора исторических наук, профессора СПбГУ, ветерана Великой Отечественной Войны Михаила Ивановича Фролова, посвященную фальсификации истории Второй Мировой Войны в учебнике под редакцией А.Б. Зубова «История России. ХХ век: 1939-2007». М.: Астрель, 2009.


            Исторический труд, претендующий на научное изложение и оценки событий, должен опираться на признанную большинством отечественных историков теоретическую и методологическую основы. К ним относятся, во-первых, диалектическое понимание исторического развития, т.е. рассмотрение событий и фактов не через призму одномерного подхода, ведущего осознанно или неосознанно к субъективизму, а в их диалектической противоречивости, при опоре на всю совокупность фактов.

            Во-вторых, первостепенное значение при этом имеют принципы историзма, позволяющий оценивать события и факты в тесной связи с реальной исторической обстановкой и обеспечивающий конкретность истины. Принципы научной достоверности и объективности обеспечивают реалистический подход, свободный от политико-идеологических наслоений, к анализу конкретных аспектов исследуемых проблем, учет конкретно-исторических особенностей.

            Безусловно, следует учитывать нравственные и правовые оценки всех аспектов Великой Отечественной Войны.

            К сожалению, рецензируемые главы написаны без учета этих методологических основ, принятых научным сообществом. Основной методологической базой для оценки фактов и событий Великой Отечественной войны является крайне негативное отношение к Советскому государству, Советской власти, а временами - воинствующий антисоветизм. Следовательно, авторы оценивают все и вся по простой схеме - все, что сделано против этого, антинародного по их мнению, государства, является благом и заслуживает похвалы, какими бы целями это не диктовалось и к каким последствиям ни приводило, а все свершенное в его защиту - зло, даже если при этом смертельная опасность угрожала его народу - русскому и всем другим национальностям.

            Такая, с позволения сказать, база привела автора к искажениям, а нередко к фальсификации событий, происходивших в годы войны.

  О Мюнхенском сговоре, или кто развязал Вторую Мировую Войну?

По мнению профессора Зубова с товарищи, в развязывании Второй Мировой войны повинны три агрессивных режима - нацистский, большевистский и фашистский, чтобы «опрокинуть ненавистные им демократии» (История России. Т.2. С. 4) и «ценой сговора двух диктаторов стала война в Европе» (С. 11), ибо «советско-германский пакт развязал Вторую Мировую Войну» (С. 186). Он был вызван «стремлением Сталина распространить большевистский строй на всю Европу (С. 186).

            Все очень категорично и просто во всем виноват большевистский, тоталитарный режим. Нет никакой попытки проанализировать, что же побудило Советский Союз заключить пакт о ненападении с Германией, на время отказаться от оценки фашизма, как главного врага Советского государства.

            Напомним, как развивались события с сентября 1938 после Мюнхенского сговора Англии, Франции, Германии и Италии, когда было подписано соглашение, которое фактически означало ликвидацию Чехословакии как независимого государства. Подчеркнем, что это решение было чисто политическим, а не военным. Сплоченность СССР, Англии и Франции могла предотвратить катастрофу.

Однако, даже самая возможность выступить вместе с СССР правящие круги Англии и Франции. 21 сентября 1939 г. посланники Англии и Франции поставили президенту Чехословакии Бенешу ультиматум: «Если война возникает вследствие отрицательной позиции чехов, Франция воздержится от всякого вмешательства, и в этом случае ответственность за провоцирование войны полностью падет на Чехословакию. Если чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевизма, и правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне»[1].

Было бы не лишним профессору Зубову - ниспровергателю внешней политики Советского государства в предвоенные годы, да и другим, почаще обращаться к этому заявлению дипломатов Англии и Франции о «крестовом походе против большевизма». Оно помогло бы всем реально оценить и опасность для СССР складывавшейся международной обстановки, избежать безответственных оценок действий политического руководства нашей страны в тех условиях. Запад буквально вскормил гитлеровскую Германию. Рассчитывая, что она станет бастионом против СССР. На Нюрнбергском процессе фельдмаршал Кейтель изъяснял: «Целью Мюнхена было изгнать Советский Союз из Европы. Завершить германское перевооружение и приготовиться к будущему»[2].

            Это далеко не единственная оценка антисоветской направленности Мюнхенского сговора. Нельзя не согласиться с немецким историком М. Фройндом, подчеркивающим, что «Мюнхен был не просто большой капитуляцией Запад». По его мнению, «исключение СССР из европейского концерта держав свидетельствовало о намерении «дать Гитлеру свободу действий на Востоке»[3].

            Мюнхен похоронил политику коллективной безопасности, которую последовательно проводил Советский Союз и ее осуществление могло бы стать действительным средством предотвращения агрессии. Сошлюсь вновь на историков из ФРГ, которых нельзя обвинить в симпатиях к СССР. В коллективном труде «Вторая Мировая война», переизданном в ФРГ, отмечается, что СССР «готов был вместе с Англией и Францией поддержать любые меры, в том числе и силу, для сохранения статус-кво... Но в Англии «советские предложения встретили прохладное отношение».

            Пытаясь оправдать позицию западных держав, авторы учебника исходят из якобы существовавших опасений советизации Румынии и Польши, присутствовавших у правительств данных стран. Имеющиеся у нас документы не подтверждают этого предположения.

Причина была в другом. М. Барг пишет: «Западные державы стремились направить агрессию Гитлера против Советского Союза, ожидая, что из этого конфликта обе стороны выйдут ослабленными, а Англия и Франция выступят в роли третейских судей» и укрепят «свои мировые позиции», поэтому и были отвергнуты предложения СССР о коллективной безопасности. По существу влиятельные политики Запада отводили Гитлеру функции «подавления большевизма» не только внутри Германии. Англия и Франция недвусмысленно предлагали нацистской Германии путь на Восток. [4].

            Перед отлетом из Мюнхена Чемберлен встретился с Гитлером и заявил: «Для нападения на СССР у Вас достаточно самолетов, тем более, что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах»[5].

            Заключенная 30 сентября 1938 году англо-германская декларация и 8 декабря этого же года франко-германская декларация по существу были равнозначны договору о ненападении. Французский министр иностранных дел Ж. Моне говорил Риббентропу во время переговоров: «Оставьте нам нашу колониальную империю, а мы вам - Украину». После подписания франко-германской декларации в информации, направленной во французские посольства, выражалась надежда, что «германская политика впредь будет направлена на борьбу против большевизма». [6].

            Более того, ряд западных историков считают, что Мюнхен стал событием, которое в итоге ввергнуло мир во Вторую Мировую войну. Так, американский историк и журналист А.Ширер утверждает, что мюнхенская политика «умиротворения» агрессора непосредственно привела к войне. [7].

            Как считает ряд отечественных историков, именно после Мюнхена стала складываться идея о возможности сближения с Германией, несмотря на то, что нацистский рейх считался наиболее опасным и наиболее вероятным противником Советского государства. «Не было бы Мюнхена, не было бы и пакта с Гитлером» - отмечал впоследствии Сталин в беседе с Черчиллем и тот ни слова не возразил ему»[8].

Михаил Иванович Фролов, инвалид Великой Отечественной войны, награжденный четырьмя боевыми орденами, доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН

Источники информации


[1] Цит. По Кара-Мурза С. Советская цивилизация. Кн. Первая. От начала до Великой Победы. М., 2002. С. 492.

[2] Уткин А.И. Вторая Мировая война. М., 2002. С. 33.

[3] Freund M. Geschichte des 2 Weltkriegs in Dokumenten. Bd. III. Freiburg, 1956. S. 1251, 1262.

[4] Мерцалов А.Н. Великая Отечественная война в историографии ФРГ. М., 1989. С. 88-89.

[5] Калитин В.В. Две политики накануне Второй Мировой войны // Военно-промышленный курьер. 2008. 23-29 июля. №24-25. С. 1.

[6] См. Великая Отечественная война 1941-1945 г. Спб. 1995. С. 11. Вторая мировая война: История и современность. Вып. 1. СПб. 1999. С. 106.

[7] См. Каратуев М.И. Фролов М.И. 1939-1945 г. Взгляд из России и из Германии.Спб. 2006. С. 48.

[8] См. Чернышев И.А. Международная политика СССР накануне Великой Отечественной войны 1939 – июнь 1941 // Россия в ХХ в. Историки мира спорят. М., 1994. С. 411.



Комментарии

http://ruskline.ru/analitika/2010/05/06/ostorozhno_otechestvennaya 

0. С Шараков : Зубовщина
2010-05-06 в 16:16


Привожу свой пост и ЖЖ по поводу учебника Зубова. В сети доступно только оглавление этого "перла". Но и его хватает, чтобы ухватить основные моменты.

Учебник написан в либеральной парадигме:

1. "кровавое воскресенье";

2. вместо "русский народ" используется наработанный в западной масонской культуре термин "Русское общество". Что такое "русское общество" на оккупированных территориях? Смешно читать.

3.Временное правительство маркировано заземленно-прозаически, а советское - с метафизическим размахом: богоборцами. Про метафизическую обратку Временщиков также писать нужно, если быть объективными.

4. Белые даны в нейтральном освящении (отступали), красные в негативном (захват);

5. Разведение русского и советского в СССР при отсутствии такого же разделениея на либеральный и русский (если уже заниматься такой ерундой) в Зарубежье.

6. Введение мифологемы "сергианство";

7. Введение либерального термина "мировое сообщество", отстаивающего европоцентризм; "борьба за права человека", "свободные выборы".

8. НТС, РОА, деятельность Сахарова, Горбачева даны нейтрально, без разделения на "русский" и еще что-то.

9. Приравнение советского и фашистского.

Отсюда вывод: учебник идеологизирован, причем самым определенным образом. Он не пройдет, могу сразу сказать: власть не примет власовщины, впрочем, как и Церковь.

Зубатов, Митрофанов и проч. - люди нецерковной культуры. Религозно здесь заправляет протестантский миф, политически - либеральный; методологически - позитивизм: люди не слышат пульса истории, не чувствуют ее мистики. С ними спорить не о чем и незачем - это маргиналы в Церкви. Еще в столицах, где разнузданности хоть отбавляй, они могут найти себе слушателей. Церковный люд их просто не поймет, чему я был свидетелем.


20. антон : Как издеваются над историей
2011-04-13 в 09:56

Книга История России XXвек под редакцией Зубова А.Б. содержит сплошь ложную информацию в цифрах, особенно потерь со стороны Гитлеровской Германии в годы ВОВ.

В Московской битве по мнению автора, немцы потеряли убитыми всего 77820 человек, это полная чушь! Такое впечатление что это записи нациста раппортованые Гитлеру во время сражения, дабы усладить последнего.

Свыше 500 тыс. человек вот реальная цифра и это можно найти в любой литературе. Потери немцев при захвате Севастополя занижены аж в 10 раз автор указывает 24 тыс. чел. и это за 10 месяцев боев.

Потом что за название Советско-Нацистская война, это какое неуважение нужно проявлять к своим потомкам, для которых она всю жизнь была Великой Отечественной! Далее по поводу Советско-Финской (зимней) войны, потери со стороны Финляндии сильно занижены Даже по сравнению с теми которые указали сами Фины. Автор приводит количество потерь Советского народа в период с 1918-56 гг., согласиться можно только с цифрой потерь в годы ВОВ. А остальное можно сравнить по переписям населения. 1897г.- 125 млн. 640 тыс. 1926 г.- 147 млн.280тыс. 30 лет прибавка около 22 млн. чел. Следующая перепись 1959 год те же 30 лет, население 208 млн. 800тыс.прибавка более 61 млн человек. и это учитывая 27 млн. погибших в годы ВОВ. Большие сомнения в правдивости данных книг.

 

 Статья 2

Максим Рубченко

 История с юриспруденцией

По Зубову, победа в Великой Отечественной войне — «по меньшей мере амбивалентное событие»


Источник информации: «Эксперт» № 36 (769). URL:  http://expert.ru/expert/2011/36/storiya-s-yurisprudentsiej/  .

12 сен 2011, 00:00

 

По Зубову, победа в Великой Отечественной войне — «по меньшей мере амбивалентное событие»

Российские суды принимают в качестве вещественного доказательства незаверенные распечатки из интернета. В этом «Эксперт» убедился на собственном опыте


Больше года назад в нашем журнале была напечатана статья «История фальсификатора» (№ 16–17 за 2010 год), в которой рассказы­валось о сотрудничестве ответственного редактора скандальной книги «История России. ХХ век» Андрея Зубова с эмигрантской организацией «Народно-трудовой союз» (НТС), в годы Великой Отечественной войны активно работавшей с гитлеровскими нацистами. К сожалению, не обошлось без ошибки: несколько цитат из официального энтээсовского издания — журнала «Посев» — было приведено со ссылками на упомянутую «Историю России. ХХ век».

Действительно ошиблись, но перепутать было немудрено, поскольку Зубов много лет был активным автором «Посева». Тем не менее рассказ о нереспектабельном сотрудничестве с НТС сильно его разозлил, и Зубов подал в суд иск о защите деловой репутации. Что в общем-то выглядело не очень убедительно — ну какой ущерб деловой репутации профессора богословия (а Зубов на момент публикации занимал должность профессора кафедры религиоведения, философии и вероучительных дисциплин философско-богословского факультета Российского православного института святого Иоанна Богослова) может нанести приписывание ему нескольких неудачных высказываний о Великой Отечественной войне?

Зубов, правда, заявил, что «эти фразы создают у читателя ложное представление о содержании книги» и «прямо противоречат содержанию книги». Не объяснив, впрочем, в чем, собственно, заключается «прямое противоречие» между фразой «Победа 1945 г. превратилась в языческий культ» и, например, утверждением «Власть превратила страдания ленинградцев в объект помпезного поклонения и возвеличивания» («История России. ХХ век», т. 2, стр. 60). Или между фразой «Советский режим был более кровавый, более губительный, нежели нацистский» и зубовским утверждением, что «немецкой оккупации многие противники советской власти были обязаны своей жизнью» (т. 2. стр. 20). И действительно ли велика смысловая разница между фразой «СССР начал и закончил Вторую мировую войну как агрессор и оккупант» и рассуждениями зубовской «Истории России. ХХ век» про «сговор Сталина с Гитлером в августе 1939 года и последовавшие затем агрессии большевиков» (при этом об агрессии гитлеровцев не упоминается!).

Главный же тезис Зубова в суде заключался в том, что статья нанесла ущерб его научной репутации, поскольку «книга “История России. ХХ век” — это научная работа», а ошибочные цитаты «относятся более к публицистическому, чем к научному стилю». Профессор явно переоценивает свое творение — на научную работу «История России. ХХ век» никак не тянет. Дело даже не в тенденциозности подачи материала: в конце концов, объективность историка — штука специфическая. Но никакая действительно научная пуб­ликация не допускает написания слова «большевицкий» вместо «большевистский», все-таки нормы грамматики пятого класса для научных работ пока еще считаются обязательными.

Не может считаться научной и та работа, которая вместо устоявшейся в специальной литературе терминологии использует определения, придуманные журналистами и писателями. Речь идет об излюбленном термине Зубова «советско-нацистская война», который он использует вместо термина «Великая Отечественная война». Между тем, как установлено исследованиями историков, впервые термин «советско-нацистская война» был употреблен в 1942 году в статье английского журналиста Джеймса Кэдмена «Один год советско-нацистской войны». В русский язык этот термин был внесен Александром Солженицыным. Соответственно, «советско-нацистская вой­на» — термин публицистический, а не научный, и демагогия Зубова по поводу «научной работы» и «публицистических цитат» — это, мягко говоря, лукавство. Ведь как раз в публицистической или художественной литературе можно как угодно извращаться с терминологией и орфографией, в научной — нельзя. Если же не можешь обойтись без экспериментов с русским языком, не надо приплетать к ним деловую репутацию ученого.

Все это мы и изложили в суде. И тут началось самое интересное. В качестве «вещественного доказательства того, что деловая репутация истца как ученого-историка была опорочена», Зубов представил две якобы распечатки из интернета, в которых давалась ссылка на нашу статью с нелицеприятными комментариями в адрес «ученого-историка». Проблема, однако, в том, что эти распечатки никак и никем не были заверены. Между тем, согласно Гражданскому процессуальному кодексу (ГПК), любое доказательство, представленное не в оригинале, должно быть надлежащим образом заверено, а незаверенные копии юридической силы не имеют, считаются ненадлежащим доказательством и не могут приниматься судом.

Однако для Зубова судья почему-то решила сделать исключение и, проигнорировав требования ГПК, приобщила его «доказательства» к делу. После чего на основании этих незаверенных распечаток вынесла вердикт о причинении нашей публикацией ущерба деловой репутации «ученого-историка». К сожалению, кассационная инстанция подтвердила это решение, полностью проигнорировав явное нарушение требований ГПК. И это неспроста.

Здесь уместно вспомнить, что осенью прошлого года — всего через четыре месяца после нашей публикации, якобы порушившей деловую репутацию Зубова, — он был приглашен на заседание Валдайского клуба (ежегодную встречу Владимира Путина с ведущими мировыми политологами и журналистами). И даже провел там презентацию своей книги и выступил перед участниками клуба с лекцией.

Правда, триумфа не случилось — тенденциозные трактовки Зубова подверглись жесткой критике специалистов. Вот как он сам жаловался в интернете: «Профессор Анатоль Ливен (один из ведущих специалистов Франции по российской истории. — “Эксперт”) заявил, что моя лекция “вызвала острую боль у профессиональных западных историков”, и даже назвал мой подход “столь анти­историчным, сколь вообще может представить себе историк”: По его мнению, я, так подходя к отечественной истории, превращаю в отбросы, в мусор большую ее часть… Замечания профессора о моей лекции совпали с мнением академика Эллен Каррер д’Анкосс и еще нескольких зарубежных участников форума».

Резко критические отзывы профессиональных историков о творчестве Зубова отнюдь не новость, но ведь, несмотря на это, кто-то же пролоббировал приглашение одиозного «ученого-историка» на престижнейшее мероприятие.

Мало того, даже несмотря на жесткую отповедь историков мирового уровня, в России продолжают лепить из Зубова властителя дум. Одна из последних провокаций «ученого-историка» — опубликованная в мае в «Ведомостях» статья «День возрождения России», в которой Зубов фактически предлагает отменить праздник День Победы, поскольку «кровь, пролитая на полях сражений, не только соединяет общество, но и разделяет, ведь отрицать существование РОА и многочисленных коллаборационистов бессмысленно». По мнению Зубова, 9 Мая «нас привязывает к историческому событию, которое по меньшей мере амбивалентно… Чем быстрее мы найдем какие-то другие, не столь амбивалентные, основания в нашем прошлом, тем прочнее будет российское государство и общество… Мне кажется, что будущим нашим национальным праздником будет не 9 Мая».

Зубов как обычно передергивает: амбивалентности в российском обществе по поводу Дня Победы сегодня практически нет. Наоборот, за последние годы сложился консенсус, объединяющий практически всех россиян, для которых отношение к этому празднику выражается в словах «Помню и горжусь» и «Спасибо деду за Победу». И только зубовцы старательно придумывают и продвигают идеи раскола этого консенсуса.

Покровители Зубова, обеспечивающие ему приглашения на престижные тусовки, публикации в крупнотиражных СМИ и благосклонность российских судов (даже вопреки требованиям действующего законодательства), похоже, плохо отдают себе отчет в опасности этих игр. Ведь Зубов фактически добивается того, чтобы мнения старой антисоветской политэмиграции учитывались при решении сегодняшних внутриполитических проблем России. Другими словами, чтобы Россия отказалась от своих государственных интересов в пользу интересов некоего аморфного сообщества («Россия — это не государство, а сообщество», — прямо заявил Зубов, пропагандируя свою книгу на «Радио Свобода»), включающего в себя как российских граждан, так и потомков эмигрантов. Причем включающего не на равных: во всех своих публикациях Зубов старательно проводит мысль, что эмигранты — это и есть соль земли русской, а все, кто не покинул СССР, — «покорное и пассивное большинство, запуганное и дрожащее над своей только жизнью, над своим куском земли, а когда надо — идущее в бой по принуждению» («История России. ХХ век», гл. 2.2.40.). То есть интересы «настоящих россиян» — эмигрантов — должны преобладать над интересами сегодняшних российских граждан.

Очевидно, что существование российского государства в зубовском идеале становится, по большому счету, ненужным: на его место должно прийти «сообщество россиян», никак не локализованное географически и политически. Другими словами, цель Зубова — ликвидация российского государства. Это понимают западные интеллектуалы — Анатоль Ливен, Эллен Каррер д’Анкосс и многие другие, — но не хочет понимать отечественная «либеральная» элита.

Впрочем, возможно, что как раз наоборот: зубовские покровители все прекрасно понимают. Просто Зубов представляет интересы той части «российской элиты», активы и семьи которой давно вывезены за рубеж, для которой Россия — лишь скопление ресурсов, подлежащих монетизации. А поскольку главным препятствием в этом деле является само существование российского государства, зубовцы добиваются его ликвидации.

Что же касается опровержения, то мы, как законопослушная компания, выполняем решение суда, пусть даже принятое на основе незаверенных распечаток из интернета. Вот оно (в виде, предписанном судом):

В статье «История фальсификатора», опубликованной в №16–17 журнала «Эксперт» за 2010 год, содержатся не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию Зубова Андрея Борисовича сведения о наличии в книге «История России.

ХХ век» под редакцией доктора исторических наук, профессора МГИМО А. Б. Зубова следующих утверждений: «Советский режим был более кровавый, более губительный, нежели нацистский», «СССР начал и закончил Вторую мировую войну как агрессор и оккупант», «Победа 1945 г. превратилась в языческий культ, участники которого поклоняются человеческим жертвам по указке органов власти…

Реальный, а не поверхностный, подсчет безвозвратных потерь СССР в 1941–1945 гг., произведенный Б. В. Соколовым, позволяет в качестве главной причины военной победы СССР выделить лишь одну: неисчерпаемость советских людских ресурсов и совокупный военно-промышленный
потенциал Великобритании, СССР и США, которые фактически не оставили странам оси не единого шанса».

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна