Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике. Глава 4. Конец широкомасштабной вооруженной борьбы. Глава 5. Органы НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем (1939 - 1953 гг.). Глава 6. Возвращение к мирной жизни (1954–1956 гг.).

17.02.2014 9:07      Просмотров: 13587      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по истории СССР. Составитель: Анатолий Краснянский

Источник информации:
http://4itaem.com/book/nkvd-mvd_sssr_v_borbe_s_banditizmom_i_voorujennyim_natsionalisticheskim_podpolem_na_zapadnoy_ukraine_v_zapadnoy_belorussii_i_pribaltike_--192731

НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике
Год выпуска: 2008
Автор: Владимирцев Н. И., Кокурин А. И. (составители).
Жанр: история, документы
Издательство: М.: Объединенная редакция Министерства внутренних дел РФ.
ISBN: 978-5-8129-0088-5
Количество страниц: 369

 

 

НКВД-МВД СССР В БОРЬБЕ С БАНДИТИЗМОМ И ВООРУЖЕННЫМ

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИМ ПОДПОЛЬЕМ НА ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ, В ЗАПАДНОЙ

БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ (1939–1956)

 

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ


Оглавление

 

 

Глава 4

КОНЕЦ ШИРОКОМАСШТАБНОЙ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ (1947–1953 гг.)

 

27 февраля 1948 г. министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов направил на имя И.В. Сталина, В.М. Молотова, Л.П. Берия и А.А Жданова доклад, в котором, в частности, было записано: «После передачи из органов МВД СССР органам МГБ аппарата и дел по борьбе с политическим бандитизмом в западных областях Украинской и Белорусской ССР, в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР органами и войсками МВД (пограничными, конвойными и по охране особо важных объектов промышленности и железных дорог), в порядке оказания помощи органам МГБ в борьбе с националистическим подпольем и его вооруженными бандами за период с марта 1947 по январь 1948 г. на территории указанных республик ликвидировано: антисоветских националистических организаций — 78, связанных с ними банд — 126, участников этих организаций и бандитов — 2091, пособников бандитам — 1499 и изъято 8785 стволов оружия.

Кроме того, органы и войска МВД, используя свой агентурный аппарат, систематически передавали в МГБ материалы по националистическому подполью и его бандам и принимали совместно с МГБ непосредственное участие в операциях по их ликвидации» (док. № 136).

В январе 1947 г. министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов доложил И.В. Сталину о том, как обеспечивались порядок и безопасность в дни подготовки и проведения выборов в Верховные Советы республик в западных областях Украины, Белоруссии, а также в Латвии, Литве и Эстонии. Вся работа проводилась совместно с органами МГБ СССР.

В западных областях Украины было сосредоточено 15 полков внутренних войск, полк пограничных войск и 7 пограничных отрядов общей численностью 36000 бойцов и офицеров. Из восточных областей Украины туда были направлены 605 оперативных работников и 44 руководящих сотрудника МВД СССР. К работе по обеспечению безопасности выборов был привлечен оперативный состав всех органов МВД и милиции. Охрану каждого из 5289 избирательных участков обеспечивали от 7 до 10 сотрудников МВД во главе с офицером и оперативным работником. Для обеспечения связи с оперативными группами, находящимися в отдаленных районах, дополнительно к имеющимся в органах и войсках МВД радиостанциям из Прикарпатского военного округа было получено 300 радиостанций с радистами, которые были направлены в указанные районы.

7 и 8 января 1947 г. МВД Украинской ССР было проведено оперативное совещание начальников УМВД, на котором присутствовал секретарь ЦК КП(б) Украины Д.С. Коротченко. Всеми мероприятиями по усилению борьбы с бандитизмом в западных областях УССР на месте руководил бывший нарком внутренних дел УССР, а с 15 января 1946 г. — заместитель министра внутренних дел СССР B.C. Рясной.

В Литовской ССР было сосредоточено 11 полков внутренних войск МВД и три погранотряда общей численностью 18497 бойцов и офицеров. Им помогали 7000 бойцов истребительных батальонов. Из оперативных школ МВД в Литву были направлены 600 курсантов, которые были сосредоточены в уездах республики. Охрану каждого из 2130 избирательных участков обеспечивали 10–12 сотрудников МВД во главе с офицером и оперативными работниками. Для руководства на месте обеспечением общественного порядка в период выборов в Литву прибыли 17 руководящих сотрудников МВД СССР во главе с заместителем министра внутренних дел СССР А.Н.Аполлоновым.

Охрану избирательных участков в Латвийской ССР обеспечивали 17070 бойцов и офицеров войск МВД, Советской Армии и истребительных батальонов. В уезды было направлено 100 оперативных работников МВД и милиции. Для усиления борьбы с уголовной преступностью в городах Риге и Лиепаи направили 105 курсантов школы милиции.

Избирательные участки в Эстонской ССР охраняли бойцы и офицеры дислоцировавшегося в республике полка войск МВД совместно с бойцами истребительных батальонов. В уезды были направлены 54 оперативных работника аппарата МВД Эстонской ССР.

В западных областях Белорусской ССР в дни выборов находились 1 880 бойцов и офицеров войск МВД, которые совместно с бойцами и офицерами Советской Армии и истребительных батальонов обеспечивали безопасность избирательных участков. Туда же из аппарата МВД БССР на усиление были направлены 75 оперативных сотрудников МВД и милиции (док. № 123).

17 октября 1947 г. С.Н. Круглов доложил заместителю Председателя Совета Министров СССР В.М. Молотову, что на основании Постановления СМ СССР № 3214-1050с от 10 сентября 1947 г. в угольную промышленность восточных районов СССР направляются выселяемые из западных областей Украины 20000 семей активных националистов и бандитов, в том числе: на комбинат «Кузбассуголь» -10000 семей; на комбинат «Челябинскуголь» — 3000 семей; на комбинат «Молотовуголь» — 2000 семей; на комбинат «Карагандауголь» — 3000 семей; в трест «Черемховуголь» — 1200 семей; в трест «Востуголь» — 300 семей; в трест «Хакассуголь» — 200 семей; в Канское рудоуправление — 100 семей; в Назаровский разрез — 200 семей.

7 февраля 1948 г. С.Н. Круглов доложил И.В. Сталину и Л.П. Берия о результатах выселения: всего было выселено 26644 семьи, или 76192 человека, из них мужчин -18866, женщин — 35152, детей — 22174.

21380 семей, или 61814 человек, были направлены на работу в угольную промышленность восточных районов СССР, из них: на комбинат «Кузбассуголь» — 10273 семьи, или 30251 человек; на комбинат «Челябинскуголь» — 3728 семей, или 10495 человек; на комбинат «Молотовуголь» — 1743 семьи, или 4976 человек; на комбинат «Карагандауголь» — 3143 семьи, или 8191 человек; на комбинат «Востсибуголь» -1834 семьи, или 5203 человека; на предприятия угольной промышленности Красноярского края — 659 семей, или 1698 человек; 5264 семьи, или 14378 человек, были направлены в Омскую область, где были трудоустроены в сельском хозяйстве и на промышленных предприятиях.

На основании Постановления Совета Министров СССР № 34-14с от 8 января 1945 г. в местах поселения были организованы спецкомендатуры, на которые возлагались следующие обязанности: учет спецпереселенцев и надзор за ними в целях предотвращения побегов с мест поселения и выявления среди них антисоветских и уголовно-преступных элементов; организация и розыск бежавших спецпереселенцев; предупреждение и пресечение беспорядков в местах поселения; осуществление контроля за хозяйственным и трудовым устройством спецпереселенцев; прием от спецпереселенцев жалоб, заявлений и обеспечение по ним необходимых мероприятий; выдача разрешений на право временного выезда за пределы района расселения.

В целях предупреждения и пресечения побегов органы МВД вели агентурно-оперативное наблюдение за спецпереселенцами. При выявлении лиц, намеревающихся совершить побег, за ними организовывалось повседневное агентурное наблюдение и обеспечивался гласный надзор, их обязывали периодически являться в спецкомендатуру для регистрации.

Одной из причин побегов были тяжелые жилшцно-бытовые условия, а также отсутствие в некоторых семьях трудоспособных членов, могущих быть устроенными на работу. Среди спецпереселенцев из западной Украины было выявлено 3536 семей, или 7186 человек, среди которых не было трудоспособных членов, которые бы могли работать на предприятиях угольной промышленности. Распоряжением Совета Министров СССР № 18249-рс от 10 декабря 1947 г. было разрешено передать указанных спецпереселенцев в сельскохозяйственные районы Казахской ССР, Кемеровской, Челябинской, Молотовской и Иркутской областей.

Из 76192 человек, высланных из западных областей Украины в ноябре-декабре 1947 г., по состоянию на 1 февраля с мест поселения бежало 875 человек, из них органами МВД было задержано 515, находились в розыске — 360 человек (док. № 134).

Подобные операции проводились в тот период и в других республиках и областях, рассматриваемых нами. 27 октября 1948 г. С.Н. Круглов доложил И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и Г.М. Маленкову о выселении на основании Постановления Совета Министров СССР № 3785-1538с от 6 октября 1948 г. из Измаильской области Украинской ССР кулаков с семьями. Всего было выселено 250 семей, или 1094 человека, из них: мужчин — 342, женщин — 405 и детей до 16-летнего возраста -347 человек. Выселенные были направлены в Томскую область для трудового использования в Тегульдетском леспромхозе Министерства лесной и бумажной промышленности СССР (док. № 137).

В справке Отдела спецпоселений МВД СССР за ноябрь 1948 г. о выселенных из Литовской СССР говорилось следующее: «На основании распоряжения НКВД СССР т. Берия № 328 от 16 апреля 1945 г. и Постановления Совета Министров СССР № 417-160сс от 21 февраля 1948 г. в 1945 и 1948 гг. производилось выселение из Литовской ССР семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженном столкновении, а также пособников бандитов, кулаков с семьями.

Всего расселено выселенных из Литовской ССР 14048 семей в количестве 47534 человека, в том числе: мужчин — 13437, женщин — 19742, детей — 14355.

Выселенные из Литвы спецпоселенцы расселены в двух республиках, одном крае и пяти областях, из них: наибольшее количество их расселено в Красноярском крае (23467 человек), Иркутской области (11495), Бурят-Монгольской АССР (4038), Томской и Молотовской областях.

Все спецпоселенцы трудоустроены в 14 министерствах и трех учреждениях. Из 32658 человек взрослых спецпоселенцев литовцев мужчин и женщин используется на работах 25888 человек.

Из общего количества 14048 семей выселенных литовцев приобрело и имеют собственные дома 1187 семей численностью 8 633 человека. Крупный рогатый скот имеет 183 и мелкий рогатый скот — 84 семьи.

В непригодных для жилья помещениях проживает 880 семей литовцев общей численностью 2860 человек.

В связи с плохими жилищно-бытовыми условиями побеги спецпоселенцев возрастают, и особенно из Красноярского края. С начала расселения бежало 1659 человек, из них задержано 975 человек.

По состоянию на 1 ноября 1948 г. находится в бегах — 684 человека, в местах заключения — 374, в инвалидных домах — 47, под арестом — 141 человек» (док. № 138).

29 января 1949 г. И.В. Сталин подписал Постановление Совета Министров СССР № 390-138сс, в котором, в частности, было записано: «1. Принять предложение Совета Министров Литовской ССР, Латвийской ССР, Эстонской ССР и Центральных Комитетов КП(б) Литвы, Латвии и Эстонии о выселении с территории Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести вражескую деятельность, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов.

Всего выселить 29000 семей, составляющих 87000 человек, в том числе: по Литовской ССР — 8500 семей в количестве 25500 человек, по Латвийской ССР — 13000 семей в количестве 39000 человек и по Эстонской ССР — 7500 семей в количестве 22000 человек».

Выселяемых указано было направить на вечное поселение в Якутскую АССР, Красноярский и Хабаровский края, Омскую, Томскую, Новосибирскую и Иркутскую области.

Выселение было возложено на МГБ СССР, а конвоирование, перевозка, охрана в пути следования, административный надзор в местах расселения, учет, обеспечение режима и трудоустройство — на МВД СССР.

12 марта 1949 г. С.Н. Круглов подписал соответствующий приказ МВД СССР № 00225, на основании которого выселяемых необходимо было направить: в Красноярский край — 4000 семей; в Новосибирскую область — 3000 семей; в Томскую область -7000 семей; в Омскую область — 6000 семей; в Иркутскую область — 6967 семей.

Наблюдение за исполнением данного приказа было возложено на заместителя министра внутренних дел СССР B.C. Рясного.

18 мая 1949 г. С.Н. Круглов направил на имя И.В. Сталина, В.М. Молотова, Л.П. Берия и Г.М. Маленкова доклад о выполнении Постановления Совета Министров СССР за 29 января 1949 г. о выселении из Прибалтики, в котором, в частности, было записано: «Всего с территории Литовской, Латвийской и Эстонской ССР выселено 30630 семей кулаков, националистов и бандитов (94779 человек, из них: мужчин — 25708, женщин — 41987, детей — 27084), в том числе: из Литовской ССР — 9518 семей (31917 человек); из Латвийской ССР — 13624 семьи (42149 человек); из Эстонской ССР — 7488 семей (20713 человек).

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР выселенцы расселены: в Красноярском крае — 3671 семья (13823 человека); в Новосибирской области -3152 семьи (10064 человека); в Томской области — 5360 семей (16065 человек); в Омской области — 7944 семьи (22542 человека); в Иркутской области — 8475 семей (25834 человека); в Амурской области — 2028 семей (5451 человек).

Выселенцы трудоустроены: в колхозах — 75790 человек, в совхозах — 16005 человек, в золотодобывающей промышленности — 2031 человек и на лесозаготовительных предприятиях — 953 человека.

Среди выселенцев оказались 2850 дряхлых стариков-одиночек, 185 малолетних детей без родственников, которые могли бы их содержать, и 146 инвалидов, совершенно не способных к физическому труду.

Дети, прибывшие без родственников, устроены в районных детских домах.

Трудоустроить лиц преклонного возраста, а также инвалидов не представляется возможным. Устройство их в дома инвалидов также представляет значительную трудность, так как в местах поселений имеющиеся дома инвалидов переполнены.

В связи с тем, что выселенцам на сборы было предоставлено незначительное количество времени, в некоторых пунктах оно было сокращено до 15 минут, многие выселенцы в места поселения прибыли без необходимой одежды и постельных принадлежностей» (ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 235, Л. 27–35. Опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. — Т. 1: Массовые репрессии в СССР. — Москва, 2004. — С. 524–526).

29 декабря 1949 г. И.В. Сталин подписал Постановление Совета Министров СССР № 5881-2201сс о выселении из Псковской области, граничащей с Латвией и Эстонией, в котором, в частности, было записано: «Принять предложение Псковского обкома ВКП(б) и облисполкома о выселении с территории Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов. Выселить 425 семей, составляющих 1563 человека» (док. № 141). Выселение было предписано произвести в Красноярский край.

1 марта 1950 г. был издан приказ МВД СССР № 00158 о приеме, перевозке, расселении и трудоустройстве выселяемых из Псковской области кулаков и националистов с семьями. Контроль за выполнением приказа был возложен на заместителя министра внутренних дел СССР B.C. Рясного (док. № 142).

20 мая 1950 г. заместитель министра государственной безопасности СССР по общим вопросам С.И. Огольцов подписал приказ МГБ СССР № 00300 о выселении с территории Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области кулаков, бандитов и националистов с семьями. Руководство подготовительными мероприятиями и проведение операции по выселению было возложено на начальника УМГБ по Псковской области А.М. Моисеева и уполномоченного МГБ СССР, которым был назначен начальник Отдела 2-Н и заместитель начальника 2 Главного управления МГБ СССР Я.А. Едунов.

Подготовительные мероприятия было приказано закончить к 25 мая 1950 г. Я.А Едунов и А.М. Моисеев должны были обеспечить конспирацию проведения подготовительных мероприятий.

23 января 1951 г. принято Постановление Совета Министров СССР № 189-88сс, в котором, в частности, было записано: «Принять предложение Украинской ССР и Центрального Комитета КП(б) Украины о выселении кулаков с семьями с территории Волынской, Дрогобычской, Львовской, Ровенской, Станиславской, Тернопольской, Черновицкой и Закарпатской областей. Выселение кулацких семей произвести навечно в Красноярский край».

Указанным Постановлением МГБ СССР было обязано произвести выселение в марте 1951 г., а МВД СССР было обязано обеспечить конвоирование, перевозку и охрану спецпоселенцев в пути следования. Приказом МВД СССР № 0051 от 3 февраля 1951 г. контроль за выполнением Постановления Совета Министров СССР от 23 января 1951 г. по линии МВД был возложен на первого заместителя министра внутренних дел СССР И.А. Серова.

3 марта 1951 г. было принято Постановление Совета министров СССР № 667-339сс о выселении из Украины, Белоруссии, Молдавии, Латвии, Литвы и Эстонии сектанов иеговистов.

Последние депортации из рассматриваемых регионов были осуществлены на основании Постановления Совета Министров от 5 сентября 1951 г. № 3309-1568сс (из Литвы) и от 18 сентября 1951 г. № 3538-1645сс (из Белоруссии).

Лишение социальной базы сделало бессмысленной вооруженную борьбу националистов. В 1952 г. главнокомандующий литовскими повстанческими силами полковник Раманаускас издал приказ о прекращении боевых действий.[131]

ДОКУМЕНТЫ
№ 129
Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Кузнецову о выполнении мероприятий по обеспечению порядка и безопасности в дни подготовки и проведения выборов в Верховные Советы республик в западных областях Украинской и Белорусской ССР, Литовской, Латвийской, Эстонской ССР

29 января 1947 г. Сов. секретно

Товарищу И.В. Сталину

Товарищу В.М. Молотову

Товарищ Л.П. Берия

Товарищу А.Л. Кузнецову

Вся работа по обеспечению порядка и безопасности в дни подготовки и проведения выборов в Верховные Советы республик в западных областях Украинской и Белорусской ССР, а также в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР организовывалась и проводилась органами МВД.

В связи с этим, а также близостью выборов, по согласованию с Министерством государственной безопасности СССР, оперативное использование внутренних войск и отделов по борьбе с бандитизмом УМВД западных областей Украинской и Белорусской ССР и МВД Литовской, Латвийской и Эстонской ССР на время выборов осуществляется органами МВД, по ранее разработанным ими планам.

МВД СССР докладывает о ходе выполнения намеченных мероприятий по обеспечению порядка и безопасности в дни подготовки и проведения выборов в Верховные Советы вышеуказанных республик.

Украинская ССР

В соответствии с намеченным планом, в западных областях Украинской ССР сосредоточено 15 полков внутренних войск, полк пограничных войск и 7 пограничные отрядов — с общей численностью 36000 бойцов и офицеров. Из восточных областей Украины направлено в западные области 605 оперативных работников.

Прибывшими в западные области УССР 44 руководящими работниками МВД СССР совместно с начальниками местных органов МВД разработаны конкретные планы проведения активных мероприятий по борьбе с националистическим подпольем и его бандами. К работе по борьбе с бандитизмом привлечен личный состав войск МВД, а также оперативный состав всех органов МВД и милиции.

Для охраны 5289 избирательных участков разработан и утвержден план, предусматривающий охрану этих участков мелкими гарнизонами войск от 7 до 10 человек каждый, во главе с офицером и оперативным работником.

Для обеспечения связи с оперативными группами, находящимися в отдаленных районах, дополнительно к имеющимся в органах и войсках МВД радиостанциям от Прикарпатского военного округа получено 300 радиостанций с радистами, которые направлены в указанные районы.

7 и 8 января с.г. МВД УССР с участием секретаря ЦК КП(б) Украины тов. Коротченко и заместителя министра внутренних дел СССР тов. Рясного проведено оперативное совещание начальников УМВД по вопросам усиления работы органов и войск МВД по борьбе с бандитизмом и уголовной преступностью.

Кроме того, со всеми начальниками УМВД западных областей УССР и их заместителями проведен специальный инструктаж по вопросу обеспечения порядка в дни подготовки и в день выборов в Верховный Совет УССР.

Мероприятиями по усилению борьбы с бандитизмом в западных областях УССР на месте руководил заместитель министра внутренних дел СССР тов. Рясной.

В результате принятых мер увеличилось количество проводимых операций по розыску и ликвидации бандитов и повысилась их результативность. За время с 1 по 20 января с.г. -

Убито:

участников антисоветского подполья — 51

бандитов — 243.

Арестовано:

участников антисоветского подполья — 88

бандитов -109

бандпособников — 94

бывших немецких ставленников, пособников и другого преступного элементы — 69.

Явилось с повинной: участников националистического подполья 11, бандитов 31, прочих нелегалов 19 человек.

При ликвидации банд изъято: огнеметов 3, пулеметов 27, автоматов 182, винтовок 302, револьверов и пистолетов 195, гранат 264, патронов 22000.

В результате реализации агентурных материалов на руководящих участников ОУН; органами МВД с 1 по 20 января с.г. убито и арестовано 135 главарей ОУН-УПА

В январе с.г. органами МВД УССР было установлено, что в лесу восточнее села Жуков Бережанского района Тернопольской области в схроне скрывается референт СБ центрального провода ОУН по кличке «Михайло».

Выполняя разработанный план по поимке «Михайло», 21 января с.г. оперативно-войсковой группой МВД в двух километрах восточнее села Жуков был обнаружен схрон, в котором скрывался «Михайло». Схрон был блокирован, и на предложение сдаться один из бандитов выскочил из схрона и открыл огонь из автомата, но ответным огнем был убит и упал в схрон. Находившийся в схроне «Михайло» выстрелами из пистолета застрелил свою жену по кличке «Вера» и связную центрального провода ОУН по кличке «Наталка», после чего поджег документы и застрелился сам.

Из схрона извлечены трупы двух мужчин и двух женщин, опознанием которых установлено, что убитыми являлись:

Арсенич-Березовский Н.В. по кличке «Михайло», 1910 г. рождения, с высшим образованием, участник ОУН с 1939 г., находился в эмиграции, вернулся на Украину в период немецкой оккупации. С 1940 г. работал в референтуре СБ (служба безопасности) центрального провода ОУН. В конце 1941 г. назначен референтом СБ центрального провода ОУН. Участник всех конференций и съездов ОУН.

«Вера» — жена «Михайло», руководитель женской референтуры Львовского городского провода ОУН.

«Наталка» — связная центрального провода ОУН, агент органов МВД.

Труп четвертого бандита не опознан в связи с тем, что лицо его обезображено взрывом гранаты.

Из схрона изъято: автоматов — 2, пистолетов — 2, винтовка, пишущая машинка и 2 мешка документов, среди которых партийные и комсомольские билеты, советские паспорта, удостоверения работников МВД и милиции, списки убитых советских граждан и другие документы.

С 18 по 21 января в районе сел Конюков и Жулин проведена чекистско-войсковая операция по поимке военного референта центрального провода ОУН Гасина А.И. по кличке «Лицарь». Одновременно несколько войсковых групп действовало по внешнему кольцу района операции в радиусе от 10 до 15 км.

В ходе операции убито 8 и захвачено 4 бандита, арестовано 5 человек из числа связных «Лицаря».

В одном из убитых бандитов опознан член центрального провода ОУН Гасин А.И. по кличке «Лицарь». В 1939-41 гг. находился в эмиграции. Во время немецкой оккупации Западной Украины в «правительстве» Стецко занимал пост заместителя министра по военным делам. В 1942 г. работал в военной референтуре центрального провода ОУН, с 1943 г. являлся военным референтом центрального провода ОУН и шефом главного штаба УПА

В числе убитых: «Явир» — районный референт пропаганды, «Птах» — кущевой проводник, «Страх» — комендант районной боевки СБ и другие. В числе арестованных: Гасин И.С. - отец «Лицаря», Мельник И. - содержатель явочной квартиры ОУН.

19 января в Жабьевском районе Станиславской области оперативной группой МВД убиты политреференты Коломийского окружного провода ОУН по кличке «Аркадий» и «Доброгор», Косовский надрайонный проводник ОУН «Артем», машинистка окружной политреферентуры «Ксения» и 2 бандита по личной охране «Аркадия»; арестованы политвоспитатель группы УПА Винтоняк и секретарь-машинистка окружной референтуры пропаганды Кошак.

Изъято: 4 автомата, винтовка, 3 пистолета, 12 гранат и 1200 патронов.

В западных областях УССР за 20 дней января зарегистрировано 82 бандпроявления. Имели место случаи совершения националистическим подпольем и его бандитами терактов против членов избирательных комиссий, нападения на помещения избирательных участков и распространения листовок, направленных против выборов.

7 января в селе Липовце Львовской области бандитами совершено нападение на помещение участковой избирательной комиссии, в результате которого были выбиты окна, сорваны лозунги и портреты.

В с. Межвица Львовской области обнаружено и изъято 100 листовок, направленных против предстоящих выборов в Верховный Совет УССР.

В селе Гута-Грушевска Ровенской области бандитами убит член участковой избирательной комиссии Трофимчук.

Литовская ССР

В Литовской ССР сосредоточено 11 полков внутренних войск МВД и 3 погранотряда с общей численностью 18497 бойцов и офицеров. Кроме того, в Литве имеется 7000 бойцов истребительных батальонов.

МВД СССР в Литву направлено 600 курсантов оперативных школ МВД, с которыми проведен инструктаж и они направлены в уезды Литовской ССР.

Прибывшими в Литву 17 руководящими работниками МВД СССР совместно с местными органами МВД разработаны планы проведения активных мероприятий по усилению борьбы с националистическим подпольем и его бандами.

Для охраны помещений 2130 участковых избирательных комиссий выставлены мелкие воинские гарнизоны численностью 10–12 человек во главе с офицером и 1–2 оперативными работниками МВД.

Мероприятиями по усилению борьбы с бандитизмом и обеспечению общественного порядка в период подготовки к выборам в Верховный Совет Литовской ССР на месте руководил заместитель министра внутренних дел СССР товарищ Аполлонов. С 1 по 20 января с.г. в результате проведенных органами МВД Литовской ССР чекистско-войсковых операций и других оперативных мероприятий Убито:

бандитов и участников националистического подполья — 103.

Арестовано:

бандитов и участников националистического подполья — 195

бандпособников — 161

бывших немецких ставленников и пособников, дезертиров и др. преступного элемента — 39.

Явилось с повинной: бандитов — 60, других нелегалов — 7.

При ликвидации банд изъято оружия: пулеметов 28, автоматов 49, винтовок 271, револьверов и пистолетов 87, гранат 235, патронов 62733, пишущих машинок 5.

10 января в Ремигольской волости Поневежского уезда опергруппой МВД полностью ликвидирована банда главаря Сметоны. Все бандиты в числе 9 человек убиты.

Изъято: 2 ручных пулемета, 4 автомата, 3 винтовки, 2 гранаты, 200 патронов.

11 января в Алитуской волости того же уезда группой бойцов истребительного батальона в доме активного бандпособника, работавшего секретарем сельсовета, обнаружена и ликвидирована банда из 5 человек. Убито 4 бандита, в том числе главарь банды. Один бандит арестован.

Изъято: 6 винтовок, 5 пистолетов, 13 гранат, 500 патронов.

18 января в Эрдживилко волости Таурагского уезда опергруппой в специально оборудованном бункере захвачен начальник штаба бандформирования «Лиджио» — Ионайтис Антанас и начальники отделов этого же штаба Римша и Мачулис.

Изъято: 2 автомата, винтовка, 2 пистолета, 3 пишущих машинки, радиоприемник и оперативные документы подполья.

В Литовской ССР за 20 дней января зарегистрировано 63 бандпроявления. Имели место случаи убийств членов избирательных комиссий и распространения антисоветских листовок.

1 января в дер. Поквисце Жидикской волости Мажейкского уезда бандитами убиты: председатель участковой избирательной комиссии — Грибляушкас, его жена и 13-летняя дочь.

6 января в Стоклишской волости Пренского уезда убит заместитель председателя окружной избирательной комиссии Жиданавичус.

14 января в Мариямпольской волости того же уезда убит член окружной избирательной комиссии Киберис Винцес.

8 января на территории Кибарту волости Вилкавишского уезда распространялись антисоветские листовки, направленные против выборов в Верховный Совет Литовской ССР.

Латвийская ССР

МВД Латвийской ССР в соответствии с указаниями МВД СССР в целях усиления борьбы с националистическим подпольем и обеспечения надлежащего порядка в дни подготовки и проведения выборов в уезды республики направлено 100 оперативных работников МВД и милиции.

Для охраны помещений избирательных участков привлекаются бойцы и офицеры войск МВД, Советской Армии и истребительных батальонов общей численностью 17070 человек. Во главе гарнизона по охране помещения избирательного участка находился оперативный работник МВД.

Для усиления борьбы с уголовной преступностью в городах Рига и Лиепае на правлено 105 курсантов школы милиции.

Для организации и проведения мероприятий по обеспечению порядка в дни под готовки и проведения выборов в Верховный Совет Латвийской ССР назначен уполномоченный МВД СССР.

С 1 по 20 января с.г. в результате проведенных органами МВД Латвийской ССР чекистско-войсковых операций: '

Убито:

бандитов — 12.

Арестовано:

бандитов — 34

немецких ставленников и пособников

и др. преступного элемента — 59.

Явились с повинной 31 бандит и 151 немецкий ставленник и пособник и др. преступный элемент.

При ликвидации бандитов и другого преступного элемента изъято: оружия: 12 пулеметов, 24 автомата, 63 винтовки. 53 пистолета, 63 гранаты и 14776 боепатронов.

25 января с.г. в Кулдыгском уезде Латвийской ССР оперативно-войсковой группой МВД вместе с бандитом Мелешко захвачен бывший руководитель диверсионно-террористической организации «СС Ягдфербанд Остланд» в Курляндии капитан Янкавс Борис,[132] окончивший во время войны диверсионно-разведывательную школу немцев в Голландии, оставленный немцами для организации диверсионно-террорис-тических банд в Латвии.

Изъято: пулемет, 2 автомата, 4 пистолета, винтовка, 2000 патронов.

Эстонская ССР

МВД Эстонской ССР в соответствии с указаниями, данными МВД СССР в целях усиления борьбы с националистическим подпольем и его вооруженными бандами, а также обеспечения надлежащего общественного порядка, в уезды республики направлены 54 оперативных работника центрального аппарата МВД ЭССР.

В Эстонской ССР дислоцируется полк войск МВД. Избирательные участки охраняются бойцами войск МВД и истребительных батальонов.

Для руководства намеченными мероприятиями по обеспечению порядка в дни подготовки и проведения выборов в Верховный Совет ЭССР назначен уполномоченный МВД СССР.

Проведенными чекистско-войсковыми операциями и др. мероприятиями МВД Эстонской ССР за время с 1 по 20 января с.г. Убито:

бандитов и другого преступного элемента — 11.

Арестовано:

участников антисоветского подполья — 7

бандитов — 15

немецких ставленников и пособников, дезертиров и другого преступного элемента — 58.

Явилось с повинной — 4 бандита, 69 дезертиров и уклонившихся от воинской службы и 40 других нелегалов.

При ликвидации банд и другого преступного элемента изъято: автоматов — 16, винтовок — 40, пистолетов — 28, гранат — 40, патронов — 2450.

Белорусская ССР

МВД БССР, в соответствии с указаниями МВД СССР, в целях усиления борьбы с националистическим подпольем и обеспечения общественного порядка в дни подготовки и проведения выборов из центрального аппарата МВД БССР и УМВД восточных областей БССР в западные области республики направлено 75 оперативных работников МВД и милиции.

В западных областях республики находятся 1880 бойцов и офицеров войск МВД. Для охраны помещений избирательных участков привлекаются бойцы и офицеры войск МВД, Советской Армии и истребительных батальонов.

В результате проведенных чекистско-войсковых операций и др. оперативных мероприятий с 1 по 20 января с.г.: Убито:

бандитов — 4.

Арестовано:

участников антисоветского подполья — 3

бандитов — 81

немецких ставленников и пособников — 10

другого преступного элемента — 59.

Изъято автоматов — 6, винтовок — 51, пистолетов — 36, гранат — 8, патронов -900.[133]

Все мероприятия по обеспечению выборов в Верховные Советы республик согласовываются с местными партийными и советскими органами.

Министр внутренних дел СССР С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 168, Л. 143–153, заверенная копия.

№ 130
Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Кузнецову об аресте
в Латвии руководителя диверсионно-террористической организации «СС Ягдфербанд Остланд» Б. Янкавса

4 февраля 1947 г. Сов. секретно

Товарищу И.В. Сталину

Товарищу В.М. Молотову

Товарищу Л.П. Берия

Товарищу А.Л. Кузнецову

По сообщению МВД Латвийской ССР, 25 января с.г. в результате чекистских мероприятий оперативно-войсковой группой МВД в Кулдигском уезде в лесу в специально оборудованном бункере захвачен бывший руководитель созданной немцами в 1944 г. в Курляндии диверсионно-террористической организации «СС Ягдфербанд Остланд» — капитан Янкавс Борис, по национальности латыш.

Янкавс обучался в разведывательно-диверсионной школе немцев в Голландии и переброшен в Курляндию осенью 1944 г. Под его руководством штабом «СС Ягдфербанд-Остланд» готовились кадры диверсантов-террористов, предназначавшиеся для оставления их в Латвии после ухода немцев.

В этих целях в гор. Кулдига были организованы специальные курсы по изучению подрывного дела.

Штабом «СС Ягдфербанд Остланд» было сформировано несколько диверсионных групп общей численностью 120 человек, которые в день капитуляции Германии по указанию Янкавса были направлены в глубь Латвии для связи с националистическим подпольем и организации вооруженных банд.

Янкавс со штабом и штабным взводом в составе 70 человек перешел на нелегальное положение, укрывшись в лесах «Ренда» — в Курляндии. В 1945 г. в результате активных мероприятий органов МВД штаб Янкавса распался, его участники рассредоточились по различным бандам.

Учитывая, что Янкавс, как бывший руководитель диверсионной организации, располагает большими данными о местонахождении банд, а также оставленных немцами диверсионно-террористических групп, МВД СССР в декабре 1946 г. было поручено МВД Латвийской ССР разработать специальный план по захвату живым Янкавса.

МВД Латвийской ССР, в соответствии с полученными указаниями, была создана агентурная группа по разработке связей Янкавса и установлению его местонахождения.

В результате проведенных агентурных мероприятий местонахождение Янкавса было установлено и 25 января с.г. оперативно-чекистской группой МВД Янкавс захвачен живым.

У Янкавса изъято: 1 пулемет, 2 автомата, 4 пистолета, 1 винтовка, 2000 патронов, пишущая машинка, топографические карты и архив Янкавса, который изучается.

По показаниям Янкавса, 1–2 февраля с.г. в Кулдыгском уезде проведена чекистско-войсковая операция, в результате которой ликвидирована банда «Ольгерта». Убито 6 и захвачен один бандит.

В числе убитых: бандглаварь «Ольгерт» — Карклинш Альберт, его заместитель Картлитис, главарь банды «Ура» Тумбакс Валдис.

Кроме того, арестовано 42 активных бандпособника и связника. Изъято: 7 пулеметов, автомат, 8 пистолетов, 40 гранат, 1000 патронов.

Министр внутренних дел СССР С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 168, Л. 262–263, заверенная копия.

№ 131
Указ Президиума Верховного Совета СССР об отмене смертной казни

26 мая 1947 г.

Москва, Кремль

Историческая победа советского народа над врагом показала не только возросшую мощь Советского государства, но и, прежде всего, исключительную преданность Советской родине и советскому правительству всего населения Советского Союза.

Вместе с тем международная обстановка за истекший период после капитуляции Германии и Японии показывает, что дело мира можно считать обеспеченным на длительное время, несмотря на попытки агрессивных элементов спровоцировать войну.

Учитывая эти обстоятельства и идя навстречу пожеланиям профессиональных союзов рабочих и служащих и других авторитетных организаций, выражающих мнение широких общественных кругов, Президиум Верховного Совета СССР считает, что применение смертной казни больше не вызывается необходимостью в условиях мирного времени.

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Отменить в мирное время смертную казнь, установленную за преступления действующими в СССР законами.

2. За преступления, наказуемые по действующим законам смертной казнью, применять в мирное время заключение в исправительно-трудовые лагеря сроком на 25 лет.

3. По приговорам к смертной казни, не приведенным в исполнение до издания настоящего Указа, заменить смертную казнь, по определению вышестоящего суда, наказанием, предусмотренным в статье 2-й настоящего Указа.

Председатель Президиума Верховного

Совета СССР К Шверник

Секретарь Президиума Верховного

Совета СССР А. Горкин

ГАРФ, Ф. Р-7523, Оп. 36, Д. 145, Л. 4–7, подлинник. Опубликовано: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1947. - № 17; Известия. — 1947. - 27 мая.

№ 132
Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова заместителю председателя Совета Министров СССР В.М. Молотову о направлении семей националистов и бандитов из западных областей Украины в угольную промышленность восточных районов СССР

17 октября 1947 г. Сов. секретно

Заместителю председателя Совета Министров Союза ССР

Товарищу В.М. Молотову

В соответствии с Постановлением Совета Министров Союза ССР № 3214-1050с от 10 сентября сг.[134] в угольную промышленность восточных районов СССР направляются выселяемые из западных областей Украины 20000 семей активных националистов и бандитов, в том числе: комбинату «Кузбассуголь» — 10000 семей; комбинату «Челябинскуголь» — 3000; комбинату «Молотовуголь» — 2000; комбинату «Карагандауголь» — 3000; тресту «Черемховуголь» — 1200; тресту «Востуголь» — 300; тресту «Хакассуголь» — 200; Канскому рудоуправлению — 100; Назаровскому разрезу — 200.

По предположению МГБ СССР количество выселяемых семей превысит 20000. В связи с этим МВД СССР выселяемые сверх указанного количества спецпереселенцы направляются в Омскую область, где будут переданы промышленным предприятиям и трудоустроены в сельском хозяйстве.

Министр внутренних дел СССР С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 174, Л. 21, заверенная копия.

№ 133
Письмо министра химической промышленности СССР М.Г. Первухина первому заместителю председателя Совета Министров СССР В.М. Молотову об охране рудника «Голынь» в Станиславской области Украинской ССР от нападений бандеровцев

31 октября 1947 г.

Заместителю председателя Совета

Министров Союза ССР

товарищу Молотову В.М.

Министерство химической промышленности производит в Западной Украине восстановление разрушенного оккупантами калийного рудника «Голынь» Калушского комбината, расположенного в Станиславской области.

Проведению указанных работ мешают периодически повторяющиеся нападения на рудник бандитов-бандеровцев.

В начале текущего года бандитами ограблен материальный склад. В мае 1947 г. бандеровцы произвели налет на рудник и увели в неизвестном направлении четырех ответственных работников стройуправления, в том числе главного бухгалтера. Нападения бандеровцев не прекращаются до последнего времени.

24 октября 1947 г. получено донесение от управления треста «Горхимпромстрой», который ведет восстановительные работы на руднике «Голынь», о новом нападении бандеровцев на рудник, происшедшем в ночь с 9 на 10 октября с.г. Во время этого налета бандитами был срезан и увезен алюминиевый провод протяженностью 2,5 км и спилены восемь деревянных столбов высоковольтной электролинии, соединяющей рудник «Голынь» с Калушским калийным комбинатом.

В целях принятия срочных мер к прекращению нападений на рудник «Голынь» бандитских шаек и создания условий безопасной работы Министерство химической промышленности обратилось за помощью к министру внутренних дел СССР т. Круглову (письмо от 31 мая 1947 г. № 3002с[135]) и к начальнику Генерального штаба Министерства вооруженных сил СССР Маршалу Василевскому (письмо от 9 октября 1947 г. № 6512с), однако обращения Министерства до сих пор остались безрезультатными.

Имеющаяся на руднике охрана не в состоянии обеспечить его безопасность.

На основании изложенного и в целях обеспечения охраны рудника и безопасной работы на нем, прошу Вас обязать Министерство внутренних дел СССР и Министерство вооруженных сил СССР принять срочные меры к охране рудника «Голынь».

М. Первухин

Резолюции: «т. Абакумову, Круглову — для принятия мер. 1.11.47 г. В. Молотов», «т. Серову. Круглов», «т. Давыдову. Т. Круглов направил записку т. Первухину. И. Серов», «Министру доложено. В дело. Давыдов. 18.11».

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 174, Л. 146, заверенная копия.

№ 134
Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину и Л.П. Берия о работе МВД СССР со спецпоселенцами из западных областей Украины

7 февраля 1948 г. Сов. секретно

Товарищу И.В. Сталину

Товарищу Л.П. Берия

Тов. Абакумов передал нам Ваше указание о необходимости улучшения работы по учету и обеспечению режима среди спецпереселенцев — членов семей активных националистов и бандитов, высланных из западных областей Украины в ноябре-декабре 1947 г.

В связи с этим Министерство внутренних дел СССР считает необходимым доложить Вам следующее:

Согласно постановлению правительства из западных областей Украинской CCР переселено 26644 семьи активных националистов и бандитов, или 76192 человека, в том числе: мужчин — 18866, женщин — 35152, детей — 22174.

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 3214-1050с от10 сентября 1947 г. из числа переселенных — 21380 семей, или 61814 человек, направлены на работу в угольную промышленность восточных районов СССР, из них: комбинату «Кузбассуголь» — 10273 семьи, или 30251 человек; комбинату «Челябинскуголь» — 3728 семей, или 10495 человек; комбинату «Молотовуголь» — 1743 семей или 4976 человек; комбинату «Карагандауголь» — 3143 семьи, или 8191 человек; комбинату «Востсибуголь» — 1834 семьи, или 5203 человека; предприятиям угольной npoмышленности Красноярского края — 659 семей, или 1698 человек.

Остальные 5264 семьи, или 14378 человек, МВД СССР направлены в Омскую область, где трудоустроены в сельском хозяйстве и в промышленных предприятиях

Органами МВД в места поселения спецпереселенцев были направлены оперативные группы из числа старшего офицерского состава для организации режима спецпереселенцев, а также оказания предприятиям угольной промышленности помощи в расселении спецпереселенцев.

Согласно Постановлению СНК СССР № 35 от 8 января 1945 г.[136] спецпереселенцы, в том числе члены семей бандитов, высланных из западных областей Украины, в местах поселения пользуются всеми правами граждан СССР, за исключением права свободного выезда за пределы района поселения.

Каждому спецпереселенцу по прибытии к месту поселения объявляется его правовое положение, установленное Постановлением СНК СССР № 35 от 8 января 1945 г., а также предупреждается об уголовной ответственности за побег с места поселения.

Спецпереселенцы в местах поселения живут не в изолированных поселках, а расселены совхозами, колхозами и предприятиями, в которых они работают, среди местного населения в зависимости от наличия жилой площади.

Охрана спецпереселенцев в местах поселения постановлением правительства не предусмотрена.

Министерством внутренних дел СССР в соответствии с Постановлением СНК СССР № 34-14с от 8 января 1945 г.[137] в местах поселения в целях обеспечения государственной безопасности, охраны общественного порядка и предотвращения побегов спецпереселенцев с мест их поселения, а также контроля за их хозяйственно-трудовым устройством организованы спецкомендатуры.

На комендантов спецкомендатур возлагаются следующие обязанности:

а) учет спецпереселенцев и надзор за ними в целях предотвращения побегов с мест поселения и выявления среди них антисоветских и уголовно-преступных элементов;

б) организация и производство розыска бежавших спецпереселенцев;

в) предупреждение и пресечение беспорядков в местах поселения спецпереселенцев;

г) осуществление контроля за хозяйственным и трудовым устройством спецпереселенцев в местах их поселения;

д) прием от спецпереселенцев жалоб, заявлений и обеспечение по ним необходимых мероприятий;

е) выдача спецпереселенцам разрешений на право временного выезда за пределы района расселения, обслуживаемого данной комендатурой, без права выезда из района.

В целях предупреждения и пресечения побегов органы МВД ведут агентурно-оперативное наблюдение за спецпереселенцами. При выявлении лиц, намеревающихся совершить побег, органы МВД организуют повседневное агентурное наблюдение за ними и обеспечивают гласный надзор за такими спецпереселенцами, обязывая их периодически являться в спецкомендатуры для регистрации.

Спецкоменданты поддерживают связь с председателями колхозов, директорами совхозов, руководителями предприятий, в которых работают спецпереселенцы, и пользуются их содействием в предотвращением побегов и поддержании надлежащего режима

В местах поселения из числа местного актива созданы группы содействия по задержанию бежавших спецпереселенцев, а на крупных железнодорожных станциях для этой цели созданы оперативные заслоны.

О побегах спецпереселенцев органы МВД сообщают органам МГБ на железнодорожном транспорте для принятия мер к задержанию бежавших в пути следования.

Кроме того, о побегах спецпереселенцев немедленно ставятся в известность органы МВД по месту их прежнего жительства, которые принимают меры по розыску и задержанию бежавших.

За побег с мест поселения спецпереселенцы привлекаются к судебной ответственности. Решением суда срок ссылки заменяется заключением в исправительно-трудовые лагеря. Приговоры судебных органов объявляются всем спецпереселенцам, проживающим в одной местности с осужденными за побег.

Одной из причин побегов спецпереселенцев с мест поселения являются их тяжелые жилищно-бытовые условия, а также отсутствие в некоторых переселенных семьях трудоспособных членов, могущих быть устроенными на работу.

Проведенной органами МВД проверкой среди спецпереселенцев из западных областей Украины выявлено 3536 семей (7186 человек), в составе которых не имеется трудоспособных членов, которых можно было бы использовать на предприятиях угольной промышленности.

Совет Министров СССР распоряжением № 18249рс от 10 декабря 1947 г. разрешил Министерствам внутренних дел и угольной промышленности восточных районов СССР передать вышеуказанных переселенцев в сельскохозяйственные районы Казахской ССР, Кемеровской, Челябинской, Молотовской, Иркутской областей по согласованию с Советом Министров Казахской ССР и областными Советами депутатов трудящихся перечисленных областей.[138]

По состоянию на 3 февраля 1948 г. местные советские органы приняли в сельское хозяйство только 662 таких семьи.

Из числа 76192 членов семей активных националистов и бандитов, высланных из западных областей Украины в ноябре-декабре 1947 г., по состоянию на 1 февраля с мест поселения бежало 875 человек, из них органами МВД задержано 515 человек, разыскивается 360 человек.

МВД СССР приняты меры по усилению мероприятий по борьбе с побегами спецпереселенцев, для чего командированы работники центрального аппарата МВД СССР в места расселения спецпереселенцев — семей украинских националистов.

Министр внутренних дел СССР С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 199, Л. 232–236, заверенная копия.

№ 135
Указ Президиума Верховного Совета СССР «О выселении из Украинской ССР лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни».[139]

21 февраля 1948 г. Не подлежит публикации

Москва, Кремль

Колхозное крестьянство Украинской ССР честно трудится над восстановлением и развитием хозяйства, разрушенного немецкими захватчиками, добивается все больших успехов в деле подъема сельского хозяйства, укрепления колхозного строя, роста благосостояния трудящихся и усиления могущества нашей Родины. Однако имеются отдельные лица, которые, прикрываясь своим членством в колхозе и пользуясь льготами, установленными для колхозников, злостно уклоняются от честного труда, ведут антиобщественный, паразитический образ жизни и подрывают трудовую дисциплину в колхозах.

В целях пресечения и предупреждения преступной деятельности антиобщественных, паразитических элементов на селе Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Предоставить общим собраниям колхозников или общим собраниям крестьян села на территории Украинской ССР право выносить общественные приговоры о выселении из села лиц, которые упорно не желают честно трудиться, ведут антиобщественный, паразитический образ жизни, подрывают трудовую дисциплину в сельском хозяйстве и своим пребыванием в селе угрожают благосостоянию колхоза, колхозников и их безопасности.

2. Для вынесения общественного приговора о выселении лиц, упомянутых в статье 1 настоящего Указа, необходимо присутствие на общем собрании не менее двух третей общего числа членов колхоза или совершеннолетних крестьян села. Общественный приговор принимается открытым голосованием большинством не менее двух третей участников собрания.

3. Вынесенный общим собранием колхозников или крестьян села общественный приговор о выселении подлежит проверке исполнительного комитета районного Совета депутатов трудящихся. Исполнительный комитет районного Совета депутатов трудящихся, если найдет приговор правильным и обоснованным, представляет его на утверждение исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся, решение которого является окончательным.

4. Лица, в отношении которых вынесены общественные приговоры о выселении, подлежат удалению сроком на восемь лет из пределов Украинской ССР в местности, перечень которых устанавливается Советом Министров СССР.

5. Лицо, выселенное по общественному приговору, по истечении пяти лет после выселения может возбудить ходатайство перед исполнительным комитетом областного Совета депутатов трудящихся, которым утвержден общественный приговор, о возвращении на прежнее место жительства.

Исполнительный комитет областного Совета депутатов трудящихся может удовлетворить такое ходатайство при наличии положительных отзывов о поведении и трудовой деятельности выселенного в месте поселения и с согласия общего собрания членов колхоза или крестьян села, вынесшего общественный приговор о выселении.

6. Поручить Совету Министров СССР издать Постановление о порядке применения настоящего Указа.

Председатель Президиума Верховного

Совета СССР Н. Шверник

Секретарь Президиума Верховного

Совета СССР А. Горкин[140]

ГАРФ, Ф. Р-7523, Оп. 36, Д. 345, Л. 55–56, подлинник. Опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1: Массовые репрессии в СССР. — М… 2004. — С. 572–573.

№ 136
Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Жданову о борьбе с националистическим подпольем в западных областях Украины, Белоруссии н в Прибалтике

27 февраля 1948 г. Сов. секретно

Товарищу И.В. Сталину

Товарищу В.М. Молотову

Товарищу Л.П. Берия

Товарищу А.А. Жданову

После передачи из органов Министерства внутренних дел органам Министерства государственной безопасности аппарата и дел по борьбе с политическим бандитизмом в западных областях Украинской и Белорусской ССР, в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР органами и войсками МВД (пограничными, конвойными и по охране особо важных объектов промышленности и железных дорог), в порядке оказания помощи органам МГБ в борьбе с националистическим подпольем и его вооруженными бандами, за период с марта 1947 г. по январь 1948 г. на территории указанных республик ликвидировано: антисоветских националистических организаций — 78, связанных с ними банд — 126, участников этих организаций и бандитов — 2091, пособников бандитам — 1499 и изъято 8785 стволов оружия.

Кроме того, органы и войска МВД, используя свой агентурный аппарат, систематически передавали в МГБ материалы по националистическому подполью и его бандам и принимали совместно с МГБ непосредственное участие в операциях по их ликвидации.

МВД Украинской, Белорусской, Литовской, Латвийской и Эстонской ССР проведена следующая работа:

Украинская ССР

На территории западных областей украинской ССР ликвидировано 78 организаций ОУН и 62 банды ОУН-УПА; убито 495 бандитов, задержано 976 бандитов и 1342 бандпособника.

Изъято оружия: у бандитов 1555 единиц, у населения − 2215 единиц. Разрушено бандитских схронов (укрытий) − 155.

Проведено совместно с МГБ 832 операции, в результате которых убито 122 и задержано 154 бандита.

По материалам МВД о местонахождении бандитов, органами МГД убито 130 бандитоа и арестовано 149, изъято до 100 единиц оружия.

В октябре 1947 г. 13592 человека из состава из состава органов и войск МВД принимали участие в выселении членов семей активных бандитов.

Из числа операций, проведенных органами МВД Украинской ССР, наиболее характерными являются:

13 сентября 1947 г. опергруппой Шумского райотделения УМВД Тернопольской области убиты подрайонный проводник ОУН Кондратюк и трое бандитов.

29 сентября УМВД Ровенской области совместно с подразделением войск МГБ в Деражнянском районе убиты надрайонный политреферент по кличке «Мартын» и бандит «Клим».

Изъято оружие и оуновская литература.

В том же районе в результате проведенных агентурно-оперативных мероприятий полностью ликвидирована бандбоевка подрайонного проводника «Липа» в составе 9 участников. Остальные 7 бандитов явились с повинной.

Изъято оружие и патроны.

1 декабря силами 33 пограничного отряда МВД в Жабьевском районе в Станиславской области ликвидирована референтура СБ районного провода ОУН.

Убиты: референт СБ Химчак, палач референтуры СБ Фиткалюк и разведчица СБ Полищук.

Изъято: 4 автомата, пистолет, 6 гранат, более 100 патронов, немецкий радиоприемник и докумены ОУН.

29 декабря п.г. УМВД Ровенской области были получены данные о подготовке подрайонным проводником ОУН «Корень» террористического акта против председателя сельсовета с. Белоговодка Вербского района т. Андрейчук.

В результате принятых мер террористический акт был предупрежден, при столкновении с опергруппой МВД убит подрайонный проводник ОУН «Корень» и ранено два бандита.

Белорусская ССР

На территории западных областей Белорусской ССР ликвидировано 26 банд, связанных с антисоветским националистическим подпольем, с количеством участников 104 человека.

Кроме того, арестовано другого антисоветского элемента 289 человек.

Наиболее характерными операциями, проведенными органами и войсками МВД, являются следующие:

В августе 1947 г. агентурой пограничных войск МВД были выявлены связи Белостокского округа АК-ВИН с Гродненским обводом.

В результате проведенных оперативных мероприятий были арестованы и переданы органам МГБ семь эмиссаров-связников, шесть переправщиков через границу и два других участника АК.

В сентябре 16 пограничным отрядом МВД в Сопоцкинском районе Гродненской области были арестованы 11 участников националистического подполья — Бильчинский, Мачичик и другие. Все они осуждены военным трибуналом.

УМВД Пинской области ликвидирована антисоветская группа Папины в составе 4 участников. Папина, окончивший школу разведчиков в армии Андерса, в мае п.г. английской разведкой был переброшен из Германии в СССР с целью создания повстанческих формирований в западных областях Белорусской ССР.

Арестованные переданы УМГБ.

Лидским горотделом УМВД Гродненской области ликвидирована банда АК главаря Капчеля численностью 8 человек, которой совершено до 20 вооруженных ограблений.

С марта по декабрь органами МВД Белорусской ССР совместно с МГБ проведено свыше 140 операций, в которых участвовало до 950 человек.

12 сентября 1947 г. УМВД Барановичской области совместно с МГБ в Мирском районе ликвидирована террористическая группа Карабаса в числе 6 участников.

У бандитов изъято 4 ствола оружия.

26 декабря п.г. УМВД Молодечненской области совместно с МГБ в Кривичском районе ликвидирована вооруженная бандитская группа Врублевского, численностью 12 человек, состоявшая из поляков — граждан СССР.

Все бандиты арестованы.

Расследованием по делу установлено, что участники бандгруппы 25 декабря 1947 г. совершили налет на Сосновщанскую начальную школу, уничтожили школьное имущество, ограбили учительницу Звягову, а также местного жителя Волкова.

Кроме того, органами МВД Белорусской ССР передано органам МГБ значительное количество агентурных материалов по националистическому подполью, которые последними были реализованы.

В ноябре 1947 г., по данным Жабчицкого райотдела УМВД Пинской области МГБ, была проведена операция, в результате которой убиты главарь банды Симанович и бандит Юхнак, задержан бандит Новорай.

В октябре месяце 16 погранотрядом МВД переданы УМГБ Гродненской области агентурные и следственные материалы на руководителя местной организации АК-ВИН ксендза Красовского, впоследствии арестованного.

Органами и войсками МВД Белорусской ССР с марта 1947 г. по январь 1948 г. изъято 19 пулеметов, 207 автоматов, 992 винтовки, 55 винтовочных обрезов, 729 пистолетов и револьверов, 35 гранат и свыше 5000 патронов.

Литовская ССР

На территории 24 уездов Литовской ССР ликвидировано 14 банд: убито 55 бандитов, арестовано 117 бандитов и 157 бандпособников.

22 ноября 1947 г. Расейнским уездным отделом МВД ликвидирована бандгруппа Киселюс в составе четырех участников.

5 декабря Каунасским Управлением МВД арестовано трое участников бандгруппы главаря Буболас, входившей в бандитский округ «Кестутис». Одна из арестованных — Лопшайтите являлась содержательницей явочной квартиры в гор. Каунас.

У арестованных изъято большое количество медикаментов.

Органы и войска МВД принимали также участие в проводимых органами МГБ в операциях по ликвидации бандитизма.

В сентябре 1947 г. войсковой группой 211 полка войск МВД под руководством начальника транспортного отделения МГБ станции Клайпеда ликвидирована банда главаря Рейпшас в составе 5 участников.

Изъято: ручной пулемет, 3 автомата, винтовка, 2 пистолета, ручные гранаты и патроны.

С 9 по 20 сентября оперативной группой дивизионной школы сержантского состава войск МВД совместно с транспортным отделением МГБ станции Паневежис была проведена операция по изъятию бандитского элемента — захвачено 11 бандитов, 6 связников, 5 бандпособников.

Изъято: 6 винтовок, 2 пистолета, патроны и радиоприемник.

По переданным органам МГБ материалам ликвидировано: антисоветских организаций — 17, бандитских групп — 14, убито бандитов — 40, арестовано бандитов из участников антисоветских организаций — 172, пособников — 128.

В ноябре 1947 г. Укмергским уездным отделом МГБ, по данным уездного отдела УМВД, в гор. Укмерге ликвидирована молодежная террористическая организация в составе 8 участников.

Значительную помощь органам МГБ в разоблачении и выявлении участников нацподполья и бандитов оказал тюремный отдел МВД Литовской ССР через свой; агентурный аппарат.

Оперативными частями тюрем, путем агентурной разработки арестованных было выявлено 13 антисоветских организаций и 8 бандитских групп, 470 участников антисоветского подполья, действовавших на территории Литовской ССР, 426 бандпособников, а также 3 рации.

Органами МВД Литовской ССР изъято у бандитов и населения: пулеметов — 23, автоматов — 216, винтовок — 1075, пистолетов — 1143, гранат около 150 и свыше 40000 патронов.

Латвийская ССР

С марта по декабрь 1947 г. на территории Латвийской ССР ликвидировано 24 бандитских группы, убито 14, захвачено 159 и легализовано 40 бандитов. Арестовано антисоветского элемента 59 чел.

23 октября 1947 г. органами МВД в Мадонском уезде был задержан главарь националистической бандгруппы Дукс, у которого изъяты пистолет «ТТ», боепатроны и антисоветские листовки. Дукс дал показания о шести соучастниках и связях со штабной бандой Русова. Задержанный вместе с материалами передан в органы МГБ.

22 декабря п.г. опергруппой Асуньского волостного отделения МВД Даугавпилского уезда убиты главарь банды Курпниек Иосиф и активная пособница Грызан Эмилия.

Наряду с непосредственным участием в ликвидации бандитизма органы МВД систематически передают для реализации органам МГБ материалы по националистическому подполью. Так:

По данным Цесского уездного отдела МВД, органами МГБ была проведена операция, в результате которой был убит руководитель Северо-Видземского центра бандформирований «Варпа», бывший агент немецкой разведки.

МВД Латвийской ССР была выявлена националистическая банда, действовавшая в Баускском и Тукумском уездах. Проведенной МГБ операцией было арестовано пять бандитов, в том числе главарь банды Крастыньш — бывший участник созданной немцами террористической организации «СС Ягдфербанд Остланд».

Изъяты оружие, гранаты и патроны.

Елгавским уездным отделом МВД были арестованы бандит Гарбенс и бандпособница Валтерс. По их показаниям органами МГБ ликвидирована банда в составе 6 участников.

Оперативно-чекистским отделом Управления по делам военнопленных и интернированных МВД Латвийской ССР выявлено и вскрыто 19 складов оружия, заложенных в 1944 г. немцами для снабжения националистических банд Латвии. Из складов изъято: минометов — 4, пулеметов — 9, автоматов — 8, винтовок — 121, гранат — около 2000, мин к минометам — 200, толу — 200 кг, капсюлей детонаторов — 1900, патронов — 38000.

Кроме этого, изъято у участников бандитско-националистического подполья: пулеметов — 10, автоматов — 52, винтовок — 172, пистолетов — 180, гранат — 60, патронов — свыше 17000, тола — 30 килограммов, детонаторы и бикфордов шнур.

Эстонская ССР

С марта 1947 г. по январь 1948 г. при участии оперативного состава органов и пограничных войск МВД на территории Эстонской ССР было ликвидировано 130 бандитов и другого активного антисоветского элемента.

Из числа проведенных операций заслуживают внимание следующие:

11 погранотрядом МВД и Ляянеским уездным отделом МГБ были задержаны 4 агента английской разведки; пятый агент при попытке к бегству был убит. При задержании изъяты автомат и 2 пистолета.

Этим же погранотрядом выявлены два связника ликвидированной группы, представляющие оперативный интерес.

106 погранотрядом МВД через агентуру было установлено место, время и способ переправы за границу десяти участников террористической группы, действовавшей в Выруском уезде и разрабатывавшейся органами МГБ.

Через агентурный аппарат тюрем МВД выявлен ряд важных данных о невскрытых следствием участниках антисоветского подполья.

В результате разработки в тюрьме МВД арестованного Тикерпуу в Выруском уезде выявлена террористическая банда в числе 20 участников, которые были впоследствии арестованы органами МГБ.

В сентябре-декабре 1947 г. при проведении органами МВД паспортизации населения Эстонской ССР выявлено быв. членов политполиции — 106, лиц, служивших в войсках СС, — 764, бывших членов фашистских организаций «Кайтселиит» и «Омакайтсе» — 2160, бывших военнослужащих немецкой армии — 617, белогвардейцев — 6.

Данные о них переданы МГБ Эстонской ССР.

Органы и войска МВД проводили необходимые мероприятия по обеспечению общественного порядка в период подготовки и проведения выборов в местные Советы депутатов трудящихся.

На территории западных областей УССР для этой цели было использовано 14346 человек офицерского, сержантского и рядового состава. На территории Литовской ССР — 4900 чел.

В западных областях Белорусской ССР, а также в Латвийской и Эстонской ССР органами МВД обеспечивалась охрана избирательных участков и агитпунк тов, кроме того, было организовано круглосуточное патрулирование в населенных пунктах.

В районы, наиболее пораженные бандитизмом, направлялись группы оператив ного состава МВД.

Все агентурно-оперативные мероприятия контактируются нами с органами МГБ.

Министр внутренних дел СССР С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 199, Л. 312–321, заверенная копия.

№ 137
Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и Г.М. Маленкову о выселении семей кулаков из Измаильской области Украинской ССР

27 октября 1948 г. Сов. секретно

Товарищ И.В. Сталину

Товарищу В.М. Молотову

Товарищу Л.П. Берия

Товарищу Г.М. Маленкову

Министерство внутренних дел СССР докладывает, что Постановление Совета Министров СССР № 3785-1538с от 6 октября 1948 г. о выселении из Измаильской области Украинской ССР части кулаков выполнено.

Органами МВД 20 октября с. г. по спискам, утвержденным исполкомом Измаильского Областного Совета депутатов трудящихся, выселено 250 семей кулаков в составе 1094 человека, из них: мужчин — 342, женщин — 405 и детей до 16-летнего возраста — 347 человек.

Выселенные кулаки и члены их семей 21 октября с. г. направлены в Томскую область для трудового использования в Тегульдетском леспромхозе Министерства лесной и бумажной промышленности СССР.

Администрацией леспромхоза при помощи органов УМВД Томской области подготовлены необходимые жилые помещения для размещения выселенных кулаков.

Для осуществления режима и надзора в местах расселения кулаков созданы спецкомендатуры МВД.

Каких-либо эксцессов во время проведения операции по выселению из Измаильской области кулаков не отмечено.

Министр внутренних дел СССР С Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 201, Л. 122, заверенная копия.

№ 138
Справка отдела спецпоселений МВД СССР о выселении из Литовской ССР семей националистов и их трудоустройстве

<Не ранее 1 ноября 1948 г.>[141]Сов. секретно

Справка о выселении и трудоустройстве литовцев

На основании распоряжения НКВД СССР т. Берия № 328 от 16 апреля 1945 г. и Постановления Совета Министров Союза ССР № 417-160сс от 21 февраля 1948 г., в 1945 и 1948 гг. производилось выселение из Литовской ССР семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженном столкновении, а также пособников бандитов — кулаков с семьями.

Всего расселено выселенных из Литовской ССР 14048 семей в количестве 47534 человека, в том числе: мужчин — 13437, женщин — 19742, детей — 14355.

Выселенные из Литвы спецпоселенцы расселены в двух республиках, одном крае и пяти областях, из них: наибольшее количество их расселено в Красноярском крае (23467 чел.), Иркутской обл. (11495), Бурят-Монгольской АССР (4038), Томской и Молотовской областях.

Все спецпоселенцы трудоустроены в 14 министерствах и трех учреждениях, из 32658 человек взрослых спецпоселенцев литовцев мужчин и женщин используется на работах 25888 человек, наибольшее количество литовцев трудоустроено в Министерстве лесной и бумажной промышленности — 41690 семей, из которых работает 23161 чел., остальные в Министерствах угольной, пищевой, текстильной промышленностях и Министерстве сельского хозяйства и др.

Из общего количества 14048 семей выселенных литовцев приобрело и имеют собственные дома 1187 семей, численностью 8633 человека.

Крупный рогатый скот имеет 183 семьи и мелкий рогатый скот — 84 семьи.

В непригодных для жилья помещениях проживает 880 семей литовцев, общей численностью 2860 человек.

Спецпоселенцы, переданные для трудового использования Игарскому лесокомбинату Красноярского края, расселены в непригодных для жилья помещениях, крыши которых протекают, в окнах не хватает стекол, мебель и постельные принадлежности отсутствуют — спецпоселенцы спят на полу, подстилая под себя мох и сено. В результате большой скученности, несоблюдения элементарных санитарно-гигиенических правил имели место среди спецпоселенцев вспышки брюшного тифа и дизентерии со смертельными случаями.

В связи с плохими жилищно-бытовыми условиями побеги спецпоселенцев литовцев возрастают и особенно из Красноярского края. С начала расселения бежало всего 1659 чел., задержано с начала расселения 975 чел.

В 1948 г. бежало всего 424 литовца, из них за январь-апрель — 47, в мае — 9, июне -39, июле — 86, августе — 111, сентябре — 91 и октябре — 41 человек.

По состоянию на 1 ноября находится в бегах — 684 человека, в местах заключения — 374, в инвалидных домах — 47, под арестом — 141 человек.

Нач. отдела спецпоселений МВД СССР

Полковник Шиян

ГАРФ, Ф. Р-9479, Оп. 1, Д. 436, Л. 2–3, машинописная копия. Опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1: Массовые репрессии в СССР. — М., 2004. — С. 516–517.

№ 139
Постановление Совета Министров СССР № 390-138сс
«О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести враждебную деятельность, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов»

29 января 1949 г. Сов. секретно

Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Принять предложение Совета Министров Литовской ССР, Латвийской ССР, Эстонской ССР и Центральных Комитетов КП(б) Литвы, Латвии и Эстонии о выселении с территории Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести вражескую деятельность, и их семей, а также семей penpecсированных пособников бандитов.

Всего выселить 29000 семей, составляющих 87000 человек, в том числе: по Литовской ССР — 8500 семей в количестве 25500 человек, по Латвийской ССР -13000 семей в количестве 39000 человек и по Эстонской ССР — 7500 семей в количестве 22000 человек.

2. Выселение лиц указанной выше категории произвести навечно в Якутскую АССР, Красноярский и Хабаровский края, Омскую, Томскую, Новосибирскую и Иркутскую области, распространив на них действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголовной ответственности за побег из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы СССР в период Отечественной войны».[142]

3. Обязать Министерство государственной безопасности СССР (т. Абакумова) выселение лиц поименованных категорий в п. 1 настоящего Постановления из Литвы, Латвии и Эстонии произвести в срок от 20 до 25 марта 1949 г.

Выселение кулаков и их семей произвести по спискам, утвержденным Советами; Министров Литовской, Латвийской и Эстонской ССР, а семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести вражескую деятельность, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов — по решению Особого совещания при МГБ СССР.

4. Обязать Министерство внутренних дел СССР (т. Круглова) обеспечить: конвоирование и перевозку выселяемых из Литвы, Латвии и Эстонии по железной дороге и водным путям к месту их поселения; тщательную охрану выселяемых в пути следования; административный надзор в местах расселения и надлежащий учет поселенцев, установив режим, исключающий какую бы то ни было возможность побегов; трудоустройство выселяемых в сельском хозяйстве (в колхозах и совхозах) и на предприятиях лесозаготовительной и золотодобывающей промышленности.

В местах расселения выселяемых организовать спецкомендатуры МВД.

5. Разрешить выселяемым брать с собой лично им принадлежащие ценности, домашние вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь) и запас продовольствия на каждую семью общим весом до 1500 килограммов.

Остальное имущество и скот выселяемых конфисковать.

Конфискованное имущество выселяемых обратить на покрытие недоимок по государственным обязательствам, оставшуюся после погашения недоимок часть имущества (жилые и хозяйственные постройки, производственные предприятия, сельскохозяйственный, ремесленный инвентарь, а также скот) передать безвозмездно колхозам с зачислением их в неделимый фонд. Остальное имущество передать финансовым органам для реализации. Продовольственное зерно, зернофураж и технические культуры передать государству.

6. Обязать Министерство финансов СССР (т. Зверева) выделить Министерству внутренних дел СССР дополнительные средства на 1949 год на содержание спецкомендатур за счет союзного бюджета, а также оплату расходов по питанию и медобслуживанию в пути следования выселенцев из расчета 5 руб. 50 коп. в день на одного человека.

7. Обязать Министерство путей сообщения (т. Бещева) выделить по заявке Министерства внутренних дел СССР необходимое количество железнодорожных вагонов, оборудованных для людских перевозок, и обеспечить продвижение эшелонов с выселяемыми до места назначения на правах воинских.

Расчеты за перевозку выселяемых производить по тарифу, установленному для перевозки заключенных.

8. Обязать Министерство торговли СССР (т. Жаворонкова) организовать выдачу через железнодорожные буфеты горячей пищи проходящим эшелонам с выселяемыми, в соответствии с графиком движения эшелонов, за плату, в счет средств, выделенных для Министерства внутренних дел СССР п. 6 настоящего Постановления.

9. Министерству здравоохранения СССР (т. Смирнову) выделить на каждый эшелон выселяемых по одному медицинскому врачу и по две медсестры с необходимым количеством медикаментов и перевязочных средств для оказания медицинской помощи выселяемым в пути следования.

10. Обязать Совет Министров Якутской АССР, Красноярский и Хабаровский крайисполкомы, Омский, Новосибирский, Томский и Иркутский облисполкомы Советов депутатов трудящихся оказать содействие Министерству внутренних дел СССР в расселении расселяемых и их хозяйственно-бытовом устройстве, а также в случае необходимости организовать дома инвалидов и престарелых для размещения в них одиночек-инвалидов и престарелых из числа прибывающих выселенцев, выделив для организации и содержания этих домов необходимые средства.

Председатель Совета Министров Союза ССР И. Сталин

Управляющий Делами Совета Министров СССР Я. Чадаев[143]

Опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1. — М., 2004. — С. 517–519.

№ 140
Приказ МВД СССР № 00225 «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов»

12 марта 1949 г. Сов. секретно

Особой важности

Постановлением Совета Министров СССР № 390-138сс от 29 января 1949 г.[144] на МГБ СССР возложено выселение с территории Литовской, Латвийской и Эстонской ССР кулаков с семьями, семей бандитов, националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести вражескую деятельность, и их семей, а так же семей репрессированных пособников бандитов.

Совет Министров СССР установил, что указанные лица должны быть расселены в местах поселения навечно. Выселяемым разрешено брать с собой лично им принадлежащие ценности, домашние вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь) и запас продовольствия на каждую семью общим весом до 1500 килограммов.

Совет Министров СССР обязал Министерство внутренних дел СССР обеспечить: конвоирование и перевозку выселяемых из Литвы, Латвии и Эстонии по железной дороге и водным путям к месту поселения, тщательную охрану выселяемых в пути следования: административный надзор в местах расселения и надлежащий учет поселенцев, установив режим, исключающий какую бы то ни было возможность побегов; трудоустройство выселяемых в сельском хозяйстве (колхозах и совхозах) и в промышленности.[145]

Во исполнение вышеуказанного постановления Совета Министров СССР приказываю:

1. Выселяемых с территории Литовской, Латвийской и Эстонской ССР семей кулаков, националистов, бандитов и их пособников направить на спецпоселение: в Красноярский край — 4000 семей; в Новосибирскую область — 3000; в Томскую область -7000; в Омскую область — 6000; в Иркутскую область — 6967.[146]

2. Начальникам УМВД по Красноярскому краю полковнику Козлову, Новосибирской области генерал-майору Петровскому, Томской области полковнику Бровченко, Омской области полковнику Петрову и Иркутской области полковнику Дошлову:[147]

а) совместно с местными партийными и советскими органами разработать конкретный план приема и расселения прибывающих выселенцев. В плане предусмотреть обеспечение выселенцев жильем, их трудовое устройство, а также выделение перевозочных средств для передвижения выселенцев от железнодорожных станций к местам расселения;[148]

б) провести обследование намеченных по плану мест расселения выселенцев путем направления туда сотрудников УМВД совместно с работниками советских органов и соответствующих хозяйственных органов и принять меры к их полной подготовке к приему выселенцев;

в) по прибытии эшелонов с выселенцами на станции разгрузки организовать прием выселенцев от начальников эшелонов по эшелонным спискам с составлением акта. Прием выселенцев возложить на начальников РО МВД, на территории которых будут расселены выселенцы, на комендантов соответствующих спецкомендатур и специально назначенных уполномоченных МВД-УМВД;

г) в местах расселения выселенцев организовать спецкомендатуры МВД. К 1 апреля 1949 г. подобрать и назначить работников вновь организуемых спецкомендатур и к моменту прибытия выселенцев тщательно проинструктировать их в соответствии с приказами и директивами МВД СССР о работе среди выселенцев.

К этому же сроку представить в МВД СССР дислокацию и штатную численность вновь организованных спецкомендатур;

д) прибывших в места расселения выселенцев взять на учет, объявить им правовое положение выселенцев, Указ Президиума Верховного Совета СССР об уголовной ответственности за побег с места обязательного поселения, организовать строгий режим и установить административный надзор в соответствии с приказом МВД СССР № 001445 от 7 декабря 1948 г.[149]

Особое внимание обратить на создание условий, исключающих возможность побега.

3. Для оказания помощи местным органам МВД в приеме, расселении и трудоустройстве выселенцев, а также организации строгого учета, режима и административного надзора за выселенцами командировать в качестве уполномоченных МВД СССР: в Новосибирскую область — генерал-майора Стефанова, в Красноярский край — полковника Масленникова, в Томскую область — полковника Пядышева, в Омскую область — полковника Парфенова,[150] в Иркутскую область — полковника Полякова.[151]

4. Министрам внутренних дел Литовской ССР генерал-майору Барташунас, Латвийской ССР генерал-майору Эглит, Эстонской ССР генерал-майору Резеву:

а) обеспечить надлежащий общественный порядок в городах и сельских населенных пунктах, из которых будет производиться выселение;

б) организовать своевременный прием и отправку выселенцев к местам расселения;

в) назначить из числа оперативных работников МВД начальников эшелонов и их заместителей, тщательно проинструктировав их (Инструкция начальникам эшелонов и конвоя прилагается.)

5. В качестве уполномоченных МВД СССР командировать: в Литовскую ССР — генерал-майора Матевосова, в Латвийскую ССР — генерал-майора Ратушного и в Эстонскую ССР — генерал-лейтенанта Петрова.

Обязать министров внутренних дел Литовской ССР генерал-майора Барташунас, Латвийской ССР генерал-майора Эглит, Эстонской ССР генерал-майора Резева и уполномоченных МВД СССР генерал-майора Матевосова, генерал-майора Ратушного и генерал-лейтенанта Петрова разработать конкретные мероприятия по обеспечению задач, связанных с выселением и направлением на спецпоселение выселенцев.

6. Начальнику Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР генерал-майору Аркадьеву обеспечить выделение по разнарядке Отдела спецпоселений МВД СССР необходимого количества вагонов для перевозки выселяемых к месту поселения.

Учесть при этом, что Совет Министров СССР обязал Министерство путей сообщения СССР выделить по заявке МВД СССР необходимое количество железнодорожных вагонов, оборудованных для людских перевозок, и обеспечить продвижение эшелонов с выселяемыми до места поселения на правах воинских.

7. Начальнику Управления конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенанту Бочкову выделить необходимый конвой и организовать конвоирование выселяемых до места расселения, приняв все меры, исключающие возможность побега выселяемых в пути следования.

8. Начальнику Главного управления военного снабжения МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву организовать питание выселенцев в пути следования к месту поселения.

9. Начальнику Отдела спецпоселений МВД СССР полковнику Шияну обеспечить:

а) своевременный подбор начальников эшелонов и их заместителей из числа оперативных работников МВД республик и УМВД областей;

б) своевременное выделение Министерством здравоохранения СССР на каждый эшелон выселяемых по одному медицинскому врачу и по две медицинских сестры с необходимым количеством медицинских и перевязочных средств для оказания медицинской помощи выселяемым в пути следования.

10. В целях оперативного решения вопросов, связанных с организацией приема, конвоирования и своевременного отправления эшелонов с выселенцами, командировать в Литовскую, Латвийскую и Эстонскую ССР заместителя начальника конвойных войск генерал-майора Спасенко[152] и заместителя начальника Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР полковника Ишкова с группой оперативных работников (План мероприятий по обеспечению конвоирования выселенцев к местам расселения прилагается.)

11. Начальнику Центрального финансового отдела МВД СССР полковнику инт<ендантской> службы[153] Карманову своевременно финансировать расходы органов МВД, связанные с выселением и содержанием вновь организованных спецкомендатур.

Наблюдение за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерал-лейтенанта Рясного.

Министр внутренних дел СССР

Генерал-полковник С. Круглов

Приложение к приказу МВД СССР

особой важности № 00225-1949 г.

Строго секретно

«Утверждаю»

Министр внутренних дел СССР

Генерал-полковник

С. Круглов

Инструкция начальникам эшелонов и конвоя по конвоированию выселенцев
I. Общее положение

1. Для сопровождения выселяемых по железным дорогам до пункта разгрузки, организации охраны, недопущения побегов при конвоировании в каждый эшелон назначаются: начальник эшелона, заместитель начальника по оперативной части, заместитель начальника по снабжению, медперсонал в составе одного врача и двух медсестер и конвоя в составе 25 человек во главе с офицером конвойных войск.

2. Каждому эшелону присваивается особый номер, сохраняемый на весь путь следования.

3. Охрана эшелона на остановках и в пути следования осуществляется личным составом конвоя путем выставления постов.

4. Для поддержания порядка в вагоне из числа выселяемых назначаются старшие в каждом вагоне.

II. Обязанности начальника эшелона и его заместителей

5. Начальник эшелона назначается министром внутренних дел республики из лиц офицерского состава. Ему подчиняются: заместитель начальника по оперативной части, заместитель начальника по снабжению, врач, медсестры и личный состав конвоя.

6. Начальник эшелона обязан:

а) до приема выселяемых принять и тщательно проверить исправность вагонов, наличие съемного вагонного оборудования (нары, окна, унитазы, ведра и стремянки);

б) выделить в составе эшелона два-три вагона для конвоя, один вагон под изолятор для заболевших в пути, в котором следует выделенный медперсонал с необходимым количеством медикаментов;

в) дать указания начальнику конвоя об организации охраны выселяемых и принятого в вагонах оборудования (фонари, доски, стремянки и т. д.);

г) по мере подвоза выселенцев к эшелону принять их от оперативного состава МГБ по посемейным карточкам в двух экземплярах, один экземпляр посемейной карточки с распиской начальника эшелона сдать лицу, сдавшему выселенцев.

7. Посадку выселяемых производить из расчета: в двухосный вагон по 22–24 человека и четырехосный 44–48 человек, с учетом обеспечения каждого вагона необходимым количеством бочек для воды и ведер для получения горячей пищи (1 ведро на 10 человек).

8. Каждой семье выселяемых разрешить погрузку личного багажа до 1500 килограммов. К упакованным вещам должны быть прикреплены бирки с указанием фамилии, имени и отчества владельца.

Все острорежущие предметы: топоры, пилы и т. д. упаковывать отдельно, прикреплять к ним бирки и поместить в отдельный вагон эшелона.

9. После посадки выселяемых в вагоны составить повагонные списки с перечислением всех посаженных в вагон, в том числе и детей. Кроме этого, в пути следования составить в трех экземплярах общий эшелонный список по форме: номер по порядку, фамилия, имя и отчество, год рождения, национальность, отношение к главе семьи, место жительства до переселения, примечание.

10. Начальник эшелона один экземпляр эшелонного списка представляет МВД-УМВД, в распоряжение которых прибыл эшелон, а остальные два экземпляра списков высылает в Отдел спецпоселений МВД СССР.

11. Через представителей Отдела перевозок МВД на дорогах и железнодорожную администрацию добиваться быстрейшего продвижения эшелона к месту назначения.

12. Ежедневно производить проверку людей в эшелоне, следить за поддержанием порядка и чистоты в вагонах, обязывая выселяемых производить уборку в вагонах.

13. Организовать питание выселяемых и их семей в пути следования через железнодорожные буфеты, оплачивая стоимость питания из расчета 5 руб. 50 коп. на каждого человека.

Для получения горячей пищи через железнодорожные буфеты не позднее 12 часов до прибытия эшелона на станцию, где будет выдаваться питание, делать заявку начальнику станции по телефону или телеграфу.

14. Для получения горячей пищи из буфетов из каждого вагона выделять по 2 человека из числа семейных выселенцев под охраной конвоя.

15. Все расходные документы должны быть заверены по местам расходования средств органами МВД или МГБ. Выдача денег на руки выселяемым запрещается, за исключением денег матерям на приобретение молока для детей.

Деньги на молоко должны выдаваться по раздаточным ведомостям под расписку получателей-матерей.

16. О случае задержки эшелона в пути немедленно донести в Отдел перевозок МВД СССР и отделы перевозок соответствующих железных дорог, о происшествиях донести в Отдел спецпоселений МВД СССР, Управления конвойных войск МВД, а о перебоях в снабжении сообщить в ГУВС МВД СССР.

17. Запретить выселяемым нарушать правила железнодорожного порядка (ходить по путям, разводить костры на путях, брать самовольно топливо и другое железнодорожное имущество, выбрасывать и выливать остатки пищи на станциях) и продавать собственное имущество.

18. В пути следования эшелона через каждые 10–15 дней проводить санобработку выселяемых, подавая заявки об этом начальнику станции, на которой намечена санобработка.

На санобработку каждого выселяемого разрешается за все время пути расходовать 50 копеек.

19. Отставших в пути следования от других эшелонов выселяемых принимать в свой эшелон и сдавать органам МВД-УМВД по месте сдачи эшелона по отдельному акту.

20. Об отставших от своего эшелона сообщать ближайшим органам МВД-УМВД с указанием установочных данных об отставших. В случае тяжелого заболевания выселяемых в пути сдавать их через местные органы МВД в ближайшие медсанпункты, а в случае смерти — для погребения, в каждом случае составляя акт.

21. По прибытии эшелона на станцию разгрузки выселяемых сдать представителям местных органов МВД по эшелонному списку.

О сдаче составляется акт. В акте указывается: место сдачи, в чье распоряжение прибыли выселяемые, номер эшелона, численность выселенных (мужчин, женщин, детей). Один экземпляр акта начальник эшелона вместе с отчетными денежными документами направляет фельдсвязью МВД-УМВД, отправлявшим эшелон.

Остаток денежных средств после сдачи эшелона сдается в кассу финотделов МВД-УМВД, в распоряжение которых прибыл эшелон. Квитанция о сдаче денег направляется МВД-УМВД, выдавшим денежный аванс.

22. Сдать подвижной состав и съемное оборудование вагонов железнодорожной администрации станции выгрузки по железнодорожным описям.

III. Обязанности начальника конвоя

23. Для организации охраны и недопущения побегов в каждый эшелон назначается от конвойных войск МВД конвой численностью 25 человек во главе с офицером.

24. Начальник конвоя подчиняется начальнику эшелона и выполняет все его требования. Начальнику конвоя подчиняется весь личный состав конвоя, который выполняет только его приказания.

25. Начальник конвоя обязан:

— перед началом посадки выставить наружную охрану эшелона;

— для приема и посадки выселяемых назначить необходимое количество старших;

— организовать охрану эшелона на станциях и в пути следования, которая бы исключила всякую возможность побегов выселяемых;

— обеспечить телефонную связь конвоя с головным и хвостовым постами, а также с машинистом;

— для отражения возможных нападений на эшелон извне, а также предотвращения групповых и одиночных побегов выселяемых иметь постоянную резервную группу во главе с зам. начальника конвоя;

— разрешать выселяемым в дневное время на больших остановках открывать двери вагонов, ежедневно организовывать прогулки в непосредственной близости от вагонов, усиливая охрану путем выставления дополнительных постов. За 10 минут до отправления эшелона выселяемые должны быть посажены в вагон;

— не допускать к эшелону посторонних граждан;

— контролировать несение службы личным составом конвоя;

— не допускать, чтобы лица из состава конвоя принимали и отбирали вещи от выселяемых;

— о всех чрезвычайных происшествиях в пути немедленно доносить в Управление конвойных войск МВД СССР.

IV. О мерах борьбы с побегами в пути следования

26. Одной из основных задач начальника эшелона, его заместителя по оперативной части и начальника конвоя является предупреждение и ликвидация побегов.

27. При приеме на станции формирования выселяемых начальнику эшелона и его заместителю по оперативной части требовать от сдающих данные о лицах, склонных к побегам.

28. Лиц, склонных к побегам, и одиночек, следуемых без семей, размещать в головных вагонах эшелона, устанавливая за ними особое наблюдение.

29. В случае группового побега во время движения эшелона или во время стоянок на железнодорожных станциях начальник эшелона или конвой задерживает движение эшелона на время немедленного задержания бежавших силами конвоя. В случае невозможности немедленного задержания начальник эшелона уведомляет ближайшие органы МВД с указанием полных установочных данных и примет бежавших и адресата, кому следует сообщать о результатах преследования и принятых мер розыска.

30. При обнаружении одиночного побега выселяемых как во время движения эшелона, так и на станциях начальник эшелона эшелон не задерживает, принимает меры розыска и задержания бежавших через ближайшие органы МВД.

31. Составу конвоя запрещается применять оружие против выселяемых, кроме случаев самозащиты при нападении со стороны выселяемых и при преследовании убегающих.

Против беременных женщин и детей ни при каких обстоятельствах оружие не применять.

О каждом случае побега выселяемых составлять акт по установленной форме и немедленно доносить телеграфно начальнику конвойных войск МВД СССР и начальнику Отдела спецпоселений МВД СССР.

Начальник конвойных войск МВД СССР

Генерал-лейтенант Бочков

Зам. начальника Отдела спещоселений МВД СССР

Полковник Лютый

«Согласен»

Зам. министра внутренних дел СССР

Генерал-лейтенант В. Рясной

Приложение к приказу МВД СССР

особой важности № 00225-1949 г.

Строго секретно

«Утверждаю»

Министр внутренних дел СССР

Генерал — полковник

С. Круглов

План мероприятий по обеспечению вывоза и конвоирования спецконтингентов из Прибалтики

1. Министрам внутренних дел Эстонской ССР генерал-майору Резеву, Латвийской ССР генерал-майору Эглит и Литовской ССР генерал-майору Барташунас:

а) обеспечить выделение из числа ответственных работников аппаратов министерств и органов МВД Эстонской, Латвийской и Литовской республик для назначения на каждый эшелон по одному начальнику эшелона и по 2 заместителя — по оперативной и хозяйственной части.

Кроме того, обеспечить на каждый эшелон выделение по одному врачу и 2 медсестры с необходимым количеством медикаментов и перевязочных средств;

б) выдать начальникам эшелонов под отчет денежные суммы из расчета 5 руб. 50 коп. на каждого выселенца в день для оплаты за питание на весь путь следования;

в) на каждую ж.-д. станцию погрузки выделить ответственного работника МВД республики в качестве начальника пункта погрузки, на которого возложить руководство приемом выселяемых и отправки эшелонов. Начальники эшелонов обязаны выполнять все указания начальника пункта погрузки.

2. Начальнику Отдела спецпоселений МВД СССР полковнику Шиян: а) в помощь МВД Эстонской, Латвийской и Литовской ССР для назначения начальниками эшелонов подобрать 45 человек ответственных работников из аппаратов следующих МВД-УМВД:

в распоряжение МВД Эстонской ССР:

из УМВД по[154] Ленинградской области — 8 чел.

из УМВД по Новгородской области — 2 чел.

из УМВД по Псковской — "- 2 чел.

12 чел.

в распоряжение Латвийской ССР:

из УМВД по Смоленской области — 5 чел.

— "- УМВД по Калининской — "- 5 — "-

— "- УМВД по Курской области — 5 — "-

— "- УМВД по Брянской области — 3 — "-

18- "-

в распоряжение МВД Литовской ССР:

из МВД БССР — 15 чел.

б) для оказания помощи Министерствам внутренних дел Эстонской, Латвийской и Литовской ССР по медицинскому обслуживанию эшелонов с выселенцами в пути следования обеспечить через Министерство здравоохранения СССР выделение необходимого числа врачей и медсестер, с соответствующим количеством медикаментов и перевязочных средств.

3. Начальнику конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенанту Бочкову:

а) обеспечить конвоирование эшелонов с выселенцами от станций погрузки до станций разгрузки;

б) к 17 марта 1949 г. сосредоточить (по особому плану) в гор. Вильно — 21 конвой, в г. Риге — 32 конвоя и в г. Таллине — 19 конвоев, численностью по 25 человек каждый, во главе с офицером;

в) на все станции погрузки выслать офицеров от конвойных войск;

г) для общего руководства конвоями по погрузке и отправке эшелонов назначить в каждую республику группу офицеров;

д) организовать проверку службы конвоев в пути следования и оказать необходимую помощь.

4. Начальнику Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР генерал-майору Аркадьеву:

а) обеспечить перевозку спецконтннгента по железным дорогам, согласно утвержденным планам;

б) разработать маршрут следования эшелонов, пункты питания и санобработки, с учетом одноразового питания в сутки и двух санобработок в пути следования;

в) посадку спецконтингента в вагоны производить в двухосные вагоны — 22–24 человека, в четырехосные вагоны — 44–48 человек;

г) установить оперативный контроль за продвижением эшелонов в пути следования и ежедневно докладывать поездное положение эшелонов по состоянию на 6 часов утра заместителю министра внутренних дел СССР генерал-лейтенанту Рясному.

5. Начальнику ГУВС МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву:

обеспечить выселенцев в пути следования горячим питанием один раз в сутки до места расселения через железнодорожные буфеты, за счет фондов министерства торговли в пределах установленной стоимости.[155]

Генерал-лейтенант Бочков

Генерал-майор Аркадьев

Генерал-майор интендантской службы Горностаев

Полковник Лютый

«Согласен»

Заместитель министра внутренних дел СССР

Генерал-лейтенант В. Рясной

Резолюция: Прошу заменить полк<овника>Клименко и полк<овника> Пядышева, т. к. нет т. Кузнецова. И. Серов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 10, Л. 11–24, подлинник. Опубликовано (без «Инструкции начальникам эшелона и конвоя по конвоированию выселенцев» и «Плана мероприятий по обеспечению вывоза и конвоирования спецконтингентов из Прибалтики»): История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1: Массовые репрессии в СССР. — М., 2004. — С. 519–522.

№ 141
Постановление Совета Министров СССР № 5881-2201сс
«О выселении с территории Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов»

29 декабря 1949 г. Сов. секретно

Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Принять предложение Псковского обкома ВКП(б) и облисполкома о выселении с территории Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области[156] кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов.

Выселить 425 семей, составляющих 1563 человека.

2. Выселение лиц, указанных в пункте 1 настоящего Постановления, произвести в Красноярский край на спецпоселение под надзор органов Министерства внутренних дел СССР, распространив на выселенных действие указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголовной ответственности за побег из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы СССР в период Отечественной войны».

3. Обязать Министерство государственной безопасности СССР (т. Абакумова) выселение лиц, поименованных категорий в п. 1 настоящего Постановления, из Псковской области произвести в мае 1950 г.

Выселение кулаков и их семей произвести по спискам, утвержденным Псковским облисполкомом, а семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных Столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов — по решениям Особого совещания при Министерстве государственной безопасности СССР.

4. Обязать Министерство внутренних дел СССР (т. Круглова) обеспечить: конвоирование и перевозку выселяемых из Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области по железной дороге и водными путям к месту их поселения; тщательную охрану выселяемых в пути следования; административный надзор в местах расселения и надлежащий учет поселенцев; установив режим, исключающий какую бы то ни было возможность побегов; трудоустройство выселяемых в сельском хозяйстве — в колхозах и совхозах и на предприятиях.

В местах расселения выселяемых организовать спецкомендатуры Министерства внутренних дел СССР.

5. Разрешить выселяемым брать с собой лично им принадлежащие ценности, домашние вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь) и запас продовольствия на каждую семью общим весом до 1500 килограммов.

Остальное имущество выселяемых и принадлежащий им скот конфисковать.

Конфискованное имущество выселяемых обратить на покрытие недоимок по государственным обязательствам, оставшуюся после погашения недоимок часть имущества (жилые и хозяйственные постройки, производственные предприятия, сельскохозяйственный и ремесленный инвентарь, а также скот) передать безвозмездно колхозам с зачислением их в неделимый фонд. Остальное имущество передать финансовым органам для реализации. Продовольственное зерно, зернофураж, технические культуры передать государству.

6. Обязать Министерство финансов СССР (т. Зверева) выделить Министерству внутренних дел СССР дополнительные средства на 1950 г. на содержание спецкомендатур за счет союзного бюджета, а также средства на оплату расходов по питанию и медобслуживанию в пути следования выселенцев из расчета 5 руб. 50 коп. в день на одного человека.

7. Обязать Красноярский крайисполком Совета депутатов трудящихся оказать содействие Министерству внутренних дел СССР в расселении выселяемых и их хозяйственно-бытовом устройстве.

Председатель Совета Министров Союза ССР И. Сталин Управляющий Делами Совета Министров СССР М. Помазнев[157]

Опубликовано: «История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов»: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1. — М., 2004. — С. 539–540.

№ 142
Приказ МВД СССР № 00158 о приеме, перевозке, расселении и трудоустройстве выселяемых из Псковской области

1 марта 1950 г. Строго секретно

Особой важности

На основании Постановления Совета Министров Союза ССР от 29 декабря 1949 г. № 5881-2201сс в мае 1950 г. МГБ СССР из Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области будет производиться выселение кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов, всего 425 семей, составляющих 1563 человека.

Выселяемые должны быть расселены в Красноярском крае в местах специального поселения навечно; на них распространен Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголовной ответственности за побег из мест обязательного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы СССР в период Отечественной войны».

Выселяемым разрешено брать с собой лично им принадлежащие ценности, домашние вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь) и запас продовольствия на каждую семью общим весом до 1500 килограммов.

Остальное имущество выселяемых и принадлежащий им скот конфискуется.

Совет Министров СССР обязал МВД СССР обеспечить: конвоирование и перевозку выселяемых из Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области по железнодорожным и водным путям сообщения к месту их поселения; тщательную охрану выселяемых в пути следования, административный надзор в местах расселения и надлежащий учет выселенцев, установление надлежащего режима для них, исключающего возможность побегов, а также трудоустройство выселяемых в сельском хозяйстве (колхозах и совхозах) и на предприятиях промышленности; в местах расселения выселенцев организовать спецкомендатуры.

Приказываю:

1. Выселяемых из Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области направить на вечное поселение в Красноярский край и передать для трудового использования в сельском хозяйстве и промпредприятиях.

2. Начальнику УМВД по Псковской области полковнику Алмазову:

а) организовать на станциях погрузки прием от органов МГБ выселяемых по семейным справкам;

б) командировать на станцию формирования эшелонов ответственных оперативных работников УМВД для оказания практической помощи начальникам эшелонов по организации приема выселенцев, формирования и отправки эшелонов;

в) отправку выселяемых произвести двумя эшелонами; из числа ответственных работников УМВД назначить на каждый эшелон начальника эшелона, по должности не ниже начальника отделения, и двух заместителей по оперативной и хозяйственной части, тщательно проинструктировав их; выделить по одному врачу и по две медсестры на каждый эшелон, с необходимым количеством медикаментов;

г) выдать начальникам эшелонов под отчет деньги на расходы по питанию и медобслуживанию выселенцев в пути следования, из расчета 5 рублей на питание и 50 коп. на медобслуживание в сутки на одного человека;

обязать начальников эшелонов в пути следования эшелонов через каждые 10–15 дней проводить санобработку выселяемых, подавая заявки об этом начальнику станции, на которой намечена санобработка. Согласно приказу МПС и МВД СССР № С-80п/0116 от 5.Ш-1949 г. санобработка производится бесплатно.

3. Начальнику Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР генерал-майору Аркадьеву обеспечить выделение необходимого количества вагонов, оборудованных для людских перевозок.

Определить маршрут следования эшелонов и пункты санобработки выселяемых в пути следования.

4. Начальнику Управления конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенанту Бочкову обеспечить выделение конвоя для конвоирования выселяемых до места расселения, приняв необходимые меры, исключающие возможность побегов выселяемых в пути следования и на станциях разгрузки.

5. Начальнику Главного управления военного снабжения МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву организовать через железнодорожные рестораны и буфеты выдачу питания выселяемым в пути следования по заявкам начальников эшелонов.

6. Начальнику Центрального финансового отдела МВД СССР полковнику интендантской службы Карманову обеспечить своевременное финансирование расходов: УМВД по Псковской области — связанных с перевозкой выселяемых к местам поселения, и УМВД по Красноярскому краю — связанных с приемом и расселением выселенцев, а также финансирование средств на содержание вновь организуемых спецкомендатур.

7. Начальнику УМВД по Красноярскому краю полковнику Козлову:

а) по прибытии эшелонов с выселенцами на станции разгрузки организовать прием выселенцев от начальников эшелонов по эшелонным спискам и по семейным справкам МГБ, о чем составлять соответствующие акты;

б) в местах расселения вновь прибывающих выселенцев при необходимости организовать спецкомендатуры МВД или в имеющихся спецкомендатурах соответственно увеличить штатную численность;

в) прибывших выселенцев взять на учет, объявить им Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. и Постановление СНК СССР за № 35 от 8 января 1945 г., организовать строгий режим и установить административный надзор в соответствии с приказом МВД СССР № 001445 от 7.ХП-1948 г.

8. Для оказания практической помощи УМВД по Красноярскому краю в подготовке приема, расселения и трудоустройства выселенцев командировать в Красноярский край зам. начальника отделения Отдела спецпоселений МВД СССР майора Соколова.

Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерал-лейтенанта Рясного.

Министр внутренних дел СССР

Генерал-полковник С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 43, Л. 81–85, заверенная копия.

№ 143
Постановление Совета Министров СССР № 189-88сс
«О выселении кулаков с семьями с территории Волынской, Дрогобычской, Львовской, Ровенской, Станиславской, Тернопольской, Черновицкой и Закарпатской областей Украинской ССР»

23 января 1951 г. Сов. секретно

Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Принять предложение Украинской ССР и Центрального Комитета КП(б)У о выселении кулаков с семьями с территории Волынской, Дрогобычской, Львовской, Ровенской, Станиславской, Тернопольской, Черновицкой и Закарпатской областей

2. Выселение кулацких семей произвести навечно в Красноярский край, распространив на них действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны».

3. Обязать Министерство государственной безопасности СССР (т. Абакумова) выселение кулаков и их семей произвести в марте 1951 г.

Выселение кулаков и их семей из областей, указанных в пункте первом, произвести по спискам, утвержденным соответствующими исполкомами областных Советов депутатов трудящихся.

4. Обязать Министерство внутренних дел СССР (т. Круглова) обеспечить конвоирование и перевозку выселяемых из Волынской, Дрогобычской, Львовской, Ровенской, Станиславской, Тернопольской, Черновицкой и Закарпатской областей Украинской ССР к местам их поселения и охрану выселяемых в пути следования.

5. Разрешить выселяемым брать с собой лично им принадлежащие ценности, домашние вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный инвентарь и домашнюю утварь) и запас продовольствия на каждую семью общим весом до 2000 килограммов.

Все остальное имущество выселяемых конфисковать и передать представителям местных органов власти.

Конфискованное имущество выселяемых кулацких хозяйств обратить на покрытие недоимок по государственным обязательствам. Оставшуюся после погашения недоимок часть имущества (жилые и хозяйственные постройки, сельскохозяйственный и другой инвентарь, а также скот) передать колхозам бесплатно с зачислением их в неделимый фонд. Продовольственное зерно, зернофураж и технические культуры передать государству.

6. Обязать Министерство путей сообщения (т. Бещева) выделить по заявке Министерства внутренних дел СССР необходимое количество железнодорожных вагонов, оборудованных для людских перевозок в зимних условиях, и обеспечить продвижение эшелонов с выселяемыми до места назначения на правах воинских.

7. Обязать Министерство финансов СССР (т. Зверева) выделить Министерству государственной безопасности СССР дополнительные средства на 1951 г. на содержание спецкомендатур за счет союзного бюджета, а также выделить Министерству внутренних дел СССР средства на оплату расходов по питанию и медобслуживанию в пути следования выселяемых.

8. Обязать Госснаб СССР (т. Кагановича) в 1-м квартале 1951 г. выделить, а Министерство нефтяной промышленности (т. Байбакова) поставить по заявке Министерства государственной безопасности СССР 50 тонн бензина, для перевозки выселяемых от железнодорожных станций до мест расселения.

9. Обязать Министерство торговли СССР (т. Жаворонкова) организовать выдачу через железнодорожные буфеты горячей пищи проходящим эшелонам с выселяемыми, в соответствии с графиком движения эшелонов, за плату в счет средств, выделяемых для Министерства внутренних дел СССР, согласно пункту 7 настоящего Постановления.

10. Обязать Министерство здравоохранения СССР (т. Смирнова) выделить на каждый эшелон выселяемых по одному медицинскому врачу и по две медсестры с необходимым количеством медикаментов и перевязочных средств для оказания медицинской помощи выселяемым в пути следования.

11. Обязать Красноярский крайисполком обеспечить перевозку выселяемых автомобильным и гужевым транспортом от железнодорожных станций до мест расселения, а также трудоустроить и обеспечить переселяемых жильем.

Председатель Совета Министров Союза ССР И. Сталин

Управляющий Делами Совета Министров СССР М. Помазнев

Опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов. — Т. 1. — М., 2004. — С. 541–542.

 
№ 144
Приказ МВД СССР № 0051 о мероприятиях по обеспечению конвоирования спецвыселенцев, выселяемых из западных областей Украины

3 февраля 1951 г. Строго секретно

Особой важности

Постановлением Совета Министров СССР № 189-88сс от 23 января 1951 г. из пределов Волынской, Дрогобычской, Львовской, Ровенской, Станиславской, Тернопольской, Черновицкой и Закарпатской областей УССР высылаются на поселение в отдаленные места Советского Союза спецвыселенцы.

Выселяемым разрешено вывозить с собой лично принадлежащее им имущество, продукты, домашние вещи, инструменты и мелкий инвентарь весом до 2000 кг на семью.

Обеспечение конвоирования и перевозки выселяемых от пунктов погрузки до мест расселения и питание их в пути Совет Министров СССР возложил на МВД СССР.

Во исполнение указанного Постановления Совета Министров СССР, приказываю:

1. Министру внутренних дел Украинской ССР генерал-лейтенанту Строкачу:

организовать во всех указанных выше областях отправку спецвыселенцев и четкое осуществление всех мероприятий МВД по выполнению Постановления Совета Министров СССР, разработав конкретный план обеспечения операции и выделив ответственных за это лиц;

выделить оперативную группу из руководящих офицеров МВД УССР для оказания практической помощи начальникам У МВД в организации и обеспечении отправки спецвыселенцев к местам назначения;

обеспечить выдачу начальникам эшелонов денег на питание и санобработку контингентов в пути следования;

для медицинского обслуживания спецвыселенцев в пути обеспечить выделение через Министерство здравоохранения УССР в каждый эшелон по 1 врачу и 2 фельдшера (медсестры), а также снабжение их достаточным количеством медикаментов перевязочных материалов и средств против обморожения.

Численность эшелонов по каждой области и сроки их отправки установить через МГБ УССР;

каждый эшелон снабдить бочками для воды и ведрами для подноски воды и пищи (из расчета по 2 на вагон);

выделить и подготовить в пунктах погрузки помещения для временного размещения прибывающих конвоев.

2. Начальнику Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР генерал-майору Аркадьеву:

совместно с представителями МГБ и МПС СССР разработать маршрут движения эшелонов;

подготовить необходимое количество подвижного состава, оборудовав вагоны позимнему; унитазы огородить деревянными перегородками;

эшелоны сформировать по схемам представителей конвойных войск и подать на станции погрузки к сроку, установленному планом операции;

организовать контроль за подготовкой, оборудованием, погрузкой и продвижением эшелонов до места назначения, обеспечив продвижение их наравне с воинскими эшелонами. Принять меры к бесперебойному снабжению эшелонов топливом, освещением и кипятком.

3. Начальнику конвойных войск генерал-лейтенанту Бочкову:

выделить необходимое количество конвоев численностью 35 человек каждый;

конвои сосредоточить в пунктах приема, установленных совместно с представителями МГБ УССР и МВД УССР;

обеспечить прием спецвыселенцев в эшелоны от оперативных групп МГБ в пунктах погрузки и конвоирование выселяемых к месту назначения, исключив случаи отставания конвоируемых в пути и другие происшествия;

для оказания помощи начальникам конвоев выслать в пункты погрузки эшелонов ответственных офицеров штабов соединений и Управления конвойных войск.

4. Начальнику ГУВС МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву организовать питание выселяемых в пути следования через железнодорожные буфеты по маршрутам следования эшелонов.

5. Начальнику ЦФО МВД СССР полковнику интендантской службы Карманову финансировать МВД УССР необходимыми денежными средствами для питания, санобработки и других нужд, связанных с конвоированием контингентов, испросив необходимые для этого суммы из Министерства финансов СССР.

6. Для оказания практической помощи и увязки всех мероприятий, связанных с обеспечением операции, направить из МВД СССР оперативную группу ответственных офицеров Отдела перевозок МВД СССР и ГУВС МВД СССР во главе с начальником конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенантом Бочковым.

Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерал-полковника Серова.

Министр внутренних дел СССР

Генерал-полковник С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 44, Л. 2–5, заверенная копия.

№ 145
Приказ МВД СССР № 00149 о мероприятиях по обеспечению конвоирования спецвыселенцев, выселяемых из УССР, БССР, МССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР

27 марта 1951 г. Строго секретно

Особой важности

Постановлением Совета Министров СССР № 667-339сс от 3 марта 1951 г. из пределов Украинской ССР, Белорусской ССР, Молдавской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР высылаются на поселение в отдаленные места Советского Союза спецвыселенцы.

Выселяемым разрешено вывозить с собой лично принадлежащее им имущество, продукты, домашние веши, инструменты и мелкий инвентарь, весом до 1500 кг на семью.

Обеспечение конвоирования и перевозки выселяемых от пунктов погрузки до места расселения и питание их в пути Совет Министров СССР возложил на МВД СССР.

Во исполнение указанного Постановления Совета Министров СССР, приказываю:

1. Министрам внутренних дел: Украинской ССР — генерал-лейтенанту Строкачу, Белорусской ССР — генерал-лейтенанту Бельченко, Молдавской ССР — генерал-лейтенанту Тутушкину, Латвийской ССР — полковнику Сиекс, Литовской ССР — генерал-майору Барташунас и Эстонской ССР — генерал-майору Ломбак:

разработать конкретные планы мероприятий по выполнению Постановления Совета Министров ССР и выделить ответственных лиц за обеспечение всех намеченных МВД мероприятий по отправке спецвыселенцев с территории республики;

обеспечить выдачу начальникам эшелонов необходимых денежных сумм на питание и санобработку выселяемых контингентов в пути следования;

для медицинского обслуживания спецвыселенцев в пути обеспечить выделение через Министерства здравоохранения республик в каждый эшелон по одному врачу и два фельдшера (медсестры), а также снабжение их достаточным количеством медикаментов и перевязочных средств;

численность контингентов, количество эшелонов и сроки их отправки установить через МГБ республик;

отправляемые эшелоны снабдить на каждый вагон бочками для воды и ведрами для подноски воды и пищи (из расчета по 2 на вагон);

выделить и подготовить в пунктах погрузки помещения для временного размешения прибывающих конвоев.

2. Заместителю начальника Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР полковнику Криштофову:

совместно с представителями МГБ и МПС СССР разработать маршруты движения эшелонов;

подготовить необходимое количество подвижного состава, оборудовав вагоны позимнему; унитазы огородить деревянными перегородками;

эшелоны сформировать по схемам представителей конвойных войск и подать на станции погрузки к срокам, установленным планами операций;

организовать контроль за готовностью к подаче подвижного состава под погрузку, за погрузкой и продвижением эшелонов до места назначения, обеспечив продвижение их наравне с воинскими эшелонами. Принять меры к безотказному снабжению эшелонов топливом, освещением и кипятком.

3. Начальнику конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенанту Бочкову: выделить необходимое количество конвоев численностью 35 человек каждый; конвои заблаговременно сосредоточить в пунктах приема, в сроки по согласованию с МВД и МГБ УССР, БССР, МССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР;

обеспечить прием по спискам спецвыселенцев в эшелоны от оперативных групп МГБ в пунктах погрузки и конвоирование выселяемых к местам назначения, исключив случаи отставания конвоируемых в пути и другие происшествия;

для оказания помощи начальникам конвоев выслать в пункты погрузки эшелонов ответственных офицеров штабов соединений и Управления конвойных войск.

4. Начальнику ГУ ВС МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву — организовать питание выселяемых в пути следования через железнодорожные буфеты, определив питательные пункты по каждому маршруту следования эшелонов.

5. Начальнику ЦФО МВД СССР полковнику интендантской службы Карманову — финансировать МВД УССР, БССР, МССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР необходимыми денежными средствами для питания, санобработки и других нужд, связанных с конвоированием контингента.

6. Для оказания практической помощи и увязки всех мероприятий, связанных с обеспечением операций, направить в МВД УССР, БССР, МССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР ответственных офицеров Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР, ГУВС МВД СССР и Управления конвойных войск МВД СССР.

Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерал-полковника тов. Серова.

Министр внутренних дел СССР

Генерал-полковник С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 44, Л. 42–45, заверенная копия.

№ 146
Приказ МВД СССР № 00636 о мероприятиях по обеспечению выселения с территории Литвы кулаков с семьями

13 сентября 1951 г. Строго секретно

Особой важности

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 3309-1568сс от 5 сентября 1951 г. из пределов Литовской ССР в сентябре с.г. должны быть выселены в Красноярский край и Томскую область кулаки с семьями, враждебно действующие против колхозов. Выселяемым разрешается брать с собой лично принадлежащие им ценности, домашние вещи и продовольствие на каждую семью общим весом до 1500 кг.

Обеспечение конвоирования и перевозки выселяемых от пункта погрузки до места расселения, питание и медицинское обслуживание их в пути следования возложить на МВД СССР.

Во исполнение Постановления Совета Министров СССР от 5 сентября с.г. приказываю:

1. Министру внутренних дел Литовской ССР генерал-майору Барташунас:

а) разработать план конкретных мероприятий по выполнению Постановления Совета Министров СССР от 5 сентября с.г. № 3309-1568сс и назначить ответственных лиц за проведение этих мероприятий;

б) из числа опытных работников МВД Литовской ССР назначить начальников эшелонов, тщательно проинструктировать их и предупредить о важности и ответственности поручаемого им задания;

в) обеспечить выдачу начальникам эшелонов необходимых денежных средств на питание и санитарную обработку выселяемого контингента в пути следования;

г) для медицинского обслуживания выселяемых в пути следования обеспечить выделение через Министерство здравоохранения Литовской ССР на каждый эшелон по 1 врачу и 2 фельдшера (медсестры), снабдив их необходимыми медикаментами и перевязочными средствами;

д) выделить и подготовить в пунктах погрузки необходимые помещения для временного размещения прибывающих конвоев конвойной охраны МВД СССР.

Численность выселяемых, количество эшелонов, пункты, сроки погрузки и отправки установить через МГБ Литовской ССР.

2. Начальнику Отдела железнодорожных и водных перевозок полковнику Ишкову:

а) разработать совместно с представителями МГБ и МПС СССР маршруты движения эшелонов;

б) подготовить необходимое количество подвижного состава, оборудованного для людских перевозок в зимнее время, в вагонах установить унитазы;

в) обеспечить формирование эшелонов по схемам представителей конвойной охраны МВД СССР и подачу их на станции погрузки в сроки, установленные планом операции;

г) установить контроль за готовностью подвижного состава, подачей его под погрузку и продвижением эшелонов до места назначения, обеспечив продвижение их наравне с воинскими эшелонами;

д) принять меры к безотказному снабжению эшелонов топливом, освещением и кипятком.

3. Начальнику Управления конвойной охраны МВД СССР генерал-лейтенанту конвойной охраны Сироткину:

а) выделить необходимое количество конвоев численностью 38 человек каждый, сосредоточить их в пунктах приема в сроки по согласованию с МВД-МГБ Литовской ССР;

б) принять выселяемый контингент в эшелоны в пунктах погрузки по спискам оперативных групп МГБ и отконвоировать выселяемых к месту назначения; обеспечить недопущение случаев отставания контингентов в пути следования и других происшествий;

в) для оказания практической помощи конвою выслать в пункты погрузки ответственных офицеров Управления конвойной охраны МВД СССР.

4. Начальнику Главного управления военного снабжения МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву организовать питание выселяемых в пути следования.

5. Начальнику ЦФО МВД СССР полковнику интендантской службы Карманову финансировать МВД Литовской ССР необходимыми средствами для организации питания и санитарной обработки выселяемых в пути следования.

6. Для оказания практической помощи и увязки всех мероприятий, связанных с обеспечением выполнения постановления Совета Министров СССР, направить в МВД Литовской ССР ответственных офицеров Отдела перевозок, ГУВС и УКО МВД СССР.

Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерала армии товарища Масленникова.

Министр внутренних дел СССР

Генерал-полковник С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 44, Л. 129–131, заверенная копия.

№ 147
Приказ МВД СССР № 00246 о мероприятиях по обеспечения выселения с территории западных областей Белорусской ССР кулаков с семьями

1 апреля 1952 г. Строго секретно

Особой важности

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 3538-1645сс от 18 сентября 1951 г. и распоряжением № 6435рс от 25 марта 1952 г. из пределов Гродненской, Молодечненской, Брестской, Барановичской, Пинской и Полоцкой областей БССР в апреле с.г. должны быть выселены в районы Казахской ССР кулаки с семьями, враждебно действующие против колхозов.

Выселяемым разрешается брать с собой лично принадлежащие им ценности, домашние вещи и запас продовольствия на каждую семью общим весом до 1500 кг.

Во исполнение Постановления Совета Министров СССР от 18 сентября 1951 г., приказываю:

1. Министру внутренних дел Белорусской ССР генерал-лейтенанту Бельченко:

а) разработать план мероприятий по выполнению Постановления Совета Министров СССР от 18 сентября 1951 г. № 3538-1645сс и назначить ответственных лиц за проведение этих мероприятий;

б) из числа опытных работников МВД БССР назначить начальников эшелонов и их заместителей по снабжению, тщательно проинструктировать и предупредить их о важности и ответственности порученного им задания;

в) обеспечить выдачу начальникам эшелонов необходимых денежных средств на питание и санитарную обработку выселяемого контингента в пути следования;

г) для медицинского обслуживания выселяемых в пути следования обеспечить выделение через Министерство здравоохранения Белорусской ССР на каждый эшелон одного врача и двух фельдшеров (медсестер), снабдив их достаточным запасом медикаментов и перевязочными средствами, при этом учесть снабжение необходимыми средствами для предотвращения эпидемических заболеваний в эшелонах;

д) оборудовать вагоны для выселяемых унитазами и обеспечить бочками для воды;

е) численность выселяемых, количество эшелонов, пункты, сроки погрузки и отправки установить через МГБ Белорусской ССР.

2. Начальнику Отдела железнодорожных и водных перевозок МВД СССР полковнику Ишкову:

а) разработать совместно с представителями МГБ и МПС СССР маршруты движения эшелонов;

б) представить Министерству путей сообщения заявку на необходимое количество железнодорожных вагонов.

Учесть, что Совет Министров СССР указанным Постановлением обязал Министерство путей сообщения выделить по заявке МВД СССР необходимое количество железнодорожных вагонов, оборудованных для людских перевозок в зимнее время, и обеспечить продвижение эшелонов с выселяемыми до мест назначения на правах воинских;

в) обеспечить формирование эшелонов по схемам представителей конвойной охраны МВД СССР и подачу их на станцию погрузки в сроки, установленные планом операции;

г) установить контроль за готовностью подвижного состава, подачей его под погрузку и продвижением до места назначения на правах воинского;

д) принять меры к безотказному снабжению эшелонов топливом, кипятком и освещением.

3. Начальнику Управления конвойной охраны МВД СССР генерал-лейтенанту конвойной охраны Сироткину:

а) выделить необходимое количество конвоев численностью 60 человек каждый, сосредоточить их в пунктах приема в сроки по согласованию с МВД и МГБ БССР;

б) принять выселяемый контингент в эшелоны в пунктах погрузки по спискам органов МГБ и отконвоировать выселяемых к месту назначения;

в) обеспечить недопущение случаев отставания выселяемых в пути следования и других происшествий.

4. Начальнику Главного управления военного снабжения МВД СССР генерал-майору интендантской службы Горностаеву организовать питание выселяемых в пути следования.

5. Начальнику ЦФО МВД СССР полковнику интендантской службы Карманову финансировать МВД БССР необходимыми средствами для организации питания и медицинского обслуживания выселяемых в пути следования.

6. Для оказания практической помощи и увязки всех мероприятий, связанных с обеспечением выполнения Постановления Совета Министров СССР, направить в МВД БССР ответственных офицеров УКО, Отдела перевозок и ГУВС МВД СССР.

Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя министра внутренних дел СССР генерала армии товарища Масленникова.

Министр внутренних дел СССР

Генерал-полковник С. Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 46, Л. 350–352, заверенная копия

 

 

Глава 5

ОРГАНЫ НКВД-МВД ПО БОРЬБЕ С БАНДИТИЗМОМ И ВООРУЖЕННЫМ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИМ

ПОДПОЛЬЕМ (1939–1953 гг.)

 

Сразу же после установления советской власти в 1939 г. в Западной Украине и Белоруссии, а в 1940 г. в Молдавии и Прибалтике там начался процесс создания системы органов управления новыми республиками и областями. Среди вновь организованных учреждений власти были и органы внутренних дел.

2 ноября 1939 г. нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия подписал приказ № 001337 «Об организации органов НКВД Западной Белоруссии», которым были образованы управления НКВД Белостокской, Новогрудской (13 декабря 1939 г. была переименована в Барановичскую), Пинской и Вилейской областей.

Приказом НКВД СССР № 001359 от 6 ноября 1939 г. «Об организации органов НКВД Западной Украины» были образованы управления НКВД Львовской, Луцкой (13 декабря 1939 г. была переименована в Волынскую область), Станиславской и Тарнопольской областей.

29 ноября 1939 г. заместитель наркома внутренних дел СССР по кадрам С.Н. Круглов подписал приказ № 001441 об организации управления НКВД по Брест-Литовской области БССР с дислоцированием в городе Брест-Литовске (13 декабря 1939 г. город был переименован в город Брест).

8 августа 1940 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 00961 «Об организации НКВД Молдавской ССР» с дислоцированием в городе Кишиневе, а 9 августа 1940 г. приказ № 00964 «Об организации управлений НКВД Аккерманской и Черновицкой областей УССР» с дислоцированием в городах Аккерман и Черновицы соответственно (7 декабря 1940 г. Аккерманская область была переименована в Измаильскую с областным центром в городе Измаиле).

29 августа 1940 г. Л.П. Берия подписал сразу два приказа: № 001067 «Об организации НКВД Эстонской ССР с дислоцированием в городе Таллине»; № 001072 «Об организации НКВД Латвийской ССР» с дислоцированием в городе Риге.

И, наконец, 31 августа 1940 г. был подписан приказ НКВД СССР № 001089 «Об организации НКВД Литовской ССР» с дислоцированием в городе Каунасе.

Начальниками УНКВД в Западной Белоруссии были назначены:

2 ноября 1939 г. в Белостокской области — бывший заместитель наркома внутренних дел БССР П.А. Гладков, с 11 сентября 1940 г. — и.о. нач. УНКВД С.С. Бельченко, а с 19 декабря 1940 до 15 марта 1941 г. начальником УНКВД Белостокской области работал бывший начальник УНКВД Барановичской области А.П. Мисюрев;

1 ноября 1939 г. начальником УНКВД Барановичской области был назначен бывший заместитель начальника Управления пограничных войск НКВД БССР А.П. Мисюрев, а с 19 декабря 1940 г. до 15 марта 1941 г. эту должность занимал бывший начальник УНКВД Витебской области П.Е. Крысанов;

2 ноября 1939 г. начальником УНКВД Пинской области был назначен бывший заместитель начальника УНКВД Полесской области С.Г. Духович, а с 13 мая 1940 г. до 15 марта 1941 г. эту должность занимал бывший заместитель начальника УНКВД этой же области И.П. Мурашкин;

со 2 ноября 1939 г. до 15 марта 1941 г. начальником УНКВД Вилейской области работал бывший заместитель начальника УНКВД Витебской области А.И. Соколов;

с 4 декабря 1939 г. до 15 марта 1941 г. начальником УНКВД Брестской области был бывший начальник отдела НКВД БССР А.А. Сергеев.

В Западной Украине тогда же были произведены следующие назначения:

6 ноября 1939 г. начальником УНКВД Львовской области был назначен бывший начальник 3 отдела УГБ УНКВД Ленинградской области К.Е. Краснов, а с 26 февраля 1940 г. до 26 февраля 1941 г. начальником УНКВД Львовской области и одновременно заместителем наркома внутренних дел Украинской ССР работал бывший начальник следчасти ГУГБ НКВД СССР В.Т. Сергиенко;

6 ноября 1939 г. начальником УНКВД Луцкой (Волынской области) был назначен бывший заместитель начальника УНКВД Николаевской области УССР Р.В. Крутов, а с 4 декабря 1939 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД этой области был бывший заместитель начальника УНКВД Винницкой области И.М. Белоцерковский;

6 ноября 1939 г. начальником УНКВД Станиславской области был назначен бывший заместитель начальника Управления погранвойск НКВД УССР СР. Савченко, а с 4 декабря 1939 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД этой области работал бывший начальник УНКВД Каменец-Подольской области А.Н. Михайлов;

с 6 ноября 1939 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД Тарнопольской области работал бывший начальник 3 отдела УГБ УНКВД Каменец-Подольской области А.А. Вадис;

с 7 августа 1940 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД Аккерманской (Измаильской) области работал бывший заместитель начальника УНКВД Тарнопольской области А.М. Седов;

с 7 августа 1940 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД Черновицкой области работал бывший начальник УНКВД Житомирской области А.Н. Мартынов.

С 7 августа 1940 г. до 26 февраля 1941 г. наркомом внутренних дел Молдавской ССР работал бывший начальник УНКВД Молотовской области Н.С. Сазыкин.

11 сентября 1940 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 1268, которым наркомами внутренних дел Республик Прибалтики были назначены бывшие политзаключенные буржуазных Латвии, Литвы и Эстонии:

Новик Альфонс Андреевич—народным комиссаром внутренних дел Латвийской ССР;

Гузявичюс Александр Августович — народным комиссаром внутренних дел Литовской ССР;

Кумм Борис Ганцевич — народным комиссаром внутренних дел Эстонской ССР.

Этим же приказом заместителями народных комиссаров были назначены:

бывший заместитель начальника 4 отдела ГЭУ НКВД СССР СМ. Шустин — первым заместителем наркома внутренних дел Латвийской ССР;

бывший начальник УНКВД Белостокской области и заместитель наркома внутренних дел БССР П.А. Гладков — первым заместителем наркома внутренних дел Литовской ССР; вторым заместителем наркома был назначен Б.А. Баранаускас;

бывший помощник начальника Следчасти ГУГБ НКВД СССР А.К. Шкурин — первым заместителем наркома внутренних дел Эстонской ССР; вторым заместителем наркома был назначен А.А. Мурро.

Остальные назначения руководящего состава органов НКВД-УНКВД шли как по линии назначения бывших коммунистов-подпольщиков, которые стали чекистами только с приходом советской власти, например, в Прибалтике, так и перевода на работу чекистов, имеющих опыт работы в органах ОГПУ-НКВД в других регионах Советского Союза.

В соответствии со сложившимися к 1939–1940 гг. направлениями работы органов внутренних дел СССР, структура вновь образованных НКВД-УНКВД была следующей: руководство НКВД-УНКВД; секретариат; партком; мобинспекция и штаб МПВО;

аппарат УГБ: 1 отдел-отделение (охрана руководителей партии и правительства республики, администрации области); 2 отдел (секретно-политический); 3 отдел (контрразведывательный); 5 отдел (работа за кордоном); 7 отдел-отделение (шифровально-дешифровальный, охрана гостайн, ВЧ-связь); ЭКУ-ЭКО; 3-е транспортное управление-отдел; Водный отдел; Следственная часть НКВД-УНКВД; 1 спецотдел (учетно-архивный); 2 спецотдел (опертехники); 3 спецотдел(обыски, аресты, наружное наблюдение); Отдел кадров; аппарат Особоуполномоченного; Финансовый отдел; АХО;

управления-отделы вне УГБ: УРКМ; Тюремный отдел; ДТО; ОАГС; УПО-ОПО; УШОСДОР-ОШОСДОР; Архивный отдел; ОИТК.

Направления работы 2 и 3 отделов УГБ (на примере НКВД Украинской ССР по утвержденным 15 мая 1940 г. штатам) были следующими:

2 отдел (СПО) (86 человек) -

руководство: (начальник отдела — 1, заместители начальника отдела — 2) — 3 человека;

секретариат отдела (11 человек);

1-е отделение (10 человек) — троцкисты, правые, зиновьевцы, бывшие члены ВКП(б) и комсомола;

2-е отделение (9) — украинские антисоветские политические партии и организации;

3-е отделение (9) — русские и польские антисоветские политические партии и организации, сионисты и другие;

4-е отделение (6) — церковники и сектанты;

5-е отделение (5) — «бывшие люди» (бывшие фабриканты, помещики, торговцы, чиновники), провокаторы, полицейские, монархисты, кадеты, белоказачество;

6-е отделение (7) — Академия наук, НИИ, писатели, артисты, художники, издательства, политконтроль, киностудии;

7-е отделение (7) — молодежь, органы народного образования, учебные заведения, спортивные организации;

8-е отделение (7) — советские и профсоюзные учреждения, органы здравоохранения;

9-е отделение (7) — военизированные организации;

10-е отделение (5) — опертехника и учет.

3 отдел (контрразведка) (60 человек) -

руководство (начальник — 1 человек, заместители начальника отдела — 2 человека) — 3 человека;

секретариат отдела (10);

1-е отделение (10) — польское;

2-е отделение (9) — немецкое;

3-е отделение (7) — румынское;

4-е отделение (9) — разный шпионаж;

5-е отделение (10) — украинская и белая контрреволюция;

группа опертехники и учета (2).

В структуре 3-х отделов УГБ вновь организованных НКВД-УНКВД 3 отделения занимались борьбой с политическим бандитизмом (таких отделений не было только в Латвии и Эстонии). В составе отделов-отделений уголовного розыска (ОУРЗ) УРКМ НКВД-УНКВД 1-е отделения также занимались борьбой с бандитизмом, только с уголовным.

26 декабря 1940 г. председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М. Молотов подписал Постановление № 2631-1204сс «Об установлении численности органов

НКВД по Литовской, Латвийской и Эстонской ССР», которым была утверждена численность: сотрудников оперативно-чекистских аппаратов и тюрем НКВД в количестве 4872 единиц; рабоче-крестьянской милиции в количестве 8703 единиц; сотрудников отделов записи актов гражданского состояния в количестве 132 единиц.

Общая численность органов НКВД Литовской, Латвийской и Эстонской ССР была установлена в количестве 13851 человек, наркомфину СССР было предложено содержание указанной численности отнести на союзный бюджет с 1 января 1941 г., а Комитету Обороны и Экономсовету при СНК СССР было предложено выделить для указанной численности оперативно-чекистских аппаратов, тюрем и милиции Литовской, Латвийской и Эстонской ССР необходимые фонды вещевого довольствия, вооружения и снаряжения.[158]

Всего по штатам НКВД Латвийской ССР числилось — 4923 человека, НКВД Литовской ССР — 5683 человека, НКВД Эстонской ССР — 3272 человека.[159]

Как вспоминал уже в 2001 г. бывший заместитель председателя КГБ при СМ СССР генерал-полковник С.С. Бельченко, а в 1939–1940 гг. — заместитель начальника УНКВД, с марта по июль 1941 г. — начальник УНКГБ Белостокской области Белорусской ССР, одним из основных направлений работы органов внутренних дел и государственной безопасности в то время была борьба с враждебным советской власти «буржуазно-националистическим подпольем», основу которого составляли бывшие так называемые «эксплуататорские классы» Польши, готовые не на жизнь, а на смерть драться за возвращение утраченных привилегий, собственности, положения в обществе и т. п. Опору же советской власти, как и положено, составляли рабочие, беднейшая часть крестьян и лояльно относящаяся к новой власти часть интеллигенции.[160]

После разделения НКВД СССР в феврале 1941 г. на два наркомата: НКВД СССР и НКГБ СССР во главе с Л.П. Берия и В.Н. Меркуловым соответственно приказом НКВД СССР № 00349 от 4 апреля 1941 г. «в целях усиления борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на территории СССР» в составе ГУМ НКВД СССР был организован Отдел по борьбе с бандитизмом (ОББ) во главе с Ш.О. Церетели, он же — заместитель начальника ГУМ (в 1932–1939 гг. он работал начальником УРКМ НКВД Грузинской ССР, а в 1939–1941 гг. — заместителем начальника 3 спецотдела НКВД СССР). Заместителями Церетели были назначены В.К Егоров и А.А. Жуков.

Структура ОББ ГУМ НКВД СССР была следующей: 1-е отделение (курировало работу соответствующих подразделений в Армении, Грузии, Азербайджане, Дагестане, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Орджоникидзевском и Краснодарском краях); 2-е отделение (Украина, Белоруссия, Молдавия); 3-е отделение (Латвия, Литва, Эстония, Карело-Финская ССР); 4-е отделение (Средняя Азия и РСФСР); 5-е отделение (следственное); Секретариат (док. № 148).

1-е отделение ОББ на местах занималось агентурно-оперативной работой, 2-е отделение — следствием.

Отделы и отделения по борьбе с бандитизмом были созданы не во всех НКВД-УНКВД. Там, где эти органы не были созданы, борьбой с бандитизмом занимались Отделы уголовного розыска Управлений милиции.

По штатам ОББ ГУМ НКВД СССР числилось 46 человек, из них: секретариат — 5 человек, 1-е отделение — 10 человек, 2-е отделение — 10 человек, 3-е отделение — 6 человек, 4-е отделение — 6 человек, 5-е отделение — 6 человек.

Главное управление милиции НКВД СССР возглавлял А.Г. Галкин, а работу ГУМ и ОББ, в частности, в качестве одного из заместителей наркома внутренних дел СССР в марте-июне 1941 г. курировал B.C. Абакумов.

Борьбой с политическим бандитизмом занималось также 2 управление (контрразведывательное)(П.В. Федотов) НКГБ СССР и борьбой с антисоветскими формированиями занималось 3 управление (секретно-политическое) (С.Р. Мильштейн, а с 01.04.41 — Н.Д. Горлинский) НКГБ СССР и их местные органы.

В феврале-марте 1941 г. местные органы НКВД-НКГБ СССР возглавили следующие работники:

НКВД Латвийской ССР — А.А. Новик; t

НКГБ Латвийской ССР — С.М. Шустин;

НКВД Литовской ССР — А.А. Гузявичюс;

НКГБ Литовской ССР — П.А. Гладков;

НКВД Эстонской ССР — А.А. Мурро;

НКГБ Эстонской ССР — Б.Г. Кумм;

НКВД Молдавской ССР — В.И. Дмитриенко;

НКГБ Молдавской ССР — Н.С Сазыкин;

НКВД Белорусской ССР — А.П. Матвеев;

НКГБ Белорусской ССР — Л.Ф. Цанава;

УНКВД Барановичской области — П.Е. Крысанов;

УНКГБ Барановичской области — В.Т. Политике;

УНКВД Белостокской области — К.А. Фукин;

УНКГБ Белостокской области — С.С. Бельченко;

УНКВД Брестской области — А.Н. Лабецкий;

УНКГБ Брестской области — А.А. Сергеев;

УНКВД Вилейской области — В.И. Пронин;

УНКГБ Вилейской области — А.И. Соколов;

УНКВД Пинской области — М.И. Одинцов;

УНКГБ Пинской области — М.Д. Горбачевский;

НКВД Украинской ССР — В.Т. Сергиенко;

НКГБ Украинской ССР — П.Я. Мешик;

УНКВД Волынской области — А.Ф. Мухин;

УНКГБ Волынской области — И.М. Белоцерковский;

УНКВД Дрогобычской области — А.Н. Волков;

УНКГБ Дрогобычской области — И.И. Зачепа;

УНКВД Львовской области — В.Т. Ляшенко;

УНКГБ Львовской области — И.М.Ткаченко(онжезам. НКГБ Украинской ССР)

УНКВД Ровенской области — В.Ф. Мастицкий;

УНКГБ Ровенской области — Е.Д. Лосев (врид нач. УНКГБ);

УНКВД Станиславской области — Я.Н. Синицын;

УНКГБ Станиславской области — А.Н. Михайлов;

УНКВД Тарнопольской области — А.А. Чоботов;

УНКГБ Тарнопольской области — А.А. Вадис;

УНКВД Черновицкой области — П.П. Дмитриев;

УНКГБ Черновицкой области — В.М. Трубников.

УНКВД Измаильской области — А.Ф. Голубев;

УНКГБ Измаильской области — А.М. Седов.

Приказом НКВД СССР № 1020 от 16 июля 1941 г. новым начальником ОББ ГУМ был назначен бывший заместитель начальника этого отдела В.К. Егоров, но уже 9 августа 1941 г. он значился заместителем начальника 2 отдела Транспортного управления НКВД СССР. Временное исполнение обязанностей начальника ОББ ГУМ было возложено на еще одного заместителя начальника этого отдела А А Жукова. Приказом НКВД СССР № 1193 от 15 августа 1941 г. бывший начальник ОББ ГУМ Ш.О. Церетели был назначен 1-м заместителем наркома внутренних дел Грузинской ССР.

20 июля 1941 г. НКВД и НКГБ были объединены в один наркомат — НКВД СССР во главе с Л.П. Берия. Работу ГУМ НКВД СССР с 31 июля 1941 г. курировал заместитель наркома И.А. Серов, а вскоре приказом НКВД СССР 001414 от 30 сентября 1941 г. ОББ ГУМ НКВД СССР был реорганизован в самостоятельный Отдел по борьбе с бандитизмом (ОББ) НКВД СССР во главе с бьшшим начальником УНКВД Смоленской области С.А. Клеповым. Заместителями начальника ОББ были назначены: бывший начальник Бологовского горотдела и заместитель начальника УНКВД Калининской области A.M. Леонтьев; бывший и.о. начальника ОББ ГУМ НКВД СССР А.А Жуков; бывший начальник 3 спецотдела НКВД Украинской ССР М.А Завгородний.

Отдел состоял из трех отделений: 1-е отделение (Кавказ, Закавказье, Краснодарский край); 2-е отделение (РСФСР, Украина, Карело-Финская ССР); 3-е отделение (Средняя Азия, Казахстан, Дальний Восток).

По штатам в ОББ НКВД СССР числилось 22 человека.

Начальником 1 отделения ОББ НКВД СССР был назначен бывший начальник 5 отдела (разведывательного) и заместитель начальника Управления погранвойск НКВД Азербайджанского округа АК. Гранский, начальником 2 отделения — бывший начальник 5 отделения ОББ ГУМ НКВД СССР Г.С. Старинов, начальником 3 отделения — бывший заместитель начальника 2 отделения 2 отдела Оперативно-разведывательного управления ГУПВ НКВД СССР С.Г. Свирин.

Отделы по борьбе с бандитизмом были организованы: в Грузинской, Армянской, Азербайджанской, Казахской, Узбекской, Таджикской, Туркменской, Киргизской ССР, в Орджоникидзевском, Краснодарском, Хабаровском, Приморском краях, в Чечено-Ингушской и Дагестанской АССР и в Сталинградской области.

Отделения по борьбе с бандитизмом были организованы: в Украинской и Карело-Финской ССР, в Северо-Осетинской, Абхазской, Аджарской, Бурят-Монгольской, Кабардино-Балкарской и Калмыцкой АССР, в Красноярском и Алтайском краях, в Ростовской, Тамбовской, Новосибирской, Омской и Читинской областях.

В приказе об организации ОББ НКВД СССР было записано, что «при проведении операций по ликвидации бандформирований, а также изъятию бандодиночек и дезертиров из Красной Армии наркомы внутренних дел республик, начальники УНКВД краев и областей используют истребительные батальоны, войска НКВД и милицию» (док. № 149).

1 июня 1942 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 001124 «О работе 4 управления НКВД СССР и 4-х отделов НКВД-УНКВД», которым было утверждено Положение о работе 4-х отделов НКВД-УНКВД республик, краев и областей. В Положении было записано, что «Отдел входит в состав НКВД-УНКВД республик, краев и областей, руководит и организует агентурно-оперативную и специальную работу в тылу противника и собирает военно-политическую информацию о положении в оккупированных советских районах». Все добытые агентурные данные об изменниках, находящихся на территории, захваченной противником и оказывающих им помощь, о разведывательных органах противника, их деятельности и агентуре, об антисоветской деятельности различных политических и церковных формирований и объединений, 4-е отделы должны были передавать в контрразведывательные и секретно-политические отделы НКВД-УНКВД, а также систематически отчитываться о своей работе перед 4 управлением НКВД СССР. Указанным приказом была утверждена штатная расстановка личного состава 4 управления НКВД СССР во главе с П.А Судоплатовым, где начальниками отделений 1 отдела были: бывший нарком внутренних дел Литовской ССР А.А. Гузявичус, бывший нарком внутренних дел Латвийской ССР А. А Новик и бывший нарком государственной безопасности Эстонской ССР Б.Г. Кумм. Часть работников 4 управления впоследствии перейдут на работу в ОББ НКВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 1829 от 4 июня 1942 г. С. А Клепов был освобожден от должности начальника ОББ НКВД СССР в связи с назначением на должность начальника УНКВД Орджоникидзевского края, а приказом НКВД СССР № 2331 от 20 июля 1942 г. новым начальником ОББ НКВД СССР назначили бывшего заместителя начальника этого же отдела М.А. Завгороднего.

Приказом НКВД СССР № 992 от 24 апреля 1943 г. новым начальником ОББ НКВД СССР был назначен бывший начальник отдела бывшего 4 управления НКВД СССР В.А Дроздов (в связи с разделением Указом ПВС СССР от 14 апреля 1943 г. НКВД СССР на два наркомата: НКВД и НКГБ СССР, 4 управление было передано в состав НКГБ СССР), а бывший начальник ОББ НКВД СССР М.А. Завгородний приказом НКВД СССР № 001003 от 18 июня 1943 г. был назначен начальником ОББ и заместителем начальника УНКВД Ставропольского края.

Приказом НКВД СССР № 1812 от 2 сентября 1943 г. В.А Дроздов был назначен наркомом внутренних дел Чечено-Ингушской АССР, а приказом НКВД СССР № 1877 от 13 сентября 1943 г. новым начальником ОББ НКВД СССР был назначен бывший начальник Главного управления войск НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии A.M. Леонтьев.

В 1942–1943 гг. заместителями начальника ОББ НКВД СССР были назначены: с 10 августа 1942 г. С.Г. Свирин (бывший начальник 3 отделения этого же отдела); с 24 апреля 1943 г. Н.К. Маричев; с 25 мая 1943 г. М.Т. Руденко (бывший начальник отделения 3 отдела 4 управления НКВД СССР; в 1941 г. он возглавлял отряд НКВД СССР по борьбе с парашютным десантом и диверсантами в Москве и ее окрестностях, 10 мая 1944 г. он был освобожден от должности заместителя начальника ОББ НКВД СССР в связи с назначением начальником УНКВД Черновицкой области Украинской ССР); с 25 мая 1943 г. В.З. Карлин (бывший заместитель начальника 1 управления НКВД Украинской ССР, 15 мая 1944 г. он был освобожден от должности заместителя начальника ОББ НКВД СССР в связи с назначением начальником ОББ НКВД Крымской АССР).

Приказом НКВД СССР № 00861 от 15 мая 1943 г. были утверждены новые штаты, а приказом НКВД СССР № 1234 от 31 мая 1943 г. была объявлена штатная расстановка личного состава ОББ НКВД СССР: руководство: начальник Отдела — В.А Дроздов, его заместители: В.З. Карлин, Н.К. Маричев, М.Т. Руденко и С.Г. Свирин; 1 отделение (Азербайджанская, Армянская, Грузинская ССР) (начальник отделения — А.К. Гранский); 2 отделение (Чечено-Ингушская, Кабардино-Балкарская, Дагестанская и Северо-Осетинская АССР) (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — Н.Л. Ножницкий); 3 отделение (Казахская, Киргизская, Узбекская, Таджикская и Туркменская ССР) (начальник отделения — Ш.К. Меламедов); 4 отделение (Дальний Восток) (начальник отделения — Г.С. Старинов); 5 отделение (Ставропольский, Краснодарский края, Калмыцкая АССР, Ростовская и Сталинградская области, Украинская ССР (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — Н.А. Слепнев); 6 отделение (Ленинградская, Московская, Калининская, Воронежская, Курская, Орловская, Тульская, Рязанская, Смоленская, Вологодская, Мурманская области, Карело-Финская ССР) (начальник отделения — В.Я. Головлев); 7 отделение (Западная Сибирь, Урал, Верхняя и Средняя Волга, Центральная полоса РСФСР) (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — А.Е. Гукайло); 8 отделение (борьба с дезертирами и уклоняющимися от мобилизации) (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — М.Е. Гоберман); Секретариат ОББ НКВД СССР (П.А. Новиков).

Всего по ОББ — 66 человек по штату.

Приказом НКВД СССР № 1235 от 31 мая 1943 г. была также утверждена расстановка негласного состава ОББ НКВД СССР в количестве 50 человек (9 отделение или отделение разведки ГУББ НКВД СССР во главе с М.В. Офицеровым).

В 1943–1944 гг. в составе ОББ НКВД СССР были образованы еще отделения: по обслуживанию спецпереселенцев-калмыков и по обслуживанию спецпереселенцев с Северного Кавказа.

30 августа 1944 г. начальник ОББ НКВД СССР A.M. Леонтьев подписал доклад на имя заместителя наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглова «О результатах борьбы с бандитизмом, дезертирством и уклонением от службы в Красной Армии за три года Отечественной войны (с 1 июля 1941 г. по 1 июля 1944 г.)», в котором говорилось, что за три года войны органами НКВД на территории СССР было ликвидировано: бандгрупп — 7161, участников бандгрупп — 54130 человек, из них: убито — 4076 человек, арестовано — 42529, легализовано — 7525 человек.

На территории западных областей Украины было ликвидировано — 34878 участников банд УПА и ОУН, из них: убито — 16338 человек, взято в плен — 15991, явилось с повинной — 2549 человек. Всего ликвидировано бандитов — 89008 человек.

Изъято дезертиров из Красной Армии -1210 224 человека, уклонившихся от службы в Красной Армии — 456 667 человек.

При проведении операций по изъятию бандитов, дезертиров, уклонившихся от службы в Красной Армии, и другого преступного элемента было убито оперативных работников — 226 человек, офицеров и бойцов войск НКВД — 1085, бойцов истребительных батальонов и добрротрядов — 72, совпартактива — 87, а всего — 1470 человек.

У бандитско-дезертирского элемента и населения, а также на бывших полях военных действий было собрано: 1 самолет, 84 орудия, 1020 минометов, 7186 пулеметов, 18860 автоматов, 200018 винтовок, 23744 револьверов, 132731 граната, 1281 противотанковое ружье, 19638 артснарядов, 86029 мин, 27813060 патронов, 5100 кг взрывчатых веществ.

За отчетный период по СССР было зарегистрировано 11851 бандитское проявление, из них раскрыто — 9774.

В отчете было также записано, что к началу войны наиболее пораженными бандитизмом являлись Западная Украина, Западная Белоруссия и Северный Кавказ. На территории западных областей Украины и Белоруссии действовали группы украинских и белорусских националистов, развернувших активную борьбу против советской власти после воссоединения этих областей с Советским Союзом. На 1 июля 1941 г. по Западной Украине было учтено 94 банды с 476 участниками в них и 1171 других нелегалов. По Западной Белоруссии числилось на учете 17 банд с 90 участниками и 106 нелегалов. Вражеская деятельность этих банд выражалась в совершении террористических актов над советско-партийными работниками и членами их семей, нападениях на командиров и бойцов Красной Армии, работников НКВД и НКГБ, ограблений государственных учреждений и предприятий, а также населения. Только за май-июнь 1941 г. в западных областях Украины и Белоруссии было зарегистрировано 135 террористических актов и убийств и 84 налета и ограбления.

Далее в отчете говорилось: «С началомвоенных действий бандитско-повстанческий элемент повсеместно активизировал свою вражескую деятельность. Ориентируясь на приход немцев, бывшиеучастники вооруженных антисоветских формирований, разгоромленных повстанческих, контрреволюционных организаций, бывшие белоказаки, кулаки, бандиты, участники религиозных сект и т. п. начали группироваться. В целях подрыва военной мощи Советского Союза и оказания помощи немецко-фашистским войскам указанные элементы повели среди населения антисоветскую, пораженческою агитацию, агитацию за дезертирство из Красной Армии и уклонение от военной службы. Привлекая на свою сторону бандитов, дезертиров, уклонившихся и других нелегалов, они начали создавать бандитско-повстанческие группы и формирования, ставя своей задачей организацию вооруженных выступлений в тылу Красной Армии. Подрывная деятельность антисоветских элементов значительно усиливалась с продвижением немецких войск в глубь нашей страны. К октябрю 1941 г. в ряде тыловых районов Советского Союза возникло большое количество бандитских групп. Существовавшие при органах милиции отделы-отделения по борьбе с бандитизмом не обеспечивали успешную ликвидацию действующих банд и предупреждение возникновения новых. Всвязи с этим 30 сентября 1941 г. НКВД СССР был издан приказ за № 001414 об организации в органах НКВД отделов и отделений по борьбе с бандитизмом, а в НКВД СССР был организован Отдел по борьбе с бандитизмом со штатом 22 человека. Организация отделов-отделений по борьбе с бандитизмом дала возможность органам НКВД значительно усилить борьбу с бандитизмом и уже к концу 1941 г. ликвидировать ряд серьезных бандитско-повстанческих формирований».

«В 1942 г. резко увеличилось количество бандитских выступлений на территории СССР, не занятой противником. Так, если во второй половине 1941 г. была ликвидирована 31 бандгруппа с количествомучастников 108 человек, то в 1942 г. таких групп было ликвидировано 344 с количествомучастников 1718 человек. Почти все бандгруппы состояли из дезертиров Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы, преступная деятельность которых носила уголовно-грабительский характер.

Успешной борьбе с бандитизмом в 1943 г. способствовали увеличение штатной положенности и укрепление руководящего и оперативного состава центрального и периферийных отделов-отделений по борьбе с бандитизмом. Общая штатная численность аппаратов по борьбе с бандитизмом по СССР в октябре1941 г. составляла 712 человек, а в июле1944 г. − 5900 человек. Усиление аппаратов по борьбе с бандитизмом дало возможность повысить качество агентурно-оперативной работы и на ее основе широко использовать в деле ликвидации банд войска НКВД.

В 1943 г. ликвидировано 3875 банд с количеством участников 30312 человек, при этом: убито бандитов — 2341 человек, арестовано — 22575, легализовано — 5396. Изъято дезертиров из Красной Армии — 197912 человек, уклонившихся от службы в Красной Армии — 174512. В порядке очистки от враждебных элементов освобожденных от немецких оккупантов территорий арестовано 10667 человек, в том числе: вражеских парашютистов — 542, агентов германской разведки — 489, полицейских — 3091, прочих ставленников и пособников немцев — 6584. Наши потери убитыми: оперативных работников — 105 человек, офицеров и бойцов войск НКВД — 219, бойцов истребительных батальонов и доброотрядов — 62, совпартактива — 60. В течение 1943 г. зарегистрировано 7714 бандитских проявлений, из них раскрыто — 6439.

В 1943 г. в освобожденных районах Украины из числа немецких ставленников и пособников, а также дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, возникло большое количество бандитских групп. С наступлением весенне-летнего периода преступная деятельность этих банд значительно активизировалась. Бандиты совершали террористические акты над советско-партийными работниками, грабили колхозы, совхозы и отдельных граждан, сопровождавшиеся изнасилованием и убийствами потерпевших. За 1943 г. органами НКВД Украинской ССР ликвидировано 77 таких бандгрупп с 363 участниками, при этом убито 8 и арестовано 355 бандитов.

С изгнанием немцев усилили свою вражескую работу украинские националисты. В Днепропетровской, Запорожской, Полтавской, Киевской, Житомирской, Сталинской и других восточных областях Украины органами НКВД вскрыты и ликвидированы подпольные группы украинских националистов, возникшие в период немецкой оккупации. Эти группы, руководимые центральным проводом ОУН, ставили своей задачей создание „Самостийной Украины“ путем вовлечения в ОУН широких масс украинского населения и подготовки боевых кадров, способных поднять вооруженное восстание против советской власти. Участники подпольных организаций распространяли среди населения националистическую литературу, вовлекали новых членов в ОУН, создавали группы боевиков.

В результате реализации агентурных материалов ликвидировано 26 групп ОУН с 226 участниками. В порядке очистки освобожденной территории Украины от враждебных элементов ОББ НКВД УССР задержано 22 вражеских парашютиста, 198 немецких агентов и 2219 ставленников и пособников врага.

Аналогичные бандгруппы, состоявшие из ставленников и пособников немцев, а также дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, были ликвидированы в 1943 г. в остальных прифронтовых и центральных, освобожденных от немецких оккупантов, областях. По результатам борьбы с бандитизмом выделяются следующие области: Ростовская область — ликвидировано банд — 205, участников — 853; Смоленская область — 164/1048; Воронежская область — 110/619; Калининская область — 110/542; Московская область — 91/429; Орловская область — 55/300.

На 1 января 1943 г. на учете состояло 639 банд с 5 193 участниками. На 1 января 1944 г. состояло на учете 438 бандгрупп с 2 150 участниками. В первой половине 1944 г. произошло резкое увеличение бандитизма за счет западных областей Украины, на территории которых начали активно действовать банды украинских националистов. Еще в период немецкой оккупации Украины руководство контрреволюционной Организации украинских националистов (ОУН) начало проводить работу по созданию своей вооруженной силы — Украинской повстанческой армии (УПА). Банды УПА комплектовались путем вербовки и мобилизации украинского мужского населения. Руководящий состав УПА, укомплектованный из проверенных, активных участников ОУН-галичан, обучался в специально созданных школах. Центральным проводом ОУН и командованием УПА были разработаны структура УПА методы и формы конспирации, связи, снабжения и т. д.

С продвижением Красной Армии на Запад руководство ОУН и УПА в целях сохранения своих кадров от разгрома дало указание формированиям УПА разойтись по домам и лесным базам, пропустить наступающие части Красной Армии и, оказавшись в их тылу, начать активные действия, направленные на парализацию деятельности советской власти и подрыв мощи Красной Армии.

Активные действия банд УПА начались с января 1944 г. Бандиты совершали убийства советско-партийных работников и лиц, лояльно настроенных к советской власти, налеты на райотделения НКВД. НКГБ, райкомы партии и другие советские учреждения, нападения на воинские машины, мелкие группы офицеров и бойцов, на обозы с вооружением, боеприпасами и продовольствием. Только по одной Ровенской области за февраль — июнь 1944 г. было зарегистрировано свыше 200 таких бандпроявлений. Значительное количество бандитских проявлений имело место в Волынской, Тарнопольской, Черновицкой и других западных областях Украины.

В целях ликвидации банд УПА и оуновского подполья НКВД СССР были приняты следующие меры: в городе Ровно создан оперативный штаб, а в пораженных бандитизмом районах оперативные группы во главе с руководящими работниками НКВД СССР и УССР; во всех районах и крупных населенных пунктах расставлены сильные гарнизоны войск НКВД; из 1 500 отобранных партизан созданы отряды по борьбе с бандитизмом; в составе ОББ НКВД УССР организовано специальное отделение по ликвидации банд УПА и оуновского подполья; для оказания практической помощи и участия в ликвидации формирований УПА в Ровенскую область командирована бригада оперативных работников ОББ НКВД СССР.

В результате проведенной работы по ликвидации банд УПА и ОУН за первую половину 1944 г. органами НКВД убито 16338, взято в плен 15991 и явилось с повинной 2549 человек. Всего — 34878 человек. Арестовано 3676 участников УПА и ОУН. По восточным областям Украины ликвидировано 95 бандгрупп с 457 участниками.

Кроме того, арестовано 285 немецких агентов, 2922 бывших полицейских, 520 бывших старост и 8019 прочего антисоветского элемента. Изъято и направлено в лагеря НКВД 3914 человек спецконтингента-военнослужащих, вышедших из окружения, находящихся в плену и т. д. Изъято: дезертиров из Красной Армии — 28201 человек, лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии — 47956.

Наши потери убитыми: работников НКВД — 37, офицеров и бойцов войск НКВД и Красной Армии — 655, пропало без вести работников НКВД, офицеров и бойцов — 112.

В остальных республиках, краях и областях СССР итоги борьбы с бандитизмом за первую половину 1944 г. таковы: ликвидировано банд — 1727 с количеством участников в них — 10 994, при этом убито бандитов — 383, арестовано — 10191, легализовано — 420. Изъято дезертиров из Красной Армии — 132444, уклонившихся от службы в Красной Армии — 86466.

Наши потери убитыми: оперативных работников — 82, офицеров и бойцов войск НКВД — 706, бойцов истребительных батальонов и доброотрядов — 10, совпартактива — 6.

За 6 месяцев 1944 г. зарегистрировано 2629 бандитских проявлений, из них раскрыто — 2568.

За 1943 и первую половину 1944 г. для оказания практической помощи в работе по ликвидации действующих банд и выполнения специальных заданий НКВД СССР на периферию выезжали 36 бригад оперативных работников ОББ НКВД СССР, из них: 2 бригады в бывшую Чечено-Ингушскую АССР на 7 месяцев; 4 бригады в бывшую Калмыцкую АССР на 9 месяцев; 2 бригады в Кабардинскую АССР на 7 месяцев; 2 бригады в Ставропольский край на 6 месяцев; 2 бригады в Украинскую ССР на 5 месяцев; 1 бригада в Крымскую АССР на 2 месяца; 1 бригада в Краснодарский край на 2 месяца; 1 бригада в Дагестанскую АССР на 2 месяца; 3 бригады в Среднюю Азию на 8 месяцев; 1 бригада в Сибирь на 2 месяца; 17 бригад в Центральные области СССР на 12 месяцев.

В целях активизации борьбы с бандитизмом и обмена опытом в работе в ноябре 1943 г. в Москве было проведено оперативное совещание с начальниками ОББ УНКВД Московской, Ленинградской, Калининской, Орловской, Курской, Воронежской, Тульской, Рязанской, Ивановской, Ярославской и Смоленской областей.

В 1943 г. и первой половине 1944 г. вызывались с докладами и инструктировались по вопросам работы 17 начальников ОББ из других краев и областей.

На 1 июля 1944 г. по СССР учтено: бандгрупп — 421, участников и бандодиночек -8455, дезертиров из Красной Армии — 33564, уклонившихся от военной службы — 2570.

Степень пораженности бандитизмом и дезертирством отдельных районов СССР характеризуется следующими данными: прифронтовые области — действующих банд -80, участников и бандодиночек — 6 749, дезертиров и уклонившихся от службы в Красной Армии — 2603 (80/6 749/2603); Средняя Азия — 101/505/7835; Центральные области — 120/494/12429; Северный Кавказ — 64/477/3078; Сибирь и Дальний Восток — 33/133/7581; Закавказье — 23/97/2608.

В составе действующих банд находятся: участников ОУН и УПА — 6683, или 78,8 %; дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии — 694, или 8,6 %; бывших участников контрреволюционных вооруженных выступлений — 263, или 3,1 %; бывших немецких ставленников и пособников — 140, или 1,6 %; прочего антисоветского элемента — 675, или 7,9 %.

В настоящее время ОББ НКВД СССР обращено особое внимание на ликвидацию банд УПА, действующих на Украине. Для оказания практической помощи в работе НКВД Украинской ССР командирована бригада оперативных работников ОББ НКВД СССР в составе 23 человек.

В целях оказания помощи в работе по очистке от враждебных элементов и ликвидации возможных бандформирований, оставленных противником в Прибалтике, туда командирована группа работников ОББ центра в числе 13 человек».

«В ходе ликвидации оуновского подполья в освобожденных западных областях Украинской ССР установлено, что руководителями УПА была проведена в широких масштабах работа, направленная к срыву мероприятий по мобилизации военнообязанных в ряды Красной Армии и одновременному насильственному уводу мужского населения в свои отряды. В этих целях банды УПА через специальных пропагандистов проводили агитационную работу в городах и селах, используя различные клеветнические измышления. В ряде мест военнообязанным под угрозой расправы предлагалось при объявлении мобилизации в Красную Армию уходить в леса и присоединяться к отрядам УПА. Бандитами распространялись слухи в селах, что семьи ушедших в Красную Армию будут уничтожены. В отдельных районах бандитами УПА распространялись специальные листовки, призывавшие военнообязанных уходить в банды. В ряде мест участники ОУН и УПА, в целях срыва мобилизации, организовывали бандитские налеты на РВК, команды мобилизованных, председателей и секретарей сельсоветов, забирали и уничтожали списки учета военнообязанных. В связи с чем в западных областях УССР имело место массовое уклонение военнообязанных от мобилизации в Красную Армию. При проведении мероприятий по отправке военнообязанных из Ровенской, Волынской, Тарнопольской и других областей многие скрылись. По состоянию на 1 июля 1944 г. органами и войсками НКВД задержано 27361 уклонившихся от мобилизации. Вместе с тем значительная часть военнообязанных, призванных в западных областях УССР, дезертирует из частей Красной Армии и с предприятий оборонной промышленности. Дезертиры из числа указанных контингентов задержаны в Сталинградской, Воронежской, Орловской, Смоленской, Ивановской, Ленинградской, Ростовской, Тульской и других областях. Все они настроены антисоветски, многие были прямо связаны с ОУН и УПА. Пробираясь на Украину, ведут антисоветскую агитацию среди населения. В ряде случаев они скрываются с оружием, похищаемым в частях.

Ряду органов НКВД по месту дислоцирования частей, сформированных из указанных контингентов, дано указание о тщательной фильтрации задерживаемых дезертиров с целью выявления лиц, связанных с украинскими националистическими организациями и немецкими разведывательными органами.

На освобожденной территории Молдавской ССР антисоветский элемент ведет активную работу среди военнообязанных с целью срыва мобилизации в Красную Армию. Антисоветской обработке также подвергаются военнослужащие, склоняемые к дезертирству. Установлено, что после освобождения Молдавии в Красную Армию проникали враги, впоследствии дезертировавшие.

Контрреволюционные националистические элементы в Белоруссии также оказывают влияние на военнообязанных, в связи с чем многие уклоняются от призыва и мобилизации, а часть дезертирует из Красной Армии.

В связи с объявлением приказа военного комиссара Литовской ССР о призыве в Красную Армию на территории Литовской ССР распространяются листовки „окружной правительственной делегации города Вильно“, призывающие уклоняться от явки в призывные пункты»[161]1.

В отчете о деятельности истребительных батальонов НКВД СССР за 1941–1944 гг. говорилось: «Истребительные батальоны НКВД СССР, опираясь на местное население в лице групп содействия, сыграли весьма важную роль в деле укрепления советского тыла на всем протяжении Отечественной войны. Особенно высока эта роль в деле борьбы с активной агентурой противника во всех ее проявлениях. Являясь в ряде районов единственной вооруженной силой в руках местных органов НКВД, истребительные батальоны стали решающим фактором в деле очистки тыла и сохранения революционного порядка Своей оперативно-служебной деятельностью истребительные батальоны оказали большую помощь органам милиции и отделам по борьбе с бандитизмом, чем активно способствовали проведению общих оперативных мероприятий НКВД СССР во время войны».

По состоянию на 1 февраля 1944 г. имелось 1620 истребительных батальонов с общей численностью в 161089 человек и средней численностью 100 человек в батальоне. Причем организованные на основании приказа НКВД СССР № 00804 от 25 июня 1941 г. истребительные батальоны в западных областях Украины, Белоруссии и в Прибалтике в'тот период еще не были восстановлены.

В 1944 г. были полностью освобождены от оккупации войск фашистской Германии западные области Белоруссии и Украины, а также вся территория Молдавии, Литвы, Эстонии и большая часть Латвии. Сразу же после освобождения той или иной области или республики там начинали свою работу органы внутренних дел и государственной безопасности сперва в виде оперативных групп, а затем и в виде вновь организованных наркоматов или управлений НКВД и НКГБ (док. № 150).

3 июля 1944 г. была освобождена столица Белорусской ССР город Минск, а еще в 1943 г. были назначены: 7 мая Л.Ф. Цанава наркомом государственной безопасности БССР, 30 октября С.С. Бельченко наркомом внутренних дел БССР.

2 июля 1944 г. был освобожден город Вилейка, а 5 июля 1944 г. — город Молодечно; 20 сентября 1944 г. Вилейская область была переименована в Молодечненскую; с 12 октября 1944 до 27 апреля 1948 г. начальником УНКВД Молодечненской области работал Л.С. Семенов, с 27 апреля 1948 г. — бывший заместитель начальника УББ МВД БССР А.К. Гранский; с октября 1944 до ноября 1945 г. начальником УНКГБ Молодечненской области работал бывший начальник УНКГБ Курской области В.Т. Аленцев; с октября 1946 до января 1948 г. начальником УМГ Б работал Г.Ф. Шарок.

8 июля 1944 г. был освобожден город Барановичи; с 12 октября 1944 до 23 января 1946 г. начальником УНКВД Барановичской области работал А.П. Свиридов, с 23 января 1946 до 23 апреля 1948 г. — А.Л. Клименко.

14 июля 1944 г. был освобожден город Пинск; с 20 июля 1945 до 12 июня 1946 г. начальником УНКВД-УМВД Пинской области работал М.И. Одинцов, а с 12 июня 1946 г. — П.Г.Кузин.

16 июля 1944 г. был освобожден город Гродно; с июля до октября 1944 г. начальником УНКГБ Гродненской области работал И.П. Мурашкин, с октября 1944 до декабря 1947 г. начальником УНКГБ-УМГБ области работал В.Т. Политике; с 12 октября 1944 до 16 сентября 1949 г. начальником УНКВД-УМВД Гродненской области работал И. И. Горлов.

28 июля 1944 г. был освобожден город Брест; с июня 1944 до 11 апреля 1947 г. начальником УНКГБ-УМГБ Брестской области работал АА Сергеев; с 20 июля 1945 до 12 июня 1946 г. начальником УНКВД-УМВД — В.В. Радченко.

6 ноября 1943 г. была освобождена столица Украины город Киев. 7 мая 1943 г. наркомом внутренних дел Украинской ССР был назначен В.Т. Сергиенко, а 29 июля 1943 г. его в этой должности сменил бывший начальник УНКГБ Горьковской области B.C. Рясной. 7 мая 1943 г. наркомом государственной безопасности УССР был назначен бывший заместитель наркома внутренних дел УССР СР. Савченко.

Освобождение городов-областных центров Западной Украины происходило следующим образом:

— 2 февраля 1944 г. был освобожден город Луцк, центр Волынской области; с января до 9 октября 1944 г. начальником УНКГБ Волынской области работал А.Н. Мартынов, начальником УНКВД задним числом 25 августа 1945 г. был назначен A.M. Яковенко;

— 2 февраля 1944 г. был освобожден город Ровно; с 9 октября 1944 г. до 10 января 1947 г. начальником УНКВД Ровенской области работал В.М. Трубников, с 10 января до 23 апреля 1947 г. — А.Н. Асмолов, а с 23 апреля 1947 г. — И.А. Антонюк;

— 29 марта 1944 г. был освобожден город Черновицы; с ноября 1943 г. до ноября 1951 г. начальником УНКГБ-УМГБ Черновицкой области работал Н.А. Решетов; с 10 июля 1944 до 30 ноября 1946 г. начальником УНКВД-УМВД Черновицкой области работал М.Т. Руденко, а с 30 ноября 1946 г. — М.И. Наумов;

— 14 апреля 1944 г. был освобожден город Тарнополь; с 15 ноября 1943 до 13 марта 1946 г. начальником УНКВД Тарнопольской-Тернопольской области работал Р.Н. Сараев, а с 13 марта 1946 до 17 апреля 1948 г. — А.Е. Булыга; с 9 октября 1944 до декабря 1945 г. начальником УНКГБ Тернопольской области работал Л.А Малинин;

— 25 июля 1944 г. был освобожден город Станислав; с марта 1944 г. до 20 августа 1946 г. начальником УНКГБ Станиславской области работал А.Н. Михайлов, а с 20 августа 1946 до 3 декабря 1947 г. — Р.В. Крутов; с 10 июля 1944 до 22 августа 1945 г. начальником УНКВД Станиславской области работал М.А. Завгородний, а с 1 ноября 1945 до 26 мая 1950 г. — Ф.М. Нейзмайлов;

— 27 июля 1944 г. был освобожден город Львов; с 22 марта до 9 октября 1944 г. УНКГБ Львовской области возглавлял К.С. Волошенко, а с 9 октября 1944 до 9 декабря 1948 г. УНКГБ-УМГБ Львовской области возглавлял А.И. Воронин; с 18 апреля 1944 г. до 10 января 1947 г. УНКВД-УМВД Львовской области возглавлял Е.С. Грушко, а с 10 января 1947 до 25 июня 1948 г. — В.М. Трубников;

— 6 августа 1944 г. был освобожден город Дрогобыч, а 31 августа 1944 г. начальником УНКВД Дрогобычской области был назначен А.Н. Сабуров;

— 25 августа 1944 г. был освобожден город Измаил; в апреле 1944 г. начальником УНКГБ Измаильской области был назначен П.А. Крылов; 10 июля 1944 г. начальником УНКВД этой же области был назначен И.Е. Корнейчук.

13 июля 1944 г. был освобожден город Вильно (Вильнюс), а 1 августа 1944 г. — город Каунас Литовской ССР. 20 июля 1943 г. наркомом внутренних дел Литовской ССР был назначен И.М. Барташунас, с 12 июля 1944 г. наркомом государственной безопасности Литовской ССР работал А.А. Гузявичюс, с 3 января 1946 г. — Д.А. Ефимов, с 20 апреля 1949 г. министром государственной безопасности Литовской ССР работал П.М. Капралов, с 31 марта 1952 г. — П.П. Кондаков.

Приказом НКВД СССР № 00807 от 12 июля 1944 г. были утверждены штаты НКВД Литовской ССР, которые были следующими: руководство: нарком, заместитель наркома, заместитель наркома по милиции, он же начальник управления милиции, заместитель наркома по кадрам (4 человека); секретариат (12 человек); управление милиции (174); отдел пожарной охраны (20); тюремный отдел (22); ОББ (20); оперативное отделение (5); ОКР «Смерш» (10); 1 спецотдел (25); ОБДББ (10); штаб истребительных батальонов (5); штаб МПВО объектов НКВД (1); шифргруппа (3); отдел кадров (29); ХОЗО (127); финансовый отдел (15).

Всего по аппарату НКВД Литовской ССР — 482 человека. Всего по НКВД Литовской ССР — 5317 человек.

22 сентября 1944 г. был освобождена столица Эстонской ССР город Таллин. 24 марта 1944 г. наркомом внутренних дел Эстонской ССР был назначен АИ. Резев. 29 марта 1944 г. наркомом государственной безопасности Эстонской ССР был назначен Б.Г. Кумм.

15 октября 1944 г. была освобождена столица Латвии город Рига. 24 марта 1944 г. наркомом внутренних дел Латвийской ССР был назначен А. П. Эглит. В марте 1944 г. наркомом государственной безопасности Латвийской ССР назначили АА Новика

7 октября 1944 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 001239 «Об организации УНКВД Бобруйской, Гродненской, Полоцкой областей и о переименовании Вилейской области Белорусской ССР в Молодечненскую область».

Приказом НКВД СССР № 001281 от 19 октября 1944 г. были утверждены штаты вновь организованных управлений НКВД, структура которых была следующей (на примере УНКВД Гродненской области):

руководство — начальник УНКВД, заместитель начальника управления, заместитель начальника управления по милиции (он же начальник Управления милиции), заместитель начальника управления по кадрам;

Секретариат УНКВД (6 человек);

Управление милиции (131);

Отдел пожарной охраны (И);

Тюремное отделение (6);

Отдел по борьбе с бандитизмом (25 человек): руководство — начальник отдела, заместитель начальника отдела: секретариат ОББ (3); группа оперативного учета (2); 1-е отделение (агентурно-оперативное) (7); 2-е отделение (по борьбе с дезертирством) (4); 3-е отделение (следственное) (7)

Отделение контрразведки НКВД «Смерш» (8);

Оперативное отделение (4);

Отделение по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью (3);

Штаб истребительных батальонов (4);

Штаб МПВО (по объектам УНКВД) (1);

Группа по шифрработе (2);

1 спецотдел (учетно-архивный) (15);

Отдел кадров (13);

Финансовый отдел (11);

Хозяйственный отдел (67).

Всего по аппарату УНКВД — 311 человек. Всего по органам НКВД Гродненской области — 1 673 человека.

По состоянию на 13 октября 1944 г. по штатам ОББ НКВД республик значилось: в Белорусской ССР — 37 человек в аппарате ОББ, а всего сотрудников, работающих по линии борьбы с бандитизмом вместе с периферийными органами НКВД БССР, — 351 человек; в Латвийской ССР — 23 и 63 человека соответственно; в Литовской ССР -20 и 75; в Украинской ССР — 48 и 1710; в Эстонской ССР — 31 и 46.[162]

Приказами НКВД/НКГБ СССР № 001240/00380 от 9 октября 1944 г. и № 001258/00389 от 12 октября 1944 г. ОББ НКВД Украинской ССР и ОББ НКВД Белорусской ССР были реорганизованы в Управления по борьбе с бандитизмом, а приказом НКВД СССР № 001447 от 1 декабря 1944 г. ОББ НКВД СССР был реорганизован в Главное управление НКВД СССР по борьбе с бандитизмом (ГУББ) с включением в его состав Штаба истребительных батальонов НКВД СССР. Этим же приказом были назначены:

начальником ГУББ НКВД СССР — комиссар гб 3 ранга Леонтьев Александр Михайлович;

заместителями начальника ГУББ: комиссар гб Прошин Василий Степанович (бывший начальник УНКВД Сталинградской области) и генерал-майор Калинин Андрей Сам-сонович (бывший зам. нач. Управления погранвойск НКВД Северо-Кавказского округа);

начальником 1 отдела — генерал-майор Горшков Анатолий Петрович (бывший представитель ЦШПД на Брянском фронте);

начальником 2 отдела — подполковник гб Карлин Вениамин Залманович (бывший начальник ОББ НКВД Крымской АССР);

начальником 3 отдела — майор гб Головлев Владимир Яковлевич (бывший заместитель НКВД Калмыцкой АССР);

начальником 4 отдела — полковник гб Свирин Сергей Григорьевич;

начальником 5 отдела — полковник гб Маричев Николай Константинович;

начальником 6 отдела — полковник Трофимов Павел Лукич (бывший начальник Штаба истребительных батальонов НКВД СССР);

начальником 7 отдела — подполковник гб Рыжков Павел Игнатьевич (бывший начальник ОББ УНКВД Ставропольского края).

Этим же приказом была утверждена следующая структура ГУББ НКВД СССР:

1 отдел (по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бондами ОУН) (23 человека):

1 отделение (по борьбе с оуновским подпольем);

2 отделение (по борьбе с вооруженными бандами УПА);

3 отделение (по борьбе с бандитизмом на Украине);

2 отдел (по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Белоруссии и Прибалтике) (21 человек):

1 отделение (по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Белоруссии);

2 отделение (по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Прибалтике);

3 отделение (по борьбе с бандитизмом в Белоруссии и Прибалтике);

3 отдел (Северный Кавказ и Закавказье) (16 человек):

1 отделение (Дагестан, Северо-Осетинская, Кабардинская АССР, Грозненская область);

2 отделение (Сталинградская, Астраханская, Ростовская области, Ставропольский и Краснодарский края);

3 отделение (Грузинская, Армянская и Азербайджанская ССР);

4 отдел (Средняя Азия) (19 человек):

1 отделение (по борьбе с националистическими, повстанческими формированиями и эмиграционными проявлениями);

2 отделение (по борьбе с бандитизмом в Средней Азии);

3 отделение (по борьбе с бандитизмом и повстанчеством среди спецпереселенцев);

5 отдел (РСФСР, Молдавская и Карело-Финская ССР) (19 человек):

1 отделение (Воронежская, Горьковская, Калининская, Курская, Московская, Орловская, Пензенская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тульская, Калужская, Брянская области, Молдавская ССР, Крымская АССР);

2 отделение (Ивановская, Владимирская, Куйбышевская, Саратовская, Ульяновская, Ярославская, Ленинградская, Новгородская, Костромская, Великолукская, Псковская, Мурманская, Архангельская, Вологодская области и Коми АССР);

3 отделение (Удмуртская, Татарская, Чувашская, Башкирская, Марийская, Бурят-Монгольская, Якутская АССР, Кировская, Чкаловская, Молотовская, Челябинская, Кемеровская, Курганская, Свердловская, Омская, Томская, Тюменская, Новосибирская, Иркутская, Читинская области, Красноярский, Приморский, Хабаровский края);

6 отдел (штаб истребительных батальонов) (14 человек);

7 отдел (следственный) (13 человек);

Отделение по борьбе с дезертирством (М.Е. Гоберман) (12 человек);

Отделение связи (А.Л. Ломоносов) (12 человек);

Учетно-информацштное отделение (зам. нач. отделения — А.И. Забоев) (12 человек);

Секретариат ГУББ (и.о. нач. секретариата — Г.И. Королев) (15 человек).

Всего по ГУББ НКВД СССР — 179 человек.

9 октября 1944 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов подписали совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР № 001240/00380 «О мероприятиях по усилению борьбы с оуновским подпольем и ликвидации вооруженных банд ОУН в западных областях Украинской ССР», в котором, в частности, было записано следующее: «В целях успешного проведения борьбы с оуновским подпольем, обеспечения ликвидации вооруженных банд и антисоветских организаций ОУН в западных областях Украинской ССР, улучшения руководства агентурно-оперативной работой органов НКВД-НКГБ этих областей, приказываем:

Поручить народному комиссару внутренних дел Украинской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Рясному руководство агентурно-оперативной работой по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами ОУН УНКВД-УНКГБ Львовской, Станиславской, Дрогобычской и Черновицкой областей УССР; в помощь тов. Рясному назначить народного комиссара государственной безопасности Украинской ССР комиссара госбезопасности 3 ранга тов. Савченко и начальника пограничных войск НКВД Украинского округа генерал-майора тов. Бурмак;

Возложить руководство агентурно-оперативной работой по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами ОУН УНКВД-УНКГБ Ровенской, Волынской и Тернопольской областей УССР на заместителя народного комиссара внутренних дел УССР генерал-лейтенанта тов. Строкач; в помощь тов. Строкач назначить заместителя народного комиссара государственной безопасности Украинской ССР комиссара госбезопасности тов. Есипенко и начальника внутренних войск НКВД Украинского округа генерал-майора тов. Марченкова;

Войска НКВД, выделенные для борьбы с оуновскими вооруженными бандами в западных областях УССР, дислоцировать:

Львовская область — 17 стрелковая бригада, три батальона 25 стрелковой бригады, 18 кавалерийский полк, 118 отдельный стрелковый батальон 18 стрелковой бригады, 66 и 219 отдельные стрелковые батальоны 24 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Станиславская область — 19 стрелковая бригада внутренних войск НКВД;

Дрогобычская область — 210 отдельный стрелковый батальон 17 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Черновицкая область — 192 отдельный стрелковый батальон 19 бригады, 237 и 240 отдельные стрелковые батальоны 23 бригады внутренних войск НКВД;

Ровенская область — 16 и 20 стрелковые бригады, 228 отдельный стрелковый батальон 21 стрелковой бригады и три батальона 24 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Волынская область — 9 стрелковая дивизия (в составе 3 полков) и 189 отдельный стрелковый батальон 18 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Тернопольская область — три батальона 21 стрелковой бригады, два батальона 25 стрелковой бригады, 174 и 193 отдельные стрелковые батальоны 19 стрелковой бригады внутренних войск НКВД.

Для усиления соединений внутренних войск НКВД, выделенных для борьбы с вооруженными бандами ОУН, заместителю народного комиссара внутренних дел СССР генерал-полковнику тов. Аполлонову в декадный срок дополнительно выделить и направить в распоряжение наркома внутренних дел Украинской ССР тов. Рясного два стрелковых полка и один отдельный стрелковый батальон.

Для улучшения руководства работой областных управлений НКВД Украины по борьбе с бандитизмом реорганизовать Отдел по борьбе с бандитизмом НКВД УССР в управление. Зам. наркома внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Обручникову и наркому внутренних дел Украинской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Рясному в трехдневный срок рассмотреть и представить на утверждение штаты и расстановку личного состава Управления по борьбе с бандитизмом.

Тов. Рясному, Строкач, Савченко и Есипенко по получении настоящего приказа немедленно приступить к проведению следующей работы:

усилить меры репрессии в отношении членов семей активных участников оуновских организаций и банд как арестованных или убитых, так и находящихся на нелегальном положении; выселение этих контингентов производить в порядке, установленном директивой НКВД СССР № 122 от 31 марта 1944 г. (о высылке в отдаленные районы Красноярского края, Иркутской, Омской и Новосибирской областей членов семей оуновцев, активных повстанцев, как арестованных, так и убитых при столкновениях, и о конфискации их имущества);

лиц, уклоняющихся от мобилизации в Красную Армию, после задержания направлять для проверки в спецлагеря НКВД;

в работе по ликвидации оуновских организаций и банд, наряду с агентурно-осведомительной работой, широко практиковать привлечение местного населения, для чего создать при участковых уполномоченных милиции вооруженные группы содействия, вовлекая в эти группы честных советских граждан из числа членов семей военнослужащих Красной Армии, местного партийно-советского актива и лиц, пострадавших от оуновских банд;

о всех недостатках в работе местных партийных, советских и хозяйственных организаций, выявляемых в ходе преследования оуновских банд на территории западных областей УССР, своевременно информировать ЦК КП(б)У и Совнарком УССР.

Народному комиссару внутренних дел УССР тов. Рясному и начальнику Главного управления пограничных войск НКВД СССР генерал-лейтенанту тов. Стаханову обязать пограничные отряды НКВД в западных областях УССР обеспечить очистку пограничной зоны от антисоветских и бандитско-шпионских элементов.

Для усиления работы органов НКВД-НКГБ в западных областях Украинской ССР реорганизовать существующие районные отделения НКВД и НКГБ в районные отделы, временно увеличив штаты НКВД-НКГБ УССР. Создать в составе районных отделов НКВД западных областей УССР отделения по борьбе с бандитизмом численностью 3–5 человек каждое, укомплектовав их оперативным составом, имеющим опыт борьбы с бандитизмом. Отделам кадров НКВД и НКГБ СССР командировать в западные области УССР для оказания помощи в улучшении агентурно-оперативной работы УНКВД-УНКГБ по 250 опытных оперативных работников. Пересмотреть состав начальников районных отделов НКВД и НКГБ западных областей УССР и не отвечающих своему назначению заменить. В этих целях отделам кадров НКВД и НКГБ СССР направить в распоряжение НКВД и НКГБ УССР соответственно по 50 человек опытных начальников райотделов. Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Обручникову для проведения этой работы командировать в западные области УССР заместителя начальника Отдела кадров НКВД СССР.

Для улучшения следствия по делам на арестованных активных участников ОУН и главарей бандгрупп создать при тов. Рясном и Строкач следственные группы по 25 человек каждая. Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР тов. 06ручникову и заместителю народного комиссара государственной безопасности СССР тов. Свинелупову в пятидневный срок отобрать и направить в распоряжение тов. Рясного и тов. Строкач по 25 человек опытных следователей — работников НКВД-НКГБ.

Тов. Рясному и Строкач работу следственных групп организовать таким образом, чтобы дела на арестованных активных участников ОУН и главарей оуновских бандгрупп не затягивались следствием; получаемые в ходе следствия данные, представляющие оперативный интерес (о местонахождении банд, нелегалов, связников, складов оружия, техники и т. д.), немедленно докладывались им для оперативного использования.

Передаваемые в Военные трибуналы законченные следственные дела на арестованных оуновцев взять под специальное наблюдение с целью предотвращения затяжки их рассмотрения в судебных инстанциях. Отдельные приговоры в отношении руководящих участников ОУН и главарей оуновских банд объявлять населению районов, на территории которых проводили свою антисоветскую работу осужденные.

В целях повышения оперативности и маневренности войск НКВД, участвующих в операциях по борьбе с оуновскими бандами в западных областях УССР, начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР генерал-лейтенанту интендантской службы тов. Вургафт направить на места в течение октября — ноября т.г. 200 грузовых автомашин, обеспечив одновременно регулярное снабжение этих войск вооружением, боеприпасами, продовольственно-вещевым довольствием и горючим.

Народному комиссару внутренних дел Украинской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Рясному о ходе борьбы с оуновским подпольем и ликвидации вооруженных банд ОУН в западных областях УССР представлять НКВД СССР и Первому Секретарю ЦК КР(б)У тов. Хрущеву отчет раз в пять дней, а по наиболее важным делам информировать внеочередными сообщениями. Тов. Рясному обязать начальников УНКВД западных областей УССР о проводимых мероприятиях по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами ОУН систематически информировать первых секретарей соответствующих обкомов КП(б)У.

Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару государственной безопасности 2 ранга тов. Круглову выехать на место, проверить расстановку сил и организацию работы в соответствии с настоящим приказом, оказав необходимую практическую помощь».

Приказом НКВД СССР № 1499 от 9 октября 1944 г. начальником УББ и заместителем наркома внутренних дел Украинской ССР был назначен бывший начальник Украинского штаба партизанского движения генерал-лейтенант Т.А. Строкач (после назначения 16 января 1946 г. Строкача наркомом внутренних дел Украинской ССР, начальником УББ НКВД УССР 13 марта 1946 г. был назначен бывший начальник УНКВД Тернопольской области полковник Р.Н. Сараев).

Приказом НКВД СССР № 001388 от 14 ноября 1944 г. были утверждены следующие штаты УББ НКВД Украинской ССР:

руководство: начальник УББ, он же зам. наркома, зам. начальника управления, зам. начальника управления, он же начальник 1 отдела;

секретариат (7 человек);

1 отдел (по вскрытию и ликвидации подполья ОУН и повстанческих банд УПА) -36 человек:

1-е отделение (по разработке глав провода ОУН, штаба УПА и УПК) — 8 человек;

2-е отделение (руководит работой по вскрытию и ликвидации подполья ОУН и УПА на территории Ровенской, Волынской и Тернопольской областей) — 8 человек;

3-е отделение (тоже на территории Львовской, Дрогобычской, Станиславской и Черновицкой областей) — 10 человек;

4-е отделение (тоже на территории восточных областей Украины) — 8 человек;

2 отдел (по вскрытию, ликвидации политбандитизма, повстанческих банд, групп нелегалов, по борьбе с парашютистами и дезертирами) — 22 человека:

1-е отделение (Харьковская, Запорожская, Сталинская, Сумская, Черниговская, Полтавская, Ворошиловградская области) — 5 человек;

2-е отделение (Киевская, Одесская, Винницкая, Николаевская, Херсонская, Измаильская, Днепропетровская, Каменец-Подольская, Кировоградская области) — 5 человек;

3-е отделение (руководит работой по борьбе с парашютистами и дезертирами) — 9 человек;

3 отдел (следственный) — 25 человек:

1-е отделение (по обслуживанию западных областей) — 12 человек;

2-е отделение (по обслуживанию восточных областей) — 8 человек;

Учетно-информационное отделение — 6 человек;

Отделение разведки — 3 человека;

Отдел оперативной радиосвязи — 22 человека;

Отдел по истребительным батальонам — 17 человек;

Всего по УББ НКВД УССР — 140 человек.[163]

12 октября 1944 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов подписали приказ НКВД СССР и НКГБ СССР № 001257/00388 «О мероприятиях по усилению борьбы с антисоветским подпольем и ликвидации вооруженных банд на территории Литовской ССР», которым «руководство агентурно-оперативной работой по борьбе с антисоветским подпольем и его вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Литовской ССР» возлагалось на наркома внутренних дел Литовской ССР комиссара госбезопасности Барташунаса И.М., в помощь которому были назначены нарком государственной безопасности Литовской ССР комиссар госбезопасности Гузявичус А.А. и командир 4 дивизии внутренних войск НКВД генерал-майор Ветров П.М.

Все остальные мероприятия устанавливались такие же, как и для НКВД Украинской ССР, за исключением того, что ОББ НКВД Литовской ССР не был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом и «в целях усиления охраны, оперативно-розыскной и противодиверсионной работы на Литовской железной дороге» в распоряжение командира 14 дивизии войск НКВД по охране железных дорог дополнительно к имеющемуся на месте бронепоезду был направлен еще один учебный бронепоезд войск НКВД с приданной ему маневренной группой в количестве 100 человек. Выехать на место для проверки выполнения данного приказа было поручено заместителю наркома внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 2 ранга И.А. Серову и наркому государственной безопасности Белорусской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга Л.Ф. Цанаве.

По состоянию на 25 ноября 1944 г. штаты ОББ НКВД Литовской ССР были следующими:

руководство отдела — начальник и его заместитель, а также секретарь, машинистка и переводчик;

1 отделение (агентурно-оперативное по разработке литовского антисоветского подполья и ликвидации вооруженных банд, состоящих из литовцев) (10 человек);

2 отделение (агентурно-оперативное по разработке польского антисоветского подполья и ликвидации вооруженных банд, состоящих из поляков) (8 человек);

3 отделение (агентурно-оперативное по борьбе с дезертирством и уклоняющимися от призыва в Красную Армию) (6 человек);

Учетно-информационная группа (3 человека);

Следственная часть (14 человек):

группа по ведению следствия по литовскому антисоветскому подполью; группа по ведению следствия по польскому антисоветскому подполью;

Группа установки и разведки (14 человек);

Группа радиосвязи (10 человек).

Всего по ОББ НКВД Литовской ССР — 70 человек. С 10 июля 1944 г. начальником ОББ НКВД Литовской ССР работал подполковник госбезопасности Н.А. Слепнев, с 25 ноября 1944 г. — подполковник, а затем полковник госбезопасности А.В. Гусев, с 12 июня 1945 г. — подполковник госбезопасности Б.Г. Бурылин; приказом МВД СССР № 00216 от 15 марта 1946 г. ОББ МВД Литовской ССР был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом, начальником которого был назначен по совместительству заместитель министра внутренних дел Литовской ССР генерал-майор П.М. Капралов.

12 октября 1944 г. был подписан еще один совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР М° 001258/00389 «О мероприятиях по усилению борьбы с антисоветским подпольем и ликвидации вооруженных банд в западных областях Белорусской ССР», которым «руководство агентурно-оперативной работой УНКВД-УНКГБ Ба-рановичской, Молодечненской, Гродненской, Пинской и Брестской областей БССР по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами» было возложено на наркома внутренних дел Белорусской ССР комиссара госбезопасности С.С. Бельченко, в помощь которому были назначены заместитель наркома государственной безопасности БССР полковник госбезопасности Д.С. Гусев и начальник внутренних войск НКВД Белорусского округа генерал-майор В.И. Киселев.

ОББ НКВД БССР был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом, начальником которого был назначен бывший начальник 1 отделения ОББ НКВД СССР полковник А.К. Гранский (он работал в этой должности до 10 сентября 1948 г., когда новым начальником УББ МВД БССР был назначен бывший зам. нач. этого же управления подполковник П.В. Жуковский).

Для проверки выполнения данного приказа на место должен был выехать заместитель наркома внутренних дел СССР И.А. Серов.

Приказом НКВД СССР М° 001350 от 31 октября 1944 г. были утверждены штаты УББ НКВД БССР, которые были следующие:

руководство — начальник управления и два его заместителя;

секретариат УББ (7 человек);

1 отдел (агентурно-оперативный) (18 человек) — начальник отдела, его заместитель и секретарь:

отделение по западным областям (9); отделение по восточным областям (6);

2 отдел (по борьбе с дезертирством) (10 человек):

группа по западным областям (5); группа по восточным областям (3);

Следственная часть (на правах отдела) (21 человек);

Учетно-информационное отделение (6 человек).

Всего по УББ НКВД БССР — 65 человек и 20 человек негласного штата.

14 октября 1944 г. Л.П. Берия направил на имя председателя ГКО И.В. Сталина письмо, в котором говорилось следующее: «С начала освобождения от войск противника западных областей Украины НКВД СССР проводятся мероприятия по ликвидации оуновских банд, действующих в тылу Красной Армии.

В течение февраля — сентября с.г. проведено 2573 чекистско-войсковых операции. При проведении операций убито — 38087, захвачено живыми — 31808 бандитов. Арестовано активных участников ОУН и УПА — 7968.

Захвачено оружия и боеприпасов: пушек — 28, станковых и ручных пулеметов -1720, ПТР — 163, винтовок — 10646, автоматов — 2365, минометов — 236, пистолетов и револьверов — 960, гранат — 20450, патронов — 2575165, мин — 14074, артснарядов — 6618, радиостанций — 54. Захвачено 532 продовольственных склада.

При проведении операций убито — 1 123, ранено — 1 038 оперативных работников, офицеров и бойцов войск НКВД.

В результате проведенных операций большая часть оуновских банд ликвидирована. Найденные в последнее время у убитых оуновцев документы и полученные нами агентурные данные свидетельствуют о том, что решительное преследование бандитов поставило остатки действующих банд в тяжелое положение. Эти обстоятельства побудили рядовых участников банд к добровольной явке с повинной в органы НКВД. Всего за период проведения операций явилось с повинной 11 518 человек.

Одновременно с операциями по ликвидации оуновских банд проводилась работа по задержанию лиц призывного возраста, уклоняющихся от призыва в Красную Армию, и передаче этого контингента в военкоматы. Работники НКВД оказывали также помощь в организации и укреплении местных органов советской власти в районах западных областей Украины и в проведении разъяснительной работы среди населения.

НКВД СССР просит о награждении орденами и медалями СССР работников НКВД-НКГБ, генералов, офицеров, сержантского и рядового состава войск НКВД, особо отличившихся при проведении операций по ликвидации оуновских банд в западных областях Украины.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета СССР, прошу Вашего решения».

Решение было принято и 20 октября 1944 г. подписан Указ ПВС СССР «О награждении работников НКВД и НКГБ Украинской ССР, генералов, офицеров, сержантского и рядового состава войск НКВД»:

орденом Кутузова II степени были награждены 1-й заместитель наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглов, начальник Управления внутренних войск НКВД Украинского округа М.П. Марченков, нарком внутренних дел Украинской ССР B.C. Рясной, нарком государственной безопасности Украинской ССР С.Р. Савченко;

орденом Богдана Хмельницкого II степени — начальник погранвойск НКВД Украинского округа П.В. Бурмак, начальник УНКВД Львовской области Е.С. Грушко, заместитель НКВД УССР по милиции Н.А. Дятлов, начальник ОББ НКВД УССР А.Ф. Задоя, начальник ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьев, начальник 4 спецотдела НКВД СССР В.А. Кравченко, начальник УНКВД Полтавской области Ф.М. Неизмайлов, начальник УНКВД Дрогобычской области А.Н. Сабуров, начальник УНКВД Тернопольской области Р.Н. Сараев, начальник УНКВД Волынской области А.М. Яковенко;

орденом Красного Знамени — заместитель наркома государственной безопасности УССР П.Г. Дроздецкий;

орденом Отечественной войны I степени — начальник 5 отделения ОББ НКВД СССР В.Я. Головлев, заместитель НКГБ УССР Д.И. Есипенко, бывший заместитель начальника ОББ НКВД СССР, а с 7 января 1944 г. — начальник УНКВД Астраханской области А.А. Жуков (посмертно), начальник ОКР НКВД «Смерш» Украинского округа войск НКВД И.Е. Клименко, начальник УНКГБ Волынской области А.Н. Мартынов, начальник УНКГБ Станиславской области А.Н. Михайлов, заместитель начальника ОББ НКВД СССР С.Г. Свирин;

орденом Отечественной войны II степени — заместитель начальника ОББ НКВД УССР Б.Г. Бурылин, начальник УНКВД Станиславской области М.А. Завгородний, заместитель НКВД УССР по кадрам Т.С. Кальненко, заместитель начальника ОББ НКВД СССР Н.К. Маричев, начальник УНКВД Черновицкой области М.Т. Руденко, начальник УНКВД Житомирской области Н.С. Шаповалов;

орденом Красной Звезды — начальник УНКГБ Львовской области КС. Волошенко, начальник УНКГБ Черновицкой области Н.А. Решетов.[164]

Всего орденом Кутузова II степени было награждено 4 человека, орденом Богдана Хмельницкого II степени — 12 человек, орденом Красного Знамени — 42 человека, орденом Отечественной войны I степени — 39 человек, орденом Отечественной войны II степени — 128 человек, орденом Красной Звезды — 316 человек, орденом Славы III степени — 32 человека, медалью «За отвагу» — 208 человек, медалью «За боевые заслуги» — 108 человек. Всего было награждено — 889 человек.

Приказом НКВД СССР № 001387 от 14 ноября 1944 г. было объявлено, что на основании Указов ПВС Украинской ССР от 5 августа 1944 г. и ПВС СССР от 9 августа 1944 г., УНКВД Тарнопольской области Украинской ССР было переименовано в УНКВД Тернопольской области с дислоцированием в городе Тернополе, а Аккерманский горотдел УНКВД Измаильской области переименован в Белгород-Днестровский горотдел с дислоцированием в городе Белгород-Днестровский.

Совместным приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 1668/1907 от 22 ноября 1944 г. бывший заместитель начальника 2 управления НКГБ СССР комиссар госбезопасности 3 ранга Н.С. Сазыкин был назначен уполномоченным НКВД-НКГБ СССР по Эстонской ССР, а приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 1824/2023 от 14 декабря 1944 г. бывший начальник УНКВД Ставропольского края комиссар госбезопасности И.М. Ткаченко был назначен уполномоченным НКВД-НКГБ СССР по Литовской ССР.

16 декабря 1944 г. В.Н. Меркулов и С.Н. Круглов подписали совместный приказ НКГБ СССР и НКВД СССР № 00489/001526, в котором, в частности, говорилось следующее: «В целях лучшей организации и дальнейшего усиления агентурно-оперативной работы органов НКГБ-НКВД Литовской ССР приказываем: организовать на территории Литовской ССР 9 оперативных секторов:

а) Вильнюсский — в составе г. Вильно и уездов Вильнюсского, Тракайского и Швенчионского;

б) Каунасский — в составе г. Каунас и уезда;

в) Шауляйский — в составе г. Шауляй и уезда;

г) Паневежский — в составе Паневежского, Биржайского и Рокишского уездов;

д) Мариямпольский — в составе Мариямпольского, Шакяйского и Вилкавишского уездов;

е) Алитусский — в составе Алитусского и Сейнайского уездов;

ж) Тельшайский — в составе Тельшайского, Мажейкского и Кретингского уездов;

з) Утенский — в составе Утенского, Укмергского и Зарасайского уездов;

и) Кедайнский — в составе Кедайнского, Рассейняйского и Таурагского уездов.

Начальниками оперативных секторов, ответственными за работу расположенных на территории сектора органов НКГБ-НКВД, назначить:

Вильнюсского оперативного сектора — зам. наркома госбезопасности Литовской ССР полковника госбезопасности тов. Рудакова;

Каунасского оперативного сектора — зам. начальника 2 управления НКГБ СССР комиссара госбезопасности тов. Родионова;

Шауляйского оперативного сектора — зам. начальника УНКГБ по Тамбовской области подполковника госбезопасности тов. Назарова;

Паневежского оперативного сектора — зам. начальника УНКГБ по Горьковской области полковника госбезопасности тов. Веселова;

Мариямпольского оперативного сектора — зам. начальника УНКГБ по Калининской области полковника госбезопасности тов. Сененкова;

Алитусского оперативного сектора — комиссара милиции 3 ранга тов. Рудина;

Тельшайского оперативного сектора — начальника ОББ НКВД Молдавской ССР подполковника госбезопасности тов. Кульчицкого;

Утенского оперативного сектора — зам. начальника УНКВД по Ярославской области полковника тов. Краснова;

Кедайнского оперативного сектора — начальника отдела ГУББ НКВД СССР подполковника госбезопасности тов. Карлина.

Обязать зам. наркома госбезопасности СССР по кадрам тов. Свинелупова подобрать и направить в суточный срок в распоряжение НКГБ Литовской ССР сроком на 2 месяца 150 квалифицированных оперативных работников НКГБ СССР и УНКГБ тыловых областей СССР.

Обязать зам. наркома внутренних дел СССР по кадрам тов. Обручникова подобрать и направить в суточный срок в распоряжение НКВД Литовской ССР сроком на 2 месяца 300 оперативных работников.

Возложить на аппарат НКГБ-НКВД Литовской ССР и на прикрепленных работников задачи:

а) немедленно активизировать агентурно-оперативную и следственную работу;

б) провести мероприятия, обеспечивающие в кратчайший срок выявление, изъятие и полный разгром антисоветских литовских и польских националистических организаций, изымая оружие и нелегальную технику;

в) используя приданные части войск НКВД, ликвидировать оперирующие в уездах бандитские шайки из числа литовских и польских националистов, дезертиров Красной Армии, лиц, уклоняющихся от призыва в Красную Армию и других;

г) обеспечить изъятие скрывающихся в уездах Литовской ССР немецких солдат и офицеров;

д) очистить территорию Литовской ССР от немецкой агентуры, немецких ставленников и пособников, предателей и изменников Родины, карателей и других, обратив особое внимание на изъятие немецких парашютистов.

Начальникам оперативных секторов, руководителям оперативных групп, начальникам отделов НКГБ-НКВД Литовской ССР отчитываться в своей работе в установленные сроки.

Народным комиссарам Литовской ССР: госбезопасности тов. Гузявичюсу и внутренних дел тов. Барташунасу обеспечить руководство и контроль за выполнением настоящего приказа».

25 февраля 1945 г. нарком государственной безопасности СССР В.Н. Меркулов направил на имя Л. П. Берия доклад, в котором, в частности, было записано: «По состоянию на 25 февраля 1945 г. в г. Вильнюсе насчитывается 106497 жителей, из них поляков — 90000, литовцев — 8000. Кроме того, поляки проживают в 5 уездах Литвы: Вильнюсском, Тракайском, Алитусском, Швенчионском и Зарасайском. В этих уездах, включая г. Вильнюс, насчитывается около 350000 поляков. Кроме того, в других уездах Литвы небольшими группами проживает около 90000 поляков.

Для переселения поляков в Польшу на основании Соглашения между правительством Литвы и Польским комитетом национального освобождения от 22 сентября 1944 г. предполагалось переселить в Польшу 180000-200000 человек, в том числе 50000 из города Вильнюса».

Совместным приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 201/364 от 10 марта 1945 г. бывший начальник УНКГБ Челябинской области комиссар госбезопасности 3 ранга А.Н. Бабкин был назначен уполномоченным НКВД-НКГБ СССР по Латвийской ССР.

В целях разгрузки переполненных тюрем органы НКВД СССР использовали испытанный ранее прием, когда следственные заключенные направлялись для дальнейшего следствия в исправительно-трудовые лагеря, освобождая тем самым место для новых арестованных и снижая нагрузку на следственных работников тех или других областных аппаратов.

15 марта 1945 г. заместитель НКВД СССР С.Н. Круглов и заместитель НКГБ СССР Б.З. Кобулов подписали совместную директиву, где было, в частности, записано следующее: «В целях разгрузки тюрем УССР, БССР, часть следственных арестованных органами НКВД, НКГБ указанных республик, из числа бывших немецких ставленников, полицейских, помещиков, участников националистических организаций, лиц, уклоняющихся от службы в Красной Армии и других антисоветских элементов, направляется в лагеря НКВД, расположенные на территории Коми АССР, Архангельской, Свердловской, Кировской, Куйбышевской областей.

Окончание следствия по делам этих арестованных возлагается на НКВД-НКГБ, УНКВД-УНКГБ по месту расположения лагерей.

В связи с этим предлагается: наркомам внутренних дел и государственной безопасности Коми АССР, начальникам УНКВД-УНКГБ Архангельской, Свердловской, Кировской, Куйбышевской областей совместными приказами образовать следственные группы и направить их в соответствующие лагеря для ведения следствия по делам направленных туда арестованных; руководство следственными группами в лагерях возложить на заместителей наркомов внутренних дел — государственной безопасности, заместителей начальников УНКВД-УНКГБ.

Начальникам лагерей НКВД содержать следственных арестованных отдельно от остальных заключенных и обеспечить должную изоляцию однодельцев и особо опасных преступников. Использование этих контингентов на работе в лагерях производить только по согласованию со следственными аппаратами.

Запретить переброски арестованных, находящихся под следствием, из одного подразделения или лагеря в другой до рассмотрения следственных дел в Особом совещании при НКВД СССР и получения из 1 спецотдела НКВД СССР выписки из решения Особого совещания.

В следственной работе основное внимание направить на выявление среди арестованных агентуры разведывательных и контрразведывательных органов противника и участников антисоветских националистических формирований:

а) из числа украинцев — членов ОУН (Организация украинских националистов), участников Украинской повстанческой армии (УПА), членов УНРА (Украинская революционная армия) и участников карательных органов этих организаций СБ (Служба безопасности);

б) из числа белорусов — активных участников белорусских националистических организаций „Белорусское объединение“, „Белорусская самопомощь“, „Союз белорусской молодежи“, „Белорусская независимая партия“ и участников белорусской армии, так называемой „Белорусской краевой обороны“;

в) из числа поляков — участников националистических организаций: Армия крайова, ПСЦ — „Польская гражданская служба“, КБ — „Корпус безопасности“, БХ — „Батальоны хлопска“, вооруженные отряды партии „Стронитство людове“, представители Польского эмигрантского правительства „Делегатуры жонду“, члены буржуазно-националистических партий „Стронитство народове“, „Стронитство людове“, „Стронитство демократичне“, „ОЗОН“, а также членов различных объединенных политических органов: „Конвент политических партий“, „Конвент независимых организаций“ и др.;

г) из числа литовцев — участников повстанческой националистической организации „Летувас лайсвес армия“ (литовская армия свободы) — ЛЛА, участников повстанческой националистической организации „Летувос таутинис фронт“ (Литовский национальный фронт) — ЛНФ.

Следствие по делам арестованных, вывезенных в лагеря, закончить в 2-месячный срок с момента прибытия их в лагерь. Законченные дела направлять через прокурора в Особое совещание при НКВД СССР. Утверждение обвинительных заключений возложить на начальников следственных групп.

По получении выписок из постановлений Особого совещания при НКВД СССР об осуждении заключенных они могут переводиться в другие лагерные подразделения, и их учет, трудовое использование и содержание осуществлять на общих основаниях».

22 марта 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов подписали совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР № 00224/00156 «О мероприятиях по усилению борьбы с антисоветским подпольем и ликвидации вооруженных банд на территории Латвийской ССР», в котором, в частности, говорилось следующее: «В целях дальнейшего улучшения агентурно-оперативной работы НКВД-НКГБ Латвийской ССР по вскрытию и ликвидации антисоветского националистического подполья и бандитских формирований, созданных и оставленных на территории Латвии германскими разведывательными органами, приказываем:

Народному комиссару внутренних дел Латвийской ССР комиссару госбезопасности тов. Эглит и народному комиссару государственной безопасности Латвийской ССР комиссару госбезопасности тов. Новик по получении настоящего приказа немедленно приступить к проведению следующих мероприятий:

пересмотреть имеющиеся агентурные разработки и следственные дела по антисоветскому подполью, наметить необходимые мероприятия, обеспечивающие выявление и ликвидацию в ближайший срок действующих в Латвии антисоветских организаций и вооруженных банд;

в агентурно-оперативной работе по преследованию антисоветского подполья главное внимание обратить на установление местонахождения руководящих центров антисоветского подполья, изъятие и ликвидацию главарей бандгрупп и руководителей антисоветских подпольных организаций и групп, организацию агентурно-оперативных мероприятий, обеспечивающих выявление линий связи, конспиративных квартир, явочных пунктов, практикуя внедрение в состав центров антисоветского подполья нашей проверенной агентуры;

обеспечить выявление и ликвидацию складов оружия, боеприпасов, продовольствия и техники (типографии, пишущие машинки и другие множительные аппараты) антисоветского подполья и вооруженных банд;

повседневной работой с агентурой добиться такого положения, чтобы, как правило, чекистско-войсковые операции по ликвидации банд обеспечивались необходимой предварительной агентурной работой по установлению местонахождения банд, их численности, руководящего состава, вооружения, выявлению возможных путей к отходу; чекистско-войсковые операции по ликвидации банд проводить по заранее разработанным планам, в которых предусматривать заблаговременное оцепление районов базирования банд, организации заслонов и засад на путях их возможного отхода с тем, чтобы банды были окружены, лишены возможности перебазирования в соседние районы и ликвидированы полностью;

в работе по ликвидации антисоветских организаций и банд, наряду с агентурно-осведомительной работой, широко практиковать привлечение местного населения, для чего создать при волостных опергруппах и участковых уполномоченных милиции вооруженные группы содействия, вовлекая в эти группы честных советских граждан из числа красных партизан, членов семей военнослужащих Красной Армии, партийно-советского актива и лиц, пострадавших от бандитов. Вооружить председателей сельсоветов и проверенный низовой партийно-советский актив с одновременным использованием истребительных батальонов при проведении операций;

о всех недостатках в работе местных партийных, советских и хозяйственных организаций, выявляемых в ходе преследования антисоветского подполья и вооруженных банд на территории Латвии, своевременно информировать Бюро ЦК ВКП(б) по Латвии, ЦК КП(б) Латвии и Совнарком Латвийской ССР.

Тов. Эглит и тов. Новик следственную работу организовать таким образом, чтобы дела на арестованных активных участников антисоветского подполья и главарей банд не затягивались следствием. Получаемые в ходе следствия данные, представляющие оперативный интерес (о местонахождении бандгрупп, нелегалов, связников, складов оружия, техники и т. д.), немедленно оперативно использовать.

В целях разгрузки НКВД-НКГБ Латвийской ССР от арестованных, не представляющих оперативного интереса, заместителю народного комиссара внутренних дел СССР тов. Чернышеву вывезти из Латвийской ССР 6 000 арестованных в исправительно-трудовые лагеря НКВД для окончания следствия по ним в лагерях.

Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР генерал-полковнику тов. Аполлонову направить в распоряжение НКВД Латвии дополнительно один полк внутренних войск НКВД, включив его в состав 5-й стрелковой дивизии ВВ НКВД.

Для улучшения работы по борьбе с бандитизмом на местах создать в уездных отделах НКВД отделения по борьбе с бандитизмом по 3–5 человек в каждом, увеличив временно штаты этих органов.

В пораженных бандитизмом уездах (Лудзенский, Резекненский, Абренский, Даугавпилсский, Якобпилсский, Илукский и Мадонский) создать временно волостные отделения НКВД, численностью 5–7 человек каждое. Заместителю наркома внутренних дел СССР тов. Обручникову совместно с начальником ГУББ НКВД СССР тов. Леонтьевым рассмотреть и утвердить штаты волостных отделений, а тов. Эглит укомплектовать их местными кадрами.

Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Обручникову в 15-дневный срок командировать в Латвию 100 человек оперативного состава, обратив их на укомплектование отделений по борьбе с бандитизмом уездных отделов НКВД.

Начальнику ХОЗУ НКВД СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Сумбатову выделить в распоряжение тов. Эглит 16 грузовых автомашин и 16 автомашин „Виллис“ для уездных отделов НКВД. Для премирования агентуры НКВД-НКГБ выделить 600 кг мыла, 150 кг табаку, 1000 кг сахару и 2000 метров мануфактуры.

Начальнику 4 спецотдела НКВД СССР комиссару госбезопасности тов. Кравченко выделить для нужд НКВД Латвийской ССР 14 радиостанций типа „Белка“ и к ним ДРП-6И, 1 радиостанцию „Набла-45“ и два приемника „133“. Начальнику ГУББ НКВД СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Леонтьеву направить в распоряжение тов. Эглит соответствующее количество радистов.

Наркому внутренних дел Латвийской ССР тов. Эглит и наркому госбезопасности тов. Новик о ходе борьбы с антисоветским националистическим подпольем и ликвидации вооруженных банд в Латвии представлять НКВД и НКГБ СССР, председателю Бюро ЦК ВКП(б) по Латвии тов. Шаталину и 1-му секретарю ЦК КП(б) Латвии тов. Калнберзину отчет раз в пять дней, а по наиболее важным делам информировать внеочередными сообщениями.

Наблюдение за исполнением настоящего приказа на месте возложить на уполномоченного НКВД-НКГБ СССР комиссара госбезопасности 3 ранга тов. Бабкина».

По состоянию на 19 апреля 1945 г. по штатам ОББ НКВД Латвийской ССР числилось 299 человек, из них 226 человек по штатам городских, уездных и волостных аппаратов по борьбе с бандитизмом. С 1 марта 1944 г. заместителем начальника ОББ НКВД Латвийской ССР был назначен майор госбезопасности КО. Бедик (бывший заместитель начальника штаба истребительных батальонов УНКВД Курской области). 29 апреля 1945 г. он был ранен в голову и 1 июня 1945 г. скончался. Приказом НКВД СССР № 1327 от 22 ноября 1945 г. начальником ОББ НКВД Латвийской ССР с 15 июля 1944 г. был назначен подполковник А.Г. Корнеев, а приказом МВД СССР № 663 от 12 мая 1946 г. новым начальником ОББ МВД Латвийской ССР был назначен бывший заместитель начальника внутренних войск МВД Прибалтийского округа по разведработе полковник И.В. Рытиков.

11 октября 1946 г. министр внутренних дел Латвийской ССР генерал-майор А.П. Эглит направил на имя министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова телеграмму, в которой говорилось: «В связи с напряженным положением в Латвийской ССР в смысле бандитизма, прошу рассмотреть материалы, представленные Вам начальником ГУББ генерал-лейтенантом Леонтьевым и генерал-майором Дроздовым, и удовлетворить наше ходатайство об увеличении количества волостных отделений, выделении 10 автомашин „Додж“, 50 мотоциклов с колясками и установлении в 10 уездах „ВЧ“-связи». Кроме увеличения количества волостных отделений, предлагалось также реорганизовать ОББ МВД Латвийской ССР в Управление по борьбе с бандитизмом, увеличив штаты с 69 до 98 человек. По республике штаты аппаратов по борьбе с бандитизмом предлагалось увеличить с 813 до 2151 человека. Проекты новых штатов были доложены A.M. Леонтьевым С.Н. Круглову, но в связи с решением правительства о запрещении увеличения штатов вопрос положительно решен не был.[165]

9 апреля 1945 г. И.М. Ткаченко доложил из Вильнюса в Москву Л.П. Берия, что он приступил к исполнению обязанностей уполномоченного НКВД и НКГБ СССР в Литовской ССР, а 9 мая 1945 г. Ткаченко сообщил в телеграмме на имя Л.П. Берия и В.Н. Меркулова, что за месяц в республике ликвидировано 59 бандитских отрядов и групп численностью 1601 человек, из которых убито 1096 человек, арестовано 1749 человек. «В результате нанесения ударов по националистическому подполью и его вооруженным отрядам руководящие части националистических организаций ушли в более глубокое подполье, а банды рассредоточились на мелкие группы, что позволяет им легче уходить из-под ударов оперативно-войсковых групп во время проведения операций. Изложенное обстоятельство требует от наших органов усиления агентурно-разведывательной работы, которая все еще находится в неудовлетворительном состоянии. Особенно слабо поставлен розыск преступников, легализация и разложение подпольных формирований и банд». И.М. Ткаченко просил «для связи и ведения разведки с воздуха» выделить 5 самолетов «ПО-2»; ввести в штаты полков и батальонов 4 дивизии внутренних войск НКВД разведывательные отделения по типу пограничных войск; выделить для каждого полка 4 дивизии по 6 розыскных собак овчарок с расчетом по 2 собаки на батальон; разрешить использовать при проведении крупных войсковых операций войска дислоцирующейся в Литве 50-й запасной стрелковой дивизии, которые по договоренности с командованием Белорусско-Литовского военного округа использовались в этих целях и раньше (как сообщал Ткаченко, «узнав об этом, генерал-полковник Смородинов категорически запретил давать войска для борьбы с бандитизмом»).

По состоянию на 15 апреля 1945 г. по штатам ОББ НКВД Эстонской ССР числилось 47 человек. Начальником ОББ с 1 февраля 1944 г. работал капитан госбезопасности К.М. Кольк, с 1 сентября 1944 г. — подполковник госбезопасности В.Н. Глушанин, а приказом МВД СССР № 1436 от 14 октября 1946 начальником ОББ МВД Эстонской ССР г. был назначен бывший заместитель начальника 2 отдела ГУББ НКВД СССР подполковник Г. М. Живага.

Структура ОББ НКВД Эстонской ССР по состоянию на 15 апреля 1945 г. была следующей:

руководство отдела — начальник и его заместитель, а также секретарь, машинистка и два переводчика; 1 отделение (агентурно-оперативное) (10 человек); 2 отделение (по борьбе с дезертирством) (6 человек); 3 отделение (следственное) (12 человек); 4 отделение (по истребительным батальонам) (7 человек); учетно-информационная группа (2 человека); группа связи (3 человека).

28 мая 1945 г. начальник ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьев направил на имя 1-го заместителя наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглова письмо, в котором, в частности, было записано: «В НКВД Эстонской ССР по состоянию на 1 мая с.г. на оперативном учете состоит 43 бандгруппы с количеством участников — 402 человека, 119 бандодиночек, 1768 дезертиров, 2927 уклоняющихся от службы в Красной Армии и 5442 человека изменников и предателей Родины и другого враждебного элемента.

За последнее время в республике резко обактивилась деятельность бандитских элементов. Если в апреле месяце было зарегистрировано бандпроявлений 16, в результате которых убито И человек, то за 20 дней мая месяца, по неполным данным, зарегистрировано 33 бандпроявления, из них: 27 терактов, в результате которых убито 16 человек и ранено 17 человек, а также 4 диверсионных акта на объектах железной дороги.

В тюрьмах и КПЗ содержатся более 1 000 арестованных, числящихся за НКВД Эстонии, следствие по делам которых фактически не ведется: в апреле закончено следственных дел всего на 130 человек.

В связи со сложившейся оперативной обстановкой в республике и малочисленностью аппарата ББ (на 11 уездов с 248 волостями аппарат ББ состоит из 32 оперативных работников в республиканском аппарате и по 2 работника по линии ББ в уездах), не говоря уже о качественном некомплекте, нарком внутренних дел Эстонской ССР тов. Резев обратился с просьбой увеличить аппарат по линии ББ в целом по республике на 55 единиц.

Товарищ Обручников согласия на увеличение штатов не дал.

Если в настоящее время увеличить штаты не представляется возможным, прошу Вашего согласия командировать в Эстонию сроком на три месяца 50 оперативных работников из аппаратов по борьбе с бандитизмом тыловых областей и группу работников ГУББ НКВД СССР в количестве 6 человек во главе с начальником 2 отдела подполковником госбезопасности тов. Карлиным».

10 октября 1945 г. заместитель наркома внутренних дел Эстонской ССР полковник В.П. Киселев и начальник ОББ Эстонии подполковник В.Н. Глушанин подписали докладную записку в адрес ГУББ НКВД СССР, в которой, в частности, было записано следующее: «Бандитизм в Эстонской ССР принял наиболее активные и острые формы с наступлением весеннего периода 1945 г., когда озеленившиеся лесные массивы и болота стали давать возможность бандитам свободно маневрировать, скрываться в любом пункте и наносить свои удары с любого направления.

По мере того, как местные советско-партийные органы стали решительнее наступать на буржуазно-националистические и антисоветско-кулацкие элементы, особенно в деревне, классовая борьба стала принимать все более острые формы, достигнув в летние месяцы наивысшего предела Большинство зарегистрированных бандпроявлений имеют ярко выраженную форму кулацко-террористической мести, направленной против партийно-советско-общественного актива деревни со стороны буржуазно-националистических, кулацких и прочих частнособственнических элементов. К этим элементам примыкают скрывающиеся от органов власти активные участники бывшей военно-фашистской организации „Омакайтсе“, офицеры и солдаты полицейских частей СС, изменники Родины и дезертиры, лица, бежавшие из спецлагерей, и прочие враждебные элементы.

В лесах и болотах еще продолжают скрываться значительное количество групп и одиночек нелегалов, которые в период проведения мобилизации уклонялись от воинского учета и службы в Красной Армии и ныне скрываются по причине боязни ответственности. Многие из них вооружены и являются кадрами для пополнения бандформирований.

Широкая пособническая база из числа родственников и членов семей бандитов и нелегалов обеспечивает бандитам получение достаточного количества продуктов питания. Эти же пособнические элементы своевременно предупреждают бандитов и нелегалов о появлении чекистско-оперативных и войсковых групп в районе их дислоцирования. Банда быстро скрывается, уходя временно в другое место.

Значительно развились тенденции к объединению у главарей бандповстанческого подполья. Имеются факты, когда бандитские группы, объединившись до 40 человек, совершают вооруженные налеты на здания волисполкомов, сельские кооперативные лавки и т. д. Характерным примером является антисоветская деятельность находившегося на нелегальном положении и ныне арестованного горного инженера Хендриксон В. Начиная с осени 1944 г. Хендриксон развернул кипучую деятельность по объединению „лесных братьев“ в Пярнумаском и Вильяндимаском уездах с конечной целью — организованного бандповстанческого выступления всех „лесных братьев“ в случае международного осложнения в вопросе о Прибалтике для восстановления старых буржуазных порядков в Эстонии. Действуя от имени выдуманного им „Комитета освобождения Эстонии“, Хендриксон объединил вокруг себя более 100 бандитов, нелегалов и их пособников, давал им директивы на совершение терактов и бандитских налетов, готовил их для более организованных бандповстанческих выступлений в будущем и т. д. Из участников и пособников организации Хендриксона уже арестованы 53 человека.

Отдельные главари бандгрупп, руководители националистического и повстанческого подполья всеми способами и методами распускают провокационные слухи о якобы неизбежном восстановлении в Эстонии буржуазно-националистической государственности с порядками, существовавшими до 1940 г., при помощи ожидаемой из-за границы.

На деревьях у лесных дорог, в населенных пунктах вывешиваются антисоветские листовки, в которых дается „информация из-за границы“, призывается вступать в „зеленые лесные батальоны“ и быть готовыми к выступлению, проявляется угроза расправы с коммунистами, бойцами истребительных батальонов, советскими активистами деревни и лицами, лояльно настроенными и помогающими органам советской власти. Приводим следующую выдержку из анонимки, присланной председателю волисполкома Рапла Харьюмаского уезда: „Лесные братья“ Рапла, Юру и окрестностей! Предлагаем активу вашей волости, волисполкому и всем большевикам удалиться из волости до 15 сентября, иначе вам придется подбирать их трупы после 15 сентября».

«Во многих местах эти угрозы превращаются в действительность. Вооруженные бандгруппы и бандодиночки совершают налеты и теракты. Деятельность бандитствующих элементов в основном проявляется:

в налетах на здания волисполкомов, конно-прокатных пунктов, на отдельные совхозы и местные предприятия. В последнее время участились налеты на сельские кооперативные лавки;

в нападении на конвой и на места временного содержания захваченных бандитов с целью освобождения их из-под стражи;

в убийствах советско-партийного актива деревни, сельских уполномоченных, бойцов истребительных батальонов, участковых уполномоченных милиции и других лиц, помогающих органам советской власти;

в убийствах новоземельников, получивших кулацкую землю, инвентарь и скот от советской власти; физического истребления членов их семей, разорения и уничтожения хозяйства;

налетах с целью овладения оружием и боеприпасами;

обстрела из засады и убийства проезжающих по дорогам офицеров и бойцов Красной Армии, сотрудников НКВД-НКГБ, других должностных лиц и советских служащих.

Перед Отделом борьбы с бандитизмом НКВД Эстонской ССР стоят значительные задачи по ликвидации действующих банд и бандповстанческого подполья на территории республики в кратчайший срок. Однако существующая штатная положенность ОББ НКВД ЭССР явно недостаточная для выполнения этих задач, особенно при уездных отделах НКВД.

Положенные по штату уездных отделов НКВД два оперуполномоченных по борьбе с бандитизмом не в состоянии охватить всю агентурно-оперативную и следственную работу по борьбе с бандитизмом в уезде. Значительная величина обслуживаемой территории, разбросанность лесных массивов с убежищами бандитов, хуторская система хозяйства и отсутствие своих транспортных средств сводит на нет всю работу этих двух оперуполномоченных.

Два оперуполномоченных обслуживают:

в Харьюмском уезде — 32 волости, 3 города с общим населением в 92262 человека;

в Вирумском уезде — 33 волости, 4 города с населением в 94049 человек;

в Тартусском уезде — 43 волости, 6 городов с населением в 147552 человека;

в Валгамском уезде — 10 волостей, 2 города с населением в 35707 человек;

в Вырумском уезде — 29 волостей, 2 города с населением в 71753 человека;

в Ярвамском уезде — 13 волостей, 3 города с населением в 58954 человека;

в Вильяндском уезде — 21 волость, 4 города с населением в 69408 человек;

в Лянемском уезде — 21 волость, 2 города с населением в 69408 человек;

в Пярнуском уезде — 22 волости, 4 города с населением в 85222 человека;

в Саремском уезде — 16 волостей, 1 город с населением в 38902 человека;

город Нарва с населением в 5635 человек;

город Таллин с населением в 120680 человек.

В силу недостаточного количества работников по борьбе с бандитизмом на местах, оперативный состав центрального аппарата ОББ на 90 % находится в беспрерывных командировках и на операциях на периферии. Во многих местах эти работники в силу создавшихся оперативных условий превращаются в уездных, а иногда и волостных оперативных работников. Отсюда теряются назначения и роль центрального аппарата. Из органа контроля и направления работы уездных отделов он часто превращается в уездный аппарат.

Беспрерывное нахождение в оперативных командировках на периферии одних и тех же работников центрального аппарата ОББ приводит к тому, что теряется чувство ответственности за работу по борьбе с бандитизмом по всей республике в целом.

Оперативная обстановка и пораженность бандитизмом диктуют необходимость увеличения штата ОББ НКВД ЭССР».

3 апреля 1945 г. Л.П. Берия направил в ГКО на имя И.В.Сталина письмо следующего содержания: «С октября 1944 г. по февраль 1945 г. пограничными частями Прикарпатского округа в районах Дрогобычской, Станиславской и Черновицкой областей УССР проведено 158 чекистско-войсковых операций по ликвидации банд УПА.

В боевых столкновениях пограничниками убито 5544 и задержано 2981 бандит, в том числе 181 человек руководящего состава банд и окружных, районных проводов ОУН.

Кроме этого, при проведении операций задержано 6858 человек антисоветского элемента и явились добровольно 2800 бандитов.

С мая 1944 г. частями 32 дивизии железнодорожных войск НКВД, несущих охрану объектов Ковельской и Львовской железных дорог, проведено 298 операций по ликвидации банд УПА.

В боевых столкновениях убито 1086 и задержано 2434 бандита Кроме этого, задержано 1470 человек антисоветского элемента.

НКВД СССР ходатайствует о награждении орденами и медалями Союза ССР рядового, сержантского и офицерского состава пограничных частей Прикарпатского округа и 32 дивизии железнодорожных войск НКВД, отличившихся в этих операциях.

Представляя проекты Указов Президиума Верховного Совета Союза ССР, прошу Вашего решения». Всего предлагалось наградить 309 человек.

6 апреля 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов направили в ГКО на имя И.В. Сталина письмо следующего содержания: «Работники органов НКВД-НКГБ Украины со времени изгнания немецких захватчиков с ее территории проделали большую работу по наведению советского порядка и очищению Украины от оуновских банд, немецких шпионов, ставленников, предателей и другого антисоветского элемента

Народный комиссариат внутренних дел Союза ССР и Народный комиссариат государственной безопасности ходатайствуют о награждении орденами и медалями Союза ССР работников НКВД-НКГБ УССР, особо проявивших себя в работе.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, просим Вашего решения».

10 апреля 1945 г. М.И. Калинин подписал соответствующий Указ ПВС СССР, которым были награждены:

орденом Красного Знамени — начальник Транспортного отдела УНКГБ Львовской железной дороги полковник гб Фока Федорович Декушенко; начальник УНКГБ Сталинской области полковник гб Алексей Петрович Демидов; заместитель НКГБ УССР комиссар гб Даниил Иванович Есипенко; заместитель НКВД УССР по кадрам полковник гб Тимофей Семенович Кальненко; заместитель НКВД УССР по общим вопросам комиссар милиции 3 ранга Иван Лукич Лобуренко; начальник УНКВД Киевской области полковник гб Кирилл Романович Руденко; НКВД УССР комиссар гб 3 ранга Василий Степанович Рясной; НКГБ УССР комиссар гб 3 ранга Сергей Романович Савченко; начальник УНКВД Ворошиловградской области подполковник гб Николай Арсентьевич Садовник; начальник УНКВД Сталинской области полковник гб Андрей Тимофеевич Чечков;

орденом Отечественной войны I степени — начальник УНКВД Харьковской области полковник гб Никанор Иванович Веревка; начальник УНКВД Львовской области комиссар милиции 2 ранга Евгений Семенович Грушко; заместитель НКГБ УССР комиссар гб Павел Гаврилович Дроздецкий; заместитель НКВД УССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Николай Алексеевич Дятлов; заместитель начальника УББ НКВД УССР подполковник гб Александр Федорович Задоя; начальник УНКГБ Кировоградской области полковник гб Трофим Николаевич Корниенко; начальник ОББ УНКВД Каменец-Подольской области подполковник Андрей Терентьевич Маслов; начальник УНКВД Полтавской области Филипп Михайлович Нейзмайлов; начальник Следчасти НКГБ УССР полковник гб Борис Семенович Павловский; начальник УНКВД Черновицкой области полковник гб Михаил Тимофеевич Руденко; начальник УНКВД Дрогобычской области генерал-майор Александр Николаевич Сабуров; начальник УНКВД Тернопольской области полковник гб Роман Николаевич Сараев; начальник УНКВД Сумской области полковник Гавриил Михайлович Соколов; начальник УББ и заместитель НКВД УССР генерал-лейтенант Тимофей Амвросиевич Строкач; начальник УНКВД Каменец-Подольской области комиссар гб Петр Карпович Сопруненко; начальник УНКВД Николаевской области полковник гб Александр Николаевич Хоруженко; начальник УНКВД Одесской области комиссар гб Семен Петрович Юхимович; и.о. начальника УНКВД Станиславской области полковник гб Александр Михайлович Яковенко;

орденом Отечественной войны II степени — начальник штаба истребительных батальонов НКВД УССР полковник Петр Федорович Васильев; начальник УНКВД Винницкой области полковник гб Александр Федотович Громинский; заместитель начальника УНКГБ Сталинской области полковник гб Георгий Максимович Ивкин; начальник УНКВД Измаильской области полковник гб Иосиф Евдокимович Корнейчук; начальник УНКВД Херсонской области подполковник гб Михаил Иванович Краснобородько; бывший начальник УПВИ НКВД УССР полковник Павел Лукич Никифоров; начальник Тюремного управления НКВД УССР полковник гб Георгий Николаевич Николаев; начальник УНКВД Запорожской области полковник гб Степан Иванович Роговцев; начальник УНКГБ Закарпатской области подполковник гб Моисей Михайлович Чередниченко; начальник УНКВД Днепропетровской области полковник гб Лука Филиппович Шлихт;

орденом Красного Знамени — начальник Всеукраинской школы НКВД СССР подполковник гб Иосиф Михайлович Битневский.

Всего было награждено 804 человека, из них: орденом Красного Знамени — 39, орденом Отечественной войны I степени -61, орденом Отечественной войны II степени — 176, орденом Красной Звезды — 320, медалью «За отвагу» — 98, медалью «За боевые заслуги» — 110.[166]

20 апреля 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов направили в ГКО на имя И.В. Сталина письмо, в котором говорилось: «Работники органов НКВД-НКГБ Белоруссии со времени изгнания немецких захватчиков с ее территории проделали большую работу по наведению советского порядка и очищению Белоруссии от немецких шпионов, ставленников, предателей, националистических организаций, бандитских групп и другого антисоветского элемента

Народные комиссариаты внутренних дел и государственной безопасности Союза ССР ходатайствуют о награждении орденами и медалями Союза ССР работников НКВД-НКГБ БССР особо проявивших себя в работе.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, просим Вашего решения».

Решение было принято и Указом ПВС СССР от 21 апреля 1945 г. были награждены

орденом Ленина — нарком внутренних дел БССР комиссар гб Сергей Саввич Бельченко;

орденом Красного Знамени — начальник погранвойск НКВД Белорусского округа генерал-майор Константин Акимович Антонов; начальник УНКГБ Молодечненской области полковник гб Виктор Терентьевич Аленцев; начальник УНКВД Витебской области подполковник гб Виктор Иванович Гоголев; заместитель НКГБ БССР полковник гб Дмитрий Степанович Гусев; начальник УНКВД Полоцкой области подполковник гб Михаил Сергеевич Ефименко; начальник УНКВД Гомельской области полковник гб Афанасий Лукич Клименко; помощник НКГБ БССР полковник гб Алексей Петрович Максименко; начальник УНКВД Полесской области подполковник гб Левадий Иванович Марат; начальник УНКВД Пинской области подполковник гб Михаил Иванович Одинцов; начальник УНКВД Могилевской области полковник Александр Степанович Петров; начальник УНКВД Брестской области подполковник гб Василий Васильевич Радченко; начальник УНКГБ Брестской области полковник гб Алексей Андреевич Сергеев; начальник УНКГБ Могилевской области подполковник гб Иван Макарович Стельмах;

орденом Отечественной войны I степени — начальник УНКВД Гродненской области полковник гб Иван Иванович Горлов; 1-й заместитель НКВД БССР полковник гб Илларион Никифорович Иващенко; начальник Управления внутренних войск НКВД Белорусского округа генерал-майор Василий Иванович Киселев; заместитель НКВД БССР полковник гб Иван Яковлевич Карпов; заместитель НКВД БССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Степан Дмитриевич Красненко; заместитель начальника УББ НКВД БССР подполковник Михаил Михайлович Лисовский; начальник УНКВД Барановичской области полковник гб Александр Павлович Свиридов; начальник УНКВД Молодечненской области полковник гб Леонид Сергеевич Семенов; заместитель НКВД БССР по кадрам полковник гб Иосиф Филиппович Хоняк; заместитель НКГБ БССР комиссар гб Анатолий Александрович Эсаулов; заместитель начальника 4 управления НКГБ СССР комиссар гб Наум Исаакович Эйтингон; орденом Отечественной войны II степени — начальник УББ НКВД БССР полковник Алексей Константинович Гранский; заместитель начальника УББ НКВД БССР подполковник милиции Петр Владимирович Жуковский;

орденом Красной Звезды — начальник УНКВД Минской области подполковник гб Прокофий Егорович Крысанов; начальник Минской школы НКВД СССР подполковник Михаил Александрович Седловский; начальник УПВИ НКВД БССР полковник Абрам Михайлович Черяк; начальник ОКР «Смерш» НКВД БССР подполковник Александр Васильевич Шахов.

Всего было награждено 1516 человек, из них: орденом Ленина — 1, орденом Красного Знамени — 63, орденом Александра Невского — 1, орденом Отечественной войны I степени — 109, орденом Отечественной войны II степени — 133, орденом Красной Звезды — 416, орденом Знак Почета — 133, орденом Славы III степени — 7, медалью «За отвагу» — 231, медалью «За боевые заслуги» — 273, медалью «За трудовую доблесть» — 59; медалью «За трудовое отличие» — 90.[167]

24 мая 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов направили в ГКО на имя И.В. Сталина письмо следующего содержания: «Органами НКВД-НКГБ Латвии, Литвы и Эстонии со времени изгнания немецких захватчиков проделана большая работа по очистке территорий республик по изъятию немецких шпионов, диверсантов и бандитских групп.

НКВД и НКГБ СССР просят о награждении орденами и медалями Союза ССР наиболее отличившихся работников НКВД и НКГБ Латвии, Литвы и Эстонии.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, просим Вашего решения».

Указом ПВС СССР от 31 мая 1945 г. были награждены:

орденом Красного Знамени — уполномоченный НКВД-НКГБ СССР по Латвийской ССР комиссар гб 3 ранга Алексей Никитович Бабкин; нарком внутренних дел Литовской ССР комиссар гб Иосиф Марцианович Барташунас; заместитель начальника ОББ НКВД Латвийской ССР майор гб Карл Оттович Бедик; заместитель НКГБ Литовской ССР полковник гб Иван Мефодьевич Веселов; начальник ОББ НКВД Эстонской ССР подполковник гб Владимир Николаевич Глушанин; нарком государственной безопасности Литовской ССР комиссар гб Александрович Августович Гузявичюс; начальник ОББ НКВД Литовской ССР полковник гб Александр Васильевич Гусев; начальник ОББ НКВД Латвийской ССР майор гб Алексей Герасимович Корнеев; нарком государственной безопасности Эстонской ССР комиссар гб Борис Ганцевич Кумм; нарком государственной безопасности Латвийской ССР комиссар гб Альфонс Андреевич Новик; нарком внутренних дел Эстонской ССР комиссар гб Александр Иоганессович Резев; заместитель НКГБ Литовской ССР полковник гб Евгений Васильевич Рудаков; заместитель НКВД Латвийской ССР по кадрам полковник гб Альберт Яковлевич Сиекс; заместитель НКВД Литовской ССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Георгий Викторович Соколовский; нарком внутренних дел Латвийской ССР Август Петрович Эглит;

орденом Кутузова II степени — начальник погранвойск НКВД Литовского округа генерал-майор Михаил Степанович Бычковский; командир 4 стрелковой дивизии ВВ НКВД СССР генерал-майор Павел Михайлович Ветров; заместитель НКВД Литовской ССР комиссар гб Петр Михайлович Капралов; заместитель начальника 2 управления НКГБ СССР комиссар гб Леонид Федорович Райхман; заместитель начальника 2 управления НКГБ СССР комиссар гб Дмитрий Гаврилович Родионов;

орденом Отечественной войны I степени — заместитель начальника отдела 3 управления НКГБ СССР полковник гб Андрей Михайлович Боярский; заместитель НКГБ Латвийской ССР по кадрам полковник гб Ян Янович Веверс; заместитель НКВД Эстонской ССР полковник гб Виктор Павлович Киселев; заместитель НКВД Латвийской ССР по милиции полковник милиции Алексей Алексеевич Кошелев; начальник отдела 2 управления НКГБ СССР комиссар гб Лев Ильич Новобратский;

орденом Отечественной войны II степени — заместитель НКВД Эстонской ССР по кадрам Александр Георгиевич Иванов; заместитель НКГБ Литовской ССР по кадрам полковник гб Александр Алексеевич Колотушкин; бывший начальник ОББ НКВД Литовской ССР полковник гб Николай Алексеевич Слепнев; начальник Тюремного отдела НКВД Литовской ССР полковник гб Александр Александрович Чечев;

орденом Красной Звезды — заместитель начальника ОББ НКВД Эстонской ССР майор Оскар Иосифович Авик; начальник ОКР «Смерш» НКВД Латвийской ССР подполковник гб Петр Петрович Даношайтис; заместитель НКВД Литовской ССР по неоперативным вопросам подполковник гб Леонид Матвеевич Дюдин; заместитель НКВД Эстонской ССР по милиции полковник милиции Арвед Карлович Калво; начальник ОББ УНКВД Ивановской области полковник гб Капитон Евлампиевич Краснов; заместитель начальника Управления милиции НКВД Литовской ССР полковник милиции Феликс Фимич Купчунас; заместитель НКВД Литовской ССР по кадрам полковник гб Антанас Антонович Мицкевичюс; заместитель начальника ОББ НКВД Латвийской ССР подполковник гб Сабержан Шакирович Сабитов;

орденом Знак Почета — заместитель НКВД Латвийской ССР по неоперативным вопросам полковник интендантской службы Василий Федорович Кизимов; начальник Тюремного отдела НКВД Эстонской ССР подполковник гб Михаил Иванович Федотов.

Всего было награждено 1118 человек, из них: орденами Красного Знамени — 33 человека, Кутузова II степени — 5, Отечественной войны I степени — 64, Отечественной войны II степени — 142, Красной Звезды — 289, Знак Почета — 158, медалями «За отвагу» — 185, «За боевые заслуги» — 242.[168]

Приказом НКВД СССР № 00617 от 5 июня 1945 г. были объявлены новые штаты НКВД Литовской ССР, которые были следующими:

руководство: нарком, заместитель наркома, заместитель наркома по милиции, заместитель наркома по кадрам, заместитель наркома по неоперативным вопросам (5 человек);

секретариат НКВД (16 человек);

аппарат уполномоченного НКВД-НКГБ (4);

управление милиции (178);

отдел пожарной охраны (20);

тюремный отдел (27);

ОББ (106), в том числе:

руководство: начальник ОББ, 2 заместителя и помощник начальника отдела (4);

секретариат (5);

1 отделение (агентурное) (15);

2 отделение (по борьбе с дезертирством) (7);

информационно-учетная группа (3);

3 отделение (по истребительным батальонам) (7);

4 отделение (по полякам) (6);

отделение разведки (2);

отделение радиосвязи (9);

группа радиосвязи для работы на периферии (48);

следственный отдел (36);

ОБДББ (8);

ОПВИ(25);

ОКР «Смерш» (16);

штаб МПВО (1);

1 спецотдел (27);

шифротделение (5);

отдел кадров (39);

ХОЗО (187);

финансовый отдел (19).

Всего по аппарату НКВД Литовской ССР — 719 человек. Всего по НКВД Литовской ССР — 7 946 человек (гласный состав) и 40 человек (негласный состав).

Совместным приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 936/1296 от 14 сентября 1945 г. новым уполномоченным НКВД и НКГБ СССР в Эстонской ССР вместо Н.С. Сазыкина был назначен бывший начальник УНКГБ Краснодарского края генерал-лейтенант Н.Д. Горлинский.

20 сентября 1945 г. Л.П. Берия направил на имя И.В. Сталина письмо, в котором было записано: «Войска НКВД за период Отечественной войны проделали значительную работу по охране государственной границы, борьбе с бандами в западных областях Украины, Белоруссии и в Прибалтике, по охране железных дорог и особо важных предприятий промышленности, а также конвоированию преступного элемента и военнопленных.

НКВД СССР просит наградить генералов, офицеров, сержантов и рядовых войск НКВД, наиболее отличившихся в выполнении правительственных заданий в период Отечественной войны.

Прилагая при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, прошу Вашего решения».

21 сентября 1945 г. был подписан соответствующий Указ ПВС СССР, которым были награждены:

орденом Суворова I степени — заместитель наркома внутренних дел СССР по войскам генерал-полковник Аполлонов Аркадий Николаевич; начальник ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Стаханов Николай Павлович;

орденом Суворова II степени — начальник УКВ НКВД СССР генерал-лейтенант Бочков Виктор Михайлович; начальник погранвойск НКВД Украинского округа генерал-лейтенант Бурмак Петр Васильевич; начальник ВВ НКВД Прикарпатского округа генерал-майор Головко Андрей Сидорович; заместитель начальника ГУПВ НКВД СССР по кадрам генерал-майор Гульев Александр Иванович; начальник погранвойск НКВД Прикарпатского округа генерал-майор Демшин Илья Иванович; начальник погранвойск НКВД Черноморского округа генерал-майор Киселев Николай Сергеевич; начальник погранвойск НКВД Молдавского округа генерал-майор Котомин Яков Георгиевич; начальник ВВ НКВД Белорусского округа генерал-лейтенант Марченков Михаил Петрович; начальник политуправления ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Мироненко Петр Никифорович; командир 1 мед войск НКВД генерал-майор Пияшев Иван Иванович; бывший начальник погранвойск НКВД Юго-Западного округа генерал-майор Прусский Александр Лукьянович; начальник войск НКВД по охране особоважных предприятий промышленности генерал-лейтенант Сироткин Александр Савельевич; начальник войск НКВД по охране железнодорожных сооружений генерал-лейтенант Филиппов Тарас Филиппович; заместитель начальника ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Яценко Николай Иванович;

орденом Кутузова II степени — начальник погранвойск НКВД Белорусского округа генерал-майор Антонов Константин Акимович; начальник погранвойск НКВД Прибалтийского округа генерал-майор Банных Степан Анисимович; заместитель начальника войск НКВД по охране ж.-д. сооружений по политчасти генерал-майор Борисоглебский Евгений Иванович; заместитель начальника ГУВВ НКВД СССР по кадрам полковник Бисярин Александр Васильевич; начальник ГУВС НКВД СССР генерал-лейтенант интендантской службы Вургафт Александр Алексеевич; командир 5 сд войск НКВД СССР генерал-майор Леонтьев Петр Алексеевич; заместитель начальника ГУВВ НКВД СССР генерал-лейтенант Сладкевич Моисей Иосифович; начальник УВУЗ войск НКВД СССР генерал-лейтенант Соколов Григорий Григорьевич; начальник Высшей офицерской школы войск НКВД СССР генерал-лейтенант Шередега Иван Самсонович;

орденом Отечественной войны I степени — начальник Орджоникидзевского военного училища войск НКВД СССР полковник Воробейков Андрей Васильевич.

Всего было награждено 3643 военнослужащих войск НКВД, в том числе: орденом Красного Знамени — 130 человек; орденом Суворова I степени — 2 человека; орденом Суворова II степени — 16 человек; орденом Кутузова II степени — 32 человека; орденом Богдана Хмельницкого II степени — 6 человек; орденом Отечественной войны I степени — 433 человека; орденом Отечественной войны II степени — 643 человека; орденом Красной Звезды — 1214 человек; орденом Славы II степени — 1 человек; орденом Славы III степени — 282 человека; медалью «За отвагу» — 381 человек; медалью «За боевые заслуги» — 503 человека.[169]

После окончания войны приказом НКВД СССР № 001110 от 29 сентября 1945 г. были утверждены новые штаты, а приказом НКВД СССР № 1013 от 2 октября 1945 г. была объявлена расстановка личного состава ГУББ НКВД СССР, которые были следующими:

руководство: начальник ГУББ — генерал-лейтенант Леонтьев Александр Михайлович; заместители начальника Главного управления: генерал-майор Прошин Василий Степанович и генерал-майор Калинин Андрей Самсонович;

1 отдел (Украина, Молдавия) (генерал-майор Горшков Анатолий Петрович) (10 человек);

2 отдел (Прибалтика, Белоруссия) (подполковник Головлев Владимир Яковлевич) (10 человек);

3 отдел (Средняя Азия, Казахстан, Северный Кавказ, Закавказье) (подполковник Карлин Вениамин Залманович) (10 человек);

4 отдел (РСФСР) (полковник Маричев Николай Константинович) (10 человек);

5 отдел (следственный) (полковник Баранников Алексей Васильевич) (9 человек);

6 отдел (информационно-учетный) (полковник Трофимов Павел Лукич) (27 человек);

7 отдел (оперативная радиосвязь) (полковник Свирин Сергей Григорьевич) (18 человек);

Секретариат ГУББ (подполковник Крыжановский Николай Васильевич) (13 человек).

Всего по ГУББ НКВД СССР — НО человек.

8 февраля 1946 г. С.Н. Круглов подписал приказ НКВД СССР № 0099 об организации УНКВД Закарпатской области с дислоцированием в городе Ужгороде (на основании Указа ПВС СССР от 22 января 1946 г. об образовании Закарпатской области в составе Украинской ССР), а приказом НКВД СССР № 00189 от 8 марта 1946 г. были утверждены штаты нового управления НКВД:

руководство — начальник УНКВД, заместитель начальника управления, заместитель начальника УНКВД по милиции (он же начальник Управления милиции), заместитель начальника УНКВД по кадрам;

Секретариат УНКВД (7 человек);

Управление милиции (124);

Отдел пожарной охраны (14);

Тюремное отделение (5);

Отдел по борьбе с бандитизмом (35 человек): руководство ОББ — начальник отдела, заместитель начальника отдела:

секретариат ОББ (3);

1-е отделение (агентурно-оперативное) (11);

2-е отделение (по руководству местными формированиями) (4);

3-е отделение (следственное) (7);

группа оперучета (3);

4-е отделение (радиосвязи) (5)

Отделение контрразведки НКВД «Смерш» (7);

1 спецотдел (учетно-архивный)(18);

2-е спецотделение (шифровально-дешифровальное)(3);

Группа по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью)(2);

Отдел кадров (20);

ХОЗО (95);

Финансовый отдел (14).

Всего по аппарату УНКВД — 360 человек. Всего по органам НКВД Закарпатской области — 1993 человека.

Город Ужгород, областной центр Закарпатской области, был освобожден от немецко-фашистских войск 27 октября 1944 г.; с мая 1945 до февраля 1946 г. (еще до официального образования Закарпатской области) начальником УНКГБ Закарпатской области работал М.М. Чередниченко; с 7 сентября 1945 до 21 октября 1946 г. начальником УНКВД Закарпатской области работал П.К. Сопруненко, а с 21 октября 1946 до 11 декабря 1948 г. — М.И. Савинов.

Приказом НКВД СССР № 191 от 8 февраля 1946 г. генерал-майор А.П. Горшков был освобожден от должности начальника 1 отдела ГУББ НКВД СССР в связи с назначением наркомом внутренних дел Кабардинской АССР, а приказом МВД СССР № 398 от 22 марта 1946 г. новым начальником 1 отдела ГУББ был назначен бывший начальник 3 отдела этого же главка подполковник В.З. Карлин.

Приказом НКВД СССР № 00179 от 2 марта 1946 г. на ГУББ НКВД СССР была возложена работа по репатриантам, прибывшим к месту постоянного жительства, на работу в промышленность и находящимся в проверочно-фильтрационных пунктах. В ГУББ был организован Отдел по руководству агентурно-оперативной работой по изменникам Родины, предателям, немецким ставленникам и пособникам (18 человек по штату). В УББ НКВД Украины и Белоруссии были созданы соответствующие отделы, а в других НКВД-УНКВД — отделения и группы по репатриантам.

Постановлением СНК СССР № 96 от 15 января 1946 г. бывший нарком внутренних дел Украинской ССР B.C. Рясной был утвержден 1-м заместителем наркома внутренних дел СССР, а распоряжением МВД СССР № 86 от 25 апреля 1946 г. на него была возложена обязанность по наблюдению за работой ГУББ МВД СССР (Постановлением Совета Министров СССР № 342 от 24 февраля 1947 г. 1-м заместителем Министра внутренних дел СССР был утвержден И.А. Серов, а распоряжением МВД СССР № 92 от 25 февраля 1947 г. на него была возложена обязанность по наблюдению за работой ГУББ МВД СССР, которую он исполнял до передачи ГУББ-ГУОР из МВД СССР в МГБ СССР в 1950 г.).

28 марта 1946 г. начальник ГУББ МВД СССР А.М. Леонтьев представил на имя B.C. Рясного докладную записку «О результатах борьбы с бандитизмом и организующим его антисоветским подпольем за 1945 год», в которой говорилось следующее: «В течение года по Советскому Союзу ликвидировано:

антисоветских организаций и групп — 1198, участников в них — 9676;

немецких парашютистов — 147;

агентов иностранных разведок — 503;

ставленников и пособников немецким оккупантам — 18420;

вооруженных банд — 4226, участников в них — 179187;

бандитов-одиночек — 12265;

изъято дезертиров — 77 071, уклонившихся от службы в Красной Армии — 239805;

выселено семей бандитов — 8561 (21436 человек);

изъято единиц огнестрельного оружия — 160598, мин и гранат — 195801, патронов -7266842, раций — 29, пишущих машинок и других множительных аппаратов — 121».

Вооруженным бандам и организующему их антисоветскому подполью нанесены непоправимые потери. Разгромлены основные банды и значительное число подпольных националистических организаций. Этот разгром, наряду с улучшением политической работы на селе, обусловил усиление разложения банд, явку с повинной большого числа рядовых бандитов, а также ряда руководящих лиц из подпольных националистических организаций.

Главнейшим политическим итогом нанесенных националистическим бандам ударов является потеря их влияния на население, что способствовало росту активного участия широких масс в политических и хозяйственных мероприятиях органов Советской власти в районах, пораженных бандитизмом.

В западных областях УССР ликвидированы все крупные вооруженные банды (курени, сотни), в основном, разгромлены районные и надрайонные боевки СБ, станичные и кущевые организации ОУН и ликвидировано значительное число лиц из руководящего состава окружных, областных, краевых и центрального проводов. В областях остались мелкие группы кадровых бандитов и ряд пока еще не вскрытых подпольных оуновских организаций (центральные, краевые, окружные).

В Литовской ССР разгромлены основные подпольные организации: «Армия свободы Литвы» (ЛЛА), «Союз литовских партизан (ЛПС), „Верховный комитет освобождения Литвы“ (ВКОЛ) и крупные банды. Однако в республике остались еще не ликвидированными много мелких, но активных банд и разветвленная сеть подпольных националистических организаций, создающих в республике напряженную обстановку.

В западных областях БССР разгромлены все крупные организации и банды Армии крайовой (АК). Остались отдельные мелкие банды в Гродненской, Молодечненской и Брестской областях.

В Латвийской ССР ликвидирована наиболее активная подпольная националистическая организация „Объединение защитников отечества (партизан) Латвии“ и ее банды, оперировавшие в Двинском, Екабпилском, Илукстском и Резекненском уездах. Частично ликвидирована созданная немцами организация „Ягдфербанд Остланд“. В республике остались мелкие банды в Вилякском, Валкском, Илукстском и Валми-ерском уездах, руководимые немецким парашютистом „Цинитис“.

В Эстонской ССР вскрыты и ликвидированы отдельные националистические организации (Хендриксона и другие) и разгромлены основные вооруженные банды. Остались неликвидированными отдельные мелкие, но активные бандгруппы.

На остальной территории СССР работа по борьбе с бандитизмом выражалась в ликвидации бандитско-грабительских групп, бандитов-одиночек и остатков ранее разгромленных банд на Северном Кавказе.

Коллектив сотрудников органов МВД в борьбе с бандитизмом показал самоотверженное служение Родине и, непрерывно совершенствуя методы чекистской работы, настойчиво и успешно применял их при ликвидации националистического подполья и вооруженных банд.

Прошу Вас разрешить органам МВД представить к правительственным наградам и к наградам по линии Министерства наиболее отличившихся в борьбе с бандами сотрудников органов МВД и бойцов истребительных батальонов».[170]

Не дожидаясь решения о награждении сотрудников правительственными наградами, были подписаны приказы НКВД-МВД СССР о награждении работников НКВД Украинской ССР, НКВД Латвийской ССР и НКВД Литовской ССР наградами по линии НКВД-МВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 61 от 18 февраля 1946 г. «за успешное выполнение заданий НКВД СССР» знаком «Заслуженный работник НКВД» были награждены следующие сотрудники НКВД УССР: заместитель НКВД УССР по милиции комиссар милиции 2 ранга Николай Алексеевич Дятлов; начальник Отдела истребительных батальонов УББ НКВД УССР майор Андрей Семенович Дядюн; заместитель начальника УББ НКВД УССР подполковник Александр Федорович Задоя; заместитель НКВД УССР по кадрам полковник Тимофей Семенович Кальненко; начальник Тюремного управления НКВД УССР полковник Григорий Николаевич Николаев; а также начальники областных управлений НКВД УССР: Львовской области — комиссар милиции 2 ранга Евгений Семенович Грушко; Станиславской области — полковник Филипп Михайлович Нейзмайлов; Черновицкой области — полковник Михаил Тимофеевич Руденко; Тернопольской области — полковник Роман Николаевич Сараев; Закарпатской области — генерал-майор Петр Карпович Сопруненко; Ровенской области — генерал-майор Владимир Матвеевич Трубников; Волынской области — полковник Александр Михайлович Яковенко.

Всего знаком «Заслуженный работник НКВД» наградили 94 сотрудника НКВД УССР.

Приказом НКВД СССР № 72 от 25 февраля 1946 г. знаком «Заслуженный работник НКВД» были награждены сотрудники НКВД Латвийской ССР: заместитель наркома внутренних дел Латвийской ССР по кадрам полковник Николай Степанович Захаров; начальник ОББ НКВД Латвийской ССР подполковник Алексей Герасимович Корнеев.

Всего знаком «Заслуженный работник НКВД» наградили 9 сотрудников НКВД Латвийской ССР.

Приказом МВД СССР № 109 от 22 марта 1946 г. знаком «Заслуженный работник НКВД» были награждены сотрудники МВД Литовской ССР: министр внутренних дел Литовской ССР генерал-майор Иосиф Марцианович Барташунас; бывший начальник ОББ НКВД Литовской ССР подполковник Борис Георгиевич Бурылин; начальник ОКР «Смерш» МВД Литовской ССР полковник Александр Васильевич Гусев; начальник УББ и заместитель министра внутренних дел Литовской ССР генерал-майор Петр Михайлович Капралов; заместитель начальника Управления милиции МВД Литовской ССР полковник милиции Феликс Фомич Купчунас; заместитель министра внутренних дел Литовской ССР по кадрам полковник Антанас Антонович Мицкевичюс; заместитель начальника УББ МВД Литовской ССР полковник Яков Федорович Синицин; начальник Тюремного отдела МВД Литовской ССР полковник Александр Александрович Чечев.

Всего знаком «Заслуженный работник НКВД» наградили 21 сотрудника МВД Литовской ССР.

Приказом МВД СССР № 1293 от 9 сентября 1946 г. генерал-майор А.С. Калинин был освобожден от должности заместителя начальника ГУББ МВД СССР в связи с назначением начальником УМВД Крымской области, а приказом МВД СССР № 42 от 10 января 1947 г. заместителем начальника ГУББ МВД СССР был назначен бывший начальник 6 отдела того же главка полковник П.Л. Трофимов.

9 сентября 1946 г. заместитель министра внутренних дел СССР по войскам генерал-полковник А.Н. Аполлонов, находящийся в это время в городе Вильнюсе Литовской ССР, подписал приказ № 004, в котором было записано следующее: «В целях ликвидации банд „Варнас“, „Апинис“ приказываю:

1. В период с 11 по 13 сентября 1946 г. провести операцию в лесах северо-восточнее Мариамполя (карта района операции прилагается).

2. К операции привлечь следующие части и подразделения войск МВД:

а) 108 стрелковый полк общей численностью 500 чел.;

б) две мангруппы 94 погран. отряда общей численностью 500 чел.;

в) батальон МПВО общей численностью 150 чел.

3. Проведение операции возложить на генерал-майора тов. Панкина. Заместителем его по оперативной части назначить начальника Мариамполького уездного отдела МВД подполковника т. Ключенок.

4. Район операции, согласно прилагаемой карты, разбить на 10 боевых участков. В распоряжение начальников боевых участков выделить отряды численностью не менее 100 чел.

5. Начальникам боевых участков разбить свои отряды на РПГ численностью не менее 15 чел. в каждой, закрепив за ними определенный район действий. Начальниками РПГ назначить офицеров.

6. Начальнику Мариампольского уездного отдела МВД:

а) создать следственно-фильтрационную группу из числа опер, работников в количестве 3 чел.;

б) на каждый боевой участок выделить по одному опер, работнику в качестве заместителя начальника участка по оперативной части;

в) в период подготовки и проведения операции использовать все имеющиеся агентурные и следственные материалы о бандах, намеченных к ликвидации; в целях получения дополнительных данных о бандах установить ежедневные встречи с имеющейся агентурой;

г) подобрать и выделить из числа бойцов истребительных батальонов и по договоренности с местными сов. парторганизациями из числа сов. партактива проводников и переводчиков.

7. Отрядам в районы своих боевых участков выйти к 12 час. и начать операцию в 13 час. 11 сентября с.г.

8. РПГ вести непрерывный поиск бандитов в заданном районе, подвергая тщательной проверке документы у взрослого населения, а также тщательному просмотру все жилые и хозяйственные постройки, всякого рода укрытия в лесах и болотах. Всех подозрительных и без документов задерживать и передавать для фильтрации начальникам боевых участков.

9. При обнаружении бандитов и при боевых столкновения с ними вести бой на окружение и уничтожение бандитов. При попытке уклониться от боя немедленно организовывать и вести преследование бандитов до полного их уничтожения или захвата. Преследование вести непрерывно днем и ночью с полным напряжением сил независимо от границ боевых участков во взаимодействии с соседними РПГ и боевыми участками.

10. Активный поиск бандитов вести в дневное время. На период темного времени начальникам боевых участков выставлять максимум засад, секретов и других видов неподвижных нарядов, используя это же время для поочередного отдыха личного состава.

11. В распоряжение начальников боевых участков выделить розыскных собак.

12. Генерал-майору Панкину во избежание столновения отдельных подразделений между собой разработать условные знаки и сигналы взаимного опознования.

13. Начальнику ОУВС Литовского округа инженер-полковнику т. Горскому принять срочные меры к бесперебойному снабжению продовольствием и горючим все подразделения, принимающие участие в операции. Личному составу, занятому в операции, выдать усиленный сухой паек в разнообразном ассортименте, обеспечить обувью и заменить пришедшее в негодность обмундирование.

14. Предупредить весь личный состав, принимающий участие в операции и, в первую очередь, офицерский состав, об ответственности за всякого рода незаконные действия по отношению к местному населению.

15. Бойцов и офицеров, отличившихся при проведении данной операции, представить мне для поощрения.

16. О ходе операции докладывать мне по состоянию на 8.00 и 20.00 час. ежедневно.

17. Личному составу по окончании операции предоставить суточный отдых. Приказ разослать заинтересованным.

Зам. министра внутренних дел Союза ССР

генерал-полковник Аполлонов».

Проведение операции на основании вышеизложенного приказа № 004 от 9 сентября 1946 г. было возложено на заместителя командира 4 стрелковой дивизии ВВ МВД Прибалтийского округа генерал-майора И.С. Панкина. Подобные операции в этот же период в Литовской ССР проводились под руководством начальника ВВ МВД СССР генерал-лейтенанта П.В. Бурмака и начальника ВВ МВД Прибалтийского округа генерал-майора А.С. Головко.

На основании Постановления Совета Министров СССР № 101-48сс от 20 января 1947 г. С.Н. Круглов и B.C. Абакумов 21 января 1947 г. подписали совместный приказ МВД СССР и МГБ СССР № 0074/0029 «О передаче из МВД СССР внутренних войск в МГБ СССР», в котором было записано:

«1. Передать из МВД СССР в МГБ СССР внутренние войска МВД общей штатной численностью 68582 человека с вооружением, казарменным и жилым фондом, транспортом и другим имуществом.

2. Для подготовки офицерских кадров передать из МВД СССР в МГБ СССР Саратовское и Сортавальское училища войск МВД.

3. Закрепить за войсками МГБ СССР 120 мест в Военном институте МВД СССР и 60 мест в Саратовской Краснознаменной школе усовершенствования политсостава войск МВД.

4. Передать в МГБ СССР:

а) из Главного управления МВД СССР по борьбе с бандитизмом 1 и 2 отделы с личным составом;

б) весь аппарат МВД по борьбе с бандитизмом в Эстонской, Латвийской и Литовской ССР, а также в западных областях Украинской и Белорусской ССР;

в) 2/3 личного состава Управлений по борьбе с бандитизмом МВД Украины и МВД Белоруссии.

Передачу указанных аппаратов по борьбе с политбандитизмом из МВД в МГБ произвести со всем личным составом, транспортом, служебными и жилыми помещениями и имуществом.

5. Передачу и прием войск, училищ и аппаратов по борьбе с бандитизмом произвести в 5-дневный срок следующим товарищам:

от МВД СССР — заместитель министра внутренних дел СССР генерал-полковник Аполлонов и начальник Главного управления МВД СССР по борьбе с бандитизмом генерал-лейтенант Леонтьев;

от МГБ СССР — заместитель министра государственной безопасности СССР генерал-лейтенант Огольцов».

К приказу прилагался перечень соединений и частей внутренних войск МВД СССР, передаваемых в МГБ СССР: Главное управление внутренних войск МВД СССР; 1 мотострелковая ордена Ленина Краснознаменная дивизия имени Ф. Дзержинского; 4 стрелковая дивизия; 5 стрелковая дивизия; 7 стрелковая дивизия; Управление внутренних войск МВД Украинского округа; 62 стрелковая дивизия; 65 стрелковая дивизия; 81 стрелковая дивизия; 82 стрелковая дивизия; 64 стрелковая дивизия; Управление внутренних войск МВД в Германии; 38 стрелковый Краснознаменный ордена Суворова полк; 83 стрелковый Краснознаменный полк; 92 стрелковый Карпатский Краснознаменный полк; 105 стрелковый Рижский Краснознаменный полк; 157 стрелковый Краснознаменный ордена Александра Невского полк; 13 мотострелковый полк; 8 отдельный мотострелковый полк; 290 отдельный мотострелковый полк; 562 отдельный стрелковый батальон; Отдельный батальон связи Главного управления внутренних войск; 1 отдельный полк спецслужбы (радиоперехват); 1 отдельный дивизион спецслужбы; 2 отдельный дивизион спецслужбы; 3 стрелковый Кенигсбергский ордена Красной Звезды дивизион спецслужбы; 4 отдельный дивизион спецслужбы; 5 отдельный дивизион спецслужбы; 6 отдельный дивизион спецслужбы; 7 отдельный дивизион спецслужбы; 8 отдельный дивизион спецслужбы; 9 отдельный ордена Александра Невского дивизион спецслужбы; 10 отдельный дивизион спецслужбы; 11 отдельный дивизион спецслужбы; Отдельный запасной дивизион спецслужбы; 1 отдельная радиостанция спецслужбы; 2 отдельная стрелковая рота; 185 отдельная стрелковая рота.

В утвержденном 3 сентября 1980 г. «Перечне управлений, соединений, частей войск НКВД-МВД-МГБ СССР, принимавших участие в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на территориях Украинской ССР, Белорусской ССР и Прибалтийских республик с 1 января 1944 г. по 31 декабря 1951 г.» указаны следующие сроки участия перечисленных подразделений в боевых операциях: Управление и спецподразделения ВВ НКВД-МВД Белорусского округа, пункт дислокации — г. Минск, период участия — с 16 апреля 1944 по 18 июня 1946 г.; место проведения боевых операций — Западные области БССР; Управление и спецподразделения ВВ НКВД-МВД Прибалтийского округа, пункт дислокации — г. Вильнюс, период участия — с 1 декабря 1944 по 4 мая 1946 г.; место проведения боевых операций — Литва, Латвия, Эстония; Управление и спецподразделения ВВ НКВД-МВД-МГБ Украинского округа, пункт дислокации — г. Киев, период участия — с 1 февраля 1944 по 31 декабря 1951 г.; место проведения боевых операций — Западные области УССР.

Дивизии: Орджоникидзевская стрелковая дивизия (место дислокации — г. Луцк, период участия в боевых операциях — с 23 марта по 13 апреля 1944 г.; район проведения боевых операций — Волынская область); Сухумская сд (г. Сарны; с 26 марта по 13 апреля 1944 г.; Ровенская область); ОМСДОН имени Дзержинского (1 мед имени Дзержинского) (г. Москва; отдельные подразделения дивизии с 31 января по 8 марта 1946 г. в Литве; с 11 марта 1949 по 10 апреля 1949 г. в Латвии; с 28 июля по 25 октября 1951 г. в Станиславской области УССР);

4 сд (г. Вильнюс; с 30 июля 1944 по 31 декабря 1950 г., Литва); 5 сд (г. Рига; с 20 октября 1944 по 31 декабря 1950 г.; Латвия); 6 сд (гг. Вилейка, Ошмяны; с 15 апреля 1944 по 4 октября 1945 г.; Западные области БССР); 7 мед (гг. Пинск, Минск; с 9 ноября 1944 по 31 декабря 1951 г.; Западные области БССР); 9 сд (гг. Луцк, Сарны; с 13 апреля по 16 октября 1944 г.; Волынская область); 10 сд (г. Сарны; с 25 марта 1944 по 6 июня 1946 г.; Ровенская область и Западные области БССР); 14 дивизия войск НКВД-МВД по охране ж.д. (г. Вильнюс; с 3 августа 1944 по 18 декабря 1951 г.; Литва); 32 дивизия войск НКВД-МВД по охране ж.д. (г. Львов; с 15 апреля 1944 по 15 мая 1946 г.; Львовская область); 59 дивизия ВВ НКВД (г. Львов, м. Судовая Вишня; с мая по октябрь 1945 г.; Львовская область); 62 сд (г. Львов; с 27 ноября 1945 по 30 сентября 1951 г.; Львовская область); 63 сд (г. Таллин; с 1 октября по 31 декабря 1946 г.; Эстония); 64 сд (гг. Дрогобыч, Трускавец; с 1 января по 6 мая 1948 г.; Западные области УССР); 65 сд (гг. Надворная, Збараж; с 15 июня 1946 по 19 июня 1951 г.; Станиславская и Тернопольская области УССР); 81 сд (гг. Дубно, Ровно; с 22 ноября 1945 по 24 июня 1951 г.; Ровенская и Волынская области УССР); 82 сд (г. Станислав; с 20 ноября 1945 по 19 сентября 1951 г.; Станиславская область).

Бригады: 16 стрелковая бригада ВВ НКВД (г. Сарны; с января по март 1944 г., с 5 августа по 10 октября 1944 г.; Ровенская область); 17 сб (г. Львов; с 8 августа по 10 октября 1945 г.; Львовская область); 18 сб (г. Киев; с 10 июня по 31 октября 1944 г.; Волынская и Львовская области); 19 сб (г. Станислав; с 26 марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Станиславская область);

20 сб (гг. Костополь, Кременец; с марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Ровенская и Тернопольская области); 21 сб (гг. Острог и Копычинцы; с 24 марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Ровенская и Тернопольская области); 24 сб (гг. Ровно и Дубно; со 2 марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Ровенская область); 25 сб (гг. Жолкив и Рогатин; с 26 августа 1944 по 15 октября 1945 г.; Станиславская область).

В борьбе с нацподпольем в разное время принимали также участие: около 100 отдельных полков войск НКВД-МВД-МГБ СССР (среди них: погранполки войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии, полки по охране железных дорог, полки по охране особо важных объектов промышленности, полки конвойных войск, инженерно-противохимические полки войск МПВО НКВД-МВД), 12 отрядов, около 50 отдельных батальонов, 17 бронепоездов, 2 маневренные группы, 6 школ сержантского состава, а также Ленинградское, Орджоникидзевское, Саратовское военные училища МВД СССР и Московская пограншкола усовершенствования офицерского состава МВД СССР.

Накануне передачи работы по борьбе с бандитизмом из МВД в МГБ по состоянию на 1 января 1947 г. в разработке УББ МВД Литовской ССР находилось следующее количество лиц (по окраскам):

бегство и перелет за границу — 15 человек;

предательство и пособничество немцам — 999;

изменнические намерения — 59;

шпионаж в пользу Германии — 55;

шпионаж в пользу Англии — 1;

в террористических намерениях — 27;

в диверсии — 1;

во вредительстве и саботаже — 14;

в участии в антисоветских заговорах — 13;

в принадлежности к бандитским и повстанческим формированиям — 4 273;

в дезертирских намерениях — 296;

в пособничестве и укрывательстве бандитов — 380;

в антисоветской агитации:

с террористическими тенденциями — 2;

с повстанческими — 7;

пораженцы — 17;

распространителей провокационных слухов — 33;

в изготовлении, распространении антисоветских листовок и анонимок — 26;

разные антисоветские высказывания — 127;

в разглашении военной тайны — 1;

бывшие в плену врага — 9;

бывшие во вражеском окружении — 1;

в разных преступлениях — 154.

К 1 марта 1947 г. вся эта работа была передана из МВД в МГБ Литовской ССР.

Приказом МВД СССР № 327 от 10 марта 1947 г. генерал-лейтенант А.М. Леонтьев был освобожден от должности начальника ГУББ МВД СССР в связи с назначением на должность начальника Главного управления милиции (ГУМ) МВД СССР. Новым начальником ГУББ приказом МВД СССР № 1659 от 16 декабря 1947 г. был назначен бывший заместитель начальника этого же главка генерал-майор B.C. Прошин.

Приказом МВД СССР № 00665 от 24 июня 1947 г. «в целях объединения работы по выполнению заданий оперативных управлений и отделов МВД СССР по наружному наблюдению и установкам» отделение разведки ГУББ МВД СССР и группа разведки Оперативного отдела ГУЛАГа МВД СССР были расформированы, а их функции переданы в Отдел контрразведки МВД СССР, где было образованно 8-е отделение.

Приказом МВД СССР № 00744 от 28 июня 1948 г. был утвержден новый штат и расстановка личного состава ГУББ МВД СССР, которые были следующими:

руководство: начальник ГУББ — генерал-майор Прошин B.C., заместитель начальника ГУББ — полковник П.Л. Трофимов;

1 отдел (Украина, Молдавия, Белоруссия, Карелия, Калининградская, Ленинградская, Мурманская, Новгородская и Псковская области): начальник отдела — вакансия, заместитель начальника отдела — полковник Прокопюк Н.А. (11 человек);

2 отдел (центральные области и автономные республики РСФСР): начальник отдела: генерал-майор Горбулин П.Н. (12 человек);

3 отдел (Средняя Азия, Казахстан, Северный Кавказ, Закавказье): начальник отдела — полковник Свирин С.Г. (11 человек);

4 отдел (Сибирь, Дальний Восток): начальник отдела — подполковник Поляков И.В. (11 человек);

5 отдел (следственный): начальник отдела — подполковник Карлин В.З. (12 человек);

6 отдел (оперативная радиосвязь): начальник отдела — подполковник Ломоносов А.Л. (15 человек);

Секретариат ГУББ, начальник Секретариата — подполковник Королев Л.В. (11 человек).

Всего по ГУББ МВД СССР — 85 человек

Указом ПВС СССР от 29 октября 1948 г. «за успешное выполнение специального задания Правительства» по борьбе с националистическим подпольем в Западной Украине были награждены:

орденом Красного Знамени — начальник ГУВВ МГБ СССР генерал-лейтенант Петр Васильевич Бурмак; начальник УМГБ Львовской области генерал-лейтенант Александр Иванович Воронин; заместитель начальника 5 управления МГБ СССР полковник Михаил Нифонович Головков; начальник управления 2-Н и заместитель МГБ УССР генерал-майор Виктор Александрович Дроздов; начальник УКР МГБ Белорусского военного округа генерал-майор Иван Ильич Ермолин; начальник УМГБ Тернопольской области полковник Василий Дмитриевич Коломиец; начальник УМГБ Дрогобычской области полковник Владимир Федорович Майструк; 1-й заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Сергей Иванович Огольцов; заместитель МГБ УССР генерал-майор Михаил Степанович Поперека; заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Федорович Райхман; МГБ УССР

генерал-лейтенант Сергей Романович Савченко; начальник УМГБ Станиславской области полковник Роман Николаевич Сараев; начальник УВВ МГБ Украинского округа генерал-майор Сергей Максимович Фадеев;

орденом Отечественной войны I степени — заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Афанасий Сергеевич Блинов; начальник УМГБ Киевской области полковник Михаил Стратонович Бондаренко; начальник УКВ МВД СССР генерал-лейтенант Виктор Михайлович Бочков; начальник ГУО МГБ СССР на транспорте генерал-лейтенант Александр Анатольевич Вадис; заместитель МВД УССР по неоперативным вопросам комиссар милиции 3 ранга Николай Алексеевич Дятлов; начальник Отдела 2-Н и заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Яков Афанасьевич Едунов; заместитель МГБ УССР генерал-майор Даниил Иванович Есипенко; начальник УМГБ Волынской области полковник Иван Арсентьевич Матвиенко; начальник 2 главного управления МГБ СССР генерал-майор Евгений Петрович Питовранов; начальник УКР МГБ Одесского военного округа генерал-майор Петр Калинович Прищепа; заместитель начальника УВВ МГБ Украинского округа по политчасти полковник Сергей Сергеевич Прокофьев; начальник УМГБ Черновицкой области полковник Николай Антонович Решетов; заместитель начальника ГУВВ МГБ СССР генерал-лейтенант Моисей Иосифович Сладкевич; начальник Следчас-ти МГБ УССР подполковник Виктор Георгиевич Цепков; начальник УМГБ Ровенской области полковник Владимир Григорьевич Шевченко; начальник Секретариата ОСО при МГБ СССР генерал-майор Анатолий Александрович Эсаулов;

орденом Отечественной войны II степени — начальник УМГБ Ворошиловградской области полковник Николай Федорович Ильясов; начальник УМГБ Днепропетровской области полковник Николай Васильевич Сурков;

орденом Красной Звезды — начальник УМГБ Херсонской области полковник Михаил Васильевич Крашенинников; начальник УМГБ Житомирской области полковник Константин Михайлович Марковский; начальник УМГБ Николаевской области полковник Александр Николаевич Мартынов; начальник УМГБ Каменец-Подольской области полковник Матвей Леонтьевич Руденко.

Всего было награждено 1708 человек, из них орденом Красного Знамени — 49, орденом Отечественной войны I степени — 193, орденом Отечественной войны II степени — 272, орденом Красной Звезды — 572, медалью «За отвагу» — 523, медалью «За боевые заслуги» — 99.[171]

В марте 1949 г. начальник ГУББ B.C. Прошин, начальник ГУМ А.М. Леонтьев, начальник ГУЛАГа Г.П. Добрынин, начальник ОСП В. В. Шиян и начальник 1 с/о МВД СССР А.С. Кузнецов подготовили предложения по реорганизации ГУББ МВД СССР. В докладной записке на имя министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова было записано следующее: «В связи с изменившейся оперативной обстановкой по борьбе с бандитизмом и целесообразностью объединения всех мероприятий в ГУББ МВД СССР по розыску и задержанию особо опасных преступников, бежавших из лагерей и спецпоселений и являющихся основной базой для возникновения и пополнения бандитских шаек, считать необходимым:

1. Объединить мероприятия ГУББ, ГУЛАГ, ГУМ, ГУПВИ и ОСП МВД СССР по розыску бежавших из лагерей и спецпоселений в одном руководящем и контролирующем центре, возложив эту работу в центре на Главное управление МВД СССР по борьбе с бандитизмом и на местах на его периферийные аппараты.

2. Передать в состав ГУББ МВД СССР:

а) 8 отдел 1-го управления ГУЛАГа МВД СССР и на местах оперативно-розыскные отряды, заставы и оперпосты, организованные в соответствии с приказом МВД СССР № 001460;

б) полностью аппарат Отдела спецпоселений МВД-УМВД Украинской ССР, Литовской ССР и Крымской области, а из остальных периферийных аппаратов отдела спецпоселений МВД-УМВД только лишь следственных работников.

3. В связи с этим Главное управление МВД СССР по борьбе с бандитизмом реорганизовать в Главное оперативное управление МВД СССР, а на местах управления — отделы по борьбе с бандитизмом в оперативные управления-отделы МВД-УМВД.

4. Возложить на Главное оперативное управление МВД СССР и оперативные управления-отделы МВД-УМВД республик, краев и областей:

а) агентурно-оперативную работу по ликвидации устойчивых бандитских шаек и их пособнической базы;

б) агентурно-оперативный розыск бежавших из лагерей и колоний ГУЛАГа, лагерей военнопленных, мест спецпоселений и выселений;

в) розыск административно ссыльных и высланных;

г) агентурно-оперативный розыск дезертиров из Советской Армии;

д) розыск репатриантов, уклоняющихся от фильтрации, выявление и оформление на спецпоселение репатриантов, подпадающих под действие директивы МВД СССР № 97;

е) выполнение специальных заданий МВД СССР.

5. Управлению кадров МВД СССР совместно с Главным оперативным управлением МВД СССР в месячный срок разработать и утвердить штаты оперативных управлений-отделов МВД-УМВД.

6. Главному оперативному управлению МВД СССР в месячный срок разработать и представить на утверждение положение о Главном оперативном управлении МВД СССР и оперативных управлениях-отделах МВД-УМВД республик, краев и областей».

Приказом МВД СССР № 00305 от 5 апреля 1949 г. в составе ГУББ МВД СССР был организован 7 отдел (по руководству и контролю за деятельностью оперативно-розыскных отрядов, застав и оперативных постов МВД-УМВД по розыску бандитов, бежавших из тюрем, лагерей и колоний, лагерей военнопленных, из мест спецпоселений, репатриантов и уклоняющихся от фильтрации) (9 человек по штату). Начальником 7 отдела ГУББ был назначен полковник А.Н. Карамышев (бывший начальник 8 отдела 1 управления ГУЛАГа МВД СССР с аналогичными функциями).

Приказом МВД СССР № 479 от 20 апреля 1949 г. новым заместителем начальника ГУББ МВД СССР вместо П.Л. Трофимова был назначен бывший министр внутренних дел Туркменской ССР генерал-майор B.C. Егнаров.

Приказом МВД СССР № 0296 от 14 мая 1949 г. на 6 отдел (оперативной радиосвязи) ГУББ МВД СССР была возложена регистрация радиостанций органов МВД СССР, бронирование в Министерстве связи СССР позывных и рабочих частот и распределение их между главками МВД СССР.

Острым оружием в борьбе сталинского руководства с националистическим подпольем были депортации. В книге известного специалиста по депортациям в СССР В.Н. Земскова, в частности, записано: «В мае — июне 1941 г. было осуществлено выселение „антисоветского элемента“ из Литвы, Латвии, Эстонии, Молдавии, Западной Украины, Западной Белоруссии. Вместе с семьями выселялись бывшие помещики, фабриканты, крупные торговцы, домовладельцы, чиновники, офицеры, жандармы, активисты распущенных политических партий, депутаты сеймов и т. д. В какой-то мере это напоминало изгнание в 1935 г. „бывших людей“ из Ленинграда. Среди депортированных в мае-июне 1941 г. из указанных регионов имелись представители самых различных национальностей (включая русских, евреев, гагаузов и др.), и национальный признак при проведении этой акции не обозначался, но на практике она приобретала черты частичной этнической чистки: подавляющее большинство выселенных из Литвы составляли литовцы, из Латвии — латыши, из Эстонии — эстонцы, из Молдавии, молдаване, из Западных областей Украины и Белоруссии — соответственно украинцы и белорусы. В принципе, так получилось естественным образом, поскольку перечисленные национальности составляли основное население регионов, откуда производилась данная депортация.

Выселение „антисоветского элемента“ из западных областей УССР и БССР осуществлялось на основании специального Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 14 мая 1941 г., а относительно Литвы, Латвии, Эстонии и Молдавии в одном из документов 9 управления МГБ СССР, составленном в 1953 г., записано так: „Выселение произведено по распоряжению товарища Берия от 14.06.41, данного им в соответствии с указанием Правительства“.

Всего, по данным на 15сентября 1941 г., в ссылку на поселение поступило 85716 человек „антисоветского элемента“, из них: 27887 было выселено из Западной Белоруссии, 22648 — Молдавии, 12682 — Литвы, 9595 — Западной Украины, 9236 — Латвии и 3668 — из Эстонии».

С момента включения Литвы, Латвии, Эстонии, Западной Украины, Западной Белоруссии, Правобережной Молдавии и Северной Буковины в состав СССР и до начала Великой Отечественной войны из этих регионов было депортировано около 470000 человек, из них около 380000-385000 поляков и польских граждан и более 85000 «антисоветского элемента» независимо от национальности.[172]

В 1944–1947 гг. на спецпоселение поступило 100310 оуновцев. 10 сентября 1947 г. было принято Постановление Совета Министров СССР № 3214-1050сс о выселении членов семей оуновцев и активных бандитов, как арестованных, так и убитых при столкновениях. 4 октября 1948 г. Постановление СМ СССР № 3728-1524сс о выселении в порядке ответных мер членов семей оуновцев и активных бандитов в северные районы страны. К началу 1953 г. на спецпоселении находилось более 175 000 человек оуновцев.

За 1945–1949 гг. из Прибалтики было выселено более 143600 человек, из них: свыше 81200 — из Литвы, почти 41900 — из Латвии, более 20500 — из Эстонии.

На основании Постановления СМ СССР № 1290-467сс от 6 апреля 1949 г. о выселении из Молдавской ССР бывших кулаков, крупных помещиков, немецких пособников, белогвардейцев, участников профашистских организаций, а также семей этих лиц, было выселено 35796 человек.

Часть лиц, находящихся на спецпоселении, была направлена туда по решениям Особого совещания при НКВД-МВД-МГБ СССР. Так, по состоянию на 1 июля 1952 г. на спецпоселении числилось 2771767 человек, из них — 420119 человек (15,2 %) были направлены на спецпоселёние по решениям ОСО, из них: 173410 оуновцев, 139379 прибалтов, 12435 выселенных в 1949 г. из Молдавии.

По состоянию на 1 января 1953 г. на спецпоселении числилось 2753356 человек, из них: оуновцев — 175063, выселенных из Прибалтики в 1945–1949 гг. — 139957 человек, из них: литовцев — 81158, латышей — 39279, эстонцев — 19520, выселенных из Молдавии в 1949 г. — 35838, кулаки из Литвы, выселенные в 1951 г. — 18 104, выселенные из Прибалтики в 1940–1941 гг. -14301, выселенные из Молдавии в 1940–1941 гг. -9793, выселенные из Западной Украины и Белоруссии в 1940–1941 гг. — 5592, выселенные кулаки из Западной Белоруссии в 1952 г. — 4431, выселеннные кулаки из Западной Украины в 1951 г. — 1445, выселеннные кулаки из Измаильской области в 1948 г.-1157.[173]

По состоянию на 1 января 1952 г. в ИТЛ и НТК МВД СССР числилось 2504514 заключенных, из них: русских — 1382801 человек или 55,2 %; украинцев — 492982 или 19,7 %; белорусов — 102045 или 4,1 %; молдован — 20685 или 0,8 %; литовцев — 47124 или 1,9 %; латышей — 30321 или 1,2 %; эстонцев — 26678 или 1,1 %.[174]

Указом ПВС СССР от 24 августа 1949 г. за работу по выселению из Прибалтики, Молдавии и Черноморского побережья Кавказа была награждена большая группа работников МВД СССР и МГБ СССР:

орденом Красного Знамени были награждены — МВД Литовской ССР генерал-майор Иосиф Марцианович Барташунас; заместитель МГБ Латвийской ССР полковник Ян Янович Веверс;

МГБ Литовской ССР генерал-майор Петр Михайлович Капралов; заместитель МГБ Латвийской ССР полковник Виктор Николаевич Козин; заместитель МВД Латвийской ССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Алексей Алексеевич Кошелев; МГБ Эстонской ССР генерал-майор Борис Ганцевич Кумм; заместитель МГБ Литовской ССР полковник Андрей Павлович Леонов; заместитель начальника Отдела спецпоселений МВД СССР полковник Николай Васильевич Лютый; начальник ОКР МГБ Приволжского военного округа — уполномоченный МГБ СССР по Белецкому оперативному сектору в Молдавской ССР генерал-майор Александр Петрович Мисюрев; МГБ Молдавской ССР генерал-майор Иосиф Лаврентьевич Мордовец; МГБ Латвийской ССР генерал-майор Альфонс Андреевич Новик; заместитель МГБ Эстонской ССР полковник Павел Пантелеймонович Пастельняк; начальник управления 2-Н МГБ Литовской ССР полковник Илья Борисович Почкай; МВД Эстонской ССР генерал-майор Александр Иоганессович Резев; начальник 4 управления МГБ СССР — уполномоченный МГБ СССР по Бендерскому оперативному сектору в Молдавской ССР генерал-майор Вячеслав Павлович Рогов; заместитель МВД СССР генерал-лейтенант Василий Степанович Рясной; заместитель МГБ СССР по кадрам генерал-майор Михаил Георгиевич Свинелупов; заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Николай Николаевич Селивановский; начальник УМГБ Каунасской области Литовской ССР полковник Яков Федорович Синицын; МВД Молдавской ССР генерал-лейтенант Федор Яковлевич Тутушкин; начальник Отдела спецпоселений МВД СССР полковник Василий Васильевич Шиян; МВД Латвийской ССР генерал-майор Август Петрович Эглит;

орденом Отечественной войны I степени — заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Афанасий Сергеевич Блинов; начальник Управления конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенант Виктор Михайлович Бочков; бывший МГБ Литовской ССР генерал-лейтенант Николай Дмитриевич Горлинский; начальник 4 отдела МГБ Литовской ССР полковник Матвей Федорович Дубровин; заместитель МГБ Латвийской ССР полковник Андрей Яковлевич Ефимов; 1-й заместитель МВД Литовской полковник ССР Петр Георгиевич Ефремов; начальник УМГБ Вильнюсской области

Литовской ССР полковник Михаил Егорович Захаров; заместитель МГБ Молдавской ССР по кадрам полковник Александр Алексеевич Колотушкин; начальник 2 управления ГУЛАГа МВД СССР — уполномоченный МВД СССР по выселению из Литовской ССР генерал-майор Иван Иванович Матевосов; начальник Пярнусского горотдела МГБ Эстонской ССР полковник Борис Гаврилович Назаров; 1-й заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Сергей Иванович Огольцов; заместитель МВД Латвийской ССР полковник Альберт Яковлевич Сиекс;

орденом «Отечественной войны II степени» — начальник управления охраны МГБ СССР Эстонской ж.-д. полковник Алексей Дмитриевич Григорьев; начальник Клай-педского горотдела МВД Литовской ССР полковник Николай Леонтьевич Ножницкий; заместитель МВД Молдавской ССР генерал-майор Павел Александрович Орлов; начальник 4 отдела ГУББ МВД СССР полковник Иван Васильевич Поляков; начальник ОББ МВД Литовской ССР полковник Алексей Алексеевич Соколов; заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР полковник Федор Григорьевич Шубняков;

орденом Красной Звезды — начальник ГУВВ МГБ СССР генерал-лейтенант Петр Васильевич Бурмак; начальник ГУО МГБ СССР на транспорте генерал-лейтенант Александр Анатольевич Вадис; заместитель начальника 5 управления МГБ СССР полковник Михаил Нифонович Головков; начальник Отдела 2-Н и заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Яков Афанасьевич Едунов; уполномоченный МГБ СССР по выселению из Молдавской ССР генерал-майор Иван Ильич Ермолин; начальник Инспекции МГБ СССР генерал-майор Сергей Федорович Кожевников; начальник ОББ МВД Молдавской ССР подполковник Григорий Никифорович Кульчицкий; начальник 2 главного управления МГБ СССР Евгений Петрович Питовранов; заместитель начальника 1 спецотдела МВД СССР полковник Дмитрий Иванович Пяды-шев; заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Федорович Райхман; начальник Отдела спецпоселений и заместитель начальника УМВД Красноярского края полковник Семен Матвеевич Шустин.

Всего было награждено — 3142 человека, из них: орденом Красного Знамени — 75, орденом Отечественной войны I степени — 183, орденом Отечественной войны II степени — 424, орденом Красной Звезды — 1182, медалью «За отвагу» — 814, медалью «За боевые заслуги» — 646 человека.[175] Указом ПВС СССР от 3 февраля 1964 г. Указ ПВС СССР от 24 августа 1949 г. о награждении за депортацию был частично отменен как неправильный.[176]

На основании Постановления Совета Министров СССР № 4723-1815сс от 13 октября 1949 г. и совместного приказа МВД СССР и МГБ СССР № 00968/00334 от 17 октября 1949 г. из МВД СССР в МГБ СССР были переданы: пограничные войска и милиция и, соответственно, Главное управление погранвойск (ГУПВ) и Главное управление милиции (ГУМ).

Еще 1 сентября 1949 г. министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов направил доклад на имя Л.П. Берия и Г.М. Маленкова о функциях и структуре МВД СССР в связи с передачей пограничных войск и органов милиции из МВД СССР в МГБ СССР. О ГУББ в этом докладе говорилось следующее: «Имеет своей задачей борьбу с уголовным бандитизмом, организацию розыска преступников, бежавших из мест заключения, розыск бежавших военнопленных, выселенцев и спецпоселенцев. Отделы по борьбе с бандитизмом МВД республик, УМВД краев и областей имеют оперативно-розыскные отряды (52), заставы и посты (72). Штат аппаратов по борьбе с бандитизмом 3937 человек, из них офицеровЗ 764, вольнонаемных 173. Штатная численность оперативно-розыскных отрядов, застав и постов 8665 человек».

Приказом МВД СССР № 00101 от 4 февраля 1950 г. «Об усилении работы по розыску бежавших преступников из мест заключения и спецпоселенцев-выселенцев, бежавших с мест обязательного поселения» были объявлены штаты, новое название ГУББ МВД СССР и расстановка личного состава Главного управления МВД СССР по оперативному розыску (ГУОР(бб) МВД СССР):

руководство: начальник главного управления — генерал-майор Прошин Василий Степанович, заместитель начальника главного управления — генерал-майор Егнаров Владимир Степанович;

1 отдел (Сибирь, Дальний Восток, Средняя Азия, Казахстан, Северный Кавказ и Закавказье), начальник отдела — полковник Поляков Иван Васильевич (15 человек);

2 отдел (Украина, Молдавия, Белоруссия, Прибалтика, Карело-Финская ССР, Европейская часть РСФСР), начальник отдела — подполковник Головлев Владимир Яковлевич (14 человек);

3 отдел (оперативно-следственный), начальник отдела — полковник Карлин Вениамин Залманович (10 человек);

4 отдел (по надзору за радиосвязью органов МВД), начальник отдела — подполковник Ломоносов Александр Леонтьевич (15 человек);

Секретариат ГУОР (бб), начальник Секретариата — подполковник Забоев Анатолий Иванович (7 человек).

Всего по ГУОР (бб) МВД СССР — 63 человека

Приказом МВД СССР № 183 от 21 февраля 1950 г. бывший заместитель начальника ГУББ МВД СССР П.Л. Трофимов был назначен заместителем начальника Отдела спецпоселений МВД СССР.

21 июля 1950 г. первый заместитель министра внутренних дел СССР И.А. Серов и министр государственной безопасности СССР B.C. Абакумов подписали совместный приказ № 00464/00392 с объявлением Постановления Совета Министров СССР № 3077-1286сс от 14 июля 1950 г. «О передаче спецпоселений из МВД СССР в МГБ СССР», на основании которого из МВД СССР в МГБ СССР передавались: Отдел спецпоселений МВД СССР и его местные органы; Главное управление по борьбе с бандитизмом (Главное управление МВД СССР по оперативному розыску) и его местные органы; 2 и 3 отделения 1 спецотдела МВД СССР; Секретариат Особого совещания при МВД СССР (док. № 151).

Для приема — передачи указанных аппаратов была создана совместная комиссия в составе: от МВД СССР — заместители министра внутренних дел СССР B.C. Рясной и В.В. Чернышов; от МГБ СССР — 1-й заместитель министра государственной безопасности СССР СИ. Огольцов и заместитель министра государственной безопасности СССР А.С. Блинов.

Прием — передачу всех аппаратов и дел было предписано закончить к 1 августа 1950 г. Акт приема — передачи ГУОР из МВД СССР в МГБ СССР был подписан 20 октября 1950 г., а приказом МГБ СССР № 3903 от 1 сентября 1951 г. бывший начальник ГУББ — ГУОР МВД СССР B.C. Прошин был назначен начальником УМГБ Пензенской области. Приказом МВД СССР № 1315 от 22 сентября 1950 г. бывший заместитель начальника ГУББ — ГУОР МВД СССР B.C. Егнаров был назначен начальником Управления охраны и заместителем начальника ГУЛАГа МВД СССР.

28 августа 1950 г. бывший начальник ОББ МВД Грузинской ССР, а на 28 августа 1950 г. — начальник ООР(бб) МГБ Грузинской ССР полковник Я.А. Жгенти направил на имя начальника ГООР МГБ СССР генерал-майора B.C. Прошина письмо следующего содержания: «В связи с тем, что в Центре встал вопрос на разрешении об оставлении ООР(бб) при МГБ или при милиции, решил представить Вам мои соображения по существу.

Основываясь на всем предшествующем опыте и практике работы по борьбе с бандитизмом, констатируем следующее:

1. В органах ВЧК-ОГПУ вся борьба с бандитизмом сосредоточивалась только в т. н. бандотделах, первоначально существовавших самостоятельно, а впоследствии вошедших в качестве самостоятельных отделений в Контрразведывательные отделы (КРО).

В этой структуре функциональности заключался глубокий смысл, так как опыт борьбы с бандитизмом показал, что все виды бандитизма, даже уголовного, не считая, конечно, чисто политического, закордонного и диверсионного, требуют особых, специфических агентурно-оперативных мероприятий чисто чекистского порядка. Это вызывалось, прежде всего, тем, что бандитизм, как правило, инспирировался контрреволюционным подпольем или закордонными разведками.

Даже уголовный бандитизм зачастую использовался контрреволюционными партиями или же сам по себе перерастал в политические формы, приобретая явно антисоветскую окраску и чаще всего террористическую (например, большинство бандформирований в Грузии во время Отечественной войны).

2. Бандитизм как таковой представляет собой серьезный вид преступности, выделяемый нашим законодательством в группу особо опасных преступлений против государства. И эта особенность требует от нас осуществления целого ряда специальных чекистско-оперативных мероприятий, безусловно обеспечивающих наибольший оперативный эффект.

Существует неверное, вредное и порочное мнение, что там, где отсутствуют действующие бандгруппы, нет необходимости вести чекистскую работу в этом направлении. Нелепость такого мнения очевидна.

Повседневно, планомерно и целеустремленно органы госбезопасности должны пополнять, уточнять и выверять оперативный учет всего бывшего бандэлемента, включая в него и базу в лице пособников и укрывателей, а также легализованных бандитов для того, чтобы вести кропотливую, тщательную и глубокую работу по их агентурному освещению и разработке. Это тем необходимо, что известно, как эти элементы в наиболее напряженные периоды, предшествующие войне или во время войны, а также при осложнениях международной обстановки проявляют склонность к преступной активизации самостоятельно, произвольно или в результате организационных мероприятий со стороны контрреволюционных элементов.

Вторая задача в этом аспекте заключается в том, чтобы в периоды затишья, используя спокойствие оперативной обстановки, обеспечивать себя законсервированной внутренней и маршрутной агентурой с назначением немедленной активизации при появлении или формировании бандгрупп на данной территории, имея целью влитие в эти формирования агентуры для подведения бандгрупп под оперативный удар.

3. В этой связи розыск дезертиров и беглецов из мест заключения, ссылки и высылки приобретает первостепенное значение, ибо из опыта Отечественной войны мы знаем, что, в основном, все бандформирования комплектовались преимущественно за счет беглецов и дезертиров. И это вполне естественное явление, так как этот элемент в силу своего нелегального положения и невозможности в связи с этим находить нормальные средства к существованию, легче всего объединяются в локальные группы или же используются извне контрреволюционными партиями и иностранными разведками.

4. В пользу того, что отделы по борьбе с бандитизмом должны находиться в системе МГБ, говорит и то соображение, что каждая банда в потенциале содержит повстанческие начала, которые, как известно, представляют чистый вид политических устремлений, направленных к свержению советской власти.

В свете изложенных соображений органам милиции, как это было до сих пор, традиционно свойственна работа по борьбе с грабежами, т. е. с действиями, производимыми эпизодическими и случайными формированиями, время от времени занимающимися грабежами и разбоями. Методика борьбы с ними совершенно иная и резко отличается от тактики борьбы с бандитизмом.

Опыт прошлого показал, что недолговременное нахождение отделов по борьбе с бандитизмом в системе милиции не давал положительных результатов и по-прежнему органы госбезопасности вынуждены бывали брать милицию на буксир и возглавлять эту работу, используя личный состав милиции чаще всего в качестве вооруженной силы.

Исходя из этих соображений, я полагаю, что наиболее целесообразно с оперативно-чекистской точки зрения иметь отделы по борьбе с бандитизмом (OOP) именно в системе органов государственной безопасности».

Таким образом, работа по борьбе с националистическим подпольем в западных областях Белоруссии, Украины, а также в Латвии, Литве, Эстонии и Молдавии в марте 1947 — в начале 1953 г. была сосредоточена в рамках МГБ СССР, где в составе 2 главного управления (контрразведывательного) был создан Отдел 2-Н (с 22.04.47 до 03.01.51 начальником этого отдела и заместителем начальника 2 ГУ МГБ СССР работал генерал-лейтенант Я.А. Едунов), а на местах — самостоятельные управления-отделы 2-Н, возглавляемые, в основном, заместителями министра государственной бе- ) зопасности (он же — начальник управления 2-Н), заместителями начальника УМГБ — области (он же — начальник Отдела 2-Н). Так, начальником управления 2-Н и заместителем МГБ Украинской ССР с 22 марта 1947 до 9 сентября 1950 г. работал генерал-майор В.А. Дроздов, возглавлявший в 1943 г. ОББ НКВД СССР. С 1 марта 1947 г. до 4 октября 1948 г. начальником управления 2-Н и заместителем МГБ Литовской ССР работал бывший начальник УББ МВД Литовской ССР генерал-майор П.М. Капралов. С 4 октября 1948 г. до 20 октября 1951 г. начальником управления 2-Н работал полковник И.Б. Почкай, а с 20 октября 1951 г. до 16 марта 1953 г. — подполковник Т.Н. Жупиков.

После смерти И.В. Сталина и последующего вслед за этим объединения МВД СССР и МГБ СССР в одно министерство: МВД СССР во главе с Л.П. Берия, работа по борьбе с нацподпольем была сосредоточена в 4 управлении (секретно-политическом) во главе с генерал-лейтенантом Н.С. Сазыкиным (заместители начальника управления — генерал-лейтенант Д.Г. Родионов и генерал-майор Г.В. Утехин), где 2 отдел занимался агентурно-оперативной работой по выявлению и пресечению националистических элементов и организаций (до мая 1953 г. Украину, Белоруссию и Прибалтику обслуживало 1 главное управление (контрразведывательное) МВД СССР). В марте — апреле 1953 г. 2 отдел 4 управления МВД СССР возглавлял генерал-майор И.И. Матевосов, а с 7 мая 1953 г. — генерал-лейтенант Г.С. Жуков.

Борьбой с уголовным бандитизмом (в зависимости от статей Уголовного кодекса) с 1947 до 1950 г. занимались, как ГУББ, так и Отдел уголовного розыска (ОУР) ГУМ МВД-МГБ СССР, а с октября 1950 до марта 1953 г. — Отдел-Управление уголовного розыска (уголовного сыска) ГУМ МГБ СССР. С марта 1953 г. — эта работа была возложена на Отдел уголовного розыска ГУМ МВД СССР.

5 июня 1953 г. Л.П. Берия направил министру внутренних дел Украинской ССР П.Я. Мешику письмо следующего содержания: «В дополнение к разговору по телефону считаю необходимым отметить, что Ваше письмо от 30 мая с.г. по вопросу численности органов МВД Украины написано непродуманно.

Установленная штатная численность органов МВД УССР вполне достаточна для выполнения стоящих перед ними задач. Такого количества чекистских и войсковых кадров Министерства внутренних дел Украины никогда не имело до войны, даже тогда, когда в республике велась активная борьба с контрреволюцией и ликвидацая банд, действовавших в ряде областей. Западные же области Украины перенасыщены чекистскими кадрами и войсками МВД.

Следовательно, необоснованным и ошибочным является Ваше заявление, что установленная для МВД УССР штатная численность органов мала и что это может нанести ущерб оперативной работе.

Серьезным недостатком в деятельности органов МВД Украины является то, что аппараты областных управлений, по сути дела, работают сами на себя и крайне медленно перестраиваются в чекистской работе.

Штаты органов МВД УССР утверждены. Примите решительные меры к быстрейшему наведению порядка в работе областных управлений, а также аппарата Министерства внутренних дел Украины. Л. Берия».

Как следует из письма Л.П. Берия, П.Я. Мешик жаловался на недостаточную численность чекистских кадров на Украине. По подсчетам авторов, численность сотрудников органов МВД Украины в 1953 г. (после объединения МВД и МГБ) составляла в среднем 2–3 сотрудника на 1000 человек населения республики. Если прибавить к этой численности военнослужащих войск МВД, то на 1000 человек населения получится в среднем 3–5 человек.

В других республиках: в Белоруссии, Латвии, Литве, Эстонии и Молдавии отношение количества работников МВД СССР на 1000 человек населения было примерно таким же Заметим также, что по сравнению с мартом—апрелем 1941 г. отношение численности сотрудников органов НКВД-НКГБ и военнослужащих войск НКВД на 1000 человек населения в указанных республиках существенно не изменилось.

ДОКУМЕНТЫ
№ 148
Приказ НКВД СССР № 00349
«Об организации отделов и отделений по борьбе с бандитизмом Главного управления милиции НКВД СССР и его периферийных органов»

4 апреля 1941 г. Сов. секретно

В целях усиления борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на территории Союза ССР приказываю:

1. В составе Главного управления милиции НКВД СССР организовать Отдел по борьбе с бандитизмом.

2. Начальником Отдела по борьбе с бандитизмом назначить старшего майора государственной безопасности т. Церетели Ш.О., он же — заместитель начальника Главного управления милиции НКВД СССР.

3. Заместителями начальника Отдела по борьбе с бандитизмом назначить питана государственной безопасности т. Егорова В.К. и майора милиции т. Жукова А.А.

4. Заместителю народного комиссара внутренних дел Союза ССР по кадрам капитану государственной безопасности т. Обручникову в 3-дневный срок укомплектовать Отдел личным составом.

5. Народным комиссарам внутренних дел республик и начальникам управлений НКВД краев и областей в 5-дневный срок укомплектовать отделы-отделения по борьбе с бандитизмом и расстановку личного состава представить в ОК НКВД СССР на утверждение.

6. Объявляемые при этом положения и штаты[177] отделов и отделений по борьбе с бандитизмом Главного управления милиции и его периферийных органов разослать по принадлежности.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Приложение к приказу НКВД СССР

№ 00349 от 04.04.41

Сов. секретно

Положение об отделе по борьбе с бандитизмом Главного управления милиции НКВД Союза ССР.

1. Отдел по борьбе с бандитизмом является оперативным отделом Главного управления милиции НКВД СССР.

2. Начальник Отдела по борьбе с бандитизмом является заместителем начальника Главного управления милиции НКВД СССР.

3. На Отдел возлагается организация борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на всей территории Союза Советских Социалистических Республик.

Для выполнения этой задачи Отдел по борьбе с бандитизмом:

а) организует агентурно-оперативный аппарат, систематически контролирует и направляет его работу и непосредственно занимается агентурно-оперативной и следственной работой по борьбе с наиболее серьезными видами бандитизма;

б) выявляет и учитывает бандитские формирования, все виды проявлений бандитизма и в необходимых случаях непосредственно организует оперативные группы и проводит другие агентурно-оперативные мероприятия, направленные к ликвидации бандитизма;

в) разрабатывает профилактические мероприятия по предупреждению бандитизма и контролирует практическое проведение их в жизнь;

г) осуществляет руководство и контроль за правильным выполнением органами милиции приказов и директив НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

4. Для осуществления перечисленных функций Отдел по борьбе с бандитизмом имеет следующую, построенную, в основном, по территориальному признаку структуру:

1-е отделение — по Армении, Грузии, Азербайджану, Дагестану, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Орджоникидзевскому и Краснодарскому краям;

2-е отделение — по УССР, БССР и МССР;

3-е отделение — по Литовской, Латвийской, Эстонской и Карело-Финской ССР;

4-е отделение — по Средней Азии и РСФСР;

5-е отделение — следственное;

Секретариат (выполняет контрольно-информационные и учетные функции).

Начальник Главного управления милиции НКВД Союза ССР

инспектор милиции А. Галкин

Согласны:

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга Круглов

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

старший майор государственной безопасности Абакумов

Приложение к приказу НКВД СССР

№ 00349 от 04.04.41

Сов. секретно

Положение об отделах (отделениях) по борьбе с бандитизмом управлений милиции НКВД-УНКВД республик, краев и областей.

1. Отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом является оперативным аппаратом управления милиции НКВД (УНКВД) республики (края, области).

2. Начальник отдела (отделения) по борьбе с бандитизмом подчиняется начальнику управления милиции и его заместителю по оперативной части.

3. На отдел (отделение) возлагается организация борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на территории республики (края, области).

Для выполнения этой задачи отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом:

а) организует агентурно-оперативный аппарат как в центре республики (края, области), так и в районах и непосредственно занимается агентурно-оперативной и следственной работой по борьбе с бандитизмом;

б) выявляет и учитывает бандитские формирования, бандэлемент, их пособников, все виды проявлений бандитизма, проводит агентурно-оперативные мероприятия по ликвидации бандитских формирований и их пособнической базы и руководит всей практической работой по ликвидации и предупреждению бандитизма в районах;

в) разрабатывает профилактические мероприятия по предупреждению бандитизма и с санкции Главного управления милиции НКВД СССР проводит их в жизнь.

4. В соответствии с перечисленными функциями отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом имеет следующую структуру:

1-е отделение (группа) — агентурно-оперативное; 2-е отделение (группа) — следственное.

Начальник Главною управления милиции НКВД Союза ССР

инспектор милиции А. Галкин

Согласен:

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

старший майор государственной безопасности Абакумов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 12, Д. 241, Л. 308-309об, типографский экземпляр.

№ 149
Приказ НКВД СССР 001414 «Об организации Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом»

30 сентября 1941 г. Сов. секретно

Для обеспечения успешной борьбы с бандитизмом на территории Союза ССР, приказываю:

1. Организовать в НКВД СССР Отдел по борьбе с бандитизмом согласно прилагаемого штата.[178]

2. Возложить на Отдел по борьбе с бандитизмом следующие задачи:

а) организацию агентурно-оперативной и следственной работы отделов (отделений) НКВД-У НКВД по борьбе с бандитизмом: выявлению и ликвидации всех бандитских формирований, бандодиночек и изъятию их пособников;

б) изъятие нелегально хранящегося у населения огнестрельного оружия с использованием в этих целях аппарата милиции.

3. Назначить:

начальником Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом майора госбезопасности т. Клепова Сергея Алексеевича, освободив его от занимаемой должности начальника УНКВД по Смоленской области,

заместителями начальника отдела:

а) старшего майора госбезопасности т. Леонтьева Александра Михайловича, освободив его от занимаемой должности начальника Бологоевского горотдела и зам. нач. УНКВД по Калининской области;

б) майора милиции т. Жукова Александра Алексеевича, освободив его от занимаемой должности и.о. начальника Отдела по борьбе с бандитизмом ГУ милиции НКВД СССР;

в) капитана госбезопасности т. Завгороднего Михаила Андреевича, освободив его от занимаемой должности начальника 3 спецотдела НКВД УССР.

4. Существующий в составе Главного управления милиции НКВД СССР Отдел по борьбе с бандитизмом расформировать, обратив его штаты и личный состав на укомплектование Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

Организованные приказом НКВД СССР № 00349 от 4 апреля 1941 г. отделы по борьбе с бандитизмом управлений милиции республик, краев, областей реорганизовать в отделы (отделения) по борьбе с бандитизмом соответствующих НКВД-УНКВД по прилагаемому списку.

5. Расстановку личного состава Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом утвердить.

6. Наркомам внутренних дел соответствующих республик, начальникам УНКВД краев и областей лично организовать работу отделов по борьбе с бандитизмом, укомплектовав их опытными боевыми работниками.

Кандидатуры начальников отделов по борьбе с бандитизмом представить на утверждение НКВД СССР.

7. При проведении операций по ликвидации бандформирований, а также изъятию бандодиночек и дезертиров из Красной Армии наркомы внутренних дел республик, начальники УНКВД краев и областей используют истребительные батальоны, войска НКВД и милицию.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

Генеральный комиссар государственной безопасности Л. Берия

«Утверждаю»

Заместитель народного комиссара

внутренних дел Союза ССР Кобулов

Сов. секретно

30 сентября 1941 г.

Список НКВД-УНКВД республик, краев и областей, где необходимо организовать отделы (отделения) по борьбе с бандитизмом

I. Отделы:

1. Грузинская ССР

2. Армянская ССР

3. Азербайджанская ССР

4. Казахская ССР

5. Узбекская ССР

6. Таджикская ССР

7. Туркменская ССР

8. Киргизская ССР

9. Орджоникидзевский край

10. Краснодарский край

11. Хабаровский край

12. Приморский край

13. Чечено-Ингушская АССР

14. Дагестанская АССР

15. Сталинградская область

II. Отделения:

1. Украинская ССР

2. Карело-Финская ССР

3. Северо-Осетинская АССР

4. Абхазская АССР

5. Аджарская АССР

6. Бурят-Монгольская АССР

7. Кабардино-Балкарская АССР

8. Красноярский край

9. Алтайский край

10. Ростовская область

11. Тамбовская область

12. Новосибирская область

13. Омская область

14. Калмыцкая АССР

15. Читинская область

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 12, Д. 192, Л. 39–43, машинописный экземпляр.

№ 150
Приказ НКВД СССР № 00388
«Об организации оперативно-чекистских групп НКВД на оккупированной противником территории БССР»

7 апреля 1944 г. Строго секретно

В целях организации в оккупированных противником районах Белорусской ССР агентурно-оперативной работы по выявлению бандформирований, создаваемых немецкими разведывательными органами для антисоветской подрывной работы в районах, освобождаемых Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков, приказываю:

1. Народному комиссару внутренних дел Белорусской ССР комиссару государственной безопасности т. Бельченко сформировать и направить в Минскую, Пинскую, Вилейскую, Барановичскую, Брестскую и Белостокскую области БССР оперативно-чекистские группы, укомплектовав их проверенными, опытными и боевыми оперработниками.

Оперативно-чекистские группы возглавить заместителям начальников УНКВД соответствующих областей и дислоцировать их на базах существующих партизанских соединений в этих областях.

2. Возложить на оперативно-чекистские группы следующие задачи:

а) выявление и учет создаваемых немецкими разведывательными органами бандформирований, повстанческих организаций белорусских и польских националистов («Польская повстанческая армия», «Белорусская повстанческая армия»), их состав и руководителей;

б) выявление закладываемых немцами для этих банд и повстанческих организаций складов вооружения, боеприпасов, продовольствия и снаряжения;

в) создание в этих целях агентурно-осведомительной сети и внедрение нашей агентуры в бандформирования и руководящие органы повстанческих организаций.

3. Установить, что оперативно-чекистские группы НКВД БССР свою работу проводят в тесном контакте с действующими в тылу противника оперативными группами НКГБ Белорусской ССР, обеспечивая взаимную помощь и информацию.

4. Тов. Бельченко снабдить каждую оперативно-чекистскую группу рацией, наладить систематическую радиосвязь с оперативными группами, обеспечив конкретное руководство их практической деятельностью.

5. Заместителю наркома внутренних дел СССР генерал-полковнику Аполлонову удовлетворить заявки НКВД БССР на вооружение, продовольствие и экипировку оперчекистских групп.

6. Начальнику 4-го спецотдела НКВД СССР комиссару государственной безопасности т. Кравченко выделить НКВД БССР потребное количество радиоаппаратуры и необходимого к ней имущества.

О ходе выполнения настоящего приказа т. Бельченко докладывать НКВД СССР.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

Генеральный комиссар государственной безопасности Л. Берия

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 37, Л. 35-35об. заверенная копия.

№ 151
Постановление Совета Министров СССР № 3077-1286сс
«О передаче спецпоселений из Министерства внутренних дел СССР в Министерство государственной безопасности СССР»

14 июля 1950 г. Сов. секретно

Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Передать из Министерства внутренних дел СССР в Министерство государственной безопасности СССР спецпоселения, возложив на МГБ СССР ответственность за политическую ссылку, спецпоселения и розыск лиц, бежавших из ссылки, высылки, спецпоселения и мест заключения.

Министерству государственной безопасности СССР установить строгий режим в местах расселения политических и уголовных ссыльных, высланных и спецпоселенцев. Организовать более четкий учет и регистрацию ссыльных, высланных и спецпоселенцев, усилить чекистское наблюдение, административный надзор и борьбу с побегами, обеспечив такой порядок, чтобы ссыльные, высланные и спецпоселенцы не могли покидать места расселения и пользоваться железными дорогами, водным и воздушным транспортом без разрешения органов МГБ.

2. Обязать Министерство государственной безопасности СССР (т. Абакумова) для обеспечения задач по политической ссылке, высылке и спецпоселениям, перечисленных в пункте 1 настоящего Постановления, создать в МГБ СССР 9-е Управление по надзору за политическими и уголовными ссыльными, высланными и спецпоселенцами и утвердить структуру и штаты управления; в МГБ республик, УМГБ краев и областей (где размещены ссыльные, высланные и спецпоселенцы) создать 9-е отделы для руководства принимаемыми от МВД СССР специальными комендатурами в районах расселения спецпоселенцев; укрепить опытными чекистами руководство местных аппаратов по надзору за ссыльными, высланными и спецпоселенцами.

3. Обязать Министерство внутренних дел СССР (т. Круглова) передать в Министерство государственной безопасности СССР:

а) Отдел спецпоселений МВД СССР и его местные органы (отделы спецпоселений МВД республик, УМВД краев и областей, спецкомендатуры), городские и районные отделы-отделения МВД в местах расселения спецпоселенцев, согласно прилагаемому перечню (Приложение № 1), сборные пункты для направляемых на спецпоселение членов семей бандитов и бандпособников, выселяемых из Западной Украины, согласно прилагаемому перечню (Приложение № 2) со штатной численностью и личным составом;

Главное управление по борьбе с бандитизмом (Главное управление МВД СССР по оперативному розыску) и его местные органы с штатной численностью и личным составом по состоянию на 13 октября 1949 г.;

оперативно-розыскные отряды, заставы и оперативные посты со всей штатной численностью и личным составом;

2 и 3 отделения 1 Спецотдела МВД СССР с штатной численностью и личным составом, а также соответствующих работников первых спецотделов МВД республик, УМВД краев и областей;

Секретариат Особого совещания при МВД СССР с штатной численностью и личным составом;

Алма-Атинскую и Свердловскую офицерские школы МВД с штатной численностью и личным постоянным составом, а также слушателей из всех офицерских школ МВД, подготавливаемых для работы по спецпоселениям и розыску;

б) личные дела и персональный учет лиц, находящихся на спецпоселении, с проверкой их фактического наличия, в том числе высланных на поселение в 1941 г. из Прибалтики, западных областей Украины, Белоруссии и Молдавии;

агентурно-осведомительную сеть, разработки и другие дела, находящиеся в производстве отдела Спецпоселений МВД СССР и его местных аппаратов, и их архивы;

находящиеся в производстве Главного управления по борьбе с бандитизмом (Главного управления МВД СССР по оперативному розыску) и его местных аппаратов следственные дела и арестованных, агентурные разработки, розыскные дела, агентурно-осведомительную сеть, оперативные учеты и архивы;

в) служебные здания и помещения, дачи, казарменный и жилой фонд, оборудование, инвентарь, автомобильный, гужевой, водный и воздушный транспорт, санатории, дома отдыха, санчасти, автохозяйства, а также все материальные ценности как в центре, так и на местах в пропорции, причитающейся на долю аппаратов, передаваемых в МГБ СССР.

Штатную численность и личный состав управлений и отделов МВД СССР, обслуживавших отдел спецпоселений и Главное управление по борьбе с бандитизмом и их органы на местах, как то: работников управления кадров, хозяйственников, финансистов и др.;

г) обеспечить передаваемый личный состав вооружением и боеприпасами по действующим нормам и табелям; обмундированием, обувью и постовой одеждой — по летнему и зимнему планам 1950 г. с положенными переходящими запасами; продовольствием и фуражом натурой на текущий месяц с положенными переходящими запасами и на оставшийся период до конца 1950 г. фондам, а по картофелю, овощам и сену — до 1 июля 1951 г..

4. Упразднить Особое совещание при министре внутренних дел СССР. Дела на содержащихся в лагерях МВД заключенных, отказывающихся работать, а также за попытку к побегу передавать на рассмотрение в лагерные суды, а в необходимых случаях — в Особое Совещание при МГБ СССР.

5. Оставить за МВД СССР перевозку, конвоирование и питание лиц, направляемых на спецпоселение в ссылку и высылку как в пути следования, так и к местам расселения.

6. Спецпоселенцев, работающих в промышленных предприятиях МВД в Коми АССР, в Норильском никелевом комбинате, на Енисейстрое и на стройках МВД в Тюменской области, оставить под надзором МВД, возложив целиком ответственность на МВД СССР за охрану, режим и побег этих спецпоселенцев и обязать органы МВД отчитываться о них перед МГБ СССР.

Остальных спецпоселенцев, работающих на промышленных предприятиях МВД, оставить в распоряжении МВД как рабочую силу, а надзор за этими спецпоселенцами, обеспечение режима и борьбу с побегами возложить на органы МГБ СССР, передав соответствующие спецкомендатуры из Главного управления лагерей МВД СССР в МГБ СССР.

7. Советам Министров республик, краевым и областным исполкомам и другим местным органам советской власти, а также руководителям учреждений и предприятий, в связи с переходом работы по спецпоселенцам в МГБ СССР, трудоустраивать и обеспечивать жильем спецпоселенцев, ссыльных и высланных по представлениям органов МГБ.

МГБ СССР и его местным органам обеспечить контроль за обязательным трудоиспользованием спецпоселенцев, ссыльных и высланных, а лиц, отказывающихся от работы, арестовывать и через Особое совещание при МГБ СССР заключать в исправительно-трудовые лагери сроком на 8 лет в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 3 июня 1948 г. № 1841-730с.[179]

8. Обязать Госснаб СССР (т. Кагановича) перечислить из фондов МВД СССР Министерству государственной безопасности СССР на 3 и 4 кварталы 1950 г. материально-технические фонды: автомашины, горючее, авторезину, оборудование, металлы, строительные материалы, лесоматериалы и др., предназначенные для передаваемых аппаратов.

9. Обязать Госплан СССР (т. Сабурова) перечислить из МВД СССР Министерству государственной безопасности СССР лимиты, утвержденные на капитальное строительство и капитальный ремонт объектов, служебных и жилых зданий на 3 и 4 кварталы 1950 г. в объеме, причитающемся на передаваемые аппараты.

10. Министерству финансов СССР (т. Звереву) передать в смету МГБ СССР кредиты на все расходы по содержанию передаваемых аппаратов, контингентов, на капиталовложения с оборотными средствами и на другие мероприятия, вытекающие из настоящего Постановления, соответственно уменьшив ассигнования по смете МВД СССР на 1950 г.

11. Обязать тт. Круглова и Абакумова произвести передачу и прием всех аппаратов и дел, перечисленных в настоящем Постановлении к 1 августа

Председатель Совета Министров Союза ССР И. Сталин

Управляющий делами Совета Министров СССР М Помазнев

Приложение № 1 к Постановлению Совета Министров СССР

от 14 июля 1950 г. № 3077-1286сс

Сов. секретно

Перечень республик, краев и областей, на территории которых.; городские и районные отделы МВД передаются в МГБ

Управляющий делами Совета Министров СССР М. Помазнев

Приложение М 2 к Постановлению Совета Министров СССР

от 14 июля 1950 г. № 3077-1286сс

Сов. секретно

Перечень сборных пунктов на территории западных областей Украины

1. Львовская область — 2 пункта, из них: один при пересыльной тюрьме со штатом 12 чел., емкостью — 700 чел., второй — при Львовской тюрьме № 2 (обслуживается штатом тюрьмы) емкостью — 700 человек.

2. Станиславская область — 2 пункта: один в г. Коломыя со штатом 12 человек емкостью 500 человек; второй — в м. Брошнев с временным штатом — 5 человек емкостью — 1000 человек.

3. Тернопольская область — 2 пункта, из них: один в г. Копычинцы со штатом 12 человек емкостью — 600 человек, второй — в г. Бережаны с временным штатом — 5 человек емкостью — 1000 человек.

4. Ровенская область — 1 пункт в г. Клевань со штатом 12 человек емкостью летом — 1400 человек, зимой — 800 человек.

5. Волынская область — 1 пункт в г. Ковель со штатом 12 человек емкостью 460 человек.

6. Дрогобычская область — 1 пункт в г. Бориславе со штатом 12 человек емкостью — 1500 человек.

Управляющий делами Совета Министров СССР М. Помазнев

АПРФ, Ф. 93, Постановление СМ СССР № 3077-1286сс. Экземпляр для рассылки. Опубликовано: Лубянка. Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917–1991: Справочник / Составители: А.И. Кокурин, Н.В. Петров. — М., 2003. — С. 647–651.

Глава 6

ВОЗВРАЩЕНИЕ К МИРНОЙ ЖИЗНИ (1954–1956 гг.)

 

Чтобы лучше представить себе, какое количество украинцев, белорусов, латышей, литовцев, эстонцев и молдаван находилось в лагерях, колониях и спецпоселках НКВД-МВД, покажем статистику состава заключенных и спецпоселенцев за 1939–1956 гг.

На 1 января 1939 г. в ИТЛ НКВД СССР содержалось 1289491 заключенный, в том числе мужчин — 1180701 человек, женщин — 107319 человек, без указания пола -1471 человек.

Возрастной состав заключенных: до 16 лет — 759 человек; до 18 лет — 14251; от 18 до 21 года — 125385; от 22 до 25 лет — 214995; от 26 до 30 лет — 260558; от 31 до 40 лет -368056; от 41 до 50 лет — 203738; от 51 до 60 лет — 80784; старше 60 лет — 17204; без указания возраста — 3761.

Распределение по образованию: высшее — 21482; среднее — 117073; низшее -645339; малограмотные — 391987; неграмотные — 109879; без указаний — 3731.

По национальности: абхазы — 524; аджарцы — 738; армяне — 10845; англичане -28; афганцы — 327; башкиры — 4748; белорусы — 43726; болгары — 796; буряты — 1528; венгры — 297; вотяки-удмурты — 1667; греки — 2030; грузины — 11390; датчане — 327; евреи — 19262; зыряне — 1948; ингерманландцы — 7; иранцы — 1500; индусы — 58; итальянцы — 58; кабардинцы — 1333; казахи — 17333; калмыки — 1069; караимы — 61; карачаевцы — 488; карелы — 2053; киргизы — 2489; китайцы — 3179; корейцы — 2368; курды — 277; кумыки — 512; латыши — 4645; лезгины — 1217; литовцы — 1005; мадьяры — 347; марийцы — 2370; мингрелы — 38; монголы — 35; молдаване — 2682; мордва -6685; немцы — 18079; нагайцы — 125; норвежцы — 41; осетины — 1956; поляки — 16505: русские — 810647; румыны — 374; сербы — 134; таджики — 4 266; татары — 24301; турки — 704; туркмены — 9126; тюрки — 13754; украинцы — 182536; узбеки — 23855; финны — 2281; французы — 31; цыгане — 4308; черкесы — 740; чеченцы — 4344; чехи — 442; чуваши — 5532; шведы — 61; эстонцы — 2360; японцы — 55; якуты — 119; прочие национальности — 7082; без указаний — 3750.

По подданству: граждане СССР — 1283593, граждане других стран (иноподданные) — 4475, в том числе: Афганистан — 140; Австрия — 32; Бельгия — 2; Венгрия — 10; Германия — 91; Греция — 451; Иран — 711; Италия — 155; Китай — 1 794; Латвия — 66; Литва — 20; Польша — 551; Румыния — 149; США — 3; Финляндия — 141; Франция — 4; Чехословакия — 21; Швейцария — 1; Эстония — 44; Югославия — 8; Япония — 55; Турция — 35; прочие — 131; без указаний — 1423.

По характеру преступления:

— контрреволюционные преступления — 443262 человек, в том числе: — шпионаж -15649; террор — 11309; диверсия — 6439; измена Родине — 1326; троцкисты, зиновьевцы — 25563; члены семей изменников Родины (ЧСИР) — 13192;

— против порядка управления — 190583, в том числе: статья 84 УК — 2158; перебежчики — 4595; бандитизм — 18601; квалифицированная контрабанда — 1524; должностные преступления — 78428; против личности — 61551; имущественные преступления -155385; по закону от 7 августа 1932 г. — 27313; воинские преступления — 5521; СВЭ и СОЭ — 279526; НЭП — 20976; прочие преступления — 22552; без указаний — 4394;

— по органам осуждения: НКВД (ОГПУ) — 764552, в том числе: Особым совещанием НКВД — 106977; спецтройки НКВД — 300505; НКЮ — 522815; без указаний — 2124.

На 1 января 1942 г. в ИТЛ НКВД СССР содержалось — 1390458 заключенных, из них мужчин — 1234707 человек, или 89,5 % от общего числа заключенных, женщин -124578, или 9 %, без указания пола — 20221, или 1,5 %.

По возрасту: до 17 лет — 3115 человек, или 0,2 %; от 17 до 30 лет — 556326. или 40,3 %; от 31 до 50 лет — 642926, или 46,5 %; от 51 до 60 лет — 121110, или 8,8 %; арше 60 лет — 29185, или 2,2 %; без указания возраста — 26844, или 2 %.

Контрреволюционные преступления — 420417 человек, или 30,5 % от общего числа заключенных, содержащихся в ИТЛ, в том числе: измена Родине и шпионаж — 14664 человека, или 1,1 %; диверсия и вредительство — 22280, или 1,6 %; террор — 7500, или 0,6 %; контрреволюционная агитация — 19193, или 1,4 %; принадлежность к к/р организации -22999, или 1,7 %; повстанчество и политбандитизм — 9299, или 0,7 %; антисоветская агитация — 187665, или 13,5 %; члены семей изменников Родины (ЧСИР) — 12429, или 0,9 %; прочие к/р преступления — 124388, или 9 %; нелегальный переход границы — 15173, или 1,1 %; социально опасный элемент (СОЭ) — 33755, или 2,4 %.

Уголовные преступления — 705984, или 51,2 %, в том числе: бандитизм и вооруженное ограбление — 71373 человека, или 5,2 %; скотокрады — 21184, или 1,5 %; имущественные преступления — 152 071, или 11 %; воры-рецидивисты — 33137, или 2,4 %; хулиганство — 119062, или 8,6 %; нарушение закона о паспортизации — 31434, или 2,3 %; социально-вредный элемент (СВЭ) — 94761, или 6,9 %; прочие уголовные преступления — 182962, или 13,3 %; воинские преступления — 26652, или 1,9 %; должностные и хозяйственные преступления — 111416, или 8,1 %; по Закону от 7 августа 1932 г. (расхищение социалистической собственности) — 22747, или 1,6 %; по Указам ПВС СССР (кроме Указа от 10 августа 1941 г.) — 7969, или 0,6 %; без указаний — 35939, или 2,6 %.

По окраскам из общего количества заключенных: бывших помещиков, фабрикантов, торговцев — 81458 человек, или 5,9 %; троцкистско-бухаринская агентура — 12446, или 0,9 %; бывшие члены антисоветских партий — 7135, или 0,5 %; бывшие участники а/с буржуазно-националистических партий — 6835, или 0,5 %; церковники и сектанты — 6888, или 0,5 %.

Национальный состав заключенных: русские — 835138 человек, или 60,6 %; украинцы — 182284, или 13,2 %; белорусы — 45768, или 3,3 %; грузины — 11174, или 0,8 %; армяне — 10271, или 0,7 %; тюрки — 8254, или 0,6 %; казахи — 19653, или 1,4 %; туркмены -8541, или 0,6 %; узбеки — 26907, или 2 %; таджики — 4882, или 0,4 %; киргизы — 3588, или 0,2 %; татары — 29074 — 2,1 %; башкиры — 4665, или 0,3 %; молдаване — 3412, или 0,2 %; финны и карелы — 3547, или 0,2 %; латыши — 7204, или 0,5 %; литовцы — 3074, или 0,2 %; эстонцы — 6581, или 0,5 %; евреи — 23058, или 1,7 %; прочие — 60687, или 4,4 %.

Национальности других стран: немцы — 19211 человек, или 1,4 %; поляки — 14975, или 1,1 %; румыны — 1538, или 0,1 %; иранцы — 1826, или 0,1 %; афганцы — 257; монголы — 63; китайцы — 5192, или 0,4 %; японцы — 134; корейцы — 2543, или 0,2 %; греки -2609, или 0,2 %; турки — 482; прочие — 6460, или 0,6 %; без указаний — 26454, или 2 %.

Иноподданные — 10183, или 0,7 %, в том числе: Афганистан — 123 человека; Болгария — 38; Великобритания — 5; Венгрия — 2216; Германия — 200; Греция — 756; Иран — 630; Китай — 1403; Румыния — 1169; США — 6; Словакия — 117; Турция — 57; Финляндия — 71; Франция — 1; Япония — 5; прочие — 929; не расшифровано некоторыми лагерями — 2457.[180]

На 1 января 1942 г. в ИТК НКВД СССР содержалось 359285 заключенных, в том числе мужчин — 300831 человек, женщин — 58454 человека.

Возрастной состав заключенных: до 17 лет — 7300 человек; от 17 до 30 лет — 157980; от 31 до 50 лет — 147546; от 51 до 60 лет — 32620; старше 60 лет — 13839.

Контрреволюционные преступления: измена Родине, шпионаж — 325 человек; диверсии, вредительство — 347; террор — 104; к/р агитация с террористическими тенденциями — 124; принадлежность к к/р организациям и группам — 228; повстанчество и политбандитизм — 230; антисоветская агитация — 19312; прочие к/р преступления — 4509; нелегальный переход границы — 580; члены семей изменников Родины (ЧСИР) — 43; социально опасный элемент (СОЭ) — 1472.

Уголовные преступления: бандитизм, вооруженное ограбление и умышленное убийство — 8402; скотокрадство — 4527; имущественные преступления (кражи) — 66107; воры-рецидивисты — 19276; хулиганство — 48431; нарушение закона о паспортизации — 16563; социально-вредный элемент (СВЭ) — 4159; прочие уголовные преступления — 75491; воинские преступления — 7682; должностные и хозяйственные преступления — 54805; расхищение социалистической собственности (по Закону от 7 августа 1932 г.) — 3172; по Указам ПВС СССР (кроме Указа от 10 августа 1940 г.) — 23272.

По «окраскам»: бывших помещиков, фабрикантов, торговцев, кулаков, чиновников, офицеров, агентов полиции и т. п. — 7138; троцкистско-бухаринская агентура иноразведок (бывшие троцкисты, правые, зиновьевцы, децисты и т. п.) — 31; бывшие члены антисоветских партий, организаций и групп (эсеры, меньшевики, анархисты и т. п.) — 174; бывшие участники антисоветских буржуазно-националистических партий, организаций и групп — 75; церковники и сектанты — 1144.

Национальный состав: русские — 237795; украинцы — 23237; белорусы — 3496; грузины — 7114; армяне — 6247; тюрки — 5132; казахи — 8212; туркмены — 1107; узбеки — 4401; таджики — 1233; киргизы — 1846; татары — 17201; башкиры — 3168; молдаване -1162; финны и карелы — 301; латыши — 535; литовцы — 198; эстонцы — 471; евреи -4058; прочие — 26300.

Национальности других стран: немцы — 1884; поляки — 1268; румыны — 50; иранцы — 178; афганцы — 11; монголы — 20; китайцы — 163; японцы — 4; корейцы — 298; греки — 287; турки — 65; прочие — 416.

Иноподданные — 130.[181]

На 1 января 1945 г. списочное число заключенных в ИТЛ и ИТК составляло 1478622 человека, из них мужчин — 937846 человек, или 69,3 % и женщин — 415630 человек, или 30,7 % от общего количества заключенных. По возрастному составу они распределялись так: до 17 лет — 40530 человек, или 3 %; от 17 до 30 лет — 658066, или 48,6 %; от 31 до 50 лет — 542172, или 40,1 %; от 51 до 60 лет — 96329, или 7,1 %; старше 60 лет — 16950, или 1,2 %.

За контрреволюционные преступления было осуждено 392621 человек, или 29 % от общего числа заключенных, в том числе: измена Родине — 77067 человек, или 5,6 %; шпионаж — 16014, или 1,2 %; террор и террнамерения — 10245, или 0,8 %; диверсии -3206, или 0,2 %; вредительство — 8175, или 0,6 %; контрреволюционный саботаж — 24567, или 1,8 %; участие в антисоветских заговорах — 31298, или 2,3 %; антисоветская агитация — 130969, или 9,7 %; политбандитизм и повстанчество — 7563, или 0,5 %; нелегальный переход границы — 5585, или 0,4 %; контрабанда — 1266, или 0,1 %; ЧСИР (члены семей изменников Родины) — 6449, или 0,5 %; СОЭ (социально опасные элементы) -13112, или 0,9 %; прочие к/р преступления — 57093, или 4,4 %.

За уголовные преступления было осуждено 960687 человек, или 71 % от общего числа заключенных, в том числе: по Закону от 7 августа 1932 г. (расхищение соцсобственности, или «закон о колосках») — 45717 человек, или 3,4 %; спекуляция — 29943,

или 2,2 %; бандитизм, вооруженное ограбление — 53289, или 3,9 %; скотокрадство -22715, или 1,7 %; воры-рецидивисты — 61388, или 4,5 %; имущественные преступления — 212595, или 15,7 %; хулиганство — 25565, или 1,9 %; нарушение закона о паспортизации — 11945, или 0,9 %; СВЭ (социально-вредные элементы) — 11627, или 0,9 %; дезертирство — 49771, или 3,7 %; членовредительство — 5010, или 0,4 %; мародерство -1743, или 0,1 %; остальные воинские преступления — 33330, или 2,4 %; незаконное хранение оружия — 4258, или 0,3 %; должностные и хозяйственные преступления — 99695, или 7,4 %; по Указу от 26 декабря 1941 г. (самовольный уход с предприятий военной промышленности и приравненных к ним) — 183321, или 13,5 %; по другим Указам ПВС СССР — 25069, или 1,8 %; прочие уголовные преступления — 83799, или 6,3 %.

По «окраскам»: бывшие помещики, фабриканты, торговцы — 34359 человек, или 2,5 %; предатели и пособники фашистов — 39500, или 2,9 %; троцкистско-бухаринская агентура — 5623, или 0,4 %; бывшие члены а/с партий — 2765, или 0,2 %; бывшие участники буржуазно-националистических партий — 3491, или 0,3 %; бывшие участники антисоветских фашистских формирований — 715 человек; бывшие участники антисоветских буржуазно-демократических формирований — 380 человек; церковники и сектанты — 2371 человек, или 0,2 %.

По национальному составу среди заключенных было: русских — 871497 человек, или 64,4 %; украинцев — 149478, или 11 %; белорусов — 27250, или 2 %; грузин — 12581, или 0,9 %; армян — 15005, или 1,2 %; азербайджанцев — 12954, или 1 %; казахов — 22404, или 1,7 %; туркмен — 7956, или 0,6 %; узбеков — 24105, или 1,8 %; таджиков — 4702, или 0,4 %; киргизов -5244, или 0,4 %; татар — 38366, или 2,8 %; башкир — 5678, или 0,4 %; молдаван — 3652, или 0,3 %; финнов и карелов — 3020, или 0,2 %; латышей — 4474, или 0,3 %; литовцев — 2224 или 0,2 %; эстонцев — 4017, или 0,3 %; евреев — 24463, или 1,8 %; прочих (из народов СССР) — 54235, или 4,1 %; немцев — 32954, или 2,4 %; поляков — 11917, или 0,9 %; румын — 987 человек; иранцев — 1042, или 0,1 %; афганцев — 95 человек; монголов — 64 человека; китайцев — 3 212, или 0,2 %; японцев — 28 человек иноподданных (прочих) — 5151, или 0,4 %.[182]

По состоянию на 1 марта 1949 г. в особых лагерях МВД содержалось 125000 заключенных. Из проверенных 83916 заключенных этих лагерей их состав был следующим: шпионы — 7254 человек, или 8,7 %; диверсанты — 1324, или 1,6 %; террористы -2263, или 2,7 %; троцкисты — 465, или 0,5 %; правые — 99, или 0,1 %; меньшевики — 44, или 0,05 %; эсеры — 32, или 0,03 %; анархисты — 17, или 0,02 %; националисты — 34250, или 40,8 %; белоэмигранты — 190, или 0,3 %; участники других антисоветских организаций и групп — 11785, или 14 %; лица, представляющие опасность по своим антисоветским связям и вражеской деятельности, — 26193, или 31,2 %.

На 1 января 1951 г. в ИТЛ и ИТК МВД содержалось 2528146 заключенных, из них в ИТЛ — 1533767 человек, в ИТК — 994379 человек. 17,6 % от общего количества заключенных составляли женщины. По возрастному составу заключенные распределялись так: моложе 18 лет — 16339 человек, или 0,6 %; от 18 до 25 лет — 882421, или 34,9 %; от 26 до 40 лет — 980952, или 38,3 %; от 41 до 45 лет — 259999, или 10,3 %; от 45 до 50 лет -174318, или 6,9 %; от 51 до 60 лет — 60468, или 6,3 %; старше 60 лет — 53657, или 2,2 %.

Осужденных за контрреволюционные преступления было 579918 человек, или 22,9 %, из них: изменников Родины — 334518 человек; осужденных за шпионаж — 18377; за терроризм — 7515; за диверсии — 3250; за вредительство — 1165; за саботаж — 14654; за побеги из мест заключения — 22687; за участие в а/с организациях — 46582; за а/с агитацию — 99401; за повстанчество и политбандитизм — 129476; ЧСИР — 3256; СОЭ — 2846.

За уголовные преступления было заключенных 1948228 человек, из них: осужденных по Указу от4 июня 1947 г. (хищение государственной и личной собственности) — 1031296человек; по Закону от 7 августа 1932 г. — 72293; за спекуляцию — 73205; за бандитизм и вооруженное ограбление — 65816; за бандитизм и вооруженное ограбление, совершенные в местах заключения — 12047; за умышленное убийство — 37808; за умышленное убийство в местах заключения — 3635; за скотокрадство — 15112; воры-рецидивисты — 6911; за имущественные преступления — 61194; за хулиганство — 93477; за нарушение закона о паспортизации — 40599; за побеги из мест заключения — 22074; за дезертирство — 39129; за незаконное хранение оружия — 12932; за должностные и хозяйственные преступления -128618; по Указу от 26 июня 1940 г. (за прогулы и опоздания на работу) — 26485.

Национальный состав заключенных: русские — 1405511 человек, или 55,65 %; украинцы — 506221, или 20 %; белорусы — 96471, или 3,85 %; татары — 56928, или 2,3 %; литовцы — 43018, или 1,7 %; немцы — 32269, или 1,3 %; узбеки — 30029, или 1,2 %; латыши — 28520, или 1,1 %; армяне — 26764, или 1,2 %; казахи — 25906, или 1,1 %; евреи -25425, или 1 %; эстонцы — 24618, или 1 %; азербайджанцы — 23704, или 0,9 %; грузины -23583, или 0,9 %; поляки — 23527, или 0,9 %; молдаване — 22725, или 0,9 %; башкиры -7847, или 0,3 %; киргизы — 6424, или 0,2 %; таджики — 5726, или 0,3 %; удмурты — 5465, или 0,2 %; туркмены — 5343, или 0,2 %; финны и карелы — 4294, или 0,2 %; корейцы -2512; греки — 2326; китайцы — 2039; румыны — 1639; японцы — 1102; иранцы — 606; турки — 362; афганцы — 131; монголы — 83.

Среди заключенных имелось иноподданных: Германии — 3949 человек; Японии -652; Италии — 10; Румынии — 531; Финляндии — 68; Франции — 34; Польши — 997; Югославии — 84; Англии — 1; Чехословакии — 227; США — 8; Венгрии — 1623; Китая -1109; Болгарии — 93; Турции — 67; Албании — 2; Ирана — 752; Греции — 161; Афганистана — 41; без гражданства — 3475.[183]

На 1 января 1954 г. в заключении находилось 1113322 человека, из них мужчин -925902 и женщин — 137420 (12,3 % от общего количества заключенных).

Возрастной состав заключенных: до 17 лет — 492 человека; до 18 лет — 2915 человек, или 0,3 %; от 18 до 25 лет — 31772, или 28,5 %; от 25 до 35 лет — 374840, или 33,7 %; от 35 до 45 лет — 227853, или 20,5 %; от 45 до 50 лет — 90481, или 8,1 %; от 50 до 60 лет -72189, или 6,5 %; старше 60 лет — 26819, или 2,4 %.

По характеру преступлений: измена Родине — 172057 человек; шпионаж — 541; террор — 696; диверсии — 108; вредительство — 236; саботаж — 15 560; по Закону от 7 августа 1932 г. — 13107; разглашение гостайны, или утеря секретных документов — 303; изнасилование — 13843; хищение государственного и общественного имущества — 376761; хищение личной собственности — 116935; разбой — 99710; бандитизм и вооруженное ограбление — 44778; умышленное убийство — 41019; воры-рецидивисты — 318.

По «окраскам»: белоэмигранты — 29; агенты иноразведок — 545; бывшие помещики, фабриканты, кулаки, чиновники, офицеры, агенты полиции и т. п. — 1840; предатели и пособники фашистских оккупантов (бургомистры, старосты, полицейские и власовцы) — 100095; троцкисты, бухаринцы, правые, зиновьевцы и т. п. — 67; бывшие члены а/с партий (эсеры, меньшевики, анархисты и т. д.) — 303; бывшие участники а/с буржуазно-националистических партий, организаций и групп — 3474; бывшие участники а/с фашистских формирований — 4350; церковники и сектанты — 794.

Национальный состав заключенных: русские — 633336 человек, или 56,9 %; украинцы — 200016, или 18 %; белорусы — 52084, или 4,7 %; татары — 27799, или 2,5 %; литовцы — 17533, или 1,6 %; узбеки — 14617, или 1,3 %; грузины — 14033, или 1,3 %; латыши — 12729, или 1,1 %; армяне — 11644, или 1 %; азербайджанцы — 11554, или 1 %; казахи — 11502, или 1 %; евреи — 10708, или 1 %; эстонцы — 9713, или 0,9 %; молдаване — 7558, или 0,7 %; башкиры — 3645, или 0,3 %; таджики — 3288, или 0,3 %; туркмены -3199, или 0,3 %; киргизы — 2893, или 0,3 %; удмурты — 2533, или 0,2 %; финны и карелы — 1766, или 0,2 %; прочие — 32804, или 2,9 %.

Граждане СССР национальностей других стран: немцы — 10832 человека; поляки — 10912; румыны — 727; иранцы — 104; афганцы — 23; монголы — 39; китайцы — 158; японцы — 10; корейцы — 598; греки — 991; турки — 138.

Иноподданных: Германии — 87; Японии — 56; Франции — 6; Финляндии — 5; Югославии — 7; Турции — 12; Греции — 94; Австрии — 4; Ирана — 418; Венгрии — 28; Китая — 75; Болгарии — 6; Румынии — 54; Польши — 47; Чехословакии — 18; других стран -143; лиц без гражданства — 650 человек.

По амнистии, объявленной Указом ПВС СССР от 27 марта 1953 г., на свободу из лагерей, колоний и тюрем вышло более 1 млн. заключенных, но эта амнистия практически не коснулась заключенных, содержащихся в особых лагерях МВД.

На 1 апреля 1956 г. в ИТЛ и ИТК МВД СССР содержалось — 810755 заключенных, из них осужденных за к/р преступления — 91833 человека, в том числе: за измену Родине — 67194 человека; шпионаж — 2126; террор — 2967; диверсии — 528; вредительство — 274; участие в а/с заговорах, а/с организациях и группах — 7081; антисоветскую агитацию — 8821; повстанчество и политбандитизм — 520; СОЭ — 73; прочие к/р преступления — 2249.

За уголовные преступления — 718922 человек, в том числе: по Закону от 7 августа 1932 г. — 1565 человек; за хищение государственного и общественного имущества (статьи 1,3, 5 Указа от 4 июня 1947 г.) — 42699; за хищение государственного и общественного имущества (статьи 2 и 4 Указа от 4 июня 1947 г.) — 131610; за мелкое хищение государственного и общественного имущества (статья 1 Указа от 10 января 1955 г.) -2065; за мелкое хищение государственного и общественного имушества (статья 2 Указа от 10 января 1955 г.) — 3488; за хищение личной собственности граждан (статьи 1 и 3 Указа от 4 июня 1947 г.) — 129323; за хищение личной собственности граждан (статья 2 Указа от 4 июня 1947 г.) — 81233; за разглашение государственной тайны и утрату секретных документов (Указ от 9 июля 1947 г.) — 18085; за изнасилование (Указ от 4 января 1949 г.) — 87; за бандитизм и вооруженное ограбление — 25313; за умышленное убийство — 32601; имущественные преступления — 1653; за нелегальный переход границы -100; за контрабандам — 16; за побег из мест заключения, ссылки и высылки — 4102; воинские преступления — 11684; незаконное хранение оружия- 4173; спекуляцию -13882; хулиганство (ст. 74, ч. 1) — 13655; хулиганство (ст. 74, ч. 2) — 115147; нарушение закона о паспортизации — 6782; должностные и хозяйственные преступления — 19753; по Указу от 14 июля 1951 г. «О замене судебной ответственности рабочих и служащих, кроме случаев неоднократного и длительного прогула, мерами дисциплинарного и общественного воздействия» — 5030; прочие преступления — 54876.

Возрастной состав заключенных: до 18 лет — 3798 человек; от 18 до 23 лет — 188552; от 23 до 35 лет — 402214; от 35 до 45 лет — 130960; от 45 до 50 лет — 45039; от 50 до 60 лет — 32738; старше 60 лет — 7454.

Национальный состав заключенных: русские — 492801 человек; украинцы — 127944; белорусы — 29045; узбеки — 9416; казахи — 6136; грузины — 10417; азербайджанцы -8163; литовцы — 15715; молдаване — 5638; латыши — 9555; киргизы — 1935; таджики -2058; армяне — 9527; туркмены — 2544; эстонцы — 7586; карелы и финны — 932; чеченцы — 2384; ингуши — 1031; прочие — 66167.

Иноподданные — 277 человек, в том числе: Афганистан — 13 человек; Бельгия — 4; Болгария — 2; Венгрия — 2; Германия — 16; Голландия — 1; Греция — 62; Иран — 55;

Испания — 1; Италия — 1; Китай — 10; Корея — 20; Люксембург — 1; Польша — 24; Румыния — 27; Турция — 15; Финляндия — 1; Франция — 1; Чехословакия — 2; Югославия — 2; Япония — 15; других стран — 2; лиц без гражданства — 1484.[184]

На 1 января 1953 г. на учете 9-го управления МГБ СССР состояло 175063 оуновца, 1445 кулаков, выселенных в 1951 г. из Западной Украины, и 4431 кулак, выселенный из Западной Белоруссии в 1952 г. Выселенных из западных областей Украины и Белоруссии в 1940–1941 гг. оставалось 5592 человека, из Молдавии — 9793, выселенных в 1940–1941 гг., и 35838 — в 1949 г. Из Республик Прибалтики в 1945–1949 гг. было депортировано 139957 человека (в том числе: 81158 литовцев, 39279 латышей, 19520 эстонца), 18104 кулака выселены из Литвы в 1951 г. и еще 14301 человек составляли выселенные из Прибалтики еще до войны, в 1940–1941 гг. Общее число зарегистрированных спецпоселенцев достигало 2 миллионов 753 тысяч человек.[185]

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. «Об амнистии» практически не затронул спецпоселенцев, но сразу после него МВД начал готовить предложения по освобождению этой категории репрессированных. В первую очередь они касались детей моложе 16 лет (которые составляли около 1/3 всех спецпоселенцев — 884057 человек), а также взрослых спецпоселенцев — немцев подконтингентов «выселенные», «местные», «мобилизованные», кулаков, выселенных в 1929–1933 гг., и др.[186] В первом варианте предложений МВД говорилось: «За период с 1944 по 1952 г. включительно на спецпоселение направлялись бандиты, бандпособники и члены семей бандитов из Прибалтийских республик и западных областей Украины. Всего в настоящее время в местах поселений их находится 315020 человек, из них 74535 детей.

Этот контингент выселен за проведение активной борьбы против советской власти, которую он не прекратил и в местах поселений.

В Читинской области вскрыта и ликвидирована националистическая группа из числа оуновцев в количестве 16 человек. Между участниками этой группы была договоренность о вооруженной борьбе против СССР и проведении террористических актов над советскими и партийными работниками в случае возникновения войны между Америкой и СССР.

В Томской области была вскрыта и ликвидирована националистическая организация под названием „Присяга в ссылке“, которая имела задания от литовского националистического подполья объединить в местах поселений литовцев для открытой вооруженной борьбы против советского государства. Эта организация имела свою программу, устав и издала несколько номеров нелегальной а/с газеты».[187]

На этом основании предлагалось украинских и прибалтийских националистов (так же как и крымских татар, чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков и представителей некоторых других категорий) оставить на спецпоселении.

27 марта 1954 г. было издано распоряжение МВД СССР и Прокуратуры СССР № 86сс/58сс о снятии с посемейного учета детей некоторых категорий спецпоселенцев, в том числе выселенных в 1940–1941 гг. из Прибалтики, Молдавии, западных областей Украины и Белоруссии.

Более широкий характер имело Постановление Совета Министров СССР от 5 июля 1954 г. № 1439-649с, согласно которому с учета спецпоселений снимались все дети спецпоселенцев, не достигшие 16-летнего возраста, а также дети спецпоселенцев старше 16 лет, обучающиеся в учебных заведениях. Конечно, освобождение детей носило весьма условный характер: в большинстве случаев дети продолжали жить со своими родителями, остававшимися на режиме спецпоселения. Но количество учтенных спецпоселенцев сразу резко уменьшилось. Для остающихся на спецпоселении лиц было произведено некоторое смягчение режима: право проживания в пределах области, края, республики расселения; право свободного выезда в служебные командировки; сокращение явок на регистрацию в органы МВД СССР до одного раза в год; отменялись административные штрафы и аресты. Однако в специальном приложении оговаривались категории спецпоселенцев, на которых не распространялось данное Постановление. В него были включены украинские националисты и участники вооруженных формирований, члены семей националистов, их пособники и кулаки с семьями, выселенные из Литовской, Латвийской, Эстонской ССР, а также западных областей Украины и Белоруссии и Псковской области в 1945–1952 гг. (док. № 152).

По состоянию на 1 января 1955 г. на учете состояли следующие категории спецпоселенцев: члены семей оуновцев и бандпособников с семьями, выселенные из западных областей Украины в 1945–1952 гг., - 137578 человек; члены семей бандитов, бандпособников и кулаки с семьями, выселенные из Прибалтики в 1945–1949 гг., - 106225 человек; из них литовцев — 62213 человек, латышей — 29524, эстонцев — 14488; бывшие помещики, фабриканты, торговцы, кулаки, немецкие пособники и их семьи, выселенные из Молдавии в 1949 г., - 24840 человек; выселенные в соответствии с Указом ПВС СССР от 2 июня 1948 г. за антиобщественный паразитический образ жизни в сельском хозяйстве -13766 человек; бывшие помещики, фабриканты, торговцы, члены буржуазных правительств и другой антисоветский элемент, выселенный в 1941 г. из Латвии, Литвы и Эстонии, — 13274 человека; кулаки с семьями, выселенные из Литовской ССР в 1951 г., -12972 человека; бывшие помещики, фабриканты, торговцы, члены буржуазных правительств и другой антисоветский элемент, выселенный в 1941 г. из Молдавии, — 8413 человек; иеговисты, выселенные из Прибалтики, Молдавии, западных областей Украины и Белоруссии в 1951 г., - 7517 человек; бывшие помещики, фабриканты, торговцы, члены буржуазных правительств и другой антисоветский элемент, выселенный в 1941 г. из западных областей Украины и Белоруссии, — 3999 человек; кулацкие семьи, выселенные из Белоруссии в 1952 г., — 3534 человека; андерсовцы и их семьи, выселенные в 1951 г., — 3135 человек; принявшие немецкое гражданство фольксдойч и члены семей активных пособников немецким оккупантам, выселенные в 1944–1945 гг., - 2369 человек; семьи кулаков, выселенные в 1951 г. из западных областей Украины, — 1148 человек; бандпособники и кулаки с семьями, выселенные в 1950 г. из Псковской области, — 1011 человек; кулаки, выселенные из Измаильской области в 1948 г., - 843 человека.

По состоянию на 1 января 1955 г. национальный состав спецпоселенцев был следующим: чеченцы — 190598 человек; украинцы — 155759; татары — 114680; литовцы -73795; калмыки — 54381; ингуши — 47767; карачаевцы — 39319; латыши — 32505; молдаване — 25477; русские — 25132; балкарцы — 21013; азербайджанцы — 18017; армяне -17222; эстонцы — 16769; белорусы — 5175; курды — 5583; евреи — 4547; грузины — 2006; узбеки — 1711; гагаузы — 1376; кабардинцы — 1237; айсоры — 1199; таджики — 1028; цыгане — 1014; хемшилы — 760; казахи — 717; кумыки — 305; лазы — 300; абазины — 249; аджарцы — 242; осетины — 233; аварцы — 225; езиды — 204; туркмены — 164; киргизы -154; мордвины — 153; чуваши — 152; башкиры — 118; черкесы — 118; удмурты — 100; каракалпаки — 93; ненцы — 77; марийцы — 75; финны и карелы — 67; лезгины — 55; ногайцы — 38; буряты — 33; коми — 33; адыгейцы -31; абхазы — 27; караимы — 24; якуты — 22; даргинцы — 17; лакцы — 15; хакасы — 3; уйгуры — 2; алтайцы — 2; дунганы -2; эвенки — 2; табасараны — 1; вепсы — 1; прочие — 203. Всего — 862327 человек.

Национальности других стран: немцы — 711681 человек; греки — 39776; турки -32452; поляки — 31223; болгары — 10959; румыны — 859; иранцы — 341; чехи — 126; персы — 112; венгры — 31; шведы, норвежцы, датчане — 28; австрийцы — 25; голландцы — 13; итальянцы — И; албанцы — 5; французы — 9; сербы — 6; арабы — 6; корейцы -6; словаки — 3; китайцы — 2; бельгийцы — 2; афганцы — 2; швейцарцы — 2; испанцы — 1; хорваты — 1; англосаксы — 1; прочие — 39. Всего — 827722 человека.[188]

Постановлением Совета Министров СССР от 24 ноября 1955 г. № 1963-1052с были сняты с учета спецпоселения еще некоторые категории граждан: участники Великой Отечественной войны и члены семей погибших на фронтах Отечественной войны; лица, награжденные орденами и медалями СССР; женщины, вступившие на спецпоселении в брак с местными жителями, не являющимися спецпоселенцами; одинокие инвалиды и лица, страдающие неизлечимым недугом. Однако и для них было сохранено ограничение в правах: они могли проживать в любом пункте страны, кроме той области (края, автономной республики), где они проживали до выселения (док. № 153).

Всего было освобождено в 1954 г.:

Освобождено в 1955 г.:

Последние скрывавшиеся в лесах Прибалтики националисты были вынуждены вести уже не политическую борьбу, а борьбу за выживание. Так, в ночь на 12 сентября 1955 г. в колхозе «Соосааре» Пыльтсамаского района Эстонской ССР были похищены лошад, телега и 200 кг зерна. Выехавший на место проишествия с группой работников начальник Пыльтсамаского районного отдела милиции капитан Хаависте обнаружил недалеко от деревни Пайнасте в болоте подводу, груженную мешками, около которой оказались трое вооруженных автоматами мужчин. В перестрелке один из них был убит, а капитан Хаависте ранен. Несмотря на полученное анение, он вызвал подразделение войск МВД и организовал преследование вооруженных националистов. Во время прочески леса в 200 метрах от метса перестрелки был обнаружен бункер, а в последующем были разысканы и при оказании вооруженного сопротивления убиты и два скрывшихсянационалиста.[189]

Вместе с тем националистические идеи встречали определенное сочуствие среди молодежи Прибалтийских республик. В письмеЦК КПСС «Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских враждебных элементов» от 19 декабря 1956 года говорилось: «Активизировали свою деятельность антисоветские, националистические элементы среди студенческой молодежи Литвы и Эстонии. Этими элементами выдвигаются требования буржуазно-националистического порядка, всячески разжигается национальная рознь, одобряются действия венгерских контрреволюционеров, высказываются предложения о ликвидации комсомола и замены его националистическими молодежными организациями. Имеются случаи, когда среди студентов распространяются антисоветские листовки».[190] В докладе МВД СССР в ЦК КПСС об аресте трех молодых эстонцев, которые в августе 1957 г. в электропоезде на участке Таллин — Пяяскюле трижды избивали граждан русской национальности, сказано даже о существовании в г. Таллине «крупной молодежной антисоветской националистической организации», а в Тюриском районе республики− молодежи, которая имеет связь с остатками националистических банд «Лесные братья».[191]

ДОКУМЕНТЫ
№ 152
Постановление Совета Министров СССР № 1439-649с о снятии некоторых ограничений в правовомположении спецпоселенцев

5 июля 1954 г. Секретно

В результате дальнейшего упрочения советского общественного и государственного строя и учитывая, что в настоящее времяосновная масса спецпоселенцев, выселенных в районы Казахской, Узбекской, Киргизской и Таджикской ССР, Коми, Башкирской и Якутской АССР, Алтайского, Красноярского и Хабаровского краев, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Свердловской и других областей, будучи трудоустроены в сельском хозяйстве и промышленности, включились в хозяйственную и культурную жизнь и обосновались в новых местах жительства, и считая, что в связи с этим применение к ним ныне существующих ограничений в правовом положении не вызывается необходимостью, Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Предоставить лицам, состоящим на учете спецпоселений, занимающимся общественно-полезным трудом, право проживания в пределах области, края, республики, а по служебным командировкам — право свободного передвижения в любой пункт страны на общих основаниях.

Не распространять этого права на лиц из числа спецпоселенцев, которые не занимаются общественно-полезным трудом, нарушают режим и общественный порядок в местах поселения.

2. Во изменение существующего порядка установить для спецпоселенцев личную явку на регистрацию в органы МВД СССР один раз в год. Лица, меняющие постоянное место жительства, обязаны сняться с учета в спецкомендатурах и встать на учет по новому месту жительства в органах МВД СССР.

3. Снять с учета в органах МВД СССР детей спецпоселенцев до 16-летнего возраста включительно, освободить их из-под административного надзора и не применять к ним в дальнейшем ограничений, установленных для спецпоселенцев.

4. Снять с учета спецпоселений детей старше 16 лет, принятых и направленных в учебные заведения, разрешить им выезд к месту учебы в любой пункт страны.

5. Отменить применение штрафа и ареста, как административных мер наказания к спецпоселенцам, за нарушение режима в местах поселения.

6. Обязать Советы Министров союзных и автономных республик, исполкомы краевых и областных Советов депутатов трудящихся усилить политическую работу ере ди спецпоселенцев, вовлекая их в активную общественно-политическую жизнь. Спецпоселенцы, как и другие трудящиеся, должны вовлекаться в профсоюзные, комсомольские организации, а также поощряться и награждаться за трудовые успехи и использоваться на работе в соответствии с их образованием и специальностью.

7. Настоящее Постановление не распространяется на лиц, осужденных за особо опасные государственные преступления и направленных в ссылку на поселение после отбытия наказания, а также на категории спецпоселенцев, указанные в приложении.

Председатель Совета Министров СССР Г. Маленков

Управляющий делами Совета Министров СССР А. Коробов

Приложение

к Постановлению Совета Министров СССР

от 5 июля 1954 г № 1439-649с

Перечень спецпоселенцев, на которые не распространяется настоящее Постановление Совета Министров СССР «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев».

Украинские националисты, бандиты ОУН-УПА, бандпособники и члены их семей, выселенные из западных областей Украины в 1944–1952 гг.

Андерсовцы[192] и члены их семей, выселенные из Литовской ССР, западных областей Украины и Белоруссии в 1951 г.

Иеговисты, выселенные из Литовской, Латвийской, Эстонской и Молдавской ССР, а также западных областей Украины и Белоруссии в 1951 г.

Члены семей бандитов, бандпособники и кулаки с семьями, выселенные из Литовской, Латвийской, Эстонской ССР, а также западных областей Украины и Белоруссии и Псковской области в 1945–1952 гг.

Управляющий делами Совета Министров СССР А. Коробов

ГАРФ, Ф. Р-5446, Оп. 106, Д. 961, Л. 167–169, подлинник.

№ 153
Постановление Совета Министров СССР № 1963-1052с о снятии с учета некоторых категорий спецпоселенцев

24 ноября 1955 г. Секретно

Москва, Кремль

Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Снять с учета и освободить из-под административного надзора органов МВД СССР:

участников Великой Отечественной войны и лиц, награжденных орденами и медалями Советского Союза, членов семей погибших на фронтах Отечественной войны и преподавателей учебных заведений;

женщин, вступивших после водворения их на спецпоселение в законный брак с местными жителями, не являющимися спецпоселенцами;

женщин русской, украинской, белорусской и других национальностей, не подлежащих выселению, но выселенных вместе с немцами, крымскими татарами, чеченцами, ингушами, карачаевцами, балкарцами, калмыками, турками, курдами и хемшилами по признакам их супружеских отношений, которые в настоящее время прекратились;

одиноких инвалидов и лиц, страдающих неизлечимым недугом, которые не могут самостоятельно обеспечить свое существование и нуждаются в постоянном уходе за ними.

2. Установить, что лица, снятые с учета и освобожденные из-под административного надзора органов МВД СССР, могут проживать в любом пункте страны, кроме той области (края, автономной республики), где они проживали до выселения. Жилые дома и другие помещения, принадлежавшие освобождаемым из спецпоселения по прежнему их местожительству до выселения, возвращению не подлежат.

3. Обязать МВД СССР обеспечить строгое соблюдение паспортного режима лицами, освобождаемыми из спецпоселения.

4. Разрешить МВД СССР впредь снимать с учета и освобождать из-под административного надзора МВД СССР лиц, подпадающих под действие пункта первого настоящего Постановления.

5. Обязать Советы Министров союзных и автономных республик и исполкомы местных Советов депутатов трудящихся провести среди спецпоселенцев необходимую разъяснительную работу в связи с настоящим Постановлением.

Зам. председателя Совета Министров Союза ССР М. Сабуров

Управляющий Делами Совета Министров СССР А. Коробов

ГАРФ, Ф. Р-5446, Оп. 106, Д. 1022, Л. 61–62, подлинник.

№ 154
Указ Президиума Верховного Совета СССР об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года
«О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности»

10 марта 1956 г. Не подлежит публикации

1. Отменить Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года «О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности СССР».[193]

Установить, что впредь направление в ссылку может иметь место только по приговорам судов.

2. Отбывших сроки наказания литовских, латвийских и эстонских националистов, семьи которых по специальным постановлениям Правительства находятся на спецпоселении, направить к семьям.

3. Всех остальных лиц, находящихся на основании Указа от 21 февраля 1948 г. в ссылке на поселении, — от дальнейшего нахождения в ссылке освободить.

Председатель Президиума Верховного

Совета СССР К. Ворошилов

Секретарь Президиума Верховного

Совета СССР Н. Пегов

Москва, Кремль

ГАРФ, Ф. Р-7523, Оп. 72, Д. 606, Л. 56, подлинник. Опубликовано: Земсков В.Н. Спецпоселенцы в СССР: 1930–1960. — М., 2004. — С. 257.

№ 155
Постановление Совета Министров СССР № 342-216сс о дополнительном снятии с учета некоторых категорий спецпоселенцев

12 марта 1956 г. Сов. секретно

Москва, Кремль

Совет Министров Союза ССР постановляет:

В дополнение к Постановлению Совета Министров СССР от 24 ноября 1955 г. № 1963–1052:[194]

снять с учета спецпоселения и освободить из-под административного надзора органов МВД СССР членов семей участников Великой Отечественной войны, членов семей лиц, награжденных орденами и медалями Советского Союза, и членов семей преподавателей учебных заведений, распространив на них пункты 2 и 4 Постановления Совета Министров СССР от 24 ноября 1955 г. № 1963–1052;

разрешить освобождаемым из спецпоселения одиноким инвалидам, не могущим обеспечить себя средствами существования, возвращаться к своим родственникам, проживающим в местах жительства до выселения.

Председатель Совета Министров

Союза ССР Н. Булганин

Управляюищй делами Совета

Министров СССР А. Коробов

ГАРФ, Ф. Р-5446, Оп. 106, Д. 1066, Л. 97, подлинник.

№ 156
Приказ министра внутренних дел Союза ССР № 0192 о снятии ограничений по спецпоселению с членов семей украинских и белорусских националистов, освобождаемых из ссылки на поселении

21 мая 1956 г. Секретно

г. Москва

Объявляя Постановление Совета Министров СССР от 15 мая 1956 года № 644-376с «О снятии ограничений по спецпоселению с членов семей украинских и белорусских националистов, освобождаемых из ссылки на поселении», приказываю:

1. Министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД краев и областей в трехмесячный срок снять ограничения по спецпоселению и освободить из-под административного надзора органов МВД семьи украинских и белорусских националистов, освобожденных в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1956 г. из ссылки на поселении. Освобождение таких семей оформить заключениями МВД-УМВД по месту нахождения их на поселении.

2. Всем освобождаемым из спецпоселения в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 15 мая 1956 г. объявлять под расписку, что снятие ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение им имущества, конфискованного при выселении. Расписки приобщать к личным учетным делам.

3. Министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД краев и областей, под надзором которых находились освобожденные из ссылки на поселении украинские и белорусские националисты, проверить по материалам личных учетных дел, где проживают их семьи, и о всех семьях, находящихся на спецпоселении, в месячный срок сообщить соответствующим МВД-УМВД для принятия мер к снятию их с учета спецпоселения.

При отсутствии в личных учетных делах таких данных выслать в УМВД западных областей Украины и Белоруссии списки освобожденных из ссылки на поселении украинских и белорусских националистов, с указанием сведений о составе их семей.

4. Начальникам УМВД областей Украинской и Белорусской ССР обеспечить своевременную проверку полученных списков и на все выселенные семьи националистов, освобожденных из ссылки на поселении, направить в МВД-УМВД по месту нахождения их на спецпоселении извещения о том, что эти семьи в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 15 мая 1956 г. подлежат освобождению из спецпоселения.

5. Министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД краев и областей, где состоят на учете спецпоселений семьи, подлежащие в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 15 мая 1956 г. снятию с учета спецпоселения, на всех членов таких семей, осужденных за время пребывания на спецпоселении и в настоящее время отбывающих наказание, направить в места лишения свободы извещения о том, что они по отбытии наказания направлению на спецпоселение не подлежат.

6. Прекратить находящиеся в производстве следственные дела о побегах и агентурно-розыскные дела на бежавших с места поселения лиц, подлежащих снятию с учета спецпоселений в соответствии с объявляемым Постановлением Совета Министров СССР.

Личные учетные дела на снятых с учета спецпоселений, прекращенные следственные и агентурно-розыскные дела направить в МВД-УМВД по месту, откуда производилось выселение снимаемых с учета спецпоселений, для приобщения к архивным учетным делам о их выселении.

Об исполнении доложить МВД СССР.

Министр внутренних дел СССР Дудоров

Постановление Совета Министров СССР № 644-376с о снятии ограничений по спецпоселению с членов семей украинских и белорусских националистов, освобождаемых из ссылки на поселении

15 мая 1956 г. Секретно

Москва, Кремль

Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Снять ограничения по спецпоселению и освободить из-под административного надзора органов Министерства внутренних дел членов семей украинских и белорусских националистов, освобождаемых из ссылки на поселении в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1956 г.

2. Установить, что снятие ограничений по спецпоселению с лиц указанных в пункте 1 настоящего Постановления, не влечет за собой возвращение им имущества, конфискованного при выселении.

Председатель Совета Министров

Союза ССР Н. Булганин

Управляющий делами Совета

Министров СССР А. Коробов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1а, Д. 568, Л. 338–339, типографский экземпляр.

№ 157
Распоряжение Генеральной прокуратуры СССР, КГБ при СМ СССР и МВД СССР № 13/114с/99с/268с о порядке освобождения из мест лишения свободы и со спецпоселения бывших участников «Омакайтсе»

31 августа 1956 г. Секретно

Министрам внутренних дел

союзных и автономных республик

Начальникам УМВД краев и областей

Начальникам исправительно-трудовых лагерей

Председателям Комитетов госбезопасности

при Советах Министров союзных

и автономных республик

Начальникам УКГБ при Совете Министров СССР

по краям и областям

Прокурорам союзных и автономных республик,

краев и областей

В связи с поступающими запросами разъясняем, что созданная немцами в период Великой Отечественной войны на территории Эстонии военная фашистская организация «Самозащиты» («Омакайтсе») выполняла карательные, охранные и военно-полицейские функции.

Поэтому лица, осужденные или направленные на спецпоселение за участие в этой организации, подлежат освобождению из мест лишения свободы и со спецпоселения в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г. «Об амнистии».[195]

Амнистия не применяется к карателям, осужденным за убийства и истязания советских граждан и руководителям «Омакайтсе», бывшим активным участникам ранее существовавших в Эстонии националистических организаций.

Генеральный прокурор Председатель КГБ Министр

СССР при Совете Министров СССР внутренних дел СССР

Р. Руденко И. Серов Н. Дудоров

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 1471, Л. 238, заверенная копия. Опубликовано: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. — Часть 2. — Курск, 1999. — С. 76.

№ 158
Распоряжение МВД СССР № 351с о запрещении бывшим руководителям и активным участникам украинского националистического подполья, которые были осуждены и отбыли наказание, возвращаться в западные области Украинской ССР

6 декабря 1956 г. Секретно

Министрам внутренних дел союзных и автономных республик

Начальникам УВД краев и областей

Начальникам ИТЛ-УИТК-ОИТК

Указом Президиума Верховного Совета Украинской ССР от 9 ноября 1956 г. «О запрещении бывшим руководителям и активным участникам украинского националистического подполья, которые были осуждены и отбыли наказание, возвращаться в западные области Украинской ССР» запрещено возвращаться в Тернопольскую, Львовскую, Дрогобычскую, Станиславскую, Волынскую, Ровенскую, Черновицкую и Закарпатскую области бывшим руководителям и активным участникам украинского националистического подполья, которые были осуждены за измену Родине, террористические и диверсионные акты, а также лицам, которые были осуждены за бандитизм и отбыли наказание.

Указом установлено, что эти лица, в случае самовольного возвращения их в указанные области, подлежат по приговору суда ссылке на срок до 5 лет.

Предлагается:

При освобождении из мест лишения свободы указанной категории лиц объявлять под расписку о запрещении им проживания в Тернопольской, Львовской, Дрогобычской, Станиславской, Волынской, Ровенской, Черновицкой и Закарпатской областях и об ответственности за самовольный въезд в эти области. Расписки приобщать к личным делам освобождаемых.

В справках об освобождении, выдаваемым этим лицам, населенные пункты, расположенные в перечисленных выше областях, в качестве пунктов избранного места жительства не указывать.

Заместитель министра внутренних дел СССР

полковник Холодков

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 1473, Л. 309, подлинник.

Приложение № 1

Доклад начальника ОББ НКВД СССР A.M. Леонтьева на имя заместителя наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглова о результатах борьбы с бандитизмом, дезертирством и уклонением от службы в Красной Армии за три года Отечественной войны (с 01.07.41 по 01.07.44)

30 августа 1944 г. Сов. секретно

Содержание

I. Борьба с бандитизмом

Цифровые данные об итогах борьбы с бандитизмом за три года Отечественной войны Оперативная обстановка до войны

Оперативная обстановка после начала военных действий и результаты борьбы с бандитизмом за вторую половину 1941 г.:

по Северному Кавказу

по Закавказью

по Средней Азии и Казахстану

по центральным районам

по Сибири и Дальнему Востоку

Результаты борьбы с бандитизмом в 1942 г.:

по Северному Кавказу

по Закавказью

по Средней Азии и Казахстану

по Сибири и Дальнему Востоку

по центральным районам

Результаты борьбы с бандитизмом в 1943 г.:

по Северному Кавказу и бывшей Калмыцкой АССР

по Украине и центральным, освобожденным от немецких оккупантов областям

по Средней Азии и Казахстану

Результаты борьбы с бандитизмом за 1 половину 1944 г.:

по Украине

по Северному Кавказу

по Средней Азии и Казахстану

по центральным районам

Состояние оперативного учета на 1 июля 1944 г.

 

П. Борьба с дезертирством

Цифровые данные о задержании дезертиров и уклонившихся от мобилизации за время с 1 июля 1941 г. по 30 июня 1944 г. Борьба с дезертирством в 1941 г.:

Цифровые данные о задержании дезертиров и уклонившихся с начала Отечественной войны по 31 декабря 1941 г.

Антисоветская деятельность дезертиров и уклонившихся в 1941 г.

Причины, способствовавшие дезертирству в 1941 г.

Основные мероприятия НКВД СССР по линии борьбы с дезертирством в 1941 г. Борьба с дезертирством в 1942 г.:

Цифровые данные о задержании дезертиров и уклонившихся в 1942 г.

Антисоветская деятельность дезертиров и уклонившихся в 1942 г.

Мероприятия НКВД СССР по линии борьбы с дезертирством в 1942 г.

Борьба с дезертирством и уклонением от мобилизации в 1943–1944 гг.:

Мероприятия НКВД СССР по усилению борьбы с дезертирством в 1943–1944 гг.

Цифровые данные об изъятии дезертиров и уклонившихся в 1943–1944 гг.

Дезертирство офицерского состава

Антисоветская деятельность дезертиров

Вооруженное сопротивление дезертиров

Вскрываемые ухищрения дезертиров

Склонение дезертиров к явке с повинной

Массовые мероприятия по изъятию дезертиров

Борьба с дезертирством штрафных контингентов

Борьба с преступностью в военкоматах

Борьба с преступностью среди врачей

Борьба с распространением фиктивных документов среди дезертиров

Недочеты в работе госпиталей и военно-пересыльных пунктов, способствующие дезертирству

Борьба с незаконным бронированием военнообязанных

 

Приложения:

Справка о количестве ликвидированных банд и участников в них за три года Великой Отечественной войны.

Справка о количестве изъятых дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии за три года Великой Отечественной войны.

Справка о количестве изъятых дезертиров из Красной Армии за 1943 г. и 1-ю половину 1944 г.

Справка о количестве изъятых уклонившихся от службы в Красной Армии за 1943 г. и 1-ю половину 1944 г.

Справка о количестве изъятых немецких агентов, ставленников и пособников за 1942, 1943 г. и 1-ю половину 1944 г.

Справка о количестве зарегистрированных и раскрытых бандитских проявлений за три года Великой Отечественной войны.

Справка о количестве убитых в результате бандитских проявлений и наши потери убитыми при проведении операций за три года Великой Отечественной войны.

Справка о количестве оружия, изъятого у бандитско-дезертирского элемента и населения, а также собранного на бывших полях военных действий за три года Великой Отечественной войны.

I. БОРЬБА С БАНДИТИЗМОМ

За три года Великой Отечественной войны органами НКВД на территории Советского Союза ликвидировано: бандгрупп — 7161; участников — 54130.

При этом: убито бандитов — 4076;

арестовано — 42529;

легализовано — 7525.

Кроме того, на территории западных областей Украины ликвидировано 34878 участников банд УПА и ОУН, при этом:

убито бандитов — 16338;

взято в плен — 15991;

явилось с повинной — 2549.

Всего ликвидировано бандитов — 89008.

По Советскому Союзу изъято:

дезертиров из Красной Армии — 1210224;

уклонившихся от службы в Красной Армии — 456667.

В порядке очистки от враждебных элементов освобожденных от немецких оккупантов территорий арестовано 20439 и убито 96 человек, в том числе:

вражеских парашютистов — 809;

агентов германской разведки — 1005;

изменников Родины, перебежавших на сторону врага во время военных действий, — 380;

работников гестапо — 23;

полицейских — 7046;

бургомистров — 41;

старост — 1339;

руководящих работников организованных немцами учреждений — 75;

участников зверств оккупантов — 61;

прочих ставленников и пособников немцев — 9756.

При проведении операций по изъятию бандитов, дезертиров, уклонившихся от службы в Красной Армии, и другого преступного элемента наши потери убитыми составили:

оперативных работников — 226;

офицеров и бойцов войск НКВД — 1085;

бойцов истребительных батальонов и доброотрядов — 72;

совпартактива — 87;

Всего: 1470.

Изъято у бандитско-дезертирского элемента и населения, а также собрано на бывших полях военных действий оружия:

самолетов — 1;

орудий — 84;

минометов — 1020;

пулеметов — 7186;

автоматов — 18860;

винтовок — 200018;

револьверов — 23744;

гранат — 132731 и 481 ящ.;

ПТР — 1281;

артснарядов — 19638;

мин — 86029 и 587 ящ.;

патронов — 27813060 и 1036 ящ.;

прочего оружия — 63128;

взрывчатых веществ — 5100 кг и 292 яш.

За отчетный период по Советскому Союзу зарегистрировано 11851 бандитское проявление, раскрыто 9774.

В результате бандитских проявлений убито:

советско-партийных работников — 342;

работников НКВД и НКГБ — 187;

офицеров и бойцов Красной Армии и войск НКВД — 392;

других граждан — 2013.

Всего — 2934.

Оперативная обстановка до войны

К началу Отечественной войны наиболее пораженными бандитизмом являлись Западная Украины, Западная Белоруссия и Северный Кавказ.

На территории западных областей Украины и Белоруссии действовали группы украинских и белорусских националистов, развернувших активную борьбу против советской власти после воссоединения этих областей с Советским Союзом. На 1 июля 1941 г. по Западной Украине было учтено 94 банды с 476 участниками в них и 1171 других нелегалов; по Западной Белоруссии числилось на учете 17 банд с 90 участниками и 106 нелегалов. Вражеская деятельность этих банд выражалась в совершении террористических актов над советско-партийными работниками и членами их семей, нападениях на командиров и бойцов Красной Армии, работников НКВД и НКГБ, ограблении государственных учреждений и предприятий, а также населения. Только за май и июнь 1941 г. в западных областях Украины и Белоруссии было зарегистрировано 135 террористических актов и убийств и 84 налета и ограбления.

На Северном Кавказе — в бывшей Чечено-Ингушской АССР, являвшейся на протяжении ряда лет наиболее пораженной бандитизмом республикой, продолжали действовать бандитские группы из бывших кулаков и участников вооруженных антисоветских выступлений, имевших место в 1925, 1930, 1932 гг. и в январе 1941 г.

Несмотря на значительное количество ликвидированных в прошлые годы бандитских групп, к началу Отечественной войны на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР действовало 7 кадровых и 14 вновь образовавшихся банд общей численностью 96 человек. Активность этих банд не прекращалась. В январе-феврале 1941 г. действовавшая с 1938 г. террористическая банда Магомадова Идриса совместно с бывшими кулаками тремя братьями Ескиевыми, спровоцировав население Хильдихороевского сельсовета, Итум-Калинского района, организовала вооруженное выступление против советской власти.

Деятельность остальных банд в Чечено-Ингушетии носила также подрывной характер. Лишь в течение мая и июня 1941 г. ими было совершено четыре террористических акта, одно убийство и девять крупных ограблений колхозов и государственных предприятий.

Наибольшие по численности, но серьезные по проявлениям бандитские группы действовали в Дагестанской АССР. Из 8 бандгрупп с 23 участниками, состоявших на учете к 1 июля 1941 г., 5 банд с 15 участниками являлись террористическими.

В остальных республиках и краях Северного Кавказа до войны действующих банд не было. Однако Краснодарский и Ставропольский края и бывшая Кабардино-Балкарская АССР являлись исключительно серьезными объектами работы по линии борьбы с бандитизмом, так как на территории их проживало значительное количество бывших участников различных антисоветских националистических и бандитско-повстанческих формирований, часть из которых находилась на нелегальном положении.

В Закавказье — в Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР к началу Отечественной войны активно действующих банд также не было. Но пограничные районы этих республик подвергались налетам закордонных банд, состоявших из бывших участников разгромленных националистических организаций и бандитско-кулацких формирований, бежавших в Турцию и Иран после подавления их открытых выступлений против советской власти. Незначительные остатки указанных формирований скрывались и на территории Грузии, Армении и Азербайджана, но активности не проявляли. В Грузинской ССР к началу войны действовало большое количество мелких уголовно-грабительских групп, занимавшихся скотокрадством и другими кражами.

В Сибири и на Дальнем Востоке к началу войны серьезных бандитско-повстанческих формирований не было. Однако в ряде районов Приморского, Хабаровского и Алтайского краев, Бурят-Монгольской и Якутской АССР, Иркутской и Читинской областей проживало значительное количество бывших белоказаков, участников контрреволюционных повстанческих формирований, кулацких вооруженных выступлений и другого антисоветского элемента. По одной лишь Читинской области такого контингента было учтено свыше трех тысяч человек.

Кроме того, в республиках, краях и областях Сибири находилось большое количество различных спецпереселенцев и сосланных врагов советского народа. На территории Иркутской области к началу военных действий проживало 20 тысяч бывших кулаков-казаков, переселенных из Украины и Забайкалья; 8 тысяч семей бывших кулаков, высланных из других районов Советского Союза; 3 тысячи семей бывших польских осадников; 7 тысяч перебежчиков из Польши, Финляндии, Германии и других иностранных государств; 150 бывших троцкистов и зиновьевцев, высланных из Ленинграда.

Наряду с этим, в перечисленных районах Сибири и Дальнего Востока находилось значительное количество бывшего преступного элемента, осевшего после отбытия сроков наказания в лагерях и колониях НКВД.

В Бурят-Монгольской АССР, Алтайском крае, Читинской области и других скрывалось много преступников, бежавших из мест заключений, которые занимались кражами, мелкими грабежами, а иногда и вооруженными ограблениями. Только за январь-сентябрь 1941 г. из лагерей и колоний НКВД Бурят-Монгольской АССР бежало 352 заключенных.

Обстановка в Сибири и на Дальнем Востоке была усугублена еще и обострением взаимоотношений между Советским Союзом и Японией. Агентурно-следственные материалы органов НКГБ свидетельствовали об активизации японской разведки, рассчитывавшей использовать бывший бандитско-повстанческий, кулацкий и иной антисоветский элемент в своих целях.

В целом по Советскому Союза оперативная обстановка к началу Отечественной войны характеризовалась следующими данными по линии борьбы с бандитизмом: за апрель, май и июнь 1941 г. органами НКВД ликвидировано: бандгрупп — 58, участников — 665

На1 июля 1941 г. оставалось на учете:

 

Банд

Участников

По СССР

196

971

Из них:

 

По Украине

94

476

По Белоруссии

17

90

По Северному Кавказу и Закавказью

65

285

По остальным районам Советского Союза

20

120

Оперативная обстановка после начала военных действий и результаты борьбы с бандитизмом за вторую половину 1941 г.

С началом военных действий бандитско-повстанческий элемент повсеместно активизировал свою вражескую деятельность. Ориентируясь на приход немцев, бывшие участники вооруженных антисоветских выступлений, разгромленных повстанческих, контрреволюционных организаций, бывшие белоказаки, кулаки, бандиты, участники религиозных сект и т. д. начали группироваться.

В целях подрыва военной мощи Советского Союза и оказания помощи немецко-фашистским войскам указанные элементы повели среди населения антисоветскую, пораженческую агитацию, агитацию за дезертирство из Красной Армии и уклонение от службы. Привлекая на свою сторону бандитов, дезертиров, уклонившихся и других нелегалов, они начали создавать бандитско-повстанческие группы и формирования, ставя своей задачей организацию вооруженных выступлений в тылу Красной Армии.

Подрывная деятельность антисоветских элементов значительно усиливалась с продвижением немецких войск в глубь нашей страны. К октябрю 1941 г. в ряде тыловых районов Советского Союза возникло большое количество бандитских групп.

Существовавшие при органах милиции отделы-отделения по борьбе с бандитизмом не обеспечивали успешную ликвидацию действующих банд и предупреждение возникновения новых. В связи с этим 30 сентября 1941 г. НКВД СССР был издан приказ за № 001414 об организации в органах НКВД отделов и отделений по борьбе с бандитизмом. Согласно этому приказу в составе НКВД Грузинской, Армянской, Азербайджанской, Узбекской, Казахской, Таджикской, Туркменской, Киргизской ССР, Дагестанской и бывшей Чечено-Ингушской АССР, в составе Управлений НКВД Ставропольского, Краснодарского, Хабаровского, Приморского краев и Сталинградской области были созданы Отделы по борьбе с бандитизмом со штатом от 14 до 67 чел.

В составе НКВД Украинской и Карело-Финской ССР, Северо-Осетинской, Абхазской, Аджарской, Бурят-Монгольской и бывшей Кабардино-Балкарской и Калмыцкой АССР, Управлений НКВД Красноярского и Алтайского краев, Ростовской, Тамбовской, Новосибирской, Омской и Читинской областей были созданы отделения по борьбе с бандитизмом со штатом от 7 до 20 чел.

При НКВД СССР был организован Отдел по борьбе с бандитизмом со штатом 22 человека.

Организация отделов-отделений по борьбе с бандитизмом дала возможность органам НКВД значительно усилить борьбу с бандитизмом и уже к концу 1941 г. ликвидировать ряд серьезных бандитско-повстанческих формирований.

Во второй половине 1941 г. органами НКВД было ликвидировано:

бандгрупп — 178;

участников — 1604.

При этом:

убито бандитов — 140;

арестовано — 1464.

Изъято:

дезертиров из Красной Армии — 710755;

уклонившихся от службы в Красной Армии — 71541.

Наши потери убитыми:

оперативных работников — 5;

офицеров и бойцов войск НКВД — 11.

У бандитско-дезертирского элемента и населения изъято оружия:

автоматов — 5;

винтовок — 200;

револьверов — 121;

гранат — 23;

патронов — 3651;

прочего оружия — 117.

За вторую половину 1941 г. зарегистрировано 50 бандитских проявлений, из них раскрыто 21.

В результате бандпроявлений убито:

советско-партийных работников — 8;

офицеров и бойцов Красной Армии и войск НКВД — 8;

других граждан — 56.

Основное внимание Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом было обращено на ликвидацию бандитизма на Северном Кавказе и в Закавказье.

Еще до начала военных действий в ряде горных районов бывшей Чечено-Ингушской АССР органами НКВД устанавливалось обактивление кулацко-мульских, бандитских и буржуазно-националистических элементов, направленное на подготовку вооруженного выступления против советской власти. Активную работу в этом направлении проводили такие к-р националистические авторитеты, как Исраилов Хасан — бывший адвокат, Муртазалиев Джаватхан — крупный религиозный авторитет, Шерипов Маирбек и другие.

Вражеская деятельность этих элементов значительно усилилась после начала военных действий и при приближении линии фронта к Северному Кавказу. Исраилов Хасан, Шерипов Маирбек и их активные соучастники вели агитационную работу по срыву мобилизации в Красную Армию и других оборонных мероприятий советской власти. С помощью религиозных авторитетов среди населения распространяли пораженческие и провокационные слухи.

Вследствие этих причин, а также отсутствия массово-разъяснительной работы среди населения со стороны партийно-советских органов и допущенных искривлений со стороны райвоенкоматов проведенная с 29 августа по 2 сентября 1941 г. мобилизация населения бывшей Чечено-Ингушской АССР в военно-строительные батальоны Юго-Западного фронта была сорвана. От указанной мобилизации уклонилось и дезертировало из сформированных уже батальонов свыше 1000 человек. Дезертиры и уклонившиеся вооружались и переходили на нелегальное положение.

Скрывавшихся в горах нелегалов группировали и привлекали на свою сторону главари кадровых банд, большинство которых к этому времени было связано между собой и к-р националистическими идеологами Чечни — Исраиловым, Шериповым и другими.

Так создавались повстанческие кадры, которые сосредоточивались в трудно доступных местах высокогорных районов Чечни и имели большое влияние на отсталую часть населения. Это влияние привело к тому, что в октябре 1941 г. в ряде селений Галанчожского, Шатоевского и Итум-Калинского районов наблюдалось растаскивание колхозного имущества, массовая неуплата налогов, отказ от получения повесток о явке в райвоенкоматы и рост дезертирства призванных контингентов.

Население, совершавшее указанные антигосударственные и антиколхозные проявления, впоследствии было спровоцировано на вооруженные выступления против советской власти, которые произошли разновременно с 28 октября по 3 ноября 1941 г. в Шатоевском, Галанчожском и Итум-Калинском районах. В выступлениях принимало участие до 800 человек. Организаторами и руководителями этих выступлений явились — в селении Борзой, Шатоевского района — Шерипов Маирбек, в Никороевском и Нашхоенском сельсоветах, Галанчожского района — Исраилов Хасан, в селении Бавлой, Итум-Калинского района — два брата Мусостовы.

Благодаря своевременно принятым мерам НКВД бывш. Чечено-Ингушской АССР и Грозненским комитетом обороны вооруженные выступления были быстро ликвидированы. В результате операций, проведенных чекистско-войсковыми группами, которым были приданы три звена авиации, убито 19, ранено 4 и арестовано 5 активных повстанцев. Остальные участники выступления, скрывшиеся вначале в горах, возвращены в селения.

При вооруженных столкновениях с повстанцами с нашей стороны было убито 19, ранено 21 и пропало без вести 3 чел.

У бандитов изъято 70 единиц огнестрельного оружия, в том числе 43 единицы (винтовок — 34, револьверов — 5 и гранат — 4), захваченные ими у убитых бойцов чекистско-войсковых групп.

Организаторам вооруженных выступлений Исраилову Хасану, Шерипову Маирбеку, Муртазалиеву Джаватхану и наиболее активным участникам — братьям Мусостовым, Ватаевым, Анзоровым, Борщигову и другим удалось скрыться.

В целях розыска и ликвидации скрывшихся повстанцев агентурной разработки и изъятия активных участников выступлений, вернувшихся в селения, в указанных трех районах были созданы оперативные группы во главе с руководящими работниками НКВД.

Однако к началу 1942 г. организаторы и вдохновители вооруженных выступлений остались не разысканными и, несмотря на то, что во второй половине 1941 г. было ликвидировано 12 банд со 100 участниками, основные очаги бандитизма не были ликвидированы.

На территории Дагестанской АССР после начала военных действий заметно усилилась активность вражеских элементов. Агентурно-следственные материалы свидетельствовали об активной работе некоторых главарей банд, направленной на подготовку антисоветских выступлений и диверсионных актов.

В целях предотвращения открытых вооруженных выступлений, диверсионных и террористических актов в наиболее пораженные бандитизмом районы Дагестана были направлены оперативные группы НКВД. Мероприятиями, проведенными опергруппами НКВД за последние шесть месяцев 1941 г., убито 27 и арестовано 197 бандитов и пособников. Кроме того, арестовано 710 человек за контрреволюционную деятельность и задержано 955 дезертиров из Красной Армии.

До организации Отдела ББ, т. е. до октября 1941 г. — работа по борьбе с бандитизмом в Ставропольском крае фактически отсутствовала. На 20 сентября 1941 г. ни одной действующей бандгруппы на учете не состояло. В то же время факты свидетельствовали о том, что свыше 800 дезертиров из Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы, находились на нелегальном положении и занимались совершением налетов на колхозы, совхозы и другие государственные предприятия и учреждения.

Вскоре, после организации, Отдел УНКВД Ставропольского края по борьбе с бандитизмом выявил и взял в агентурную разработку около 300 бывших участников бандитских и повстанческих формирований, часть из которых находилась на нелегальном положении, уклонившись от военной службы, и вела активную вражескую деятельность.

Наиболее пораженной бандитизмом оказалась территория бывшей Карачаевской автономной области.

21 сентября 1941 г. неизвестной вооруженной бандгруппой был совершен налет на строительство золотого прииска «Мушт», Мало-Карачаевского района. Во время налета бандитами были убиты: начальник строительства тов. Куклин, парторг строительства тов. Брус, завхоз тов. Базыкин, старатель тов. Гариев и ранен старатель тов. Поляков. Кроме того, бандой был ограблен магазин прииска, откуда были взяты промтовары на сумму 1103 руб.85 коп. золотом. По подозрению в налете на золотой прииск «Мушт» 25 октября 1941 г. была арестована группа лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, в числе 5 человек, — Вайрамукова Исы, Боташева Джумы, Тулпарова и др.

Допросом арестованных участников этой группы и дальнейшими агентурно-оперативными мероприятиями по другим делам было установлено наличие на территории бывшей Карачаевской автономной области бандитско-повстанческой организации с единым руководящим центром.

Выявленная бандитско-повстанческая организация подготовляла вооруженное выступление против советской власти в Карачае и Кабардино-Балкарии, приурочивая его к моменту приближения немецких захватчиков к Северному Кавказу. Активные участники организации проводили вербовку повстанческих кадров, создавая из числа бандитско-кулацкого элемента, дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, подпольные повстанческие и бандитские группы. Они занимались также вопросами приобретения оружия, лошадей и продовольствия для повстанцев.

Из показаний арестованных и агентурных данных было видно, что руководителями организации являлись:

Юсупов Шокман — бывший председатель Верховного Суда бывшей Кабардино-Балкарской АССР, снятый с этой должности в 1940 г. и исключенный из ВКП(б) за взяточничество и пособничество бандэлементу. Скрывался под чужой фамилией.

Крымшаухалов Долхат — бывший карачаевский князь, находился на нелегальном положении, скрываясь под чужой фамилией.

Байрамуков Кады — бывший активный участник мартовского восстания в 1930 г. в Карачае, находился на нелегальном положении.

Кучуков Кучук — бывший князь, руководитель мятежа в 1930 г. в Чегемском и Баксанском ущельях, находился на нелегальном положении.

Мурачаев Магомед — бывший балкарский князь, работал в одном из колхозов гор. Кисловодска.

Келеметов Азрет — бывший балкарский князь, работал в колхозе «Скакун», Новоселецкого района.

Материалами дела устанавливалась связь Юсупова, Крымшаухалова и Кучукова с немцами.

Организация своим влиянием охватила ряд селений Карачая и Кабардино-Балкарии. В октябре 1941 г. была выявлена и ликвидирована повстанческая группа в селении Кичи-Балык, Мало-Карачаевского района, с арестом 15 чел. во главе с Байрамуковым Иса. Участники группы имели связь с представителями руководящего центра организации Байрамуковым Кады и Юсуповым через связников Биджиева Голая и Гулиева Ташу.

Вскрыты и частично ликвидированы аналогичные повстанческие группы в аулах Терез и Джага с арестом 5 активных участников их — Байрамкулова Хамита, Ахтаова Османа и др.

По данным камерной агентуры, руководителем повстанческих групп в аулах Терез и Джага являлся помощник Мало-Карачаевского райпрокурора Эвзеев, который в конце августа 1941 г. провел совещание с участниками групп. На этом совещании обсуждались вопросы подготовки вооруженного выступления. Эбзеев, предупредив о предстоящем изъятии оружия у населения, дал установку сдавать негодное оружие. Кроме того, он дал указание об укрытии от учета конского поголовья и овец с тем, чтобы в последующем направить их в аул Верхняя Мара для повстанцев.

Организация уже имела несколько созданных ею бандитских групп. Скрывавшийся в горах участник руководящего центра организации Байрамуков Кады сам являлся главарем банды и вел активную работу по расширению ее и созданию новых банд-групп. Ближайшим помощником его являлся Гулиев Ташу, который, вербуя в селениях дезертиров и лиц, уклонившихся от военной службы, для участия в вооруженном выступлении, направлял их в горы к Байрамукову Кады. Активными участниками организации являлись братья Дудовы Хаджи-Ислам и Ислам-Магомед, бывшие князья, участники вооруженного выступления в 1930 г., скрывавшиеся на протяжении 13 лет, возглавляя банды.

В декабря 1941 г. в станице Суворовской, Ставропольского края, райотделением НКВД были арестованы уклонившиеся от мобилизации в Красную Армию — Мольцан Эйвальд Августович — немец, уроженец села Уваровка, Емелыпинского района, Украинской ССР, Птахин Алексей Петрович, уроженец ст. Суворовской, и Полежака Иван Максимович, уроженец ст. Боргустанской, Суворовского района.

Вместе с ними был изъят их укрыватель Асанов — бывший кулак и участник к-р восстания в 1920 г.

Допросом и камерной разработкой Мольцан было установлено, что в 1933 г. он был завербован для шпионской и другой подрывной работы в Советском Союзе германским консулом в Москве, куда он выезжал из Украины с агентом немецкой разведки Шульцем Альбертом Карловичем. По заданию Шульца в 1934 г. Мольцан выехал на Северный Кавказ для создания повстанческих очагов.

Приехав на Кавказ, Мольцан установил связь с немецкими агентами Шермахером Ивальдом Ивановичем и братьями Швагериус Виктором Фридриховичем и Альбертом (Генрихом) Фридриховичем, с которыми контактировал свою работу. Для выполнения полученного задания Мольцан завербовал Швагериус Ивана Иванович, Швагериус Леонида Ивановича, Домке Адольфа Карловича и бывшего польского агента Грудинко Леонида Демьяновича. После нападения Германии на СССР Мольцан активизировал свою деятельность и создал повстанческую группу, в которую успел вовлечь уклонившихся от мобилизации в Красную Армию Птахина, Полежака, Попова и бывшего кулака Дударева. Группа намеревалась совершать налеты на колхозы, военкоматы, склады с оружием, убийства работников НКВД и постепенно увеличивать свой состав с тем, чтобы впоследствии организовать вооруженное восстание против советской власти.

Всего к концу 1941 г. Отделом УНКВД Ставропольского края по борьбе с бандитизмом было ликвидировано 8 бандитско-повстанческих групп с 38 участниками, задержано 1047 дезертиров из Красной Армии, из них свыше 800 человек находилось на нелегальном положении, представляя мелкие вооруженные группы.

На территории бывшей Кабардино-Балкарской АССР организованным Отделом НКВД по борьбе с бандитизмом было учтено 550 бывших бандитов и участников к-р повстанческих выступлений. В связи с войной и приближением фронта к Северному Кавказу указанный контингент лиц возобновил свою вражескую деятельность.

В июле 1941 г. НКВД бывшей Кабардино-Балкарской АССР было заведено агентурное дело на группу бывших кулаков, князей и других антисоветских лиц, проживавших в селении Нижний Баксан, Эльбрусского района.

Группа ставила своей задачей организацию вооруженного выступления против советской власти в момент приближения фронта к Кабардино-Балкарии. Участники группы вели среди населения пораженческую агитацию, вербовали повстанческие кадры и занимались вопросами приобретения оружия.

Как выяснилось впоследствии, эта группа являлась частью бандповстанческой организации, существовавшей в Карачае и Кабардино-Балкарии во главе с Юсуповым Шокманом, Крымшаухаловым, Келеметовым Азретом и другими. Указанная группа была создана по заданию Юсупова Шокмана Биджиевым Голаем — жителем города Кисловодска, уклонившегося от военной службы, который, специально приехав в Эльбрусский район, завербовал в организацию Этезова Юсупа — бывшего кулака и Юсупова Магомета — бывшего стражника и поручил им дальнейшую работу по созданию повстанческих групп в Эльбрусском и других районах Кабардино-Балкарии.

Выполняя задание Биджиева, Этезов Юсуп вовлек в свою группу до 27 участников и создал повстанческую группу в Чегемском районе в селениях Верхний Чегем, Булунгу, Эльтюби и других, назначив во главе ее бывшего кулака и организатора к-р вооруженного выступления в 1930 г. — Байсултанова Анзора.

Аналогичная повстанческая группа была вскрыта и ликвидирована в селении Эльбрус, Эльбрусского района. Арестованный руководитель группы Тилов Юсуф — бывший кулак, участник к-р вооруженного выступления в 1930 г., на допросе показал, что в повстанческую организацию он вовлечен Биджиевым Голаем и Этезовым Юсупом и по их заданию создал группу повстанцев в селении Эльбрус.

В конце 1941 г. и в январе 1942 г. все указанные повстанческие группы в основном были ликвидированы. Арестовано свыше 50 активных участников, в том числе: члены руководящего центра организации — Келеметов Азрет и Мурачаев Магомед, связник руководящего центра — Биджиев Голай, главари повстанческих групп — Этезов Юсуп, Тилов Юсуф и другие.

В Краснодарском крае осевшие с времен Гражданской войны участники разгромленных белых армий, бело-зеленых банд, повстанческих формирований и т. д. до июня 1941 г. большой активности не проявляли. Возникавшие отдельные подпольные антисоветские группировки распространяли клеветнические измышления о Советском Союзе и его руководителях.

С начала военных действий вражеская деятельность антисоветских элементов заметно усилилась. Вначале она была направлена на срыв мобилизации в Красную Армию, а позже с приближением фронта к Северному Кавказу — на организацию бандитских и повстанческих групп. Банды формировались исключительно из дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, и возглавлялись преимущественно бывшими кулаками, участниками к-р организаций, белоказачьих банд и т. д.

В сентябре 1941 г. вскрыта и ликвидирована антисоветская, повстанческая группа в составе 12 человек, возглавляемая бывшим руководителем дашнакской организации Тутуляном, который в 1933 г. бежал из-под стражи, эмигрировал в Турцию и перед войной возвратился в Краснодарский край. Группа Тутуляна ставила своей задачей объединение повстанческих кадров и вооруженную борьбу против советской власти в тылу Красной Армии.

В ноябре 1941 г. ликвидирована банда, возглавляемая бывшим добровольцем белой армии, впоследствии руководителем бело-зеленой банды Кобзевым. Участники банды, рассчитывая на приход и помощь немцев, намеревались организовать восстание в тылу Красной Армии.

В декабре 1941 г. ликвидированы две связанные между собой банды, общей численностью 14 чел., возглавляемые бывшими кулаками Семеновым и Язвельским. Участники группы ставили задачей организацию вооруженного восстания в нашем тылу в целях обеспечения быстрейшего продвижения немецких войск.

Указанные факты свидетельствуют о том, что Краснодарский край в первые месяцы войны оказался значительно пораженным бандитизмом и дезертирством. Только за октябрь, ноябрь и декабрь 1941 г. на территории края было ликвидировано и изъято 82 бандита и задержано 5250 дезертиров из Красной Армии.

Работа НКВД Северо-Осетинской АССР в начале войны характеризовалась проведением профилактических мероприятий по предупреждению возникновения бандитизма. Наряду с ликвидацией трех выявленных бангрупп с 12 участниками, с 1 июля по 31 декабря 1941 г. органами НКВД республики было изъято 408 бывших участников различных антисоветских формирований, задержано 2585 дезертиров из Красной Армии и 257 уклонившихся от военной службы.

Таким образом, во второй половине 1941 г. на Северном Кавказе органами НКВД ликвидировано:

бандгрупп — 39;

участников — 506

При этом:

убито — 49;

арестовано — 457.

Кроме того, задержано дезертиров из Красной Армии — 12365 и лиц, уклонившихся от военной службы, — 1093.

С первых дней войны в Закавказских республиках бывшие участники антисоветских, националистических организаций — дашнаки, муссаватисты и другие — развернули пораженческую агитацию среди населения, призывая его к дезертирству и уклонению от службы в Красной Армии. В ряде районов Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР возникли различные антисоветские группы, которые начали устанавливать связь с бывшими главарями и активными участниками повстанческих формирований, бежавшими в свое время в Иран и Турцию. Одновременно они начали брать под свое влияние скрывавшихся дезертиров из Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы, и создавать из них бандповстанческие группы. Вражеская деятельность этих групп была направлена на совершение террористических актов над советско-партийным активом и ограбление колхозов; отдельные руководители групп ставили своей задачей поднятие вооруженного восстания против советской власти.

В октября 1941 г. в Талинском районе, Армянской ССР ликвидирована повстанческо-террористическая группа Надояна Али и Авлояна-Бро, в составе 8 бывших участников разгромленной курдской националистической организации «Хайбун», вернувшихся из ссылки. Участники группы совершили террористический акт над председателем колхоза тов. Бшояном и его 12-летним сыном, а потом перешли на нелегальное положение и занимались бандитизмом.

В ноябре 1941 г. в Ахтинском районе Армянской ССР ликвидирована бандповстанческая группа в составе 13 бывших участников тюркской, мусаватистской организации, возглавляемая закордонным бандитом Азизом Бадал оглы. Участники группы распространяли слухи о неминуемой гибели советской власти и проводили работу по срыву оборонных мероприятий в Ахтинском районе.

В Сталинирском районе Юго-Осетинской автономной области Грузинской ССР ликвидирована бандповстанческая группа, возглавляемая бежавшим из ссылки кулаком Пышковым. Участники группы ставили своей задачей организацию вооруженного выступления против советской власти. В этих целях они вели антисоветскую, пораженческую агитацию среди населения и вовлекали в свою группу новых участников.

Органами НКВД были установлены факты, когда легализованные в прошлом бывшие участники разгромленных националистических организаций, после мобилизации их в Красную Армию, проводили в своих частях пораженческую агитацию и призывали красноармейцев к дезертирству.

В декабре 1941 г. в Алавердском и Степанаванском районах Армянской ССР была ликвидирована банда в составе 16 дезертиров из 138 стрелковой дивизии, возглавляемой старшиной Гиколян. Как было установлено следствием, старшина Гиколян среди бойцов своего подразделения систематически проводил агитацию за дезертирство и лиц, склонных к этому, объединил в группу. При следовании дивизии на фронт группа во главе с Гиколяном дезертировала из эшелона, захватив при этом 16 винтовок и большое количество патронов. Кроме того, в целях препятствия переброски боеприпасов на фронт участники группы привели в негодность пять грузовых автомашин.

Прибыв в указанные районы, группа Гиколяна занялась бандитизмом, совершая ограбления колхозов и совучреждений

Следует отметить, что Наркоматы внутренних дел Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР первые месяцы войны успешно справились с задачами ликвидации возникших бандповстанческих формирований, обеспечив своевременное пресечение их преступных намерений.

Во второй половине 1941 г. на территории Грузии было ликвидировано 20 банд со 100 участниками, задержано 1132 дезертира из Красной Армии; в Азербайджане ликвидировано 29 банд со 107 участниками, задержано 1804 дезертира; в Армении ликвидировано 3 банды с 37 участниками.

Всего по Закавказью во второй половине 1941 г. ликвидировано 52 банды с 244 участниками и задержано 2936 дезертиров из Красной Армии.

В довоенный период оперативная обстановка в Республиках Средней Азии и Казахстане характеризовалась наличием большого количества остатков ликвидированных ранее басмаческих и иных бандповстанческих формирований. К началу войны на территории Узбекской ССР состояло на учете 7943 бывших басмача, Туркменской ССР — 1729, Таджикской ССР — 1802, Киргизской ССР — 1258 и Казахской ССР — 1566.

Проживавший в Средней Азии басмаческий элемент большой активности не проявлял, однако бежавшие за кордон бывшие главари басмаческого движения, объединив вокруг себя своих единомышленников, продолжали подрывную деятельность на советской территории, ориентируясь на уцелевшие остатки басмачества и лиц, отбывших наказание за участие в бандах.

Некоторые пограничные районы Среднеазиатских республик подвергались налетам закордонных бандгрупп. Например, в Туркменской ССР за 1940 год и первую половину 1941 г. было ликвидировано 37 таких банд со 158 участниками.

С начала военных действий басмаческий и прочий антисоветский элемент значительно активизировал свою вражескую деятельность. Возросшая активность этих элементов, имевших связь с главарями к-р националистической эмиграции, выражалась:

в распространении антисоветских, пораженческих слухов, в агитации среди населения за уклонение от военной службы и дезертирство из Красной Армии;

в организации вооруженных бандитских групп с целью совершения налетов на колхозы, угона скота и захвата продуктов питания; I

в популяризации бывших главарей басмаческого движения, находящихся в эмиграции, и в подготовке к созданию новых басмаческих формирований для вооруженных выступлений против советской власти.

Усилилась вражеская деятельность и к-р националистических эмиграционных кругов.

По данным Кабульской резидентуры НКВД СССР, разведорганов Таджикской, Туркменской и Узбекской ССР, в июле 1941 г. видный представитель узбекской эмиграции Абдурашид Вай обратился к премьер-министру Афганистана — Хашим Хану с предложением своих услуг по формированию вооруженных отрядов басмачей против СССР.

В том же году известный эмигрант Иман Шейх Очильды, проживающий в Афганистане, провел у себя совещание с явно антисоветскими, повстанческими целями.

В декабре 1941 г. видный эмигрант Абдул Ахад Кары посетил в Кабуле некоторых авторитетов к-р националистической эмиграции и информировал их об образовании на севере Афганистана «Комитета» по разведыванию повстанческой работы на территории Советского Союза.

Созданные в ноябре 1941 г. в НКВД Республик Средней Азии Отделы по борьбе с бандитизмом развернули работу по выявлению и обеспечению агентурным наблюдением бывшего басмаческого элемента. Уже к концу 1941 г. НКВД Казахской ССР было дополнительно выявлено и взято на учет 3882 бывших участника бандповстанческих формирований, НКВД Таджикской ССР — 1703 бывших басмача, из них 70 бывших курбашей.

В результате агентурно-оперативных мероприятий, проведенных органами НКВД Среднеазиатских республик и Казахстана, во второй половине 1941 г. ликвидировано 34 банды с 324 участниками и арестовано 270 активизировавшихся бывших басмачей.

В начале войны рост бандитизма в центральных районах Советского Союза шел в основном за счет выходцев из семей бывших кулаков, купцов, служителей религиозного культа и других антисоветских лиц, которые, не желая защищать советскую власть, уклонялись от призыва и мобилизации в Красную Армию, переходили на нелегальное положение и объединялись в банды. В Тамбовской и Ярославской областях, в Татарской, Башкирской, Мордовской, Чувашской, Удмуртской и Марийской АССР банды формировались из бывших участников кулацких антисоветских выступлений, которые также уклонялись от службы в Красной Армии и переходили на нелегальное положение.

Возникшие банды совершали террористические акты над советско-партийным активом, уби<вали>йства отдельных граждан с целью грабежа и <производили> налеты на колхозы и совхозы. Кроме того, участники этих банд и проживающий легально антисоветский элемент вели среди населения пораженческую агитацию, призывая к дезертирству из Красной Армии и уклонению от военной службы.

Под влиянием антисоветской агитации враждебных элементов и с продвижением немецко-фашистских войск в глубь страны количество дезертиров и лиц, уклонившихся от призыва и мобилизации в Красную Армию, с каждым месяцем увеличивалось. Дезертиры и уклонившиеся, скрываясь в лесах, объединялись в группы, занимались кражами и грабежами населения.

Например: до войны на территории Ростовской области не было ни одной действующей бандгруппы, а к сентябрю 1941 г. органами НКВД было выявлено 12 банд со 119 участниками преимущественно из дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии.

В Тамбовской области в начале войны состояла на учете лишь одна бандгруппа с 3 участниками, к сентябрю 1941 г. дополнительно выявлено 8 бандгрупп с 26 участниками, а к концу 1941 г. по области было выявлено и ликвидировано 26 банд с 73 участниками, кроме того, задержано 6255 дезертиров из Красной Армии.

Усилившаяся с началом войны вражеская деятельность антисоветских элементов в Сибири и на Дальнем Востоке шла главным образом в направлении попыток создания бандитско-повстанческих формирований и организации вооруженной борьбы против советской власти, используя для этой цели дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, а также спецпереселенцев и беглых преступников из лагерей и колоний НКВД.

Наибольшую активность в создании бандповстанческих формирований проявили бывшие кулаки, купцы и белогвардейцы, проживавшие в таежных районах Новосибирской области. Благодаря своевременно принятым мерам со стороны органов НКВД, возникшие бандповстанческие группы вскрывались и ликвидировались в самом зародыше и их преступные намерения пресекались.

За вторую половину 1941 г. и январь 1942 г. на территории Новосибирской области органами НКВД ликвидировано 12 бандповстанческих формирований с 279 участниками в них. Кроме того, задержано 914 дезертиров и 814 уклонившихся от службы в Красной Армии.

Активизации повстанческой деятельности антисоветских элементов в Новосибирской области способствовала работа немецкой агентуры, заброшенной туда задолго до войны.

В декабре 1941 г. Нарымским окружным отделом НКВД был арестован находившийся на нелегальном положении немец Мейер Федор Федорович, уроженец г. Камышин Сталинградской области, бывший служащий торговых фирм в России.

На следствии Мейер показал, что для работы в пользу германской разведки он был завербован в 1902 г. в гор. Астрахани немцем, Брандт Давидом Христиановичем. В этом же г. Мейер был передан на связь резиденту немецкой разведки Пиникеру Александру Яковлевичу и по его заданиям в дореволюционное время занимался сбором сведений военно-политического и экономического характера в царской России. В 1922 г. по предложению Пиникера, Мейер выехал в Сибирь для организации повстанческой работы. Находясь в Нарымском округе, Мейер в 1927 г. получил от Пиникера инструктивное письмо с требованием усилить работу по созданию повстанческой организации и подготовке вооруженного восстания против советской власти на случай войны между Германией и СССР или между Японией и Советским Союзом.

В Нарымском округе Мейер установил связь и привлек к выполнению подрывной работы скрывающихся бывших купцов Базуева, Чернова и бывших кулаков Степанова, Петухова, Чернова П., Горбунова и Малкова. С помощью указанных лиц Мейер разновременно завербовал 83 чел. и создал повстанческие группы в Парабельском, Парбигском, Пудинском, Шегарском и Куйбышевском районах Нарымского округа.

Показания Мейера полностью были подтверждены арестованными по делу Черновым, Кучумовым и другими.

Серьезные бандповстанческие формирования были выявлены и ликвидированы в Якутской АССР. С началом войны в Якутии начались перебои в снабжении населения продовольствием и промышленными товарами. Это обстоятельство, наряду с временными успехами немецко-фашистских войск на фронте, было использовано враждебными элементами в своих антисоветских целях. Под влиянием распускавшихся ими слухов о вступлении Японии в войну и скорой гибели советской власти политически неустойчивая часть населения уклонялась от призыва в Красную Армию, вооружалась и уходила в тайгу. Скрывавшиеся в тайге нелегалы вовлекались в бандповстанческие формирования.

На базе Усть-Наталья Аллах-Юньского района органами НКВД была выявлена и ликвидирована бандповстанческая организация, возглавлявшаяся бывшим колчаковцем — Коркиным, работавшим заведующим золотоскупочного магазина, и выходцами из кулацких семей — Хайдеевой, работавшей заведующей амбулаторией базы, Петрусенко, заведующим магазином рабочего снабжения, и Тарасенко, кладовщиком базы

Организация возникла в сентябре 1941 г. Главари ее ставили задачей объединить антисоветски настроенных лиц и поднять вооруженное восстание против советской власти. На своих сборищах руководящие участники организации обсуждали вопросы широкого вовлечения в организацию скрывавшихся бандитов, дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии. В результате вербовочной работы им удалось привлечь на свою сторону 57 человек.

На одном из совещаний участники организации наметили 15 апреля 1942 г. днем выступления против советской власти. Руководство восстанием было поручено специально созданному штабу во главе с Коркиным. В целях приобретения оружия повстанцы намеревались обезоружить охрану прииска, работников милиции, а потом захватить приисковое управление, объявить народу о свержении советской власти, освободить заключенных из лагерей Дальстроя и распространить восстание по всей Якутии.

Проведенными органами НКВД мероприятиями все 57 участников организации арестованы.

Аналогичные, но небольшие по численности бандповстанческие формирования были ликвидированы в Читинской и Омской областях.

В Приморском и Хабаровском краях, после начала войны против Германии, активную работу по созданию бандповстанческих формирований и диверсионно-террористических групп проводили агенты японской разведки.

В декабре 1941 г. Управлением НКВД Приморского края арестован Аянко Василий, показавший, что он еще в 1924 г. был завербован китайцем Ви-Си-Лином для шпионской работы в СССР, а в 1937 г. перевербован японской разведкой, от которой получил задание, кроме сбора шпионских сведений, организовывать на территории СССР бандповстанческие и диверсионно-террористические группы, приурочивая их активные действия к моменту нападения Японии на Советский Союз.

До 1941 г. Аянко занимался сбором шпионских сведений о военном строительстве на Дальнем Востоке, а в 1941 г., установив связь с японским разведчиком, бывшим главарем Хунхузской банды — Кялунзигой Алексеем, приступил с ним к созданию диверсионно-террористической группы и к вербовке бандповстанческих кадров среди народностей Севера — орочен, удэгейцев и других.

Арестованный Кялунзига подтвердил показания Аянко, сообщив, что по заданию японской разведки им организована диверсионная группа в составе 6 чел., которая должна была с началом военных действий Японии против СССР подрывать железнодорожные мосты, дороги, связь и другие важные в военном отношении сооружения. Кроме шести диверсантов, Аянко и Кялунзига привлекли для выполнения своих преступных намерений еще 26 человек.

Все участники созданной им организации арестованы.

В Хабаровском крае была вскрыта и ликвидирована японская резидентура в составе 13 агентов, возглавляемая японским разведчиком — удэгейцем Пиянко.

Следствием по делу установлено, что участники резидентуры, проживавшие в разных районах края, должны были создавать бандитско-повстанческие группы и после нападения Японии на СССР выступить в тылу Красной Армии, совершать убийства советско-партийных работников и налеты на государственные учреждения и предприятия.

Всего за вторую половину 1941 г. в Сибири и на Дальнем Востоке было ликвидировано 20 бандитских и повстанческих групп с 413 участниками.

Результаты борьбы с бандитизмом в 1942 г.

Оперативная обстановка в 1942 г. характеризовалась дальнейшим ростом и активизацией бандитизма. Рассчитывая на победу фашистской Германии, бандитско-повстанческие и прочие антисоветские элементы на Кавказе, в Средней Азии, в Сибири и на Дальнем Востоке вели активную работу по подготовке вооруженных выступлений против советской власти.

Благодаря своевременно принятым мерам, органами НКВД возникавшие бандповстанческие формирования выявлялись и ликвидировались в самом зародыше.

Итоги борьбы с бандитизмом за 1942 год по Союзу ССР таковы:

ликвидировано банд — 1381;

участников — 11220.

При этом:

убито бандитов — 1212;

арестовано — 8299;

легализовано — 1709.

Изъято:

дезертиров из Красной Армии — 140912;

уклонившихся от службы в Красной Армии — 76192.

Наши потери убитыми:

оперативных работников — 34;

офицеров и бойцов войск НКВД — 149;

совпартактива -21.

Изъято у бандитско-дезертирского элемента и населения, а также собрано на бывших полях военных действий оружия:

орудий — 36;

минометов — 188;

пулеметов — 721;

автоматов — 2488;

винтовок — 41535;

револьверов — 6755;

гранат — 34003;

ПТР — 5;

артснарядов — 16155;

мин — 15663;

патронов — 13072407;

прочего оружия — 13486

В течение года зарегистрировано 1458 бандитских проявлений, из них раскрыто 746.

В результате бандитских проявлений убито:

советско-партийных работников — 75;

работников НКВД и НКГБ — 39;

офицеров и бойцов Красной Армии и войск НКВД — 101;

других граждан — 192.

Всего: 407 человек.

На территории бывшей Чечено-Ингушской АССР оставшиеся не ликвидированными в 1941 г. остатки повстанческих формирований во главе с Исраиловым Хасаном, Муртазалиевым Джаватханом и Шериповым Маирбеком в 1942 г. продолжали проводить подрывную работу. Они устанавливали связь и объединяли скрывавшиеся банды. Действуя на отсталые слои населения через местные авторитеты, они вербовали новые повстанческие кадры среди дезертиров, уклонившихся от службы в Красной Армии, и других антисоветски настроенных лиц.

В первом квартале 1942 г. в республике началась мобилизация в Красную Армию. Вследствие вражеской деятельности антисоветских элементов мобилизация по существу была сорвана. По нарядам Наркомата обороны, к 25.Ш-1942 г. в Красную Армию должно было быть направлено 14 тысяч человек, но к 28 марта было отправлено лишь 4395 военнообязанных. Причем из сформированной национальной кавалерийской дивизии и других воинских частей дезертировало 2365 человек. Остальной призывной контингент от службы в Красной Армии уклонился. Из большинства селений горных районов все мужское население ушло в горы.

Поступавшие из районов агентурно-следственные материалы свидетельствовали о том, что главари бандповстанческих формирований ожидали наступления немцев и при приближении линии фронта к Чечено-Ингушетии намеревались поднять в тылу Красной Армии вооруженное восстание.

В связи с временной отменой призыва в армию чеченцев и ингушей обстановка в республике была разряжена. Значительное количество дезертиров и уклонившихся вернулось в селения. Органами НКВД было легализовано большинство переменного состава кадровых банд. Население приступило к работе в колхозах и участвовало в осуществлении хозяйственно-политических мероприятий.

Однако в связи с начавшимся в июне 1942 г. наступлением немцев на Южном фронте и с оккупацией ряда районов Северного Кавказа оперативная обстановка в Чечено-Ингушетии резко изменилась. Скрывавшиеся националисты Шерипов, Исраилов и Муртазалиев, называя себя агентами Гитлера и руководителями комитета якобы созданной ими Чечено-Горской национал-социалистической партии, значительно активизировали свою вражескую деятельность.

Росту и активизации бандитизма способствовала деятельность заброшенных в Чечено-Ингушетию нескольких групп немецких парашютистов, которые ставили своей задачей организацию вооруженного выступления против советской власти, используя для этой цели действующие банды.

Исраилов Хасан, Шерипов и другие главари бандитско-повстанческих групп, связавшись с руководителями немецких парашютистов, офицерами германской армии Ланге, Реккертом, Губе Османом и другими и заручившись их помощью, повели работу по подготовке вооруженного выступления.

16-17 августа 1942 г. объединенные кадровые банды Бадаева Амчи, Магомадова Идриса, Хамзаева Кудуза, Исмаилова-Сангиреева, Махмудова, Девзелигова и других, а также спровоцированная часть местного населения, возглавляемые Шериповым и Исраиловым, совершили нападение на райцентр Шароевского района — Химой и селения Дзумсой и Тазбичи, Итум-Калинского района. Бандиты в этих селениях разгромили партийные и советские учреждения, распустили колхозы, растащили колхозные стада и разогнали советско-партийный актив. 18 августа повстанцы в количестве около 1500 чел. окружили райцентр Итум-Кале, но подоспевшими на помощь Итум-Калинскому гарнизону войсками НКВД были разогнаны.

Вражеская деятельность бандитских элементов усилилась и в других районах республики. Бандиты, перейдя к открытым действиям, осуществляли налеты на колхозы, угоняли скот, громили помещения сельсоветов, совершали террористические акты над советско-партийным активом и нападения на оперативно-войсковые группы НКВД.

На сторону восставших перешел ряд работников советско-партийных органов и райотделений НКВД — начальник Старо- Юртовского РО НКВД — Эльмурзаев, помощник оперативного уполномоченного — Дахадаев, участковый уполномоченный Шатоевского РО НКВД — Хачукаев, милиционеры Тугузов, Исаев и другие.

Учитывая серьезность создавшегося положения, НКВД СССР были приняты следующие меры:

Во всех горных районах бывшей Чечено-Ингушской АССР созданы гарнизоны внутренних войск НКВД;

В пораженных бандповстанческой деятельностью районах организованы шесть оперативно-войсковых групп, во главе с руководящими работниками НКВД СССР.

По договоренности с Обкомом ВКП(б) на места направлены ответственные советско-партийные работники для проведения соответствующей разъяснительной работы.

В результате мероприятий, проведенных органами НКВД за период сентябрь-декабрь 1942 г.:

убито бандитов — 257;

арестовано — 489;

легализовано — 399.

Всего: 1145.

Кроме того, изъято 216 семей активных бандитов, уничтожено 100 хуторов и домовладений, арестовано 278 дезертиров из Красной Армии.

В числе убитых: идеолог бандповстанческого движения в Чечено-Ингушетии, организатор вооруженных выступлений в 1941 и 1942 гг. — Шерипов Маирбек, руководитель группы немецких парашютистов — Реккерт, главари банд — Баммат-Гиреев, Дашаев, Исмаилов Абдурашид и др.

Во второй половине 1942 г. усилилась вражеская деятельность антисоветских элементов и на территории Дагестанской АССР. Главари образовавшихся бандитских, повстанческих и иных антисоветских повстанческих формирований, ориентируясь на приход немцев, вели подготовку к вооруженному выступлению против советской власти.

С началом продвижения немецких войск на Северный Кавказ разведывательные органы противника усилили заброску в Дагестан своей агентуры, завербованной преимущественно из числа военнослужащих, находившихся в плену, с задачей организации вооруженного восстания в тылу Красной Армии, объединив и возглавив действующие банды.

К осени 1942 г. количество оперирующих бандитов в Дагестанской АССР увеличилось в несколько раз. На 1 января 1942 г. состояло на учете 64 бандита, в августе того же года их насчитывалось 1500 человек. Кроме того, скрывалось свыше 1000 дезертиров из Красной Армии и около 800 лиц, уклонившихся от военной службы.

Наряду с ростом численности увеличилась и активность бандитских формирований.

В начале сентября объединившиеся банды Цумадинского и Цунтинского районов, общей численностью до 100 человек, возглавляемые Гаджиевым и Гусейновым, в течение двух суток осаждали районный центр Шаури, пытаясь захватить его. В ряде районов Западного и Южного Дагестана бандиты совершали налеты на колхозы, угоняли скот, громили помещения сельсоветов, убивали советский и партийный актив. Всего таких бандпроявлений в течение сентября, октября и ноября 1942 г. было зарегистрировано 89.

В целях нанесения удара по активизировавшимся бандитско-повстанческим формированиям НКВД Дагестанской АССР, по планам, утвержденным НКВД СССР, были проведены две чекистско-войсковые операции: первая — с 15 сентября по 1 октября 1942 г. в горных районах, граничащих с бывшей Чечено-Ингушской АССР, и вторая — в октябре 1942 г. в южных районах Дагестана.

Наряду с осуществлением активных оперативно-войсковых мероприятий по ликвидации действующих бандгрупп, через советско-партийный актив, местные авторитеты, родственников бандитов и дезертиров проводилась работа по разложению скрывающихся бандформирований, отрыву рядовых участников от главарей банд.

В результате этих мероприятий НКВД Дагестанской АССР бандитские формирования к концу 1942 г. в основном были разгромлены.

За время сентябрь-декабрь 1942 г. было разоблачено и арестовано 17 вражеских парашютистов и 24 других немецких агентов, ликвидировано 38 банд, при этом:

убито бандитов — 210;

арестовано — 318;

легализовано — 1178.

Всего: 1706.

Кроме того, арестовано 594 и легализовано 720 дезертиров из Красной Армии, арестовано и легализовано 606 других нелегалов.

Несмотря на арест в конце 1941 г. и в начале 1942 г. многих активных участников вскрытой повстанческой организации на территории Карачая и Кабардино-Балкарии, оперативно-чекистские мероприятия по окончательной ликвидации повстанческого подполья НКВД бывшей Кабардино-Балкарской АССР и УНКВД Ставропольского края проводились недостаточно решительно.

Руководящее ядро повстанческой организации — Юсупов Шокман, Крымшаухалов, Байрамуков Кады и другие остались не изъятыми, и в январе-феврале 1942 г. в ряде селений Кабардино-Балкарии возникли новые бандповстанческие группы.

В Чегемском районе продолжала действовать созданная в 1941 г. по указанию Юсупова Шокмана повстанческая группа в составе 13 чел., возглавляемая бывшим кулаком, организатором вооруженного выступления в 1930 г. — Байсултановым Анзором.

В Кубинском районе действовала повстанческая группа в составе 17 человек, возникшая в январе 1942 г. во главе с бывшим участником Куркужинского вооруженного восстания — Дыговым Ксута и бывшим членом ВКП(б) — Шуковым Жамалдином, исключенным из партии в 1939 г. за связь с врагами народа.

В Зольском районе действовала повстанческая группа в составе 7 чел., возникшая в январе 1942 г., во главе с бывшим участником бандповстанческой организации Урусовым Гамель.

В Нагорном районе действовала повстанческая группа в составе 6 чел., возникшая в январе 1942 г., во главе с бывшим кулаком Шериевым Даду — активным участником вооруженной политбанды, ликвидированной в 1930 г.

В составе перечисленных повстанческих групп находились бывшие дворяне, кулаки, участники вооруженных антисоветских выступлений и другие антисоветски настроенные лица. Участники групп на своих сборищах обсуждали вопросы создания вооруженных банд из дезертиров и уклонившихся от службы в Красной Армии с тем, чтобы впоследствии начать активную борьбу против советской власти и этим оказать помощь гитлеровским войскам в оккупации республики.

Ввиду того что НКВД бывшей Кабардино-Балкарской АССР с неоправдываемой медлительностью осуществлял мероприятия по реализации этих дел, НКВД СССР в апреле 1942 г. были даны специальные указания об активизации работы по ликвидации всего бандповстанческого подполья в Кабардино-Балкарии.

В результате проведения в жизнь этих указаний главари и активные участники повстанческих групп были арестованы. Всего до оккупации немцами Кабардино-Балкарии было ликвидировано 10 бандитских и повстанческих групп с 68 участниками.

В Ставропольском крае, особенно на территории бывш. Карачаевской автономной области, в 1942 г. продолжался рост бандитизма. Оставшиеся не изъятыми в 1941 г. руководящие участники повстанческой организации Байрамуков Кады, Дудов, Гулиев Ташу и другие группировали вокруг себя бандитско-дезертирский элемент и создавали новые банды, которые совершали налеты с целью ограбления на колхозы, государственные учреждения и предприятия, осуществляли террористические акты над работниками местных советско-партийных органов. Только за первую половину 1942 г. органами НКВД была выявлена 21 банда со 135 участниками.

Перед летним наступлением в 1942 г. немецких войск на Кавказ разведывательные органы противника начали забрасывать своих агентов в Карачай.

В июне 1942 г. в горах был обнаружен лагерь четырех вражеских парашютистов и семи присоединившихся к ним местных бандитов и дезертиров.

При оказании вооруженного сопротивления семь участников группы, в том числе и все парашютисты, были убиты, остальные скрылись. Руководителем парашютистов являлся Мурат Варагун — бывш. белый офицер, находившийся в эмиграции в течение 22 лет. Кроме разного оружия, на месте стоянки парашютистов были изъяты: мощная рация, коды, шифры, дневник работы разведчиков, списки главарей банд и к-р националистического элемента Карачая, Дагестана и Чечено-Ингушетии. Помимо разведывательной работы, парашютисты имели задачу установить связь с действующими бандитами, вооружить и использовать их в борьбе против советской власти в тылу Красной Армии.

В результате мероприятий, проведенных Управлением НКВД до момента оккупации края, ликвидированы 16 банд с 94 участниками, при этом убито 11 и арестовано 83 бандита.

В Краснодарском крае на 1 января 1942 г. действовало 10 банд с 80 участниками.

В течение первой половины 1942 г. было выявлено 37 новых бандгрупп в составе 199 человек. Новые банды возникали исключительно из дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, и возглавлялись преимущественно бывшими участниками бандповстанческих и бело-казачьих формирований.

С наступлением весны активность бандитских элементов значительно усилилась. Увеличилось количество грабежей и хищений колхозного имущества. Агентурой и следственными материалами устанавливалось, что большинство банд ставит своей задачей в момент приближения фронта выступить против советской власти и организовать теракты над советско-партийным активом. В целях приобретения оружия бандиты намеревались совершить нападения на отдельных работников и помещения райотделений НКВД. Главарь одной из банд Абян Кеворк собирался установить связь с командованием немецкой армии с тем, чтобы получить некоторую материальную помощь и соответствующие указания.

Учитывая близость фронта, рост бандитизма и наличие большого количества скрывающихся дезертиров из Красной Армии, Управлением НКВД Краснодарского края в наиболее пораженные бандитизмом районы (лесогорная часть края и плавни Приазовья) были высланы оперативные группы ОББ. В итоге работы оперативных групп, до оккупации края, было ликвидировано 32 банды с 218 участниками и задержано 5160 дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии.

Всего за 1942 г. по Северному Кавказу ликвидировано 183 банды с 3869 участниками, при этом убито 656, арестовано 1608 и легализовано 1605 бандитов.

В1942 г. значительный рост бандитизма наблюдался также в Закавказье. Это видно из следующих данных:

Ликвидировано

Во 2 половине 1941 г.

В 1 половине 1942 г.

Во 2 половине 1942 г.

Бандгрупп

52

121

169

Участников

244

629

906

 

Из 290 бандгрупп с 1535 участниками, изъятых за 1942 г. по Закавказью, на территории Азербайджанской ССР ликвидировано 163 банды с 748 участниками, Грузинской ССР — 74 банды с 417 участниками и Армянской ССР — 53 банды с 370 участниками.

Формирование банд шло главным образом за счет дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии.

С приближением фронта к предгорьям Кавказа активность бандитско-дезертирского элемента увеличилась. В Грузии и Армении стали возникать крупные по численности повстанческие банды, вдохновляемые и возглавляемые бывшими участниками буржуазно-националистических организаций.

В Чохатурском районе Грузинской ССР органами НКВД была выявлена банда в составе 39 дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, возглавляемая Барамидзе Севарияном, одним из руководящих участников существовавшей в Ванском районе подпольной к-р повстанческой организации.

Эта банда была создана тремя братьями Барамидзе Севарияном, Валерианом и Асланом по заданию организации, которая ставила своей задачей поднятие вооруженного восстания против советской власти при приближении немецких войск к Грузии.

Активные участники банды широко развернули пораженческую агитацию среди населения, распространяли фашистские листовки, вербовали в банду новых участников. Терроризируя население, бандиты срывали оборонные мероприятия местных советско-партийных органов. До конца 1942 г. банда совершила восемь убийств и 15 вооруженных налетов на колхозы.

Для ликвидации банды и подпольной повстанческой организации НКВД Грузинской ССР была командирована специальная группа оперативных работников. В результате мероприятий, проведенных в феврале и марте 1943 г., банда в основном была ликвидирована. Главари братья Барамидзе и 6 участников банды убиты, 18 арестованы и 5 легализованы. Кроме того, арестованы 12 участников подпольной к-р повстанческой организации.

В Телавском районе Грузинской ССР была выявлена повстанческая банда численностью до 80 тушинцев, возглавляемая бывшими меньшевиками Бобгиашвили А.Я. - ветеринарным врачом, окончившим филологический факультет, и Имедидзе М.И. - инженером-лесоводом.

Участники банды ставили своей задачей организацию вооруженной борьбы против советской власти и для этой цели среди неустойчивой части населения вели пораженческую агитацию, вербуя новые кадры повстанцев.

При проведении операции главари и два участника банды убиты, 68 арестованы, остальные явились с повинной.

В Басаргечарском районе Армянской ССР была выявлена и ликвидирована повстанческая банда, возглавляемая Аласкяровым Мсыр — бывшим членом КП(б) Армении, председателем колхоза, уклонившимся от мобилизации в Красную Армию.

В начале апреля 1942 г. банда Аласкярова состояла из 6 дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, позже к ним присоединились другие бандгруппы, и к 1 октября того же г. численность ее дошла до 70 чел. Ближайшим помощником Аласкярова являлся бывший член КП(б) Армении и депутат Верховного Совета Армянской ССР, дезертировавший из Красной Армии, — Касумов Вали.

Участники банды ставили своей целью организацию вооруженной борьбы против советской власти. Бандглаварь Аласкяров пытался установить связь с немецкими парашютистами, выброшенными на территорию Кировобадского района Азербайджанской ССР, и информировать их о своей готовности оказать помощь немецко-фашистским войскам. Для этого он направлял в Азербайджан своего отца Мешали Касума Аласкярова.

За время своего существования банда совершила три террористических акта над сельскими активистами, расстреляла восемь красноармейцев-топографов и ограбила ряд колхозов, угнав при этом 330 голов скота.

При ликвидации банды изъято 2 автомата, 34 винтовки и 9 пистолетов.

В 1942 г., особенно в период летнего наступления немцев на Кавказ, вражеская деятельность бандитских, повстанческих и прочих антисоветских элементов в Средней Азии и Казахстане значительно усилилась. За счет дезертиров из Красной Армии, оборонной промышленности, лиц, уклонившихся от военной службы, бывших басмачей и участников других повстанческих формирований возникло большое количество новых банд.

С ростом банд увеличились и бандитские проявления, выражавшиеся в ограблении колхозов, угоне скота, антисоветско-пораженческой агитации, организации откочевок в песковые районы и нелегальных переходах за кордон.

Росту и активизации бандитизма способствовало наличие широкой укрывательской базы бандитов и связь бандитских элементов с отдельными руководителями местных советско-партийных органов.

В целях ликвидации действовавших банд и изъятия дезертиров, уклонившихся, беглых и других нелегалов, являвшихся базой возникновения новых бандформирований, органами НКВД были проведены следующие мероприятия:

Увеличены штаты отделов по борьбе с бандитизмом в НКВД Узбекской ССР с 15 до 38 человек, в НКВД Казахской ССР — с 56 до 66 человек.

Для обеспечения агентурно-оперативных мероприятий Отдела ББ в Узбекскую ССР введен 285 полк внутренних войск НКВД.

В пораженных бандитизмом областях организованы оперативные группы НКВД с привлечением истребительных батальонов и советско-партийного актива.

Для оказания помощи в организации и проведении мероприятий по ликвидации бандитизма в Казахскую, Таджикскую и Киргизскую ССР выезжали бригады оперативных работников ОББ НКВД СССР.

В результате осуществления указанных мероприятий за 1942 год по Республикам Средней Азии и Казахстану ликвидировано 285 банд с 2625 участниками, изъято 567 человек антисоветского элемента, задержано 18069 дезертиров из Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы, из них:


Кроме того, органами НКВД изъято 19570 дезертиров из оборонной промышленности, беглых и прочего преступного элемента.

НКВД Узбекской ССР была ликвидирована бандитско-повстанческая группа Алиева Музафара, возникшая при следующих обстоятельствах.

В октябре 1942 г. бывший уполномоченный милиции Ховалингского райотделения НКВД, Кулябской области, Таджикской ССР, — Алиев Музафар во время дежурства захватил из РО НКВД пять винтовок и вместе с 20 членами колхоза им. Максима Горького перешел на нелегальное положение.

Встретившись в горах со скрывавшимся бывш. заведующим Отделом агитации и пропаганды Ховалингского райкома КП(б) Таджикистана Мирзоевым, Алиев организовал банду, которая ставила своей задачей: добиться массового уклонения от военной службы и дезертирства из Красной Армии, использовав эти кадры для пополнения банды; установить связь и склонить бывших басмачей, проживающих в Афганистане, на вооруженное выступление против советской власти.

В конце 1942 г. банда Алиева была в основном ликвидирована. Однако скрывавшийся с двумя соучастниками Алиев Музафар к маю 1943 г. организовал новую банду численностью до 40 чел. В состав банды вошли — бывший председатель сельсовета Рахимов, два председателя колхоза, три учителя, секретарь колхозного правления, член КП(б) Таджикистана Асаев и другие лица, уклонившиеся от службы в Красной Армии.

Руководители банды связались с находившимся в Афганистане бывшим басмаческим главарем Шали Рахмет Раджабобу и получили от него согласие об оказании вооруженной помощи при открытом выступлении против советской власти и содействия в переходе банды за кордон в случае провала выступления.

При проведении операции 3 участника банды были убиты, 61 бандит и пособник арестованы.

НКВД Казахской ССР была ликвидирована банда Омарова Ржиман, возникшая в июле 1942 г. в Жана-Аркинском районе, Карагандинской области, в составе 40 дезертиров из Красной Армии, оборонной промышленности, лиц, уклонившихся от призыва, и прочего преступного элемента.

Руководящим ядром банды являлись — Омаров — бывший бай, дезертир из Красной Армии, Кожаахматов — уголовник, дезертир из Красной Армии, Айтмагамбатов — бывший учитель и комсомолец, уклонившийся от призыва, Аменов — сын бая, скотокрад, дезертир из оборонной промышленности.

Бандиты, скрываясь в труднодоступных горных местах, объединяли вокруг себя нелегалов и мелкими группами совершали вооруженные налеты на колхозы, геологоразведывательные партии, отделения исправительно-трудовых лагерей НКВД, захватывали скот, лошадей и продукты питания. В течение июля-августа 1942 г. бандой было угнано 300 лошадей.

Проведенными операциями из состава банды убито 8 и арестовано 38 участников и их пособников. Изъято 247 лошадей.

Следствием установлено, что банда Омарова была создана по указанию бывшего муллы Туспекова — участника существовавшей к-р националистической организации, членами которой являлись также Омаров и Кожаахметов. Банда ставила задачей активную борьбу против советской власти под лозунгом «создания самостоятельного казахского государства».

Аналогичные бандповстанческие формирования были ликвидированы и в остальных Республиках Средней Азии.

В 1942 г. в Якутской АССР, Омской и Иркутской областях продолжалась работа по ликвидации возникших бандитско-повстанческих формирований.

НКВД Якутской АССР в начале 1942 г. в Аллах-Юньском районе была выявлена повстанческая банда в составе 19 дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, возглавляемая выходцем из кулацкой семьи — якутом Орловым.

Банда именовала себя «Обществом спасения России от большевизма» и ставила своей задачей создание крупных повстанческих отрядов и поднятие вооруженной борьбы против советской власти. Участники банды развили исключительно большую активность в июне 1942 г. В целях приобретения оружия и создания продовольственной базы, в течение указанного месяца они совершили четыре крупных налета на склады золотых приисков и зимовки охотников, во время которых убили оперативного уполномоченного НКВД тов. Коробова, бойца приисковой охраны Быкова и двух рабочих, захватили 10 карабинов, 4 револьвера и пистолета, 10 кг взрывчатых веществ, патроны, золото, продукты и шесть лошадей.

11 июля 1942 г. при проведении операции бандглаварь Орлов был убит, 18 участников арестованы.

Менее активные бандповстанческие группы были ликвидированы Управлениями НКВД Омской и Иркутской областей.

В остальных республиках, краях и областях Сибири и Дальнего Востока мероприятия органов НКВД в 1942 г. были направлены на ликвидацию мелких бандитских групп, состоявших преимущественно из дезертиров Красной Армии, лиц, уклонившихся от военной службы, и беглых из мест заключений.

Эти группы, скрываясь в глухих, таежных районах, в целях приобретения себе продуктов питания, занимались грабежами и кражами.

Всего за 1942 г. по Сибири и Дальнему Востоку было ликвидировано 254 бандитские группы, общей численностью 1298 человек, при этом убито 119 и арестовано 1179 бандитов.

В 1942 г. в несколько раз увеличился бандитизм в центральных районах Советского Союза. Это видно из следующих данных:

 

Ликвидировано

Во 2-й половине 1941 г.

В 1942 г.

Бандгрупп

31

344

Участников

108

1718

 

Почти все бандгруппы состояли из дезертиров Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы. Преступная деятельность банд носила уголовно-грабительский характер.

Результаты борьбы с бандитизмом в 1943 г.

Успешной борьбе с бандитизмом в 1943 г., особенно во втором полугодии, способствовали реорганизация органов НКВД, а в связи с этим значительное увеличение штатной положенности, укрепление руководящего и оперативного состава центрального и периферийных отделов-отделений по борьбе с бандитизмом. Общая штатная численность аппаратов по борьбе с бандитизмом по Союзу ССР в октябре 1941 г. составляла 712 человек, в июле 1944 г. — 5900.

Усиление аппаратов по борьбе с бандитизмом дало возможность повысить качество агентурно-оперативной работы и на основе ее широко использовать в деле ликвидации банд войска НКВД.

Итоги работы по борьбе с бандитизмом за 1943 г. по Советскому Союзу таковы:

ликвидировано банд — 3875;

участников в них — 30312.

При этом:

убито бандитов — 2341;

арестовано — 22575;

легализовано — 5396.

Изъято:

дезертиров из Красной Армии — 197912;

уклонившихся от службы в Красной Армии — 174512.

В порядке очистки от враждебных элементов освобожденных от немецких оккупантов территорий арестовано 10667 и убито 39 человек, в том числе:

вражеских парашютистов — 542;

агентов германской разведки — 489;

полицейских — 3091;

прочих ставленников и пособников немцев — 6584.

Наши потери убитыми:

оперативных работников — 105;

офицеров и бойцов войск НКВД — 219;

бойцов истребительных батальонов и доброотрядов — 62;

совпартактива — 60.

Изъято у бандитско-дезертирского элемента и населения, а также собрано на бывших полях военных действий оружия:

орудий — 19;

пулеметов — 2201;

минометов — 248;

автоматов — 6057;

винтовок — 76409;

револьверов — 8280;

гранат — 43235;

ПТР — 262;

артснарядов — 2483;

мин — 25231;

патронов — 4434538;

прочего оружия — 17870.

В течение г. зарегистрировано 7714 бандитских проявлений, из них раскрыто 6439.

В результате бандпроявлений убито:

советско-партийных работников — 193;

работников НКВД и НКГБ — 92;

офицеров и бойцов Красной Армии и войск НКВД — 138;

других граждан — 1082.

Всего: 1505.

В начале 1943 г. напряженное положение создалось на территории бывшей Калмыцкой АССР.

До войны политическая обстановка в Калмыцкой АССР была удовлетворительной. Действовавшие отдельные бандитские группы, случаи дезертирства и другие антисоветские проявления ничем особым не выделяли Калмыкию из других районов Советского Союза. Резкий перелом в худшую сторону произошел, когда немцы начали летнее наступление 1942 г. Находившаяся на фронте в районе Ростова-на-Дону 110 калмыцкая национальная кавалерийская дивизия проявила неустойчивость. В частях дивизии началось массовое дезертирство. Дезертиры группами, в некоторых случаях со своими командирами, возвращались домой и среди населения распускали всевозможные пораженческие слухи.

С приближением фронта к Калмыкии местные антисоветские, националистические и бандитские элементы активизировались. Из дезертиров 110-й дивизии они создали крупные банды, которые своими действиями сорвали эвакуацию скота из Калмыкии. Немецкие мотоциклисты устанавливали связь с бандами и предлагали им расхищать колхозный и совхозный скот для личных нужд и для германской армии, заявляя при этом, что Красная Армия уже разбита и советской власти больше не существует. Бандитский элемент и большинство населения Калмыкии активно начали расхищать скот, часть его передавали командам мотоциклистов, а часть присваивали себе.

С захватом территории Калмыкии немцы использовали сложившуюся обстановку, повели политику заигрывания с калмыками и, по существу, переориентировали на себя большинство населения — калмыков. В налаживании своих взаимоотношений с ними немцы широко использовали обещание — выселить весной 1943 г. из Калмыкии все русское население и этим развязали калмыкам руки в отношении русских.

В ряде мест калмыки беспощадно расправлялись с коммунистами, партизанами и другими патриотами из числа русских.

Под руководством привезенного немцами «наместника Калмыкии» белоэмигранта, доктора Долл, немецкое командование сформировало из бандитско-дезертирского элемента калмыцкий кавалерийский легион, состоявший из 14 эскадронов, общей численностью 1500 человек. Командиром легиона был назначен известный бандит и скотокрад, уклонившийся от призыва в Красную Армию, Огдонов Басанг.

Эскадроны в Калмыкии выполняли разведывательные и карательные функции, расстреливали партизан, коммунистов, командиров Красной Армии, грабя совхозы и колхозы. За активную предательскую работу Огдонов Басанг был награжден немецким командованием орденом «Крест» 2 степени.

В связи с поспешным отступлением немцев из Калмыкии, они оказались не в состоянии своевременно эвакуировать оттуда все эскадроны, и часть их осталась в Калмыкии. Оставшимся эскадронам немцы приказали перейти на нелегальное положение и вести активную борьбу против советской власти.

К бандам примкнули бывшие полицейские, служащие сельских управ и другие пособники немцев. Надеясь на возвращение германской армии, участники банд подрывали экономическую мощь совхозов и колхозов, совершали террористические акты, нападали на воинские гарнизоны.

Только по показаниям арестованных участников разгромленных банд за период январь-ноябрь 1943 г. ими совершено вооруженных налетов с ограблениями — 28, убийств советско-партийных работников и патриотов родины — 35, убийств военнослужащих Красной Армии — 28. Кроме того, ими было оказано 18 вооруженных сопротивлений оперативно-войсковым группам НКВД, во время которых убито бандитами 12 и ранено 10 чел.

Банды имели широкую моральную и материальную поддержку со стороны калмыцкого населения и систематически информировались им о количестве, местонахождении и передвижении оперативных групп НКВД.

НКВД бывшей Калмыцкой АССР с работой по ликвидации действующих банд не справился, и до мая 1943 г. положение в республике оставалось напряженным.

В целях организации и проведения мероприятий по скорейшей ликвидации банд в Калмыкию были командированы руководящие работники НКВД СССР с оперативным составом центрального аппарата по борьбе с бандитизмом. В пораженных бандитизмом районах было создано более 20 оперативных групп, за счет подразделений 29 кавалерийского полка и 21 бригады войск НКВД, усилены воинские гарнизоны. Оперативным группам были переданы самолеты У-2, Р-5 и ИЛ.

Наряду с проведением чекистско-войсковых мероприятий, оперативные группы развернули работу по разложению банд, склонению к явке с повинной их участников.

В результате осуществленных мероприятий к августу 1943 г. было ликвидировано 23 банды с 786 участниками, при этом убито бандитов 64, арестовано 381 и легализовано 341.

Остатки разгромленных банд прекратили активные бандитские действия. Их преступная деятельность возобновилась с выброской немцами 1 октября 1943 г. на территории Калмыкии парашютной группы в составе 5 человек, возглавляемой бывшим руководителем калмыцкого легиона Огдоновым Басангом. Огдонов имел задание активизировать деятельность бандповстанческих элементов в Калмыкии, подготовить посадочные площадки для немецких десантных самолетов и проводить шпионскую работу. Из состава группы 27 октября был задержан радист Ворона-Мартынюк, 8 ноября явился с повинной парашютист Эрдниев, участник группы Халгаев разбился при приземлении. Огдонов Басанг и его соучастник Эренценов, связавшись с действовавшими бандитами, скрылись. Мероприятия, проводимые НКВД бывшей Калмыцкой АССР по ликвидации остатков разгромленных банд и вражеских парашютистов, положительных результатов не давали, так как они тщательно укрывались калмыцким населением.

В декабре 1943 г. по специальному решению советского правительства из бывшей Калмыцкой АССР было выселено 27981 семейство калмыков с численностью 90881 человек, из них:


В ходе операции по выселению калмыков органами НКВД было задержано и арестовано 348 участников бандитских групп, дезертиров из Красной Армии и других антисоветских лиц.

За время оккупации в ряде районов бывшей Кабардино-Балкарской АССР немецкая разведка из числа антисоветского и бандитского элемента, а также дезертиров и военнопленных кабардинцев и балкарцев создала специально вооруженные отряды, которые использовались оккупантами в борьбе против партизан и частей Красной Армии.

После изгнания немцев из Кабардино-Балкарии эти вооруженные отряды, выполняя указания разведывательных органов противника, не прекратили своей вражеской работы. Немцами перед ними была поставлена задача: воспрепятствовать восстановлению советской власти до возвращения германских войск на Кавказ.

В Черекском районе созданная немцами бандитско-повстанческая организация насчитывала свыше 300 человек. Во главе ее находились бывший пропагандист Черекского райкома ВКП(б) Жангуразов Якуб, политбандит Занкишиев Исмаил и другие. Аналогичные бандповстанческие формирования были созданы в Эльбрусском, Чегемском и других районах республики.

При вступлении частей Красной Армии и внутренних войск НКВД участники банд оказали им организованное вооруженное сопротивление. Засевшие в Черекском ущелье банды Жангуразова и Занкишиева сопротивлялись в течение всего января 1943 г. В результате проведенных чекистско-войсковых операций вооруженное сопротивление бандитов было сломлено. Бандиты, разбившись на мелкие группы, скрылись в горы. Значительное количество повстанцев, мобилизованных в банды, дезертиров из Красной Армии и лиц, служивших у немцев, вернулись в селения, сдали оружие и были легализованы.

В начале февраля 1943 г. НКВД бывшей Кабардино-Балкарской АССР провел массовое изъятие немецких агентов, ставленников и пособников, а также участников вооруженного выступления и других антисоветских лиц.

На 1 марта было задержано 2128 человек, из них: шпионов и подозрительных по шпионажу — 85, диверсантов — 14, немецких ставленников и пособников — 685, бандитов — 578, дезертиров — 168, прочего антисоветского элемента — 600.

После проведенной операции весь оперативный состав республиканского и районных аппаратов НКВД был занят фильтрацией задержанных и следствием по делам привлеченных к уголовной ответственности лиц. С этого времени борьба со скрывающимися бандами фактически не велась. Бандиты, почувствовав ослабление работы органов НКВД, активизировали свою преступную деятельность, начали совершать налеты на колхозы, совхозы и советские учреждения. 27 мая 1943 г. одна из банд численностью до 15 человек напала на Эльбрусское райотделение НКВД и освободила из КПЗ 5 заключенных.

В начале июня 1943 г. в Кабардино-Балкарию была командирована бригада оперативных работников ОББ НКВД СССР. Ознакомившись с обстановкой, бригада установила, что на территории республики к тому времени действовало 47 банд с 1300 участниками.

В целях усиления работы по ликвидации бандитизма по указанию НКВД СССР были приняты следующие меры:

укреплен опытными работниками Отдел по борьбе с бандитизмом; за счет прикомандированных сотрудников НКВД Украинской ССР, бывшей Калмыцкой и Крымской АССР увеличены штаты райотделений НКВД до 10 оперативных работников. Укреплен руководящий состав РО НКВД.

Во всех пораженных бандитизмом районах созданы гарнизоны из подразделений 170 стрелкового полка и 18 кавалерийского полка войск НКВД.

Из проверенных местных жителей организованы специальные конные отряды для борьбы с бандитизмом.

В результате проведенных мероприятий во второй половине 1943 г. ликвидировано 33 банды с 1369 участниками, при этом: убито 71, арестовано 176 и легализовано 1102 бандита. Кроме того, убито 4 и арестовано 7 вражеских парашютистов.

Всего за 1943 год ликвидировано 33 банды с 2398 участниками, при этом убито 112, арестовано 1096 и легализовано 1190.

Оккупировав Ставропольский край, немецкое командование в Карачае установило тесную связь с местными националистами, главарями банд, руководителями мусульманского духовенства и мюридских сект и их представителей и создало так называемый Карачаевский национальный комитет. Во главе комитета были поставлены известные кадровые бандиты Байрамуков Кады и Лайпанов Муратби. При отступлении с Северного Кавказа разведывательные органы противника на территории бывшей Карачаевской автономной области создали бандповстанческие формирования из числа своих ставленников, бандитов, дезертиров Красной Армии и других антисоветски настроенных лиц.

В январе 1943 г. главари бандповстанческих формирований, мусульманское духовенство и националисты организовали в Учкуланском районе антисоветское вооруженное выступление, в котором участвовало 400 человек.

После ликвидации выступления многие участники его мелкими группами перешли на нелегальное положение. Главари и активные участники банд, руководимые скрывшимся организатором вооруженного выступления Дуловым Исламом, продолжали вести среди населения антисоветскую, пораженческую агитацию, группируя вокруг себя бандитско-дезертирский элемент.

Бандитам оказывали большую помощь немецкие парашютисты, забрасываемые разведывательными органами противника при активном участии бежавшего с немцами Карачаевского национального комитета во главе с Байрамуковым Кады и Лайпановым Муратби.

Мероприятиями, проведенными Управлением НКВД Ставропольского края за период февраль-июнь 1943 г., было ликвидировано 18 банд с 916 участниками. Несмотря на значительное количество изъятых бандитов, к началу июля 1943 г. на территории одной лишь Карачаевской автономной области насчитывалось свыше 2000 бандитов, немецких ставленников и дезертиров из Красной Армии, которые совершали террористические акты, нападения на работников НКВД, бойцов и командиров войск НКВД, занимались ограблением колхозов и государственных мероприятий.

Согласно приказу НКВД СССР за № 001003 от 18 июня 1943 г. по бывшей Карачаевской автономной области были проведены следующие мероприятия:

Укреплено руководство УНКВД, увеличены и укомплектованы опытными работниками штаты Отдела по борьбе с бандитизмом и райотделений НКВД;

Во всех районах Карачая дислоцированы сильные гарнизоны войск НКВД и организованы оперативно-войсковые группы;

Для усиления массово-разъяснительной и агитационной работы в аулы Карачая направлены ответственные работники Обкома ВКП(б).

В целях оказания практической помощи УНКВД Ставропольского края в Карачай командирована оперативная группа Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

Работа оперативных групп НКВД была направлена на внедрение в действующие банды внутренней агентуры, способной обеспечивать ликвидацию бандглаварей или подведение банд под оперативный удар.

Одновременно с этим, через местные авторитеты, духовенство и родственников скрывающихся бандитов осуществлялись мероприятия по разложению действующих банд, отрыву рядовых участников из-под влияния главарей с последующей их легализацией. Вместе с тем проводились оперативно-войсковые операции по ликвидации или изъятию главарей и участников банд, отказывавшихся явиться с повинной и сдать оружие.

Все эти мероприятия дали положительные результаты, а именно: за вторую половину 1943 г. было ликвидировано 116 банд с 1749 участниками.

Всего за 1943 год по Ставропольскому краю ликвидировано 134 банды с 2905 участниками, при этом: убито 280, арестовано 1276 и легализовано 1349 бандитов.

В числе ряда серьезных главарей и участников банд был физически ликвидирован организатор вооруженного выступления в Учкуланском районе Дудов Ислам, бывший князь, доброволец белой армии, скрывавшийся с 1930 г.

Во исполнение директивы НКВД СССР от 26 октября 1943 г. за № 52/20468 Управлением НКВД Ставропольского края в ноябре 1943 г. успешно проведена операция по изъятию и направлению в штрафные части Красной Армии добровольно явившихся дезертиров, а также бандитов, не совершивших тяжких преступлений.

Планом проведенных операций был предусмотрен вызов всех легализованных бандитов и дезертиров с последующим арестом главарей и участников банд, совершивших террористические и диверсионные акты, а также установленных среди них немецких агентов и активных карателей.

В результате проведенной операции с 15 по 25 ноября направлено в штрафные части 366 и арестовано 365 легализованных бандитов и дезертиров.

В конце 1943 г., по особому решению советского правительства, органами НКВД проведена операция по выселению из пределов Ставропольского края карачаевского населения. Всего было выселено: 15597 семей карачаевцев с численностью 59506 человек, из них:


После изгнания противника с территории Краснодарского края на Кубани возникло значительное количество бандитских формирований преимущественно из числа бывших служащих немецких карательных и административных органов и дезертиров из Красной Армии.

Работа Отдела УНКВД по борьбе с бандитизмом была направлена на выявление и обеспечение ликвидации возникших бандгрупп. В пораженные бандитизмом лесогорные районы края были командированы оперативные группы ОББ с воинскими подразделениями.

В результате мероприятий, проведенных в течение первых шести месяцев 1943 г., ликвидировано 40 банд с 306 участниками. Однако с наступлением летнего периода бандитско-дезертирские элементы, ориентируясь на возвращение немецких оккупантов, начали объединяться в крупные банды и активизировали свою вражескую работу. Многие бандгруппы угрожали расправой партийно-советскому активу и совершали нападения на колхозы и совхозы.

В целях предотвращения дальнейшей активизации бандитизма и ликвидации действующих бандгрупп НКВД СССР были приняты следующие меры:

Увеличен штат Отдела УНКВД Красноярского края по борьбе с бандитизмом с 13 до 31 человека;

В Управлении НКВД Адыгейской автономной области создано отделение по борьбе с бандитизмом в количестве 6 человек.

В 39 районных отделениях НКВД края введены по 1–3 постоянных работников по борьбе с бандитизмом.

Всего по краю штат работников по борьбе с бандитизмом увеличен с 13 до 102 человек.

За счет подразделений Орджоникидзевской дивизии внутренних войск НКВД усилены воинские гарнизоны.

Во второй половине июля 1943 г. в помощь УНКВД края командирована бригада ОББ НКВД СССР в составе 12 оперативных работников.

В результате мероприятий, проведенных во второй половине 1943 г., ликвидировано 167 банд с 1610 участниками.

Всего за 1943 год по краю ликвидировано 207 банд с 2250 участниками, при этом убито 211, арестовано 1052 и легализовано 987 бандитов.

Мероприятия, проведенные органами НКВД в 1942 г. в бывшей Чечено-Ингушской АССР, не обеспечили изъятие ряда руководителей и активных участников вооруженных антисоветских выступлений. На 1 января 1943 г. продолжали действовать 34 бандгруппы с 220 участниками. Среди них: руководители повстанческой организации, именовавшейся Национал-социалистической партией кавказских братьев, — Исраилов Хасан и Муртазалиев Джаватхан, главари кадровых банд Магомадов Идрис, Алхастов Иби, Хамзаев Кудуз, Сахабов Расул, Бадаев Амчи и Сангиреев. Кроме того, на территории Чечено-Ингушетии скрывалось 47 немецких парашютистов, сброшенных в разное время в составе групп Реккерта, Ланге и Губе Османа.

Указанные бандглавари объединяли мелкие бандитские группы и совершали налеты, грабежи и убийства. Руководители повстанческой организации Исраилов, Муртазалиев и другие, выполняя указания немецких парашютистов, продолжали активную работу по формированию повстанческих кадров и подготовке нового вооруженного выступления против советской власти.

По показаниям арестованного в июне 1943 г. Исраилова Хусейна (брата Исраилова Хасана), в мае 1943 г. на горе Доку у селения Маисты, Итум-Калинского района состоялось сборище представителей одиннадцати секций «Национал-социалистической партии кавказских братьев», на котором было решено подготовить и поднять вооруженное восстание против советской власти в момент ожидавшегося повстанцами летнего наступления немцев на Кавказ.

В первой половине 1943 г. работа НКВД бывшей Чечено-Ингушской АССР по ликвидации бандитизма была мало эффективной. Проводимые оперативно-войсковые мероприятия в достаточной мере не подготовлялись и не всегда сочетались с агентурными мероприятиями. Вследствие этого ликвидация кадровых банд не обеспечивалась.

За первые шесть месяцев 1943 г. было ликвидировано 19 банд с 518 участниками в них, при этом убито 196, арестовано 267 и легализовано 55 бандитов. Несмотря на это, количество действующих банд увеличилось почти вдвое. Если на 1 января 1943 г. было учтено 34 банды с 220 участниками, то на 1 сентября того же г. состояло на учете 60 банд с 406 участниками.

В целях пресечения дальнейшего роста бандитизма в Чечено-Ингушетии и обеспечения ликвидации действующих банд НКВД СССР были приняты следующие меры:

Увеличены штаты Отдела по борьбе с бандитизмом с 30 до 67 человек.

Усилены опытными работниками и доведены до 10 человек оперативного состава штаты райотделений НКВД горных районов.

Для обеспечения ликвидации переходящих в Грузию банд увеличены и доведены до 5 оперативных работников штаты райотделений НКВД Грузинской ССР, граничащих с Чечней.

В Чечено-Ингушетию командирована оперативная группа Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

В сентябре 1943 г. сменено руководство Наркомата внутренних дел и Отдела ББ Чечено-Ингушетии.

На месте, в семи наиболее пораженных бандитизмом районах были созданы оперативные группы НКВД. Опергруппам приданы подразделения 141 полка внутренних войск НКВД. На территории Грузии в районах, граничащих с Чечней, организованы оперативно-войсковые заслоны из 25 работников НКВД Грузинской ССР, трех рот 40 полка и двух рот 263 полка внутренних войск НКВД.

Агентурно-оперативные мероприятия осуществлялись по двум направлениям: ликвидация бандитских групп путем проведения чекистско-войсковых операций и разложение банд через агентуру и авторитетов с последующей легализацией участников их. Проводимые мероприятия НКВД сочетались с усилением разъяснительной работы по линии партийных и советских органов. По договоренности с Обкомом ВКП(б) бывшей Чечено-Ингушской АССР в пораженные бандитизмом районы были высланы бригады партийных работников.

В результате этих мероприятий за вторую половину 1943 г. на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР ликвидировано 95 банд с 725 участниками, при этом убито 47, арестовано 173 и легализовано 505 бандитов.

В ходе операции были физически ликвидированы главари банд и активные участники вооруженных антисоветских выступлений Махмудов Сарали, Сахабов Расул, Шуаипов Янгулби и другие. Склонены к явке с повинной, легализованы и впоследствии арестованы: организатор и руководитель ряда вооруженных выступлений в Чечне, крупный мусульманский авторитет, скрывавшийся с 1925 г., Муртазалиев Джаватхан, главари кадровых банд и повстанческих отрядов Сангиреев Керим, Бадаев Амчи, Байсагуров, Алхастов и другие; убито и арестовано 15 немецких парашютистов, среди них Губе Осман, бывший белоэмигрант, полковник разведслужбы немецкой армии, переброшенный на Кавказ для организации вооруженного восстания против советской власти.

Всего за 1943 год на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР ликвидировано 114 банд с 1453 участниками, при этом убито 243, арестовано 650 и легализовано 560 бандитов.

На 1 января 1943 г. в Дагестанской АССР продолжали действовать 20 бандгрупп со 105 участниками. Эти группы являлись остатками разгромленных в 1942 г. бандитско-повстанческих формирований и в начале г. активности не проявляли.

С наступлением весенне-летнего периода активность бандитско-дезертирского элемента повысилась. Увеличилось количество действующих банд и участников в них.

В течение первой половины 1943 г. органами НКВД были выявлены 53 новых бандгрупп с 384 участниками, из них в марте, апреле и мае 35 банд с 240 участниками.

Возникновение новых бандгрупп произошло в основном за счет дезертиров из Красной Армии, различного антисоветского элемента и частично за счет легализованных бандитов. За первые шесть месяцев 1943 г. из числа ранее легализованных по причинам боязни ареста, провокации к-р элемента и недостаточной работы среди них со стороны органов НКВД вновь перешло на нелегальное положение 66 бандитов.

В целях ликвидации возросшего бандитизма в Дагестанской АСРР НКВД СССР были приняты следующие меры:

Штатная положенность Отдела по борьбе с бандитизмом увеличена с 22 до 37 человек.

В десяти пораженных бандитизмом районах Дагестана увеличены штаты оперативного состава райотделений НКВД на 2–3 человека в каждом.

Из подразделений 289 стрелкового полка внутренних войск НКВД организованы гарнизоны и созданы оперативные группы НКВД.

В июне 1943 г. в Дагестан направлена бригада оперативных работников Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

В результате проведенных мероприятий на территории Дагестанской АССР в течение 1943 г. ликвидировано 82 банды с 807 участниками, при этом убито 129, арестовано 490, легализовано 208 бандитов.

Таким образом, за 1943 год по Северному Кавказу ликвидировано 596 банд с 10044 участниками, при этом убито 1028, арестовано 4676 и легализовано 4342 бандита

В 1943 г. в освобожденных районах Украины из числа немецких ставленников и пособников, а также дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, возникло большое количество бандитских групп. С наступлением весенне-летнего периода преступная деятельность этих банд значительно активизировалась. Бандиты совершали террористические акты над советско-партийными работниками, ограбления колхозов, совхозов и отдельных граждан, сопровождавшиеся изнасилованием и убийствами потерпевших.

За 1943 год органами НКВД Украинской ССР ликвидировано 77 таких бандгрупп с 363 участниками, при этом убито 8 и арестовано 355 бандитов.

С изгнанием немцев усилили свою вражескую работу украинские националисты. В Днепропетровской, Запорожской, Полтавской, Киевской, Житомирской, Сталинской и других восточных областях Украины органами НКВД вскрыты и ликвидированы подпольные группы украинских националистов, возникшие в период немецкой оккупации. Эти группы, руководимые центральным проводом ОУН, ставили своей задачей создание Самостийной Украины, путем вовлечения в ОУН широких масс украинского населения и подготовки боевых кадров, способных поднять вооруженное восстание против советской власти.

Участники подпольных организаций распространяли среди населения националистическую литературу, вовлекали новых членов в ОУН, создавали группы боевиков.

В результате реализации агентурных материалов ликвидировано 26 групп ОУН с 22 участниками.

В числе арестованных руководители групп Литвиненко, Кравец, Козленке, Бондаренко, Пономаренко и другие.

В порядке очистки освобожденной территории Украины от враждебных элементов Отделом НКВД УССР по борьбе с бандитизмом задержано 22 вражеских парашютиста, 198 немецких агентов и 2219 ставленников и пособников врага.

Аналогичные бандгруппы, состоявшие из ставленников и пособников немцев, а также дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, были ликвидированы в 1943 г. в остальных прифронтовых и центральных, освобожденных от немецких оккупантов, областях.

По результатам борьбы с бандитизмом выделяются следующие области:

В начале 1943 г. в Республиках Средней Азии и Казахстане басмаческие и прочие антисоветские элементы, в связи с расширением мобилизации в Красную Армию и на работу в оборонную промышленность, усилили пораженческую агитацию среди населения и работу по созданию из числа скрывающихся бандитов, дезертиров, лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, и других нелегалов вооруженных банд. Некоторые бывшие басмачи, в целях срыва мобилизации в Красную Армию и на трудовой фронт, склоняли призывной контингент к бегству за кордон.

В ряде районов Средней Азии и Казахстана возникшие бандгруппы совершали террористические акты, налеты на колхозы и совхозы, угоняли лошадей и рогатый скот. В результате бандитских проявлений в течение 1943 г. по Республикам Средней Азии и Казахстану было убито 6 работников НКВД, 5 офицеров и бойцов войск НКВД, 50 советско-партийных работников и 75 колхозников и других граждан.

В целях ликвидации действующих банд НКВД СССР были приняты следующие меры:

Увеличены штаты республиканских отделов по борьбе с бандитизмом. Созданы аппараты по ББ в областных Управлениях НКВД. Так, общая штатная положенность работников ОББ по Узбекской ССР была увеличена с 38 до 132 человек, по Казахской ССР с 66 до 362, по Туркменской ССР с 13 до 82, по Таджикской ССР с 15 до 90 и по Киргизской ССР с 13 до 80.

Для обеспечения агентурно-оперативных мероприятий органов НКВД в распоряжение народных комиссаров внутренних дел выделены части войск НКВД.

Созданы и обучены специальные добровольческие отряды по борьбе с бандитизмом из местных жителей-активистов. По Таджикской ССР имелось 70 доброотрядов с 1750 бойцами, по Киргизской ССР 42 отряда с 722 бойцами, по Туркменской ССР 15 отрядов общей численностью 214 человек.

Партийно-советскими органами усилена массово-политическая работа среди населения.

В Казахскую, Киргизскую, Туркменскую и Таджикскую ССР выезжали бригады оперативных работников ОББ НКВД СССР.

В результате мероприятий, проведенных органами НКВД в 1943 г., по Средней Азии и Казахстану ликвидировано 772 банды с 5193 участниками, при этом убито 256, арестовано 4768 и легализовано 169 бандитов, из них:


Кроме того, органами НКВД изъято 32785 дезертиров из оборонной промышленности, беглых и других нелегалов.

В первой половине 1943 г. НКВД Киргизской ССР ликвидировано бандитско-повстанческое формирование, действовавшее на территории Тянь-Шаньской, Ошской и Джалал-Абадской областей, в составе 114 участников.

Следствием установлено, что с начала Отечественной войны бывшие активные участники ранее ликвидированной националистической организации, именовавшейся социал-туранской партией, Чулуков, Ширматов и другие создали разветвленное басмаческо-повстанческое формирование, которое ставило задачей организацию вооруженного выступления против советской власти. Активные участники формирования искривляли политику партии и советской власти в аулах, вели пораженческую агитацию и подготовляли массовые откочевки за кордон. На своих нелегальных сборищах они обсуждали вопросы срыва мобилизации в Красную Армию и подготовки вооруженного выступления.

Руководители формирования в Чон-Алайском районе, Ошской области создали вооруженную банду в составе 30 человек, во главе с бывшим участковым уполномоченным милиции Джанкунбаевым, которая совершила нападение на райотделение НКВД, освободила из камеры предварительного заключения 15 арестованных, убила председателя колхоза Мурсабаева, ранила райпрокурора и, захватив с собой свыше 70 семей колхозников, пыталась прорваться за кордон. Банда полностью ликвидирована.

Результаты борьбы с бандитизмом за 1-ю половину 1944 г.

В 1943 г. органы НКВД добились значительного снижения бандитизма во всех районах Советского Союза Если на 1 января 1943 г. состояло на учете 639 банд с 5193 участниками, то на 1 января 1944 г. оставалось на учете 438 бандгрупп с 2150 участниками.

Однако в первой половине 1944 г. произошло резкое увеличение бандитизма за счет западных областей Украины, на территории которых начали активно действовать банды украинских националистов.

Еще в период немецкой оккупации Украины руководство контрреволюционной Организации украинских националистов (ОУН) начало проводить работу по созданию своей вооруженной силы — Украинской повстанческой армии (УПА).

Банды УПА комплектовались путем вербовки и мобилизации украинского мужского населения. Руководящий состав УПА, укомплектованный из проверенных, активных участников ОУН — галичан, обучался в специально созданных школах. Центральным проводом ОУН и командованием УПА были разработаны структура УПА, методы и формы конспирации, связи, снабжения и т. д.

С продвижением Красной Армии на запад руководство ОУН и УПА в целях сохранения своих кадров от разгрома дало указание формированиям УПА разойтись по домам и лесным базам, пропустить наступающие части Красной Армии и, оказавшись в их тылу, начать активные действия, направленные на парализацию деятельности советской власти и подрыв мощи Красной Армии.

Активные преступные действия банд УПА начались с января 1944 г. Бандиты совершали убийства советско-партийных работников и лиц, лояльно настроенных к советской власти, налеты на райотделения НКВД, НКГБ, райкомы партии и другие советские учреждения, нападения на воинские машины, мелкие группы офицеров и бойцов, на обозы с вооружением, боеприпасами и продовольствием.

Только по одной Ровенской области за период февраль-июнь 1944 г. зарегистрировано свыше 200 таких бандпроявлений. Значительное количество бандитских проявлений имело место в Волынской, Тарнопольской, Черновицкой и других западных областях Украины.

В целях ликвидации банд УПА и оуновского подполья НКВД СССР были приняты следующие меры:

В городе Ровно создан оперативный штаб, а в пораженных бандитизмом районах оперативные группы во главе с руководящими работниками НКВД СССР и УССР.

Во всех районах и крупных населенных пунктах расставлены сильные гарнизоны войск НКВД.

Из 1500 отобранных партизан созданы отряды по борьбе с бандитизмом.

В составе ОББ НКВД УССР организовано специальное отделение по ликвидации банд УПА и оуновского подполья.

Для оказания практической помощи и участия в ликвидации формирований УПА в Ровенскую область командирована бригада оперативных работников ОББ НКВД СССР.

В результате проведенной работы по ликвидации банд УПА и ОУН за первую половину 1944 г. органами НКВД убито 16338, взято в плен 15991 и явилось с повинной 2549. Всего — 34878. Арестовано 3676 участников УПА и ОУН.

По восточным областям Украины ликвидировано (без данных за июнь) 95 бандгрупп с 457 участниками.

Кроме того, арестовано 285 немецких агентов, 2922 быв. полицейских, 520 быв. старост и 8019 прочего антисоветского элемента Изъято и направлено в лагеря НКВД 3914 человек спецконтингента — военнослужащих, вышедших из окружения, находившихся в плену и т. д.

Изъято:

дезертиров из Красной Армии — 28201;

лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии — 47956.

Наши потери убитыми:

работников НКВД — 37;

офицеров и бойцов войск НКВД и Красной Армии — 655;

пропало без вести работников НКВД, офицеров и бойцов — 112.

В остальных республиках, краях и областях Советского Союза итоги борьбы с бандитизмом за первую половину 1944 г. таковы:

ликвидировано банд — 1727;

участников в них — 10994.

При этом:

убито бандитов — 383;

арестовано — 10191;

легализовано — 420.

Изъято:

дезертиров из Красной Армии — 132444;

уклонившихся от службы в Красной Армии — 86466.

В порядке очистки от враждебных элементов освобожденных от немецких оккупантов территорий Советского Союза арестовано 9720 и убито 56 человек, в том числе:

вражеских парашютистов — 239;

агентов германской разведки — 491;

изменников Родины, перебежавших на сторону врага во время военных действий, — 380;

работников гестапо — 23;

полицейских — 3955;

бургомистров — 41;

старост — 1339;

руководящих работников организован, немцами учреждений — 75;

участников зверств оккупантов — 61;

прочих ставленников и пособников немцев — 3172.

Наши потери убитыми:

оперативных работников — 82;

офицеров и бойцов войск НКВД — 706;

бойцов истребительных батальонов и доброотрядов — 10;

совпартактива — 6.

Изъято у бандитско-дезертирского элемента и населения, а также собрано на бывших полях военных действий оружия:

самолетов — 1;

орудий — 29;

пулеметов — 4264;

минометов — 584;

автоматов — 10310;

винтовок — 81874

револьверов — 8588;

гранат 55470 и 481 ящ.;

ПТР — 1014;

артснарядов — 1000;

мин — 45135 и 587 ящ.;

патронов — 10302464 и 1036 ящ.;

взрыввеществ — 5100 кг и 292 ящ.;

прочего оружия — 31656.

В течение 6 месяцев 1944 г. зарегистрировано 2629 бандитских проявлений, из них раскрыто 2568.

В результате бандпроявлений убито:

советско-партийных работников — 66;

работников НКВД и НКГБ — 56;

офицеров и бойцов Красной Армии и войск НКВД — 145;

других граждан — 683.

Всего: 950.

На Северном Кавказе в феврале с.г. органами НКВД проведены специальные мероприятия по чеченцам и ингушам, в марте с.г. по балкарцам. В результате операции из бывш. Чечено-Ингушской АССР выселено 104279 семей чеченцев и ингушей с количеством 520055 человек, из них:


Из Кабардинской АССР выселено — 44415 балкарцев, из них в Казахскую ССР -21115 и в Киргизскую ССР — 23300.

В ходе операции в Чечено-Ингушетии убито 9 и арестовано 1227 бандитов, в Кабардино-Балкарии арестовано 440.

После проведения спецмероприятий на территории Грозненской области и Кабардинской АССР продолжалась работа по ликвидации остатков бандповстанческих формирований и новых бандгрупп из лиц, уклонившихся от переселения.

В Дагестанской АССР, в Ставропольском и Краснодарском краях осуществлялись мероприятия по изъятию бандитских групп, состоящих из бывших немецких ставленников и пособников, а также дезертиров из Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы.

В республиках и краях Северного Кавказа во второй половине 1944 г. также была усилена работа по ликвидации пособнической базы бандитов.

Всего на Северном Кавказе за первые шесть месяцев 1944 г. ликвидировано 145 банд с 2551 участником и 593 пособниками.

По сравнению с предыдущими годами степень пораженности бандитизмом Среднеазиатских республик намного уменьшилась. Действующие ныне небольшие по численности банды из дезертиров Красной Армии, оборонной промышленности и лиц, уклонившихся от военной службы, занимаются главным образом ограблением частных лиц и колхозов и в некоторых случаях — нападениями на отдельных советско-партийных работников и военнослужащих.

За первую половину 1944 г. в Средней Азии и Казахстане было зарегистрировано 150 бандитских проявлений, из них: ограблений частных лиц — 108, ограблений колхозов — 32, нападений на совпартактив — 3, нападений на работников НКВД, офицеров и бойцов войск НКВД — 7.

За указанный период органами НКВД Среднеазиатских республик ликвидировано 238 таких бандгрупп с 1288 участниками. Кроме того, изъято 9550 дезертиров из оборонной промышленности, беглых и прочего антисоветского элемента.

Налажена агентурная работа среди спецпереселенцев. В этих целях были увеличены штаты аппаратов ОББ НКВД Казахской ССР на 9 человек, периферийных органов республики на 137 человек, аппарата ОББ НКВД Киргизской ССР на 6 человек и периферийных органов республики на 33 человека

Из среды спецпереселенцев в течение апреля, мая и июня с.г. выявлено и арестовано 165 бывших бандитов, немецких ставленников и пособников. В настоящее время разрабатывается 667 человек.

Для обслуживания спецпереселенцев-калмыков, расселенных в Алтайском и Красноярском краях, Новосибирской и Омской областях, при аппаратах ОББ УНКВД этих краев и областей созданы специальные группы оперативных работников по 3 человека в каждой сверх прежней штатной положенности ОББ.

В результате работы этих групп выявлено и арестовано 23 бывших участника созданных немцами банд и в настоящее время разрабатывается 258 человек.

В первой половине 1944 г. работа органов НКВД центральных областей РСФСР была направлена на приобретение квалифицированной внутренней и маршрутной агентуры, способной своевременно выявлять и обеспечивать подведение под оперативный удар действующие бандитско-грабительские группы из ставленников и пособников врага, дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии.

Малочисленные по составу эти группы проявляют большую активность, совершая грабежи, убийства, кражи и другие уголовные преступления. За первые шесть

месяцев на территории центральных областей РСФСР было зарегистрировано 1435 бандитских проявлений, что составляет 54 % от всего количества бандпроявлений, имевших место в СССР.

По результатам ликвидации бандитско-грабительских групп выделяются следующие области:


В мае и в июне 1944 г. отмечена активность разведывательных органов противника по заброске в наш глубокий тыл своих агентов-парашютистов с заданием организации бандитско-повстанческих формирований из числа бандитов, дезертиров, лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, и других нелегалов.

С такими заданиями были заброшены 3 группы вражеских парашютистов в составе 17 человек на территорию Казахской ССР, 45 агентов на территорию Калмыцкой АССР, 41 в Орловскую, 29 Калининскую области.

В целях ликвидации вражеского парашютного десанта и остатков бандитских формирований на территорию бывшей Калмыцкой АССР направлялась оперативная группа Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

Бригады оперативных работников ОББ центра выезжали также в Казахскую ССР, Кабардинскую, Чувашскую, Мордовскую АССР, Грозненскую, Орловскую и Кировскую области.

Всего за 1943 г. и первую половину 1944 г., для оказания практической помощи в работе по ликвидации действующих банд и выполнения специальных заданий НКВД СССР, на периферию выезжали 36 бригад оперативных работников Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

Из них:


Продолжительность пребывания в командировках отдельных категорий оперативного состава Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом характеризуется следующими данными:

начальника отдела — 7 месяцев;

заместителей начальника отдела по 9 м-цев;

начальников отделений по 6–7 м-цев;

заместителей нач-ков отделений по 2–3 м-ца;

старших оперативных уполномоч. по 5–6 м-цев;

оперативных уполномоченных по 2–3 м-ца;

помощников оперативн. уполном. по 1–2 м-ца;

радиооператоров по 2–3 м-ца

В целях активизации борьбы с бандитизмом и обмена опытом в работе в ноябре 1943 г. в Москве проведено оперативное совещание с начальниками Отделов по борьбе с бандитизмом УНКВД Московской, Ленинградской, Калининской, Орловской, Курской, Воронежской, Тульской, Рязанской, Ивановской, Ярославской и Смоленской областей.

Кроме того, в течение декабря 1943 г. и первой половины 1944 г. вызывались с докладами и инструктировались по вопросам работы 17 начальников отделов по борьбе с бандитизмом из других краев и областей.

На 1 июля 1944 г. по Советскому Союзу учтено:

бандитских групп — 421;

участников и бандодиночек — 8455;

дезертиров из Красной Армии — 33564;

уклонившихся от военной службы — 2570.

Степень пораженности бандитизмом и дезертирством отдельных районов Советского Союза характеризуется следующими данными:


В составе действующих банд находятся: участников ОУН и УПА — 6683, или 78,8 %, дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, — 694, или 8,6 %, бывших участников к-р вооруженных выступлений — 263, или 3,1 %, бывших немецких ставленников и пособников — 140, или 1,6 %, прочего антисоветского элемента — 675, или 7,9 %.

В настоящее время Отделом НКВД СССР по борьбе с бандитизмом обращено особое внимание на ликвидацию банд УПА, действующих на Украине. Для оказания практической помощи в работе НКВД Украинской ССР командирована бригада оперативных работников ОББ НКВД СССР в составе 23 человек.

Наркоматам внутренних дел Среднеазиатских республик даны указания о более широком применении мероприятий по склонению к явке с повинной участников банд и дезертиров, используя для этого местные и родственные авторитеты. В целях предотвращения возникновения новых банд предложено усилить работу по изъятию дезертиров из оборонной промышленности, беглых и других нелегалов.

Обращено внимание на активизацию работы по выявлению и изъятию пособнической базы бандитов и обеспечению быстрейшей ликвидации банд, действующих длительное время.

НКВД Казахской и Киргизской ССР, Управлениям НКВД Алтайского и Красноярской краев, Новосибирской и Омской областей дано указание об усилении агентурной работы среди спецпереселенцев и недопущению с их стороны бандитских или иных антисоветских проявлений. Подобраны и направлены в указанные органы НКВД списки бандитов и компрометирующие данные на них, имевшиеся в ОББ НКВД СССР.

В данное время, согласно Вашим указаниям, на Северном Кавказе проводятся специальные мероприятия по окончательной ликвидации бандитизма. Как и в предыдущие годы, наряду с усилением чекистско-войсковых мероприятий по ликвидации банд, осуществляется работа по склонению бандитов к явке с повинной. Сочетание этих мероприятий дает положительные результаты.

С задачей ликвидации остатков бандитских формирований, действовавших на территории бывшей Калмыцкой АССР, в Астраханской области находится оперативная группа ОББ НКВД СССР в составе 8 человек.

В целях оказания помощи в работе по очистке от враждебных элементов и ликвидации возможных бандформирований, оставленных противником в Прибалтике, туда командирована группа работников ОББ центра в числе 13 человек.

Работа органов НКВД центральных областей РСФСР, Сибири и Дальнего Востока направлена на обеспечение ликвидации действующих мелких бандитско-грабительских групп.

ІІ. БОРЬБА С ДЕЗЕРТИРСТВОМ

С начала Отечественной войны и по июнь месяц 1944 г. органами НКВД задержана дезертиров из Красной Армии — 1210224 чел.; уклоняющихся от мобилизации — 456667 чел. Всего: 1666891 чел.

Результаты борьбы с дезертирством за 2-ю половину 1941 г.

Наибольшее число задержанных падает на 1941 год. Так, с начала Отечественной войны до конца 1941 г. территориальными, транспортными и особыми органами НКВД задержано 710755 дезертиров и 71541 уклонившихся от мобилизации в Красную Армию, всего — 782296 чел.

Основная масса дезертиров (469887) задержана Особыми отделами НКВД во фронтовых районах. На железнодорожном и водном транспорте органами НКВД задержано дезертиров 32526 чел., уклонившихся от мобилизации 7497 чел.

Территориальными органами НКВД задержано в 1941 г. 208342 дезертира и 64044 уклонившихся.

По количеству задержанных дезертиров и уклонившихся более пораженными районами являлись следующие:

Ленинградская область — 83536;

Украинская ССР — 41119;

Московская область — 25522;

Воронежская область — 18366;

Орловская область — 14286;

Северный Кавказ — 13458;

Курская область — 11505.

В значительной мере дезертирству способствовала возросшая активность антисоветских элементов, находившихся в тылу. Они обрабатывали контингенты, мобилизованные в Красную Армию, и вели среди них пораженческую, повстанческую, террористическую агитацию. Так, например:

Казак Свинцов (Северо-Казахстанская область) на проводах призванных в армию заявил: «Мужики, вас посылают в бойню, а сами коммунисты находятся в тылу. Вам незачем защищать советскую власть, она вам не нужна».

С аналогичным призывом обратился к уходившим в Красную Армию казак Афанасьев (Гурьевская область): «Товарищи, Вы едете на фронт, но знайте, за кого бороться, только не за советскую власть, а против нее».

Под влиянием агитации контрреволюционных элементов некоторые мобилизованные в армию при отправке в части высказывали пораженческие, повстанческие настроения.

«Мы им навоюем, мы сумеем повернуть штыки против и все будет покончено».

(Соколов, казак, сын кулака, Алма-Атинская обл.).

«Меня призывают в РККА для защиты советской власти, но я ее защищать не буду. Я готов перебить всех местных коммунистов и тех, которые мне будут попадаться на фронте».

(Егоров, казак, Северо-Казахстанская область).

Антисоветские настроения среди контингентов мобилизованных в первые месяцы войны были отмечены в ряде других районов СССР.

«Сейчас я отправляюсь на фронт, но я буду стрелять в своих врагов-коммунистов».

(Аикулов С.С., Башкирская АССР).

Володин М.И. (Солотчинский район, Рязанской области), судимый за хулиганство, собрав на призывном пункте группу мобилизованных, заявил: «За коммунистов воевать не пойду, защищать гадов не буду».

Влияние антисоветских элементов на часть мобилизованных контингентов сказалась не только на росте дезертирства и уклонения от призыва и мобилизации в армию, но и на образовании в ряде мест антисоветских групп из дезертиров и уклонившихся. Так, например:

В Таласском районе, Киргизской ССР, ликвидирована антисоветская группа в числе 7 дезертиров-киргиз, скрывавшаяся в горах. Арестованные участники группы быв. кулаки Тептаев и Пшеналиев показали, что они ожидали скорого прибытия в район немецких войск и готовились к переходу на сторону противника.

Арестованные Киселевским горотделом УНКВД Новосибирской области участники антисоветской группы в числе 10 уклонившихся от призыва в Красную Армию — Плохин, сын колчаковского офицера; Пекунов — из кулаков; Брякин — показали, что они намеревались добыть оружие и совершать убийства представителей соввласти.

В селе Аушилер, Нальчикского района, ликвидирована антисоветская группа, состоявшая из 8 дезертиров. Руководитель группы Чеченов Адальбы, исключенный в 1940 г. из колхоза за разложенческую работу, связался с видными в прошлом муллами Исуповым, Черкесовым и др., приступил к вербовке в группу лиц призывного возраста, склонял их к уходу в горы.

При приближении фронта группа намеревалась оказать помощь немцам путем вооруженного нападения с тыла на части Красной Армии.

Группы из дезертиров и уклонившихся, сколоченные антисоветскими элементами, националистами, церковниками, сектантами и другими, ликвидированы в Чкаловской, Акмолинской, Горьковской и других областях.

Вместе с тем в ряде случаев антисоветские элементы вели организованную работу по сколачиванию антисоветских групп и банд из дезертиров и уклонившихся непосредственно во фронтовом тылу.

В декабре 1941 г. в Краснолиманском районе Сталинской области (Юго-Западный фронт) ликвидирована банда, возглавляемая братьями Коломацкими Василием и Николаем, которыми было завербовано свыше 50 уклонившихся от призыва. Задачи банды: вести вооруженную борьбу с частями Красной Армии, партизанскими отрядами и милицией, оказывать помощь немцам при наступлении. На сборищах бандитов, в лесу, Коломацкий зачитывал фашистские листовки и выступал в антисоветском духе.

В декабре 1941 г. на Юго-Западном фронте ликвидирована группа дезертиров и уклонившихся в числе 14 человек, возглавляемая дезертиром из Красной Армии сыном попа Каминским (бывший начальник ремонтной бригады 28 отд. понтонного батальона).

Участники группы имели фальшивые документы об освобождении от военной службы и намеревались организованно перейти на сторону противника.

При ликвидации группы изъято оружие, боепатроны, чистые бланки с печатями.

В феврале 1941 г. на Брянском фронте ликвидирована группа в числе 6 бывш… военнослужащих, находившихся в окружении противника, возглавляемая бывш. комвзвода Новиковым. Бандиты занимались ограблением и убийством представителей сельского партактива и военнослужащих.

При ликвидации группы изъято оружие, боеприпасы, лошади и продовольствие.

В декабре 1941 г. на Ленинградском фронте ликвидирована группа в числе 4 чел., занимавшаяся вооруженными налетами и убийствами военнослужащих, доставлявших пищу частям на передовую линию фронта.

Аналогичные антисоветские группы из дезертиров и уклонившихся от военной службы были ликвидированы на Южном, Северо-Западном, Волховском и других фронтах, а также в прифронтовых областях. Зачастую они ставили своей целью переход на сторону противника.

Наряду с влиянием антисоветского элемента на некоторую неустойчивую часть военнообязанных, уклонившихся от мобилизации, и военнослужащих, дезертировавших из Красной Армии, отмечены и другие причины, способствовавшие дезертирству, уклонению от мобилизации и проникновению дезертиров в глубокий тыл.

В 1941 г. была слабо организована заградительная работа в прифронтовой полосе. В первые месяцы войны не было достаточной организованности и порядка в ряде частей Красной Армии, не была налажена проверка документов у гражданского населения и военнослужащих.

Вместе с тем не было необходимой четкости и согласованности в работе органов НКВД по борьбе с дезертирством. Так, директивой НКВД СССР № 239 от 13 сентября 1941 г. отмечалось отсутствие у некоторых Особых отделов НКВД согласованности с территориальными органами НКВД в деле розыска дезертиров.

Указанные недочеты, а также обстановка на фронтах до декабря 1941 г. в известной мере способствовали дезертирству и уклонению от мобилизации.

Директивой НКВД СССР № 283 от 6 декабря 1941 г. наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам краевых и областных управлений НКВД было предложено лично наладить борьбу с дезертирством, организовать заслоны, патрулирование (используя в этих целях органы милиции и истребительные батальоны), регулярную проверку документов, провести соответствующую вербовку агентуры и осведомления для выявления и ареста дезертиров, привлекать к ответственности по законам военного времени лиц, заведомо укрывающих дезертиров.

В 1941 г. руководство работой по борьбе с дезертирством осуществлялось б. 3 Управлением НКВД СССР (приказ НКВД СССР № 001713 от 25.12.1941).

Результаты борьбы с дезертирством в 1942 г.

В связи с изменением обстановки на фронте и принятием более решительных мер борьбы с дезертирством по линии военного командования и органов НКВД (формирование войск по охране тыла действующей армии, систематическая массовая проверка документов, усиление агентурно-оперативных мероприятий) с конца 1941 г. отмечается снижение дезертирства и уклонения от военной службы.

В 1942 г. органами НКВД задержано дезертиров из Красной Армии 140912 и уклонившихся от мобилизации 76192. Всего 217104, в том числе Особыми отделами 12574, транспортными органами 59612, территориальными органами НКВД 144918.

По количеству задержанных в 1942 г. более пораженными являлись следующие районы СССР:

Московская область — 11434;

Азербайджанская ССР — 7741;

Горьковская область — 7661;

Воронежская область — 7530;

Киргизская ССР — 6223;

Тамбовская область — 6099;

Саратовская область — 5767;

Краснодарский край — 5160;

Новосибирская область — 4881;

Узбекская ССР — 4555;

Рязанская область — 4503;

Калининская область — 4139;

Казахская ССР — 4106;

Вологодская область — 3736;

Кировская область — 3692;

Куйбышевская область — 3680;

Пензенская область — 3440;

Грузинская ССР — 3338;

Ярославская область — 3033.

В 1942 г. антисоветские элементы продолжали организовывать дезертиров и уклонившихся от службы в армии в антисоветские формирования. Причем в ряде случаев антисоветские элементы, проникшие в военкоматы и лечебные учреждения, укрывали дезертиров и уклонившихся путем выдачи им фиктивных документов. Например:

НКВД Армянской ССР арестован за антисоветскую деятельность нач. 1 части Сталинского военкомата гор. Ереван ст. политрук Саркисян, сын кулака, в прошлом был связан с троцкистской организацией, его близкие родственники репрессированы как дашнаки.

В числе освобожденных Саркисяном за взятки от службы в Красной Армии были участники повстанческой дашнакской организации — Меликян, Саркисян, Давтян, Адамян, Междумян и другие, с которыми он был связан до их ареста.

УНКВД Семипалатинской области ликвидирована группа взяточников, возглавляемая зав. 4 поликлиникой гор. Семипалатинска Трушевским, антисоветски настроенным.

Группа за короткий срок освободила за взятки под видом болезни и путем искусственного вызова заболеваний — 15 человек.

НКВД Северо-Осетинской АССР арестован главный врач тубдиспансера Лодаев, осетин, враждебно настроенный к советской власти, освобождающий военнообязанных от службы в Красной Армии путем выдачи им за взятки справок о заболевании туберкулезом.

Значительная часть антисоветских групп из дезертиров и уклонившихся от мобилизации в армию, находившихся на нелегальном положении, ставила перед собой террористические цели.

Более характерными из числа ликвидированных в 1942 г. дезертирских, террористических групп являются следующие:

В октябре 1942 г. Пронским РО УНКВД Рязанской области ликвидирована группа дезертиров в составе Богатырева, Титова и Москалева, которые с целью совершения теракта в ночь на 24 августа бросили гранату в дом колхозника-активиста Косырькова.

В октябре 1942 г. в Ермишенском районе Рязанской области ликвидирована бандгруппа Сорокового в составе 8 дезертиров из Красной Армии, совершившая убийство секретаря Степановского сельсовета Куличкова, поджог дома председателя сельсовета Брызгачевой и ряд ограблений. При проведении операции два бандита убиты, 6 арестованы.

В июле 1942 г. в Балтайском районе Саратовской области ликвидирована бандитско-террористическая группа дезертиров в составе Антошина — быв. активного эсера, Чертова, Земляникова, судимых за хулиганство, и других в числе 5 человек.

Участники группы совершили ряд ограблений колхозов и намечали организовать террористические акты над сельским активом, разработав планы убийств.

В июне 1942 г. в Архангельском районе Башкирской АССР арестованы вооруженный дезертир из Красной Армии сын кулака Скуин и 4 его пособника. Группа ставила своей задачей организацию терактов против партийно-советского актива района.

Вместе с тем органами НКВД ликвидированы дезертирские формирования, ставившие своей целью сколачивание повстанческих кадров для активной вооруженной борьбы с советской властью. Некоторые из них прямо готовились к тому, чтобы облегчить продвижение немецко-фашистских войск.

В ноябре 1942 г. Шамшадинским РО НКВД Армянской ССР ликвидирована повстанческая группа Бильяна, в составе 5 дезертиров из 21 отдельного учебного танкового полка, ставившая своей целью создание мощной бандповстанческой организации для разгрома райцентра, а в случае вторжения немецких войск в Закавказье поднять вооруженное восстание в тылу и этим ускорить продвижение немцев.

В декабре 1942 г. в Матчинском районе Ленинабадской области ликвидирована группа дезертиров в составе 12 чел, проводившая работу по сколачиванию басмаческих и других повстанческих кадров. Участники группы намеревались напасть на райцентр с целью захвата оружия и убийства местных совпартработников.

В числе семи арестованных находились Азизов Хошак — бывший третий секретарь Матчинского РК ВКП(б), Шарипов, член ВКП(б) и другие.

В декабре 1942 г. УНКВД по Джамбулской области Казахской ССР ликвидирована к-р повстанческая группа, состоявшая из дезертиров и уклонившихся от призыва и мобилизации в Красную Армию, возглавлявшаяся бывшим военкомом Джамбулского райвоенкомата Мажитовым, в прошлом арестовывавшемся за националистическую деятельность.

Участники группы вели пораженческую агитацию, склоняли к дезертирству и уклонению от призыва в армию, снабжали поддельными документами.

Имея связь с другими группами дезертиров, скрывавшимися в Джамбулской области, группа Мажитова ставила своей задачей объединение их для борьбы с советской властью.

В отдельных случаях дезертиры распространяли среди населения антисоветские листовки с целью сколачивания повстанческих групп.

В октябре 1942 г. Ворошиловским РО УНКВД Молотовской области, арестован Шишкин, дезертировавший из 47 железнодорожного батальона

Проводя антисоветскую агитацию среди населения и распространяя антисоветские листовки, намеревался организовать повстанческую группу.

В листовке от 22 мая Шишкин писал:

«Все, кто хочет хорошей жизни, идите в партизаны, нарушайте телефонную связь, железные дороги, бейте и уничтожайте партийцев, советский актив. Время пришло, скоро с советской властью будет покончено».

В другой листовке он призывал:

«Сжигайте все мосты на реках и речках… делите хлеб, скот, сено, овощи между собой, ни одного килограмма не сдавайте советской власти».

Участники контрреволюционных националистических организаций, дезертировавшие из Красной Армии, также занимались антисоветской деятельностью.

В августе 1942 г. Транспортным отделом НКВД Южно-Уральской железной дороги ликвидирована группа дезертиров из 249 эстонской стрелковой дивизии в составе Лыузасс, Лукк и Соо, являвшихся членами эстонской националистической организации «Кайтселиит».

Участники группы намеревались перейти линию фронта в Эстонию для проведения там антисоветской работы.

Органами НКВД ликвидированы антисоветские группы, состоявшие из дезертиров-офицеров. Так, например:

В марте 1942 г. в Спокойненском районе Краснодарского края ликвидирована группа в числе 7 лейтенантов, дезертировавших из Красной Армии, возглавляемая Муштой Н.Л.

Участники группы проводили антисоветскую пораженческую агитацию, организовывали слушание фашистских радиопередач, привлекая гражданское население и военнослужащих.

Заслуживает внимание ликвидированная группа дезертиров, ставившая своей целью вызвать конфликт между СССР и Японией.

Арестованный в декабре 1942 г. УНКВД Камчатской области Хабаровского края дезертир Марченко показал, что, скрываясь совместно с дезертиром — бывшим милиционером Выкопаловым, они намеревались поджечь два японских рыбных завода на Камчатке с целью вызвать конфликт между Японией и СССР и в случае захвата Камчатки Японией перейти на службу к японцам.

Значительная часть дезертиров из Красной Армии переходила на сторону противника и, будучи завербована немецкими разведывательными органами, пробиралась в наш тыл для шпионской работы.

Более характерными из ликвидированных шпионских дезертирских групп и дезертиров-одиночек являются следующие:

В сентябре 1942 г. в Иглинском районе Башкирской АССР ликвидирована шпионско-террористическая группа в количестве 7 чел., руководителем которой являлся дезертир Гарустович, происходящий из кулаков.

Гарустович на следствии показал: в августе 1941 г. с группой в 8 чел. под Калугой сдался в плен немцам, был завербован немецкой разведкой и переброшен в тыл СССР со шпионскими заданиями.

Находясь в Иглинском районе, организовал шпионско-террористическую группу, в которую были вовлечены его брат Гарустович, уклонившийся от призыва, два сына кулака Трофимова и другие.

УНКВД Иркутской области в мае 1942 г. задержан дезертировавший с Ленинградского фронта курсант Ленинградского военно-инженерного училища Жебодаев.

Следствием установлено, что в Ленинграде он был завербован в антисоветскую организацию Минкевичем, студентом физико-математического факультета для выполнения шпионской работы в пользу немцев.

По заданию Минкевича Жебодаев вел разложенческую работу среди красноармейцев, подстрекая их к дезертирству.

Кроме того, выполнил ряд других шпионских заданий Минкевича.

Несмотря на продолжавшуюся деятельность антисоветских элементов и немецко-фашистской агентуры, а также на то, что в ряде частей все еще имели место недочеты, отмеченные приказами НКО № 227 от 28.07. и 323 от 16.10. - принятыми мерами дезертирство из Красной Армии в 1942 г. было резко снижено. Органы НКВД значительно усилили борьбу с дезертирством. В 1942 г. были изданы следующие основные приказы и директивы об усилении борьбы с дезертирством и уклонением от призыва и мобилизации.

В соответствии с Постановлением Государственного Комитета Обороны от 16 января 1942 г. № 1159с «О порядке передвижения военнообязанных в военное время и ответственности за уклонение от воинского учета», обязавшим НКВД СССР и НКО организовать систематическую проверку документов, устанавливающих отношение граждан к воинской обязанности, приказом НКВД СССР № 00167 от 24 января 1942 г. наркомам внутренних дел республик, начальникам краевых и областных Управлений НКВД было предложено в целях выявления лиц, уклоняющихся от призыва и мобилизации, производить во всех населенных пунктах и на путях сообщений периодическую проверку документов у граждан.

Одновременно НКО был издан приказ № 064 от 24 января 1942 г. о порядке передвижения военнообязанных в военное время и мероприятиях по борьбе с уклонением их от учета, призыва и мобилизации.

Эти мероприятия дали возможность вести более эффективную борьбу с дезертирством и уклонением от призыва и мобилизации.

Кроме того, директивой НКВД СССР № 265 от 7 июля 1942 г., отмечавшей недочеты в работе органов НКВД по борьбе с дезертирством, а также недочеты в работе отдельных аппаратов СПО, руководивших борьбой в дезертирством, предлагалось развернуть агентурно-оперативную работу всех органов НКВД в этом направлении.

Приказ народного комиссара обороны № 227 от 28.07.1942 о создании штрафных частей в значительной мере сказался на сокращении дезертирства из Красной Армии.

 

Результаты борьбы с дезертирством в 1943 г. и за первую половину 1944 г.

 

Приказом НКВД СССР № 002264 от 14 октября 1942 г. руководство и контроль за работой органов НКВД по борьбе с дезертирством и уклонением от призыва и мобилизации возложены на Отдел НКВД СССР по борьбе с бандитизмом, а в НКВД-УНКВД на отделения (группы) по борьбе с бандитизмом.

С конца 1942 г. принят ряд новых мер усиления борьбы с дезертирством.

В соответствии с Постановлением Государственного Комитета Обороны № 2401сс от 11.10.1942 и приказом НКВД СССР № 002265 от 14.10.1942, дезертиры, занимающиеся бандитизмом, вооруженными грабежами и контрреволюционной повстанческой работой, подлежали с этого времени заочному осуждению, причем указанные преступления квалифицировались по ст. 58–16 УК РСФСР. На основании этого же приказа, после осуждения дезертиров, через Особое совещание подлежат выселению их семьи.

Эти мероприятия и, в частности, репрессирование членов семей, скрывавшихся дезертиров-бандитов, давали положительные результаты в борьбе с пособниками и укрывателями.

10 декабря 1942 г. директивой НКВД СССР № 553 наркомам внутренних дел, начальникам краевых и областных управлений НКВД было предложено осуществить ряд специальных агентурно-оперативных мероприятий по изъятию бандитско-дезертирского элемента (внедрение в бандитско-дезертирские формирования внутренней агентуры, создание агентурно-осведомительной сети в местах укрытия дезертиров, выявление пособнической базы, использование в национальных районах местных авторитетов для разложения дезертирских формирований и другие).

В соответствии с этим указанием органы НКВД начали перестройку работы по борьбе с дезертирством в сторону активизации ее.

Приказом НКО № 0413 от 21.08.1943 командирам частей и соединений было предоставлено право направлять своей властью, без суда, в штрафные части лиц сержантского и рядового состава, провинившихся в совершении некоторых видов преступлений.

Под действие приказа подпали также лица, впервые дезертировавшие из Красной Армии, не совершившие более тяжких преступлений.

НКВД СССР дано указание № 453 от 14.09.1943 о порядке исполнения органами НКВД этого приказа. Вместе с тем дан ряд указаний об устранении недочетов, задерживающих передачу дезертиров начальникам гарнизонов (№ 52/20912 от 3.11.1943, 35/1585 от 19.10.1943,35/35 и 35/37 от 05.01.1944,35/325 от 19.01.1944,35/584 и 35/585 от 14.02.1944).

В целях установления согласованности в работе органов НКВД, милиции и войск НКВД по борьбе с дезертирством в октябре 1943 г. были даны соответствующие указания нач. ГУМ НКВД СССР, нач. ГУЛАГ НКВД СССР, нач. штаба истребительных батальонов НКВД СССР, нач. Главного управления внутренних войск, нач. Главного управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии, нач. Главного управления пограничных войск НКВД СССР, а также всем органам НКВД (№ 35/1748 от 10.11.1943).

В связи с тем что на территории республик, краев и областей, освобожденных от немецких оккупантов, имеется большое количество оружия и боеприпасов, брошенных немецкими захватчиками, а также оставленных наступающими частями Красной Армии, органам НКВД дано указание № 137 от 12.04.1944 об организации сбора, хранения и охраны их при перевозке в тыл с тем, чтобы исключить возможность использования оружия и боеприпасов дезертирами.

Значительное внимание было уделено упорядочению учета дезертиров и уклонившихся с тем, чтобы систематически организовывать розыск их.

По этому вопросу органам НКВД дан ряд специальных указаний за 35/437 от 19.01.1944,35/685 от 24.02.1944 и 35/2442 от 29.05.1944

В июне 1943 г. в Отделе НКВД СССР по борьбе с бандитизмом было организовано специальное отделение по борьбе с дезертирством, что дало возможность сделать эту работу более целеустремленной и эффективной, наладить соответствующую информацию в руководящие инстанции, усилить руководство органами НКВД и разработать ряд мероприятий, способствующих снижению дезертирства.

Результаты работы по борьбе с дезертирством из Красной Армии и уклонением от призыва и мобилизации в 1943 г. и с 1 января по 1 июля 1944 г. характеризуются следующими данными:

В 1943 г.:

задержано дезертиров 191028, уклонившихся — 172452, всего задержано дезертиров и уклонившихся 363480;

убито дезертиров и уклонившихся, оказавших вооруженное сопротивление, — 454.

Из числа задержанных дезертиров:

арестовано органами НКВД, НКГБ, «Смерш» и Прокуратуры — 122475;

передано начальникам гарнизонов и райвоенкоматам по приказу НКО № 0413 от 21.08.1943 — 68553.

Из числа задержанных уклонившихся:

арестовано и привлечено к уголовной ответственности — 35340;

передано в военкоматы и органы Прокуратуры — 137112;

легализовано дезертиров — 6476;

легализовано уклонившихся — 2014.

Изъятые органами НКВД в 1943 г. дезертиры из Красной Армии и уклонившиеся от призыва и мобилизации (задержанные, убитые и легализованные) распределяются по районам Союза ССР:


Значительные результаты по изъятию дезертиров и уклонившихся в 1943 г. достигнуты в следующих республиках, краях и областях.


С 1 января по 1 июля 1944 г.:

задержано дезертиров из Красной Армии — 158011;

убито дезертиров из Красной Армии — 197;

легализовано дезертиров из Красной Армии — 2437.

Всего изъято дезертиров: 160645 чел.

 

Из числа задержанных и легализованных дезертиров:

арестовано органами НКВД, НКГБ, «Смерш» и Прокуратуры — 46077;

передано начальникам гарнизонов — 110505;

задержано уклонившихся от призыва и мобилизации в Красную Армию — 132782;

убито — 7;

легализовано — 1633.

Всего изъято уклонившихся: 134422 чел.

 

Из числа задержанных и легализованных уклонившихся от призыва и мобилизации в Красную Армию:

арестовано органами НКВД, НКГБ, «Смерш» и Прокуратуры — 11557;

передано в военкоматы — 117453.

 

Изъятые органами НКВД в 1944 г. дезертиры из Красной Армии и уклонившиеся от призыва и мобилизации (задержанные, убиты и легализованные) распределяются по районам Союза ССР:


Значительные результаты по изъятию дезертиров и уклонившихся в 1944 г. достигнуты в следующих республиках, краях и областях:


На 1 июля 1944 г. состоит в розыске: дезертиров из Красной Армии — 33564; уклонившихся от призыва и мобилизации — 2570. Всего разыскивается: 36134.

Объявленные в розыск распределяются по районам Союза ССР:

центральные области — 12429;

Средняя Азия — 7835;

Сибирь и Дальний Восток — 7581;

Северный Кавказ — 3078;

Закавказье — 2608;

прифронтовые области — 2603.

Дезертирство офицерского состава

Органами НКВД задерживается значительное количество дезертиров из числа офицерского состава. Только за 4 месяца 1944 г. задержано 1015 чел.

Преобладающее большинство из них скрывалось по фиктивным документам. Некоторые после дезертирства занимались преступной деятельностью, при задержании оказывали вооруженное сопротивление.

Среди задержанных дезертиров офицеров имелись лица с уголовным прошлым.

У НКВД по Орловской области 19.02.1944 задержан дезертир из Красной Армии — гвардии майор Шепилов, пом. нач. штаба 125 стрелкового корпуса по оперативной части.

Шепилов скрывался по подложным документам у своих родственников.

При задержании у него обнаружены: гербовая печать военного прокурора 125 стрелкового корпуса, 12 чистых бланков с печатью и штампами штаба 125 стрелкового корпуса, удостоверение личности на имя военного прокурора 125 стрелкового корпуса Шепилова и многие другие фиктивные документы.

Расследованием установлено, что Шепилов является уголовником-рецидивистом. Он судим 6 раз; в 1943 г. военным трибуналом Елецкого гарнизона был осужден по ст. 193-3 «в» УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора и отправкой на фронт.

В феврале 1944 г. Никологорским РО УНКВД по Ивановской области задержан дезертировавший из 165 авиаполка 17 армии старший лейтенант Гавриченков Ф.С., похитивший мастичную гербовую печать воинской части № 15959 и два штампа воинских частей № 15959 и 4030.

Связавшись с преступным элементом, Гавриченков добывал различные бланки и, используя похищенные штампы и печати, занимался изготовлением фиктивных документов.

Арестованный в апреле 1944 г. НКВД Азербайджанской ССР — майор медслужбы Гаджиев Нунай Гасанович дезертировал в сентябре 1943 г. из 39 офицерского полка 2 Украинского фронта. Будучи начальником санитарной службы, выписал себе историю болезни с освобождением на 6 месяцев. В гор. Баку лично изготовил штамп о взятии на учет в Управлении военного коменданта и продолжал скрываться до задержания.

В феврале 1944 г. Железноводским горотделом УНКВД по Ставропольскому краю арестован капитан Бережной М.Г. - нач. штаба 25 воздушно-десантной дивизии, скрывавшийся по поддельным документам.

В марте 1944 г. на Ташкентской железной дороге в поезде задержан бывший помощник командира 136 отдельного полка связи по технической части Мирошниченко, дезертировавший в январе 1943 г. и скрывавшийся по поддельным документам.

Обыском у него обнаружено большое количество фиктивных документов, печать 84 отдельного полка связи, оттиски других печатей, два пистолета «ТТ» и 103000 рублей. Мирошниченко с сожительницей Акоповой разъезжали по городам СССР и занимались спекуляцией.

В ночь на 01.04.1944 в гор. Батуми был установлен дезертир из Красной Армии Шилин — помощник начальника штаба полка в/ч п/я 21242. При задержании оказал вооруженное сопротивление и был убит.

В мае с.г. Бородинским РО НКВД, УССР задержан гвардии майор Алексеев, пом. командира 640 армейско-истребительного противотанкового полка по строевой части и ст. сержант 47 стрелкового корпуса Кидяев.

Следствием установлено, что 28 апреля с.г. Алексеев выехал с Кидяевым из гор. Тернополь в гор. Киев. Пользуясь своим служебным положением, Алексеев заготовил бланки путевых листов, справку о закреплении автомашины за шофером и подделал паспорт на нее. Прибыв в гор. Киев, Алексеев и Кидяев похитили возле городского театра легковую автомашину «М-1», принадлежащую начальнику военно-воздушных сил Киевского военного округа.

Следственный материал направлен прокурору Первого Украинского фронта.

В мае с.г. в гор. Ленинграде ликвидирована группа из дезертиров офицеров, занимавшаяся квартирными кражами. В состав группы входили офицеры 136 офицерского полка — капитан Семенов, лейтенанты Феликсов и Дормачев.

Антисоветская деятельность дезертиров

В 1943 и 1944 гг. многие скрывавшиеся дезертиры и уклонившиеся от службы в Красной Армии продолжали заниматься антисоветской деятельностью. Националисты, кулаки, бывшие белые и другие контрреволюционные элементы использовали дезертиров и уклонившихся в своей антисоветской работе и сколачивали из них антисоветские формирования.

На территории Котайского района Армянской ССР ликвидирована группа в составе 4 дезертиров и уклонившихся от службы в Красной Армии, возглавляемая разыскиваемым бывшим руководителем к-р повстанческой курдской националистической организации Аджаяном Омаром. Последний при задержании оказал вооруженное сопротивление. Изъято оружие и боепатроны. Все участники группы арестованы.

В январе 1943 г. в Камышловском районе Свердловской области, ликвидирована вооруженная группа в составе 8 дезертиров, возглавляемая бывшим добровольцем колчаковской армии, активным участником карательных отрядов Крысановым.

Группа проводила к-р повстанческую агитацию, совершила ряд вооруженных ограблений граждан и подготавливала налет на оружейный склад воинской части.

В ряде случаев ликвидированные антисоветские формирования из дезертиров и уклонившихся ставили перед собой повстанческие, террористические цели и намеревались оказать помощь немецко-фашистским войскам. Так, например:

В марте 1943 г. на территории Арысского района, Казахской ССР ликвидировано повстанческое формирование в составе 50 человек.

Банду возглавляли Джалбарисов Бархат, 1893 г. рождения, бывший бай, дезертир из Красной Армии; Тууркамбаев Ушебай и Косалиев Мундрасу.

Подавляющее большинство участников состояло из уклонившихся от призыва в Красную Армию. Скрываясь в землянках и других убежищах, специально оборудованных в зарослях камыша на берегу реки Сыр-Дарья, группа занималась налетами на колхозы, совхозы и местных жителей.

Следствием установлено, что формирование возникло в августе 1942 г. и ставило перед собой задачу вооруженного выступления против советской власти и оказания помощи немецко-фашистским войскам.

В этих целях главари формирования концентрировали в местах своего укрытия антисоветский элемент и особенно уклонившихся от мобилизации, дезертиров из Красной Армии, организованно проводили сбор средств для приобретения оружия и создавали продовольственную базу.

В январе 1943 г. в Сузакском районе, Южно-Казахстанской области, Казахской ССР в горах «Кара-Тау» ликвидирована повстанческая группа Абишева Икласа, в составе 16 уклонившихся от военной службы и дезертиров.

Группа ставила своей задачей вооруженное выступление против местных органов власти, вербовала новых лиц и, в случае неудачи выступления, намеревалась перейти границу в Афганистан.

В апреле 1943 г. ликвидирована террористическо-повстанческая группа Бабаева Хошан, оперировавшая на территории Захматабадского района, Таджикской ССР, состоявшая из 23 уклонистов от призыва в Красную Армию.

В марте 1943 г. бандитами были убиты 9 активистов Ново-Абадского района и 1 чел. ранен.

Помощник главаря Мухарамов Юсуп Хан показал, что участники группы, не желая служить в Красной Армии, намерены были организовать восстание против советской власти, уничтожить советско-партийный, колхозный актив и сорвать призыв в Красную Армию.

В Зианчуринском районе, Чкаловской области скрывался дезертир из Красной Армии Ординарцев, числившийся погибшим на фронте.

18 мая 1944 г. Ординарцев совершил убийство председателя колхоза «Красный Октябрь» Ефремова за то, что он предложил его жене Ординарцевой Татьяне подписаться на третий государственный военный заем. При задержании Ординарцев пытался бежать, но был смертельно ранен.

Арестованы активные соучастники убийства — отец, жена и сын Ординарцева.

Скрывавшийся в Пензенской области дезертир из Красной Армии Емелин, имевший оружие «наган» и финский нож, намеревался убить работника милиции Белобородова (за арест его отца) и совершить теракт над председателем колхоза Фаюстовым.

При задержании Емелин оказал вооруженное сопротивление и ранил бригадира колхоза Алешина, в связи с чем был убит.

Некоторые дезертиры из Красной Армии совершали террористические акты над сельскими активистами, участвовавшими в борьбе с ними.

Арестованный в Тульской области дезертир из Красной Армии Степанов показал, что совместно с отцом и сестрой совершил убийство Макриевой, которая намеревалась сообщить о нем органам власти.

Следствием по делу арестованных в Чкаловской области уклонившихся от мобилизации в Красную Армию казахов Идалиева и Утемисова установлено, что ими совершено убийство казаха Ирденова и его жены, которых они заподозрили в связи с органами НКВД.

По делу арестовано 6 дезертиров из Красной Армии, соучастников убийства.

Нурлатским РО УНКВД Татарской АССР в мае 1944 г. арестован дезертир из Красной Армии Ковеев, из семьи кулака, татарин, судимый в 1943 г. по ст. 193-7 п. «г», 165 ч. III, 107 и 72 УК РСФСР, с применением п. 2 к ст. 28 УК.

Будучи направлен в штрафной батальон, Ковеев снова дезертировал и по прибытии на родину, с целью мести партийно-советскому активу села за раскулачивание и репрессирование отца (осужден к ВМН), преследование его как дезертира, намеревался поджечь дом председателя сельсовета Сафиуллина.

Волынским РО УНКВД Орловской области арестована группа дезертиров из Красной Армии в составе отца и сына Сытниковых и Черкасова, скрывавшихся в искусно замаскированных тайниках и занимавшихся грабежами.

В ноябре 1943 г. бандиты подготавливали совершение террористического акта над председателем колхоза Алексеевым, разоблачившим их грабительскую деятельность.

14.04.1944 бандиты встретили тринадцатилетнего Комкова, знавшего их в лицо. Боясь быть разоблаченными, они убили Комкова и труп бросили в реку.

Характерно, что многие скрывавшиеся дезертиры из Красной Армии в своей антисоветской деятельности ориентировались на «скорую победу» немецко-фашистских войск, их агитация среди населения, записи в дневниках носили явно профашистский характер. Некоторые дезертирские группы намеревались организовать печатание и распространение антисоветских листовок.

Уярским РО УНКВД Красноярского края арестованы уклонившиеся от службы в Красной Армии Емельшин и Попов. У Емельшина при обыске изъят дневник, который он вел с 1937 г. В дневнике изложены его антисоветские взгляды. Так, например, он записал: «Неужели будет радость, все вздыхаю день и ночь, Гитлер выслал свое войско и решил беде помочь. Разогнал он все колхозы, распустил и весь народ, Гитлер волю нам несет. Неужели он придет Гитлер, из оков нас раскует, нас он выпустит на волю, счастье нам он принесет».

Емельшин и Попов при задержании оказали вооруженное сопротивление. Емельшин был ранен.

Арестованный в апреле 1944 г. УНКВД по Западно-Казахстанской области Скосарев, будучи настроен антисоветски, уклонялся от мобилизации с начала Отечественной войны.

При аресте у Скосарева изъяты рукописи, в которых он клеветал на партию и советское правительство, восхвалял фашистский строй и проявлял пораженческие настроения.

Арестованный в марте 1944 г. Мартыновским РО УНКВД по Ростовской области дезертир из Красной Армии Рябов показал, что сколоченная им антисоветская группа из дезертиров намеревалась организовать печатание и распространение листовок антисоветского содержания.

Значительную антисоветскую активность проявляли церковники, дезертировавшие из Красной Армии и уклонявшиеся от призыва и мобилизации.

Арестованные в марте 1944 г. УНКВД Ивановской области дезертиры братья Гусевы, давая показания о своих антисоветских настроениях, заявили: «Все проводимые мероприятия советской властью противозаконны и исполнять их нельзя, так как они противоречат учению Христа. Убивать немцев большое преступление против православной церкви, так как немцы такие же люди, как и мы, учением Христа убивать людей запрещается».

УНКВД по Горьковской области в марте 1944 г. ликвидирована дезертирская группа Ганькина в составе 4 активных церковников. Скрываясь с 1942 г., они устраивали богослужения и, пользуясь этим, проводили профашистскую агитацию среди населения. На следствии заявили, что защищать Советский Союз с оружием в руках не будут.

Среди задерживаемых дезертиров из Красной Армии имеется значительное число лиц, находившихся в плену у немцев, а также проживавших на временно оккупированной территории.

Следствием установлено, что многие из них являлись активными немецкими пособниками и ставленниками, а также завербованы немецкой разведкой.

После освобождения нашими частями захваченной территории и мобилизации этих контингентов в Красную Армию некоторые из них, будучи обработаны немцами, дезертируют и занимаются антисоветской деятельностью.

Арестованный УНКВД Ставропольского края Дорошенко в 1942 г. попал в плен к немцам. В период оккупации Ставропольского края поступил на службу в полицию, занимался изъятием оружия у населения, транспортировкой его для немецких частей и т д.

После бегства немцев Дорошенко снова был призван в Красную Армию и дважды дезертировал.

Арестованные в апреле 1944 г. НКВД УССР Лотвинов и Федоровцев, проживая на временно захваченной территории, служили в полиции.

Лотвинов участвовал в расстреле пленных красноармейцев. При отступлении немцев вступил в немецкую армию. Будучи захвачен в плен частями Красной Армии, бежал и работал в гор. Никополе. После призыва в Красную Армию — дезертировал.

Федоровцев активно участвовал в задержании советских парашютистов и партизан, которые были расстреляны. Впоследствии скрыл предательскую работу и был призван в Красную Армию, откуда дезертировал

Арестованный в марте 1944 г. в Смоленской области дезертир из Красной Армии Мелкозеров, находясь на временно оккупированной территории, изъявил желание работать у немцев по выявлению партизан, коммунистов и связанных с ними лиц. Впоследствии был принят в полицию и участвовал в карательных мероприятиях против партизан.

Арестованный в марте 1944 г. УНКВД по Воронежской области дезертир из Красной Армии Лунин, проживая на временно оккупированной территории, лично задерживал и доставлял в немецкую комендатуру бойцов и офицеров Красной Армии, попавших в окружение.

Арестованный в марте 1944 г. Ковровским горотделом УНКВД по Ивановской области Великий, будучи завербован немцами, получил задание выявлять лиц, хранивших оружие, партизан и коммунистов. При отступлении немцев ему было поручено остаться в тылу и заниматься диверсионной работой, на что он дал согласие.

УНКВД по Ивановской области в апреле 1944 г. арестован дезертир из Красной Армии Куликов, скрывавшийся в доме родителей в специально оборудованном тайнике. При обыске у него изъят дневник с антисоветскими записями. Установлено, что, находясь в плену у немцев, в 1941 г. был завербован немецкой разведкой и после двухнедельной подготовки переброшен в наш тыл с террористическими и диверсионными заданиями.

В январе 1944 г. УНКВД по Наманганской области, Узбекской ССР задержан дезертир Лысенко, который еще до службы в Красной Армии, проживая в Воронежской области, в 1942 г. был завербован немецкой разведкой и выполнил ряд заданий по разведыванию обороны частей Красной Армии.

В январе 1944 г. УНКВД по Самаркандской области Узбекской ССР задержан дезертир Шукуров, который, находясь в плену у немцев, был завербован и переброшен на нашу сторону с заданиями шпионско-диверсионного характера. Шукуров назвал ряд других лиц, завербованных немецкой разведкой.

В марте с. г. в Свердловской области арестован Ковалев. Находясь в плену у немцев, был завербован и в числе 4 агентов переброшен в тыл Красной Армии для сбора данных об аэродромах в гор. Москве и Московской области, движении воинских эшелонов и линии фронта и др.

В апреле с. г. в Киргизской ССР арестован Мотаев. В течение 6 месяцев находился в плену у немцев, был ими завербован и переброшен в расположение частей Красной Армии. Дезертировав с передовой линии фронта, пробрался в Ошскую область.

Отмечены случаи, когда формирования из дезертиров сколачивались и возглавлялись немецкими разведчиками-парашютистами. Так:

На территории Гизельдонского района Северо-Осетинской АССР ликвидирована бандгруппа в составе 7 дезертиров. Группу возглавляли немецкие разведчики-парашютисты Махнев и Фидаров, сброшенные с самолета на территорию бывшей Чечено-Ингушской АССР.

Бандгруппа совершила несколько ограблений и намеревалась совершить теракты против партийных и советских работников.

Установлено, что немецкие разведорганы распространяли среди военнослужащих специальные листовки, в которых они призывали дезертировать из Красной Армии.

На территории Молдавской ССР обнаружены сброшенные с самолетов листовки, озаглавленные «Инструкции для солдат и офицеров Красной Армии». В них дается ряд «постановлений», например:

«… Лучше не дожидаться, пока тебя саданет куском железа, и спасаться иначе. Уходите в тыл. Если вы это проделаете толково, то дело увенчается успехом…».

«… С передовой лучше всего уходить во время боевых операций. С фронта лучше всего уходить при передвижении части, незаметно отстав…».

«…Что с собой брать… Оружие и боеприпасы на случай внезапной встречи с заградительными отрядами НКВД и милиции. Помните, вооруженному человеку ничего не страшно, а его все боятся. С безоружным же справится каждый милиционер, вооруженный ржавым „наганом“. Кроме того, с оружием можно при случае кое-чего раздобыть. Помимо этого солдат или группа солдат с оружием не внушает никому подозрений. Безоружных принимают за дезертиров…».

«… Что делать дальше… Либо уйти в леса и скрываться в них до конца войны. Все леса советского тыла полны партизан — власовцев и „зеленых“. Если уйти в лес, то встретите их и можете к ним присоединиться. Можно скрыться в глубоком тылу, в городе, среди населения…».

В таком же духе написаны другие места «инструкции». Заканчивается она словами «следуйте этим указаниям и вы сохраните свою жизнь».

В ходе ликвидации оуновского подполья в освобожденных западных областях Украинской ССР установлено, что руководителями УПА была проведена в широких масштабах работа, направленная к срыву мероприятий по мобилизации военнообязанных в ряды Красной Армии и одновременному насильственному уводу мужского населения в свои отряды. В этих целях банды УПА через специальных пропагандистов проводили агитационную работу в щэодах и селах, используя различные клеветнические измышления. В ряде мест военнообязанным, под угрозой расправы, предлагалось при объявлении мобилизации в Красную Армию уходить в леса и присоединяться к отрядам УПА

Бандитами распространялись слухи в селах, что семьи ушедших в Красную Армию будут уничтожены.

В населенных пунктах Межиричского района Ровенской области, когда мобилизация еще не объявлялась, пропагандисты УПА предупреждали население, чтобы в случае объявления мобилизации в РВК никто не являлся. Когда в Глудовском сельсовете РВК было разослано 200 повесток с вызовом военнообязанных для прохождения медицинской комиссии — никто не явился.

В Рокитновском районе Ровенской области районным проводником ОУН и главарем банды «Остапом» было проведено совещание, на котором он заявил: «Мы должны всецело содействовать селу — выполнить план поставок хлеба и других продуктов питания для УПА, вести агитацию, чтобы с приходом Красной Армии люди не шли в армию, а прятались».

Комендант «СБ» района «Сова» (Тучинский район Ровенской области) в начале марта с. г. заявил: «Мы сейчас получили от руководства ОУН приказ вновь объединиться, одновременно наказывать тех, кто попытается оказывать помощь советской власти. Этих людей вместе с семьями нужно уничтожать».

В отдаленных районах бандитами УПА распространялись специальные листовки, призывавшие военнообязанных уходить в банды.

11 марта с.г. в селе Липно Степанского района Ровенской области участниками УПА было расклеено несколько листовок, с призывом к населению не являться в военкомат, а уходить в банды УПА, оперирующие в лесах.

В ряде мест участники ОУН и УПА, в целях срыва мобилизации, организовали бандитские налеты на РВК, команды мобилизованных, председателей и секретарей сельсоветов, забирали и уничтожали списки учета военнообязанных.

24 февраля с.г. к председателю Кунинского сельсовета Мизочского района Ровенской области явилось 6 чел., одетых в форму офицеров и рядового состава Красной Армии, и под угрозой оружия забрали у него списки учета военнообязанных села, оставив ему расписку: «Поквитования цим отверждаю, що дня 24.2.44 р. забраны списки селен яки булы в сельраде. Забрано виддилом УПА. Комендант УПА „Гуляй“».

В ночь на 7 марта бандгруппой совершен вооруженный налет на Ровенский РВК. Бандитами убиты 2 лейтенанта — работники РВК, частично сожжено здание военкомата.

12 марта с.г. из села Суховицы Клеванского района Ровенской области на призывной пункт РВК следовало 75 человек военнообязанных, подлежавших призыву в Красную Армию.

Командир УПА «Пидхмарный», узнав об этом, дал указание инструктору боевой подготовки — перехватить колонну и направить в лес.

Участники УПА «Летчик», «Ковальчук» и др. выполнили это распоряжение.

Инструктор Данилин арестован.

12 марта с.г. в Цуманском районе Волынской области колонна в составе 175 чел., призванных в Красную Армию, сопровождавшаяся бойцами кавполка, между селами Матейки — Герасимовка из лесу была обстреляна бандой. Бойцы кавполка, сопровождавшие колонну, открыли ответный огонь. Банда скрылась.

3 марта с.г. Мизочским РВК Ровенской области в селах Мизоч, Белашов и Дермань была объявлена мобилизация военнообязанных. Узнав об этом, оуновцы в ночь на 3 марта выслали туда вооруженные группы, которые объявили населению, что мобилизация в Красную Армию прекращена, и провели мобилизацию всего мужского и частично женского населения в отряды УПА.

Все «мобилизованные» насильно уведены в леса, в результате чего в РВК никто не явился.

В связи с этим в западных областях УССР имело место массовое уклонение военнообязанных от мобилизации в Красную Армию.

При проведении мероприятий по отправке военнообязанных из Ровенской, Волынской, Тернопольской и других областей многие скрылись.

Так, по состоянию на 1 июля 1944 г. органами и войсками НКВД задержано 27361 уклонившихся от мобилизации.

Вместе с тем значительная часть военнообязанных, призванных в западных областях УССР, дезертирует из частей Красной Армии и с предприятий оборонной промышленности.

Дезертиры из числа указанных контингентов задержаны в Сталинградской, Воронежской, Орловской, Смоленской, Ивановской, Ленинградской, Ростовской, Тульской и др. областях. Все они настроены антисоветски, многие были прямо связаны с ОУН и УПА. Пробираясь на Украину, ведут антисоветскую агитацию среди населения. В ряде случаев они скрываются с оружием, похищаемым в частях.

В июне мес. с.г. Владимирским ГО УНКВД Ивановской области задержан дезертир из Красной Армии Кононевич, проживавший на временно захваченной территории УССР. Состоя в ОУН, он собирал у населения продукты питания и одежду для УПА. Кононевич заявил, что в Красную Армию попал случайно, так как был застигнут врасплох нашими частями и тут же мобилизован, иначе никогда не стал бы служить в Красной Армии и защищать советскую власть. «Советы защищать нечего, дезертировал из Красной Армии я с тем, чтобы пробраться к себе на родину, там примкнуть к своим товарищам, совместно с которыми вести борьбу с советской властью».

Арестованный УНКВД Сталинградской области участник ликвидированной группы, дезертировав из числа контингентов, мобилизованных в западных областях УССР, Поддубный заявил: «При поляках жилось лучше, чем при советской власти. Опять хочется жить по-старому — единолично».

Группа, в состав которой входил Поддубный, обезоружила конвоира.

Ряду органов НКВД по месту дислоцирования частей сформированных из указанных контингентов дано указание о тщательной фильтрации задерживаемых дезертиров с целью выявления лиц, связанных с украинскими националистическими организациями и немецкими разведывательными органами.

На освобожденной территории Молдавской ССР антисоветский элемент ведет активную работу среди военнообязанных с целью срыва мобилизации в Красную Армию. Антисоветской обработке также подвергаются военнослужащие, склоняемые к дезертирству.

В апреле с.г. в целях срыва мобилизации в Красную Армию жителей Сорокского уезда бывшие ставленники немецко-румынских властей — молдаваны: Бодю, в период оккупации работавший лесником, и Баражин, в период оккупации, работавший зам. старосты села, собрали вокруг себя 40 военнообязанных, обработали их и увели в лес под предлогом производства оборонных работ. В лесу среди уведенных проводили к-р агитацию: «Вы здесь будете работать, пока в селе пройдет комиссия, а затем к этому времени придут румыны и немцы, и мы пойдем в свою армию».

Проведенными мероприятиями удалось убедить их, что они обмануты к-р элементом, и после суточного пребывания в лесу все добровольно явились в село на призывной пункт.

Бодю и Баражин арестованы.

10 мая с.г. из 52 полка, дислоцируемого в г. Могилеве, дезертировало 74 чел., часть из них возглавлял Гуменин, молдаванин, кулак, бывший член кузитской партии, в период оккупации работал помощником примаря.

Принятыми мерами все дезертиры задержаны. Гуменин арестован.

20 апреля с.г. Катюжанским военкоматом Сорокского уезда направлена в полк команда в составе 460 чел., призванных жителей Молдавии. В пути следования бывшие члены румынской железногвардейской партии Потарак, Чернотлог и Стратилат проводили среди мобилизованных антисоветскую работу и склоняли их к дезертирству, вследствие чего к месту назначения не прибыло 70 чел.; они ушли в лес и сформировались в две дезертирские группы под руководством Потарак, Чернотлог и Стратилат.

Принятыми мерами 65 чел. добровольно явились в часть.

Атакским РО НКВД Молдавской ССР установлено, что бывш. помещик Рагу возглавил группу из 7 дезертиров, среди которых проводил пораженческую и профашистскую агитацию.

Вместе с тем установлено, что после освобождения Молдавии в Красную Армию проникали активные враги, впоследствии дезертировавшие.

В Атакском районе Сорокского уезда арестован дезертир из Красной Армии Устрой, переодетый в женское платье. В период оккупации Молдавии румынскими войсками служил в жандармерии. После освобождения Молдавии и призыва Устрой в Красную Армию проводил антисоветскую агитацию среди бойцов. Соответствующей обработкой ему удалось склонить к дезертирству 15 человек.

В Тырновском районе Молдавской ССР скрывалась группа дезертиров из Красной Армии, возглавляемая Раку. В период оккупации немецко-румынскими войсками Бессарабии, Раку принимал активное участие в издевательствах над евреями и их расстрелах. В мае 1944 г. Раку был задержан и приговорен к ВМН через повешение. Приговор приведен в исполнение.

Следствием по делу арестованных дезертиров из Красной Армии Киу А.Н., Киу Г.Н. и Топало установлено, что они являются непосредственными участниками массовых арестов и расстрелов еврейского населения Ими было расстреляно около 120 человек.

В 1941 г. при отходе частей Красной Армии из Молдавии Киу А. и другие в количестве 23 чел., будучи вооружены румынской разведкой, принимали активное участие в обстреле отходивших групп красноармейцев.

В Резинском районе Оргеевского уезда задержан дезертир из Красной Армии Друпа. В период оккупации Молдавии немецко-румынскими войсками был тесно связан с румынской жандармерией и полицией, выдавал советских активистов, принимал участие в убийстве евреев, разграблении их имущества.

Контрреволюционные националистические элементы в Белоруссии также оказывают влияние на военнообязанных, в связи с чем многие уклоняются от призыва и мобилизации, а часть дезертирует из Красной Армии. Так, например:

В Полесской области Белорусской ССР в апреле 1944 г. задержана вооруженная группа дезертиров (Коренец, Слуцкий и другие). Следствием установлено, что до службы в армии они проживали на территории, временно захваченной немцами, и были обработаны в националистическом духе: «Необходимо защищать земли только Белорусской республики, а землю других республик защищать не нужно».

Участник группы Слуцкий показал: «До нас донесся слух, что наш полк перебрасывают на один из фронтов другой республики, в то время как мы находились поблизости от своих домов. Выполняя задание националистов, мы группой в количестве 10 чел. дезертировали и разошлись по своим домам».

Скрывающиеся в отдельных районах Вилейской области участники белопольского формирования, возглавляемого поручиком Тур, проводят вербовку местных жителей — поляков в легионы и ведут агитацию, направленную к срыву призыва в Красную Армию. В связи с этим в Островецком районе никто из лиц призывного возраста в военкомат не явился. Большинство мужчин ушло в лес. Такое же положение в Сморгоньском районе.

В Вороновском, Радуньском и Лидском районах Барановичской области местные жители, подлежащие призыву в Красную Армию, не являются на переучет в военкоматы. В Радуньском районе из 5000, подлежавших переучету, явились несколько сот.

По агентурным данным УНКВД Барановичской области, 27 июля представитель польского эмигрантского правительства Статкевич, бывший польский офицер, проводил нелегальное собрание в дер. Пашкевичи с участием представителей деревень Радуньского района. Задача собрания — сорвать призыв в Красную Армию.

Этим не ограничивается антисоветская деятельность поляков, направленная к срыву призыва и мобилизации в Красную Армию.

В связи с объявлением приказа военного комиссара Литовской ССР о призыве в Красную Армию лиц 1926–1909 гг. рождения на территории Литовской ССР распространяются листовки «окружной правительственной делегации города Вильно», призывающие уклоняться от явки в призывные пункты.

Текст призыва:

«Гражданам гор. Вильно и Северо-Восточного края Польской республики.

После того как бесправно были призваны в армию мужчины от 18 до 45 лет по индивидуальным повесткам — сегодня объявлен приказ № 1 военного комиссара Литовской ССР, согласно которому призываются в Красную Армию мужчины 1926–1909 г. рождения, постоянные жители или временно проживающие на территории Литовской ССР.

Суверенная власть Польской республики, а также правительства Англии и США никогда не давали СССР права управлять восточными землями Польши, этим самым жители этой территории не перестали быть подданными Польши. Международное право запрещает временным оккупантам мобилизовать в армию население, поэтому упомянутый приказ является явным бесправием.

Объявлять мобилизацию имеет право только законное правительство, а таким для поляков является польское правительство в Лондоне.

Последнее в лице премьера Миколайчика в настоящее время ведет переговоры в Москве с правительством СССР относительно взаимоотношений между Польшей и СССР, а также обсуждает вопрос о призыве поляков в освобожденных от немцев районах в польскую армию. Объявление мобилизации в Красную Армию, перед тем как объявлены результаты польско-советской конференции, приведет к лишению польского контингента.

Призываем всех граждан республики Польши, проживающих в северо-восточных районах, уклоняться от явки в призывные пункты до окончания польско-советских переговоров и оглашения законных распоряжений правительства польской республики по вопросу мобилизации польского населения, о чем последнее будет поставлено в известность соответствующими органами польского правительства.

Окружная правительственная делегация г. Вильно

Команда Виленского и Новгородского округов

Вильно, 6 августа 1944 г.».

Всем органам НКВД дано развернутое указание № 163 от 16 мая 1944 г. об усилении агентурно-оперативных мероприятий по вскрытию антисоветской деятельности дезертиров, разоблачению среди них изменников, предателей и выявлению антисоветских элементов, организующих антисоветскую работу среди дезертиров и уклоняющихся от мобилизации.

Вооруженное сопротивление дезертиров

Многие дезертиры из Красной Армии, находясь на нелегальном положении, скрываясь в лесах и других местах, имеют огнестрельное и холодное оружие. Зачастую при задержании они оказывают вооруженное сопротивление нашим оперативным группам.

Характерными случаями оказания упорного вооруженного сопротивления дезертирскими группами являются следующие:

В Майкопском районе Краснодарского края с момента изгнания немецко-фашистских войск оперировала вооруженная дезертирско-бандитская группа из 6 чел., возглавляемая Плетниковым. Бандиты были настроены профашистски и ожидали возвращения немцев. Во время выпивки они провозглашали тосты «за немецкую армию», «за возвращение немцев» и т. д.

При ликвидации группы в августе 1943 г. бандиты оказали вооруженное сопротивление. Главарь Плетников подал команду «не сдаваться». При перестрелке все бандиты уничтожены. Изъято: 5 винтовок, пистолет «ТТ», гранат 5, 153 боепатрона.

Другая вооруженная бандитско-дезертирская группа из 10 чел., оперировавшая в Майкопском районе, возглавлялась бывшим немецким старостой Якушко.

При ликвидации банды чекистско-войсковой группой в августе 1943 г. во время перестрелки главарь Якушко подал команду «за оружие, биться до последнего патрона, не сдаваться, кто побежит — убью».

Другие бандиты кричали бойцам: «Вы за кого воюете. Мы — за освободительную армию».

В результате перестрелки убиты Якушко и 5 других бандитов, остальные задержаны. Изъято: 1 автомат, 7 винтовок, пистолет, 2 гранаты, кинжал, 2 немецких штыка, 110 боепатронов, награбленные продукты и вещи.

В мае с.г. при проведении операции в Похвистневском районе Куйбышевской области по ликвидации дезертирской группы, состоявшей из Абдулова, Сукаева и Загурского, ими было оказано вооруженное сопротивление. В результате завязавшейся перестрелки Абдулов и Сукаев убиты, а Загурский задержан.

Вооруженное сопротивление при задержании оказывали и дезертиры-одиночки. Так, например:

Дезертир из РККА Зверев, оказав вооруженное сопротивление опергруппе, ранил начальника Невьянского РО УНКВД Свердловской области т. Смиронова.

При вторичной перестрелке в феврале с.г. Зверев был убит.

В феврале 1944 г. при задержании дезертира Возникова он бросился с вилами на сотрудников опергруппы Оршанского РО НКВД Марийской АССР, в результате чего был убит.

В июне с.г. при проведении операции в дер. Нелядино Октябрьского района Рязанской области по задержанию дезертира из Красной Армии Малашкина, последний, оказав сопротивление, штыком ранил начальника Октябрьского РО НКВД т. Насонова и пытался бежать, но начальником милиции, участвовавшим в операции, был убит.

УНКВД по Актюбинской области был установлен дезертир из Красной Армии Зотов, числившийся во всесоюзном розыске. При задержании он оказал вооруженное сопротивление, ранив из пистолета системы «Коровина» работника ОББ УНКВД Горбенко, работницу мехзавода Дежуренко и рабочего Красавина. При оказании сопротивления Зотов был убит.

В 1943 и 1944 гг. убито 658 дезертиров из Красной Армии и уклонившихся от призыва и мобилизации, оказавших вооруженное сопротивление при задержании.

Вскрываемые ухищрения дезертиров

Усиление органами НКВД агентурно-оперативных и массовых мероприятий по изъятию дезертиров и уклонившихся заставило их перейти к более ухищренным формам укрытия и маскировки. Многие задержанные скрывались в искусно замаскированных убежищах, переодевались в женское платье и изменяли свою внешность до неузнаваемости.

Тайники, в которых скрывался дезертирский элемент, выявлялись, главным образом, через агентуру.

Более характерными примерами укрытия и маскировки задержанных дезертиров и уклонившихся являются следующие:

Группа дезертиров в составе Полева, Логвинова и др. скрывалась более двух лет в Лосевском районе, Воронежской области в специально оборудованном укрытии, куда они проникали следующим путем: отец Полева спускал их в бадье в колодец. На глубине 6 метров из сруба колодца вынималось бревно и через это отверстие они проникали в вырытое ими убежище (глубокие ямы).

УНКВД по Саратовской области ликвидирована группа дезертиров скотокрадов в количестве 12 казахов, скрывавшаяся в двух специально выстроенных землянках. Там были устроены печи, в которые вставлялись котлы. Под ними находились листы жести, а под жестью начинался проход в специальное укрытие, где и скрывались дезертиры. Землянки были соединены между собой проходом длиной в 15 метров.

В Масля иском районе Омской области дезертир Ахметов был обнаружен под высокой бочкой, дно которой было приподнято настолько, что под ним свободно помещался человек. Сверху было налито около трех ведер воды.

В Воробьевском районе Воронежской области задержан дезертир Агошин, скрывавшийся под печкой своего дома. Подземный ход был выведен во двор и у выхода закрывался специальной крышкой, засеянной табаком.

УНКВД Орловской области задержаны дезертиры из Красной Армии Кузьмин и Никульников, скрывавшиеся в специально изготовленном подземном убежище в скотном сарае. Проход в убежище был сверху покрыт тремя накатами бревен, на которых находился скот.

Задержанный Куйбышевским РО НКВД (Таджикская ССР) дезертир Зинатов скрывался в женском платье под паранджой среди других женщин, которые обрабатывали шерсть.

Задержанный Мариинско-Посадским РО НКВД Чувашской АССР дезертир Судихов скрывался под видом больной женщины. При задержании он был обнаружен лежавшим на печи в женском платье с малолетними детьми.

Дезертир Кабилов (гор. Наманган, Узбекской ССР), когда в дом приходили с обыском, завертывался в специально приготовленную баранью шкуру и ложился в стадо баранов.

В апреле 1943 г. при осмотре сарая бараны бросились бежать, а Кабилов, завернутый в баранью шкуру, остался на месте и был задержан.

Дезертир Инамов скрывался более года в Пашском районе Узбекской ССР на высоком дереве, в гнезде аиста.

Отмечены случаи, когда скрывавшиеся дезертиры и уклонившиеся, пользуясь беспечностью отдельных руководителей, пробирались в ряды партии, комсомола и назначались на ответственную работу.

Киселевским ГО УНКВД Кемеровской области установлено: Максименко, происходящий из крестьян-середняков, в июне мес. 1941 г. при вызове в горвоенкомат, в целях уклонения от мобилизации в Красную Армию, заявил, что является сыном кулака-спецпереселенца. В связи с этим у него, как не подлежавшего призыву в армию, был изъят военный билет и выдан соответствующий документ.

Максименко устроился на работу в Киселевторг, где распространял слух, что по состоянию здоровья освобожден от военной службы.

Директор Киселевторга Олентич и начальник отдела кадров Давыдович не проверили его военных документов.

«Проявив» себя на работе и в общественной жизни коллектива, Максименко был принят кандидатом в члены ВКП(б) и выдвинут на должность зам. директора Киселевторга.

При приеме в партию он также скрыл, что отец его в 1937 г. репрессирован органами НКВД как враг народа.

Максименко арестован.

Тем же ГО НКВД установлено, что работавший в гор. Киселевке физруком школы ФЗО № 7 Жулдыбин, 1924 г. р., является Дягилевым, дезертировавшим из Красной Армии в 1942 г.

Раздобыв у своего товарища его личное свидетельство о рождении на имя Жулдыбина, 1927 г. р., поступил в ФЗО и, проявив себя в учебе и на работе, был принят в члены ВЛКСМ и вскоре избран на руководящую комсомольскую работу.

По окончании ФЗО оставлен в школе на штатной должности физрука.

Дягилев привлечен к уголовной ответственности.

Органами НКВД вскрываются и другие ухищрения, к котором прибегают военнообязанные, уклоняющиеся от службы в Красной Армии.

На территории, освобожденной от немецких захватчиков, установлено много случаев, когда военнообязанные уклоняются от призыва и мобилизации по фиктивным документам, приобретенным при немцах.

В апреле с.г. в освобожденном Ашенском районе Калининской области выявлено 19 уклонившихся от призыва.

В период немецкой оккупации многие, в целях уклонения от работы и отправки в Германию, за взятки добывали через старост и других лиц паспорта с уменьшенным возрастом, а также поддельные метрические выписки.

Пользуясь тем, что в бывших оккупированных районах документация записи актов гражданского состояния уничтожена, указанные лица, не желая служить в Красной Армии, используют указанные фиктивные документы и скрывают свой действительный возраст. Так, например, задержанные Рачеев, 1925 г. рождения, имел документ, что он 1928 г. рождения; Моисеев, 1926 г. рождения, имел документ, что он 1927 г. рождения; Васильев, 1925 г. рождения, имел документ 1928 г. рождения.

В Запорожской области УССР в июне с.г. произведена проверка документов у лиц 1926, 1927 и 1928 годов рождения. Последующим сличением документов с данными ЗАГС выявлено 2202 чел., изменивших себе год рождения. Все они переданы в райвоенкомат для последующего направления в Красную Армию.

Аналогичные случаи выявлены в других районах, освобожденных от немецких захватчиков.

Склонение дезертиров к явке с повинной

Проводимая органами НКВД работа по склонению к добровольной явке дезертиров и уклонившихся от службы в Красной Армии дает положительные результаты.

Для этой цели используются члены семей дезертиров, местные авторитеты, агентурно-осведомительная сеть и ранее легализованные дезертиры.

В течение 1943 г. явилось с повинной 8490 дезертиров и уклонившихся. За первое полугодие 1944 г. — 4070 чел.

Наиболее успешную работу в этом направлении проводили УНКВД по Ставропольскому краю (явилось с повинной 992 чел.), НКВД Азербайджанской ССР (576), НКВД Грузинской ССР (901), НКВД Туркменской ССР (1510), бывш. НКВД Чечено-Ингушской АССР (1536), НКВД Дагестанской АССР (848), УНКВД по Краснодарскому краю (749), НКВД Казахской ССР (1366), НКВД Узбекской ССР (763).

Положительные результаты достигнуты также в ряде других районов Союза ССР.

Зачастую к добровольной явке были склонены опасные преступники. Например:

В результате работы агента «Герми» в апреле 1944 г. в Астрахан-Базарское РО НКВД Азербайджанской ССР явился с повинной Таришев Нусрат Балаш оглы, дезертировавший в январе 1942 г. и скрывавшийся в течение двух лет на территории Ирана, за измену Родине заочно приговоренный к расстрелу. Таришев назвал более 20 лично ему известных дезертиров-изменников Родины, происходящих из Азербайджанской ССР, скрывающихся на кочевках Шахсеванских племен.

По его же данным установлен дезертир Рагимов Вальбен Джаби, длительное время скрывавшийся в Иране и вернувшийся на советскую территорию. Будучи обработан агентом «Султан», Рагимов добровольно явился в РО НКВД, где и был арестован.

В Успенском районе Краснодарского края скрывался Исмаилов Мусса, трижды дезертировавший из Красной Армии. РО НКВД предприняло несколько операций для поимки Исмаилова, но они оказались безрезультатными. Через агентуру было установлено, что председатель колхоза Кешмидов является родственником Исмаилова и, как местный авторитет, может оказать на него влияние. Кешмидов был обработан, ему поручили склонить Исмаилова к явке с повинной. Через непродолжительное время Исмаилов явился в РО НКВД.

На 1 июля 1944 г. в органах НКВД состоит на учете 3827 легализованных дезертиров и уклонившихся.

Основная масса сосредоточена на территории:

Дагестанской АССР — 2072 чел.;

Казахской ССР — 262 — "-;

Таджикской — "- 328 — "-;

Грузинской — "- 110 — "-;

Киргизской — "- 148 — "-;

Узбекской — "- 168 — "-;

Туркменской — "- 141 — "-;

Краснодарского края — "- 91 — "-.

В соответствии с директивой НКВД СССР № 52/20929 от 03.11.1943 органы НКВД ведут проверку дезертиров, склоняемых к добровольной явке, после чего значительная часть передается в штрафные части. Преобладающее большинство из них не отмечено в преступной деятельности после легализации. Отдельные случаи антисоветских настроений отмечены среди легализованных в Дагестанской АССР.

Органам НКВД дано специальное директивное указание № 482 от 04.10.1943 об усилении работы по склонению дезертиров к явке с повинной.

Массовые мероприятия по изъятию дезертиров

Опыт работы показал, что в борьбе с дезертирством имеют большое значение облавы, проверки документов, прочесывания мест вероятного укрытия дезертиров и другие массовые операции. К участию в них привлекаются воинские части местных гарнизонов, истребительные батальоны, советско-партийный актив и другие силы.

Начиная со второй половины 1943 г. ряд органов НКВД, в соответствии с указанными НКВД СССР, тщательнее подготавливает массовые операции, сочетает их с агентурной работой и в связи с этим добивается положительных результатов (УНКВД Краснодарского, Хабаровского краев, Ростовской, Смоленской, Горьковской, Калининской, Московской, Новосибирской, Свердловской областей, НКВД республик Средней Азии, НКВД БССР и другие).

В апреле мес. 1944 г. удачно проведена чекистско-войсковая операция в Калининской области:

УНКВД по Калининской области была тщательно подготовлена и проведена с 10 по 20 апреля чекистско-войсковая операция по изъятию дезертиров, бандитов, изменников и предателей. В операции участвовало 6545 человек, в том числе бойцов истребительных батальонов — 5045, сотрудников НКВД, НКГБ, милиции, офицеров и бойцов войск НКВД — 1500.

При проведении операции была активизирована работа агентурно-осведомительной сети.

Во время операции изъято: шпионов и подозрительных по шпионажу — 5, немецких ставленников и полицейских — 24, бандитов — 12, дезертиров из Красной Армии — 859, уклонившихся от призыва и мобилизации — 114, отставших от эшелонов — 439, дезертиров военной промышленности и трудового фронта — 297, нарушителей законов военного времени — 1500, другого преступного элемента — 367.

Изъято оружия 790 единиц и патронов — 13838.

Заслуживает внимания авиадесантная операция, проведенная в Туркменской ССР.

С целью выявления и изъятия дезертиров, скрывающихся в районах Кара-Кума, значительно отдаленных от административных центров, с 23 марта по 26 апреля с.г. силами 4 авиационного полка войск НКВД, при участии работников ОББ, была проведена операция, в которой участвовал взвод парашютистов в количестве 25 человек. После предварительной авиаразведки выбрасывались на парашютах оперативные группы, которые производили проверку.

Всего проверено 143 колодца и дождевых ям, расположенных в северной части Ашхабадской и Марыйской областей. Из проверенных 676 чел., выброшенными десантными группами, задержано 18 дезертиров.

Операция показала, что внезапность проверки отдаленных мест концентрации дезертирского элемента дает положительные результаты.

Из операций, проведенных в других краях и областях, по тщательности подготовки и результатам заслуживают внимания следующие:

При проведении чекистско-войсковой операции в марте с.г. в районах Витебской области задержано дезертиров и уклонившихся от мобилизации 396 чел.

С 20 по 25 марта с.г. в ряде городов и районов Хабаровского края, при проверке документов задержано дезертиров и уклонившихся — 47, нарушителей военно-учетных правил — 2106, нарушителей погранично-паспортного режима — 2514.

В январе 1944 г. в Краснодарском крае во время облав изъято дезертиров и уклонившихся от мобилизации 341 чел. В июне в Краснодаре, Ейске и 10 районах задержано 337 дезертиров и уклонившихся.

Проведенными облавами в районах Смоленской области с 26.12.1943 по 05.01.1944 задержано 1020 дезертиров, уклонившихся от мобилизации, нарушителей паспортного режима и разных подозрительных лиц.

11 октября 1943 г. всем органам НКВД направлена ориентировка за № 35/1502 о тщательно подготовленной чекистско-войсковой операции, проведенной в Калининской области, давшей положительные результаты.

Народным комиссарам внутренних дел республики, начальникам краевых и областных управлений НКВД было рекомендовано учесть этот опыт и проводить такие операции для изъятия дезертирского и другого преступного элемента.

Борьба с дезертирством штрафных контингентов

На основании материалов, поступивших в Отдел НКВД СССР по борьбе с бандитизмом, было установлено, что многие судебные органы необоснованно применяли отсрочку исполнения приговора с направлением в действующую армию (примечание 2 к статье 28 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик) к лицам, осужденным за контрреволюционные преступления, бандитизм, разбой, грабежи, ворам-рецидивистам, лицам, имевшим уже в прошлом судимость за перечисленные преступления, в также неоднократно дезертировавшим из Красной Армии.

Вместе с тем не было должной охраны при отправке на фронт осужденных с отсрочкой исполнения приговора. Вследствие этого многие осужденные имели возможность дезертировать и снова совершать преступления. Например:

Афонин в 1942 г. был осужден военным трибуналом Рязанского гарнизона за дезертирство к 5 годам лишения свободы с отправкой на фронт, в пути следования дезертировал. В марте 1943 г. тем же военным трибуналом осужден но ст. 193-7 п. «г» к 7 годам лишения свободы с отправкой на фронт, в пути следования снова дезертировал. В мае 1943 г. военным трибуналом за дезертирство был осужден к 10 годам лишения свободы с отправкой на фронт, из воинской части четвертый раз дезертировал и занимался грабежами.

Майоров, ранее судим за уголовные преступления, в ноябре 1941 г. из воинской части дезертировал. 18.02. был арестован и военным трибуналом Ивановского гарнизона осужден к 10 годам лишения свободы с отправкой на фронт. 09.05.1942 из воинской части вторично дезертировал, но вскоре был арестован и 08.08.1942 по ст. 72 ч. 1 и 193-7 «г» военным трибуналом 6 ЗАБ осужден к 10 годам лишения свободы с отправкой на фронт. Из воинской части третий раз дезертировал. В августе 1942 г. снова был арестован и привлечен к уголовной ответственности по ст. 193-7 «г» и 193-14 «д».

25.11.1942 военный трибунал Ивановского гарнизона приговорил Майорова к 10 годам ИТЛ. 24.02.1943 тот же трибунал вынес определение об отправке его на фронт.

07.04.1943 Майоров из-под стражи был освобожден и направлен на военно-пересыльный пункт, откуда 08.06.1943 скрылся. После задержания военный трибунал Ивановского гарнизона вынес определение об оставлении прежней меры наказания.

Королев, дважды судимый за дезертирство к 10 годам с отправкой на фронт, третий раз дезертировал из воинской части и 20.07.1942 военным трибуналом по ст. 193-7 п. «г» был осужден к ВМН с заменой 10 годами лишения свободы и отправкой на фронт, в пути следования четвертый раз дезертировал.

Печонкин в марте 1943 г. дезертировал из воинской части, под видом отставшего явился к военному коменданту гор. Владимира, откуда без выяснения личности был направлен через Владимирский горвоенкомат в Ивановский военно-пересыльный пункт. В апреле с.г. из воинской части снова дезертировал и прибыл в гор. Иваново.

08.04.1943 Печонкин был задержан военным комендантом и без проверки направлен на тот же военно-пересыльный пункт; в пути следования в воинскую часть третий раз дезертировал. 15.04. возвратился на пункт, где находился до 13.05.,а затем с пункта скрылся

В мае 1943 г. Печонкин был арестован и военным трибуналом Ивановского гарнизона осужден по ст. 193-7 п. «г» к 10 годам лишения свободы снова с отправкой на фронт.

Сергеев, дважды дезертировавший из Красной Армии, в 1942 г. был задержан Пышминским РО УНКВД Свердловской области и выдворен в КПЗ. Сломав решетку, он бежал и занимался грабежами. Вскоре был задержан и военным трибуналом Уральского военного округа приговорен к расстрелу с заменой — отправкой на фронт. Из части дезертировал третий раз.

Также неудовлетворительно была организована охрана дезертиров, которые направлялись в штрафные части по приказу НКО № 0413 от 21.08.1943.

22 октября 1943 г. на ст. Исаково Киевской железной дороги прибыл воинский эшелон, следовавший на фронт, в составе которого находилась команда из 130 штрафников. Трое из них — Юдин, Теньков и Калашников в сопровождении бойца были отпущены в село. Напоив бойца самогоном, они отобрали у него винтовку и предложили следовать за ними.

Впоследствии штрафники ограбили двух колхозников, а сопровождавшего бойца избили. Воспользовавшись темнотой, он скрылся и прибыл к эшелону.

Принятыми мерами грабители были задержаны. Находясь под охраной четырех вооруженных бойцов, оказали вооруженное сопротивление и бежали.

При преследовании Юдин убит, Теньков ранен, Калашников скрылся.

26 ноября 1943 г. 37 красноармейцев-штрафников, следовавших на Западный фронт, отстали от части, самовольно разместились в деревне Краськи Демидовского района, Смоленской области и потребовали от предколхоза снабжения их самогоном и продуктами. За отказ выполнять незаконные требования он был ими задержан и помещен на несколько часов в холодный амбар. Открыв стрельбу, штрафники приступили к грабежу колхозников. В доме колхозницы Никифоровой выломали дверь, а ее выгнали из квартиры.

Принятыми мерами РО НКВД, при помощи бойцов войсковой части, бесчинства штрафников были прекращены, зачинщики арестованы, остальные направлены по назначению.

Такое положение приводило к массовому дезертирству штрафных контингентов, и борьба с ними становилась неэффективной.

Этот вопрос был поставлен перед НКЮ СССР, Прокурором СССР и Наркоматом обороны. По предложению НКВД СССР был издан приказ НКО, НКВД, НКЮ и Прокурора Союза ССР № 004/0073/006/23сс от 26 января 1944 г., запрещающий судам и военным трибуналам применять примечание 2 к статье 28 УК РСФСР (и соответствующие статьи УК других республик) к осужденным за контрреволюционные преступления, бандитизм, разбой, грабежи, ворам-рецидивистам, лицам, имевшим уже в прошлом судимость за перечисленные преступления, а также неоднократно дезертировавшим из Красной Армии.

Тем же приказом было установлено, что все осужденные с применением примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР не вливаются в общевойсковые части, а направляются в штрафные части Красной Армии в сопровождении военнослужащих.

Указанные мероприятия значительно снизили случаи необоснованного применения судами примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР. Однако охрана контингентов, направляемых в штрафные части Красной Армии в порядке приказа НКО, НКВД, НКЮ и Прокурора Союза ССР № 004/0073/006/23сс от 26 января 1944 г. и приказа НКО № 0413 от 21 августа 1943 г., все еще организована неудовлетворительно, в связи с чем штрафники дезертируют с военно-пересыльных пунктов, в пути следования в части, из штрафных частей и занимаются бандитско-грабительской деятельностью.

В Шигровском районе Курской области арестован дезертир из Красной Армии Иванов, с декабря 1943 г. он трижды задерживался как дезертир и направлялся в соответствии с приказом НКО № 0413 в распоряжение начальника гарнизона гор. Курска. Во всех случаях в пути следования совершал побеги, после чего систематически занимался кражами в поездах и на железнодорожных станциях.

Дезертир из Красной Армии Васютин трижды задерживался и во всех случаях совершал побеги в пути следования из райвоенкоматов на пересыльный пункт.

В марте 1944 г. в деревне Игнатовка Гомельской области были расквартированы 96 штрафников, следовавшие на фронт. Группа штрафников набросилась на конвоиров-автоматчиков, пытаясь обезоружить их. 3 штрафника убиты, 11 чел. бежали и занялись грабежами.

В апреле с.г. из 17 отдельного штрафного батальона, следовавшего из гор. Владимира Ивановской области на Белорусский фронт, на станции Калинковичи бежало 13 штрафников. Группу возглавляли старшины Семенычев и Селин, сфабриковавшие фиктивные документы на всех бежавших. У одного из конвоировавших красноармейцев штрафники отняли автомат ППШ с боепатронами, у пассажира похитили чемодан с носильными вещами.

8 штрафников во главе с Семенычевым арестованы Хотынецким РО УНКВД по Орловской области.

9 апреля с.г. из гор. Клинцы Орловской области выехала на фронт штрафная рота 4 ЗСП. В районе гор. Гомель из воинского эшелона дезертировало в полном составе отделение красноармейцев-штрафников в количестве 12 человек во главе с командиром отделения Козачкиным. Козачкин 6 человек направил в Сумскую область к месту их жительства, а сам с 5 дезертирами возвратился в Клинцовский район и занялся хищением продуктов питания у местного населения.

Козачкин и соучастник по грабежам Орлов арестованы.

В ночь на 7 апреля с.г. на станции Катайск (Курганская область) находился поезд № 967, в составе которого имелось три вагона штрафников. Не подчинившись сопровождавшей охране в составе 16 человек, штрафники прорвались в гор. Катайск и ограбили 4 квартиры.

При отправке поезда два грабителя были задержаны.

Узнав об этом, штрафники, находившиеся в вагонах, стоп-краном остановили поезд, набросились на работников НКВД с ножами и камнями и освободили грабителей.

В феврале 1944 г. УНКВД по Ленинградской области задержан Покромович, дважды осужденный военным трибуналом Ленинградского гарнизона за дезертирство из Красной Армии и подделку документов.

Находясь в 158 отдельной штрафной роте Покромович 14 января с.г. дезертирвал третий раз, похитил гербовую печать части и четыре чистых бланка командировочных предписаний. Проживая в Ленинграде по фиктивным документам, занимался преступной деятельностью.

Отдел НКВД СССР по борьбе с бандитизмом систематически информирует начальника Главного управления формирования и укомплектования Войск Красной Армии тов. Смородинова о недочетах в охране штрафных контингентов. Главупраформ дает соответствующие указания штабам военных округов и фронтов, однако до настоящего времени побеги штрафников с военно-пересыльных пунктов и в пути следования в части не изжиты.

Всем органам НКВД направлено специальное указание за № 35/2240 от 18 мая 1944 г. о том, чтобы систематически вскрывать недочеты в работе военно-пересыльных пунктов, способствующие дезертирству штрафных контингентов, и принимать меры через военное командование и руководящие партийные органы к их устранению.

Борьба с преступностью в военкоматах

Органы НКВД на местах уделяют большое внимание вскрытию и устранению недочетов в работе военкоматов, так как они в значительной мере способствуют укрывательству дезертиров и военнообязанных, уклонившихся от службы в Красной Армии.

Установлены следующие основные недочеты в работе военкоматов: запущенность учетов контингентов, отсутствие контроля за расходованием бланков воинских документов, засоренность райвоенкоматов случайными и непроверенными людьми и отсутствие бдительности.

Неудовлетворительное состояние учета военнообязанных характеризуется следующим примером:

В мае 1944 г. по всем областям Узбекской ССР задержано 5250 уклонившихся от призыва и мобилизации в Красную Армию и 3748 нарушителей воинского учета.

Наличие этого контингента в республике следует отнести, главным образом, за счет неудовлетворительной постановки учета военнообязанных в военкоматах и военно-учетных столах милиции.

Зачастую руководители колхозов и хозяйственных организаций, в погоне за рабочей силой, принимают на работу лиц без воинских документов и фактически становятся на путь укрытия военнообязанных.

Такие факты отмечены в Андижанской, Самаркандской, Наманганской, Сурхан-Дарьинской и Ферганской областях.

В процессе фильтрации задержанных установлено, что большинство уклоняющихся и нарушителей военного учета — это колхозники, многие из них задерживались и направлялись в военкоматы для оформления воинских документов. Райвоенкоматы сразу не оформляли их, а устанавливали сроки явки. Военнообязанные в эти сроки в РВК не являлись и продолжали уклоняться.

На основании материалов, поступавших в 1943 г., было установлено, что при комплектовании военкоматами команд мобилизованных и призывников, направлявшихся в части Красной Армии, допускались серьезные ошибки.

Военкоматы плохо готовились к отправке команд, для сопровождения их выделялись непроверенные лица. Среди призывников и мобилизованных массово-политическая работа проводилась недостаточно. Следствием этого являлись эксцессы среди мобилизованных и массовое дезертирство.

Военком Кунградского района Кара-Калпакской АССР Жуков 18 мая 1943 г. отправил в армию 468 чел. вместо полагавшихся 400 чел. В пути следования команды Жуков решил вернуть лишних 68 чел., отобрав для этого председателей, бригадиров и счетоводов колхозов.

Остальные призывники, подстрекаемые антисоветским элементом, потребовали оставления отсеянных или возвращения всей команды. При наведении порядка был избит сопровождавший команду нарсудья Уразымов. 19 мая к месту нахождения команды прибыли нач. РО Абдулин и секретарь райкома партии Сандыбеков. Среди призывников начались выкрики: «Пусть воюют и районные работники». Жуков, Сандыбеков и председатель райисполкома Сеитов разбежались. Оставшийся Абдулин, работник НКВД Бедрин и представитель райвоенкомата Резник были зверски убиты. Зачинщики эксцесса арестованы.

В конце апреля 1943 г. из числа призванных и мобилизованных в армию военкоматами Краснодарского края в пути следования дезертировало 1000 человек.

Андижанским горвоенкоматом (Узбекская ССР) был назначен старшим команды из 10 мобилизованных — Атакумов, осужденный к 5 г. м с отправкой на фронт. На станции Андижан Атакумов распустил команду и сам дезертировал.

До последнего времени военкоматы выдавали свидетельства об освобождении от военной службы на основании копий медицинских документов. Пользуясь этим, многие дезертиры из Красной Армии и уклонившиеся от военной службы приобретают фиктивные документы, копии заверяют в нотариальных конторах и представляют в военкоматы, а подлинники уничтожают.

Арестованные УНКВД по Саратовской области дезертиры Кудряшов и Аленкин приобрели у дезертира Петрова за 10 тысяч рублей фиктивные свидетельства о болезни, якобы выданные эвакогоспиталем, копии заверили в Саратовской нотариальной конторе и получили по ним в Кировском райвоенкомате свидетельства об освобождении от службы в армии.

Случаи выдачи военкоматами свидетельств об освобождении от военной службы на основании копий фиктивных медицинских документов, заверенных в нотариальных конторах, отмечены в Армянской, Узбекской ССР, Марийской АССР, Свердловской, Астраханской, Челябинской, Ростовской, Кировской, Калининской областях, Ставропольском, Краснодарском краях и других местах.

Вместе с тем дезертиры из Красной Армии, пользуясь беспечностью работников городских и районных военкоматов, на основании заявлений и справок об «утере» воинских документов без особых затруднений получают новые документы, принимаются на военный учет, направляются в воинские части.

В этих случаях военкоматы не проверяют заявлений об утере документов и личности заявителей в соответствующих органах НКВД.

Задержанный в марте 1944 г. дезертир из Красной Армии Кочмарев в январе явился в Холм-Жирковский РВК Смоленской области и заявил, что направлен госпиталем, но документы утерял. На основании этого заявления Кочмареву был выдан военный билет.

В апреле месяце 1944 г. Губахинским горвоенкоматом Молотовской области без всякой проверки был направлен в армию разыскиваемый дезертир Федосеев.

В мае 1944 г. УНКВД по Молотовской области задержан неоднократно дезертировавший из Красной Армии Басалаев. Следствием установлено, что, совершив побег из штрафной роты, прибыл в поселок Половинка Молотовской области, явился в райвоенкомат и заявил об утере документов, после чего им был получен военный билет.

Дезертир из Красной Армии Юдин явился в Комсомольский РВК Ивановской области и заявил о похищении у него всех документов. РВК без всякой проверки направил его на работу в артель, как ограниченно годного.

Нередки случаи, когда райвоенкоматы не проверяют оснований к документам, которые они подписывают, в связи с чем многие документы выдаются по различным фиктивным справкам. Так, например:

УНКВД но Ростовской области установлено в январе 1944 г., что военкомы Сталинского, Октябрьского, Мясниковского, Ленинского, Железнодорожного, Пролетарского и Андреевского райвоенкоматов на основании явно фиктивных документов выдали дезертирам из Красной Армии 104 свидетельства об освобождении от военной службы.

Отмеченные недочеты, а также бесконтрольность райвоенкоматов со стороны вышестоящих военных комиссариатов привели к тому, что многие сотрудники райвоенкоматов на протяжении продолжительного времени за взятки выдают дезертирам из Красной Армии и военнообязанным, уклонившимся от призыва и мобилизации, фиктивные документы об освобождении от военной службы.

НКВД Узбекской ССР установлены случаи выдачи фиктивных документов дезертирам работниками военкоматов Фрунзенского, Куйбышевского, Октябрьского, Сталинского и Центрального районов гор. Ташкента, Карасуйского, Орджоникидзевского, Беговатского, Ахан-Гаранского районов Ташкентской области, а также военкоматов Самаркандской, Бухарской и Ферганской областей.

Начальник 1 части Фрунзенского РВК Онухов выдал фиктивные документы спекулянту Исабаеву за 10 тысяч рублей, дезертиру Самигову за 13 тысяч рублей и другим.

Аналогичные факты установлены в других перечисленных военкоматах. Виновные арестованы.

В феврале 1944 г. установлено — начальник административно-хозяйственной части Шахринауского РВК Трубицин, начальник 1 части Октябрьского РВК Коломиец (Таджикская ССР) в течение продолжительного времени занимались хищением бланков воинских документов, которые сбывали за крупные взятки среди дезертиров. Трубицин распространил более 50 военных документов. В распространении фиктивных документов ему помогали председатели колхозов Раджабов, Бобоханов и другие лица, которые были связаны с дезертирами.

Начальник 2 части Ханларского РВК (Азербайджанская ССР) Багдасаров и начальник админхозчасти Нерсесов выдавали дезертирам фиктивные документы о прохождении фильтрации в спецлагере НКВД № 240 и другие. По фиктивным документам некоторые были сняты с военного учета. Багдасаров и Нерсесов получили у дезертиров 51 тысячу рублей, продукты питания и разные вещи.

Райвоенком Пригородного РВК (бывш. ЧИАССР) Новоселов и сотрудники РВК Горбушин и Иванов систематически выдавали за крупные взятки фиктивные документы дезертирам из Красной Армии, которые были сняты с военного учета. У Джанаева и 7 других дезертиров получено за это 38800 рублей.

УНКВД Ставропольского края в ноябре 1943 г. арестован инструктор Александровского райвоенкомата Калмыков. На протяжении ряда месяцев систематически похищал бланки свидетельств об освобождении от военной службы и командировочных удостоверений, которыми за взятки снабжал дезертиров из Красной Армии.

УНКВД Курской области вскрыты крупные злоупотребления со стороны военкома Горшеченского РВК капитана Пурахина и др. руководящих работников военкомата

Пурахин систематически получал взятки за незаконное бронирование и освобождение от службы в Красной Армии.

Полученные в виде взяток Пурахиным и работниками РВК в большом количестве продукты сбывались по спекулятивным ценам. Кроме того, Пурахин систематически выдавал воинские проездные документы и продовольственные аттестаты лицам, не имевшим отношения к службе в Красной Армии. Они разъезжали по личным делам в различные города Советского Союза.

Следственное дело передано прокурору Курского гарнизона.

В апреле с.г. Ворошиловским горотделом УНКВД Ворошиловградской области ликвидирована шайка воров, в которую входили уклонившиеся от службы в Красной Армии цыгане Боглаенко, Казиматов, Федоренко, Никитин и др. При аресте у них изъяты фиктивные справки об освобождении от службы в Красной Армии, выданные Ворошиловградским горвоенкоматом, а также чистые бланки со штампом и печатью военкомата

Следствием установлено, что бланки были приобретены участницей группы Золотаревой у машинистки горвоенкомата Могильной по 1500 рублей за экземпляр.

Могильная (в период оккупации работала в немецкой полевой жандармерии переводчицей) показала, что, принимая участие в работах гарнизонной врачебной комиссии и имея доступ к чистым бланкам, систематически похищала их и через Золотареву сбывала разным лицам.

На основании информации НКВД Азербайджанской ССР штабом Закавказского военного округа была обследована работа Маштагинского райвоенкомата, в результате чего установлено, что нач. части РВК Мирзоев Али Аббас Ага Али оглы по фиктивным документам принял на военный учет 20 дезертиров из Красной Армии, которым были выданы свидетельства об освобождении от военной службы.

Кроме того, Мирзоев самовольно продлевал отпуска лицам, подлежавшим переосвидетельствованию или возвращению в воинские части, и несвоевременно отправлял в штрафные части осужденных.

Мирзоев и 16 человек дезертиров арестованы, а военком Бекмурадов от работы отстранен и привлекается к ответственности.

В преступную работу сотрудников военкоматов вовлекаются работники военно-учетных столов органов милиции. Этому способствует отсутствие надлежащего контроля за их работой.

Установлен ряд случаев снабжения дезертиров работниками военно-учетных столов фиктивными документами и др. преступных действий. Например:

В марте 1944 г. Управлением НКВД Карагандинской области арестован нач. ВУС 2 горотд. милиции гор. Караганда — Баймагамбетов, занимавшийся оформлением на военный учет дезертиров предприятий военной промышленности и подделкой документов. Так, за взятку в 500 руб. оформил на военный учет дезертира военной промышленности Жумабекова.

Неоднократно вызывал в ВУС зам. нач. шахты № 26 Абрамович и, под угрозой отправки на фронт, требовал выдачи талонов на получение продуктов из магазина шахты.

При обыске у Баймагамбетова обнаружено 50 таких талонов.

Таким же путем им получены взятки у других лиц.

Баймагамбетов на следствии показал, что оформление на в/учет дезертиров он производил по договоренности с другими работниками отделения милиции.

Арестованный в марте 1944 г УНКВД по Алтайскому краю дважды дезертировавший из Красной Армии Бердышев за 500 рублей приобрел через сотрудницу ВУС

3 отделения милиции гор. Барнаула Сафанову военный билет с отметкой «годен к нестроевой службе». На основании этого билета получил паспорт и работал на швейной фабрике.

Брат Бердышева, дезертировавший из Красной Армии, приобрел у Сафановой за 300 рублей аналогичный военный билет.

Арестованные в марте 1944 г. НКВД Таджикской ССР работники Орджоникидзе-Абадского РВК райвоенком Мансуров, нач. 2 части Панькин и заведующий военно-учетным столом Русских, будучи связаны между собой, выдавали дезертирам и уклонившимся за взятки фиктивные документы.

УНКВД по Новосибирской области в июне 1944 г. арестован дважды дезертировавший из Красной Армии Прозоров.

Следствием установлено, что при содействии своей сестры Качаловой он приобрел у начальника ВУС 1 отделения милиции гор. Томска Ивановой за 3000 рублей военный билет с отметкой о негодности к строевой службе.

Военный трибунал Томского гарнизона приговорил Прозорова к 10 годам, Иванову к 7 годам ИТЛ и Качалову к 3 годам условно.

НКВД СССР дано специальное указание № 250 от 12.05.1943 об усилении органами НКВД контроля за работой военно-учетных столов.

Борьба с преступностью среди врачей

Бесконтрольность в работе военкоматов и военно-учетных столов сказалась на работе многих военно-врачебных комиссий. Зачастую врачи, привлеченные к работе этих комиссий, встают на путь прямой преступной связи с дезертирами и уклонившимися, которых они незаконно освобождают от службы в Красной Армии. Нижеприводимые примеры подтверждают это.

В феврале 1943 г. НКВД Московской области ликвидирована группа татар-дезертиров и уклонившихся от военной службы в составе Аляутдинова, Мустафина и др. Находясь в преступной связи с врачами призывного пункта Пушкинского райвоенкомата Турбевичем, Селезневым, Постниковым, Коквиной, нач. 1 части военкомата Яптевым и писарем Половинкиным, получали фиктивные заключения и свидетельства о негодности к военной службе и сбывали их дезертирам и другим лицам за суммы от 3 до 20 тысяч рублей.

По показаниям врача Турбевич, ими с начала Отечественной войны освобождено от службы в Красной Армии около 100 чел.

По делу арестовано 17 человек.

НКВД Армянской ССР установлено, что зав. райздравотделом Петросян, будучи председателем военно-врачебной комиссии Спитакского райвоенкомата, за взятки, получаемые через завхоза райздравотдела Ламбаряна, систематически оформлял лицам, уклонившимся от службы в Красной Армии, фиктивные документы о негодности к военной службе.

Преступным путем Петросяном было освобождено от призыва и мобилизации в Красную Армию 8 человек, которые при освидетельствовании военно-экспертной комиссией признаны годными к военной службе.

Председатель военно-врачебной комиссии Сталинского РВК (Ростовская область) врач Григорович, находясь в преступной связи с военнообязанными, направляла их по условленным запискам к врачу поликлиники Чараевой и препаратору Попандопуло, которые выдавали им фиктивные анализы для освобождения от службы в Красной Армии

УНКВД по Ростовской области арестованы Серебрякова — врач военно-врачебной комиссии военкомата Сталинского района и Хлебникова — зав. терапевтическим отделением больницы неотложной помощи гор. Ростова. Будучи, связанными между собой, за взятки деньгами и продуктами питания освобождали дезертиров от службы в Красной Армии путем выдачи фиктивных заключений о наличии у них заболеваний.

Фабрикацией фиктивных заключений о болезни занимались не только члены военно-врачебных комиссий военкоматов. Этот вид преступной деятельности широко распространен среди врачей гражданских лечебных учреждений, особенно в тех случаях, когда их заключения являются решающими для освобождения от военной службы (заболевания туберкулезом, шизофренией, заключения рентгенологов, анализы и т. п.), а также среди работников госпиталей.

НКВД Татарской АССР в 1943 г. ликвидирована группа медицинских работников лечебно-туберкулезных учреждений гор. Казани в числе 14 чел., возглавляемая главным врачом Золотухиной.

Участники группы с начала Отечественной войны по сговору между собой выдавали за крупные суммы денег и продукты питания совершенно здоровым лицам, уклонявшимся от мобилизации, фиктивные документы о наличии у них активной формы туберкулеза.

По фиктивным документам, выданным группой, было освобождено от мобилизации до 50 чел.

Золотухина приговорена к расстрелу, 9 участников группы к 10 годам лишения свободы каждый, остальные к разным срокам наказания.

В сентябре 1943 г. НКВД Азербайджанской ССР арестована группа медицинских работников гор. Баку в составе Гадерзиевой, Юзбашева — врачей рентгенологов поликлиники трудовой экспертизы и Шарифова — хирурга, заведующего хирургическим отделением больницы имени Семашко.

Участники группы выдали за взятки более 20 фиктивных рентгено-заключений дезертирам и уклонившимся от службы в Красной Армии, на основании которых райвоенкоматы освободили их от военной службы.

Некоторые врачи и другие медработники искусственно вызывали заболевания у военнообязанных с целью освобождения от службы в Красной Армии.

Кировобадским ГО НКВД Азербайджанской ССР арестована Кенгерлинская — дочь крупного помещика, зав. медицинским пунктом села Кадыли Сафаралиевского района.

За взятки она производила уколы, вызывающие тяжелое болезненное состояние, лицам, уклоняющимся от призыва и мобилизации в Красную Армию.

Следствием по делу арестованных фельдшера амбулатории ст. Горький Грачева и его жены, работавшей медсестрой в амбулатории, установлено: они были связаны с Кузьминой, которая подыскивала военнообязанных, уклонявшихся от службы в Красной Армии, приводила к себе на квартиру, где Грачевы производили им уколы, вливая под кожу бензин. Этим вызывалась искусственная опухоль, в связи с чем уклонившиеся освобождались от военной службы и продолжительное время находились на излечении в госпиталях.

За укол Грачевы получали по 2500 рублей, из которых 1000 рублей уплачивали Кузьминой.

Так, 23 марта с.г. Грачевыми были сделаны уколы Горину, Шуршилову, Матвееву и Баукову, за что получили 10000 рублей. Производством уколов Грачевы занимаются с 1934 г.

Борьба с распространением фиктивных документов среди дезертиров

Широкая возможность использования фиктивных документов для освобождения от службы в Красной Армии привела к тому, что многие преступные элементы организовали массовое изготовление и распространение их. К этой преступной деятельности привлекаются работники типографий, госпиталей, лица, имеющие доступ к бланкам, штампам, печатям, машинистки и другие.

В 1943 и 1944 гг. органами НКВД ликвидировано значительное количество групп и одиночек, занимавшихся фабрикацией фиктивных документов для дезертиров и уклонившихся. Несмотря на активную борьбу многих органов НКВД с этим видом преступлений, до настоящего времени пользование ими распространено еще широко.

Из ликвидированных групп более характерными являются следующие:

В гор. Алма-Ата ликвидирована уголовная группа, которую возглавлял студент 4 курса Казахского медицинского института Степаненко, уклонившийся от мобилизации по фиктивным документам. При обыске у Степаненко изъято большое количество чистых бланков со штампами и печатями воинских частей и учреждений, много подложных документов и крупная сумма денег.

В состав группы входили студенты медицинского института Эйнаров и Пименов.

Вместе со Степаненко они занимались подделкой документов и распространением их среди уклонившихся от воинской службы.

УНКВД по Карагандинской области в апреле 1944 г. установлено:

Секретарь шахты № 20 треста «Ленинуголь» Сандалова, член ВЛКСМ, и секретарь редакции газеты «За уголь» Садыков, ранее судимый за антисоветскую деятельность, имея доступ к печатям и штампам шахты, по фиктивным доверенностям получали в типографии бланки командировочных удостоверений, которые распространяли среди военнообязанных. С 1943 г. ими было продано 210 бланков. Для выявления лиц, намеревавшихся приобрести фиктивные документы, в преступную работу были вовлечены сотрудники шахты Качура и Сокольский.

УНКВД по Краснодарскому краю в марте 1944 г. арестованы дезертиры Честных, Зайков, Терешин и другие в числе 8 чел. Изготовив ряд печатей и штампов воинских частей и госпиталей, они разъезжали по городам Союза и занимались фабрикацией фиктивных документов, которые сбывали дезертирам за крупные суммы денег.

Наборщики типографии Архангельского района Краснодарского края Андриенко, член ВЛКСМ, и Пустовалова, будучи связанными с дезертиром из Красной Армии Левенец, изготовляли по его заданию различные бланки для фиктивных документов.

Левенец и его соучастники дезертиры Иглин и Доля сфабриковали гербовые печати и распространили большое количество фиктивных документов. По изготовленным фиктивным аттестатам они систематически получали продовольствие, которое сбывали по спекулятивным ценам. Все участники группы арестованы в апреле 1944 г.

УНКВД Ростовской области в мае с.г. вскрыта группа лиц, снабжавшая за крупные суммы дезертиров и уклонившихся от службы в РККА фиктивными документами.

Организатором группы являлся дезертир из Красной Армии Хохлов — капитан интендантской службы. Проживая в г. Ростов-на-Дону, изготовлял фиктивные документы о болезни от имени эвакогоспиталя № 3883 и воинских частей и за каждый из них получал от 4 до 10 тысяч руб.

Вместе с соучастником дезертиром Сухановым он продал дезертирам до 40 фиктивных документов, по которым они в военкоматах гор. Ростов-на-Дону и Ростовской области получали свидетельства об освобождении от воинской службы.

При аресте Хохлова изъяты револьвер системы «наган» с 41 патронами, каучуковая печать, типографский шрифт, разные бланки, отпечатанные на пишущей машинке, которые он использовал для изготовления фиктивных документов.

В мае 1944 г. НКВД Мордовской АССР арестован дезертир из Красной Армии Сурков, у которого изъяты подложные документы о негодности к службе в Красной Армии.

Следствием установлено, что в феврале 1944 г. ст. инспектор боевой подготовки Комитета Трудовых Резервов при СНК МАССР Курдюшкин, участник Отечественной войны, капитан, зная, что Сурков дезертир, за вознаграждение сфабриковал справку эвакогоспиталя о предоставлении ему краткосрочного отпуска и вторую справку о том, что он признан ограниченно годным. Наряду с этим Курдюшкин выдал Суркову направление на работу в Краснослободское ремесленное училище на должность военрука. Через несколько дней Сурков был признан годным к строевой службе и направлен в часть, откуда снова дезертировал.

Курдюшкин вторично выдал ему за вознаграждение две фиктивные справки о негодности к службе в Красной Армии, по которым он проживал и занимался кражами.

Курдюшкин арестован.

Нередко преступные элементы из числа работников военкоматов были тесно связаны с уголовниками и вместе с ними организованно распространяли фиктивные документы среди дезертиров и уклонившихся от службы в Красную Армию.

Характерной в данном случае является группа, ликвидированная УНКВД по Ростовской области.

УНКВД Ростовской области в 1944 г. вскрыта преступная деятельность значительной группы лиц, занимавшихся фабрикацией фиктивных документов для дезертиров и уклонившихся. Группу возглавлял уголовник-рецидивист Аваков. По делу арестован 51 чел., в том числе:

3 работника Сталинского РВК г. Ростова; 3 врача поликлиники № 1, входившие в состав военно-врачебной комиссии военкомата; 4 средних медицинских работника, изготовлявших фиктивные медицинские документы.

Военком Сталинского района — майор Полханов 8 месяцев находился в преступной связи с Аваковым и систематически освобождал военнообязанных от службы в Красной Армии, за что разновременно получил от Авакова свыше 100 тысяч руб., разные вещи и продукты.

Аваков фабриковал фиктивные свидетельства госпиталей о болезни, передавал их работавшему в военкомате соучастнику Бурназову, который заполнял бланки свидетельств об освобождении от военной службы. Полханов подписывал их, через Бурназова вручал Авакову, а он за суммы до 10 тыс. руб продавал дезертирам. Из вырученных денег Полханов получал до 4 тыс. руб., Бурназов до 2 тыс. руб., часть денег Аваков уплачивал другим сообщникам, начальникам частей военкомата Филимонову и Ошуркову.

Кроме того, Филимонов и Ошурков сами за взятки выдавали дезертирам свидетельства об освобождении от военной службы.

Все арестованные преданы суду военного трибунала.

Дезертиры и уклонившиеся от мобилизации приобретают фиктивные документы за крупные суммы. Так:

Дезертир Буденко, скрывавшийся на территории Саратовской области, приобрел у Назарова два фиктивных свидетельства об освобождении от военной службы, уплатив за них 40000 рублей.

Арестованный НКВД Армянской ССР дезертир Мосесян показал, что фиктивные документы о негодности к военной службе им были приобретены за 60000 рублей.

В ряде случаев дезертиры, пользуясь фиктивными документами, выдавали себя за сотрудников НКВД и НКГБ и под видом их занимались преступной деятельностью.

В мае с.г. Ровнянским РО УНКВД Кировоградской области УССР задержаны дезертиры из Красной Армии Броников, Еремин и Усольцев.

Следствием установлено: предъявив председателю сельсовета фиктивные удостоверения о том, что они являются сотрудниками НКВД, дезертиры заявили, что прибыли с целью проведения собраний среди колхозников по вопросам международного положения. В трех колхозах они провели собрания, после чего, под видом работников

НКВД, произвели ряд обысков у местных жителей, изымая носильные вещи и продукты питания.

При обыске изъяты: поддельная гербовая печать воинской части и фиктивные удостоверения на каждого из них.

В апреле с.г. Угличским РО НКВД задержан дезертир из Красной Армии Соловьев, назвавшийся сотрудником Транспортного отделения НКГБ станции Буй Северной железной дороги.

При задержании у Соболева изъяты финский нож, которым он пытался оказать сопротивление работнику Угличского РО, и 14 подложных документов ТО НКГБ станции Буй и полевого склада № 1470, при помощи которых занимался мошенничеством.

Органы НКВД на местах обнаруживают у некоторых задерживаемых дезертиров из Красной Армии похищенные ими печати, штампы и чистые бланки воинских частей. Расследование устанавливает, что хищению способствует неудовлетворительное хранение их в штабах частей.

В декабре 1943 г. УНКВД по Новосибирской области задержан дезертир из Красной Армии Домбровский-Гарагулин.

Следствием установлено: в феврале 1943 г. после освобождения из-под стражи и направления в действующую армию был назначен старшим писарем штаба 3 Особого стрелкового батальона 121 ОСБ. После расформирования части переведен на ту же должность в 241 СП 95 СД, откуда в августе 1943 г. дезертировал, похитив гербовую печать и угловой штамп 3 ОСБ и 121 ОСБ, пистолет «ТТ», большое количество различных воинских документов. Используя похищенное, Домбровский-Гарагулин фабриковал документы, выдавая себя за капитана, и в течение 5 месяцев разъезжал по городам СССР.

Злоупотребления и недочеты в работе военкоматов, военно-врачебных комиссий, военно-учетных столов органов милиции, преступная деятельность врачей гражданских лечебных учреждений и лиц, занимающихся изготовлением и распространением фиктивных документов, дают широкую возможность скрываться большому количеству дезертиров и военнообязанных, уклонившихся от призыва и мобилизации в Красную Армию.

В соответствии с указаниями НКВД СССР органы НКВД на местах, особенно за последнее время, значительно активизировали работу по скрытию преступности, способствующей дезертирству.

Вместе с тем ОББ НКВД СССР систематически ставит эти вопросы перед Наркоматом обороны, в связи с чем Главное управление формирования и укомплектования войск Красной Армии дало ряд указаний военным округам и фронтам об устранении отмеченных недочетов. В частности, военкоматам запрещено выдавать свидетельства об освобождении от воинской обязанности на основании копий документов, выдавать документы лицам, заявившим об утере их, без проверки этих лиц в органах НКВД.

Кроме того, Военный совет Главупраформа Красной Армии 14 июля 1944 г. предложил командующим войсками военных округов и ряда фронтов усилить борьбу с преступными элементами, проникшими на работу в военкоматы, установить порядок, исключающий возможность использования бланков воинских документов в преступных целях, а также устранить недочеты и злоупотребления в работе, способствующие дезертирству.

В целях усиления борьбы с преступностью в военкоматах, способствующей дезертирству и уклонению от призыва и мобилизации, органам НКВД даны специальные указания за № 35/2498 от 31.05.1944,35/3105 от 07.07.1944 и 35/3599 от 03.08.1944.

Недочеты в работе госпиталей и военно-пересыльных пунктов, способствующие дезертирству

Органами НКВД задерживается значительное количество дезертиров из числа выздоравливающих военнослужащих, находящихся на излечении в госпиталях НКО и Наркомздрава СССР.

Установлено, что дезертирство из госпиталей является следствием неудовлетворительного состояния воинской дисциплины среди военнослужащих, находящихся на излечении, а также отсутствия надлежащего наблюдения за режимом и порядком содержания в госпиталях со стороны администрации и начальников гарнизонов. Приказ НКО № 016-1943 г., устанавливающий определенный порядок и дисциплину в госпиталях, не выполняется.

Имея возможность самовольно отлучаться из госпиталей, военнослужащие зачастую приобретают оружие и организуются в бандитско-грабительские группы. Так, например:

На территории Лискинского района Воронежской области ликвидирована вооруженная группа Долженко, состоявшая из 4 военнослужащих, находившихся на излечении в Средне-Икорецком эвакогоспитале № 4081.

Участники группы совершали вооруженные ограбления, после которых возвращались в госпитали и продолжали проживать там.

Награбленные вещи сдавали соучастнице Коровиной, которая сбывала их.

Александровским ГО УНКВД по Ивановской области ликвидирована группа Красноярова, состоявшая из трех военнослужащих, находившихся на излечении в эвакогоспитале № 5856.

Участники группы самовольно отлучались в город Струнино, совершали квартирные кражи, а краденные вещи сбывали в гор. Александрове на рынке.

В результате обследования в июне 1944 г. всех госпиталей Удмуртской АССР выявлено, что приказ НКО № 016 от 1943 г. начальниками госпиталей и гарнизонов не выполняется, вследствие отсутствия соответствующих комендантских групп.

В 1944 г. органами НКВД Удмуртской АССР вскрыт ряд преступлений, совершенных ранбольными.

Зубарев, находившийся на излечении в госпитале № 3750, с группой лиц совершил убийство сторожа Киселева и ограбление склада детсада № 40. До ограбления Зубарев совершил две квартирные кражи.

Ранбольные госпиталя № 3151 Степаненко, Лекужев и Глебов совершили ряд краж путем взлома замков и стекол в г. Ижевске.

В гор. Сарапуле группа ранбольных госпиталя № 1735 (Васильченко, Толстиков и другие) совершила 5 уличных ограблений граждан.

Многие ранбольные занимаются спекуляцией водкой, железнодорожными билетами, беспрепятственно группами, в халатах и нижнем белье, ходят по рынкам, пьют там водку, играют в карты и т. д.

Все это является результатом того, что ранбольные пользуются свободным выходом с территории госпиталей и их поведение никем не контролируется.

Местные начальники гарнизонов свою бездеятельность в части выполнения приказа НКО № 016 объясняют отсутствием нужных команд для реагирования на поведение раненых в населенных пунктах.

О всех выявляемых фактах НКВД Удмуртской АССР доводит до сведения местных партийных органов и УРАЛВО.

Исключительно серьезным является положение в госпиталях городов Кавказской Минеральной группы.

На протяжении длительного времени отсутствуют порядок и дисциплина в госпиталях. В Кисловодске, Пятигорске, Железноводске, Ессентуках, Минводах среди ранбольных широко распространены массовые самовольные отлучки, хулиганство, пьянство, дебоши, избиение и бандитизм. В гор. Кисловодске азартная игра в карты на крупные суммы денег среди лечащихся в госпиталях приняла настолько широкие размеры, что местные власти вынуждены проводить в парке специальные облавы. Для совершения преступлений некоторые ранбольные связываются с бандитами, грабителями.

Военнослужащие Солодков, Быковченко и Незамакин, находившиеся на излечении в Пятигорском госпитале (санаторий № 1), связались с бандитско-грабительской группой Кунашева и совершили ряд вооруженных ограблений и убийств, в том числе убийство пом. нач. лагеря военнопленных № 147 Кеворкова и др. После совершения преступлений бандиты возвращались в госпиталь.

Кисловодским горотделом НКВД за 5 месяцев 1944 г. арестовано 52 военнослужащих, преимущественно из числа ранбольных, за уголовные преступления.

Пятигорским ГО НКВД за это же время арестовано за кражи и грабежи 20 ранбольных.

Ессентукским ГО НКВД арестовано за кражи ранбольных 31 чел.

При приеме военнослужащих на излечение в некоторых госпиталях документы тщательно не проверяются, в связи с чем туда проникает преступный элемент, получает зарплату, обмундирование, а при выписке соответствующие документы с вымышленными офицерскими званиями (Замков, Белый, Фунда, Черников, Макеев, Грабовский и др.).

Отсутствие дисциплины и порядка в госпиталях городов Кавмингруппы создает благоприятную обстановку для дезертирства. Пятигорским РО НКВД задержано 12 дезертиров из госпиталей, Кисловодским РО НКВД 35 и т. д.

О создавшемся положении в госпиталях УНКВД по Ставропольскому краю информированы секретарь крайкома ВКП(б) тов. Суслов и командование СКВО.

Кроме того, вследствие отсутствия надлежащего порядка при отправке выздоравливающих военнослужащих в военкоматы и воинские части многие из них, имея на руках соответствующие документы, к месту назначения не являются, дезертируют и в ряде случаев становятся на путь преступной деятельности.

На территории Ново-Бугского района Николаевской области ликвидирована вооруженная дезертирская группа Ерохина в составе трех человек. После выписки из госпиталя они были направлены в воинские части, куда не явились, дезертировали и под видом сотрудников контрразведки «Смерш» 6 Гвардейской армии совершали ограбления колхозников.

У арестованных участников группы изъято: автомат ППШ, две винтовки, боепатроны, гербовая печать и различные чистые бланки.

Вместе с тем, некоторые военнослужащие, находящиеся на излечении в госпиталях, пользуясь халатностью работников, похищают различные бланки и печати, фабрикуют медицинские документы и по ним получают в военкоматах свидетельства об освобождении от воинской службы.

Некоторые сотрудники госпиталей выдают дезертирам за взятки фиктивные документы.

НКВД Грузинской ССР вскрыта преступная работа начальника госпиталя № 4546 Смирнова и секретаря врачебной комиссии Белоусова, которые были связаны с сотрудником комендантского управления гор. Сухуми Маргания и вместе с ним за взятки выдавали дезертирам документы об освобождении от службы в Красной Армии.

Указанные недочеты в работе госпиталей и преступная деятельность сотрудников значительно способствуют дезертирству военнослужащих.

В целях усиления борьбы с дезертирством из госпиталей Отделам ББ дано указание № 35/2855 от 20.06.1944 систематически вскрывать недочеты и злоупотребления в госпиталях, способствующие дезертирству военнослужащих, находящихся на излечении, а также направляемых по выздоровлении в военкоматы и воинские части, и принимать меры через военное командование и руководящие партийные органы.

Во многих случаях отмечается отсутствие должного порядка и учета военнослужащих на военно-пересыльных пунктах, а также в составе воинских команд. Это дает возможность дезертирам в течение длительного времени безнаказанно скрываться и пристраиваться к воинским командам, следующим к местам назначения. Характерными являются следующие примеры:

Задержанный 15 апреля с.г. в Чкаловской области Савельев-Грицко-Васько показал, что 1 мая 1943 г. он дезертировал из Чкаловского пулеметного училища, где служил старшиной роты, некоторое время скрывался в Абдулинском районе, после чего снова прибыл в г. Чкалов и явился к коменданту города, которым был направлен на пересыльный пункт. При перекличке по списку в составе команды недоставало одного человека под фамилией Грицко. Воспользовавшись этим, он отозвался и под этой фамилией зачислен курсантом школы санинструкторов № 10. В октябре 1943 г., находясь на практике в одном из госпиталей г. Чкалова, вторично дезертировал и до ноября 1943 г. скрывался в городах Куйбышеве и Пензе. В Пензе он присоединился к воинской команде, назвал себя Васько, так как при перекличке не оказалось одного бойца под этой фамилией. В составе этой команды был направлен в 7 ОЗЛПС в гор. Свердловск, где прослужил до 9 апреля с.г. 9 апреля командованием 7 ОЗЛПС в числе 13 чел. направлен в командировку в гор. Москву. В пути следования со станции Пенза снова дезертировал, встретился с воинской командой, которая сопровождала с фронта вагон с неисправным оружием. Познакомившись с составом команды, ему удалось собрать автомат ППШ, а боевые патроны у него имелись.

Савельев арестован.

НКВД Удмуртской АССР вскрыты крупные злоупотребления в работе Мало-Пургинского военно-пересыльного пункта.

Начальник пункта — капитан Корнеев и начальник формирования Леонович призванных в армию лиц, годных к строевой службе, направляли на работы в колхозы, совхозы и на предприятия, получая за это продукты. Направляемые на работы довольствовались за счет колхозов. Вместе с тем они числились на довольствии в пункте. Положенные командам продукты похищались.

Осужденные за дезертирство с применением примечания 2 к 28 ст. УК направлялись Корнеевым за взятки в тыловые части, или содержались длительное время на пункте.

Учет контингентов проходивших через пункт был запущен, вследствие чего о дезертирстве военнослужащих и лиц, следовавших в штрафные части, узнавали через 2–3 месяца.

Формирование команд для пополнения частей производилось формально без фильтрации контингентов, в результате чего в школы и части спецназначения зачислялись лица с уголовным прошлым.

Хозяйство пункта находилось в хаотическом состоянии.

Работа пункта была полностью дезорганизована. Этому способствовало отсутствие контроля за работой пункта со стороны военного комиссара Удмуртской АССР. Виновные арестованы.

О недочетах в работе военно-пересыльных пунктов информируется начальник Главупраформа Красной Армии.

Борьба с незаконным бронированием военнообязанных

Органы НКВД систематически вскрывают незаконное бронирование дезертиров и уклонившихся со стороны многих руководителей хозяйственных организаций и колхозов. Зачастую этому способствуют плохой учет военнообязанных в учреждениях и на предприятиях, а также отсутствие должной проверки документов при приме на работу.

Отмечены многочисленные случаи бронирования военнообязанных под видом специалистов, в то время, как они используются по должностям, не подлежащим бронированию.

Некоторые руководители хозяйственных организаций под предлогом недостатка рабочей силы принимают на работы и бронируют военнообязанных, заведомо зная, что они дезертиры или уклонившиеся от службы в армии.

Указанные недочеты и злоупотребления, способствующие дезертирству и уклонению от службы в армии, чаще всего имеют место благодаря плохому контролю со стороны райвоенкоматов за бронируемыми контингентами.

Из числа вскрытых случаев приводится несколько более характерных:

В апреле с.г. произведенной проверкой вскрыта преступная деятельность директора Костюковичского стеклозавода (Гомельская область, Белорусская ССР) Калешко и нач. транспортного отдела завода Бондарева, которые систематически незаконно бронировали военнообязанных. Так, ими были забронированы 12 человек дезертировавших с Первого Белорусского фронта, причем двое из них — Дроздовский и Марков дезертировали на автомашине, принадлежащей воинской части.

На указанных дезертиров Калешко и Бондарев сфабриковали фиктивные документы о том, что они якобы до поступления на завод работали по вольному найму.

Бондарев, Калешко и дезертиры арестованы.

По авиамастерским Ворошиловградского военного училища установлено 5 случаев незаконного бронирования и 3 случая укрывательства уклонившихся от призыва в армию. Например:

Фисенко, годный к строевой службе, забронирован как моторист, а работал плановиком и бронированию не подлежал.

Дубровин, годный к строевой службе, забронирован как слесарь, а работал зав. столовой и бронированию не подлежал.

Незаконное бронирование производилось с ведома командования училища (майора Овинникова). Материалы переданы военному прокурору.

По заводу № 231 выявлено незаконно забронированных 18 человек, уклонившихся от в/учета и мобилизации в Красную Армию, и два дезертира.

Гельман годен к строевой службе, забронирован как инженер, работал агентом снабжения.

Харитонов забронирован как инструктор, а работал агентом по снабжению.

Козорезов, будучи в ноябре 1943 г. призван в Красную Армию и зачислен в команду для отправки в воинскую часть, со сборного пункта дезертировал, устроился на заводе № 231 и с ведома пом. директора завода Козлова не вставал на в/учет.

Гутарев был призван в Красную Армию, но со сборного пункта дезертировал и без документов Козловым был принят на работу.

Козлов, будучи информирован горвоенкоматом о дезертирстве Гутарева, заявил: «… Мне нет дела, что Гутарев дезертир, мне нужны люди».

Об изложенном информирован Обком ВКП(б), а материалы в отношении Козлова переданы прокурору для привлечения его к ответственности.

Нач. обстановки Верхне-Иртышского Управления речного пароходства Литвинов, пользуясь правом бронирования бакенщиков, забронировал по этой должности работающих в колхозе своих родственников, которые по занимаемым ими должностям бронированию не подлежали. Среди забронированных был Зенков — дезертир из Красной Армии, разоблаченный как агент немецкой разведки.

О Литвинове информирован Обком ВКП(б).

В июне 1944 г. Разважевским РО НКВД Киевской области установлено, что начальник лесозавода № 3 Киевского окружного Военно-строительного Управления — ст. техник-лейтенант Степанков совместно с кассиром завода Онищенко за взятки приняли на завод и лесоразработки 120 чел. дезертиров и уклонившихся от службы в Красной Армии.

Проведенной операцией по проверке документов у лиц, работающих на лесозаводе и лесоразработках, было задержано 59 дезертиров из Красной Армии.

Следствием установлено, что после оформления на работу дезертиры направлялись на разные участки лесоразработок, все группы имели между собой связь. При проверке документов работниками НКВД на одном участке об этом немедленно сообщалось на другие участки, и дезертиры скрывались.

Степанов и Онищенко преданы суду.

УНКВД по Краснодарскому краю в июне с.г. выявлено 27 дезертиров из Красной Армии, работающих на лесосплавном пункте Управления военно-восстановительных работ № 12.

Установлено, что нач. лесобазы УВВР № 12 Савенко и нач. лесосплавного пункта Лунев, заведомо зная о дезертирстве принимаемых, беспрепятственно оформляют их на работу.

Лунев при приеме дезертиров на работы заявлял: «Кто бы ты ни был, у нас все равно сойдешь, но только не забывай и работай».

УНКВД совместно с ТО НКГБ проводятся мероприятия по изъятию дезертиров и привлечению укрывателей к ответственности.

В целях усиления борьбы с незаконным бронированием военнообязанных и приемом на работу дезертиров и уклонившихся от призыва и мобилизации органам НКВД дано специальное указание за № 79 от 26.02.1943.

НКВД-УНКВД на местах систематически информируют руководящие партийные органы о незаконном бронировании военнообязанных и виновных в этом привлекают к ответственности.

23 мая 1944 г. всем органам НКВД разослан обзор агентурно-оперативной работы по борьбе с дезертирством и уклонением от призыва и мобилизации в Красную Армию, в котором поставлены конкретные задачи на летний период 1944 г. Кроме того, органам НКВД систематически давались конкретные указания по работе, исходя из особенностей республик, краев и областей.

Директивные указания НКВД СССР, практическая помощь, оказываемая сотрудниками ОББ НКВД СССР, выезжающими в командировки, а также вызов в Москву начальников отделов по борьбе с бандитизмом для инструктажа — значительно обогатили опыт периферийных работников по линии борьбы с дезертирством, в связи с чем в 1943 и 1944 гг. удалось добиться более значительных результатов по сравнению с 1941 и 1942 гг.

Начальник отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом

Комиссар государственной безопасности 3 ранга А. Леонтьев

 

ГАРФ, Ф. Р-9478, Оп. 1, Д. 63, Л. 1-197. Подлинник.

Приложение № 2

РУКОВОДСТВО ОББ — ГУББ НКВД — МВД СССР
Начальники ОББ — ГУББ НКВД — МВД СССР
(1941–1950)

Заместители начальника ОББ — ГУББ НКВД — МВД СССР
(в хронологическом порядке)

Заместители начальника ОББ — ГУББ НКВД — МВД СССР
(в алфавитном порядке)

Приложение № 3

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СПРАВКИ НА РУКОВОДИТЕЛЕЙ ОББ-ГУББ НКВД-МВД СССР И ИХ ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ

Дроздов Виктор Александрович (1902–1966), уроженец г. Одессы, украинец, чек-стаж с 1921 г., партстаж с 1927 г., образование — низшее.

с 25.12.35 — начальник УРКМ и помощник начальника УНКВД Донецкой области;

с 27.07.37 — начальник УРКМ УНКВД Харьковской области;

с 19.03.38 — начальник УРКМ и помощник начальника УНКВД Сталинградской области по милиции;

с 11.04.41 — заместитель начальника Управления милиции УНКВД г. Москвы по оперативной части;

с 30.07.41 — заместитель начальника 1 отдела 1 управления НКВД СССР;

с 07.10.41 — начальник отделения 2 отдела НКВД СССР;

с 18.01.42 — начальник 2 отдела 4 управления НКВД СССР;

с 01.06.42 — начальник 3 отдела там же;

с 24.04.43 — начальник ОББ НКВД СССР;

с 02.09.43 — нарком внутренних дел Чечено-Ингушской АССР;

с 09.05.44 до 22.05.45 — начальник УНКВД Грозненской области;

с 09.08.45 — начальник Отдела военнопленных Оперативного управления ГУПВИ НКВД СССР;

с 22.03.47 — начальник Управления 2-Н и заместитель МГБ УССР;

с 09.09.50 до 14.03.53 — начальник Бюро № 2 МГБ СССР;

уволен по болезни приказом МВД СССР № 1473 от 28.09.53.

Спецзвания:

с 11.07.36 — майор милиции;

с 07.06.41 — старший майор милиции;

с 14.09.41 — майор государственной безопасности;

с 14.02.43 — полковник государственной безопасности;

с 07.08.43 — комиссар государственной безопасности;

с 09.07.45 — генерал-майор.

Награды: ордена -

Ленина (03.07.43) (за выполнение специальных заданий правительства);

Суворова 2 степени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Ленина (10.12.45) (за выслугу лет);

Красного Знамени (29.10.48) (за борьбу с бандитизмом на Западной Украине);

Красного Знамени.

 

Егнаров Владимир Степанович (1903–1976), уроженец г. Баку, русский, чекстаж с 1922 г., партстаж с 1939 г., образование — среднее.

с 11.04.39 — начальник 3 отделения разведывательного отдела погранвойск НКВД Киевского округа;

с 04.03.40 — начальник 5 отдела и заместитель начальника погранвойск НКВД Западного округа по разведке (г. Львов);

с 01.04.41 — слушатель Высшей спецшколы Генштаба Красной Армии;

с 01.10.41 — начальник разведывательного отдела штаба 56 армии Южного фронта;

с 01.01.43 — начальник разведывательного отдела штаба 18 армии Закавказского фронта;

с 04.05.43 — начальник разведывательного отдела и заместитель начальника Главного управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии;

с 05.12.44 — начальник Отдела спецзаданий НКВД СССР;

с 14.11.46 — Министр внутренних дел Туркменской ССР;

с 25.06.48 — выполнял спецзадания Комитета информации при Совете Министров СССР;

с 20.04.49 — заместитель начальника ГУББ МВД СССР;

с 22.09.50 — начальник Управления охраны и заместитель начальника ГУЛАГа МВД СССР;

с 04.07.51 — заместитель начальника Управления охраны ГУЛАГа МВД СССР;

с 08.08.55 — начальник Режимно-оперативного отдела ГУЛАГа МВД СССР;

уволен по болезни приказом МВД СССР № 535 от 28.05.56.

Воинские звания: с 20.07.36 — капитан; с 28.08.39 — майор; с 16.03.40 — полковник; с 20.12.43 — генерал-майор.

Награды: ордена -

Отечественной войны 1 степени (22.08.44)

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Ленина (12.05.45) (за выслугу лет);

Ленина (31.08.46) (за выполнение специального задания правительства в Синдзяне);

Трудового Красного Знамени;

Красного Знамени;

Красной Звезды.

 

Егоров Валентин Кронидович (1908–1987), уроженец г. Томска, партстаж с 1928 г., чекстаж с 1930 г.

с 07.04.40 — заместитель начальника 2 отдела Главного транспортного управления НКВД СССР;

с 15.04.41 — заместитель начальника ОББ ГУМ НКВД СССР;

с 16.07.41 — начальник ОББ ГУМ НКВД СССР;

с 09.08.41 — заместитель начальника 2 отдела Транспортного управления НКВД СССР;

с 17.12.42 — начальник 2 отдела (водного транспорта) ТУ НКВД СССР;

с 02.05.43 — начальник 2 отдела 3 управления НКГБ СССР;

с 22.09.47 — начальник Оперативного отдела Главного управления охраны МГБ СССР на ж.-д. и водном транспорте;

с 05.04.50 — начальник Оперативного отдела Управления охраны МГБ Горьковской ж.д.;

с 24.09.51 — начальник отдела-отделения УБХСС-ОБХСС ГУМ МГБ-МВД СССР;

с 26.04.55 — заместитель начальника Отдела милиции станции Москва-Октябрьская;

с 22.01.59 — заместитель начальника Отдела милиции станции Москва-Ленинградская Октябрьской ж.д.

Спецзвания:

с 29.01.37 — лейтенант государственной безопасности;

с 03.09.39 — старший лейтенант государственной безопасности;

с 14.03.40 — капитан государственной безопасности;

с 27.12.41 — майор государственной безопасности;

с 14.02.43 — полковник государственной безопасности.

Награды: ордена -

Знак Почета (26.04.40) (за выполнение заданий правительства по охране государственной безопасности);

Ленина (02.12.45) (за освоение Северного морского пути в годы войны); Красной Звезды (04.12.45) (за выслугу лет);

Красного Знамени;

Красного Знамени; Т

рудового Красного Знамени.

 

Жуков Александр Алексеевич (1900–1944), уроженец села Любаново Нарофоминс-кого района Московской области, русский, чекстаж с 1923 г., партстаж с 1926 г., образование — низшее.

с 19.12.40 — начальник Особой инспекции ГУРКМ НКВД СССР;

с 04.04.41 — заместитель начальника ОББ ГУМ НКВД СССР;

с 09.08.41 — и.о. начальника ОББ ГУМ НКВД СССР;

с 30.09.41 — заместитель начальника ОББ НКВД СССР;

с 07.05.43 — нарком внутренних дел Калмыцкой АССР;

с 07.01.44 — начальник У НКВД Астраханской области;

приказом НКВД СССР № 808 от 01.06.44 исключен из списков личного состава НКВД СССР за смертью.

Спецзвания:

с 16.08.36 — капитан милиции;

с 05.11.40 — майор милиции;

с 02.10.41 — майор государственной безопасности;

с 14.02.43 — полковник государственной безопасности;

с 14.03.44 — комиссар государственной безопасности.

Награды: ордена -

Красной Звезды (13.11.37) (в связи с 20-й годовщиной организации РКМ);

Ленина (03.07.43) (за выполнение специальных заданий правительства);

Отечественной войны 2 степени (25.10.43) (за выполнение заданий командования Красной Армии);

Суворова 2 степени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Отечественной войны 1 степени (20.10.44) (за борьбу с бандитизмом в Западной Украине).

 

Завгородний Михаил Андреевич (1900–1983), уроженец села Рубановка Херсонской губернии, украинец, чекстаж с 1921 г., партстаж с 1930 г., образование — неполное среднее.

с 11.04.39 — начальник 3 с/о НКВД УССР;

с 15.05.41 — начальник 3 отдела НКГБ УССР;

с 30.09.41 — заместитель начальника ОББ НКВД СССР;

с 20.07.42 до 24.04.43 — начальник ОББ НКВД СССР;

с 18.06.43 — начальник ОББ и заместитель начальника УНКВД Ставропольского края;

с 10.07.44 — начальник УНКВД Станиславской области;

с 22.08.45 до 23.07.48 — начальник УНКВД Измаильской области;

уволен по инвалидности приказом МВД СССР № 1161 от 10.09.48.

Спецзвания:

с 22.03.36 — старший лейтенант государственной безопасности;

с 23.04.39 — капитан государственной безопасности;

с 26.01.43 — майор государственной безопасности;

с 14.02.43 — полковник государственной безопасности.

Награды:

орден Красной Звезды (20.09.43) (за выполнение заданий правительства в годы войны);

орден Отечественной войны II степени (20.10.44) (за борьбу с бандитизмом в Западной Украине).

 

Калинин Андрей Самсонович (1902–1973), уроженец деревни Симонове Лиознянского района Витебской области, партстаж с 1920 г., чекстаж с 1923 г., образование — среднее.

с 13.05.39 — начальник 10 Островского погранотряда НКВД Ленинградского округа;

с 29.05.40 — начальник погранвойск НКВД Армянского округа;

с 08.07.42 до 15.10.42 — начальник оргстроевого отдела ГУВВ НКВД СССР;

с 23.10.42 — преподаватель военных дисциплин на курсах подготовки старшего и высшего начсостава войск НКВД;

с 15.01.43 — заместитель начальника Управления внутренних войск НКВД Северо-Кавказского округа;

с 01.12.44 — заместитель начальника ГУББ НКВД СССР;

с 09.09.46 до 19.01.49 — начальник УМВД Крымской области;

с 04.03.49 до 24.07.50 — начальник ИТЛ и строительства № 11 МВД (г. Алдан Якутской АССР);

с 14.12.50 до 02.02.52 — заместитель начальника УИТЛ и Молотовстроя МВД по лагерю;

с 05.04.52 — начальник Моботдела МВД УССР;

с 04.01.54 — начальник Инспекции по проверке исполнения приказов МВД УССР; уволен по болезни приказом МВД СССР № 2740 от 26.11.54 с должности заместителя начальника ВОХР и начальника штаба охраны УИТЛК МВД УССР.

Воинские звания:

с 03.04.36 — майор;

с 23.11.39 — полковник;

с 17.11.44 — генерал-майор.

Награды: ордена -

Красной Звезды (14.02.41) (в честь 20-летия погранвойск НКВД СССР); Красной Звезды (20.09.43) (за службу в годы войны);

Отечественной войны I степени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей); Отечественной войны I степени (03.12.44) (за выселение курдов, турок, хемшилов с территории Грузии);

Ленина (10.12.45) (за выслугу лет);

Красного Знамени;

Красного Знамени.

 

Карлин Вениамин Залманович (1912–1988), уроженец г. Березина Черниговской области, еврей, чекстаж с 1938 г., партстаж с 1939 г., образование — среднее.

в 1937–1938 гг. — заведующий отделом пивзавода (г. Ленинград);

с 05.05.38 — слушатель оперативных курсов при Центральной школе НКВД СССР (г. Москва);

с 20.09.38 — оперуполномоченный 4 отдела УГБ УНКВД Краснодарского края;

с 25.06.39 — заместитель начальника 2 отдела УГБ УНКВД Краснодарского края;

с 01.11.39 — начальник Мосщицкого уездного отдела УНКВД Львовской области;

с 23.12.39 — заместитель начальника 3 отдела УГБ УНКВД Львовской области;

с 26.04.41 — начальник разведывательного отдела УНКГБ Львовской области;

с 08.41 — заместитель начальника 1 управления НКВД УССР;

с 25.05.43 — заместитель начальника ОББ НКВД СССР;

с 15.05.44 — начальник ОББ НКВД Крымской АССР;

с 06.12.44 — начальник 2 отдела ГУББ НКВД СССР;

с 02.10.45 — начальник 3 отдела там же;

с 22.03.46 — начальник 1 отдела ГУББ МВД СССР;

с 28.06.48 — начальник 5 отдела там же;

с 06.02.50 — начальник 3 отдела ГУОР(бб) МВД СССР;

с 22.06.50 — начальник Отдела оперативного розыска УМВД Горьковской области;

с 08.01.51 — заместитель начальника Отдела детских колоний УМВД Горьковской области;

с 31.05.54 — начальник Отдела детских колоний там же;

уволен по болезни приказом МВД СССР № 97 от 13.02.70.

Спецзвания:

с 01.07.39 — младший лейтенант государственной безопасности;

с 22.01.42 — капитан государственной безопасности;

с 11.02.43 — подполковник государственной безопасности;

с 05.11.49 — полковник.

Награды: ордена -

Красной Звезды (20.09.43) (за работу в годы войны);

Красного Знамени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Отечественной войны I степени (07.07.44) (за выселение с территории Крымской АССР);

Красной Звезды (31.05.45) (за борьбу с бандитизмом в Прибалтике).

 

Клепов Сергей Алексеевич (1900–1972), уроженец г. Воронежа, чекстаж с 1923 г., партстаж с 1923 г., образование — низшее.

с 07.07.37 — заместитель начальника ДТО ГУГБ НКВД Казанской ж.д.;

с 08.06.39 — заместитель начальника ДТО НКВД Северо-Донецкой жд;

с 11.12.39 — начальник ДТО НКВД Львовской ж.д.;

с 26.02.41 — начальник 6 отдела 2 управления НКГБ СССР;

с 31.07.41 — начальник УНКВД Смоленской области;

с 30.09.41 — начальник ОББ НКВД СССР;

с 04.06.42 до 29.10.42 — начальник УНКВД Орджоникидзевского края;

с 26.12.42 — заместитель начальника 2 управления НКВД СССР;

с 21.05.43 — заместитель начальника 3 управления НКГБ СССР;

с июня 1945 до 30.01.48 — начальник оперативного сектора НКГБ-МГБ СССР земли Саксонии (Германия, г. Дрезден);

арестован;

осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР на 10 лет («за злоупотребление служебным положением»);

в 1953 году освобожден и реабилитирован.

Спецзвания:

с 22.03.36 — старший лейтенант государственной безопасности;

с 19.07.39 — капитан государственной безопасности;

с 14.03.40 — майор государственной безопасности;

с 04.06.42 — старший майор государственной безопасности;

с 14.02.43 — комиссар государственной безопасности;

с 09.07.45 — генерал-майор.

Награды: ордена — Ленина;

Красного Знамени;

Кутузова II степени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Отечественной войны I степени (07.07.44) (за выселение с территории Крыма);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Отечественной войны I степени (03.12.44) (за выселение курдов, турок, хемшилов с территории Грузии);

Отечественной войны II степени (24.02.45) (за Крымскую конференцию).

 

Леонтьев Александр Михайлович (1902–1960), уроженец деревни Артемово Грязовецкого района Вологодской области, чекстаж с 1926 г., партстаж с 1927 г., образование — среднее.

с 23.04.39 — начальник 1 отделения и помощник начальника 1 отдела (разведывательного) ГУПВ НКВД СССР;

с 11.03.41 — начальник 2 отдела и заместитель начальника 1 управления (оперативно-разведывательного) ГУПВ НКВД СССР;

с 25.06.41 — заместитель начальника Штаба истребительных батальонов НКВД СССР;

с 15.08.41 — начальник Бологовского горотдела и заместитель начальника УНКВД Калининской области;

с 30.09.41 — заместитель начальника ОББ НКВД СССР;

с 18.02.42 — начальник Разведывательного отдела и заместитель начальника ГУПВ НКВД СССР;

с 28.04.42 — начальник Управления войск по охране тыла Действующей Красной Армии и заместитель начальника ГУВВ НКВД СССР;

с 04.05.43 — начальник Главного управления войск НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии;

с 13.09.43 — начальник ОББ-ГУББ НКВД-МВД СССР;

с 10.03.47 — начальник ГУМ МВД-МГБ СССР;

с 19.05.53 — заместитель начальника погранвойск МВД Ленинградского округа;

уволен по болезни приказом МВД СССР № 1324 от 18.05.54.

Специальные и воинские звания:

с 03.04.36 — капитан;

с 08.04.38 — майор;

с 10.05.39 — полковник;

с 15.08.41 — старший майор государственной безопасности;

с 14.02.43 — комиссар государственной безопасности;

с 16.05.44 — комиссар государственной безопасности 3 ранга;

с 09.07.45 — генерал-лейтенант.

Награды: ордена -

Красной Звезды (26.04.40) (за выполнение заданий правительства по охране государственной безопасности);

Отечественной войны I степени (15.06.43) (за выполнение заданий командования Красной Армии);

Кутузова II степени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Богдана Хмельницкого II степени (20.10.44) (за борьбу с бандитизмом в Западной Украине);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Ленина (12.11.46) (за выслугу лет);

Красного Знамени.

 

Маричев Николай Константинович (1899-?), уроженец г. Москвы, русский, чекстаж с 1919 г., партстаж с 1919 г., образование — среднее.

с 31.01.39 — начальник 2 отделения Отдела железнодорожной милиции ГУРКМ НКВД СССР;

с 05.06.40 — начальник 1 отделения там же;

с 09.12.41 — заместитель начальника 2 отделения Секретариата Транспортного управления НКВД СССР;

с 24.04.43 — заместитель начальника ОББ НКВД СССР;

с 01.12.44 — начальник 5 отдела ГУББ НКВД СССР;

с 02.10.45 — начальник 4 отдела там же;

уволен по состоянию здоровья приказом МВД СССР № 1642 от 29.11.46.

Спецзвания:

с 16.08.36 — старший лейтенант милиции;

с 27.05.39 — капитан милиции;

с 11.02.43 — подполковник государственной безопасности;

с 03.05.44 — полковник государственной безопасности.

Награды: ордена -

Отечественной войны II степени (20.10.44) (за борьбу с бандитизмом в Западной Украине);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Ленина (21.02.45) (за выслугу лет);

Красного Знамени;

Красной Звезды.

 

Прошин Василий Степанович (1902–1955), уроженец села Артемар Саранского района Мордовской АССР, партстаж с 1920 г., чекстаж с 1921 г., образование — низшее.

с 16.03.39 — начальник 3 отдела УГБ УНКВД Сталинградской области;

с 25.07.39 — начальник 2 отдела УГБ УНКВД Сталинградской области;

с марта 1941 г. — заместитель начальника УНКГБ Сталинградской области;

с 07.08.41 — начальник СПО УНКВД Сталинградской области;

с 17.07.42 — заместитель начальника УНКВД Сталинградской области;

с 07.05.43 — начальник УНКВД Сталинградской области;

с 01.12.44 — заместитель начальника ГУББ НКВД СССР;

с 16.12.47 — начальник ГУББ МВД СССР;

с 04.02.50 до 20.10.50 (акт передачи из МВД СССР в МГБ СССР) — начальник ГУОР(бб) МВД СССР;

с 01.09.51 — начальник У МГБ Пензенской области;

с 14.03.53 до 31.03.54 — начальник УМВД Пензенской области;

с марта 1954 г. — начальник УКГБ по Пензенской области;

уволен по болезни приказом КГБ при СМ СССР № 313 от 01.06.54.

Спецзвания:

с 22.08.37 — старший лейтенант государственной безопасности;

с 27.03.39 — капитан государственной безопасности;

с 12.05.43 — полковник государственной безопасности;

с 16.11.43 — комиссар государственной безопасности; с 09.07.45 — генерал-майор.

Награды: ордена -

Знак Почета (26.04.40) (за выполнение заданий правительства по охране государственной безопасности);

Красной Звезды (12.07.43) (за выполнение специальных заданий правительства);

Ленина (20.09.43) (за выполнение заданий правительства в годы войны);

Суворова 2 степени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Ленина (12.11.46) (за выслугу лет).

 

Руденко Михаил Тимофеевич (1909-?), уроженец села Лозно-Александровка Ворошиловградской области, украинец, партстаж с 1930 г., чекстаж с 1940 г., образование — высшее.

в 1937–1940 гт. — слушатель Военной академии имени М.В. Фрунзе;

с 15.03.40 — старший оперуполномоченный 6 отделения 3 отдела ГУГБ НКВД СССР;

с 21.03.41 — начальник 1 отделения 8 отдела 2 управления НКГБ СССР;

с 04.07.41 — командир оперативного отряда НКГБ СССР по борьбе с парашютным десантом и диверсантами в Москве и ее окрестностях;

с 29.01.42 — заместитель начальника 4 отделения 2 отдела 4 управления НКВД СССР;

с 01.06.42 — начальник 1 отделения 3 отдела там же 4 управления НКВД СССР;

с 25.05.43 до 10.05.44 — заместитель начальника ОББ НКВД СССР;

с 10.07.44 до 30.11.46 — начальник УНКВД Черновицкой области;

с 31.12.46 — начальник ОББ и заместитель начальника У МВД Львовской области;

с 01.03.47 — начальник Отдела 2-Н и заместитель начальника УМГБ Львовской области;

с 06.48 до 17.03.51 — начальник ОИТК и помощник начальника У МВД Сталинской области;

с 18.04.51 — начальник лагерного отделения № 14 УИТЛ и строительства № 560 МВД (строительство МГУ в Москве);

с 05.09.51 — начальник Управления военно-строительных частей и заместитель начальника УИТЛ и строительства № 560 МВД;

уволен по фактам дискредитации приказом МВД СССР № 475 от 12.05.56.

Спецзвания:

с 09.08.40 — старший лейтенант государственной безопасности;

с 15.08.41 — капитан государственной безопасности;

с 11.02.43 — подполковник государственной безопасности;

с 03.05.44 — полковник государственной безопасности.

Награды: ордена -

Красной Звезды (20.09.43) (за работу в годы войны);

Красного Знамени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Отечественной войны II степени (20.10.44) (за борьбу с бандитизмом в Западной Украине);

Отечественной войны I степени (10.04.45) (за борьбу с бандитизмом на Украине);

Красной Звезды.

 

Свирин Сергей Григорьевич (1900–1973), уроженец г. Воронежа, чекстаж с 1918 г., партстаж с 1925 г., образование — высшее (Институт востоковедения имени Нариманова в 1933 г.).

с 28.04.40 — заместитель начальника 2 отделения 2 отдела Оперативно-разведывательного управления ГУПВ НКВД СССР;

с 03.12.41 — начальник 3 отделения ОББ НКВД СССР;

с 10.08.42 — заместитель начальника ОББ НКВД СССР;

с 01.12.44 — начальник 4 отдела ГУББ НКВД СССР;

с 02.10.45 — начальник 7 отдела ГУББ НКВД СССР;

с 22.03.46 — начальник 3 отдела ГУББ МВД СССР;

уволен по болезни приказом МВД СССР № 202 от 27.02.50.

Спецзвания:

с 22.06.37 — старший лейтенант государственной безопасности;

с 02.10.41 — капитан государственной безопасности;

с 11.02.43 — подполковник государственной безопасности;

с 07.08.43 — полковник государственной безопасности.

Награды: ордена -

Красной Звезды (20.09.43) (за работу в годы войны);

Отечественной войны I степени (20.10.44) (за борьбу с бандитизмом в Западной Украине);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Ленина (21.02.45) (за выслугу лет).

 

Трофимов Павел Лукич (1897–1969), уроженец деревни Рудицы Гомельской губернии, партстаж с 1919 г., чекстаж с 1923 г.

с 05.01.38 — начальник 4 отдела штаба войск НКВД Ленинградского округа;

с 20.04.38 — начальник 4 отдела штаба войск НКВД Киевского округа;

с 28.02.40 — заместитель начальника штаба погранвойск НКВД Западного округа;

с 23.08.40 — заместитель начальника штаба погранвойск НКВД Украинской ССР;

с 03.09.41 — начальник 2 отделения 1 отдела 1 управления ГУПВ НКВД СССР;

с 29.03.43 — заместитель начальника Штаба истребительных батальонов НКВД СССР;

с 04.05.43 — начальник Штаба истребительных батальонов НКВД СССР;

с 01.12.44 — начальник 6 отдела ГУББ НКВД СССР;

с 10.01.47 — заместитель начальника ГУББ МВД СССР;

с 21.02.50 — заместитель начальника Отдела спецпоселений МВД СССР;

уволен по состоянию здоровья приказом МГБ СССР № 1217 от 02.03.51.

Воинские звания:

с 03.04.36 — майор;

с 31.01.39 — полковник.

Награды: ордена -

Красного Знамени (20.09.43) (за службу в годы войны);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Ленина (21.02.45) (за выслугу лет).

 

Церетели Шалва Отарович (1894–1955), уроженец селения Сачхери, Грузия, грузин, партстаж с 1920 г., чекстаж с 1922 г., образование — низшее.

в 1932–1939 гг. — начальник УРКМ НКВД Грузинской ССР;

с 13.01.39 — заместитель начальника 3 с/о НКВД СССР;

с 04.04.41 — начальник ОББ и заместитель начальника ГУМ НКВД СССР;

с 15.08.41 — первый заместитель НКВД Грузинской ССР;

с 25.08.41 — начальник 4 отдела НКВД ГССР (по совместительству);

с 28.08.43 до 09.07.48 — заместитель НКГБ-МГБ ГССР;

с 25.06.48 до 15.07.53 — начальник погранвойск МВД-МГБ Грузинского округа и заместитель МВД-МГБ ГССР;

уволен по служебному несоответствию приказом МВД СССР № 935 от 12.08.53.

арестован;

осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР к ВМН;

исполнено — 15.11.55.

Спецзвания:

с 22.04.36 — майор государственной безопасности;

с 30.04.39 — старший майор государственной безопасности;

с 14.02.43 — комиссар государственной безопасности 3 ранга;

с 09.07.45 — генерал-лейтенант.

Награды: ордена -

Красного Знамени (14.12.27) (к 10-летию ВЧК-ОГПУ);

Красного Знамени (17.12.33) (за участие в операциях и личные боевые подвиги);

Красного Знамени (26.04.40) (за выполнение заданий правительства по охране государственной безопасности);

Красного Знамени (20.09.43) (за работу в годы войны);

Суворова II степени (08.03.44) (за выселение чеченцев и ингушей);

Красного Знамени (03.11.44) (за выслугу лет);

Отечественной войны I степени (03.12.44) (за выселение курдов, турок, хемши-лов с территории Грузии);

Ленина (04.12.45) (за выслугу лет);

Красного Знамени (24.08.49) (за выселение с территории Грузии);

Красного Знамени (01.06.51) (за долголетнюю и безупречную службу в органах государственной безопасности);

Трудового Красного Знамени;

Отечественной войны 2 степени;

Знак Почета;

знак «Почетный чекист» (30.04.39) (за розыск и арест бывшего НКВД УССР А. И. Успенского).

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АК — Армия крайова

АПРФ — Архив Президента Российской Федерации

артснаряды — артиллерийские снаряды

а/с — антисоветский

АССР — Автономная Советская Социалистическая Республика

АХО — Административно-хозяйственный отдел

б. — бывший

бандгруппа — бандитская группа

бандодиночка — бандит-одиночка

бандпособники — пособники бандитов

бандпроявления — бандитские проявления

бандформирования — бандитские формирования

ББ — борьба с бандитизмом

БВО — Белорусский военный округ

Боепатроны — боевые патроны

БССР — Белорусская Советская Социалистическая Республика

бул. — булавный (воинское звание в формированиях УПА)

БХ — батальоны хлопска (формирования польских националистов)

быв., бывш. — бывший

ВВ — внутренние войска

ВВС — военно-воздушные силы

вест. — вестовой (воинское звание в формированиях УПА)

ВЗУН — Великое собрание украинских националистов

ВКОЛ — Верховный комитет освобождения Литвы

ВКП(б) — Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков)

вмн — высшая мера наказания (расстрел)

внос — служба воздушного наблюдения, оповещения и связи

во — военный округ

вол. — волостное, волостной

вр. — временно

ВЧК — Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с

контрреволюцией, спекуляцией и саботажем

ВЧ-связь — высокочастотная связь

г. — год

г. — город

ГАРФ — Государственный архив Российской Федерации

Генштаб — Генеральный штаб

ГКО, ГОКО — Государственный комитет обороны

Главлит — Управление Уполномоченного СНК-СМ СССР

по охране военных и государственных тайн в печати

горком — городской комитет

горотдел — городской отдел

горсовет — городской Совет депутатов трудящихся

госбезопасность — государственная безопасность

гособеспечение — государственное обеспечение

госпоставки — государственные поставки (обязательные поставки

крестьянами продуктов государству)

Госснаб — Государственный комитет СМ СССР по материально-техническому снабжению народного хозяйства

ГУ — Главное управление

ГУББ — Главное управление по борьбе с бандитизмом

ГУВВ — Главное управление внутренних войск

ГУВС

— Главное управление военного снабжения

ГУГБ

— Главное управление государственной безопасности

ГУЛАГ

— Главное управление лагерей

ГУМ

— Главное управление милиции

ГУО

— Главное управление охраны

ГУОР

— Главное управление оперативного розыска

ГУПВ

— Главное управление пограничных войск

ГЭУ

— Главное экономическое управление

д.

— дело

дер.

— деревня

ДКА

— Действующая Красная Армия

ДПНТ

— дежурный помощник начальника тюрьмы

др.

— другой

дто

— дорожно-транспортный отдел

Ж.Д.

— железная дорога

ж.-д.

— железнодорожный

зав.

— заведующий

Заготзерно

— Всесоюзное объединение по заготовке зерновых,

бобовых, крупяных, масличных и фуражных культур

Заготскот

— Всесоюзное государственное объединение

по заготовке скота

зам.

— заместитель

з/к

— заключенные

изопропункт

— изоляционно-пропускной пункт

иноразведок

— иностранных разведок

ИНТ.

— интендантский

и. о.

— исполняющий обязанности

ИТК

— исправительно-трудовая колония

ИТЛ

— исправительно-трудовой лагерь

КА

— Красная Армия

КБ

— Корпус безопасности (польская националистическая

организация)

кг

— килограмм

КГБ

— Комитет государственной безопасности

Колхоз — коллективное хозяйство

Комсомол — коммунистический союз молодежи

Комсостав — командный состав

Концлагерь — концентрационный лагерь

КП(б) Литвы — Коммунистическая партия (большевиков) Литвы

КП(б) У — Коммунистическая партия (большевиков) Украины

к/р, к-р — контрреволюционный

крайисполком — краевой исполнительный комитет

КРО — Отдел контрразведки

Л. - лист

леспромхоз — лесопромышленное хозяйство

ЛКСМУ — Ленинский коммунистический союз молодежи Украины

ЛЛА — Литовская освободительная армия

ЛНФ — Литовский национальный фронт

ЛПС — Союз литовских партизан

м. — местечко

МВД — Министерство внутренних дел

МГБ — Министерство государственной безопасности

Медсанпункт — медико-санитарный пункт

мл. — младший

мобинскпекция — мобилизационная инспекция

МПВО — местная противовоздушная оборона

МПС — Министерство путей сообщения

мсд — мотострелковая дивизия

МССР — Молдавская Советская Социалистическая Республика

МТС — машинно-тракторная станция

надзорсостав — надзирательский состав

нарком — народный комиссар

Наркомзем — Народный комиссариат земледелия

Наркомморфлот — Народный комиссариат морского флота

Наркомпрос — Народный комиссариат просвещения

Наркомфин — Народный комиссариат финансов

нарсудья — народный судья

нач. — начальник

НВРО — Народно-освободительная революционная организация

НИИ — научно-исследовательский институт

НКВД — Народный комиссариат внутренних дел

НКГБ — Народный комиссариат государственной безопасности

НКО — Народный комиссариат обороны

нопл — Национальное объединение партизан Латвии

ОАГС — Отдел актов гражданского состояния

ОББ — Отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом

облисполком — областной исполнительный комитет

ОГПУ — Объединенное государственное политическое управление

ОИТК — Отдел исправительно-трудовых колоний

ОКР — Отдел контрразведки

ОМСДОН — Отдельная мотострелковая дивизия особого назначения

OOP — Отдел оперативного розыска

опергруппа

— оперативная группа

опертехника

— оперативная техника

оперуполномочен-ный

— оперативный уполномоченный

оперчек

— оперативно-чекистский

опо

— Отдел пожарной охраны

орг.

— организационный

осо

— Особое совещание

осп

— Отдел спепоселений

ОУН

— Организация украинских националистов

ОУР

— Отдел (отделение) уголовного розыска

ОШОСДОР

— Отдел строительства шоссейных дорог

партком

— партийный комитет

ПВС СССР

— Президиум Верховного Совета СССР

гат

— поселок городского типа

ПОВ

— Польская войсковая организация

погранвойска

— пограничные войска

погранотряд

— пограничный отряд

погранполк

— пограничный полк

политзаключенный

— политический заключенный

политконтроль

— политический контроль

пп

— подпись

профсоюз

— профессиональный союз

ПСЦ

— Польская гражданская служба

ПТР

— противотанковое ружье

ПУН

— Провод украинских националистов

(руководящий орган ОУН)

райвоенкомат, РВК

— районный военный комиссариат

райзо

— районный отдел здравоохранения

райисполком

— районный исполнительный комитет

райком

— районный комитет

райотдел

— районный отдел

райотделение

— районное отделение

райпотребсоюз

— районный Союз обществ потребительской

кооперации

райфо

— районный финансовый отдел

РК

— районный комитет

РО

— районный отдел (отделение)

РП

— ручной пулемет

РСФСР

— Российская Советская Федеративная

Социалистическая Республика

с.

— село

санчасть

— санитарная часть

СБ

— Служба безопасности (контрразведка ОУН)

сб

— стрелковый батальон

с. г.

— сего года

сд

— стрелковая дивизия

сельпо

— сельская потребительская кооперация

сельсовет

— сельский Совет депутатов трудящихся

Сельхозбанк — Всесоюзный сельскохозяйственный банк СССР

Сельхозпродукты — сельскохозяйственные продукты

Следчасть — следственная часть

СМ — Совет Министров

см. — смотри

«Смерш» — смерть шпионам

СНК, Совнарком — Совет Народных Комиссаров

Совпартактив — советско-партийный актив

сов. секретно — совершенно секретно

совхоз — советское хозяйство

сп — стрелковый полк

спецкомендатуры — специальные комендатуры (по надзору за спепоселенцами)

спецлагерь — специальный лагерь (проверочно-фильтрационный лагерь)

спецотдел — специальный отдел

спецпоселение — специальное поселение

СПО — Секретно-политический отдел

СССР — Союз Советских Социалистических Республик

ст. — старший

т. — товарищ

т. г. — текущего года

теракт — террористический акт

тов. — товарищ

торготдел — торговый отдел

УББ — Управление по борьбе с бандитизмом

УВВ — Управление внутренних войск

УВО — Украинская военная организация

УГБ — Управление государственной безопасности

УИТК — Управление исправительно-трудовых колоний

УКГБ — Управление Комитета государственной безопасности

области или края

УКО — Управление конвойной охраны

Уком — уездный комитет

УКР — Управление контрразведки

УМВД — Управление Министерства внутренних дел области или края

УМГБ — Управление Министерства государственной безопасности

области или края

УНКВД — Управление Народного комиссариата внутренних дел

области или края

УНКГБ — Управление Народного комиссариата государственной

безопасности области или края

УНРА — Украинская народно-революционная армия

УПА — Украинская повстанческая армия

УПО — Управление пожарной охраны

Уполнаркомсвязи — уполномоченный народного комиссариата связи

УРКМ — Управление рабоче-крестьянской милиции

УССР — Украинская Советская Социалистическая Республика

УЦК — Украинский центральный комитет

(организация украинских националистов)

УШОСДОР — Управление строительства шоссейных дорог

Ф. - фонд

ф. — форма

финотдел — финансовый отдел

ФЛА — Фронт литовских активистов

ХОЗО — хозяйственный отдел

ХОЗУ — хозяйственное управление

хор. — хорунжий (воинское звание в формированиях УПА)

ЦА ФСБ — Центральный архив Федеральной службы безопасности

ЦК — Центральный комитет

ЦФО — Центральный финансовый отдел

ЦШПД — Центральный штаб партизанского движения

ч. — час

чел. — человек

ШВО — штаб военного округа

шифрработа — шифровальная работа

ЭКО — Экономический отдел

Экономсовет — Экономический совет

ЭКУ — Экономическое управление

эпидпоказания — эпидемические показания

ЮЗфронт — Юго-Западный фронт

ПЕРЕЧЕНЬ ПУБЛИКУЕМЫХ ДОКУМЕНТОВ

Глава 1. Накануне войны.

1. Приказ НКВД СССР № 001337 «Об организации органов НКВД Западной Белоруссии». 2 ноября 1939 г.

2. Приказ НКВД СССР № 001359 «Об организации органов НКВД Западной Украины». 6 ноября 1939 г.

3. Приказ НКВД СССР № 001441 «Об организации УНКВД по Брест-Литовской области Белорусской ССР». 29 ноября 1939 г.

4. Приказ НКВД СССР № 00964 «Об организации управлений НКВД Аккерман-ской и Черновицкой областей УССР». 9 августа 1940 г.

5. Приказ НКВД СССР № 001067 «Об организации НКВД Эстонской ССР». 29 августа 1940 г.

6. Приказ НКВД СССР № 001072 «Об организации НКВД Латвийской ССР». 29/30августа1940 г.

7. Приказ НКВД СССР № 001089 «Об организации НКВД Литовской ССР». 31 августа 1940 г.

8. Докладная записка народного комиссара государственной безопасности УССР П.Я. Мешика секретарю ЦК КП(б) Украины Н.С. Хрущеву с предложениями по ликвидации базы ОУН в Западных областях Украины,.[196]

9. Из директивы Управлений НКВД и НКГБ УССР по Ровенской области № 19/6257 о мероприятиях по ликвидации оуновского подполья на территории области. 28 апреля 1941 г.

10. Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР № 1299-526сс «Об изъятии контрреволюционных организаций в западных областях УССР». 14 мая 1941 г.

11. Докладная записка НКГБ СССР в ЦК ВКП(б) с проектом Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мероприятиях по очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента». № 1687/м. 16 мая 1941 г.

12. Из докладной записки НКГБ СССР в ЦК ВКП(б) и СНК СССР о выселении из западных областей Украины семей репрессированных или находящихся на нелегальном положении участников националистических организаций. 23 мая 1941 г.

13. Проект постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР о мерах по изъятию контрреволюционных элементов в западных областях Белорусской ССР. 24 мая 1941 г.

14. Из указания НКГБ СССР № 1996/м Народному комиссариату государственной безопасности Белорусской ССР об активизации мероприятий по выявлению и разработке Белорусского националистического подполья. 30 мая 1941 г.

15. Докладная записка наркома государственной безопасности СССР В.Н. Меркулова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия об итогах операции по аресту и выселению антисоветского, уголовного и социально-опасного элемента из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР. 17 июня 1941 г.

16. Доклад наркома государственной безопасности БССР Л.Ф. Цанавы первому секретарю ЦК КП(б)Б П.К. Пономаренко об итогах проведенной в западных областях БССР операции по аресту участников контрреволюционных организаций и выселению членов их семей. 21 июня 1941 г.

Глава 2. Война. Пособники оккупантов (1941–1943 гг.)

17. Постановление Совета Народных Комиссаров СССР № 1738-746сс о мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе. 24 июня 1941 г.

18. Приказ НКВД СССР № 00804 о мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе. 25 июня 1941 г.

19. Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР № 1756-762сс о начальниках охраны войскового тыла. 25 июня 1941 г.

20. Меморандум Фронта литовских активистов А. Гитлеру и главнокомандующему германскими войсками В. Браухичу о положении в Литве в связи с созданием немецкой гражданской власти. 15 сентября 1941 г.

21. Приказ НКВД СССР № 001683 об оперативно-чекистском обслуживании местностей, освобожденных от войск противника. 12 декабря 1941 г.

22. Справка Тюремного управления НКВД СССР об итогах эвакуации заключенных из тюрем НКВД-УНКВД по данным на 22 января 1942 г. 23 января 1942 г.

23. Справка Тюремного управления НКВД СССР по итогам эвакуации заключенных из тюрем по состоянию на 22 января 1942 г. 23 января 1942 г.

24. Справка заместителя начальника Главного управления «Омакайтсе» Я.Ю. Майде о деятельности организации в 1941 г.[197]

25. Из докладной записки НКВД УССР Военному совету Южного фронта о формировании германским командованием «Украинской национальной армии». 23 марта 1942 г.

26. Докладная записка НКВД СССР в ГКО об итогах деятельности войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии по состоянию на 1 апреля 1942 г. и мероприятиях по улучшению организации и охраны войскового тыла. 28 апреля 1942 г.

27. Директива НКВД СССР № 553 о мерах по усилению борьбы с бандитизмом и дезертирством. 10 декабря 1942 г.

28. Справка Главного управления «Омакайтсе» о деятельности организации в 1942 г.[198]

29. Указ Президиума Верховного Совета СССР о мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников. 19 апреля 1943 г.

30. Приказ НКВД СССР № 00968 об организации отделений каторжных работ при исправительно-трудовых лагерях НКВД. 11 июня 1943 г.

31. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину и В.М. Молотову о деятельности войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии в 1943 г. 8 января 1944 г.

32. Докладная записка командира соединения партизанских отрядов А.Ф. Федорова и комиссара соединения Дружинина секретарю ЦК КП(б) Украины Н.С. Хрущеву и начальнику Украинского штаба партизанского движения Т.А. Строкачу о деятельности ОУН и УПА. 21 января 1944 г.

33. Спецсообщение начальника Управления контрразведки «СМЕРШ» 1-го Прибалтийского фронта Н.Г. Ханникова о вскрытии группы так называемых немецких активистов в городе Жагаре Литовской ССР и аресте ее членов. 22 сентября 1944 г.

34. Спецсообщение народного комиссара внутренних дел Эстонской ССР А.И. Резева народному комиссару внутренних дел СССР Л. П. Берия о массовом уничтожении немцами узников лагеря для евреев в районе Клоога Харьюмского уезда Эстонской ССР. 2 октября 1944 г.

35. Докладная записка начальника УКР «Смерш» Ленинградского фронта А.С. Быстрова начальнику ГУКР «Смерш» НКО B.C. Абакумову о деятельности эстонской вооруженной организации «Омакайтсе». 5 октября 1944 г.

36. Спецсообщение начальника УКР «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта М.И. Белкина начальнику ГУКР «Смерш» НКО B.C. Абакумову о материалах следствия по делу членов карательного отряда при так называемой Латышской вспомогательной полиции безопасности СД. 10 марта 1945 г.

Глава 3. Освобождение. Враги мирной жизни (1944–1946 гг.)

37. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину о мероприятиях по борьбе с украинскими националистами в Ровенской и Волынской областях УССР. 6 марта 1944 г.

38. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину и В.М. Молотову о структуре Украинской повстанческой армии и мероприятиях по борьбе с УПА. 14 марта 1944 г.

39. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову, Г.М. Маленкову и начальнику Генерального штаба Красной Армии А. И. Антонову об операциях по ликвидации оуновских формирований в Волынской, Ровенской и Тарнопольской областях УССР. 28 марта 1944 г.

40. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и начальнику Генерального штаба Красной Армии А.И. Антонову об операции по ликвидации оуновских формирований в Кременецких лесах Тарнопольской области. 3 мая 1944 г.

41. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и начальнику Генерального штаба Красной Армии А.И. Антонову о выявленных на территории БССР польских и белорусских националистических вооруженных формированиях. 29 июня 1944 г.

42. Справка начальника 6 отделения ОББ НКВД СССР В.Я. Головлева об итогах работы ОББ НКВД Эстонской ССР за годы Великой Отечественной войны (1941–1944 гг.). 6 июля 1944 г.

43. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и начальнику Генерального штаба Красной Армии А.И. Антонову о польских вооруженных формированиях в районе Вильно. 16 июля 1944 г.

44. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову, Г.М. Маленкову о положении в оккупированной Германией Латвийской ССР. 28 июля 1944 г.

45. Указ Президиума Верховного Совета СССР о предоставлении амнистии польским гражданам, осужденным за совершение преступлений на территории СССР. 10 августа 1944 г.

46. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову, Г.М. Маленкову, Н.С. Хрущеву и начальнику Генерального штаба Красной Армии А.И. Антонову о положении в Львовской области. 19 августа 1944 г.

47. Листовка «ванагов» ЛЛА. 22 августа 1944 г.

48. Листовка Ворнынского штаба «ЛЛА-копчиков». Август 1944 г.

49. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о деятельности польских националистических формирований в западных областях Белорусской ССР. 18 сентября 1944 г.

50. Спецдонесение Прокурора Белорусской ССР И.Д. Ветрова секретарю ЦК КП(б) Белоруссии В.Н.Малину «О бандитских проявлениях на территории западных областей Белорусской ССР». 23 сентября 1944 г.

51. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с националистическим подпольем в западных областях Украины. 30 сентября 1944 г.

52. Письмо начальника разведывательного отдела Главного управления НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии B.C. Егнарова начальнику ОББ НКВД СССР А.М. Леонтьеву с листовками на литовском языке и их переводами. 13 октября 1944 г.

53. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову об итогах работы по ликвидации националистического подполья по западным областям Украины, западным областям Белоруссии и по Литовской ССР. 14 октября 1944 г.

54. Сообщение наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии И.В. Сталину, В.М. Молотову, Г.М. Маленкову о ходе борьбы с бандитизмом на территории западных областей БССР. 3 ноября 1944 г.

55. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову об Эстонском буржуазном национальном правительстве. 19 октября 1944 г.

56. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы в ОУН в западных областях Украины с 1 по 15 октября и о наиболее серьезных террористических актах с 22 сентября по 13 октября 1944 г. 26 октября 1944 г.

57. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину о выселении из Белоруссии в Польшу 600 польских семей активных бандитов-повстанцев, репрессированных органами НКВД. 2 ноября 1944 г.

58. Доклад начальника ОББ НКВД Эстонской ССР В.Н. Глушанина начальнику ОББ НКВД СССР AM. Леонтьеву о возникновении и деятельности профашистской вооруженной организации «Омакайтсе» на территории Эстонской ССР. 11 ноября 1944 г.

59. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с ОУН в западных областях Украины с 15 по 31 октября и о наиболее серьезных террористических актах с 13 по 30 октября 1944 г. 15 ноября 1944 г.

60. Письмо наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия наркому иностранных дел В.М. Молотову о выселении из Белорусской ССР в Польшу 600 польских семей активных бандитов-повстанцев, репрессированных органами НКВД. 22 ноября 1944 г.

61. Сообщение начальника Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом А.М. Леонтьева народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о численности и схеме построения эстонской националистической организации «Омакайтсе». 23 ноября 1944 г.

62. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину и В.М. Молотову об очистке территорий Белорусской и Литовской ССР от антисоветских элементов и вооруженных банд. 1 декабря 1944 г.

63. Письмо наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину с предложением направить в западные области Украинской ССР выездные сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР. 2 декабря 1944 г.

64. Письмо наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии первому секретарю ЦК КП(б)У Н.С. Хрущеву об усилении борьбы с националистическим подпольем в западных областях УССР. 2 декабря 1944 г.

65. Постановление Президиума Верховного Совета СССР о предоставлении двум выездным сессиям Военной Коллегии Верховного Суда СССР, направленным в западные области Украинской ССР, прав военно-полевых судов. 5 декабря 1944 г.

65. Письмо наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину с предложением направить в Белорусскую ССР выездную сессию Военной Коллегии Верховного Суда СССР. 11 декабря 1944 г.

67. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о борьбе с националистическим подпольем в Западной Белоруссии. 12 декабря 1944 г.

68. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о результатах борьбы с националистическим подпольем в Литовской ССР. 16 декабря 1944 г.

69. Донесение НКВД УССР о разгроме штаба военного округа УПА «Буг», объединявшего вооруженные силы УПА на территории Львовской области, с сопроводительным письмом наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия ИВ. Сталину. 18 декабря 1944 г.

70. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину о положении в 50-й запасной литовской стрелковой дивизии. 18 декабря 1944 г.

71. Докладная записка зам. наркома государственной безопасности СССР Б.З. Ко-булова о результатах борьбы с националистическим подпольем в Белоруссии по состоянию на 21 декабря 1944 г. и сопроводительное письмо наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину. 27 декабря 1944 г.

72. Доклад наркома внутренних дел Украинской ССР B.C. Рясного Л.П. Берия о работе выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР. 28 декабря 1944 г.

73. Постановление Президиума Верховного Совета СССР о предоставлении выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР, направляемой в Белорусскую ССР, прав военно-полевых судов. 29 декабря 1944 г.

74. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Моло-тову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с оуновским подпольем на территории западных областей Украины. 2 января 1945 г.

75. Доклад народных комиссаров внутренних дел и государственной безопасности Литовской ССР И.М. Барташунаса и А.А. Гузявичюса народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия об итогах борьбы с националистическим подпольем в Литве за 1944 год. 5 января 1945 г.

76. Инструкция для руководства генеральных округов, изданная Народно-освободительной революционной организацией, и приказ командования УПА «Запад» № 9/44 от 25 ноября 1944 г. о реорганизации частей УПА и переходе их к партизанским методам борьбы, сопроводительное письмо наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову, Г.М. Маленкову. 6 января 1945 г.

77. Постановление Политбюро ЦК КП(б)У об усилении борьбы с украинскими националистами в западных областях Украины. 10 января 1945 г.

78. Сообщение начальника ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьева наркому внутренних дел СССР Л.П. Берия о частичной ликвидации банды УПА на территории Брестской области Белорусской ССР. 18 января 1945 г.

79. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о проводимых мероприятиях по очистке Латвийской ССР от «вражеского элемента». 26 января 1945 г.

80. Докладная записка народных комиссаров внутренних дел и государственной безопасности Литовской ССР И.М. Барташунаса и А.А. Гузявичюса народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о ходе ликвидации националистического подполья на территории Литвы по состоянию на 20 января 1945 г. 26 января 1945 г.

81. Доклад народного комиссара внутренних дел УССР B.C. Рясного народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о ликвидации руководителя УПА Волынской, Ровенской, Брестской и Полесской областей Клима Савура. 17 февраля 1945 г.

82. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову об аресте участников группы латышей, направленных немцами в Латвию для организации повстанческого движения. 17 февраля 1945 г.

83. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о результатах борьбы с оуновским подпольем с приложением сообщения НКВД Украинской ССР о новой тактике борьбы с националистами. 20 февраля 1945 г.

84. Доклад заместителя начальника 2 управления НКГБ СССР — начальника Каунасского оперативного сектора НКГБ-НКВД Литовской ССР Д.Г. Родионова и наркома государственной безопасности Литовской ССР А.А. Гузявичуса наркому внутренних дел СССР Л.П. Берия о проведении 16 февраля 1945 г. литовского национального праздника «Независимости Литвы». 27 февраля 1945 г.

85. Доклад наркома внутренних дел Украинской ССР B.C. Рясного наркому внутренних дел СССР Л.П. Берия о задержании в Львовской области группы парашютистов, прошедших обучение в немецкой разведывательной школе. 2 марта 1945 г.

86. Сообщение начальника Главного управления по борьбе с бандитизмом НКВД СССР А.М. Леонтьева заместителю наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглову об антисоветских листовках на латышском языке. 7 марта 1945 г.

87. Доклад народного комиссара внутренних дел УССР B.C. Рясного народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о ликвидации начальника штаба УПА Карповича и ряда вооруженных формирований УПА. 15 марта 1945 г.

88. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о борьбе с формированиями Армии крайовой в западных областях Украины и Белоруссии и в Литовской ССР. 15 марта 1945 г.

89. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о вскрытии оуновской организации в Северной Буковине и аресте ее руководителей. 23 марта 1945 г.

90. Сообщение начальника Главного управления по борьбе с бандитизмом НКВД СССР А.М. Леонтьева заместителю наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглову об антисоветских листовках, обнаруженных в городе Риге. 23 марта 1945 г.

91. Сообщение начальника ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьева заместителю наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглову о письме членов «Латышской организации самозащиты» наркому внутренних дел Латвийской ССР и ответ на это письмо наркома государственной безопасности Латвийской ССР А.А. Новика. 23 марта 1945 г.

92. Доклад народного комиссара внутренних дел УССР B.C. Рясного народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о ходе операции по ликвидации отрядов УПА в Станиславской области. 7 апреля 1945 г.

93. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия в Государственный Комитет Обороны И.В. Сталину о работе 7 апреля 1945 г. заседания Особого совещания при НКВД СССР. 10 апреля 1945 г.

94. Приказ Верховного штаба «Литовской освободительной армии» № 5 от 4 апреля 1945 г. о задачах ЛЛА в случае войны между СССР и США и странами Западной Европы, сопроводительное письмо народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову. 24 апреля 1945 г.

95. Доклад народного комиссара внутренних дел УССР B.C. Рясного народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о ходе операции по ликвидации формирований УПА в Станиславской области. 4 мая 1945 г.

96. Доклад Л.П. Берия первому заместителю председателя СНК СССР В.М. Молотову о выселении семей изменников Родины, участников бандформирований, предателей и другого враждебного элемента из города Таллина. 17 мая 1945 г.

97. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с националистическим подпольем в Литве с просьбой разрешить выселить до 1000 семей активных участников националистических формирований и обязать ЦК КП(б) Литвы и СНК Литовской ССР усилить работу по переселению поляков в Польшу. 10 июня 1945 г.

98. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о деятельности в Латвии диверсионно-террористической организации «СС Ягдфербанд Остланд». 2 июля 1945 г.

99. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о деятельности «Верховного Комитета Освобождения Литвы». 7 июля 1945 г.

100. Доклад зам. наркома внутренних дел СССР А.Н. Аполлонова, зам. наркома государственной безопасности СССР Б.З. Кобулова и уполномоченного НКВД-НКГБ СССР по Литве И.М. Ткаченко на имя Л.П. Берия о ходе борьбы с националистическим подпольем в Литве. 7 июля 1945 г.

101. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с националистическим подпольем в Латвии. 9 июля 1945 г.

102. Доклад зам. наркома внутренних дел СССР А.Н. Аполлонова, зам. наркома государственной безопасности СССР Б.З. Кобулова и уполномоченного НКВД-НКГБ СССР по Литве И.М. Ткаченко о ходе подписания населением Литовской ССР письма на имя Сталина в связи с пятой годовщиной Советской власти в республике и сопроводительное письмо народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову. 12 июля 1945 г.

103. Доклад уполномоченного НКВД-НКГБ СССР по Литве И.М. Ткаченко народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о засоренности кадров и недостатках в работе советского и партийного аппарата в Литовской ССР. 19 июля 1945 г.

104. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с националистическим подпольем в западных областях Белоруссии по состоянию на 1 августа 1945 г. 9 августа 1945 г.

105. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с вооруженными формированиями националистов в Латвии по состоянию на 1 августа 1945 г. 9 августа 1945 г.

106. Сообщение народного комиссара внутренних дел УССР В.С. Рясного народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о явках с повинной украинских националистов. 9 августа 1945 г.

107. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову об убийстве бандитами 48 жителей Алитусского и Тракай-ского уездов Литовской ССР. 11 августа 1945 г.

108. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия и наркома государственной безопасности СССР В.Н. Меркулова в ЦК ВКП(б) И.В. Сталину о выселении 300 семей главарей банд и участников антисоветского подполья из Литовской ССР в Молотовскую и Свердловскую области. 29 сентября 1945 г.

109. Письмо начальника ОББ НКВД Литовской ССР Б.Г. Бурылина начальнику ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьеву о документах, изъятых у убитого командира взвода бандформирования «Витис» И. Пиленаса. 14 ноября 1945 г.

ПО. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия В.М. Молотову, Г.М. Маленкову и А.И. Микояну о ходе борьбы с национальным подпольем в Латвии по состоянию на 1 ноября 1945 г. 15 ноября 1945 г.

111. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия В.М. Молотову, Г.М. Маленкову и А.И. Микояну о ходе борьбы с национальным подпольем в Литве по состоянию на 1 ноября 1945 г. 15 ноября 1945 г.

112. Докладная записка первого секретаря ЦК КП(б)У и председателя СНК Украинской ССР Н.С. Хрущева первому заместителю председателя СНК СССР В.М. Молотову о ходе борьбы с «украинско-немецкими националистами» в западных областях Украины и о проводимых мероприятиях по развитию народного хозяйства и культуры в этих областях. 15 ноября 1945 г.

113. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину о ходе борьбы с националистическим подпольем на территории Украины, Белоруссии и Прибалтийских республик за октябрь 1945 г. 22 ноября 1945 г.

114. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия и наркома государственной безопасности СССР В.Н. Меркулова И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о положении в Литве. 29 ноября 1945 г.

115. Доклад наркома внутренних дел СССР Л.П. Берия В.М. Молотову о продлении действия Постановления СНК СССР от 22 августа 1945 г. о материальном обеспечении бойцов истребительных батальонов Литовской ССР. 14 декабря 1945 г.

116. Сообщение заместителя начальника УББ НКВД Украинской ССР А.Ф. За-доя начальнику ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьеву текста документа «мельниковс-кого» провода ОУН, обвиняющего «бандеровский» провод ОУН в вооруженном выступлении на Волыни. 20 декабря 1945 г.

117. Сообщение заместителя начальника УББ НКВД Украинской ССР А.Ф. За-доя начальнику ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьеву текста подписки о секретном сотрудничестве с СБ ОУН. 26 декабря 1945 г.

118. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с националистическим подпольем на Западной Украине, в Белоруссии, Литовской, Латвийской и Эстонской ССР с 1 по 10 января 1946 г. 19 января 1946 г.

119. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР С.Н. Круглова и народного комиссара государственной безопасности СССР В.Н. Меркулова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и Г.М. Маленкову о противодействии ОУН предвыборной кампании по выборам в Верховный Совет СССР и о принятых мерах борьбы с националистическим подпольем. 23 января 1946 г.

120. Доклад народного комиссара внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову о результатах следствия по делу «Верховного комитета освобождения Литвы» и о дополнительных мероприятиях по борьбе с националистическим подпольем в Литве в период подготовки и проведения выборов в Верховный Совет СССР. 31 января 1946 г.

121. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и Г.М. Маленкову о ходе борьбы с националистическим подпольем на Украине, в Белоруссии, Литве, Латвии и Эстонии за март 1946 г. 12 апреля 1946 г.

122. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Жданову о ликвидации командующего партизан Южной Литвы Виткуса и его вооруженных групп. 12 июля 1946 г.

123. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Жданову о ликвидации отрядов Национального объединения партизан Латвии и их руководителей. 18 июля 1946 г.

124. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглову И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Жданову о результатах борьбы с националистическим подпольем на Украине, в Белоруссии, Литве, Латвии и Эстонии за июль 1946 г. 21 августа 1946 г.

125. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, Л.П. Берия, А.А. Жданову о результатах борьбы с националистическим подпольем на Украине, в Белоруссии, Литве и Эстонии за сентябрь 1946 г. 24 октября 1946 г.

126. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, Л.П. Берия, А.А. Жданову о ходе борьбы с националистическим подпольем в Литве. 24 октября 1946 г.

127. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, Н.А. Вознесенскому, Л.П. Берия и А.А. Жданову о переселении польских граждан из Белорусской, Литовской и Украинской ССР в Польшу, а белорусов, литовцев и украинцев из Польши в СССР. 31 октября 1946 г.

128. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, Л.П. Берия, А.А. Жданову о ликвидации в Псковской области вооруженной группы Ирбе-Голубева. 20 ноября 1946 г.

Глава 4. Конец широкомасштабной вооруженной борьбы (1947–1953 гг.)

129. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Кузнецову о выполнении мероприятий по обеспечению порядка и безопасности в дни подготовки и проведения выборов в Верховные Советы республик в западных областях Украинской и Белорусской ССР, Литовской, Латвийской, Эстонской ССР. 29 января 1947 г.

130. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Кузнецову об аресте в Латвии руководителя ди-версионно-террсфистической организации «СС Ягдфербанд Остланд» Б. Янкавса. 4 февраля 1947 г.

131. Указ Президиума Верховного Совета СССР об отмене смертной казни. 26 мая 1947 г.

132. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова заместителю председателя Совета Министров СССР В.М. Молотову о направлении семей националистов и бандитов из западных областей Украины в угольную промышленность восточных районов СССР. 17 октября 1947 г.

133. Письмо министра химической промышленности СССР М.Г. Первухина первому заместителю председателя Совета Министров СССР В.М. Молотову об охране рудника «Голынь» в Станиславской области Украинской ССР от нападений банде-ровцев. 31 октября 1947 г.

134. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину и Л.П. Берия о работе МВД СССР со спецпоселенцами из западных областей Украины. 7 февраля 1948 г.

135. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О выселении из Украинской ССР лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни». 21 февраля 1948 г.

136. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и А.А. Жданову о борьбе с националистическим подпольем в западных областях Украины, Белоруссии и в Прибалтике. 27 февраля 1948 г.

137. Доклад министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия и Г.М. Маленкову о выселении семей кулаков из Измаильской области Украинской ССР. 27 октября 1948 г.

138. Справка отдела спецпоселений МВД СССР о выселении из Литовской ССР семей националистов и их трудоустройстве.[199]

139. Постановление Совета Министров СССР № 390-138сс «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националис-

тов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести враждебную деятельность, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов». 29 января 1949 г.

140. Приказ МВД СССР № 00225 «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов». 12 марта 1949 г.

141. Постановление Совета Министров СССР № 5881-2201сс «О выселении с территории Пыталовского, Печорского и Качановского районов Псковской области кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, а также семей репрессированных пособников бандитов». 29 декабря 1949 г.

142. Приказ МВД СССР № 00158 о приеме, перевозке, расселении и трудоустройстве выселяемых из Псковской области. 1 марта 1950 г.

143. Постановление Совета Министров СССР № 189-88сс «О выселении кулаков с семьями с территории Волынской, Дрогобычской, Львовской, Ровенской, Станиславской, Тернопольской, Черновицкой и Закарпатской областей Украинской ССР». 23 января 1951 г.

144. Приказ МВД СССР № 0051 о мероприятиях по обеспечению конвоирования спецвыселенцев, выселяемых из западных областей Украины. 3 февраля 1951 г.

145. Приказ МВД СССР № 00149 о мероприятиях по обеспечению конвоирования спецвыселенцев, выселяемых из УССР, БССР, МССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР. 27 марта 1951 г.

146. Приказ МВД СССР № 00636 о мероприятиях по обеспечению выселения с территории Литвы кулаков с семьями. 13 сентября 1951 г.

147. Приказ МВД СССР № 00246 о мероприятиях по обеспечения выселения с территории западных областей Белорусской ССР кулаков с семьями. 1 апреля 1952 г.

Глава 5. Органы НКВД-МВД по борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем (1939–1953 гг.).

148. Приказ НКВД СССР № 00349 «Об организации отделов и отделений по борьбе с бандитизмом Главного управления милиции НКВД СССР и его периферийных органов». 4 апреля 1941 г.

149. Приказ НКВД СССР № 001414 «Об организации Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом». 30 сентября 1941 г.

150. Приказ НКВД СССР № 00388 «Об организации оперативно-чекистских групп НКВД на оккупированной противником территории БССР». 7 апреля 1944 г.

151. Постановление Совета Министров СССР № 3077-1286сс «О передаче спецпоселений из Министерства внутренних дел СССР в Министерство государственной безопасности СССР». 14 июля 1950 г.

Глава 6. Возвращение к мирной жизни (1954–1956 гг.).

152. Постановление Совета Министров СССР № 1439-649с о снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев. 5 июля 1954 г.

153. Постановление Совета Министров СССР № 1963-1052с о снятии с учета некоторых категорий спецпоселенцев. 24 ноября 1955 г.

154. Указ Президиума Верховного Совета СССР об отмене Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года «О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности». 10 марта 1956 г.

155. Постановление Совета Министров СССР № 342-216сс о дополнительном снятии с учета некоторых категорий спецпоселенцев. 12 марта 1956 г.

156. Приказ министра внутренних дел Союза ССР № 0192 о снятии ограничений по спецпоселению с членов семей украинских и белорусских националистов, освобождаемых из ссылки на поселении. 21 мая 1956 г.

157. Распоряжение Генеральной прокуратуры СССР, КГБ при СМ СССР и МВД СССР № 13/114с/99с/268с о порядке освобождения из мест лишения свободы и со спецпоселения бывших участников «Омакайтсе». 31 августа 1956 г.

158. Распоряжение МВД СССР № 351с о запрещении бывшим руководителям и активным участникам украинского националистического подполья, которые были осуждены и отбыли наказание, возвращаться в западные области Украинской ССР. 6 декабря 1956 г.

Примечания

1

ГАРФ, Ф. Р-9478, On. 1,Д. 764. Л. 4,11.

(обратно)

2

Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. -М..2001.-С.546.

(обратно)

3

Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. -М..2001. — С.548

(обратно)

4

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1939. - № 36; Известия. — 1939. - 4 ноября.

(обратно)

5

Штаты не публикуются.

(обратно)

6

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1939. - № 36; Известия. — 1939. - 4 ноября.

(обратно)

7

Штаты не публикуются.

(обратно)

8

См. док. № 1.

(обратно)

9

Штаты не публикуются.

(обратно)

10

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1940. - № 28; Известия. — 1940. - 9 августа.

(обратно)

11

Штаты не публикуются.

(обратно)

12

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1940. - № 28; Известия. - 1940. - 9 августа.

(обратно)

13

Штаты не публикуются

(обратно)

14