Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике. Глава 1. Накануне войны. Глава 2. Война. Пособники оккупантов (1941 - 1945 гг.).

17.02.2014 7:40      Просмотров: 4636      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по истории СССР. Составитель: Анатолий Краснянский

 

 Источник информации:
http://4itaem.com/book/nkvd-mvd_sssr_v_borbe_s_banditizmom_i_voorujennyim_natsionalisticheskim_podpolem_na_zapadnoy_ukraine_v_zapadnoy_belorussii_i_pribaltike_--192731

НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике
Год выпуска: 2008
Автор: Владимирцев Н. И., Кокурин А. И. (составители).
Жанр: история, документы
Издательство: М.: Объединенная редакция Министерства внутренних дел РФ.
ISBN: 978-5-8129-0088-5
Количество страниц: 369

 

НКВД-МВД СССР В БОРЬБЕ С БАНДИТИЗМОМ И ВООРУЖЕННЫМ

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИМ ПОДПОЛЬЕМ НА ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ, В ЗАПАДНОЙ

БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ (1939–1956)

 

СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ

 

Оглавление

 

ВВЕДЕНИЕ

Среди событий отечественной истории XX века в последние годы стали актуальными проблемы, связанные с националистическими вооруженными формированиями на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике.

В последние годы усилиями политиков и средств массовой информации ряда стран история этих событий была кардинальным образом искажена. Бандиты стали героями, а героев пытаются посадить на скамью подсудимых.

Издаваемый Сборник документов охватывает лишь часть событий, он призван объективно отразить деятельность органов и войск НКВД-МВД СССР в борьбе против бандитизма и вооруженного националистического подполья на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике в 1939–1953 годах.

Националистические организации на Западной Украине и в Прибалтике организовались при содействии иностранных спецслужб в конце XIX—начале XX века. В ходе Первой мировой войны на их базе возникли вооруженные националистические формирования, боровшиеся в основном против стран Антанты. Революция в России способствовала укреплению этих формирований, поскольку они стали всемерно поддерживаться ведущими европейскими державами с целью использования их против советской власти. В межвоенный период националистические формирования в этих регионах перегили под контроль нацистских спецслужб, стремившихся использовать их в борьбе против Польши, Чехословакии и СССР.

Наибольший размах деятельность вооруженных националистических формирований приобрела с началом Второй мировой войны.

С воссоединением Западной Украины, Западной Белоруссии и Северной Буковины и вхождением Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР опиравшаяся на помощь немецкой разведки бывшая политическая элита не собиралась отдавать власть. К имевшимся ранее националистическим формированиям присоединились польские вооруженные отряды. В ходе проведения на присоединенных территориях национализации и аграрной реформы националистические формирования путем террора и запугивания пытались сорвать эти мероприятия. Разгул бандитизма принял такие размеры, что накануне Великой Отечественной войны советские власти провели выселение с территорий Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики активных деятелей бандформирований и националистического подполья, лиц, антисоветски настроенных, из числа представителей имущих классов населения.

В мае-июне 1941 г. из Западной Украины было выселено 11 тысяч человек, из Западной Белоруссии — около 21 тысячи. Из Литвы около 13 тысяч человек было направлено в ссылку и 4,6 тысячи — в лагеря, из Латвии — соответственно 10 и 5,5 тысячи, из Эстонии — 6 и 3,6 тысячи.

Война, прокатившаяся по территории Прибалтики, Белоруссии, Украины, и немецкий оккупационный режим заново создали, вооружили и укрепили вооруженные формирования националистов. При помощи оккупационных властей они превратились в хорошо вооруженные и многочисленные подразделения пособников фашистов. Среди членов этих формирований были и вступившие в эти формирования совершенно сознательно, и мобилизованные, и скомпрометированные перед советской властью, и просто дезертиры, мародеры, люди, научившиеся воевать и не желающие возвращаться к мирной жизни. Если на 1 июля 1941 г. органами НКВД по Западной Украине было учтено 94 вооруженных формирования националистов с 476 участниками в них и 1171 другой нелегал, а по Западной Белоруссии — 17 формирований с 90 участниками и 106 нелегалов (приложение № 1), то в 1945 г. на Западной Украине ликвидировано 890 вооруженных групп, при этом убито 44 тысячи и арестовано свыше 17 тысяч участников, в Западной Белоруссии ликвидировано 256 групп, убито 1335 участников и арестован 2701 человек.[1]

О напряженности борьбы с националистическим подпольем свидетельствует число докладов, поступавших из НКВД-МВД СССР на имя руководителя страны И.В. Сталина. В марте-декабре 1944 г. таких докладов было 52, в 1945 г.-105, в 1946 г.-52.

В советской историографии эта тема не пользовалась вниманием. Ей занимались лишь историки спецслужб, органов внутренних дел и внутренних войск. Причиной такого положения являлась засекреченность советских источников по данной теме.

Руководители националистического движения, оказавшиеся в эмиграции, также не могли объективно освещать ход борьбы. Во-первых, ни один человек не в состоянии быть беспристрастным, тем более вскоре после событий, связанных с массовым насилием, гибелью родных, друзей, соратников. Во-вторых, они просто не располагали документами противоположной стороны. Это ограничивает ценность такого издания, как: Мирчук П. Украинская повстанческая армия. 1942–1952. Документы и материалы. — Мюнхен, 1953.

Изменение ситуации принесло массовое рассекречивание ранее недоступных документов, проводившееся в начале 1990-х годов как в России, так и в других республиках бывшего СССР. Однако большое количество материалов до сих пор продолжает оставаться на закрытом хранении. Отчасти это связано с объективными обстоятельствами — в условиях, когда Россия вновь ведет борьбу с незаконными вооруженными формированиями, раскрывать методы оперативной работы органов государственной безопасности преждевременно. Процесс предоставления гражданам нашей страны доступа к ретроспективной информации тормозят и субъективные факторы — Закон «О государственной тайне» хотя и ввел 30-летний срок закрытого хранения документов, но не предусмотрел механизма, обеспечивающего соблюдение этого срока. Работа по рассекречиванию производится ведомствами, не располагающими должными силами и средствами, дайне всегда заинтересованными в открытии тайн прошлого.

Среди изданий последних лет, затрагивающих проблемы борьбы с националистическим подпольем, можно отметить сборники, вышедшие в странах ближнего зарубежья: Білас І.Г. Репрессивно-каральна система в Україні: 1917–1953. -Київ, 1994; The Anti-Soviet Resistance in the Baltic States. Anusauskas A. (ed). - Vilnius, 1999; Назауседы разам. Да 60-годдзя уз'яднання Заходняй Беларуа з БССР. — Мтск, 1999; Сергійчук В. Десять буремних літ. Західно-українські землі в 1944-1953роках. — Киів, 1998; Strods H. Latvijas nacionalo partizanu kars: 1944–1956. - Riga, 1996. - Vol. I; 1999. - Vol. II; 2003. - Vol. Ill; Освобожденная Беларусь. Документы и материалы: в 2-хкн. — Кн. 1: Сентябрь 1943 — декабрь 1944/ Сост.: В.И. Адамушко и др. — Мн: НАРБ, 2004.

Сборник «Бандеровщина» (М., 2005) включает опубликованные ранее документы, но представляет несомненный интерес для российских исследователей, так как его составители А. Андреев и С. Шумов впервые переводят их на русский язык. К сожалению, работы, уже вышедшие и выходящие на Украине, доходят до России со значительными трудностями.

Среди работ отечественных историков одни уделяют основное внимание связям националистов с гитлеровской Германией, их объективному противостоянию не столько сталинскому режиму, но в основном освободительной борьбе народов против фашизма (Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером. — М., 2004; Романъко О.В. Коричневые тени в Полесье. Белоруссия: 1941–1945. — М., 2008; Семиряга М.И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. — М., 2000). Другие рассматривают деятельность органов государственной безопасности в борьбе с бандформированиями и националистическим подпольем (Литвинов М.Ю., Седунов А.В. Шпионы и диверсанты: Борьба с прибалтийским шпионажем и националистическими бандформированиями на Северо-Западе России. — Псков, 2005)

Затрагивают проблемы Сборника и работы российских историков по спецпоселенцам: Полян ИМ. Не по своей воле. История и география принудительных миграций в СССР. — М., 2001; Земское В.Н. Спецпоселенцы в СССР: 1930–1960. — М., 2003; История сталинского ГУЛАГА. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в семи томах. — Т. 5: Спецпереселенцы в СССР / Ответственный редактор и составитель Т.В. Царевская-Дякина. — М., 2004; Сталинские депортации. 1928–1953 / Составители: Н.Л. Поболь, ИМ. Полян. — М., 2005.

После освобождения Западной Украины, Западной Белоруссии и Республик Прибалтики от гитлеровской оккупации на их территории развернулась широкомасштабная вооруженная борьба. Особенно значительными были формирования националистов на западе Украины и в Литве (док. № 38–40,46,53,59, 68, 75). Однако они не имели никаких шансов на победу в открытом столкновении с военной мощью СССР. Заметим, что советское руководство очень редко использовало в боях с националистами части Красной Армии. Обычно в операциях использовались внутренние и пограничные войска, а также истребительные батальоны НКВД-МВД СССР.

Надежды националистов были связаны, в первую очередь, с возможным, как им казалось, началом войны США и Великобритании против СССР. Но, хотя отношения между недавними союзниками по антигитлеровской коалиции стремительно ухудшались и вскоре приняли характер затяжной «холодной войны», вступать в войну «горячую» ни США, ни Великобритания не были настроены.

Партизанская война националистов не могла привести их к военной победе, но могла бы продолжаться достаточно долго, не будь в арсенале властей СССР метода выселения лиц, являвшихся пособниками и питательной средой вооруженных националистических формирований. После проведенных выселений родственников и пособников националистическому подполью его участники лишались снабжения продовольствием, информации о мероприятиях властей, а также притока новых кадров. В 1944–1946 гг. выселения оформлялись решениями Особого совещания при НКВД-МВД СССР (док. № 93). Затем в 1947–1951 гг. был принят ряд постановлений Совета Министров СССР о выселении с территории Западной Украины, Западной Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии членов семей националистов либо просто зажиточного крестьянства, составлявшего классовую базу националистического движения (док. № 132,139, 143). В результате к 1953 г. на нелегальном положении остались только одиночные боевики.

«В Республиках Прибалтики только в 1941–1950 гг. формированиями националистов было совершено 3426 вооруженных нападений, в ходе которых погибли 5155 советских активистов. Органами госбезопасности и войсками было ликвидировано 878 вооруженных групп. В противоповстанческих операциях части внутренних войск НКВД потеряли 533 чел. убитыми и 784 ранеными, потери подразделений Красной Армии составили 42 чел. убитыми и 94 ранеными. Всего внутренние войска НКВД и подразделения Красной Армии потеряли убитыми 575 и ранеными 878 военнослужащих».[2]

«Всего за 1945–1953 гг. на территории западных областей Украины повстанцы совершили 14424 диверсионно-террористических акта. За 10 лет (1945–1955 гг.) ими было убито 17 тыс. советских граждан. Только в течение 1948–1955 гг. погибли 329 председателей сельских советов, 231 председатель колхоза, 436 работников райкомов партии, служащих районных организаций и активистов, а также 50 священников. Всего бойцы УПА уничтожили от 30 до 40 тыс. чел.

За весь период борьбы (1940–1956 гг.) с националистическим повстанческим движением в Прибалтике и нп территориях присоединенных западных областей Украины внутренние войска НКВД СССР и части Красной армии безвозвратно потеряли 6223 чел. (в том числе 5635 чел. убитыми, 588 чел. пропавшими без вести) и 8612 чел. ранеными[3](Причем это данные без Белоруссии и без потерь органов НКВД-МВД-НКГБ-МГБ.)

Авторы данной публикации не берут на себя ответственность судить участников жестокой борьбы 1940-х−1950-х годов, определять правых и виноватых. Мы уважаем право любых наций − больших и малых − на самоопределение и право любого человека иметь свою точку зрения по национальному вопросу. Единственное, что не может иметь оправдания − это насилие, и с этой точки зрения мы осуждаемкак репрессии центральной власти, так и террор националистов. На наш взгляд, документы Сборника убедительно свидетельствуют: какими бы благородными не были провозглашаемые цели вооруженной борьбы за независимость, ее внутренняя логика ведет к экскалации жестокости и насилия, а идейные борцы нередко превращаются в рядовых бандитов.

В состав настоящего Сборника включено 158 документов, большая часть которых до недавнего времени находилась на секретном хранении. Часть документов дается в изложении в статьях. Основную источниковую базу составили документы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), рассекреченные в соответствии с Указом Президента РФ № 658 от 23 июня 1992 г. „О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека“. В первую очередь − это постановления Совета Народных Комиссаров − Совера Министров СССР о проведении массовых депортаций, приказы НКВД-МВД СССР об исполнении этих решений Правительства.

Следующую, наиболее объемную часть публикуемых документов, составили докладные записки НКВД-МВД СССР о ходе борьбы с националистическим подпольем, направленные высшему руководству страны. Как уже отмечалось выше, в 1944–1946 гг. число таких донесений было весьма велико, и в среднем каждую неделю на стол И.В.Сталину

Третью группу публикуемых документов составляют приказы НКВД-МВД СССР по организации борьбы с националистическим подпольем.

Наконец, процесс снятия ограничений с депортированных участников националистического движения отражен в ряде публикуемых Указов Президиума Верховного Совета СССР, постановлений Совета Министров СССР и принятых во исполнение этих актов приказах и распоряжениях МВД СССР, а также в ряде других документов.

Из Центрального архива Федеральной службы безопасности (ЦА ФСБ) в данном Сборнике представлены 15 документов за 1941–1943 гг., ранее рассекреченные и опубликованные в серии „Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне“ и других изданиях. Без сомнения, открытие новых документов этого архива, особенно за период 1947–1952 гг., когда вся работа по борьбе с националистическим подпольем была передана в органы госбезопасности, является необходимым условием восстановления полной исторической картины того времени.

Не включены в Сборник документы внутренних и пограничных войск, принимавших активное участие в боевых действиях против националистов. Авторы надеются, что недостаточное освещение этой стороны проблемы будет восполнено после планируемого выпуска Сборника документов Центрального архива внутренних войск МВД РФ.

Сборник построен по хронологически тематическому принципу. Каждый раздел включает краткую статью, затем идут публикуемые документы. В первой главе даны минимальные сведения по истории рассматриваемых регионов до 1939 г.

Вторая глава охватывает период нацистской оккупации (1941–1943 гг.). Ее неполнота связана с использованием, в основном документов, хранящихся в России. Безусловно, желающие рассмотреть данный период более подробно должны обращаться как к архивам Белоруссии, Украины, Прибалтийских республик, так и к документам Германии. Отдельные документы, связанные с расследованием злодеяний националистов были созданы несколько позднее в 1944–1945 гг. Однако по тематическому принципу они включены именно в эту главу (док. № 32–36).

Наиболее полно отражен период 1944–1946 гг., когда сразу после освобождения рассматриваемых регионов от нацистской оккупации началась жестокая борьба между советскими властями и националистическими формированиями. Соответственно, третья глава получилась наиболее объемной.

В четвертой главе рассмотрен период 1947–1952 гг., когда после проведения массовых депортаций сочувствующего населения вооруженная борьба националистов постепенно сошла на нет. По указанным выше причинам число документов за этот период не так велико.

Пятая глава посвящена органам НКВД-МВД, боровшимся с националистическим подпольем. Авторы сочли целесообразным не дробить этот материал по хронологическим отрезкам, а дать его за весь период 1939–1953 и.

В заключительной, шестой главе, показан процесс снятия ограничений по спецпоселению с граждан, выселенных из Западной Украины и Западной Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии. Она включает документы за 1954–1956 гг.

В приложении № 1 к Сборнику публикуется доклад о деятельности Главного управления борьбы с бандитизмом за три года Великой Отечественной войны. В этом весьма обширном документе к теме данного Сборника относится только часть текста, однако авторы сочли целесообразным поместить его полностью, что позволяет сравнить положение в изучаемых регионах с другими республиками СССР, более объективно оценить степень остроты происходившей борьбы с националистическим подпольем».

* * *

Подготовка настоящего Сборника документов осуществлена в соответствии с «Правилами издания исторических документов в СССР» (2-е изд., 1990).

Большинство документов публикуется полностью. В тех случаях, когда документ содержит значительный объем, не относящийся к теме сборника, эта часть текста опускается и отмечается отточием, а содержание при необходимости оговаривается в текстуальных примечаниях.

Текст публикуемых документов передан в соответствии с современными правилами орфографии и пунктуации, стилистические особенности документов сохраняются. Неисправности текста, не имеющие смыслового значения (опечатки, орфографические ошибки), исправлены в тексте без оговорок. Пропущенные в тексте документов и восстановленные составителями слова и части слов заключены в угловые скобки. Повторяющиеся сокращения и сокращенные слова раскрываются в списке сокращений.

Ошибки и неточности смыслового характера (неправильное построение фразы, искаженное написание фамилий, специальных терминов) оговариваются в скобках прямо в тексте (так в тексте. — Ред.) или в сносках.

При выборе текста документов предпочтение отдавалось подлинникам, а при их отсутствии — заверенным копиям. Большинство подлинников представляют собой машинописные тексты с подписями-автографами, копии — также машинописные тексты, часть документов сохранилась в виде типографских экземпляров.

В ряде случаев документам даны авторские заголовки. При публикации директивных документов (постановления Совета Министров СССР, приказы и циркуляры НКВД-МВД СССР и т. д.) их заголовки приводятся в кавычках. В заголовках не указываются должности часто упоминаемых адресатов (И.В. Сталин, В.М. Молотов, Г.М. Маленков, Л.П. Берия).

Аббревиатуры НКВД, МВД и т. п. в заголовках не склоняются. При публикации директивных документов номер выносится в заголовок и больше не повторяется. Номера писем, докладных и т. п. воспроизводятся после заголовка и грифа секретности (если он имеется).

Дата документа, где бы она не располагалась в самом документе, помещается под заголовком и больше не воспроизводится. Даты, установленные составителями, помещаются в квадратные скобки.

Подписи под всеми документами соосраняются. Резолюции и пометы воспроизводятся вслед за текстом документа перед легендой, независимо от того, где они расположены в документе.

Каждый документ сопровождается легендой, в которой указывается название архива, в котором хранится документ, номер фонда, описи, дела, листа, подлинник или копия. В тех случаях, когда документы были ранее опубликованы, в легенде приводится ссылка на издание.

В состав научно-справочного аппарата входят: введение, приложения, комментарии к документам, именной указатель, список сокращений, географический указатель, биографические справки на руководителей ОББ-ГУББ НКВД-МВД СССР, перечень публикуемых документов.

В географический указатель вошли области Западной Украины и Западной Белоруссии, Республики Прибалтики на уровне районов (уездов) и городов. Более подробное (волостное) деление и названия деревень, местечек, поселков не приводятся. Для других регионов, упоминаемых, главным образом, как места расселения депортированных граждан, дается только общее указание краев и областей. Не приводятся топонимы из приложения, относящиеся к Кавказу, Крыму, другим регионам РСФСР, Республикам Закавказья и Средней Азии.

Авторы выражают признательность за помощь, оказанную в ходе работы над книгой, Ю.Н. Богданову, В.Ю. Воронову, А.Э. Гурьянову, В.В. Захарову, О.Н. Косенко, В Д. Кривцу, И.Ю. Леонову, Д.Л. Майорову, В.В. Нехотину, Д.Н. Нохотович, Н.В. Петрову, Н.А. Сидорову, К.В. Скоркину, И.В. Утенкову, С.М. Штутману. Отдельную благодарность мы выражаем Т.Н. Сенюхиной и И.Н. Серединой за большую работу по подготовке текстов документов к публикации.

 

Глава 1

НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

 

После воссоединения Западной Украины и Западной Белоруссии и вхождения Прибалтики в состав СССР, в результате деятельности поддерживаемых немецкой разведкой националистических элементов, в этих регионах сложилась сложная общественно-политическая и криминогенная обстановка. В каждой республике она отличалась значительным своеобразием, что было связано с различными, в том числе и историческими, факторами. Наиболее сложной была обстановка на Западной Украине.

Украина

В IX — начале XII века именно на территории современной Украины располагалось ядро Древнерусского государства. После его распада различные регионы Украины на протяжении длительного времени принадлежали разным государствам. Большая часть территории Украины оказалась в подчинении Речи Посполитой. Однако интеграции местного населения в Речи Посполитой не произошло. Социальное расслоение шло прежде всего по этническому принципу: с одной стороны, украинское крестьянство, с другой — польские земельные магнаты и шляхта. Также сохранялось и конфессиональное разделение между украинцами, хранившими в массе верность православию, и поляками — католиками. Созданная в 1596 г. Униатская церковь (которая подчинялась папе римскому и признавала основные догматы католической церкви при сохранении православных обрядов) не решила проблемы консолидации. В ходе освободительной войны 1648–1654 гг. по решению Переяславской рады 1654 г. Левобережная Украина вошла в состав Русского государства.

Длительное раздельное существование восточных славян вызвало определенные различия в социальной психологии и способствовало их этнической дифференциации. Во второй половине XVIII в. Гетманство и казачье войско были упразднены, официальный статус как крестьян, так и помещиков Левобережной Украины и Великороссии уравнен. В это же время в результате трех разделов Польши (1772, 1793 и 1795 гг.) в состав Российской империи вошла и значительная часть Правобережной Украины, получившая официальное название «Юго-Западного края».

В результате тех же разделов Польши часть Западной Украины — Галиция вошла в состав Австрийской империи. Именно в Галиции наиболее интенсивно шло формирование украинского самосознания.

Февральская революция в России способствовала подъему национального движения на ее окраинах. 4(17) марта 1917 г. в Киеве была создана Центральная Рада. В своем первом универсале 10(23) июня 1917 г. Рада провозгласила автономию Украины, а 16(29) июня создала исполнительный орган — Генеральный секретариат. Однако вскоре Рада пошла на сговор с Временным правительством и во втором универсале 3(16) июля отложила осуществление автономии до созыва Всероссийского учредительного собрания. После Октябрьской революции 7(20) ноября Рада объявила себя верховным органом Украинской Народной Республики в составе России. И только 11(24) января 1918 г. была провозглашена независимость Украины. 27 января (9 февраля) 1918 г. Рада заключила договор с австро-германским блоком, однако германские войска, заняв Украину, 29 апреля разогнали Раду и заменили ее «правительством» гетмана П.П. Скоропадского.

Власть гетмана держалась только на немецких штыках и с поражением Германии в Первой мировой войне рухнула. 14 ноября 1918 г. сторонники независимости Украины создали Директорию в составе: председатель В.К. Винниченко (до февраля 1919 г.), головной атаман С.В. Петлюра (с 10 февраля 1919 г. он же стал председателем), П… Андриевский, А. Макаренко, Ф. Швец. В январе-апреле 1919 г. вооруженные силы Директории были разгромлены советскими войсками, а их остатки и сама Директория укрылись в Восточной Галиции и Польше. После заключения 18 марта 1921 г. Рижского мирного договора между Советской Россией, Советской Украиной и Польшей к последней отошли западные районы Украины. Общая площадь украинских земель, вошедших в состав Польши, составила 162 тыс. квадратных километров, население — 11 млн. человек. В этих районах, главным образом, и развертывалось движение украинских националистов.

Руководили украинскими националистами четыре центра: Украинская военная организация (УВО) в Берлине, Гетманский центр также размещался в Берлине, Петлюровский — в Варшаве, Львове и Луцке, Эсеровско-эсдековский находился в Праге.

Наиболее активна была УВО, однако под влиянием внутренних противоречий она распалась в 1928 г. Уже в 1929 г. бывшие деятели УВО, а также «Украинской националистической молодежи», «Легиона украинских националистов» и «Ассоциации украинской националистической молодежи» образовали Организацию украинских националистов (ОУН).

Борьба украинских националистов против польского господства на Западной Украине велась не только путем пропаганды, но и при помощи террора. Наиболее громким террористическим актом стало убийство в 1934 г. министра внутренних дел Польши Б. Перацкого, который был инициатором создания в стране концлагерей и сторонником решительных мер против украинских националистов. Этот акт был организован Степаном Бандерой, который в 1936 г. вместе с непосредственными исполнителями был приговорен к смертной казни, замененной пожизненным тюремным заключением.

Во главе ОУН стоял бывший командир корпуса «Сичевых стрельцов» Евгений Коновалец. После его убийства в 1938 г. сотрудником НКВД П.А. Судоплатовым ОУН возглавил Андрей Мельник Его соперником в борьбе за руководство национальным движением стал освобожденный после оккупации Польши германскими войсками Степан Бандера. В результате ОУН раскололась на ОУН-М (во главе с Мельником) и ОУН-Б (во главе с Бандерой), которая называлась также ОУН-Р (ОУН-революционеры).

Неожиданные перемены в судьбу Западной Украины внес советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939 г. В секретном приложении к этому документу (называемому также «пактом Молотова-Риббентропа» по фамилиям подписавших его руководителей внешнеполитических ведомств) предусматривалась передача Восточной Галиции в сферу интересов Советского Союза. 17 сентября 1939 г. части Красной Армии вступили на территорию Польши и через несколько дней дошли до «линии Керзона» — линии, которая была в декабре 1919 г. рекомендована Верховным советом Антанты в качестве восточной границы Польши.

1 ноября 1939 г. Верховный Совет СССР принял решение о включении Западной Украины в состав СССР, с воссоединением ее с УССР, а 6 ноября были организованы Управления НКВД по Львовской, Луцкой, Станиславской и Тарнопольской областям (док. № 2).

В 1940 г. от Румынии к СССР отошли Северная Буковина и Бессарабия. Северная Буковина была присоединена к Украинской ССР под названием Черновицкая область, а из южной части Бессарабии была образована Аккерманская область УССР (7 декабря переименованная в Измаильскую) (док. № 4). Остальная часть Бессарабии вместе с выделенной из Украинской ССР Молдавской АССР составили Молдавскую ССР.

Казалось, мечты украинских националистов о соборности их родины сбываются. Но установленный в этих областях советский строй был враждебен целям ОУН, и она надеялась устранить его с помощью Германии. В Берлине считали ОУН единственным официальным политическим представительством украинской эмиграции в Германии, и каждый, считавший себя украинцем, должен был зарегистрироваться именно в этой организации (Семиряга М.И. Указ. соч. — С. 109).

Количество вооруженных выступлений оуновцев в конце 1939 — начале 1941 г. было относительно невелико. По Волынской области за 1940 г. зарегистрировано 55 «бандпроявлений», при этом убито и ранено 5 работников милиции и 11 человек из советско-партийного актива. Ликвидировано 5 групп с количеством участников 26 человек и 12 отдельных оуновцев. По Львовской области на 29 мая 1940 г. значилось 4 политические банды (численностью 30 человек) и 4 уголовно-политические (27 человек), в Ровенской области политических банд на учете не было (только уголовные), в Тарнопольской 3 уголовно-политические (численностью 10 человек). В Станиславской области с апреля по декабрь 1940 г. ликвидировано 17 вооруженных групп, из них 5 политических (оуновских) и 12 уголовных. За этот период националисты совершили 8 террористических актов над советским активом из местного населения. Начальник УНКВД по Станиславской области А.Н. Михайлов докладывал: «Действующих вооруженных банд на территории области — нет».

Однако перед началом войны оуновцы активизировались. В апреле 1941 г. было зарегистрировано 47 террористических актов, убито: 8 председателей сельсоветов, 7 председателей правления колхозов, 3 комсомольских работника, 5 работников районного советского аппарата, 1 учительница, 1 директор школы и 16 колхозников-активистов (Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. — Кн. 2. — М., 1995. — С. 194). В мае учтено 58 террористических актов, в результате которых убито 57 и ранено 27 человек: председателей и секретарей сельсоветов — 10, председателей колхозов и колхозных активистов — 30, партийно-комсомольских работников — 2, школьно-клубных работников — 9, работников советского аппарата — 7, работников милиции — 4, военнослужащих — 2, членов семей сельского актива — 16 (Там же. — С. 240). На 1 мая 1941 г., по данным ОББ ГУМ НКВД СССР, в республике значилось всего 22 бандгруппы с числом участников 105 человек, на 1 июня — 61 с 307 участниками, на 15 июня -74 и 346 участников. Для борьбы с ними органы НКВД-НКГБ предлагали использовать политику кнута и пряника. С одной стороны, нарком государственной безопасности УССР П.Я. Мешик просил репрессировать семьи нелегалов, конфисковать имущество, выселить в отдаленные места СССР семьи арестованных оуновцев, а также кулаков (док. № 8), с другой стороны, в директиве УНКВД и УНКГБ УССР по Ровенской области от 28 апреля 1941 г. предписывалось «впредь подвергать аресту только руководящий состав и актив оуновцев. Низовку не арестовывать, так как они в своем большинстве являются бедняками» и давались обещания не преследовать явившихся с повинной и добровольно сдавших оружие (док. № 9).

14 мая 1941 г. было принято Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР № 1299-526сс «Об изъятии контрреволюционных организаций в западных областях УССР», согласно которому члены семей — участников украинских и польских националистических организаций, главы которых перешли на нелегальное положение или были осуждены к высшей мере наказания, подлежали аресту и направлению в ссылку на поселение в отдаленные районы СССР сроком на 20 лет с конфискацией имущества (док. № 10). Операция была закончена 22 мая. Нарком государственной безопасности СССР В.Н. Меркулов докладывал И.В. Сталину и В.М. Молотову, что в ряде случаев было оказано вооруженное сопротивление, в ходе которого было убито 7 и ранено 5 нелегалов, всего по семи областям Западной Украины было депортировано 3073 семьи в составе 11329 человек (док. № 12). Эти данные немного отличаются от подсчитанного А.Э. Гурьяновым по сводкам и итоговой справке Отдела железнодорожных и водных перевозок НКВД СССР числа ссыльнопоселенцев из западных областей Украины в 11093 человека, которое следует признать наиболее достоверным (см. Гурьянов А.Э. Масштабы депортации населения в глубь СССР в мае-июне 1941 г.// Исторические сборники «Мемориала». — Вып. 1. Репрессии против поляков и польских граждан. — М., 1997. — С. 137–175).

Белоруссия

Так же как и Украина, Белоруссия на протяжении нескольких веков находилась под властью Великого княжества Литовского, а затем — Речи Посполитой. В результате разделов Польши 1772,1793 и 1795 годов ее территория вошла в состав Российской империи.

В феврале 1918 г. немецкие войска захватили большую часть территории Белоруссии. С разрешения оккупантов буржуазно-националистическая Белорусская рада создала «правительство Белорусской республики» во главе с помещиком Скирмунтом и в марте 1918 г. объявила об отделении Белоруссии от России, о разрыве с РСФСР и аннулировании декретов советской власти.

В ноябре — декабре 1918 г. частями Красной Армии при содействии партизан Белоруссия была освобождена от немецких оккупантов. 1 января 1919 г. была образована Белорусская Советская Социалистическая Республика. Руководство белорусских националистов укрылось в Польше. В 1919 г. они образовали белорусское правительство в изгнании и стали формировать «Белорусскую национальную армию». В 1920–1921 гг. белорусские националистические вооруженные формирования под руководством С.Н. Булак-Балаховича вели активную борьбу с советской властью в Белоруссии.

По Рижскому мирному договору 18 марта 1921 г. Западная Белоруссия с территорией 113 тыс. квадратных километров и населением около 4,6 млн. человек отошла к Польше. Лишь в сентябре 1939 г. Западная Белоруссия была воссоединена с БССР. Приказами НКВД СССР от 2 и 29 ноября 1939 г. были организованы Управления НКВД по Белостокской, Новогрудской, Пинской, Вилейской и Брест-Литовской областям (док. № 1, 3). Главную угрозу для новой власти представляли польские переселенцы — так называемые «осадники». Органами НКВД в Западной Белоруссии было учтено 3998 семейств осадников, а по Западной Украине — 9436 семейств. Согласно Постановлению СНК СССР от 29 декабря 1939 г. № 2122-617сс они выселялись в отдаленные местности СССР и должны были работать в лесной промышленности.

В соответствии с Постановлением СНК СССР от 2 марта 1940 г. с рассветом 13 апреля 1940 г. в западных областях Белорусской ССР органы НКВД приступили к операции по выселению членов семей лиц, содержащихся в лагерях для военнопленных, в тюрьмах, бежавших в разное время за границу, скрывающихся и разыскиваемых — бывших офицеров польской армии, полицейских, тюремщиков, жандармов, бывших помещиков, фабрикантов, крупных чиновников и участников «контрреволюционных повстанческих и шпионских организаций». Всего подлежало выселению 8639 семей, с общим числом членов 29699, по данным НКВД БССР, репрессировано 8055 семей, общим количеством 26777 человек (Назаусёды разам. — Мінск, 1999. — С. 209–210).

Численность перешедших на нелегальное положение была невелика, а террористические акты носили характер самообороны или мести конкретным лицам. При этом в донесениях НКВД говорится о сочувствии местного кулацкого населения нелегалам. По данным ОББ ГУМ НКВД СССР, на 1 мая 1941 г. в Белоруссии значилась только 1 бандгруппа, на 15 июня — 13, с 67 участниками.

Накануне войны в западных областях Белоруссии было проведено изъятие активных участников и членов семей националистических организаций. В основном проект постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР по этому вопросу (док. № 13; текст утвержденного постановления до сих пор не обнаружен) повторял аналогичный документ по Западной Украине. Но имелись и некоторые отличия.

Во-первых, речь шла только о польских националистах, хотя органы государственной безопасности выявили и разрабатывали немало белорусских националистических организаций (док. № 14). Впрочем, как видно из спецсообщения наркома внутренних дел БССР Л.Ф. Цанавы секретарю ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко, арестованы были руководители и члены «различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских к<онтр>р<еволюционных> организаций».

Во-вторых, речь шла не только о семьях перешедших на нелегальное положение и осужденных к ВМН националистов, но и бывших польских офицеров, жандармов, полицейских, охранников и чиновников, бежавших за границу. Итоги этой операции были представлены наркомом государственной безопасности БССР Л.Ф. Цанавой 21 июня 1941 г.:

Области

Арестовано

Выслано

Всего репрессировано

Белостоцкая

500

11405

11905

Брестская

300

3039

3339

Барановичская

475

2723

3199

Пинская

363

2299

2662

Вилейская

420

2887

3307

Всего:

2059

22353

24412

(док, № 16)

Впрочем, не всех выселенных и погруженных в эшелоны удалось вывезти. В связи с начавшейся войной и быстрым продвижением немецких войск 5 эшелонов не успели выехать в глубь СССР: из трех эшелонов спецпереселенцы были распущены конвоем после немецких бомбардировок и разрушения путей, судьба двух эшелонов осталась неизвестной. Полученная по эшелонным данным, оценка от 20397 до 21 тыс. человек представляется более достоверной, нежели приводимая по учетам мест расселения (24266 человек) (Гурьянов А.Э. Указ. соч. — С. 156–158).

Литва

В 1240 г. образовалось раннефеодальное государство — Великое княжество Литовское. На протяжении свыше 200 лет ему пришлось вести упорную борьбу с агрессией немецких рыцарей, которым удалось в 1230–1283 гг. захватить земли пруссов и западных литовцев. Однако разгром рыцарей-крестоносцев в 1236 г. под Сауле (Шяуляем) и в 1260 г. при озере Дурбе приостановил захваты литовских земель.

В то же время, используя феодальную раздробленность и ослабление русских княжеств после монголо-татарских завоеваний, литовские князья стали присоединять белорусские, украинские и русские земли. В условиях внутренней борьбы и войны с крестоносцами между Литвой и Польшей в 1385 г. была заключена Кревская уния, а в 1387 г. Литва (за исключением Жемайтии) приняла католичество. В 1413 г. католичество распространилось и на Жемайтию. Объединенные силы Литвы и Польши 15 июля 1410 г. разбили рыцарей Тевтонского ордена в Грюнвальдской битве, после чего орден был вынужден gрекратить агрессию против литовских земель (однако сохранил под своей властью Клайпедский край). В 1435 г. при Свенте (Швянтойи) были разбиты и войска Ливонского ордена.

С возникновением централизованного Русского государства русские земли, захваченные Литвой, стали тяготеть к Москве. Попытки литовских феодалов удержать эти земли и завоевать новые привели к неудачным войнам с Россией в конце XV-начале XVI в., в результате которых территория Великого княжества Литовского значительно сократилась. В 1558–1583 гг. Литва втянулась в неудачную войну с Русским государством за Ливонию. В ходе ее литовские феодалы склонились к необходимости более тесного объединения с Польшей. В 1569 г. была заключена Люблинская уния, по которой Польша и Литва соединились в единое государство — Речь Посполитую. Литва сохранила значительную автономию: особое законодательство и суды, высшие административные должности, государственную казну и войско, однако ее суверенитет был сильно ограничен.

Вследствие трех разделов Речи Посполитой большая часть этнографической территории Литвы вошла в состав Российской империи.

В ходе Первой мировой войны территория Литвы была оккупирована германскими войсками. Созданный под их контролем в сентябре 1917 г. Литовский совет (Тариба) 11(24) декабря 1917 г. выступил с декларацией, в которой высказывался «за вечную, прочную связь с Германской империей; эта связь должна осуществляться на основе военной конвенции, общих путей сообщения и на основе общей таможенной и валютной систем» (Витковский А., Ямпольский В. Вчера это было секретом (Документы о литовских событиях 40-х — 50-х гг.) // Известия ЦК КПСС. - 1990. - № 10. -С. 129–139).

8 декабря 1918 г. в Вильнюсе было создано Временное революционное рабоче-крестьянское правительство во главе с B.C. Мицкявичюсом-Капсукасом. 18–20 февраля 1919 г. в Вильнюсе состоялся 1-й съезд Советов Литвы, который признал необходимым объединение Литвы и Белоруссии в единую Литовско-Белорусскую Советскую Социалистическую Республику. Формально она просуществовала до июля 1920 г., но уже к августу 1919 г. юго-восточные районы Литвы были оккупированы польскими войсками, а на остальной территории установилась власть буржуазных националистов. В течение 1919–1920 гг. между польскими и литовскими войсками неоднократно происходили военные столкновения. Главным предметом спора был Вильнюсский край, где проживало много поляков. В итоге эта территория была официально включена в состав Польши, что привело к разрыву дипломатических и экономических отношений между Польшей и Литвой. Не удивительно, что Литва активно поддерживала все антипольские национальные движения, в частности украинскую националистическую организацию Е. Коновальца.

В мае 1920 г. в Каунасе был созван Учредительный сейм, который принял конституцию, объявившую Литву парламентарной республикой. 17 декабря 1926 г. лидер партии «Таутининкай саюнга» (Союз националистов) А. Сметона совершил военный переворот. Сейм был распущен, фактически вся власть сосредоточилась в руках президента. Правда, в 1936 г. был избран новый сейм, но при этом были запрещены все партии, кроме правительственной. В лице военизированной организации «Шаулю саюнга» («Союз стрелков») правительство Сметоны обладало не только политической, но и вооруженной поддержкой.

В марте 1939 г. фашистская Германия захватила порт Клайпеду и Клайпедский край. Согласно подписанному 23 августа пакту Молотова-Риббентропа Литва отошла в сферу влияния Германии. Но по договору от 28 сентября того же года Германия и СССР произвели уточнение сфер влияния, теперь Литва (кроме Клайпеды) оказалась в советской сфере.

10 октября 1939 г. был подписан советско-литовский договор. С одной стороны, по нему Литве был передан Вильнюсский край, освобожденный Красной Армией в сентябре от польской оккупации, с другой стороны — в Литве были размещены гарнизоны советских войск.

14 июня 1940 г. председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М. Молотов передал литовскому министру иностранных дел Ю. Урбшису заявление советского правительства, в котором, после обвинений литовского правительства в нарушении Договора о взаимопомощи (в том числе в похищении советских военнослужащих), выдвигались следующие требования:

«1. Чтобы немедленно были преданы суду министр внутренних дел г. Скучас и начальник департамента политической полиции г. Повилайтис, как прямые виновники провокационных действий против советского гарнизона в Литве.

2. Чтобы немедленно было сформировано в Литве такое правительство, которое было бы способно и готово обеспечить честное проведение в жизнь советско-литовского Договора о взаимопомощи и решительное обуздание врагов Договора.

3. Чтобы немедленно был обеспечен свободный пропуск на территорию Литвы советских воинских частей для размещения их в важнейших центрах Литвы…».

15 июня в страну были введены дополнительные контингенты советских войск. А. Сметона бежал в Германию. 17 июня было образовано «Народное правительство».

Собравшийся 21 июля новый, Народный сейм, провозгласил Литву советской социалистической республикой и обратился к Верховному Совету СССР с просьбой о принятии Литвы в состав Советского Союза. Осенью этого же года в Литве начались глубокие социально-экономические преобразования — экспроприация капиталистической частной собственности, сокращение крупных земельных владений и передача излишков земли батракам и малоземельным крестьянам. 31 августа 1940 г. был образован народный комиссариат внутренних дел Литовской ССР (док. № 7).

Таутининки и другие националисты ушли в глубокое подполье. Первое время число их вооруженных выступлений было невелико. Однако накануне войны количество антисоветских групп и вооруженных выступлений значительно возросло, советские власти наметили очистить территорию Литвы (как и другие недавно вошедшие в состав СССР земли) от всех, кого они считали своими врагами.

В докладной записке НКГБ Литовской ССР от 12 мая 1941 г. говорилось: «…За последние месяцы в республике значительно растет активная враждебная деятельность. Этому способствует непосредственная близость границы и подрывная деятельность германских разведывательных органов…

В силу этого считали бы необходимым приступить к аресту и принудительному выселению из Литовской ССР наиболее активных категорий лиц:

— Государственный буржуазный аппарат: чиновники государственной безопасности и криминальной полиции; командный состав полиции; административный персонал тюрем; работники судов и прокуратуры, проявившие себя в борьбе с революционным движением; офицеры 2-го Отдела Генштаба Литовской армии; видные государственные чиновники; уездные начальники и коменданты.

— Контрреволюционные партии: троцкисты; активные эсеры; активные меньшевики; провокаторы охранки (по данным литовской охранки, по этим категориям числится 963 человека).

— Литовская националистическая контрреволюция: (считаем необходимым подвергнуть аресту только руководящий состав наиболее реакционных фашиствующих партий и организаций) таутининков; яунои-лиетува (молодые таутининки); вольдемаристы (фашистская организация германской ориентации — всех); руководящий состав „Шаулю Саюнга“ (от командиров взводов и выше) (по статистическим данным, бывшей литовской буржуазной прессы руководящего состава насчитывается более 10 тысяч человек).

— Фабриканты и купцы Литвы: фабриканты, годовой доход коих свыше 150 тыс. лит; крупные домовладельцы, недвижимость коих оценивалась более 200 тыс. лит; купцы, годовой оборот коих свыше 150 тыс. лит; банкиры, акционеры, биржевики (по данным б<ывшего> Министерства финансов Литвы, по таким категориям числится 1094 человека).

— Русские белоэмигрантские формирования: Российский фашистский союз; Российский общевоинский союз; младороссы; все офицеры белых армий, контрразведок и карательных органов (по учетам литовской охранки по этим категориям числится 387 человек).

— Лица, подозрительные по шпионажу: уголовный и бандитский элемент — более 1 тысячи человек; проститутки и притоносодержатели — более 500 человек» (Витковский А., Ямпольский В. Указ. соч. — С. 132–133).

В соответствии с Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 16 мая 1941 г. (док. № И) в Литве была проведена операция по изъятию «антисоветского, уголовного и социально опасного элемента». Вначале она планировалась на 12 июня, но так как в этот день в Литве отмечается большой религиозный праздник, операцию провели 13–14 июня. Было арестовано 5664 и выселено 10187 человек, в том числе: активные члены националистических и белогвардейских организаций и члены их семей: арестовано — 1877, выселено — 4277; бывшие охранники, жандармы, руководящий состав полицейских и тюремщиков, а также рядовые полицейские и тюремщики, на которых имелись компрометирующие материалы, и члены их семей: арестовано — 617, выселено — 1266; бывшие крупные помещики, фабриканты и чиновники государственного аппарата и члены их семей: арестовано — 1122, выселено 2560; бывшие офицеры литовской и белой армий, на которых имелись компрометирующие материалы, и члены их семей: арестовано — 104, выселено 176; члены семей участников контрреволюционных организаций, которые были осуждены к ВМН: арестовано — 27, выселено — 64; лица, прибывшие из Германии в порядке репатриации, а также немцы, записавшиеся на репатриацию в Германию и не уехавшие по различным причинам, в отношении которых имелись компрометирующие материалы: арестовано — 66, выселено — 99; беженцы из Польши: арестовано — 337, выселено — 1330; военнослужащие армейских территориальных корпусов: арестовано — 285; проститутки: выселено — 395; уголовный элемент: арестовано — 1229 (Витковскип А, Ямполъский В. Указ. соч. — С. 133–134).

Однако «эшелонные» данные существенно отличаются от этих цифр. Согласно им в ссылку было направлено 12838 человек, в лагеря военнопленных — 3425, непосредственно в ИТЛ — 1238 (уголовники) (Гурьянов A3. Указ. соч. — С. 150–151).

Латвия

В конце XII–XIII веках Прибалтика стала объектом Крестовых походов немецкого рыцарства и немецких купцов при поддержке католической церкви. В результате территория Латвии и Эстонии до конца XVI века попала под власть Ливонского ордена. Латышей и немцев в Ливонии разделяли как социальный, так и политический барьеры. Помещиками были потомки рыцарей-крестоносцев, а большинство латышского населения, крестьяне, к концу XVI века превратились в крепостных. В городах латыши также принадлежали к низшим слоям населения, их не принимали в гильдии, они не имели права создавать ремесленные цехи и приобретать недвижимость.

В 1558 г. русский царь Иван Грозный вторгся на территорию Ливонии, пытаясь заполучить выход к Балтийскому морю. Ливонский орден был разгромлен, однако его магистр и рыцарство, а также Рижский архиепископ предпочли подчиниться не русскому, а польскому королю. В итоге образовались Курляндское и Пардаугавское герцогства, находившиеся в вассальной зависимости от Речи Посполитой. В борьбу за господство на восточном побережье Балтийского моря включилась также Швеция, которая после войны с Польшей овладела в 1629 г. всей Видземе.

Новую попытку обеспечить для России выход к Балтийскому морю предпринял Петр I. После долгой и упорной Северной войны, в результате Ништадтского мира 1721 г. часть современной Латвии вошла в состав России. После первого раздела Польши в 1772 г. к России была присоединена Латгале, а после раздела 1795 г. — и Курляндия.

В феврале 1918 г. вся территория Латвии была захвачена германскими войсками. После поражения Германии, 18 ноября 1918 г., было сформировано временное буржуазное правительство во главе с К. Улманисом (в российской историографии его фамилию обычно транскрибируют как Ульманис).

Правительство Советской России воспользовалось поражением Германии и аннулировало 13 ноября 1918 г. Брестский договор. 4 декабря 1918 г. было образовано советское правительство Латвии (председатель — П.И. Стучка). 3 января 1919 г. его войска вошли в Ригу, а к концу января они заняли всю территорию Латвии, кроме Лиепаи с окрестностями. Помощь временному правительству Улманиса оказывала Германия. Из Берлина в Курземе была передислоцирована 1-я гвардейская дивизия, командование Балтийским ландесвером (сформированным в основном из балтийских немцев) и «железной дивизией» (составленной из бывших солдат германской армии) приняли немецкие офицеры. Главнокомандующим всеми немецкими вооруженными силами в Курземе и Северной Литве, а также губернатором Лиепаи в начале февраля был назначен «политический генерал» Рюдигер фон дер Гольц, которому удалось стабилизировать ситуацию и перейти в успешное наступление. Причем главная роль в военных действиях принадлежала регулярным немецким частям. В январе 1920 г. при поддержке Польши части Красной Армии были вытеснены из Латгале. Еще во время последних боев начались мирные переговоры между Советской Россией и Латвией, которые завершились 30 января подписанием мирного договора. Советская власть в Латвии была ликвидирована.

В мае 1934 г. К Улманис установил в стране режим диктатуры. Ее вооруженную опору представляли отряды айзсаргов — фактически 40-тысячная территориальная армия, составленная из зажиточных крестьян и городской буржуазии.

В обстановке начавшейся Второй мировой войны и состоявшегося раздела «сфер влияния» между Германией и СССР правительство Улманиса вынуждено было 5 октября 1939 г. подписать пакт о взаимопомощи между СССР и Латвией. По этому договору Советский Союз получил право иметь в Лиепае и Вентспилсе базу военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации, а также соорудить базу береговой артиллерии на побережье между Вентспилс и Питрагс. На отведенных под аэродромы и базы участках размещались гарнизоны общей численностью до двадцати пяти тысяч человек.

16 июня В.М. Молотов вызвал латвийского посланника Ф. Коциньша и огласил заявление советского правительства. В отличие от заявления, переданного накануне правительству Литвы, в нем не говорилось о похищении советских военнослужащих. Единственным «не только недопустимым и нетерпимым, но и глубоко опасным, угрожающим безопасности границ СССР» поступком правительства Латвии считалось то, что оно не только не ликвидировало созданный еще до заключения советско-латвийского Пакта о взаимопомощи военный союз с Эстонией, но и расширило его, пригласив в этот союз Литву. Не содержал этот документ и требований предания суду конкретных лиц, но главные требования были аналогичны — формирование нового правительства и допуск в Латвию дополнительных советских воинских частей. Беседа Молотова с Коциньшем продолжалась с 14 часов до 14 часов 23 минут, а ответ латвийское правительство должно было дать уже к 11 часам ночи того же дня! Впрочем, оно успело сообщить о своей отставке уже в 22 часа 40 минут (Прибалтика вступает в Союз // Международная жизнь. — 1990. - № 3. — С. 126–127,131).

На смену ему пришло Народное правительство во главе с профессором А. Кирхенштейном.

21 июля 1940 г. на своем первом заседании Народный сейм Латвии принял декларацию о восстановлении советской власти и обратился в Верховный Совет СССР с просьбой о принятии Советской Латвии в СССР. Просьба, естественно, была удовлетворена. 29 августа был организован Народный комиссариат внутренних дел Латвийской ССР (док. № 6).

Накануне войны с целью очистки Латвии от враждебного и антисоветского элемента, 14 июня 1941 г. советские власти провели его выселение. Согласно докладу НКГБ СССР В.Н. Меркулова И.В. Сталину, В.М. Молотову и Л.П. Берия было арестовано 5625 и выселено 9546 человек (док. № 15). «Эшелонная» оценка дает несколько большие цифры: 10396 ссыльнопоселенцев, 5921 человек направлен в лагеря военнопленных и 583 — в исправительно-трудовые лагеря (Гурьянов A.Э. Указ. соч. — С. 152–153).

Эстония

В 1238 г. северная эстонская земля Рявала, слившаяся с Харьюмаа и Вирумаа, была захвачена Данией, а остальная территория — Ливонским орденом. Некоторые представители зарождающейся эстонской феодальной знати были уничтожены, другие попали в вассалы и вскоре онемечились. Крестьянство неоднократно восставало против захватчиков, но эти восстания были подавлены.

В 1346 г. король Дании продал Харьюмаа и Вирумаа Тевтонскому ордену, а тот, в свою очередь, через год перепродал эти земли Ливонскому ордену. В 1558 г. Русское государстю начало Ливонскую войну и скоро заняло Восточную Эстонию. Немецкие феодалы искали военной помощи у Дании, Швеции и Речи Посполитой. В результате Ливонский орден в 1562 г. прекратил существование, а территория Эстонии была к 1583 г. разделена между 3 государствами: Северная Эстония отошла к Швеции, Южная — к Речи Посполитой, о. Сааремаа — к Дании. После изнурительных польско-шведских войн 1600–1611 и 1617–1629 г. Швеция завоевала всю материковую Эстонию. Войны, эпидемии и голод сократили население Эстонии примерно на 65 % (до Ливонской войны оно составляло 250–280 тыс., в 1625 г. — ок. 100 тыс.). В 1645 г. к Швеции отошел и о. Сааремаа.

В ходе Северной войны 1700–1721 гг. между Россией и Швецией территория Эстонии стала районом военных действий. К 1710 г. вся Эстония была освобождена от шведских войск, а по Ништадтскому мирному договору 1721 г. официально вошла в состав Российской империи. При этом царские власти сохранили привилегии немецкого дворянства, в руках которого сосредоточилась административная, судебная и полицейская власть.

В феврале-марте 1918 г. территория Эстонии была оккупирована немецкими войсками. В обстановке военного поражения Германии 11 ноября 1918 г. возникло буржуазное временное правительство Эстонии (премьер К. Пяте). 29 ноября в Нарве была провозглашена Эстонская Советская Республика, названная Эстляндской трудовой коммуной. Однако ее существование оказалось кратковременным. Уже к февралю 1919 г. части Красной Армии были вытеснены с территории Эстонии.

19 мая Учредительное собрание провозгласило создание буржуазной Эстонской республики. Ее власти активно поддерживали русских белогвардейцев, Северный корпус которых в декабре 1918 — мае 1919 гг. находился в подчинении главнокомандующего вооруженными силами Эстонии. В свою очередь, правительство Северо-Западной области России, созданное 11 августа 1919 г. в Ревеле (Таллине), признало независимость Эстонии. Впрочем, само это правительство полностью зависело от поддержки стран Антанты и Эстонии, на территории которой размещалось. К концу 1919 г. белые войска генерала Н.Н. Юденича были разгромлены Красной Армией, и 2 февраля 1920 г. Эстония первой из буржуазных государств подписала мирный договор с РСФСР.

12 марта 1934 г. лидеры Объединения аграриев К. Пяте и И. Лайдонер осуществили государственный переворот и захватили власть. Осенью 1934 г. был распущен парламент, а в 1935 г. — все политические партии. Вместо них создана партия «Изамаа-лийт» («Отечественный союз»). В апреле 1938 г. К. Пяте был избран президентом.

Во второй половине 30-х гг. в Эстонии возросло влияние фашистской Германии. Германия вышла на 1-е место во внешней торговле Эстонии, германские концерны установили контроль над сланцевой, целлюлозной и фосфоритной промышленностью. Однако по советско-германскому договору от 23 августа 1939 г. Эстония попала в сферу влияния СССР. По пакту о взаимопомощи между СССР и Эстонией от 28 сентября 1939 г. Советский Союз получил право иметь на эстонских островах Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго) и в городе Палдиски (Балтийский порт) базы военно-морского флота и несколько аэродромов. Согласно конфиденциальному протоколу численность советских гарнизонов могла достигать 25 тысяч человек (Прибалтика вступает в Союз // Международная жизнь. — 1990. - № 2. — С. 147–148).

16 июня 1940 г. Председатель Совета Народных Комиссаров и одновременно нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов вызвал в 14 часов 30 минут эстонского посланника Рея и вручил ему заявление советского правительства, полностью аналогичное тому, которое он несколькими минутами ранее передал посланнику Латвии. От Эстонии требовалось до 12 часов ночи дать согласие на формирование нового правительства и пропуск на свою территорию дополнительных советских воинских частей. Рей что-то хотел спросить и уже начал со слов «нельзя ли…», но Молотов прервал заявлением, что нет, нет (Прибалтика вступает в Союз // Международная жизнь. -1990. - № 3. — С. 128–130).

Было сформировано Народное правительство во главе с И. Варесом. Избранная 14–15 июля новая Государственная дума приняла 21 июля декларацию о восстановлении советской власти и провозглашении Эстонии Советской Социалистической Республикой, 22 июля — о вступлении Эстонии в состав СССР. 29 августа 1940 г. был образован Народный комиссариат внутренних дел Эстонской ССР (док. № 5).

После установления Советской власти многие члены буржуазно-националистической организации «Кайтселиит» (Союз обороны) скрылись в лесах, на отдаленных и глухих хуторах. С течением времени из этих лиц сформировались отряды «Метсавеннад» («Лесные братья»), начавшие вооруженную борьбу с Советской властью.

В результате операции по ликвидации «антисоветских элементов» в июне 1941 г. в Эстонии согласно докладу НКГБ СССР было арестовано 3173 и выселено 5978 человек (док. № 15). По «эшелонным» данным, число ссыльнопоселенцев достигало 6328 человек, а направленных в лагеря военнопленных — 3688 (Гурьянов А.Э. Указ соч. — С. 149–150).

 
ДОКУМЕНТЫ

 

№ 1
Приказ НКВД СССР № 001337 «Об организации органов НКВД Западной Белоруссии»

2 ноября 1939 г. Сов. секретно

В соответствии с решением Верховного Совета Союза ССР о включении Западной Белоруссии в состав Союза ССР с воссоединением с Белорусской ССР,[4] приказываю:

1. Организовать:

а) Управление НКВД по Белостокской области, с дислоцированием в г. Белостоке; подчиненные ему городской и уездный отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 1;

б) Управление НКВД по Новогрудской области, с дислоцированием в г. Новогрудок; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 2;

в) Управление НКВД по Пинской области, с дислоцированием в г. Пинске; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 3;

г) Управление НКВД по Вилейской области, с дислоцированием в г. Вилейки; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 4.

2. Утвердить объявляемые в приложении временные штаты перечисленных выше Управлений НКВД с подчиненными им органами НКВД.

3. В отмену существующих объявляются в приложении новые штаты 2,3,5 и 7 отделов УГБ, 1 и 3 отделов ЭКУ, Водного отдела, 3 Транспортного отдела, Следственной части, 1 Спецотдела, Отдела кадров и аппарата Особоуполномоченного НКВД Белорусской ССР.[5]

4. Укомплектование вновь организованных органов НКВД произвести за счет 650 человек, ранее посланных в Западную Белоруссию, некомплект остающихся 315 человек оперативного состава покрыть за счет: действующего кадра сотрудников НКВД республик, УНКВД краев-областей — 100 человек, согласно объявляемой разверстки; особых органов НКВД БВО — 150 человек и погранотрядов НКВД -65 человек.

5. Народному комиссару внутренних дел Белорусской ССР — старшему майору государственной безопасности тов. Цанава произвести расстановку личного состава по объявляемым штатам. Расстановку представить в Отдел кадров НКВД СССР на утверждение.

Всех лиц, ранее направленных для работы в органах НКВД Западной Белоруссии, считать на постоянной работе, в соответствии с чем этим сотрудникам командировочные вознаграждения отменить.

7. Моему заместителю — комиссару государственной безопасности 3-го ранга тов. Круглову направить в распоряжение тов. Цанава на укомплектование административно-хозяйственных должностей органов НКВД Белоруссии 20 человек на должности секретарей отделов и 50 чел. машинисток.

Вахтерский и комендантский состав в количестве 137 человек тов. Цанава выделить из личного состава батальонов погранвойск НКВД, приданных оперативным группам НКВД БССР.

Приложения разослать по принадлежности.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г.

Перечень № 1 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Белостокской области

1. Белостокский городской отдел НКВД.

2. Высоко-Мозовецкий уездный отдел НКВД.

3. Вельский уездный отдел НКВД.

4. Сокольский уездный отдел НКВД.

5. Гродненский уездный отдел НКВД.

6. Ломженский уездный отдел НКВД.

7. Волковыский уездный отдел НКВД.

8. Щучинский уездный отдел НКВД.

9. Августовский уездный отдел НКВД.

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР

Капитан госбезопасности Бабкин

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г.

Перечень № 2 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Новогрудской области

1. Щучинский уездный отдел НКВД.

2. Воложинский уездный отдел НКВД.

3. Столпецкий уездный отдел НКВД.

4. Барановичский уездный отдел НКВД.

5. Несвижский уездный отдел НКВД.

6. Слонимский уездный отдел НКВД.

7. Лидский уездный отдел НКВД.

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР

Капитан госбезопасности Бабкин

Сое. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г.

Перечень № 3 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Пинской области

1. Камень-Каширский уездный отдел НКВД.

2. Столинский уездный отдел НКВД.

3. Дрогичинский уездный отдел НКВД.

4. Кобринский уездный отдел НКВД.

5. Косовский уездный отдел НКВД.

6. Лининецкий уездный отдел НКВД.

7. Брест-Литовский уездный отдел НКВД.

8. Пружанский уездный отдел НКВД.

Начальник 15отделения ОК НКВД СССР

Капитан госбезопасности Бабкин

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001337-1939 г.

Перечень № 4 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Вилейской области

1. Свентянский уездный отдел НКВД.

2. Диснянский уездный отдел НКВД.

3. Ошмянский уездный отдел НКВД.

4. Браславский уездный отдел НКВД.

5. Поставский уездный отдел НКВД.

6. Молодеченский уездный отдел НКВД.

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР

Капитан госбезопасности Бабкин

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 526, Л. 206–212, подлинник.

№ 2
Приказ НКВД СССР № 001359  «Об организации органов НКВД Западной Украины»

6 ноября 1939 г. Сов. секретно

В соответствии с законом, принятым Верховным Советом СССР 1 ноября с.г., о включении Западной Украины в состав Союза Советских Социалистических Республик, с воссоединением ее с Украинской Советской Социалистической Республикой,[6] приказываю:

1. Организовать:

а) Управление НКВД по Львовской области, с дислоцированием в г. Львове; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 1;

б) Управление НКВД по Луцкой области, с дислоцированием в г. Луцке; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 2;

в) Управление НКВД по Станиславовской области, с дислоцированием в г. Станиславове; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 3;

г) Управление НКВД по Тарнопольской области, с дислоцированием в г. Тарнополе; подчиненные ему уездные отделы НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 4.

2. Утвердить объявляемые в приложении временные штаты перечисленных выше управлений НКВД и подчиненных им органов НКВД.[7]

3. В связи с организацией новых управлений НКВД на территории Украинской ССР, наркому внутренних дел УССР тов. Серову представить свои соображения о необходимом усилении штата Центрального аппарата НКВД УССР.

4. Укомплектование вновь организуемых органов НКВД произвести за счет 726 человек, ранее посланных в Западную Украину; некомплект остающегося оперативного состава покрыть за счет: действующего кадра сотрудников НКВД республик, УНКВД краев и областей — 100 человек, согласно объявляемой разверстке; особых органов НКВД Киевского военного округа — 250 человек; оперативно-чекистских школ НКВД — 150 человек и пограничных органов НКВД — 100 человек.

5. Народному комиссару внутренних дел Украинской ССР тов. Серову произвести расстановку личного состава по объявляемым штатам. Расстановку выслать в Отдел кадров НКВД СССР на утверждение.

6. Всех лиц, ранее направленных для работы в органах НКВД Западной Украины, считать на постоянной работе, в соответствии с чем командировочные вознаграждения этим сотрудникам — отменить.

7. Моему заместителю тов. Круглову направить в распоряжение НКВД УССР тов. Серова на укомплектование должностей машинисток органов НКВД СССР -60 человек.

Вахтерский и комендантский состав в количестве 200 человек товарищу Серову выделить из личного состава батальонов погранвойск НКВД, приданных оперативным группам НКВД УССР.

Приложения разослать по принадлежности.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001359-1939 г.

Перечень № 1 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Львовской области

1. Бобрецкий уездный отдел НКВД.

2. Городокский уездный отдел НКВД.

3. Дрогобычский уездный отдел НКВД.

4. Добромильский уездный отдел НКВД.

5. Жолкевский уездный отдел НКВД.

6. Лесский уездный отдел НКВД.

7. Любачевский уездный отдел НКВД.

8. Мостиский уездный отдел НКВД.

9. Перемышльский уездный отдел НКВД.

10. Рава-Русский уездный отдел НКВД.

11. Рудский уездный отдел НКВД.

12. Самборский уездный отдел НКВД.

13. Старо-Самборский уездный отдел НКВД.

14. Сокальский уездный отдел НКВД.

15. Туркский уездный отдел НКВД.

16. Яворовский уездный отдел НКВД.

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР

Капитан государственной безопасности Бабкин

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001359-1939 г.

Перечень № 2 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Луцкой области

1. Владимир-Волынский уездный отдел НКВД.

2. Гороховский уездный отдел НКВД.

3. Дубновский уездный отдел НКВД.

4. Здолбуновский уездный отдел НКВД.

5. Ковельский уездный отдел НКВД.

6. Костапольский уездный отдел НКВД.

7. Кременецкий уездный отдел НКВД.

8. Любомльский уездный отдел НКВД.

9. Ровенский уездный отдел НКВД.

10. Сарнеский уездный отдел НКВД.

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР

Капитан государственной безопасности Бабкин

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001359-1939 г.

Перечень № 3 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Станиславской области

1. Богородчанский уездный отдел НКВД.

2. Галичский уездный отдел НКВД.

3. Городегасовский уездный отдел НКВД.

4. Долинский уездный отдел НКВД.

5. Жидачовский уездный отдел НКВД.

6. Коломыйский уездный отдел НКВД.

7. Калушский уездный отдел НКВД.

8. Косовский уездный отдел НКВД.

9. Надворнянский уездный отдел НКВД.

10. Рогатинский уездный отдел НКВД.,

11. Стрыйский уездный отдел НКВД.

12. Снятинский уездный отдел НКВД.

13. Сколеский уездный отдел НКВД.

14. Толмачский уездный отдел НКВД.

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР

Капитан государственной безопасности Бабкин

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 001359-1939 г.

Перечень № 4 органов НКВД, подчиненных УНКВД по Тарнопольской области

1. Бродский уездный отдел НКВД.

2. Бережанский уездный отдел НКВД.

3. Бучачский уездный отдел НКВД.

4. Борщовский уездный отдел НКВД.

5. Злочевский уездный отдел НКВД.

6. Збаражский уездный отдел НКВД.

7. Залещикский уездный отдел НКВД.

8. Зборовский уездный отдел НКВД.

9. Каменка-Струмиловский уездный отдел НКВД.

10. Копычинцевский уездный отдел НКВД.

11. Перемышлянский уездный отдел НКВД.

12. Подгайцевский уездный отдел НКВД.

13. Раздеховский уездный отдел НКВД.

14. Скалатский уездный отдел НКВД.

15. Трембовлянский уездный отдел НКВД.

16. Чертковский уездный отдел НКВД.

Начальник 15 отделения ОК НКВД СССР

Капитан государственной безопасности Бабкин

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1а, Д. 36, Л. 234–237, типографский экземпляр.

№ 3
Приказ НКВД СССР № 001441  «Об организации УНКВД по Брест-Литовской области Белорусской ССР»

29 ноября 1939 г. Сов. секретно

1. В дополнение к приказу НКВД СССР № 001337 от 2 ноября 1939 года[8] организовать Управление НКВД по Брест-Литовской области Белорусской ССР, с дислоцированием в городе Брест-Литовске, по объявляемым штатам.[9]

2. Подчинить Управлению НКВД по Брест-Литовской области Пружанский и Кобринский уездные отделы НКВД, одновременно исключив их из подчинения УНКВД по Пинской области.

3. Брест-Литовский уездный отдел НКВД Пинской области расформировать. Приложение разослать по принадлежности.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

Комиссар государственной безопасности 3-го ранга Круглов

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1а, Д. 37, Л. 119, типографский экземпляр.

№ 4
Приказ НКВД СССР 00964 «Об организации управлений НКВД  Аккерманской и Черновицкой областей УССР»

9 августа 1940 г. Сов. секретно

В соответствии с решением Верховного Совета Союза ССР о включении Северной части Буковины и Хотинского, Аккерманского и Измаильского уездов Бессарабии в состав Украинской Советской Социалистической Республики,[10] приказываю:

1. Организовать:

а) Управление НКВД по Аккерманской области, с дислоцированием в гор. Аккермане: подчиненные ему районные отделы и районные отделения НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 1;

б) Управление НКВД по Черновицкой области, с дислоцированием в гор. Черновицах: подчиненные ему районные отделы и районные отделения НКВД, перечисленные в объявляемом перечне № 2.

2. Подчинить:

УНКВД Аккерманской и Черновицкой областей во всех отношениях НКВД Украинской ССР.

3. Установить штаты органов НКВД Аккерманской и Черновицкой областей и подчиненных им органов НКВД, согласно объявляемых приложений.[11]

Приложение разослать по принадлежности.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 00964-1940 г.

Перечень № 1 органов НКВД, подчиненных УНКВД Аккерманской области

1. Аккерманский райотд. НКВД

2. Измаильский райотдел НКВД

3. Ренийское РО НКВД

4. Белградское РО НКВД

5. Килийское РО НКВД

6. Новотроянское РО НКВД

7. Петерское РО НКВД

8. Делжилецкое РО НКВД

9. Шабовское РО НКВД

10. Саратское РО НКВД

11. Староказацкое РО НКВД

12. Волонтеровское РО НКВД

13. Стурзенское РО НКВД

14. Тарутинское РО НКВД

Зам. начальника Отдела кадров НКВД СССР

Капитан государственной безопасности Базанов

Начальник 12 отделения ОК НКВД СССР

Капитан государственной безопасности Бабкин

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД СССР № 00964-1940 г.

Перечень № 2 органов НКВД, подчиненных УНКВД Черновицкой области

1. Черновицкий райотдел НКВД

2. Хотинский райотдел НКВД

3. Сторожинецкий райотдел НКВД

4. Бричанское РО НКВД

5. Кельменцкое РО НКВД

6. Путильское РО НКВД

7. Секурянское РО НКВД

8. Герцевское РО НКВД

9. Застановское РО НКВД

10. Кицмановское РО НКВД

11. Садогурское РО НКВД

12. Клишковское РО НКВД

13. Глыбокское РО НКВД

14. Новосельское РО НКВД

15. Липканское РО НКВД

16. Вашковецкое РО НКВД

17. Вижницкое РО НКВД

Зам. начальника Отдела кадров НКВД СССР

Капитан государственной безопасности Базанов

Начальник 12 отделения ОКНКВД СССР

Капитан государственной безопасности Бабкин

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 560, Л. 225–228, подлинник.

№ 5
Приказ НКВД СССР № 001067 «Об организации НКВД Эстонской ССР»

29 августа 1940 г. Сов. секретно

В соответствии с законом о принятии Эстонской ССР в Союз Советских Социалистических Республи[12] — приказываю:

1. Организовать Народный комиссариат внутренних дел Эстонской ССР с дислоцированием в гор. Таллин, подчинив ему органы НКВД, перечисленные в прилагаемом перечне.

2. Утвердить прилагаемые штаты НКВД Эстонской ССР и подчиненных ему органов.[13]

Приложения разослать по принадлежности.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Берия

(По Отделу кадров НКВД СССР)

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

Комиссар государственной безопасности 3 ранга Круглов

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД № 001067 от 29 августа 1940 г.

Зам. нач. Отдела кадров НКВД СССР

Капитан госуд. безопасности Базанов

Нач. 12-го отделения ОКНКВД СССР

Капитан госуд. безопасности Бабкин

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 561, Л. 46–47, подлинник.

№ 6
Приказ НКВД СССР № 001072 «Об организации НКВД Латвийской ССР»

30 августа 1940 г. Сов. секретно

В соответствии с законом о принятии Латвийской ССР в Союз Советских Социстических Республик[14] — приказываю:

1. Организовать Народный комиссариат внутренних дел Латвийской ССР с дислоцированием в гор. Рига, подчинив ему органы НКВД, перечисленные в прилагаемом перечне.

2. Утвердить прилагаемые штаты НКВД Латвийской ССР и подчиненных ему органов.[15]

Приложения разослать по принадлежности.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Берия

(По Отделу кадров НКВД СССР)

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

Комиссар государственной безопасности 3 ранга Круглов

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД № 001072 от 29 августа 1940 г.

Зам. нач. Отдела кадров НКВД СССР

Капитан гос. безопасности Базанов

Начальник 12 отделения ОК НКВД СССР

Капитан гос. безопасности Бабкин

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 561, Л. 155–156, подлинник.

№ 7
Приказ НКВД СССР 001089 «Об организации НКВД Литовской ССР»

31 августа 1940 г. Сов. секретно

В соответствии с законом о принятии Литовской ССР в Союз Советских Социалистических Республик[16] — приказываю:

1. Организовать Народный комиссариат внутренних дел Литовской ССР с дислоцированием в гор. Каунас, подчинив ему органы НКВД, перечисленные в прилагаемом перечне.

2. Утвердить прилагаемые штаты НКВД Литовской ССР и подчиненных ему органов.[17] Приложения разослать по принадлежности.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Берия

(По Отделу кадров НКВД СССР)

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

Комиссар государственной безопасности 3 ранга Круглов

Сов. секретно

Приложение к приказу НКВД № 001089 от 31 августа 1940 г.

Зам. Нач.2 отделения ОКНКВД СССР

Капитан гос. безопасности Муравкин

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 561, Л. 287–288, подлинник.

№ 8
Докладная записка народного комиссара государственной безопасности УССР П.Я. Мешика секретарю ЦК КП(б) Украины Н.С. Хрущеву с предложениями по ликвидации базы ОУН в Западных областях Украины

<не ранее 15 апреля 1941 г.>[18]

Материалами закордонной агентуры и следствия по делам перебежчиков устанавливается, что немцы усиленно готовятся к войне с СССР, для чего концентрируют на нашей границе войска, строят дороги и укрепления, подвозят боеприпасы.

По данным закордонных источников «Львовского» и «Видважного», пришедших из генерал-губернаторства в апреле текущего года, пограничная полоса в генерал-губернаторстве окончательно милитаризована: запрещено пассажирское движение, крестьянам запрещено производить сев.

Эти же данные объективно подтверждаются действиями самолета «Ю—86», совершившего 15 апреля посадку близ Ровно после глубокой разведки нашей территории.[19]

Известно, что при ведении войны немцы практикуют предательский маневр: взрыв в тылу воюющей стороны («пятая колонна» в Испании, измена хорватов в Югославии).

Материалы, добытые в процессе агентурной разработки и следствия по делам участников «Организации украинских националистов» (ОУН), в том числе воззвания и листовки организации, свидетельствуют о том, что во время войны Германии с СССР роль «пятой колонны» немцев будет выполнять ОУН.

Эта «пятая колонна» может представить собой серьезную силу, так как она хорошо вооружена и пополняет свои склады путем переброски оружия из Германии.

Так называемый «революционный провод» ОУН, руководимый Степаном Бандерой, не дожидаясь войны, уже сейчас организовывает активное противодействие мероприятиям советской власти и всячески терроризирует население западных областей Украины.

Об этом свидетельствует ряд известных Вам террористических актов против сельских активистов, работников милиции и советских работников.

Основную силу ОУН составляет ядро нелегалов, которых в настоящее время лишь в западных областях УССР учтено около 1000 человек.

Днем нелегалы скрываются в лесах, бродят по дорогам, вечерами являются в села и находят приют в домах кулаков, в семьях репрессированных и в своих собственных домах.

Население некоторых сел настолько терроризировано, что даже советски настроенные люди боятся выдавать нелегалов.

Например, террористический акт против председателя сельсовета села Лапшин Бережанского района Тарнопольской области Ковара В.М. был совершен в его собственной хате двумя бандитами в присутствии шести соседей. Эти соседи не только не воспротивились убийству, но даже «не опознали» бандитов.

Председатель сельсовета с. Козивка того же района Тарнопольской области Гороховский, будучи преследуемым бандитами, вбежал в хату своего родного брата, где и был зверски убит.

Будучи запуган, брат Гороховского не выдал бандитов.

Изложенное выше вынуждает, наряду с проводимой операцией по изъятию нелегалов и актива ОУН, поставить вопрос о ликвидации базы ОУН — семей нелегалов, кулачества и семей репрессированных.

Считал бы целесообразным возбудить перед ЦК ВКП(б) и СНК СССР ходатайство о применении к перечисленным категориям лиц следующих санкций:

1. Распространить закон об изменниках Родины на участников антисоветских организаций, находящихся на нелегальном положении в западных областях УССР, Черновицкой и Измаильской областях УССР.

2. Семьи нелегалов согласно указанному закону репрессировать, имущество конфисковать.

3. Семьи арестованных оуновцев выселить в отдаленные места Советского Союза

4. Учитывая, что основной базой ОУН является кулачество, произвести выселение кулаков в отдаленные области СССР, а имущество их передать колхозам.

Прошу Ваших указаний.

Нарком кхударственной безопасности УССР Мешик

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. — Кн. 2(1 января — 21 июня 1941 г.). — М., 1995. -С. 99-100.

№ 9
Из директивы Управлений НКВД и НКГБ УССР по Ровенской области № 19/6257 о мероприятиях по ликвидации оуновского подполья на территории области

28 апреля 1941 г.

Анализ проведенных… мероприятий по оуновскому подполью свидетельствует о том, что оуновцы, используя националистические чувства отсталой части бедняцкого и середняцкого населения, пытаются оказать на них свое влияние, вербуют их в организацию, уводят в подполье и используют их в целях осуществления вражеских актов. В результате бедняки, середняки становятся тупым орудием в руках оуновцев, слепо выполняя эти акты.

Практика перевода оуновцев на нелегальное положение уже принимает широкие размеры. Достаточно указать, что, по далеко не полным данным, на территории нашей области насчитывается 159 нелегалов. Кроме того, нелегалы на селе окружили себя так называемыми «симпатиками». Эта категория лиц снабжает нелегалов продовольствием, укрывает их в своих квартирах, клунях и т. д.

Имея такую опору, оуновцы в соответствии с задачами организации развернули большую практическую работу по расширению состава организации, осуществлению диверсионных и террористических актов.

За последние 4 месяца в с. Постойно Деражнянского района подожгли имущество председателя сельсовета.

В с Коломыя Высоцкого района оуновцы подожгли колхозные конюшни, в результате чего погибло 30 лошадей.

В Вербском районе учинен поджог имущества председателя колхоза.

В Межреченском районе оуновцами убит председатель сельской кооперации.

В с. Суске Александрийского района в ночное время был убит председатель сельсовета и ранен работник НКВД.

Аналогичные проявления со стороны оуновцев имели место в Козинском, Красноармейском и других районах, где были убиты работники НКВД и активисты села.

Изложенное вызывает серьезную тревогу и обязывает работников органов НКГБ и НКВД широко использовать все зависящее от нас с тем, чтобы вернуть скрывающихся нелегалов из бедняцко-середняцкой среды к мирному труду и усилить работу по выявлению и изъятию актива оуновского подполья.

Мероприятиями на ближайший период времени должны являться следующие:

1. Силами райотделений НКГБ, НКВД и проверенного актива обойти все семьи нелегалов-оуновцев и сказать, чтобы их члены семей, ушедшие на нелегальное положение, явились с повинной в соответствующие органы, сдали свое оружие и прекратили борьбу с советской властью.

2. Объяснить семьям, что за такой поступок кроме благодарности им ничего не будет, им советская власть дала землю, и чтобы они работали в своем хозяйстве.

3. С предварительной нашей санкции практиковать съемку оуновцев-бедняков из числа низовки, но не арестовывать их, а на месте, в селе или райцентре, не сажая их в камеру, добиться быстрого получения от них признания об участии в оуновской организации и сказать им, что нам об этом известно не только из их показаний, но и из других данных, но что мы вовсе не намерены наказывать их за это, и предложить им честно работать на данной им советской властью земле, так как они обмануты кулаками.

4. Впредь подвергать аресту только руководящий состав и актив оуновцев. Низовку не арестовывать, так как они в своем большинстве являются бедняками.

5. Начальникам НКГБ и НКВД, на территории которых оперируют нелегалы из состава областного и окружного провода ОУН — Работницкий (Клеванский район), Соловей и Березка (Дубновский, Млыновский районы), Рыбак (Деражнянский и Костопольский районы), усилить агентурно-оперативную работу по поимке этих нелегалов…

Продумать и составить планы агентурно-оперативных мероприятий, обеспечивающие действительное задержание руководства подполья, и копии выслать в УНКГБ.

6. Через сельсоветы и органы милиции оповестить население о необходимости сдачи в органы НКГБ-НКВД имеющегося на руках оружия.

Предупредить, что в случае добровольной сдачи оружия владельцы его наказываться не будут.

Предупредить также, что в случае обнаружения у кого-либо из жителей огнестрельного оружия без соответствующего разрешения владельцы будут привлечены к ответственности по всей строгости закона.

7. С настоящей директивой ознакомить первых секретарей РК КП(б)У и поставить вопрос об усилении массовой работы на селе с тем, чтобы разъяснить населению весь вред, причиняемый нелегалами, и добиться такого положения, чтобы бедняцко-се-редняцкая масса никакого сочувствия и помощи нелегалам-оуновцам не оказывала и содействовала в поимке нелегалов при появлении их на территории села.

Для сведения сообщаем, что настоящая директива согласована с обкомом КП(б)У. О результатах проводимой работы ежедневно докладывайте.

Вр. нач. УНКГБ по Ровенской области

Лейтенант госбезопасности Лосев

Начальник УНКВД по Ровенской области

Ст. лейтенант госбезопасности Мастицкий

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. — Кн. 2 (1 января — 21 июня 1941 г.). — М., 1995. — С. 118–120.

№ 10

Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР № 1299-526сс «Об изъятии контрреволюционных организаций в западных областях УССР»

14 мая 1941 г. Сов. секретно

Особая папка

В связи с усилением активности контрреволюционных «организаций украинских националистов (ОУН)» в западных областях УССР, выразившейся в вооруженных налетах оуновцев на сельсоветы, колхозы, убийствах сельских активистов, в целях решительного пресечения преступной деятельности оуновцев, нарушающих мирный труд колхозников западных областей УССР, Центральный Комитет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют:

1. Обязать органы НКГБ и НКВД Украины продолжить изъятие участников контрреволюционных оуновских организаций.

2. Арестовать и направить в ссылку на поселение в отдаленные районы Советского Союза сроком на 20 лет с конфискацией имущества:

а) членов семей участников контрреволюционных украинских и польских националистических организаций, главы которых перешли на нелегальное положение и скрываются от органов власти;

б) членов семей участников указанных контрреволюционных националистических организаций, главы которых осуждены к ВМН.

3. Органам НКГБ и НКВД усилить агентурно-оперативную работу, обеспечив хорошую организацию и проведение оперативных мероприятий.

НКГБ и НКВД Украины направить в помощь своим местным органам в западных областях оперативных работников для быстрого выявления преследования и изъятия участников бандгрупп.

4. Войска НКВД Украины расквартировать отдельными подразделениями в наиболее пораженных бандитизмом районах западных областей УССР для использования их в борьбе с бандгруппами.

5. ЦК КП(б) Украины и Совнаркому Украины укрепить партийно-советские кадры районов западных областей УССР, пораженных бандитизмом.

6. Со всей строгостью применять приказ НКВД СССР о запрещении, без специального разрешения, хранения и ношения огнестрельного оружия, арестовывая и привлекая к уголовной ответственности лиц, у коих будет обнаружено оружие без разрешения.

7. Для организации борьбы с бандгруппами в западных областях Украины на основе настоящего Постановления командировать заместителя НКГБ СССР тов. Серова

8. Поручить НКВД и НКГБ СССР и Секретарю ЦК Белоруссии т. Пономаренко обсудить вопрос о проведении аналогичных мер по западной Белоруссии.[20]

Секретарь ЦК ВКП(б) и Председатель Совнаркома СССР И. Сталин

ГАРФ, Ф. Р-5446, Оп. 1в, Д. 534, Л. 104–105, подлинник. Опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1. Массовые репрессии в СССР. — М., 2004. — С. 393.

№ 11
Докладная записка НКГБ СССР в ЦК ВКП(б) с проектом Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР — «О мероприятиях по
очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально  опасного элемента»[21]

№ 1687/м

16 мая 1941 г.

При этом направляю копию проекта Постановления ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР о мероприятиях по очистке Литовской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента.

Проект Постановления согласован с секретарем ЦК КП(б) Литвы т. Снечкусом и представлен т. Сталину за подписью т. Берии и моей.

Приложение: по тексту.

Народный комиссар государственной безопасности СССР Меркулов

Приложение

Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР — «О мероприятиях по очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента»

В связи с наличием в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР значительного количества бывших членов различных контрреволюционных националистических партий, бывших полицейских, жандармов, помещиков, фабрикантов, крупных чиновников бывшего государственного аппарата Литвы, Латвии и Эстонии и других лиц, ведущих подрывную антисоветскую работу и используемых иностранными разведками в шпионских целях, ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановляют:

1. Разрешить НКГБ и НКВД Литовской, Латвийской и Эстонской ССР арестовать с конфискацией имущества и направить в лагеря на срок от 5 до 8 лет и после отбытия наказания в лагерях сослать на поселение в отдаленные местности Советского Союза сроком на 20 лет следующие категории лиц:

а) активных членов контрреволюционных партий и участников антисоветских националистических белогвардейских организаций;

б) бывших охранников, жандармов, руководящий состав бывших полицейских и тюремщиков, а также рядовых полицейских и тюремщиков, на которых имеются компрометирующие их материалы;

в) бывших крупных помещиков, фабрикантов и крупных чиновников бывшего государственного аппарата Литвы, Латвии и Эстонии;

г) бывших офицеров польской, литовской, латвийской, эстонской и белой армий, на которых имеются компрометирующие материалы;

д) уголовный элемент, продолжающий заниматься преступной деятельностью.

2. Разрешить НКГБ и НКВД Литовской, Латвийской и Эстонской ССР арестовать и направить в ссылку на поселение в отдаленные районы Советского Союза сроком на 20 лет с конфискацией имущества следующие категории лиц:

а) членов семей указанных в п. 1 («а», «б», «в», «г») категорий лиц, совместно с ними проживавших или находившихся на их иждивении к моменту ареста;

б) членов семей участников контрреволюционных националистических организаций, главы которых перешли на нелегальное положение и скрываются от органов власти;

в) членов семей участников контрреволюционных националистических организаций, главы которых осуждены к ВМН;

г) лиц, прибывших из Германии в порядке репатриации, а также немцев, записавшихся на репатриацию в Германию и отказавшихся выехать, в отношении которых имеются материалы об их антисоветской деятельности и подозрительных связях с иноразведками.

3. Разрешить НКВД Литовской, Латвийской и Эстонской ССР выслать в административном порядке в северные районы Казахстана сроком на 5 лет проституток, ранее зарегистрированных в бывших органах полиции Литвы, Латвии, Эстонии и ныне продолжающих заниматься проституцией.

4. Рассмотрение дел на лиц, арестованных и ссылаемых согласно настоящему постановлению, возложить на Особое совещание при НКВД СССР.

5. Обязать НКГБ и НКВД СССР разработать специальную инструкцию о порядке проведения арестов и ссылки указанных в настоящем Постановлении лиц, в которой предусмотреть:

а) организацию специального лагеря, куда будут немедленно после ареста направляться из Литвы, Латвии и Эстонии указанные в п. 1 настоящего Постановления лица;

б) оформление решений Особого совещания проводить после сосредоточения арестованных в указанном выше лагере;

в) лиц, указанных в п. 2 настоящего Постановления, после ареста немедленно направлять к месту поселения с последующим оформлением на Особом совещании при НКВД СССР;

г) местами поселения определить Омскую и Новосибирскую области, Красноярский край, Актюбинскую, Павлодарскую, Северо-Казахстанскую и Кустанайскую области Казахской ССР.

6. Поручить ЦК КП(б) и СНК Литовской, Латвийской и Эстонской ССР взять на себя с НКВД и НКГБ СССР руководство указанными в Постановлении мероприятиями.

7. Поручить ЦК КП(б) Литвы, Латвии, Эстонии и Совнаркомам Литовской, Латвийской и Эстонской ССР разработать и немедленно провести в жизнь мероприятия по укреплению низового партийно-советского аппарата, решительному укреплению партийно-советской работы.

8. Обязать НКВД и НКГБ СССР оказать помощь органам НКВД и НКГБ Литовской, Латвийской и Эстонской ССР в проведении указанных в настоящем Постановлении мероприятий, для чего:

а) командировать в Литву, Латвию и Эстонию наркома государственной безопасности СССР т. Меркулова, заместителя наркома государственной безопасности СССР т. Серова и заместителя наркома внутренних дел СССР т. Абакумова;

б) командировать для использования при проведении операций и следствия 208 курсантов Высшей школы НКГБ СССР, литовцев, латвийцев и эстонцев по национальности;

в) временно, на период подготовки и проведения операции, установить на границе Литвы с Белоруссией заградительную зону, выделив для этого до 400 пограничников.

9. Операцию по арестам и высылке в Литве, Латвии и Эстонии закончить в трехдневный срок.

ЦА ФСБ РФ. Заверенная копия. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. — Кн. 2(1 января — 21 июня 1941 г.). — М., - 1995. — С. 144–146; 1941 год. — Кн. 2. — М., 1998. — С. 221–223.

№ 12
Из докладной записки НКГБ СССР в ЦК ВКП(б) и СНК СССР о выселении из западных областей Украины семей репрессированных или находящихся на нелегальном положении участников националистических организаций

23 мая 1941 г.

<…>

Докладываю вам, что операция по выселению семей репрессированных или находящихся на нелегальном положении участников контрреволюционных организаций в западных областях УССР, по данным на 22 часа 22 мая, закончена полностью.

Всего по западным областям УССР было намечено к изъятию 3110 семей, или 11476 человек. Изъято и погружено в вагоны 3073 семьи, или 11329 человек. В том числе:

Во время операции в ряде мест опергруппам НКГБ-НКВД было оказано вооруженное сопротивление.

В результате перестрелки было изъято 66 нелегалов, из них убито 7 человек и ранено 5 человек. Скрылось 6 нелегалов.

Из числа изъятых нелегалов захвачены: главарь банды, оперировавшей в Волынской области, Кирилюк; связной Черновицкого окружного провода ОУН Мартынюк; связная между Львовской окружной экзекутивой и Збаражской ОУН Кижик, которая занималась доставкой оружия. Кижик в течение полугода разыскивалась Львовским управлением НКГБ.

Во время операции изъято оружия: винтовок — 13, револьверов — 27, холодного оружия — 6, гранат — 4, патронов — 115 и контрреволюционной литературы — 200 экземпляров.

Во время перестрелки с нелегалами убито участвовавших в операции 2 человека и ранено 3 человека.

По сообщению с мест на станциях погрузки зачастую собирались родственники и знакомые выселяемых, которым изъятые нелегалы с возмущением передавали, чтобы возвратились нелегалы, из-за которых они страдают.

В Збаражском районе Тарнопольской области был выслан и вывезен на станцию погрузки старик Ястребовский, сын которого находился на нелегальном положении. Нелегал Ястребовский, узнав, что отец выслан, явился на станцию и, рассказав о том, что перешел на нелегальное положение, в присутствии родственников и знакомых начал просить об оставлении отца, а сам обещал искупить свою вину. Семья Ястребовского освобождена. Когда старик выходил из вагона, выселяемые кричали ему вслед: «Передайте и нашим подлецам, чтобы немедленно явились, пока нас еще не вывезли».

Аналогичные случаи имели место и по другим областям.

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР Меркулов

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. — Кн. 2 (1 января — 21 июня 1941 г.). — М., 1995. — С. 154–155.

№ 13
Проект постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР о мерах по изъятию контрреволюционных элементов в западных областях Белорусской ССР[22]

24 мая 1941 г. Сов. секретно

В целях предупреждения активизации контрреволюционных организаций и групп в западных областях Белорусской ССР ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановляют:

1. Обязать органы НКГБ и НКВД Белоруссии продолжить изъятие участников польских контрреволюционных повстанческих организаций.

2. Арестовать и направить в ссылку на поселение в отдельные районы Советского Союза сроком на 20 лет с конфискацией имущества:

а) членов семей участников польских националистических организаций, главы которых перешли на нелегальное положение и скрываются от органов власти;

б) членов семей участников указанных контрреволюционных националистических организаций, главы которых осуждены к ВМН;

в) членов семей участников контрреволюционных организаций, офицеров бывшей польской армии, бывших жандармов, полицейских, охранников и чиновников бывшего польского государства, бежавших за границу.

3. Органами НКГБ и НКВД усилить агентурно-оперативную работу, обеспечив хорошую организацию и проведение оперативных мероприятий.

НКГБ и НКВД Белоруссии направить в помощь местным органам в западных областях оперативных работников для проведения указанных выше операций.

4. Обязать НКГБ и НКВД Белоруссии обеспечить изъятие нелегально хранящегося у населения огнестрельного оружия, арестовывая и привлекая к уголовной ответственности лиц, у коих будет обнаружено оружие без соответствующего разрешения.

5. Выполнение настоящего Постановления возложить на наркома госбезопасности Белорусской ССР т. Цанава и наркома внутренних дел БССР т. Матвеева, в помощь которым НКГБ и НКВД СССР командировать группу оперативных работников.

Секретарь ЦК ВКП(б) и председатель СНК СССР И. Сталин

Резолюция: Согласен. Пономаренко. 21-V-41

РГАНИ, Ф. 89, Оп. 18, Д. 4, Л. 1–3, копия. Опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1. Массовые репрессии в СССР. — М., 2004. — С. 400.

№ 14
Из указания НКГБ СССР № 1996/м Народному комиссариату государственной безопасности Белорусской ССР об активизации мероприятий по выявлению и разработке Белорусского националистического подполья

30 мая 1941 г.

По полученным из НКГБ Белорусской и Литовской ССР, а также из Первого управления НКГБ СССР агентурно-следственным данным устанавливается, что на территории Белорусской и Литовской ССР сохранилось большое количество белорусских националистических кадров в лице бывших руководителей и участников различных партий и организаций белорусских националистов…

Антисоветскую работу белорусских националистов, проживающих на территории СССР, организуют и направляют существующие за кордоном руководящие центры: «Белорусское национальное объединение» (БНА) в Берлине (руководят Ф. Акинчиц, А. Шкутько, В. Боровский и др.), «Белорусский комитет самопомощи» (БКС) в Варшаве (руководят Н. Щорс, ксендз Годлевский и др.) и «Белорусское культурно-просветительное общество» в Праге (руководят Захарко, Русак и др.).

Через закордонные центры и их филиалы, а также через издаваемую в Берлине белорусскую газету «Раница» («Утро») немцы проводят работу по созданию массовой организации белорусов под флагом борьбы за «независимость» Белоруссии. Непосредственное руководство работой закордонных центров белорусских националистов осуществляется уполномоченным Министерства иностранных дел Германии по белорусскому вопросу национал-социалистом профессором Менда.

Все эти антисоветские центры действуют с ведома и по указанию разведывательных органов, которые, перехватив в свои руки руководство националистическими организациями белорусов, ставят задачу подготовить из белорусских националистов, бежавших на территорию Германии, кадры шпионов и диверсантов для подрывной работы против СССР, а также активизировать антисоветскую работу белорусского националистического подполья в Советском Союзе.

В западных областях БССР местами наибольшего сосредоточения белорусских националистических кадров являются города Новогрудок (С.Станкевич, Шах, Орса, Четырко и др.), Барановичи (Сенькевич, Дроздовский, Банкет и др.), Вилейка (Машара, Стецкевич, Счастной и др.) и Белосток (Ширма, Ильяшевич и др.).

Указанные лица, придерживаясь немецкой ориентации, поддерживают связь между собой, а также с зарубежными националистическими центрами. Значительная часть из них, считая неизбежной войну Германии против СССР, рассчитывают на прямую помощь Германии в создании «независимой» Белоруссии.

Один из руководителей «Белорусской национал-социалистической партии» В. Козловский, известный среди белорусских националистов под кличкой «Наш фюрер», прямо говорит: «…гитлеризм — единственное наше спасение. Другим путем независимости не получим» (из донесения источника НКГБ СССР «Сибиряка» от 1 октября 1940 г.).

Националистическое подполье западных областей БССР и Литовской ССР, стремясь расширить свое влияние, пытается установить связь с белорусской интеллигенцией восточных областей БССР.

Центром белорусских националистов на территории СССР является г. Вильнюс, где в настоящее время находятся бывшие организаторы и руководители белорусского националистического движения (ксендз А Станкевич, В. Козловский, И. Шутович и др.).

По сообщению НКГБ Литовской ССР, ксендзом А. Станкевичем в 1939 г. была создана контрреволюционная националистическая организация под названием «Белорусский центр в Литве», которая объединила все ранее существовавшие в г. Вильнюсе белорусские националистические формирования: «Белорусская христианская демократия» (А. Станкевич, Климович), «Белорусское национальное объединение» — БНА (Яремич, Позник), «Белорусский национальный комитет» (сенатор Богданович, Стецкевич) и др.

«Белорусский центр в Литве» издавал свою газету «Криница», через которую пропагандировал идею «независимого белорусского государства», а также поддерживал связь с зарубежными белорусскими националистическими формированиями.

В руководящий состав организации входили: А. Станкевич, И. Шутович, Найдюк, Климович (ныне проживающие в Вильнюсе), Матач, Борисевич, Ясинский (проживающие в Каунасе).

В процессе разработки белорусских националистов также установлено, что в своей вражеской деятельности отдельные руководители националистических формирований установили контакт с троцкистами и вместе с ними развернули на территории Западной Белоруссии активную контрреволюционную работу по объединению националистических элементов на единой платформе борьбы с Советской властью.

Тактика белорусских националистов в настоящее время сводится в первую очередь к сохранению кадров, приспособлению к существующей обстановке, распространению националистического влияния и максимальной конспирации антисоветской работы.

Однако выявлению и разработке белорусского националистического подполья до последнего времени достаточного внимания не уделялось.

Намеченные вами мероприятия по активизации разработки белорусских националистов утверждаем.

О принятых мерах и результатах выполнения намеченных мероприятий информируйте НКГБ СССР…

Зам. наркома государственной безопасности Союза ССР

Комиссар госбезопасности 3 ранга Кобулов

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. — Кн. 2 (1 января — 21 июня 1941 г.). — М., 1995. — С. 166–170.

№ 15
Докладная записка наркома государственной безопасности СССР В.Н. Меркулова И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берия об итогах операции по аресту и выселению антисоветского, уголовного и социально опасного элемента из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР

17 июня 1941 г. Сов. секретно

№ 12288/м

ЦК ВКПб) — т. Сталину

СНК СССР — т. Молотову

НКВД СССР — т. Берии

Подведены окончательные итоги операции по аресту и выселению антисоветского уголовного и социально опасного элемента из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР.

I. По Литве: арестовано — 5664 чел.; выселено — 10187 чел.; всего репрессировано — 15851 чел.

По Латвии: арестовано — 5625 чел.; выселено — 9546 чел.; всего репрессировано — 15171 чел.

По Эстонии: арестовано — 3173 чел.; выселено — 5978 чел.; всего репрессировано — 9156 чел.

_

II. Всего по трем республикам: арестовано — 14467 чел.; выселено — (25 711) чел.; всего репрессировано — 40178 чел.

В том числе:

а) активных членов контрреволюционных националистических организаций: арестовано — 5420 чел.; выселено членов их семей — 11038 чел.

б) бывших охранников, жандармов, полицейских, тюремщиков: арестовано -1603 чел.; выселено членов их семей — 3240 чел.

в) бывших крупных помещиков, фабрикантов и чиновников бывшего госаппарата Литвы, Латвии и Эстонии: арестовано — 3236 чел.; выселено членов их семей -7124 чел.

г) бывших офицеров польской, латвийской, литовской, эстонской и белой армий, не служивших в территориальных корпусах и на которых имелись компрометирующие материалы: арестовано — 643 чел.; выселено членов их семей — 1649 чел.

д) членов семей участников контрреволюционных организаций, осужденных в ВМН: выселено — 465 чел.

е) лиц, прибывших из Германии в порядке репатриации, а также немцев, записавшихся на репатриацию и по различным причинам не уехавшим в Германию, в отношении которых имеется компрометирующий материал: арестовано — 56 чел.; выселено — 105 чел.

ж) беженцев из бывшей Польши, отказавшихся принять советское гражданство: арестовано — 337 чел.; выселено — 1330 чел.

з) уголовного элемента арестовано — 2162 чел.

и) проституток, зарегистрированных в бывших полицейских органах Литвы, Латвии и Эстонии, ныне продолжающих заниматься проституцией выселено — 760 чел.

к) бывших офицеров литовской, латвийской и эстонской армий, служивших в территориальных корпусах Красной армии, на которых имелся компрометирующий материал, арестовано — 833 чел., в том числе: по Литве — 285; по Латвии — 424; по Эстонии — 124.

III. Во время проведения операции имели место несколько случаев вооруженного сопротивления со стороны оперируемых, а также попыток к бегству, в результате которых убито 7 чел., ранено 4 чел.

Наши потери: убито 4 чел., ранено 4 чел., в том числе: убиты — командир Отдельного разведбатальона 183 стрелковой дивизии Грабовенко, участковый уполномоченный милиции Бермар, милиционер Дубельс, привлеченный на операцию активист рижского завода № 464 Кондратьев, легко ранены — курсант Высшей школы НКГБ Савин, красноармеец Сирота, красноармеец Бабков, шофер автомашины.

IV. Не изъятые при операции по разным причинам (болезнь, отсутствие в момент операции, перемена места жительства и пр.) будут изъяты дополнительно в период текущей оперативной работы органов НКГБ и НКВД.

Народный комиссар государственной безопасности СССР Меркулов

ЦА ФСБ РФ; РГАНЙ. Ф. 89, Оп. 18, Д. 6, Л. 1–4, копия. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 1. Кн. 2. -М, 1995. — С. 247–248; История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1. Массовые репрессии в СССР. — М., 2004. — С. 404–405.

№ 16
Доклад Наркома государственной безопасности БССР Л.Ф. Цанавы первому секретарю ЦК КП(б)Б ILK. Пономаренко об итогах проведенной в западных областях БССР операции по аресту участников контрреволюционных  организаций и выселению членов их семей

21 июня 1941 г. Сов. секретно

г. Минск

Доношу итоговые данные проведенной операции по аресту участников к-р организаций и формирований и выселению членов их семей и другого контингента, подлежащих выселению:

1. Операция, по заранее утвержденным планам, была начата в ночь с 19-го на 20-е июня одновременно по всем западным областям Белорусской ССР и, в основном, закончена в тот же день — 20 июня до 15 часов дня.

2. В результате проведенной операции всего репрессировано — 24412 душ. В том числе:

1. Арестовано и заключено в тюрьмы руководителей и членов различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских к-р организаций и формирований, чиновников быв. польского государства, белогвардейских офицеров, бежавших из Советского Союза, и другого к-р элемента — 2059 чел.

2. Выселено — 22 353 душ. В том числе:

а) членов семей вышеуказанного нами арестованного контингента — 6655 душ;

б) членов семей, приговоренных к ВМН, — 1293 душ;

в) членов семей, перешедших на нелегальное положение, — 3752 душ;

г) членов семей, бежавших за границу, — 7105 душ;

д) членов семей арестованных руководителей и активных членов к-р повстанческих организаций, находящихся под следствием, — 2093 душ;

е) членов семей репрессированных помещиков — 47 душ;

ж) членов семей репрессированных жандармов и полицейских — 231 душ;

з) купцов, фабрикантов, торговцев и членов их семей — 708 душ;

и) членов семей репрессированных крупных чиновников и офицеров быв. польской армии — 469 душ.

III. В разрезе областей вышеуказанный контингент репрессированных распределяется следующим образом:

1. БЕЛОСТОКСКАЯ ОБЛАСТЬ:

Всего репрессировано — 11905 душ.

В том числе:

1. Арестовано и заключено в тюрьмы руководителей и членов различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских к-р организаций и формирований, чиновников быв. польского государства, белогвардейских офицеров, бежавших из Советского Союза, и другого к-р элемента — 500 чел.

2. Выселено — 11405 душ. В том числе:

а) членов семей вышеуказанного нами арестованного контингента — 1519 душ;

б) членов семей, приговоренных к ВМН, — 516 душ;

в) членов семей, перешедших на нелегальное положение, — 2918 душ;

г) членов семей, бежавших за границу, — 3924 душ;

д) членов семей арестованных руководителей и активных членов к-р повстанческих организаций, находящихся под следствием, — 1372 душ;

е) членов семей репрессированных помещиков — 47 душ;

ж) членов семей репрессированных жандармов и полицейских — 231 душ;

з) купцов, фабрикантов, торговцев и членов их семей — 409 душ;

и) членов семей репрессированных крупных чиновников и офицеров быв. польской армии — 469 душ.

2. БРЕСТСКАЯ ОБЛАСТЬ: Всего репрессировано — 3339 душ. В том числе:

1. Арестовано и заключено в тюрьмы руководителей и членов различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских к-р организаций и формирований, чиновников быв. польского государства, белогвардейских офицеров, бежавших из Советского Союза, и другого к-р элемента — 300 чел.

2. Выселено — 3039 душ. В том числе:

а) членов семей вышеуказанного нами арестованного контингента — 902 душ;

б) членов семей, приговоренных к ВМН, — 229 душ;

в) членов семей, перешедших на нелегальное положение, — 163 душ;

г) членов семей, бежавших за границу, — 1486 душ;

д) членов семей арестованных руководителей и активных членов к-р повстанческих организаций, находящихся под следствием, — 257 душ;

е) купцов, фабрикантов, торговцев и членов их семей — 2 душ.

3. БАРАНОВИЧСКАЯ ОБЛАСТЬ:

Всего репрессировано — 3199 душ.

В том числе:

1. Арестовано и заключено в тюрьмы руководителей и членов различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских к-р организаций и формирований, чиновников быв. польского государства, белогвардейских офицеров, бежавших из Советского Союза, и другого к-р элемента — 476 чел.

2. Выселено — 2723 душ. В том числе:

а) членов семей вышеуказанного нами арестованного контингента — 1304душ;

б) членов семей, приговоренных к ВМН, — 146 душ;

в) членов семей, перешедших на нелегальное положение, — 367 душ;

г) членов семей, бежавших за границу, — 887 душ;

д) купцов, фабрикантов, торговцев и членов их семей — 19 душ.

4. ПИНСКАЯ ОБЛАСТЬ: Всего репрессировано — 2662 душ. В том числе:

1. Арестовано и заключено в тюрьмы руководителей и членов различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских к-р организаций и формирований, чиновников быв. польского государства, белогвардейских офицеров, бежавших из Советского Союза, и другого к-р элемента — 363 чел.

2. Выселено — 2299 душ. В том числе:

а) членов семей вышеуказанного нами арестованного контингента — 1044 душ.

б) членов семей, приговоренных к ВМН, — 142 душ.

в) членов семей, перешедших на нелегальное положение, — 82 душ.

г) членов семей, бежавших за границу, — 503 душ.

д) членов семей арестованных руководителей и активных членов к-р повстанческих организаций, находящихся под следствием, — 250 душ.

е) купцов, фабрикантов, торговцев и членов их семей — 278 душ.

5. ВИЛЕЙСКАЯ ОБЛАСТЬ: Всего репрессировано — 3307 душ. В том числе:

1. Арестовано и заключено в тюрьмы руководителей и членов различных польских, белорусских, украинских, русских и еврейских к-р организаций и формирований, чиновников быв. польского государства, белогвардейских офицеров, бежавших из Советского Союза, и другого к-р элемента — 420 чел.

2. Выселено — 2887 душ. В том числе:

а) членов семей вышеуказанного нами арестованного контингента — 1886 душ.

б) членов семей, приговоренных к ВМН, — 260 душ.

в) членов семей, перешедших на нелегальное положение, — 222 душ.

г) членов семей, бежавших за границу, — 305 душ.

д) членов семей арестованных руководителей и активных членов к-р повстанческих организаций, находящихся под следствием, — 214 душ.

IV. При проведении операции имели место следующие происшествия: а) в Белостокской области два арестованных участника контрреволюционных организаций во время конвоирования бросились бежать. Сопровождавший их конвой, после неоднократных предупреждений, произвел несколько выстрелов, в результате чего оба арестованных были убиты.

б) в местечке Скидель Белостокской области жена полковника быв. польской, царской и белой армий Имижук Анна, 44-х лет, в момент прихода в ее квартиру оперативной группы, бритвой перерезала себе горло и тут же умерла.

в) в Столинском районе Пинской области жена арестованного участника к-р организации Баркевич, будучи доставлена на пункт погрузки, приняла сулиму. Баркевич была доставлена в больницу, где и умерла.

г) на хуторе Мервин Клейкого района Барановичской области оперативной группой вблизи дома бандита Сидорчика был обнаружен руководитель банды Мател, который пытался скрыться в лесу. Во время преследования Мател ранен и арестован.

д) в городе Белостоке при выселении Гужиудовской Ядвиги в ее квартире на чердаке изъят набор шрифта польского алфавита весом в 10 кгр. Со слов Гужиудовской, набор шрифта принадлежит ее брату — Тельману Г.И. (находится на нелегальном положении).

е) в городе Гродно оперативной группой арестован подлежащий выселению быв. польский постерунковый полицейский Станкевич П.А., у которого в квартире обнаружено и изъято: топографическая карта Белорусской ССР, на которой нанесены дислокация войск вокруг города Минска и остальной территории западных областей БССР, с указанием частей по роду войск.

ж) в Вилейской области в Свирском районе при выселении семьи участника к-р повстанческой организации Пашунас, последний вышел из леса и произвел два выстрела по дочери депутата сельского совета, участвовавшей в операции, и скрылся, однако, от выстрелов никаких последствий не последовало.

Других происшествий не было.

V. Выселенные погружены в эшелоны и направляются к местам назначения.

Народный комиссар государственной безопасности Белорусской ССРЛ. Цанава

Опубликовано: Приказано приступить. Эвакуация заключенных из Беларуси в 1941 году. Сборник документов. — Минск, 2005, - С. 14–20.

 

Глава 2

ВОЙНА. ПОСОБНИКИ ОККУПАНТОВ (1941–1945 гг.)

 

Начавшаяся 22 июня 1941 г. война СССР с Германией внесла следующие изменения в системе НКВД СССР. Постановлением СНК СССР № 1738-746сс от 24 июня 1941 г. в прифронтовых республиках, краях и областях при городских, районных и уездных отделах-отделениях НКВД были организованы истребительные батальоны (док. № 17). Приказом НКВД СССР № 00804 от 25 июня 1941 г. для руководства истребительными батальонами в НКВД-УНКВД были созданы оперативные группы, а в Центре — штаб истребительных батальонов НКВД СССР во главе с начальником оперативно-разведывательного управления (1 управление) ГУПВ НКВД СССР генерал-майором Г.А. Петровым (по совместительству) (док. № 18). 4 мая 1943 г. начальником этого штаба был назначен полковник П.Л. Трофимов, а 1 декабря 1944 г. его включили в ГУББ НКВД СССР в качестве 6 отдела. По утвержденным 29 сентября 1945 г. новым штатам ГУББ НКВД СССР штаб истребительных батальонов в его составе не значился, а П.Л. Трофимов возглавил 6 отдел ГУББ, но уже «учетно-информационный».

25 июня 1941 г. начальник ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Г.Г. Соколов вместе с Л.П. Берия с 20–10 до 20–55 часов был на приеме у И.В. Сталина в Кремле. Тогда же было подписано постановление СНК СССР № 1756-762сс «Об организации института фронтовых и армейских начальников охраны войскового тыла». Начальником охраны тыла Западного фронта был назначен Г.Г. Соколов (док. № 19) Начальнику охраны тыла фронта подчинялись внутренние войска, истребительные батальоны и милиция, расположенные в тыловых границах фронта. Основу войск охраны тыла фронта составляли погранполки (бывшие пограничные отряды, ранее охранявшие западную границу СССР).

Приказом НКВД СССР № 00852 от 28 апреля 1942 г. в составе ГУВВ НКВД СССР было организовано Управление войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии (ДКА) во главе с бывшим начальником Разведывательного отдела ГУПВ и бывшим заместителем начальника ОББ НКВД СССР старшим майором государственной безопасности A.M. Леонтьевым (тогда же он был назначен заместителем начальника ГУВВ). Приказом НКВД СССР № 00792 от 4 мая 1943 г. это Управление реорганизовали в Главное управление НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии во главе с комиссаром государственной безопасности A.M. Леонтьевым. Приказом НКВД СССР № 1878 от 13 сентября 1943 г. новым начальником этого Главного управления был назначен бывший начальник Управления и войск НКВД по охране тыла Северо-Западного фронта генерал-майор И.М. Горбатюк. А.М. Леонтьев тогда же стал начальником ОББ НКВД СССР. Приказом НКВД СССР № 001206 от 13 октября 1945 г. Главное управление войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии было расформировано, а его бывший начальник генерал-лейтенант И.М. Горбатюк стал начальником УНКВД Ивановской области.

28 апреля 1942 г. Л.П. Берия доложил в ГКО об итогах деятельности войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии, где говорилось, что во исполнение постановления СНК СССР от 25 июня 1941 г. были организованы управления войск НКВД по охране тылов фронтов: Карельского, Ленинградского, Волховского, Северо-Западного, Калининского, Западного, Брянского, Юго-Западного, Южного, Крымского и 7 отдельной армии (док. № 26).

В отчете НКВД СССР в ГКО от 8 января 1944 г. о деятельности войск НКВД по охране тыла ДКА за 1943 год, в частности, говорилось: «За истекший год войсками НКВД по охране тыла фронтов ликвидировано 114 бандитских групп с общим количеством участников 636 человек и арестовано 160 бандитов-одиночек.

Бандитский элемент состоял преимущественно из ставленников и пособников немецких оккупантов и бывших военнослужащих Красной Армии, дезертировавших из частей и вставших на путь бандитизма.

Наиболее пораженными бандитским элементом оказались тылы 1,2,3,4 Украинских и бывшего Северо-Кавказского фронтов, где было ликвидировано и арестовано 604 бандита» (док. № 31).

12 декабря 1941 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 001683, которым начальникам прифронтовых УНКВД было предписано в местностях, освобожденных Красной Армией от войск противника, организовать работу городских и районных отделов-отделений НКВД.

В первую очередь органы НКВД были обязаны:

организовать выявление и изъятие агентуры немецких разведывательных органов, которая будет оставлена противником для подрывной работы в тылу Красной Армии;

организовать охрану общественного порядка, борьбу с бандитизмом, грабежами и спекуляцией;

совместно с оперативно-чекистскими группами транспортных отделов НКВД обеспечить безопасность движения поездов;

организовать выявление и изъятие у населения огнестрельного оружия и радиоаппаратуры;

развернуть следственную работу по выявлению и преданию суду лиц, причастных к антисоветской работе (док. № 21).

20 января 1942 г. был подписан приказ НКВД СССР № 00148 об оперативно-чекистской работе на территории Белорусской ССР, освобожденной от войск противника. Организация указанной работы была возложена на наркома внутренних дел БССР и заместителя начальника Управления особых отделов НКВД СССР Л.Ф. Цанаву.

10 декабря 1942 г. заместитель НКВД СССР Б.З. Кобулов подписал директиву № 553 о мерах по усилению борьбы с бандитизмом и дезертирством, в которой говорилось, что пополнение существующих и организация новых бандитских групп происходит, в основном, за счет дезертиров и уклоняющихся от службы в Красной Армии. Большинство органов НКВД борьбу с бандитизмом проводило лишь путем преследования бандитско-дезертирских групп милицейско-войсковыми силами, без сочетания этих мероприятий с агентурно-оперативной работой. Указанной директивой наркомам и начальникам НКВД-УНКВД республик, краев и областей предлагалось усилить агентурно-оперативную работу по борьбе с бандитизмом, а также предавать суду заочно как изменников Родины дезертиров, принимающих активное участие в бандитско-повстанческих формированиях, представляя дела на членов их семей на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР (док. № 27).

В период оккупации территории Советского Союза германскими войсками в 1941–1944 гг. там было развернуто партизанское движение, в котором участвовало около 1255200 человек, из них:

в Белоруссии — 440000 человек (87 из них стали Героями Советского Союза и 120000 были награждены орденами и медалями);

на Украине — свыше 500000 человек (95 человек были удостоены звания Героя Советского Союза и 185000 человек награждены орденами и медалями);

в Латвии — свыше 12000 человек (из них звание Героя Советского Союза получили 3 человека и 1100 человек были награждены орденами и медалями);

в Литве — свыше 10000 человек (из них 7 Героев Советского Союза и 1800 награжденных орденами и медалями);

в Эстонии — около 7000 человек (2 Героя Советского Союза и 500 награжденных орденами и медалями);

в Молдавии — свыше 1200 человек (2 Героя Советского Союза и «многие партизаны награждены орденами и медалями»);

в РСФСР — свыше 250000 человек партизан и 35 000 подпольщиков (57 Героев Советского Союза и около 40000 человек были награждены орденами и медалями).[23]

С другой стороны, граждане Советского Союза по мобилизации или добровольно служили в рядах Вермахта и войсках СС, где с оружием в руках сражались против частей Красной Армии, участвовали в борьбе с партизанами, выполняли полицейские функции. А.В. Окороков в своей монографии приводит такие данные об антисоветских воинских формированиях в годы Второй мировой войны: в Министерстве Германии по делам оккупированных Восточных областей по состоянию на 24 января 1945 г. числились:

вооруженные литовские формирования — 36800 человек;

вооруженные латвийский формирования — 104000 человек;

вооруженные эстонские формирования — 10000 человек;

резервисты из турок и татар из Идель-Урала (включая 20000 военнопленных) — около 45 000 человек;

войсковая группа СС «Крым» — 10000 человек;

формирования казаков — 70000 человек;

вооруженные армянские формирования — 7000 человек;

вооруженные азербайджанские формирования — 31000 человек;

калмыцкие конные отряды — 5000 человек;

вооруженные северокавказские отряды — 7000 человек;

русские вооруженные формирования — 10000 человек;

белорусские вооруженные формирования — 19000 человек;

украинские вооруженные формирования — 75000 человек;

общее число восточных добровольцев в армии, войсках СС, авиации и полиции 373800 человек;

Русская освободительная армия А.А. Власова (РОА) — 300000 человек.

Общее число восточных добровольцев — 748000 человек.

Кроме того, около 330000 жителей Украины, Белоруссии и Прибалтики служили в указанное время в батальонах «шума», местной полиции и отрядах самообороны, подчиненные начальникам СС и полиции рейхскомиссариатов.[24]

«Общая численность созданных в составе Вермахта „восточных“ формирований и отдельных советских граждан, служивших в немецких частях в качестве „добровольных помощников“, единовременно достигала 900 тысяч человек без учета полиции и вспомогательных военизированных организаций. Примерно треть из этого числа представляла собой вооруженные формирования, сражавшиеся на фронтах Второй мировой войны против Красной Армии и войск союзников и на оккупированных территориях против партизан. Функции „восточных“ формирований изначально ограничивались вспомогательной службой в тыловых районах и на фронте, где они использовались широко, но разрозненно. Роль их в военных операциях была минимальна, однако как вспомогательные формирования эти части полностью оправдывали свое назначение. Активно участвуя в антипартизанской борьбе, карательных операциях и замещая в тыловых подразделениях немецких солдат, они стали серьезным подспорьем для Вермахта. Одна лишь их численность, составлявшая 10–15 % от общей численности германских вооруженных сил, говорит о той роли, которую играли в военных усилиях Третьего Рейха советские граждане».[25]

19 апреля 1943 г. М.И. Калинин подписал закрытый Указ Президиума Верховного Совета СССР о мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников, которым было установлено, что лица, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, а также шпионы и изменники Родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение. Пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеяниям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет. Рассмотрение дел было возложено на военно-полевые суды, образуемые при дивизиях действующей армии. Приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов — повешение осужденных к смертной казни — было предписано производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою Родину (док. № 29).

11 июня 1943 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 00968 об организации отделений каторжных работ при исправительно-трудовых лагерях НКВД: в Воркутинском лагере на 10000 человек, в Норильском лагере на 10000 человек, в Северо-Восточном лагере (г. Магадан) на 10000 человек. В составе Карлага НКВД было организовано отделение для нетрудоспособных и больных, осужденных на каторжные работы. Этим же приказом была утверждена инструкция о порядке содержания осужденных к каторжным работам в лагерях НКВД (док. № 30). До 1943 г. со времен царской России в СССР не было каторги. По состоянию на 1 мая 1950 г. в лагерях МВД содержалось 61572 человека, осужденных к каторжным работам.[26]

Оккупация немецкими войсками Украины, Белоруссии и Прибалтики позволила местным националистам выйти из подполья и почти полностью перейти на службу к нацистам. Наиболее ярко это проявилось на Украине и в Прибалтике. В то же время в Белоруссии коллаборационизм был явление единичным и не связанным с национализмом.

Белоруссия

В справке СД о национальном вопросе в Белоруссии, составленной в 1942 г., говорилось следующее. Население составляют в основном белорусы, а также русские и поляки. Обстановка в областях, давно входивших в состав СССР и присоединенных в 1939 г., разная. «На западе население приветствовало немцев, на востоке — выжидало. Широкие массы сельского населения (75 %) — это простые крестьяне с примитивным и ограниченным мышлением. Они не могут что-либо решать самостоятельно, их нельзя в чем-либо убедить только словом. В городах лучшие силы служили коммунизму и поэтому с приходом немцев они бежали в Россию. Некоторых белорусских эмигрантов, проживавших в Германии и Польше, оккупационные органы привезли сюда как единственных лиц, которым можно доверять. Но их авторитет здесь невелик. Большинство поставленных нами на руководящие должности от Белостока до Смоленска — это выходцы из Польши и в основном католики. Поэтому они смотрят на Белоруссию через польские очки. Но белорусы-католики — это не настоящие белорусы, под лозунгом Белоруссии они стремятся построить новую Польшу… Между белорусами и поляками происходит острая борьба. Немецкие оккупационные власти вернули в Белоруссию польских помещиков, которые в 1939 г. бежали от русских».[27] В другом донесении СД из Белоруссии, от 1 мая 1942 г. ставилось под сомнение само существование белорусской национальной проблемы: «среди белорусов почти не замечается чувства национальной принадлежности. Белорусский народ и его язык действительно существуют, но нет белорусской проблемы, как националистически-автономистской проблемы. Белорусский народ — это аморфная масса, не имеющая своей интеллигенции и своего государства. Единственным критерием принадлежности к белорусскому народу является употребление белорусского языка. Начиная с XVII в. белорусский язык вообще не развивался и даже в настоящее время в сравнении с другими европейскими языками является „примитивным“. В нем отсутствуют даже такие понятия, как культура, техника и другие. Кроме языка в Белоруссии нет других признаков нации».[28]

Латвия

Оставшиеся в Латвии айзсарги и другие националисты с началом войны развернули активные действия против частей Красной Армии и органов советской власти. «В г. Риге… враги установили на колокольнях церквей, башнях, на чердаках и в окнах домов пулеметы, автоматы и вели обстрел улиц, зданий штаба С<еверо>3<ападного>Ф<ронта>, ЦК ЛКП(б), СНК, телеграфа, вокзала и НКВД», — докладывал командир 5-го мотострелкового полка войск НКВД. — Такое положение заставило развернуть самую жестокую борьбу с контрреволюционным элементом в городе. Я объединил все войска НКВД Рижского гарнизона, организовал усиленную охрану всех важных объектов, выставил посты и пикеты на улицах города… С пятой колонной повел жестокую борьбу, на каждый произведенный выстрел из окна, башни или колокольни отвечал огнем пулеметов и танковых пушек. За 23, 24, 25 июня с.г. активность пятой колонны была подавлена. По приказу начальника охраны С<еверо>3<ападного>Ф<ронта> генерал-майора т. Ракутина были расстреляны 120 пойманных негодяев из пятой колонны, о чем было объявлено населению с предупреждением о сдаче оружия.[29] Нападения на отступающие советские войска были зафиксированы также в Валмиере, Смилтене, Алуксне, Гулбене, Лимбажи, Мадоне, во многих волостях и поселках. По данным латвийских историков, летом 1941 г. в Латвии действовало 129 вооруженных групп националистов: 83 — в Видземе, 24 — в Земгале и 21 — в Курземе.[30]

Латышские националисты рассчитывали восстановить независимое государство, однако немецкие власти поспешили заявить, что никакого национального правительства Латвии не будет и что статус Латвии будет решаться после войны в рамках так называемой новой Европы. Пока же в Латвии был создан Латвийский генеральный округ (во главе с генеральным комиссаром Отто Дрекслером), который вместе с Литвой, Эстонией и Белоруссией был включен в созданный 17 июля 1941 г. Рейхскомиссариат Восточных земель (Остланд). Рейхскомиссариат, в свою очередь, подчинялся Министерству оккупированных Восточных областей, возглавляемому А.Розенбергом.

В конце 1941 г. немецкие оккупационные власти разрешили сформировать самоуправление под названием «генерал-дирекция». Во главе его был поставлен бывший командир Курземской дивизии генерал Оскар Данкерс. Директива А.Розенберга от 7 марта 1942 г. конкретизировала функции управлений генеральных округов Латвии, Литвы и Эстонии и указывала, что непосредственная работа должна вестись силами сформированных из местных жителей учреждений. Однако высшая политическая власть и контролирующие функции по-прежнему сохранялись за немецкими учреждениями.

В ноябре 1942 г. член Совета генерал-директоров А.Валдманис в меморандуме на имя С.Дрекслера писал, что Германия могла бы разрешить Латвии создать независимое государство по образцу Словакии, получив взамен поддержку в виде мобилизации латышей в легион. А. Валдманис обещал поставить вооруженным силам Германии 100000 человек.[31] Даже видимости независимости от фашистской Германии латышские националисты не дождались, число же мобилизованных в различные военные формирования составило около 110000 человек.

Литва

После начала войны 23 июня 1941 г. Фронтом литовских активистов (ФЛА) было создано Временное правительство во главе с бывшим литовским послом в Германии Шкирпой, однако немцы это правительство 5 августа 1941 г. распустили, а Шкирпу из Германии не выпустили. 15 сентября ФЛА обратился к Гитлеру и главнокомандующему германскими войсками Браухичу с меморандумом, в котором указывал на свои заслуги в борьбе с советской властью: «После начала войны ФЛА совместно с остатками частей литовской армии начали восстание и совершили целый ряд заданий, согласованных с немецким военным командованием. В восстании участвовало около 100000 партизан. Число молодежи Литвы, погибшей в борьбе с большевиками, превосходит 4000 человек» (док. № 20). Не добившись от немцев признания независимости Литвы, Фронт литовских активистов распался. Вместо него в декабре 1941 г. на базе существовавших националистических организаций и групп, объединившихся для борьбы за создание независимого литовского буржуазного государства возникла Армия освобождения Литвы (ЛЛА).

Эстония

С началом Великой Отечественной войны «Лесные братья» стали нападать на подразделения Красной Армии, на местные органы советской власти, расстреливать захваченных командиров и бойцов Красной Армии, партийно-советский актив, бойцов истребительных батальонов. Следует отметить, что значительная часть военнослужащих эстонских территориальных войск, которые с 1940 г. входили в состав Красной Армии, перешла на сторону врага. Уже в августе 1941 г. из 7000 человек дезертировала почти половина, а в первой половине октября под Старой Руссой еще 2000 эстонцев перешли к немцам. Вскоре из них были сформированы карательные отряды, принимавшие участие в борьбе с партизанами в Псковской области.[32]

После оккупации германской армией Эстонии на базе «Лесных братьев» была создана вооруженная организация «Омакайтсе» («Самозащита»). Во главе этой организации был поставлен прибывший из Германии полковник эстонской армии Соодла (в дальнейшем ему было присвоено звание генерал-майора). До 1942 г. «Омакайтсе» формировалась исключительно из добровольцев, а в дальнейшем — в порядке мобилизации. Она была разбита на 13 территориальных полка («Малева»), которые, в свою очередь, делились на батальоны, роты, взводы и отделения. Общая численность формирований «Омакайтсе» достигала 90000 человек, среди которых было значительное количество женщин. В 1941—42 гг. «Омакайтсе» было проведено более 7000 облав для задержания партизан, парашютистов, бежавших из лагерей советских военнопленных и других «враждебных» лиц. Важнейшей задачей «Омакайтсе» была караульная служба. В среднем ежедневно в караулах находилось около 3000–4000 человек. На «Омакайтсе» была возложена: береговая охрана, охрана военнопленных, охрана железных и шоссейных дорог, пограничная охрана, воздухо-наблюдательные посты, охрана складов, заводов, предприятий, домов и других объектов, внутренняя служба. Кроме облав и караульной службы «Омакайтсе» оказывали помощь немецким войскам и полиции, а также несли конвойную службу по этапированию военнопленных (док. № 24, 28).

Украина

Вожди украинского национализма с одобрением восприняли нападение фашистской Германии на Советский Союз. Уже 28 июня во Львове было провозглашено Украинское правительство во главе с ближайшим соратником Бандеры Я. Стецько. Однако германские власти сделали ставку на А. Мельника, отряду которого было разрешено первым вступить в захваченный фашистами Киев. Бандера, Стецько и другие руководители ОУН, имевшие отношение к созданию правительства, были арестованы.

В октябре 1942 г. была создана Украинская повстанческая армия (УПА), начальником Главного военного штаба которой вскоре стал Роман Шухевич. Его биография характерна для многих украинских националистов. Шухевич принимал участие в убийствах польских политических деятелей — посла Т. Голуфки и министра внутренних дел Б. Перацкого. В 1941 г. был командиром украинского батальона «Нахтигаль» от ОУН (оперативное руководство осуществлял немецкий офицер). В ночь на 30 июня устроил во Львове беспрецедентную резню. После роспуска правительства Стецько (в состав которого входил и Шухевич) этот батальон, а также батальон «Ролланд» были направлены в учебный центр Нойхаммер в Германии. Там они были реорганизованы в 201-й охранный батальон, который сражался с советскими партизанами. В конце 1942 г. батальон, как потерявший доверие немцев, был распущен, часть его солдат и офицеров возвращены домой в Галицию, часть офицеров арестована и после освобождения присоединилась к формировавшейся в лесах Волыни УПА.

Еще ранее, в начале 1942 г. А Мельник по указанию немцев попытался создать «Украинскую национальную армию» (док. № 25), но его инициатива не получила практически никакой поддержки, особенно в восточных областях Украины. Еще одним претендентом на пост командующего «Украинской национальной армии» был М. Боровец, создавший отряд «Тарас Бульба», но и отряды «бульбовцев» остались немногочисленными.

Более готовыми к сотрудничеству с немецкими фашистами оказались жители Галиции. Напомним, что территория Украины была вновь разделена решением Гитлера 17 июля 1941 г.: Львовская, Тернопольская (без северных районов), Станиславская и Дрогобычская области вошли в генерал-губернаторство, остальные области (кроме захваченных Румынией Черновицкой и части Одесской) — в рейхскомиссариат Украина. В мае-июне 1943 г. 80000 молодых галичан пожелали добровольно стать солдатами формировавшейся дивизии «Галичина». Формированием дивизии руководил немецкий полковник А.Бизанц, все старшие офицеры от батальона и выше также были немцами, штат дивизии был определен в 13000 человек. Забегая вперед скажем, что после обучения в нескольких учебных центрах Германии в середине июля 1944 г. дивизия была выдвинута во второй эшелон 13-го немецкого корпуса в районе г. Броды. Через несколько дней ожесточенных боев она была окружена частями Красной Армии, большая часть солдат и офицеров погибли, оказались в советском плену или бежали в леса и присоединились к УПА. На базе 3000 человек, вырвавшихся из окружения, немцы сформировали новый состав дивизии, которая была направлена иа борьбу со словацкими партизанами.[33]

Одновременно украинские националисты воевали с поляками. Эта вражда отличалась особой жестокостью: только с 10 по 15 июля 1943 г. отряды УПА на Волыни убили более 12000 человек мирного населения.[34]

ДОКУМЕНТЫ
№ 17
Постановление Совета Народных Комиссаров СССР № 1738-746сс о мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе

24 июня 1941 г. Сов. секретно

В целях своевременной и успешной ликвидации диверсантов, забрасываемых противником на парашютах или другим способом, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Возложить на органы НКВД организацию борьбы против парашютных диверсантов на территории Ленинградской области, Мурманской области, Калининской области, Карело-Финской Республики, Украины, Белоруссии, Эстонской, Латвийской, Литовской и Молдавской ССР, Крымской автономной республики, Ростовской области, Краснодарского края, западной части Грузинской ССР.

2. В этих целях при городских, районных и уездных отделах НКВД, дислоцироных на указанной в пункте 1 территории, создать истребительные батальоны, численностью в 100–200 человек из числа проверенного партийного, комсомольского и советского актива, способного владеть оружием.

3. Начальниками истребительных батальонов назначить надежных оперативных работников НКВД и милиции.

4. Каждый истребительный батальон городского, районного и уездного отдела НКВД вооружить двумя ручными пулеметами, винтовками, револьверами и, при возможности, гранатами.

5. Обязать Наркомат обороны дать указание о выделении необходимого количества оружия для нужд истребительных батальонов по заявкам НКВД.

6. Предоставить истребительным батальонам право использования в необходимых случаях всех видов местной связи транспорта (автомашины, мотоциклы, велосипеды, лошади и подводы).

7. Обязать партийные и советские органы оказывать всяческое содействие органам НКВД в деле организации и укомплектования истребительных батальонов по борьбе с парашютными десантами противника.

8. Руководство истребительными батальонами возложить на заместителя Председателя Совнаркома СССР наркома внутренних дел СССР т. Берия.

Председатель Совета

Народных Комиссаров Союза ССР И. Сталин

Управляющий Делами Совета

Народных Комиссаров СССР Я. Чадаев

ГАРФ, Ф. Р-5446, Оп. 106, Д. 20, Л. 186–187, подлинник.

№ 18
Приказ НКВД СССР № 00804 о мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в
прифронтовой полосе

25 июня 1941 г. Сов. секретно

Во исполнение Постановления Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 24 июня 1941 г. «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе»[35] приказываю:

1. Для обеспечения своевременной успешной борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе организовать в НКВД СССР штаб, а в НКВД-УНКВД по г. Ленинграду и Ленинградской области, Мурманской, Калининской областям, Карело-Финской, Украинской, Белорусской, Эстонской, Латвийской, Литовской и Молдавской ССР, Крымской АССР, по Ростовской области, Краснодарскому краю и западной части Грузинской ССР — оперативные группы.

2. Назначить по штабу НКВД СССР:

начальником штаба генерал-майора Петрова Г.А. - начальника управления ГУПВ НКВД СССР.

3. Генерал-майору Петрову приступить к организации работы в соответствии с данными ему указаниями.

4. Наркомам внутренних дел, начальникам УНКВД <перечисленных выше> республик, краев и областей совместно с начальниками оперативных групп и органов НКГБ в 24 часа организовать при городских, районных и уездных отделах (отделениях) НКВД истребительные батальоны по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника численностью 100–200 человек каждый и об исполнении донести по телеграфу.

5. Начальникам истребительных батальонов назначить надежных и боевых оперативных работников НКВД, преимущественно из пограничных и внутренних войск тл оперативных работников милиции.

6. Истребительные батальоны комплектовать из числа проверенных, смелых, самоотверженных коммунистов, комсомольцев, советских активистов, способных владеть оружием, без отрыва их от постоянной работы.

Для поддержания постоянной связи с бойцами истребительных батальонов и обеспечения своевременного их сбора в необходимых случаях организовать при истребительных батальонах группы связи, на которые возложить несение постоянного дежурства.

7. Начальникам истребительных батальонов для успешного выполнения возложенных на них задач создать в колхозах, совхозах и на отдельных промышленных предприятиях в районах своей деятельности группы содействия.

На группы содействия возложить информацию истребительных батальонов (как их командиров, так и в зависимости от конкретной обстановки отдельных бойцов) о всех случаях появления парашютных десантов и диверсантов противника в районе деятельности истребительных батальонов.

Начальникам истребительных батальонов систематически инструктировать группы содействия с тем, чтобы своевременно быть в курсе о всяком вновь появившемся диверсанте и обеспечить его уничтожение.

8. Начальники истребительных батальонов, а также каждый боец истребительного батальона должны быть тесно связаны с широкими слоями трудящихся, партийно-комсомольскими и пионерскими организациями для использования их в своевременном выявлении и ликвидации диверсантов, забрасываемых противником на территорию СССР.

9. Начальники истребительных батальонов выделяют в районе своей деятельности наиболее важные промышленные предприятия, железнодорожные сооружения, электростанции, мосты и другие объекты, могущие быть подвергнутыми нападению со стороны парашютных десантов и диверсантов противника, и принимают необходимые меры для усиления охраны и наблюдения за этими объектами.

10. Начальники истребительных батальонов должны привлекать в качестве наблюдателей за возможным появлением парашютных десантов и диверсантов противника пастухов, лесников, путеобходчиков железных дорог, ремонтных рабочих шоссейных дорог, которых необходимо соответствующим образом проинструктировать. Особое внимание уделить использованию в этом направлении сотрудников сельской милиции.

11. В случае возможной высадки противником многочисленного парашютного десанта или групп диверсантов начальники истребительных батальонов обязаны прибегать к помощи близрасположенных воинских частей НКВД и Красной Армии.

12. Начальникам истребительных батальонов наладить действенную связь с соответствующими органами НКВД для обеспечения своевременной информации их о ходе проводимых операций по уничтожению диверсантов противника.

13. Начальники истребительных батальонов должны учитывать возможность дезинформационных сообщений со стороны антисоветского элемента о появлении парашютных десантов и диверсантов противника. Поэтому каждое сообщение необходимо подвергать немедленной проверке.

14. Истребительным батальонам предоставляется право использования в необходимых случаях всех видов местного транспорта и связи (автомашин, мотоциклов, велосипедов, лошадей, подвод, телефона, телеграфа, радио и пр.).

15. Начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР генерал-майору интендантской службы Вургафту вооружить каждый истребительный батальон городского, районного и уездного отделов (отделений) НКВД двумя ручными пулеметами, винтовками, револьверами, необходимыми боеприпасами и по возможности гранатами.

16. С настоящим приказом ознакомить первых секретарей ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов ВКП(б), председателей Совнаркомов республик и председателей краевых и областных исполкомов Советов <депутатов> трудящихся.

Приказ ввести в действие по телеграфу.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 2. — Кн. 1 (22 июня — 31 августа 1941 г.). — М, 2000. — С. 77–79.

№ 19
Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР № 1756-762сс о начальниках охраны войскового тыла

25 июня 1941 г. Сов. секретно

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Для охраны войсковых тылов и наведения там строжайшего порядка организовать институт фронтовых и армейских начальников охраны войскового тыла.

2. В первую очередь организовать институт начальников войскового тыла в районе Западного фронта.

3. Начальником охраны войскового тыла Западного фронта назначить генерал-лейтенанта — начальника пограничных войск НКВД т. Соколова.

4. Тов. Соколову поручить создать институт начальников охраны войскового тыла армий Западного фронта и назначить соответствующих армейских начальников.

5. Внутренние войска, начальников истребительных батальонов, милицию, расположенные в районе действия войскового тыла Западного фронта, подчинить тов. Соколову.

6. Главная обязанность начальников войскового тыла — наведение порядка в войсковом тылу, очищение тыловых дорог войск от беженцев, ловля дезертиров, очистка путей сообщения, регулирование подвоза и эвакуации, обеспечение бесперебойной работы связи, ликвидация диверсантов.

7. Все партийные, советские и хозяйственные организации обязываются оказывать всемерное содействие начальникам охраны войскового тыла и беспрекословно выполнять их распоряжения.

Председатель Совета Народных

Комиссаров Союза ССР И. Сталин

Управляющий Делами Совета

Народных Комиссаров СССР Я. Чадаев

ГАРФ, Ф. Р-5446, Оп. 106, Д. 20. Л. 272–273, подлинник.

№ 20
Меморандум Фронта литовских активистов А. Гитлеру и главнокомандующему германскими войсками В. Браухичу о
положении в Литве в связи с созданием немецкой гражданской власти

15 сентября 1941

г. Каунас

Фронт литовских активистов создался во время большевистской оккупации как военная организация, задачей которой было восстановление независимости Литвы с помощью вооруженного восстания. ФЛА для этой цели завязал контакт с немецким военным командованием. Основой сотрудничества между ФЛА и немецким военным командованием являлось то, что последнее признало главную цель ФЛА — борьбу за независимость Литвы. В присяге литовских добровольцев, которую они давали немецкому военному командованию, говорится: «Принимая добровольно на себя задание по освобождению моей родины Литвы, добровольно обязуюсь перед Богом и моей совестью выполнять это задание сознательно, не жалея своего здоровья и жизни».

После начала войны ФЛА совместно с остатками частей литовской армии начали восстание и совершили целый ряд заданий, согласованных с немецким военным командованием. В восстании участвовало около 100 тысяч партизан. Число молодежи Литвы, погибшей в борьбе с большевиками, превосходит 4000 человек.

ФЛА и вся молодежь Литвы считали, что в борьбе с большевизмом цели литовского и немецкого народов совпадали. ФЛА и молодежь Литвы считали, что Германия не будет искать никакой территориальной экспансии за счет Литвы. Вся благоприятно настроенная в отношении Германии молодежь Литвы, уважая и высоко оценивая национальный принцип, доминирующий в немецкой политике, считала и считает, что в основе национальной идеи лежит и уважение другой национальности.

ФЛА, а с ним и вся литовская нация в связи с созданием в Литве немецкой гражданской власти переживает очень болезненный период.

ФЛА просит разрешить ему изложить свои заботы Вождю Великой Германии Адольфу Гитлеру и его доблестной армии, надеясь, что кровь молодежи Литвы, пролитая в борьбе в большевизмом, разрешает ему откровенно сказать то, что он не смог бы сделать при других обстоятельствах.

1. После начала борьбы с большевиками ФЛА создал правительство Литвы,[36] которое, несмотря на большие трудности, выполнило целый ряд организационных задач; не решив их, марш немецкой армии через Литву был бы значительно затруднен. Несмотря на это, не предъявляя работе правительства Литвы по существу никаких претензий, его работа против его воли была остановлена. Литве был назначен генеральный комиссар, который в скором времени взял гражданскую власть в свои руки. Определяя территориальную компетенцию генерального комиссара, 28 июля этого г. в своем послании к литовцам господин рейхскомиссар по делам Остланда объявил, что он назначен «в область бывшего независимого литовского государства».

Литовская нация не считала присоединение Литвы к СССР правомерным и накладывающим на нее какие-либо обязательства, потому что присоединение было совершено с помощью сфабрикованных выборов против воли всей литовской нации. Но если кто и считал бы присоединение Литвы к СССР правомерным, то и в этом случае Литва не прекратила существование как суверенная республика, которая имеет право в любой момент выйти из СССР (см. ст. 15 и ст. 17 Конституции СССР).[37] Литовское правительство 23 июня этого г. объявило восстановление литовской независимости и тем самым рассеяло все сомнения о принадлежности Литвы к СССР. СССР против этого акта Литовского правительства не протестовал.

В связи с тем, что Литву считать частью СССР нельзя, а, с другой стороны, никаким международным актом Литовская республика не была отменена, становится непонятно, почему рейхскомиссар по делам Остланда в своем послании литовцам от 28 июля говорит о нем как об «области бывшего независимого Литовского государства».

Выходит так, что большевики, против которых литовцы воевали вместе с немецкими солдатами, признают Литовскую республику, вышедшую из СССР, как независимое государство, а Германия, которой Литва помогла бороться с большевиками, считает Литовскую республику бывшим <независимым> государством (ehemaliger Freistaat. - нем.).

2. После вступления немецкой армии в Литву здесь повсюду встречала благожелательные ей литовские органы власти, а не учреждения большевиков. Части литовской армии, литовские партизаны везде, как смогли, помогали наступающей через Литву немецкой армии. Литовцы воевали вместе с Германией, а не против Германии.

Но, несмотря на это, органы немецких властей рассматривают Литву как оккупированную территорию противника. Сложилось такое положение, что Фронт литовских активистов объявил борьбу против СССР, боролся вместе со всей литовской молодежью против Советского Союза, а в результате этой борьбы Литву считают территорией противника, как государство, воевавшее против Германии.

3. Немецкая нация объявила «крестовый» поход против большевизма ФЛА также считал борьбу с большевиками и большевизмом одной из важнейших задач.

Отмена частной собственности и отмена частной инициативы в области хозяйства в глазах литовцев являлись ненавистными чертами советского строя. Понятно, что как литовские крестьяне, так и горожане нетерпеливо ждали конца большевистской власти в Литве, чтобы как можно скорее опять начать творческую хозяйственную и культурную работу. Условием для такой творческой работы в глазах каждого литовца является частная собственность и свобода частной инициативы, которые могут быть раскованы настолько, насколько этого требует общественный интерес. Литовское правительство, начав свою работу, немедленно приняло все меры к тому, чтобы вернуть законным собственникам частное имущество, изъятое большевистской властью. Городские дома, предприятия, земельные наделы должны были быть возвращены тем, кому все это принадлежало до вторжения в Литву большевиков. Однако немецкие гражданские власти в Литве, остановившие работу литовского правительства, начали уничтожать все то, что было сделано для возвращения национализированного имущества законным собственникам. Имущественные отношения приводятся в такое положение, в каком они были, когда в Литве правили большевики. Мало того, указ генерального комиссара в Каунасе от 20 августа настоящего г. об уборке урожая и севе делает имущественные отношения еще более неустойчивыми, чем они были в большевистские времена. Хотя большевистскими актами во время национализации земля и была признана собственностью государства, но каждый, кому она была оставлена, владел ее лично. Если это и не была собственность, то все равно каждый знал, что владеет землей по праву вечного пользования. Указом генерального комиссара то вечное пользование, которое признавалось законами большевиков, делается иллюзорным. Каждый собственник земли по этому указу наталкивается на rechtmaessiger Bewirtschafter (законного управляющего. — нем.), права которого неизвестны. Кроме того, целый ряд людей, у которых и большевики не считали нужным отнять землю, по этому указу лишаются ее, так как они не утверждаются законными хозяевами своей земли. Например, те, которые по какой-либо причине во время большевистской оккупации сами землю не обрабатывали, а давали ее на прокат или пенсионерам для обработки. По указу земли должны лишиться и так называемые нехозяева. Указ, правда, не говорит, кого он считает нехозяевами. Но можно предвидеть, что под нехозяином по указу будет пониматься каждый, кто кроме хозяйства занимается другой работой: такими профессиями, как, например, учитель, профессор или занимающий другие общественные должности. Большевики тоже хотели эту категорию людей лишить земли, но этого не сделали, столкнувшись с большой народной оппозицией, так как лишение земли этой категории хозяев означало не что другое, как выталкивание из деревни в основном самых сильных и образованных хозяев.

Сложилось такое положение, что то, что плохими законами хотела сделать большевистская власть, по непонятным причинам сделала немецкая гражданская власть в Литве. Тысячи хороших хозяев, которые продержались в сельском хозяйстве в большевистские времена, хотят вытолкнуть из сельского хозяйства по совсем непонятным причинам. Имущественные отношения, которые были расстроены большевистской властью, еще больше разрушаются.

4. То, что указ генерального комиссара по уборке урожая мало руководствуется хозяйственными соображениями, видно из положения в так называемых советских хозяйствах (совхозах). Большевистская власть отняла у лучших хозяйств землю, не оставив ни одного гектара и не отдав эту землю безземельным и малоземельным крестьянам, а эксплуатировала ее как большие хозяйственные единицы. Владельцами таких хозяйств в основном являлись лучшие крестьяне Литвы, которые умели образцово распоряжаться хозяйством. Все эти хозяйства немецкая гражданская власть оставила в своем распоряжении, не вернув их собственникам, несмотря на то, что худшие хозяйства, которые не были оставлены для эксплуатации как совхозы, возвращены владельцам. Понятно, что никакая государственная администрация не сможет производить в этих хозяйствах столько, сколько могли бы производить настоящие собственники тех хозяйств, примерные крестьяне, хорошо знающие производственные возможности своих хозяйств. Тем самым в некоторых хозяйствах ведут работу в основном мало подготовленные завхозы, оставшиеся с большевистских времен. Владельцы хозяйств, которые в основном вложили немалый в условиях Литвы капитал и еще больше труда, теперь живут как бездомные у своих соседей или должны искать какую-то другую работу, к которой они меньше подготовлены, и только потому, что они были очень хорошими хозяевами и их хозяйства понравились большевистской власти, которая сделала из них так называемые совхозы.

Экономическое и моральное положение складывается непоправимое.

Генеральный комиссар в начале своего устного приказа резервирует за собой право упорядочить имущественные отношения позднее. Так как все крестьяне Литвы считают себя хозяевами той земли, которую власть большевиков у них отняла, то один тот факт, что положение этих хозяйств будет объектом обсуждения позже, уже только это наполняет беспокойством сердца всех хозяев, что, конечно, не увеличивает производственной мощи края.

Сложилось такое положение, что в Литве гражданская немецкая власть реставрирует или поддерживает такие институты советской власти, как национализация земли, национализация жилых домов, институт государственных хозяйств, профессиональные союзы с их задачами в сфере социального страхования и труда, советское социальное страхование и т. д.

5. Частная инициатива в хозяйственной области также преследуется, как преследовалась во время большевистской оккупации.

Положение парадоксальное: немецкая армия воюет с большевизмом, а немецкая гражданская власть в Литве против воли литовцев принуждает их жить в рамках советского строя. Если сказали бы, что в период войны не время производить какие-либо реформы, то надо заметить, что большевистский строй в Литве не имел никакого фундамента, что придерживаться его литовцам гораздо труднее, чем вернуться к тому строю, который был в Литве перед приходом большевистской власти и значительную часть которого литовское правительство уже возродило.

Понятно, что большевистские инстанции хотели навязать литовцам советскую власть, но литовцам совершенно непонятно, почему немецкая гражданская власть в Литве хочет руководить их жизнью большевистскими принципами.

6. После вступления немецкой армии в Литву был объявлен обязательным курс русского рубля: 1 RM (рейхсмарка. — нем.) = 10 Rb (рублям. — нем.). Что такой курс русского рубля в Литве не оправдан экономически, неоднократно указывали литовское правительство, хозяйственные организации, генеральные советники немецкой гражданской власти. Каждый собственник марок, а такими являются только немецкие солдаты и люди гражданской немецкой администрации, может приобрести любой продукт литовского и заграничного производства почти даром. Такой курс русского рубля не что иное, как наложение контрибуции на Литву. Эта контрибуция приобретает особое значение, если вспомнить, что таможенной стены между Литвой и Советским Союзом нет. Из России в Литву везут бумажные деньги и превращают их в Литве в ценные товары… Выходит так, что Литва должна платить контрибуцию за весь Советский Союз. Почему? Потому, что Литва была включена в состав Советского Союза против собственной воли. Или потому, что литовская молодежь вместе с немецкими солдатами воевала против большевиков. В глазах литовского народа создается парадоксальное и никакими мотивами не оправдываемое положение.

Полная распродажа литовских товаров происходит и из-за установленных цен на литовские продукты немецким гражданским правительством в Литве, особенно цен на литовские промышленные товары. Вся промышленность Литвы обязана продавать свои товары. В результате такой политики может быть только всестороннее разрушение литовской промышленности или возникновение огромной ее задолженности. Все это настолько противоречит интересам литовского народа и хозяйству Литвы, так не оправдано по некоторым рациональным соображениям, что литовский народ следит за распоряжением немецкого гражданского правительства в области экономики с большой озабоченностью. Все более вызывает озабоченность тот факт, что актуальные проблемы хозяйства Литвы целыми месяцами не были решены:

а) сельское хозяйство не поставило городу продуктов питания при отсутствии доверия к рублю, так как вопрос валюты остается открытым;

б) торговля работает с ущербом, потому что не переоборудована огромная большевистская система торговли, хотя количество товаров каждый день уменьшается;

c) продовольственная норма для жителей города установлена такая маленькая, что они должны или голодать, или взяться за спекуляцию;

d) не упорядоченный до сих пор транспорт парализует обращение хозяйского добра и тем самым весь процесс производства.

Двигаясь дальше по этой дороге, литовское хозяйство будет абсолютно разрушено, и тем самым нанесен ущерб не только Литве, но и Германии.

7. Право жить и работать в своем крае каждый литовец считает своим неоспоримым правом. Если власть большевиков была так ненавистна в Литве, так это между прочим, потому, что она пробовала силой выселять нежелательных себе литовцев в дальние области России. То насильственное переселение литовцев в дальние земли России оставило на все времена незабываемое впечатление. Один из приказов рейхскомиссара по делам Остланда напомнил литовцам недавние трагичные переживания, связанные с насильственным выселением многих тысяч литовцев из Литвы. Мы имеем в виду распоряжение рейхскомиссара по делам Остланда от 15 августа с.г. по использованию рабочей силы. В параграфе 9 этого распоряжения говорится: «Для важных и поспешных работ органы наемного труда могут подходящие этим работам силы за соответственную доплату использовать и в другом месте, не на месте их постоянного жительства». Так как это распоряжение издано рейхскомиссаром по делам Остланда и таким образом касается не только Литвы, но и других стран, руководство которыми входит в компетенцию рейхскомиссара по делам Остланда, то это распоряжение интфпретируется таким образом, что, судя по этому распоряжению, литовцев хотят посылать для работы в другие страны, находящиеся в ведении рейхскомиссара по делам Остланда.

Если такая интерпретация этого распоряжения была бы правильной, то надо иметь в виду, что литовцы не чувствуют никаких обязанностей по отношению к Советскому Союзу, тем более обязанности участвовать в работе по его восстановлению. Если в отношениях Литвы с Советским Союзом есть какие-то обязанности, то все они являются обязанностями Советского Союза по отношению к Литве, и прежде всего вернуть разграбленные в Литве богатства и возместить сделанный ущерб Литве. Любой перевоз литовцев в Россию под тем или другим предлогом, разумеется, будет встречен в Литве с такими же чувствами, с какими был встречен такой же вывоз, совершенный перед войной властью большевиков.

8. С этим вопросом перекликается еще один вопрос — это вопрос о литовцах, которые бежали во время большевистской оккупации. Избегая преследования большевистской власти, множество литовцев было вынуждено искать приюта в других странах. Большинство литовцев воспользовалось гостеприимством Германии. Литовский народ с благодарностью будет всегда вспоминать эту помощь. Но надо заметить, что положение литовцев, бежавших в Германию, делается все труднее. Многие из них имеют в Литве имущество, легко могли бы получить здесь работу и опять стать полезными гражданами Литвы, но по неизвестным соображениям их возвращение всячески затрудняется. Положение становится все страннее, в среде беженцев есть очень много людей, известных всей Литве, которым оказанная Германией помощь по неизвестным причинам была заменена принудительным задержанием в рамках Германии, хотя эти люди очень необходимы Литве.

9. Один из вопросов, очень взволновавший литовский народ, это вопрос высшего образования в Литве. В высших школах Литвы учится около 5000 молодых людей. Литва никогда так не нуждалась в новых дополнительных кадрах врачей, учителей, правоведов и т. д., как после трудных большевистских оккупационных лет. Но в то же время, когда вся Литва ждет интенсивной работы высших школ, немецкая гражданская власть в Литве не только не разрешает прием новых студентов в высшие школы, но и останавливает деятельность высших семестров (курсов), исключая последние. В Литве никто не понимает этих действий немецкой гражданской власти иначе, как действие по остановке культуры и экономического развития литовского народа Литовцам трудно подумать, что органы немецкой администрации в Литве добиваются подавления литовского народа, но должны констатировать факт, что культурная и народная жизнь литовцев теперь всячески подавляется:

a) литовцам в Литве в настоящее время нельзя иметь ни одной газеты на литовском языке, потому что приказано в литовских еженедельниках помещать статьи на немецком языке;

b) с начала войны немецкая цензура не разрешила выпуск ни одной литовской книги в Литве (даже научный словарь литовского языка, отпечатанный перед войной, не мог показаться на книжном рынке);

c) в радиофонах Литвы все более вытесняется литовский язык или его разрешается употреблять только рядом с немецким языком;

d) в радиофонах Литвы не разрешается исполнять национальный гимн Литвы;

e) в одном из самых почитаемых мест Литвы, в каунасском Военном музее, колокола звонили перед Большой Войной властью русского царя запрещенную песню «Литовцами мы родились, литовцами хотим и быть». Музыку для этой песни написал известный литовский композитор Статис Шимкус, а слова песни написаны в конце XIX в. большим другом литовцев немецким ученым Зауэрвейном. Администрацию Военного музея попросили эту песню больше не исполнять;

f) в самом святом месте для всех литовцев на горе Гедемина в Вильнюсе снят литовский национальный флаг;

g) не разрешается праздновать литовские народные праздники.

Фронт литовских активистов считает, что если есть организации в Литве или просто представители общественности Литвы, обязанные информировать немецкую гражданскую власть о создавшемся положении в Литве, то Фронт литовских активистов, как организация, работавшая все время в контакте с немецкими военными властями, имеет такую же обязанность в отношении командования немецкой армии и их Великого Вождя Адольфа Гитлера Вместе с тем ФЛА осмеливается обратить внимание высшего руководства на то, что указанные в меморандуме ненормальные явления литовской жизни могли бы исчезнуть, если бы было признано дальнейшее существование литовского государства и если бы государственной жизнью страны руководило литовское правительство. Таково горячее желание и просьба всего литовского народа.

Приложения

1. Копия памятной записки о правовом положении и о действительном положении в Литве после окончания большевистской оккупации.

2. Копия письма первого заместителя премьер-министра Иозаса Амбразявичюса генеральному комиссару в Каунасе.

3. Копия памятной записки сельскохозяйственной палаты Литвы, касающаяся распоряжения господина генерального комиссара по обеспечению сохранности сельскохозяйственного урожая.

4. Копия памятной записки генерального совета по экономике о проблемах цен в Литве.

5. Копия памятной записки генерального совета по сельскому хозяйству генеральному комиссару в Каунасе.

6. Копия меморандума руководства литовских университетов по вопросу деятельности высших школ Литвы.

7. Копия письма литовских общественных организаций генеральному комиссару в Каунасе по поводу приема студентов на первый семестр высших школ Литвы.[38]

Руководство Фронта литовских активистов

(расписались)

Л. Прапуолянис, М. Мачекас — полк. ген. штаба, Ст. Пундзявичюс — ген. дивизии,

А.Дамушис — доктор, инженер, И. Вебра — полк., доктор, инженер,

Нагюс-Нагявичус — ген., Н. Таутвилас — полк. — лейт. ген. штаба,

К. Венцеюс — докт., 3. Талявичюс — полк., И. Амбразявичюс — доктор,

А. Андрюнас — майор, Толюшис — адвокат, доктор, М. Мяжелис — ген.,

М. Науекайтис, Пр. Падельскис — докт., Из. Краунситис — полк. — лейт. ген. штаба,

И. Декснис, Ст. Вайнорас, И. Янкаускас — полк. — лейт. ген. штаба,

И. Рудокас, П. Малинаускас, И. Зостаускас, П. Жукаускас, И. Бобялис — полк.,

И. Катинаускас, П. Вилютис, И. Багдонавичюс, А. Тинджюлис — капитан,

П. Баронас, М. Печялюнас.

Копия верна (расписался)

Начальник административного отдела И. Декснис[39]

ЦА ФСБ РФ. Перевод с литовского. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 2. — Кн. 2(1 сентября — 31 декабря 1941 г.). — С. 519–526.

 
№ 21
Приказ НКВД СССР № 001683 об оперативно-чекистском обслуживании местностей, освобожденных от войск
противника

12 декабря 1941 г. Сов. секретно

Для восстановления революционного порядка и организации оперативно-чекистской работы в местностях, освобожденных Красной Армией от войск противника, приказываю:

1. Начальникам прифронтовых УНКВД при освобождении Красной Армией от войск противника населенных пунктов немедленно комплектовать соответствующие городские, районные отделы (отделения) НКВД.

В помощь создаваемым в освобождаемых от противника районах городским и районным отделам (отделениям) НКВД выделять соответствующее количество войск НКВД с использованием в этих целях дислоцированных на данной территории отдельных подразделений оперативных войск НКВД и истребительных батальонов НКВД.

2. По вступлении на территорию, освобожденную от противника, органами НКВД организовать выявление и изъятие агентуры немецких разведывательных органов, которая будет оставлена противником для подрывной работы в нашем тылу.

Учесть при этом возможность организации со стороны вражеских элементов актов диверсий, террора, повстанчества и контрреволюционного саботажа. В этих целях:

а) восстановить связи с агентами и осведомителями, оставленными в тылу противника, а также приступить к насаждению новой агентурно-осведомительной сети;

б) установить связи с действующими в тылу противника партизанскими отрядами-группами (там, где таковые имелись);

в) через агентов, осведомителей, партизан, а также честных советских граждан установить и арестовать предателей, изменников и провокаторов, как состоявших на службе у немецких оккупационных властей, так и способствовавших им в проведении антисоветских мероприятий и преследовании партийно-советского актива и честных советских граждан.

3. Организовать охрану общественного порядка, борьбу с бандитизмом, грабежами и спекуляцией, привлекая к этой работе в необходимых случаях выделенные в распоряжение начальника городского, районного отдела (отделения) войска НКВД.

4. Совместно с оперативно-чекистскими группами транспортных отделов НКВД принять необходимые меры к обеспечению безопасности движения поездов.

Имея в виду возможную подрывную работу со стороны агентуры немецких разведывательных органов, наладить охрану железнодорожных станций, депо, ремонтных заводов, станционных складов, водокачек, железнодорожных мостов, путей и линий связи.

5. Организовать при каждом органе НКВД соответствующее тюремное помещение и наладить работу органов милиции.

В целях предупреждения возможных нападений со стороны вражеских элементов организовать охрану помещений органов НКВД, милиции и тюрем.

6. Организовать выявление и изъятие у населения огнестрельного оружия и радиоаппаратуры.

Лиц, нелегально хранящих огнестрельное оружие и радиоаппаратуру, арестовывать и привлекать к уголовной ответственности.

7. Наряду с агентурно-осведомительной работой немедленно развернуть следственную работу и выявляемых лиц, причастных к антисоветской работе, немедленно арестовывать и предавать суду.

8. Начальникам отделов кадров НКВД СССР и НКВД-УНКВД соответствующих республик, краев и областей иметь подготовленный резерв сотрудников для обеспечения своевременного формирования органов НКВД местностей, освобожденных от противника.

9. И.о. нач. войск НКВД СССР генерал-майору т. Аполлонову иметь в районах, прилегающих к прифронтовой полосе, соответствующие резервы войск НКВД для придания их в необходимых случаях органам НКВД, организуемым в местностях, освобожденных от войск противника.

Народный комиссар внутренних дел СССР

Генеральный комиссар государственной безопасности Л. Берия

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т.2. — Кн. 2. — М., 2000. — С. 413–414.

 
№ 22
Справка Тюремного управления НКВД СССР об итогах эвакуации заключенных из тюрем НКВД-УНКВД, по данным на
22 января 1942 г.

23 января 1942 г. Сов. секретно

1. Всего эвакуировано тюрем 272

в том числе:

а) тюрем оказавшихся на территории,

временно захваченной противником 209

б) тюрем эвакуированных частично 63

2. Всего эвакуировано заключенных, 141527

в том числе:

а) вывезено из тюрем в тюрьмы 122533

б) вывезено из тюрем в лагеря 16994

в) находятся в пути 2000

3. Всего выбыло заключенных в ходе эвакуации по разным причинам

(по учтенным данным), 42776

в том числе:

а) остались не вывезенными в тюрьмах на территории,

занятой неприятелем, 21504

б) освобождено при эвакуации 7444

в) бежало в пути при бомбежках 819

г) бежало от конвоя 264

д) убито в пути при бомбежках 23

е) убито в пути при попытках к побегу 59

ж) освобождено налетом банды 346

з) расстреляно в тюрьмах 9817

и) расстреляно конвоем в пути при подавлении бунта

и сопротивления 674

к) незаконно расстреляно конвоем в пути 769

л) умерли в пути 1057

Зам. нач. 1 отдела Тюремного

управления НКВД СССР

капитан госбезопасности Волхонский

ГАРФ, Ф. Р-9413, Оп. 1, Д. 21, Л. 250, машинописный экземпляр, подлинник.

№ 23
Справка Тюремного управления НКВД СССР по итогам эвакуации заключенных из тюрем НКВД-УНКВД по состоянию на 22 января 1942 г.

23 января 1942 г. Сов. секретно

Зам. нач. 1 отдела Тюремного управления

НКВД СССР капитан госбезопасности Волхонский

ГАРФ, Ф. Р-9413, Оп. 1, Д. 21, Л. 225, машинописный экземпляр, копия. Опубликовано: Дороги смерти. — Варшава, 1995. — С. 143–144.

 
№ 24
Справка заместителя начальника Главного управления «Омакайтсе» Я.Ю. Майде о деятельности организации в 1941 г.

<Не ранее 29 января 1942 г.>[40]Перевод с эстонского

Во время коммунистической власти отсутствовало почти у каждого эстонца чувство безопасности. Душу давил постоянный страх перед будущим. Многие бывшие общественные деятели, военные, руководящие кайтселийтские и полицейские были вынуждены часто менять свое место жительства, оттянуться из общества и жить в постоянном страхе ареста. Однако при сем имели все в глубине души какую-то искру надежды, которая видела исчезновение коммунистической власти. Простодушные мужики говорили откровенно, что такое положение не может же оставаться таким, должна настать какая-нибудь перемена. И эта прочная надежда на лучшее будущее, исчезновение коммунистической власти, и была моральным источником, который заставлял сохранить свою жизнь на лучшие времена.

В весенние месяцы 1941 г. с превращением политического положения натянутым, коммунистическая власть в Эстонии применила драстические способы: провелись массовые аресты. Всему этому последовала 14 июня неожиданно эвакуация крупной части эстонского народа.[41] Если раньше каждый эстонец вследствие своей честности не мог верить такой грубости правления и образу уничтожения невинных людей, то теперь открылись всем глаза и, охваченные природным инстинктом сохранения жизни, многие убегали в леса, чтобы скрываться от попадания в когти агентов ГПУ.

Узнав 22 июня об объявлении войны и зачатии боевых действий Великой Германии против России, отпала от сердца каждого эстонца давившая его напряженность. Началась наконец война, которую ожидали, как мессию. Вместе с тем было известно, что трудности далеко еще не прошли и что войне сопутствуют новые непредвиденные трудности. Но это больше не пугало. Жили только ожиданием, когда немецкая армия прибудет на освобождение Эстонии от коммунизма.

Так как в связи с войной можно было опасаться новых арестов, эвакуации и других неизвестных проявлений коммунистической власти, то многие люди ушли в «подполье», в условиях деревни, главным образом, в леса на укрытие. Так возникли по всей земле так называемые «лесные братья», которые собирались между собой в группы, чтобы в случае необходимости силою гарантировать свою и, по мере возможности, также и безопасность сограждан и их имущества. Разумеется, эти группы «лесных братьев» не представляли из себя всюду особой реальной воинской силы, так как у большинства из них отсутствовало оружие. Имелись лишь одиночные винтовки, охотничьи ружья и пистолеты. Однако, несмотря на это, тревожили они всюду и постоянно тыл Красной Армии и совершали обширную партизанскую деятельность. Так начался срок так называемых «лесных братьев», длившийся до создания имеющего по организации установленный вид «Омакайтсе», в общем же, до прибытия немецких войск.

«Лесные братья» и группы «лесных братьев» возникли почти по всей территории, завися от природных условий и особенностей местности и от общих возможностей. Еще не имеется точных данных об общем числе групп «лесных братьев», но, по имеющимся данным, они существовали в каждом уезде. Например, числятся в уезде Вырумаа 150, в уезде Вирумаа 70, в уезде Ляэнемаа 48 и в уезде Вильяндимаа 30–40 групп «лесных братьев». В более больших группах или лагерях число людей достигало до сотен.

Если вначале «лесные братья» скрывались в лесах по чисто личным соображениям, чтобы уклониться от ареста и мобилизации, то позднее, по увеличению сил, пополнению оружия и с приближением фронта, их деятельность расширилась на более общие задачи. В области имеющихся возможностей старались дезорганизовать тыл фронта Красной Армии: разрушали линии связи, мосты, обстреливали и нападали на группы двигающихся по дорогам команд Красной Армии, милиции и истребительных батальонов, мешали движению автомобилей на шоссе, арестовывали местных волостных исполкомов и препятствовали функционированию коммунистической власти. В то же самое время ободряли и привлекали к себе в леса подлежащих к призыву и мобилизации, препятствовали исполнению приказаний по реквизиции лошадей и скота и отдаче обязательных норм. Скот угоняли на укрытие в леса и старались спасать имущество от уничтожения. Также выступали силою против групп истребительных батальонов и Красной Армии, являвшихся на места для совершения истреблений или облав на «лесных братьев». Так, произошли во многих уездах вооруженные стычки «лесных братьев», из которых некоторые развивались в продолжительные бои. Те требовали также и из среды «лесных братьев» жертвы в виде мертвых и раненых. По существующим данным, имели «лесные братья» всего 450 вооруженных стычек, причем, неприятель понес крупные потери. Так, сосчитали у него 946 мертвых, 146 раненых и 287 пленных. Кстати, нужно отметить, что фактические потери неприятеля являются значительно большими, так как группы истребительных батальонов и Красной Армии увезли из многих боев своих павших и раненых и во многих местах «лесные братья» вынуждены были перед превосходством сил противника, доходившем до десятикратного, и недостаточного вооружения и боеприпасов, отступать, вследствие чего не представлялось возможности перечислять потери противника. В вооруженных схватках имели потери также и «лесные братья». Известно 111 павших, 1 умерший от ран, 58 раненых и 40 без вести пропавших, из которых многих позднее нашли зверски убитыми.

Как уже впереди отмечено, партизанская деятельность «лесных братьев» стала с приближением фронта все обширнее и смелее и это, главным образом, в Южной Эстонии, откуда регулярные части Красной Армии быстро отступали и обороны не организовали. Так как там действовали лишь меньшие разведывательные группы да отступающие группы Красной Армии и являющиеся из Латвии шайки истребительных батальонов, то там осмеливались явно приступить к захвату власти от волостных и городских исполнительных комитетов и к препятствованию уничтожения имущества. Так и сложились дела, что уже до 6 июля в уездах Вырумаа, Валгамаа, Тартумаа, Вильяндимаа и Пярнумаа совершили захваты зданий волостных управлений и аресты и истребления членов исполкомов.

Такие смелые выступления «лесных братьев» и появление их почти по всей территории толкнули красноармейцев и истребительнобатальонцев настолько в панику, что они не осмеливались идти в леса, двигаться по дорогам мелкими группами и местами провести своего жестокого истребительного плана. На облавы на «лесных братьев» шли только с крупными силами, что внушало определенное чувство безопасности и превосходства.

Вся эта многочисленная семья «лесных братьев», относительно общего числа коих еще не имеется точных данных, росла и организовалась спонтанно, по своей инициативе. Так как здесь все имели общую цель, то поэтому не было никаких разногласий, ни самовольных выступлений. Само собой организовались руководители, само собой образовались организация и дисциплина. К счастью, не было недостатка в руководителях, так как в лесах скрывались многие деятели из бывшего «Кайтселиита», уклоняющихся от мобилизации военных, дезертировавших из Красной Армии офицеров и унтер-офицеров, да и руководящих деятелей из всех областей работ. Из них и стали руководители и организаторы групп.

Так как в Южной Эстонии в первых числах июля, а в Северной и Западной Эстонии с приближением фронта начались все более явные организованные выступления, то это служит лишь доказательством тому, что из «лесных братьев» со временем были образованы определенные вооруженные группы, которые уже на местах организовали безопасность жителей, провели захват власти и основали новую власть. Хотя эти группы не именовались «Омакайтсе», однако, по существу, они из себя представляли и под этим Наименованием они позднее продолжали исполнение задач, данных им немецкими военными властями при освобождении страны из-под большевистского гнета. Итак, «лесные братья» были предшественниками «Омакайтсе» и весь срок деятельности «лесных братьев» можно рассматривать как один этап организации нелегального «Омакайтсе». Живописным примером можно привести основание «Омакайтсе» уезда Пярнумаа майором Пауль Лилделехт 3–4 июля в Киллинги-Нымме, где к 4 июля было организовано собрано 400 человек и до прихода немцев 7 июля «Омакайтсе» захватила власть в двух городах и 13 волостях. Также придется указать на основание «Полка Харью» в Северной Эстонии 28 июля под руководством полковника Э. Лейтгаммель из групп «лесных братьев», скрывавшихся в «Карумяэ», в болоте Махтра и его окрестности.

При описании деятельности «Лесных братьев» уже нашли рассмотрение идейные основы и события, предшествовавшие возникновению «Омакайтсе». Можно лишь добавить, что организаторами и предшественниками «Омакайтсе» оказались не только в деревне находящиеся «лесные братья», но что организаторы находились и в городах, хотя там скрываться и в то же время действовать было гораздо труднее. Так, в городе Тарту была организована «Омакайтсе», которая представила из себя силу в более чем 300 членов. Того же дня было выступление и в городе возникла перестрелка членов «Омакайтсе» с людьми из Красной Армии и истребительных батальонов. В общем, возникли подразделения «Омакайтсе», в определенной форме, постепенно, в зависимости от передвижения фронта. Организаторы и члены нашлись всюду. По мере передвижения фронта образовались организованные подразделения, которые под командованием назначенных немецкими военными властями уездных начальников «Омакайтсе» получили определенную структуру и оперативные задачи. Так как возникновение «Омакайтсе» в размере уезда считают с того срока, когда подчинили центральному руководству подразделения, действовавшие дотоле самостоятельно и раздельно одно от другого, то поэтому понятно, что во многих уездах названная дата не охватывает возникновения «Омакайтсе» по существу. На деле возникли на местах или спонтанно, или по инициативе одиночных лиц подразделения «Омакайтсе», точнее, групп, много времени раньше, которые потом сложились в общую структуру и подчинились централизованному руководству.

Как раньше упомянуто, развивалась организация «Омакайтсе» успешно в Южной Эстонии, где не было крупных частей Красной Армии, и где она находилась в тылу отступления. Так сложилось, что в волостях и двух городах Южной части Пярнумаа к 4 июля была сломлена коммунистическая власть и временную власть правления осуществляли люди с непоколебимым убеждением эстонца. Исходя из этого началом «Омакайтсе» уезда Пярнумаа является 3 июля, когда совершился захват власти в Килинги-Нымме и откуда исходило централизованное руководство. Позднее пришлось «Омакайтсе» участвовать в боях против групп истребительных батальонов и Красной Армии до прихода немцев.

«Омакайтсе» уездов Валгамаа и Петсеримаа в размерах уездов возникли 8 июля. До того времени были организованы в Валгамаа группы «Омакайтсе», но те действовали самостоятельно. Однако власть была всюду захвачена и назначены волостные правления. 8 июля начальник «Омакайтсе» Валгамаа капитан Сергей Марипуу назначил на должность старосту уезда и уездное самоуправление, городского голову, начальника полиции и руководителей всех учреждений. Они исполняли гарнизонную службу, интернировали коммунистических деятелей и следили за общей безопасностью. Немецкие войска прибыли в Валгу 9 июля, но связь с ними была установлена уже с 8 июля.

В волостях уезда Петсеримаа возникли подразделения «Омакайтсе» 7,8 и 9 июля, всюду за 1–2 дня до прибытия немецких войск в соответствующую волость.

В уезде Вырумаа нашлось до 150 групп «лесных братьев», которые на местах вели бои с людьми истребительных батальонов и к 9 июля, когда немецкие войска у Миссо прибыли в пределы Вырумаа, ими была всюду захвачена власть от исполнительных комитетов. В городе Выру создалась «Омакайтсе» спонтанно вечером 9 июля и организатором был призван скрывавшийся в «Роозисаара» подполковник А. Тильгре. Он назначил того же дня вечером руководителей на все общественные учреждения и установил связь с группами «Омакайтсе» в волостях.

Как это впереди уже отмечено, действовали в уезде Тартумаа южнее реки Эмайыги группы «Омакайтсе», которые во многих местах захватили власть от исполнительных комитетов и вели борьбу против шаек истребительных батальонов. 9 июля выступила «Омакайтсе» на открытое действие и в городе Тарту под общим руководством младшего лейтенанта Олев Рейнталу. В то время волости северной части были еще под властью Красной Армии, хотя и там были некоторые выступления. До прибытия немецких войск 12 июля члены «Омакайтсе» проводили оборону южной части города. На линии Эмайыги развивались упорные бои, в которых группы «Омакайтсе» из южной части Тартумаа, Валгамаа, Вырумаа и Петсеримаа вместе с немцами вели борьбу до 25 июля, пока Красная Армия отступила.

В уезде Вильяндимаа представлялись явные выступления и захваты власти, начиная с 4 июля. 8 июля прибыли части немецких войск в город Вильянди. 10 июля Петер Кутсар был назначен организатором «Омакайтсе». В деревню отправляли бывших деятелей «Кайтселиита», которые по образцу бывшего «Кайтселиита» приступили к организации «Омакайтсе», что вследствие хорошего отношения к делу пошло быстро и скоро была сформирована определенная организация.

Официальным началом «Омакайтсе» уезда Вирумаа является 7 августа, когда немецкие войска овладели городом Раквере. Уже до того события группа собравшихся людей получила от немецких военных властей разрешение на организацию «Омакайтсе». Тогда же распорядились о создании администрации. 8 августа капитан И. Васка немецкими военными властями утвержден начальником «Омакайтсе». В уезде действовали подразделения «Омакайтсе» уже раньше, в зависимости от освобождения волостей и центров. Первым официальным подразделением действовало, начиная с 30 июля, «Омакайтсе» волости Салла. В Вирумаа основанием «Омакайтсе» оказались собравшиеся в 70 лагерях около 2000 «лесных братьев».

Следующим сформировались «Омакайтсе» района Нарвы. 17 августа немцы овладели Нарвой. Того же самого числа немецкими военными властями был назначен городским головой Нарвы и организатором «Омакайтсе» инженер Трейфельдт. Последний назначил начальником «Омакайтсе» младшего лейтенанта Бориса Мерет, который приступил к организации «Омакайтсе» и тогда же соединил с общей организацией подразделения льняной, суконной и Кренгольмской фабрик, которые начали действие по своей инициативе и самостоятельно уже 16 августа.

«Омакайтсе» уезда Ярвамаа основана официально 19 августа на основании предписания местного коменданта в Пайде, которым там же был назначен на пост начальника уездного «Омакайтсе» капитан Август Яаксон. Фактически же действовали подразделения «Омакайтсе» на местах еще раньше. Так, подразделения «Омакайтсе» в Койги сформировались 24 июля, в Сяревере и Тюри 25 июля, в Ракке 31 июля, в Коэру 1 августа, в Пайде и Кареда 2 августа, в Ярва-Яани, Ярва-Мадизе и Тамсалу 3 августа и в Тала 4 августа. На границе уездов Ярвамаа и Харьюмаа расположились крупные сборища «Лесных братьев» и там произошли крупнейшие для «лесных братьев» ожесточенные бои.

Для основания «Омакайтсе» города Таллина является день освобождения Таллина — 28 августа. Первые ячейки «Омакайтсе» возникли в отдельных участках города вечером 27 августа. Утром 28 августа организация под руководством майора И. Мадизе приняла определенную форму. Организация проходила по полицейским участкам.

Штабом наступающей в направлении Нарвского шоссе немецкой дивизии назначили в Иыэляхтме начальником «Омакайтсе» в Таллин-Нымме подполковника Альфреда Лутс, который прибыл в Таллин вечером 28 августа. Майор Мадизе продолжал всю ночь работу по организации, так что утром 29 августа, когда майор Мадизе и подполковник Лутс случайно встретились, то первый имел второму, как официально назначенному начальнику «Омакайтсе», для передачи 6–7 организованных групп членов «Омакайтсе».

В уезде Харьюмаа «Омакайтсе» образовалась 3 сентября, когда таллинский военный комендант назначил начальником «Омакайтсе» уезда полковника Э. Лейтхамель. Этим утвердили и включили в действие с официальной стороны «Омакайтсе» уезда Харьюмаа в целом, подгруппы которого возникли в разных местах уже раньше по своей инициативе или же в порядке организации. Здесь можно вспомнить образование «Полка Харью» 28 июля.

В уезде Ляэнемаа, как и в других уездах, возникло большое количество групп «лесных братьев». По имеющимся данным, этих групп насчитывалось 48. Важнейшими из них можно назвать группу Ору под руководством младшего лейтенанта запаса А. Тальвари и группу Велизе под руководством младшего лейтенанта Саалисте, которые оба начали организовываться 22 июня и по прибытии немецких войск тотчас же установили с ними контакт и вместе с ними участвовали в боях до освобождения города Хаапсалу. По прибытии немецких передовых частей в местечко Паливере 23 августа того же дня явилась группа младшего лейтенанта Тальвари в распоряжение немцев.

25 августа немецкие военные власти назначили младшего лейтенанта Тальвари начальником «Омакайтсе». В Паливере провелась первая организационная работа и теперь пошли уже с немцами в бой под названием «Омакайтсе» и боролись до занятия Хаапсалу 31 августа. В тот же день младший лейтенант Тальвар был назначен начальником «Омакайтсе» города Хаапсалу и уезда Ляэнемаа.

В уезде Сааремаа нашлись люди, скрывавшиеся от коммунистического террора, но вследствие их малочисленности и особого положения Сааремаа, они не смогли развить деятельность, достойную упоминания. 80 человек из Сааремаа были собраны в городе Пярну и принадлежали вначале в составе «Омакайтсе» уезда Пярнумаа. 4 сентября немецкими военными властями в Пярну капитан Сязок был назначен начальником и организатором «Омакайтсе» уезда Сааремаа. До 17 сентября длилась организационная работа и обучение людей. 17 сентября произошла поездка через Виру в Сааремаа. Люди в боевых действиях не участвовали, потому что их задачей было быстро организовать «Омакайтсе» в освобожденных центрах. Лишь капитану Виллу Райд была дана задача выехать вместе с немецкими войсками в город Куресааре и организовать там «Омакайтсе». Прибыв 21 сентября в 12 часов в Куресааре, он нашел там в работе группу «Омакайтсе», возникшую по своей инициативе уже раньше.

Перед прибытием немецких войск в Эстонию были группы «Омакайтсе», особенно в Южной Эстонии, усердные в деле захвата власти от коммунистических исполнительных комитетов. Также старались препятствовать затеянной истребительными батальонами работе истребления. Например, 5 июля на станции Палупера спускание с рельсов прибывающего из Валга поезда с истребительным батальоном, причем было разрушено два паровоза и 13 вагонов. Были убиты и ранены около 100 человек истребительного батальона. Цель была достигнута. В зависимости от возникшего разрушения и суматохи остались не проведенными истребление и мародерство в окружности, чем были озадачены люди истребительного батальона.

Дальше нужно упомянуть спасение от уничтожения электрической станции в Улила. Вследствие завязавшегося 9 июля боя, в котором участвовала группа «Омакайтсе» из Улила, Пухья и Тяхтвере, электрическая станция была занята целой. 10 июля части Красной Армии пытались три раза снова занять электрическую станцию, но к тому времени группам «Омакайтсе» прибыла подмога в виде групп «Омакайтсе» из Эльва, Ранну и Рынгу, почему после упорного боя красных заставили отступить и станция осталась под охраной людей «Омакайтсе» до прибытия немецких войск. Захватом и обороной электрической станции Улила руководили начальник «Омакайтсе» Пухья капитан Лами и начальник людей из Тяхтвере майор Васьк.

Многочисленно участвовали подразделения вместе с немецким войском в освобождении города Тарту и боях по реке Эманычи.[42] В городе Тарту и на берегу Эманычи от Ропка до Тяхтвере находилось в боях около 600 человек в 4-х ротном батальоне под руководством капитана Карла Талпак. Дальше нашлись группы на участке фронта от Саракусте до Кастре. На участке фронта от мызы Ворбузе до моста Кяревере было рядом с немцами членов «Омакайтсе» из Тарту, Валга, Тяхтвере из окружности Эльва и волости Канепи в общей сумме около 250 человек. Ожесточенные бои завязались в районе деревни Кардла, где части Красной Армии пытались перейти через реку Эманыги.

Самые ожесточенные бои для членов «Омакайтсе» на линии Эманые были с 11 до 23 июля в районе Иыэсуу, где действовали группы из «Омакайтсе» Пухья, Ранну, Конгута, Эльва, Рынгу, Валгьярве и города Валга, всего приблизительно 300 человек, вначале под общим руководством лейтенанта Э. Парьц, а начиная с 19 июля — капитана Лами. Красная армия имела там в действии около 1200 человек с автоматическим оружием. Члены «Омакайтсе» храбро сопротивлялись натиску красноармейцев и причиняли им крупные потери. 23 июля красноармейская часть отступила из Иыэсуу и «Омакайтсе» прекратила с ними контакт. Потери «Омакайтсе» в этих боях составили 10 человек убитыми и 4 человека ранеными.

В боях на линии Эманыги участвовали два взвода из «Омакайтсе» уезда Петсеримаа и группы из «Омакайтсе» уезда Вырумаа.

В освобождении Северной Эстонии действовали вместе с немцами и группы «Омакайтсе» из Южной Эстонии. Такие подразделения были образованы из людей каждого уезда. В Отеня[43] была сформирована одна рота, участвовавшая в боевых действиях под наименованием «роты капитана Талпак» до занятия города Таллина. Еще можно отметить взвод в составе 38 человек из «Омакайтсе» Петсеримаа под командой лейтенанта Э. Кумар, взвод в составе 40 человек из «Омакайтсе» Вырумаа под командой подполковника А. Тильгре и взвод в составе 38 человек из «Омакайтсе» Ваогамаа. Последний состоял в распоряжении немцев и участвовал также в освобождении Сааремаа. Взвод из «Омакайтсе» Петсеримаа вошел в состав роты капитана Талпак.

Подразделения из «Омакайтсе» Пярнумаа в южной части Ляэнемаа участвовали в боях до занятия города Хаапсалу. В занятии города Таллина участвовал также взвод Тоотси в составе 22 человек под командой младшего лейтенанта запаса А. Оллино. Рота «Омакайтсе» из южной части Пярнумаа в составе 68 человек под командой лейтенанта Э. Томингас участвовала в боевых действиях до занятия города Нарвы. Части береговой охраны также участвовали в десанте на Сааремаа и одна группа в составе 20 человек под командой одного немецкого офицера совершила налет на остров Рухну, где были арестованы 6 латышских коммунистов, оставленных на острове красной армией.

В освобождении Северной Эстонии участвовали и части из уездных «Омакайтсе» Северной Эстонии, хотя не всюду под названием «Омакайтсе». Здесь нужно отметить добровольческий батальон майора Хане Хирвелаан и части «Полка Харью» под руководством полковника Э. Лейтхаммель.

Наконец, нужно отметить, что 11 человек под командой младшего сержанта Реэпалу из 2 батальона «Омакайтсе» Харьюмаа 5 декабря участвовали вместе с немецкими войсками в занятии острова Осмусааре.

Кроме прямых боевых действий и наряду с ними действовали члены «Омакайтсе» при немецких частях в качестве путеводителей и разведчиков. Во многих местах «лесные братья», явившись из тыла Красной Армии через фронт, давали хорошие разведывательные данные. Многие члены «Омакайтсе» ходили через фронт в тыл Красной Армии на разведку.

Не имеется полных сводок о боевой деятельности частей «Омакайтсе». По существующим данным, было более 100 боев, в которых участвовали подразделения от взвода до батальона. При этом «Омакайтсе» имела потери в виде 61 убитых, 8 умерших от ран, 55 раненых и 6 без вести пропавших. Из потерь неприятеля установлено 1482 убитых, 19 раненых и 209 пленных. Трофеи были обильны, но были переданы немецким частям и поэтому не зарегистрированы.

«Омакайтсе», как организация самозащиты народа, нашла сразу полное признание со стороны немецких военных и полицейских властей. Возникло отношение взаимного доверия, что способствовало содействию при достижении общих целей.

Немецкими военными властями организации «Омакайтсе» была поручена чистка ближнего и отдаленного тыла от остатков Красной Армии, собирание и охрана брошенной материальной части, интернирование коммунистических деятелей, конвоирование и охрана военнопленных, военная охрана шоссейных и железных дорог и несение караульной службы при разных объектах военного значения и при общественных предприятиях. К перечисленным задачам добавились береговая охрана на взморье и закрытие границы на бывшей восточной границе Эстонии.

Самостоятельно и вместе с немецкими военными и полицейскими частями «Омакайтсе» арестовало и передало всего 4919 коммунистических деятелей.

Для ликвидации остатков Красной Армии, скрывающихся людей из истребительных батальонов и милиции, «Омакайтсе» провела по территории всего 5033 облавы, причем, количество участников было очень разное, доходя от десятков до сотен. Длительность облав была также разная. Некоторые облавы длились без перерыва по нескольку дней. Больше всего предпринимали облав в уезде Тартумаа — 1917, за ним следует уезд Вирумаа — 345 и уезд Вырумаа — 398. Разбирая по месяцам, на первом месте был август с 1557 облавами. Затем следует сентябрь с 1360 и октябрь с 707 облавами. Проведение облав оказалось очень необходимым, так как в лесах скрывалось много красноармейцев, которые терроризировали местных жителей. Посредством облав задержали 14 парашютистов, 5632 партизан и 20989 красноармейцев. Всего 26635 человек, действовавших в интересах Красной Армии. При сопротивлении на облавах было убито 2657 и ранено 54 красноармейцев, людей из истребительных батальонов или милиции. Потери «Омакайтсе» при этом были: 84 убитых, 3 умерших от ран и 102 раненых.

Кроме облав, «Омакайтсе» помогало немецким военным и полицейским и эстонским полицейским властям при проведении различных задач в около 1850 случаях.

Части «Омакайтсе» несли и конвойную службу. Это, главным образом, препровождение военнопленных, при этом длительность, пространство и число участников были очень разными.

К важнейшим задачам «Омакайтсе» принадлежала караульная служба. Как уже говорилось, объекты охраны были очень разные. Объектов охраны нашлось сравнительно много. Нижеследующая таблица дает обзор несения караульной службы по полкам «Омакайтсе» помесячно:

Кроме приведенных в таблице чисел, было выставлено на береговую охрану в течение июля-сентября на 25 постов 500 человек. В октябре-декабре находилось на исполнении тех же задач на 12 постах 75 человек.

Из «Омакайтсе» Харьюмаа были выставлены на береговую охрану на 25 постах 150 человек.

Задачи береговой охраны исполняли также и уездные «Омакайтсе» Сааремаа, Ляэнемаа и Вирумаа. Данные приведены в таблице среди данных караульной службы.

В связи с исполнением задач береговой охраны нужно указать и на действия подразделений «Омакайтсе» Харьюмаа с 3 по 8 декабря при аресте красноармейцев с попавшего на берег корабля Советской России «Иосиф Сталин» и чистке береговых лесов. При аресте красноармейцев завязались стычки, причем было убито 9 красноармейцев, взято в плен 101 красноармеец. «Омакайтсе» провело доставку на берег красноармейцев и снаряжения и охрану пленных.

Проведение охраны восточной границы Эстонии имело особую важность, так как из России начали прибывать подозрительные и голодающие люди. Ожила также спекуляция с гражданами России. Для препятствия этому вывели в первое время в действие «Омакайтсе», которое исполняло эти задачи на сухопутной границе уезда Петсеримаа до 1 октября, когда немецкие войска взяли на себя замыкание границы. В остальной части границы осуществлял замыкание границы до конца года.

Пока граница еще не была замкнута, проходили через границу в течение суток 300–400 лиц, вынося из Эстонии съестные припасы. Усиленная охрана дала вскоре хорошие результаты. Было задержано множество переходящих через границу спекулянтов. Из других специальных задач можно еще отметить охрану кабеля у шоссе Рига-Псков в районе уезда Петсеримаа и приведение в порядок телефонной связи в Сааремаа, каковые задачи были наложены на «Омакайтсе».

Одновременно с несением караульной службы, проведением облав и исполнением других задач, в некоторых уездах «Омакайтсе» провел чистку территории от мин, неразорвавшихся снарядов, гранат и бомб. Из-за ранней зимы в этой области долго действовать не пришлось. Кроме собрания сведений о минных полях и неразорвавшихся боеприпасов и снабжения таких мест предохранительными указателями, успели приступить и к ликвидации их. Например, деминировали в уезде Харьюмаа 80 гектаров территории. Всего обезвредили в городе Таллине и уездах Харьюмаа, Ярвамаа и Вирумаа 3055 мин, 454 снаряда, 3 бомбы с самолетов и 5 морских мин. В уезде Вирумаа один член «Омакайтсе» нашел смерть на работах по деминированию.

Кроме всех перечисленных задач, «Омакайтсе» явилось и моральным ободрителем для жителей, так как вначале было в лесах много красноармейцев. Уже лишь знание о существовании «Омакайтсе» заставляло красноармейцев прятаться, чего они иначе вряд ли бы задумали. Поэтому жители у себя дома были смелы, так как им не надо было бояться обширного террора со стороны красноармейцев, что без существования «Омакайтсе» было бы довольно правдоподобно.

После других задач «Омакайтсе» оказалось во многих местах даже первой единственной благотворительной организацией, вступившей на подмогу потерпевшим от войны. Более обширной оказалась эта деятельность в Вирумаа и Сааремаа, где этот вопрос возник в очень остром виде. В Вирумаа начальник «Омакайтсе» утвердил состав уездного комитета вспомоществования, который прекратил свою деятельность по вступлении в действие местных нарядов организации ЭРЮ (Взаимопомощь Эстонского Народа). При этом, комитет передал в распоряжение наряда ЭРЮ 5000 рейхсмарок деньгами и в изобилии материальных ценностей, собранных комитетом.

Наконец, нужно отметить, что в проведении хозяйственного положения, особенно же в продовольственных вопросах, организации «Омакайтсе» оказывали помощь женской «Омакайтсе», которая была организована во многих уездах. Без помощи усердных эстонских жен было бы положение мужей в области продовольствия очень трудным.

До прибытия немецких войск «Омакайтсе» не имела организации определенной формы. После прибытия немецких войск «Омакайтсе» приобрела организованную форму. Основание, на котором стоит организация «Омакайтсе», является добровольная и бесплатная, т. е. идейная служба для способствования укреплению безопасности страны, организованная по территориальному принципу. Вначале организация, вид и размеры зависели от личных взглядов организаторов и задач, данных немецкими военными властями. «Омакайтсе» было подчинено непосредственно немецким военным властям, которые и отдавали распоряжения об образовании «Омакайтсе». Эти распоряжения были очень различными, хотя в целом они не меняют нормального развития «Омакайтсе».

Уездные «Омакайтсе» разделялись на районы или округа, где как их называли, а те, в свою очередь, на подрайоны. В подрайон входила одна волость, а в район или округ обычно несколько волостей.

До октября месяца «Омакайтсе» не имела центрального руководства. После организации Управления полиции и «Омакайтсе» в составе Директории внутренних дел в октябре месяце началось руководство деятельностью «Омакайтсе» из одного центра.

Кроме бесплатных подразделений были сформированы и зарплатные подраздеения, так как бесплатным членам не представлялось возможным исполнять очень обширные задачи.

Численность членов «Омакайтсе» приведена в нижеследующей таблице за 1941 год:

Продолжение таблицы:

«Омакайтсе» отдала из своих рядов очень много членов в формируемые батальоны, которые образовали составы этих частей. Кроме того, «Омакайтсе» отдала много людей в караульные команды организации Тодта,[44] в части береговой охраны, охранные команды фабрик и заводов и т. д. и т. п.

Вместе с людьми «Омакайтсе» отдавало формируемым частям и оружие, боеприпасы, транспорт и иное военное снабжение и инвентарь, которые были отняты у Красной Армии или которое удалось спасти от коммунистов перед истреблением.

Следовательно, «Омакайтсе» оказалась и большой базой всем поименованным частям. Естественно, что вследствие этого уменьшился численный состав и, особенно, материальная часть «Омакайтсе», что и повлияло негативно на исполнение прямых задач.

Начальник Главного отдела «Омакайтсе» полковник Я. Maйдe

ГАРФ, Ф. Р-9478, Оп. 1, Д. 452, Л. 69–81, машинописный экземпляр, заверенная копия.

№ 25
Из докладной записки НКВД УССР Военному совету Южного фронта о формировании германским командованием «Украинской национальной армии»

23 марта 1942 г.

По имеющимся в нашем распоряжении материалам, германским командованием на территории оккупированных областей Украины формируются вооруженные так называемые «добровольческие» отряды и части.

Эти части и отряды противник формирует для использования их на фронте в борьбе с Красной Армией, для заброски их в наш тыл с диверсионными целями, для выполнения задач по войсковой разведке на фронте, а также для выполнения карательных функций на оккупированной территории по борьбе с партизанами, активными советскими элементами и по охране важных объектов.

Формирование этих частей проводится германским командованием при активном участии украинских националистов под лозунгами создания на Украине Украинской армии «для защиты свободы и независимости Украины», которых для нее добилась германская армия, «для защиты украинской собственности», «для спасения Украины» и т. п. и отмечается в Киевской, Днепропетровской, Кировоградской, Полтавской, Харьковской, Сталинской областях, в западных областях Украины и в «генерал-губернаторстве».

По данным, требующим уточнения, деятельное участие в создании этих частей принимает известный член провода ОУН полковник Мельник Андрей, а на Днепропетровщине командиром формируемого украинского «добровольческого» корпуса «Вильне козацтво» являлся предатель — генерал-лейтенант Корнеев.

Комплектование частей идет за счет вербовок в них украинских националистических элементов из числа дезертиров, военнопленных, лиц, уклонившихся в свое время от призыва в Красную Армию, кулаков, уголовников.

Структурное построение Украинской армии, судя по имеющимся материалам, выглядит следующим образом: отряды или батальоны, сведенные в полки и далее в дивизии и корпус. В составе имеются пехотные и кавалерийские подразделения. Численность отрядов колеблется от 100–150 до 300–400 человек и выше.

В разных местах эти отряды и части носят различные названия, как то: «Вильне национальна часть», «добровольческий» или «казачий» отряд и т. п.

На вооружении частей Украинской армии состоят винтовки и другое оружие советского образца. В сформированных частях организованно проводятся занятия по боевой подготовке.

Солдаты этих частей одеты по-разному. В одних местах — в немецкую форму и черные папахи, в других — казачью форму, но наиболее распространенной формой являются красноармейские шинели и гимнастерки без петлиц с желто-голубой повязкой или треугольником на левом рукаве и гайдамацкие шапки.

По-разному также организовано довольствие их. В некоторых местах они состоят на довольствии германской армии и получают продукты наравне с немецкими солдатами…

Вокруг создания «добровольческих» частей Украинской армии украинские националисты на страницах своей фашистской прессы подняли большую шумиху, всемерно восхваляя оккупантов, высказывая уверенность, что украинские части окажут большую помощь немецким оккупационным войскам в их борьбе с Советским Союзом…

Отряды и части формируемой Украинской армии до использования их на фронте и в нашем тылу германским командованием широко используются для выполнения карательных функций на оккупированной территории.

В этих случаях в их задачи входит: выявление и ликвидация партизанских отрядов, агентура советской разведки и лиц, антифашистски настроенных; патрульная служба на дорогах для задержания всех подозрительных и лиц, не имеющих документов; охрана лагерей военнопленных и т. п.

Германские власти этим отрядам и частям предоставили неограниченные права в действиях, вплоть до расстрела.

В силу выполняемых обязанностей эти отряды и части в ряде мест среди населения получили название «украинские карательные отряды».

Используя эти отряды и части для выполнения карательных функций, германское командование преследует, очевидно, цель не только оказать помощь частям СС и полицейским органам, но и добиться таким путем боевой «выучки» и «закалки» этих отрядов и частей, прежде чем направлять их на фронт или в наш тыл.

В организации отрядов и частей Украинской армии в ряде мест непосредственное участие принимают офицеры германской армии.

Командный же состав для этих отрядов и частей подбирается также из военнопленных командиров Красной Армии по национальности украинцев, ставших на путь предательства.

Известны случаи, когда германское командование попавший в плен командный состав Красной Армии украинской национальности группирует в специальных лагерях.

В этих лагерях германскими властями формируются специальные военные школы из военнопленного командного состава Красной Армии украинской национальности.

В школах военнопленные (командный состав Красной Армии) обучаются тактике, строевому, подрывному и автоделу.

Эти учащиеся в лагерях военнопленных содержатся на общих основаниях. Свободное хождение по городу не разрешено, вооружения никакого не имеют. Занятия посещают в своей красноармейской форме без знаков различия.

Из поступивших материалов видно, что формирование «добровольческих» отрядов и частей Украинской армии германское командование организует не только на добровольных началах путем вербовки антисоветских националистических элементов.

Наряду с вербовкой вышеуказанных элементов германские власти проводят ряд подготовительных мероприятий по мобилизации в армию украинского населения оккупированных областей Украины…

Известно, что германскими военными властями на правобережье Украины также проведен военный учет лиц украинской национальности в возрасте от 16 до 50 лет.

Представители германских военных властей во время регистрации военнообязанных в некоторых случаях объявляли последним, что они весной будут призваны в армию.

Этим мероприятиям сопутствует широкое распространение среди населения слухов о предстоящей мобилизации в армию, а равно призывы на страницах фашистской печати о необходимости создания украинских частей для борьбы с большевиками.

В связи с проводимой германским командованием вербовкой в Украинскую армию и подготовкой мобилизации в эту армию призывных контингентов в ряде мест оккупированных областей Украины отмечаются факты отрицательного отношения к этим мероприятиям оккупантов.

Зарегистрированы факты, когда население оккупированных областей Украины мероприятия германских властей по формированию Украинской армии расценивает как слабость Германии и стремление ее спровоцировать украинский народ на борьбу с советской властью.

Среди лиц призывных возрастов и даже дезертиров, испробовавших все «прелести» немецких «новых порядков» отмечается боязнь мобилизации и нежелание участвовать в войне против своих братьев, находящихся в Красной Армии. Среди этих лиц имеют место высказывания, что, если их вооружат и пошлют на фронт против Красной Армии, они перейдут на сторону последней.

Установлены случаи, когда военнопленные во время вербовки их в Украинскую армию дают свое согласие служить в ней лишь только потому, что хотят избежать голодной смерти в лагерях и тюрьмах, где они содержатся…

Помимо формирования германским командованием Украинской армии агентурными и документальными данными установлено, что на оккупированной территории Украины и Крыма германское командование формирует специальные воинские части из числа военнопленных нацменов — бывших жителей Кавказа, татар и донских казаков.

В подборе людей для формируемых спецчастей из военнопленных нацменов Кавказа и татар германское командование широко использует личный состав своих разведорганов.

Командный состав для этих частей также подбирается из военнопленных нацменов.

Подбор личного состава в эти части идет в первую очередь за счет антисоветских элементов.

Германское командование формируемые спецчасти из нацменов Кавказа намерено использовать в подготавливаемом наступлении на Кавказ.

Есть основания предполагать, что некоторые из этих частей могут быть в необходимых случаях выброшены противником для действий в нашем тылу.

Кроме того, из поступивших данных известно, что на оккупированной территории Орловской области германским командованием создана контрреволюционная организация, именующая себя «Партия всей России?».

«Партия всей России» выпустила декларацию, в которой объявила, что она ставит перед собой задачу — борьбу с ВКП(б) и Советским правительством.

Руководящий центр этой контрреволюционной организации находится в с. Локоть Брасовского района.

В селах Брасовского района руководящим центром этой контрреволюционной организации созданы несколько низовых ячеек.

Из состава участников этой организации создан вооруженный отряд численностью до 200 человек, имеющий на своем вооружении винтовки, 10 станковых пулеметов и другое оружие. В связи с наличием сведений о формировании противником вышеуказанных отрядов и частей нами проводятся следующие мероприятия:

1. Организовано агентурное наблюдение за формируемыми германским командованием отрядами и частями в целях подробного выяснения их численности, вооружения, боевой сплоченности, точных мест размещения, передвижения, районов действия и выполняемых задач.

Принять меры к выявлению новых пунктов формирования.

2. Изыскивается возможность по внедрению нашей агентуры в состав этих отрядов и частей для наблюдения за их замыслами, разложения их изнутри и ликвидации командного состава.

3. Подготавливаются партизанские отряды для нападения и разгрома сформированных отрядов и частей на оккупированной противником территории.

4. Направлено внимание агентуры на выявление пунктов и мест в нашем тылу, куда могут просачиваться эти отряды, возможных явок пособников, заложенных складов оружия и баз.

Народный комиссар внутренних дел УССР Сергиенко

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 3. — Кн. 1 (1 января — 30 июня 1942 г.). — М., 2003. — С. 286–290.

№ 26
Докладная записка НКВД СССР в ГКО об итогах деятельности войск НКВД  по охране тыла Действующей Красной
Армии по состоянию на 1 апреля 1942 г. и мероприятиях по улучшению организации и охраны войскового тыла

28 апреля 1942 г.

Постановлением СНК СССР от 25 июня 1941 г. № 1756-762СС[45] на НКВД СССР возложена охрана тылов фронтов Действующей Красной Армии.

Для выполнения этой задачи были сформированы управления войск НКВД по охране тылов фронтов: Карельского, Ленинградского, Волховского, Северо-Западного, Калининского, Западного, Брянского, Юго-Западного, Южного, Крымского и 7-й отдельной армии.

Войсками НКВД по охране тыла по состоянию на 1 апреля с.г. задержано лиц, подлежащих фильтрации, — 842432 человек, из них:

выявлено дезертиров из фронтовых частей Красной Армии — 47398;

военнослужащих, отставших и потерявших свои части, — 636477;

вышедших из окружения — 3869;

находившихся в тылу у противника — 30707;

уклонившихся от службы в Красной Армии — 1286;

граждан без документов и нарушителей прифронтового режима — 76081.

Из лиц, задержанных органами разведки войск НКВД охраны тыла, разоблачено:

шпионов, террористов, диверсантов и бандитов — 1627;

ставленников немецких властей, пособников врага,

и прочего к-р элемента — 3798.

Пограничными войсками собрано в тылу действующих частей и сдано на сборные пункты трофейного оружия:

танков и бронемашин — 14;

орудий разного калибра -211;

снарядов различных минометов — 22546;

пулеметов станковых и ручных — 357;

винтовок — 4218;

патронов винтовочных — 13363749;

ружей противотанковых — 19.

Войска НКВД по охране тыла Красной Армии помимо выполнения задач по охране тыла участвовали в боевых действиях на фронте вместе с частями Красной Армии и по заданию командования фронтов выполняли разведывательно-диверсионные задачи в тылу противника.

За время войны войска НКВД понесли потери убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести и ранеными 78658 человек, из них начсостава — 6752 человека. Из числа личного состава войск НКВД за отличие в боях 13 бойцам и командирам присвоено звание Героя Советского Союза, а 3200 награждены орденами и медалями Союза ССР.

В целях улучшения организации и охраны тыла Действующей Красной Армии НКВД СССР проведены следующие мероприятия:

1. В апреле с.г. НКВД СССР проведено совещание начальников войск НКВД по охране тыла фронтов, на котором они были тщательно проинструктированы по вопросам дальнейшего улучшения охраны тыла Действующей Красной Армии.

2. Для руководства пограничными войсками НКВД, участвующими в охране тыла Красной Армии, и внутренними войсками НКВД, расположенными гарнизонами в полосе фронтовых тылов в составе Главного управления внутренних войск НКВД СССР, организовано Управление войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии, на которое возложена ответственность за организацию и охрану тыла фронтов.

3. Для проведения оперативно-чекистских мероприятий по задержанию и разоблачению немецкой агентуры, проникающей в тыл фронтов, введены должности заместителей начальника Управления войск НКВД по охране тыла фронта по оперативночекистской работе, на которые назначены опытные оперативные работники НКВД СССР.

Народный комиссар внутренних дел СССР Л. Берия

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 3. — Кн. 1(1 января — 30 июня 1942 г.). — М., 2003. -С. 383–384.

№ 27
Директива НКВД СССР № 553 о мерах по усилению борьбы с бандитизмом и дезертирством

10 декабря 1942 г.

Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик,

начальникам УНКВД по краям и областям

За время войны органами НКВД проведена значительная работа по борьбе с бандитизмом. Однако наряду с этим в ряде республик, краев и областей продолжают безнаказанно укрываться дезертиры и уклонившиеся от службы в Красной Армии, за счет которых в основном и происходит пополнение существующих и организация новых бандитских групп.

Такое положение объясняется тем, что большинство органов НКВД борьбу с бандитизмом проводит лишь путем преследования бандитско-дезертирских групп милицейско-войсковыми силами без сочетания этого мероприятия с агентурнооперативной работой.

Предлагается:

1. Наркомам внутренних дел республик, начальникам УНКВД краев и областей проверить работу отделов (отделений) НКВД-УНКВД по борьбе с бандитизмом и разработать необходимые мероприятия, обеспечивающие ликвидацию или изъятие бандитско-дезертирских групп и одиночек.

2. Немедленно приступить к внедрению в существующие бандитско-дезертирские формирования агентов-внутренников, способных подвести их под оперативный удар.

3. В районах действия и укрывания бандитов и дезертиров создать специальную агентурно-осведомительную сеть из числа лесных объездчиков, охотников, чабанов и иных лиц, могущих обеспечить за ними необходимое наблюдение.

4. Выявить пособническую и родственную базы бандитов и дезертиров и обеспечить их осведомлением. Иметь в виду необходимость использования этих баз для изъятия бандитов и дезертиров, а наиболее злостных укрывателей арестовывать и привлекать к ответственности в установленном порядке.

5. В национальных районах практиковать привлечение местных авторитетов к делу отрыва рядовых участников бандитско-дезертирских групп от их главарей с использованием их по ликвидации или изъятию бандитов и дезертиров.

6. Ускорить выполнение директивы НКВД СССР о заочном предании суду как изменников Родины дезертиров, принимающих активное участие в бандитско-повстанческих формированиях, а дела на членов семей лиц этой категории представить на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР.

7. Для изъятия дезертиров, скрывающихся в городах, практиковать также систематическое проведение тщательной проверки документов через органы милиции у лиц, вызывающих подозрение.

8. Чекистско-войсковые мероприятия по изъятию бандитско-дезертирского элемента, как правило, проводить в сочетании с агентурно-оперативными мероприятиями.

9. О результатах работы по борьбе с бандитизмом и дезертирством ежемесячно представлять отчет в НКВД СССР.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

Комиссар госбезопасности 3 ранга Кобулов

ЦА ФСБ РФ. Опубликовано: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т. 3. — Кн. 2 (1 июля — 31 декабря 1942 г.). — М., 2003. — С. 523–524.

№ 28
Справка Главного управления «Омакайтсе» о деятельности организации в 1942 г.

<Не ранее 1 февраля 1943 г.> [46]Сов. секретно

1. ВВЕДЕНИЕ

Созданное в 1941 г. эстонское «Омакайтсе» исполняло важные задачи по очистке страны от остатков Красной Армии при помощи полиции для создания прочного порядка и безопасности и при исполнении обязанностей караульной службы. Действующее в каждом уезде и в городах Таллине и Нарве «Омакайтсе» было подчинено местным немецким военным властям и получало от последних свои оперативные задачи. В зависимости от такого порядка подчиненности организация «Омакайтсе» в каждом уезде произвелась особенным образом. Несмотря на это, не представилось принципиальных разногласий, так как всюду была принята за основу войсковая структура.

Уже осенью 1941 г. начались предварительные работы по проведению централизации руководства «Омакайтсе» и его подчинения одному лицу. Между тем было в составе Директории внутренних дел сформировано Управление полиции и «Омакайтсе»[47] под руководством руководителя полиции и «Омакайтсе» полковника И. Соодла, который руководил этими предварительными работами до 4 декабря 1941 г. Его последователем был назначен руководителем полиции и «Омакайтсе» подполковник Эдуард Рейсаар. Переформирования в этом г., однако, не провели и на местах в «Омакайтсе» действовал прежний порядок. В 1942 г. приступили к осуществлению этих планов, почему 1942 г. стал в преобразовании «Омакайтсе» особенно обильным работами. В этом г. был разрешен вопрос о подчинении, была образована определенная структура и были обобщены штаты.

2. ОБРАЗОВАНИЕ СТРУКТУРЫ

К 1 января 1942 г. структура «Омакайтсе» была в объеме страны развернута следующей:

1. «Омакайтсе» Таллин-Нымме — по штату, введенному в действие 29 августа 1941 г. Таллинским полевым комендантом генерал-майором Скультетусом. Территориально «Омакайтсе» охватило административные границы Таллина и Ныммы и руководитель подчинялся непосредственно префекту Таллина-Харью. В состав входили: штаб префектуры и «Омакайтсе» Таллина-Харью, в составе коего было 39 офицеров и 117 унтер-офицеров и солдат. Штаб разделился на управление и 4 отделения: общее, организационно-персональное, руководство-учебное и отделение информации. В состав штаба входили еще: комендатура, штабная команда (3 сотни), околоток, библиотека и оркестр. Хозяйством «Омакайтсе» заведовала интендантура префектуры Таллин-Харью. Сотен (рот) было 12, из коих по номерам три последних были сотнями штаба. Территориально слились границы сотен с границами полицейских участков, в каждом участке по одной сотне. Все сотни были укомплектованы лишь зарплатными членами. Добровольных членов не было предназначено.

На основании распоряжения таллинского полевого коменданта генерал-майора Скультетуса от 4 января 1942 г. подлежало число сотен сокращению на 7 сотен, причем в Таллине было предназначено 6 сотен и в Нымме одна сотня — по номеру последняя. Сотня Нымме подчинялась руководителю «Омакайтсе» Харью. Соответственно предложению руководителя «Омакайтсе» Таллина-Нымме, были сформированы однако в Таллине 7 сотен. Считая с 25 января 1942 г. была сотня «Омакайтсе» Нымме снова подчинена руководителю «Омакайтсе» Таллина-Нымме и названа 8-й сотней. Руководителем «Омакайтсе» Таллина-Нымме был в начале г. действия подполковник Август Киви. Считая с 14 мая 1942 г. был назначен руководителем полковник Юхан Пауль. Местонахождение штаба «Омакайтсе» было в Таллине, Тоомпуйестее № 4 в доме прихода Каарли.

2. «Омакайтсе» Харью-Ляэне. По приказу таллинского полевого коменданта генерал-майора Скультетуса от 19 декабря 1941 г. слились, считая с 20 декабря, «Омакайтсе» Ляэнемаа с «Омакайтсе» Харьюмаа в общее «Омакайтсе» Харью-Ляэне, которое охватило территориально административные границы уездов Харьюмаа и Ляэнемаа, за исключением острова Хийумаа Переформирование «Омакайтсе» Ляэнемаа согласно новой структуре произвелось к 1 января 1942 г., с какого срока считали и фактическое соединение. В части Харьюмаа разделилось «Омакайтсе» на 10 батальонов и в части Ляэнемаа на 5 батальонов, которые в обеих частях носили номерные названия. В границах Харьюмаа батальоны делились всего на 39 рот, а в границах Ляэнемаа на 24 роты и 1 отдельный взвод. Кроме территориальных подразделений, действовали в Харьюмаа 8 зарплатных караульных взводов, 7 отдельных взводов и 9 караульных отделений и в Ляэнемаа 3 караульных взвода и при большинстве рот зарплатные отделения руководства Руководителем «Омакайтсе» Харью-Ляэне был назначен бывший руководитель «Омакайтсе» Харьюмаа полковник Эрнст Лейтхаммель. Бывший руководитель «Омакайтсе» Ляэнемаа младший лейтенант запаса А. Талвар был назначен руководителем района Хаапсалу. Штаб «Омакайтсе» расположился в Таллинне.

3. «Омакайтсе» Ярвамаа с местопребыванием штаба в Пайде охватил в себе территорию Ярвамаа и разделился на 5 районов с наименованиями больших центров уезда (Пайде, Тала, Тюри, Коэру и Ярва-Яани), 3 отдельных района и 5 казармированных караульных взводов. В 5 районах было всего 18 подрайонов. Руководителем «Омакайтсе» был капитан Август Яксон с начала формирования до 1 апреля 1942 г., после отлучки которого был назначен руководителем «Омакайтсе» бывший руководитель района Коэру майор Ян Ягунд.

4. «Омакайтсе» Вирумаа, охватив собой административные границы Вирумаа, за исключением города Нарвы и волостей Алутагузе, Нарва, Пийри и Рая, разделилось на 9 районов. Кроме территориальных подразделений, входили в состав 3 казармированных роты и 1 казармированный отдельный взвод. В 9 районах было всего 32 подрайона. Штаб находился в Раквере. Руководителем «Омакайтсе» был капитан Якоб Васка.

5. «Омакайтсе» Нарва, охватив собой город Нарву и из Вирумаа волости: Нарва, Алутагузе, Пийири и Рая, разделилось на 2 района, последние разделились всего на 6 подрайонов, 2 казармированные роты и 3 взвода. Штаб расположился в Нарве, и руководителем «Омакайтсе», начиная с 27 октября 1941 г., был майор Иозеп Ляэне. Руководитель «Омакайтсе» был подчинен непосредственно префекту Нарвы.

6. «Омакайтсе» Тартумаа с местонахождением штаба в Тарту, охватил собой административные границы Тартумаа. «Омакайтсе» состояло лишь из одних добровольных членов. «Омакайтсе» разделилось на 7 районов, с названиями важнейших центров уезда (Тарту, Эльва, Отепя, Ахья, Иычева,[48] Муствеэ и Калласте), которые охватили всего 50 подрайонов. В городе Тарту не было «Омакайтсе». Руководителем «Омакайтсе» был полковник Антс Лыхмус.

7. «Омакайтсе» Вырумаа в административных границах Вырумаа, с местонахождением штаба в Выру, разделилось на 8 районов (смысл подрайона), которые в свою очередь разделились всего на 26 волостных «Омакайтсе». Кроме добровольного «Ома-тсайтсе» имелись комендантская команда штаба и одна казармированная рота в Выру и одна казармированная рота в Антсла. Руководитель «Омакайтсе» капитан Эдуард Карьель. 1 февраля 1942 г. был назначен руководителем «Омакайтсе» капитан Э. Любик. После назначения последнего префектом Выру-Валга, вступил с того же числа, 6 августа 1942 г., на должность руководителя «Омакайтсе» капитан А. Тийвель.

8. Действовавшее в административных границах Петсеримаа «Омакайтсе» с официальным названием «Служба порядка Петсеримаа» разделилось на управление службы порядка, зарплатную роту службы порядка и 4 территориальных батальона службы порядка, которые в свою очередь были разделены всего на 10 рот службы порядка. Управление службы порядка и зарплатная рота находились в Петсери. Руководитель службы порядка был подчинен непосредственно префекту Петсери. Руководителем службы порядка был майор Ян Тамм.

9. «Омакайтсе» Валгамаа, с официальным названием «Служба охраны порядка», охватило административные границы Валгамаа и разделилось на управление службы порядка и 2 района, которые в свою очередь разделились всего на 10 волостных служб охраны порядка. Так как в 1941 г. местными немецкими военными властями число членов на службе охраны порядка Валгамаа было ограничено определенным числом (не смело превышать 550), то в начале г. было мало членов. Наряду с добровольными членами имелись в составе и в качестве зарплатных подразделений в роте города Валга один зарплатный взвод и в отдельном взводе города Тырва одно зарплатное отделение. В каждой волости был руководитель службы охраны порядка, который имел и зарплатного работника под названием делопроизводителя — оружейного мастера. Руководителем службы охраны порядка был майор А. Цеманн.

10. «Омакайтсе» Вильяндимаа, в административных границах Вильяндимаа, разделилось на 8 территориальных батальонов и 1 территориальную роту. Всего было во всех батальонах 28 рот. В состав 1-го территориального батальона входила и 1 зарплатная караульная рота с местонахождением в Вильянди, и в составе 7 и 8 батальонов в каждом по 1 зарплатному караульному взводу: первый в Выхма и второй в Пылтсамаа. Штаб «Омакайтсе» расположился в Вильянди и руководителем «Омакайтсе» был майор Антон Пори.

11. «Омакайтсе» Пярнумаа, в административных границах Пярнумаа, разделилось на 4 территориальных района (Северный, Южный, Западный и район города Пярну), которые в свою очередь разделились на 24 роты и 1 отдельный взвод. В городе Пярну находились, кроме территориальных подразделений, одна зарплатная рота и один взвод береговой охраны. Штаб «Омакайтсе» находился в Пярну и руководителем был майор Аугуст Сандер.

12. В Сааремаа не существовало «Омакайтсе». Действовавшее ранее добровольное «Омакайтсе» ликвидировал комендант Балтийских островов генерал-майор Мило 8 декабря 1941 г. Взамен добровольного «Омакайтсе» начали формировать 4 зарплатных казармированных роты, но это формирование продвигалось туго. Начиная с 8 января 1942 г. было ликвидировано и казармированное «Омакайтсе» и наполовину сформированные роты назначены в состав охранного батальона № 36.

Ликвидация «Омакайтсе» Сааремаа касалась и района Хийумаа из «Омакайтсе» Ляэнгемаа, который на основании распоряжения коменданта Балтийских островов от 1 декабря 1941 г. был оперативно подчинен последнему, а хозяйственно — «Омакайтсе» Сааремаа. Начиная с 8 декабря 1941 г. приступили и в Хийумаа к формированию одной зарплатной казармированной роты взамен добровольного «Омакайтсе», каковую роту позднее влили в состав охранного батальона № 36.

Всего числилось в эстонском «Омакайтсе» зарплатными (казармированными) и в территориальных частях зарплатными и бесплатными членами на 1 января 1942 г. 40709 человек (см. таблицы № 1 и 3).[49]

Введение в подчинение немецкой полиции

На основании приказания командира немецкой охранной дивизии (Сихерунгс-дивизион) № 207 от 6 января 1942 г. за № 7/42 части эстонского «Омакайтсе» начиная с 10 января 1942 г. во всех отношениях введены в подчинение полицейским органам Гражданского управления. В смысле подчинения и получения приказов и распоряжений был непосредственным начальником «Омакайтсе» командир немецкой полиции порядка полицейский подполковник Шаллерт, а с лета 1942 г. полицейский полковник фон Таден (командир полиции порядка при руководителе СС и полиции в Эстонии). Полученный от последнего приказания и распоряжения проводились в жизнь через управление полиции и «Омакайтсе». С этого времени можно считать и центральное руководство «Омакайтсе».

В связи с переходом на новый порядок подчинения состоялось 14 января 1942 г. в Таллине в Зеленом зале «Эстонии» собрание префектов и руководителей «Омакайтсе», на котором командир немецкой полиции порядка полицейский подполковник Шаллерт дал инструкции для организации и дальнейшей деятельности «Омакайтсе».

Образовавшаяся к 1 января 1942 г. структура и состав «Омакайтсе» оставались в силе до 1 марта 1942 г. Так как они были сформированы руководителями «Омакайтсе» начиная с 1941 г. и утверждены или одобрены местными немецкими военными начальниками, то Управление полиции и «Омакайтсе» приняло их временно как основу при денежных издержках. Новые штаты были, однако, утверждены директором внутренних дел О. Ангелусом 21 января 1942 г., но те считали действительными лишь считая с 1 марта 1942 г.

Изменения в структуре

На основании приказа руководителя полиции и «Омакайтсе» подполковника Э. Рейсаара от 16 января 1942 г. от «Омакайтсе» Харью-Ляэне отделилось «Омакайтсе» Ляэнемаа, считая с 20-го января. Последнее было реставрировано в той же структуре, каковая была образована перед слиянием, за исключением 6 района (Хийумаа), который был ликвидирован. Начиная с 1 апреля 1942 г. формировалось и в Хийумаа снова добровольное «Омакайтсе», и это было дано в подчинение руководителю «Омакайтсе» Ляэнемаа в виде 5-го района, между тем как один район (Кулламаа) до того времени был сокращен. Руководителем «Омакайтсе» Ляэнемаа 21 февраля был назначен майор Аугуст Кыргма, считая с 21 февраля. Последний явился на место 2 марта. В промежуточное время действовал руководителем «Омакайтсе» младший лейтенант запаса А. Тальвар.

Введение эстонского «Омакайтсе» в подчинение командиру полиции порядка изменило положение в части Сааремаа. Возникла необходимость сформировать там снова «Омакайтсе». Для разрешения местного положения и предварительных работ к формированию на место выехал руководитель полиции и «Омакайтсе» подполковник Э. Рейсаар, который находился в Куресааре с 18 до 20 февраля 1942 г. После того, как формирование снова определенно было закончено, руководителем «Омакайтсе» Сааремаа был назначен капитан Петер Кангро из штаба «Омакайтсе» Таллин-Нымме, Капитан П. Кангро приступил начиная с 25 февраля к исполнению своих обязанностей, и с того срока можно считать начало снова формирования «Омакайтсе». К 11 марта успели с работами по формированию так далеко, что «Омакайтсе» приняло охраняемые объекты и приступило к несению караульной службы.

Также и вторичное формирование «Омакайтсе» Сааремаа началось, т<ак> сказать, «голыми руками», так как имущество ликвидированного «Омакайтсе» было в промежуточный срок передано в распоряжение других учреждений. С приветливым содействием коменданта были преодолены многие трудности. Оружие и боеприпасы для самых острых необходимостей были получены по распоряжению командира полиции порядка от охранного батальона. Вскоре были преодолены крупнейшие трудности и деятельность «Омакайтсе» развивалась успешно.

Пограничное «Омакайтсе»

В январе 1942 г. поднялся в акутном виде вопрос о закрытии бывшей восточной границы Эстонии, для чего предполагалось формировать зарплатные части «Омакайтсе». Начиная с 20 ноября 1941 г. исполнял задачи по закрытию границы на западном берегу Псковского озера от бывшей эстонско-русской границы до Выыпсу отдельный батальон из «Омакайтсе» Петсери. По западному и северному берегам озера Пейпси и на линии реки Нарва исполняли эти задачи в большинстве части «Омакайтсе», которые были пополнены командой охранного батальона и двух рот вспомогательной полиции Нарвы.

21 января 1942 г. были утверждены директором внутренних дел штаты управления пограничной «Омакайтсе» и четырех отдельных батальонов пограничной «Омакайтсе». Поименованные штаты вступили в силу начиная с 1 февраля 1942 г., с какого времени и началось комплектование управления пограничной «Омакайтсе». С этого же времени переименовали Отдельные батальоны «Омакайтсе» из Нарвы, Тарту и Петсери по порядку в 1-й, 2-й и 3-й отдельные батальоны пограничной «Омакайтсе», а 2-й отдельный батальон «Омакайтсе» Тарту — в 4-й отдельный батальон пограничной «Омакайтсе».

Управление пограничного «Омакайтсе» было укомплектовано из офицеров бывшей эстонской пограничной стражи. Руководитель — полковник И. Пауль, заместитель руководителя — подполковник А. Вийлип, начальники отделений: капитан А. Вытинг и капитан И. Тали, адъютант лейтенант П. Аукси. Командиром 1-го отдельного батальона был назначен майор Э. Кукесте, командиром 2-го отдельного батальона — майор П. Пладо и командиром 3-го батальона — подполковник И. Лабидас.

Управление пограничного «Омакайтсе» и четыре отдельных батальона пограничной «Омакайтсе» входили в состав Управления полиции и «Омакайтсе», а руководитель пограничного «Омакайтсе» был в непосредственном подчинении руководителя полиции и «Омакайтсе». В первую очередь подлежали укомплектованию 1-й, 2-й и 3-й отдельные батальоны пограничного «Омакайтсе». Начиная с 1 марта 1942 г. подчинили 2-й и 3-й отдельные батальоны руководителю пограничного «Омакайтсе», между тем как 1-й остался в непосредственном подчинении руководителю «Омакайтсе» Нарва, а 4-й — руководителю «Омакайтсе» Тартумаа. Последний вообще не выполнял задач по охране границы, а был снаряжен на несение караульной службы в городе Тарту.

К апрелю мес<яцу> 1942 г. пограничное «Омакайтсе» закрывало бывшую восточную границу Эстонии от южного берега Псковского озера, бывшей границы Эстонии-России, до Нарвского залива, каковое расстояние было разделено на три участка охраны — участки охраны 1-го, 2-го и 3-го отдельных батальонов пограничного «Ома-кайтсе». Всего были к началу апреля месяца снаряжены на службу по закрытию границы 39 кордонов (постов) с 477 человеками (состав команды 15 апреля). На участке 1-го отдельного батальона пограничного «Омакайтсе» в закрытии границы помогало пограничному «Омакайтсе» — «Омакайтсе» Нарвы посредством своих постоянных караульных постов на Эстонско-Российской границе. Позднее и на этом участке выпала главная тяжесть закрытия границы на пограничное «Омакайтсе», где, например, 12 июня было в действии 15 кордонов с 94 человеками.

Пограничное «Омакайтсе» было укомплектовано одними лишь зарплатными командами.

Согласно приказу командира полиции порядка подполковника Шаллерта от 10 апреля 1942 г. началось переустройство службы по закрытию границы, причем, эти обязанности перешли на немецкую таможенно-пограничную охрану, которая на добровольных началах перевела к себе и часть команды пограничного «Омакайтсе». Всего перешло 74 человека. Начиная с 22 апреля 1942 г. закончили свою службу по закрытию границы 2-й и 3-й отдельные батальоны. 1-й батальон продолжал службу до 6 августа, с какого срока батальон считался ликвидированным, а сформированная из батальона 1-я казармированная рота «Омакайтсе» осталась в распоряжении руководителя «Омакайтсе» Нарвы для продолжения службы по закрытию границы.

2-й и 3-й отдельные батальоны пограничного «Омакайтсе» были ликвидированы считая с 1 мая 1942 г., причем большая часть команды была переведена в 4-й отдельный батальон, который позднее был переименован в батальон «Омакайтсе» Тартумаа.

Управление пограничного «Омакайтсе» закончило свою деятельность 3 июля 1942 г. Штаты, как управления, так и отдельных батальонов, были исключены из штатов Управления полиции и «Омакайтсе» считая с 6 августа 1942 г.

В течение своей деятельности пограничное «Омакайтсе» задержало и передало в распоряжение полиции за переход границы без разрешения при переходе из России в Эстонию в 46 случаях 127 лиц, а при переходе из Эстонии в Россию в 8 случаях 23 лица

В то же самое время поймали при попытке перейти без разрешения границу и отправили от границы обратно при переходе из России в Эстонию 1 681 лицо и при переходе из Эстонии в Россию 1101 лицо.

За спекуляцию через границу задержано и передано в распоряжение полиции на пути из Эстонии в Россию в 25 случаях 48 лиц, а на пути из России в Эстонию в 6 случаях 9 лиц. Подозреваемых в спекуляции задержано в районе границы и передано в распоряжение полиции в 55 случаях 82 лица. Приготовление самогонного вина и спекуляция им в районе границы обнаружено в 22 случаях при 27 лицах. В одном случае, проведенном при поддержке «Омакайтсе» <пре>следовании, задержан 1 парашютист, а 2 были убиты во взаимной перестрелке. Явившихся в район границы бежавших русских военнопленных задержано 9. У лиц, задержанных за спекуляцию, отняты, как объекты и транспортные средства, очень разнообразные вещи и материалы, главным образом съестные продукты и текстильные вещи. Съестные продукты менялись в России на одежду и другие материалы, как: соль, керосин, сено, семя от травы и т. п. Например, у одного спекулянта было найдено всего 3600 кг ржи, более 2100 кг ржаной муки, более 1400 кг свинины, более 290 кг говядины, 2321 кг лука, 207 кг соли, 191 кг табаку, 65 литров самогонного вина, 43 литра керосина, 17 поросят и т. д. В качестве транспортных средств взято в распоряжение полиции 44 лошади с упряжью и санями.

Пограничное «Омакайтсе» со своей кратковременной деятельностью, которая в начале при малочисленности и необученно команды не была особенно влиятельною, было достойным упоминания фактором, чтобы препятствовать голодавшей массе России попасть в Эстонию и отсюда вывезти съестные продукты.

Штаты 1 марта 1942 г.

21 января 1942 г. директором внутренних дел были утверждены и, считая с 1 марта, им же признаны действующими штаты Управления полиции и «Омакайтсе», а также штаты «Омакайтсе». Вместо прежних инспектур, Управление полиции и «Омакайтсе» разделилось на отделы, а последние на отделения. Руководством и делопроизводством «Омакайтсе» занимались три отдела: 1 отдел (общий), 2 отдел (снабжения) и 3 отдел (руководство). В названных трех отделах были отделения: в 1 отделе — отделение «А» (личный состав), отделение «Б» (общее делопроизводство), отделение «С»(Ц) (кодификация), отделение «Д» (история). Во 2 отделе: отделение «А» (общее), отделение «Б» (денежн<ой> отчетн<ости>), отделение «С» (Ц) (интенданту-ра), отделение «Д» (оруж<ейно>-технич<еское>), отделение «Е» (Э) (санитарное). В 3 отделе: отделение «А» (руководство), отделение «Б» (обучения), отделение «С» (Ц) (организация и штаты). За исключением отделения «Е» 2 отдела, все отделения были укомплектованы.

Личный состав был следующим:

Руководитель полиции и «Омакайтсе» подполковник Э. Рейсаар, замест<итель> руководителя полиции и «Омакайтсе» подполковник В. Гутман, старший офицер для поручений подполковник А. Киви с 14 мая 1942 г., до этого место было вакантно.

Начальник 1 отдела подполковник Т. Кальберг, начальники отделений: «А» — лейтенант К Утсаль, «Б» — майор И. Кескюла, «С»(Ц) — подполковник И. Иыгевест, «Д» — майор X. Тулнола (начиная с 16 марта 1942 г., дотоле место было вакантно).

Начальник 2 отдела подполковник П. Хинно, начальники отделений: «А» — старший лейтенант А. Пяэбус, «Б» — старший лейтенант Ф. Паэвере, «С» (Ц) — капитан И. Виньт (начиная с 5 июня — Э. Тохвер), «Д» — майор О. Клемент, инженер 2 отдела капитан М. Гросбергер.

Начальник 3 отдела полковник Я. Майде, пом. начальника 3 отдела капитан Э. Сай-дра, референт по хоз<яйству> полковник Н. Эрмасте, начиная с 1 апреля 1942 г. (дотоле место было вакантно), начальники отделений: «А» — капитан А. Яксон с 1 апреля 1942 г. (дотоле место было вакантно, обязанности исполнял пом. нач. отделения лейтенант М. Хенносте), «Б» — капитан А. Салусте, «С»(Ц) — капитан А. Кийдла.

Всего в составе руководства было 5 офицеров и 2 вольнонаемных. В составе 1 отдела 12 офицеров, 12 унтер-офицеров, 20 рядовых и 9 вольнонаемных. 2 отдел: 20 офицеров, 17 унтер-офицеров, 44 вольнонаемных. 3 отдел: 11 офицеров, 5 унтер-офицеров, 1 рядовой и 5 вольнонаемных.

Сначала Управление полиции и «Омакайтсе» находилось на улице Тынисмяги в доме № 9, откуда 6 февраля 1942 г. переселилось на улицу Пагари в дом № 1 (дом бывшего Военного министерства).

В новых штатах «Омакайтсе» были установлены 13 «Омакайтсе» — в каждом уезде, в городе Таллине и в городе Нарве. Территориальных границ не изменяли. В штатах намечались по-прежнему территориальные и казармированные подразделения. Уездное «Омакайтсе» разделилось на штаб и районы под руководством командиров батальонов. Районы, в свою очередь, разделились на роты, роты на взводы, а взводы на отделения. «Омакайтсе» Таллин-Нымме получило название «Омакайтсе» Таллина, а сотни названия рот. Из штабов с наибольшим составом и отличающейся от других структурой были штабы «Омакайтсе» Таллина и Харьюмаа. В них штаб разделили на управление и три отделения: оперативное или руководства и обучения, административное и хозяйственное. В управлении «Омакайтсе» Харьюмаа был и начальник штаба. В остальных 11 «Омакайтсе» состав штаба был более-менее одинаков: в каждом руководитель «Омакайтсе», начальник отделения, адъютант, начальник хозяйства, оружейный мастер, казначей и т. д. без разделения штаба на отделения. К каждому штабу принадлежал и оркестр «Омакайтсе».

В составе управления района были: командир батальона, адъютант, канцелярский работник и в некоторых еще и мотоциклист. В составе роты был единственным зарплатным членом командир роты. Лишь в «Омакайтсе» Харьюмаа были и командиры взводов зарплатные, по штату 117. Так же было в «Омакайтсе» Харьюмаа в управлении района: старший канцелярский работник (вместе с тем и каптенармус), а вместо мотоциклиста — шофер 1 разряда.

В штатах 1 марта не нашлось добровольного «Омакайтсе» в Таллине и Тарту. Так как в обоих названных городах чувствовалась необходимость в добровольном «Омакайтсе», то директором внутренних дел были 5 марта 1942 г. утверждены, с действием с 1 марта, дополнительные штаты «Омакайтсе» Таллина и Тарту, причем в Таллине образовали 4 района с 16 ротами, а в «Омакайтсе» Тартумаа расширили 2 районами, где было всего 8 рот. В то же самое время были утверждены дополнительные штаты «Омакайтсе» Харьюмаа и Ярвамаа, с действием с 1 февраля. Поэтому в «Омакайтсе» <Харьюмаа> добавилось 15 групп береговой охраны и 8 воздухонаблюдательных постов, а в «Омакайтсе» Ярвамаа — 4 воздухонаблюдательных поста. Также наметили, в отличие от других районов «Омакайтсе», в составе управления района в «Омакайтсе» Харьюмаа оружейного мастера унтер-офицера.

Во всех 13 «Омакайтсе» состояли в виде территориальных подразделений (см. таблицу № I)[50]74 района, 2 отдельных роты, 309 рот и 1 отдельный взвод. Кроме того, были казармированными подразделениями: 4 отдельных батальона пограничного «Омакайтсе», 19 казармированных рот, 34 казармированных взвода, 15 групп береговой охраны, 9 караульных отделений и 12 воздухонаблюдательных постов. Казарми-рованные взводы были в некоторых «Омакайтсе» под названием отдельного взвода, караульного взвода или караульной команды.

Как новость, нашлось в штатах 1 марта замечание, что «в районах и их подразделениях должностные лица, которые исполняют задачи с частичного силой, получают заработную плату, согласно заключению руководителя „Омакайтсе“, в размере <от> 25 до 75 % из предназначенных норм». На основании нового порядка стали многие командиры рот получать частичное жалованье, так как многие из них состоят на службе учреждений самоуправления, а многие занимаются хлебопашеством. Из командиров батальонов только двое состояли в «Омакайтсе» на частичной зарплате.

Тем временем было изменено непосредственное подчинение префектам «Омакайтсе» Таллина-Нымме, Петсеримаа и Нарва. Начиная с 1 марта 1942 г., со срока введения в действие штатов, все 13 «Омакайтсе» были подчинены непосредственно руководителю полиции и «Омакайтсе», который в свою очередь получал задачи для использования «Омакайтсе» от командира немецкой полиции порядка. Начиная с 6 мая 1942 г. полевые и местные коменданты получили право давать непосредственно распоряжения руководителям (уездных) «Омакайтсе» по исполнению задач береговой охраны. На основании приказания командующего генерала охранных войск и руководителя

Северного военного округа от 15 июля 1942 г. (Авт. 1а т. 1168/42 д.) подчинили выставленные из «Омакайтсе» караулы по охране железных дорог полевым и местным комендантам соответствующего участка, а на последних возложили полную ответственность за целесообразную охрану железной дороги. Прием должен был состояться к 10 августа 1942 г. Таким образом, руководители (уездных) «Омакайтсе» в делах по охране берега и железных дорог подчинялись непосредственно полевым и местным комендантам. Созданные в 1941 г. искренние и дружественные отношения с местными немецкими военными властями остались в силе и при новом порядке подчиненности, поэтому новый порядок лишь приближал содействие в служебной работе.

Согласно специальному приказанию, отданному командиром немецкой полиции порядка 22 мая 1942 г., «Омакайтсе» признали организацией безопасности Эстонии, которая сама несет ответственность за свой внутренний порядок. Командир полиции порядка и его местные представители считались для «Омакайтсе» надзорными учреждениями. Для назначения на должность руководителей «Омакайтсе» нужно было добывать согласие от командира полиции порядка, между тем как всех других должностных лиц пришлось назначать на должность и освобождать согласно порядка, действовавшего в то время в учреждениях самоуправления. На основании названного распоряжения руководители «Омакайтсе» должны были на местах создать тесную связь с руководителями полицейского района (СС-унд полицейгебитфюрер) и его беспрерывно информировать о действиях и событиях. Таким образом, руководители «Омакайтсе» имели на местах служебное содействие с немецкими военными местными руководителями.

Штаты 6 августа 1942 г.

Штаты, введенные в действие с 1 марта, не принесли достойных упоминания изменений в структуре «Омакайтсе», образовавшейся при формировании в 1941 г. Посредством новых штатов зафиксировались лишь прежняя структура и состав, без рассмотрения содержания. В зависимости от этого находились в некоторых «Омакайтсе» дряхлые подразделения, посредством сливания одних в другие, нужно было уменьшить их общее число и тем самым преобразовать их <в> более жизнеспособные. Также не нашлось единообразия в составе штабов. Согласно местным надобностям, по подразделениям «Омакайтсе», и необходимости упрощать и обобщать состав, в Управлении полиции и «Омакайтсе» приступили к выработке новой структуры и обобщенных штатов. Также, вследствие порядка подчиненности немецкой полиции, признано было необходимым подчинить руководителей <«Омакайтсе»> непосредственно полицейским префектам. Исходя из этих требований, готовились новая структура и обобщенные штаты «Омакайтсе»

31 июля 1942 г. было объявлено в официальном вестнике «Постановление об организации внешней полиции и „Омакайтсе“», имевшее силу начиная с 1 августа 1942 г. На основании этого постановления переименовали Управление полиции и «Омакайтсе» в «Управление эстонской полиции», во главе с эстонским полицейским директором. Полицейское управление разделилось на шесть главных отделов, три из которых занимались руководством деятельностью и хозяйством «Омакайтсе».

1 главный отдел (личный состав) разделился на управление, отделение «А» (учет и личный состав) и отделение «Б» (общее делопроизводство).

2 главный отдел (снабжение) разделился на управление, отделение «А» (общее), отделение «Б» (дене;но-отчетное), отделение «С»(Ц) (интендантура) и отделение «Д» (оружейно-техническое).

3 главный отдел разделился на управление, отделение «А» (руководство), отделение «Б» (обучение), отделение «С»(Ц) (организация) и отделение «Д» (общее).

Личный состав в трех вышеназванных главных отделах состоял: эстонский полицейский директор подполковник Э. Рейсаар; эстонский полицейский вице-директор подполковник В. Гутман; старший офицер для поручений полковник Н. Эрмасте; начальник 1 главного отдела подполковник Т. Кальберг; начальник отделения «А» 1 главного отдела лейтенант К Утсоль; начальник отделения «Б» 1 главного отдела майор И. Кескюла; начальник 2 главного отдела подполковник П. Хинно; начальник отделения «А» 2 главного отдела старший лейтенант А. Пяэбус; начальник отделения «Б» 2 главного отдела Ф. Паэвере; начальник отделения «С» 2 главного отдела Э. Тохвер; начальник отделения «Д» 2 главного отдела майор О. Клемент; начальник 3 главного отдела полковник Я. Майде; начальник отделения «А» 3 главного отдела капитан А. Яксон; начальник отделения «Б» 3 главного отдела капитан А. Хинт; начальник отделения «С» 3 главного отдела капитан А. Кийдла; начальник отделения «Д» 3 главного отдела капитан А. Вытинг; помощник начальника 3 главного отдела майор И. Тамм.

Территориально эстонское «Омакайтсе» разделилось на 13 полков (Малева). Командиры полков были подчинены полицейским префектам следующим образом:

командир полка Таллина — префекту Таллина

командиры полков Харью и Ярва — префекту Харью-Ярва

командиры полков Виру и Нарва — префекту Виру

командир полка Тартумаа — префекту Тарту

командиры полков Вырумаа и Валгамаа — префекту Выру-Валга

командиры полков Пярнумаа и Сакалама — префекту Пярну-Вильянди

командир полка Петсери — префекту Петсери

командиры полков Саарема и Ляэне — префекту Сааре-Ляэне

Полицейским префектам были преданы вторыми помощниками «Помощники по делам „Омакайтсе“, <обязанности которых исполняли> находящиеся в местах пребывании префектов командиры полков „Омакайтсе“. Лишь префект Петсери не имел помощника по делам „Омакайтсе“.

5 августа 1942 г. директором внутренних дел были утверждены и введены в действие, начиная с 6 августа, новые штаты эстонского полицейского управления. В новых штатах уездное „Омакайтсе“ переименовалось в полк (Малева) „Омакайтсе“ под руководством командира полка. Командирами полков были:

полк Таллина — полковник И. Пауль, одновременно помощник префекта Таллина по делам „Омакайтсе“;

полк Харью — капитан Э. Сайдра, одновременно помощник префекта Харью по делам „Омакайтсе“, начиная с 6 августа; полк Ярва — майор И. Ягунд;

полк Виру — капитан Я. Васка, одновременно помощник префекта Виру по делам „Омакайтсе“;

полк Нарва — майор И. Ляэне;

полк Тартумаа — подполковник И. Янсон, одновременно помощник префекта по делам „Омакайтсе“;

полк Вырумаа — капитан А. Тийвель, одновременно помощник префекта Выру-Валга по делам „Омакайтсе“;

полк Ваогамаа — майор А. Цэеманн, а с 16 октября майор А. Сандер; полк Петсеримаа — майор И. Тамм, а с 1 ноября майор В. Педак; полк Сакаламаа — майор А. Пори;

полк Пярнума — майор П. Лиллегехт, одновременно пом. префекта Пярнумаа-Вильянди по делам „Ом<акайтсе>“;

полк Ляэне — майор А. Кыргма;

полк Сааремаа — капитан П. Кангро, одновременно пом. префекта Сааремаа-Ляэнге по делам „Омакайтсе“.

Штатами было установлено число территориальных и казармированных подразделений в каждом полку (см. таблицу № 2).[51] Всего числилось в эстонском „Омакайтсе“ 66 территориальных батальонов с 300 территориальными ротами. Следовательно, число батальонов было уменьшено в количестве 8 и число рот в количестве 11. Казармированных подразделений числилось всего 27, казармированных рот и 16 казармированных отдельных взводов. Кроме них, нашелся в штатах почетный караул Генералкомиссара. В Таллине и Тарту казармированные роты были сведены в казармированные батальоны, в Таллине 5 рот и в Тарту 3 роты. Штатами были казармированные роты и отдельные взводы нумерованы и установлены номера подразделений в каждом полку.

Штатами было введено однообразие в структуре штатов, а в зависимости от величины полка и обилия работ были установлены типы штабов по составу и по полкам. Были предусмотрены три типа штабов: тип „А“, „Б“ и „В“. В каждом типе штаба содержится 3 отделения: управления, административное и хозяйственное. В типе „А“ имеется: начальник штаба, в отделении управления — саперный офицер, старший врач и т. д. В типе „А“ и „Б“ имеется помощник начальника отделения управления, а в типе „В“ его не было. Разница в типах выражается в числе работников: так, в типе „А“ имеется всего 40 человек, в типе „Б“ — 26, и в типе „В“ — 21 работник штаба. Штаб типа „А“ предназначали для полков Таллина, Харью, Виру и Тартумаа, тип „Б“ для полков Ляэне, Пярнумаа, Сакаламаа, Вырумаа, Петсеримаа и Нарва, а тип „В“ для полков Сааремаа, Ярва и Валгамаа.

По примеру штабов обобщили также и штаты оркестров полков по типам. В оркестре типа „А“ всего 24 музыканта, а в оркестре типа „Б“ — всего 17 музыкантов, вместе с капельмейстером. Оркестры предусмотрены во всех полках, за исключением полка Таллина. Оркестры типа „А“ намечались для полков Тартумаа, Виру, Ляэне, Сааремаа, Пярнумаа и Сакаламаа, а остальным полкам намечался оркестр типа „Б“.

Штаты территориальных батальонов и рот были выработаны одинаковые всем полкам. В составе батальона были командир батальона, адъютант, канцелярский работник и мотоциклист. В составе территориальной роты, кроме командира роты, зарплатных начальствующих лиц не было.

По существу ничего не изменилось после подчинения командиров полков „Омакайтсе“ префектам. Делопроизводство командиров полков и полицейского управления велось большею частью непосредственно. Лишь относительно важнейших вопросов велось это через префекта, или, если непосредственно, то с ведома и одобрения префекта.

В штатах, введенных директором внутренних дел в действие с 6 августа 1942 г., первые изменения были введены директором внутренних дел 24 декабря 1942 г., которого числа были утверждены состав территориального батальона типа „А“ и территориальной роты типа „А“. В территориальном батальоне типа „А“ были: командир батальона, адъютант, канцелярский работник, оружейный мастер — унтер-офицер и мотоциклист, а в составе каждой роты того же батальона были: командир роты и старшина роты. Таким образом в виде типа „А“ увеличился состав некоторых батальонов на оружейного мастера, а состав роты — на старшину роты. На основании приказа директора внутренних дел от 24 декабря 1942 г. за № 555 поименованный штат был введен в действие, начиная с 1 ноября 1942 г., причем территориальных батальонов типа „А“ числилось всего 10, а территориальных рот в них 44. Изменение штатов было обусловлено лишь необходимостью береговой охраны, и это касалось в полку Таллина одного батальона и 5 рот, а в полку Харью всех 9 батальонов и 39 рот.

Во введенном одновременно с предыдущим в действие штате территориальной роты типа „А“ предусмотрены были командир роты и командир взвода. Таких рот было 3, все в полку Ярва, где три территориальные роты были соединены с другими ротами, а последние были укомплектованы согласно штата типа „А“.

Подчинение добровольного „Омакайтсе“ немещим войскам

Со стороны высших немецких властей был в июле 1942 г. поднят вопрос о подчинении добровольного „Омакайтсе“ немецкому военному командованию, дабы этим целесообразнее провести включение „Омакайтсе“ на службу военной безопасности страны. 26 июля состоялось в Тарту в штабе 207 охранной дивизии по этому вопросу совещание, на котором представителями эстонского „Омакайтсе“ были руководитель полиции и „Омакайтсе“ подполковник Э. Рейссаар, его заместитель подполковник В. Гутман и начальник отдела „Омакайтсе“ полковник И. Майде.

На основании приказания командующего генерала охранных войск и руководителя Северного военного округа (Коммандирендер-генерал дер Сихерунгструппен унд Бефельсхабер им Хеэресгебит Норд) генерала фон Рок от 29 сентября 1942 г. № 1655/42с территориальные части „Омакайтсе“ были, считая с 1 октября 1942 г, переданы в его подчинение под названием „Эстонское Омакайтсе“. Согласно этому приказу считались подчиненными военным властям штабы полков „Омакайтсе“, штабы территориальных батальонов, оркестры и все территориальные части. Таким образом, командующий генерал охранных войск стал высшим начальником „Омакайтсе“. Непосредственно „Омакайтсе“ было подчинено командующему генералу 207 охранной дивизии генерал-лейтенанту Тидеманну, который отдавал распоряжения, касающиеся „Омакайтсе“, непосредственно эстонскому полицейскому директору.

Территориальные подразделения полков „Омакайтсе“ перешли во всех отношениях в подчинение полевому коменданту соответствующей территории, которые начали давать командирам полков оперативные задачи. Согласно этому порядку подчинялись:

полевому коменданту Раквере — полк Виру;

полевому коменданту Таллина — полки Таллина, Харью и Ярва;

коменданту Балтийских островов — полк Саарема, 5 территориальный батальон (в Хийумаа) из полка Ляэне (в хозяйственном отношении батальон оставался подчинен полку Ляэне);

полевому коменданту Пярну — полки Ляэне, Пярнумаа и Сакалама;

полевому коменданту Тарту — полки Тартумаа, Валгамаа, Вирумаа и Петсеримаа.

Приказанием о подчиненности были установлены задачи, на выполнение которых можно вывести „Омакайтсе“. Такими перечислялись: охрана эстонского берега, железных и шоссейных дорог, а также в военном отношении важных предприятий, борьба с неприятельскими шайками, против воздушных десантов и парашютистов, а также другие задачи военного характера.

Полевым и местным комендантам было вменено в обязанность руководство обучением „Омакайтсе“ и снабжение его оружием и боеприпасами.

Для проведения личных изменений в составе начальства „Омакайтсе“ было необходимо согласие: от полевого коменданта и охранной дивизии — относительно ротных командиров, от них же и от командующего генерала охранных войск — относительно батальонных командиров и высших.

Офицером для связи в 207 охранной дивизии был назначен из полицейского управления капитан Аугуст Яксон, начиная с 1 октября 1942 г.

Переформирование казармированных подразделений

Казармированные части „Омакайтсе“ по-прежнему оставались подчиненными через полицейского директора командиру полиции порядка, а их сведение в охранные батальоны (Шутцманншафтс — В — батальон) было возложено на командира полиции порядка. Они были оставлены по-прежнему в оперативном подчинении полевым комендантам и продолжали все свою прежнюю деятельность. В персональном и хозяйственном отношении их подчиненность также не изменилась — они принадлежали к полкам, но были подчинены командиру полиции порядка.

На основании приказания командира полиции порядка от 1 декабря 1942 г. приступили к формированию охранных батальонов из казармированных подразделений „Омакайтсе“, причем провели это следующим образом:

287 охранный батальон в Таллине — из казармированных подразделений полка Таллина;

288 охранный батльон в Таллине — из казармированных подразделений полков Харью и Ярва;

289 охранный батальон в Раквере — из казармированных подразделений полков Виру и Нарва;

290 охранный батальон в Тарту — из казармированных подразделений полка Тартумаа;

291 охранный батальон в Пярну — из казармированных подразделений полков Пярнумаа и Сакалама;

292 охранный батальон в Хаапсалу — из казармированных подразделений полков Ляэне и Сааремаа;

293 охранный батальон в Выру — из казармированных подразделений полков Вырумаа, Валгамаа и Петсеримаа.

После необходимых инструкций командира полиции порядка и полицейского директора командиры батальонов, назначенные командиром полиции порядка 4 декабря 1942 г., начали переформировывать казармированные подразделения „Омакайтсе“ в охранные батальоны.

Вступая на службу в охранный батальон, личный состав был обязан дать по особой форме присягу, в которой, между прочим, было предусмотрено обязательство служить до неопределенного времени. Это требование вызвало в некоторых местах среди людей недоразумения, так как дотоле они имели договор с обязательством служить один год. 2 декабря 1942 г. последовало относительно этого приказание руководителя СС и полиции в Эстонии, согласно которому все члены казармированных подразделений были обязаны с 1 декабря 1942 г. продолжать службу без срока.

Окончание переформирования казармированных подразделений „Омакайтсе“ не успели докончить к концу года. Окончательно это провели лишь к 1 февраля 1943 г. В структуре добровольного „Омакайтсе“ к концу года не произошло изменений, за исключением вышеизложенных.

3. ЛИЧНЫЙ СОСТАВ „ОМАКАЙТСЕ“

Число членов „Омакайтсе“ на 1 января 1942 г. было 40709 человек(см. таблицу № 3),[52] а на 1 января 1943 г. — 43053, то есть прирост в течение г. — 2344 членов. В течение г. прибыло — 18477, а убыло — 16133 члена В первых месяцах г., однако, многочисленное прибытие не смогло покрыть числа убывших, так что в течение января и февраля месяцев число членов уменьшилось на 830. Убыль большого числа членов вызвало, главным образом, формирование добровольческих частей, в которые вербовали людей, в первую очередь, из „Омакайтсе“. Начиная с марта месяца, прибыль превышала ежемесячную убыль до сентября месяца, когда опять замечалось маленькое уменьшение. Заметный прирост в весенние и летние месяцы зависел от формирования добровольных подразделений в Тартумаа, да и от формирований в Таллине, Сааремаа и Хийумаа. В последних месяцах г. уменьшение членов вызывало, главным; образом, комплектование Эстонского легиона, куда из „Омакайтсе“ перешли многие. Наибольшее число членов состояло 1 января в полку Виру — 8040, а в конце г. имел наибольшее число членов полк Тартумаа — 9002. Полк Виру со своими 7120 членами остался на втором месте.

Членами „Омакайтсе“ состоят из общего числа мужчин Эстонии около 9 %. Этот процент стоит выше всего в районе полка Виру — 16,7 %, <далее. следует Ярвамаа -13,4 % и Вильяндимаа — 13,1 %. В городах этот процент заметно ниже: от 1,4 до 9 %. Наименьший процент из общего числа мужчин состоит в „Омакайтсе“ в Таллине -1,4 %, где к формированию территориальных подразделений приступили лишь с марта месяца 1942 г. Дальше следует Петсеримаа с 2,6 %, где большинство народонаселения составляют русские, почему там число верных людей более ограничено.

Состав членов „Омакайтсе“ по группам рода занятий на 1 января 1943 г. в процентах приблизительно: хлебопашцев — 60 %, деревенских рабочих — 8 %, работников из учреждений эстонского самоуправления — 7 %, с вольной профессии — 4 %, городских рабочих -3%, студентов и учеников — 2 %, разных — 8 % и зарплатных членов в „Омакайтсе“ (казармированные подразделения + кадры и штабы территориальных частей) — 8 %.

Пропорция зарплатных членов и добровольных составляет на 1 января 1943 г. отношение 1 к 12. В казармированных частях числилось на 1 января 1943 г. 2576 человек. После перевода казармированных частей отношение зарплатных членов к добровольным стало 1 к 37.

По численному составу на 1 января 1943 г. в территориальных частях состояло членов (в процентах):

Общее количество членов „Омакайтсе“ не было ограничено. Также не имели значение при приеме в члены хозяйственное положение и социальное происхождение лица. От него требовалось неиспорченное прошлое, верность и честность. Предел лет был не ограничен, а нижний предел лет установили для учеников в 17 лет, а для других — 18 лет.

Командующий генерал охранных войск и начальник Северного военного округа в своем письме от 15 декабря 1942 г. № 633/42 разрешил служащим в полках „Омакайтсе“ на должностях офицеров липникам, портупей-аспирантам и аспирантам носить форму младшего лейтенанта и выдавать себя за младшего лейтенанта в течение теперешней войны. Считая с 1 января 1943 г. этого права удостоились в „Омакайтсе“ всего 112 липников, портупей-аспирантов и аспирантов.

После установления в „Омакайтсе“ определенной структуры приступили в соответствующих главных отделах полицейского управления к обобщению порядка по комплектованию и учету личного состава, который находился в полках в очень разнообразном состоянии. Был выработан и введен в действие одинаковый порядок приема членов: выработали формуляр планкета „заявления“ к приему и дали инструкцию для его исполнения. Обобщили также порядок выдачи членских карточек и выслали новые членские карточки, которые к концу г. успели раздать почти всем членам.

Единственным внешним признаком о принадлежности к „Омакайтсе“ установили цвет и форму повязки на рукаве. Общим признаком носят члены нарукавную повязку, шириной в 10 сантиметров оранжевого цвета, на которой черной краской напечатаны на немецком и эстонском языках название соответствующего полка „Омакайтсе“, в середине номер повязки и вправо и влево от номеров оттиски с печати полка. К концу года большинство полков успели снабдить повязками своих членов.

4. ДЕЙСТВИЕ „ОМАКАЙТСЕ“
Караульная служба

В течение г. важнейшей задачей „Омакайтсе“ была караульная служба, требовавшая по всей стране выставлять сравнительно крупное число людей — в среднем В г. ежедневно по 3557 человек (см. приложение № 4)1. Наибольшее число людей находилось ежедневно в караульной службе в апреле месяце — 4987 человек. В то же самое время было выставлено и наибольшее количество караульных постов — 1138. Наименьшее число людей находилось в караулах в декабре месяце — на 678 постах 2134 человека. Следовательно, из членов „Омакайтсе“ было в среднем в г. выставлено на караульную службу ежедневно 8 %, или по всей стране при равном распределении караульной службы пришлось бы каждому члену отслужить в карауле через каждые 12 суток.

В общем выпало из несения караульной службы на территориальные подразделения 59,9 % караульных постов, а на казармированные подразделения — 40,1 % постов. Согласно этому, из годового среднего на сутки были выставлены из территориальных подразделений примерно 64 %, а из казармированных подразделений 36 %, что из го-цового среднего числа 3557 составляет: из территориальных подразделений — 2280 человек, а из казармированных — 1277 человек.

Разделив же это несение караульной службы поровну между всеми членами (за исключением офицеров и штабных работников), что в среднем около 38000 человек, то пришлось бы каждому члену быть в карауле через каждые 17 суток. Но так как наряды между территориальными подразделениями невозможно распределить равно, так как наряды назначаются по тому, где находятся объекты охраны, то некоторые подразделения бывают совсем свободны от нарядов, другие же напротив обременены больше. Как видно из отчета (приложение № 4),[53] охраняли территориальные части из общего числа постов в полку Сааремаа — 87,9 %, в полку Ляэне — 85 %, в полку Таргумаа — 82,51 %, в полку Харьюмаа — 78,5 % и т. д., поэтому ноша территориальных подразделений в этих полках еще больше. Вследствие этого приходится членам некоторых подразделений быть на караульной службе после каждого 6–7 дня. Напротив же, охраняли казармированные подразделения постов: в полку Таллина — 97 % и в полку Нарва — 80,2 %.

Из постов были средним числом в г.: суточных 70,41 %, ночных 22,46 % и дневных 7,13 %.

Члены территориальных и казармированных подразделений „Омакайтсе“ отслужили в течение 1942 г. всего около 1298300 караульных дней, из которых выпало на территориальные подразделения 830912 караульных дней, а на казармированные подразделения 467388 караульных дней. Из этого видно довольно ясно, какую ношу несли добровольные члены „Омакайтсе“, только будучи на караульной службе, помимо своей профессиональной работы.

По роду объектов охранения разделились караульные посты средним числом в г. (см. приложение5):[54] береговая охрана — 69 караульных постов; охрана военнопленных — 137; охрана железных и шоссейных дорог — 296; пограничная охрана — 19; воздухо-наблюдательные посты — 44; охрана складов, заводов, предприятий, домов и т. д. — 173; внутренняя служба — 160; чрезвычайные наряды — 3; охрана разных объектов — 37; всего — 938 кар<аульных> постов.

В течение г. караульными задержаны: 6 парашютистов, 3 партизана, 249 бежавших русских военнопленных и 252 подозрительных лица (см. приложение) № 7).[56] В то же самое время ни в одном случае не потерпели <урона> объекты охранения.

Облавы

Для задержания спущенных неприятельскими воздушными силами парашютистов, бежавших военнопленных, скрывшихся в 1941 г. неприятельских партизан и других вредных для безопасности лиц, частями „Омакайтсе“ в 1942 г. была проведена всего 1981 облава (см. приложение № 6) № 6).[57] По количеству больше всего проведено облав в полку Виру — 341. За ним следуют: полк Харью — 337, полк Вырумаа — 300 и полк Тартумаа — 232. Меньше всего произведено облав полком Таллина — 3 облавы. В течение месяцев мая, июня, июля и августа проведено заметно больше облав, чем в течение остальных месяцев; это обусловлено тем, что в летние месяцы бежало больше военнопленных, для задержания которых и проводили облавы.

Из общего количества проведенных облав (1981) остались безрезультатными 1253 облавы, т. е. 63 %, а с результатами были закончены 728 облав, т. е. 37 %. На облавах задержали всего 54 парашютиста, 33 партизана, 876 бежавших русских военнопленных и 328 подозрительных лиц, всего 2459 вредных лип. Хотя результаты оказались лишь при 37 % облав, однако посредством облав достигли лучших результатов, чем другими способами задержания. Из общего числа задержанных (2459) при облавах задержано 1291 лицо, которые составляют по процентам (см. приложение № 7):[58] парашютистов 74 %, партизан 77 %, бежавших военнопленных 58 % и подозрительных лиц 40 %. Эти числа говорят определенно в пользу облав.

Наибольшая облава „Омакайтсе“ была проведена в полку Тартумаа 4 января 1942 г. с 6-00 до 16–00 часов на всей территории уезда Тартумаа с участием всех членов полка. Целью облавы было задержание скрывающихся в лесах подозрительных лиц. В облаве участвовало 4924 члена „Омакайтсе“, что составляет 66 % от общего числа <членов> полка. Были задержаны 5 подозрительных лица и 2 бежавших военнопленных.

С той же самой целью полком Тартумаа 13 февраля 1942 г. опять в уезде проведена общая облава с участием 2476 членов „Омакайтсе“. Было задержано 6 подозрительных лиц и один бежавший военнопленный.

Облава больших размеров была проведена также полком Харью 18 декабря 1942 г. яя отыскания спрятавшихся красноармейцев, военнопленных и подозрительных лиц. Такой же целью были проведены 2 большие облавы в городе Таллине, одна — ночью 4—25 января, с участием 900 членов „Омакайтсе“, а другая — 16 декабря, с участием 20 членов. Полком Виру была проведена наибольшая облава 20 марта в районе Луцкассо с участием 450 человек, а полком Сакаламаа 3 апреля для задержания предлагаемых парашютистов с участием 300 членов. Проведенные другими полкаvи облавы были по своим размерам меньше. Всего участвовали в 1981 проведенных облавах 41933 члена „Омакайтсе“. Наибольшее количество участников было в полку Тартумаа — 11 828. Ему следовали: полк Виру с 9 552 участниками и полку Харью с 6191 участником. По сводкам длилась облава в среднем 8 часов, не считая времени для собирания и расхода по домам. Таким образом можно рассчитать на каждую облаву по одному рабочему дню. Так как облав проводили всего 41933, то тем было израсходовано всего 1933 рабочих дня.

Помощь войскам и полиции

Кроме несения караульной службы и облав, проведенных по своей инициативе, „Омакайтсе“ оказывала также помощь полиции и немецким войскам. Полиция использовала помощь „Омакайтсе“ для ареста преступных элементов, для проведения обысков и конвоирования задержанных лиц. В течение г. подразделения „Омакайтсе“ помогали полиции (см. приложение № б)[59]1816 раз с <участием> 10411 чел. и войскам 1266 раз с <участием> 3795 чел., а всего — 3082 раза с <участием> 14206 чел. Если считать, что и тут каждый человек в среднем израсходовал oдин рабочий день, то по всей стране пошло на подмогу войск и полиции всего 14206 рабочих дней.

Конвойная служба

Тесно связана с предыдущим проведенная подразделениями „Омакайтсе“ конвойная служба. Для этого получали задачи от немецкого военного командования, от полиции или же препровождали частями „Омакайтсе“ задержанных лиц в распоряжение определенных инстанций. Точку тяжести конвойной службы образовали военнопленные, которых по распоряжению немецких военных властей перемещали из одного лагеря в другой или же препровождали из лагерей на места работы, или же задержанных частями „Омакайтсе“ отправляли в лагеря. Так находились члены „Омакайтсе“ на конвоировании военнопленных из освобожденных областей России в лагеря, расположенные в Эстонии или наоборот. Самый длинный этап отслужили 4 члена из полка Сакаламаа с 8 по 23 сентября, когда конвоировали из лагеря военнопленных в Вильянди 55 украинцев-офицеров в Винницу на Украине.

В течение г. членами „Омакайтсе“ отслужено конвойной службы всего 2107 раз с 4844 человеком. Наибольшую нагрузку имел полк Тартумаа, несший караульную службу 430 раз с 987 чел. (см. приложение № 6). Далее следуют полки Виру и Харью. Длительность конвойной службы оказалась очень разнообразной. Средняя длительность <для> полков достигает от половины дня до 6 суток, что дает в среднем для „Омакайтсе“ 2,2 дня. Считаясь с полными днями, в настоящем случае в среднем с 2 днями, получим при 4844 участниках 9688 рабочих дней.

Сводка о действиях

Как описано выше, „Омакайтсе“ оперировало в 1942 г. в области разных военных задач и несло службу по гарантированию порядка и безопасности в тылу. Среди этих задач важнейшей оказалась караульная служба, требовавшая от „Омакайтсе“ выставления наибольшего числа людей ежедневно. При скромном расчете найдем выставленными членов „Омакайтсе“: для несения караульной службы — 1298300 рабочих дней; для проведения облав — 41933; для оказания помощи войскам и полиции -14206; для несения конвойной службы — 9688; всего — 1364127 рабочих дней.

Нужно отметить, что это число не содержит в себе времени, затраченного членами „Омакайтсе“ на следование парашютистов, партизан, бежавших военнопленных и подозрительных лиц по своей инициативе. Так же не содержит времени, употребленного членами „Омакайтсе“ посыльными для информирования начальства, алармирования <подъема по тревоге. — ред.> подразделений и других мелких действий в связи с изложенными действиями. К настоящей трате времени прибавляется еще время, истраченное для учебной деятельности и сборов по тревоге, вовсе не короткое.

В 1942 г. „Омакайтсе“ задержало 74 парашютиста, 43 партизана, 1525 бежавших военнопленных и 817 подозрительных лиц, а всего — 2459 лиц вредных для порядка и безопасности. Сюда не включены задержанные пограничными „Омакайтсе“, так как деятельность его описана целиком на страницах 9 и 13 настоящей сводки.

Кроме задержаний со стороны караульных, на облавах и чрезвычайными постами, достойна внимания и инициатива со стороны членов, так как не всегда дозволяет положение тратить время на сбор сил. Так, по своей инициативе членами „Омакайтсе“ было захвачено 14 парашютистов, 7 партизан, 400 бежавших военнопленных и 237 подозрительных лиц, которые представляют из себя из соответствующих общих чисел: парашютистов 19 %, партизан 16 %, военнопленных 26 %, подозрительных лиц 29 % (см. приложение № 7).[60]

При разносторонней деятельности пришлось членам „Омакайтсе“ применять и оружие, что вследствие упорного сопротивления противника иногда развивалось в большую схватку. В общем, члены „Омакайтсе“ применяли оружие в 714 случаях (см. приложение № 7) и противник в 49 случаях.

При исполнении разносторонних задач потерпело „Омакайтсе“ и потери. Всего было убито 23 члена, ранено 40 и заболели при исполнении обязанностей 111 членов, из которых умерло 3 человека (см. приложение № 7).

5. УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ „ОМАКАЙТСЕ“

Параллельно с образованием структуры приступили на местах и к вопросам обучения. Инструкции для этого давали полевые коменданты, но фактическими распорядителями дела были руководители „Омакайтсе“. К началу 1942 г. структура „Омакайтсе“ приняла довольно постоянный вид. Изменения ввелись лишь в части пограничного „Омакайтсе“, каковое постепенно растаяло в структуре „Омакайтсе“. Таким образом, оказалось возможным посвятить больше внимания учебной деятельности. Но так как управление полиции и „Омакайтсе“ еще окончательно не было образовано и отдельные места службы не были укомплектованы соответствующими лицами, то планомерное руководство учебной деятельностью и контроля на местах Управление полиции и „Омакайтсе“ не проводило. Учебная деятельность проводилась на основании планов занятий, составленных командирами полков согласно желания полевых комендантов, тогда как Управление полиции и „Омакайтсе“ давало лишь единичные распоряжения и самые общие указания.

В марте 1942 г. отделом „Омакайтсе“ был выработан общий план обучения для казармированных подразделений и еще отдельный план проведения занятий с добровольным рядовым составом. Этим была обобщена учебная деятельность во всем „Омакайтсе“. Проведение занятий с добровольным рядовым составом осуществляли посредством учебных дней, причем каждому подразделению полагалось по 2 учебных дня в месяц.

Считалось нормальным проведение учебных дней поротно, но, принимая во внимание местные условия, допускали проведение учебных дней также повзводно, оказалось, что на деле проводились <учебные дни> как поротно, так и повзводно, почти в равной мере. Всего в „Омакайтсе“ было проведено 50 батальонных учебных дней, главным образом, в полках Таллина и Тартумаа. Посредством контроля учебных планов и проверки занятий на местах были приобретены ценные знания, на основании коих могли давать дополнительные инструкции для дальнейших действий и успешного руководства.

Начиная с 1 октября 1942 г. 207 охранная дивизия взяла проведение учебной деятельности в свои руки, причем руководителями учебной деятельности для полков на Местах являлись полевые коменданты. Главный отдел „Омакайтсе“ распоряжался лишь обобщением учебной деятельности, помогал проводить требования полевых комендантов, организовал тиры для стрельбы, снабжал полки учебными пособиями и проводил на местах фактическую проверку учебной деятельности.

Прежнее направление учебной деятельности этим не подвергалось изменению. Система и количество учебных дней остались прежними. Полевыми комендантами были представлены лишь требования, которые нужно было более иметь в виду. Но для проведения занятий с кадрами ими было дано уже больше инструкций и на местах предпринимались упражнения на картах и в песочном ящике.

Больше, чем другие полевые коменданты, способствовал учебной деятельности комендант Балтийских островов, по инициативе и при поддержке которого в полку Сааремаа были организованы двухнедельные курсы для младшего командного состава, причем военные власти предоставили курсантам бесплатно пищу, квартиру и отчасти обмундирование и хлопотали за транспортирование людей.

Общие результаты и интенсивность учебной деятельности видны из отчета об учебной деятельности — приложение № 8.[61]

Особую область учебной деятельности представляет из себя проведение пробных тревог, посредством которых попали под проверку, с одной стороны, целесообразность соответствующих планов, а с другой стороны, готовность подразделений. Так как планы тревоги предвидели собирания для проведения задач военных властей, то военные власти проводили на этом поле непосредственный контроль. До 1 октября относительно этого определенной нормы не имелось. Устройство учебных тревог зависело от местных комендантов. Начиная с 1 октября, когда 207 охранная дивизия приступила к руководству учебной деятельностью, было определено требование, чтобы каждой частью в течение месяца проводился бы один сбор по тревоге.

Как показывает отчет, в учебной тревоге участвовало 66 % списочного состава членов. Это довольно большой процент, если учесть, что часть членов находилась в то же самое время на караульной службе, часть не присутствовала на месте, часть была связана со своей профессиональной работой, не давшей возможности явиться.

6. ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ „ОМАКАЙТСЕ“

Кроме различной служебной деятельности, посредством которой „Омакайтсе“ гарантировало порядок и безопасность, „Омакайтсе“ было организацией всей страны, которая посредством многочисленных членов была в состоянии проводить и общественные мероприятия. Если считаться с обстоятельством, что в размерах всей страны лишь в 1942 г. приступили к созданию других организаций (ЭРЮ <Взаимопомощь эстонского народа. — Ред.>, Правление народного воспитания, Эстонские молодые пожарники), то понятно, что особенно в деревне эти организации еще не были в состоянии проводить общественные мероприятия, так как у них не хватало существеннейшей части: членского состава.

При проведении общественных мероприятий оказывало для „Омакайтсе“ очень крупную помощь неофициальное женское „Омакайтсе“, которое возникло тоже в 1941 г. спонтанно на местах при подразделениях „Омакайтсе“. Главной задачей членов женского „Омакайтсе“ тогда было снабжение мужчин продовольствием и способствование созданию хозяйственных начал. Вследствие отсутствия других благотворительных и вспомоществовательных организаций собравшиеся к частям „Омакайтсе“ женщины приступили к заполнению этого пустого места и начали организовывать помощь попавшим в нужду согражданам-эстонцам, а также попечительствовать имущество пропавших в военных условиях. Хотя в истекшем г. прежние задачи членов женского „Омакайтсе“ в больших размерах отпали, были найдены новые задачи, к которым нужно было приложить руки и помогать мужчинам.

К концу г. женское „Омакайтсе“ было организовано в каждом полку, а общее число членов к 1 января 1943 г. было 7501 человек, причем наибольшее число членов было в полку Тартумаа — 2258.

„Омакайтсе“ принимало в 1942 г. активное участие в общих кампаниях всей страны, как то: рубка леса, сбор цветных металлов и теплой одежды для войск.

В порядке кампании по рубке леса приготовили почти без исключения топливо для нужд „Омакайтсе“. Сверх своих надобностей приготовили члены „Омакайтсе“ полка Тартумаа по инициативе тогдашнего руководителя полковника Лыхмуса 4178 кубометров дров для семей фронтовиков. При проведении сбора для той же самой цели подарили те учреждения, при которых работали члены „Омакайтсе“, — 374 кубометра дров. Итак, по инициативе полка Тартумаа было запасено для этой цели всего 4552 кубометра дров.

Сбору цветных металлов и теплой зимней одежды „Омакайтсе“ помогало при помощи своего членского состава, но так как это проводило не только „Омакайтсе“, то и не зафиксировали результатов работы, почему не известны числа большинства частей. Можно отметить лишь полки Таллина и Петсеримаа, из которых первый собрал 2 500 кг, а второй — 1490 кг цветных металлов.

„Омакайтсе“ всюду помогало проведению празднеств первой годовщины освобождения из-под гнета большевизма и дня свободы. По этому случаю подразделения выступали почетными ротами, шпалерами на парадах и т. д. Также выступали в те дни оркестры и певческие хоры. Нужно заметить, что в течение г. „Омакайтсе“ выставляло почетные роты в 227 случаях с участием 12191 члена.

В уезде Петсеримаа „Омакайтсе“ организовало проведение праздника по случаю жатвы в 7 волостях, между тем как по всей стране помогали этому.

„Омакайтсе“ имеет достойную роль в восстановлении памятников в честь павших в Освободительной войне, разрушенных большевиками, в некоторых уездах как инициатора, в других как помощника. Нужно заметить, что по инициативе полка Харью в уезде Харьюмаа воздвигнуто 9 памятников и членами полка Петсеримаа один памятник.

„Омакайтсе“ всюду помогало деятельности общества Взаимопомощи эстонского Народа (Ээсти Рахва Юхисаби), а в течение г. провело во всех городах один кружечный сбор под лозунгом „Омакайтсе собирает для ЭРЮ“. Сверх сбора, проводили во многих местах увеселительные вечера, доход от которых подарили для вспомоществования пострадавших на войне.

В пользу местных развлечений и добывания доходов для „Омакайтсе“ проводили во многих местах празднества и концерты. В полку Харью из членов „Омакайтсе“ были образованы 21 смешанный хор с 760 певцами и 11 духовых оркестров с 180 музыкантами. В полку Ляэне было 4 смешанных и 1 женский хоры с 125 членами. Оркестр полка Сакала выступал в течение г. более 10 раз в оперетте „Племянник из Батавии“. Названный оркестр посредством концертов и увеселительных вечеров добыл доходов более 11500 марок.

В области спорта, развитию которого „Омакайтсе“ тоже способствовало, можно указать на выступление батальона Марьямаа из полка Ляэне 16 и 17 мая в Таллине на состязаниях в греческо-римской борьбе, на которых команда добилась трех мастерских звания, одного второго и двух третьих мест.

Сверх всего изложенного нужно указать на действия женского „Омакайтсе“ в приведении в порядок могил немецких и эстонских героев, павших при освобождении Эстонии, в приготовлении подарочных пакетов фронтовикам, при сборе теплой одежды для войск, при попечении раненых воинов в лазаретах, при посещении их и передачи подарочных пакетов. Особенно нужно отметить деятельность Тартумааского женского „Омакайтсе“, которое провело сверх перечисленного и сбор перьев для приготовления подушек военным лазаретам.

7. ХОЗЯЙСТВО „ОМАКАЙТСЕ“

Хозяйством „Омакайтсе“ занимался 2 главный отдел (снабжения) Управления полиции и „Омакайтсе“, позднее Полицейское управление. Поскольку к формированию названного управления приступили лишь в октябре 1941 г. и у него еще не хватало основных законных начал, а уездные „Омакайтсе“ были непосредственно подчинены местным немецким военным властям, то не могли и не успели в конце 1941 г. разрешить существенных вопросов, а их разрешение пришлось на 1942 г., который поэтому оказался и в хозяйстве обильным работами.

Денежное довольствие

С первых дней „Омакайтсе“ не имело центра, который снабжал бы „Омакайтсе“ деньгами, поэтому каждая часть „Омакайтсе“ была вынуждена сама добывать деньги на самые необходимые издержки. Деньги добывались в виде займов, посредством сборов, добывали пособия и дары, обложили платой выданные от „Омакайтсе“ разрешительные удостоверения, проводили увеселительные вечера, основали хозяйственные предприятия (столовые), давшие доход, реализовали ненужное имущество и т. п.

Проект сметы „Омакайтсе“ на 1942 г. был составлен сначала на весь календарный год. Основанием к расчетам были взяты полученные от руководства „Омакайтсе“ данные и проекты штатов и зарплатных норм.

В период рассмотрения проектов смет следовали новые распоряжения и образом вышло в конце, что на 1942 г. составили и остались в действии следуют сметы:

Ни одной из этих смет не успели формально утвердить. На деле же они были под руководством во всех местных учреждениях как действующие сметы и в деятельности не возникало трудностей, за исключением некоторых колебаний.

Снабжение деньгами проводилось в общих чертах на основании постановления о кассе государственных издержек, счетоводстве и порядке отчета в Эстонской Республике с теми изменениями, что и зарплаты открывали частями в виде аванса, т. е. вовсе не применяли ассигновок по приказаниям выплаты.

Открывание авансов для частей производилось два раза в месяц по соответствующим требованиям. Части ежемесячно представляли отчеты об издержке авансов с добавлением доказательств. На основании проверенных и заверенных отчетов в Эстонском Банке проводилось погашение авансов. Отчеты об исполнении сметы составлялись на каждый законченный период сметы. По суммам были отмечены следующие отчеты:

В 1942 г. в хозяйстве „Омакайтсе“ произошли изменения, отразившиеся и в сметах: начиная с 1 августа 1942 г. казармированные части „Омакайтсе“ были взяты в подчинение и снабжение командиру немецкой полиции порядка, по случаю чего расходы казармированных частей выпали из сметы Эстонского Самоуправления; начиная с 1 октября 1942 г. расходы добровольного „Омакайтсе“ (штабы полков, оркестры, штабы территориальных подразделений) были взяты на командование Северной военного округа.

В течение периода с 1 августа до 31 декабря 1942 г. были на иждивении по хозяйству казармированные части, перешедшие с 1 августа на иждивение к немецкой полиции порядка. Для зарплаты и других расходов поименованные части необходимые суммы получало Полицейское управление в виде аванса от хозчасти командира полиции порядка. Из полученных авансов производились необходимые выплаты, что вначале проводили хозчасти полков, а позднее, когда казармированные части, с переформированием их в охранные батальоны, получили свое хозяйство, раздавали полученные авансы непосредственно охранным батальонам.

О расходах на иждивение поименованных частей представлялись документы при необходимых сводках Полицейскому управлению. Последнее представляло по соотвтствующей форме отчет хозчасти командира полиции порядка. Так как эти расходы подлежали проверке немецких учреждений, то Полицейскому управлению пришлось давать инструкции для составления зарплатных списков и других документов На немецком языке и по требованиям формальностей, действующих в немецких государственных учреждениях.

Распоряжение о передаче казармированных частей на хозяйство полиции порядка прибыло с опозданием, почему зарплатные списки пришлось снова составить на немецком языке. В области материальных издержек произвелось разделение и ввелась немецкая документация, начиная с октября месяца. Этим осталась часть расходов казармированных частей, около 50000 Рм, в августе и сентябре на смете Эстонского самоуправления, для чего добыли соответствующее соглашение от Директора хозяйства и денежных дел.

Переход сумм полиции порядка был следующий:

Расходы добровольного „Омакайтсе“ были, начиная с 1 октября <1942 г.>, взяты на счет немецких войск. Согласно соответствующих детальных распоряжений, расходы „Омакайтсе“ остались и впредь в сметах Эстонского Самоуправления, но в интересах равновесия расходов, показываются в части приходов суммы, получаемые обратно от руководителя Северного военного округа (сдача сумм безопасности). Высшим размером расходов для добровольного „Омакайтсе“ было установлено 400000 Рм в месяц, а позднее к этой сумме добавилось за счет полка Нарва еще 15000 Рм в месяц.

О расходах на содержание добровольного „Омакайтсе“, согласно требованиям руководителя Северного военного округа, составлялись ежемесячные отчеты. Отчет нуждался в утверждении полицейского директора и начальника финансового отдела генералкомиссариата доктора Еске. Утвержденный отчет представлялся казначею Таллинского гарнизонного коменданта, который на основании отчета платил новый аванс на следующий месяц.

17 декабря 1941 г. Управлением полиции и „Омакайтсе“ были введены в действие временные зарплатные нормы, выработанные на основании общей табели зарплаты. Фактически были зарплатные нормы без утверждения компетентных учреждений. В зависимости от этого брали нормы зарплаты лишь в таких размерах, в каких во всяком случае можно было надеяться на утверждение. Тем временем, в порядке утверждения штатов, пытались достичь лучших норм зарплаты. Окончательно вошли в силу зарплатные нормы не через утверждение, а в виде приложения к смете в апреле 1942 г. Официального сообщения об утверждении не было получено, но, на основании переписки и переговоров по этому вопросу, командирам полков было приказано приступить к выплате зарплаты, зафиксированной в штатах, начиная с апреля 1942 г. Эта зарплата для некоторых мест службы была выше зарплаты 1941 г.

За исключением некоторых одиночных изменений в нормах зарплаты, проведенных в порядке рассмотрения сметы, держались нормы зарплаты, установленной в апреле 1942 г. весь год.

Сверх основной зарплаты служащим „Омакайтсе“ платили еще: квартирные деньги командирам территориальных батальонов, ежемесячные транспортные деньги командирам территориальных батальонов, семейную дополнительную зарплату живущим отдельно от семьи при случае перевода, кормовые деньги и деньги за ношение своей одежды.

Квартирные деньги платили с 1 января до 30 марта 1942 г. на основании решения Эстонского самоуправления от 5 января 1942 г. в порядке законоположения о снабжении войск квартирами. Размеры квартирных денег были, соответственно группе зарплаты, от 9 до 60 Рм в месяц, что представляет из себя круглым числом 10 % основной зарплаты. При рассмотрении сметы на первую половину 1942 г. в финансовом отделе Генералкомиссариата вычеркнули кредит, записанный в смете для уплаты квартирных денег, и поэтому выплата квартирных денег закончилась с 1 апреля 1942 г.

На основании решения Эстонского самоуправления от 13 января 1942 г. командирам территориальных батальонов платили ездовые и прогонные деньги за служебные поездки в районе своего батальона. Нормы были утверждены Директором внутренних дел от 10 до 27 Рм в месяц, в зависимости от пространства батальонного района. Изменений в нормах ездовых денег в 1942 г. не происходило.

При перемещении служащих возникали обстоятельства, когда они вынуждены были жить врозь от своей семьи, вследствие транспортных трудностей и ограниченного представления квартиры. Для регулирования лишних расходов был выработан проект решения Эстонского самоуправления относительно семейной дополнительной зарплаты. Проект был утвержден с некоторыми изменениями и, начиная с 1 апреля, стали получать дополнительную семейную зарплату в случае жительства отдельно от семьи в течение двух первых месяцев от 1 до 3 Рм в день.

Добровольным членам „Омакайтсе“ платили в виде зарплаты за каждый отслуженный день 1/30 зарплаты соответствующей штатной должности в месяц, плюс кормовые деньги. Основанием применили нормальную суточную караульную службу. Позднее разрешили порядок зарплаты и за исполнение других служебных задач, не длившихся целые сутки, как, например, облавы, помощь войскам и полиции и т. п. Нужно заметить, что за учебные дни и пробные тревоги не платили никакой зарплаты.

Вещевое довольствие

Из вещевого довольствия „Омакайтсе“ имело для пользования лишь некоторые запасы, брошенные большевиками и собранные органами и принятые на учет. Большей частью это довольствие состояло из старых вещей военного обмундирования, как эстонского, так и русского происхождения. Большее количество их было собрано в Выру, Петсери и Таллине, в меньшем количестве в других городах и уездах, особенно цало в уездах Сааремаа, Ляэнемаа и Вирумаа. В состав запаса, находящегося в распоряжении полицейского управления, вошли вещи и материалы, принятые в январе 1942 г. от отдела снабжения префектуры Таллина-Харью.

1. Предметы снабжения приводили в порядок и направляли в части, где в них чувствовалась острейшая необходимость. Снабжение от „Омакайтсе“ получали казармированные части и зарплатный личный состав территориального „Омакайтсе“.

Относительно снабжения были в лучшем состоянии, сравнительно с другими, казармированные части, так как в их пользование попала большая часть лучших Вещей. Сверх того начиная с августа 1942 г. их начала снабжать немецкая полиция порядка, в чье подчинение их перевели. К концу г. казармированные части были снабжены почти в полном размере всем необходимым, за исключением лишь части снаряжения и постельного белья. Так как с казармированными частями большая часть вещевого довольствия „Омакайтсе“ перешла в распоряжение немецкой полиции порядка, то в распоряжении „Омакайтсе“ осталось лишь в малом размере и к тому времени в большинстве негодным к использованию. Добровольные члены Юмакайтсе» снабжались на общих началах с гражданским населением. Хотя самоуправления городов и волостей обязаны были при разделении контингентов предпочитать нужды добровольных членов «Омакайтсе», не нашло это распоряжение исполнения в необходимом объеме. Недостаток обуви и верхней одежды стал настолько острым, что многие добровольцы были вынуждены отказаться от работы в «Омакайтсе».

В целях приобретения для «Омакайтсе» снабжения сделано было со стороны Полицейского управления все, что возможно, и часто обращались с требованиями к соответствующим инстанциям, как к Директории хозяйства, Генералкомиссариату и к находящейся в Тарту охранной дивизии, но полученными вещами далеко не в состоянии были удовлетворить действительную нужду.

От охранной дивизии получено было в течение декабря месяца для нужд караульных постов 281 шуба, 160 пар валенок и 495 пар соломенных сапог.

Так как имевшегося в распоряжении Полицейского управления и в дополнение добытого не хватало для снабжения всего постоянного личного состава, то большинство, а офицеры и унтер-офицеры почти все без исключения, носили свои личные вещи. За ношение личной обуви и верхней одежды платили мужчинам, служащим в территориальном «Омакайтсе», начиная с 1 января 1942 г.: офицерам 0,80 Рм, унтер-офицерам 0,60 Рм и рядовым 0,40 Рм в день.

Начиная с 1 октября 1942 г. уменьшили норму денег за ношение личных вещей и платят всем одинаково по 0,70 Рм за день. К этому прибавилось за период с 1 октября до 1 мая 0,15 Рм за зимние вещи. Эти деньги за ношение личных вещей платили до дня отлучки со службы «Омакайтсе», за исключением времени, в течение которого служащий пребывал на лечении в стационарном лечебном заведении.

Приведение вещей в порядок, а в малом количестве и приготовление новых вещей проводилось портновской, сапожной и седельничьей мастерских Полицейского управления. Например, в течение г. починили 364 мундира, 467 пар брюк, 34 шинели, 42 тулупа, 338 летних гимнастерок, 1968 пар сапог, 132 пары валенок, 140 патронных сумок и т. д. В то же самое время, приготовили, например, 1 000 нарукавных повязок, 23 рабочих пальто, 13 рабочих костюмов, 14 пар брюк, 28 портфелей и т. д.

Продовольствие

Задачи по продовольствию зависели от общего порядка снабжения людей продовольствием и от разделения состава «Омакайтсе» на зарплатных, казармированных и добровольных. Соответственно с этим строилась и деятельность Полицейского управления, которая ограничилась разрешением этих вопросов в Генерал-комиссариате, в Хозяйственной директории, в Управлении распределения рынка и в других соответствующих учреждениях и передачей полученных распоряжений полкам; затребованием табачных изделий, водки или спирта, мыла и прачечного порошка на основании данных, представленных из полков и т. д.

Принадлежащие к постоянному составу «Омакайтсе» зарплатные служащие были снабжены, сверх положенных гражданскому населению карточек, еще дополнительными карточками «А», согласно которым нормой продуктов на неделю было положено:

Хотя вышеназванные продукты были положены к получению, однако, их часто не получали. Особенно случайной оказалась получка мяса и жиров. Для поправления положения было доложено 207 охранной дивизии предложение выдать постоянным мужским служащим или войсковые карточки, или продукты в натуре из войсковых продовольственных складов. В результате предложений и личных переговоров выдали войсковые карточки в 1943 г., по которым недельная норма осталась хотя и прежней, но положенные продукты получали исправно.

Продовольствие казармированных частей лежало на плечах полков до 1 декабря 1942 г. Нормы продуктов были те же самые, что и самоснабжающимся. Нормированные продукты выдавались из продовольственных складов, а также и не состоящие в нормировании картофель и овощи, которые выдавались по требованию полков по мере возможности.

Довольствие казармированных оставляло желать лучшего из-за маленьких норм. Снабжение улучшилось когда из казармированных частей сформировали охранные батальоны, подчиненные немецкой полиции порядка, которые с 1 декабря 1942 г. перебазировались на немецкие продовольственные склады, выданные откуда рационы оказались больше.

Папиросы, водку, мыло и стиральный порошок зарплатные и добровольные члены, принадлежащие к постоянному составу, получали на основании основной кормовой карточки. Вдобавок к этому за счет специального контингента выдавали каждому зарплатному «Омакайтсе» в среднем 0,3 литра водки в месяц и 3 папиросы в день, а добровольным по 3 папиросы за каждый отслуженный день. Согласно распоряжения руководителя Северного военного округа с 1 декабря 1942 г. давали водку и добровольным членам до 0,5 литра на человека в месяц, которую получали через централь эстонского алкоголя, а папиросы по удостоверениям хозяйственной директории, выданным на основании ордеров полицейского управления.

Сверх положенных зарплат и денег за ношение личных вещей платили до 1 октября еще кормовые деньги по 1,20 Рм в день: старшинам рот и команд, их помощникам и рядовым, а добровольным только за отслуженные дни.

Начиная с 1 октября 1942 г. была уменьшена норма кормовых денег на 0,80 Рм в день, а право на получение их было распространено на всех зарплатных офицеров, унтер-офицеров и рядовых, за исключением принадлежащих к казармированным частям. По этой норме продолжали платеж кормовых денег и добровольным, но лишь за отслуженные дни.

Фураж части и учреждения «Омакайтсе» добывали непосредственно через продовольственные учреждения местных городских или волостных правлений.

Оружейная и техническая часть

Полицейское управление заботилось в сфере возможностей о получении оруркия, боеприпасов, транспортных средств и горючего и о ремонте и поправке имеющегося. В своей оружейной мастерской были проведены капитальные ремонты 241 винтовкам, 15 полуавтоматическим винтовкам и т. д. Частичный ремонт провели 410 винтовкам, 267 пистолетам и т. д. Для получения частей было разобрано 379 негодных ружей.

В технической мастерской были проведены капитальные ремонты 5 автомобилям, 5 грузовикам и двум мотоциклетам. Мелкий ремонт провели 54 автомобилям и 81 грузовику, 3 мотоциклетам и 1 велосипеду. Кроме того, приготовили разные инструменты, приспособления и части автомобилей. Разбирали также негодные автомашины для получения частей при ремонте других автомашин. Чинили и заряжали аккумуляторы.

Горючее и смазочные вещества были получены от хозчасти командира полиции порядка, которому ежемесячно представлялись отчеты по нужной форме до декабря месяца. Начиная с 16 ноября 1942 г. горючее и смазочные вещества получали от 207 охранной дивизии, которой ежемесячно стали представлять отчеты согласно установленной форме.

В городе Таллине и его ближайших окрестностях собрали и обезвредили 8807 неразорвавшихся снарядов, 2929 мин и 1155 ручных гранат. Кроме того, были специалисты полицейского управления в районах 4 полков «Омакайтсе» на обезвреживании неразорвавшихся снарядов и бомб.

Кстати, нужно отметить, что в уезде Сааремаа при чистке территории 6 волостей «Омакайтсе» обезвредило 1721 самолетных бомб разного веса, 7353 зажигательных бомбы, 5471 снарядов, 2000 зажигателей, 1957 зажигательных капсюлей и т. д. В то же самое время проводили достойную упоминания работу и в районе полка Нарва, главным образом на очистке минных полей.

Квартирная часть

Директором внутренних дел на «Омакайтсе» было возложено управление имуществом бывшей пограничной охраны (постройки, земельные участки), для чего собирали данные и составляли по уездам соответствующие описи. Пользование и хозяйство этим имуществом было передано соответствующим полкам «Омакайтсе», в районах которых они находятся.

При ограниченных возможностях доставили для освещения караульных помещений «Омакайтсе» керосин и раздали полкам в декабре месяце 430 литров. В течение г. раздали, главным образом для исполнения караульной службы, 2400 батарей для карманных фонарей.

По требованию немецких военных властей приступили к постройке караульных будок на важнейших объектах охранения, чтобы дать часовым укрытие и тепло. По большей части провели эту работу в течение г., а во многих местах было сделано, уже раньше.

ГАРФ, ф. Р-9478, Оп. 1, Д. 452, Л. 88-118, машинописный экземпляр, заверенная копия.

№ 29
Указ Президиума Верховного Совета СССР о мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников

19 апреля 1943 г. Не для печати

Москва, Кремль

В освобожденных Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков городах и селах обнаружено множество фактов неслыханных зверств и чудовищных насилий, учиненных немецкими, итальянскими, румынскими, венгерскими, финскими фашистскими извергами, гитлеровскими агентами, а также шпионами и изменниками Родины из числа советских граждан над мирным советским населением и пленными красноармейцами. Многие десятки тысяч ни в чем неповинных женщин, детей и стариков, а также пленных красноармейцев зверски замучены, повешены, расстреляны, заживо сожжены по приказам командиров воинских частей и частей жандармского корпуса гитлеровской армии, начальников гестапо, бургомистров и военных комендантов городов и сел, начальников лагерей для военнопленных и других представителей фашистских властей.

Между тем, ко всем этим преступникам, виновным в совершении кровавых расправ над мирным советским населением и пленными красноармейцами, и к их пособникам из местного населения применяется в настоящее время мера возмездия, явно не соответствующая содеянным ими злодеяниям.

Имея в виду, что расправы и насилия над беззащитными советскими гражданами и пленными красноармейцами и измена Родине являются самыми позорными и тяжкими преступлениями, самыми гнусными злодеяниями, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Установить, что немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, а также шпионы и изменники Родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение.

2. Пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

3. Рассмотрение дел о фашистских злодеях, виновных в расправах и насилиях над мирным советским населением и пленными красноармейцами, а также о шпионах, изменниках Родины из числа советских граждан и о их пособниках из местного населения возложить на военно-полевые суды, образуемые при дивизиях действующей армии в составе: председателя военного трибунала дивизии (председатель суда), начальника особого отдела дивизии и заместителя командира дивизии по политической части (члены суда), с участием прокурора дивизии.

4. Приговоры военно-полевых судов при дивизиях утверждать командиру дивизии и приводить в исполнение немедленно.

5. Приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов при дивизиях — повешение осужденных к смертной казни — производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою Родину.

Председатель Президиума Верховного

Совета СССР М. Калинин

Секретарь Президиума Верховного

Совета СССР А. Горкин

ГАРФ, Ф. Р-7523, Оп. 4, Д. 164, Л. 118–120, подлинник.

№ 30
Приказ НКВД СССР № 00968 об организации отделений каторжных работ при исправительно-трудовых лагерях НКВД

11 июня 1943 г. Сов. секретно

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, шпионов и изменников Родины и их пособников», приказываю:

1. Организовать отделения каторжных работ при следующих лагерях: Воркутинский лагерь — на 10000 чел. для использования на работах по строительству новых угольных шахт и на подземных работах в действующих шахтах.

Норильский лагерь — на 10000 чел. для работы на рудниках, шахтах, карьерах и кирпичных заводах.

Севвостлаг (Дальстрой) — на 10000 чел. на добыче золота и олова.

2. Создать в составе Карлага НКВД каторжное отделение для нетрудоспособных и больных, осужденных на каторжные работы.

3. Начальнику ГУЛАГа т. Наседкину, начальнику Тюремного управления т. Никольскому и начальнику 1 спецотдела всех осужденных к каторжным работам (исключая больных и нетрудоспособных) направлять вагонзаками немедленно после осуждения, в первую очередь, до конца навигации в Норильлаг. Всех больных и нетрудоспособных направлять в каторжное отделение Карлага.

4. Начальнику Конвойных войск генерал-майору тов. Кривенко обеспечить отправку осужденных на каторжные работы вагонзаками и соответствующей охраной, установив при сопровождении в пути особо строгий режим.

5. Начальнику ГУЛАГа тов. Наседкину и начальникам лагерей: Воркутлага тов. Мальцеву, Норильлага т. Панюкову, Дальстроя т. Никишеву и Карлага т. Журавлеву сформировать в составе указанных лагерей каторжные лагерные отделения, выделив их от остальных лагерных отделений. Обеспечить охрану, внутренний порядок и организацию работ в соответствии с прилагаемой инструкцией.

Приложение: инструкция о порядке содержания осужденных к каторжным работам в лагерях НКВД.

Народный комиссар внутренних

дел Союза ССР Л. Берия

Сов. секретно

Приложение к приказу

НКВД СССР № 00968-43 г.

Инструкция
о порядке содержания осужденных к каторжным работам в лагерях НКВД

1. Осужденные к каторжным работам подлежат размещению отдельно от остальных лагерников в особых бараках с решетками на окнах. Бараки заключенных находятся на запоре и охраняются стрелками. Бараки каторжников отделяются от остальной лагерной зоны высоким забором.

2. Установить для осужденных к каторжным работам одежду специального образца и цвета с нашивкой на верхнем платье личного номера заключенного.

3. Осужденные к каторжным работам в течение первого г. заключения лишаются переписки и получения премиальных денег. В последующие годы разрешение на переписку и выдача премиальных денег производится с разрешения начальника лагеря в зависимости от поведения в лагере и отношения к труду на производстве.

4. Питание и снабжение вещевым довольствием осужденных производится на общих основаниях по существующим лагерным нормам.

5. Для осужденных к каторжным работам устанавливается следующий порядок использования на работе:

а) продолжительность рабочего дня устанавливается на 1 час выше общелагерной нормы;

б) осужденные выводятся на работу всегда под усиленным конвоем;

в) осужденные в течение первых двух лет используются только в качестве чернорабочей силы на непосредственной работе. Старшие, бригадиры и мастера назначаются или из вольнонаемных или заключенные других категорий;

г) осужденные к каторжным работам привлекаются в первую очередь на все особо тяжелые работы.

6. За отказ от работы, за невыполнение нормы выработки, за нарушение режима и неисполнение распоряжения администрации устанавливаются следующие меры наказания:

а) удлинение рабочего дня до 2-х дополнительных часов и перевод на более тяжелую работу;

б) перевод на содержание в одиночном карцере на срок до 20 суток;

в) арест и привлечение к уголовной ответственности с рассмотрением дел на Особом совещании НКВД СССР.

7. После отбытия годичного испытательного срока наказания разрешается для всех хорошо работающих и примерно ведущих себя в быту и по лагерному режиму распоряжением начальника лагеря устанавливать выдачу денежного премирования, переписку с родственниками, получение посылок, чтение книг и газет.

Начальник ГУЛАГа НКВД СССР

Комиссар государственной безопасности Наседкин

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1а, Д. 135, Л. 170-171об, типографский экземпляр.

№ 31
Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину и В.М. Молотову о деятельности войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии в 1943 г.

8 января 1944 г. Сов. секретно

Особая папка

Государственный Комитет Обороны

Товарищу И.В. Сталину

Товарищу В.М. Молотову

За 1943 г. войсками НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии в процессе очистки территории, освобожденной от противника, и при несении службы по охране тыла фронтов задержано для проверки 931549 человек, из них: военнослужащих — 582515; гражданских — 349034.

В числе задержанных военнослужащих: неорганизованно отходивших с поля боя 42807 человек; отставших от своих частей — 158585; находившихся в плену противника — 88221; вышедших из окружения — 18086; с неправильно оформленными документами — 254922; нарушителей приказа НКО № 0860 — 19894. Среди задержанных гражданских лиц: бежавших с оборонных работ — 3560 человек; бежавших из мест заключения — 114; уклонившихся от призыва в Красную Армию — 65259; уклонившихся от переселения из прифронтовой полосы — 11110; нарушителей прифронтового режима — 113790; не имевших устанавливающих личность документов — 87665; подозрительного элемента — 67536.

Из общего количества задержанных разведывательными органами войск НКВД по охране тыла фронтов разоблачено и арестовано 80296 человек, из них: агентуры противника — 4822; изменников и предателей — 14626; полицейских и карателей -5663; немецких ставленников и пособников — 21022; дезертиров из Красной Армии -23418; мародеров — 929; прочего преступного элемента — 9816.

Кроме того, задержано 95 агентов-парашютистов германской разведки, которые переданы органам «Смерш».

Наибольшее количество агентуры противника задержано в тылах Западного, Белорусского и 3-го Украинского фронтов.

За истекший год войсками НКВД по охране тыла фронтов ликвидировано 114 бандитских групп с общим количеством участников 636 человек и арестовано 160 бандитов-одиночек.

Бандитский элемент состоял преимущественно из ставленников и пособников немецких оккупантов и бывших военнослужащих Красной Армии, дезертировавших из частей и ставших на путь бандитизма.

Наиболее пораженными бандитским элементом оказались тылы 1-го, 2-го, 3-го, 4-го Украинских и бывшего Северо-Кавказского фронтов, где было ликвидировано и арестовано 604 бандита.

У агентуры противника и бандитов изъято: ручных пулеметов — 4; винтовок -391; пистолетов и револьверов — 89; гранат — 109; взрывчатого вещества — 75 кг; радиостанций — 10.

Агентура противника, изменники Родины, предатели, бандиты, дезертиры, ставленники и пособники немецких оккупантов и прочий преступный элемент переданы органам НКВД, НКГБ и контрразведки «Смерш» по территориальности.

Задержанные военнослужащие — неорганизованно отходившие с поля боя, отставшие от своих частей и не имевшие установленных документов — после проверки направлены в свои части и на пункты формирования фронтов и армий.

Уклонившиеся от службы в Красной Армии, бежавшие с оборонных работ и мест заключения и злостные нарушители прифронтового режима, переданные территориальным органам НКВД для привлечения их к ответственности.

Войска НКВД по охране тыла Карельского фронта в 1943 г. имели 29 боевых столкновений с разведывательными и диверсионными группами противника, проникшими или пытавшимися проникнуть в тыл фронта. При этом было убито 269 и захвачено в плен 40 вражеских солдат и офицеров.

В тылу наступающих частей Красной Армии задержано и сдано на приемные пункты военнопленных 8686 солдат и офицеров противника.

При очистке прифронтовой полосы служебными нарядами войск НКВД собрано на полях сражений и изъято у местного населения трофейного и отечественного оружия и боеприпасов: самолетов — 85; танков — 757; бронемашин и бронетранспортеров -31; орудий разных калибров — 230; минометов — 539; противотанковых ружей -290; станковых и ручных пулеметов — 1712; автоматов — 2488; винтовок — 34783; револьверов и пистолетов — 1341; артснарядов разных калибров — 302827; мин — 78774; ручных гранат — 47176; патронов разных — 5478536.

Кроме того, в тылу фронтов обнаружено 150 складов с отечественным вооружением и боеприпасами, оставленных без охраны, и 19 складов, брошенных противником при отходе.

Склады переданы командованию частей и соединений Красной Армии.

Наряду с выполнением своих основных задач по охране тыла фронтов, по приказам Военных Советов фронтов и армий три полка и три неотдельных батальона войск НКВД в течение 1943 г. участвовали в боях с регулярными частями противника. Ими уничтожено 379 и взято в плен 217 солдат и офицеров.

Захвачены трофеи: автомашин — 50, тракторов — 100, артснарядов — 2100, патронов — свыше 10 миллионов, телефонного кабеля — более 200 километров, бензина -200 тонн, повозок с боеприпасами и военным имуществом — 11.

В 1943 г. войска НКВД, охраняющие тылы фронтов, при боевых действиях и несении службы имели потери: убитыми и умершими от ран — 480, ранеными — 1203 и пропавшими без вести — 12 человек.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

ГАРФ, Ф. р-9401, Оп. 2, Д. 64, Л. 9-13, заверенная копия.

№ 32
Докладная записка командира соединения партизанских отрядов А.Ф. Федорова и комиссара соединения В.Н. Дружинина секретарю ЦК КП(б) Украины Н.С. Хрущеву и начальнику Украинского штаба партизанского движения Т.А. Строкачу о деятельности ОУН и УПА

21 января 1944 г. Сов. секретно

Секретарю Центрального комитета КП(б) Украины

Тов. Хрущеву Н.С.

Начальнику Украинского штаба партизанского движения

Комиссару государственной безопасности

Тов. Строкач ТА.

Докладная записка о контрреволюционной деятельности ОУН,
ее вооруженной силы УПА (Украинская повстанческая армия), в свете добытых нами документальных данных

На основании имеющихся в нашем распоряжении официальных документов, добытых в боях с националистами, полученных показаний, как от пленных националистов, так и <от националистов,> засылаемых ими в наше соединение с шпионской целью, а также <на основании> продолжительных личных наблюдений <докладываем> — ранее существовавшая подпольная организация украинских националистов, с начала Отечественной войны еще с большей активностью продолжает свою контрреволюционную деятельность.

Как до формального объявления 30-го июля 1941 г. УСД (Украинской самостоятельной державы), а главным образом после провала этой авантюры, руководители украинских националистов приступили к формированию УПА (Украинской повстанческой армии).

Руководящими кадрами УПА являются преставители ОУН — типа Боровец (Тарас Бульба), Ивана Вихур (документ о нем прилагается), Клима Савура, Заячевского (документ о нем прилагается) и многих других подобных им.

В начале 1943 г. между Бандерой и Боровцом (Тарас Бульба) возникли разногласия по вопросам тактики борьбы за создание самостоятельной соборной Украины.

Однако главенствующую роль в этих разногласиях занимает вопрос борьбы за руководство организацией ОУН и ее вооруженными силами УПА и УНРА (Украинская народная революционная армия)…

Добровольным контигентом вооруженной силы УПА являются, в большинстве своем, члены ОУН, духовенство западных областей Украины, выходцы из социально чуждой советскому строю среды, репрессированные органами Советской власти за антисоветскую деятельность, кулачество, осадники. Помимо указанного контингента, в рядах УПА находится также значительная часть случайного элемента, независимо от национальности: татары, узбеки, русские, таджики, осетины, украинцы, казахи и другие. Перехваченные националистами из числа военнопленных, бегущих из лагерей, призванных в принудительном порядке на работу в Германию, мобилизованного под страхом оружия местного наcеления.

ОУН, как и ее вооруженные силы УПА, ведут бешеную работу по подготовке резервов.

Источником резервов ОУН и УПА является, главным образом, население Галичины. Свое влияние ОУН распространяет в части подготовки резервов также и на остальные области Украины.

По данным ряда источников (прилагаем мобилизационные листы, захваченные в боях с националистами, разведданные), и в частности заявления генерал-майора Сысоева, бывшего военнопленного, пришедшего к нам из-за Буга, а после побега из немецкого плена случайно побывавшего в составе вооруженных формирований националистов, известно, что районы Галичины подготовлены ОУН и УПА к отмобилизации на случай восстания (национальной революции, как они выражаются в своей печати), в результате которой должно, якобы (по их фанатическим замыслам), произойти окончательное образование самостоятельного соборного украинского государства.

Находясь продолжительное время (июнь 1943 г. — январь 1944 г.) на территории Волынской и Ровенской областей, мы не располагаем какими-либо фактами <о том>, где украинские националисты, помимо повсеместной пустой болтовни в своей печати, вели борьбу против немецких захватчиков и поработителей.

Факты говорят обратное, а именно: уже в самом начале временной оккупации немцами Западной Украины украинские националисты, получив из рук фашистской Германии так называемую УСД (Украинскую самостоятельную державу), разделили с немцами этот лакомый кусочек, а вскорости после этого и целиком перешли к ним на службу.

Немцами была организована украинская полиция, которая в первую очередь использовалась ими в своих интересах, а так же, как и ее хозяева, проводила кровавый террор над мирным населением. Этой полицией, состоящей в большинстве своем из представителей ОУН, совместно с немцами вырезаны и сожжены сотни деревень и тысячи мирных жителей, так, например: села Тонеж, Железница, Кутская Воля, город Любешев и другие. Массовому убийству, сожжению и грабежу националистами совместно с немцами подвергались не только поляки, евреи, русские, но и сотни украинцев города Любешева, в котором с приходом немцев улицы названы именами Степана Бандеры, Петлюры, Коновальца и прочей националистической сволочи.

О том, что ОУН и ее вооруженные банды УПА не только не ведут никакой борьбы с немецкими оккупантами, а наоборот, находятся у них на службе, ярко говорит nот факт, что националисты повсеместно на больших деревянных крестах, расставленных ими десятками на улицах сел и городов, сделали на них надписи с благодарностью, выражаемой Гитлеру и Бандере, якобы за освобождение украинского народа (фотодокумент одной из таких надписей прилагаем). Фактом, целиком разоблачающим сплошную лживость пропаганды ОУН и УПА является также и то, что украинские националисты не только не ведут борьбы с фашизмом (как ими указывается в «постановах II великого збору ОУН», их «Географии Украины» и ряде других прилагаемых брошюр и листовок), а наоборот — всячески препятствуют красным партизанам в борьбе с немецкими захватчиками: устраивают засады, в результате которых ими убито сотни наших лучших партизан, в том числе таких героев, как т. Авксентьев И.М., Болтунов, оба командиры рот. Кроме того, националистами одновременно захвачены в лесу у линии ж.д. Ковель — Хелм 12 человек разведчиков 5 батальона, во главе с командиром взвода, и зверски замучены. Минируют подходы к немецким коммуникациям, как это имело место на линии ж.д. Ковель — Ровно, в результате чего погибли десятки партизан, в том числе командир роты 1 батальона т. Авксентьев Илья Михайлович. В результате засады националистами зверски убиты комиссар отряда им. Щорса т. Пасенков, зам. ком. по диверсионной службе отряда им. Щорса т. Валов и много других лучших паризан.

Наряду с подобного рода действиями, националистическая мразь прибегает и к массовым крупным мероприятиям вооруженного порядка, направленным против борьбы красных партизан с немецкими захватчиками (см. Докладную записку зам. Командира 5- го батальона по разведке т. Самарченко от 17.08.43 г.). Проводимым же мероприятиям немцами националисты не только не препятствуют, а наоборот, даже способствуют их выполнению.

Так, например, в результате переговоров немцев с националистами последние агитируют население о сдаче 50 % поставок немцам и 50 % им, т. е. националистам, категорически предупреждая население об ответственности за какую-либо помощь партизанам. А также договариваются о совместных действиях против Красной Армии и партизан. Кроме того, на договорных началах немцы сдали националистам г.г. Любешев, Камень-Каширск, Ратно (материал по этому вопросу прилагаем). Националисты в своей печати пишут и обвиняют русский народ в дикости и темноте. Одновременно в своих многочисленных листовках обращаются ко всем народам запада и востока — строить свои независимые национальные государства. Вместе ведут дикую необузданную кровавую расправу, уничтожая целиком все польское и еврейское население, а также всех других, независимо от национальности, сочувствующих советской власти и помогающих партизанам.

Жгут, убивают, рубят топорами (материалы о зверствах националистических банд прилагаются).

В результате этих диких проявлений ряд вооруженных банд, объединяющихся в УПА, приобрели народные клички, как то «зеленовцы» и «секирники».

«Зеленовцами» называются банды УПА, руководимые ОУН, действовавшие еще при советской власти нелегальным способом и скрывавшиеся в лесах. От зеленого покрова лесов <они> и приобрели название «зеленовцы». «Секирники» это разновидрюсть банд, так называемых вооруженных сил националистов УПА, которые все свои бандитские действия по уничтожению и грабежу мирного населения и главным образом советского и партийного актива осуществляют при помощи секир.

Все эти бандитские группы, занимавшиеся грабежом и убийством мирного населения и главным образом партийного и советского актива, с приходом немцев перешли к ним на службу в качестве полицейских, а позже начали постепенно перекочевывать в отряды УПА

Последнее время, начиная с весны 1943 г., ОУН удалось сколотить значительные силы вооруженного порядка, входящие в УПА, а также подготовить значительные резервы, источником которых, главным образом, являются крестьянство и интеллигенция Галичины, а также некоторая часть (незначительная) остальных областей Украины, одурманенная широкой националистической пропагандой и агитацией, проводимыми ОУН и УПА не только на добровольных началах, но еще в большей степени принудительным порядком.

Исходя из успешных действий Красной Армии на фронтах Отечественной войны, ОУН вместе с УПА в издающихся ими листовках и брошюрах кричат и признают, что победа Красной Армии предрешена, но что эта победа, якобы, наступит в результате полного истощения как немецкой, так и Красной Армии. Пользуясь этим, должна будет выступить третья «сила» в лице УПА и под руководством ОУН поднять свои резервы на восстание (национальную революцию), в результате которого должна, якобы, победить эта «сила», которая создаст Украинское самостоятельное соборное государство, границы которого в дальнейшем должны будут охватывать (как это указано в их «Географии Украины») донские и кубанские плодородные степи, донбасский уголь, бакинскую нефть и вплоть до уральской промышленности.

Вся наглость глупой пропаганды ОУН и УПА настолько примитивна, что разоблачает сама себя. Так, например: в своих листовках они приглашают украинцев, русских, поляков, грузин, армян и другие народы Кавказа и Средней Азии и даже красных партизан подниматься на борьбу с «московским» и другими империализмами, за создание самостоятельных государств (листовки и др. материалы прилагаем).

Значительных успехов в организации вооруженных формирований УПА и создании резервов ОУН достигла в результате того, что некоторые партизанские отряды, в частности отряды соединения Пети (полковника т. Бринского), дислоцируясь в районах Волыни, не только не вели активной борьбы со всей националистической мразью, а наоборот — своей неудачной и вредной практикой переговоров с ними (с представителями ОУН и УПА) дали возможность им развернуть свою работу еще в начале ее активизации (1942 г. и начало 1943 г.). (Материалы конференции, проводимой полковником т. Бринским совместно с националистами, прилагаем).

Продолжая активизировать свою контрреволюционную работу, ОУН и УПА не только пропагандируют свои националистические контрреволюционные идеи среди населения, а и практически проводят мобилизационную работу, как то: готовят базы, собирают оружие, составляют мобилизационные листы и сведения по людским резервам, тяглу, транспорту и т. д., а главным образом закладывают широкую сеть подполья, в том числе с засылкой в тыл Красной Армии (о направлении двух групп по 300 человек из района Луцка, одной из них под командованием какого-то Зализняка, под Киев в район Голосиевских лесов, о чем нами Нач. Украинского штаба партизанского движения сообщалось радиограммой), с задачей подготовки народного восстания, т. е. национальной революции.

Агентура ОУН и УПА усиленно распространяет слухи среди населения о том, что: «Приход Красной Армии не страшней, а наоборот, тем лучше, т. к. в частях Красной Армии, якобы, имеется большое количество националистических кадров, которые с приходом <Красной Армии> на Волынь и разгромом немцев, переключатся на борьбу за создание Украинской Соборной державы» (материалы прилагаем).

В силу перечисленных обстоятельств и фактов, начиная с самого момента нашего прихода в районы Волынской области (июль 1943 г.), гарнизоны нашего соединения ведут беспощадную борьбу со всякого рода вооруженными формированиями УПА и подпольными группировками ОУН. Имеются случаи, когда с приближением частей Красной Армии некоторая часть обманутого населения националистами отходит от них, за что, в свою очередь, националисты беспощадно расправляются с ушедшими от них людьми.

Уважаемый Никита Сергеевич!

Учитывая, что националисты с приближением частей Красной Армии засылают и оставляют в тылу у нее большие вооруженные группы с целью проведения диверсионной и террористической работы, насаждения подполья и подготовки вооруженного восстания, мы считаем необходимым сохранить 2–3 партизанских соединения в западных областях Украины после прохода частей Красной Армии для очистки районов от националистических банд.

Это мероприятие тем более необходимо, что на борьбу с националистическими бандами части Красной Армии вынуждены будут бросать крупные силы и таким образом отвлекать их от своей непосредственной задачи.

С приветом и уважением к Вам

Командир соединения партизанских отрядов,

Дважды Герой Совеского Союза, генерал-майор Федоров

Комиссар соединения партизанских отрядов,

Герой Советского Союза, подполковник Дружинин

Верно: и.о. начальника разведотдела УШПД капитан госбезопасности Череваш

ЦДАГО України. Ф. 1, Оп. 2, Спр. 75, Арк. 48–55. Опубликовано: Білас І.Г. Репрессивно-каральна система в Україні: 1917–1953. — Кн. 2. — Київ, 1994. — С. 425–431.

№ 33
Спецсообщение начальника Управления контрразведки «СМЕРШ» 1-го Прибалтийского фронта Н.Г. Ханникова о вскрытии группы так называемых немецких активистов в городе  Жагаре Литовской ССР и аресте ее членов

2<2>сентября 1944 г.[62]Сов. секретно

№ 20175/2

Начальнику Главного управления

контрразведки «Смерш»

комиссару государственной безопасности 2-го ранга

товарищу Абакумову

гор. Москва

7 сентября 1944 г. ОКР «Смерш» 8-пушечной артдивизии 51-й армии был арестован активный пособник немецких оккупантов литовский националист — Плекавичус Антонас Ионосович, 1904 г.р., уроженец и житель м. Жагаре, Литовской ССР по национальности литовец, беспартийный.

Допросом арестованного и показаниями свидетелей установлено, что в мае 1941 г. Плекавичус был арестован органами НКВД за нелегальный пронос оружия через границу с целью организации вооруженной борьбы с советской властью. В июле 1941 г. Плекавичус был освобожден из тюрьмы немецкими войсками, вернулся в м. Жагаре, где вступил в так называемую организацию немецких активистов, в составе которой принимал активное участие в расстреле советских активистов и лиц, лояльно настроенных к советской власти.

По показаниям Плекавичуса, 17 сентября 1944 г. были арестованы другие участники упомянутой организации:

1. Яницкскас Ионас Симоносович, 1908 г.р., уроженец гор. Риги, беспартийный, образование низшее.

2. Герикас Станислав Антонасович, 1906 г.р., уроженец м. Круопяй Шауляйского уезда Литовской ССР, беспартийный

3. Сточкус Доменикас Викентьевич, 1898 г.р., уроженец имения Манюми Груздевской волости Шауляйского уезда Литовской ССР.

Следствием установлено, что 30 июня 1941 г. в м. Жагаре местные жители Качкис Статис и Каунас Симонас из числа лиц, наиболее враждебно настроенных к советской власти, с санкции немецкого командования создали так называемую организацию немецких активистов, основными задачами которой являлись:

1. Сбор оружия и боеприпасов, оставленных отступавшими частями Красной Армии, и вооружение членов организации.

2. Охрана всех общественных мест и несение патрульной службы.

3. Выявление, задержание и арест коммунистов, советских работников, военнослужащих Красной Армии и советских активистов.

В состав организации, так называемой пятерки, входили: Качкие — начальник штаба; Каунас — заместитель начальника штаба; Касперавичус — член штаба; Гедминас — член штаба; Яницкис — член штаба.

Все перечисленные лица, кроме арестованного Яницкиса, бежали с немцами, секретарем штаба являлся литовец Болтокас Винцас Казимирович, 1906 г.р., образование высшее, житель м. Жагаре.

Всего в организацию «немецких активистов» было вовлечено около 60 чел. Вступление оформлялось личным заявлением вступающего о желании служить немцам.

В распоряжении организации «немецких активистов» находилась тюрьма на Базарной площади в м. Жагаре, охранявшаяся членами организации.

В первых числах июля 1941 г. штаб организации наложил контрибуцию на советских граждан м. Жагаре в 10 тыс. рублей, а в августе — 20 тыс. рублей, которые были собраны и поступили на нужды членов организации.

Активная карательная деятельность «немецких активистов» началась с августа 1941 г., когда были расстреляны 8 коммунистов, а также проведен ряд облав по задержанию работников советского актива. В расстреле принимали участие ныне арестованные Плекавичус, Яницкас, Герикас и Сточкус.

С августа 1941 г. «организацией немецких активистов» начал руководить представитель партии шаулистов, направленный из гор. Шауляя Крупшас Людвиг, литовец, уроженец м. Жагаре. По указанию немецких властей он производил регистрацию евреев, собрав их в лагерь «гетто» до 3500 чел., часть из которых была направлена из Шауляя.

По указанию Крупшаса и под непосредственным руководством начальника Жагарской полиции Крутулиса Иозаса, позднее сбежавшего с немцами, с 4 по 6 сентября 1941 г. в парке м. Жагаре был произведен массовый расстрел 3,5 тысячи советских граждан. Расстрел производили 25 литовских солдат и арестованные по настоящему делу лица под начальством лейтенанта Колокша.

Советских граждан привозили сотнями к заранее подготовленным могилам, раздевали и потом убивали. Затем следующую группу пригнанных для расстрела людей живыми сталкивали в ту же яму, а поверх их сваливали убитых. Среди расстрелянных были старики, женщины и дети.

Вещи и ценности расстрелянных убийцы поделили между собой.

Кроме этого массового расстрела в конце августа 1941 г. группой «организации немецких активистов», в состав которой входили все арестованные по делу, на западной окраине м. Жагаре были расстреляны 47 советских граждан, причем ныне арестованный Яницкас заранее составил список лиц, подлежащих расстрелу.

На глазах ожидавших расстрела убийцы вырыли могилу, заставили их раздеться догола и начали расстреливать по 4 человека. Тех, которые молили о пощаде, расстреливали на месте. Сразу же после расстрела участники его поделили вещи убитых советских граждан.

Следствие по делу заканчивается, после чего будет передано на рассмотрение военно-полевого суда. Судебно-медицинской экспертной комиссией проводятся раскопки могил и эксгумация трупов.

Начальник Управления контрразведки

«Смерш» 1-го Прибалтийского фронта

генерал-лейтенант Ханников

ЦА ФСБ России. Ф. 100, Оп. 11, Д. 5, Л. 143–146. Подлинник. Машинопись. Опубликовано: Трагедия Литвы: 1941–1944 годы // Сборник архивных документов. — М., 2006. — С. 82–85.

№ 34
Спецсообщение народного комиссара внутренних дел Эстонской ССР А.И. Резева народному комиссару внутренних дел СССР Л.П. Берия о массовом уничтожении немцами узников лагеря для евреев в районе Клоога Харьюмского уезда Эстонской ССР

2 октября 1944 г. Сов. секретно

Народному комиссару внутренних дел Союза ССР

Генеральному комиссару государственной безопасности

товарищу Берия Л.П.

Спецсообщение

В районе Клоога уезда Харьюма Эстонской ССР, в 30 километрах южнее города Таллин, обнаружен организованный немцами специальный лагерь, в котором содержалось около 2000 евреев, пригнанных на принудительные работы из Гродно и Каунаса.

Лагерь расположен вдоль линии железной дороги Таллин — Пальдиски в 3–4 км к западу от станции Клоога; с юга лагерь граничит с озером Клоога-Ярв.

На территории лагеря находились казармы и служебные помещения 20-го гренадерского полка «СС», немецкой военно-строительной организации «ТОДТ», бараки для евреев и военнопленных красноармейцев.

В результате осмотра лагеря и опроса сохранившихся на его территории людей, установлено, что утром 19 сентября с.г. в лагерь прибыла специальная команда «СС» или гестапо, в числе 60-ти человек немцев и в течение дня расстреляла более 1600 человек мужчин, женщин и детей еврейской национальности. От смерти случайно спаслись не более 80-ти человек.

Расстрелы производились в нескольких местах, из коих достоверно установлены три:

1. Сарай, расположенный в 500 м от лагеря, непосредственно у линии железной дороги, куда евреев специально загоняли.

По окончании расправы, сарай, заполненный трупами, был облит бензином и сожжен. Точно установить количество людей не представляется возможным.

2. Лесная поляна в 500 м в стороне от сарая, куда евреи из лагерного барака доставлялись под конвоем полицейских эстонцев. На месте евреи принудительно укладывались плотными рядами, лицом вниз, на сложенный из дров квадрат, площадью в 4–5 метров и в таком виде расстреливались.

На трупы накладывался второй слой дров, на который аналогичным образом укладывалась и расстреливалась вторая группа доставленных из барака евреев.

Созданные таким образом две пирамиды из расстрелянных людей и дров были облиты керосином и подожжены.

3. Множество трупов расстрелянных евреев обнаружено в самом 2-этажном бараке, где содержались евреи.

В числе расстрелянных много врачей, артистов, научных деятелей и т. д.

Находившиеся в лагере 250 человек военнопленных красноармейцев, по рассказам допрошенных свидетелей, расстреляны также немцами.

Расследование на месте производит Республиканская правительственная комиссия.

27 сентября нами арестован и заключен под стражу один из активных членов военно-фашистской организации «Омакайтсе» Синипалу Август Фрицевич, рождения 1898 г., уроженец г. Таллин, эстонец, женатый, беспартийный, из рабочих, по специальности маляр, проживающий в г. Таллине<…>.[63]

Синипалу в 1943 г. перешел на официальную службу в 3-ю роту 287-го полицейского батальона и в составе своего подразделения с августа 1943 г. принимал участие в охране заключенных в лагере Клоога евреев и в конвоировании их к месту массового расстрела 19-го сентября с.г.

Синипалу на первичном допросе виновным себя признал и назвал ряд своих сообщников по активной полицейской службе, к розыску которых нами приняты меры.

Народный комиссар внутренних дел ЭССР

комиссар государственной безопасности Резев

Резолюция: Разослать тт. Ст<алину>, М<олотову>, М<аленкову>, Щер<бакову> и Швернику. Л. Берия 10.10.44.[64]

ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 1, Д. 2077, Лл. 519-519об. Подлинник.

№ 35
Докладная записка начальника УКР «Смерш» Ленинградского фронта А.С. Быстрова начальнику ГУКР «Смерш» НКО B.C. Абакумову о деятельности эстонской вооруженной организации «Омакайтсе»

Сов. секретно

Начальнику Главного управления контрразведки

«Смерш» НКО СССР

комиссару госбезопасности 2 ранга

товарищу Абакумову

5 октября 1944 г.

Опергруппа управления контрразведки «Смерш» Ленинградского фронта и отделы «Смерш» 8 и 2-й ударных армий (последняя выбыла на другой фронт в начале октября) работают на территории Эстонской ССР с 13–15 сентября с.г. С целью предупреждения возможной активизации вооруженного характера организации «Омакайтсе» нами за истекшее время разыскивались и изымались в основном руководящие и командные кадры этой организации. По состоянию на 25 октября с.г. изъято: командиров взводов — 11, командиров рот — 17, командиров батальонов — 4, начальников уездных отрядов, отделов и служб — 2.

Следственными материалами по этим делам, а также официальными документами, захваченными у противника, устанавливается, что «Омакайтсе» представляла из себя вооруженную профашистскую националистическую организацию с централизованным построением, имевшую цель всемерно, причем, вооруженным путем, обеспечить создание «самостоятельного» эстонского государства под протекторатом фашистской Германии.

Базой для воссоздания «Омакайтсе» послужили остатки распущенных в 1940 г. националистических организаций буржуазной Эстонии, ушедших в подполье в период установления в Эстонии советской власти. Руководящий состав организации, главным образом, состоял из наиболее реакционной части офицерства эстонской буржуазной армии, принадлежащих в большинстве своем к националистической организации «Кайтселиит», а частично, из лиц, проходивших службу в Красной Армии, но в силу своих антисоветских убеждений перешедших на сторону противника в период участия в боевых действиях 8-го Эстонского стрелкового корпуса.

Возрождение организации «Омакайтсе» относится к июлю месяцу 1941 г. с руководящим центром в г. Тарту.

В период отхода частей Красной Армии из Эстонии наиболее враждебная советркому строю часть мужского эстонского населения ушла в леса, с одной стороны, для оказания прямой вооруженной поддержки наступавшим немецким войскам, и, с другой стороны, уклонения от призыва в Красную Армию. Позднее из бежавших в леса стали организовываться бандитские группы, получившие наименование «лесных братьев», которые, как это видно из выступления главы эстонского «самоуправления» Мяэ, впоследствии организовались в отряды «Омакайтсе».

Своей организованной вооруженной борьбой против Красной Армии и, особенно, в напряженный период 1941 г., «Омакайтсе» заслужили полное доверие со стороны немецких ставленников — главарей оккупированной Эстонии, и у них являлись главной вооруженной опорой на протяжении всего времени.

Из речи Мяэ 26 июля 1942 г. в Кохила в день первой годовщины организации «Омакайтсе», опубликованной в газете 28 июля 1942 г.: «…Кто мог отдать свою жизнь, чтобы бороться за освобождение своего народа и родины, тот пытался скрываться в лесах и болотах… Так возникло движение, которое сегодня называется „лесными братьями“. У наших „лесных братьев“ была задача: действуя в одиночку, самостоятельно и мелкими группами, при полном понимании обстановки, помочь немецким войскам тогда, когда фронт придет ближе, сообщением им военных данных о враге, сохранить от уничтожения имущество и от убийства людей, которые предпримет враг. Если мы сегодня вдумаемся в то, что происходило, то „лесные братья“ были одновременно основной и наскоро созданной организацией при возникновении „Омакайтсе“.

Практическая деятельность „лесных братьев“ сводилась к проведению боев с истребительными батальонами и мелкими подразделениями Красной Армии, к осуществлению бандитских налетов на отдельных военнослужащих Красной Армии, захвату автомашин, вооружения, боеприпасов, арестам и расстрелам коммунистов и советского актива.

Материалами следствия устанавливается, что „лесные братья“ в момент отхода из Эстонии в 1941 г. частей Красной Армии в некоторых уездах предпринимали организованное выступление против подразделений Красной Армии и до прихода немецких войск удерживали в своих руках целые населенные пункты, чиня при этом расправы над коммунистами и советским активом.

Арестованный нами бывший пастор уезда Пярну, впоследствии командир „Омакайтсе“ Экбаум Юхан Виллемович, 1912 г.р., уроженец уезда Вильянди, образование — высшее, окончил Тартуский университет, о деятельности „лесных братьев“ на допросе от 22 октября с.г. показал: „В июне месяце 1941 г. в момент начала войны Советского Союза с фашистской Германией я, как и многие другие враждебные Советскому Союзу лица, проживавшие в Эстонии, стал надеяться на победу фашистской Германии, которую рассчитывали использовать для установления старых буржуазных порядков в Эстонии путем оказания помощи, даже вооруженной, немецким властям и свержения советской власти.

В период эвакуации населения из уезда Пярну многие, в том числе и я, не желали эвакуироваться в тыл Советского Союза и, имея намерения использовать подходящий момент в целях свержения советской власти на местах, с оружием укрылись в лесах.

3 июля 1941 г. намечалась массовая эвакуация населения из г. Килинги-Нымме и близлежащих к нему волостей. В это время многие из числа „лесных братьев“ стали выходить из лесов и производить аресты местных советских руководителей и советских активистов.

Лично я решил, что наступил самый подходящий момент организовать мятеж и свергнуть Советскую власть. Во исполнение этого намерения я, взяв машину на фабрике в г. Килинги-Нымме, поехал в волость Тали, где, как я слыхал, власть уже была захвачена „Лесными братьями“. По приезде в волостной исполком волости Тали я встретился с руководителями „Метса-Венад“ Виркусом, Карбусом и Ратьсепом, которым приказал передать власть бывшему волостному старшине, вывесить старые флаги, существовавшие при эстонской буржуазной республике, объявив при этом, что в волости устанавливается старая буржуазная власть. Кроме того, я отдал распоряжение об аресте коммунистов, представителей Советской власти и советского актива“.

По показаниям обвиняемого Экбаума Ю.В., в организации контрреволюционного мятежа в ряде волостей уезда Пярну в 1941 г. и чинимых расправах над советскими людьми принимал активное участие бывший владелец фабрики, впоследствии командир „Омакайтсе“ Юсаар Херман Виллевович, 1905 г.р., урож. уезда Пярну, волости Сарде, образование — окончил гимназию. Принятыми мерами розыска Югасаар Х.В. нами задержан и арестован. На допросах Югасаар показал, что он, находясь в преступной связи с пастором Экбаумом Ю.В., являлся организатором контрреволюционного мятежа в ряде волостей уезда Пярну. Созданный им отряд численностью до 100 человек из банд „Метса-Венад“ по его указанию в волостях Тихуметса и Тали арестовал и расстрелял свыше 50 человек коммунистов и др. лиц из числа советского актива. Помимо этого отряд участвовал в боях против истребительного батальона Красной Армии.

В отношении остальных активных участников контрреволюционного мятежа приняты меры розыска.

Также характерным примером непримиримой враждебности организации „Омакайтсе“ к советскому строю служат показания задержанного нами члена „Омакайтсе“ бывшего члена Государственной Думы Эстонии, а впоследствии депутата Верховного Совета Эстонской ССР Уусталу Юрия Михкелевича, 1889 г.р., урож. д. Каусе, вол. Масу, у. Ляанемаа, который на допросе показал: „…Мне хорошо были известны задачи, которые стояли перед членами „Омакайтсе“, а посему записался я вполне сознательно…Депутатом Верховного Совета Эст. ССР я себя никогда не считал. Я очень много думал над этим и даже собирался написать заявление в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой освободить меня от работы депутатом и исключить из списков…“. (Подробное спецсообщение о нем отдельно).

Из имеющихся у нас отдельных номеров газеты „Постимеес“ и опубликованной в них статьи капитана буржуазной эстонской армии Толпака, впоследствии начальника уездного отряда „Омакайтсе“ — „Восстание в Тарту“ видно, что аналогичный факт вооруженного выступления имел место и в г. Тарту. Из статей Толпака усматривается весьма характерный факт, заключающийся в том, что еще до начала Отечественной войны в Тарту уже существовала подпольная законспирированная организация, подготовлявшая вооруженное выступление против молодой Советской власти в Эстонии. (Справка по статье Толпака „Восстание в г. Тарту“ при этом отдельным Приложением).

После оккупации Эстонии немецкими войсками организация „Омакайтсе“ использовалась в основном как вооруженная сила по охране тылов немецкой армии, проведению карательных экспедиций, против советских партизан, поимке советских разведчиков, военнослужащих Красной Армии, выходящих из окружения войск противника, и бежавших из лагерей военнопленных, а также как охрана в концлагерях, тюрьмах и несения патрульной службы в городах, селах и на коммуникациях.

Деятельность „Омакайтсе“ в период оккупации Эстонии немецкими войсками представляет собой картину методичного и беспощадного истребления партийно-советского актива, партизан и советских парашютистов-разведчиков, безудержного насилия и издевательства над вышеуказанными и тем самым создавала тяжелые условия для подпольной антифашистской деятельности и партизанского движения в Эстонии.

Арестованный нами бывший руководитель „Омакайтсе“ г. Каллисте, позднее командир роты лейтенант немецкой армии Тятте Рихард Густавович, 1920 г.р., эстонец, в период оккупации Эстонии немцами активно проводил борьбу с советским партийным активом, советскими парашютистами и лицами, сочувствующими Советской власти. В конце июля месяца 1941 г. Тятте с группой „Омакайтсе“ в 7 чел. задержал председателя Каллистского горсовета Феклистова Маркела, над которым учинил расправу. После избиения Феклистова ему рвали нос железными крючками, простреливали плечо, а на второй день полуживого закопали в землю. Кроме этого, избивал мирное население города, лиц, сочувствующих Советской власти, арестовывал и направлял в концлагеря. Зимой 1943 г. при проческе леса задержал трех советских парашютистов, которых расстрелял на месте.

По показаниям свидетелей установлено, что в Тартуском уезде в 1941 г. существовала контрреволюционная бандитская группа из „Омакайтсе“ в составе 17 чел., возглавляемая полицейским Миксоном. Группа Миксона учиняла зверства и расправы над советскими активистами. Этой группой было расстреляно до 35 чел. коммунистов и представителей Советской власти, как то: председатель волисполкома Сирге Эдуард, его жена Сирге Эльвина, заместитель председателя волисполкома Лаан Аксель, парторг Рятсеп Освальд, зав. нардомом Майсте Карл, представитель комитета заготовок Тоте и др. (Спецсообщение представлено Вам за № 323534 от 04.10.44).

Арестованный старший лейтенант Мурре Арнольд, 1915 г.р., уроженец дер. Кехла, уезда Харьюмаа, в 1941 г. состоял в отряде „Омакайтсе“, возглавляемом капитаном Толпаком, участвовал в боях против Красной Армии. Позднее до 1943 г. являлся командиром роты карательного отряда, действовавшего в районе Нарва-Кингисепп-Веймарн. Мурре со своей ротой задержал более ста партизан, большая часть которых была им расстреляна

Арестованный нами руководитель сельской организации „Омакайтсе“ Тыннисте Эйно Августович, 1909 г.р., житель дер. Кюкиты, уезда Тарту, осенью 1941 г. с группой „Омакайтсе“ расстрелял гражданина Кулакова Николая за то, что у него два сына служат в Красной Армии. Тогда же им расстреляны 7 чел. советского актива. Тыннисте лично расстрелял задержанного в лесу капитана Красной Армии, организовывал облавы на партизан, жег постройки коммунистов, присваивая их имущество.

Арестованный член „Омакайтсе“ Пяртельтега Мартин Антонович, 1911 г.р., урож. уезда Тарту, волости Карбэ, дер. Роя, последнее время служил в немецкой армии, на следствии показал, что он в октябре месяце 1941 г. вместе с другими членами „Омакайтсе“ произвел арест 8 коммунистов жителей деревень Кинета и Райми, которых они впоследствии расстреливали на берегу Чудского озера.

Члены „Омакайтсе“ на острове Сааремаа (Эзель) продолжали бесчинства и издевательства над советскими людьми вплоть до последних дней. Несмотря на приход частей Красной Армии в Эстонию и ее освобождение от оккупантов, члены „Омакайтсе“ продолжают хранить у себя оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества в различном количестве.

Арестованный нами командир роты „Омакайтсе“ Линд Яак Карлович, 1902 г.р., с 1941 г. вплоть до прихода в Эстонию частей Красной Армии, состоя членом организации „Омакайтсе“, проводил активную борьбу с советскими разведчиками, советским и партийным активом. При аресте у Линда изъято два 50-мм миномета, 100 штук мин к нему, 2 винтовки, 3 запасных ствола к станковому пулемету и до 1000 штук винтовочных патронов.

Отделом „Смерш“ 8-й армии арестован командир отделения „Омакайтсе“ Микк Ельмар Рейнгольдович, который показал, что он в 1941 г. участвовал в бою в Килинги-Нымме против советского истребительного батальона и учинял зверства над советским активом в м. Тали. При обыске в доме Микка изъято 2 винтовки, автомат ППС, пистолет „Парабеллум“ и 5 кг тола

Арестованный командир взвода „Омакайтсе“ Кимаск Р.Е., у которого при аресте изъята винтовка, ручные гранаты и патроны, на допросах показал, что он перед отступлением из Эстонии немецких войск от командира роты лейтенанта Райгла получил указание сохранить оружие на случай восстания в тылу советских войск.

Нами установлено, что до сего дня руководящий и командный состав организации „Омакайтсе“, а также рядовые каратели и пр. актив продолжают скрываться в различных местах: на отдаленных от центров хуторах, в сараях, лесных массивах и т. д., причем, часть из них пытается легализоваться по фиктивным документам под вымышленными фамилиями, проникать в города для устройства в советские учреждения и предприятия, а часть стремится попасть в Красную Армию.

Вышеизложенное и наличие отдельных фактов убийств военнослужащих Красной Армии и действия в районах лесных массивов мелких бандитских групп и в настоящее время дают все основания утверждать, что значительная часть членов организации „Омакайтсе“ с приходом в Эстонию советских войск ушла в подполье с прямым заданием от своего руководства на проведение повстанческо-террористической и диверсионной деятельности в тылу войск Красной Армии.

Организация „Омакайтсе“ использовалась немцами как база для вербовки своей агентуры, выбрасываемой для шпионской и диверсионной деятельности в тылы советских войск. Из членов организации „Омакайтсе“ комплектовались целые группы для обучения в разведывательно-диверсионных школах противника.

Арестованный нами командир взвода „Омакайтсе“, впоследствии руководитель группы разведывательно-диверсионной школы м. Улброк Роотс на допросе от 17 октября с.г. показал, что он по заданию немецкой разведки, при содействии командира эсонского погранполка Васка отобрал для „Абвер-команды“ № 204 всего 39 чел., преимущественно из членов „Омакайтсе“, которых направил в диверсионную школу мест. Улброк. После окончания учебы в диверсионной школе группа Роотса подготовлялась для выброски в тыл советских войск с диверсионным заданием.

Отделом „Смерш“ 13-й воздушной армии задержан и арестован немецкий разведчик-диверсант Колк Лембит Освальдович, который, состоя членом „Омакайтсе“, был зачислен в разведывательно-диверсионную школу м. Улюрок. После окончания разведшколы Колк в числе других 4 агентов, также членов „Омакайтсе“, с Рижского аэродрома был выброшен в советский тыл для совершения диверсионных актов и сбора шпионских сведений. При задержании у Колка изъято: взрывчатка, мины, различные „сюрпризы“ и ручные гранаты. Колк и др. задержанные показали, что вместе с ними готовились для шпионской и диверсионной деятельности в тылу Красной Армии еще до 30 чел., из коих большинство являются членами „Омакайтсе“.

Материалами следствия устанавливается, что центральным руководящим органом организации „Омакайтсе“ являлся Главный штаб, находившийся в г. Таллине по улице Пагарн, 1. Последний вначале был подчинен директории внутренних дел, а впоследствии немецкому командованию. В ведении начальника уездного отряда „Омакайтсе“, непосредственно подчиненного Главному штабу, было от 4 до 9 батальонов с ротным построением (3–4 роты в каждом батальоне), с численным составом по 100 чел. в каждой роте. Основной состав батальонов проживал по месту жительства. Часть батальонов в городах и рот в сельской местности находилась на казарменном положении. Структурное построение уездных штабов было аналогично построению Главного штаба. Как тот, так и другой имели отделы: оперативный, административный, хозяйственный и службы: связи, инженерную и химическую.

Арестованный нами бывший начальник административного отдела таллинского отряда „Омакайтсе“ Коммуссаар Отто Янович показал, что руководство Главным штабом осуществлял директор подполковник Рейсаар, бывший офицер буржуазной эстонской армии. В последний период вплоть до прихода войск Красной Армии директором Главного штаба „Омакайтсе“ был полковник Синка, 1897 г.р., уроженец волости Кайсама, уезда Пярну. В 1916 г. Синка окончил Гатчинское училище прапорщиков, в 1929 г. — финскую военную академию. В эстонской армии был начальником отделения разведотдела Генштаба. Заместителем директора Главного штаба был так-же бывший офицер эстонской армии подполковник Гутман.

В задачу оперативного отдела Главного штаба, возглавляемого капитаном Сайдра, входила разработка планов и руководство боевой подготовкой.

Административный отдел (начальник отдела подполковник авиации Кальберг Теодор) ведал учетом личного состава, приемом в члены организации и увольнением.

Хозяйственный отдел (начальник отдела подполковник Хийно Пауль) занимался вопросами обеспечения организации, в особенности подразделений, находившихся на казарменном положении, питанием, обмундированием и другими видами довольствия.

Из показаний арестованного нами начальника инженерной службы уездного штаба „Омакайтсе“ г. Раквере Майдре Хейно Даниловича, 1914 г.р., урож. г. Тарту, устанавливается наличие в организации „Омакайтсе“ контрразведывательной службы. Так, по этому вопросу Майдре показал: „Оперативный отдел штаба состоял из двух частей, которые возглавлялись помощниками начальника отдела по оперативной части и контрразведывательной службе. В организации „Омакайтсе“ г. Раквере помощником начальника оперативного отдела по контрразведывательной службе был лейтенант Линдъярв Харальд. Линдъярв формально был подчинен командованию уездной организации „Омакайтсе“, а фактически подчинялся разведывательному органу „Абвер“ в г. Таллине. Линдъярв имел свою агентуру как среди членов организации „Омакайтсе“, так и среди населения и свою деятельность осуществлял через командиров батальонов и рот, которые являлись резидентами. Через свою агентуру Линдъярв выявлял антифашистски настроенных лиц, местонахождение партизан, советских парашютистов, разведчиков, и по его указаниям организовывались облавы. Задержанных лиц Линдъярв лично подвергал допросам, а затем передавал немецким разведывательным и контрразведывательным органам. Линдъярв по своей деятельности, помимо „Абвера“, имел связь с ГФП в г. Раквере, с отделом „дивизии безопасности“ в г. Тарту и разведывательным органом „фронтауфклярунгструпп“, дислоцировавшимся в д. Кадила, волости Раквере“.

Показания Майдре о наличии в „Омакайтсе“ контрразведывательной службы подтверждаются и показаниями арестованного агента контрразведки противника командира взвода „Омакайтсе“ Эуна Отто Альфредовича

Прием членов в организацию „Омакайтсе“ в первый период проводился исключительно на принципах добровольности, а позднее рядовой состав пополнялся за счет мобилизованных из гражданского населения. Каждый вступавший в организацию „Омакайтсе“ заполнял анкету, которая направлялась в административный отдел штаба Окончательное решение о приеме выносил в отношении рядового состава начальник отряда, в отношении офицеров — директор Главного штаба. От принятого в члены организации отбиралось письменное обязательство на верность организации.

Снабжение организации „Омакайтсе“ оружием осуществлялось через немецкое военное командование.

Наряду с проведением на территории Эстонии с июля 1944 г. всеобщей мобилизации в немецкую армию часть личного состава организации „Омакайтсе“ была призвана в армию и использовалась в боях против Красной Армии.

В связи с общим ухудшением военного положения для немецкой армии на советско-германском фронте и вынужденным отступлением немецких войск в Прибалтике резко возросло дезертирство из немецкой армии эстонцев. Помимо того, большое число подлежащих мобилизации уклонялось от призыва и уходило в леса. С целью усиления борьбы с дезертирством и уклоняющимися от призыва немцами наряду с использованием в этой области „Омакайтсе“ были созданы из наиболее враждебной советскому строю части молодежи Эстонии, а частью из членов „Омакайтсе“ так называемые „охотничьи команды“.

О задачах и назначении „охотничьих команд“ арестованный б. командир батальона „Омакайтсе“ Экбаум Юхан Виллемович на допросе от 13.10.44 показал: „Охотничьи команды“ производили облавы и вылавливали советских активистов, парашютистов, партизан, дезертиров немецкой армии и передавали их в немецкую комендатуру, которой непосредственно подчинялись „Охотничьи команды“. „Охотничьими командами“, как правило, руководил член „Омакайтсе“ из числа руководящего состава

Все лица, обвинявшиеся в дезертирстве и уклонении от призыва в немецкую армию, предавались Особому военному суду, созданному по приказу главы Эстонского самоуправления» Мяз от 27 октября 1943 г..

Из показаний арестованных членов «Омакайтсе», материалами и официальными документами, захваченными у противника, выявлено большое количество руководящего состава «Омакайтсе», в отношении которых приняты меры розыска. Розыск и изъятие, главным образом, руководящего и командного состава из организации «Омакайтсе», продолжаем. А также о них и других лицах, известных нам из следственных и других: материалов, сообщаем в органы НКВД и НКГБ.

1941 год и последующее время с полной очевидностью показали исключительную враждебность организации «Омакайтсе» советскому строю. Наличие большого количества скрывающегося и в настоящее время актива этой организации на территории Эстонии, который лишь в силу сложившейся неблагоприятной для него обстановки временно прекратил свою организованную деятельность, но не отказался от нее и при наличии малейшей возможности, несомненно, явится реальной силой для вооруженныx выпадов против Красной Армии и Советской власти.

На основании изложенного полагал бы необходимым проведение органами НКГБ и НКВД массового изъятия членов организации «Омакайтсе» путем ареста активной части и административной высылки остальных за пределы Эстонской ССР.

Начальник управления контрразведки «Смерш»

Лен. фронта

генерал-лейтенант Быстров

Центральный архив ФСБ РФ, Ф. 100, Оп. 11, Д. 4, Л. 75–90. Подлинник. Опубликовано: «Эстония. Кровавый след нацизма: 1941–1944 годы» // Сборник архивных документов о преступлениях эстонских коллаборационистов в годы Второй мировой войны. — М.: Издательство «Европа», 2006. — С. 235–250.

№ 36
Спецсообщение начальника УКР «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта
М.И. Белкина начальнику ГУКР «Смерш» НКО B.C. Абакумову о материалах следствия по делу членов карательного
отряда при так называемой Латышской вспомогательной полиции безопасности СД

Сов. секретно

Начальнику Главного управления контрразведки «Смерш»

комиссару госбезопасности 2 ранга

тов. Абакумову

10 марта 1945 г.

В январе — феврале 1945 г. Управлением контрразведки «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта была арестована группа сотрудников карательного отряда при т. н. Латышской вспомогательной полиции безопасности — СД, возглавляемого майором германской армии Арайсом: Лавиньш Мирвальд Андреевич, Ванагс Александр Альбертович, Станкевич Петр Иванович, Гайоис Имантс Теодорович, Гринцевич Висвальдис Гербертович, Бутлерс Петр Францевич, Локманис Харитон Теодорович, Балалайка Владислав Станиславович, Зикелис Зигфрид Иванович.

Проведенным по их делу следствием установлено:

С первых дней оккупации фашистскими войсками столицы Латвийской ССР германские карательные органы приступили к массовому истреблению советских граждан. В начале июля 1941 г. были созданы концентрационные лагеря и гетто, которые являлись местом массового истребления ни в чем неповинных советских граждан. В результате трехлетнего проведения в жизнь карательной политики фашизма немецкие захватчики и их пособники из числа антисоветски настроенных элементов только в районе г. Риги истребили свыше 300 тысяч советских людей.

Специально для производства арестов и расстрелов оккупационные власти создали карательный отряд при т. н. Латышской вспомогательной полиции безопасности СД, во главе которого стоял начальник рижской полиции майор германской армии Арайс, отличившийся особой жестокостью в истреблении советских граждан. Сформированный на добровольных началах отряд Арайса, доходивший численностью до 3000 человек и подразделявшийся на роты, выполнял следующие карательные функции:

— проведение арестов антифашистски настроенных лиц по всей территории Латвийской ССР;

— проведение массовых расстрелов советских граждан;

— проведение карательных экспедиций против партизан;

— несение охранной службы в концентрационных лагерях и гетто.

Отряд Арайса являлся также базой для комплектования контрразведывательных органов противника. Большинство лиц, служивших в нем, направлялись на учебу в Фюрстенбергскую школу СД (Германия), после окончания которой исполняли карательные функции в качестве официальных сотрудников СД.

Сотрудники отряда Арайса были обмундированы сначала в форму бывшей латышской армии, носили нарукавную повязку с изображением черепа и 2 костей и надписью «вспомогательная полиция безопасности», а впоследствии — немецкую форму войск СС.

Практическая карательная деятельность обвиняемых, привлеченных к настоящему делу, выразилась в следующем.

Обвиняемый Лавиньш, будучи враждебно настроен к советской власти, в первые дни немецкой оккупации г. Риги добровольно поступил на службу в карательный отряд Арайса при СД. Будучи сотрудником этого отряда Лавиньш принимал непосредственное участие в злодеяниях, творимых немецко-фашистскими захватчиками над мирными советскими гражданами. С июля по декабрь 1941 г. Лавиньш систематически вместе с другими карателями производил расстрелы еврейского населения, в том числе женщин, детей и стариков, в Бикерниекском лесу г. Риги, а также выезжал специально для расстрелов в г. Либаву, м. Талой и на ст. Царниково (Царникава). С его участием было расстреляно свыше 10 тысяч человек. Кроме того, Лавиньш производил аресты советских граждан в г. Риге, во время которых занимался грабежами.

Обвиняемый Ванагс, будучи антисоветски настроен, после оккупации немцами г. Риги в июле 1941 г. в момент формирования карательного отряда Арайса при СД добровольно поступил в него и принимал непосредственное участие в злодеяниях, творимых немецкими захватчиками над советскими гражданами.

Будучи сотрудником этого отряда, Ванагс в июле 1941 г. систематически участвовал в массовых расстрелах советских граждан в Бикерниекском лесу близ г. Риги; специально в составе команды отряда Арайса выезжал в г. Либаву, где производил аресты, а затем в течение двух дней расстреливал арестованных советских граждан. За участие в расстрелах Ванагс в качестве вознаграждения получал ценности, награбленные у расстрелянных.

Как установлено следствием, в Бикерниекском лесу г. Рига, где Лавиньш и Ванагс совместно с другими карателями производили массовые расстрелы, истреблено 46500 советских граждан.

Обвиняемый Станкевич, будучи шофером военизированного аэродромного строиельства, находясь в г. Пскове в июле 1941 г., изменив Родине, дезертировал, перешел линию фронта на сторону врага, прибыл в г. Ригу, оккупированную немецкими войсками, и в августе того же г. добровольно поступил на службу в речную полицию, будучи сотрудником полиции, Станкевич вместе с карателями из отряда Арайса при СД дважды, 30 ноября и 7 декабря 1941 г., принимал участие в массовых расстрелах Советских граждан в Румбульском лесу, в котором, как это установлено следствием, за период оккупации истреблено было 33 тысячи человек. При конвоировании заключенных на расстрел Станкевич грабил их.

Обвиняемый Гайлис, будучи антисоветски настроен, в феврале 1942 г. добровольно поступил на службу в карательный отряд Арайса при СД. Сотрудник отряда Гайлис выезжал для проведения карательных экспедиций против советских партизан в районы городов Великие Луки, Барановичи, Слуцк, Вилейки и Минск, во время которых участвовал в 3 боях против партизан, стрелял в них из имеющейся у него винтовки, в результате чего были потери со стороны партизан. Кроме того, Гайлис нес охранную Службу Саласпилского концентрационного лагеря с заключенными в нем советскими гражданами. Находясь в г. Риге после освобождения ее частями Красной Армии, Гайлис скрыл свою преступную деятельность, пробрался на службу в органы милиции.

Обвиняемый Гринцевич, проживая на оккупированной территории в г. Валмиере, в июле 1942 г. добровольно поступил на службу в карательный отряд Арайса при СД и окончил 3-месячную контрразведывательную Фюрстенбергскую школу СД. После окончания школы обвиняемый в составе 2-й роты карательного отряда Арайса при СД нес охранную службу в Саласпилском концлагере и конвоировал на каторжныe работы заключенных в нем советских граждан. С марта по апрель 1943 г. Гринцевич участвовал в проведении карательных экспедиций против партизанских отрядов в районе м. Освея, в процессе которых вел бои с партизанами. С июля по август 1943 г. вместе в другими карателями Гринцевич участвовал в аресте 45 семей в д. Аудрини Илукстского уезда, имевших связь с партизанами, и конвоировал их в Саласпилский концлагерь. Кроме того, там же он участвовал в облавах и засадах на партизан, в результате которых с его участием было поймано три партизана. В ноябре и декабре 1943 г. Гринцевич участвовал в боях против частей Красной Армии на Невельском участке советско-германского фронта, где был ранен. До сентября 1944 г. обвиняемый проходил службу в войсках СС и находился на передовой линии фронта. Оставшись на освобожденной частями Красной Армии территории с целью скрыть свою карательную деятельность, изменил свой год рождения с 1924 на 1927.

Обвиняемый Балалайка, вступив в июле 1941 г. в контрреволюционную военно-фашистскую организацию «айзсарги», а затем, поступив на службу в полицию Корсовской волости, нес охранную службу различных военных объектов германской армии, а также заключенных в гетто евреев, которые впоследствии были арестованы. 3 февраля 1942 г. Балалайка перешел на службу в карательный отряд Арайса при СД, окончил контрразведывателбную Фюрстенбергскую школу СД, после чего в должности начальника караула нес охранную службу и конвоировал на различные работы заключенных в Саласпилском концентрационном лагере советских граждан. Кроме того, Балалайка в марте 1943 г. в течение полутора месяцев участвовал в карательной экспедиции против партизан в районе м. Освея, а в ноябре-декабре 1943 г. в боях с частями Красной Армии на Невельском участке фронта. До прихода частей Красной Армии в г. Ригу Балалайка в составе войск СС возводил укрепления на передовой линии фронта.

Обвиняемый Бутлерс, поступив добровольно в феврале 1942 г. на службу в карательный отряд Арайса при СД, окончил специальную контрразведывательную Фюрстенбергскую школу СД, после чего был зачислен на работу официальным сотрудником Валмиерского отделения СД. Будучи сотрудником СД, Бутлерс ведал картотекой розыска и учета коммунистов, советских активистов и антифашистски настроенных лиц. Кроме того, обвиняемый конвоировал на каторжные работы заключенных и нес охранную службу в Саласпилском концентрационном лагере.

Обвиняемый Локманис, проживая в г. Рига и будучи вызван в полицию на допрос, выдал двух советских активистов. В апреле 1942 г. Локманис добровольно поступил на службу в полицейский батальон, в составе которого нес охранную службу, а затем был направлен на учебу в Бранденбургский полк германской армии, в котором готовились кадры для диверсионной и террористической деятельности в тылу Красной Армии. В мае 1942 г. Локманис, перейдя на службу в карательный отряд Арайса при СД, нес охранную службу еврейского концентрационного лагеря и еврейского гетто в имении Юмпрово (Юмправмуйжы). В результате невыносимых условий и массовых расстрелов, чинимых администрацией и охраной лагеря, за период немецкой оккупации там было истреблено 101100 советских граждан. Кроме того, обвиняемый Локманис с марта по август 1943 г. проходил службу в легионе СС.

Обвиняемый Зикелис, проживая на оккупированной немцами территории, в июле 1942 г. добровольно поступил на службу в карательный отряд Арайса при СД, в составе которого нес охранную службу военных объектов германской армии, а затем был послан на учебу в контрразведывательную Фюрстенбергскую школу СД, которую окончил в ноябре 1942 г. Кроме того, Зикелис в ноябре 1943 г. служил в т. н. Латышском легионе СС. После прихода в Гиру частей Красной Армии Зикелис, скрыв свою преступную деятельность, пробрался в комсомол и работал комсоргом школы.

Все обвиняемые полностью признали себя виновными в совершенных преступлениях. О результатах судебного разбирательства дела сообщу дополнительно.

Начальник управления контрразведки «Смерш»

3-го Прибалтийского фронта

генерал-лейтенант Белкин

ЦА ФСБ, Ф. 100, Оп. 10, Д. 1, Л. 219–224. Подлинник. Опубликовано: Латвия под игом нацизма // Сборник архивных документов. — М.: Издательство «Европа», 2006. -С. 311–318.

 

Примечания

1

ГАРФ, Ф. Р-9478, On. 1,Д. 764. Л. 4,11.

(обратно)

2

Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. -М..2001.-С.546.

(обратно)

3

Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. -М..2001. — С.548

(обратно)

4

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1939. - № 36; Известия. — 1939. - 4 ноября.

(обратно)

5

Штаты не публикуются.

(обратно)

6

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1939. - № 36; Известия. — 1939. - 4 ноября.

(обратно)

7

Штаты не публикуются.

(обратно)

8

См. док. № 1.

(обратно)

9

Штаты не публикуются.

(обратно)

10

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1940. - № 28; Известия. — 1940. - 9 августа.

(обратно)

11

Штаты не публикуются.

(обратно)

12

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1940. - № 28; Известия. - 1940. - 9 августа.

(обратно)

13

Штаты не публикуются

(обратно)

14

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1940. — М 28; Известия. — 1940. - 9 августа

(обратно)

15

Штаты не публикуются.

(обратно)

16

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1940. — М 28; Известия. — 1940. - 9 августа

(обратно)

17

Штаты не публикуются.

(обратно)

18

Датируется по содержанию.

(обратно)

19

Самолет был посажен советскими средствами ПВО. В нем были обнаружены топографическая карта пограничных районов СССР, фотоаппаратура и засвеченная фотопленка.

(обратно)

20

См. док. М 13.

(обратно)

21

Утвержденное постановление ЦК ВКПб) и СНК СССР пока не обнаружено. В собрании документов «История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов» (Т. 1 — С. 394–395) приводится текст проекта данного постановления хранящийся в РГАНИ (Ф. 89, On, 18, Д. 3, Л. 3–6). В нем отсутствуют окончание п. 8 и п. 9.

(обратно)

22

В сопроводительной записке Л.П. Берия и В.Н. Меркулова И.В.Сталину говорилось: «Во исполнение постановления ЦК ВКПб) и СНК Союза ССР от 14 мая 1941 г. № 1299-526сс, при этом представляем проект постановления ЦК ВКПб) и СНК СССР о мероприятиях по изъятию контрреволюционных элементов в западных областях Белорусской ССР. Проект постановления согласован с секретарем ЦК ВКПб) Белоруссии т. Пономаренко». Внизу страницы помета: «Есть решение, очистка проведена. 21.VI.-41 г.» (РГАНИ. Ф.89,Оп.18,Д.4, Л1).

(обратно)

23

Великая Отечественная война. 1941–1945: Энциклопедия. — М., 1985. — С. 530–541.

(обратно)

24

Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны: Монография. — М.,2000. — С. 90.

(обратно)

25

Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны: Монография. — М.,2000. — С. 173.

(обратно)

26

ГАРФ, Ф. Р-9414, On. 1, Д. 368, Л. 85–86.

(обратно)

27

Семиряга М.И. Указ. соч. — С. 387–388.

(обратно)

28

Там же.

(обратно)

29

Органы кхударственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. — Т.2. — Кн. 1.-М., 2000. — С. 433

(обратно)

30

История Латвии. — С. 250.

(обратно)

31

История Латвии. — С. 258.

(обратно)

32

Семиряга М.М. Указ. соч. — С. 525.

(обратно)

33

Семирям М.И. Указ. соч. — С. 491.

(обратно)

34

Залесский КА. Кто был кто во Второй мировой войне. Союзники Германии. — М., 2003. — С. 432.

(обратно)

35

См. док. № 17.

(обратно)

36

23 июня 1941 г., после того, как части Красной Армии оставили Каунас, литовские повстанцы захватили город. Один из лидеров ФЛА Л. Прапуолянис выступил по радио. Он выразил благодарность Гитлеру «за освобождение Литвы» и объявил о создании Временного правительства Литвы во главе с К. Шкирпой. Однако немецкие власти даже не разрешили Шкирпе приехать в Литву (он содержался под домашним арестом в Германии). Исполняющим обязанности премьер-министра стал И. Амбразявичус. Немцы, не признавая этого правительства, до поры до времени использовали его (Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером. — М., 2004. — С. 130–132).

(обратно)

37

В статье 15 Конституции СССР 1936 г. говорилось: «Суверенитет союзных республик ограничен лишь в пределах, указанных в статье 14 Конституции СССР. <В статье 14 перечислялись вопросы, подлежащие ведению высших органов власти и органов государственного управления СССР: а) представительство Союза в международных сношениях, заключение и ратификация договоров с другими государствами; б) вопросы войны и мира…ж) организация обороны СССР и руководство всеми вооруженными силами СССР;з) внешняя торговля на основе государственной монополии; и) охрана государственной безопасности; к) установление народнохозяйственных планов СССР; л) утверждение единого государственного бюджета СССР, а также налогов и доходов, поступающих на образование бюджетов союзного, республиканского и местных; м) управление банками, промышленными и сельскохозяйственными учреждениями и предприятиями, а также торговыми предприятиями общесоюзного значения — и так далее, вплоть до пункта ч)>. Вне этих пределов каждая союзная республика осуществляет государственную власть самостоятельно. СССР охраняет суверенные права союзных республик». А в статье 17 было сказано: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР». При этом не был определен механизм выхода из Союза: должно решение приниматься всем населением республики (путем референдума), или ее законодательной властью (Верховным Советом), или властью исполнительной. Во всяком случав, такая возможность Конституцией СССР была предусмотрена, в отличие от ныне действующей Конституции Российской Федерации.

(обратно)

38

Приложения не публикуются.

(обратно)

39

Сразу после роспуска Временного правительства члены ФЛА 5 августа 1941 г. направили в германское Восточное министерство меморандум «О правовом положении и фактической ситуации в Литве после окончания большевистской оккупации», в котором требовали признания суверенитета Литвы. Ответа на него не последовало. Зато обращение 15 сентября, можно сказать, «было услышано»: 26 сентября 1941 г. немецкая администрация запретила деятельность Фронта литовских активистов, а один из его руководителей, Л. Прапуолянис, был арестован (Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером. — М., 2004. — С. 134)

(обратно)

40

Датируется по циркуляру Я. Майде от 22 января 1942 г. № 252 всем начальникам уездных «Омакайтсе», которым предписывалось представить не позднее 28 января сведения по ряду вопросов, вошедшие в сводную справку (ГАРФ, Ф. Р-9478, On. 1,Д. 452, Л. 68)

(обратно)

41

См. док. № 15.

(обратно)

42

Так в тексте. Видимо, подразумевается р. Эмайыги.

(обратно)

43

Так в тексте. Видимо, подразумевается Отеля.

(обратно)

44

«Организация Тодта» — полувоенная специализированная организация в фашистской Германии в 1938–1945 гг. Осуществляла строительство дорог, аэродромов и др. военных объектов, в том числе и на захваченных территориях, с привлечением насильственно угнанных мирных жителей оккупированных стран и военнопленных.

(обратно)

45

См. док. № 19.

(обратно)

46

Датируется по содержанию.

(обратно)

47

22 сентября 1941 г. был образован «Отдел полиции и самообороны» (по-эстонски «Politsei- ja Omakaitsevalitsus») в составе директората внутренних дел (Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером. — М., 2004. — С. 395).

(обратно)

48

Так в тексте. Видимо, подразумевается Йыгева.

(обратно)

49

Таблицы к документу не приложены.

(обратно)

50

Таблица к документу не приложена.

(обратно)

51

Таблица к документу не приложена.

(обратно)

52

Таблица к документу не приложена.

(обратно)

53

Приложения к документу отсутствуют.

(обратно)

54

Приложения к документу отсутствуют

(обратно)

56

Приложения к документу отсутствуют

(обратно)

57

Приложения к документу отсутствуют

(обратно)

58

Приложения к документу отсутствуют

(обратно)

59

Приложения к документу отсутствуют

(обратно)

60

Приложения к документу отсутствуют.

(обратно)

61

Приложения к документу отсутствуют.

(обратно)

62

Датируется по содержанию.

(обратно)

63

Опущен домашний адрес.

(обратно)

64

В тот же день копии сообщения были разосланы этим адресатам (см. ГАРФ, Ф. Р-9401, On. 2, Д. 66, Л. 376–378).

(обратно)

65

Днем создания УПА считается 14 октября 1942 г. (Бандеровщина. — М., 2005. — С. 81).

(обратно)

66

Так в документе. Возможно, имеется в виду Дубровица.

(обратно)

67

15 апреля 1944 г. командующий 1-м Украинским фронтом Н.Ф. Ватутин скончался от ран.

(обратно)

68

Согласно современным данным, это казачье воинское формирование называлось «Казачьим Станом» (Окороков A.В. Антисоветские формирования в годы Второй мировой войны. — М., 2000. — С. 66–68).

(обратно)

69

Правильно: «Кайтселиит» («Eesti Kaitseliit»), «Союз защиты» — полувоенная массовая организация, созданная правительством Эстонии в 1918 г. К июню 1940 г. насчитывала в своем составе (вместе с секцией молодежи) свыше 60000 человек. (Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером. — М., 2004. — С. 394–395)

(обратно)

70

Имеются в виду отряды «Омакайтсе» — см. док. № 24,28.

(обратно)

71

См. док. № 149.

(обратно)

72

Рейхскомиссариат «Остланд» был образован указом фюрера от 17 июля 1941 г. для управления оккупированными территориями Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии, а также некоторыми присоединенными к ним северными территориями РСФСР. Рейхскомиссар гаулейтер X. Лозе подчинялся непосредственно рейхсминистру по делам оккупированных территорий А. Розенбергу (Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером. — М., 2004. — С. 299).

(обратно)

73

«Латышский легион СС» не являлся воинским соединением, а представлял лишь обобщенное понятие для различных частей СС и полиции. Так, 1-й и 2-й латышские полки входили с 18 мая 1943 г. в Латышскую добровольческую бригаду СС и назывались соответственно: 39-й и 40-й добровольческий полк СС. 22 марта 1944 г. бригада была преобразована 19-ю латышскую добровольческую дивизию СС, а полки переименованы в 42-й и 43-й гренадерский полки СС. В эту дивизию вошли и сформированный в результате всеобщей мобилизации осенью 1943 г. 6-й латышский полк (44-й гренадерский полк СС) и ряд других частей и подразделений (19-й артиллерийский полк, 19-й дивизион ПВО, 19-й батальон связи и т. д.). В 1945 г.19-я дивизия участвовала в последних боях в Курляндии. (Крысин М.Ю. Указ. соч. — С. 402–405).

(обратно)

74

15-й артиллерийский полк (1-й латышский артиллерийский полк), 15-й саперный батальон, 15-й гренадерский учебно-резервный батальон входили в состав 15-й латышской добровольческой дивизии СС, также как и 32-й (латышский № 3), 33-й (латышский № 4) и 34-й (латышский № 5) гренадерские полки, 15-й фузилерный батальон, 15-й батальон связи, 15-й противотанковый дивизион, 15-й дивизион ПВО. В 1945 г. дивизия принимала участие в боях в Пруссии и Померании, остатки дивизии сдались в плен англо-американским войскам. (Крысин М.Ю. Указ соч. — С. 405–406).

(обратно)

75

Как отмечено выше, в марте 1944 г. 2-я латышская добровольческая бригада СС была преобразована в 19-ю латышскую добровольческую дивизию СС.

(обратно)

76

Сведений о существовании 22-й латышской дивизии не обнаружено.

(обратно)

77

Так в документе. Возможно, Жижма.

(обратно)

78

Так в документе. Возможно, Трокельский сельсовет.

(обратно)

79

Так в документе. Возможно, Стрыйского района.

(обратно)

80

В феврале 1944 г. немещие власти дали официальное согласие на инициативу Литовского самоуправления о формировании «Литовского территориального корпуса» (ЛТК), известного также как «Легион Плехавичуса». 16 февраля они объявили о призыве добровольцев в корпус. Преимущество при вступлении в ЛТК имели сыновья крестьян, владевших дворами свыше 20 га, как «особо враждебная большевизму» социальная группа. Корпус должен был иметь независимый статус под общим германским руководством и не относился ни к вермахту, ни к войскам СС или полиции. В тот же день «Верховный комитет освобождения Литвы» через свою печать распространил призыв «добиваться восстановления литовской армии любыми путями». 9 мая 1944 г., вопреки всем предыдущим обещаниям, ЛТК был передан в распоряжение германского армейского командования и направлен в район Вильнюса для подавления партизанскою движения. Там значительная часть солдат перешла на сторону партизан. После этого корпус был расформирован, 83 литовских офицера расстреляны, 110 человек направлены в концлагеря, оставшийся личный состав передан в распоряжение немецких ВВС для использования в качестве наземного аэродромного персонала и помощников на батареях ПВО. Был арестован и сам Плехавичус (Крысин М.Ю. Указ. соч. — С. 158–163).

(обратно)

81

Так в тексте документа.

(обратно)

82

ОББ НКВД Украинской ССР был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом приказом НКВД/НКГБ СССР № 001240/00380 от 9 октября 1944 г., а ОББ НКВД Белорусской ССР реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом приказом НКВД/НКГБ СССР № 001258/00389 от 12 октября 1944 г. (см. главу 5).

(обратно)

83

Так в документе. Вероятно, Клющанский сельсовет.

(обратно)

84

Так е документе. Вероятно, Граужишковский сельсовет.

(обратно)

85

Так в документе. Такого района в Полесской области БССР не было.

(обратно)

86

Так в документе. Имеется в виду д. Великая Воля.

(обратно)

87

Кроме X. Пяртельпоега были арестованы О. Тииф (Тиеф), Ю. Рейго (по более поздним данным, именно он был министром внутренних дел «Правительства демократической Эстонии»), министр информации Ю. Карлимяэ, В. Сумберг (Сумтерг), А. Сузи, И. Пиков, О. Густавсон, Я. Майде. Ю. Улуотс бежал в Швецию, но вскоре (в конце 1944 или в начале 1945 г.) умер.

(обратно)

88

Так в документе. Возможно, Большовцевского района.

(обратно)

89

Так в документе. Возможно, Новострелищанского района.

(обратно)

90

Книга в фонде отсутствует.

(обратно)

91

См. док. № 61.

(обратно)

92

ПКНО — Польский комитет национального освобождения — временный (с 21 июля по 31 декабря 1944 г.) исполнительный орган власти в Польше. Создан Крайовой Радой Народовой в г. Хелм. 26 июля правительство СССР подписало с ПКНО соглашение, которым признавалась власть ПКНО на освобождаемой польской территории. Преобразован во Временное правительство.

(обратно)

93

См. док. № 28.

(обратно)

94

Письмо не обнаружено.

(обратно)

95

Речь идет об отделах контрразведки Львовского и Дрогобычского УНКГБ.

(обратно)

96

См. док. № 29.

(обратно)

97

По официальным советским данным на протяжении 1944 г. в Западной Украине было убито 57405 членов ОУН, УПА, взято в плен — 50387, сдались — 15990, всего — 123782 чел. (См.: Білас І. Репресивно-каральна система в Україні 1917–1953: Суспільно-полипичний та icmopичнo-npaвoвuй аналіз. — Кн. 2. - Kиїв, 1994. -С. 604).

(обратно)

98

В отличие от предложения по Украинской ССР, реализованного в трехдневный срок (см. док. № 63 и 65), постановление ПВС СССР о предоставлении выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР, направляемой в Белорусскую ССР, прав военно-полевых судов было принято несколько позже, 29 декабря (см. док. № 73).

(обратно)

99

Так в документе. Возможно, Биржайском уезде

(обратно)

100

Так в документе. Возможно, Мельник-Подольского районa.

(обратно)

101

Так в тексте. — Ред.

(обратно)

102

Так в тексте документа — Ред.

(обратно)

103

Так в тексте, вероятно, должно быть «ВО 3 Лисоня». — Ред.

(обратно)

104

«Малая война» (нем.).

(обратно)

105

Протокол № 53 от 2 января 1945 г., п. 9-оп.

(обратно)

106

Речь идет о пленуме ЦК КП(б)У (22–24 ноября 1944 г.), на котором обсуждался вопрос «О ходе выполнения постановления ЦК ВКП(б) от 27 сентября 1944 г. „О недостатках в политической работе среди населения Западных областей УССР“». Докладчиками бьли секретарь Волынского обкома партии Профатилов, секретарь Станиславского обкома партии Слонь, секретарь Черновицкого обкома партии Зеленюк. Пленум отметил: «…ЦК ВКП(б) в своем постановлении вскрыл серьезные недостатки в организации массово-политической работы среди населения западных областей Украины и нацелил всю партийную организацию Украины на развертывание массово-политической работы среди трудящихся, на усиление борьбы против украинско-немецких националистов — злейших врагов украинского народа…». Указывалось на необходимость разгрома националистических банд, направив удары прежде всего на уничтожение руководящих кадров и так называемой «Службы безпеки». Пленум обязал секретарей Волынского, Станиславского и Черновицкого обкомов партии устранить недостатки в организационно-партийной и массово-политической работе; обратил внимание «…на подбор, расстановку и правильное использование партийных, комсомольских и советских кадров, более смелое выдвижение на руководящую советско-хозяйственную и профсоюзную работу из местного актива наиболее проверенных и преданных партии и советской власти людей, на широкое во влечение местной интеллигенции в активную общественно-политическую жизнь» (ЦДАГООУ, Ф. 1, On. 1, Д. 662, Л. 1-16).

(обратно)

107

13 января 1945 г. Политбюро ЦК КП(б)У приняло постановление «О проведении регистрации населения в западных областях Украины»: «1. Утвердить проект приказа, представленный Народным Комиссаром Внутренних дел УССР „О проведении регистрации населения в западных областях УССР“. 2. Приказ издать от имени начальников областных управлений НКВД западных областей УССР. 3. Обязать обкомы и райкомы КП(б)У западных областей УССР организовать разъяснение этого приказа в каждом населенном пункте с тем, чтобы довести его до сознания всего населения западных областей УССР. 4. Обязать обкомы и райкомы КП(б)У западных областей УССР оказать всемерную помощь органам НКВД в успешном проведении регистрации всего населения в западных областях УССР. Секретарь ЦК КП(б)У Хрущев» (ЦГАООУ, Ф. 1, On. 16, Д. 29, Л. 28).

(обратно)

108

Десятихатские — ответственные за поведение 10 соседних семей в близлежащих домах.

(обратно)

109

После принятия постановления вооруженное противостояние в западных областях Украины резко обострилось. По официальным советским данным, за время с 10 января по 23 февраля 1945 г. было убито 11 тыс. членов ОУН, УПА, взято в плен около 26 тыс., добровольно сдались 22 тыс. чел. (ЦГАООУ,Ф. 1,Оп. 16.Д.29.Л. 138–154).

(обратно)

110

Хотя так называемая «группа Курелиса» была создана для действий в тылу Красной Армии, ее большая часть бежала вместе с отступающими немцами в Курляндию, а затем попыталась выйти из подчинения германского командования. В результате 8 человек были приговорены к смертной казни по недоказанному обвинению в «связи с англосаксами» (сам Курелис даже не был арестован), часть после соответствующей проверки была направлена в 15-ю латышскую дивизию СС или в латышские строительные батальоны, а один батальон (лейтенанта Рубениса) оказал вооруженное сопротивление. Некоторые уцелевшие солдаты этою батальона впоследствии воевали в отряде советских партизан «Саркана булта» (Крысин М.Ю. Указ. соч. — С. 266–273).

(обратно)

111

Так в тексте. Вероятно, подразумевается Салацгрива Валмиерского уезда.

(обратно)

112

Имеется в виду генерал Я. Курелис

(обратно)

113

См. док. № 76.

(обратно)

114

Так в документе. Возможно, Стрелковского района.

(обратно)

115

Транскистрия — название оккупированных Румынией районов па левом берегу р. Днестр

(обратно)

116

Видимо, имеется в виду сообщение, копия которого была направлена 19 апреля 1945 г. И.В. Сталину и Г.М. Маленкову. В нем говорилось, что до 15 апреля произведена очистка 11 районов: Заболоцкого, Рожнятовского, Цолинского, Калушского, Перегинского, Богородчанского, Лисецкого, Станиславского и др. В результате этих операций с 1 по 14 апреля убито 1052 националиста, задержано 1251, явилось добровольно 1309; также задержано уклоняющихся от мобилизации в Красную Армию 2863 и явилось добровольно 127 (ГАРФ, Ф. Р-9401, On. 2, Д. 95. Л. 87–90).

(обратно)

117

Копии этого документа также были направлены И.В. Сталину и Г.М. Маленкову 5 мая 1945 г.

(обратно)

118

Председатель СНК Эстонской ССР А. Веймер 21 марта 1945 г. за № 0214 обратился к В.М. Молотову с просьбой дать согласие на выселение из Таллина семей осужденных «врагов народа» и «изменников Родины» в количестве 700–750 человек.

(обратно)

119

Приложение не публикуется — текст Оперативного приказа № 5 штаба ЛЛА см. док. № 95.

(обратно)

120

В январе 1946 г. НКВД СССР, однако, докладывал, что Миаонас возглавляет военно-повстанческий шта № 5 (см. док. № 120).

(обратно)

121

Одна или две строки текста утрачены

(обратно)

122

То же.

(обратно)

123

Пропуск в тексте документа.

(обратно)

124

То же.

(обратно)

125

Имеется в виду провозглашенное 28 июня во Львове «Украинское правительство» во главе с ближайшим соратником С. Бандеры Я. Стецько.

(обратно)

126

В докладе МВД СССР Сталину, Молотову, Берия и Жданову от 17 июня 1946 г. говорилось, что «По сообщению Министерства внутренних дел Литовской ССР, за последнее время остатки ранее разгромленных банд пытаются активизировать свою деятельность и предпринимают шаги к созданию видимости организованности и укрепления. По агентурным данным, руководители банд намерены использовать для активизации антисоветской деятельности националистически настроенных студентов, которые должны прибыть в села на летние каникулы.». Далее приводились конкретные примеры совершенных националистами террористических актов и проведенных чекистско-войсковых операций. Любопытно, что министр внутренних дел СН. Круглов вычеркнул из окончательного текста доклада следующие абзацы: «27 мая сг. состоялось совещание руководителей банд, которое именовалось „съездом командиров партизанского движения“. „Съезд“ выпустил „декларацию“, призывающую литовское население поддерживать бандитов. Эта „декларация“ распространяется печатно и устно. 2 июня состоялось совещание руководителей двух бандитских округов, бандформирования которых оперируют на территории Маръямполъского, Лаздийского, Пренского, Алитусского, Варенского, Тракайского и других уездов юго-западной части Литовской ССР. На совещании было принято решение подчинить эти банды одному руководству» (ГАРФ, Ф. Р-9401, On. 2, Д. 137, Л. 159–163).

(обратно)

127

Первоначально в списке адресатов значился и В.М. Молотов, однако затем его фамилия была вычеркнута и доклад ему не направлялся.

(обратно)

128

«Надежная проволочная» вписано от руки вместо «ВЧ».

(обратно)

129

Текст, заключенный в угловые скобки, зачеркнут.

(обратно)

130

Территория этих районов в 1920–1940 гг. входила в состав Латвии. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССРот23 августа 1944 г. «Об образовании Псковской области»: «Учитывая неоднократные просьбы населения Печорской, Слободской, Паниковской и Избарской волостей Эстонской ССР, Вышгородской, Кочановской и Толковской волостей Латвийской ССР, населенных преимущественно русскими, и идя навстречу этим пожеланиям, а также имея в виду, что Президиум Верховного Совета Эстонской ССР и Президиум Верховного Совета Латвийской ССР ходатайствуют о включении указанных волостей в состав РСФСР», они вошли в состав Псковской области. (ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 4, Д.230, Л. 281–282). Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 января 1945 г. на территории вышеуказанных волостей образованы Качановский, Печорский и Пыталовский районы. (Указы Президиума Верховного Совета РСФСР по административно-территориальному делению. 1938–1946. — М.,1946).

(обратно)

131

Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером. — С. 286.

(обратно)

132

В июле 1944 г. VI управление РСХА (внешняя разведка СД) образовало специальный штаб для организации диверсий и саботажа на оставленных немецкими войсками территориях во главе с О. Скорцени — «Ягдфербанд Скорцени» (буквально: «Истребительный отряд Скорцени»). Он имел в подчинении несколько штабов, отвечавших за разные районы Европы — «Восток», «Запад» и т. д. «Ягдфербанд Ост» сформировал из латышей, ранее служивших в Латышском легионе СС и полицейских батальонах, «Курляндскую группу», более известную под названием «Дикие кошки» или «Лесные кошки» (по-немецки Wildkatzen). Командиром этой группы, насчитывавшей около 600 человек, был Янкавс (Крысин М.Ю. Указ. соч. — С. 258–265).

(обратно)

133

боепатронов — 137

(обратно)

134

Согласно Постановлению Совета Министров СССР № 3214- 1050с от 10 сентября 1947 г. «Об обеспечении угольной промышленности рабочей силой» Министерство трудовых резервов должно было провести организованный набор 147,9 тыс. ра6очих и направить в угольную промышленноть 44,1.тыс. выпускников школ ФЗО и ремесленных училищ; Министерство угольной промышленности западных районов и Министерство угольной промышленности восточных районов — провести набор рабочих в порядке трудового устройства городского неработающею населения не менее 101,4 тыс. человек. МВД обязывалось направить для работы в угольной промышленности и на строительство топливных предприятий 139,1 тыс. военнопленных и 22,5 тыс. заключенных из исправительно-трудовых колоний. В отношении 20 тысяч семей из Западной Украины тогда было принято предложение МВД с несколько иньм распределением переселенцев, чем данные в документе: в Карагандинский бассейн − 3 тыс., в Кузбасс − 10 тыс., в «Челябинскуголь» — Зтыс., в Киэеловский бассейн − -2тыс. и в «Черемховуголь»−-2тыс. семей

(обратно)

135

В приложенной к документу справке сказано: «Письмо министра химической промышленности СССР тов. Первухина № 3002с от 31.V.47 г. с копией донесения нач. Главгорхимпрома тов. Денисова о нападении бандитов на рудник „Голынь“ направлено с резолюцией: „Переслать в МГБ СССР. Круглов. Секретариат МГБ тов. Чернову. Направляю согласно указания тов. Круглова. Давыдов. 2.VI.47 г.“».

(обратно)

136

ГАРФ, Ф. Р-5446, On. 1,Д. 240,Л. 110–111. Опубликовано: История сталинскогоГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 5: Спецпереселенцы в СССР. — М, 2004. — С. 447.

(обратно)

137

Утвержденное этим Постановлением «Положение о спецкомендатурах НКВД» опубликовано: История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. Т. 5: Спецпереселенцы в СССР. — М., 2004. — С. 447–449.

(обратно)

138

Разрешено было передать 2766 семей в количестве 8298 человек.

(обратно)

139

Об обстоятельствах, вызвавших издание данного Указа, см.: Неизвестная инициатива Хрущева (о подготовке указа 1948 г. о выселении крестьян)//Отечественные архивы. - 1993. - № 2. — С. 31–38.

(обратно)

140

По сообщению МГБ УССР в соответствии с этим Указом на колхозных собраниях было вынесено свыше 8тысяч приговоров о выселении «лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущие антиобщественный, паразитический образ жизни». (История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 1: Массовые репрессии в СССР. — М., 2004. — С. 574).

(обратно)

141

Датируется по содержанию документ

(обратно)

142

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. «Об уголовной ответственности за побег из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы СССР в период Отечественной войны» установил меры ответственности: за самовольный выезд (побег) с места поселения — 20 лет каторжных работ; за укрывательство, выдачу разрешений на возврат в места прежнего жительства и помощь в устройстве в местах прежнего жительства — лишение свободы на 5 лет (ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 36, Д. 450, Л. 87). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1950 г. его действие было распространено на выселенных членов семей украинских националистов (ГАРФ, Ф. Р-523, On. 36, Д. 692, Л. 10). Отменен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1954 г., после чего спецпоселенцы за самовольный выезд (побег) с мест обязательного поселения стали привлекаться к уголовной ответственности по части 1 ст. 82 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик (ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 72, Д. 174, Л. 176).

(обратно)

143

Согласно справке Отдела спецпоселений МВД СССР, составленной в октябре 1949 г., всего было выселено 30630 семей, 94779 человек. В Якутскую АССР выселенцы не направлялись в связи с сообщением Председателя Совета Министров Якутской АССР о крайне тяжелых транспортных условиях для перевозки в период выселения (История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 5: Спецпереселенцы в СССР. — М., 2004. — С. 624).

(обратно)

144

См. док. № 139.

(обратно)

145

«В промышленности» вписано от руки вместо зачеркнутого: «на предприятиях лесозаготовительной и золотодобывающей промышленности».

(обратно)

146

Далее зачеркнуто: «в Марийскую АССР — 2500».

(обратно)

147

Далее зачеркнуто: «и министру внутренних дел Марийской АССР генерал-майору Маркееву».

(обратно)

148

Далее зачеркнуто: «б) при определении мест расселения выселенцев учесть целесообразность расселенияих компактно, не допуская расселения мелкими группами». Соответственно исправлены литеры пунктов: пункт «в» стал пунктом «6», пункт «г» — пунктом «в» и т. д.

(обратно)

149

Приказ МВД СССР 001445 от 7 декабря 1948 г. «О задачах органов МВД по работе среди выселенцев» предусматривал ряд мер для установления строгого режима содержания выселенцев, среди них меры по предупреждению побегов; по административному надзору; по розыску, задержанию и привлечению к уголовной ответственности бежавших выселенцев; по учету; по комплектованию аппаратов спецпоселений; по трудовому использованию (ГАРФ, Ф. Р-9401, On. 12, Д. 207, Т. 2, Л. 310–315).

(обратно)

150

«Парфенова» вписано от руки вместо зачеркнутого «Клименко»

(обратно)

151

Далее зачеркнуто: «и в Марийскую АССР — подполковника Кондратенко».

(обратно)

152

«Заместителя началтика конвойных войск генерал-майора Спасенко» вписано от руки.

(обратно)

153

«Инт<ендантской> службы» вписано от руки.

(обратно)

154

Здесь и далее «по» вписано от руки.

(обратно)

155

Далее вычеркнут пункт: «6. Контроль за выполнением настоящего плана мероприятий осуществляет заместитель министра внутренних дел СССР генерал-лейтенант Рясной B.C.».

(обратно)

156

См. примечание на с. 368.

(обратно)

157

Во исполнение этого Постановления 6ыли изданы приказы МВД СССР № 00158 от 1 марта 1950 г. (см. док. № 142) и МГБ СССР № 00300 от 20 мая 1950 г. (История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми томах. — Т. 5. — М., 2004. — С. 638–639).

(обратно)

158

ГАРФ, Ф. Р-9401, On. 1,Д. 561, Л. 46-134, 155–283, 287–424.

(обратно)

159

ГАРФ, Ф. Р-5446, On. 1, Д. 522, Л. 179–180.

(обратно)

160

А..Ю. Попов «15 встреч с генералом КГБ Бельченко». — М., 2002. -С. 88-119

(обратно)

161

ГАРФ, Ф. Р-9478, On. 1, Д. 63, Л. 1-197.

(обратно)

162

ГАРФ, Ф. Р-9478, On. 1, Д. 367, Л. 84, подлинник.

(обратно)

163

ГАРФ, Ф. Р-9478, Оп.1, Д. 367, Л. 1–2.

(обратно)

164

Г АРФ, Ф. Р- 7523, On. 4, Д. 242, Л. 116–147.

(обратно)

165

ГАРФ, Ф. Р-9478, On. 1, Д. 759, Л. 50–76.

(обратно)

166

ГАРФ, Ф. Р-7523. On. 4, Д. 352, Л. 77-102.

(обратно)

167

ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 4, Д. 353, Л. 56-103.

(обратно)

168

ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 4, Д. 356, Л. 191–226.

(обратно)

169

ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 4, Д. 402, Л. 89-191.

(обратно)

170

ГАРФ, Ф. Р-9478. On. 1, Д. 543, Л. 22–25.

(обратно)

171

ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 36, Д. 448, Л. 84-132

(обратно)

172

Земское В.Н. Спецпоселенцы в СССР: 1930–1960. — М., 2003. — С. 90–91.

(обратно)

173

Земсков В.Н. Спецпоселещы в СССР: 1930–1960. М., 2003. — С. 210–212

(обратно)

174

ГАРФ, Ф. Р-9414, On. 1, Д. 1356, Л. 142.

(обратно)

175

ГАРФ, Ф. Р-7523, On. 36, Д. 620, Л. 125–212.

(обратно)

176

Там же, On. 82, Д. 117, Л. 1-32.

(обратно)

177

Штаты не публикуются.

(обратно)

178

Штаты ОББ НКВД СССР были объявлены приказом НКВД СССР № 001824/К от 28ноября 1941 г… Штатная расстановка личного состава ОББ НКВД СССР была объявлена приказом НКВД СССР № 2854/К от 3 декабря 1941 г. Указанные документы не публикуются.

(обратно)

179

Постановление Совета Министров СССР от 3 июня 1948 г. № 1841-730с «О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня 1948 г. „О выселении в отдаленные районы страны лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни“». См.: ГАРФ, Ф. Р-5446, On. 106, Д. 325, Л. 258–262.

(обратно)

180

ГАРФ, Ф. Р-9414, On. 1-a, Д. 378, Л. 145–151.

(обратно)

181

ГАРФ, Ф. Р-9414, On. 1-а, Д. 374, Л. 1–4.

(обратно)

182

ГАРФ. Ф. Р-9414, On. 1a, Д. 427, Л. 1-Зоб.

(обратно)

183

ГАРФ, Ф. Р-9414, On. 1,Д. 1356, Л. 1а-5об.

(обратно)

184

ГАРФ, Ф. Р-9414, On. 1, Д. 258, Л. 1-17.

(обратно)

185

Там же, Ф. Р-9401, On. 1, Д. 641, Л. 9-12.

(обратно)

186

Земсков В. Д. Спецпоселенцы в СССР: 1930–1960. — М., 2005. — С. 228–229.

(обратно)

187

ГАРФ, Ф. Р-9479, On. 1, Д. 725, Л. 71–72.

(обратно)

188

ГАРФ, Ф. Р-9401, On. 2, Д. 464, Л. 51–55, 62–63.

(обратно)

189

ГАРФ.Ф.Р-9401, Оп.2, Д. 467, Л.228-229

(обратно)

190

Реабилитация: как это было. — Том ІІ: Февраль 1956 начало 80-х годов. М.,2003,-С.212

(обратно)

191

ГАРФ.Ф.Р-9401, Оп.2, Д.492, Л.187-188

(обратно)

192

Имеются в виду военнослужащие Польской армии, формировавшейся на территории СССР генералом В. Андерсом в соответствии с советско-польским военньм соглашением от 14 августа 1941 г. из лиц, имевших до сентября 1939 г. польское гражданство. Вопреки первоначальным договоренностям, Андерс отказался сражаться на советско-германском фронте под оперативным руководством Красной Армии. В 1942 г. ок. 114 тыс. польских военнослужащих были эвакуированы в Иран. В дальнейшем они участвовали в боях в Италии совместно с англо-американскими войсками. Те же, кто после службы в армии Андерса репатриировались в СССР, были выселены с территории Украины, Белоруссии и Литвы по постановлению Совета Министров СССР № 377- 190сс от 23 февраля 1951 г.

(обратно)

193

См.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. — Ч. 1. -Курск, 1999. — С.388.

(обратно)

194

См. док. № 153.

(обратно)

195

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1955. - № 17; Известия. — 1955. - 18 сентября.

(обратно)

196

не ранее 15 апреля 1941 г.

(обратно)

197

Не ранее 29 января 1942 г.

(обратно)

198

Не ранее 1 февраля 1943 г.

(обратно)

199

Не ранее 1 ноября 1948 г.

(обратно)


 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна