Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Языковое законодательство Российской Федерации. Документы и публицистика. 1. Федеральный закон от 05.04.2013 N 34-ФЗ "О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. 2. КоАП: Статья 13.21. Нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации. 3. КоАП: Статья 13.15. Злоупотребление свободой массовой информации 4. Маргарита Горовцова. Нецензурная лексика в СМИ и рекламе: теория и практика. Содержание статьи: Новый запрет – новое основание для штрафа. Ненормативная лексика. Практическая материя.

12.01.2014 10:03      Просмотров: 1767      Комментариев: 0      Категория: Законодательство России

 

    ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 05.04.2013 N 34-ФЗ "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В СТАТЬЮ 4 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ" И СТАТЬЮ 13.21 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ" (принят ГД ФС РФ 19.03.2013)

Источник информации - http://graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1;3563729 .

 

Страница 1 из 2  
1  

 

 

Источник информации - http://graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1;3563729 .

Страница 2 из 2  

 

 

 

Вариант для печати:

Федеральный закон от 05.04.2013 N 34-ФЗ "О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"

Источник информации - http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_144614/ .
 


РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В СТАТЬЮ 4 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ" И СТАТЬЮ 13.21 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ


Принят
Государственной Думой
19 марта 2013 года
Одобрен
Советом Федерации
27 марта 2013 года


 Статья 1


Часть первую статьи 4 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 2124-1 "О средствах массовой информации" (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, N 7, ст. 300; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 30, ст. 2870; 2000, N 26, ст. 2737; 2002, N 30, ст. 3029; 2006, N 31, ст. 3452; N 43, ст. 4412; 2007, N 31, ст. 4008; 2011, N 29, ст. 4291) дополнить словами ", и материалов, содержащих нецензурную брань".


 Статья 2


Статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 1, ст. 1; 2007, N 26, ст. 3089; 2011, N 30, ст. 4600) дополнить частью 3 следующего содержания:

"3. Изготовление или распространение продукции средства массовой информации, содержащей нецензурную брань, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц - от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц - от двадцати тысяч до двухсот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.".


Президент
Российской Федерации
В.ПУТИН
Москва, Кремль
5 апреля 2013 года
N 34-ФЗ

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 23.02.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.04. 2013)


Источник информации - http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_142045/?frame=21#p4288 .
 

 

Статья 13.21. Нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации


1. Изготовление или распространение продукции незарегистрированного средства массовой информации, а равно продукции средства массовой информации, не прошедшего перерегистрацию, либо изготовление или распространение такой продукции после решения о прекращении или приостановлении выпуска средства массовой информации в установленном порядке -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц - от двух тысяч до трех тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц - от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.

(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)

2. Нарушение установленного порядка распространения среди детей продукции средства массовой информации, содержащей информацию, причиняющую вред их здоровью и (или) развитию, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 статьи 13.15 настоящего Кодекса, -

(в ред. Федерального закона от 05.04.2013 N 50-ФЗ)

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц - от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц - от двадцати тысяч до двухсот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.

(часть 2 введена Федеральным законом от 21.07.2011 N 252-ФЗ)

3. Изготовление или распространение продукции средства массовой информации, содержащей нецензурную брань, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц - от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц - от двадцати тысяч до двухсот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.

(часть 3 введена Федеральным законом от 05.04.2013 N 34-ФЗ)

 

 

Статья 13.15. Злоупотребление свободой массовой информации

(в ред. Федерального закона от 28.12.2009 N 380-ФЗ)



1. Изготовление и (или) распространение теле-, видео-, кинопрограмм, документальных и художественных фильмов, а также относящихся к специальным средствам массовой информации информационных компьютерных файлов и программ обработки информационных текстов, содержащих скрытые вставки, воздействующие на подсознание людей и (или) оказывающие вредное влияние на их здоровье, -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.


2. Распространение информации об общественном объединении или иной организации, включенных в опубликованный перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", без указания на то, что соответствующее общественное объединение или иная организация ликвидированы или их деятельность запрещена, -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения; на юридических лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.

 

Маргарита Горовцова

Нецензурная лексика в СМИ и рекламе: теория и практика



14 ноября 2013

Источник информации
- http://www.garant.ru/article/504046/ .


Право на свободу получения и распространения информации как средство получения сведений о происходящих событиях всегда находилось в фокусе внимания общества. Это нашло свое отражение в законодательстве еще с 1991 года, с принятием Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 "О средствах массовой информации" (далее – Закон о СМИ), закрепившим запрет на ограничение поиска, получения, производства и распространения массовой информации, а также на установление цензуры (ст. 1, ст. 3 Закона о СМИ).

Вместе с тем, неограниченное распространение информации нередко входит в противоречие с другими правами и интересами человека – на неприкосновенность частной жизни, защиту от информации, причиняющей вред здоровью и развитию ребенка, защиту нравственности и т. д.

Постепенно законодатель охватывает все новые и новые сферы отношений по обеспечению всех этих интересов, что, как правило, не оставляет равнодушными ни аудиторию СМИ, ни профессиональное сообщество. Апрельские поправки к Закону о СМИ, установившие запрет на использование в материалах СМИ табуированной лексики, не стали исключением из этого правила.

 
Новый запрет – новое основание для штрафа

Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 34-ФЗ "О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (далее – Федеральный закон № 34-ФЗ) расширил критерии злоупотребления свободой слова (абз. 1 ст. 4 Закона о СМИ), включив в них использование СМИ для распространения материалов, содержащих нецензурную брань. Соответствующие поправки были также внесены в КоАП РФ: подобное правонарушение грозит штрафом (для граждан – от 2 тыс. руб. до 3 тыс. руб., для должностных лиц – от 5 тыс. руб. до 20 тыс. руб., для организаций – от 20 тыс. руб. до 200 тыс. руб.) с конфискацией предмета административного правонарушения.

Авторы инициативы, группа депутатов фракции "Единая Россия", пояснили, что на момент внесения предложения в Госдуму административная ответственность была установлена только за использование нецензурной брани в общественных местах. Вместе с тем, в Госдуму и уполномоченные органы поступают многочисленные обращения граждан по поводу использования в телепередачах и печатных СМИ ненормативной лексики.

Напомним, ранее ограничения на распространение содержащей нецензурную брань информации среди несовершеннолетних были установлены Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", установившим основные меры по обеспечению информационной безопасности детей.

Роскомнадзор также поддержал это нововведение, тем более, что ведомство предлагало дополнить действующее законодательство подобной мерой еще в августе 2012 года. Тогда эксперты контрольного органа указали, что наиболее часто претензии по поводу использования ненормативной лексики высказываются гражданами в отношении телепрограмм "Дом-2", "Каникулы в Мексике", "+100500", "Комеди Клаб" и других программ, выходящих в эфире телеканалов "ТНТ", "Перец", "Муз-ТВ", "MTV". Аналогичные нарушения были также выявлены в ряде печатных и сетевых СМИ (например, в интернет-портале радиостанции "Эхо Москвы", электронных изданиях "Ридус", "Грани.ру", "Свободная пресса", журнале Andy Warhol’s Interview). Меры разъяснительного характера, подчеркнул Роскомнадзор, на практике оказываются малоэффективными.

 

НенорМАТивная лексика

Первый вопрос, который возникает на практике, – это принадлежность конкретного слова или выражения к нецензурной лексике. Сразу оговоримся, что понятия "нецензурная брань" и "ненормативная лексика" синонимами не являются. Второе шире по содержанию – в него включается не только собственно нецензурная брань (то, что обычно называют матом), но и неприличные и грубо-просторечные слова и содержащие их выражения. Этой точки зрения придерживается как Роскомнадзор, так и суды. К примеру, ВС РФ в одном из своих определений к ненормативной лексике отнес как бранные, так и нецензурные коннотации (устойчивая ассоциация, которую вызывает то или иное слово, употребленное в конкретном контексте. – Ред.)1.

Кстати, Роскомнадзор подчеркивает, что использование ненормативной лексики в СМИ также недопустимо в соответствии с требованиями Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации". Действительно, пп. 9 ч. 1 ст. 3 указанного закона запрещает использование лексики, не соответствующей нормам русского языка. Единственное исключение предусмотрено для случаев, когда непарламентские выражения являются неотъемлемой частью художественного замысла.

Кроме собственно используемого слова или выражения следует иметь в виду ситуацию, в которой оно было употреблено. На это обращает внимание ВС РФ, подчеркивая: "Грань между ненормативной лексикой и общеупотребительными словами лежит не в самом языке, а в различных ситуативных социальных контекстах. То, что допустимо в предельно узких коммуникативных средах, в экстремальных ситуациях, воспринимается как недопустимое в устоявшихся условиях публичной сферы"2. Правда, этот довод дает также свободу толкованию – если понимать его буквально, то можно утверждать о допустимости использования крепких выражений в некоторых "экстремальных" ситуациях, что должно восприниматься обществом как норма.

Роскомназдор в определении критериев нецензурной брани оказался более конкретен. В Рекомендациях по применению Федерального закона № 34-ФЗ, размещенных на официальном сайте ведомства, отмечается: "В настоящий момент отсутствует единый перечень нецензурных бранных слов. Однако среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова (х.., п.., е…, б…), а также образованные от них слова и выражения".

Контролирующий орган сразу оговорил свою позицию и по некоторым спорным вопросам. Так, Роскомнадзор не считает нарушением закона использование нецензурной лексики в прямом эфире теле-радиопрограмм, когда невозможно предусмотреть заранее, что именно может сказать приглашенный в студию гость либо замаскировать неприличные слова. Одновременно подчеркивается, что на редакции лежит ответственность за работу с приглашаемыми в прямой эфир гостями.

В отношении интернет-СМИ действует аналогичное правило. Сам факт размещения пользователем нецензурного комментария на портале или в блоге нарушением, по мнению ведомства, не является. Однако в этом случае интернет-издание обязано по представлению Роскомнадзора удалить такой комментарий или отредактировать его. В противном случае выносится предупреждение в адрес редакции и учредителя СМИ.

Федеральная служба, таким образом, обратила внимание на положения п. 5 ст. 57 Закона о СМИ, в соответствии с которыми редакция, главный редактор либо журналист не несут ответственности за распространение сведений, являющихся злоупотреблением свободой информации, если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию.

Поскольку практика применения новой редакции ст. 4 Закона О СМИ только начинает складываться, можно посмотреть, как суды относятся к использованию нецензурной лексики в аналогичных случаях — при создании рекламы. Выделяются несколько возможных случаев употребления нецензурной лексики в материалах СМИ, а также рекламных продуктах.

 

1. Нецензурное слово используется открыто, без маскировки. При этом не имеет значения, умышленно ли в материал попала табуированная лексика либо это произошло, к примеру, из-за невнимательности редактора. Так, в 2008 году в тульской газете "Слобода" был размещен рекламный макет "Похудение без диет и без запретов". Однако при верстке буква "д" из слова "Похудение" потерялась, и поэтому оно стало восприниматься как нецензурное. ФАС России как орган, уполномоченный за соблюдением законодательства о рекламе, привлекла издание к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ ("Нарушение законодательства о рекламе"), наложив на него штраф в размере 60 тыс. руб. Суд, вместе с тем, не согласился с выводами антимонопольного органа и удовлетворил требования СМИ об обжаловании постановления о привлечении к ответственности. В обоснование этого решения он указал, что имела место опечатка, которую нельзя рассматривать в качестве обсценизма, то есть бранного слова3.

К сожалению, случайная опечатка встречается намного реже, чем намеренное использование крепких слов в публикациях и эфирных программах. Чаще всего этим грешат интернет-СМИ – как в силу специфики веб-журналистики, так и за счет комментариев пользователей. Кстати, комментарии посетителей сайтов, содержащие непарламентские выражения, вообще нередко становятся предметом судебного разбирательства, причем не только в отношении порталов СМИ, но и других сайтов и блогов (см., например, апелляционное определение Магаданского областного суда от 22 мая 2012 г. № 33-501/2012 по делу № 2-5978/2011, определение Мосгорсуда от 19 марта 2012 г. № 4г/2-308/12).

 

2. Нецензурная брань употребляется завуалированно. Обычно при этом используются схожие по звучанию или написанию слова, а также вызывающие определенные ассоциации визуальные образы. Судебная практика знает множество примеров такой замаскированной нецензурной или ненормативной лексики. Правда, преимущественно это касается не столько СМИ, сколько рекламных агентств и отделов рекламы и дизайна организаций — подобного рода двусмысленности особенно часто встречаются на рекламных баннерах.

 

Такое дело по поводу замены нецензурной брани созвучным словом, употребляемым в качестве допустимого эквивалента ругательства, было рассмотрено в 2009 году в Якутске. Поводом к вынесению постановления ФАС России о наложении штрафа послужил рекламный щит следующего содержания: "К нашим ЦЕНАМ вернулся ПОЛНЫЙ ПЕСЕЦ! – ПЕСЕЦ ТОЛЩЕ, цены – тоньше! – Мобильники еще дешевле". При этом рядом с надписью было нарисовано животное (песец), причем нижняя часть его тела прикрыта табличкой с надписью "цензура".

При оспаривании привлечения организации к ответственности, ее представители заявили, что законодательство допускает употребление в рекламе слов и выражений, ставших частью молодежного языка (сленга), а слово "песец" отождествляется с бранным только субъективно. Суд первой инстанции принял эти доводы и вынес решение в пользу заявителя4, однако во всех последующих инстанциях это решение не устояло (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 15 января 2010 г. № 04АП-4926/09, постановление ФАС ВСО № А58-7901/09 от 21 апреля 2010 г., Определение ВАС РФ от 4 августа 2010 г. № ВАС-10980/10, определение Высшего Арбитражного Суда России от 18 августа 2010 г. № ВАС-10980/10).

Вышестоящие суды подчеркнули, что оцениваемая реклама не содержит сведений о песце как главном герое рекламной компании, а также указаний на песца в смысле животного, что подчеркивает иносказательный смысл этого термина. По заключению судебных органов, такая двусмысленность направлена на придание тексту непристойного образа, а в основе слогана "Полный песец" лежит матерная фраза. Отчаявшись, юристы организации выдвинули последний вариант трактовки слогана, утверждая, что полный песец – это песец с мехом лучшего качества, однако и он не повлиял на решения судов.

 

Похожий инцидент случился в 2012 году в Краснодаре – также в отношении рекламного щита. На этот раз в качестве креативной рекламы было использовано изображение дощатого забора с надписями, которые обычно наносят дети и подростки в подъездах, на стенах зданий и заборах: "Я люблю..." (с изображением пронизанного стрелой сердца), "Вася здесь..." и другие. Спорной надписью, которая и послужила основанием для наложения административного штрафа, стали буквы "УЙ". По мнению специалистов ФАС России, в рекламе в завуалированной форме используется нецензурное, непристойное слово, первая буква которого скрыта наклеенным на "забор" рекламным объявлением. Организация была оштрафована на 100 тыс. руб., после чего обжаловала решение антимонопольного органа в суд, и снова суд первой инстанции занял сторону заявителя.

Впрочем, апелляционный суд согласился с правомерностью привлечения организации к ответственности, отметив, что употребление в рекламе букв "УЙ" направлено не на использование буквального значения этого буквосочетания, а на придание тексту непристойного образа, вытекающего из ассоциативного созвучия букв. При этом такая ассоциация с непристойным словом усилена стилизацией рекламы под забор5.

 

Еще один спорный случай, связанный с баннером, произошел в 2012 году в Брянске. Рекламный щит был размещен на фасаде одного из зданий ЗАО "Корпорация "ГРИНН" и содержал следующую надпись: "ЕСЛИ ТЫ ОРЕЛ ВЕЗИ ДЕВУШКУ В ОРЕЛ - СLUВ НОТЕL&8РА Ча:сы — оГРИННеть!". Возражая против привлечения к административной ответственности, общество указало в суде, что слоган "оГРИННеть", используемый в рекламе, содержит в своей основе не что иное, как наименование организации, а его смысл подразумевает выражение положительной оценки уровнем и качеством услуг, предоставляемых ЗАО "Корпорация "ГРИНН".

В обоснование заявитель сослался на лингвистическое исследование, проведенное специалистом-лингвистом кафедры русского языка. Специалист сделал вывод, что слово "оГРИННеть" не является завуалированной формой нецензурного, непристойного слова, употребляемого в ненормативной лексике, и его можно расценивать как неологизм, образованный от названия ЗАО "Корпорация "ГРИНН" и допустимый для использования в рекламных целях.

Однако суд посчитал это исследование не отвечающим критерию достаточности в связи с тем, что оно составлено в отношении слова "оГРИННеть" в отрыве от смысла и контекста рекламы в целом. Слово "оГРИННеть", заключил суд, можно ассоциировать со словом "офигеть", относящемуся к молодежному слэнгу. Кроме того, его смысл может быть оценен как неприличный (даже матерный) на основании непристойных ассоциаций, однозначно идентифицируемых русским языковым сознанием, тем более что в русской разговорной речи звуки "Г" и "Х" очень похожи и могут переходить друг в друга. На этом основании суд согласился6 с правомерностью наложения на ЗАО административного штрафа, что впоследствии было подтверждено в апелляции7.

 

Главный редактор либо журналист не несут ответственности за распространение сведений, являющихся злоупотреблением свободой информации, если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию (п. 5 ст. 57 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 "О средствах массовой информации")

Непристойные или условно непристойные изображения на рекламных плакатах также привлекают внимание контролирующих органов. Так, 17 октября 2013 года АС Орловской области оставил в силе решение ФАС России в отношении индивидуального предпринимателя, осуществляющего деятельность по размещению наружной рекламы о привлечении его к ответственности. Основанием послужил рекламный баннер, на котором была изображена обнаженная часть женского тела в ракурсе со спины на темном фоне. Рекламировались рольставни, а слоганом служили слова "Защитим самое главное!", размещенные на изображении тела.

При обжаловании постановления антимонопольного органа в суде, предприниматель заявил, что в художественном образе отсутствует изображение каких-либо обнаженных интимных частей тела, а каждый зритель может увидеть образ любого желаемого им увидеть тела (мужского, женского или бесполый образ тела).

Доказательственная база ФАС России по этому делу была обширна – ведомство получило два экспертных заключения от государственных университетов, а также ответ Экспертного заключения по рекламе ФАС России. Один из вузов подчеркнул, что реклама концентрирует внимание потребителей на обнаженной части женского тела, на что указывают размер используемого образа, степень оголенности и характер изгиба женского тела.

Другой университет провел опрос по поводу оценки характера рекламы, в ходе которого выяснилось, что 56,6% респондентов (56 из 99 опрошенных) воспринимают рекламу "Защитим самое главное!" как непристойную или оскорбительную, 40,4% (40 человек) не считают ее таковой, а 3% (3 участника опроса) затруднились с ответом. Заключение же Экспертного совета было однозначным: используемый в рекламе образ девушки, может рассматриваться как оскорбительный или непристойный, поскольку поза девушки позволяет говорить о поведении, нарушающем нормы морали и нравственности.

Основываясь на этом, арбитражный суд отказал в удовлетворении требований заявителя8.

 

3. В материале СМИ или рекламе используется слово, которое не является нецензурным, однако носит крайне разговорный характер. В качестве примера можно привести дело о рекламе жилого комплекса в Екатеринбурге, в слогане которой использовались слова: "Офигеть! От 61000 рублей за м2". В этом случае судье при разрешении спора пришлось сложнее, чем при явном использовании нецензурной брани.

В представленном ФАС России заключении филолога отмечалось, что реклама злоупотребляет ненормативной лексикой, разговорно-сниженным словом и популяризирует заниженные культурные стандарты, что позволяет квалифицировать ее как социально безответственную и социально вредную. Рекламное агентство, в свою очередь, обратилось к другому профессору, который оценил глагол "офигеть" как речевую реакцию на какую-то ситуацию, не содержащую в своем значении или в оценочной окраске смыслов, связанных с намерением кого-либо оскорбить или тяжело обидеть.

Неоднозначными оказались и результаты опроса пользователей официального сайта УФАС по Свердловской области, который ведомство проводило в течение февраля 2009 года. Его итоги показали, что 52,3% (459) опрошенных считают допустимым использование слова "Офигеть" в рекламе, 44,5% (391) респондентов придерживаются противоположного мнения, а 3,2% (28) пользователей дали свои варианты ответов. При этом оскорбительной рекламу посчитали только менее трети участников опроса (30,7%).

Тем не менее, суд решил, что антимонопольным органом представлены достаточные доказательства обоснованности привлечения к административной ответственности9.

 

К слову, проблема чистоты языка актуальна не только в отношении материалов СМИ и рекламы. В соответствии с ч. 6 ст. 1 Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" при использовании русского языка как государственного языка не допускается применение слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка.

В 2006 году перед ВС РФ был поставлен вопрос о признании недействующим абз. 9 (фактически абз. 10) п. 15 разд. 3 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. № 205. Эти положения запрещают осужденным употреблять нецензурные и жаргонные слова, давать и присваивать клички. Заявитель утверждал, что это правило необоснованно нарушает его права на употребление таких слов по месту отбытия наказания, однако Суд не поддержал эту точку зрения10.

Еще более курьезная ситуация произошла при составлении протокола допроса по уголовному делу одним из следователей Следственного комитета России по Республике Башкортостан. Руководствуясь ч. 2 ст. 190 УПК РФ, которая предписывает фиксировать показания допрашиваемого лица от первого лица и по возможности дословно, следователь добросовестно занес в протокол допроса в том числе и нецензурные выражения. После передачи дела на рассмотрение суда в отношении следователя было вынесено частное постановление, в котором суд внимание на недопустимость использования таких оборотов в официальных документах. Это частное постановление было обжаловано, но безрезультатно11.

 

Практическая МАТерия

С началом применения поправок возникли очень интересные вопросы по поводу трактовки некоторых положений Закона о СМИ в новой редакции. Так, после вступления нововведений в силу Роскомнадзор подчеркнул в размещенных на своем сайте Рекомендациях, что выявление иностранных бранных слов и выражений не является основанием для привлечения к ответственности редакции СМИ. Кроме того, ведомство указало на невозможность создания полного перечня средств маскировки нецензурной брани и порекомендовало в теле-радиопрограммах заменять ее звуковым сигналом, а в материалах печатных и сетевых СМИ – заменять одну или несколько букв непечатного слова знаком или другой буквой.

Вместе с тем, на практике федеральная служба выносит предупреждения и привлекает к ответственности за использование именно таких приемов. К примеру, в одном из сообщений об итогах мониторинга СМИ на предмет соблюдения требований ст. 4 Закона о СМИ в части недопущения использования в публикациях нецензурной брани ведомство отметило: "В ряде печатных и сетевых изданий распространение нецензурной брани осуществляется в завуалированной форме (пропуск букв в середине или в конце слова, замена их на точки или звездочки и т.д.)". В этом же сообщении Роскомнадзор проинформировал, что установлены факты использования иностранных слов, которые в переводе на русский язык относятся к нецензурной брани.

Как отмечает директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности Владимир Энтин, в сложных ситуациях специалисты Роскомнадзора обращаются в Институт русского языка им. В.В. Виноградова. Однако заключение по поводу значения иностранного слова и его эквивалента в русском языке придется получать у иностранного филологического института, а это неудобно и дорого. Поэтому, заключает эксперт, Роскомнадзор вряд ли пойдет на такой шаг.

 

Тем не менее, несмотря на неустоявшуюся практику, новые нормы применяются, и за 2013 год Роскомнадзором было вынесено 36 предупреждений в отношении СМИ, касающихся использования ими табуированной лексики12.

Самое громкое дело, связанное с нарушением ст. 4 Закона о СМИ в части применения нецензурных выражений, было инициировано ведомством в отношении крупного интернет-СМИ "Росбалт". Первоначально в июле текущего года контролирующий орган вынес в адрес информационного агентства два предупреждения. По словам председателя совета директоров ЗАО "ИА "Росбалт" Наталии Черкасовой, прозвучавшим 30 октября в пресс-центре РИА Новости на круглом столе "Нецензурная лексика в СМИ: правоприменительная практика", в начале августа она была приглашена в Роскомнадзор для беседы. Чиновник Роскомнадзора еще раз попросил провести с сотрудниками информационного агентства разъяснительные беседы, после чего, отметила Наталия Черкесова, никаких претензий или обращений к "Росбалту" не поступало. Спустя два месяца, в начале октября текущего года, контролирующий орган обратился в Мосгорсуд с требованием о лишении "Росбалта" статуса СМИ.

Надо отметить, что формально Роскомнадзор действительно обладает таким правом на основании ст. 16 Закона о СМИ, если СМИ были допущены неоднократные грубые нарушения ст. 4 Закона о СМИ в течение 12 месяцев. Однако подача федеральной службой заявления в суд вызвала серьезный общественный резонанс. Так, ОП РФ направила в адрес руководителя Роскомнадзора обращение, в котором дала оценку применяемым в отношении "Росбалта" мерам, назвав их "чрезмерными", а также выразила пожелание об отзыве иска. Кроме того, информационное агентство поддержали депутаты Госдумы и Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, Совет по правам человека при президенте РФ, Союз журналистов России, Альянс руководителей региональных СМИ России, а также Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Вместе с тем, судебное разбирательство продолжалось, и 31 октября текущего года Мосгорсуд отозвал у "Росбалта" свидетельство о регистрации в качестве СМИ. Информационное агентство уже заявило о намерении обжаловать это решение в вышестоящей инстанции.

Цитата


Владимир Энтин, адвокат, директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности

"Помните фильм "Бриллиантовая рука"? Как он начинается? Забор. На нем первая буква – "Х", потом – "У", а дальше – "Художественный фильм". Так что, на этом основании запрещать "Бриллиантовую руку"?"

Остались неясности и по толкованию новой редакции ст. 4 Закона о СМИ. К примеру, п. 9 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" допускает применение лексики, не соответствующей нормам русского языка, если она является неотъемлемой частью художественного замысла, а поправки такой оговорки не содержат. Правда, Роскомнадзор в официальных рекомендациях также упомянул о возможности использования в таких случаях нецензурной брани, но с обязательной ее маскировкой.

Еще одним спорным моментом могут стать санкции, предусмотренные за изготовление или распространение продукции СМИ, содержащей нецензурную брань (ч. 3 ст. 13.21 КоАП РФ). Помимо штрафа, нормы КоАП РФ предусматривают и конфискацию предмета административного правонарушения. Если нарушение было допущено печатным изданием, эту норму можно истолковать как изъятие тиража газеты, журнала или другой периодики. Намного сложнее применить эту норму в отношении сетевого издания и тем более – теле- или радиостанции. В первом случае в качестве предмета правонарушения можно рассматривать интернет-пространство, а во втором – теле- и радиоэфир.

 

Одним словом, нововведение к Закону о СМИ носит неоднозначный характер. Даже в ходе обсуждения законопроекта, на основе которого впоследствии был принят Федеральный закон № 34-ФЗ, мнения депутатов Госдумы разошлись. Так, депутат от фракции ЛДПР Сергей Иванов отметил, что установить подобную ответственность для СМИ – это "то же самое, что установить ответственность для МЧС за то, что кому-то на голову метеорит свалится!".

Однако сами по себе поправки можно оценить только положительно, особенно с учетом освобождения СМИ от ответственности за сказанное гостями передачи в прямом эфире или написанное в не подлежащих редактированию текстах (п. 5 ст. 57 Закона о СМИ). Вместе с тем, у некоторых экспертов возникают опасения по поводу использования этого нового запрета в политических целях, для давления на отдельные СМИ. Поэтому особенно важным становится корректное правоприменение, которое позволит достичь баланса интересов между свободой слова, самостоятельностью СМИ и нормами нравственности.

Этому могут способствовать и общественные советы по содействию защите нравственности в СМИ в случае одобрения инициативы об их создании – соответствующий законопроект в настоящее время находится в Госдуме13. К полномочиям советов предлагается отнести мониторинг материалов СМИ и извещение редакций о его результатах, рассмотрение конфликтов и обращение в прокуратуру и другие уполномоченные органы, проведение социологических исследований в области защиты нравственности в СМИ и т. д.

 

Документы по теме:

    Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 34-ФЗ "О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"
    Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 "О средствах массовой информации"
    КоАП РФ

 
Новости по теме:

    В России могут появиться общественные советы по содействию защите нравственности в СМИ – ИА "ГАРАНТ", 14 июня 2013 г.
    Роскомнадзор в течение месяца будет формировать практику применения закона об ответственности за нецензурную брань в СМИ – ИА "ГАРАНТ", 26 апреля 2013 г.
    Подписан закон об ответственности за использование нецензурной брани в СМИ – ИА "ГАРАНТ", 8 апреля 2013 г.
    Роскомнадзор предлагает штрафовать СМИ за использование ненормативной лексики – ИА "ГАРАНТ", 27 августа 2012 г.
    Госдума предлагает уточнить, когда интернет-СМИ будут освобождаться от ответственности за комментарии пользователей – ИА "ГАРАНТ", 24 июня 2011 г.

 
________________________

1 Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 20 ноября 2007 г. № 41-О07-84.
2 Определение ВС РФ от 24 марта 2011 г. № 21-О11-5.
3 Постановление ФАС ЦО от 7 апреля 2009 г. № А68-5666/08-439/8.
4 Решение АС Республики Саха (Якутия) от 27 октября 2009 г. по делу № А58-7901/09.
5 Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2012 г. № 15АП-6146/2012.
6 Решение АС Брянской области от 28 июня 2012 г. № А09-3180/12.
7 Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2012 г. № 20АП-4168/12.
8 Текст судебного решения размещен в картотеке арбитражных дел ВАС РФ.
9 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2009 г. № 17АП-12388/09.
10 Решение ВС РФ от 2 февраля 2006 г. № ГКПИ05-1640.
11 Определение судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 18 июля 2012 г. № 49-О12-38СП.
12 Данные за 2013 год по состоянию на 29 октября 2013 года.
13 Текст законопроекта № 295623-6 размещен на официальном сайте Госдумы.

Источник: Юристы компании "Гарант".

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна