Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Сборник статей. 1. Ф. М. Березин. Место и роль русского языка в постсоветской России. (1997 год). 2. М.Т. Дьячок, С.В. Моисеев. К изучению социолингвистического портрета носителя русского просторечия.(2005 год).

27.12.2013 16:20      Просмотров: 1494      Комментариев: 0      Категория: Философия, логика и лингвистика

Ф. М. Березин

МЕСТО И РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

Источник информацмм - Теория и практика общественно-научной информации. - Вып. 13. - М., 1997. URL:  http://www.philology.ru/linguistics2/berezin-97.htm .


      За последнее время внимание общественности как в России, так и в бывших советских республиках обратилось к столь далеким казалось бы от насущных потребностей - политических, экономических, нравственных - проблемам, как проблемы языка. Практически во всех этих республиках остро и бурно проходили митинги и дискуссии о государственном языке. Это и понятно, ибо разработка принципов законов о государственном языке неотделима от забот о сохранении самобытной национальной культуры, национального самосознания и бытия.

Нерасторжимую связь языка и народа кратко и емко сформулировал в начале XX в. знаменитый французский языковед Фердинанд де Соссюр (1857-1913), который писал, что обычаи нации отражаются в ее языке, а с другой стороны, в значительной мере именно язык формирует нацию.

Есть язык - есть народ, нет языка - нет народа.

Весь опыт мировой истории свидетельствует о том, что разрушение цивилизации и культуры, исчезновение с лица Земли народов и государств всегда начинается с утраты языка, с отказа от языковой самостоятельности, с капитуляции перед лингвистической экспансией. С утратой языка народ перестает осознавать свою самобытность, свою культуру, свою идентичность. Нельзя сказать, что и ранее не обращалось внимание на языковые проблемы, но определенных законодательных актов, регулирующих языковые вопросы, содержащих какие-либо нормы в их отношении, не существовало.

С распадом бывшего Советского Союза стало ясно, что бывшие советские республики избрали путь суверенного развития, самостоятельную государственность. Но языковые проблемы в этих государствах, являющихся, как правило, многонациональными, остались. Возникла необходимость дать законодательное оформление правовому положению языков народов, проживающих в этих республиках, урегулировать использование языков в разных сферах государственной деятельности. В Российской Федерации 25 октября 1991 г. был принят Закон "О языках народов РСФСР", в вводной части которого говорится, что языки народов Российской Федерации - наше национальное достояние, они являются историко-культурным наследием и находятся под защитой государства. Нормы закона признают суверенные языковые права личности независимо от происхождения человека, его социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, отношения к религии и места проживания (ч. 2, ст. 2). Законодательно установлено также, что государство гарантирует гражданам Российской Федерации осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав независимо от знания ими какого-либо языка. Незнание языка не может служить основанием для ограничения языковых прав граждан России (ч. 2, ст. 5).

В соответствии с законом, русский язык является государственным на всей территории России и он является таковым и в тех регионах, где проживает преимущественно русское население, и там, где основная масса жителей - это представители других национальностей, компактно проживающих народов.

    В соответствии со сложившимися культурно-историческими традициями, русский язык является основным средством межнационального общения народов России.


    Что касается бывших советских республик, то положение о равноправии всех языков практически всегда сохранялось и соблюдалось за все время существования Советского государства. Если быть объективным, нельзя не признать, что провозглашенная В.И. Лениным идея - как бы мы не относились к Ленину и какой бы не тривиальной казалась эта идея - идея о равноправии всех народов и языков на территории нашей страны находила реальное и конкретное воплощение.

    В первые годы Советской власти языковое строительство явилось важнейшим элементом культурной революции. Для практического руководства языковым строительством были созданы научные центры - Всесоюзный центральный комитет нового алфавита, Комитет нового алфавита народов Севера и др. Основная деятельность этих комитетов заключалась в определении фонетических и графических основ алфавитов, принципов отбора языков, на базе которых должна быть создана письменность, в разработке терминологии и т.д. В короткий срок были созданы алфавиты на латинской основе практически для всех тюркских, финно-угорских, ряда кавказских, иранских, тунгусо-манчжурских и палеоазиатских языков народов и народностей СССР. За период с 1920 по 1940 гг. были созданы письменности для 50 национальностей Советского Союза. В целях ликвидации неграмотности большая часть населения нашей страны получила возможность учиться на родном языке, была развернута широкая сеть учебных заведений на родных языках, что способствовало их всестороннему функциональному использованию. Родные языки в 20-х гг. использовались не только на уровне союзных и автономных республик, автономных областей и национальных округов, но и на уровне национальных районов и даже национальных сельсоветов.

Мало кто знает, что в 1917 г. на ныне незалежной и самостийной Украине делопроизводство и обучение на языке преобладающего населения велось - помимо украинского - в 292 русских, 237 немецких, 139 польских, 78 еврейских, 57 молдавских, 30 греческих, 42 болгарских, 12 чешских, 3 албанских, 4 белорусских школах и одном шведском сельсоветах. Все это было и забывать этого не следует. Поэтому нельзя согласиться с встречающимися ныне в некоторых работах утверждением, что "ленинская национальная политика имела катастрофические последствия". (Нерознак 1994:52). В упомянутой статье автор приводит сведения о том, что на территории России зарегистрировано 63 этноса, численность каждого из которых не превышает 50 тыс. человек (ботлихцы, таты, вепсы, водь, ненцы и т.д.) со своими диалектами и говорами. Этот список можно продолжить и привести дополнительные сведения. Так, на алеутском языке (о. Беринга) говорит всего 100 человек, на негидальском (низовье р. Амура) - 224 чел.; на керекском (Беринговский р-н Чукотского автономного округа) - 1000 человек (по переписи 1979 г.).

    Приходится признать, что в области языкового строительства, особенно в отношении малых народов, преимущественно в отношении народов Сибири, которая рассматривалась просто как кладовая богатств и ресурсов Советского Союза, не все шло гладко. Небрежность к языкам малых народов приводила к ограничению нацменьшинствами использования ими своих родных языков, что в результате может привести к потере языка вообще и к исчезновению народа, говорящего на этом языке. Поэтому перед российскими социолингвистами стоит задача разработки программы по сохранению и развитию языков малых народов России и ее практической реализации с учетом накопленного за годы существования Советского государства опыта языкового строительства.

    Языковое строительство было вызвано насущной необходимостью руководства в такой жизненно важной области как функционирование и развитие языков в многонациональном Советском государстве. С самого начала языкового строительства отнюдь не предполагалось, что русский язык в этот период будет играть какую-то доминирующую роль. Рост хозяйственно-производственных связей, идейно-политическое и моральное единство нашей страны определили русскому языку статус языка межнационального общения в многонациональной стране. Необходимость в изучении русского языка была обусловлена жизненными потребностями всех народов нашей страны. Превращение русского языка в язык межнационального общения и его успешное функционирование в этой роли определялось тем, что был родным для большинства населения нашей страны, был распространен среди других народов и народностей СССР, являлся основным средством приобщения народов СССР к величайшим достижением мировой культуры и был основным средством приобщения народов СССР к величайшим достижениям мировой культуры и является одним из наиболее развитых языков мира, свидетельством чего является его признание в качестве одного из пяти рабочих языков ООН.

    Характерной чертой развития национальных языков в бывших советских республиках было отсутствие какого бы то ни было антагонизма между ними, принижение роли любого из этих языков. Особенность русского языка как языка межнационального общения проявлялось в том, что он не вытеснял другие языки, не ассимилировал их, а функционировал наряду и параллельно с ними, выполняя свои собственные общественные функции.

    И вместе с тем происходило интенсивное взаимодействие русского языка с языками народов СССР. Для этого взаимодействия характерным было образование общего лексического фонда, ведущая роль в образовании которого принадлежала русскому языку. Конечно, и другие языки народов СССР вносили в этот фонд свой большой или малый вклад. Образование этого фонда безусловно представляло собой прогрессивное явление, ибо оно приводило к ускоренному обогащению словарных составов национальных языков, к широкому распространению двуязычия, к взаимообогащению языков народов СССР. Основной формой двуязычия было национально-русское двуязычие, а национальные языки обогащали русский язык.

    Все указанные выше проблемы активно обсуждались советскими языковедами в 70-80-е гг. Результаты этих обсуждений находили свое отражение в различных реферативных сборниках и научно-аналитических обзорах, подготовленных отделом языкознания ИНИОН РАН. Среди этих сборников и обзоров следует упомянуть такие, как "Взаимообогащение языков и культур народов СССР в условиях развитого социализма" (1980), "Актуальные проблемы функционирования языков в социалистическом обществе"" (1982), "Вопросы социолингвистики. Материалы советских социолингвистов к XII Всемирному конгрессу социологов (Мадрид, 9-13 июля 1990 г.)" (1990) и др. с содержащейся в них богатейшей библиографией.

    За время существования Советского государства русский язык неизменно выступал в роли языка межнационального общения, что было предопределено объективно-историческими условиями жизни народов СССР. Русский язык в таком качестве никогда не навязывался сверху в приказном порядке, а выступал в качестве языка межнационального общения в силу объективной потребности совместного сосуществования народов федеративного государства. Эта объективная необходимость определилась большим удельным весом русских среди других народов нашей страны, широкий расселенностью русских по территории страны, близостью русского языка к украинскому и белорусскому языкам, внутренней однородностью русского языка.

    К сожалению, за эти же годы было немало сделано и такого, что оставило свой негативный след в дальнейшем развитии национально-языковых отношений. И причина этого - не ленинская национальная политика, а ложно понятый "интернационализм", под флагом которого шло наступление на национальное самосознание и психологию. И особенно преуспели в этом "интернационализме" холопствующие и холуйствующие "обрусевшие инородцы", которые всегда перебарщивали по части истинно русского настроения. Это привело к тому, что во всей Белорусии к 1987 г. осталось всего несколько школ с белорусским языком обучения. Аналогичное положение с преподаванием родного языка сложилось в то время практически во всех союзных республиках. Естественно, все эти факты вызывали большую озабоченность общественности, особенно среди писателей, ученых и интеллигенции.

Понятная и обоснованная любовь к родному языку в ряде республик, особенно прибалтийских, перерастает в языковой шовинизм, чему способствуют и принимаемые в ряде республик законы о языке, в которых язык национальности, давшей имя республике, утверждается в качестве государственного.

Так, в основу принятого в 1989 г. закона о языке в Эстонской республике легли следующие положения: 1) общество стремится к одноязычию; 2) двуязычие вредно; 3) соблюдение языковых прав коренной (титульной) нации, а не языковых прав личности.

А ведь в ряде республик (Казахстан и др.) титульная нация составляет меньшинство. Более 70% татар, 50% чувашей, 40% башкир расселены за пределами своих республик в других республиках и областях РФ.

В лингвистической литературе отмечалось, что "идеология приоритета прав языка коренной нации, заложенная во многих законах, оказалась палкой о двух концах" (Туманян 1994: 213). Исследовательница отмечает, что процесс формирования общественного мнения в отношении функционирования национальных языков, провозглашенных законом государственными, во многих регионах протекал, к сожалению, на волне взрыва национализма. В некоторых республиках наблюдался разгул "национального самоутверждения", особенно когда "национальная идея" была помножена на религиозные чувства. В республиках стали планомерно вытеснять русский язык из всех сфер функционирования. В той же Армении ликвидированы все русские школы, кроме одной на всю республику, закрыты факультеты русского языка в вузах, сокращено книгопечатание на русском языке. Это становится одной из главных причин вынужденной эмиграции русскоязычного населения из этих республик, а с другой стороны - именно отсутствие языковых прав является источником различных этнических конфликтов.

    Русские социолингвисты справедливо отмечают, что межэтнические языковые конфликты редко существуют сами по себе. Обычно они возникают и развиваются в контексте общей межнациональной напряженности. Но иногда, как это случилось, например, в Эстонии или Молдове, языковой конфликт может явиться одним из стимулов общего межнационального конфликта. Зачастую "языковую карту разыгрывает не господствующая группировка, а группа, стремящаяся пробиться в языковую элиту. Люди, не имеющие в политической борьбе никаких особых преимуществ, пытаясь их добиться, стремятся создать в обществе такую атмосферу, при которой знание языка титульной нации считалось бы чуть не основным критерием при отборе руководящих кадров. Такой способ действия характерен в настоящее время для некоторых национальных движений, представленный в республиках Российской Федерации" (Крючкова 1994: 127-128).

    Отсутствие языковых прав часто мешает этнической группе достичь образовательного, экономического и политического равенства с другими этническими группами, что зачастую может привести к гражданской войне. Так, в Таджикистане в январе 1989 г. таджики составляли 58,8 %, узбеки - 22,9 %, русские - 10,4 %, т.е. представители трех национальностей составляли более 93 % населения. Некоторые области в Таджикистане из полиязычных становятся многоязычными и в зависимости от экономических, политических, социальных клановых отношений между говорящими на разных языках возникают конфликты, переходящие в гражданскую войну.

    В настоящее время в большинстве стран СНГ русских язык имеет тенденцию утраты доминирующего средства общения. Коренным образом меняются условия существования русского языка в ближнем зарубежье. Из языка преимущественного он стал языком национального меньшинства, для которого характерны: "1) преимущественное использование в семейных ситуациях; 2) функциональная вторичность в социально значимых сферах - делопроизводстве, законотворчестве, средствах массовой информации, информации, образовании и некоторых других; 3) более низкий социальный престиж ( и дальнейшее его понижение) по сравнению с языком титульной нации или с мировыми языками типа английского. Это означает, что русский язык становится коммуникативно ущербным: он используется не во всем объеме своих лексических, синтаксических, стилистических и иных средств" (Крысин 1994:124).

    По всей вероятности будут нарастать претензии стран СНГ к России, касающиеся обеспечения развития языков представителей народов СНГ, составляющих в России национальные меньшинства, хотя эти меньшинства не так уж и малочисленны. Так, в России по результатам переписи 1989 г. живет около 4,4 млн. украинцев, 1,2 млн. белорусов.

    Выше неоднократно упоминался термин "языковые права". Изучение языковых прав - новое междисциплинарное направление в мировом языкознании, языковом планировании и языковой политике, активно развивающееся в середины 80-х гг. "Языковые права определяются как права выбора, изучения и использования определенного языка в личной и общественной жизни" (Языковые права этнических меньшинств в сфере образования 7: 14). Важной основой для разработки языковых прав являются международные документы по правам человека, и языковые права должны рассматриваться как естественное развитие положений, содержащихся в таких документах, как Всеобщая декларация прав человека ООН от 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 1966 г., в котором говорится, что "каждое лицо имеет право пользоваться родным языком" (статья 27). Европейская Хартия по региональным языкам и языкам меньшинств, принята 22 июня 1992 г. Советом Европы и открыта для подписания государствами-участниками с 5 ноября 1992 г. Поскольку в январе 1992 г. Россия была принята в Совет Европы и тем самым приняла на себя обязательство выполнять все документы, принятые Советом Европы, целесообразно вкратце рассмотреть некоторые положения Европейской Хартии по региональным языкам.

В Хартии отмечается, что защита региональных языков и языков меньшинств, некоторые из которых находятся под угрозой окончательного исчезновения, содействует сохранению и развитию культурного богатства и традиций Европы. Одним из принципов, осуществляемых в соответствии с этой Хартией, является облегчение и / или поощрение использования региональных языков или языков меньшинств в речи и письме, в общественной частной жизни.

Подписавшие Хартию государства обязуются искоренять, если они еще не сделали этого, любое неоправданное различие, исключение, ограничение или предпочтение, относящееся к использованию регионального языка или языка меньшинства, делать доступной любую форму образования на региональных языках, принимать меры по обеспечению преподавания истории и культуры, которая отражается региональными языками и языками меньшинств. Стороны - государства участники Совета Европы - должны будут периодически представлять Генеральному Секретарю Совета отчеты о своей политике, осуществляемой в соответствии с Европейской Хартией о региональных языках и языках меньшинств. (Текст этой Хартии см. в: "Языковые права этнических меньшинств в сфере образования". - М.: 1994. - С. 47-67). Одним из последних документов, относящихся к национальным и языковым правам меньшинств, является Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным и этническим, религиозным и языковым меньшинствам, принятой ООН на 47 сессии 92-го пленарного заседания от 18 декабря 1992 г. В этом документе говорится, что "государства охраняют на их соответствующих территориях существование и самобытность национальных или этнических, культурных, религиозных и языковых меньшинств и поощряют создание условий для развития этой самобытности" (ст.1).

    Что касается России, то в лингвистической литературе за языками национальных меньшинств закрепилось неудобоваримое наименование "малых языков". В русской традиции малые языки - это языки малочисленных народов, проживающих на территории своего традиционного расселения, численность которых на время переписи 1989 г. установлена ГОСКОМСТАТОМ до 50 тыс. чел. Малочисленные народы являются субъектами законопроекта РФ от 10.06.1992 г. "Основы правового статуса малочисленных народов РФ". К сожалению, на национальные меньшинства - термин, принятый в документах ООН и Совета Европы - данный законопроект не распространяется. Это приводит к тому, что языки национальных меньшинств утрачиваются молодым и средним поколением (среднее поколение пассивно знает язык, но говорит), а младшее поколение в основном не знает родного языка и не говорит на нем. Это положение характерно для большинства языков национальных меньшинств России.

Судьба языков малочисленных народов зависит от правильной языковой политики и в большей степени от желания самих носителей языков возродить собственный язык и культуру. Лингвисты, включившиеся в изучение этих языков и культур, пытаются дать максимально полное их описание. Конкретным примером этого является подготовленная Институтом научной информации по общественным наукам РАН и Академией Финляндии Bibliographia Studiorum Uralicorum, содержащая литературу по археологии, этнографии, фольклористике и языкам финно-угорских народов, выпущенную за 75 лет - с 1917 по 1992 гг. Знакомство с этой литературой, несомненно, поможет выяснить причины разрушения языков и культур, а также наметить возможные пути реанимации некоторых вымирающих финно-угорских языков.

    В отечественной литературе последнего времени все более активно обсуждается проблема сохранения языков малочисленных народов. Да это и понятно, ибо языки малых народов дают лингвистам дополнительные факты для решения многих проблем в области генезиса языков, их типологического изучения и географического распространения. На жизнеспособность и функционирование языков малых народов влияет множество разнообразных факторов, к которым относятся общественная форма существования языка (уклад семьи, религиозные обряды, жилище и т.д.), национальное самосознание, место проживания этноса, численность языковой группы, преподавание языка в школе и т.д. Хотя в автономных республиках РФ и приняты формально законы о языках, но их реализация наталкивается на серьезные финансовые, кадровые, технические трудности. Так, в республике Бурятия бурятский язык в школьную программу как предмет обучения не введен.

В республике Марий Эл русский язык является государственным, а в определении статуса двух литературных языков - лугомарийского (на котором говорит большая часть населения) и горномарийского (на котором говорит около четверти населения) началась дискуссия, доходящая порой до враждебных выпадов со стороны некоторых ученых, не желающих признавать статус горномарийского языка как государственного.

В некоторых республиках, как, например, в Хакасии наблюдается рост националистических пуристических тенденций, когда заимствования из русского языка заменяются монгольскими словами ("аймах" вместо "район" и т.д.). В Дагестане государственными языками являются русский язык и языки народов Дагестана (багвалинов, ботлихов и других), число которых иногда не превышает 500-1000 человек.

Резко меняется языковая ситуация в Чечне и Северной Осетии. В Чечне резко сокращается объем общественных функций русского языка в связи с большой миграцией из этого района русского населения. Там межнациональные противоречия зачастую перерастают в языковые конфликты.

    Можно подробно говорить о языковой ситуации в каждой из автономных республик и областей РФ, но несомненно, что современное состояние национально-языковых отношений в каждой из республик нуждается не только в научном исследовании, аргументированной интерпретации динамики языковой ситуации, но и в процессе формирования общественного мнения в отношении функционирования национальных языков, провозглашенных законом государственными во многих регионах, в соблюдении языковых прав, гарантированных международными документами.

    Говоря о защите языков национальных меньшинств и их языковых правах, нельзя забывать и о роли русского языка в развитии социальной жизни народов РФ. Ведь практически за все время существования бывшего Советского Союза, да и сейчас русский язык выполняет роль языка межнационального общения.

Только через русский язык представители народов РФ овладевают основными достижениями мировой науки, культуры и техники. Русский язык никогда не стремился навязать свое господство над другими языками. Он чрезвычайно терпим по отношению к другим языкам и эта терпимость есть высшее проявление культурного и языкового самосознания русского народа.

    Вместе с тем лингвисты сейчас с тревогой отмечают падение престижа русского языка как средства межнационального общения не только на территории России, но и в странах ближнего зарубежья. В основе такого пессимистического вывода лежат следующие причины: "1) негативные явления в самом русском языке, проявляющиеся в расшатывании его норм - фонетических, грамматических, стилистических, а также в засорении неоправданными заимствованиями, в свертывании терминотворчества на русском языке в сфере высоких технологий и т.д.;) 2) сокращение теоретических исследований и прикладных разработок по проблемам функционирования и изучения русского языка как средства межнационального общения; 3) резкое уменьшение количества изучающих русский язык в системе школьного и вузовского образования (прежде всего в странах СНГ)" (Белоусов 1994: 43).

Значительно сокращается и количество часов, отводимых в средней и высшей школе на изучение русского языка как неродного. Во многих школах русский язык вообще исключен из учебных планов как предмет преподавания. В некоторых республиках основным местом изучения русского языка становится базар - с его грамматикой, лексикой и образными выражениями, стереотипными речевыми ресурсами, удовлетворяющими самые примитивные коммуникативные потребности. В русском языке как средстве межнационального общения все большие обороты набирают процессы пиджинизации, что ведет к снижению его статуса.
    Понятие языковых прав имеет два измерения - на надгосударственном уровне, когда речь идет о защите языков национальных меньшинств, находящихся под угрозой постоянного вымирания и уничтожения, и на внутригосударственном уровне, когда речь идет о сохранении родного языка, в частности, русского, находящегося под угрозой если не уничтожения, то весьма ядовитого засорения ржавчиной, разъедающей языковую ткань русского языка. Ведь у каждого из нас на слуху чудовищный поток словесного мусора - все эти "ваучеры", "презентации", "саммиты", "брифинги", "пресс-релизы", "брокеры", "дилеры", "холдинги" и т.п., за разъяснением смысла которых необходимо культурному человеку обращаться к словарям. Впечатление такое, что новые политики и "новые русские" боятся нормального русского языка, ибо он не дает врать, обнажает лицемерие, примитивность мыслительного аппарата. Употребление бессмысленных англицизмов помогает им скрыть подлинную сущность неведомых ранее для России понятий; отсюда "киллер" вместо "наемный убийца", "рэкетир" вместо "вымогатель", "киднэппинг" вместо "кража детей с целью выкупа" и т.д.
    Серьезная вина в связи с необычайной засоренностью современного русского языка иностранными заимствованиями лежит на журналистах. Стилевая вульгарность, нетребовательность, небрежность, безразличие к ценностям великого русского языка - повседневное явление на нашем телевидении, радио, на полосах газет и журналов, Нельзя не согласиться с мнением известного лингвиста В.Г. Костомарова, который писал: "Любая односторонняя крайность моды, любая халтура уродует национальный язык, а он в свою очередь уродует национальный вкус, отравляет эстетическую форму настолько, что способен низвести язык Тургенева до краснобайства или удручающей скудности. Помочь может только профилактика общей культуры, постоянное приобщение людей к образцам классики" (Костомаров 1994:62). Иначе появляется языковая абракадабра, поразительная безвкусица, словесный мусор, который встречается у представителей самых различных слоев общества. Несколько примеров: зам.министра (выступая по телевидению): "На выставке было представлено много экспонентов (вместо "экспонатов"); спортивный комментатор: "команда отреваншировалась на своем поле", эстрадная певичка поет: "Я не роптаю" (вместо "не ропщу"). Примеров можно привести много.
    Следует отметить, что в отечественной социолингвистике практически не изучалось использование языковых средств различными политическими деятелями, представителями и руководителями политических партий и объединений. Ведь зачастую политики и партии используют язык не для того, чтобы убеждать, а для того, чтобы контролировать, не побуждать к размышлению, а препятствовать ему, не передавать объективную информацию, а скрывать или искажать ее. Зарубежный опыт такого использования языка нашел отражение в выпущенном отделом языкознания ИНИОН РАН реферативном сборнике "Язык и идеология", в котором, в частности, дается характеристика речевого стиля М. Тэтчер, Дж. Каллагэна и других политических деятелей. У нас эта область исследования совершенно запущена, и у нас нет ни одного исследования по изучению языка и стиля И.В. Сталина, Н.С. Хрущева, Л.И. Брежнева, М.С. Горбачева и не дается оценка их языка. Правда, совсем недавно бывший пресс-секретарь президента России Б.Н. Ельцина доктор филологических наук литературовед В. Костиков закончил работу "Регламент гражданского общества. К идеологии новой России", в которой он пишет: "Обратите внимание..., какой правильный и хороший русский язык, строгий и чистый у нашего президента" (Цит. по статье М. Синельникова "Синдром киви". - Правда от 29/Х 1995 г., № 195, с. 2). Это единственная известная мне оценка языка современного политического деятеля.
    Забота о сохранении русского языка и повышение его культуры должна стать сейчас одной из приоритетных задач законодательных и исполнительных органов власти. Не лишне вспомнить, что когда в 1945 г. японцы потерпели сокрушительное поражение, то возрождение своей страны они начали с создания теории и программы повышения культуры языка как решающего фактора национального и культурного прогресса. Внутренняя языковая политика Франции проводится с целью укрепления позиций французского языка как в самой стране, так и за рубежом. В этом направлении там постоянно принимаются соответствующие законы. Так, в 1972 г. был принят закон "Об обогащении французского языка", в 1975 г. закон "Об использовании французского языка". Наконец, с 1996 г. во Франции вступил в силу закон, цель которого защитить чистоту французского языка. По новому закону большинства передач должны транслироваться на французском языке. За нарушение этого положения радиостанции рискуют потерять право пользоваться эфиром, а также подвергнуться крупному штрафу. Лингвисты подыскивают французские эквиваленты современным английским словам, и эти эквиваленты моментально попадают в лексику французского языка. Из официального обращения уже изъято около двух тысяч слов и понятий англоязычного происхождения.

    К сожалению этого нельзя сказать о России. Наше российское правительство отстранилось от забот о русском языке. Под натиском англомании и с благословения Министерства образования сокращается преподавание русского языка и литературы в школах, по существу сокращается издание словарей русского языка русских классиков, на телевидении и радио практически исключены программы о русском языке. Сейчас патриотически настроенная русская общественность все энергичнее поднимает свой голос в защиту русского языка. 13 мая 1994 г. в Свято-Даниловском монастыре прошла соборная встреча "В защиту русского языка". Участие в ее организации и проведении приняли Союз писателей России, Институт русского языка РАН, ИМЛИ, Российское земское движение, Международная славянская академия, Российский фонд культуры, священнослужители, журналисты, писатели. В "Слове-обращении к соотечественникам" русский язык однозначно определен как "цементирующее начало нашей государственности", поставлена задача создания правовой основы его защиты от мутного потока делячества и воинствующей безнравственности, от лексического иноземного ширпотреба, от святотатственного надругательства над нашей национальной культурой.

    Каковы же результаты этой Соборной встречи? Собрание обратилось к российским законодателям с требованием незамедлительно разработать и принять закон об охране и защите русского языка, которым пресекается практика употребления американизмов и заимствований из других языков в тех случаях, когда в этом нет необходимости.

    Законодательным органам России предложена практическая помощь представительных, авторитетных специалистов в экспертизе словарных нововведений, в отработке того конкретного, научно обоснованного перечня слов-паразитов, которые сегодня должны быть изгнаны из языка прессы, телевидения, книжных изданий.

    Создан охранительный Совет из ученых и писателей, принято обращение к президентам и парламентам стран СНГ и Балтии с призывом скорректировать языковую политику в соответствии с исторически сложившимися реалиями.

    Комитет РФ по высшему образованию занялся разработкой Федеральной программы поддержки русского языка в РФ, странах ближнего и дальнего зарубежья; предложено создать Федеральный Совет по русскому языку, разработать комплекс мер по внедрению русского языка в международные образовательные системы.

    "Закон о защите русского языка, - сказал на этом Соборе писатель Василий Белов, - должен разбудить спасительное чувство национального достоинства".

    На защиту и развитие русского языка направлен и Указ президента РФ от 7 декабря 1995 за № 1221 О Совете по русскому языку при президенте Российской Федерации, основными направлениями деятельности которого является разработка предложений по основам государственной политики в области русского языка; внесение предложений и рекомендаций по поддержке русского языка как государственного языка Российской Федерации, расширению использования русского языка в межнациональном и международном общении; повышению культуры владения русским языком; выработка предложений по улучшению подготовки специалистов, деятельность которых связана с профессиональным использованием русского языка; подготовка рекомендаций по развитию фундаментальных и прикладных научных исследований в области русского языка; содействие созданию действенной системы популяризации знаний о русском языке через средства массовой информации и путем издательской деятельности в области русского языка.

    С принятием этого документа появилась надежда, что русский язык обретет тот статус, который он заслуживает.

    Забота о процветании русского языка накануне нового тысячелетия есть задача национального русского государства, воплощающего народные интересы и заботящегося о народном благе. Наблюдающееся сейчас бездумное приобщение к западной цивилизации приводит в конечном счете к разрушению русского языка, русской культуры, русских традиций и русского национального самосознания. Сейчас много говорят о выработке русской национальной идеи, которая могла бы объединить всех россиян. Одной из составляющей такой идеи вполне может быть русский язык. Ведь именно культивирование родного языка, родной культуры помогает не только объединить всех россиян, но и сохранить все то, что составляет гордость России. Рано или поздно, но уже в первых десятилетиях XXI в. возникнет языковый союз стран СНГ, в котором русский язык - как бы его не называли, - языком официальным, языком межнационального общения - по-прежнему будет ведущим средством интеллектуального общения и будет способствовать развитию и обогащению народов, населяющих страны СНГ. Несмотря на все сложности современного периода не следует забывать, что русский язык - наше национальное достояние и мы должны обходиться с ним как с национальным богатством - хранить и приумножать.
    

    Литература

    1. Белоусов В.В. О состоянии и перспективах функционирования русского языка в межнациональном общении // Языковые проблемы Российской Федерации и законы о языках. - М.: 1994.

    2. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. - М.: 1994

    3. Крысин Л.П. Русский язык как язык национального меньшинства // Языковые проблемы Российской Федерации и законы о языках. - М.: 1994.

    4. Крючкова Т.Б. Типология языковых конфликтов // Языковые проблемы Российской Федерации и законы о языках. - М.: 1994.

    5. Нерознак В.П. Современная этноязыковая ситуация в России // Изв. ОЛЯ. Серия литературы и языка. - М.: 1994. - Т.53. - №2.

    6. Туманян Э.Г. Языковые законы и межнациональные конфликты // Языковые проблемы Российской Федерации и законы о языках. - М.: 1994.

    7. Языковые права этнических меньшинств в сфере образования. - М.: 1994.
 

 

 

М.Т. Дьячок, С.В. Моисеев

 

К ИЗУЧЕНИЮ СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА НОСИТЕЛЯ РУССКОГО ПРОСТОРЕЧИЯ

Источник информации - (Наука. Университет. 2005. Материалы Шестой научной конференции. - Новосибирск, 2005. - С. 167-169). URL: http://www.philology.ru/linguistics2/dyachok-moiseev-05.htm .


     
    Русское просторечие, по справедливой оценке видного немецкого лингвиста З. Кёстер-Томы, во многом уникальное явление, практически не имеющее аналогов в других языках [1]. Однако этот феномен изучен далеко не достаточно и, на наш взгляд, существующие подходы к нему страдают неполнотой и поверхностностью. Вплоть до настоящего времени изучение просторечия обычно осуществляется в русле исследований по стилистике. Просторечие часто трактуется как "грубая речь", или "малокультурная речь", или представляется в качестве набора разрозненных фактов.

    Проделанные нами на данный момент исследования (опубликован ряд статей) [2] дают основания не согласиться с этим и утверждать, что русское просторечие является целостной языковой структурой, характеризующейся своими фонетическими, лексическими, фразеологическими и другими особенностями [3]. На наш взгляд, глубокое понимание феномена просторечия будет достигнуто только тогда, когда оно будет изучаться, во-первых, комплексно и, во-вторых, не как изолированный феномен, а в социально-культурном контексте.
    Это связано с тем, что, как показывают наши исследования, важной особенностью современной социолингвистической ситуации в России, является сосуществование в русскоязычном обществе двух социолингвистических групп, условно называемых нами носители литературного языка и носители просторечия, которые дифференцируются по трем основным параметрам:

    (1) язык,

    (2) сфера деятельности,

    (3) культура (система ценностей, норм, мировоззренческих представлений, поведенческих стереотипов и т. д.).

    Российская система противопоставления носителей литературного языка и просторечия во многом уникальна для современного мира. Параллели в других странах провести очень трудно, поскольку там это, как правило, переплетается с межнациональными, языковыми и расовыми проблемами. В качестве приблизительных параллелей можно привести нынешнюю ситуацию в Израиле (арабы и евреи), ЮАР (белое и черное население), США (белое население и негры), Новой Каледонии (французы и канаки).

    Можно привести и некоторые исторические параллели. Так, разделение русскоязычного общества на две группы чем-то напоминает традиционную индийскую кастовую систему или систему сословий во Франции 18 века. Однако при этом есть и существенное отличие, так как формально в русскоязычном обществе это разделение не легализовано. Напротив, во многих научных, и официально-пропагандистских текстах до сих пор подчеркивается "единство" русскоязычного общества, а как следствие этого, единство его языка и системы ценностей. Наши исследования не подтверждают эту точку зрения.

    Языковые особенности просторечия непосредственно связаны с социально-культурными характеристиками его носителей, которые в настоящее время не исследованы (само существование этой социолингвистической группы обычно не признается по ряду причин, среди которых не последнее место занимают политические соображения) и должны стать предметом изучения. Начало ему было положено в ряде наших статей [4], однако масштабы темы заслуживают монографического исследования.

    Проведенные нами исследования показали, что не только русское просторечие является полноценной языковой системой, но и культура носителей просторечия должна рассматриваться как целостное единство, а не как совокупность отдельных признаков

    В соответствии с этим особенно актуальным в настоящее время является всестороннее изучение социального и культурного контекста современного русского просторечия. Несомненно, что наиболее продуктивный путь к изучению данного феномена лежит через проведение междисциплинарного исследования, основанного на применении методов социолингвистики и социально-культурной антропологии, а также биографического метода. Необходимо также проанализировать такие особенности представителей группы носителей просторечия, как внешний вид и техники тела, возрастные и гендерные характеристики, особенности времяпровождения, нравственные представления, отношение к сексу, религии, политике, отечественной и западной культуре и т. д. Полученные результаты позволят расширить и дополнить наши наработки по данной проблеме, протестировать выдвинутые ранее гипотезы и значительно переосмыслить и углубить существующее понимание русского просторечия.

    В настоящее время ведется подготовка монографии по предлагаемой теме, а также, в качестве приложения к ней, готовятся подготовительные материалы к словарю русского просторечия. Несмотря на то, что в последнее десятилетие российские и зарубежные лингвисты проявляют особый интерес к русскому субстандарту, имеющиеся в настоящее время словари отражают либо отдельные слои лексики просторечия (жаргонизмы, обсценную лексику, мат и др.) [5], либо трактуют данную лексику как "новые" и/или стилистически сниженные слова в едином русском языке.

Наши наблюдения показывают, что существует значительный пласт лексики, характерной именно для просторечия, в котором они имеют нейтральную стилистическую окраску и входят в основной лексический фонд. В качестве примера можно привести такие слова, как: пацан 'мальчик, юноша' [6], батя, пахан 'отец', баба 'женщина', тёлка 'девушка', падать 'садиться, ложиться', прикинуться 'одеться', подшаманить 'отремонтировать, привести в норму', дрыхнуть 'спать', лимон 'миллион', тачка 'автомобиль', видак 'видеомагнитофон', манатки 'вещи', базар 'разговор', ложить 'класть', мочить 'убивать', приспичить 'внезапно захотеться', припереться 'прийти', вломить 'ударить', заехать 'ударить' лапать 'трогать', ржать 'смеяться', выпендриваться 'вести себя нескромно, напоказ'; гулять 'пить, пьянствовать в компании', чурка, чучмек 'представитель восточных народов (обычно тюркских)', чех 'чеченец', афганец 'участник войны в Афганистане' и т.д.

    Причины, по которым в просторечии сформировалась эта группа лексики, могут быть двоякого характера.

Во-первых, она возникает как результат действия естественного процесса формирования лексической системы нового языкового образования.

Во-вторых, подобная лексика призвана обозначать понятия, которые по ряду причин не актуальны для носителя литературного языка, ориентированного на ценности западной цивилизации.

По этой причине среди собственно просторечной лексики имеются богатые синонимические ряды со значением 'пить, пьянствовать' (бухать, квасить, кирять и т. п.), 'обманывать' (гнать, заливать и др.), 'убить, убивать' (замочить, пришить и т. п.), 'бить, избивать', 'воровать', и т. п. Сравните также такие слова как стрелка 'встреча для выяснения отношений' и даже просто 'встреча, свидание', лох 'человек, не разделяющий систему ценностей носителей просторечия' (первоначально 'человек, которого можно обмануть или ограбить; жертва преступника'), отвалить 'отстать, перестать приставать, отказаться от ограбления', разборка 'выяснение отношений (часто с применением силы или оружия)', подстава 'провокация', крыша 'криминальное прикрытие, защита', заказать (кого-либо) 'указать в качестве жертвы для наемного убийцы' и т. п.

Все это слова, входящие в активный лексический фонд носителя просторечия; мало того, в результате интенсивной телевизионной пропаганды данные слова знакомы и носителям литературного языка. Значение этих и многих других слов невозможно понять, не вникая в особенности быта и деятельности лиц, принадлежащих к рассматриваемому социальному слою.

Очевидно, все дело тут в своеобразии картины мира носителя просторечия, повседневная жизнь которого во многом связана с криминальной или полукриминальной деятельностью.

    Фиксация и лексикографическая обработка этого материала позволит лучше понять особенности социолингвистической ситуации в современной России и послужит основой для составления в ближайшие годы словаря русского просторечия (впервые в отечественной и зарубежной филологии).

 

 
    Примечания


    1. Кестер-Тома З. Стандарт, субстандарт, нонстандарт // Русистика, 1993, № 2. - С. 23.

    2. Дьячок М.Т. Русский язык в начале XXI века: основные тенденции развития // Сибирский лингвистический семинар. - Новосибирск, 2001, № 2. - С. 4-15; Дьячок М.Т., Моисеев С.В. Качественные методы в политической науке (социолингвистические и этнографические подходы) // Взаимодействие политической науки с органами государственной власти в формировании политических процессов в Российской Федерации и новых независимых государствах. Ч. 1. - Екатеринбург, 2002. - С. 31-36; Дьячок М.Т. Русское просторечие как социолингвистическое явление // Гуманитарные науки. Вып. 21. - М., 2003. - С. 102-113; Дьячок М.Т. Проблемы легализации просторечия в современной России // Наука. Университет. 2004. - Новосибирск, 2004. - С. 145-149; Дьячок М.Т. Просторечие как социолингвистический феномен // Бытие и язык. - Новосибирск, 2004. - С. 429-440 и др.

    3. См. Дьячок М.Т., Моисеев С.В. Социолингвистический портрет носителя просторечия // Сибирский лингвистический семинар. 2005, № 1 (в печати).

    4. См., например, Дьячок М.Т. Русское арго и русские говоры: к соотношению лексических систем // Аборигены Сибири: проблемы изучения исчезающих языков и культур. Т. 1. Филология. - Новосибирск, 1995. - С. 241-244; Дьячок М.Т., Моисеев С.В. Качественные методы в политической науке… и др.

    5. Быков В. Русская феня. Словарь современного интержаргона асоциальных элементов. M?nchen, 1992; Юганов И., Юганова Ф. Словарь русского сленга (сленговые слова и выражения 60-90-х годов) / Под ред. А.Н. Баранова. - М., 1997; Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Словарь русской брани (матизмы, обсценизмы, эвфемизмы). СПб., 2003 и др.

    6. Ср. использование этого слова в предвыборной рекламе, ориентированной на носителей просторечия, например, в ролике Г. Райкова - одного из лидеров проправительственной Народной партии России: "С каждого пацаненка начинать надо" (речь идет о нравственном воспитании молодежи).

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна