Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

О.В. Письменная, И.В. Верещагина. Категория "ненормативная лексика" и особенности правового регулирования ее использования в средствах массовой информаиции. Хабаровская государственная академия экономики и права.

24.11.2013 6:56      Просмотров: 3605      Комментариев: 0      Категория: Законодательство России


О.В. Письменная, И.В. Верещагина.

КАТЕГОРИЯ «НЕНОРМАТИВНАЯ ЛЕКСИКА» И ОСОБЕННОСТИ  ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЕЁ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В

СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Вестник Хабаровской государственной академии экономики и права. 2012. № 2 (59)

The paper’s aim is to analyze such concepts as “non-normative language” and "foul lan-guage", to consider their impact in various areas of public life, including media, as well as to follow the degree of this issue’s settlement in the Russian legislation.
Keywords: non-normative language, foul language, legislation, regulation, mass media, television.

УДК 347
О.В. Письменная,
студентка 2 курса
факультета международных экономических отношений (гр. МЭ-02)
Хабаровской государственной академии экономики и права
И.В. Верещагина,
доцент кафедры права
Хабаровской государственной академии экономики и права

 

Электронный журнал «Вестник Хабаровской государственной академии экономики и права» является сетевым продолжающимся электронным изданием, интернет-версией печатного периодического научного и общественно-публицистического издания одного из крупнейших вузов Дальнего Востока «Вестник Хабаровской государственной академии экономики и права» (свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ТУ27-00309 от 06.06.2012 г.).



 
Понятие ненормативной лексики в российском законодательстве

Эффективность норм правового регулирования во многом зависит от того, насколько тесно они переплетаются с началами морали, насколько нравственными являются их базовые принципы. Для Российской Федерации как для правового государства это особенно актуально.

Необходимо понимать, что культура речи и искусство общения способствуют нравственному развитию общества в целом, а также являются основополагающими факторами для достижения успеха в профессиональной деятельности, личной и иных сферах жизни каждого человека.

Анализируя российское законодательство, можно отметить, что оно не содержит конкретного определения такого понятия, как «ненормативная лексика». На сегодняшний день в нормативных правовых актах РФ отсутствует единый подход к пониманию этой категории.

Так, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях используется понятие «нецензурная брань», в Федеральном законе «О рекламе» – «бранные слова; непристойные и оскорбительные образы, сравнения и выражения», а Федеральный закон «О государственном языке РФ» использует такое понятие, как «лексика, не соответствующая нормам русского литературного языка».

Таким образом, возникает необходимость провести чёткую грань между предлагающимися понятиями, унифицировать понятийный аппарат, а именно ввести единое название, общеобязательное для употребления в российском законодательстве. Учитывая отсутствие в настоящее время единого понятия, далее по тексту понятия «нецензурная брань» и «ненормативная лексика», упоминаемые в контексте рассматриваемых нормативных правовых актов, приводятся как синонимы. Наиболее чёткое представление о содержании ненормативной лексики дает Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), где также закреплена юридическая ответственность за это деяние.


Правовыми нормами КоАП РФ произнесение нецензурной брани в общественных местах приравнивается к мелкому хулиганству, которое имеет в своей основе нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества [4].

Объективная сторона мелкого хулиганства представляет собой действие, нарушающее общественный порядок и спокойствие граждан. Аморальность хулигана проявляется в стремлении своими действиями оскорбить, унизить незнакомого ему гражданина (оскорбительное приставание) либо добиться того же вредоносного эффекта путём употребления ненормативной лексики. Мелкое хулиганство может совершаться в любой сфере общественной жизни: в быту, на работе, в любом месте, где находятся лю-ди (общественное место): в квартире, на улице, в учреждении, на предприятии, в транспорте и так далее.

Произнесение нецензурной брани в адрес конкретного лица тоже может расцениваться как оскорбление. Ранее в Российской Федерации оскорбление признавалось уголовно наказуемым деянием, и виновный подлежал уголовной ответственности по ст. 130 УК РФ, однако Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. внесены изменения в Уголовный кодекс РФ (далее – УК РФ), согласно которым признана утратившей силу ст. 130 УК РФ. В то же время в соответствии с вышеуказанным Федеральным законом КоАП РФ дополнен ст. 5.61, которая предусматривает административную ответственность за оскорбление, то есть выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, унижающую его честь и достоинство [11].

Оскорбление, выраженное в нецензурной форме, может совершаться как в присутствии, так и отсутствии оскорбляемого, так как при этом виновный рассчитывает, что факт оскорбления от других лиц станет известен потерпевшему. При этом для состава правонарушения безразлично, соответствовала или нет действительности отрицательная оценка личности потерпевшего. Важно лишь, что эта оценка была дана в неприличной форме. В квалифицирующем признаке оскорбления акцент сделан на публичный характер действия (ч. 2 комментируемой статьи). Неприличная форма рассчитана на то, чтобы вызвать у потерпевшего чувство обиды и унижения, она противоречит общепризнанным правилам поведения людей в обществе. Наибольшую сложность для судебной практики составляло установление именно неприличной формы унижения чести и достоинства конкретного лица. Исходя из рекомендаций, дававшихся ранее в практике Верховному Суду РФ по этому вопросу, неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком [17].

Несмотря на то, что ст. 130 УК РФ утратила силу, в Уголовном кодексе РФ всё ещё присутствует такая категория, как оскорбление. Анализ судебной практики показывает, что под оскорблением понимается в том числе произнесение ненормативной лексики в отношении участников судебного разбирательства. Статья 297 УК РФ «Неуважение к суду» предусматривает уголовную ответственность за подобного рода деяние. Уголовная ответственность, кроме того, наступает, если имело место оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия [5].

В рамках проблематики данной работы необходимо рассмотреть такую категорию, как моральный вред, закреплённую в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ). Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные стра-дания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда [3].

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» специально отмечено, что «под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причинённые действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайны и т.п.)» [14]. В рамках рассматриваемого вопроса стоит выделить такие нематериальные блага, как общественный порядок и целостность общественной нравственности, нарушение которых происходит посредством употребления ненормативной лексики при взаимодействии с социумом.

Основываясь на перечисленные выше правовые нормы, можно выделить несколько основных признаков, классифицирующих действия, сопровождающиеся произнесением нецензурной брани, как особое правонарушение.

Во-первых, данное деяние носит асоциальный характер, то есть в его основе лежит нарушение общественного порядка.

Во-вторых, признак публичности означает произнесение нецензурной брани при непосредственном присутствии людей, в общественном месте, например на улице, в транспорте, в образовательном учреждении и так далее, потому что именно в такой обстановке нарушитель в большей мере демонстрирует неуважение к обществу.

В-третьих, из вышеизложенных правовых норм следует, что ненормативная лексика должна носить адресный и персонифицированный характер. Наконец, чтобы привлечь правонарушителя к юридической ответственности, необходимо, чтобы нецензурная брань сопровождалась определёнными действиями общественно вредного характера. Можно сделать вывод о том, что Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовный кодекс Российской Федерации, а также Гражданский кодекс Российской Федерации регулируют только одну определённую область правоотношений, связанных с ненормативной лексикой, а именно причинение непосредственного и прямого вреда, направленного на уничижение чести и достоинства конкретного лица или группы лиц.

В то же время правонарушение, в основе которого лежит нецензурная брань, носящая неличностный, общественный характер, не имеет нормативно-правовой определённости, и, как следствие, законодательство не предусматривает юридической ответственности за подобного рода деяние.

Несмотря на возможное отсутствие конкретных лиц, которым адресована не-нормативная лексика, данное деяние об-наруживает все признаки правонарушения, что доказывает необходимость вве-дения юридически установленной правовой ответственности за его совершение.

Например, нецензурная брань в общедоступных средствах массовой информа-ции не является строго персонифицированной, однако наносит немалый вред обществу, который может выражаться в девальвации моральных и культурных ценностей населения, формировании неправильной жизненной позиции и других неблагоприятных для общества последствиях. Данное деяние носит общественно вредный характер, то есть направлено на нарушение общественного порядка посредством уничижения норм нравственности. Субъектом данного правонарушения является деликтоспособное лицо, которое в зависимости от ситуации может быть представлено определённым физиеским либо юридическим лицом, например редакцией печатного издания или администрацией канала телевещания. За свои действия это лицо должно подлежать юридической ответственности.

Таким образом, возникает потребность регулирования данной сферы правоотношений посредством введения в законодательство соответствующей правовой нормы.

Ненормативная лексика в деятельности СМИ

Давая оценку функционированию средств массовой информации (далее – СМИ) в русле поставленного вопроса, стоит рассмотреть законодательную базу этого социального института и сделать вывод о наличии или отсутствии необхо-димых нормативных правовых основ в отношении нецензурной брани в СМИ.

В первую очередь хотелось бы отметить, что деятельность средств массовой информации носит публичный и общедоступный характер, поэтому распространение в СМИ информации, содержащей ненормативную лексику, наносит вред общественному порядку, культуре и нравственности граждан.

В то же время нельзя говорить об абсолютном запрете использования ненормативной лексики в СМИ, так как свобода слова является одной из основополагающих демократических свобод современного общества, а цензура недопустима в мировом сообществе нашего времени и на сегодняшний день запрещена в большинстве государств мира.

Международные правовые акты, ратифицированные в России, не допускают цензуру и влияние властей на мнение граждан. Согласно п. 1 ст. 10 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», каждый имеет право свободно выражать своё мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без ка-кого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ [2].

Такое право распространяется весьма широко, вплоть до возможности распространения информации, шокирующей или беспокоящей граждан, о чём свидетельствуют материалы дела Европейского суда по правам человека по делу «Хендисайд против Объединенного Королевства» 1976 года. Дело касалось книги, которую британские власти сочли непристойной. Европейский суд по правам человека следующим образом раскрыл принцип верховенства свободы слова: «Свобода выражения мнения является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных условий его развития и самосовершенствования каждой личности». Причём данная свобода должна распространяться не только на благоприятные для общества мнения и суждения, но и на те, «которые для государства или любой части его населения являются оскорбительными, шокирующими или нарушающими спокойствие. Таковы требования плюрализма, толерантности и терпимости, без которых не может существовать демократическое общество» [15].

В России свобода слова, основанная на запрете цензуры, является конституционно закреплённой и законо-дательно установленной свободой чело-века и гражданина. Конституция Россий-ской Федерации закрепляет права и свободы человека и гражданина, основанные на свободе мысли и слова, свободе массовой информации и запрете цензуры [1].

Статья 3 Закона «О средствах массо-вой информации» также указывает на не-допустимость цензуры массовой инфор-мации, то есть требования от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложения запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей. Создание и финансирование организаций, учреждений, органов или должностей, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры массовой информации, не допускается [10]. Наряду с этим, необходимо отметить, что на деятельность средств массовой информации распространяются нормы Федерального закона Российской Федерации «О государственном языке», согласно которым при использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исклю-чением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке [6]. Казалось бы, эта правовая норма означает запрет ненормативной лексики в областях, где государственный язык подлежит обязательному использованию, включая и деятельность СМИ, а именно в деятельности общероссийских, региональных и муниципальных организаций телерадиовещания, редакций общероссийских, региональных и муниципальных периодических печатных изданий, за исключением деятельности организаций телерадиовещания и редакций периодических печатных изданий, учреждённых специально для осуществления теле- и (или) радиовещания либо издания печатной продукции на государственных языках республик, находящихся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранных языках [6].

Однако, согласно этой же статье, исключение составляют случаи, если использование лексики, не соответствующей нормам русского языка как государственного языка Российской Федерации, является неотъемлемой частью художественного замысла.

Вместе с тем в этом нормативном правовом акте отсутствуют чёткие определения ненормативной лексики или отсылочные нормы на соответствующие словари и справочники. Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что в Российской Федерации нецензурная брань в средствах массовой информации законодательно разрешена, поскольку практически вся деятельность СМИ строится на художественном замысле (особенно это касается телевещания). Таким образом, возникает необходимость в совершенствовании российского законодательства в области распространения информации, содержащей ненормативную лексику, в СМИ.

Вместе с тем, учитывая рассмотренные выше свободу мысли и слова, свободу средств массовой информации и вытекающий из данных свобод запрет цензуры, нецелесообразно говорить об абсолютном искоренении ненормативной лексики из СМИ. При этом осуществление упомянутых выше свобод налагает обязанности и ответственность, а также может быть сопряжено с разного рода формальностями, условиями, и в связи с этим возникает необходимость введения определённых ограничений в отдельных областях на публичное употребление нецензурной лексики.

Пункт 3 ст. 55 Конституции РФ говорит о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Примерно такая же мысль сформулирована в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где закрепляется, что осуществление прав и свобод не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны нравственности, защиты репутации или прав других лиц [2].

Думается, логичным будет вывод о необходимости введения поправок в действующее законодательство для защиты и поддержания целостности общественной нравственности. Подобные поправки послужат основой для запрета ненормативной лексики в конкретных областях, касающихся общедоступных средств массовой информации, где использование нецензурных выражений неизбежно ведёт к нарушению общественного порядка, норм нравственности.

 

Особенности использования ненормативной лексики на телевидении

Рассмотрев вопрос о необходимости введения ограничений, связанных с упот-реблением ненормативной лексики в дея-тельности СМИ, хотелось бы отдельно отметить остроту данного вопроса в сфере телевещания. Регулярное телевещание в России (СССР) началось 10 марта 1939 года. На сегодняшний день в силу мощнейшего скачка в развитии телекоммуникационной составляющей жизни современного человека, телевидение стало неотъемлемой частью общественного времяпрепровождения. При этом практически в каждой российской семье есть телевизор, а во многих семьях – не один, по-этому уместно говорить, что посредством телепередач в значительной мере формируется общественное мнение об окружающем мире.

В таких условиях нецензурная брань, транслируемая в свободном, доступном для всех режиме, является угрозой психике и нравственному сознанию граждан. Особенно это касается наиболее психологически уязвимой части населения, а именно лиц малолетнего и подросткового возраста, ведь в это время у людей формируются жизненные устои, моральные качества и культура поведения. Телевидение в этих процессах выполняет важнейшую воспитательную и идеологическую функцию. В ситуации, когда телевидение зачастую выполняет роль воспитателя в отсутствие взрослых, необходимо принять все возможные меры, чтобы оградить подрастающее поколение от негативного телевизионного влияния, которое ставит под угрозу будущее нашей страны.

Законодательство не предусматривает временных рамок для трансляции материалов, содержащих ненормативную лексику, поэтому в данной ситуации присутствует фактор неожиданности и случайности, и человек, даже сам того не желая, может столкнуться с информацией подобного характера, пусть и не в его адрес, но всё же противоречащей нравственности и культуре социального организма. Таким образом, негуманно по отношению к самым маленьким гражданам нашего государства в первую очередь, а также ко всем остальным людям, проживающим на территории РФ, пускать в телеэфир передачи и фильмы, содержащие нецензурную брань. Аналогом по ограничению времени на распространение некоторых установленных соответствующим нормативным правовым актом материалов может послужить Федеральный закон «О рекламе», который устанавливает временные рамки в отношении распространения рекламы пива и напитков, изготавливаемых на его основе. Согласно ч. 2 ст. 22 данно-го Закона, реклама пива и напитков, изготавливаемых на его основе, не должна размещаться в телепрограммах с 7 до 22 часов местного времени и в радиопрограммах с 9 до 24 часов местного времени, а также при кино- и видеообслуживании с 7 до 20 часов местного времени. Федеральный закон «О рекламе» является важным для рассматриваемого в данной работе вопроса примером законодательной практики по введению временных ограничений в отношении распространения информации, наносящей вред общественному порядку и нравственности.

В рамках Федерального закона «О рекламе» также стоит упомянуть о роли данного нормативного правового акта в сфере регулирования распространения ненормативной лексики в области рекламной деятельности, в том числе и на телевидении. Часть 6 ст. 5 «Общие требования к рекламе» говорит о том, что в рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государствен-ных символов (флагов, гербов, гимнов), религиозных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также объектов культурного наследия, включённых в Список всемирного наследия [7]. Что касается защиты детей от информации, содержащей ненормативную лексику, в данное время Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей готовится законопроект «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который вступит в силу с 1 сентября 2012 года. В проекте определены полномочия федеральных и региональных органов власти, а также органов местного самоуправления в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. Одновременно определена информация, распространение которой должно быть ограничено. К ней отнесена и ненормативная лексика. Предполагается разделить информацию на определённые категории  в зависимости от возраста: «универсальная», «до 6 лет», «с 6 лет», «с 12 лет», «с 16 лет», «с 18 лет». Отдельные бранные слова (кроме нецензурных) могут содержаться в информационной про-дукции для детей с 16 лет и старше.

Ограниченные к распространению среди детей материалы могут транслироваться по телевидению с 21.00 до 7.00 (исключение – платные каналы). Инициатива содержит дополнительные требования к распространению информационной продукции с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая телевещание [8].

Данный законопроект является немаловажным звеном в борьбе с нецензурной бранью на телевидении, однако можно поспорить с временными рамками, которые в нём определены, ведь 21:00 по местному времени считается ещё не ночным временем, когда телевещание доступно всем, в том числе и детям. Также ненормативная лексика наносит вред не только подрастающему поколению, но и всем остальным возрастным группам населения, поэтому было бы целесообразно ограничить трансляцию передач, её содержащих, ночным временем. Данные ограничения должны быть приняты повсеместно и всеми каналами телевещания, в том числе и платными. За нарушение вышеупомянутых условий следует установить ответственность в отношении администрации телеканала.


Выводы

Таким образом, в результате мониторинга действующего законодательства была доказана необходимость совершенствования нормативной базы относительно использования ненормативной лексики в общественной среде, а именно в средст-вах массовой информации, в том числе и на телевидении. Предлагается ввести сле-дующие поправки в российское законодательство:

1. Унифицировать понятийный аппарат: провести чёткое разграничение между понятиями «ненормативная лексика» и «нецензурная брань», а именно понятие «нецензурная брань» включить в понятие «ненормативная лексика». Также в общем виде ввести единое название для употребления в нормативных правовых актах РФ, а именно «ненормативная лексика». В данном случае под ненормативной лексикой подразумевается лексика, не соответствующая нормам литературного русского языка и нравственности.

2. Внести изменения в ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ, предусматривающие нецензурную брань в качестве самостоятельного элемента объективной стороны мелкого хулиганства.

Данная поправка необходима, так как формулировка ныне существующей статьи создаёт впечатление, будто нецензурная брань сама по себе не образует состава мелкого хулиганства, а требует, чтобы её произнесение в общественных местах сопровождалось совершением общественно вредных действий.

3. В гл. 3 «Распространение массовой информации» Закона РФ «О средствах массовой информации» предлагается внести статью «Нецензурная брань».

Под средством массовой информации, специализирующимся на сообщениях и материалах, содержащих ненормативную лексику, для целей настоящего Закона понимаются периодическое издание, программа радиовещания или программа те-левизионного вещания, которые в целом и систематически эксплуатируют информацию нецензурного характера.

Распространение выпусков специализированных радио- и телепрограмм, содержащих ненормативную лексику, без кодирования сигнала допускается только в ночное время, а именно с 22 часов до 6 часов по местному времени, если иное не установлено муниципальными органами власти. Не допускается размещение информации, содержащей ненормативную лексику:

1) в предназначенных для несовершеннолетних печатных изданиях, радио- и телепередачах, аудио- и видеопродукции;

2) на первой и последней полосах га-зет, а также на первой и последней стра-ницах и обложках журналов;

3) в средствах массовой информации, зарегистрированных в качестве специали-зирующихся на вопросах экологии, обра-зования, охраны здоровья.

Данная поправка в своей основе имеет ограничение времени теле- радиовещания материалов, содержащих нецензурную лексику, а также запрет на распростране-ние подобных материалов в некоторых других сферах.

4. В ст. 62 Закона «О средствах массовой информации» «Возмещение морального вреда» предлагается внести дополнение в виде п. 2: «Моральный (неимущественный) вред, причинённый гражданину в результате распространения средством массовой информации сведений, содержащих ненормативную лексику и нарушающих общественный порядок не в установленное данным законом время, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом».

Вышеизложенная поправка направлена на определение круга лиц, подлежащих юридической ответственности за несоблюдение законодательства РФ в области использования материалов, содержащих нецензурную брань, в СМИ, а также на определение содержания данной юридической ответственности.


Литература

1. Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесённых Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 г. № 7-ФКЗ) (п. 1, ст. 29; п. 5, ст. 29; п. 1, ст. 21) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (с изм. от 13.05.2004 г.) (вместе с Протоколом № 1, Протоко-лом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней, Протоколом № 7) (п. 1, ст. 10; п. 2, ст. 10) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (Ч. 1) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 06.04.2011 г.) (ст. 151) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 04.06.2011 г.) (ст. 5.61; ч. 1, ст. 20.1) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
5. Уголовный кодекс Российской Фе-дерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 04.05.2011 г.) (ст. 297) // Консультант-Плюс (выпуск 16).
6. О государственном языке Россий-ской Федерации : ФЗ от 01.06.2005 г. № 53-ФЗ (п. 6, ст. 1; п. 1, ст. 3) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
7. О рекламе : ФЗ от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ (в ред. от 01.07.2011 г.) (п. 6, ст. 5; п. 2, ст. 22) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
8. О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и разви-тию : ФЗ от 29.12.2010 г. № 436-ФЗ (не вступил в силу, начало действия документа – 01.09.2012 г.) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
9. О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ : ФЗ от 7.12.2011 г. № 420-ФЗ // КонсультантПлюс (выпуск 16).
10. О средствах массовой информации : закон РФ от 27.12.1991 г. № 2124-1 (в ред. от 09.02.2009 г.) (ст. 3) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
11. О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юри-дических лиц : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 // КонсультантПлюс (выпуск 16).
12. Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации мораль-ного вреда : постановление Пленума Вер-ховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 г. № 10 (с изм. и доп., внесен-ными постановлениями Пленума от 25.10.1996 г. № 10, от 15.01.1998 г. № 1 и от 6.02.2007 г. № 6) // КонсультантПлюс (выпуск 16).
13. Хендисайд против Соединённого королевства (Handyside v. the United Kingdom) (жалоба № 5493/72) : постанов-ление суда. Страсбург, 7.12.1976 г. // http://www.mmdc.ru/europeancourt/map/single/118 (дата обращения : 25.12.2011 г.).
14. Комментарий к Гражданскому ко-дексу РФ Ч. 1 (постатейный) / под общ. ред. О. Н. Садикова. – 3-е изд. – М.: Ин-фра, 2006.
15. Комментарии к Уголовному ко-дексу РФ / под ред. А. А. Чекалина. – М. : Юрайт, 2007.
16. Комментарий к Кодексу Россий-ской Федерации об административных правонарушениях / под ред. Ю. М. Козло-ва. – М. : Юристь, 2002.


Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна