Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Максим Калашников, Юрий Крупнов. Америка против России - 3. Гнев орка. 11. Очень много странных войн… уже в России. 12. Консциентальная война: поражение сознания. 13. Иллюзия мира. Глобализация как новый рейх. 14. Почему опять – Афганистан? 15. Война с «осью зла»? Лишь предлог для захвата человеческих ресурсов! 16. Твой порядковый номер на рукаве: облик и судьба идеального россиянца. 17. Общественное воспроизводство? Уничтожить! 18. Реформы – технология организации современной войны. Современная экономика – враг развития. 20. Вечный рейх новых кочевников. 21. Если тьма восторжествует… 22. Мировое значение нашей борьбы.

1.02.2013 19:13      Просмотров: 2979      Комментариев: 0      Категория: Право, политика, геополитика, социология

 

Максим Калашников, Юрий Крупнов

Америка против России - 3

Гнев орка 

 

 В разделе - http://avkrasn.ru/article-1445.html  :

    Пролог. Мемуары о будущей войне
    Предисловие. Неблагодарная футурология
    Часть I. Пятая мировая война Глава 0. Новые кочевники против всех
    Глава 1. Конец Четвертой мировой
    Глава 2. Первые перестрелки… сетевой войны
    Глава 3. Самая гуманная война в истории
    Глава 4. Против кого вооружаются США?
    Глава 5. Война сплошная и непрерывная
    Глава 6. Ядерное оружие в Пятой мировой войне
    Глава 7. Присутствие – мощный вид оружия
    Глава 8. Когда нет больше границ
    Глава 9. «Мировой терроризм» – грандиозный блеф новых кочевников
    Глава 10. Вирусная агрессия

В этом разделе:

    Глава 11. Очень много странных войн… уже в России
    Глава 12. Консциентальная война: поражение сознания
    Глава 13. Иллюзия мира. Глобализация как новый рейх
    Глава 14. Почему опять – Афганистан?
    Глава 15. Война с «осью зла»? Лишь предлог для захвата человеческих ресурсов!
    Глава 16. Твой порядковый номер на рукаве: облик и судьба идеального россиянца
    Глава 17. Общественное воспроизводство? Уничтожить!
    Глава 18. Реформы – технология организации современной войны
    Глава 19. Современная экономика – враг развития
    Глава 20. Вечный рейх новых кочевников
    Глава 21. Если тьма восторжествует…
    Глава 22. Мировое значение нашей борьбы

В разделе - http://avkrasn.ru/article-1447.html  :

    Часть II. Будет ли новое 22 июня? Глава 1. Спор со скептиком
    Глава 2. Парагвайский вариант
    Глава 3. Схватка за новую расу или явление всечеловека
    1968.
    Глава 4. Великая битва американского перехода: вторая причина войны
    Глава 5. Русский вопрос
    Глава 6. Полигон
    Глава 7. Пришествие «детей виртуальности»
    Глава 8. Россия расколотая. Самый страшный для русских сценарий

   Часть III. Сегодня, в четыре часа утра XXI века, без объявления войны… Необходимое интермеццо: мгновения воздушно-космической войны. Ночь с 7 на 8 мая 1999 года. Белград
    Глава 1. Революция в военном деле, которую делают янки. План «Единая перспектива-2010»
    Глава 2. Аэрокосмические, экспедиционные, ударные…
    Глава 3. Ее величество крылатая ракета
    Глава 4. Черный флот околоземья
    Глава 5. Космическое господство: ближайшие планы
    Глава 6. Воздушно-космический авианосец
    Глава 7. Невидимый купол над Вечным рейхом
    Глава 8. Окно в запредельное: космическое сверхоружие
    Глава 9. Смертельная опасность: «несмертельное оружие»
    Глава 10. Литоральная стратегия: атака с моря
    Глава 11. Войска вторжения
    Глава 12. Силы спецопераций США: опасность в зеленых беретах
    Глава 13. Сухопутные войска XXI века: утрата русского преимущества
    Глава 14. Охваченные кольцом огня
    Глава 15. Великая ядерная беспомощность
    Глава 16. Время боевой фантастики
    Глава 17. Внезапное нападение в «идеальном варианте»: от агробиотеррора до ядерной диверсии
    Глава 18. Высокотехнологичный государственный террор

 

Глава 11. Очень много странных войн… уже в России

Все привыкли, что война – это когда взрывы и выстрелы. Ведь все мы смотрели фильмы: там стреляют танки, бежит пехота, летят самолеты…

Все знают, что войной занимаются люди в погонах, «силовики».

Ситуация состоит в том, что все все знают. Каждое ведомство без устали проводит «системы мероприятий по повышению, углублению, совершенствованию, развитию…» и т. п., и т.д. Да вот только когда против страны проводится очередное мероприятие извне, то не оказывается никого, кто не только бы осуществил грамотную оборону, но хотя бы тщательно разобрался в произошедшем.

Приватизация государства (аппарата) изнутри и превращение его в инвестиционно привлекательный объект извне – то есть, по-простому, закупка государственного аппарата в России – это что? Сколько сытых физиономий в стране живут на средства, доставляемые в конечном итоге из-за рубежа (Мировой банк, МВФ, гранты, импортно-экспортные коммерческие операции и прочее)? Разве это не боевые действия в убийственной, хотя и не объявленной войне против России и ее будущего?

Последовательное, по всем законам глубокого внедрения проникновение сект и католичества в Россию – разве это тоже не элемент войны? Разве это не открытая перевербовка населения, более благообразно называемая прозелитством?

А что тогда – война?..

Надежда Кеворкова в своей статье «Еще одна метрополия Рима. Ватикан продолжает двигаться вглубь России» пишет: «Субботний телемост, с помощью которого верующие, пришедшие в московский костел Непорочного зачатия и еще несколько российских католических храмов, могли совместно с римским понтификом молиться и выслушать его благословение – лишнее подтверждение тому, насколько серьезно Ватикан обратился на Восток» (Независимая газета, 4 марта 2002).

Это не война? По мысли Патриарха Алексия II, который «в своем комментарии… дал понять, что Московский Патриархат расценивает последние инициативы Рима как экспансионистские устремления, связанные с давними намерениями католицизма утвердиться в православной России», – это уже почти война.

Министерство обороны, очевидно, не рассматривает это событие из области «религии», «телекоммуникационного прогресса» и «свободы совести», ключевым событием обороны страны и состояния обороноспособности в целом. «Какое отношение экспансия католичества в Россию имеет к нашей обороне?» – пожмет плечами типичный чиновник. Если с этим обратиться в Минобороны, то его доблестные представители в лучшем случае посоветуют обратиться в Патриархию, в худшем – в психиатрическую клинику. Ведомственно-отраслевое разобщение в современной России приобрело такой глубокий характер, что реальность вневедомственного предмета «оборона страны» давно уже потерялась в междуведомственном гибельном пространстве.

 

А вот оборонное и внешнеполитическое сообщество США, представленное в корпорации «РЭНД», такого рода события однозначно подводит под давно уже ими тщательно разрабатываемое понятие «сетевой войны» (см. начало книги). Там давно поняли, что современная война, де-юре, ведется не между двумя государствами, а между негосударственной организацией (организациями, NGO) и государством, и именно поэтому Дж. Аркилла вводит понятие «роения», «роевой войны»: кругом полный мир, на дворе тишь да гладь, да святая благодать – а вокруг России вьются, как мошки, и роятся, как пчелы, мириады маленьких, сплошь благообразных и совершенно неправительственных организаций (теория «роевой войны» и «роения» прорабатывается также в: Bonabeau, Eric, and Meyer Christopher. Swarm Intelligence // Harvard Business Review, May 2001. P. 107-114; Johnson, Steven. Emergence: The Connected Lives of Ants, Brains, Cities, and Software // N. Y.: Scribner, 2001 (on «swarm logic,»). Oram, Andy, ed., Peer-to-Peer: Harnessing the Power of Disruptive Technologies, O'Reilly amp; Associates, 2001).

Тихие офисы, журчит Интернет, аккуратные и вежливые люди вокруг, молодые энергичные дамы, транснациональные мировые сети, регулярные долларовые получки, глубоконаучные симпозиумы и конференции, выездные лекции и коллоквиумы, постоянно открываемые новые церкви и молельные дома – если все это разом вообразить, то придем к восхищению от картины земного рая «мировой цивилизации». Место там, конечно, не для каждого найдется. Но эта цивилизация на редкость как хороша!

 

…А может, нам пригласить в Генеральный штаб, в Правительство РФ и в Администрацию Президента РФ, в Минобороны РФ Джона Аркиллу, ведущего теоретика сетевой войны и новых типов войн? Пусть он расскажет о передовом опыте Пентагона и корпорации «РЭНД»?

 

Все-таки приведу хотя бы аннотацию, представляющую понятие сетевой войны в последней монографии по этой проблеме:

"Netwar is the lower-intensity, societal-level counterpart to the editors' earlier, mostly military concept of cyberwar. This volume studies major instances of netwar that have occurred over the past several years from Osama bin Laden's networked terrorists to the Battle of Seattle's social activists and finds, among other things, that netwar works very well. Whether the protagonists are civil-society activists or uncivil-society criminals and terrorists, their netwars have generally been successful. Strategists and policymakers in Washington, and elsewhere, have already begun to discern the dark side of the netwar phenomenon, especially as manifested in terrorist and criminal organizations.

In this volume, the editors and their colleagues examine various types of netwar, from the most violent to the most socially activist. In doing so, they find that, despite the variety, all networks that have been built for waging netwar may be analyzed in terms of a common analytic framework. There are five levels of theory and practice that matter-the technological, social, narrative, organizational, and doctrinal levels. A netwar actor must get all five right to be fully effective. The most potent net-warriors will not only be highly networked and have the capacity for mounting «swarming» attacks, they will also be held together by strong social ties, have secure communications technologies, and project a common story about why they are together and what they need to do. These will be the most serious adversaries. But even those networks that are weak on some levels may pose stiff challenges to their nation-state adversaries. With this in mind, it is necessary to go beyond just diagnosing the nature of the networked nonstate opponent in a given conflict. It will become crucial for governments and their military and law enforcement establishments to begin networking themselves" / Networks and Netware: The Future of Terror, Crime, and Militancy Arquilla John, Ronfeldt David (editors) // RAND, 2001, http://www.rand.org/publications/MR/MR1382/.

 

Впрочем, и журналист Кеворкова точно указывает на эффективность сетевой работы: "Однако в провинции, где католическая экспансия имеет благотворительную окраску.

Никаких акций сопротивления ожидать не приходится. В условиях глубочайшей нищеты даже минимальная помощь принимается населением без оглядки на конфессиональную принадлежность. Материальный ресурс, которым обладает Ватикан, не идет ни в какое сравнение с ресурсом РПЦ. А поэтому приход миссионеров в детские дома, детские сады и школы проходит гладко".

Подытоживая, можно с большой уверенностью констатировать, что постсентябрьский маневр руководства нашего государства по разворачиванию России лицом к Западу идет на всех парах. И продвижение Ватикана в глубь России – один из пунктов программы «приобщения России к западным ценностям».

Из дневника Калашникова: cхватка за историю

…В XX веке русские жестоко расплатились за неповоротливость и глупость бюрократии, за боязнь нового и необычного. Наш враг сумел сделать главное: навязав России – СССР свою игру, он сумел взять в руки управление историей, превратив нас в игрушку, в инструмент для себя самого. Только ценой неисчислимых жертв русским удавалось хоть как-то отстоять свои интересы, тогда как наш истинный противник обходился только деньгами и малой кровью.

Когда зарождается раса нынешних врагов человечества, новых кочевников? Когда у них пробуждается вкус к играм с целыми народами и к массовым жертвоприношениям? Наверное, в 1930-е годы. Их дебют – это Вторая мировая война. Та самая, которая надломила русских, сожгла самую лучшую часть нашего народа и прервала фантастический русский взлет. Болезненный надлом 1940-х и породил затем то, что кончится нашей национальной катастрофой 1991 года.

В ту войну властители США, применив метадействие, смогли де-факто воевать против всего мира, чужими руками уничтожив или подорвав всех своих соперников: Германию, Британскую империю, Японию и СССР. Они разрушили колониальные империи Франции и Голландии. Они открыли для себя огромные рынки, ввезли в США лучших интеллектуалов мира, опутали планету долговой сетью и превратили доллар не просто в деньги, а в орудие глобального господства, в магический насос для втягивания в Америку ресурсов всей Земли.

Но как они умело разыграли эту игру! Как здорово столкнули другие цивилизации в кровавой бойне, умело ее регулируя! Они в своих целях даже русских спасали, добиваясь того, чтобы мы с Гитлером подольше уничтожали и изнуряли друг друга.

Есть одна загадка Второй мировой войны: почему Гитлер в 1941-м промедлил с нападением на Россию, перенеся его с мая на июнь и потеряв целый месяц благоприятной климатической ситуации для операций против русских? И зачем он весной 1941-го кинулся на завоевание Балкан? Можно сказать, тогда это спасло нас – иначе немцы оказались бы под Москвой уже в августе. А так они потеряли целый месяц для наступления – и еще какой месяц!

Но и тут поработали американские инженеры реальности, управители истории… Глава американского УСС (предшественника ЦРУ США) генерал Донован весной 1941 года едет на английский фронт в Греции, ведет переговоры с болгарами и с югославами. Везде он разглагольствует о том, что нужно дать всеобщий отпор Гитлеру. Немецким агентам специально дают обшарить багаж и документы Донована, умело составленные специалистами разведки. Донован шлет Рузвельту искусно сфабрикованные депеши, зашифрованные известным немцам кодом. Речь Донована после совещания с Рузвельтом 25 марта 1941 года пишется специалистами по психологической войне.

И американцы добиваются своего: отложив нападение на русских, немцы кидаются на Югославию. Главная цель психологической операции достигнута – гитлеровцы увязли в тяжелой контрпартизанской войне на Балканах, растягивая свой фронт, распыляя силы, тратя дефицитные ресурсы и ослабляя себя перед нападением на нас. Торжество психологической войны и стратегии непрямых действий – налицо. (Н. Яковлев. Франклин Рузвельт. Человек и политик. Новое прочтение. – М., Международные отношения, 1981, с. 298).

 

Да что там сороковой год! В 1933 году послом США в Москве был назначен известный Уильям Буллит, который уже тогда в секретных депешах высказывал надежды на то, что русские станут объектом нападения и из Европы, и с Дальнего Востока, и потому не сумеют вырасти в «величайшую силу мира». (Цитируем по уже упомянутой книге Яковлева, с. 174).

Именно поэтому 1 сентября 1939 года, когда посол США во Франции Буллит ночным звонком разбудил Рузвельта и сообщил о нападении Гитлера на Польшу, президент США произнес:

– Прекрасно, Билл. Наконец, свершилось. Да поможет нам Бог!

Вряд ли в США в 1939 году существовал этот план, расписанный до мелочей. Нет, скорее был общий набросок, идея. Скорее всего американские правители, теневые и официальные, принимали решения уже в ходе войны, корректируя ход событий. Для ведения грандиозной борьбы против всего мира в США создали Управление стратегических служб, предшественник ЦРУ, настоящую академию тайной войны. В ее рядах работали 30 тысяч человек, из которых половина была учеными! Именно здесь янки смогли сосредоточить громадный интеллектуальный потенциал. Увы, они превзошли здесь не только немцев, англичан и японцев, но и нас.

А потом они так же умело втянут русских в войны и конфликты, которые нас истощат или выставят американцев добрыми ангелами. Тут вам и венгерские события 1956 года, и Чехословакия 1968-го, и Афганская кампания…

 Врагов нужно изучать. В конце концов, это они нас опрокинули. Они первыми смогли преодолеть бюрократическую разделенность действия «по ведомствам».

Новые кочевники смогли задействовать для игры с историей системный анализ. Созданный первоначально биологами, он есть не что иное, как переведенный на технологический язык плод деятельности генеральных штабов. Ведь как действует генштаб? Он сначала должен понять, кто ему противостоит и затем разработать план разгрома врага. Ну, например, система гитлеровской Германии состоит из блоков – «Военная сила», «Экономика», «Ресурсы» и «Население». Между ними – такие-то связи. Каждый из этих блоков расчленяется на такие-то составные части. Таким образом, постигается внутренняя логика развития Германии.

Что надо сделать, чтобы ее уничтожить? Нужно разрушить самые важные связи, ослабить и дезорганизовать самые важные элементы.

Теперь надо рассчитать, как это сделать наличными нашими силами, распланировать последовательность своих действий на разрушение связей в системе врага и ослабление его элементов. Когда получишь последовательность действий – получишь и цепь событий. Теперь можно посчитать, сколько для этого нужно сил и материальных ресурсов, как сманеврировать имеющимися технологиями. В результате получили превосходный план военной кампании.

С применением системного анализа Запад вел стратегические бомбардировки Третьего рейха. Системный анализ применялся Америкой при Рейгане для разрушения Советского Союза, когда нас методически втягивали в войны, в помощь уже и не всякий автомат-то возьмет. А на вооружении у них будет новейшая винтовка М-4 с двумя стволами. Один, обычный, стреляет обычными же боеприпасами пехотного калибра. Другой бьет 20-миллиметровыми снарядами, которые благодаря встроенной в винтовку компьютерной системе будут разрываться на заданном расстоянии. Так, чтобы осколки этих снарядов поражали бы солдат или партизан противника, укрывшихся за оградами и стенами или засевших в окопах.

При столкновении с такими солдатами уже сегодня русские бойцы не смогут убивать американцев. Русские солдаты вынуждены воевать безнадежно устаревшим оружием, в дурацком и примитивном камуфляже, с перетяжеленной и грубой до ужаса амуницией, с отсталыми бронежилетами. Снаряжение пехотинца РФ 2000-х годов гораздо хуже амуниции гитлеровского солдата 1940-х, и это – как говорится медицинский факт. В бою же с западниками 2000-х наши воины уподобятся дикарям каменного века, которые попробуют деревянными стрелами с кремневыми наконечниками обстреливать закованных в сталь рыцарей.

А что будет завтра? А завтра мобильные силы США смогут брать города и с налету захватывать наше ядерное оружие, брать с наскока наши центры управления и связи.

Помните: телеграф, почта, мосты, вокзалы?..

Глава 12. Консциентальная война: поражение сознания

Наверное, самым впечатляющим оружием агрессии в Пятой мировой становится то, которое заставляет жертву по-идиотски улыбаться и не замечать того, что против нее воюют. Это действительно мечта: человека режут и грабят – а он переживает состояние блаженства.

И такое оружие уже есть. И Россия давно стала его испытательным полигоном.

 

В первые месяцы после предательского Хасавюртовского мира, ставшего во многом продолжением не менее ужасной избирательной кампании этого же 1996 года, Ю.В. Громыко и я, Юрий Крупнов, анализируя ситуацию и причины этого «политического дефолта» России, выдвинули концепцию «консциентальной войны» (см. выпущенный нами в 1996 году специальный выпуск альманаха «Россия-2010» «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке?» – http://www.dataforce.net/~metu-niv/consor/title.htm).

Консциентальность происходит от латинского слова conscientia – «сознание» (а также, кстати, и «совесть»!) – и связана с сознанием. Соответственно, консциентальная война – война на поражение сознания.

В основе такого поражения лежит уничтожение человеческой способности к свободной идентификации, т. е. способности каждого из нас к самоопределению. Так, чтобы мы не могли ответить на вопрос: кем мы стремимся быть и в рамках какой культурно-исторической традиции намерены жить? Когда человек обладает самоидентификацией, он тверд в мыслях и действиях. Когда человек может сказать себе: «Я – русский, вот – моя страна, вот – мои национальные герои и русские святыни», то такой человек устойчив. Он знает свое место в обществе, он обладает сетью человеческих связей, он чувствует себя частью огромного национального организма.

Но если способность человека к самоидентификации уничтожить, то случится страшное. Тогда ему можно внушить любую идентификацию, убедив его в том, что он – не русский, а, скажем, эльф, гоблин или демократ. Человек теряет способность быть русским (китайцем, татарином, индейцем майя), превращаясь в чистый белый лист, на котором можно писать что угодно и рисовать все, что взбредет в голову тому, кто перед этим стерилизовал сознание человека-жертвы.

Идентификация строится на основании воображения – деятельности по порождению образов и сущностных символов. Именно символические ряды и само воображение подвергаются замещению или слому в первую очередь. Именно поэтому операция по уничтожению СССР – России началась с разрушения образов наших национальных героев и легенд нашей истории.

Человек не только теряет свой образ, но и перестает восстанавливать и выстраивать свой образ заново, перестает видеть себя глазами других людей, в том числе и глазами славных предков, своих гениев и святых, и, в конечном счете, теряет форму и строй сознания. Превращается в кисель.

 

Разумеется, в массовом плане базовую работу по поражению сознания в настоящее время выполняют средства массовой информации и коммуникации. С позиции оборонного строительства необходимо создание особого рода войск, которые могли бы предотвращать применение консциентального оружия или, при необходимости, использовать такое оружие. В период войны в Югославии в первой половине 1998 года существовал ряд проектов телеспецназа, или медиаспецназа.

Не случайно Дж. Аркилла и Д. Ронфельдт считают необходимым создание «специальных медиавойск» (the notion of creating «special media forces») и развертывания специальных геополитических сетевых систем типа ноосферной революции или ноополитики (Arquilla, John, and Ronfeldt David. The Emergence of Noopolitik: Toward an American Information Strategy // Santa Monica, Calif.: RAND, MR-1033-OSD, 1999), в рамках которых организуются необходимые медиасистемы.

Высшим достижением правильно организованной консциентальной войны – войны на поражение сознания и его способности к свободной идентификации – является создание такой ситуации, когда в самый разгар боевых действий и в условиях катастрофы у населения, включая и «профессионалов» политики и военного дела, включая «элиту», возникает абсолютно очевидное и трижды достоверное переживание наивысшего расцвета мира и бесконечной отдаленности войны…

Именно это настроение и царит в нынешней России. Нас бьют, а мы этого не замечаем.

Чтобы все это не звучало слишком академично и отвлеченно, мы решили проиллюстрировать действие консциентального оружия на ярких и, увы, отечественных примерах.

Хотят того создатели этих передач или не хотят, но они показывают всему свету портрет нашего человека «эпохи Путина».

В них народ представлен не человеком труда в синем костюме на фоне станка, как это было при Советах, а сорвавшимися с цепи домохозяйками, мечтающими о зоофилии.

Пальма первенства в этой ветви телевизионных развлекух принадлежала ныне уже забытому проекту Елены Ханги – передаче «Про это», которая шла на старом НТВ. Афроамериканка Ханга впервые вывела на российский экран «свой народ» – разноцветных гермафродитов, трансвеститов, сексуальных извращенцев, моральных уродов, упоенных собой педерастов, зоофилов и потребовала политкорректности закоснелого российского общества.

С ней соперничал и успешно соперничает до сих пор депутат Госдумы Валерий Комиссаров с косноязычной передачей «Моя семья», в которой кривляются обычно задумчивые домохозяйки. Поправив теплые трико, они внезапно начинают признаваться, что давно мечтают переспать с соседским кобелем или козлом, если не удастся соблазнить почтальоншу. Тонкий, причудливый мир простого советского человека, долго подавлявшего свое сексуальное разнообразие, хлынул на нас, отсталых, как из помойки.

А потом пошло-поехало, будто из рога изобилия. Хит прошлого сезона – передача «За стеклом»: ели, пили, спали, одного-двух сожрали и не заметили, в общем, увлекательнейшим образом демонстрировали «коллективный разум». «Последний герой». Опять ели друг друга, спали друг с другом и опять этот же скудный разум. И наконец, «Большая стирка» Андрея Малахова, где гадят, ругаются, сплетничают, – в общем, демонстрируют духовную жизнь. И вершина – «самое скандальное шоу» Дмитрия Нагиева – «Окна». Тут, в добавление к обычному «ели-спали», «гадили», еще и дерутся, таскают друг друга за волосы, демонстрируя «высокие отношения».

Если к этому добавить, что каждую неделю в России на рынок выходит новая желтая газета, в которой на страницах происходит то же, что и на экране, то становится ясным, что все происходящее – не случайность, а чей-то глобальный проект.

Проект заключается в том, чтобы разбросать по всем каналам по три-четыре развлекательные программы, которые опускают человека до скотского состояния и заставляют его говорить о себе как о скотине, вытаскивая на свет Божий всю гнусь, которая нормальным индивидуумом изгоняется из организма. И только люди больные не справляются с душевной гигиеной и нуждаются в сеансах психического стриптиза.

Наше общество, так трепетно относящееся к свободе слова, все никак не решится ввести на телевидении Наблюдательный совет и разумные формы цензуры, и вот к чему эти ужимки привели".*

Эти строчки принадлежат перу главного редактора газеты «Стрингер» Елене Токаревой (ситуация описана на 2002-й год).

Знаешь, читатель, мы не зря написали о консциентальном оружии Вечного рейха для поражения сознания. Российское телевидение всегда было отвратительной помойкой во главе с откровенными мерзавцами и кретинами. Сколько грязи на нас вылили с конца 1980-х годов – подумать страшно. Но с уходом Ельцина произошел какой-то качественный скачок. В нашей стране действительно начал разворачиваться глобальный проект по превращению нас в скотов. И дело не только в телевидении.

Не одни мы это видим.

Пример? Да хотя бы нынешняя школьная реформа. И здесь мы приведем статью, которая готовилась к печати в газете «Стрингер», но так и не увидела света. Мы приведем ее всю.

"Известный питерский публицист и аналитик Сергей Переслегин, следуя последним веяниям во внутрироссийской политике, решил возродить жанр политического доноса. И сам же первым написал его на имя В.В. Путина.

"Последнее время я все чаще жалею, что из российской публицистики начисто исчез жанр политического доноса. В самом деле, что делать гражданину, столкнувшемуся с признаками существования сложного и разветвленного заговора «врагов народа», которые, судя по поступающей ко мне информации, уже не готовы ограничиться одним только разрушением военных, политических и экономических механизмов государства, а покушаются на сами основы существования российского общества?

Доброе утро, последний герой!

Высоколобые совершенно зря ворчали, когда интеллектуальные викторины времен СССР вытеснила игра «Кто хочет стать миллионером?». Потому что там всего-навсего разменивали ум на деньги. Там не требовалось делать за эти деньги подлости. Во всяком случае – цинично и на глазах у всех. Сегодня на нашем экране «интеллектуальный» лидер – игра «Слабое звено». Игра, в которой участники команды избавляются друг от друга. Я никогда не повернусь спиной к тем, кому нравится «Слабое звено».

«Слабое звено» оказалось лишь первым звеном. Позднее к нам пришла передача «За стеклом». На сей раз вместо открытой травли текущего «чучела» остальными игроками используется апелляция к мнению зрителей, что подразумевает интригу, более тонкую, но не более нравственную. Цель, ведь, остается неизменной – подставить «своего». Апофеозом «новой телевизионной политики» стал «Последний герой» – передача, выдающаяся во многих отношениях: самая зрелищная, самая популярная, самая дорогая. А кроме того, самая срежиссированная и самая аморальная.

Тропический остров в Карибском море. Несколько групп людей держат экзамен на выживание. Волею сценариста эти группы формируются в конкурирующие между собой племена. Война за существование эмулируется спортивными и полуспортивными состязаниями под руководством известного актера Сергея Бодрова (написано еще при его жизни. – Прим. М.К.).

Главный приз игры – три миллиона рублей. Он достанется только одному. Следовательно, внутри племен вновь должна начаться игра в «слабое звено». Интриги, временные союзы, предательства, удары в спину – все перед зрачком телекамеры. И никто не стесняется сказать на всю страну что-то вроде: «Она слишком хорошо проявила себя в последней серии испытаний и стала опасна. Поэтому я договорился с XX, YY и ZZ голосовать против нее. А чтобы она не догадалась раньше времени, продолжал оказывать ей знаки внимания…».

Итак, по условиям игры группа должна действовать как одно целое. И – тоже по условиям игры – в группе все воюют против всех, все подставляют всех, все предают всех. А зрители ловят от этого кайф. И никому из участников не пришло в голову, что жить по таким правилам недостойно человека, что всегда есть возможность совместно сыграть против самой игры, установив другие «граничные условия».

Впрочем, события, произошедшие на островах, представляются мне от начала и до конца срежиссированными. Тем самым с участников снимается большая часть моральной и юридической ответственности, зато в деятельности продюсеров все отчетливее просматривается состав преступления.

Считать автора этого доноса сторонником воспитания нравов «коммунистического муравейника» и противником воспитания буржуазного индивидуализма совершенно не следует. Речь идет о другом: о разрушении в России общества как такового. Ведь что такое индивидуализм? Это привычка человека опираться на собственные силы, причем он берет на себя ответственность не только за собственную судьбу, но, если надо, и за судьбы других. Кстати, певцом индивидуализма был Джек Лондон.

Представьте кого-то из пионеров Клондайка – хоть Элама Харниша, хоть Смока Беллью – в ситуации «Последнего героя». Представили? И сколько прожил бы Сергей Бодров? Индивидуализм: буржуазный ли, аристократический ли, первобытный ли, – органически не терпит интриги и предательства!

Цель – русские домены

Поздно перевоспитывать и Сергея Бодрова, и его хозяев. Но подлость превращается в измену Родине, если учесть, по чему именно наносят удар такими телеиграми – по основной ячейке русского-советского-российского общества, домену. Дело в том, что если в западном обществе классической ячейкой общества служит семья, а на традиционном Востоке – род (тейп, клан), то у русских – домен. Этакая современная община, люди в которой хорошо друг друга знают, обладают общими убеждениями, явным или неявным лидером и своей неформальной системой взаимопомощи.

Очень трудно проанализировать внутренние связи домена. Они не являются национальными, религиозными или семейными (родовыми). Не являются также профессиональными или школьными – через общее детство. Хотя могут быть и теми, и другими, и третьими, и четвертыми. И еще очень многими. Собственно, ответ на вопрос о том, что связывает домен, есть одновременно и ответ на вопрос, в чем причина дружбы или любви. Когда можно дать четкий ответ, это уже не дружба.

Численность доменов составляет от десяти до ста человек, обычно около двадцати. Важной особенностью данной социальной структуры является ее способность реагировать на внешние раздражители, как единое целое. Насколько можно судить, это обуславливает повышенную мобильность и «прочность на излом» – жизнеобеспечивающих систем российского общества. Например, именно благодаря доменам Россия после финансовой катастрофы 17 августа 1998 года повела себя вопреки прогнозам американских социологов, долговременный экономический спад при тяжелейших внутренних потрясениях не случился. Да и рубль упал в цене не в десять, а всего в четыре раза.

Анализируя эти и некоторые другие события, социологи «вычислили» доменную структуру российского общества. Наличие промежуточного социального звена – домена – позволило объяснить высокий «предел упругости» глубинной «жизнеобеспечивающей экономики» российского государства – экономики, не только нормально функционирующей в условиях тяжелейших военных поражений, но и успешно выдерживающей самые разнообразные эксперименты.

По ряду причин Запад не может воспроизвести у себя структуру домена и использовать данный ресурс. Поэтому долговременные международные программы, направленные на стандартизацию жизни в Ойкумене, восприняли русский домен как некую «призрачную угрозу». И немедленно была поставлена задача: уничтожить его за счет существенного изменения – под флагом пропаганды индивидуализма – характера межличностных отношений. (Понятно, что существование домена обусловлено наличием доверия, для которого нет юридических, биологических, функциональных или иных измеримых оснований).

Орудием разрушения русского домена становятся телеигры самого циничного типа. С осени 2001 года выходят почти одновременно «Слабое звено», «За стеклом», «Последний герой», «Алчность» – передачи, единственным назначением которых является разрушение «поля доверия». В «раскрутку» перечисленных программ вложены огромные деньги. Чьи это деньги? Я утверждаю, что западные политические структуры прямо или косвенно финансировали появление и раскрутку перечисленных выше передач. Так это или не так? В рамках жанра политического доноса отвечу стереотипным: Органы разберутся…

Враги народа в школе

В свете все того же разрушения уникального русского общества видится и нынешняя реформа образования, которая открыто ведется на деньги Мирового банка. Причем заказ зарубежных хозяев наши чиновники явно перевыполнили.

Почему? Советская школа, конечно, обладала огромными недостатками и не смогла обеспечить СССР победу в Третьей мировой (холодной) войне 1946-1991 годов. К середине 1990-х имперская система образования у нас оказалась разрушенной.

И тут выяснилось, что советское/российское государство, как водится, шло своим путем и не попало в общемировой тренд. А тренд этот таков, что современный уровень образования в России (крайне низкий) – является несбыточной мечтой для большинства развитых стран. Причем переломить тенденцию, вкладывая в системы «школа» и «вуз» дополнительные ресурсы, не удается: социальная машина потеряла управление. Неожиданно (и без особых заслуг со своей стороны) Россия, наряду с Индией и Китаем, оказалась обладателем ценного и практически невоспроизводимого в нынешних условиях ресурса: системы образования, хотя и со скрипом, но все еще выпускающей молодых людей, способных бегло читать, грамотно писать, без существенных проблем складывать дроби и обладающих более или менее системными знаниями по истории и географии.

Такое положение дел (вкупе с сохранившимся у России ядерным потенциалом) могло досрочно вернуть нашу страну в класс великих держав, что не всеми в мире обитаемом расценивается как радужная перспектива.

И тогда в ход пустили образовательную реформу. В школьные программы включили так называемые системообразующие предметы: ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности), расширили список «краеведении», «историй города», «валеологий», «основ цивилизационных знаний», «основ менеджмента» и т. п.

А после этого по всей Великой Руси разнесся плач о школьной перегрузке. На службу был привлечен зарубежный опыт. Поскольку американские школьники не знают дробей, путают Бразилию с Боливией и считают, что Вторая мировая война началась высадкой в Нормандии (речь идет о том меньшинстве, которое вообще знает про эту войну), но при этом Америка живет хорошо, то и нам надо перестроить свое образование, исключив из него лишнее и добавив необходимое.

Список «лишнего» впечатляет. Логарифмы, тригонометрические функции, степенные функции, стереометрия. Дроби пока отстояли. На рубеже веков разыгрывается постыдный фарс, когда господин министр образования говорит общественности, что, поскольку лично он понятия не имеет о кровеносной системе ланцетника (и ничего: министром вот работает), то и школьникам знать зоологию не обязательно. А что в мире начинается биологическая революция, так на все – воля Божия. Сначала сокращали темами, потом – целыми отраслями знаний.

Но и этого реформаторам показалось мало. Теперь они намерены вообще изгнать научность из школ России, отстранив учителей-физиков, химиков, математиков от обсуждения их программ. Главный упор в обучении наших детей следует сделать на воспитание терпимости, знания основ бизнеса и умения быть законопослушными. Для унификации российского образования с международным необходимо «объективизировать процедуру оценки», перейдя на единую для всей страны систему тестов.

 По заветам дядюшки Гиммлера

 Такой удар – то же самое, что и большевистское «до основания, а затем…». Или нечто сродни планам гитлеровцев на оккупированных территориях СССР в 1941 году. Изучая этот период, мы познакомились с комментариями к плану «Ост», известным письмом Бормана Розенбергу относительно политики на оккупированных территориях и докладной запиской Гиммлера «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей».

Не откажу себе в удовольствии процитировать рейхсфюрера: "Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счет, самое большое до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным (в понятных ему терминах рейсхфюрер говорит о нынешнем воспитании «умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности и правовой культуре – С.П.). Умение читать я считаю ненужным (авторы реформы также жалуются, что старая школа требует „читать много книг“ – С.П.). Кроме школы этого типа в восточных областях не должно быть больше вообще никаких школ». Надо сказать, что хотя риторика Гиммлера звучит не слишком современно, основные принципы текущей школьной реформы он излагает верно.

Вот логика авторов нынешней школьной реформы. "Мы с Вами знаем, что в стране финансовый кризис. Реальных денег на то, чтобы возродить прежнее образование, нет. И не будет. В России избыток специалистов с высшим образованием, которых невозможно использовать, вследствие непрерывного сокращения производства. Между тем школа продолжает исправно готовить кадры для вузов, вместо того чтобы поставлять рабочий материал для промышленности и кадры для армии. А нам из-за нехватки призывников нечем закрыть «дыру» на границах Южного и Поволжского федеральных округов. Излишне образованные люди, как показал опыт перестройки, являются социально взрывоопасным материалом.

Наша реформа ставит перед собой следующие задачи:

– сократить расходы на систему образования;

– держать школьников под присмотром шесть дней в неделю в течение двенадцати лет;

– воспитывать выпускников, довольных тем, что они будут всю жизнь «заворачивать гамбургеры».

Поэтому российская школа будет разбита на три сектора.

Первый – коммунальный, для 90 процентов детей. В нем ничему учить не будут.

Второй – коммерческий, для 9 процентов детей «новых русских». Здесь тоже учить не будут, но – в более мягких условиях и за очень большие деньги.

Наконец, третий – специальный. Для оставшегося процента. В этом секторе будут учиться Ваши дети. Здесь мы станем воспитывать элиту – в тех количествах, в которых это нужно России. Здесь не будет «разгрузки смыслового ядра» и «отказа от научного подхода». Напротив…

Конечно, люди, способные так выстроить свою аргументацию, прекрасно понимают, где они лгут, а где довольствуются фигурой умолчания. Знают они, что и в третьем секторе ничему учить не будут – по общесистемным законам. Но «реформаторы» солидарны с рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером: в восточных областях и не должно быть школ других типов, кроме «народных»…

Больше надежды вселяют общемировые тренды. После того, как в заявлениях лидеров Европейского союза все чаще стали проглядывать нотки обеспокоенности за свое образование, после того, как было подсчитано, сколько специалистов потребуется единой Европе в ближайшие годы (для того только, чтобы сохранить существующий уровень развития, потому что для перехода к постиндустриализму их нужно гораздо больше), после того, как американскими бизнесменами был поставлен вопрос о немедленном возвращении в школу «дробей и логарифмов», деятельность наших реформаторов становится категорически нежелательной.

Сим я официально обвиняю министра образования РФ Филиппова, идеолога реформ Грефа и «примкнувших к ним лиц» в измене Родине, подготовке и осуществлении заговора, направленного на подрыв российского образования и, опосредованно – на разрушение научного, культурного, экономического и военного потенциала России, а также – в преступлениях против Будущего…"

Даже если бы этот донос дошел бы до Самого, до Президента РФ, вряд ли он смог бы что-либо сделать. Ему не на кого опереться, не с кем проводить иную политику.

Образование – это метасистема, это система систем. Это супертехнология, хай-хьюм, который позволяет русским производить истребители, космические корабли, программное обеспечение и вообще все, что делает нацию в нынешнем мире великим народом, а не толпой конченых и отсталых идиотов. Наш враг консциентальным оружием телеэкрана поражает именно эту метасистему. Через десяток лет после реформы мы как раз и превратимся в сборище дебилов, умеющих лишь телик смотреть, гамбургер в бумагу заворачивать и минет делать – извините за крепкое выражение. К тому же эти дебилы окажутся полностью неспособными создать даже подобие общества. Воспитанные телешоу, они станут уничтожать и пожирать «слабые звенья».

Консциентальное оружие – страшная сила, и его действие мы чувствуем сегодня на собственной шкуре. Справедливости ради заметим, что подобные, и даже еще более мерзкие телешоу, идут и в самих США. Но кто сказал, что Вечный рейх не дебилизирует и западные народы?

 

Глава 13. Иллюзия мира. Глобализация как новый рейх

Абсолютное изменение характера, природы и форм организации и протекания войн приводит к тому, что не только обыватели, но и профессионалы в период наивысшего развития военных действий находятся в иллюзии полного отсутствия войны.

Как только кто-то начинает говорить о мировой войне, так тут же всеми присутствующими или читателями осуществляется перевод буквального смысла – в переносное, метафорическое.

 

Прекрасный пример – отклики на интересную статью Олега Солдатова «Третья мировая война», в которой автор утверждает, что с началом разворачивания в США военной операции в Афганистане мы находимся на пороге новой, с его точки зрения, Третьей мировой войны: "Каковы же причины начала Третьей мировой? Первое – это распад бывшего СССР и нарушение прежнего паритета; второе – уход поколения тех, кто помнил предыдущую мировую войну, ее ужасы и лишения; третье – крайнее отличие уровней жизни развитых стран Европы, Америки и государств арабского региона; четвертое – накопление сверхогромных запасов вооружения, кризис перепроизводства в этой области, ведущий к задержке промышленного оборота денежных средств; пятое – активизация мусульманского фундаментализма.

Все сошлось и все готовы. Так же было и в начале предыдущих мировых войн. Мир стоит на грани великого перераздела территорий и сфер влияния. Каковы будут последствия и масштабы трагедии? Неизвестно…" (сетевой журнал «Русский переплет». 10 окт. 2001 – http://www.pereplet.ru/text/soldatov10oct01.html).

А вот – реакции на эту статью Интернет-читателей. С. Закиев откликнулся так: "Третья мировая… Апокалипсис, вечная ядерная ночь… Да верит ли автор в то, что мы все действительно уже на той роковой черте? Естественно, нет. Иначе он не стал бы доказывать само наличие этого действа. Третья мировая еще не началась – дай Бог не начнется,

…Поэтому считаю, что хотя мир и не стал жить в ситуации ожидания Третьей мировой, как утверждает автор, но вошел, тем не менее, в другую драматическую ситуацию, которую уже однажды сформулировал один остряк: «Ни мира, ни войны». Как она будет развиваться дальше, – увидим".

Читатель Yuli также указал на метафоричность авторских выражений: «Война, господин Солдатов, это когда вы отдираете с лица внутренности своего друга-солдата, который только что живой стоял рядом. То, что Вы описываете, называется политикой, бизнесом, подлостью, но не войной».

Мне, однако, кажется, что прав все-таки автор статьи Олег Солдатов и читатель LOM, который высказался так: «Да Вы, уважаемый Юлий Борисович, романтик? Приятно этим удивлен. На мой же взгляд, война – это совокупность и результат взаимодействия многих факторов, в том числе политических и экономических. А то, о чем Вы говорили, – кровь друга и прочее – это лишь следствие. Увы, неизбежное…»

…Еще в начале 1991 года, в самый разгар политики «смягчения напряженности», маршал авиации Н.М. Скоморохов в прекрасной статье, обозревающей реальную стратегию США, фиксировал следующий «парадокс»: «Мы размышляем о возможных военных конфликтах в то время, когда со времени Второй мировой войны оружие, по сути, и не смолкало…» (Скоморохов Н. М. Взгляд в будущее // Мужество. Ежемесячный литературно-художественный и исторический журнал. 1991. n6. стр. 202).

 

Такие парадоксы и иллюзии связаны не только с множественно-процессуальной природой современной сплошной войны, но и с принципиальными перекосами в мировоззрении.

Ведь основой невйдения войны и фактической нетрезвости сознания является то, что существует надежда на то, что мир как безмятежность и отсутствие противоречий возможны, что Существует горячее желание немного потерпеть и дождаться спокойных лет. Мир не рассматривается как исходно глубоко трагичный и сотканный из неразрешимых мировых проблем и противоречий.

Велика вера и в «законы» природы, общества, цивилизации и пр. – как некоторые естественные предпосылки, которые автоматически приведут мир и ситуацию к нужному состоянию. Это мировоззрение выпестовано, конечно же, марксизмом, который рассматривал историю как естественный процесс последовательной и закономерной смены экономических формаций. В настоящее время большинство людей в России являются историческими детерминистами, независимо от предпочитаемой ими идеологии. Для них все предопределено, и все кончится закономерным итогом. Правда, в зависимости от политических взглядов носителей такого детерминизма, итоги разнятся весьма и весьма сильно.

 

Великолепный образчик такого естественно-научного размышления по поводу новейшей истории демонстрирует С.Б. Переслегин – «советский и российский критик, основатель клуба стратегических ролевых игр „Императорский генеральный штаб“, который профессионально занимается военной историей».

Вот как он в статье «Военное будущее России» видит причины уничтожения СССР: "Распад огромной советской империи не был обусловлен «чьей-то злой волей». Объективные причины, или, говоря совсем уж научным языком, динамика информационных /материальных/ энергетических потоков, вызвали создание «мелкопоместных государств».

Но происшедшее на основании этих «объективных причин» меркнет перед тем, что нам предстоит: "Так вот, та же самая динамика приведет к воссозданию многонационального государства. Потому что в «княжествах», отдохнувших в смутное время от власти Центра и наевшихся нищей свободой, появится необходимость в кредите или вдруг – в реализации того, что достигнуто другим независимым кусочком бывшей державы. Связи начнут восстанавливаться. Однако сеть этих связей перестанет носить пирамидальный характер с вершиной в Москве. Это будет действительно выгодно экономически и иллюзорно оправдано политически. Иллюзии скормят отделившимся народам, назвав их равными партнерами.

Поэтому прекращение кровавого хаоса на бывших советских территориях неизбежно. Вопрос лишь в том, произойдет это раньше или позже, и с какими человеческими жертвами" (Переслегин С. Б. Военное будущее России – http://okh.nm.ru/materials/Pereslegin/Per=MilitFutureRu.htm).

Но дело как раз и состоит в этом «раньше или позже, и с какими человеческими жертвами».

 

В данный момент мир оказался в ситуации, когда Четвертая мировая война фактически подошла к концу, финансовая бомба полностью выполнила свои задачи, а Пятая мировая война пока еще не началась.

И этот создавшийся момент очень важно правильно разглядеть и использовать.

В русской дореволюционной армии штабных офицеров слегка иронически называли «моментами», поскольку те все время учили и требовали в стратегическом, оперативном и тактическом искусстве выбирать правильный момент и исходить из задач момента.

И это – выбор времени и его моментов в качестве основы планирования – с нашей точки зрения, является сегодня фундаментальным основанием не только военной, но и общей управленческо-организационной культуры.

Но для «схватывания» этого момента необходимо преодолеть иллюзию отсутствия войны в тот момент, когда рядом с тобой тишина и не стреляют. Более того, пора привыкать к таким войнам, когда фундаментальные задачи войны будут достигаться нередко и совсем без выстрелов.

В отличие от России, где только в 90-е годы стали издаваться различные китайские древние трактаты по военному искусству, в США подобные книги многократно переиздавались массовыми тиражами еще с 40-х годов. И все генералы США знают наизусть с десяток высказываний (прежде всего из военного канона «Искусство войны Сунь-цзы»), которые многократно обсуждались в качестве стратегии практического действия.

И для них совершенно понятны следующие положения древней восточной мудрости:

"…Одержать сто побед в ста сражениях – это не вершина превосходства. Подчинить армию врага, не сражаясь, – вот подлинная вершина превосходства.

Поэтому высшее пресуществление войны – разрушить планы врага; затем – разрушить его союзы; затем – напасть на его армию; и самое последнее – напасть на его укрепленные города.

…Поэтому тот, кто преуспел в военном деле, подчиняет чужие армии, не вступая в битву, захватывает чужие города, не осаждая их, и разрушает чужие государства без продолжительного сражения…" (Сунь-Цзы. Искусство войны. Разд. 3. Планирование нападения; У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая / Пер. с англ. Котенко В.В.– СПб.: Евразия, 1998. стр. 145).

 

Следует также прислушаться к замечательному русскому логику и писателю А.А. Зиновьеву. С ним можно и нужно спорить, его можно упрекать в чем угодно, но только не в неумении строить научное обобщение.

"Идет, уже идет война нового типа. Обычно глобализация подается как некое стихийное объединение всех стран в единое целое. Но кто этого добивается и каким путем?*На самом деле идет настоящая война западнистского сверхобщества, возглавляемого США, за мировое господство. Это такой же «добровольный» и «естественный» процесс, как «слияние» волка со съеденным им ягненком.*

– А остальной мир превращается в колонию общего пользования? *Зиновьев:* Да, остальной мир превращается в зону колонизации для Запада. Так произошло с нашей страной, так произошло и с Балканами. Они завоеваны и включены в сферу колонизации.

…Не бывает глобализации вообще.*Глобализация, как любой процесс политической интеграции, не может быть «ничьей». В современном мире действуют слишком мощные силы, чтобы оставить процесс такой значимости на волю случая. Фактически американцы успешно, гораздо более успешно, продолжают опыт фашизма – но уже в глобальном масштабе…*

Но говорить о том, что это окончательная победа, рано. Существует Китай, существует арабский мир, да и Россия еще не добита до конца. Внутри самого западного мира есть противоречия – между Германией и другими странами Западной Европы, между Западной Европой и США, есть Япония, которую не устраивает подчиненная роль покоренной страны,*но битва за мировое господство уже началась. Глобализация и является этой войной. Войной в полном смысле этого слова.*

Она началась, она идет – и первые победы Запад уже одержал. Разгромлен советский блок, Советский Союз, раздроблена Югославия… Правда, глобализация, как и всякая война, требует жертв и от агрессора – я имею в виду заметное сокращение социальных гарантий и отток капитала и рабочих мест в «новые индустриальные страны», но – на войне как на войне…

…Судить надо по делам. Они (США и НАТО) настолько уверены, что действуют во имя некой высшей, сверхчеловеческой «демократии», что они «освобождают» человечество от коммунизма (как «освободили» нас и югославов), что не задумываются ни о допустимых средствах, ни, тем более, о том, как это выглядит в глазах «туземцев», то есть нас с вами. Они отождествили коммунизм и фашизм и не заботятся о камуфляже. Они идут напролом.

– Рассчитывают, что те, кто может им противостоять интеллектуально, будут отлучены от «ящика» и не будут услышаны? *Зиновьев:* Именно: они рассчитывают, что оппоненты будут попросту заглушены. Более того, они специально пытаются снизить интеллектуальный уровень своих оппонентов – в том числе потенциальных, то есть молодежи. Смотрите, как целенаправленно они снижают интеллектуальный уровень России. Россия, Сербия и другие побежденные страны стремительно деградируют. С точки зрения исторической и социологической – это продолжение того, что пытался делать Гитлер.

– Про гитлеровские планы геноцида «неполноценных» народов известно всем. Гораздо менее известна аналогичная американская концепция Макнамары-Киссинджера, официально положенная в основу американской мировой политики с начала 70-х (доктрина «золотого миллиарда»). Сегодня она реализуется через ООН, МВФ и Всемирный банк, которые, в свою очередь, навязывают политику экономического геноцида правительствам зависимых стран – в том числе России. Не просто частные лица – высшие руководители стран НАТО публично высказываются о «необходимости радикального сокращения населения России» – и даже называют цифры. Почему же российское руководство не видит столь явных проявлений враждебности? *Зиновьев:* В свое время Бжезинский сказал, что в России останется миллионов пятьдесят, не больше, а другие идут еще дальше. Тэтчер как-то проговорилась, что им «хватит» и пятнадцати миллионов. Не так давно, незадолго до возвращения в Россию, я встретил одного из известных деятелей «холодной войны», и он мне прямо сказал: «Мы вас, русских, уничтожим – но только гуманными методами».

Судите сами. За последние десять лет в результате поражения нашей страны в «холодной войне» мы потеряли в человеческом материале больше, чем во время войны с Германией. Одно то, что смертность в два раза перекрыла рождаемость, а средняя продолжительность жизни сократилась больше, чем на десять лет, нанесло большие демографические потери, чем вся Отечественная война.

– Плюс деморализация оставшихся в живых…

– Естественно. За время войны с Германией в духовном плане советское население стало более монолитным, после войны был очень сильный моральный подъем. А сегодня идет быстрая деградация. Так что методы уничтожения, которые применяют против нас западный мир и американцы, гораздо более совершенны, чем гитлеровские. Среди главных установок глобализации в отношении России – сокращение население до минимума. Осуществляется спланированный заранее геноцид русского народа. В отношении других, меньших народов, которые, по их мнению, не представляют для них угрозы, они могут даже проводить политику поддержки – например, для поддержания заселенности территорий крайнего Севера, где никто, кроме коренных народов, жить не будет.*Но что касается русского народа – то тут прямая установка на его низведение на уровень народа десятистепенной важности – и, в конечном счете, на его полное истребление.*

– В том числе, и за счет уничтожения культуры?

– Ну, конечно. Что значит истребить народ такого масштаба, как русский? Разумеется, это значит занизить его в интеллектуальном отношении, посеять моральный, идеологический, психологический хаос, разрушить культуру и образование – по всем этим линиям и идет деградация. Сейчас разрушается система образования, когда-то лучшая в мире, уровень науки упал настолько, что просто страшно становится.

– Выходит, что глобальный фашизм ставит задачу не столько подчинения, на что надеются малодушные, сколько именно физического истребления, – но только без черных мундиров, овчарок и газовых камер – просто в лагеря превращаются целые государства…

– Одна из основных проблем реальной глобализации – это установить контроль над человеческим материалом планеты. Излишний, с их точки зрения, человеческий материал – уничтожить, но современными методами, так чтобы это было и незаметно, и выглядело как естественный процесс.*XXI век, думаю, будет веком войны западного мира против Китая, и какая судьба в этой битве уготована нашей стране – это тоже проблема для размышления.*

…В мире еще не все понимают суть дела, далеко не все. Хотя «горячая война» в Югославии закончилась, но не закончена война в целом. Завершена же она будет, когда человек, символизирующий сопротивление НАТО, будет «наказан». Вот это и будет политическим завершением этого эпизода войны нового типа за мировое господство. Война нового типа, проявляющая себя как глобализация, еще плохо изучена, и ее изучение в значительной мере является запретной темой.*Так вот, в этой войне суд над Милошевичем даже важнее, чем все военные операции, проведенные против сербов.*

– Как в традиционных войнах – захват знамен и подписание капитуляции? *Зиновьев:* Именно. Пока эта символическая операция не осуществлена – война не закончена.*Если бы суд над Милошевичем не состоялся, то можно было бы, с определенной точки, считать эту войну неудачей американцев и НАТО.* Люди недоумевают: зачем было американцам тратить столько усилий, зачем все эти закулисные сговоры, посулы и угрозы – в конце концов Милошевича фактически выкрали в стиле Отто Скорцени: это в чистом виде диверсионная операция. Так зачем, недоумевают люди, столько усилий для того, чтобы всего одного человека украсть и осудить? А затем, повторяю, что *эта операция важнее, чем все военные операции, которые ей предшествовали.*

…Глобализация, как война нового типа – это явление многостороннее. Это не просто война НАТО против всех остальных. Это война внутри США между различными группировками. Это война между Штатами и Западной Европой. Это война в самой Западной Европе – в частности, между странами и между различными категориями людей внутри этих стран. Война идет и между осколками Советского блока и самого Советского Союза, разрушенного, напомню, руками самих советских людей, и в самой России, где различные группы натравливаются друг на друга. Ведь западнизация России осуществляется силами российских людей, выполняющих волю Западного мира. Так же было расколото население в Югославии и в других регионах планеты. Это один из методов войны нового типа. Это очень сложное явление, и разобраться в нем в высшей степени важно. Методы войны применяются любые – никаких юридических, никаких моральных ограничений для себя завоеватели не признают…" (Глобализация – это война! Интервью с А. А. Зиновьевым записал Александр Орлов – http://whiteworld.ruweb.info/rubriki/000111/001/01080605.htm).

 

В этом месте, читатель, я рекомендую вспомнить о консциентальной войне, поскольку то, что сказал выше выдающийся русский логик и социолог, основные СМИ подадут не иначе, как «кликушествующий шовинизм» (Гонтмахер Е. Хватит ли у России «человеческого капитала»? // Московские новости. 29 янв. – 4 февраля 2002. n4). И в очередной раз расскажут о прелестях любовного слияния РФ с «мировым сообществом».

 

Глава 14. Почему опять – Афганистан?

Мы считаем, что операция США в Афганистане – это авангардный бой в преддверии Пятой мировой. Но почему именно Афганистан? Почему тот самый Афганистан, который уже был одним из полей сражений в Третьей мировой, снова оказался в эпицентре глобальной схватки?

Потому что дело движется к тому, что новые кочевники овладеют контролем над огромными кладовыми природных богатств Евразии. А этот контроль позволит им приступить затем к грандиозному разделению человечества на «полезных» особей и на «бесполезные» организмы.

Оперативная информация на 2003 год "120 американцев находятся в Таджикистане. Это – подразделение авиационно-технического обеспечения, разведки, связи и навигации, которое обеспечивает действия авиации США над Афганистаном и ведет рекогносцировку в интересах штаба сил Специальных операций. Базы – Душанбе и Куляб.

910 человек дислоцированы в Киргизии. Тут развернут центр связи и управления ВВС. В Манасе создана база бомбардировщиков. Здесь находится и одна из групп специального назначения.

Самая же крупная группировка войск США в Средней Азии – в Узбекистане. Всего здесь находятся 3400 человек. Элитные подразделения спецназа и морской пехоты США – это 1600 бойцов. Здесь расположен штаб Северного направления американских сил для действий по линии «Герат-Кабул». При нем работает и самый крупный в регионе разведцентр, который прежде всего направлен на нас и на Иран. В его распоряжение переданы часть спутников разведки. В Узбекистане (на 2002 г.) базируется сотня боевых и транспортно-боевых вертолетов США, есть аэродромы подскока для американских ВВС на аэродромах в Карши и Термезе."

 Наш друг Скептик относится к построениям авторов с неприкрытой неприязнью. К чему, мол, Соединенным Штатам все эти запасы нефти, газа, угля и металлов? Ведь американцы уже вступили в эру постиндустриализма. У них финансовые операции отделились от производства, у них дома остаются только самые чистенькие и жутко интеллектуальные виды деятельности, а старые и грязные отрасли закрываются. Они, мол, не Советский Союз, которому нужны были ресурсы, ресурсы и еще раз ресурсы.

Это очень распространенное мнение, которое сами хозяева США поддерживают везде, где только можно. Но вот тут приходит время и нам насмешливо ухмыляться. Постиндустриализм? Нет в США никакого постиндустриализма. Вот если бы там появилась совершенно новая сфера производства, которая обеспечивала бы изобильную и качественную жизнь американцев, но при этом не пожирала бы уйму невозобновляемых ресурсов планеты, – это был бы постиндустриализм. Вот если бы экономика США не нуждалась почти в миллиарде тонн нефти в год – вот это была бы действительно новая эра, которая идет за старым индустриальным порядком.

А этого нет и в помине, и мы подробно об этом рассказали в «Третьем проекте». Пока же приведем любопытную статистику. Как пишет профессор Лестер Туроу в своем «Будущем капитализма», американец, родившийся в 1990 году, произведет за время своей жизни 1 миллион килограммов атмосферных отходов, 10 миллионов килограммов жидких отходов и еще миллион кило отходов твердых. Чтобы иметь средний американский уровень жизни, он потребит за свою жизнь 700 тысяч килограммов полезных ископаемых, 24 миллиарда британских единиц тепловой энергии (что равносильно 4 тысячам баррелей нефти), он съест 25 тонн растительной пищи и 28 тонн.мяса, что равносильно забою двух тысяч животных. Таким образом, экономика США по-прежнему остается чертовски прожорливой, ей по-прежнему нужны огромные ресурсы. А то, что американцы оставляют в своей стране лишь банки, биржи, лавочки по производству компьютеров, программ, лазерных дисков и фильмов, ровным счетом ничего не меняет: они ведь при этом не святым духом питаются. Они просто выносят все это старое, ресурсоядное производство в другие страны. И если считать, что это – постиндустриализм, то давайте объявим постиндустриальными, например, поселки новых русских по Рублевскому шоссе. Или Древнеримскую империю, которая ела в три горла и развлекалась, завозя себе все необходимое, которое производилось за пределами Рима трудом миллионов рабов, использующих самые примитивные технологии.

А если Америке и ее хозяевам (новым кочевникам) по-прежнему нужны природные ресурсы, то нужно отнять их у других, не дать другим странам и народам воспользоваться этими ресурсами. В этом смысле новым кочевникам жизненно важно завладеть евразийскими полезными ископаемыми, энергоносителями, запасами пресной воды и огромными, еще нетронутыми экосистемами Сибири.

А начинать приходится с Афганистана.

 

Есть однозначные суждения Збигнева Бжезинского, бывшего советника по национальной безопасности Президента США Дж. Картера. *Именно президент Картер, кстати, вбросил в мир идеологию «прав человека», которые, как теперь знает каждый ребенок, вооруженные силы США сейчас и защищают в Афганистане, Югославии и во всех других местах, где это потребуется.* Эти суждения исчерпывающе отражают самые сокровенные и решительные чаяния элиты США.

Еще в 1993 году он более чем понятно указал цель: «После поражения СССР в „холодной войне“ и последовавшего за этим распада США впервые имеют возможность распространить свое присутствие на новые постсоветские республики Евразии вплоть до границ с Китаем, а также господствовать в регионе Персидского залива, на южных окраинах Евразии» (Бжезинский 3. Вне контроля. Глобальный беспорядок накануне XXI в. – Нью-Йорк, 1993).

В 1999 году Бжезинский издал свою самую заветную книгу-стратегию «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы». Эту книгу он посвятил своим «студентам, чтобы помочь им формировать очертания мира завтрашнего дня».

Во «Введении» уже ясно все сказано.

"С того момента, как приблизительно 500 лет назад континенты стали взаимодействовать в политическом отношении, Евразия становится центром мирового могущества. Различными путями, в разное время народы, населяющие Евразию, главным образом народы, проживающие в ее западноевропейской части, проникали в другие регионы мира и господствовали там, в то время как отдельные евразийские государства добивались особого статуса и пользовались привилегиями ведущих мировых держав.

Последнее десятилетие XX века было отмечено тектоническим сдвигом в мировых делах. Впервые в истории неевразийская держава стала не только главным арбитром в отношениях между евразийскими государствами, но и самой могущественной державой в мире. Поражение и развал Советского Союза стали финальным аккордом в быстром вознесении на пьедестал державы Западного полушария – Соединенных Штатов – в качестве единственной и действительно первой подлинно глобальной державы.

Евразия тем не менее сохраняет свое геополитическое значение. Не только ее западная часть – Европа по-прежнему место сосредоточения значительной части мировой политической и экономической мощи, но и ее восточная часть – Азия в последнее время стала жизненно важным центром экономического развития и растущего политического влияния. Соответственно, вопрос о том, каким образом имеющая глобальные интересы Америка должна справляться со сложными отношениями между евразийскими державами и, особенно, сможет ли она предотвратить появление на международной арене доминирующей и антагонистичной евразийской державы, остается центральным в плане способности Америки осуществлять свое мировое господство.

Отсюда следует, что в дополнение к развитию различных новейших сторон могущества (технологии, коммуникации, системы информации, а также торговля и финансы) американская внешняя политика должна продолжать следить за геополитическим аспектом и использовать свое влияние в Евразии таким образом, чтобы создать стабильное равновесие на континенте, где Соединенные Штаты выступают в качестве политического арбитра.

Евразия, следовательно, является «шахматной доской», на которой продолжается борьба за мировое господство, и такая борьба затрагивает геостратегию – стратегическое управление геополитическими интересами. Стоит отметить, что не далее как в 1940 году два претендента на мировое господство – Адольф Гитлер и Иосиф Сталин – заключили недвусмысленное соглашение (во время секретных переговоров в ноябре 1940 г.) о том, что Америка должна быть удалена из Евразии. Каждый из них сознавал, что инъекция американского могущества в Евразию положила бы конец их амбициям в отношении мирового господства. Каждый из них разделял точку зрения, что Евразия является центром мира и тот, кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем миром. Полвека спустя вопрос был сформулирован по-другому: продлится ли американское преобладание в Евразии, и в каких целях оно может быть использовано?

Окончательная цель американской политики должна быть доброй и высокой: создать действительно готовое к сотрудничеству мировое сообщество в соответствии с долговременными тенденциями и фундаментальными интересами человечества. Однако в то же время жизненно важно, чтобы на политической арене не возник соперник, способный господствовать в Евразии и, следовательно, бросающий вызов Америке. Поэтому целью книги является формулирование всеобъемлющей и последовательной евразийской геостратегии" (Бжезинский 3. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы) / Пер. О. Ю. Уральской. – М., 2000).

И далее, в главе «Евразийская шахматная доска»:

"Главный геополитический приз для Америки – Евразия.

Половину тысячелетия преобладающее влияние в мировых делах имели евразийские государства и народы, которые боролись друг с другом за региональное господство и пытались добиться глобальной власти. Сегодня в Евразии руководящую роль играет неевразийское государство, и глобальное первенство Америки непосредственно зависит от того, насколько долго и эффективно будет сохраняться ее превосходство на Евразийском континенте.

Очевидно, что это условие временное. Но его продолжительность и то, что за ним последует, имеют особое значение не только для благополучия Америки, но и в общем плане для мира во всем мире. Внезапное возникновение первой и единственной глобальной державы создало ситуацию, при которой одинаково быстрое достижение своего превосходства – либо из-за ухода Америки из мира, либо из-за внезапного появления успешного соперника – создало бы общую международную нестабильность. В действительности это вызвало бы глобальную анархию. Гарвардский политолог Сэмюэль П. Хантингтон прав в своем смелом утверждении:

"В мире, где не будет главенства Соединенных Штатов, будет больше насилия и беспорядка и меньше демократии и экономического роста, чем в мире, где Соединенные Штаты продолжают больше влиять на решение глобальных вопросов, чем какая-либо другая страна.

Постоянное международное главенство Соединенных Штатов является самым важным условием для благосостояния и безопасности американцев и для будущего свободы, демократии, открытых экономик и международного порядка на земле":

"В связи с этим критически важным является то, как Америка «управляет» Евразией. Евразия является крупнейшим континентом на земном шаре и занимает осевое положение в геополитическом отношении. Государство, которое господствует в Евразии, контролировало бы два из трех наиболее развитых и экономически продуктивных мировых регионов. Один взгляд на карту позволяет предположить, что контроль над Евразией почти автоматически повлечет за собой подчинение Африки, превратив Западное полушарие и Океанию в геополитическую периферию центрального континента мира. Около 75 процентов мирового населения живет в Евразии, и большая часть мирового физического богатства также находится там как в ее предприятиях, так и под землей. На долю Евразии приходится около 60 процентов мирового ВНП и около трех четвертей известных мировых энергетических запасов.

В Евразии также находятся самые политически активные и динамичные государства мира. После Соединенных Штатов следующие шесть крупнейших экономик и шесть стран, имеющих самые большие затраты на вооружения, находятся в Евразии. Все, кроме одной, легальные ядерные державы и все, кроме одной, нелегальные находятся в Евразии. Два претендента на региональную гегемонию и глобальное влияние, имеющие самую высокую численность населения, находятся в Евразии. Все потенциальные политические и/или экономические вызовы американскому преобладанию исходят из Евразии. В совокупности евразийское могущество значительно перекрывает американское.

К счастью для Америки, Евразия слишком велика, чтобы быть единой в политическом отношении…"

Господину Бжезинскому, движимому органической ненавистью к России и через военно-финансово-политическую машину США отстаивающему родовые интересы польской шляхты XIX века, удалось вызвать к себе несколько несерьезное отношение. Мол, это, знаете ли, такой «ястреб», экстремист, и его воспринимать совсем уж серьезно не стоит…

Эта вечная двусмысленность, амбивалентность и «какбы реальность» всех без исключения наших «профессионалов» политики и аналитиков, не позволяющая им иметь свою позицию и говорить однозначно, требует отдельного серьезного разговора.

 Но, даже исключив суждения и действия господина Бжезинского, мы видим сегодня огромное количество открытых организаций, институтов, отделений университетов США, которые последние десять лет интенсивно занимаются проблемой Азии – от Ближнего Востока до Восточной Азии. Количество этих организаций сравнимо с количеством организаций, которые занимались изучением Советского Союза в годы Третьей мировой холодной войны.

Необходимо, в частности, понимать, что за последнее десятилетие в США произошло «великое географическое открытие». Буквально на наших глазах в результате усилий США возник принципиально новый регион – тот, что сегодня называется «Большим Ближним Востоком» (The «Greater Middle East»). В этот «Ближний Восток» по новым американским понятиям входят уже не только «бассейн Каспия» (полностью!), но и Афганистан, Пакистан и Индия!

Наиболее развернутое и ясное обозначение геополитической стратегии США было представлено в 1997 году в книге серьезных исследователей Дж. Кемпа и Р. Харкави «Стратегическая география и меняющийся Ближний Восток», в которой они впервые четко обозначили сам этот военно-географический сдвиг – «возникновение новой стратегической карты региона» – и этот новый регион – Большой Ближний-Средний Восток – и детально обосновали для политиков США то, что этот регион становится «глобальным стратегическим призом» (Kemp Geoffrey, Harkavy Robert E. Strategic Geography and the Changing Middle East. – 493 p. 1997).

 

Вот как один из авторов этой книги, Роберт Харкави, представляет суть книги и позиции в журнале Dimensions в том же 1997 году: THE CHANGING MIDDLE EAST: With the break-up of the Soviet Union and growing links between the traditional Middle East and the Caucasus as well as Central and South Asia, a new strategic map of the region is emerging that has far-reaching implications for the United States and other major powers and interests in the region.

…Findings from this work lead us to argue that increasing demand for Persian Gulf and Caspian Basin energy, especially from strong Asian economies, ensures that the Middle East remains a global strategic prize as well as a source of continued rivalry. At the same time, radical changes in conventional military technology and the proliferation of weapons of mass destruction, combined with megaterrorism, present ominous possibilities for future warfare. The nexus of oil resources and nuclear proliferation is crucial here. So, too, are emerging demographics (the proximity of South Asias huge populations to the Persian Gulf), the potential for conflict over scarce water resources, and the political rivalries which focus on alternative oil and gas pipeline routes out of Central Asia.

On the positive side, a cooperative, prosperous, and venturesome future is possible which resembles that advanced by former Israel Prime Minister Shimon Peres. This could include a host of possible cooperative economic projects, such as canals, highways, water pipelines and dams, oil and gas pipelines, communications grids, and regional airports. Much of the modernization could be underwritten by oil and gas revenues, which are predicted to increase substantially in the wake of projected global shortages. This could be paralleled by the spread of democracy to allow the region to become part of a «zone of peace» – an appellation now applied only to North America, Europe, East Asia, and Australia and New Zealand.

…Between the nether poles of optimism and pessimism is the certainty that the strategic importance of the greater Middle East will continue to hold center stage in world politics, even as its traditional configurations and alignments change".

 Весь 1997 год шли очень серьезные обсуждения этой проблемы, а в августе того же года на одном из брифингов после доклада представителя ЦРУ, который поделился с собравшимися итогами деятельности созданного в ЦРУ в начале 1990-х годов специального подразделения для наблюдения за развитием событий в Каспийском регионе (Гриняев С. Сетевая война по-американски. Она развивает теорию «мятежевойны», выдвинутую русским ученым-эмигрантом // Независимое военное обозрение. 15 февраля 2002), тогдашний госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что «одной из самых важных задач будет работа над формированием будущего этого региона».

В 1999 году этот сдвиг в сторону определения фактически всей Центральной и Средней Азии в качестве зоны абсолютного приоритета ресурсных интересов США стал уже рассматриваться как давно известная вещь, почти банальность. Это прекрасно видно по эссе сотрудника Института исследований в области внешней политики Адама Гарфинкеля «Большой Ближний Восток в 2025 году».

«The Greater Middle East – defined as the Arab world, Israel, Turkey, Iran, Central Asia, and the Caucasus – is the site of the world's largest supply of fossil fuels and a place where several ambitious powers actively seek regional hegemony. It is a region where the United States has key allies as well as important interests, and where weapons of mass destruction are being actively developed. Not entirely by coincidence, it is also the place – the Persian Gulf, specifically – where the United States fought its last major war, in 1991, and it is the only region of the world where more or less permanent U.S. forward-based military deployments have expanded since the end of the Cold War…» / Garfinkle Adam. The Greater Middle East In 2025 // Foreign Policy Research Institute E-Notes. December 17. 1999 – http://www.nyu.edu/globalbeat/mideast/FPRl121799.html.

Причем, та торжественность и величественность геополитических аппетитов США в Средней Азии, которая сквозит из каждой строки эссе А. Гарфинкеля, думаю, позволяет мне перевести это «The Greater Middle East» уже не как просто «большой», а прямо «Великий Ближний Восток».

Наконец, изданная в 2001 году корпорацией «РЭНД» монография «США и Азия: к новой стратегии и размещению вооруженных сил США», авторами которой являются лучшие специалисты этой организации, – спокойно, обстоятельно, технически проводит последнюю рекогносцировку и сверку позиций уже прямо по поводу организации схемы присутствия США в Азии в целом (Khaliliad Zalmay, Orletsky David, Pollack Jonathan, Pol/peter Kevin, Rabasa Angel, Shlapak David, Shulsky Abram, Tellis Ashley. The United States and Asia. Toward a New U.S. Strategy and Force Posture//RAND, 2001).

Таким образом, действия США после 11 сентября 2001 года являются реализацией стратегии обеспечения неограниченного доступа США к новым ресурсам и обозначают кардинальный геополитический и геоэкономический сдвиг ресурсной базы США из региона Персидского залива в Каспийско-Среднеазиатский регион.

Вот как представляет сценарий развития дальнейших событий в 2002-2003 годах журналист А. Орлов: "Ход будущей войны проясняется все больше. В его основе – комбинация сценариев: афганской кампании 1980-х и захвата Балкан (Косово и Македонии) войсками НАТО и албанскими наркотеррористами (лишь формально противостоящими друг другу). И со стороны США – НАТО, и со стороны исламского наркотерроризма (основой которого стало проамериканское движение моджахедов) войну готовят прежние люди.

Американцы не собираются вязнуть в горах Афганистана. Их намерения (блокада афганских границ и подготовка ударов по инфраструктуре и населению) имеют целью создание мощного потока беженцев, направленного на север – в Среднюю Азию, где будут созданы ооновские лагеря беженцев, как в Пакистане или в Македонии. Так, на плечах беженцев и под охраной натовских «миротворцев», талибы преодолеют оборонительные рубежи СНГ и выйдут на оперативный простор.

На втором этапе «беженцы» в союзе с местными наркокриминальными структурами (союзы уже созданы), сметая нынешние элиты и осуществляя резню оставшегося русского населения, из гостей превратятся в хозяев, после чего от российского влияния не останется и воспоминаний. Вместе с тем американские базы останутся нетронутыми – строго по косовскому сценарию. В Россию же направится не только поток русских беженцев, нужда неизбежно погонит через необорудованную границу миллионы голодных людей и тысячи тонн сверхдешевых наркотиков" (информационное агентство «Славянский мир». 2 января 2001. – http://slavmir.ruweb.info/5.htm).

Можно как угодно относиться к подобному прогнозу, но нельзя не видеть «медицинских фактов». Военный контроль, нефтегазовые ресурсы и наркопроизводство сегодня слились воедино и составили особый Прикаспийский район Евразии – Великий Ближний-Средний Восток.

Кто не очень доверяет российским журналистам, тот, может быть, прислушается к мнению бывшего министра науки и технологий ФРГ Андреаса фон Бюлова, в течение двух десятков лет бессменного председателя комитета по разведке Бундестага. В своем интервью немецкой газете «Дер Тагесшпигель», он, между прочим, полностью разоблачает «доказанность» связи взрывов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года с Усамой бен Ладеном. Тут же фон Бюлов утверждает, что «глобальная карта организованных в настоящее время гражданских войн и конфликтов в Центральной Азии совпадает с месторождениями необъятных запасов стратегического сырья на территории бывшего Советского Союза… То же самое наблюдается с третьей картой: узловыми пунктами торговли наркотиками».

А события 11 сентября, считает он, «точно совпадают с движущей концепцией индустрии вооружений, разведывательных агентств и всего военно-промышленно-академического комплекса» – и это так очевидно, что «бросается в глаза» (Andreas von Bulow. Da sind Spuren wie von einer trampelnden Elefantenherde // Der Tagesspiegel. January 13. 2002 – http://www2.tagesspiegel.de/archiv/2002/01/12/ak-sn-in-558560.html).

В самом деле, тот, кто представляет реальный гигантский потенциал минерально-водородных ресурсов бывшего СССР в Средней Азии, тот, кто следит за проектами маршрутов нефте– и газопроводов, – тот без труда поймет, что все то, что в 1991 году принадлежало СССР, в 2001 году полностью перешло к США и союзникам.

Впереди Евразию ждут большие потрясения. «Постиндустриальные» США к тому времени, когда вы будете читать эту книгу, наверняка либо развалят Ирак на части, либо установят в нем угодный себе режим, который зальет покровителя дешевой нефтью. США непременно займутся Ираном. Получив контроль над Азербайджаном, они постараются поднять сепаратизм среди азербайджанцев на севере Ирана, а когда иранцы примутся его подавлять – начнут войну по косовскому образцу, стремясь расколоть Иран и установить в нем проамериканскую власть. Снова все пойдет под лозунгами «борьбы с мировым терроризмом» и «защиты прав человека». Приз – опять-таки громадные запасы нефти и газа. Огромные неприятности готовятся и Китаю, и Саудовской Аравии.

А Россия, в то время как США решительно трансформируют мир и географическую карту этого мира, пока что жалко приспосабливается к этим изменениям. География изменяется и в России. В плане сдачи своих вековых позиций и традиций.

Даже Л.Г. Ивашов в своем недавнем интервью «Независимому военному обозрению» говорит о бывших советских среднеазиатских республиках как о «республиках Центральной Азии». Что уж говорить о наших «ответственных официальных» лицах, которые уже и Казахстан иначе как Центральной Азией не называют. Если так дело пойдет и дальше, то года через два, боюсь, мы будем называть бывшую Среднюю Азию – Южной или Дальней.

С выходом России на мировую арену после победы над Наполеоном Бонапартом и образования Священного союза в 1815 году Афганистан вот уже два столетия как является ареной противоборства Запада и России. Весь XIX век за Запад играла Великобритания. К середине XX века эстафету переняли США. Афганистан обозначает собой то место, в котором сердце Евразии и Земного шара (Heartland).

«Последние приготовления к началу по-настоящему масштабной после 1945 года войны завершаются. И эта война фактически проиграна раньше, чем прозвучат первые выстрелы. Средняя Азия – зона жизненно важных интересов России, в которой проживает многомиллионная русская община, – без боя отдана США и НАТО», – констатирует журналист А. Орлов.

…Лет через пятьдесят учителя в школе будут рассказывать детям, что были в России такие особые люди, которые называли советское присутствие в Афганистане с 1979 по 1991 годы «бессмысленной войной», а участие России в «антитеррористической коалиции», предоставление США плацдармов для военно-политического присутствия в Киргизии, Узбекистане, Таджикистане и, теперь, Грузии – великим преодолением холодной войны и выдающимся шагом на пути к миру во всем мире.

Если возможно, я прошу их учесть, что моей фамилии в этом списке быть не должно.

…Итак, для США этот Ближний, или, если переводить буквально, Великий Средний Восток действительно становится все ближе и ближе.

Очевидно направление и следующего геостратегического сдвига, существо которого состоит в том, чтобы наш российский Дальний Восток стал самым ближним для США.

Ответом России в области географии присутствия должна стать срочная программа развития российского Дальнего Востока, в том числе и в сотрудничестве с Китаем. На берегу Тихого океана мы должны создать систему внутреннего присутствия и закрыть границы страны. Это также станет важным фактором для преодоления главной стратегии США – сталкивания России с Китаем.

 

Нет, не Афганистан нужен нашему врагу. Ему нужно завладеть огромными природными и людскими ресурсами Евразии. Нефтью Каспия. Газом и металлами Средней Азии. Практически нетронутой Восточной Сибирью. Байкалом и Леной. Новые кочевники, которые наложили запрет на развитие в мире действительно революционных, закрывающих технологий, искусственно сохраняют старую экономику, ненасытно пожирающую ресурсы, словно алкоголик – спирт. А в этой экономике ресурсов на всех не хватит, и нужно захватить их как можно больше. Нужно отобрать их у русских, перекрыв к ним доступ и мусульманам, и Китаю.

Афганистан же – это ключ к Евразии. Брешь, сквозь которую на нашу землю врывается враг.

 

Глава 15. Война с «осью зла»? Лишь предлог для захвата человеческих ресурсов!

США, почти дорвавшись до главных мировых ресурсов в «сердцевинной земле» (Heartland) Евразии, неминуемо вынуждены устанавливать мировую полицейскую систему, которая бы позволяла: а) не допускать никого «постороннего» хотя бы к части этих ресурсов; б) организовать в каждом регионе Земного шара «правильное» население из «экономических животных». То есть то население, которое при минимальной трате дорогих ресурсов производило бы максимальное количество товаров и услуг.

Автоматически перевести население регионов и стран мира в состояние рентабельных, с позиций США и обслуживающего их финансового капитала, не удастся. Поэтому неизбежной оказывается организация следующей мировой войны.

При этом США уже давно находятся в ситуации почти острейшего финансово-экономического кризиса. Но это является только дополнительным основанием для ускорения процессов и приближения начала последней, решающей мировой войны. Ждать «неминуемого глобального финансового кризиса», как ждет его оригинальный мыслитель нашего времени господин Л. Ларуш или наши местные «эсхатологи» (типа Татьяны Корягиной, на которую опять же огромное влияние оказала выдающаяся личность господина Ларуша или людей типа инициаторов выпуска занимательных брошюр «Крах доллара»), неправильно, поскольку именно военно-силовая мощь США и НАТО, включая консциентальное оружие, машины по «промывке мозгов», является для США и Западного мира средством «выскочить» из финансово-промышленной «черной дыры». Обладая подавляющим военным превосходством и мощным оружием изменения сознания людей Земли, Запад и США так просто крушения своей финансовой системы не допустят.

Главным в предотвращении этой Пятой мировой войны является выработка правильного понимания ее характера, природы и определение правильной позиции России в мире.

 

Пятая мировая война – это захват Вечным рейхом человеческих ресурсов Земли под хитрым предлогом уничтожения «Зла». Вот наш вывод.

Целенаправленные действия субъекта и организатора Пятой мировой войны строятся на его фактической неспособности предложить жителям Земли мировую политику, в которой было бы хоть что-то, кроме права силы и необходимой для реализации данного права мании – образа врага.

До развала СССР таким образом «мирового Зла», который позволял Америке организовать всю мировую политику и сплачивать своих союзников, был коммунизм, а его империей – «империей зла» – был СССР. Все на борьбу с врагом! И все шли за Штатами. Но вот беда: СССР погиб, и в мире начались опасные разброд да шатания, и власть США лишилась высокого оправдания. А на праве сильного вечно ехать нельзя.

Но очень кстати «случилось» 11 сентября 2001 года. И вот нынче, благодаря тем ужасным взрывам, найден новый враг – это человечество, которое самоорганизуется и совсем не желает признавать гегемонию США и мирового финансового капитала новых кочевников.

Теперь появился повод «мочить» эту непонятливую часть землян «в сортире».

Главное нехорошее и вражеское в этом человечестве – его многокультурность и многомирность, принципиальная нерациональность и прямое нежелание огромного количества людей становиться Homo economicus – людьми экономическими – т. е. такими, которые строят свою жизнь исключительно по законам рыночной рациональности. Надо ясно понимать, что у нашего врага (новых кочевников и подчиненных им Соединенных Штатов) переделка населения мира, его антропологии, культуры и традиций в однородную массу Homo economicus давно уже поставлена в качестве абсолютной задачи, требующей только оптимального технологического обеспечения.

В такой войне у Большой Американской Базы может и не быть равного по силе противника. Ну, нет больше ни СССР, ни Варшавского договора, ни Третьего рейха – и что с того? Это даже хорошо: тем легче создавать иллюзию отсутствия войны и прятать настоящую линию ее фронта: между нелюдя-ми-неокочевниками и нормальными людьми. Пусть внешне все выглядит так, будто цивилизованные и демократические герои идут на бой с какими-то там выродками и мракобесами, с «мировыми террористами». Когда-то выращенными и выкормленными, кстати, теми же самими «героями».

Для кочевого Античеловечества, поставившего себе задачу захвата человеческих ресурсов планеты и превращения уцелевших в «экономических животных», ничего не значит гигантская критика всеми без исключения выдающимися деятелями культуры, философами и писателями XX века самой идеи и тем более реальности Homo economicus. Для них абсолютно ничего не значит великая русская литература XIX века, которая в своей конгениальности с немецкой классической философией абсолютно ясно показала развертывающуюся мировую трагедию того, что Homo economicus – это экономическое животное и скотина, и что, когда человек начинает вдруг стремиться к состоянию Homo economicus, то он перестает быть человеком.

Но несмотря на все это (не глядя в самом буквальном смысле), побеждающая в настоящее время в США военно-политическая верхушка делает ставку не на то, чтобы ограничить свои притязания и потребности. Наоборот, она замахнулась на неограниченное владение всеми мировыми ресурсами, и поэтому следующая после захвата минерального и углеводородного сырья Средней Азии (это задача Четвертой мировой войны) ставка делается на ресурс человеческий, захват которого и является задачей Пятой мировой войны.

И необходимо трезво понимать, что мы имеем дело с буквально болезненным состоянием политического класса США, попавшего во всемирно-историческую ловушку. В настоящее время США уже попросту не могут, не способны, не в состоянии проводить иную, чем построенную на образе врага, политику и не могут существовать экономически иным способом, кроме как за счет полного присвоения природных и человеческих ресурсов. Американцам все время нужно пугать остальной мир чем-то страшным и под этим предлогом отбирать у напуганных самое ценное.

Опора на право силы и на социальную систему, в которой прав тот, кто силен, кто «первым выхватит кольт», – вот страшная болезнь США.

Все фильмы Голливуда за последние двадцать лет, равно как и выступления Р. Рейгана с его провозглашением СССР «империей зла» и последними программными выступлениями Дж. Буша-младшего с его обзыванием ряда стран «мировой осью зла», построены исключительно по одной модели.

Есть добро и есть зло. Есть люди – и есть враги. Люди борются с врагами, добро побеждает зло. Хочешь быть победителем – будь силен и нападай первым.

Буш уже несколько раз высказывался в том плане, что, если «Зло однажды еще раз захочет нас поразить…» (that if the evil ones try to hit us again, that we've done everything we can, physically, and that there is a spiritual shield that protects the country), и, судя по всему, сам президент и поддерживающие его речи американцы и партнеры по антитеррористической коалиции действительно относятся ко «Злу» как к конкретной персоне.

А вот как описывает эту умопомрачительную риторику зла редактор «консервативной» газеты «Национальное обозрение» Рич Лоури: "Bush, I suspect, sees himself as a spiritual warrior. At a town-hall meeting in California a few weeks ago, Bush was asked what people could pray about, both for him and for the country. Bush said they should pray «that there's a shield of protection, so that if the evil ones try to hit us again, that we've done everything we can, physically, and that there is a spiritual shield that protects the country.» A few months ago that statement would have elicited guffaws from the press corps. This time it went basically unnoticed. Bush's answer showed that he believes the war on terrorism doesn't just have military, diplomatic, and financial dimensions, but also a spiritual dimension. The war, then, is his most important faith-based initiative. Bush says over and over that the war on terrorism is a fight between good and evil. He means it, not just in the sense that it is a battle between things we like and things we don't, but in an even deeper Tolkienesque sense. For Bush, this is a battle between light and darkness that we almost don't have a public vocabulary for anymore. Although Bush is trying to revive a part of it. As John J. Miller points out, Bush used the word «evil» last night five times. If I were to pull out one phrase that was the moral and intellectual heart of the speech it would be «evil is real» / Rich Lowry, Faith-Based Warrior Bush believes the war on terrorism has a spiritual dimension. January 30. 2002 – www.nationalreview.com/lowry/lowrv.shtml.

Риторика Буша определенно вводит сознание слушателей в состояние «священной войны» – куда эта сакрализация заведет мир?

При такой социальной модели странно уже не то, что в любой ситуации стреляют, а то, что, описывая ужасы, к примеру, регулярно происходящих в американских школах расстрелов одноклассников, удивляются тому, как это вдруг такое могло случиться.

Американец Буш предложил миру возврат к системе ценностей древнеперсидской религии – манихейства. В этом манихействе зло в сущности равно добру. Некоторые же манихеи приходили к выводу, что зло гораздо полнокровнее, гораздо ярче добра (помните, к примеру, уныло-безлично-доброго Бэтмана и мгновенно запоминающегося Злодея в исполнении Джека Николсона?). Манихейство президента Буша еще интереснее: он предлагает различать добро и зло с позиции своих интересов и силы. Мол, добром можно считать лишь то, что выгодно могучей Америке. Добро – это сила, у нее и право, т. е., стало быть, у кого право и сила – тот и добр.

А за этим видением везде «Зла» стоит, как известно, военная машина.

У нас, к сожалению, плохо знают известный на Западе тезис бывшего президента США Рональда Рейгана, с которым он, уже после распада СССР, выступал перед студентами Оксфорда: «Зло по-прежнему шествует по планете. В этой ситуации я считаю необходимым предложить бархатную перчатку, надетую на стальной кулак военной силы» (Evil still stalks the planet. What I propose is nothing less than a human velvet glove backed by a steel fist of military force… – Might and Right After the Cold War/ Can Foreign Policy Be Moral? // Edited by M. Cromartie, 1993).

А все остальное – сомнения, традиции, милосердие или правда – это все нерациональные категории, за которыми стоит сознание либо неразвитое, либо «идеологизированное, имперское и т. п.», как блестяще формулирует уже цитировавшийся нами «экономист» Е. Гонтмахер.

 

Примечательно, что сходная болезнь, похоже, охватила еще одну страну. Уже на следующий день после 11 сентября эта риторика мистического «Зла», появления «империи зла», которая «есть терроризм», и необходимость беспощадной борьбы со «Злом», прозвучала в редакционной статье израильской газеты «Иерусалим Пост».

В этой статье тем американцам и израильтянам, которые начинают переживать и искать вину в случившемся в самих себе, дается ясная установка: «Америка была атакована не потому, что она сделала что-то не так, а потому, что как раз все, что она делает, является правильным, и потому, что Америка является надеждой всего человечества».

"Some Americans, like some Israelis, may be tempted to think about what they have done wrong, what they might have done to cause people to take so many lives along with their own. The answer is that America has been attacked not for what it has done wrong, but for what it has done right, and for being the hope of the entire world.

Concepts such as good and evil have long gone out of fashion, but we must relearn how to think in these terms. We have become used to rounding the corners off everything, so that what used to be a chasm between good and evil has been whittled down to a matter of opinion. But the fact that there are people in this world who would crash an airplane full of innocent people into a building full of innocent people should revive the concept of evil.

There is a new «evil empire» – the empire of terror.

When confronting evil, the appropriate emotions are anger and determination, not understanding and moderation. The terrorists were evidently thinking as big as they could; the American response should be no less ambitious" / The New Evil Empire // Jerusalem Post, September 12. 2001 – http://www.ict.org.il/articles/articledet.cfm?articleid=378.

В этой ветхозаветной риторике мести и собственной непогрешимости, своей безусловной избранности «Добру», помимо явной опасности впасть в манию величия, проскальзывают еще, кстати, и знакомые газетные штампы времен холодной войны. Так и чувствуется, что писал эту и подобные ей статьи какой-нибудь бывший работник советской «Правды» или советских «Известий».

Только понимают ли эти «борцы со Злом», что их риторика привязана к крупнейшей в истории военной машине, которая по своей природе настроена на профессиональное уничтожение стран и народов?

Или сила всегда права?

Сила же – это владение наибольшими ресурсами. Самая главная мировая сила – это владение самыми главными в мире ресурсами. Поэтому там, где главные ресурсы мира, – там и приоритетные интересы США.

Поэтому, читатель, Россия, эта сокровищница природных ресурсов и необъятный кладезь сохранившихся экологических систем, совершенно неизбежно становится объектом захвата агрессорами Пятой мировой войны. Отсидеться мы никогда не сможем. В покое нас никогда не оставят. Нам даже нельзя рассчитывать на добровольную сдачу и милосердие захватчиков. Ибо мы как лишнее и нерентабельное население приговорены к ликвидации.

Ресурсное отступление: Великая нефтяная война

– А о нефти вы не забыли? – спросит нас дотошный читатель и окажется прав.

Конечно, у Пятой мировой войны есть еще одна цель: овладение мировыми ресурсами нефти. Вы правы, читатель! В наши дни сквозь повседневную кутерьму вдруг проглянул лик сурового будущего – мира без нефти. То, что казалось далекой перспективой, внезапно замаячило уже на горизонте. Вы никогда не думали о том, что будет, если нефть в нашем мире иссякнет?

Бензин как горючее для автомобилей – это полбеды. Бензин можно заменить спиртом, синтетическим горючим из каменного угля, которое делали еще при Гитлере, топливом из сахарного тростника или древесины ивового дерева. Можно поставить на машины простые газогенераторы, которые добывают газ из древесных чурок, – такие цилиндрические колонки стояли на грузовиках во Вторую мировую.

Болезненная перестройка ждет флот: он тоже зависит от нефтяного топлива. Но его, хотя и с муками, все-таки можно перевести на паровые двигатели и на атомные силовые установки.

Однако нефть дает не только бензин. Из нее вырабатывают керосин, на котором стоит вся военно-воздушная сила государств, равно как и мощь гражданского воздушного флота. Керосин – это авиационное топливо. И заменить его пока нечем. Из нефти производится масса материалов и предметов, которые нас окружают и без которых вся современная цивилизация попросту не сможет существовать. Например, пластмассы разных видов, полимеры – пропилен и полипропилен, все новейшие конструкционные материалы. От нефти зависят химическая и нефтехимическая промышленности, индустрия органического синтеза, фармацевтика и даже биотехнология. Посмотрите на свой персональный компьютер – для его производства также используется нефть. А резина? А покрышки автомобилей?

А дороги, которые сделаны из асфальта – он тоже делается из тяжелых фракций нефти. Перейти на дорожное строительство «доасфальтовой эры» и делать шоссе из камня, как древние римляне и более поздние европейцы? Это значит, что вся нынешняя дорожная сеть быстро придет в негодность (ведь ее будет нечем чинить), а строительство новых дорог будет очень незначительным, потому что трудоемкость работ вырастет во много раз.

Остаться без нефти крайне неприятно еще и потому, что топливо из нее обладает уникальной способностью: его можно хранить и транспортировать. Бензин, керосин, мазут, реактивное и дизельное топливо – это действительно законсервированная энергия солнца. Ее можно заливать в бак, возить в танкерах, перекачивать по трубам на огромные расстояния, причем довольно дешево. Благодаря жидкому топливу из нефти работают удобные двигатели внутреннего сгорания. Атомный же двигатель на автомобиль не поставишь. Газовое топливо не так удобно, оно нуждается в огромных, хорошо герметизированных баках, да еще и не так калорийно, как нефтепродукты. Электрохимические элементы, с помощью которых получают энергию из водорода, хороши для подводных лодок и для обеспечения теплом и светом жилищ, но совершенно не подходят для наземного транспорта и авиации. Недостатки солнечной энергии известны всем, особенно в холодной и пасмурной России. Ловить ветер? Ну, на море это еще можно. Можно поставить современные ветряки – но на земле не так уж много мест с постоянными ветрами. Да и где вы видели ветер, который дует с постоянной скоростью и по заказу? Придется запасать энергию в аккумуляторах, а это и громоздко, и дорого.

Можно вырабатывать много электричества с помощью атома и сжигая уголь, но электричество не может храниться, залитое в канистры. Автомобили на аккумуляторах неудобны, а самолеты – просто невозможны в обозримом будущем.

Отказ от нефти повлечет за собой тяжелейший кризис. Людям придется сильно сократить число личных автомобилей, жить гораздо скромнее, вспомнить лошадок, парусники и паровозы, а заодно уйму средств потратить на заводы, которые смогут производить сотни миллионов тонн горючего из угля и растений.

В книге «Третий проект» (в части «Эпоха перемен»), а параллельно со мной, Максимом Калашниковым, и замечательный аналитик Андрей Паршев в своей книге «Почему Америка наступает» сделали вывод о том, что после 2020 года в мире будет нарастать дефицит «черного золота». Паршев посвящает этому практически половину своего интересного труда, разворачивая таблицы и диаграммы. Не станем пересказывать эту книгу (а просто порекомендуем ее прочитать), но приведем выводы, сделанные ее автором. Во-первых, последние двадцать лет в мире исчерпывается больше месторождений нефти, чем вводится в строй новых. Во-вторых, ни Каспий, ни Восточная Сибирь не могут заменить месторождений Ближнего Востока, а запасы нефти в России не так уж велики – по сравнению с тем же Ираком. В-третьих, исчерпание прежних промысловых районов к 2020 году приведет к тому, что нефтеносные поля Персидского залива и Ирана, которые сегодня занимают около 30 процентов мировых запасов нефти, через двадцать лет займут уже половину. Именно там и окажется главный нефтяной резервуар Земли.

Времени остается очень мало. Современная западная цивилизация, поедая более половины ежегодной добычи нефти, не торопится снижать ее потребление и отказываться от того же бензина. Потому что так удобнее, потому что так не придется снижать уровень потребления, заставлять западного обывателя жить хуже. За двадцать лет вряд ли коренным образом изменится и быт современного западника, у которого дома полным-полно бытовых электроагрегатов, потребляющих электричество (добытое все из тех же нефти и газа), и индивидуальные отопительные системы, работающие на все тех же нефтепродуктах.

Паршев приводит отрывочные сведения о том, что американские правители знают о грядущем нефтяном кризисе. Они уже контролируют Мексику (5,14 процентов разведанных нефтезапасов мира сегодня против 10,32 у Ирака, 9,11 процентов у Ирана, 9,96 процентов у Кувейта и почти 27 процентов у Саудовской Аравии). Они почти наверняка овладеют и венесуэльской «цистерной» – 6,66 процентов.

И потому после 11 сентября новые кочевники начали самую настоящую войну, цель которой – захватить контроль над Персидским заливом, оттеснив всех остальных землян от последнего источника нефти. С той же целью они входят в Среднюю Азию и нацеливаются на Иран – на средоточие обильных нефтегазовых запасов. А Средняя Азия, читатель, – это уже преддверие Северного Каспия и русской Сибири, где еще есть нефть. Пусть даже и не такая большая и не такая дешевая в разработке, как «черное золото» Персидского залива. (Запасы в РФ составляют, максимум, 13 процентов от мировых).

Да, сегодня нефть в России добывать невыгодно. Даже официальная Москва в лице Минэнерго РФ признает то, что нефти в Восточной Сибири гораздо меньше, чем было найдено в 1960-х годах в западносибирской Тюмени. Что эта нефть лежит так глубоко, в таких неосвоенных и суровых по климатическим условиям районах, что ее освоение обойдется втрое дороже, чем когда-то на Самотлоре. Мы уже знаем, что нефть в Обской губе потребует насыпания искусственных островов (о чем пишет А. Паршев), а «черное золото» на шельфе наших арктических морей вообще нерентабельно, потому что нужны огромные, ледостойкие добывающие платформы.

Но это – сегодня. А через двадцать лет, когда из-за нехватки нефти цены на нее начнут взвинчиваться немилосердно, даже эта трудная и дорогая русская нефть покажется желанной и выгодной.

Именно углеводородное сырье становится одним из самых сильных рычагов мирового господства, и Вечный рейх начал войну за его полный захват. Видимо, слухи об американском плане «Ковчег» не так уж и беспочвенны, и правители США действительно хотят стать последними обладателями нефтяных ресурсов планеты, чтобы обеспечить переход своей базы в новую технологическую эпоху «без нефти» наиболее безболезненно.

Поэтому самым естественным образом вырисовывается еще одна, «нефтяная» стратегия Пятой мировой войны. В этой борьбе новые кочевники постараются удержать контроль над последними «нефтегазообильными» районами планеты – Персидским заливом и Средней Азией. Они будут удерживать Ормузский пролив, Суэцкий канал и юг Африки, чтобы обеспечить власть над морскими путями перевозки нефти в Северную Америку и Европу.

Совершенно очевидно, что в ходе войны новые кочевники попытаются полностью вышвырнуть русских из Средней Азии и Каспийского региона, не пустив туда китайцев. В ходе кампании разделению на несколько проамериканских «государств» должна подвергнуться Росфедерация – чтобы Вечный рейх мог взять в свои руки месторождения нефти Восточной Сибири и шельфа арктических морей, нефть Курильских островов, Сахалина и Камчатки. Все это позволит Вечному рейху предотвратить дальнейшее развитие соперников – Китая и Японии. Дело это настолько важное, что последние запасы нефти истинные господа мира не оставят в руках «новых русских».

А одновременно с уничтожением остатков Советского Союза они уничтожат мощную атомную индустрию русских, не позволяя ей стать оплотом антиамериканской политики незападной части человечества.

В этом смысле американцы совершенно не зря укрепляются в Средней Азии. Взгляните на карту – севернее нее начинается Сибирь. Полтора века назад Жюль Верн написал забавный роман «Михаил Строгов», в котором войска хивинского, кокандского и бухарского ханств обрушиваются на Сибирь, стремясь оторвать ее от Российской империи. Конечно, в реальной жизни этого быть не могло, потому что те ханства уже тогда находились в глубоком упадке. Но в будущем, когда экономика РФ деградирует до уровня африканской, когда ее армия опустится до уровня армии третьего мира, а в Узбекистане поднимутся американские военные базы, давняя сказка, глядишь, обернется былью.

В промежутке между великими событиями хозяева США предотвратят одну неприятность – образование союза между Россией и нефтедобывающими странами, арабами, персами и венесуэльцами. Если мы на него пойдем, то сможем диктовать условия даже всемогущему Западу.

Пока все складывается удачно. Москва, почти полностью сделав свою экономику нефтесырьевой, при этом грызется с нефтедобывающими государствами и водит «сердечную дружбу» с нефтепотребляющими США и Евросоюзом. (Подспудно нам внушается мысль: нам ли, русским, белым людям, водить дружбу с дикими и желтыми азиатами? Во всяком случае, разжигание ненависти между православными и мусульманами в РФ идет настолько успешно, что за океаном, поди, шампанское пьют).

А ведь в 1990-м нам представился прекрасный шанс выиграть в нефтяной войне. Возможно, стоило тогда правителю СССР ввести в стране жесткую диктатуру и поддержать Ирак добровольцами, советниками и оружием – и война 1991 года могла бы закончиться созданием в Заливе союзного нам Ирако-Кувейтского государства, контролирующего 20 процентов мировых запасов нефти. Да и Европа начинала дрейф от США к союзу с русскими. Но этот исторический шанс Москва упустила.

Затем новые кочевники сделают все, чтобы сократить мировое потребление нефти. За счет всего остального мира, конечно. А для этого, читатель, применяется все та же политика уничтожения производства в незападном человечестве. Его нужно вогнать назад, в каменный век, в примитивизм, в натуральное хозяйство и полную нищету. Нечего, мол, вам, недочеловеки, потреблять сырье и энергоресурсы, которые нужны Западному миру. Если ваша родоплеменная и «демократически избранная» верхушка пожелает иметь компьютер, кондиционер и «кадиллак» – пусть продаст добытую нефть на Запад и оттуда получит дорогие игрушки.

В первую очередь такая политика касается русских. Сегодня уже мало кто помнит, как в 1992-м один из младореформаторов, Костя Кагаловский, выступал с мыслью о том, что русским надо закрыть всю промышленность, которая перерабатывает сырье и делает из него товары, потому как тем сам русские только зря переводят природные ресурсы. Сказано было грубовато, но в общих чертах план воплотили. Остались еще досадные исключения, островки производства боевой техники, «жигулей» и самолетов, но и их – дайте только срок – успешно задушат.

Такое же счастье постараются преподнести, конечно же, китайцам, индусам, арабам с иранцами, Африке и Южной Америке. Кое-кому западные «друзья» помогут совершить исторический скачок из промышленной эпохи в эпоху сохи и мотыги с помощью ракетно-бомбовых ударов, революций и переворотов.

В нынешней РФ у этих сил есть энергичные и богатые союзники. Кто? Хотя бы самый успешный и энергичный политик Россиянии Анатолий Чубайс. Его проект чист и ясен, словно детская слезинка. Наша страна должна полностью подстроить себя под США, всецело поддерживать их политику и стать сырьевым придатком хозяев Америки. И пока у Чубайса многое получается на этом пути.

В итоге же, когда к середине XXI века человечество будет досасывать последние остатки нефти, получится все тот же расколотый на господ и низшую расу мир. И в нем высшие люди будут силой править низшими кастами. И чем дальше, тем более жестокой станет война за оставшуюся нефть планеты.

Таковы «нефтяные» цели Пятой мировой войны. И они полностью совпадают с борьбой неокочевников на других направлениях глобальной схватки.

 

Глава 16. Твой порядковый номер на рукаве: облик и судьба идеального россиянца

Подготовка к Пятой мировой войне идет в России полным ходом, читатель. Правящие нами существа с ярко выраженными неокочевническими замашками и комплексом благоговейного преклонения перед всем американским свое дело знают.

Давайте задумаемся: а что ждет нынешнюю Россию в этой Пятой мировой? Что станет со всеми нами и нашими детьми?

Задача перед правителями Россиянии поставлена предельно ясная: обеспечить переход ресурсов страны в клешни новых кочевников и выморить лишнее население России, словно тараканов. Так, чтобы не переводили зря ресурсы. Как только это понимаешь, становится ясной вся логика того раз-Фома, который нынче называют «российскими реформами».

 

«Нужно отдавать себе отчет в том, что к концу первого десятилетия XXI века именно состояние „человеческого капитала“ станет основным фактором, который определит: выживет ли Россия как государственное образование и останутся ли шансы сохраниться – в физическом понимании этого понятия – у российской нации?..» – вот центральная мысль уже цитировавшейся нами в начале данной работы программной статьи начальника Департамента социального развития Правительства Российской Федерации Евгения Шлемовича Гонтмахера (Гонтмахер Е. Хватит ли у России «человеческого капитала»? // Московские новости. 29 января – 4 февраля 2002. n4).

Теперь следует более подробно разобрать самые сокровенные мысли автора этой статьи.

Сначала Е. Гонтмахер осторожно рисует светлый идеал нового российского (уже не русского) человека: «В некоторых публикациях упоминается, что сейчас, наконец, происходит переход от Homo sovieticus к Homo economicus. Это считается весьма позитивным фактом. Предполагается, что теперь типичный россиянин в своих поступках начинает руководствоваться экономическими соображениями, которые заменяют установки (преимущественно идеологического характера), которые достались нам в наследство от „совка“. Люди начали считать деньги, понимать, что не стоит надеяться на отеческую заботу государства, стали больше суетиться на ниве зарабатывания средств».

Далее он показывает, что до светлого идеала еще очень далеко: "Но было бы заблуждением считать, что если люди стали руководствоваться в своей будничной жизни законами рынка, то это автоматически сформирует и их внутренний мир по образу и подобию западных (прежде всего либерально-индивидуалистических) образцов.

…Присмотритесь, с остатками советского (идеологизированного, имперского и т.п.) сознания соседствуют вроде бы несовместимые с ним абсолютно новые ценности рационализма. Недаром многие социологи, анализируя мотивы поведения россиян, отмечают, что они думают одно, говорят второе, а делают третье.

И все-таки: «чья берет»? Можно ли сказать, что по мере перехода на рыночную экономику и благодаря смене поколений в России восторжествует Homo economicus?.."

 

При всей аккуратности формулировок стратегический идеал, которому служит господин Гонтмахер, очевиден – это Homo economicus.

Разумеется, автор ни в коем случае не призывает в целях перехода к данному идеалу как-то грубо, напрямую действовать на людей: «Отсюда не следует, что российское государство должно, спохватившись, взяться за формирование внутреннего мира своих граждан. На это (до определенной степени и только на ограниченный период времени) способно лишь тоталитарное государство. Нужно просто понять, что творится в душах людей, и какие последствия, в том числе социальные и экономические, можно с высокой степенью вероятности ожидать уже в среднесрочной перспективе».

Организовать этот процесс переделки остатков «гомо советикус» в человеков экономических можно и нужно, по Е. Гонтмахеру, опосредованно, нетоталитарными и абсолютно гуманными методами.

Во-первых, как благожелательно отмечает Е. Гонтмахер, это улучшение человеческой породы происходит «благодаря смене поколений», т. е. человеки с «остатками советского (идеологизированного, имперского и т.п.) сознания» понемногу вымирают и освобождают место для людей, которые в состоянии «больше суетиться на ниве зарабатывания средств».

Во-вторых, в прошедшее десятилетие запущена и реализуется высокая "скорость нарастания кризиса «человеческого фактора», а следовательно, неприспособленные маргинализируются и выбрасываются за борт жизни по понятным «законам рынка».

В-третьих, большой вклад в обновление человеческого материала должна внести «настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО».

То есть процесс, как говорил другой российский специалист в области социализма с человеческим лицом, «пошел». Главное – не применять при этом тоталитарных методов, чтобы все было гуманно, на основе свободного выбора человека.

Прекрасно показывает механизм этого высшего гуманизма, реализуемого экономическими методами, Лев Якобсон, другой доктор экономических наук – первый проректор Государственного университета – Высшей школы экономики. В совместном с Е. Гонтмахером выступлении на радио «Эхо Москвы» 1 февраля 2000 года Л. Якобсон блестяще описал методологию гуманного, без применения тоталитарных методов, исправления человеческого материала.

То интервью на той радиостанции (тогда – органе Гусинского и Российского еврейского конгресса) стало великолепным образчиком логики правящих нами существ, образцом того, как Якобсон с Гонтмахером строят планы насчет нашего и наших детей будущего.

Вначале Е. Гонтмахер сформулировал свой принцип социальной политики России: «Основное должно быть именно в том, о чем мы сказали: кто не может сам себя прокормить по объективным причинам, тому надо помогать. А тому, кто имеет руки, ноги и голову на месте, – удочку и вперед».

Ведущая Н. Болтянская возразила: «Я не могу с вами согласиться. Сорокапятилетний или пятидесятилетний ученый советской школы науки, к которой во всем мире относились с уважением, получает сейчас мизерную зарплату, любит эту проклятую науку и не может ее бросить и пойти в коммерцию – он может сам себя прокормить или нет?»

И вот тут вступился Л. Якобсон: «Когда говоришь о социальных проблемах – не вообще, а в нашей российской реальности рубежа 1990-2000 годов, – очень трудно говорить об этом как экономист, но надо говорить об этом как экономист. Все мы хотим жить хорошо, все хотим, чтобы окружающие жили хорошо. Но ведь экономист о чем прежде всего вспоминает? Об ограничениях. Экономист – это прежде всего человек, который может предложить стратегию оптимального использования тех ресурсов, которые есть. Их у нас сегодня, к сожалению, маловато: если считать душевое производство, вдвое меньше, чем в 1991 году. Вот недавно на одной конференции один ученый произнес фразу: такую зарплату, как у нас, стыдно платить в России. И я чувства эти разделяю: стыдно. Но ведь по душевому производству Россия сегодня отстает от ряда латиноамериканских стран. Стыдно. А как быть? Значит, единственный подход – это тот, о котором уже говорил Евгений: мы вообще должны забыть о том советском принципе, что кто-то – государство или добрый дядя – устанавливает уровень жизни и раздает кому-то: вот тебе, тебе и тебе… Вопрос не в том, что это идеологически кому-то симпатично, а кому-то нет, но просто так не получится. И, соответственно, проблема состоит в том, что государство обязано помочь тому, кто не в состоянии себя прокормить, обеспечить прожиточный минимум, а другим оно Должно помогать расти. А дальше человек выбирает сам. Вот этот ученый – да, это очень плохо, но он должен выбрать. Интересная работа – это тоже часть образа жизни. Готов ты за это платить отказом от более высокой зарплаты, значит, платишь. Не готов – неспособный человек…» (http://www.hse.ru/news/echo=msk/20000201.htm).

Вот так. Интересная работа и соответствующий образ жизни – или высокая зарплата. Или осмысленный труд – или стабильно получаемый рубль. Выбирай. Полная свобода!

Это и есть великолепный пример того бесконечного тупика, того добровольно выбираемого крематория, в который совершенно нетоталитарными методами, асболютно гуманно и в высшей степени человеколюбиво загоняют население – в данном случае России.

Технология сверхэффективна: или подыхай по-геройски, как гомо советикус, или мутируй в гомо экономикус, чтобы «суетиться на ниве зарабатывания средств». Или ты остаешься человеком и подыхаешь – или превращаешься в экономическое животное, готовое на все ради лишнего «бакса».

Но и то, и то – по выбору, без принуждения, нетоталитарно и очень гуманно.

Вот они, технология и практическое оружие Пятой мировой войны.

И никакого насилия.

 

Для проведения такой политики у пультов управления в нашей стране ставятся туземные администраторы, которые принципиально неспособны организовать и осуществлять общественное воспроизводство и развитие. Они абсолютно не в состоянии управлять страной и осуществляют средствами по-особому понимаемой экономики целенаправленную трансформацию населения и подрастающих поколений как «человеческой массы», материала – как раз в установленном Вечным рейхом направлении. Эта кадровая задача в РФ успешно решена. И ельцинская и, к сожалению, путинская «элита» доказали свою абсолютную неспособность развивать страну.

Какие основания есть для этой гуманной селекции населения России? Они очевидны. Дело в том, что люди разнятся. Есть люди нелишние (способные), а есть лишние (неспособные). Таковы уж законы (природы, бытия и пр.).

Лишних людей надо сначала гуманно пропалывать, а потом, как и завещал Томас Мальтус, просто стараться не допускать их появления. Вспомним самое знаменитое высказывание Мальтуса: «Человек, пришедший в уже занятый мир, если родители не в состоянии прокормить его или если общество не в состоянии воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания, и в действительности он лишний на Земле. На великом жизненном пиру для него нет места. Природа повелевает ему удалиться и не замедлит сама привести в исполнение свой приговор, если он не найдет сочувствия нескольких участников пира. Но если они потеснятся, чтобы дать ему место, вскоре появятся новые, требуя для себя той же милости. Весть о том, что пища есть для каждого приходящего, наполнит зал многочисленными просителями. Порядок и гармония праздника нарушатся, изобилие, которое господствовало прежде, сменится недостатком, и радость приглашенных будет уничтожена зрелищем нищеты и скудости, свирепствующих во всех концах зала, и назойливыми криками тех, кто по справедливости возмущен, не находя пропитания, на которое рассчитывал».

Е. Гонтмахер и Л. Якобсон прекрасно показывают, что на место природы, которая помогала править в отсталом XVII веке, в наше время начала третьего тысячелетия приходит гуманный администратор, как правило, доктор экономических наук, владеющий экономикой как эффективным оружием против тех, кто неспособен мутировать в гомо экономикус. И этот администратор должен гуманно истребить лишнее население России.

 На эти цели направлена и вся экономика нынешней Россиянии. Чего-чего, а вот недостатка во всяческих экономистах и «экономических гениях» в Кремле и на Старой площади сегодня нет. Кишмя кишат. Но вот только чем они заняты?

До недавнего времени в мире привычным и даже банальным пониманием смысла экономики являлась организация лучшей жизни людей или*"создание нового национального богатства"*, как, к примеру, три года назад мимоходом заметил обозреватель более чем либеральной «Нью-Йорк Таймс» Томас Фридман.

А наши два доктора экономических наук Гонтмахер и Якобсон абсолютно уверены в том, что экономика ничего создать не может, и они, как экономисты, призваны только рационализировать использование уже существующих ресурсов или даже целенаправленно разрушать социальность. «Экономист – это прежде всего человек, который может предложить стратегию оптимального использования тех ресурсов, которые есть» (Л. Якобсон) или что «настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО, сделает безработными, по моим оценкам, не менее 10-12 миллионов человек, занятых сейчас на нежизнеспособных и неконкурентоспособных предприятиях» (Е. Гонтмахер).

Мышление Гонтмахера и Якобсона, которые нынче произведены в «великие русские экономисты», зациклено на убогой формуле «отнять и поделить». В этом смысле они недалеко ушли от карикатурного образа большевика, которым они тычут в лицо русскому народу.

В голову этих «экономистов» даже не приходит мысль о том, что негонтмахеровская экономика может создать в России совершенно новые производства с новыми рабочими местами. Нет, они исповедуют идеологию концлагеря: есть неизменно маленький и голодный паек, и численность заключенных в «лагере РФ» нужно регулировать в соответствии с этим вот пайком.

Даже Лев Троцкий не придумал бы лучше…

 Конечно, такая «настоящая экономика» является не единственным оружием гуманной войны. Во имя самой наивысшей гуманности и получения «человеческого фактора» наивысшего качества практики политики могут идти и на более решительные «оздоровляющие» методы. Ведь можно уничтожать лишнее население и по-другому. Эти методы сегодня уже достаточно хорошо известны и описаны.

Во-первых, это секты разного рода, деятельность которых сегодня фактически ничем не ограничена. До сих пор в стране, к примеру, не проведено расследование реальных причин эпидемии самоубийств, которая охватила российских подростков с 1997 года, особенно такого типового самоубийства, как выбрасывание с высоких (не ниже 5-го) этажей жилых домов. Огромное количество сект являются открыто жизнененавистническими (чего только стоит так называемая «Церковь Эвтаназии» и другие подобные секты, проповедующие необходимость самоуничтожения человечества.

Домашняя страница Церкви эвтаназии – http://www.envirolink.org/orgs/coe/, http://www.paranoia.com/coe/. Текст интервью Корды (руководителя ЦЭ) – http://www.envirolink.org/orgs/coe/snuffitl/korda.html. Другие организации, выступающие за самоуничтожение человечества: Voluntary Human Extinction Movement (VHEMT) – Движение за добровольное вымирание человечества, http://www.vhemt.org/, Gaia Liberation Front (GLF) – Освободительный фронт Гайи, http://www.envirolink.org/orgs/coe/resources/glf/glf.html: «Человечество подобно раковой опухоли или вирусу. Люди – враждебные пришельцы, своей деятельностью уничтожающие жизнь на Земле. Ради спасения планетной экосистемы (Гайи) человечество как биологический вид должно исчезнуть с лица Земли». – Euthanasia World Directory – Мировой справочник по эвтаназии, http://www.efn.org/~ergo/: DeathNet – СмертеСеть, http://www.islandnet.com/~deathnet/: Обучение искусству и науке умирания. Рекомендации по способам самоубийства.

Идейной подпиткой для этих сект являются социал-дарвинистские и неомальтузианские теории, смысл которых в том, что, еще раз процитируем Мальтуса: «Человек, пришедший в уже занятый мир, если родители не в состоянии прокормить его или если общество не в состоянии воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания, и в действительности он лишний на Земле. На великом жизненном пиру для него нет места. Природа повелевает ему удалиться…»

Впрочем, теперь уже можно цитировать не только жившего три века назад скромного ученого Мальтуса, но и высших чиновников и ученых-экономистов России.

Во-вторых, это целенаправленное уничтожение отдельных социальных слоев и категорий населения непрямыми, косвенными методами. Так, известный экономист, директор Института проблем глобализации М. Делягин, пишет: "Великий философ-практик современных США Линдон Ларуш не просто осознал эту опасность, но и описал один из способов, стихийно применяемых американским обществом для защиты от нее… Он обнаружил и документально доказал существование в недрах разведывательно-аналитического сообщества США тайной организации, обеспечивающей ввоз на территорию США до 40 процентов импортируемых наркотиков. Целью является отнюдь не зарабатывание денег, а стремление к поддержанию единства нации путем искусственного сдерживания прогресса ее наиболее угрожающих элементов – афроамериканского, латиноамериканского и китайского.

В силу социальных причин и особенностей национальных психологий основными потребителями ввозимых в страну наркотиков оказываются именно они. В результате импорт наркотиков является аналогом этнического оружия, обеспечивающего замедление центробежных тенденций в развитии американского общества за счет торможения его «недостаточно американских» элементов.

Дополнительная функция наркотиков – «социальная селекция», уничтожение в обществе в целом недостаточно добропорядочных элементов, недостаточно управляемых из-за недостаточной восприимчивости к официальной пропаганде (в том числе и в части порочности наркотиков)…

Все это можно было бы посчитать обыкновенным бредом увлекшегося интеллигента, если бы не американский суд, приговоривший Ларуша к четырем годам тюрьмы – не за антигосударственную клевету, не за «разжигание межнациональной розни» и даже не за тривиальное уклонение от налогов, а… за разглашение государственной тайны! Такой приговор суда близок к признанию истинности сделанных подсудимым заявлений.

…Описанная Ларушем система неплохо работает…". И далее М. Делягин утверждает, что благодаря такому эффективному государственному проекту США уже удалось на десять-двадцать лет оттянуть этносоциальную дезинтеграцию и распад страны, осуществить «выигрыш целой эпохи» (Делягин М. Глобальная неустойчивость. Ч.1: Среднесрочные предпосылки мирового кризиса – http://www.policy.ru/documents/346893.html).

Для России, помимо наркотиков, за последние годы уже ставших буквальным оружием массового уничтожения молодых людей, которые не вписываются в «законы рынка» и не Хотят видеть смысл жизни в том, чтобы «суетиться на ниве зарабатывания средств», более «традиционным» средством массового уничтожения выступает пьянство, включая эпидемию пива, целенаправленно организуемую через преступную рекламу.

…К великому несчастью, здесь смыкаются все самые чудовищные и преступные замыслы, построенные на представлении о том, что вообще могут быть лишние люди и что прав тот, у кого есть сила сделать лишними других.

 Логическим и однозначным итогом принципа права силы оказывается гуманная война.

«Сила всегда права» – «Might is Right», вот название мерзкой книги, изданной в США в 1996 году. Содержание книги – фактическое описание оснований гуманной войны. Наиболее нагло это представлено в пародии на Нагорную проповедь Иисуса Христа:

"Благословенны сильные, ибо они будут обладать Землей. Прокляты слабые, ибо они наследуют ярмо (рабство).

Благословенны властвующие – они будут первыми среди людей.

Прокляты хилые – они будут уничтожены.

Благословенны наглые, ибо они будут господами мира. Прокляты робкие, ибо их затопчут копыта…

Благословенны неверящие, ибо их умы не устрашатся. Прокляты «божьи агнцы», ибо кровь их будет течь белее.

Blessed are the strong, for they shall possess the Earth. Cursed are the weak, for they shall inherit the yoke.

Blessed are the powerful, for they shall be reverenced among men. Cursed are the feeble, for they shall be blotted out.

Blessed are the bold, for they shall be masters of the world. Cursed are the humble, for they shall be trodden under hoofs.

Blessed are the victorious, for victory is the basis of right. Cursed are the vanquished, for they shall be vassals forever. http://www.zvezda.ru/2000/03/02/hum.shtml. – http://www.necronomi.com/magic/satanism/might.txt.

Чем не кредо? Разве не актуально?

Кстати, именно эту «Сила всегда права» взяла на вооружение так называемая «Церковь Сатаны». А что тут удивительного? Если сообщество новых кочевников взялось делить землян на правильных и неправильных, да еще и уничтожать вторых, если эти античеловеки смотрят на остальных как на естественных рабов и говорящих скотов, то рождается и соответствующая «религия».

 

Глава 17. Общественное воспроизводство? Уничтожить!

Все это – глубоко закономерные явления. В «Третьем проекте», сделав вывод о возникновении в XX веке античеловечества, Вечного рейха новых кочевников, мы показали: экономика – это как раз их среда существования. Особенно экономика нынешнего толка, компьютерно-спекулятивная, которая специализируется не на том, чтобы что-то строить и создавать, а нацеливается на производство кризисов.

А что такое кризисы? Это – наилучший способ отнять созданное у творцов и присвоить. Такова политика неокочевых «добывателей трофеев». Отсюда и психология новых кочевников: мы – самые умные и хитрые. Мы – боги, а остальные – животные.

Писатели очень тонко чувствуют незримые течения.

У Стивена Кунца есть страшный роман «Полуночный взгляд», в котором главный герой обладает редчайшим даром заглядывать вглубь людей и видеть, что малая их часть – это не люди, а гоблины, садисты и убийцы, которые питаются людскими муками. А все мы – только стадо животных для гоблинов, только объекты охоты для жутких существ, с виду неотличимых от обычных человеческих особей.

Литературная традиция, которая изображает какую-то тайную, злобную расу, скрытую среди человечества, и которая это человечество жестоко использует, очень богата. Можно вспомнить Говарда Лавкрафта с его земноводными под людской оболочкой. Или даже Ганса Христиана Андерсена с его «Снежной королевой», где повествуется о людях, в чьи сердца проникли осколки зловещего зеркала эльфов, и они внутренне превратились в нелюдей, поскольку сердца их заледенели.

Сдается нам, что писатели и сказочники каким-то шестым чувством понимали, что в мире есть не только творцы и созидатели, но и их противоположности – безжалостные, холодные и расчетливые «охотники за трофеями», неокочевники.

 

Прежде их было не так много. Раньше, кажется, существовало равновесие между творцами и разбойниками. Но в XX столетии оно явно нарушилось и чаши весов стремительно качнулись в сторону тех, кто смотрит на человечество и на весь мир, как на свою добычу. И теперь мы видим эту новую расу «чужих» во всей красе. Она интернациональна и говорит на многих языках, поскольку правит уже во многих странах. Она давно стала огромным международным клубом, и тем, кто правит своими странами, на самом деле на эти страны глубоко наплевать. Везде наблюдается один и тот же сценарий.

Приходят мерзавцы, которые объявляют реформы, приватизацию, «открытость» и борьбу с тоталитаризмом. Везде эти реформы идут по одному и тому же шаблону «колониального либерализма по МВФ», после чего страны теряют неописуемые богатства, лишаются науки и лучшей промышленности, наполняясь миллионами нищих и обездоленных. Некогда радостные города поражаются злобой, отчаянием и развратом. И везде правящие «элиты» выгребают из своих стран миллиарды и миллиарды долларов, унося их на Запад и пополняя мощь всеохватных метагрупп.

Разгромленное пространство Советского Союза… Разоренная Аргентина, некогда бывшая самой передовой страной Латинской Америки… Несчастная Бразилия, где отряды изуверов отстреливают беспризорных детей… Мерзкий Таиланд, где на растерзание сексуальным маньякам отдают чуть ли не младенцев… Залитая кровью Югославия… Везде одно и то же.

Мы столкнулись с сатанинским врагом рода человеческого. Весь XX век наш народ рвал свои жилы, сражаясь, строя и восстанавливая разрушенное. И это не сто лет, читатель – это десятки миллионов человеко-лет. Это труд живых и мертвых, это – будущее еще не рожденных. Новые кочевники все это сумели присвоить и перегнать в доллары. Грабежи монголов, эсэсовцев, испанской солдатни в Южной Америке – все это меркнет на фоне уничтожения и приватизации Советского Союза. И точно так же миллионы человеко-лет и поколениями нажитые богатства были вынесены из многих других стран только за счет искусно устроенных кризисов и гигантских спекулятивных операций.

 

И везде мы видим «новые элиты», щебечущие на стандартизированном американо-английском языке. У них повсеместно есть счета за рубежами своих стран, везде созданы островки одинакового «мира избранных»: одни и те же пятизвездочные отели, одни и те же рестораны и клубы, теннисные корты и развлечения. Хоть в Москве, хоть в Буэнос-Айресе.

Существа «расы охотников» показательно человеколюбивы и хорошо одеты – но сквозь внешний лоск проглядывают отвратительные, полусобачьи морды гоблинов с горящими угольями глаз. Они лицемерят, каждый день твердя о мире, свободе и согласии, но в любой момент они готовы устроить резню одного народа другим, бомбежки целых стран. Их жизнь сладка и полна удовольствий, они пекутся о своем здоровье, нередко не курят – потому что хотят продлить свою жизнь, полную наслаждений. Они принимают законы, которые запрещают курить всем и вся, но при этом другим законом вводят разрешение вступать в половую связь с детьми старше четырнадцати лет. Потому что им самим очень хочется тешиться с мальчиками и девочками в фешенебельных притонах. Они принимают законы о том, что мясникам нужно обязательно вводить бедным коровкам и бычкам обезболивающее перед тем, как их зарежут – чтобы животные не мучились, чтобы их резали гуманно. Но при всем этом они способны годами не замечать того, как озверевшие бандиты режут целые народы, как это было и с русскими, и с сербами.

Они отравляют все вокруг себя духом охоты на людей, разбоя и безудержной погони за наслаждениями. И вот наше время стало эпохой невероятного взлета сатанизма, «черной литературы» и демонического кино. Патологически увеличилось количество гомосексуалистов, и теперь иногда кажется, что нормальные люди превратились в угнетенное меньшинство, что на Западе нет большей заботы, чем забота о «голубых» и «розовых». Скандалы с растлением малолетних разражаются то здесь, то там. Год от года удовольствия становятся все изощреннее, все разнузданней. И параллельно все больше народов восстают друг против друга, чтобы убивать и вырезать соседей, деля их собственность – недра, леса и воды. Чтобы продавать это потом все тем же метагруппам новых кочевников, гонясь за долларами, долларами и еще раз долларами. И так опять и опять…

Из сокровенных мыслей Калашникова: "Нет ничего удивительного, что ряды неокочевников пополняют особи особого сорта. В этом отношении чрезвычайно нагляден пример России, первой страны мира, в котором неокочевники одержали полную победу. Посмотрите на нашу власть. Разве вы найдете где-нибудь такое количество неполноценных, педерастов, вырожденцев, особей с телесными уродствами, садистов, импотентов, шизофреников, патологических лжецов, маньяков и воров? Разве вся наша верхушка не выглядит, как карикатура на людей? Остро осознавая свою разницу с нами, нормальными людьми, они нас люто ненавидят. А современная экономическая наука позволяет этим неполноценным нас уничтожать и получать от этого садистское наслаждение.

Это идет Античеловечество, читатель. Наш самый страшный враг. Слышите стук его когтей по земле?"

Впрочем, а кто сказал, что в итоге Пятой мировой и воплощении глобализации по Вечному рейху не возродится и классическое рабство в виде надсмотрщика с бичом и оружием, который заставляет работать «говорящее животное»?

Да, мы увидим и возвращение такого рабства. В итоге глобализации в США создастся многоэтажный мир с многоэтажной же экономикой. Да, на самом верху будут и компьютеры, и генная инженерия, и высокие гуманитарные технологии. А вот внизу – все остальные уклады, включая и самые примитивные. В «конченых странах», как вы понимаете. В осколках, на которые разобьют многие нынешние государства.

Не верите? Рыночная, капиталистическая экономика не раз и не два давала примеры соединения высокоразвитой промышленности и современных технологий с рабовладением. Например, в 1995 году нефтяной гигант «Тоталь» подписал договор с военной диктатурой в Бирме, по которому обе стороны решили добывать природный газ и перебрасывать его по газопроводу. Правители Бирмы бросили на его стройку тысячи своих подданных, заставляя их строить дороги и военные базы вдоль трубопровода, который прокладывали в джунглях. Тех, кто не хотел работать бесплатно, истязали и даже убивали. (Коллон Мишель. Нефть, PR, война. – М., «Крымский мост», 2002, с. 155).

А случай с Россией 1990-х годов, в которой миллионы людей были вынуждены годами работать, не получая ни гроша зарплаты? Это ведь тоже рабство. А если посчитать, сколько бомжей попало в рабство к фермерам, к кавказцам – содержателям подпольных производств?

Рабством «балуется» и Китай, где лагеря заключенных стали прекрасными, высокодоходными предприятиями.

Разве уже не используется дармовой труд нищих наркоманов, готовых работать ради порции «дури» от хозяина?

Уже есть множество религиозных сект в самом Западном мире, которые прекрасно используют совершенно дармовой труд своих членов. Еще в 1980-е гремели разоблачения Церкви Муна, «прихожане» которой работали на босса без выходных, с продленным рабочим днем, да еще и отдавали секте большую часть зарплаты. При этом Мун располагал целой империей – с производством оружия, электроники и даже со своим рыболовецким флотом.

Наконец, вспомним пример гитлеровского рейха, который с успехом продавал рабов немецким промышленникам, и рабы-заключенные собирали даже баллистические ракеты Фау-2. В те же годы американские химические компании использовали рабский труд сборщиков каучука в Бразилии. (Об этом много писали еще в 1960-е годы). Мы вас еще раз призовем внимательнее изучать историю Второй мировой: в этой зловещей, черномагической войне действительно проступают черты глобализации и мира XXI столетия.

В нарождающемся Новом Мировом Порядке, который несет нам уже Вечный рейх, классический рабский труд широко распространится в «конченых странах» – поставщиках сырьевых ресурсов. (Сам Запад при этом останется как бы в стороне). Само собой, русским отводят только сырьевую роль. И на Западе, кстати, очень многие уверены, что само имя «славянин» происходит от «slave», «sclav» – «раб». Вполне возможно, что в роли надсмотрщиков должны выступить многочисленные мафии: правительства сибирских республик, дальневосточных федераций, московских княжеств, северо-западных директорий и пр. Религией мира глобализации становится наивысшая прибыльность. Если труд раба в каких-то отраслях или этажах мировой экономики окажется рентабельнее труда наемного рабочего, то рабство воскреснет.

История мира всегда идет по спирали. Рабство исчезает, сменяется наемным трудом, но потом снова возвращается, пусть и на новом технологическом уровне. Рабство будет и в мире глобализации. Но нам с вами уготована участь отнюдь не хозяев.

 

Из психологии новых кочевников вытекает и отношение этого племени к процессам общественного воспроизводства. Поскольку они способны только отнимать и потреблять, то следствием их власти становится разрушение уже созданного. Потребляя и отбирая, они не могут даже сохранить награбленное. Все, что попадает в их руки, используется до полного разрушения.

Экономика и финансы являлись исключительным оружием Четвертой мировой войны. Здесь очень показательно заявление Е. Гонтмахера об обязательной преемственности предлагаемых им в России мероприятий в области «социального развития» с финансовой политикой прошлых лет: «затраты должны не противоречить жесткой финансово-бюджетной политике, проводимбй в последние годы».

Оружием Пятой мировой войны выступает непосредственное уничтожение процессов общественного воспроизводства и развития для всех без исключения членов общества. Сильные выживают, а слабые погибают. Зачем же еще нужны целенаправленные усилия и инвестиции в какое-то там еще воспроизводство и развитие?

В ноябре 2001 года академик РАН Николай Петраков заявил по одному из каналов центрального российского телевидения: «Да, наблюдается экономический рост. Но этот некоторый экономический рост построен на костях населения. Дело не в том, какие у нас доходы, а в том, что расходы – маленькие».

 

В этом заявлении указано на самый существенный элемент не только российской, но и мировой ситуации. Проедание будущего сегодня идет не только на обломках СССР, читатель. Вложения в общественное воспроизводство являются в настоящее время ничтожно малыми по отношению к необходимым для достижения такого же качества жизни, какое было ранее. Отсюда появляется и экономический рост за счет роста социального, отсюда деградация социума питает деньгами экономические «успехи» бездарных экономистов и чиновников.

Маркс и Энгельс по наивности, свойственной, вероятно, XIX веку, возмущались изъятием прибавочной стоимости, проклиная капиталистов за то, что они оставляют работнику не больше того, что нужно ему для каждодневного пропитания и рождения потомства. Но они еще не видели нынешнего рынка эпохи глобализации! Сегодня речь идет об изъятии прожиточного минимума и о разрушении всей системы даже самого простого воспроизводства (по поводу проблемы общественного воспроизводства – см., к примеру, мое выступление на «круглом столе» на тему «Какой бюджет необходим для восстановления российской государственности?» // Российское аналитическое обозрение. 1999, n13 – http://metuniv.chat.ru/rao/99-13/rndtbl.htm).

Сегодня появился строй, который отнимает у работника даже возможность прокормиться самому, строй, который даже не сохраняет уже созданного! Что бы сказали Маркс и Энгельс, увидев мир, в котором заработная плата не дает работнику возможности даже детей на свет производить?

 

Николай Петраков – признанный экономист. Но его экономика прямо противоположна экономике Е. Гонтмахера или Л. Якобсона, поскольку он рассматривает экономику как науку о том, как поддерживать и развивать население, а не о том, как получать на костях населения доходы и политические эффекты, и не о том, как приспосабливать население и страну к «ограниченным ресурсам».

Но ошибка академика Петракова, с позиции Е. Гонтмахера и Л. Якобсона, безусловно, состоит в том, что он исходит из того, что все население, включая буквально каждого человека, надо поддерживать и обеспечивать его воспроизводство. А Е. Гонтмахера и Л. Якобсона (а с ними огромное количество их единоверцев в России и мире) интересует население исключительно рентабельное, т. е. то, которое способно приносить быструю и ясную прибыль и, соответственно, получать быструю и ясную зарплату.

Поэтому воспроизводить ученого, его знания, его мышление, его мировоззрение, его научную школу государство, с точки зрения новых кочевников, совершенно не должно. Если найдется на рынке работодатель, который вдруг пожелает поддержать этого ученого – то тому повезло. А не найдется (как оно и бывает в 98 процентах случаев) – то тогда этот ученый «должен выбирать».

Отсюда вообще пропадает смысл общественного воспроизводства и развития по отношению к населению страны, региона, мира. Ведь если есть две категории населения – рентабельные и нерентабельные, то зачем воспроизводить нерентабельную? Но и для рентабельной части населения тоже не нужно строить механизмы воспроизводства, поскольку рентабельное население само о себе сумеет побеспокоиться, наверное, и воспроизводство осуществит.

О том, что либеральные экономисты конца XX века – это всего лишь утонченные людоеды и человеконенавистники, о том, что они предпочитают бороться с бедностью, убивая бедных, о том, что они давно повторяют опыт гитлеровцев на оккупированных территориях, говорится давно. Большинство людей в это не верит. А зря. 26.07.2002 года газета «Коммерсантъ» скромненько так сообщила новость: специальная государственная комиссия в Перу обвинила бывшего президента Фухимори в том, что при нем в 1996-2000 годах обманом подверглись стерилизации 215 тысяч женщин и 16 тысяч мужчин из бедных районов страны. Оказывается, по секретным директивам президента-реформатора врачи внушали людям, что стерилизация нужна им по медицинским показаниям. А иногда в ход шли угрозы: не хочешь сам идти на операцию – уплатишь большие штрафы или лишишься права на медицинскую помощь.

То есть вот такой творился в Перу откровенный геноцид. А ведь мы прекрасно помним то, как в начале 1990-х годов российская демопресса пела Фухимори хвалу как пламенному и умному реформатору, твердо следующему единственно верному учению МВФ. Некоторые чувствительные россияне даже мечтали, что Ельцин станет отечественным Фухимори.

Примеров либерального геноцида уже предостаточно. Вы помните, почему в 1992 году в Сомали разразился страшный голод, а потом страна развалилась? Просто перед этим власти этой страны взяли кредит у МВФ и сдуру выполнили все рекомендации этого фонда. В результате экономии бюджетных средств государственная ветеринария скончалась, а болезни выкосили скот…

Некоторые могут подумать, что они-то точно относятся к рентабельной части населения, а потому и бояться им нечего. Но в мире Вечного рейха свою рентабельность придется доказывать снова и снова! В мире, где господствует одна мировая держава (США), рентабельным оказывается исключительно то население, которое выбирает для себя (совершенно свободно и гуманно, разумеется!) предлагаемые державой-гегемоном нормы рациональности и, таким образом, выступает в качестве Homo economicus. В этом мире должен выжить лишь тот, кто примет американские стандарты и представления о жизни.

Вот, к примеру, в 2001 году югославское правительство в лице Коштуницы могло оказаться нерентабельным и претерпеть дефолт, а могло буквально в один момент стать рентабельным в случае выдачи (напомним, незаконной) С. Милошевича Международному трибуналу в Гааге. Милошевича арестовали и выдали – и Коштуницу не сняли, правда, пока и не выдали обещанное вознаграждение в полтора миллиарда долларов. Но, наверное, выдадут. Нам, впрочем, важно показать механизм того, как именно население может становиться рентабельным.

Также можно рассмотреть другие страны, которые сегодня оказались в составе «мировой оси зла». Если иракцы не хотят, чтобы их дети массово умирали от санкций и американских бомбежек – то они могут выдать Саддама Хусейна и станут, по крайней мере на первое время, более-менее рентабельным населением.

Очень важно, что рентабельность, конечно же, все время будет определяться вновь и вновь. Стал рентабельным – а через какое-то время население опять начинает расслаиваться на тех, кто может демонстрировать устойчивую рентабельность и на тех, кто не способен «суетиться на ниве зарабатывания средств». Выделившееся очередное лишнее население необходимо будет каким-либо «гуманным» образом опять изымать.

И так – очень долго. Думаю, без конца. По нашему мнению, природа человека такова, что мы не сможем искренне превратиться в экономических скотов. А потому отбор на рентабельных и нерентабельных придется вести снова и снова.

Таким образом, Пятая мировая война – это система последовательных операций по истреблению нерентабельного населения «гуманными» методами.

Отсюда Пятая мировая война является войной на слом воспроизводства того традиционного образа жизни, который соответствует данной культуре и истории.

Вот мнение известных социологов и демографов. Наталья Римашевская, доктор экономических наук, профессор, директор Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук: «…Но власть не решается на радикальные реформы. А какими-то полумерами социальную сферу не поднимешь. Если мы строим социальное государство, то решительные шаги в этом направлении необходимы. В противном случае сохранится дикий рынок, который потихоньку будет „пожирать“ наше население» (Римашевская Наталья. Бедность – источник деградации. Беседу вел Усам Оздемиров//Яблоко России. n24(58). 24 июля. 1999). Анатолий Антонов, завкафедрой семьи социологического факультета МГУ, в ходе «круглого стола» в Российской Академии государственной службы по проблемам демографии «Будем жить дальше и дольше?» в конце 2001 года зафиксировал: «Сейчас в России, а кстати говоря и в Европе, проводится антисемейная политика… Когда абсолютно антисемейными являются шаги всех правительств мира в социально-экономическом и в чисто нравственном отношении, то можно ожидать одного: к середине XXI века не останется в мире ни одной страны. Просто не будет ни одной страны после 2050 года. XXI век – это первый век в истории человечества, когда начнет убывать все мировое население…» – http://www.pareform.ru/ rgs/magazine/14.asp.

 Насколько свежо и актуально, буквально на злобу дня, оказывается пафос Ф.М. Достоевского: «…Ненавидеть чужiе народы за то, что они не похожи на насъ; для того чтобъ иметь желанiе не укрепляться отъ всехъ въ своей нацюнальности, чтобъ ей только одной все досталось, а другiя нацiональности считать только за лимонъ, который можно выжать (а народы такого духа ведь есть въ Европе!) – если и въ самомъ деле для достиженiя всего этого надо, повторяю я, предварительно стать народомъ богатымъ и перетащить къ себе европейское гражданское устройство, то неужели все-таки мы и тутъ должны рабски скопировать это европейское устройство (которое завтра же въ Европе рухнетъ)? Неужели и тутъ не дадутъ и не позволять русскому организму развиться нацiонально, своей органической силой, а непременно обезличенно, лакейски подражая Европе? Да куда же девать тогда русскiй-то организмъ? Понимаютъ ли эти господа, что такое организмъ? А еще толкуютъ о естественныхъ наукахъ! – Этого народъ не позволитъ, – сказалъ по одному поводу, года два назадъ, одинъ собеседникъ одному ярому западнику. – Такъ уничтожить народъ! – ответилъ западникъ спокойно и величаво. И былъ онъ не кто-нибудь, а одинъ изъ представителей нашей интеллигенцiи. Анекдотъ этотъ веренъ» (Достоевский Ф. М. Дневник писателя за 1881 год. Гл. 1. Объяснительное слово по поводу печатаемой ниже Речи о Пушкине).

 В какой бы вопрос мы с вами не углубились, везде мы найдем линию фронта Пятой мировой войны, которая пролегает через все страны. Сталкиваются в битве люди и нелюди, творцы и грабители. И экономика – не исключение.

Наша планета столкнулась с угрозой истощения ресурсов и экологической катастрофы. И в этой обстановке творцы говорят: давайте создадим новый образ жизни, давайте перейдем на сверхэффективные технологии и вложим больше средств в развитие людей, в науку и образование. Создадим новую цивилизацию, наконец!

Но в мире захватили господство иные «мыслители-экономисты» – последователи Мальтуса, социал-дарвинисты и неолибералы, прихвостни Вечного рейха. В скрытой и неявной форме, как в статье Гонтмахера, они учат: изменить нынешний порядок невозможно. Нет, мол, никаких принципиально новых технологий и стилей жизни. Реформы и другие «настоящие структурные преобразования», если верить этим людоедам, в рамках этого действия и позиции проводятся не для того, чтобы развивать промышленность, а для того, чтобы убить «лишнее» население. С позиции этого действия главной задачей становится и ликвидация «недоброкачественного населения».

Для нас вторая позиция – это человеконенавистничество в самом чистом виде. Между двумя описанными тенденциями неизбежна жестокая схватка, и мы в ней выступаем на стороне творцов. Идеология же разделения человечества на «рентабельных» и «нерентабельных» – это идеология Вечного рейха, ведущего войну против человечества.

Мы можем победить. Мы верим в то, что вложения в науку окупятся, пусть и через четверть века. Мы узнаем о технологиях и изобретениях, которые не хотят замечать власти предержащие, но которые развивают промышленность и достоверно повышают качество жизни населения в целом и каждого без исключения человека. (Мы расскажем о них в книге «Оседлай молнию!») С этой позиции немыслимо ставить вопрос о «некачественном населении», о «человеческих ресурсах», поскольку, во-первых, люди созданы не правительствами и даже не только своими родителями и поэтому не являются ресурсом, и, во-вторых, так называемое «неэффективное население» является прямым следствием неэффективного управления данной страной. С нашей точки зрения, «нерентабельны» не жители России, а ее правящая «элита». И гораздо целесообразнее поменять эту «элиту», чем отправлять на кладбище десятки миллионов наших сограждан.

Здесь мои представления совпадают с мнением известного соотечественника Т. Мальтуса католического писателя Гилберта Кая Честертона: «Мальтузианцы нападали на христианство не потому, что в нем есть что-нибудь особенно несдержанное, а потому, что в них самих есть что-то нечеловеческое» (Честертон Г.К. «Вечный Человек» / Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1991).

Примирения между двумя позициями быть не может.

 Я прекрасно понимаю, что простым отрицанием ресурсных ограничений или тем более наивной верой в научно-технический прогресс реальные социально-экономические вопросы не решить.

Но в этом-то и есть существо дела, что здесь стоит реальная проблема, заключающаяся в том, как в современном мире кардинально увеличить ресурсные возможности человечества без ухудшения экологических показателей. Это гигантская мировая проблема. Средства ее автоматического – только захотеть да волю приложить – решения в настоящее время отсутствуют.

Но принятие и правильная работа с этой мировой проблемой – это одна позиция, а простое указание на ограниченность ресурсов и отказ от ее постановки и сосредоточения усилий человечества на решении этой проблемы – это другая позиция.

Вторая позиция, связанная с отказом от принятия данной трудности как проблемы и, соответственно, с отказом решать эту проблему, является неомальтузианской и социал-дарвинистской. И какие бы ни придумывались «дымовые завесы» в виде многочисленных организаций, симулирующих озабоченность по поводу данной проблемы через программы «борьбы с бедностью», «борьбы с голодом», «борьбы с цифровым разрывом» и пр. – ситуация ясна.

 Очнитесь от гипноза бесконечных высоких речей об экономическом подъеме в России.

Весь подъем в Россиянии носит чисто «африканский» характер и не предотвращает медленно надвигающегося распада страны. Чтобы рост стал действительно качественным, нужен рост так называемого четвертого уклада – высокотехнологичного производства. А как это достигается во всем мире, если брать самый-самый минимум? В основном – усилиями государства. Именно оно дает щедрые оборонные заказы и финансирует научно-конструкторские работы на самых прорывных направлениях (так действовал Рейган в США 1980-х), поддерживает гарантиями авиастроителей и финансирует космические программы, заодно давая льготные кредиты тем, кто поставляет за рубеж машины, суда, оружие, ядерные энергоблоки и воздушные корабли, компьютеры и даже целые заводы.

Все это очень выгодно. В этих отраслях свободного рынка практически нет нигде. Здесь царствуют план и долгосрочный расчет. Зато один доллар государственной помощи, потраченный на помощь компаниям в этих отраслях, привлекает в них несколько частных долларов, заодно принося казне четыре-пять долларов за последующие десять лет.

Оборонные заказы государства питают всю экономику сверху донизу, вплоть до железных рудников и нефтяных скважин, пополняя казну налогами и давая народу новые рабочие места. Это – не считая «побочного эффекта» в виде укрепления обороны державы и эксплуатации новой техники в войсках, которая невиданно способствует увеличению экспорта оружия. Один пассажирский самолет, проданный на условиях лизинга куда-нибудь в Китай или Индию, обходясь в 30 миллионов долларов, за десять лет приносит экономике до 60 миллионов долларов, не считая того, что индусы заплатят нам за запасные части и специалистов. Один ядерный энергоблок русского образца на легководном реакторе приносит России полтора миллиарда долларов за несколько лет, не считая того, что заказчик этой супермашины добрых полвека станет покупать ядерное топливо у русских. И тоже на кругленькую сумму. Если же ядерная станция построена в России, то она высвобождает для экспорта несколько миллиардов кубометров природного газа в год, принося нам валютные поступления. Государственная поддержка спутниковых программ позволяет, на много лет вперед извлекать прибыли из продажи снимков земной поверхности, услуг связи и приемников спутниковой навигации – по всему миру.

А все это, вместе взятое, читатель, дает народу новые рабочие места и достойные заработки, заказы ученым и вузам, которые готовят специалистов. Через эти механизмы страна закрепляет за собой рынки сбыта в мире на десятки лет вперед. Государственные заказы и помощь порождают новые технологические прорывы. Например, американцы, потратив казенные доллары на сеть военной связи «Арпанет», в конце концов, получили новое «чудо света» – Интернет, который принес им сотни миллиардов долларов. Сегодня они собираются вкачать миллиарды долларов в космическую противоракетную систему, получив на выходе сотни прорывных технологий имеющих мирное применение.

Если сравнить экономику страны с организмом, то государственная поддержка высокотехнологичных проектов подобна впрыскиванию в его кровь адреналина, который делает человека богатырем, позволяя ему бить все рекорды. Экономический рост удваивается и утраивается. И это понимают во всех странах мира, осуществляя господдержку на практике. Причем вплоть до того, что печатают (эмитируют) под такие проекты деньги, финансируя стратегические сделки и контракты.

Не понимают этого лишь в одной стране – в нынешней России. В Кремле и правительстве. У нас этот источник настоящего и качественного, сверхамбициозного экономического роста отсутствует начисто, как таковой. Из-за этого Россия обречена на все большее отставание от стран не только «золотого миллиарда», но и от Индии, Китая, Ирана…

По нашему глубочайшему убеждению, к власти в нашей стране с 1991 года пришли приверженцы совершенно тоталитарной религиозной секты, называемой «либеральными экономистами». Либеральная экономика – это не наука, а лишь набор тупейших суеверий и запретов, нацеленных на истребление миллионов людей. Сия изуверская секта заботливо пестуется Вечным рейхом именно в России, потому как нас делают полигоном для нового мирового порядка.

Нынешний Греф – это всего лишь клон прежнего Гайдара, а Чубайс – это Агасфер «российских реформ». Им хоть кол на голове теши, а они все время твердят, что государство не должно поддерживать казенными рублями какие-либо экономические проекты. Государство, мол, не должно нигде и никогда вкладывать деньги в экономику. Почему? А потому что так «не положено» и «нерыночно». Объяснить это нельзя, никакие конкретные примеры на мозги правителей не действуют. Это действительно сродни каким-то религиозным запретам, но тем не менее называется в Москве «монетаризмом». Так было при Ельцине, так есть и сейчас.

При этом у Россиянии есть четкий приоритет: она во что бы то ни стало хочет отдавать внешние долги из бюджета государства. За 2000-2005 годы – свыше 82 миллиардов долларов, стоимость целого флота из двадцати суперавианосцев или двадцати лет Афганской войны. В 2005-2010 годах нужно вернуть столько же. Но и после этого будут траты – в общей сложности двадцать лет каторжного труда, в итоге которых стране придется перегнать в западную экономику почти четверть триллиона долларов.

А к этому прибавим еще одну разновидность дани, которую наша униженная страна вынуждена класть на алтарь «чудесного нового мира». Под негласным нажимом США мы должны снабжать газом по льготным ценам угодные им режимы возникшие на обломках СССР – Грузию и киевских самостийников. А это – еще полтора-два миллиарда долларов ежегодно. А уж о тех миллиардах, которые вывозятся из страны «новыми русскими» ежегодно, и говорить не приходится. Там вообще все сорок миллиардов в год набегают.

Смешно утверждать, будто эти деньги поднимут Запад. Что для него эти миллиарды долларов из России в год? Ну, если не капля в море, так слону – чайная ложка. Но эти выплаты уничтожают самый мощный источник развития самих русских. Нам после стольких лет опустошения очень нужны эти деньги. Как струи дождя растрескавшейся от жары земле, так, как глотки живительного морского воздуха экипажу подлодки, отравленному долгим заточением в зловонии и духоте прочного корпуса. И этих средств мы лишаемся.

Именно эти миллиарды и могли бы поднять наш четвертый экономический уклад, наш космос и авиапром, ядерно-энергетический экспорт и передовые исследования, превратиться в оборонные заказы и государственные гарантии под инвестиции. Но не превратятся, а утекут за рубеж, поднимая чужую экономику. То есть источники силы русских уничтожаются самой Москвой, которая дерет со страны три шкуры для того, чтобы отдать деньги иностранцам. Страна напоминает истощенного голодом доходягу, которого полоумные врачи заставляют зарабатывать на жизнь, сдавая кровь в приемных пунктах. А мысль о том, что под некоторые вещи можно напечатать немного рублей, вообще повергает нашу власть в мистический ужас.

Дело доходит до вопиющей нелепицы. В 2001-м году президент В. Путин сумел вырвать у Пекина выгоднейший контракт на строительство «Газпромом» Транскитайского газопровода на 14 миллиардов долларов. Американцев отпихнули от такого жирного куска. Но тут оказалось, что китайцы намерены заплатить денежки после ввода «трубы» в строй, а на то, чтобы построить ее, у «Газпрома» средств нет. Решение напрашивается само собой: напечатать рубли, пустить на дело часть доходов бюджета или резервов Центробанка, загрузить заказами русскую промышленность – и в обмен на рубли получить 14 миллиардов долларов плюс богатый рынок сбыта для восточносибирского газа, ан нет – нельзя. Не положено. Пробовал было «Газпром» разместить под этот проект облигации на американском рынке, но янки, обиженные тем, что их отстранили от Транскитайского проекта, размещение бумаг на своем рынке перекрыли. Попробовали найти инвесторов среди российских бизнесменов, готовых под такое дело пустить в ход вывезенные из страны миллиарды. Но тут все испортила «чекистская группировка» во власти: она принялась расследовать происхождение капиталов, которые пошли в этот проект. Инвесторы перепугались и затаились.

В то же время советник Президента Андрей Илларионов (либерал из либералов) с пеной у рта утверждает: долги надо отдавать ударно, с опережением всех темпов и графиков. И тогда в стране наступит экономический рост.

Это идиотизм? Просто клиника – причем в квадрате и на государственном уровне?

Нет. Это клиника для нас, нормальных русских людей. А для правящих в России новых кочевников все это – стройная идеология. Ведь им надо нас уменьшить в числе, прополоть.

Нет, читатель, никакого будущего у «трехцветной России». Наследники Ельцина получили не новую страну, а всего лишь развалины самой крупной из советских республик. На этих руинах еще есть недодавленные остатки советского высокотехнологичного сектора, которые доживают свой век. И есть еще очаги «африканского роста» – те самые три примитивных уклада, о коих мы уже говорили, и которые, увы, не могут обеспечить единства страны.

Но разве правящим в России существам нужна Россия? Нужна – но только в роли полигона для Вечного рейха. То, что сегодня творится у нас, завтра ждет и десятки других стран…

 

Глава 18. Реформы – технология организации современной войны

Отличительной чертой правильно организованной, современной боевой кампании и особенно Пятой мировой – гуманной – войны является умелое использование эффектов процессуальности и процессуально-множественного, или сплошного, характера современных войн.

В определенном смысле точно описал подобную процессуальность немецкий социал-демократ конца XIX века Бернштейн в своем знаменитом лозунге «Движение – все, конечная цель – ничто».

Подобное управление через одновременный запуск множества разнонаправленных и несогласованных процессов можно также обозначить и как управление через хаос. Напомним, именно так описывает современную ситуацию генерал-полковник Л.Г. Ивашов (см. выше).

Только для тех, кто эти процессы запускает, это – целенаправленные системы процессов, а для тех, кто подпадает под воздействие этого процессуального «урагана» – это хаос.

Профессионально точно описывает этот процессуально-множественный характер ученый-геометр И.Ф. Шарыгин. Он сделал это на материале реформ сферы образования, казалось бы, очень далекой от военного дела темы. Но как раз на столь разных материалах и сферах прекрасно можно разглядеть и понять методологию «организованного хаоса».

"Сегодня реформы нашего образования привлекают самое пристальное внимание и высоких политиков, и широкой общественности нашей страны. С интересом наблюдают за этими реформами из-за рубежа, причем не только наблюдают, но даже отчасти направляют их. Но при этом не сформулированы четко цели образования вообще. Вы не сможете найти там и серьезный научный анализ сегодняшнего состояния дел в системе образования. Непонятно даже, что такое реформа образования?

Возможно, что реформаторы не только не владеют необходимой информацией, но в глубине души опасаются, что серьезный и объективный анализ может привести к выводам, прямо противоположным тем, которые они внушают обществу.

В середине февраля 2001 года Фонд Горбачева организовал общественное обсуждение реформы нашего образования. К сожалению, обсуждения не было. Реформаторы и их оппоненты говорили о своем, а любезные организаторы старались, чтобы их пути не пересекались, полагая, что именно так достигается так называемый консенсус. Открыл обсуждение ректор Высшей школы экономики Кузьминов, являющийся, по непонятным для меня причинам, одним из главных, а возможно, и самым главным идеологом образовательной реформы…

«Реформа» является нынче тем самым волшебным словом, под которое можно просить и даже требовать кредиты, инвестиции и прочие капиталовложения. Основная цель реформаторов в образовании сегодня – добиться финансирования образовательной реформы. Говорят, что только для запуска реформы требуется… (здесь называется такая астрономическая для образования сумма, что я просто не рискую ее привести). Но судя по всему, реформа уже запущена, а значит, часть денег уже поступила.

Главное в реформе – не результат, а процесс, и даже не процесс реформирования, а запуска реформы. В быстром окончании этого процесса не заинтересованы прежде всего сами реформаторы. Вообще занятие реформированием в нашей стране – дело весьма прибыльное, в некотором смысле оно даже более прибыльное, чем приватизация, поскольку реформаторы, как показала практика, ни за что не отвечают и ничем не рискуют.

На том же совещании в Горбачевском фонде звучали выражения: инновационные проекты, инновационные фонды, инновационные школы. Один из выступавших сетовал на то, что у нас в школе слабо используется «инновационный потенциал». Моя попытка выяснить, что такое «инновационный потенциал» и вообще какая разница между «инновацией» и бывшей ранее в ходу «новацией», получила снисходительно-ироничный ответ: «Да вы не волнуйтесь, никакой разницы нет».

…Прежде всего «инновация» сегодня является, как и слово «реформа», волшебным словом, с помощью которого можно добиться финансирования любого проекта. Для этого необходимо, а иногда и достаточно написать на нем «инновационный». Более того, как только нужное финансирование проекта получено, в соответствии с ныне действующими правилами игры его ни в коем случае не следует реализовывать, а сразу приступить к разработке еще более инновационного проекта. Таким образом, инновационная (или инноваторская) деятельность сводится к созданию последовательности проектов с грифом «инновационный» и получению под них денег. Проекты – виртуальные, зато деньги реальные. В соответствии с планом реформирования образования предполагается значительное увеличение финансирования инновационных проектов.

С инновациями связан еще один очень серьезный процесс, наблюдаемый в нашей школе. Почти повсюду мы видим прямое копирование и примитивное заимствование не самых лучших западных, в первую очередь американских, образцов. Все эти взятые из разных опер гимназии и лицеи, бакалавриаты и колледжи вперемешку с кое-где еще сохранившимися обычными школами превращают наше образование в подобие вавилонской башни. Здесь даже неважно, что лучше, а что хуже. Все это разрушает российскую школу, понимая школу как направление, связанное единством взглядов, общностью и преемственностью принципов и методов. Система образования заболевает, уже заболела серьезной и разрушительной психической болезнью – раздвоением личности, то есть шизофренией…" (Шарыгин И. Реформа образования: protub u contra. Сочинение на заданную тему // Независимая газета. 28 июня. 2001).

Трудно что-то к этому добавить. Так оно и есть.

Вот оно – бесконечное движение без результатов, их анализа и ответственности: «Главное в реформе – не результат, но процесс, и даже не процесс реформирования, а запуска реформы».

Один запуск реформы, запуск тут же другой реформы, запуск следующий той же реформы, запуск опять новой… Вот так, от запуска к запуску под живые деньги – по кругу – организуется уничтожающая страну процессуальность.

Годы проходят, результаты исключительно разрушительные, но деньги проедены, а кредиторы уже ждут. Что это, как не самые настоящие акции массового уничтожения в Пятой мировой?

 

Глава 19. Современная экономика – враг развития

Как я пытался показать, непосредственной причиной Пятой мировой войны, или решающим фактором ее развязывания, является неспособность властей всех уровней производить социальность нормального качества и уровня жизни.

Экономика сегодня превращена из сферы производства общественного богатства в средство уничтожения социальности и людей.

А почему, читатель? В основе производства устойчивой социальности лежит деятельность по созданию адекватных промышленных систем, которые были бы в состоянии включать мировое население в развитый промышленный труд на собственных основаниях для населения каждой конкретной страны и каждого конкретного народа, а также целенаправленная организация общественного воспроизводства и развития на традиционных основаниях.

Промышленность – это способность общества воспроизводить и наращивать качество жизни для каждого без исключения человека на собственных трудовых основаниях общества.

В настоящий момент 80 процентов будущего и обороноспособности страны напрямую зависит от наличия у руководства страны решительной промышленной политики.

Очень интересные показатели оценки эффективности промышленного труда приводит военный эксперт В.И. Слипченко: «На рубеже 2010 года Вооруженные силы Соединенных Штатов будут способны воевать с любым государством мира в течение 30 суток, ежедневно посылая на экономические объекты этой страны не менее 1000 высокоточных крылатых ракет. Это 30.000 ракет стоимостью 1 миллион долларов каждая. В 2020 году США будут способны воевать уже 60 суток, в 2030 году – 90 суток…» (Известия. 17 января 2002).

Такого рода показатели чрезвычайно важны не только в чисто боевом смысле, но и как удачный тип интенсивностно-мощностных показателей реальной дееспособности американского ВПК и национальной промышленной системы США в целом.

И неправ, к сожалению, министр обороны С.Б. Иванов, когда несколько небрежно заявляет об этих рассуждениях В.И. Слипченко: «Я… абсолютно не согласен с позицией автора… Соотношение потенциалов – это вопрос, в первую очередь, количественный. А сравнивать в таком деле штуки, тонны, комплекты и прочие единицы измерения – очень тонкое мероприятие. Поэтому скажу, что для обороны страны и оказания помощи нашим союзникам мы обладаем достаточно мощным потенциалом. И вы, и ваши читатели могут в этом не сомневаться…» (Иванов С. В деле обороноспособности страны второстепенных задач не бывает. // Парламентская газета. 22 февраля 2002).

Можно не соглашаться с конкретным подходом или цифрами автора, но без постановки промышленных целей, столь же точно просчитанных, не стоит всерьез и говорить о восстановлении обороноспособности страны.

В то время как продолжаются (в духе 1970-х годов) переговоры по сокращению ядерных вооружений, российская фактическая способность быстро произвести нужное количество современного оружия приближается к нулю, а американская способность непрерывно наращивается.

Вместе с тем спад и даже деградация промышленного производства, утеря промышленного принципа как основы организации самостоятельной и достойной жизни наблюдаются практически во всем мире. Именно поэтому практически повсюду в мире, в том числе и в «передовых» западных странах, не обеспечивается даже простого воспроизводства, а наблюдается устойчивая деградация, упадок.

При этом в качестве главного показателя ситуации и благосостояния миру демонстрируются кривые так называемого экономического роста – в общем-то пустого и неэффективного для управления представления. А реальные и абсолютные показатели качества жизни пропадают за пустой математикой роста или рецессии, (Понятие качества жизни является на сегодня, с моей точки зрения, одним из наиболее перспективных и важных для политики и организации нормальной жизни, для планирования социальности. Очень интересно рассуждает на эту тему доктор медицинских наук И.А. Гундаров).

Фетиш неокочевников-экономистов в РФ – это стабильный рубль. Пусть он будет стабильным, и плевать на то, что ради этого приходится морить миллионы людей и разрушать производство, что достигается стабильность кладбища.

Что? Кто-то там говорит, что устойчивый рубль – это не самоцель, а всего лишь средство для развития страны и роста жизненного уровня русских? Кто против экономистов – опасные «популисты», «экстремисты» и «русские фашисты»!

 Для математики нет ничего странного в том, что в мире в целом, среднеарифметически, и особенно в отдельных развитых странах наблюдается экономический рост, а у отдельных людей, регионов, стран, континентов происходит фактический спад.

И для экономики тоже нормально, когда ее показатели растут, но уровень реальной жизни падает.

К сожалению, соединение экономики с математикой привело не только и не столько к выдающимся научным результатам, а к появлению «экономике», которая на практике выступила удобным инструментом замещения реальных процессов желаемой отчетностью, в чистом виде средством массовой информации, призванном не производить стоимость и накапливать всеобщее богатство, а сообщать разные сведения разным категориям мирового населения.

Критика наиболее распространенной сегодня версии экономики с позиции альтернативной экономики наиболее разработана в трудах представителей «физической экономики» (основатели – П.Г. Кузнецов и Линдон Ларуш), в рамках укладно-эволюционной или организационной экономики (С.Ю. Глазьев) и др. Критика самого экономизма как господствующего, но неадекватного современным проблемам способа мышления представлена в замечательных работах Ю.В. Громыко – см., в частности, книгу «Время вышло из пазов» – М., 2001.

Таким образом, с изобретением «экономике» обозначилась сила, оказавшаяся неспособной осуществлять или, скажем еще жестче, даже обеспечивать мировое воспроизводство и поэтому сделавшая ставку исключительно на свое собственное воспроизводство. Эта сила и есть те самые новые кочевники, «добыватели трофеев», Античеловечество.

Отсюда сегодня в мире может быть только две «партии»: партия воспроизводства Человечности и Человечества – и партия закрытого Античеловечества, устроенного по принципу касты, элитарного клуба, использующего существующие ресурсы и механизмы для обеспечения собственного воспроизводства.

При этом вторая партия не может рассматриваться в качестве политической, в качестве субъекта мирополитики, поскольку она не преобразует мир в целях обеспечения всеобщего, для всех и для каждого блага, а приспосабливает существующий мир к своим потребностям и привычкам и, следовательно, вынуждена отгораживаться от мира, строить разного рода санитарные кордоны, во много раз более мощные, чем советские «железные занавесы».

По сравнению с «периодом застоя», сумевшим родить всего лишь лозунг «экономика должна быть экономной», современные экономисты, подобные Е. Гонтмахеру и Л. Якобсону, сумели выйти на принципиально новый уровень человеческой мысли и выдвинуть лозунг «человек должен быть экономным».

 

Не менее важно, что неспособность к промышленной жизни и планированию социальности (проблема планирования социальности и организации в целом социально-ориентированной экономики представлена в работах М.Д. Дворцына, С.И. Меньшикова и ГГ. Пирогова) напрямую ведет к соблазну поддерживать свою состоятельность с помощью современных средств ведения войны, с помощью угроз и дубины. Господство неокочевников означает только одно – постоянные войны в самом прямом смысле этого слова.

Разные специалисты называют сегодня цифры фактического снижения производительности труда в США за последние сорок лет (по моим представлением, с учетом развившейся индустрии услуг – примерно в два раза), но все прекрасно видят устойчивую рецессию экономики США за последний год и печатание огромного количества (по средним оценкам – в несколько раз) необеспеченных реальным трудом, услугами и товарами долларов.

Отсюда и возникает соблазнительная идея – открыть сверхресурс, своего рода Эльдорадо в Средней Азии и Ираке и получить возможность предотвратить фактический промышленно-управленческий дефолт. За Средней Азией участь сверхресурса для захвата неизбежно играет Россия. А чтобы подобные неприятности не возникали в дальнейшем, неокочевникам надо организовать на принципах «новой экономики» глобальную фабрику по ликвидации нерентабельного населения и контролю за рентабельным..

Можно сколько угодно сомневаться или корректировать примерные цифры, отражающие не проценты, а порядки и существо дела, но невозможно скрыть главное – абсолютную несостоятельность США и стран Запада в ближайшие годы без военной дубины и насилия.

Если только они не сумеют осуществить по отношению к себе и своей политике чудесное самопреобразование.

Глава 20. Вечный рейх новых кочевников

Весной 2002 года корреспондент газеты, в которой работает один из авторов книги, принес кошмарный материал. Информаторы вывели его на женщину-биофабрику, женщину-рабыню.

Ей было всего 22 года, но тело уже расплылось, а лицо, казалось, принадлежит сорокалетней. Когда-то милая провинциалочка с изящной фигуркой, она приехала в Москву поступать в институт, но провалилась на экзаменах. Очень скоро она стала добычей молодого мерзавца, который сначала влюбил ее в себя, обрюхатил – а потом предложил сделать аборт на очень большом сроке. За две тысячи долларов. Так, чтобы ее неродившегося ребенка пустили на биоматериалы в одной из приватизированных клиник Москвы. Там из этого плода сделают очень дорогие препараты для сверхбогатых и заработают несколько сотен тысяч. Всего лишь на одной-единственной «биологической рабыне». А тот, от кого она беременела, работал на врачей-убийц, завлекая в их сети русских девушек.

"…На четвертой неделе срока меня пригласили на обследование в клинику в Филях, сделали ультразвук и дали денег на питание и на другие нужды. Получалось где-то по 200 долларов в месяц.

Мы договорились, что ближе к сроку мне позвонят и назначат число для проведения операции. Первое время я просто сидела дома и ничего не делала, беременность проходила достаточно легко и особых хлопот не доставляла. Я устроилась работать в коммерческую палатку недалеко от дома, появились лишние деньги. Ближе к моменту аборта начались истерики. Я не могла свыкнуться с мыслью, что моего ребенка пустят на какие-то там исследования. Перед абортом я уже точно решила оставить ребенка, но когда я сообщила об этом Сергею (он иногда звонил, справлялся о моем самочувствии), он пришел в ужас. «Ты что, дура, совсем не понимаешь, с кем ты связалась? Аборт тебе и насильно сделают, а вот потом уберут как возможного свидетеля!» Тогда мне стало страшно, и я передумала оставлять ребенка, больше у меня мыслей на этот счет не возникало.

С тех пор прошли уже почти пять лет, я вынашивала зародышей до 6,5 месяцев, мне делали аборт, я снова вынашивала, снова аборт. Сейчас я отдыхаю после своей уже шестой по счету беременности. Следующая – будет последней. Больше мой организм уже не выдержит. Гинеколог сказал, что я уже никогда не смогу доносить ребенка до рождения…"

Это не курьез, читатель, не выдумка досужего репортера.

Это – глубоко закономерное явление нового антимира Глобализации. Антимира, который установится после победы Античеловечества над Человечеством в начавшейся сейчас мировой войне. Это – то, что ждет всех нас в Вечном рейхе новых кочевников. Просто первой страной, которая целиком попала в лапы новых кочевников, стала Россия, и в ней сегодняшней видны черты общего будущего. Того, в котором нынешняя мировая война закончится победой самого страшного врага. Интересно, а что ждет мир, если в Пятой мировой победит Вечный рейх?

Грядет, читатель, эпоха безукоризненного, лощеного, постиндустриального фашизма. Время Ее Величества Глобализации, где гражданами мира первого сорта станут «самые демократические» и «рыночные» нации стран Запада, а все остальные – всего лишь рабочей скотиной, расходным материалом. А еще выше расположатся истинные господа – не знающие родины новые кочевники, финансисты, управители умов, распорядители информационных и денежных потоков. Таков пирамидальный порядок Вечного рейха неокочевников. Порядок неизменный, зацементированный.

Этот ужас воплощается уже сегодня. Есть чистенький, законопослушный и показательно человеколюбивый мир богатых стран, в которых все благопристойно, в которых маньяки, педофилы и охотники за биоматериалом из нерожденных своих детей отправляются на электрический сгул или на виселицу. Но у подножия этого мира существует мир нищеты, где закон только один – деньги. За деньги богатые из «чистого» мира, снизойдя в мир «нижний», могут позволить себе все. Вытяжку из эмбриона, выношенного биологической рабыней. Убийство в самой изощренной форме, когда жертву и насилуют, и пытают. Охоту на людей. Разврат с детьми. Человеческие органы для пересадки. Словом, все прихоти богатого постиндустриального господина. Или госпожи. При этом, как и встарь, «нижний мир» продолжит снабжать мир господ потоками сырья, рабочих рук, денег и мозгов, с радостью отдавая тонну нефти за косметический набор с яркой эмблемой.

Но это сегодня. А завтра все станет намного откровеннее. И подвластную массу у подножия западного Олимпа сделают еще более отсталой и бедной. Вы там, внизу, хотите жить в чистом мире? Мы поможем сломать вашу промышленность. У вас будет очень чистая экология и ни копейки денег. Мы вернем вам ваши славные традиции: размытое крепостное право усилим нашим рабовладением, вернем вам надутую и спесивую аристократию. Занимайтесь возрождением славных обычаев кровной мести, межнациональной резни, выкупа за невесту, права первой ночи. Нижний мир специально упростят, сделают искусственно архаичным и насквозь дохристианским. Наверное, мы увидим сцены сожжения колдунов и еретиков среди остатков космодромов и поросших бурьяном развалин ядерных центров. Новые язычники станут водить хороводы на площадях мертвых городов. А среди одичавших полей станут рыскать шайки новых работорговцев и охотников за людьми и скальпами, которых по совместительству станут называть борцами за национальную независимость. И уже сотни тысяч ваших женщин – существ из низшей касты – станут работать живыми биофабриками.

Страшному миру «чужих» и новых кочевников очень хочется, чтобы в мире было как можно больше суверенитетов. Чем больше их – тем ожесточеннее станут резать друг друга ингуши и осетины, аварцы и кумыки, сикхи и индусы, русские из Москвы и русские-тюменцы. Чем больше суверенитетов – тем больше шаек «суверенных элит» усядутся на шею народов Земли, тем больше тружеников станут гробить свои силы на содержание всяческих князей, президентов и министров уездного масштаба, полевых главарей, иx правительств и челяди. Тем меньше сил и средств останется на то, чтобы заниматься наукой, образованием детей или проектами будущего, тем прочнее гарантия того, что никто не сможет посягнуть на власть Вечного рейха, на американскую мощь. Тем легче будет новым кочевникам вить веревки из этих «элит», которые ради пачки твердой валюты или американского гражданства пойдут на любое преступление, на самую грязную измену. Тем удобнее будет высасывать ресурсы Евразии. И тем быстрее нищета, болезни и беспрестанные межнациональные войны станут выкашивать лишнее, ненужное Глобализации население планеты.

Вот она, главная цель нынешней мировой войны, уже пятой по счету. Прислушайтесь к своим ощущениям. Разве вы не чувствуете, как над всем миром повисла тягостная, невыносимая духота, как перед порывом бури? Разве не терзают нас, еще не забывших умение думать самостоятельно, тоскливые мысли и пугающие догадки?

Наступает эра нового фашизма. Необыкновенного. Глобального. Беспощадного. Поражающего сознание. Беспросветного.

(См. статьи Ю. Крупнова «Необыкновенный фашизм» – http://www.p-rossii.ru/articles/stat5.phtml и «Стать мировой державой» – http://www.p-rossii.ru/articles/stat34.phtml, в которых более подробно описывается указанное явление).

 Нравится нам или нет, но Россия, как и весь мир, стоит перед выбором.

Даже безбожно раздуваемый «терроризм» является всего лишь оборотной медалью неспособности стран и народов предложить реалистичный общественный проект и миропорядок в условиях оголтелого навязывания США и «мировой развитой цивилизацией» (фактически – это G7) своей крайне сомнительной модели в качестве самой совершенной и единственной.

Мы уже упоминали в начале книги о программном заявлении Президента США Дж. Буша на его выступлении 1 июня 2002 года перед выпускниками Вест-Пойнта о том, что на конец прошедшего века «выжила и оказалась дееспособной только*одна-единственная модель прогресса человечества»* («The 20th century, he said, ended with a single surviving model of human progress») и что Вест-Пойнт является стражем тех ценностей, которые формируют солдат, формирующих, в свою очередь, историю мира" («The United States Military Academy is the guardian of values that have shaped the soldiers who have shaped the history of the world». – The New York Times, 02.06.2002).

Это формирование или придание формы мировой истории – буквально, по-американски, шейпинг всемирной истории («shaped the history of the world») – на сегодняшний день является общепризнанным методом ухода от мировых проблем в пространство мировой войны.

Модная в свое время статья Ф. Фукуямы «Конец истории» уже давно отошла на второй или третий план.

Библией организаторов этого странного шейпинга стала книжка помощника министра обороны (заметьте!) и заморских дел Великобритании Роберта Купера (Robert Cooper is Deputy Secretary of the Defence and Overseas Secretariat in the British Cabinet Office Robert Cooper) «Постмодерновое государство и мировой порядок» (The post-modern state and the world order).

Купер считает, что мы живем в эпоху, когда одновременно существуют премодерновые государства, модерновые и постмодерновые, составляющие три соответствующих «мира».

Первый мир – досовременный или премодерновый – представляют типичные «неудавшиеся государства» типа, как указывает автор, Чечни и некоторых республик бывшего СССР, многих других азиатских и африканских государств (уверен, что и РФ он автоматически помещает сюда). В этом мире существуют те, кто еще не научился или уже разучился организовывать наиболее известное в последнее 300 лет национальное государство – современное, или модерновое, по терминологии Купера.

Послесовременный, или постмодерновый, мир характеризуется «полным разрушением различий между внутренними и внешними делами», «взаимным вмешательством в то, что раньше традиционно считалось исключительно внутренними делами и взаимное надзирательство», «отвержением силы как способа для разрешения споров» и т. д.

Но главное состоит в том, что все же, поскольку приходится, по Куперу, выбирать между только двумя типами мирового порядка – гегемонией или балансом, то следует, безусловно, выбрать гегемонию как более надежный и совершенный тип миропорядка и окончательно признать, что то, «что сегодня необходимо -*это новый вид империализма, приемлемый для мира прав человека и космополитических ценностей*… Империализм, который, как и любой империализм, нацелен на привнесение и обеспечение порядка и организации, но который зиждется на принципе добровольности» («What is needed then is a new kind of imperialism, one acceptable to a world of human rights and cosmopolitan values. We can already discern its outline: an imperialism which, like all imperialism, aims to bring order and organisation but which rests today on the voluntary principle»).

Тем, кто жил в советское время, эффективность сего принципа добровольности, в умелых руках всегда оборачивающегося полной принудительностью, хорошо известен.

Но главным оказывается то, что первой и единственной мировой движущей силой признается гегемония постмодернового мира, которая реализуется с помощью совсем нового, но империализма.

Что же получается? В чистом виде – административно-командная система (выдуманная в 80-е годы идеологами «рыночных реформ», особенно преуспел здесь Г.Х. Попов) в мировом масштабе. Только если наши «аналитики» разоблачали советский строй как состоявшуюся административно-командную систему «в одной стране», то популярные сегодня «аналитики» (а правильнее, конечно, идеологи) Запада утверждают административно-командную систему уже в качестве проекта для всего мира.

Причем проекта безотлагательного, от которого зависит буквально все, поскольку «в модерновом мире продолжается секретная гонка по приобретению ядерного оружия. В премо-дерновом мире интересы организованной преступности, включая международный терроризм, растут существенно масштабнее и быстрее, чем само государство. Может, уже и совсем немного времени осталось» («That perhaps is the vision. Can it be realised? Only time will tell. The question is how much time there may be. In the modern world the secret race to acquire nuclear weapons goes on. In the premodern world the interests of organized crime-including international terrorism – grow greater and faster than the state. There may not be much time left»).

И в этой ситуации творческой несостоятельности, поистине доктринально-концептуального дефолта нынешних гегемонов всех мастей России, если ее население хочет остаться в истории, необходимо восстанавливать себя в качестве мировой державы.

Слабость нашей страны не может служить возражением против курса на мировую державу. Обобранность и униженность родной страны должны вызывать у нас боль и стыд, раскаяние, а не желание изобретать объяснения и «теории» по поводу «естественности» и «закономерности» сегодняшнего состояния. Нельзя немощь своей страны превращать в повод для позиционной капитуляции и самооправдания своего прямого или косвенного участия в дальнейшем разграблении и уничтожении.

Дальнейшая слабость России – прямой курс на мировую войну, поскольку упорствование в слабости напрямую провоцирует те элиты, которые воображают себя «гегемонами» и «новыми империалистами», на окончательное уничтожение России. Признаваемая слабость и демонстрируемая угодливость рождают соблазн не только окончательно «поставить на место» РФ, но и смело выходить на глобальный простор без опасения встретить препятствие со стороны России.

Россия как мировая держава – это важный фактор сдерживания сил, которые именно в мировой войне видят единственное средство решения общих и частных проблем.

Вопрос о слабости является не предметом высоконаучных изысканий, а тестом на дееспособность элит в самой России. Либо элиты будут консолидироваться вокруг продолжения эксплуатации слабости страны, вокруг извлечения дохода из слабости, униженности и раздробленности власти в стране – либо элиты сумеют поверить в собственную полноценность и способность к мировой политике. И тогда они скажут примерно следующее: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» (И.В. Сталин. «О задачах хозяйственников». Речь на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности, 4 февраля 1931. – Правда n35, 5 февраля 1931). Напомним, что сказавший это ошибся в дате начала войны всего на четыре месяца и семнадцать дней.

Общую ситуацию в мире хорошо отражает заявление профессора Института малазийских и международных исследований (Institute of Malaysian and International Studies (IKMAS) Ли По Пина, который заметил по поводу идеи «постмодернистского государства» Роберта Купера: «Нам, живущим в Юго-Восточной Азии, следует выступить с новой теорией международных отношений, которая бы исходила из уникальных характеристик Юго-Восточной Азии – либо же принять схему Купера и начать пытаться достичь постмодернового статуса» (Malaysia Star, 08.11.2002).

И нам, живущим в Европе и Азии, следует, полагаю, поступить точно так же.

Речь при этом вовсе не идет об антиглобализме или антиглобализации, как это пытаются нередко представить разные отчаявшиеся или стоящие на страже существующего порядка люди.

Очевидная сегодня для всех пошлость глобализации вовсе не стоит того, чтобы продлевать ей жизнь тратой сил и ресурсов на противостояние ей. Помимо протестных и антисистемных форм действия, существуют еще и на порядок более эффективные внесистемные формы, которые оставляют самим мертвецам хоронить свои мертвые дихотомии типа «глобализация – антиглобализация».

На место глобализации Россия должна выйти с инициативой мироизации, т. е. безусловного признания абсолютного права на самостоятельную мировую политику всех народов, стран, транснациональных и иных сообществ мира, права каждого сообщества строить свой собственный мир как вклад в мироразвитие, как всеобщее дело Человечества и без ущерба для любого иного всеобщего мира. Курс на мироизацию фактически означает требование организации справедливого миропорядка и складывание нового мирового сообщества.

Технологической стороной мироизации должно стать складывание коалиции мироразвития.

И здесь прямым партнером может стать Европа, прежде всего Франция, министр иностранных дел (1998 – май 2002 годов) которой Юбер Ведрин (Hubert Vedrine), к примеру, сформулировал в прошлом году позицию близкую к мироизации.

В своем интервью «Новой газете» и русскому сайту «Монд дипломатик» «За глобализацию с человеческим лицом» г-н Юбер Ведрин ясно заявил: «Я полагаю, что весьма экстравагантно отождествлять „движение антиглобалистов“ с террористическими группировками! За исключением нескольких экстремистов или „погромщиков“, огромное большинство их руководства и простых членов отвергает насилие и выражает озабоченность, ощущаемую значительной частью населения. Только вот в чем дело: настоящих вопросов они задают немало, но настоящих ответов на них не имеют… Со своей стороны, правительство Франции хотя и не разделяет в обязательном порядке весь их анализ, но старается поддерживать с ними глубинный диалог по сути дела. В Порту-Алегре, а также на заседаниях в Давосе и в Нью-Йорке члены французского правительства защищали те же идеи и выступали за регулируемую и более человечную глобализацию. Я уже сказал в ООН: необходимо продолжить коалицию против терроризма коалицией за справедливый мир» (http://www.monde-diplomatique.fr/ ru/2002/02/01vedrine).

Вот эта коалиция за справедливый мир («une coalition pour un monde equitable») вместо неумной «коалиции против терроризма» («la coalition contre le terrorisme» – везде выделения Юбера Ведрина), основанная на замечательной идее другого высокопоставленного француза Лионеля Жоспена о переходе к «управляемой», или «обузданной», мондиализации («mondialisation maitrisee»), может и должна стать плацдармом для инициативы России по мироизации вместо глобализации как метод обуздания и управления хаотической и вредной глобализацией.

В основу мироизации необходимо положить обозначение ключевых мировых проблем, затрагивающих «сверху донизу» и «справа налево» все человечество, все страны, народы, каждого конкретного жителя Земли.

Вот Россия и должна срочно предложить список этих «настоящих вопросов» (как прекрасно обозначил мировые проблемы Юбер Ведрин) и дать свои серьезные версии «настоящих ответов» на них – т. е. международных способов решения данных мировых проблем.

Инициативная и крайне активная («агрессивная») сверхконструктивная мировая политика России и вовлечение многих стран мира в специально программируемый и организуемый процесс мироизации – вот действие России как мировой державы.

Не только не давать любителям простых решений создать монополярный мир и навязать всему человечеству гегемонию США и НАТО, не только предотвратить неминуемую в подобном случае Пятую мировую войну, но и в чисто созидательном залоге предложить миру новый миропорядок, когда все человечество, все страны и народы мира включаются в решение мировых проблем и становятся совместными организаторами («коспонсорами») процессов мироразвития.

Основу новой мировой политики России должно составлять предложение миру осознать опасность и реальный факт начавшегося слома мирового порядка в форме нарушения Устава ООН.

Центральной идеей нового миропорядка следовало бы признать крах идеи объединения только наций (ООН или Лиги Наций) как консолидации исключительно правительств разных национальных государств.

Так, в 1999 году правительства НАТО, согласившись на акт агрессии, пошли на поводу одной из многочисленных международных транснациональных организаций, при этом в ряде случаев либо не согласовав свои действия с парламентами государств, либо не проведя референдумы, более того, скрывая и закрывая информацию от своих граждан и граждан других стран.

Идея нового миропорядка, выдвигаемая Россией, могла бы строиться на более сложном принципе (включающем в себя и принцип объединенных наций как важнейший, как задающий преемственность и воспроизводство итогов Второй мировой войны) межличностного согласия, на принципе корпоративного межличностного права, где субъектами такого права являются все лица (организации, народы, правительства, отдельные личности), которые соглашаются и практически реализуют идею мироразвития, признают новый субъект мироразвития – человечество, а также утверждают полный отказ от войн и насилия, от агрессии и терроризма как невозможных «иных средств осуществления политики», полностью исключают войны-агрессии как средства осуществления политики. Также – на место прав человека – права личности, права различных народов, этноконфессиональных общностей, корпораций, правительств и отдельных людей, всего человечества в целом.

Организация Россией коалиции мироразвития вовсе не отрицает определение ею своих союзников на ближайшие двадцать-тридцать лет.

Но есть две небольшие страны, которые за последние пять лет отчетливо обозначили устойчивый интерес ставить и решать мировые проблемы. Это Венесуэла и Малайзия как представители Ибероамериканского и Юго-Азиатского регионов (http://www.p-rossii.ru/articles/stat16.phtml).

Такой союз тем более важен, поскольку он очерчивает то пространство – пространство Тихого, или, как его раньше называли в России, Великого океана, – которое должно под эгидой России стать главным плацдармом мироразвития в этом XXI веке.

Коалиция Ибероамерики и Нусантары (Юго-Восточного гигантского региона вплоть до Австралии и Мадагаскара) – это возможность для России реализовать свою великодержавность в XXI веке в качестве тихоокеанского лидера.

Для этого России нужна новая восточная политика (http://www.pereplet.ru/text/krupnov28apr02.html), определяющая смысл ее присутствия и действий в пространстве между Америкой и Азией.

«Россия уже в силу своего расположения не может быть региональной державой с региональными или субглобальными интересами», – пишет в монографии «Россия и мир в новом тысячелетии» выдающийся профессионал военного дела и военной дипломатии Л.Г. Ивашов (М., Палея-Мишин, 2000, с. 206).

 

«Россия может существовать в XXI веке только как великая держава, способная обеспечить достойное качество жизни своим гражданам и защитить свои национальные интересы в мировой политике и экономике» – вот она, доктрина России в XXI веке, «национальная идея», лаконично сформулированная директором Института США и Канады РАН Сергеем Михайловичем Роговым (там же, с. 5-6), автором беспрецедентного «евразийского проекта России», определяющего превращение «сердцевинной земли» Евразии (знаменитого Heartland) в глобальную ось мирового развития (Независимая газета, НГ-сценарии, 29 августа 1996).

Реализация доктрины России в XXI веке – восстановление страны в качестве мировой державы – возможно только в том случае, если в ближайшее десятилетие это станет главным делом каждого русскоязычного человека.

Оперативная информация: Азания, шесть Россий и карта мира 2015 года

Любая мировая война заканчивается решительной перекройкой политической карты мира. Рушатся империи, разлетаются вдребезги прежние государства и возникают новые, границы скачут. Победители делят добычу. Так было после Первой и Второй мировых воин, так случилось и в итоге Третьей. Покажи нынешнюю карту мира советскому человеку в 1984 году – и его хватит инфаркт. Четвертая в этом смысле оказалась самой слабой по географическим последствиям. А какие пертурбации вызовет Пятая мировая?

 

Есть в Москве аналитическое агентство «Намакон», во главе которого стоит Юрий Дроздов – бывший глава нелегальной резидентуры КГБ СССР. Именно «Намакон» раздобыл карту будущего мира, составленную Уильямом Вудом, главным географом Госдепартамента США. Причем в работе над этой новой картой мира приняли участие «независимые эксперты»: председатель комиссии Международного географического союза Дэвид Найт, профессор Кентуккийского университета Стэнли Брупн, директор Дартмутского колледжа Рокфеллер-центра Джордж Демко и профессор Джорджтаунского университета де Блидн.

Итак, Россия к 2015 году распадется на шесть независимых «государств» – Западную Россию, Урал, Западную Сибирь (в которую войдет и север нынешнего Казахстана), Восточную Сибирь, Дальний Восток и Северные территории. Станут самостийными автономные республики – Татария, Башкирия, Осетия, Чечня и т. д. Отложатся Карелия. Калининградская область, Тува и Бурятия превратятся в фактически независимые автономные зоны.

Грузия раздробится на несколько княжеств. Молдавия развалится надвое – западная Молдавия уйдет в Румынию, а Приднестровье – отойдет к Украине.

В Европе завершится распад Югославии. В Британии отложится в самостийное государство Шотландия, Испания лишится Басконии и Каталонии. Северные районы Норвегии, Швеции и Финляндии с лапландским населением получат самостоятельность. Бельгия развалится на Фландрию и Валлонию. Италия поделится на Северную и Южную.

В Азии Индия потеряет Кашмир и Пенджаб, но присоединит к себе княжество Бутан. От Китая отпадут Шеньян и Тибет, в нем образуются фактически независимые Шанхайская и Гун-чжоуская зоны, хотя китайцы и вернут себе Тайвань. Тамилы отделятся от Шри Ланки, Минандао отколется от Филиппин. Афганистан распадется на три части, Камбоджа и Бирма – надвое. Пакистан уцелеет и даже поглотит индийский Пенджаб.

В Северной Америке Канада расколется на пять государств – Квебек, Альберту и Саскачеван, Центральную Канаду, Северную Канаду и Тихоокеанское государство. США устоят, но в них возникнут 12 автономных районов:

– Северо-Восточный, который присоединит к себе Островную Канаду;

– Среднеатлантический;

– Новый Юг;

– Индустриальный район;

– Южный прибрежный район;

– Горный район;

– Тихоокеанский прибрежный район;

– Северный тихоокеанский прибрежный район;

– Аляска;

– Ангелина (южные территории США и север Мексики).

В Южной Америке, по прогнозам американцев, Бразилия образует три автономных региона, Перу же распадется на Горное и Прибрежное государства. Австралия окажется раздробленной на Свонлэнд, Абонлэнд, Южную и Северную Австралии. В Африке ЮАР треснет на три части: Южную Африку, Азанию и Зулустан. В Заире богатые сырьем провинции Касаи и Катанга получат суверенитет.

В Арктике северные территории, отделившись от РФ, Канады, Финляндии и скандинавских стран, объединятся в Полярную конфедерацию.

Дополним эти данные 2000 года. Теперь в США не скрывают планов развалить на четыре части Ирак и попробовать расколоть Иран.

 Замысел ясен. Пусть весь мир уподобится черепкам разбитой посуды, и пускай над всей этой грудой обломков высится единственный великан – США, главная база новых кочевников, их туловище с грозными военными кулаками. Пусть в мире обостряется проблема нехватки энергетического сырья: главные сырьевые сокровищницы мира выделятся в марионеточные «государства». Власть в них захватит всякая местечковая и мелконационалистическая сволочь, потешив свои затаенные комплексы новыми флагами, президентскими дворцами прочими игрушками «высшей власти». Местный народ будет ввергнут в показательную нищету и в управляемый дебилизм. Как? Смотри пример бывших республик СССР. И это понятно: туземное население, добывая сырье для хозяев мира, не должно слишком много потреблять. Заодно туземцев сильно уменьшат в количестве, отсеяв «нерыночное население». А все эти "новые страны загонят в разряд вечно и безнадежно отсталых, «конченых» стран, где выбор жизненного пути у граждан весьма «богат»: поденщик, чернорабочий на промыслах, проститутка, заворачиватель гамбургеров, халдей при отеле или охранник. Быть летчиком, космонавтом, ученым – это удел других, высших, самых рыночных рас.

Север с его еще нераспечатанными толком природными кладовыми сделается большой-пребольшой конфедерацией, населенной неприхотливыми, узкоглазыми народами, осколками ледникового периода, а всеми делами здесь станет заправлять кучка чиновников-компрадоров из «лиц демократической национальности» и европейских комиссаров. Здесь будут стоять буровые платформы транснациональных корпораций, хорошо защищенные и частными армиями, и всей милитаристской мощью США. Чукчам кинут какие-то крохи с барского стола, и намного больше получит «политическая элита» северной конфедерации.

 

Глава 21. Если тьма восторжествует…

Задумаемся о мире, на который мы обречены в случае победы врага, воюющего нынче со всем человечеством.

На нынешнем Западе бродят сегодня зловещие энергии. Кто живет там? Скопища пресыщенных потребителей с банальными желаниями и штампованными мыслями, которые давным-давно погибают от скуки. Брюхо набито. Все есть. Материальное благополучие дошло до невиданных высот. И хочется чего-то такого, что может взволновать остывшую, жидкую кровь европейца или американца.

Великая Скука царствует в уютном и защищенном мире Запада. Там нет великих идей и великих целей – все сведено к плоскому счастью «консьюмера», к скотской сытости и чувственности. Все равны, все имеют равные права, жизнь – высшая ценность! Эти формулы западники повторяют каждый лень, но внутри-то у них рвутся наружу совсем другие желания. Желания бесящегося от комфорта, пресыщения и скуки постиндустриального существа. Им подсознательно хочется разрушать, видеть отблески пожаров, слушать чьи-то крики невыносимой боли и мольбы о пощаде, убивать и насиловать. Потому что это, черт возьми, захватывает и пьянит, выбрасывает в кровь сумасшедшие дозы адреналина. Нет, уже мало садомазохистских клубов и таиландских притонов, кассет с реальными пытками и фильмов ужасов. Нужен новый, живой объект для игры, для удовлетворения похотей и комплексов.

А кто же им станет? Мы, читатель. Мы, эта опустившаяся, ни на что не годная страна, которая только занимает место на карте.

Мы – те самые русские, перед силой которых еще вчера западные существа с фальшивыми улыбками и стеклянными глазами трепетали в страхе. Ведь теперь можно всласть поизмываться над теми, кого ты вчера так боялся. И над русскими, и над сербами, и над другими народами, которые пытались идти своим путем.

И это очень удобно: ведь западники – это тоже подвластное новым кочевникам стадо, пусть и самое привилегированное. Лучше будет, если это стадо займется большими развлечениями и удовлетворением страстей пресыщенного общества, а не ищет великих идей. Или же вспоминает совсем недавнее наследие, играя в неогитлеризм с сохранением верности Великой Америке. Ведь это тоже выгодно: держать в повиновении свиней высшего разряда, давая им возможность унижать тех, кто ниже их по рангу.

И мы видели симптомы этой борьбы с Великой Скукой. Вот хорваты возили богатых западных клиентов на войну, позволяя им поохотиться со снайперской винтовкой за сербами. Мы уже видели, как правые ультра в Западной Европе набирали бойцов на войну в Югославии, прямо говоря о том, что они лишь продолжают дело, не завершенное в 1940-х годах.

 

Что будет с миром потом? Западный обыватель свято верит в то, что его мир останется высшим миром, который отгородится новым железным занавесом от мира неустроенного и нищего. Что он, обыватель Запада, составит высшую расу, расу господ. В представлениях подленького западного человечка намертво сидит одна иллюзия – о том, что он-то всегда по праву рождения останется господином жизни на этой планете. Мол, если я родился в «цивилизованной стране» вроде США, Франции или Германии, то за будущее можно не беспокоиться. Все беды и кошмары останутся навечно за рубежами Свободного и Демократического мира, где-то там, восточнее Вислы и южнее Средиземного моря, за Рио-Гранде и за Беринговым проливом.

Наверху нового мирового порядка останутся именно эти самые Свободные страны, а уж участь быть внизу достанется всем остальным царствам-государствам. Пусть новый порядок уподобится вечной пирамиде. Главное, наши-то государства окажутся на ее вершине.

Но это сказка.

Разделавшись с нами, неокочевники примутся и за западные страны тоже. И тамошние народы тоже ждет раздел на господ, средних и рабов. Мир гуманизма и демократии, которые царят на нынешнем Западе, тоже исчезнет. Демократия, читатель, – это пережиток XX, ушедшего столетия. И разделение побежденного в нынешней мировой войне человечества на касты пойдет и внутри стран, которые заранее (и очень глупо!) радуются своей победе.

Победившие «чужие», эти мировые «добыватели трофеев» и мародеры, с презрением посмотрят на благополучную западную массу. Она слишком много потребляет, не желая перетруждаться. Слишком много жизненных благ требует весь этот «средний класс» Запада. А зачем? Нужно заставить и западную массу потреблять поменьше, а работать – побольше. Унаследованные от XX века глупые традиции «социального государства» или «государства всеобщего благоденствия» стоят слишком дорого. Какого черта нам содержать лишние рты, всех этих люмпенов и неквалифицированных работников в жирных складках больших городов? А эта дурацкая комедия со всеобщими выборами и демократией? Одна морока, которая влетает в копеечку. Зачем ее продолжать, коль во главу угла ставятся прибыль и рентабельность? К черту!

Тем более что теперь нет Советского Союза, одно существование которого вынуждало богатых на Западе делиться с бедными, создавать тот самый «средний класс», заниматься социальными программами и бороться с безработицей. Все помнили, как в 1930 году в США уже шли демонстрации озлобленных, голодных и обнищавших масс, которые выбрасывали лозунги «Сделаем так, как в Советской России». Теперь угроза конкуренции со стороны Советов снята окончательно, а так называемый «исламский фундаментализм» – совсем не конкурент.

Мечтатели все еще думают, что в новом порядке страны мира окажутся разложенным по полочками: вот эти – на верхней, в Первом постиндустриальном мире. Вот эти, работяги, пойдут на среднюю, во Второй мир фабричных труб. А самые пропащие и нищие окажутся в Третьем – подземном – мире. Как бы не так! Внутри самих западных стран окажутся и Первый, и Второй, и Третий миры. И тот кризис, в который Запад вошел с 2000 года и особенно после 11 сентября 2001-го – всего лишь первые колебания почвы перед настоящим буйством землетрясения.

 

В 1960-е все эти процессы на Западе здорово ускоряются молодежными бунтами 1968 года. Ведь тогда миллионы студентов действительно выходили на улицы с портретами Мао, Ленина и Че Гевары, обуянные жаждой социалистической революции.

Именно в это время на Западе и складывается огромный средний класс, опора стабильности и демократии. О формировании такого среднего класса в нынешней Россиянии так долго и безрезультатно разглагольствуют наши «дерьмократы». Однако этот «миддл клэсс» возник не в силу развития свободного рынка, а благодаря государству, которое заставило предпринимателей-капиталистов поделиться своими богатствами с массой в условиях двухполюсного мира, т. е. прямого давления со стороны СССР.

Средний класс возник потому, что государство заставило капиталистов вкладывать деньги в науку и образование, в программы вооружений. Или просто драло с них налоги, на финансирование государственных программ. Тогда казалось, что сей порядок будет вечен. Что Маркса и Ленина, а также огромное количество несоциалистических мыслителей, которые предсказывали будущее капитализма как бескрайнее обогащение верхушки и беспредельное обнищание низов, можно навсегда списать в архив.

Но уже в 1970-х этот «рай» начал портиться. Пришел могильщик рая – Дьявол Глобализации.

«Золотой век» Запада начался в шестидесятые. В 1964-м президент США Линдон Джонсон выдвинул программу «Великого общества». Именно тогда и сформировалось окончательно государство всеобщего благосостояния – с высокими зарплатами работяг, с огромными социальными льготами и пособиями и с очень большими налогами на предпринимателей, которыми все это и оплачивалось. Расцветает какое-то помешательство на правах человека. Постепенно Запад все больше и больше заботится о тех, кто в старые добрые времена считался опасными изгоями: о половых извращенцах и преступниках. Впервые появляются сконструированные молодежные моды, музыкальная культура молодых, разнеженно-потребительское движение хиппи, наступает сексуальная революция. Дома, машины, бытовая электроника становятся общедоступными. Расцветает «японское чудо». Картины именно этого рая, грамотно представленные в пропаганде Запада, и соблазнили советского обывателя.

 Самым счастливым годом Эры всеобщего благоденствия стал 1972-й. В тот год реальные доходы западных рабочих и среднего класса достигли своего пика. Но уже в 1973-м грянул энергетический кризис, и цены на нефть, газ и электричество взлетели в несколько раз.

Кризис 1973-1975 годов еще не добил государства всеобщего потребления. Запад даже сумел резко увеличить экономичность своего производства. Есть немало серьезных исследований, которые показывают, что тот энергетически и кризис был даже искусственно и целенаправленно организован – в целях обновления западной экономики и стимулирования ее подъема на новых основаниях.

Однако 70-е стали порой бешеной – по западным меркам – инфляции, роста цен, сопряженного со спадом производства. Положение усугубилось тем, что с 1971 года янки отказываются от золотого обеспечения своего доллара, и отныне он, по сути дела, превращается в простую бумагу, неимоверная ценность которой поддерживается чем-то вроде всемирного поверья.

Семидесятые становятся довольно мрачными для Запада годами. Если познакомиться с кино и литературой той поры, то почти вся она полна предчувствия ядерной или прочей катастрофы и упадка Америки. Массовой манией снова становится строительство частных убежищ, разгорается движение сервайелистов – тех, кто хочет выжить, копя в своих убежищах оружие и продовольствие. Запад со страхом глядит на Восток, на нашу Империю. Хотя ею управляет явно впавшее в маразм и апатию руководство из стариков, западники жутко боятся того, что к власти в Советском Союзе могут прийти энергичные молодые силы. И если они смогут высвободить накопившуюся в Империи энергию обновления и рывка, то Западу придется туго.

Одновременно в самом конце 1970-х наступает первый серьезный кризис общества всеобщего достатка, который только будет нарастать в восьмидесятые. Наступает эпоха Великой Глобализации. Развитие бизнеса и технологий, появление всемирных электронных сетей в банковском деле и торговле приводят к тому, что начинается стремительный экономический рост Азиатско-Тихоокеанских стран. Теперь с помощью компьютера можно, сидя в уютном офисе в любом городе мира, не сходя с места, найти нужный товар в любом уголке света по самой низкой цене и так же, не выходя из офиса, его купить, отправив платеж по электронной почте. Теперь можно управлять своим бизнесом или купленным за тридевять земель предприятием за тысячи миль. И пусть предприятие это находится в Таиланде – с помощью глобальных сетей металл для него можно купить в Европе, а микросхемы – в Сингапуре, причем гораздо дешевле, чем в самом Таиланде. Теперь уже необязательно строить предприятие у месторождений угля и металла, не обязательно ставить штаб-квартиру фирмы прямо у заводских цехов.

Поэтому западные и японские капиталисты начинают переводить туда свои производства и даже финансы. Их прельщают мягкий климат тропических стран, баснословная дешевизна рабочих рук тех краев, очень низкие тамошние налоги. Ведь азиат требует на полсотни выходных дней в год меньше западного рабочего, ему неведомы двухнедельные рождественские каникулы и ежегодный оплачиваемый отпуск, к которым привык западный трудящийся. Азиат может вкалывать по 10-11 часов в сутки, почти не уступая по качеству труда западному рабочему, зато получая зарплату в десять раз меньше. Да и правительства в Азии берут куда меньшие налоги с бизнеса: ведь им не надо вести тяжелую гонку вооружений, платить большие пенсии старикам и обеспечивать громадные социальные льготы. О таких вещах, как пособие по безработице в 80 процентов заработка или рождественская месячная надбавка к жалованью, в большинстве стран Азии и слыхом не слыхивали. Стремительно взлетает экономика Южной Кореи, и теперь ее товары, как когда-то японские, завоевывают американский и европейский рынки. В 1978-м начинаются реформы в Китае, и он врывается на мировой рынок с многосотмиллионной массой квалифицированной рабсилы и теплым климатом.

Оказывается, Маркс и Ленин во многом были правы. Век назад они предсказывали, что западный капитализм превратится в мрачный Метрополис: кучка сверхбогачей-диктаторов, живущих в роскошных дворцах на одном полюсе, а на другом – миллионы и миллионы бесправных, нищих людей, вынужденных работать на фабриках-казармах за жалкие гроши. Маркс и Ленин думали, что в такой мрачный мир превратятся Европа и Америка, что год от года богатые будут становиться богаче, а бедные – беднее. Они только не предвидели такого вот процесса глобализации рынка и того, что беднейшие массы пролетариата будут образовываться не в самих западных странах, а за их пределами, в Третьем мире. Что участь рабочего, нищего стада отведут азиатским странам, тогда как страны Европы и США превратятся как бы в гигантские управляющие конторы, а их население – в конторских служащих в белых воротничках и с хорошими зарплатами, которые свысока смотрят на чумазых работяг-азиатов.

Маркс и Ленин не знали, что в последней четверти XX века западные рабочие перестанут быть рабочими в обычном смысле, превратившись в этакий нижний класс получателей доходов от жестокой эксплуатации работяг из жарких стран и, главное, самих этих стран, что западным «пролетариям» установят неоправданно большие зарплаты за счет доходов от западных предприятий, построенных в Третьем мире. Они не знали того, что на сборке электроники в жаркой Малайзии женщины-работницы будут работать в цехах совершенно нагими (ради чистоты производства) всего за сорок долларов в месяц, тогда как западную даму на такую работу пришлось бы вести под конвоем. Даже за тысячу долларов.

Парадоксально, но сейчас рабочие Азии или Мексики, вкалывая на фабриках транснациональных корпораций в своих странах, довольствуются такой же зарплатой, что и американский рабочий XIX столетия. И янки-сталелитейщик из Питтсбурга 1880-х годов, и мексиканка на заводе «Ай-би-эм» 2000-х годов получают одну и ту же зарплату в 40 долларов в месяц. Только вот доллар 1880-х годов равен как минимум двадцати нынешним долларам.

Но запущенный Западом процесс глобализации обращается против самого Запада.

Это раньше какому-нибудь американскому магнату приходилось строить свой машиностроительный завод на родине, поближе к источникам американских угля и руды. В эпоху глобализации завод гораздо выгоднее построить на морском берегу тропической страны, у вечно незамерзающего моря. Металл, горючее, всякое сырье с помощью электронных торгов можно купить в любом конце света – по самым низким ценам. Архидешевый морской транспорт быстро и надежно перебросит сырье к комбинату. А работать на нем будут бессловесные и неприхотливые туземцы. Местное же правительство может вообще освободить американского инвестора от всяких налогов.

Все это уже к началу 1980-х приводит к тому, что в Европе и США начинает расти безработица, закрываются производства, и государствам теперь все труднее обеспечивать все эти высокие зарплаты, пенсии и льготы. Корпорации вдруг сообразили: а зачем нам делиться своими прибылями со своими «рабочими» в Европе и Америке? Лучше взять все сливки себе. И вот теперь постепенно исчезают рабочие места в промышленности, им на смену идут простейшие места в сфере услуг по типу «пожарь гамбургер», «подай-принеси», «подмети-вымой» с гораздо меньшими зарплатами.

Если вы посмотрите фильмы тех лет, обращая внимание на бытовой антураж, и (если вам в 2000 году было за тридцать) припомните конец 1970-х, то получится вот что: наши бытовые товары не сильно-то отличались от западных. Те же квадратные телевизоры на транзисторах, те же телефоны, те же микрокалькуляторы и электронные часы, появившиеся на прилавках в 1978-м. Те же приемники, проигрыватели и магнитофоны. К середине 1980-х даже наши персональные компьютеры почти не отличались от американских. Хотя их и меньше было. (Советую посмотреть фильм "Данди по прозвищу «Крокодил» 1986 года, обратив внимание на персоналки в редакции нью-йоркской газеты. Они – точь-в-точь наши «корветы» или компьютеры из Болгарии, которая тогда работала с нами вместе).

Уже в 1981 году стадо ясно, что привычному порядку на Западе долго не протянуть. Янки делали вид, что все идет по плану. Мол, они вступают в постиндустриальное общество. Пусть заводы и фабрики уходят из Америки – сами американцы будут зарабатывать на спекуляциях с валютами и ценными бумагами, на производстве компьютеров, программного обеспечения и спутников, разрабатывать новые технологии и материалы. Но они явно лукавили: нация не может состоять только из банкиров, брокеров, ученых, инженеров и программистов. Их не может быть больше 10 миллионов душ из 200-миллионного населения США.

А остальным что делать? А что делать Западной Европе, намного отставшей от США по части космоса и вычислительной техники?

Какие бы там умные лица не делали янки, а и тут глобализация рынка грозила им развалом США. Очень скоро оказалось, что и валютой спекулировать лучше из Азии, регистрируя там свои банки и фирмы. Оказалось, что там гораздо дешевле содержать технополисы и исследовательские центры. И вот уже знаменитая «Тексас Инструментс» проектирует самые сложные микросхемы в Индии. Телекоммуникационная «Моторола» открывает центры проектирования оборудования в Индии и Китае. Оказалось, что индийские, китайские и прочие специалисты могут писать программы ничуть не хуже американцев, требуя за это денег в несколько раз меньше. Более того, оказалось, что азиатские школы и университеты готовят гораздо более образованных людей, нежели американские «храмы науки». Что янки выпускают слишком много управленцев, юристов и финансистов, зато слишком мало – инженеров. Что азиатские ученые не менее гениальны, чем американские, зато запросы у них скромнее. А еще был великий Советский Союз, который мог «сняться с тормоза» и выбросить на мировой рынок свои спутники, перспективные материалы и услуги космических телекоммуникаций, свои компьютерные программы и прочее. И вот тогда Западу пришел бы полный конец.

США в начале 1980-х ясно поняли: надо во что бы то ни стало развалить Империю русских. И тогда поток дешевого сырья с обломков Советского Союза и вал не менее дешевых плодов работы русских ученых смогут оживить умирающий организм западных государств. Разлетится на клочья могучая и единая славяно-тюркская страна – и тогда Западу не придется напрягаться в военном соревновании с нею, получая столь нужную передышку перед лицом своего цивилизационного кризиса, оттягивая момент экономической катастрофы.

Надо отдать должное американцам: они рискнули и выиграли. Они пошли на принцип «либо пан, либо пропал» и добились своего. Они просчитали действия впавшего в маразм и тупость Кремля, как хитрый охотник предвидит действия безмозглого, неповоротливого ящера, загоняя его в замаскированную яму-ловушку.

Если бы советские вожди хотя бы только сохранили Империю – то и тогда бы СССР имел все шансы сплясать победный танец на костях Запада. И уж тем более добивала бы Запад его Империя-Корпорация, Орденское государство, которое я, Максим Калашников, нарисовал в прежней книге.

 

Даже сейчас, после гибели советской Империи, Америка все равно похожа на человека, бегущего по тонкому льду. Чуть оступится, промедлит – и канет. Мы выставим еще одного свидетеля, человека незаинтересованного, да еще и представителя враждебного нам Западного мира.

Итак, перед вами – профессор Массачусетского технологического института, всемирно признанный экономист Лестер К. Туроу, постоянный автор серьезных американских изданий – «Ньюсуик» и «Нью-Йорк Таймс».

В своей книге «Будущее капитализма» (1997 год) Туроу блестяще доказывает: Запад в его нынешнем виде проживет недолго. Сытая жизнь «государств всеобщего благосостояния» будет взорвана процессами глобализации и огромными внутренними противоречиями, которые западный капитализм разрешить не в силах. Он радуется уничтожению сверхдержавы русских, но пока не замечает того, что и сам обречен.

Эта книга о конце старого мира.

 

Запад очень долго гордился тем, что обеспечил своих стариков огромными пенсиями и социальными пособиями. Да так, что теперь США и Западная Европа превратились в настоящие цивилизации престарелых: из-за увеличения продолжительности жизни армия пенсионеров невиданно разрослась, они превратились во влиятельное крыло избирателей и в самую богатую прослойку общества, которая может позволить себе полное безделье и дорогие покупки.

Как пишет профессор из Массачусетса, люди старше 60 лет, которые в 1900-м составляли 4 процента населения США, в 1990-х заняли уже 13 процентов. Уже сейчас один пенсионер находится на содержании четырех с половиной работающих человек. Но в 2013 году произойдет взрывное увеличение доли пенсионеров (на покой уйдут люди многочисленного поколения 1947 года рождения), и тогда один иждивенец придется на 1,7 работающего человека.

Но все это происходит на фоне кризиса традиционной семьи. Это в человеческие эпохи молодые уважали стариков и помогали им в старости, а сами старики нянчили внуков. В современной западной «культуре» поколения разделены, старики стали чертовски эгоистичны и уже не хотят себя чем-то утруждать.

В сочетании оба эти течения превращают растущую армию западных пенсионеров в серьезнейшую угрозу для экономики Запада, в ее невольных вампиров.

Туроу пишет: за последние 20 лет, несмотря на то, что доходы в западных экономиках на душу населения росли, реальная зарплата наемных работников пусть медленно, но падала. Куда же деваются увеличивающиеся доходы? Оказывается, за последние 20 лет доля доходов, получаемых стариками, удвоилась. Армия пенсионеров упорно не хочет голосовать за снижение налогов на бизнес, опасаясь падения своих пенсий и медицинских льгот, и западные политики вынуждены им угождать.

Но ведь чем больше будет стариков, тем выше окажутся и налоги. А чем они тяжелее – тем скорее капиталы бегут из США в жаркие азиатские страны, ускоряя крах американской системы и подрывая доходные статьи бюджета Соединенных Штатов. И ведь чем меньше налогов – тем больше правительству в Вашингтоне приходится брать денег в долг под проценты, которые тоже надо выплачивать.

«Нужды и требования престарелых уже потрясли до основания государство всеобщего благоденствия, практически его разорив. Если прибавить к платежам престарелым выплату процентов по национальному долгу…, то видно, что эти платежи и проценты поглощают государственный бюджет. Спроецируйте эти цифры в будущее, и вы увидите, что правительство просто разоряется. Обнаружится, что оно обещало престарелым больше, чем может собрать в виде налогов с работающих», – пишет Туроу. Уже сейчас на выплаты престарелым в США идут 60 процентов федеральных налогов. Если ничего не изменить, то в 2003 году пожилые поглотят уже 75 процентов. А в 2013 году – вообще все.

«Расходы на престарелых истощают государственные бюджетные инвестиции в инфраструктуру, образование, научные исследования и разработки, упавшие за двадцать лет с 24 до 15 процентов федерального бюджета… Если рассматривать только денежный доход, то в 1960-е годы средний семидесятилетний человек тратил лишь 60 процентов по сравнению с тридцатилетним. Сейчас этот семидесятилетний тратит на 20 процентов больше… Налоговая система рушится…», -доказывает американец, заявляя о том, что сегодня США еще как-то выкручиваются за счет сокращения военного бюджета. Но и это лишь ненадолго оттягивает крах государства всеобщего благосостояния. К тому же, после 11 сентября 2001 года военные расходы снова пришлось наращивать, и в бюджете США зияют огромные дыры.

Между тем США весьма нуждаются в огромных расходах на улучшение образования молодежи, иначе янки не смогут достойно жить в Третьем тысячелетии, не сумеют развить самые передовые отряды промышленности. Однако сегодня в США самая бедная группа населения – это дети моложе восемнадцати лет. Правительство тратит на них в девять раз меньше средств и времени, чем на стариков, которые, в отличие от молодых, имеют право голоса. Тем самым уничтожается будущее американской экономики: ведь плохо подготовленная к жизни в мире суровой конкуренции молодежь не сможет платить налогов на содержание стариков.

В западных государствах «золотого миллиарда» старики буквально пожирают молодежь. Там наступает царство старости.

«В грядущие годы понятие классовой борьбы должно будет измениться: это будет не борьба бедных против богатых, а борьба молодых против старых… В Америке этот конфликт уже отчетливо виден. Престарелые систематически голосуют против налогов на развитие образования каждый раз, когда им представляется случай. Престарелые устраивают изолированные сообщества для себя, где не разрешают жить молодежи, чтобы не пришлось платить за школы…», – пишет Туроу, описывая случай в Мичигане, где в одном из городков старичье, пользуясь численным преимуществом, форменным образом разорило местные школы, оставив их без денег. Формируется какая-то запредельная власть стариков – геронтократия, старческая цивилизация, в которой старики упырями высасывают кровь из молодежи.

Это похоже на мрачный мир планеты-диктатуры Торманс, описанный великим Ефремовым в «Часе быка». Мир, в котором есть рынок, но зато большая часть людей отнесена к касте КЖИ, короткоживущих, которым не позволяют доживать до дряхлости, отправляя в храмы Нежной Смерти. Туроу, конечно, предлагает иной выход из ситуации, который, хоть и не доходит до такой степени, однако весьма далек от нынешней демократии. И действительно: власти США с 2000 года начали потихоньку, «шажками» в два месяца, повышать пенсионный возраст с 65 до 67 лет. Однако даже это не спасает положения.

Что делать-то? Старики-избиратели, преобладая в количестве, никогда не проголосуют за урезание своего пенсионного обеспечения. Завозить на Запад рабочую силу из других стран, чтобы содержать сотни миллионов престарелых? Не выход. Наплыв носителей чужих культур вызовет опаснейшее внутреннее напряжение в странах Запада, волну национализма и расизма. К тому же эта рабочая сила окажется достаточно низкого качества, потому что вся политика США нацелена на погружение окружающего Запад мира в отсталость. Заставить молодежь рожать больше детей? Нигде в мире либерально-рыночная и демократическая политика не приводила к увеличению рождаемости. Все происходило точно в обратном направлении: прирост населения прекращался. Везде, где есть развитая пенсионная система, люди не хотят заводить много детей, потому что не боятся остаться без кормильцев в старости. Значит, нужно отменять пенсии, заставляя нынешнюю молодежь работать не только на содержание имеющихся стариков, но и на себя самих в будущем, просто вынуждая их рожать и рожать. Но как это сделать без насилия?

 Еще одна проблема, свидетельствует Туроу, – это саморазрушение американского общества в его нынешнем виде, которое наши доморощенные «демократы» рисуют в образе земли обетованной, земного рая, всячески стараясь перекроить Россию на манер Америки. Одно из самых жутких зол Туроу видит в телевизионной «культуре», которая тотально захватила США.

Кино и телевидение заменили семью для американских детей. Ребенок в США пялится в чертов «ящик» 21 час в неделю, тогда как с отцом проводит только пять, а с мамой – всего двадцать минут. До того, как стать подростком, янки видит на экране 11 тысяч убийств. Это хорошо объясняет нынешний феномен роста числа убийц среди молодежи.

Но даже и это не самое ужасное. Телевизор уничтожает саму способность человека мыслить, строить логические умозаключения, искать информацию. Раньше, когда в основном люди читали, тексты обращались к разуму, а не к чувствам. Телевизор возвращает в мир новой неграмотности. Не надо учиться читать – достаточно просто смотреть и слушать. Телевизор может напрямую вызывать любовь или ненависть, страх или радость в мозгу сидящего перед ним идиота, причем этот идиот даже не отдает себе отчета: а почему он, собственно, радуется или негодует? Телевизор может действовать на подсознание, на глубоко запрятанные инстинкты. Так действуют на подопытную крысу, вводя ей электроды в крошечные мозги. Телеобывателю показывают «бедных чеченцев», которых убивают «эти русские», – и он заходится в ненависти к нам. Ему не показывают, что чечены делали с русскими, – и для телезрителя этого как бы не было вообще. Не было десятков тысяч зарезанных, изнасилованных, ограбленных или изгнанных из Чечни славян, потому что этого не показывали по «ящику».

Туроу считает, что идиотизация американцев уже зашла слишком далеко. В телевизионном обществе современной Америки больше невозможны великие события из героического прошлого Америки. Такие, например, как дебаты о рабстве, победа Авраама Линкольна на президентских выборах или его великая речь в Геттисберге 1861 года, – потому что все это требует умных слушателей и читателей. Он сетует: язык телевидения становится все более бедным и грубым, а вслед за этим варваризуется и язык американцев. А разрушение языка, как вы, наверное, понимаете, – это разрушение мышления, превращение человека в обезьяну, в управляемого кретина. Туроу жалуется и на то, что стерта грань между подлинной историей и дурацкими «историческими фильмами»: американцы воспринимают бредни режиссеров как подлинные события. Смотря телевизор, люди покупают возбуждение – а это сродни наркомании.

Разрушается та мораль, которая и подняла Америку к вершинам могущества: трудиться и копить деньги, соблюдая при этом законы. Телевизор, сотни его викторин или игр типа «Колесо фортуны» учит совсем другому. Счастье – немедленно. Нет, нет, нет, мы хотим сегодня…

"…Индивидуальное потребление прославляется как единственный предмет личного честолюбия… индивидуальное достижение – как единственная законная цель. Для телевизионного героя нет смерти и ограничений реального мира. Нет долга и жертвы, нет общественной обязанности, нет общего блага. Любое поведение считается законным: ценности воплощаются не в действиях людей, а в их чувствах. Чувствуйте, но не думайте. Общайтесь, но не обещайте. Воспитывается цинизм, поскольку все герои в конечном счете изображаются как глупцы…

Под давлением средств массинформа, не верящих, что готовность ждать имеет какую-либо ценность, доля людей, верящих в ценность упорного труда, за последние десять лет упала с 60 до 44 процентов. Разрушение прошлого и устранение социальных механизмов, которые связывают личный опыт человека с опытом прошлых поколений, представляет жуткое явление конца XX века.

В нынешнем мире сосед, которого чаще всего приглашают в гости, – это нереальный сосед. Это телевизионная семья, которая гораздо (примерно вчетверо) богаче реальной средней американской семьи. Она оставляет у настоящей американской семьи крайне преувеличенное, ошибочное представление о том, насколько богат средний американец. Сравнивая себя с этой мифической семьей, все испытывают, в конечном счете, чувство ущербности.

В мире «средств» никто никогда не работает, кроме полицейских и торговцев наркотиками. Мир телевидения – это мир потребления без производства. В прошлом, если верить телевидению, ничего не надо было делать, чтобы обеспечить хорошую жизнь в настоящем. И в настоящем ничего не надо делать, чтобы обеспечить потребление в будущем. Инвестиций в будущее просто не бывает. Но капиталистическая экономика должна делать инвестиции в будущее, если она хочет выжить.

Капиталистическая культура и телевизионная культура превосходно подходят друг другу, поскольку обе заинтересованы в деньгах. Но их ценности несовместимы. Первая должна иметь в виду будущее, вторая же не видит никакого будущего, если это будущее требует жертв… Трудно даже представить себе возбуждающий телевизионный спектакль о людях, терпеливо откладывающих потребление для того, чтобы инвестировать в будущее…", – пишет беспощадный профессор.

Это очень важно. Туроу все время твердит о том, что США для выживания надо гораздо больше денег тратить на образование, высокие технологии, на воспитание молодежи. То есть – есть и роскошествовать поменьше, побольше сберегая. Но мешает телевизор.

"…Официально он поет гимны капитализму, но неофициально прививает целый ряд антипродуктивных ценностей. Имя этой игры – потребление. Никто не должен откладывать немедленное удовлетворение своих желаний. В стране телевидения примечательным образом отсутствуют творцы и строители. Временные кругозоры становятся все короче и вследствие идеологии телепрограмм, и ввиду способов подачи материала – все более быстрых переходов от одной сцены к другой. Поставьте хронометр во время вечерней программы новостей и измерьте, сколько времени телевизор отводит любому сколь угодно важному предмету.

Может ли деятель телевидения делать инвестиции и реформы, важные для будущего?…Он – крайний потребитель в настоящем. Откуда ему взять ценности для поддержания необходимых вложений в образование, научно-исследовательские работы и инфраструктуру? Что же случится, если их не будет?"

Туроу жалуется на повальное распространение так называемой функциональной неграмотности в США. Что это такое? Впервые один из нас столкнулся с этим в армии. Был в нашем взводе бойкий казах Елибаев. Вроде бы и на великорусском языке говорил отлично, и читать умел, и с нашей армейской электроникой управлялся хорошо. Но однажды я дал ему почитать интересную статью. И тут Елибаев, смущаясь, признался: я не могу читать. Я остолбенел. Как же так – ты же русский знаешь, грамоте обучен. Надписи ведь на пульте управления читаешь. Но оказывается, Елибаев не мог понять большого текста и воспроизвести его смысл. Его мозг не мог строить логические связи при чтении. Текст для него распадался на кучу понятных, но разрозненных слов. И если обычный человек, читая книгу, силой воображения своего вызывает в уме яркие картины прочитанного, то в данном случае Елибаев не мог представить ничего.

Оказывается, таких людей полным-полно в США, хотя и считается, что они обучены чтению-письму. Но это не мешает им тыкать в кнопки бытовой техники, копаться в моторе или смотреть все тот же телевизор. Среди моих имперских сверстников такая неграмотность была редким случаем. К. сожалению, в Россиянии с ее культом примитивной жизни и засильем телевизора таких «умственных инвалидов» уже гораздо больше.

Об опасности утраты человеком способности читать говорил известный культуролог Йохан Хейзинга еще в 1941-м. В докладе «Недуг нашего времени» Хейзинга убеждал: чтение требует умственных усилий, воображения. Текст позволяет человеку вернуться назад и еще раз осмыслить написанное. А кино и радио (составные части телевидения) эту возможность напрочь убивают. В результате плодятся особи, обладающие каким-то полузнанием, с головой, забитой всяческой информационной шелухой, которые на самом деле не обладают ни настоящими знаниями, ни способностью критически мыслить, отделяя правду от откровенной лжи. Хейзинга оказался глубоко прав.

Когда смотришь нынешние американские фильмы, встречаемые «на ура» обывательским стадом, то поражаешься степени умственной отсталости янки. В их фильмах, например, о космосе, могут сыпаться искры и валить дым. Хотя советский школьник 1930-1940-х годов, читавший «Занимательную физику» Перельмана, прекрасно знал о том, что в космосе воздуха нет, а потому ни гореть, ни дымить там нечему.

Из всего этого нетрудно понять, почему Америка, несмотря на свое великое национальное прошлое и на военно-экономическое могущество, дебилизируется и все больше смахивает на обезьянье стадо. То, которое живет одним днем. И почему США вынуждены завозить к себе толковых математиков, физиков или инженеров: телевизионные идиоты ничего создать не могут. Недалек тот день, когда телевидение, все больше пронизывая жизнь американцев, попросту убьет Америку!

Нам в 1985-м оставалось продержаться совсем недолго. Лет тридцать. Дальше нашего тогдашнего врага убивало его же порождение – телевидение.

 Но Туроу неумолим. Оказывается, американцы слишком мало вкладывают в собственное будущее. В школы и институты, в научные исследования и опытные разработки, в передовые технологии, наконец. Зато американские компании слишком много денег спускают на выплаты дивидендов расплодившимся мелким акционерам, которым на все плевать, кроме собственной шкуры. А американское государство тратит чересчур много на выплату долгов и процентов по ним десяткам миллионов держателей облигаций США. Это не считая слишком больших трат на содержание негритянских матерей-одиночек (браки среди негров распадаются почти тотально), на стариков (о чем мы уже сказали).

Туроу сообщает, что в США за последние четверть века капитальные вложения в общенациональный сектор сократились вдвое. И эта инфраструктура – в основном инфраструктура знания, отдача от которого наступает не сразу. «Биотехнология обещает изменить мир… Может быть, через тысячу лет человечество только это и будет помнить о нашей эпохе. Но средства на научные исследования и разработки, которые создали биотехнологию, никогда не были бы предоставлены капитализмом. В случае с биотехнологией понадобилось тридцать лет массированных государственных инвестиций (миллиарды долларов в год в нынешних долларах), прежде чем выяснилась хотя бы возможность появления рыночных продуктов – и тем более до того, как они появились».

Иными словами, читатель, все великие прорывы Америки в технологиях были сделаны вполне по-социалистически – вопреки рынку, на деньги государства. (Хотя организация дела у янки была лучше хрущево-брежневской, да и специалистам они от души платили, в отличие от наших чудаков, пришедших к власти после Сталина). Именно государственные вложения Пентагона через военный бюджет, начатые в 1969-м, а никакой не рынок, и создали «Интернет», эту живоносную ткань западного информационно-финансового общества. Но теперь уже янки не могут тратить столько же денег на научно-технические прорывы. И здесь глобализация подложила янки и всему западному миру свинью.

Чтобы тратить на современную науку, нужны еше большие деньги. Взять их в Америке можно, только увеличив налоги на бизнес. Но в условиях глобализации этого сделать нельзя: бизнес тотчас же даст тягу в дешевые азиатские страны. Значит, надо экономить на обеспечении стариков, на выплатах неграм и матерям-одиночкам. И тут янки угодили в ловушку своей демократии. Урежь социальные программы – и миллионы привыкших к «халяве» избирателей, тупой электорат, прокатит тебя на ближайших же выборах. С точки зрения американских политиков, лучше обидеть несколько сот тысяч ученых с инженерами, чем не угодить десяткам миллионов обывателей. Потому как и у создателя уникальной технологии, и у наркомана, и у тупицы-телезрителя, и негритянки, родившей ребенка в 15 лет, – один и тот же голос на выборах. А параллельно с потаканием страстям ленивой черни в США началось урезание ассигнований на научно-исследовательские труды и в крупных американских фирмах, потому как нынешний спекулятивно-финансовый капитализм требует только быстрой прибыли, больших дивидендов.

Итог? Крупные перспективные лаборатории исчезли из состава компьютерного гиганта «Ай-би-эм» и телекоммуникационной «АТТ». Все долгосрочные исследования финансируются из американской казны, но их объем с 1995 по 2002 годы уменьшился на треть. И если в 1973 году ассигнования на науку, просвещение и инфраструктуру в Америке составляли 11 процентов валового внутреннего продукта (ВВП), то в 1993-м – уже только 6 процентов. В частном секторе затраты на научные исследования и разработки, на образование и нежилищные инвестиции снизились с 14 до 12 процентов ВВП. И это в то время, когда будущее экономики зависит прежде всего от отраслей высокой наукоемкости!

 Не утруждая вас цифрами, приведем еще один вывод профессора: американцы все меньше сберегают, все больше проедают, потребляя. Они проедают труд предшествующих поколений, не заботясь о том, как станут жить их ближайшие потомки. Их нормы сбережений уже гораздо меньше, чем в Азии. В десять раз меньше! Янки прожирают сами себя полным ходом.

Туроу считает, что этот гибельный для Америки процесс – последствия как раз той самой «райской жизни» в кредит, которой наши демократы прельщали несчастного советского обывателя. Иными словами, еще до Второй мировой войны американец, пожелав купить дом, автомобиль или стиральную машину, должен был сначала накопить на это деньги. После войны развился порядок, при котором американцы стали брать эти вещи сразу, в кредит, долгие годы выплачивая его.

«Если потребители копят деньги перед покупкой, то их сбережения могут быть использованы для производительных инвестиций, пока они не сберегут достаточно для покупки желаемой вещи. Если же они оплачивают займы после покупки, то они получают в виде аванса сбережения других людей, и тем самым они в действительности вычитают деньги из фондов, которые могли бы послужить для инвестиций», – пишет Лестер Туроу.

Иначе говоря, читатель, янки сами подрывают свое будущее.

 Еще одна опасная болезнь США – это разложение и расслоение собственной нации. Да такое, которое грозит покончить с привычной нам американской демократией.

С начала 1950-х и до 1973 года янки растили свой средний класс и все время уменьшали разницу в доходах между ним и богатой верхушкой страны. А затем этот процесс развернулся в обратную сторону.

Если вы думаете, что обнищание образованных людей – только россиянская черта, вы ошибаетесь. Мы все хорошо знаем и о другом россиянском феномене: когда богачи, глубоко презирая честных людей, начинают создавать «новый феодализм». То есть селиться в особых поселках за высокими заборами, под охраной наемных головорезов-"секьюрити", заводить свои частные полицию, школы, детские сады, клиники. Но оказывается, то же самое происходит и в США.

Обнищание среднего класса в США объясняется все той же глобализацией: у американских инженеров, управляющих, врачей и квалифицированных рабочих появились обученные конкуренты в азиатско-тропических странах, которые, будучи тренированы ничем не хуже американских специалистов, при всем том согласны получать гораздо меньшие зарплаты. И по неумолимому закону мирового рынка американские заработки стали падать.

Туроу приводит интересные данные. Оказывается, с 1973-го по 1993 год средний заработок полноценно работающих (черных и белых) мужчин в США упал с 34 тысяч долларов в год до 30,4 тысячи. Хотя за это время ВВП США увеличился на 29 процентов! Если же брать белых мужчин, то их заработки за 20 лет упали на 14 процентов. Но особенно пострадали белые мужики в возрасте 45-54 лет, имеющие высшее образование на уровне колледжа: их зарплаты рухнули вниз почти на треть. Но и тем, кому 25-34 года, тоже несладко: у них доходы уменьшились на четверть.

А куда же тогда делись прибавка ВВП, рост экономики? Оказывается, они ушли высшим 10 процентам населения.

Глобализация, которая привела к закрытию многих промышленных предприятий в США (в станкостроении, судостроении, автопроме и сталелитейной индустрии), выплеснула в ряды безработных или на более низкооплачиваемые места в сфере услуг миллионы белых рабочих средней квалификации, которые еще в 1950-1960-е годы блаженствовали. Штаты стали люмпенизироваться. Самым ярким примером Туроу считает бездомных, чья армия стала расти с конца 1970-х, достигнув 600 тысяч в США и 600-800 тысяч, например во Франции.

Последовательная и многосторонняя критика национальной американской политики с 60-х годов прошлого века содержится в работах выдающегося современного мыслителя, четырежды кандидата в президенты США г-на Линдона Ларуша – см. его книги и сайты: на русском языке – http://www.larouchepub.com/russian/ на английском – Executive Intelligence Review: http://www.larouchepub.com/index.html.

Другой вид американских люмпенов (5,8 миллиона душ) – это мужчины трудоспособного возраста, которые в прошлом потеряли работу, не обучаются, не имеют права на пенсию по старости и живут без всякого видимого источника средств к существованию. Они не голосуют на выборах, не обращаются в полицию, не всегда посылают своих детей в школу. И даже телефона у таких особей, как правило, нет. Этих людей называют «Третьим миром» в недрах США, сравнивая с босяками из жалких африканских стран. Скоро этот «внутренний Третий мир» вберет в себя десятки миллионов американцев.

Начала развиваться «культура трущоб» – появление массы необразованных, не обученных никакому ремеслу стай и стад городской молодежи. Воспитанное телевизором, агрессивное и склонное к насилию, это стадо двуногих обильно питает преступность, страдает наркоманией и хочет жить хорошо, но зарабатывать не может.

Одновременно идет обособление богатых. "Богатые будут оплачивать из своих все более высоких доходов охраняющую их безопасность частную стражу, тогда как средний класс должен будет довольствоваться опасными улицами, плохими школами, неубранным мусором и ухудшающимся транспортом… В наши дни сообщества, обнесенные стенами, с запертыми воротами и охраняемые частной полицией, опять стали расти. Если считать многоквартирные дома с частной охраной, то теперь 28 миллионов американцев живут в таких сообществах, и число это, как ожидают, удвоится в ближайшее десятилетие… В Калифорнии есть сообщество со стеной, крепостным рвом, подъемным мостом и устройством «боллард», которое выстреливает трехфутовым металлическим цилиндром в днище машины, если ее не захотят пропустить. Само слово «боллард» происходит из темных веков. И хотя это крайний случай, но есть тридцать тысяч сообществ, где индивиды, как в далекие Средние века, отделяют себя от внешнего мира стенами и охраной…

…Очень скоро оказывается, что эти обнесенные стенами и охраняемые сообщества начинают требовать скидок со своих налогов, так как они не пользуются местными службами, и устраивают налоговые мятежи, требуя сокращения их местных налогов – чем лишают других граждан общественных служб, сохраняя свои хорошо обеспеченные, частные…"

Так пишет Туроу, сравнивая эти процессы с распадом Римской империи, где власть «приватизировалась», а города приходили в упадок.

Отсюда – и весьма зримая перспектива краха американского демократического государства, его принципа «один человек – один голос». Глобализация снова выдвигает на повестку дня принцип «выживает лишь сильнейший». Если ты не богат – ты не человек. А это значит, что богатые, обладая реальной властью, произведут еще большие невиданные перемены в американских политических порядках… *Уже в начале 2000 года специалисты американского Института изучения экономической политики имени Томаса Роу заявили, что за последнее десятилетие бедные в США становились все беднее, а богатые – все богаче. Оказывается, доходы 10 процентов самых бедных семей выросли только на 110 долларов, достигнув 12.900 долларов в год, тогда как прибыль 10 «верхних» возросла на 17.870, дойдя до 137.480 долларов в год.*

 Наконец, Туроу пишет о том, что жизнь нынешнего Запада напрочь лишена смысла, идеи.

Ради чего жить и работать? Ради борьбы с тоталитаризмом? СССР разгромлен, гитлеровского рейха нет. Китай – слишком умен и очень ловко избегает прямой конфронтации. Да и, честно говоря, американцы уже далеко не те бойцы, которые еще могли водить воздушные корабли на немецкие города или бросать свои торпедоносцы на японские корабли. Борьба с международным терроризмом? На такую «обманку», шитую белыми нитками, никого долго не удастся водить за нос.

Жить ради торжества свободы? Но она уже и так во многом доведена до бреда, до абсурда. Защищены права маньяков, половых извращенцев, феминисток, спидоносцев, негров, сатанистов, пещерных националистов, которые вырезают другие народы, евреев и наркоманов. Дальше двигаться просто некуда.

В Европе – вообще мрак. Немцы полвека жаждали воссоединения Германии. И вот оно произошло. И сразу же исчезла идея, цель жизни. А бесцельно человек жить не может. Больше жратвы и секса – это, извините, не идея.

Человек так устроен, что тоскует по смыслу. И вот в благообразной старушке Европе полез национализм, который грозит развалить и США, и единую Европу.

 Таким образом, друзья-читатели, покончив с нами, создатели нового мирового порядка, неокочевники, примутся за радикальное обновление и Запада тоже. Ибо его нынешние проблемы просто неразрешимы в рамках распрекрасных Демократии и Прав Человека.

США еще ждет очень болезненная ломка. Ведь нарисованные Туроу проблемы методами демократии решить никак нельзя. Американский охлос, который привык сладко жрать, всласть «заниматься любовью» и ходить по магазинам, добровольно на ухудшение своей жизни не пойдет. А это, читатель, еще один аргумент в пользу войны. Америке в ближайшие годы просто жизненно необходимо начать большую, настоящую войну – ибо она позволит списать на себя все тяготы и лишения Большого перехода, ограничения самоедства и свертывания демократической клоунады.

 ы скажете, что на самом деле Запад разовьет новейшие технологии и в конце концов создаст техносферу тоффлеровой Третьей волны: те самые маленькие установки на возобновляемых источниках энергии, экологически чистые и экономичные, которые заменят собой стальные с огромными трубами монстры-заводы Индустриальной эры. Что на Западе появится множество маленьких энергетических установок у непосредственных потребителей тепла и электричества. Что именно Запад, а не мы, разовьет те самые технологии работы с сознанием человека, которые я, Максим Калашников, описал в «Третьем проекте», и именно он создаст новую расу нейролюдей, люденов.

Но и в этом случае Западу придется ой как несладко! Один из самых умных американских футурологов, Олвин Тоффлер, еще в 1980 году в бестселлере «Третья волна» пришел к обескураживающему выводу о том, что высочайшие технологии способны полностью уничтожить демократию XX века и ввергнуть планету в эпоху Нового Средневековья. Потерпят крушение старые нации-государства, пав под натиском религиозных, сепаратистских и региональных сил. Прежние индустриальные общества распадутся на мозаику из тысяч человеческих групп и объединений. С умиранием индустриального общества массового производства и стандартизации всего и вся (общества Второй волны) появится множество признаков цивилизации Первой волны – эпохи аграрно-ремесленной, в которой были крепостные, рабы, феодалы и рабовладельцы. И как будто не было никакой демократии. Тоффлер показывает: развитие компьютеризации, малого производства и новейших технологий тоже приведет к умиранию городов, к децентрализации, появлению возобновляемых источников энергии, к возрождению надомной работы и работы не на рынок, а на себя.

Еще сильнее эти опасения он высказывает в «Метаморфозах власти» 1990 года. Регионы восстанут против своего «центра»: вы нас грабите и обделяете вниманием. Националисты и сепаратисты с помощью новейших технологий получат экономическую базу для создания своих микрогосударств, которые не будут зависеть от поставок, скажем, нефти. Обострится борьба между национальными меньшинствами в «лоскутном» обществе США. В глобальной экономике меньшинства и экстремисты всех мастей смогут раскинуть свои сети по всему миру.

«А когда регионы, страны и международные силы борются за власть, это создает почву для растущего антидемократического экстремизма и насилия».

Когда на место единой массы потребителей со стандартизованными вкусами придет мозаика самых причудливых групп со своеобразными вкусами, то пострадает не только массовое производство. Нет, у этих кусочков «человеческой мозаики» появится такая же масса политических интересов. Умрут политические партии: ведь они были рассчитаны на существование громадных масс людей со стандартными интересами. И если, пишет Тоффлер, в 1932 году Франклин Рузвельт пришел к власти, в общем-то, легко, сколотив коалицию из полудюжины политических групп (городских рабочих, малоимущих фермеров, иммигрантов и интеллектуалов), то уже сегодня приходится собирать коалиции из сотен группировок, каждая из которых весьма изменчива и конфликтует с остальными. Интересы чернокожих гомосексуалистов-каратистов резко расходятся с устремлениями белых гомосексуалистов-либералов, однако в чем-то совпадают с интересами мужененавистниц-феминисток, но всех их терпеть не могут белые техасцы, состоящие в гражданской милиции, которым не по нутру ни черномазые, ни евреи, ни приверженцы однополой любви. Но зато евреи-экологисты поссорились вчера с лесбиянками-правозащитницами, которые переметнулись к католикам – противникам абортов, и коалиция потеряла энное число голосов…

В условиях дикой мешанины самых разных групп приходится гробить миллиарды долларов на телевизионную политическую рекламу. Возрастает нестабильность, огромную роль приобретают организованные и решительные до фанатичности меньшинства, которым плевать на демократические нормы. Вырастает роль мастеров информационных войн и разведок. Воцаряется мир вечных провокаций, управления сознанием, ложных и обманных ходов, инсценированных событий. В этом хаосе, добавим мы, масса людей высвобождается из умершей индустрии. Эти люди деморализованы, они не могут найти нового места в жизни, кидаясь в консервативную реакцию, национализм, религиозный фанатизм. Они ищут виноватых. Другая часть населения, получив все преимущества новейших технологий и удовлетворив свои насущные нужды, выпускает наружу прежде спавшие страсти: воевать, господствовать, унижать других, разрушать и интриговать. Получится нечто, похожее на события в позднем СССР, когда масса народу, давно позабыв про голод, безработицу и эпидемии, давно находясь на попечении очень милосердного государства, возжелала чего-то острого и необычного, выпустив наружу какие-то самые первобытные разрушительные страсти. Когда вчерашние выпускники советских университетов принялись сажать других людей на кол, жечь их заживо или распиливать на циркулярных пилах.

То же самое ждет и Запад в случае торжества технологий Третьей волны. А к этому добавится еще одно фундаментальное обстоятельство, которое мы описали в «Третьем проекте»: появятся технологии такой обоюдоострой, разрушительно-созидательной, запредельной силы, что эти технологии нельзя будет выпускать на свободный рынок. Придется создавать экономику доступа для посвященных, для избранных и подготовленных. А ведь свободный рынок и есть основа старой демократии. Здесь же появятся люди, которые разделятся на сорта по своим правам и обязанностям.

Если же и на Западе развитие психотехнологий приведет к возникновению людей с психическими сверхспособностями (новой расы человека), то распад старых демократических обществ станет и вовсе неизбежным.

"…На протяжении всей известной истории Человечества его достижения лежат, главным образом, в сфере физической технологии, в способности управлять неодушевленным миром, окружающим Человека. Самоконтроль и управление социальными явлениями были оставлены на произвол судьбы или исключительно слабых попыток систем интуитивной этики, основанных на воодушевлении и первичных эмоциях. В итоге не существовало ни одной культуры, стабильность которой превышала бы пятьдесят пять процентов. И все это – результат величайшей ошибки Человечества…

…Огромное большинство человеческих существ, с психологической точки зрения, настроено на то, чтобы принимать участие в приоритетном развитии физических наук, и все они получают за счет этого грубые и осязаемые преимущества. Однако все же существует крайне ограниченное меньшинство людей, от рождения способных вести Человечество по пути величайших достижений науки о мышлении, но ценности, получаемые при этом, хотя и более долговечны, гораздо менее очевидны и более тонки. Кроме того, поскольку такая ориентация привела бы к созданию хоть и миролюбивой, но все-таки диктатуры лучших в психологическом плане, то есть фактически – элиты Человечества, это вызвало бы недовольство и возмущение большинства, и такое общество не сможет быть стабильным без применения силы, которая подавляла бы остальное Человечество на грубом уровне. Подобное развитие событий для нас нежелательно, и его следует избегать…"

Это – цитата из знаменитой трилогии «Академия» (или «Основания») Айзека Азимова, написанной в самом начале 1950-х годов. События как раз и примут нежелательный для Азимова оборот, если психотехнологиями завладеют те, кто нынче ведет войну против всего человечества – строители Вечного рейха, новые кочевники. И еше если им достанутся технологии омоложения организма и продления жизни, основанные на использовании человеческих биоматериалов. На фоне этих технологий опыты гитлеровцев в концлагерях покажутся всего лишь невинными забавами.

Словом, Запад начнет испытывать такие распад и расслоение, такие раздирающие его конфликты, что для удержания власти новым кочевникам придется пойти на самые жестокие меры. Раскол на разные миры произойдет и внутри самих стран Запада, и в тех же США в одном и том же городе можно будет увидеть «кусочки Африки», и сверкающие поселения господ из нового мира. История, посаженная на цепь после 1945 года, окончательно с нее сорвется. Да еще так, что люди станут вспоминать 1950-1990-е годы, как лучезарное время рая Божьего на Земле. Может быть, после победы в нынешней мировой войне, новым хозяевам жизни придется пойти на прямое управление психикой подвластного населения.

Наступление Эпохи Перемен чувствуем не только мы. Неокочевники тоже не лишены ни глаз, ни ушей. Не возникнет ли у них соблазна остановить скачки тифа?

"Третий уровень – излучатели психосферного воздействия. По сути, это приборы первого уровня, но большей мощности. Ими облучают большие массы людей, создавая ощущение тревоги и повышая уровень внушаемости. Собственно воздействие осуществляют проповедники, телеведущие и прочие вожаки толпы. Четвертый уровень – оружие глобального, планетарного масштаба. Русский ученый В. Вернадский выдвинул теорию ноосферы – некой энергетической субстанции как продукта мозговой активности человечества, окружающей Землю подобно атмосфере. Оружие четвертого уровня, будь оно создано, способно было бы избирательно поражать отдельные зоны ноосферы, созданные конкретными этносами, нациями или религиями. Представляете? Нажал кнопку – и стер память у китайцев о том, что они китайцы. Или все мусульмане разом забыли про Пророка. Иваны непомнящие, големы, биороботы с девственно чистым сознанием! Миллионноголовая биомасса, из которой можно лепить все, что угодно…

…Технофашизм – как единственно возможный путь развития техногенной цивилизации. Коммунизм нам построить не дали, значит, после краха капитализма наступит фашизм – как единственно возможный способ разрешения противоречий XX века. Согласитесь, это же так разумно – иметь расу генетически здоровых господ и биомассу для создания биороботов. И никаких экологических, социальных и прочих проблем. И никаких прав человека, потому что биоробот не осознает себя человеком…"

Это из «Оружия возмездия» Олега Маркеева. Не одни мы видим эту опасность. Да и разве Сергей Переслегин уже не выдвинул предположение о том, что катастрофическое оглупление основной массы американцев – это плод правления сверхразумного меньшинства, наделенного всем арсеналом психотехнологий? Эту мысль высказывают сегодня множество людей, даже незнакомых друг с другом. Не улавливают ли они подспудные, нигде не афишируемые тенденции развития нынешнего мира?

 Ну, а каков самый последний итог Пятой мировой войны? Обрисуем его.

Впервые в истории Земли господа и рабы превратятся в две совершенно разные расы. Сегодня на Западе громадные деньги вкладываются в исследования по клонированию живых существ, в генетику, биотехнологии, фармацевтику, пересадку органов и производство заменителей этих органов для человека. Проблему расшифровки генома человека рассматривали не где-нибудь, а на саммите тысячелетия в Японии в 2000 году, на уровне глав государств западных стран, презрительно отбросив инициативу Путина создать дешевую и безопасную энергетику на быстронейтронных реакторах. Все эти штуки непомерно дороги и недоступны для 99 процентов населения планеты. Да это и не нужно.

Главное – они доступны тому самому проценту, который господствует над финансовыми и информационными потоками планеты, тем самым новым кочевникам, которых мы знаем под именем глобальных спекулянтов, магнатов по управлению сознанием масс и дирижеров войн. После победы в Пятой мировой у них найдутся любые деньги, чтобы улучшить собственные тела и мозги. Они заведут себе подпольные человечьи фермы, где их клоны превратятся в поставщиков органов и препаратов для продления жизни новых кочевников. К их услугам окажутся самые лучшие лекарства и методики, врачи и ученые. Они будут жить дольше и полнокровнее всех остальных землян, для которых чудеса генной инженерии окажутся слишком дорогими. Они дольше смогут сохранять память и живость ума, они смогут совершенствовать свои психические способности.

А еще победители в Пятой мировой создадут новую расу из своих детей. Генетика позволит им производить потомство без малейших изъянов, с заданными свойствами. Белокурых бестий, если так угодно. Они смогут рожать детей с идеально гладкой кожей, с прекрасными волосами и зубами, мускулистых и умных. Все генетические аномалии исправят еще в чреве матери, хотя это и будет стоить целое состояние.

Но этим отпрыскам новых кочевников все остальные люди покажутся отвратительными уродами с массой наследственных дефектов, с неприлично короткой молодостью и примитивным разумом. И они не будут испытывать ни малейших комплексов, управляя миром жестокой рукой. Они сделают свой рейх действительно Вечным. И к их услугам будет весь арсенал современной боевой техники Соединенных Штатов, который уже сегодня позволяет издали избивать целые страны и отбрасывать их в каменный век.

Такова судьба нашей планеты в случае поражения и русских, и всего человечества в войне с новыми кочевниками. И злорадствовать по поводу грядущей гибели старого Запада в итоге описанного процесса вряд ли стоит.

Боимся, что увидеть его доведется только последнему русскому, с тоскою взирающему на закат солнца из вонючего зиндана, с рабским ошейником на шее.

А потому уверены: лучше попытаться направить историю по иному пути.

 

Глава 22. Мировое значение нашей борьбы

В «Немецкой идеологии» К. Маркс и Ф. Энгельс писали о том, что от производства вещей после победы коммунизма возможно будет перейти к «производству людей». Задача, поставленная основателями научного коммунизма, развитая коммунистом Николаем Бухариным в 1920-е годы в представлении о «фабриках по производству правильного человека», принята сегодня как приоритетная организаторами Пятой мировой войны.

То, что гуманная война готовится под лозунгом «борьбы с коммунизмом» или «борьбы с мировым терроризмом», ничего не значит. Организаторам селекции человечества каждое лыко – что коммунизм, что фундаментализм – все в строку. Лишь бы эти лозунги эффективно работали.

«Человеческий капитал», «человеческие ресурсы» – эти слова, воспринятые из лексикона современных фирм как лучших в мире машин по всесторонней эксплуатации человека, сегодня перенесены в действительность государственного управления. Они вовсе не являются пустыми словами. Нет, они обозначают центральную идею «нового прекрасного мира» – человек является материалом, и его можно формовать так, как то необходимо для эффективного решения экономически рациональных задач. Пятая мировая война в этом плане и является переделкой мирового населения в человеческий материал наивысшей рентабельности.

Ненормируемый и неконтролируемый человеческий потенциал, личное достоинство, свободное сознание, умонастроения, физиология и пр. – вот главные враги организаторов глобальной фабрики.

Россия здесь оказывается в положении, когда ее традиционные основания, наиболее ясно представленные в принципе личности (описание принципа личности см., в частности, в статье Юрия Крупнова «Практика персонального образования» – http://www.personaledu.narod.ru/ или на http://www.p-rossii.ru/pred.phtml), которая не только создается Богом, но и является буквально «кусочком Бога», а потому не может подвергаться человеческому воздействию, просто не позволяют ей спокойно отнестись к предлагаемой трансмутации.

Если Россия хочет оставаться Россией, она оказывается главным противником субъекта Пятой мировой войны. В этом случае нам придется выйти на бой с новыми кочевниками, хотим мы того или не хотим.

Если Россия сумеет предотвратить эту войну или, в случае ее развязывания (разумеется, не со стороны России), выиграть – то она спасет не только себя, но и весь мир, человечество как свободный самоорганизующийся субъект справедливой мирополитики и мироразвития.

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна