Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Максим Калашников, Юрий Крупнов. Америка против России - 3. Гнев орка. Пролог. Мемуары о будущей войне. Предисловие. Неблагодарная футурология. Часть I. Пятая мировая война. Глава 0. Новые кочевники против всех. 1. Конец Четвертой мировой. 2. Первые перестрелки… сетевой войны. 3. Самая гуманная война в истории. 4. Против кого вооружаются США? 5. Война сплошная и непрерывная. 6. Ядерное оружие в Пятой мировой войне. 7. Присутствие – мощный вид оружия. Глава 8. Когда нет больше границ. 9. «Мировой терроризм» – грандиозный блеф новых кочевников. 10. Вирусная агрессия.

1.02.2013 18:54      Просмотров: 5421      Комментариев: 0      Категория: Право, политика, геополитика, социология

Максим Калашников, Юрий Крупнов

Америка против России - 3

Гнев орка 

Источники информации - http://lib.rus.ec/b/67981 (Добавлена: 28.06.2007), http://bookap.info/okolopsy/kalashnikov5/#o  .

Аннотация

Нежелание людей видеть даже ближайшее будущее давно стало притчей во языцех. В 1900-м все казалось лучезарным и прекрасным. Разве что-то изменилось ровно век спустя? Так что, читатель, и нынешняя Реальность с бело-сине-красным флагом, Путиным, Пугачевой и Киркоровым преходяща. Впереди нас могут ждать весьма неожиданные повороты истории. Мы вообще живем в эпоху большой неопределенности. Выходя из дому, мы не знаем, станем или не станем мы через час заложником? Ложась почивать на ночь, мы не ведаем, не рванет ли сегодня гексоген в подвале нашего дома? Втискиваясь в поезд метро, мы не ведаем, доедем ли до следующей станции, не превратившись в обрубок обгоревшего мяса в искореженном вагоне. Садясь в самолет, мы рискуем увидеть последнюю картину в жизни: налетающие на нас стены небоскреба...

 

 

 

 

 

 

 В этом разделе:

    Пролог. Мемуары о будущей войне
    Предисловие. Неблагодарная футурология
    Часть I. Пятая мировая война Глава 0. Новые кочевники против всех
    Глава 1. Конец Четвертой мировой
    Глава 2. Первые перестрелки… сетевой войны
    Глава 3. Самая гуманная война в истории
    Глава 4. Против кого вооружаются США?
    Глава 5. Война сплошная и непрерывная
    Глава 6. Ядерное оружие в Пятой мировой войне
    Глава 7. Присутствие – мощный вид оружия
    Глава 8. Когда нет больше границ
    Глава 9. «Мировой терроризм» – грандиозный блеф новых кочевников
    Глава 10. Вирусная агрессия

В разделе - http://avkrasn.ru/article-1446.html  :

    Глава 11. Очень много странных войн… уже в России
    Глава 12. Консциентальная война: поражение сознания
    Глава 13. Иллюзия мира. Глобализация как новый рейх
    Глава 14. Почему опять – Афганистан?
    Глава 15. Война с «осью зла»? Лишь предлог для захвата человеческих ресурсов!
    Глава 16. Твой порядковый номер на рукаве: облик и судьба идеального россиянца
    Глава 17. Общественное воспроизводство? Уничтожить!
    Глава 18. Реформы – технология организации современной войны
    Глава 19. Современная экономика – враг развития
    Глава 20. Вечный рейх новых кочевников
    Глава 21. Если тьма восторжествует…
    Глава 22. Мировое значение нашей борьбы

В разделе - http://avkrasn.ru/article-1447.html  :

    Часть II. Будет ли новое 22 июня? Глава 1. Спор со скептиком
    Глава 2. Парагвайский вариант
    Глава 3. Схватка за новую расу или явление всечеловека
    1968.
    Глава 4. Великая битва американского перехода: вторая причина войны
    Глава 5. Русский вопрос
    Глава 6. Полигон
    Глава 7. Пришествие «детей виртуальности»
    Глава 8. Россия расколотая. Самый страшный для русских сценарий

   Часть III. Сегодня, в четыре часа утра XXI века, без объявления войны… Необходимое интермеццо: мгновения воздушно-космической войны. Ночь с 7 на 8 мая 1999 года. Белград
    Глава 1. Революция в военном деле, которую делают янки. План «Единая перспектива-2010»
    Глава 2. Аэрокосмические, экспедиционные, ударные…
    Глава 3. Ее величество крылатая ракета
    Глава 4. Черный флот околоземья
    Глава 5. Космическое господство: ближайшие планы
    Глава 6. Воздушно-космический авианосец
    Глава 7. Невидимый купол над Вечным рейхом
    Глава 8. Окно в запредельное: космическое сверхоружие
    Глава 9. Смертельная опасность: «несмертельное оружие»
    Глава 10. Литоральная стратегия: атака с моря
    Глава 11. Войска вторжения
    Глава 12. Силы спецопераций США: опасность в зеленых беретах
    Глава 13. Сухопутные войска XXI века: утрата русского преимущества
    Глава 14. Охваченные кольцом огня
    Глава 15. Великая ядерная беспомощность
    Глава 16. Время боевой фантастики
    Глава 17. Внезапное нападение в «идеальном варианте»: от агробиотеррора до ядерной диверсии
    Глава 18. Высокотехнологичный государственный террор

 
ОБ АВТОРАХ

 Максим Калашников (Кучеренко Владимир Александрович)

 Родился 21 декабря 1966 года в Ашхабаде. Вырос в славном городе-герое Одессе. Историк по образованию (МГУ). Служил в рядах Вооруженных сил СССР.

В журналистике с 1989 года («Вечерняя Москва», «Мегаполис-Экспресс», «Российская газета», «Стрингер»).

Принадлежал к крайне великодержавным политическим течениям. В 1993-м был на стороне противников режима.

Книги: «Московский спрут» (1993), «Москва – империя тьмы» (1995), «Сломанный меч Империи» (1998, переиздание – 2002), «Битва за небеса» (2000, переиздание – 2002). Женат. Отец двоих дочерей.

 

Юрий Крупнов

 Родился в 1961 году в г. Электросталь, вырос в Ногинске, живет в Москве.

Председатель движения «Партия России» и общественной организации «Образовательное общество», советник Российской Федерации 1-го класса, лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования.

Работал в Российской академии образования и Министерстве образования РФ. В 1992 году совместно с Независимым методологическим университетом организовал издание альманаха «Россия-2010», посвященного восстановлению России как мировой державы через опережающее развитие промышленности, образования и науки на принципах тысячелетней самобытной государственности.

В 1996 году организовал Институт учебника «Пайдейя». В 1996-2000 годах Институтом учебника «Пайдейя» разработано и выпущено 32 экспериментальных учебника.

В 2000 году в составе коллектива стал лауреатом премии Президента Российской Федерации в области образования за 1999 год.

В октябре 2001 года организовал общественное объединение «Образовательное общество», а в марте 2002 года – общественное объединение «Партия России».

 

Пролог. Мемуары о будущей войне

Далекий звук автомобильных моторов заставил его схорониться в придорожной лесополосе. Вжавшись в густую траву, он замер, сжимая в руках самое главное свое богатство – старый автомат Калашникова. Слегка приподнявшись на локтях, он вперился взглядом в полотно разбитой автострады.

Кажется, то был какой-то гуманитарный конвой. Впереди катили две бронемашины «Брэдли», развернув пулеметные башни «елочкой». Первая – направо, вторая – налево. Мелькнули белые американские звезды на скошенных зеленых бортах. Дальше шла колонна тупоносых грузовиков со значками сил ООН на дверях кабин. Взгляд выхватил головы солдат в затянутых камуфляжной тканью касках, белозубую ухмылку на негритянской роже…

Обдав шоссе облаком выхлопных газов, колонна скрылась за поворотом, оставив справа ободранный дорожный указатель «Ольховка – 5 км». Человек, залегший в лесополосе, снова чутко прислушался. Ничего. Он ощупал подсумки. Озадаченно подумал о том, что осталось всего два с половиной магазина к автомату и всего одна банка тушенки. Вчера ночью он пробовал обшарить обгоревший остов подбитого бэтээра у обочины в поисках патронов. Тщетно. Кто-то поживился уже до него, оставив в мертвой стальной коробке только груды разлагающегося человечьего мяса. А значит, очень скоро придется выйти на охоту. Нет, дальше по дороге он не пойдет – впереди явно расположился блокпост сил ООН, или как там еще. В одиночку с ним не сладить.

Человек извлек из-за пазухи засаленный автодорожный атлас, открыл нужный лист, что-то напряженно соображая. Вид человека был ужасен: грязная камуфляжная одежда, дикая борода, засаленные космы шевелюры. И – дикий блеск в глазах.

Нет, отлеживаться придется до сумерек. А там… Может быть, чем-то съестным доведется разжиться в этой Ольховке. Может быть…

В обнимку с автоматом он забылся чутким сном в кустах. Пришел сон, тревожный и призрачный. Снилась маленькая Людмилка. Вот она, сидя на диване, протягивает ему розового зайца. Такую забавную куклу-перчатку. «На уку… На уку одеть… Заесь…» – лепетала ему во сне дочка, прося надеть зайца на руку и поиграть с ней. Человек проснулся, оскалив зубы, сморщившись, словно от дикой боли.

Сколько прошло с тех пор? Всего два месяца. Тогда, в июне, НАТО в первый раз бомбило Москву. Крылатая ракета целилась явно в казармы бригады внутренних войск на Подбельского. Но что-то засбоило в ее мозгах – и «томагавк» врезался в многоквартирный дом брежневской постройки. Тогда, когда сам человек спешил домой с работы. Восемьсот килограммов взрывчатки превратили дом в груду щебня. И там, под обломками, осталось все, что было у человека – жена и дочь, книги, рукописи, жалкие сбережения.

Он смог сохранить рассудок, разгребая окровавленными руками бетонные обломки, бросаясь на скрученные прутья арматуры, слушая стоны из-под завалов. А потом разжился вот этим старым АКМ, вырвал кое-что из разрушенного склада и двинул прочь из обезумевшей столицы. С одной мыслью: на юг! Туда, где еще могут быть люди, готовые драться…

В первые дни было сравнительно легко. Тогда удалось подкрасться к группке мародеров и расстрелять их, добыв кой-какое золотишко, еду, патроны и даже пачку долларов. Тогда его вырвало жестоко – до желчи. Превозмогая головокружение от запаха теплой крови, он обшарил одежду убитых, забрав все ценное. К сумке с консервами и хлебом он не мог притронуться еще два дня.

Он уходил из обезумевшего города, и ветер трепал остатки старого рекламного плаката на обочине: «Третье тысячелетие – время любви, мира и согласия».

А потом был долгий путь из Москвы. На остатках энергии батареек карманный приемник приносил обрывки информации. На ультракоротких волнах царствовали возникшие оккупационные станции. Какие-то ушлые мальчики и девочки с русскими именами игриво сообщали сводки «сил ООН» – в промежутках между вечной эстрадой. Гораздо больше толку было от передач на английском языке – от Би-би-си. Демократия в России победила окончательно. Единой страны больше не было: образовались Поволжская федерация, Центророссия, Северокавказский союз, Ингерманландия – вкупе с Сибирской и Дальневосточной республиками. Откуда-то, как тараканы из щелей, бойко повылазили многочисленные президенты и прыткие молодые политики. Шли бесконечные интервью с «простыми людьми», бурно радующимися наступившей новой эре и прощанию с имперским прошлым. И лишь иногда говорили о боях с группами партизан на Брянщине и где-то на юге… Хоронясь по лесам и заброшенным домам, он чувствовал возникновение какой-то новой жизни вокруг. Встреченная на опушке бабка сначала до смерти его испугавшись, потом перекрестила его, поделившись тремя круто сваренными яйцами. Причитая, рассказала, что в их поселке уже обосновалась новая полиция. Те же омоновцы, подчиненные комендатуре Полицаи…

– А вообще у нас немцы стояли, милок.

– Какие немцы, мама? Америкосы.

– Не, сынок, немцы. С черными орлами на рукавах. И говорят, как лают: «нихт», «лос», «цурюк»…

– Понятно. Бундесвер.

– Чего, сынок?

– Нет, ничего…

Первых американцев он убил через две недели. Осторожно пробравшись во тьме к околице какого-то села на звуки рэпа, человек с автоматом заглянул в полоску света, пробивающуюся сквозь занавеску небольшого окна. Взгляд выхватил комнату со скромным убранством, заставленный тарелками с едой стол, на нем две бутылки виски. На диване в углу двое – негр и белый – увлеченно пользовали мясистую бабу. Все трое животно постанывали. Рядом на стуле, сваленные в кучу, громоздились камуфляжные куртки, у стены он заметил винтовку М-16, стоящую стволом вверх. На всю мощь гремел невидимый магнитофон.

Саданув в стекло прикладом и сорвав занавеску, человек ударил внутрь комнаты короткими очередями. Благо, громкая музыка помогла. Кровавая строчка пересекла спину бабы. Второй американец успел только обернуться. Перед глазами мелькнуло искаженное страхом лицо, бобрик стриженных щеткой волос. Коротко дернулся «калаш» – и янки рухнул ничком на залитую кровью пару.

Не помня себя, человек оказался внутри. Дрожащими руками схватил кусок копченой говядины со стола, запихнул в рот, лихорадочно жуя и давясь. В схваченный баул полетели незнакомые ему гранаты, пистолет с двумя обоймами, буханка хлеба, бутылка спиртного, упакованный в пластик полевой паек. Туда же он запихал и чужие мундиры. Все, пора уходить, пока никто не всполошился. Сквозь рев магнитофона он расслышал, как где-то неподалеку страшно завыла собака.

Выбравшись через окно, он побежал к лесу. Задыхаясь, нырнул под его сосновый полог, и потом что есть сил бежал дальше, спотыкаясь о валежник, натыкаясь на стволы деревьев. Упал, в кровь разбив лицо. Боль отрезвила его. Остановившись, человек рванул «молнию» сумки, достал виски и почти сорвал пробку. Он вылил на свой след почти половину содержимого. Как он не подумал раньше? А вдруг у них есть овчарки, и они пойдут по следу? Холодом дохнуло в низ живота, в памяти пронеслись полузабытые кадры старых советских фильмов про немцев. Нет ничего страшнее далекого лая овчарок. Надо сбить им чутье…

На рассвете следующего дня он прятался в кустарнике. Издалека – то затихая, то становясь громче – слышалось тарахтение вертолета. Он явно кружил, ища виновников ночного нападения. А через час прямо над прятавшимся человеком пролетел странный аппарат, похожий на сигарету с крылышками. Беспилотный разведчик…

Предисловие. Неблагодарная футурология

Мы не знаем, как продолжать эту повесть. Герой ее обречен. И нам горько.

Это видение, читатель, совсем не пустая фантазия.

На первый взгляд, нарисованная здесь картина покажется многим плодом воспаленного и нездорового воображения. Но, право, не спешите с выводами, суровый читатель. Люди – существа странные, и во все времена им казалось, что Реальность, в которой они живут, вечна и неизменна. Даже пережив эпохи больших перемен, люди все равно думают: «Вот, пронеслась буря – и новый порядок установился надолго». Такова уж психология. Вот и теперь многим кажется, что после падения Советского Союза пришла и уже устоялась какая-то новая жизнь, что ужасы конца восьмидесятых – начала девяностых – это то «самое худшее», что уже позади. Да, то, что сменило советскую эпоху, имеет много недостатков, но, в общем, к этой жизни можно притерпеться, устроить деток в коммерческий вуз, найти работу в туристической фирме или в торговле – и жить себе помаленьку, смотря по телевизору бесконечные телесериалы.

Но Реальность в наши дни очень изменчива. Хуже того – непредсказуема. Знаем ли мы о том, что будет в 2015 году? Реальность за последний век с лишним все время преподносит сюрпризы. Ну, представьте себе, что вы перенеслись в 1900-й год в Париж, на Елисейские поля и встретили там хорошо одетого русского, который совершает моцион после сытного обеда в ресторане. Попробуйте поведать ему о том, что всего лишь полтора десятка лет спустя на полях Европы будут гнить десять миллионов трупов. Расскажите ему о газовых атаках и о людях с сожженными ипритом легкими, о мясорубках Вердена и Соммы, о налетах немецких цеппелинов на Лондон и бомбах, которые сыплются на голову. Опишите ему то, как танки давят гусеницами людей и орудия. Расскажите о крушении и развале Австро-Венгрии, о распаде Османской империи. А после попробуйте изобразить Россию, в которой расстреляна царская семья, лютуют голод и тиф, красные и белые бросают друг на друга корпуса и дивизии, а по полям и степям носятся многочисленные банды. Расскажите ему о расстрелах в подвалах Чека. Опишите ему его же собственную судьбу – когда он, постаревший и лишенный всего, будет бежать из Крыма на битком набитом пароходе в 1920-м, и как потом будет мыкаться в Стамбуле, а его дочь пойдет на панель, чтобы добыть хоть какие-то гроши на кусок хлеба.

Поверит ли он вам в своем 1900 году? Вряд ли. Скорее, посмотрит, словно на опасного сумасшедшего, а может, еще и с кулаками на вас бросится. А ведь вы скажете ему правду.

Люди не хотели видеть приближения Первой мировой войны. Даже в 1913-м солидные газеты полнились прогнозами компетентных экспертов о том, что долгая война невозможна, потому что, дескать, она за несколько месяцев разрушит современные финансовые системы, а пулеметы и скорострельные пушки быстро сделают свое дело.

«Для Пруссии-Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размаха, невиданной силы. От 8 до 10 миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное отстрой нуждой, безнадежная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите. Все это кончается всеобщим банкротством. Крах старых государств и их рутинной государственной мудрости – крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны. Абсолютная невозможность предусмотреть, как все это закончится и кто выйдет победителем из борьбы, только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение…» – так в 1887-м говорил Энгельс, сподвижник Карла Маркса.

«…Общеевропейская рабочая республика, силы которой могут быть временно объединены под одной какой-нибудь могучей диктаторской рукою, может быть (опять-таки очень ненадолго) так сильна, что будет в состоянии принудить и нас принять ту же социальную форму, втянуть и нас огнем и мечом в свою федерацию…». Это говорил в 1885 году основоположник консервативной революции Константин Леонтьев. Почти точное предсказание гитлеровского Третьего рейха, который пойдет на нас под красным (хотя и со свастикой) знаменем хотя и «национал», но все-таки «социализма». И его правящая партия так и будет называться – Национал-социалистическая рабочая партия Германии.

Но ни Энгельса, ни Леонтьева никто не хотел слышать.

Можно вспомнить и другие примеры. Скажем, какого-нибудь победоносного англичанина, сэра Рональда – молодого, патриотичного и счастливого, в 1918-м только вернувшегося с победой над немцами. И вот вы пытаетесь сказать ему, что всего лишь через три года Британская империя подпишет Вашингтонский договор, добровольно отказываясь от мощного океанского флота, а потом вообще начнет трещать по швам. Что казавшийся непоколебимым фунт стерлингов в 1931 году уступит место доллару, а потом англичане вообще окажутся жестоко битыми какими-то японцами. Разве он вам поверит?

Хотя возможны и обратные примеры. Так, за безнадежного параноика примет вас и американец из 1954 года, которому вы попробуете описать мир 1971 года: мол, не случилось никакой ядерной войны, вам не приходится жить в убежищах и ходить в противорадиационных костюмах, а главы государств СССР и США встречаются, чтобы подписывать договоры о разоружении и готовить совместный космический полет «Союз-Аполлон».

Нежелание людей видеть даже ближайшее будущее давно стало притчей во языцех. В 1900-м все казалось лучезарным и прекрасным. Разве что-то изменилось ровно век спустя? Так что, читатель, и нынешняя Реальность с бело-сине-красным флагом, Путиным, Пугачевой и Киркоровым преходяща. Впереди нас могут ждать весьма неожиданные повороты истории. Мы вообще живем в эпоху большой неопределенности. Выходя из дому, мы не знаем, станем или не станем мы через час заложником? Ложась почивать на ночь, мы не ведаем, не рванет ли сегодня гексоген в подвале нашего дома? Втискиваясь в поезд метро, мы не ведаем, доедем ли до следующей станции, не превратившись в обрубок обгоревшего мяса в искореженном вагоне. Садясь в самолет, мы рискуем увидеть последнюю картину в жизни: налетающие на нас стены небоскреба. И потому не стоит, право, отметать с порога ту картину, которую мы нарисовали в самом начале.

 На самом исходе 2002 года два аналитика «Проекта ВВС» в рамках американской корпорации «РЭНД», Ольга Оликер и Таня Чарлик-Палей, разразились докладом «Продолжится ли закат России: тенденция и возможность вовлеченности США и их ВВС в разрешение новых русских проблем». Там они делают убийственные выводы о том, что «путинское возрождение» – это миф, что деградация РФ продолжается. Россия превращается в упадочное, неудачливое и плохо работающее государство. Ее реформы – это демонетизация экономики, повальное обнищание, бегство капитала, преступность и коррупция.

В будущем Россия содрогнется от демографической катастрофы, от межнациональных конфликтов и расизма. Ее армия окончательно деградирует. Начнут рваться самые тонкие звенья изношенной инфраструктуры: транспорт, АЭС, военные ядерные объекты. А дальше Россию ждут несколько сценариев: либо война в Азии, либо ядерный инцидент, либо ядерный теракт, либо война на Кавказе.

Распад РФ неизбежен. А потому ВВС США должны готовиться к проведению специальных операций в умирающей России…

И это пишут аналитики, которые финансируются из государственного бюджета США!

Разгром нашей Империи, Советского Союза, в декабре 1991 года, шизофрения опустошительных «реформ», деградация Вооруженных сил РФ, нападение НАТО на Югославию весной 1999-го, Вторая Чеченская кампания – это акты одной и той же кровавой драмы. Все стало только хуже после 11 сентября 2001 года, когда начался новый передел мира. За какие-то считанные месяцы Россию унизили, низвели до уровня международной «шестерки», обложили полукольцом новых военных баз с юга и окончательно подперли расширившимся блоком НАТО с Запада. Россию вышибают с восточных рынков, душат экономическими санкциями. США начали грандиозную программу вооружений, и скоро их ежегодный военный бюджет превысит 400 миллиардов долларов – больше, чем в 1980-е, когда США противостояли сверхмощному, вооруженному до зубов Советскому Союзу. Зачем? Догадайтесь сами. Они хотят создать качественно новую боевую силу. Зачем? Чтобы хранить мир во всем мире? Ну, давайте опять представим себя на месте умного человека образца 1900 года. Вы видите современные себе армии: пехота в обмотках: две ноги, две руки, винтовка. Кавалерия с саблями, карабинами да пиками. Похожие на маленькие пушки тяжеленные пулеметы на колесах. Пушки на конной тяге. Никаких еще автомобилей и аэропланов.

И вот вдруг вас ведут на сверхсекретный полигон одной страны, где вы видите опытные образцы и модели нового оружия. Летающие машины, которые могут поливать противника свинцом и уничтожать бомбами. Ручные пулеметы. Похожие на ромб бронированные машины, движущиеся по земле на гусеницах, ощетинившиеся стволами. Покрытые броней автомобили с двумя огневыми точками наверху. Подводные суденышки, способные топить торпедами громадные броненосцы. Странные аппараты, мечущие жидкое пламя на десятки метров. Противопехотные прыгающие мины.

Обозрев все это, умный человек 1900 года сравнит это с картиной современных ему конно-пеших армий, и придет к твердому выводу: страна, в которой он увидел такую программу вооружений, готовится к нападению на другие страны.

Точно такое же впечатление рождается и у нас, когда мы изучаем американскую программу перевооружения «Единая перспектива-2010» и сравниваем их будущую армию с тем, что есть сегодня.

Война приближается. Она уже идет – пока в своей «мягкой» форме, охватывая весь мир. И есть серьезные причины для того, чтобы она разразилась в конце концов громом пушек.

В этой войне нам нельзя проиграть. Потому что иначе нас больше никогда не будет. Нас, России, больше не станет.

***

Но если у кого-либо по прочтении книги вдруг создастся впечатление, что мы, русские, уже все проиграли – то это неправильное впечатление.

Более того, это вредная мысль. Наш проигрыш, наше поражение еще впереди, если мы в ближайшие годы коренным образом не переломим ситуацию. Главная беда – мы не извлекаем уроков из очевидных поражений – типа того же захвата бандитами «НОРД-ОСТА» и гибели почти двухсот заложников. Цель этой книги – показать положение, в котором оказалась Россия, и предупредить нас же самих: если страна не возьмется за ум, если мы не начнем настоящее промышленное развитие и оборонное строительство, если мы не сумеем восстановить Россию как мировую державу – то мы обречены быть вычеркнутыми из мировой истории. Более того, может непоправимо пострадать все человечество.

Авторы не всегда согласны между собой по отдельным моментам и даже главам книги. Внимательный читатель увидит, что авторы нередко спорят не только с едким Скептиком, но и друг с другом. Но они движимы одной главной мыслью – мы, граждане России, русские и нерусские, должны предотвратить гибель страны и человечества.

И это – дело прежде всего молодых русских.

Пора им перестать мечтать по-американски о бизнес-карьере любой ценой, как и о дурацком кураже – быть бритоголовым скинхедом. Пора им отнестись к России как к своей стране, которая сегодня сильно больна, поднять которую смогут только они. Вы, ребята, кому сегодня от 12 до двадцати пяти лет, можете выиграть битвы за Россию и воскресить ее.

Эта книга написана от имени русских и для русских. Русские для нас – это те, кто любят Россию, ее тысячелетнюю историю, и готовы служить Российской Государственности. И русские – это не происхождение, не цвет кожи, не избранные фамилии и роды.

Почти все другие работы авторов книги вы можете найти в книжных магазинах и, уж точно, в Интернете. Книги Максима Калашникова – на сайте «Библиотеки думающего о России» – http://patriotica.narod.ru/authors/kalashnikov.html, а статьи Юрия Крупнова – на сайте «Партии России» – http://www.p-rossii.ru/pred.phtml.

Наша книга – открытая. В ней много вопросов, но, очевидно, мало ответов. И мы решили – вместо того, чтобы убеждать всех в собственных предпочтениях и уговаривать согласиться с нашими версиями ответов – предложить формулировку ответов вам, наши читатели.

Смотрите на нашу книгу как на особого рода квест.

Шлите ваши версии ответов, критику вопросов и книги в целом, варианты возможных продолжений данной книги на сайты («Гнев Орка» – www.gnev-orka.narod.ru) «Абсолютная защита» и «Русский путь» – www.abs.zaschita.ru и www.russkii put'.ru).

Наиболее интересные суждения и впечатления будут опубликованы на сайте и, надеемся, отдельным изданием.

И вместе с вами – в спорах и обсуждениях – будем думать о том, как от гнева «орков» перейти к действию русских людей.

 

Часть I. Пятая мировая война
Глава 0. Новые кочевники против всех

Вы когда-нибудь задумывались над тем, в каком мире сегодня мы живем? Мир это или война?

Сегодняшний мир – это и есть война. Таково уж свойство современности, в которой грани между миром, войной и разными видами деятельности стираются все больше. Но кто и против кого воюет в этом сегодняшнем «мире-войне»? И каким образом? И за что?

В «Третьем проекте» я, Максим Калашников, сделал очень суровый вывод. В истории человечества постоянно существовали два течения, два сорта людей. Одно течение – это творчество, созидание. Второе – добывание трофеев, грабеж, мародерство. И деятели истории, в свою очередь, выступают либо в обличье созидателей, либо в личине «чужих», «добывателей трофеев», новых кочевников. Первые строят и открывают, создают новые богатства, знания и технологии, поднимают государства и вдыхают новую жизнь в свои народы. Вторые нагло и жестоко норовят захватить и переделить не ими созданное, обманув, стравив людей между собой, устроив кризис, революцию или войну. В предыдущие времена эти тенденции переплетались, и тот, кто в одном случае грабил, в другом пускал награбленное на созидание. Но к концу XX века произошла удивительная вещь: эти тенденции очень обособились друг от друга. Носители духа мародерства оформились в настоящее Античеловечество, и мы дали им имя – новые кочевники. Мы очертили их полуневидимые структуры – метагруппы, в которые включены крупные финансовые учреждения, спекулятивный аппарат, сети по обработке сознания, «мозговые центры», частные спецслужбы и части государственных аппаратов, захваченные неокочевниками. Мы показали, как неокочевники сложились из отдельных частей разнообразных сетевых глобальных клубов, масонства, сионизма, крупного финансового капитала и откровенной преступности.

Хотя их главное пристанище находится в США, это уже не американцы, а особый Интернационал. Первая страна, которая попала под почти полный контроль новых кочевников – это Америка. Но первая в мире страна, в которой новые кочевники победили полностью и которую употребили по полной программе – это Россия. Мы показали, как новые кочевники шли к своей цели, заливая планету кровью и потрясая кризисами. Натиск монополий в начале XX века… Русско-японская война и первая революция в России… 1917 год и дикое разграбление захваченной России… Вторая мировая… Холодная война и разрушение Советского Союза… Расчленение Югославии…

 ***

 Какова же эта цивилизация новых кочевников, которая, словно сеть, охватывает почти весь мир? Сколько же особей насчитывает это Античеловечество, этот Вечный рейх?

Этими вопросами озабочены не только мы. Один из выдающихся русских мыслителей нашего времени, социолог Александр Зиновьев, тоже видит эту новую Антицивилизацию, хотя и называет ее иначе: сверхобществом.

«Существует не мировое правительство, наподобие правительств отдельных стран, а мировое сверхобщество. В него уже входят от 50 до 80 миллионов человек, десятки тысяч мировых экономических империй, некоммерческих предприятий (негосударственных организаций – Прим. авт.), СМИ и т.д. У него своя структура, своя пирамида, своя иерархия (сеть и метагруппы, описанные в книге „Третий проект“ – Прим. М.К.). Вот оно и управляет планетой. США суть метрополия этого сверхобщества. Оно имеет представителей по всему свету. Одной Россией занимаются многие тысячи экспертов. На самом верху есть, конечно, небольшой круг лично знакомых людей, определяющих общую стратегию! Это не значит, что они где-то постоянно заседают и думают. Они вообще могут не заседать и не думать. Их средства управления – детально разработанная и апробированная система манипулирования массами, народами, правительствами…» (А.Зиновьев, интервью журналу «Российская Федерация сегодня», n18, 2000 г.).

То есть мы имеем дело с весьма необычным созданием матушки-истории. Прочь все примитивные, наивные представления о каком-то глобальном Совнаркоме, который заседает под видом Бильдербергского клуба и пишет прямые директивы! Мы имеем дело с необычной сетевой системой, которая сама по себе устроена так, что обладает каким-то нечеловеческим разумом. Это – сеть нового кочевничества, особая цивилизация-паразит. Мы долго считали, что это – Соединенные Штаты, но ошибались. США есть только их метрополия, база, главный схрон, наиболее подчиненный им организм, в мозги и мышцы которого неокочевники запустили свои тонкие щупальца. Это именно неокочевники – а не евреи или американцы, и многие привычные страны – только игрушки в их руках. Борьба на уничтожение Советского Союза действительно велась в тесном союзе североамериканского государства и новых кочевников, потому что СССР был самым сильным соперником для обоих. Это и породило заблуждение относительно того, что США это и есть новые кочевники.

Но теперь, когда наша великая Империя в декабре 1991-го пала, мы видим разницу. В мире действительно есть особая порода двуногих, которые не привязаны к конкретной стране, у которых дома, бизнес и даже развлечения разбросаны по всему миру. У них образовалась особая культура реактивных лайнеров, шикарных отелей и компьютерных сетей.

Они ворочают триллионами долларов и не обращают внимания на то, сколько стоит та или иная вещь: они всегда могут купить себе все и за любые деньги. Им даже выгодна дороговизна – так все самое новое и современное оказывается недоступным большинству землян, а им – доступно.

Во второй половине XX века они искривили научно-техническое развитие мира. И люди занялись бесконечным совершенствованием стиральных машин и утюгов, а никак не революционными прорывами в технике наподобие тех, чем в прошлую эпоху стали подчинение силы пара, изобретение двигателя внутреннего сгорания, электричества, радиосвязи и атомной энергии, осуществление полетов в воздушном океане и в космосе. Они остановили великие революции: отказ от нефти, как от главного энергоносителя, переход на атомную энергетику второго поколения (без обогащения урана). Они прекратили экспансию в глубокий космос и на шельф Мирового океана, развитие нелекарственной медицины, создание людена – человека сверхразумного и сверхсознательного. Почему? Потому что новым кочевникам надо как можно дольше сохранить мир в нынешнем виде, без переворотов – потому что такой мир ими досконально изучен и потому поддается управлению.

Им наплевать на страны и народы. В том числе – и на США с Израилем. Если им выгодно, если это помогает делу управления историей и созданию выгодных кризисов – то новые кочевники передают американские ядерные технологии Пакистану, хотя появление «исламской ядерной бомбы» угрожает самим США, а уж Израилю – и подавно. Если нужно новым кочевникам, то они бросают американские вооруженные силы в любую точку планеты, а те будут, например, бомбить и расчленять Югославию, хотя это и породит на свет опаснейший симбиоз наркомафии, пещерного национализма и самого что ни на есть исламского экстремизма – в лице албанской диаспоры. Если неокочевникам это выгодно, то спецслужбы США выкармливают бен Ладена и огромную сеть исламского радикального движения. Сначала его можно натравить на русских, но потом с большим успехом использовать и для управления самой Америкой, очень вовремя устроив тараны самолетов на башни Всемирного торгового центра.

Именно это Античеловечество и начало нынешнюю мировую войну – войну совершенно нам непривычную и еще неведомую для всего человечества. Пятую мировую войну. И в ней новые кочевники складываются в то, что мы называем Вечным рейхом.

***

Сегодня новые кочевники превратились в страшную наднациональную силу, в особую цивилизацию, цель которой – создать удобный им новый мировой порядок. Им нужен мир, похожий на пирамиду Аристотеля, в котором человечество навечно поделено на господ, их слуг и бесправных рабов, мир, который будет управляем новыми хозяевами жизни. Именно эта необычная сила и ведет нынешнюю войну. Только теперь не против Германии, скажем, или Советского Союза. Нет, теперь полем боя становится вся планета, а трофеем – все человечество. Особенно после 11 сентября 2001 года. В этой войне под ударом оказываются и нынешние остатки Великой России. Но правящие ею существа, словно в насмешку названные «российской элитой», к этой войне совершенно не готовы.

 

***

 

И вот тут я передаю слово своему соавтору, Юрию Васильевичу Крупнову, который эту войну попытался исследовать.

…Я открываю «Независимую газету» от 4 февраля 2002 года и читаю: "…Преобразования, связанные с так называемой военной реформой, провалились.

Главным итогом преобразований в Вооруженных силах стало снижение их возможностей по обеспечению обороны России.

В военном деле, в том числе в области военной теории, наша страна значительно отстала от передовых государств, и, в первую очередь, от США. Мы продолжаем учить свою армию и высшее командование тому, что, возможно, и не нужно будет в будущей войне: операциям на континентальных и океанских ТВД, всеобщей мобилизации и т. д. Однако эпоха таких войн прошла.

К сожалению, осмысления данного факта так и не произошло. Генеральный штаб ВС РФ не выполняет своей главной задачи – он не определил облик возможной войны будущего. Это не его вина, а его беда. Генштаб поставлен в такие условия, что огромный интеллектуальный потенциал военных ученых, военных практиков и управленцев просто не востребован. Оборонно-промышленный комплекс не может вести разработку вооружений, когда нет облика возможной войны будущего. Как следствие, государственный оборонный заказ формируется неизвестно по какому принципу…" (Коротченко И. Провал военной реформы. Председатель комитета по обороне Государственной думы РФ Андрей Николаев предлагает пересмотреть все решения по строительству и развитию Вооруженных сил России // Независимая газета. 4 февр. 2002).

Это написал не журналист, который ищет дешевой сенсации и ремесленной славы, а блестящий профессионал, генерал армии и председатель комитета по обороне Государственной думы Андрей Иванович Николаев.

Казалось бы, трудно что-то добавить к этой оценке. Кроме того, что «беды» Генштаба и руководства армии и страны были, есть и будут продолжаться. Надежды наших лучших генералов дождаться «правильного» министра обороны и вот тогда-то взяться за дело мне представляются наивными.

Однако разграбленная своими и чужеземными мародерами, преданная собственными вождями и умирающая страна вряд ли и дальше имеет возможность ждать того момента, когда у нашей «элиты» закончатся эти самые по определению нескончаемые «беды» (как говорит моя мама, «всё дела да случаи – они меня замучили»), когда высшие руководители опомнятся, встряхнутся и примутся за дело.

Я предлагаю начинать определяться самим по всем вопросам: и в том, каков будет облик возможной войны, и чему учить армию и высшее командование, какие новые физические принципы надо класть в основу нового российского оружия и какую действительно нужную и реалистичную разработку вооружений надо срочно начинать.

Достаточно хорошо представляя системы принятия решений в госаппарате и сам современный аппаратный настрой, я, к сожалению, уверен, что ждать от нынешних руководителей высшего звена решения хотя бы части проблем, которые сформулировал А.И. Николаев, – бесполезно и наивно.

Такая уж ситуация сложилась в стране (и, надо признать, не только у нас), что тот, кто хочет сохранить свою личность и достоинство, должен учиться отвечать на главные вызовы времени сам и с помощью своих товарищей.

Велико количество генералов и прочих полководцев, а защищать страну сегодня некому и нечем. Поэтому сегодня «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

И начать надо с главного – с того, чтобы перестать обсуждать войны вообще, а зафиксировать уже произошедшие, хотя и почти никем не отмеченные, и ту конкретную войну, которая, если не будут приложены специальные гигантские усилия, охватит мир в самое короткое время.

Война уже идет, читатель. В смертельную схватку мы, люди, вступаем с антилюдьми, с новыми кочевниками. И поле боя тут – вся Земля…

 

Глава 1. Конец Четвертой мировой

Сколько у нас было мировых войн, читатель? Большинство людей убеждены в том, что всего две, и последняя из них завершилась в 1945-м. После 11 сентября 2001 года в газетах даже мелькали смешные заголовки вроде «Начнется ли Третья мировая война?».

Мы придерживаемся совсем иного мнения. Дело ведь в том, что война существует не только в виде окутанных дымом полей сражений, на которых скрежещут танки и сыплются бомбы. Опыт XX века доказал нам, что можно захватывать чужие ресурсы, уничтожать соперничающую экономику, разваливать неугодные страны и даже уничтожать их население миллионами душ каждый год совсем без бомб и снарядов. И войны, как оказалось, можно вести многими другими способами.

Поэтому мы считаем, что после 1945 года в мире началась Третья мировая война, которая превратилась в цепь непрерывных операций непрямого действия и которая закончилась блестящей победой Запада и новых кочевников над нашей Империей – Советским Союзом – в декабре 1991 года. Страшные последствия этой войны для нас, побежденных, очевидны.

Но после 1991 года началась Четвертая мировая – война за передел мира, война финансовая. Вот ее вели уже новые кочевники, пытаясь уничтожить или остановить тех, кто после гибели СССР мог представлять хоть какую-то угрозу и сколь-нибудь значимую конкуренцию главному логову этих кощеев, Соединенным Штатам. Но эта война получилась сравнительно короткой, окончательного успеха агрессору принести не смогла, и потому 11 сентября была устроена грандиозная провокация, был инициирован процесс перехода Четвертой мировой войны в Пятую.

Появление сапога американо-натовских вооруженных сил США – НАТО в российско-советской Средней Азии (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан и, возможно, Казахстан), появление их оплотов в Грузии – это и есть фактическое завершение Четвертой мировой войны. Окончательным и юридически корректным ее завершением станет признание так называемым «мировым сообществом» результатов успешного воспроизведения схемы афганской кампании октября-декабря 2001 года в Ираке или любой другой стране мира.

Знаков поражения различных стран мира и России в Четвертой мировой войне можно привести немало. Это и признание факта близкого присутствия чужих вооруженных сил, переорганизация территории влияния и, главное, слом собственной позиции – переход в «а-позиционное» состояние, позиционная капитуляция.

Самым важным знаком поражения, с моей точки зрения, является позиционная капитуляция (в просторечии позиционной капитуляцией называется «сдача позиций, переведенная в форму глубокомысленной стратегической политики»).

Именно для того, чтобы уничтожить позицию и стоящую за ней традицию у побежденного народа, страны, государства, и организуются войны. В начале прошлого века американский конгрессмен Н. Додд четко определил назначение войны как средства: «Если желательно изменить жизнь целого народа, то существует ли средство более действенное, нежели война». Позиционная капитуляция означает, что население теряет историю и судьбу, становится материалом для фабрикации нужного элемента мирового порядка с позиции победителя.

Итак, мы знаем, кто поведет Пятую мировую – новые кочевники, Античеловечество, сделавшее своей базой Соединенные Штаты. Но кто станет противником неокочевников в Пятой мировой? И что выступит в роли добычи, которая должна достаться агрессору?

Задача следующей, Пятой мировой войны – переорганизовать человеческий материал населения различных стран мира в целях уничтожения человечества как субъекта всемирной истории и мирового развития. То есть смысл Пятой мировой войны можно сформулировать аналогично высказыванию модного пять лет назад Френсиса Фукуяме: организовать конец истории. В этой войне слетают все ложные покровы. Теперь все обнажается до режущей глаз наготы. Против нас, людей, ополчилось Античеловечество. Мы все должны стать его добычей, материалом для переработки в интересах победителей…

Интермеццо: Почему орки?

Меня, Максима Калашникова, еще при первом прочтении «Властелина колец» Джона Рональда Руэла Толкиена, поразила та инстинктивная ненависть этого талантливого человека Запада к малопонятным, глубоко противным и мерзким этой своей странностью оркам, которых так много в его книгах-фантазиях.

Помните?

"…В самых черных глубинах Утумно, в Первую Эпоху Звезд, Мелкор совершил величайшее преступление. Он изловил многих из новорожденной расы Эльфов и запер их в своих подземельях, где путем страшных пыток извратил их души. Таким образом он вывел новую расу – отвратительных орков, которых сделал своими рабами и которые были полной противоположностью Эльфов. Единственной радостью для орков были страдания других. Кровь, текшая в орочьих жилах, была холодна и черна. Пытками и ненавистью изуродовал Мелкор и их внешность: из статных и красивых Эльфы выродились в кривоногих и приземистых, руки их стали длинными и сильными, как у южных обезьян. Кожа орков стала черной, словно обуглившееся дерево. Лица у них были широкие и плоские, а из огромных ртов торчали желтые клыки. Глаза их были похожи на узкие щели в железной решетке, за которой горит огонь.

Орки были свирепыми воинами, потому что своего повелителя они боялись много больше, чем самого лютого врага; возможно, смерть они предпочитали ужасной орочьей жизни. Орки были бесчеловечными животными, и часто их клыки и когти обагрялись кровью себе подобных. Рабы Властелина Тьмы, они страшно боялись света, но глаза их хорошо видели в темноте…

…Они пришли из Ангабанда в броне из стальных пластин и сплетенных цепей, на головах у них были шлемы из железных ободов и черной кожи, увенчанные железными клювами, похожими на клювы грифов и ястребов. Вооружены они были кривыми ятаганами, отравленными кинжалами, стрелами и широкими мечами.

…Ходили сухи, что Саурон решил вывести новую породу орков, ибо в 2475 году из Моргота пришли иные орки и разграбили Осгилиат. Это были не обычные орки: называли они себя Урук-хай, роста были человеческого, не такие кривые и горбатые, как обычные орки. Но больше общего у них, конечно, было с орками, чем с людьми: те же рысьи глаза, та же черная кожа, те же желтые клыки и когти. Но урук-хай совсем не боялись света. Таким образом, у них было множество преимуществ по сравнению с их собратьями. К тому же они были сильнее и храбрее в бою. Вооружены они чаще всего были длинными прямыми мечами и тисовыми луками, хотя не гнушались и другим орочьим оружием. Урук-хай составляли элитные подразделения армии Саурона, часто они были командирами меньших орков.

Несколько последующих веков урук-хай и другие орки продолжали наращивать свою мощь, готовясь захватить все эльфийские и людские королевства на западе. Они приобрели себе множество союзников; к ним присоединилсь дунладанцы, умбарские пираты, истерлинги, харадримы и другие народы Средиземья…

Во время Войны за Кольцо, последней войны Третьей Эпохи Солнца, орки были повсюду (об этом говорится в Красной Книге). Орки пришли из Мглистых Гор и из Лихолесья под черно-красными знаменами. Бесстрашные урук-хай вышли из Изенгарда под знаменами Белой Руки – символ Сару-мана. На знаменах орков Моргула – а там были и обычные орки, и урук-хай – была намалевана Луна, похожая на череп. А под командованием Саурона шли бесчисленные полчища орков Мордора, помеченные символом Красного Ока…"

 

Чувствуете? Эта дремучая мистика Толкиена – о нас. И столетнее рабство, и патологическая животная жестокость, и презрение к смерти, и клиническая неспособность к рынку и демократии. Все тут есть. Сегодня, когда «Властелина колец» экранизировали в Голливуде, орками принято считать мусульман. Но это не так. Ведь Толкиен писал в самом конце 1940-х, когда исламский мир был еще очень-очень слаб. В клыкастых, ужасных и свирепых воинах видели нас.

И помните, что орки – это для западного сознания Толкиена «восточники» – Easterns? Тот темный злой Восток, которому противостоит Запад.

Так вот. Теперь пришло время понять, что для Запада мы всегда были и будем – если лучшие люди Запада не переменят свое сознание – этими омерзительными дикарями-орками, лишними на Земле варварами.

 ***

 Мы для Запада – люди Востока. Это всегда понимали все лучшие русские люди.

Об этом вдохновенно писал в страшном 1918 году в разгар братоубийственной Гражданской войны такой тонкий поэт, как Александр Блок:

 

Вы сотни лет глядели на Восток.

Копя и плавя наши перлы,

И вы, глумясь, считали только срок,

Когда наставить пушек жерла!

 Это ясно заявлял министр по делам восточных территорий Германии Альфред Розенберг 20 июня 1941 года: "Мы хотим решить не только временную большевистскую проблему, но также те проблемы, которые выходят за рамки этого временного явления – как первоначальная сущность европейских исторических сил.

Война имеет цель оградить и одновременно продвинуть далеко на восток сущность Европы…"

И об этом же в октябре 1942-го, в самый разгар боев под Сталинградом, возглашал не менее знаменитый соотечественник Толкиена – наш партнер по антигитлеровской коалиции Уинстон Черчилль: "Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе… Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств.

Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое… Я обращаю свои взоры к созданию объединенной Европы"

А 1 июня 2002 года, в Всемирный день защиты детей, дипломатичный президент США Дж. Буш выступил перед выпускниками знаменитого Вест-Пойнта – главной Военной академии США – и однозначно заявил, что на конец прошедшего века «выжила и оказалась дееспособной только*одна-единственная модель прогресса человечества*» ("The 20th century, he said, «ended with a single surviving model of human progress»). Он поведал, что Вест-Пойнт служит стражем тех ценностей, которые формируют солдат, а они, в свою очередь, «формируют историю мира» («The United States Military Academy is the guardian of values that have shaped the soldiers who have shaped the history of the world» – The New York Times, 02.06.2002).

Русские ему сейчас нужны для беспрепятственного начала Пятой мировой войны, и поэтому он похлопывает их по плечу, называя хорошими парнями, – пока будут послушно выполнять «указивки» из Вашингтонского политбюро.

…Что ж, если дело дойдет до края, – мы готовы быть орками. Мы готовы вслед за Александром Блоком сказать:

 

А если нет – нам нечего терять,

И нам доступно вероломство!

Века, века вас будет проклинать

Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам

Перед Европою пригожей

Расступимся! Мы обернемся к вам

Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!

Мы очищаем место бою

Стальных машин, где дышит интеграл,

С монгольской дикою ордою!

Но сами мы – отныне вам не щит,

Отныне в бой не вступим сами,

Мы поглядим, как смертный бой кипит,

Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн

В карманах трупов будет шарить,

Жечь города, и в церковь гнать табун,

И мясо белых братьев жарить!..

И конечно, мы всегда, как и Блок в том ужасном 18-м году прошлого века, готовы к миру – но честному и открытому:

О, старый мир! Пока ты не погиб,

Пока томишься мукой сладкой,

Остановись, премудрый, как Эдип,

Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,

И обливаясь черной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя

И с ненавистью, и с любовью!…

Придите к нам! От ужасов войны

Придите в мирные объятья!

Пока не поздно – старый меч в ножны,

Товарищи! Мы станем – братья!

 Мы, русские, если старый мир не остановится, станем орками.

Пока же – только гнев. Гнев орка…

 ***

 Продолжим исследование войн нового типа.

Очень важно понять различия Четвертой, Пятой и Третьей мировых войн.

Третья мировая война («холодная война») была идеологической, ориентированной на поражение идейной организации сознания и на слом свободной идентификации, т. е. представления человека и общества, народа о том, кто, собственно, он есть и в чем его назначение ("Третья мировая война, в напряженном ожидании которой прошла жизнь двух поколений землян, на самом деле завершилась. Началась она спустя год после окончания Второй мировой войны. С той самой знаменитой речи Уинстона Черчилля в Фултоне в 1946 году. Ее назвали «холодной», но сути это не изменило, разве что длилась она намного дольше двух предыдущих, и стороны не вступали в прямые военные действия. Хотя стояли почти за всеми войнами на планете в 1946-1988 годах.

…Третья мировая война завершилась полным разгромом восточного блока. Наступил финальный этап войны – реорганизация пространства побежденного противника. Но главное поражение все же не политическое – военного так и вовсе не было – а идеологическое". Мурсалиев А. Третья мировая война окончена // Комсомольская правда. Дек. 1992 – http://www.kulichki.com/ moshkow/politolog/mursaliew.txt).

Главным оружием в Третьей мировой являлось консциентальное оружие, то есть оружие, которое поражает сознание (более подробно см. изданный нами в 1996 году специальный выпуск альманаха «Россия-2010» «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке?» – http://www.dataforce.net/~metuniv/consor/title.htm).

Третья мировая война служит прекрасным примером тихой, нераспознанной войны, когда поражение есть, а военных действий вроде как бы и нет. И это честно сформулировал бывший министр обороны Российской Федерации Игорь Родионов: «Мы не распознали признаков этой войны, у нас не было ни средств, ни научного подхода для борьбы с ней» («По склону вверх король повел полки своих стрелков…» // Русский Журнал ( Политика. Круглый стол) – www.russ.ru/politics/polemics/20010717-war.html, 17 июля 2001).

Это при том, что не кто иной, как экс-президент США Ричард Никсон в 1988 году издал книгу с более чем ясным названием «Победа без войны», в которой четко сформулировал задачу: «Мы должны поставить перед собой цель способствовать децентрализации власти в Советском Союзе. Это должно быть долгосрочной целью, но она вполне достижима» (Никсон Р. 1999 год. Победа без войны. – М.: Прогресс, 1989).

 ***

 Четвертая мировая война стала финансово-информационной.

Субкоманданте Маркос из Лакандонского леса в мексиканской провинции Чьяпас, таинственный лидер повстанцев-сапатистов, в 1997 году удачно составил ее портрет: "Но одновременно с рождением Четвертой мировой войны будет изобретено новое военное «чудо»: бомба финансовая.

Финансовая бомба, как и ее атомные предшественницы в Хиросиме и Нагасаки, может разрушать города и страны, принося смерть, страх и нищету их жителям. Подобно нейтронной бомбе бомба финансовая способна действовать «выборочно», истребляя людей, но оставляя в целости неживые объекты. Однако финансово-неолиберальная бомба, в отличие от атомной и нейтронной, реорганизует и приводит к новому порядку все то, что является объектом ее атаки, превращая в одну из деталей в головоломке экономической глобализации. Результат ее разрушительного эффекта – уже не горы дымящихся руин и десятки тысяч прерванных жизней, а еще один квартал, добавляющийся к одному из торговых мегаполисов нового мирового гипермаркета, и рабочая сила, реорганизованная для обслуживания нового мирового рынка труда" (7 деталей мировой головоломки: Неолиберализм в виде головоломки: бесполезное объединение мира, делящее и разрушающее страны / Пер. О. Ясинского (Чили) oleg@netexpress.cl, Сантьяго, 2001 – http://www.mi.ru/~aka/markos.htm и http://kongord.narod.ru/Index/Screst/sk70-4.htm. Впервые опубликовано в газете «Ле Монд»).

Но и в далеком от Лакандонского леса мегаполисе – Москве – очень определенно зафиксировал именно финансовый тип Четвертой мировой войны один из немногих серьезных ученых в области военного дела в России В.И. Слипченко: «Главное оружие в мире – деньги. Именно деньги наносят удар, именно деньги поражают цели. В современном мире главной стратегической ударной силой стали финансы» («Известия», 17 янв. 2002).

Наконец, два итальянских генерала в отставке, придумавшие особое направление – «геоэкономику», еще в 1994 году были убеждены: «Геофинансы являются главной составной частью геоэкономики. Именно в этой области ощутимее всего подрывается государственный суверенитет…» (Жан Карло, Савона Паоло, М.: Геоэкономика, 1997).

Головным орудием финансовой войны выступил Международный валютный фонд, разрушительность действия которого сегодня признало подавляющее большинство политиков и экономистов мира, даже российские «западники». Схема деятельности МВФ оказалась во всех уголках мира одна и та же: кредит на стабилизацию – дефляция (бездефицитный бюджет) за счет урезания социальных расходов – дефолт – выплата долгов за те кредиты, которые де-факто выступали «финансовой бомбой».

Четвертая мировая финансовая война показала великолепные возможности новых войн: уничтожаемое население не просто нищает и африканизируется, но еще считает своей святой обязанностью самостоятельно финансировать – через последующую выплату долгов – войну против самого себя.

 Сегодня существует огромное количество исследований и монографий, посвященных описанию однозначно разрушительной роли МВФ. Детальный, многократно отработанный и предельно документированный анализ реальной эффективности МВФ в течение полутора десятков лет ведет группа кандидата в президенты США Линдона Ларуша; на русском языке – http://www.larouchepub.com/russian/. на английском – Executive Intelligence Review: http://www.larouchepub.com/index.html. А вот что писал один из лучших политологов России Б. Кагарлицкий за полгода до обвала экономики в Аргентине: «Все недавние „отличники“ Международного валютного фонда переживают тяжелые времена. Мало того, что производство падает, а безработица растет, но и знаменитая „финансовая стабилизация“ обернулась таким же кризисом национальной валюты, какой мы наблюдаем в России. Иными словами, „последовательно“ или нет проводились „реформы“, результат всегда один. Хуже всего дела обстоят в Бразилии, которая находится на грани банкротства. На очереди Аргентина. Более слабые латиноамериканские государства уже девальвировали свои валюты…».

 Сами посудите: сначала для получения «спасительного» кредита страна-жертва должна принять такие условия, которые приводят к страшным потерям и разрушениям, к нищете и гибели промышленности. Везде помощь МВФ приносила лишь кризис, горе и слезы. Но потом народ пораженной таким образом страны еще начинает возвращать этот кошмарный кредит, отдавая на это последние силы. То есть жертва сама питает агрессора. Ягнята наперебой кормят собою ненасытного волка.

Несмотря на огромные успехи, Четвертая мировая все же не принесла окончательной победы новым кочевникам, и потому зазвучали первые залпы следующей глобальной битвы…

 

Глава 2. Первые перестрелки… сетевой войны

Пятая мировая война еще толком не началась, но уже повсюду в мире идут рекогносцировки и авангардные бои. Враг ведет активную разведку, прощупывает оборону, вступает в первые перестрелки.

США сегодня считают себя глобальной державой и видят свою национальную задачу (даже прямой долг и обязанность!) в наведении устойчивого порядка в мире. Они также понимают, что наведение такого порядка, определяемого исключительно ценностями и мировидением США, потребует глобальной войны. Для этого они тщательно изучают и описывают подобные разведбои и экспериментальные формы борьбы в новой мировой войне.

Чтобы правильно понимать ситуацию, необходимо представлять, что огромное количество аналитиков, которых по образцу советологов сегодня можно, вероятно, назвать глобологами, изо дня в день занимаются изучением зарождающихся феноменов завтрашнего дня. И нас с вами, если заслужим, станут пристально изучать.

В области военного дела безусловным лидером является «Рэнд Корпорация» (http://www.rand.org/about/), которая проводит огромное количество исследований по всем ключевым направлениям войны и мира, особенно по вопросам организации вооруженной борьбы и современным проблемам населения (демографии).

Ведущие аналитики «Рэнд корпорации» последовательно изучают авангардные бои Пятой мировой на материале необычных войн в Мексике, Бирме, Сиэтле и в самих США. Среди этих аналитиков особенно отличаются Джон Аркилла и Дэвид Ронфельдт (John Arquilla, David Ronfeldt). Именно под их редакцией в 1997 году вышло исследование «В афинском лагере: готовясь к конфликтам в информационный век» (In Athena's Camp: Preparing for Conflict in the Information Age. John Arquilla and David Ronfeldt, editors. RAND, 1997), а совсем недавно опубликован обобщающий труд на эту тему: «Сети и сетевые войны: будущее террора, преступления и вооруженной борьбы» (Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. John Arquilla and David Ronfeldt, editors. RAND, 2001 – http://www.rand.org/publications/MR/MR1382/).

Будущая война, с их точки зрения, выглядит необычно. Она будет сетевой.

 В сознании русских, крепко-накрепко, сотнями корней угнездился один-единственный стереотип войн. Ну, просто обязан враг выехать против нас непременно открыто, яростно поблескивая глазами сквозь прорези в броне, и мы должны сшибиться с ним в яростной схватке. Как вариант: на нас надвигаются армады танков, и мы, молясь и наполнясь священной яростью, сидим в окопе и сжимаем в руках гранаты, чтобы встретить агрессора грудью. И мы знаем, что вон там, левее нас, прет дивизия СС «Мертвая голова», а прямо на нас накатывает 2-й танковой группой сам Гейнц Гудериан, а с фланга хочет обойти Квантунская армия, а в тылу норовит высадиться 82-я воздушно-десантная дивизия США. Вставай, страна огромная! Врагу не сдается наш гордый «Варяг»!

И при этом мы знаем, что за линией фронта находятся центры агрессии, вражеские штабы, в которые сходятся все нити управления вражьей силой.

Однако нынешние войны совершенно не соответствуют этому стереотипу. Представьте себе, что против вас выходит не закованный в сталь супостат, которого вы ждете с мечом (гранатой, автоматом) в руке, а какая-то стая насекомых. И вот она тучей налетает на вас, проникая во все щели доспехов, и жалит вас, и кусает, и вообще облепляет со всех сторон. От тысяч и тысяч укусов вы сходите с ума, истекаете кровью, кричите от боли… Каждое насекомое в отдельности в тысячи крат слабее вас, но атака целого их роя – это смерть.

Вот это и есть сетевая война.

 Основной феномен новой войны Аркилла и Ронфельдт видят в том, что раньше воспринималось как обычные партизанская война и мятежи, а теперь плавно переходит в форму социальной сетевой войны и становится глобальной войной – в пределе: мировой гражданской войной.

Самые известные примеры такой социальной сетевой войны – это события в Сиэтле, а теперь еще и в Генуе, где совершенно неожиданно прошли массовые и чрезвычайно успешные выступления хитро организованных людей, которых для простоты назвали «антиглобалистами».

Не менее известным (для тех, конечно, кто внимательно следит за происходящим в мире) является феномен движения имени Сапаты в Мексике, которое возглавляет таинственный субкоманданте Маркос. Он постоянно демонстрирует свою полную анонимность и разрыв с миром. Скажем, на вопрос корреспондентов уругвайского журнала «Эль Обсервадор»: «Вы поддерживаете отношения с родственниками или друзьями детства?» он дал типичный ответ: «Нет. Я полностью порвал с этим миром. Моя семья – это мои товарищи» («Партизан на асфальте», интервью субкоманданте Маркоса Матильде Камподонико и Эдуардо Бласине – корреспондентам уругвайского журнала «Эль Обсервадор» / перевод О. Ясинского (Чили) – http://www.tiwy.com/pais/mexico/entrevista=con=subcomandante=marcos/partizan.phtml).

Мир узнал об этом движении 1 января 1994 года, в день, когда вступило в действие Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) – региональный аналог Всемирной торговой организации (ВТО). В этот первый день нового года в мексиканском штате Чьяпас отряды Сапатистской армии национального освобождения (САНО) численностью, по разным сведениям, от 500 до 4000 человек вышли из тропического леса (сельвы) Лакандона и заняли города Окосинго, Лас-Маргаритас, Альтамирано и Сан-Кристобаль де Лас Касас. Муниципальные здания были конфискованы, заключенные выпущены из тюрем, государственные склады товаров открыты для людей. САНО выпустила Декларацию войны из джунглей и разорвала (денонсировала) НАФТА как «смертельный приговор» коренным жителям Мексики – индейцам.

Разумеется, описания этой социальной сетевой войны кардинально разнятся. Описания делаются с разных позиций. Поэтому мы постараемся опереться на разнообразные источники, а в качестве фундаментального научного труда примем монографию корпорации «РЭНД» «Социальная сетевая война сапатистов в Мексике» (Ronfeldt David F., Arquilla John, Fuller Graham E., Fuller Melissa. The Zapatista «Social Netwar» in Mexico. RAND, 1998 – http://www.rand.org/publications/MR/MR994/). Кстати, одним из редакторов и автором этой монографии является все тот же Джон Аркилла.

Вот как описывается ситуация, вызвавшая восстание сапатистов, на сервере Международного Социально-Экологического Союза (МСоЭС) – международной общественной некоммерческой организации (подчеркнем, что именно подобного рода некоммерческие организации Джон Аркилла называет базовыми боевыми единицами социальной сетевой войны): "Североамериканское соглашение о свободной торговле – это соглашение между Соединенными Штатами, Канадой и Мексикой, успешно создающее единую североамериканскую экономику. Сапатистская армия национального освобождения, которую поддерживает огромное количество местных жителей, считала и считает, что воздействие НАФТА на социально-экономическую систему и экологию всех стран, участвующих в соглашении, поистине опустошающее.

НАФТА – это не просто соглашение о свободной торговле товарами и услугами между странами. Его возможности гораздо шире. Оно дает компаниям, оперирующим под юрисдикцией НАФТА, определенные привилегии и всемерно способствует выполнению многих требований МВФ, таких как устранение государственного контроля за иностранными инвестициями. Договор явно отдает предпочтение корпорациям в ущерб интересам рабочих и окружающей среды. В приграничных городках Мексики жизнь превратилась в кошмар. Ядовитая грязь вытекает с фабрик, построенных недавно, после подписания НАФТА. Фабрики таких корпораций, как «Дженерал моторе» и AT amp;T, изрыгают всякую токсичную дрянь – расползающуюся повсюду багровую, оранжевую и зеленую слизь…"

«Позвольте представиться. Мы – это Сапатистская армия национального освобождения. Десять лет мы жили в этих горах, готовясь к войне. В этих горах мы создали армию. Мы не могли жить внизу, в городах и на плантациях. Наши жизни ценились меньше, чем машины или животные. Мы были как камни, как сорная трава на дороге. Нас заставляли молчать. У нас не было лиц. У нас не было имен. Не было будущего. Мы не существовали для той силы, которая называется „неолиберализация“. Мы ничего не стоили, не производили, не покупали, не продавали. Мы были нулем в счетах большого капитала» (http://www.seu.ru/programs/localization/booklet/gll5.txt).

Новизну этого нового типа борьбы лучше всего, пожалуй, характеризует описание самого субкоманданте Маркоса, которое он дал в 2001 году в интервью всемирно известному колумбийскому писателю, нобелевскому лауреату Габриэлю Гарсиа Маркесу (автора известных всему миру романов – «Сто лет одиночества» и «Осень патриарха»).

"*Г. Гарсия Маркес:* Вы использовали выражение «как говорим мы, военные». Для нас, колумбийцев, которые привыкли слышать речи партизан, ваши слова мало похожи на военную лексику. Что от военных есть в вас и вашем движении и как вы можете описать войну, в которой участвовали? *Субкоманданте Маркос:* Мы сформировались внутри армии, Сапатистской армии национального освобождения. Это военная структура. Субкоманданте Маркос – военный командир армии. Но в любом случае, наша армия – совершенно другая, потому что мы стремимся как раз к тому, чтобы перестать быть армией.

Военный – это абсурдная личность, потому что он должен прибегать к оружию для того, чтобы убедить другого, что его истина – единственная, которой нужно следовать, и в этом смысле, если будущее нашего движения – военное, у него нет будущего. Если САНО продолжит свое существование как вооруженная военная сила, это станет ее поражением. Поражением в смысле поражения ее идейных позиций, ее взгляда на мир. Кроме этого, еще худшим, чем это стало бы, если бы САНО пришла к власти и начала править, как революционная армия. Для нас это было бы поражением.

То, что считалось бы успехом для военно-политической организации 60-х и 70-х, когда возникли национально-освободительные движения, для нас стало бы поражением. Мы видели, как эти победы приводили к провалам или поражениям, скрытым за собственной маской. То, что оставалось всегда нерешенным, – это роль людей, роль гражданского общества, роль народа.

И наконец, это всегда было борьбой между двумя гегемо-ниями. Репрессивная власть, которая сверху все решает за общество, и группа просветленных, которые хотят наставить страну на путь истинный, отстраняет первую группу от власти, берет власть в свои руки и тоже сверху начинает решать все за других. Для нас это – борьба гегемонии, и всегда в ней есть «плохие» и «хорошие»: те, кто побеждают – хорошие, те, кто терпит поражение – плохие.

Но для остальной части общества в принципе ничего не меняется. Для САНО наступил момент, когда она оказалась превзойдена самим сапатизмом. Буква "А" (армия) в этой аббревиатуре уменьшается, ее руки оказываются связаны, причем настолько, что мобилизация без оружия не только не становится для нас трудностью, но мы даже испытываем от этого определенное облегчение. Да и патронташи становятся намного легче, чем раньше, и вес военной риторики, неизбежной со стороны любой вооруженной группировки во время диалога с гражданскими, становится куда меньше.

Нельзя восстановить ни мир, ни общество, ни национальные государства, разрушенные сегодня, если исходить из вопроса, кто на этот раз навяжет свою гегемонию обществу. Мир, а в нашем случае Мексика, состоит из разных людей и групп, и отношения, которые нужно построить между этими разными группами и людьми, должны опираться на уважение и терпимость, т.е. элементы, которых нет в выступлениях военно-политических организаций периода 60-х и 70-х. Как это обычно происходит, реальность предъявила свой счет, и для вооруженных национально-освободительных движений цена этого счета оказалась очень высокой…" (интервью субкоманданте Маркоса Габриэлю Гарсии Маркесу колумбийскому журналу «Камбио», 25 марта 2001 / Перевод О. Ясинского (Чили) – http://www.tiwy.com/pais/mexico/entrer vista=con=subcomandante=marcos/; адрес оригинала статьи: http://www.cambio.com.co/web/interior.php?idp=21 amp;ids=l amp;ida=).

Основной метод ведения борьбы сапатистов – навязывание многостороннего диалога между общинами индейцев, муниципалитетами и центральными властями Мексики. Отметим, что похожую форму «принудительного диалога» активно использовало в ходе местных и всероссийских выборов 1999 года общественно-политическое движение «Май», организованное в Екатеринбурге.

Для адекватного описания форм ведения борьбы в социальных сетевых войнах Джон Аркилла применяет термин «роение» (swarming), проявляемое в множественных «микродействиях», «тычках» и «стычках»: в выступлениях в СМИ, в вооруженных и невооруженных физических столкновениях, в разного рода демонстрациях и презентациях, в навязываемых диалогах и переговорах с официальными лицами и пр.

Для Аркиллы и для самих сапатистов такого рода противостояния, безусловно, являются войнами.

"ВОПРОС: так что это – своего рода вялотекущая война?

ОТВЕТ: О да, это – определенно война, но не такая, где много людей становятся ее жертвами. Сейчас, когда мы даже не особенно слышим о сапатистах, их движение столь же сильно, как и раньше, даже перед лицом 70-тысячного мексиканского корпуса, окружившего мятежный район…" (Интервью с человеком, вернувшимся из Чьяпаса – http://stop-wto.narod.ru/bib4.htm).

 Аркилла, приводя многочисленные подтверждения из работ других исследователей, убедительно показывает, что такие социальные сетевые войны ведутся на транснациональной основе, огромная роль в них принадлежит правильному проектированию и использованию форм коммуникаций и информационных технологий, что, однако, не исключает, а, как правило, обязательно включает боевые отряды как небольшой по количеству, но важнейший элемент сетевых децентрализованных организаций, которые, собственно, и организуют эту войну (Ronfeldt David F., Arquilla John, Fuller Graham E., Fuller Melissa. The Zapatista «Social Netwar» in Mexico. RAND, 1998, стp. 113-132 – http://www.rand.org/publications/MR/MR994/).

Вы скажете, что приведенный пример вас не убедил. Что мы показали сапатистов, которые воюют как раз против современных западных сил. Верно, против. Но только такими же приемами пользуется и главный агрессор Пятой мировой. Это раньше одно государство воевало против другого, и все было просто да ясно. Или же один союз стран шел против альянса других: Антанта против Тройственного союза, НАТО против Варшавского договора. Теперь картина намного сложнее.

Страна сталкивается с тем, что ее противник – это какой-то рой вроде бы не связанных друг с другом фондов, комитетов в защиту того-то и того-то, преступных группировок, политических движений, телеканалов, Интернет-сайтов. Только действуют они невероятно согласованно.

Что далеко ходить за примерами? По «Третьему проекту» вы прекрасно знаете о том, что и сообщества новых кочевников, метагруппы, организованы именно как эти рои, как сети. Одни части этой сети заняты финансами, другие – информационными операциями, третьи – безопасностью и т. д.

Да вы вспомните, как России нанесли тяжелое поражение в Чеченской кампании 1995-1996 годов! Кто атаковал страну, добиваясь ее капитуляции перед сепаратизмом и бандитами? Да все те же роящиеся негосударственные структуры-насекомые. Всякие партии, газеты, телеканалы, комитеты солдатских и других матерей, правозащитные группы и исследовательские фонды, банки и фирмы по перекачке денег, Интернет-предприятия и пр. Противник получается каким-то неясным и рассредоточенным. И его удары очень трудно отражать. Сама война, которую он ведет, превращается в тотальную, сплошную. Нет уже фронтов, есть многомерное пространство войны, которая идет везде – в политике, культуре и экономике, в технологиях, на улицах городов и в идеологии. В этой войне в ход идут и убийства, и террористические акты, и вполне демократические дебаты, статьи в газетах и политические перевороты. И только иногда дело доходит до прямых авианалетов. Джон Аркилла и его коллеги говорят: основой такой сетевой войны сегодня становится бурно растущий третий социальный сектор. Это – огромное разнообразие самоуправляемых частных или неправительственных организаций (nongovernmental organization – NGO). Именно эти организации и превращаются в тех самых роящихся насекомых, связанных почти неуловимыми командами в одну сеть.

Эти неправительственные организации не ставят перед собой задач распределения прибыли акционерам или директорам. Нет, они, помимо формального аппарата государства, преследуют общественные цели вовне. Все это начинает становиться «ассоциационной революцией» негосударственных действующих лиц и по своему значению вполне может быть сопоставлено с возникновением национального государства в Новое Время (Ronfeldt David F., Arquilla John, Fuller Graham E., Fuller Melissa. The Zapatista «Social Netwar» in Mexico. RAND, 1998, стp. 116: «to quote from Adrienne Goss (1995), it appears that a global „third sector“ is being created – „a massive array of self-governing private organizations, not dedicated to distributing profits shareholders or directors, pursuing public purposes outside the formal apparatus of the state“. This amounts to an „associational revolution“ among nonstate actors that may prove as significant as the rise of the nation state…»).

Как в свое время государства нынешнего типа с их бюрократией и центральной властью безжалостными хищниками ворвались в пестрый мир феодальной раздробленности, так и сегодня неправительственные организации, вездесущие и быстрые, врываются в мир неповоротливых государственных бюрократий.

Разумеется, все прекрасно понимают, что такие негосударственные организации, NGO, выступают обоюдоострым оружием и используются как самыми мощными государствами мира (в первую очередь, США – достаточно указать на огромное количество фондов и благотворительных организаций в России), так и отдельными небольшими общественными группами активистов.

Но Джона Аркиллу и военно-дипломатико-политическое сообщество, представленное в корпорации «РЭНД» как в «мыслительном танке» (think tank), разумеется, интересует то, какова природа и эффективность этих организаций. Какова их фактическая неподконтрольность, сама степень неподконтрольности и свободы подобных образований? Каковы наиболее эффективные и дешевые средства борьбы с подобными сетевыми вооруженными силами в грядущем глобальном противостоянии с ними и с теми государствами «третьего мира», которые составляют «мировую ось зла» (заявление Президента США Дж. Буша 31 января 2002 года)?

 

А что интересует нас, читатель? Нам нужно не допустить Пятой мировой, которая обречена быть роевой и сетевой. Эта война получается самой гуманной в истории. Ведь в переводе на русский «гуманный» означает «человеческий», а главным объектом поражения и уничтожения в новой войне становится свободная, никем не управляемая человеческая личность, которая свободно мыслит и делает свободный выбор.

Для меня лично важная роль движения сапатистов (САНО) и подобных им состоит в том, что оно организует население на то, чтобы не попадать в современные тупики, представленные в виде однозначных дихотомий и ложного «выбора без выбора»: коммунизм-капитализм или, для российского населения – советское прошлое или либерально-рыночное будущее (Homo sovieticus или Homo economicus – см. дальше анализ программной статьи начальника Департамента социального развития аппарата Правительства Российской Федерации Е. Гонтмахера).

Способность отдельного человека, сообщества или народа самоопределяться к предлагаемым извне «свободным выборам» является сегодня не только фактическим здравым смыслом, но и главным условием элементарного выживания.

Сапатисты подают прекрасный пример того, что для умственно и нравственно самостоятельных людей и народов всегда «Иное дано» (напоминаю – это название программного сборника 1990 года, в котором с либеральных позиций доказывалось, что все многообразно и плюралистично, кроме одного – решения России строить «капитализм» и «правовое государство»), что неправильно и вредно принимать навязываемые и смертельно опасные «альтернативы». Выбирать можно не только между Ельциным и Зюгановым, и еще всегда есть возможность слабым в экономическом отношении противостоять сильным.

«С крахом „коммунизма“ возникла иллюзия триумфа капитализма. Если вы хотите сойти с пути, на котором находится сейчас мир, вы должны иметь некоторую идею относительно иной системы, и сапатисты жизненны, потому что они не только говорят об этом, они фактически сделали это. Они управляют муниципалитетами коммунально, они организуют их собственные проекты образования, их собственные водные проекты, имеют собственную армию, они обращаются к другим локальным сообществам Мексики – и это вдохновляет» (Интервью с человеком, вернувшимся из Чьяпаса – http://stop-wto.narod.ru/bib4.htm).

 

Враг наш давно освоил прием, который загоняет нас, людей, в опасные ловушки. С помощью своих «роев» и сетей нам каждый раз навязывают ложный выбор. Вы не за Ельцина и его воровскую шайку? Значит, вы за коммунистов! Вы ненавидите США? Да вы, батенька, стало быть, поддерживаете вот тех людоедов-диктаторов, которые сжигают тела своих жертв в ваннах с кислотой! Вы не пьете пепси? Значит, вы – антисемит.

Прекрасно показал этот тупой, но действенный метод навязывания тупиковых альтернатив в момент начала войны НАТО против Сербии в Косово сам субкоманданте Маркос: "В этой войне Мировая Власть стремится заставить нас всех занять одну из двух позиций – поддержать войну «этнических чисток» Милошевича, или же поддержать «гуманитарную» войну НАТО.

В этом заключается великая алхимия денег – нам предлагают выбор не между миром и войной, а между двумя войнами…" (Субкоманданте Маркос: Речь о войне в Косово // Мексика. Июнь. 1999 – http://www.alterdoze.com/antigl/a 17010204.htm).

К великому сожалению, события после чудовищной провокации 11 сентября 2001 года показали, что здравого смысла существенно не прибавилось, и тем, кто планировал эту провокацию, удалось-таки загнать почти весь мир и Россию либо в «войну с международным терроризмом», либо в противостояние этой «антитеррористической коалиции».

Необходимо научиться не попадать в безальтернативные альтернативы, иначе втянут в Пятую мировую войну в качестве пушечного и реформенного мяса преобразований, нацеленных на уничтожение целых «неправильных» народов и стран.

 

Глава 3. Самая гуманная война в истории

Но – чу! – слышим голос скептического читателя.

– Ну вы и скажете, господа авторы! А где же объявленная цель Пятой мировой? Что означает ваше утверждение о том, что главный объект поражения и захвата в ней – человечество? Это что, какие-то существа, ваши неокочевники, вынырнув из преисподней, примутся всех ловить, вязать и гуртом гнать вереницы рабов в какие-то дали? Ерунда какая-то!

– И вообще – мировой войны сегодня быть просто не может. Ведь нет уже на свете ни Советского Союза, ни Варшавского договора, против которых воевали западные силы. НАТО вот, судя по заключениям наших политологов и аналитиков, исчерпало себя, доживает последние дни…

Ну что ж, уважаемый скептик, слушайте наш ответ.

 Пятая мировая война – не надо здесь строить никаких иллюзий – будет гуманной, или гуманитарной, т. е. связанной с переорганизацией подходящего для нового порядка человеческого материала и удалением неподходящего («неадекватного») человеческого материала. Новые кочевники считают, что земляне делятся на две части – нужную и ненужную.

Нужная часть – это существа, которые готовы отказаться от всего ради денег. К чему такие устарелые понятия, как честь, совесть, любовь, патриотизм и верность традициям предков? Все это – фашизм, мракобесие, «закрытое общество», неконкурентоспособность. Поведением человека должна руководить только голая выгода. В его глазах должны мелькать только цифры в твердой валюте, а душу ему заменяет прейскурант вкупе с кассовым аппаратом. Все, что приносит прибыль, – хорошо. Все остальное – плохо. Никакой любви – мы всего лишь покупаем сексуальные услуги понравившейся особи. Нет великих идей – есть только рыночные схемы. Вырви кусок из-под носа у соседа, пока он не победил тебя в конкурентной борьбе. И пусть торжествует самый конкурентоспособный.

Ненужное же население – это те, кто не хочет так жить, кто цепляется за какие-то нерыночные понятия и не хочет мерить все окружающее деньгами. Это – лишнее, неконкурентоспособное население, которое, очевидно, должно исчезнуть. Правда, вместе с ним исчезнет и часть людского стада первой разновидности, которое не выдержит рыночной конкуренции с себе подобными. Но это – мелочи.

Вот ради этой цели «прореживания» и отбора человечества для создания «рыночных животных» и поведет враг наш новую мировую войну. Поэтому и следует называть эту войну гуманистической, или гуманной, поскольку она принимается за человека целиком и видит в убийстве тела лишь одну из многих (и довольно вульгарных) возможностей управления ситуацией.

Гуманная – это совсем не значит милосердная и добрая. Как раз совсем наоборот! Периодически эта гуманная война из «роения» негосударственных сетевых организаций будет перерастать в привычную, «горячую», с авиационными налетами и атаками крылатых ракет.

По оружию Пятая мировая война будет комплексной, в том числе и ядерной, поскольку ядерное, нейтронное, биологическое, химическое и иное оружие массового поражения является чрезвычайно эффективным для уничтожения «избыточного» населения. Эффективность, прежде всего экономическая, – вот божок нашего времени и давно уже в головах военных ядерное оружие перешло из категории оружия политического в категорию оружия актуального и подручного. Страх перед «ядерным апокалипсисом» ушел почти бесследно.

События 2001-2002 годов показали, что все, в общем-то, готовы к тому, что над планетой поднимется парочка ядерных грибов. И не надо думать, что это будут непременно американские боезаряды. Ведь можно спровоцировать ядерную войну, скажем, между Индией и Пакистаном.

Нам тяжело писать эти строки. Но мы очень надеемся, что они, обозначая возможное непоправимое, помогут сделать так, чтобы это непоправимое никогда не произошло.

Господствующий на сегодня в мире политический класс, «мировая элита», к настоящему времени фактически уже утвердил в качестве основной идеи своего правления инвестирование в достижение безраздельного господства и в исключительно эффективные, с экономической точки зрения, проекты. Деньги идут лишь на то, что служит господству над человеческой массой, и на то, что приносит самую большую прибыль. Все остальное внимания этой «элиты» недостойно.

Обратной стороной этого решения является принципиальный отказ от ответственности за все население своих стран и за мировое население в целом. Западная «элита» все больше превращается в неокочевую, наднациональную. Ее все меньше волнует судьба людей даже в их базовых странах – в США и Западной Европе.

За этими решениями стоит, с нашей точки зрения, такое мироощущение, что существующие ресурсы абсолютно недостаточны не только для кардинального улучшения жизни каждого без исключения человека своей страны и мира, но и для элементарного «содержания» существующей массы людей. Это ощущение закономерно, поскольку даже в США реальный промышленный потенциал за последние сорок лет фактически упал в два раза. В «Третьем проекте» мы опишем то, как в 1970-е годы новые кочевники уродливо надломили научно-техническое развитие планеты, которое вело к возникновению экологически чистой цивилизации с необычными технологиями, цивилизации, которая не зависела бы так от нефти и газа. Новые кочевники сочли, что такая цивилизация подрывает их власть над историей, делает мир неуправляемым для их окаянного племени и вообще уничтожает среду их обитания. И вот вместо новых источников энергии мы к 2000-м годам получили дикое сочетание из компьютеров, почти рабского труда азиатских рабочих, грязной «огневой» энергетики и нефтяных вышек. В этом диком мире неэффективных технологий Земля всех ныне живущих прокормить просто не в состоянии.

Для того чтобы новые кочевники и дальше могли править миром, им надо либо стать светочами науки и образования, спроектировав технологический мировой прорыв, либо просто сократить население планеты.

Новые кочевники выбирают второе. С их точки зрения, лучше захватить под контроль как можно больше природных ресурсов, а «лишнее» население планеты от этих ресурсов отрезать. Ну, разве должно «неконкурентоспособное население» расходовать нефть? Нет, конечно!

Механикой такой стратегии служит методология «человеческого капитала», которая позволяет регулировать население, его количество и судьбу в зависимости от рентабельности этого населения. Рентабельное население – это то, которое способно в данных условиях самостоятельно участвовать в распределении ресурсов и демонстрировать соответствующий тип поведения. Оно определяется как качественное, а нерентабельное объявляют низкокачественным.

Причем, читатель, мы, русские, уже объявлены нерентабельными и некачественными людьми. Мы недостойны потреблять природные ресурсы…

 

Идеологическим обеспечением этого глобального фашизма выступают теории гуманизма. Человеческая жизнь рассматривается настолько дорогой, что во имя максимального служения этой жизни ее непозволительно растрачивать на преследование абстрактных идеалов и различных архаизмов, связанных с традицией и культурой.

Рекомендуется не «напрягаться» и не подвергать себя напряженному труду, чтобы не делать жизнь горькой, проводя ее максимально сладко. Последним аккордом обслуживающей ресурсную стратегию идеологии является утверждение о том, что такова, мол, неизменная природа человека, таковы законы природы, такова жизнь.

Но есть одна загвоздка: все эти правила распространяются исключительно на тех, кого зачислили в «рентабельное» население. Это их жизнь считается огромной ценностью. А на «некачественные» народы все эти блага не распространяются. Им оставляют только одну возможность: подыхать, ползая под столом, за которым пируют «качественные» народы.

Описанное выше и является в чистом виде неомальтузианством и социал-дарвинизмом, которые «по-научному» ясно констатируют, что объем ресурсов является ограниченным и убывающим, а объем человеческой массы неограниченным и возрастающим. Но регулировать ресурсы невозможно. Следовательно, надо регулировать человеческую массу. Несколько проще это звучит так: «На всех не хватит». В целом же мир и человечество в этом мировидении представляется группой кланов, беспощадно сражающихся за ресурсы. Идеалом при этом является такая победа одного из кланов, когда все базовые ресурсы будут сосредоточены у него.

Реализация данного мировидения с неизбежностью ведет к Пятой мировой войне. В связи с минимальным количеством людей, уничтожаемых с помощью взрывов и выстрелов, мы и считаем ее гуманной. Гораздо больше людей будет истреблено экономическими, демографическими и иными гуманитарными методами.

 

Итак, по своему характеру Пятая мировая война, основанная на неомальтузианстве, является «гуманной», а по методам реализации – множественной.

Мы ничего не выдумываем. Чтобы увидеть облик этой войны, достаточно вглядеться в нынешнюю Россию. Мы ведь стали первой в мире страной, власть в которой захватили неокочевники. И не американские, а свои, доморощенные. И у нас в грубоватой и беззастенчивой форме происходит все то, что очень скоро ожидает и весь остальной мир. Первые в мире теракты с разрушением зданий и массы людей случились не в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, а в Москве, в сентябре 1999-го. И перед Косово был Карабах. Поэтому теоретики нашей местной «элиты» выбалтывают то, о чем помалкивают идеологи западных неокочевников.

Вот как по-ученически блестяще, на «отлично», воспроизводит логику «гуманной» войны в газете с многообещающим названием «Московские новости» не кто иной, как начальник Департамента социального развития (!) аппарата Правительства Российской Федерации Евгений Гонтмахер.

"Что с высокой долей вероятности произойдет уже через несколько лет? Ведь для обеспечения долгосрочного экономического роста потребуются трудовые ресурсы с вполне определенными качествами.

Во-первых, их должно быть достаточно. Но демографические прогнозы говорят о том, что после кратковременного увеличения числа людей, входящих в трудоспособный возраст (эхо всплеска рождаемости – 1946-1950 годы), наступает очень глубокий спад, во-вторых, усугубляется перечисленными выше тенденциями в качестве «человеческого фактора».

Конечно, теоретически рассуждая, можно ответить на этот вызов кардинальным повышением производительности труда. Но и здесь чудес, скорее всего, не случится. Скорость нарастания кризиса «человеческого фактора» значительно быстрее скорости обновления основных фондов нашей экономики.

Но даже если инвестиции польются рекой уже завтра, то сразу же обнаружится, что на многие рабочие места не найти людей нужного образования (особенно профессионально-технического и управленческого) и состояния здоровья.

Кроме того, настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО, сделает безработными, по моим оценкам, не менее 10-12 миллионов человек, занятых сейчас на нежизнеспособных и неконкурентоспособных предприятиях. Это абсолютно неизбежное и необходимое действие потребует от государства выделения значительных средств на адаптацию такой человеческой массы к новым реалиям. Это станет дополнительным фактором, препятствующим быстрому росту общественной производительности труда.

Нужно отдавать себе отчет в том, что к концу первого десятилетия XXI века именно состояние «человеческого капитала» станет основным фактором, который определит, выживет ли Россия как государственное образование и останутся ли шансы сохраниться – в физическом понимании этого понятия – у российской нации?.." (Гонтмахер Е. Хватит ли у России «человеческого капитала»? // Московские новости. n4. 29 января – 4 февраля 2002).

Я ни в коем случае не утверждаю, что сам Е. Гонтмахер сознательно желает кому-то зла и уж тем более осознает себя в качестве туземного пионера Пятой мировой войны.

Но логика его рассуждений тем. не менее очевидна и может служить образцом для описания логики и типа грядущей войны.

Давайте еще раз вчитаемся и вдумаемся в то, что Е. Гонтмахер провозглашает в программной статье.

«Кардинальное повышение производительности труда» и резкое увеличение «скорости обновления основных фондов нашей экономики» – невозможны. К тому же этому будет «препятствовать» «настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО».

То, что я и пока еще немало людей в России явно принадлежат к «человеческой массе» с «низким (по великолепному выражению Е. Гонтмахера) качеством» – это факт. В самом деле, как еще можно относиться к людям, которые по инерции своего старого мышления продолжают думать, к примеру, что структурная перестройка экономики должна в итоге вести к «кардинальному повышению производительности труда» и резкому увеличению «скорости обновления основных фондов нашей экономики»?

Поэтому, по мысли Е. Гонтмахера, чиновника, который де-юре и де-факто определяет социальную политику России, получается, что, во-первых, незачем инвестировать в повышение производительности труда и обновление основных фондов, т. е. в науку, образование и промышленность, которые и определяют производительность и фонды, и, во-вторых, в целях «обеспечения долгосрочного экономического роста» (по поводу фиктивности и вредности такого показателя, как экономический рост, см. мою статью «Россия имеет все шансы стать мировой державой», май 2000 г., опубликованную на сайте «Партии России» – http://www.p-ROSSII.ru/pred.phtml), для чего потребуются «трудовые ресурсы с вполне определенными качествами», необходимо переформовать «человеческую массу» под такой зоологический вид, который одним своим естественным существованием будет способствовать экономическому росту.

А в-третьих, нужно где-то брать эти самые доброкачественные человеческие ресурсы (в самом деле, не может же «элита» существовать без качественных рабочих скотов?), привлекать их со стороны, как из СНГ, так и из дальнего зарубежья: «И нам стоит рассмотреть вопрос о привлечении в Россию на постоянное место жительства и нерусскоязычных. Так формировалось население США, Канады, Австралии, ряда стран Западной Европы. Речь не только о бывших республиках СССР. Нужно думать и о квотированном привлечении людей из таких регионов дальнего зарубежья, как Средний и Дальний Восток, Юго-Восточная Азия, с одновременным ужесточением политики в отношении нелегальных мигрантов».

Итак, в чем состоит логика господина Гонтмахера.

Данный человеческий материал (русские) для «настоящей структурной перестройки экономики» и устойчивого экономического роста не подходит. Ergo, необходимо заменить данный материал естественным образом убыли и прибыли (смертями и рождениями), искусственным образом стимулирования иммиграции, а также организационными мероприятиями типа вступления в ВТО.

Quod erat demonstrandum – что и требовалось доказать.

Разве эта логика не является всецело людоедской логикой, по сравнению с которой образ жизни натурального людоеда – благородное направление мысли и дела?

Впрочем, в конце данной работы я специально остановлюсь на разборе оснований и механизмов «гуманной» войны, ориентированной на истребление лишнего – бесполезного и «нерентабельного» – населения.

Сегодня это делают в России. Завтра – будут творить повсеместно.

 ***

 Но для того чтобы лучше понять реальность Пятой мировой войны как гуманной войны и прийти к соответствующей оборонной стратегии, с моей точки зрения, необходимо разобраться вообще с проблематикой войн грядущего века, познакомиться с разными формами и методами войны и обороны.

Ведь сегодня пришло время непонятных или, как это обозначено в прекрасной книжке Фридриха фон Хейдта, – «неправильных (иррегулярных) войн» (Friedrich A. Freiherr von der Heydte. Der moderne Kleinkrieg als wehrpolitisches und militaerisches Phaenomen. 1972. См. также перевод на английский, который был сделан Executive Intelligence Review: Modern irregular warfare in defence policy and as a military phenomenon. N.Y., 1986).

Глава 4. Против кого вооружаются США?

Странная сегодня наблюдается картина, читатель. Вроде бы у США уже нет до зубов вооруженного противника в лице СССР, Китай по военной части еще весьма слаб, а в Вашингтоне начали невиданную гонку вооружений.

Администрация президента США в феврале 2002-го предложила конгрессу план, по которому к 2007 году расходы на оборону планируется довести до 451,4 млрд долларов. Это всего на 0,4 млрд долларов меньше, чем рекордный военный бюджет США эпохи холодной войны – в 1985 году он составил 451,8 млрд долларов.

Это, а также заявленный президентом Бушем план сделать бюджет США 2003 года «центрированным» на военных расходах и имеющим 10 млрд «военного резерва», ясно обозначает общую тенденцию: государственный бюджет становится бюджетом войны.

 Как всегда до логического конца доводит рассуждения и решения Администрации США радикально-имперская группа проекта «Новый американский век». Так, ведущий сотрудник этого проекта Вильям Кристолл в своем обращении по поводу объявления о характере и размерах бюджета 2003 года аплодирует своему президенту и говорит о том, что в этом «бюджете войны» предусматривается не только закладка 10-миллиардного резерва, но и резкое увеличение затрат на перспективное вооружение. Это не только национальная ПРО и космические системы, но и повышение жалованья для военных, и улучшение их медицинского обслуживания, и разработки в области высокоточного оружия, беспилотной авиации и систем связи – http://newamericancentury.org/defensebudeet-012402.htm.

 На чисто военные цели только США, не считая их союзников и стран НАТО, в ближайшие пять лет инвестируют 2 триллиона долларов! До этого США все девяностые годы, не переставая, инвестировали примерно по триллиону в три года.

Удивляться тому, что госбюджет США становится бюджетом войны, не стоит. Что же тут может быть удивительного, если после событий 11 сентября 2001 года Буш официально много раз заявлял, что США находятся в состоянии войны на долгие годы – как минимум на десятилетие?

Это только наши генералы и политики почему-то восприняли эти многократные, четкие, абсолютно официозные заявления как метафору, пиарные преувеличения и пр.

А война между тем уже объявлена. Кто же становится противником США в этой войне? Оставаясь в здравом уме, этого никто не в состоянии точно определить.

Ну и что? Противника нет, а война – «первая война XXI века, которую надо выиграть» («win the first war of the 21-st century»), как заявляет Дж. Буш, – уже есть.

К этой диалектике нового типа, значительно превосходящей оруэлловскую (помните, «Свобода – это рабство», «Любовь – это ненависть» и пр. в романе «1984»), пора привыкать и учиться действовать в условиях такой выворотной логики.

Почему ветер дует – потому что деревья качаются.

Кто виляет – собака или хвост? Хвост собакой?

 

Напомню, что это название прелюбопытного фильма «Хвост виляет собакой» (Wag the Dog), который в российском прокате вышел под названием «Плутовство». Фильм вышел за год до начала войны США-НАТО против Сербии-Югославии и во имя «спасения от геноцида против косовских албанцев». Сюжет фильма таков: накануне президентских выборов в прессу попадает скандальный материал о том, что ныне действующий и собирающийся переизбираться президент США соблазнил несовершеннолетнюю; в результате команда «попавшего» верховного главнокомандующего и главы США приглашает специалиста по нестандартным решениям (его великолепно играет Роберт де Ниро), который, чтобы отвлечь внимание населения и добыть дополнительные очки в избирательной борьбе, устраивает с помощью Голливуда «небольшую войну с Албанией»; президент в итоге спасен и переизбран. Выдающейся находкой создателей фильма является не только правильное обозначение смысла современной логики («Хвост виляет собакой»), но и блестящее отражение стиля действующих по подобной логике. Когда героя де Ниро помощники проштрафившегося президента в оторопи спрашивают: «А почему война должна быть с Албанией?», тот недоуменно отвечает: «А почему нет?» Нельзя не отметить и выдающиеся чувство юмора руководства телеканала ОРТ, которое за день до «всенародных» думских выборов 1999 года специально показало этот фильм – после двух месяцев разбора Доренко тазобедренного сустава Е. Примакова и пр.

 

Почему в сентябре 2001 года США решили бомбить Афганистан? Потому что в декабре, через три месяца после сентября, была найдена «абсолютно подлинная» видеозапись с бен Ладеном, в которой он подробно разъяснил мировой общественности свою роль в уничтожении двух башен Всемирного торгового центра. Причем ни у кого не должно остаться сомнений в том, что именно бен Ладен – главный террорист, поскольку на этой кассете «человек, похожий на бен Ладена», делал все так, как это было нужно спецслужбам США для всемирного предъявления абсолютно достоверного доказательства по Си-эн-эн.

Трудно здесь указать весь массив серьезных аналитических работ, которые однозначно показывают, что руководство США прямо не заинтересовано в обнаружении реальных виновных в страшных событиях 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. В русскоязычной прессе есть прекрасные статьи Б. Кагарлицкого, А. Ермакова и др. Хороший анализ представлен в вышедшем по следам событий сентябрьском, 2001 г. номере «Стрингера». Но на Западе, и даже в самих «развитых странах», также огромно число тех, кто указывает на нежелание руководства США вести расследование. В частности, генерал Андреас фон Бюлов, бывший статс-секретарь в министерстве обороны и министр обороны Германии, бывший глава парламентской комиссии по надзору над службами безопасности, в начале 2002 года выступил с опровержением официальной версии того, что случилось 11 сентября 2001 года в США. Главное, что его поражает, – это почему конгресс не потребовал расследования того, что в действительности имело место в тот ужасный день (Америкэн Фри Пресс (АФП). 28 янв. 2002 – http://www.americanfreepress.net).

…Для чего нужен такой огромный военный бюджет?

Мне лично абсолютно ясно – для победы в организуемой Пятой мировой войне.

В 1992-м Буш-старший в полной эйфории объявил миру о победе США в холодной войне. Эту речь много раз показывали по западному телевидению. Государственный секретарь США Дж. Бейкер по-бухгалтерски сухо пояснял в эти дни: «Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы достичь победы в холодной войне против России».

Новые триллионы (по 2 в пять лет) – это инвестиции в очередную победу в 2000-х годах. Но кто будет проигравшим?

На этот раз противник настолько размыт и «повсюден» (используем замечательный термин В.И. Вернадского, открывшего феномен «повсюдности» жизни как основания биосферы), что реальным противником США является человечество.

А совсем конкретно, вероятно, будут «ломать» Китай (больше попросту и некого). И если дело будет и дальше идти так, как оно идет сейчас, то драться с Китаем будут русским пушечным мясом.

 

Глава 5. Война сплошная и непрерывная

Пятая мировая война, на пороге которой мы находимся, будет сплошной. Она будет состоять из множества боевых процессов, одновременно происходящих по разным направлениям, содержаниям и составу участников. Время и боевые действия совершенно сольются и превратятся в нечто, что предельно точно обозначил замечательный российский геополитик В.Л. Цымбурский как «непрерывность стратегического процесса» ( Цымбурский В. Л. Сверхдлинные военные циклы // Русский Журнал (Политика. Лекции). 20 июля 2001 – www.russ.ru/poli-tics/meta/20010720-tzim.html).

Подобным процессуальным характером уже во многом отличалась холодная война (прошу обратить внимание, что я считаю необходимым писать это выражение – «холодная война» без кавычек). Она, составляясь из многих, разбросанных по всему миру локальных войн, в которых за полвека погибли до 20 млн человек, стала почти непрерывной. Это очень хорошо обозначил военный статистик Б. Урланис, характеризуя частотность боев в первых двух мировых войнах: «…Трудно говорить о каком-либо интервале между битвами… Вся война представляет собой как бы непрерывную цепь битв» (Урланис Б. История военных потерь. – СПб., 1994, цит. по ст.: Цымбурский В.Л. Сверхдлинные военные циклы // Русский Журнал (Политика. Лекции). 20 июля 2001 – www.russ.ru/poli-tics/meta/20010720-tzim.html).

Третья мировая война 1945-1991 годов уже во многом имела характер если еще не единого процесса, то как минимум уже не состояния – т. е. четко отграниченного и определенного момента начала и конца войны, с объявлением о «состоянии войны» и с прекращением состояния войны в результате акта капитуляции. Уже тогда было непонятно, где кончаются боевые действия и начинается мир, где экономика переходит в подрывные операции, а культура – в идеологические наступления.

Вооруженные конфликты на чужой территории между двумя сверхдержавами следовали один за другим, погибало огромное количество людей – и при этом большинство населения было абсолютно уверено в том, что они наконец-то живут в мирное время и «главное, чтобы не было войны». Если у кого-то и были представления о реально происходящих в этот период войнах, то они казались просто «странными». Именно так, кстати, четко обозначил Первую Чеченскую войну (которая, как мы помним, вовсе была не войной, а системой мероприятий «по восстановлению конституционного порядка») бывший президент Ингушетии, военный человек генерал-лейтенант Руслан Аушев.

Исключительно процессуальный характер приобрела Четвертая мировая война, построенная на применении «финансовой бомбы» и наращивании консциентального оружия – т. е. оружия, поражающего сознание (от лат. constientia – сознание, совесть).

 Пятая мировая война станет уже исключительно процессуальной, причем одновременно идущей по множеству направлений, «гроздьями» и «пучками», многими «роями» (если вспомнить термин Джона Аркиллы). На смену странным войнам второй половины XX века – многим непрерывным войнам в мирное время – грядет сплошная война, когда сам мир и является абсолютной войной. Разницы между войной и миром не сможет определить никто.

 Очень тонко чувствуют это лучшие российские профессионалы военного дела.

Так, генерал-полковник запаса Леонид Григорьевич Ивашов, последний профессиональный защитник Родины с блестящим образованием, исключительно сильный военный дипломат, в своих статьях четко указывает на "методологический принцип утверждения контрольно-управленческих функций над регионами и странами – «управление через хаос» (Ивашов Л. Г. Управление через хаос // Советская Россия, n24, 2 марта 2002). Также чутко и верно он определяет ситуацию как близкую к "мировой трагедии, к так называемому феномену «мировой гражданской войны» (Ивашов Л. Г. Россия, шарахающаяся из стороны в сторону// Независимое военное обозрение. n7, 1-14 марта 2002).

Единственный недостаток, с моей точки зрения, состоит в том, что хаос и «мировая гражданская война» – это в начале XXI века уже очень метафорические и неточные, построенные больше по аналогии, термины. Также минус этих терминов состоит в том, что создавали их наши противники для своих собственных целей, поэтому они отражают не понятия, необходимые для организации соответствующей обороны и армии, а общее название того, что для нас будет происходить в виде «естественного» процесса – т. е. просто все понимают, что хаос, а откуда хаос и как этот хаос организован, уже почти никто не понимает и даже неспособен понять.

Надо ясно и определенно говорить о вот-вот готовой начаться Пятой мировой войне. Да, это сразу показывает нашу полную, сверху донизу неготовность к этой войне и абсолютную готовность наших генералов и политиков к войнам начала – середины прошлого XX века. Что ж, честная правда, как она ни горька и страшна, все же лучше для России и мира, чем сладкие иллюзии «приобщения к мировой цивилизации» по пути страны на кладбище.

 Для такой нарождающейся на наших глазах сплошной войны недееспособный политический класс во многих странах мира с удовольствием принял еще один эвфемизм новых кочевников: «борьба с мировым терроризмом», «антитеррористические операции». Это также очень опасное заблуждение, требующее дисквалификации тех, кто с серьезным выражением на лице произносит эти бессмысленные слова.

Сплошная война требует новых лиц и голов и тем более новых армий и вооружений.

Чтобы хоть как-то описать природу грядущей войны, укажем на один случай. Один изобретатель в западно-сибирском городке Урай в начале 90-х годов предложил совершенно новый вид шахмат. Он назвал их «мерцающими». Идея была проста, как все гениальное. Вмонтировать в стандартные шахматные фигуры функцию смены их достоинства. Например, ты видишь пешку противника, а через пять секунд она уже – раз! – и ферзь или слон. Этот изобретатель даже умудрился устроить где-то на границе с Китаем первый и последний чемпионат мира по таким «мерцающим шахматам».

С моей точки зрения, грядущая сплошная война и будет именно такой «мерцающей» войной. Противник вдруг возникает и вдруг пропадает, подставляя союзника или друга. Пропадает географически конкретный и достаточно постоянный театр военных действий (ТВД), а сами военные действия кардинально меняют свою природу и представленность в пространстве.

Пространство и время в возникающей практике войны становятся взаимопроникающими категориями.

Любой неверный шаг и методологическая слабость здесь будут очень дорого стоить.

Можно указать только на один простой и наглядный пример.

Какой-то российский «стратег» через несколько дней после 11 сентября 2001 года поспешил радостно отрапортовать о том, что у чеченских боевиков нашли компакт-диск с учебным пособием по вождению самолетов.

Замысел «стратега» был прозрачен до неприличия – заставить «мировое сообщество» признать чеченских боевиков международными террористами.

Но здесь и была допущена грубейшая методологическая ошибка, в результате которой: а) Россию по-прежнему упрекают Чечней; б) по всему южному периметру России – в ее «подбрюшье» – возникает физическое военное присутствие США и НАТО; в) резко усиливаются позиции чеченских боевиков в РФ и само их количество.

Непродуманное и невыверенное действие в формате спецоперации привело только к тому, что у США через полгода после этой глупости появились дополнительные основания для присутствия в Грузии, в сердце Кавказа. В самом деле: для чего в Грузии появляются американские военные? Как для чего – для наведения порядка в Панкисском ущелье. А хорошо ли, прилично ли американским военным появляться в Грузии? Правильно, присутствие американских военных в Грузии недостаточно, и для искоренения международного терроризма в самой Чечне надо бы американским военным вместе со славным НАТО прямо туда и идти, наводить порядок в самой Чечне. А можно ли прямо в Чечню? А как же, ведь в этой Чечне, помимо беспорядка, который вызван неспособностью РФ в одиночку справиться с международными террористами, еще и, как пить дать, готовится очередной террористический акт против США – спасибо нашим коллегам из российских спецслужб, они нас уже в прошлом сентябре предупредили об этом.

«Президент России Владимир Путин сделал ставку на то, что присоединение России к войне против терроризма даст ей стратегические преимущества на Кавказе; а вместо этого Шеварднадзе, судя по всему, переиграл его, использовав кампанию против „Аль-Каиды“ в качестве предлога для приглашения в страну американцев. Если американские военные там закрепятся, то это воспримется как геополитический эквивалент изгнания России из зоны ее собственного влияния и как коварный шаг Грузии, направленный на то, чтобы превратить настрой России на сотрудничество с президентом Бушем в возможность решительно освободиться от влияния Москвы. Личные взаимоотношения президентов Буша и Путина могут быть теплыми и пушистыми, однако геополитика есть геополитика»; Karon Tony. Почему «Москва пребывает вне себя от ярости из-за проникновения Соединенных Штатов в Грузию» // The Time. 27 февраля 2002.

 Предлагаю для наших «стратегов» логическую задачу. Итак, кто в первую голову виноват в появлении войск США в Средней Азии?.. Не угадали: «По мере того как оседает пыль, поднятая боевыми действиями в Афганистане, и независимо от того, в чем заключаются цели США в этом регионе, становится ясно, что российская армия в своем нынешнем состоянии оказалась неспособной дать адекватный ответ на глобальную угрозу со стороны талибов. Министерство обороны и российский Генштаб почти ничего не сделали для борьбы с наркоторговлей и угрозой расширения исламского фундаментализма в Средней Азии. Неспособность ответить на эти важнейшие угрозы, возникшие за последнее десятилетие, стала одним из факторов, вызвавших цепочку событий, которые и привели к антитеррористической операции в Афганистане…» (Отказ России от военной реформы привел к вводу в Среднюю Азию вооруженных сил США // Ариэль Коэн. 23 янв. 2002 – (c) Eurasianet – http://www.eurasianet.org). Кстати, обратите внимание на эту Евразия-сеть – прекрасный образчик передового отряда социальной сетевой воины.

 Самое же наивное состоит в предположении, что чеченский боевик для Запада – террорист или может быть таковым. Для Запада это всегда «сукин сын, но это их сукин сын!». И как могут наши доблестные «стратеги» надеяться на изменение позиции США и НАТО по поводу происходящего в Чечне после того, как еще в 1997 году был опубликован «Мировой бестселлер» ветерана британской разведки, известного писателя Джона Ле Карре «Наша игра», в котором он прекрасно описал и показал, на чьей стороне «развитый мир» и что никогда России не будут прощены ее «имперские грехи» на Кавказе. И это после того, как была выведена на чистую воду британская гуманитарная неполитическая, нерелигиозная благотворительная организация «Хэйло траст» (Halo Trust), созданная 12 лет назад и базирующаяся в Лондоне, сотрудники которой учили бандитов в Чечне подрывному делу под «крышей» разминирования зоны боевых действий?..

 

"Проникновение в Чечню британцы начали в 1997 году… Въезжая под видом коммерсантов в нашу страну, они нигде, вопреки российским законам, не регистрировались и по отлаженным каналам перебирались из Москвы в Чечню. Там их встретили хорошо. В соответствии с указанием Масхадова «Хэйло траст» были выделены помещение в Старом Ачхое и охрана из состава так называемой Службы национальной безопасности. В поездках по Чечне британцев сопровождали до тридцати боевиков.

Начав свою деятельность весной 1997 года, представитель «Хэйло траст» гражданин Зимбабве Томас Дибб уже 17 июня того же года представляет в Лондон подробнейший документ на 13 страницах. В рамках армейской терминологии он является квалифицированной разведсводкой, содержащей результаты топогеодезического и инженерного обследования всей территории Ичкерии, контролируемой незаконными вооруженными формированиями. В частности, помимо размещения минных полей Дибб указывает точные координаты мостов, бывших пунктов базирования федеральных войск и других объектов инфраструктуры. Для сбора этих сведений была создана сеть информаторов, каждый из которых получил кодовое имя – Омар, Хасан, Хуссейн и т.д.

Обращает на себя внимание высочайшая (до секунд) точность указания координат. Причем их определение проводилось в соответствии с западными картографическими стандартами. Как правило, такая точность достигается лишь при использовании военного варианта приемников спутниковой навигационной системы НАВСТАР. Между тем до весны 2000 года такие приемники считались секретной аппаратурой и использовались лишь в ВС НАТО. Нельзя не отметить, что топопривязка с помощью приемников спутниковой навигации предшествовала нанесению ударов по территории Ирака и Югославии.

…После обследования территории Чечни «Хэйло траст» приступила к разминированию. По показаниям захваченных в плен боевиков, деятельность эта велась неспешно. Больше преуспели британцы в «обучении местного персонала». За 1997-1999 годы в организованной ими школе прошли обучение до 150 курсантов, набранных из числа местных милиционеров. Каждый из них прошел трехмесячный курс подготовки. По оценке российских военных, так долго готовить специалистов по разминированию не надо – достаточно 20-дневных курсов. Интересно, что своим ученикам английские инструкторы были известны только под кодовыми именами.

Выпускники школы на минные поля не торопились. Значительная их часть стала инструкторами в незаконных вооруженных формированиях. Один из таких «учителей» – Руслан Джабраилов – был захвачен в плен федеральными войсками летом 2000 года. Одновременно в руки ФСБ попали видеокассеты, на которых тщательно и профессионально заснят процесс обучения. Камера зафиксировала, как «специалисты по гуманитарному разминированию» учатся устанавливать противопехотные мины. Крупным планом показывается, как приводить их в боевое положение, как маскировать, используя местные предметы. Подчеркивается, что чеку от взведенной мины нужно обязательно сдать командиру, ведущему «учет и контроль» за установкой минных полей. Голос за кадром предостерегает курсанта, повторяющего вслед за инструктором действия по установке ПМН-2: «Осторожнее, а то станешь первым шахидом».

Григорьев С. Гуманитарное разминирование оборачивается террором // Независимое военное обозрение. 18 августа 2000.

Более того, типичный, многократно продемонстрированный ход американской военно-политической машины состоит в том, чтобы выждать нужный момент и резко поменять – на 180 и больше градусов – свое отношение к любым боевикам.

Так было с талибами, являющимися в чистом виде творением, креатурой самих США (эти обстоятельства подробно изложены в статье Патрика Мартина «США планировали войну в Афганистане задолго до 11 сентября». Статья была опубликована на английской странице World Socialist Web Site (MCBC) 20 ноября. 2001 – http:// wsws.org/ru/2001/dez2001/plan-d03.shtml), с которыми они буквально вплоть до начала августа 2001 года (т.е. за месяц до 11 сентября 2001 года) еще вели интенсивные переговоры о сотрудничестве. Так было и с Освободительной армией Косово (OAK), которую буквально до последнего момента – до марта-апреля 1998 года, т. е. до первого месяца войны против Югославии, – США официально называли террористической организацией и которую до этих пор кормили и обучали немцы. И только в первый месяц войны против Югославии США резко признали OAK и сделали на нее ставку, в том числе перехватив руководство OAK у Германии. «Мерцающие» шахматы – в жизни!

Так будет и с чеченскими бандитами, которых, если США и НАТО это понадобится, станут по-прежнему называть «освободителями», «повстанцами» и «комбатантами». А если потребуется, то и не только «бандитами» и «террористами», но и «врагами рода человеческого» обзовут и признают – чтобы в нужный момент войти в Чечню своими войсками и превратить пока еще внутренний конфликт в международную войну.

Если наши «профессионалы» думают, что присутствие в Грузии американских военных США несколько скрасят помощью Российской армии в борьбе против чеченских «международных террористов», то, со своей дилетантской колокольни, спешу их поздравить: они глубоко ошибаются. США пришли в Грузию для трех задач: а) координации воздушных налетов на Ирак, б) организации долговременного военно-политического физического присутствия в центре Кавказа и СНГ, в) усиления боеспособности чеченских боевиков как фактора, на котором держится кавказская дуга нестабильности. Среди этих трех и, возможно, еще ряда задач одна точно отсутствует – помощь России. Помогать России никто на Западе не собирается.

 

…Помню, в детстве во дворе мы вечно улыбающихся и подхихикивающих, очень уверенных в себе парней называли почему-то «жизнерадостными рахитами». Не знаю почему. Но это выражение просто просится на язык сегодня в качестве адекватного обозначения состояния нашей политической «элиты», военных и прочих «профессионалов», допускающих такие «плюхи». Именно счастливое неведение является питательной средой организаторов сплошной войны и возможного полного разгрома России.

Наши специалисты-силовики сегодня абсолютно не готовы к действиям в условиях войны, близкой к сплошной. Что же будет, если начнется война нового типа?..

 

Глава 6. Ядерное оружие в Пятой мировой войне

При словах «ядерное оружие» принято бледнеть, точно полотно, хвататься за сердце и падать без чувств. А зря.

Акцент на ядерном оружии и создание моделей глобального уничтожения с помощью атомных бомб в период Третьей мировой (холодной) войны, сыграл, с моей точки зрения, злую шутку с военными аналитиками и политиками.

По-голливудски эффектные картинки ядерной войны и «ядерной зимы» (модель академика Н.Н. Моисеева) выполнили дезориентирующую функцию. Пугали ядерной войной и атомными бомбами, строили бомбоубежища, а попали в народившуюся и выросшую до всемирных размеров сплошную войну, включающую множество локальных, малых и очень маленьких войн.

Спецслужбы сколачивали «движения за мир во всем мире», математики считали количество раз, которыми можно уничтожить все живое на Земле, в это же самое время подспудно вырастали специалисты-практики совсем новых всемирных войн.

 На сегодня существует большое количество разработок и описаний таких войн и их элементов. Но они, увы, малоизвестны даже для специалистов.

Достаточно указать на следующие термины и понятия:*малая война* – термин М. А. Дробова (Дробов М. А. Малая война. Партизанство и диверсии. – М. Государственное военное издательство, 1931);*мятежевойна* – термин эмигранта Евгения Эдуардовича Мессмера («Ведение войны – искусство. Ведение мятежа (революции) – тоже искусство. Сейчас возникает новое искусство – ведение мятежевойны… Стратегия мятежевойны имеет своею перманентной и тоталитарной задачей „взять в полон“ вражеский народ» – см. кн.. «Лик современной войны», 1957, «Мятеж – имя третьей всемирной», 1960, «Современные офицеры», 1961, «Всемирная мятежевойна», 1971. Важная публикация: Феномен мятежевойны // Независимое военное обозрение. n35. 21 сентября 2001 / Подгот. И. Домнин; см. также: Гриняев Сергей. «Сетевая война по-американски». (она развивает теорию «мятежевойны», выдвинутую русским ученым-эмигрантом) // Независимое военное обозрение. 15 февр. 2002 – http://www.mfit.ru/defensive/pub=30.html. Интересно краткое определение мятежевойны, данное полковником российского Генштаба Сергеем Валентиновичем Анчуковым в 2000 году (Е.А. Месснер также был полковником Генерального штаба – только императорской России): «Стратегия мятежвойны – это действительно отклонение от догм классического военного искусства. Это стратегия непрямых действий, в которой выигрывает не тот, кто одержал победу в горячей войне ценой невероятных потерь, а тот, кто обеспечил ПОБЕДУ до начала военных действий, в незримом сражении за душу народа» // Замечания о «мятежевойне» – http://whiteworld.ruweb.info/ rubriki/000101 /001 /01092204.htm);*неправильная, иррегулярная, или малая, война* – термин генерала Ф. фон Хейдта (Freiherr von der Heydte. Friedrich A. Der moderne Kleinrieg als wehrpolitisches und militaerisches Phaenomen, 1972); *сетевая война – netwar*, термин аналитиков корпорации «Рэнд» (Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. John Arquilla, David Ronfeldt. RAND, 2001, http://www.rand.org/publications/MR/MR1382/); *войны шестого поколения, или бесконтактные войны* – автор понятий – генерал-майор в отставке В.И. Слипченко («Это очень короткие войны, нацеленные прежде всего на уничтожение экономики вражеского государства. Не пересекая территориальных границ, можно разрушить военные базы, информационные центры и промышленные объекты на территории противника. Делается это в первую очередь ударами высокоточных ракет… В войне нового, шестого, поколения живая сила – например, сухопутные войска – никак не влияет на ситуацию, да и противнику совершенно неинтересна. В Югославии погибли всего 524 человека, но страна полностью обезоружена. Оставшись без экономики и вооруженных сил, государство фактически теряет независимость». «Безнаказанная агрессия. В Афганистане отработаны бесконтактные войны будущего: Интервью с военным аналитиком, доктором наук, профессором, генерал-майором в отставке Владимиром Слипченко» // Независимое обозрение. n4. 2002);*консциентальные войны* (термин Ю.В. Крупнова и Ю.В. Громыко (см. изданный нами в 1996 году специальный выпуск альманаха «Россия-2010» «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке?» – http://www.dataforce.net/~metuniv/ consor/title.htm);*пуантилистские войны* – от французского слова «точка» – термины историка А. Фурсова (Фурсов А. Мир на рубеже столетий // Культура. 21-27 февр. 2002).

Можно еще долго приводить примеры иных попыток определить и обозначить реальность многих локально-точечных войн, происходящих одновременно по всему миру (Так, огромное количество авторов описывает *информационную войну* – термин исходно американский; бывший министр обороны РФ И. Родионов говорил о*провокационной войне* // Русский Журнал – www.russ.ru/Dolitics/polemics/20010717-war.html. Много других терминов предложено на сегодня для обозначения принципиально нового характера и содержания военного дела.

Такой множественно-пуантилистский массив войн нового типа неожиданно ко времени развала СССР вырос в реальность более реальную, чем фантазии на тему «ядерной зимы». Кругом вроде бы какие-то отдельные точки да крючочки, а в целом – если смотреть на этот пуантилизм глазами импрессиониста, способного схватить картину в целом, то выйдет – всемирная хорошо организованная и дирижируемая война. Без всяких ядерных атак достигаются жуткие разрушения.

Однако из этого вовсе не следует, что ядерное оружие окончательно прописано по политическому ведомству и перестало быть собственно оружием.

Как раз наоборот. Выросшая под спудом ядерного противостояния двух сверхдержав процессуально-сплошная война оказывается принципиально неразборчивой к выбору средств достижения победы.

Именно в этом принципиальном безразличии к средствам и кроется своеобразная мощь сплошной войны. «Если потребуется, с точки зрения эффективности, – ну что ж, можно и атомную бомбу применить!» – к великому несчастью, примерно так сегодня вынуждены рассуждать многие стратеги, кожей чувствующие реальность надвигающейся сплошной войны.

Вовсе не случайно заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Джон Болтон (Undersecretary of State for Arms Control and International Security John Bolton) выступил со зловещими заявлениями 22 февраля 2002 г. в интервью газете «Вашингтон Таймс». Эта газета традиционно используется для вброса и первичной обкатки скользких заявлений. Болтон сказал, что администрация Джорджа Буша более не намерена придерживаться обязательств не наносить первой ядерного удара по странам, не обладающим ядерным оружием (Обязательство не применять ядерное оружие против стран, не обладающих таким оружием, так называемые «негативные гарантии безопасности», закреплено резолюцией Совета Безопасности ООН n984. В 1995 году Уоррен Кристофер, занимавший должность госсекретаря в администрации Билла Клинтона, подтвердил намерение Вашингтона придерживаться занятых позиций. К словам Кристофера присоединились все члены Совета Безопасности ООН, обладатели ядерного оружия. На основании этих заявлений была принята соответствующая резолюция), и что, хотя Вашингтон и «не ищет случая» применить свое ядерное оружие, он «в состоянии сделать все, что окажется необходимым в целях защиты своего невинного гражданского населения» («we would do whatever is necessary to defend America's innocent civilian population»).

Важно подчеркнуть, что Болтон сделал это заявление на следующий день после того, как вернулся из Москвы с переговоров по сокращению ядерных вооружений и по подготовке визита Дж. Буша в Россию в мае 2002 года.

И, несмотря на то что в тот же день официальный спикер Госсекретаря Ричард Ваучер (regular State Department briefing, spokesman Richard Boucher) полностью подтвердил предыдущие обязательства администрации США и твердо сказал, что «никаких изменений в политике США в области ядерных вооружений нет. Все, что я говорил сегодня, последовательно и неизменно заявляется в течение последних 20 или 30 лет…», сам факт выступления Болтона и отсутствие адресного опровержения его заявлений означает как минимум то, что часть администрации США думает так, как Болтон.

Получается, что их религия – это рыночная эффективность, минимум затрат при максимуме результата. Пока применять ядерные заряды в Европе невыгодно в силу тяжелых последствий. А вот Азия или Россия – совсем другое дело.

Это, кстати, сразу уловила и поняла даже по невнятным сообщениям российской прессы актриса Клара Лучко, приглашенная на передачу В. Познера «Времена». Однако ее попытка акцентировать внимание на кардинальном сдвиге в установках американского истеблишмента была тотчас прервана юрким Познером и благодушно-иронически проигнорирована сидящими рядом высокопоставленными военными, «настоящими профессионалами».

Закономерно появление в печати сообщения о том, что в рассекреченных записях Никсона обнаружилось следующее: бывший Президент США незадолго перед окончанием войны во Вьетнаме, в ситуации очевидного проигрыша США, прямо высказывался в пользу применения ядерного оружия. И хотя якобы Киссинджер его отговорил, но факт тем не менее остается фактом – да еще на фоне бывших за двадцать лет до этого Хиросимы и Нагасаки.

Но дело даже не в том, что так думал «нехороший» Никсон, а «хороший» Киссинджер его отговаривал. А в том, что вброс данной «информации» происходит в одно время с выступлением Болтона, после высказываний «специалистов» в сентябре 2001 года о возможности применения в Афганистане тактического ядерного оружия, и с массой других «мелочей» по данному поводу.

Общественное сознание в мире приучают к тому, что применение атомной бомбы возможно, пусть даже в крайнем случае. Тем более что уже «и дети знают», что, помимо «стратегического» атомного оружия, еще бывает и «тактическое», для «ограниченного применения» с «локальными и контролируемыми последствиями» на определенных ТВД.

Еще недавно нам казалось, что Америка никогда не пустит в ход свое ядерное оружие. До сих пор наши местечковые «аналитики» на все лады твердят об опасности экологических катастроф. «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!» – вопят они, закатывая очи. Примерно о том же самом говорит даже такой умница, как генерал Слипченко в своих «Войнах шестого поколения».

А вот мы считаем иначе. С превращением США в единственного гегемона Земли всякие внутренние барьеры для применения ими ядерного оружия исчезают. Они все смелее говорят о том, что нужно применять его – и даже первыми – превентивно. И никто не боится никакой всепланетной катастрофы с какой-то там «ядерной зимой».

И вот уже глава пентагоновского управления по снижению угроз Стивен Янгер (2002 г.) вполне деловито рассуждает о том, что Америка должна уничтожать бактериологическое и химическое оружие в других странах не только бомбами с обычной взрывчаткой и не одними лишь ядерными зарядами малой силы, но и самыми мощными водородными бомбами. Такими, которые готовили когда-то для войны с СССР. Логика пентагоновского «мозговика» очень проста: малосильные боеприпасы могут не полностью разрушить бункеры-укрытия, и хранящиеся в них смертоносные газы или бактерии могут вырваться наружу. А потому – ради блага всего человечества – нужно полностью испарить эти бункеры, выжечь все их содержимое в огненном шаре ядерного взрыва. Соответственно, тут без боеприпасов в сотни килотонн и даже в мегатонны никак не обойтись.

Не может ли статься так, что по мере ослабления России бункеры для уничтожения найдутся и на ее территории? (Завтра, n43, 2002). Впрочем, до этого времени опыт Хиросимы и Нагасаки наверняка успеют повторить в каких-нибудь странах поменьше. Может быть, в Северной Корее. Может, в Иране.

Нелишним будет указать и на чрезвычайно опасные и уже сегодня существующие ситуации противостояния между Израилем и Палестиной и между Индией и Пакистаном. Напомним, что у трех из этих четырех стран есть ядерное оружие.

Когда десять лет назад пакистанцы выходили на демонстрации с лозунгами «Мы будем есть траву, но у нас будет ядерное оружие», то вряд ли они рассматривали свое отечественное ядерное оружие в качестве исключительно музейно-престижного экспоната…

Наконец, ядерное оружие и обычное оружие понемногу смыкаются по своей действенности и силе уничтожения.

Сверхточное оружие или, к примеру, термобарическая (вакуумная) бомба, уничтожающая все живое в закрытом пространстве ущелья или долины, – это, разумеется, не атомное оружие, но по действию уже почти приближается к нему (Только в один день, в субботу 2 марта 2002 года, по данным Associated Press, американская авиация сбросила в место предполагаемого скопления талибов в горах две так называемые «термобарические» бомбы, уничтожающие живую силу в замкнутых пространствах – бункерах и пещерах).

Можно долго рассуждать и о других видах «самого обычного» оружия, которое действует фактически с такими же последствиями, как и атомное.

Огромная работа в области анализа современных проблем военного дела и современных систем оружия проделана международной группой аналитиков и политиков под руководством кандидата в президенты США Линдона Ларуша. Вообще, сообщество, которое возглавляет этот выдающийся ум и политик современности, проводит гигантскую деятельность по анализу и представлению современных методологий и концепции, в том числе и в военной области. Это именно они переиздали на немецком и перевели на английский чрезвычайно глубокую книгу Ф. Фон Хейдта «Неправильная война». По поводу фактического слияния ядерного и «обычного» типов еще в 1999-м Ларуш считал, что нас ждет бурное развитие ядерного оружия со специальными эффектами. Такое оружие, основанное на управляемых ядерных и термоядерных реакциях, предназначено не для массовых убийств, тотального разрушения и радиационного поражения миллионов человек. Нет, Ларуш убежден в том, что ядерное оружие нового поколения сможет вырабатывать, например, сильный электромагнитный импульс, который уничтожит компьютеры и другие технологии «информационной эры» на огромной площади. Это способно парализовать экономику США и Западной Европы по меньшей мере на несколько месяцев. По мнению Ларуша, такое ядерное оружие нового типа откроет эпоху совершенно новых войн. Скажем, для экономически разоренной России оружие нового типа становится единственной заменой огромных войсковых соединений при боевых действиях в Средней Азии и на Кавказе.

«The emerging revolution in military strategy»: «Lyndon LaRouche issued a statement, in which he pointed to the emergence of nuclear „special effects“ weapons as a crucial feature of military strategy. He contrasted this to the Clinton administration's and other Western governments' obsessive fixation on „weapons of mass destruction“ as well as conventional warfare» strategies, based on so called «precision weapons» and «information technology». All nuclear powers the US, Russia, Israel, Britain, France, and China are intensely working on nuclear «special effects» weapons.

Such «special effects» weapons, based on controlled nuclear and thermonuclear reactions, do not have the capability for mass killing, indiscriminate destruction and irradiating millions of civilians, which is usually associated with the use nuclear weapons. For example, «special effects» weapons, can generate the «electromagnetic pulse effect,» by using «miniaturized» thermonuclear «detonations» to neutralize computers and similar «information age» technology over a wide area. A «surprise attack» using even a modest total number of such weapons, would paralyze most of the economies of North America and western Europe for not less than months to come.

There are other weapons of a «special effects» type which nuclear and thermonuclear reactions make feasible. LaRouche emphasized, that nuclear «special effects» weapons will «create new dimensions in what today's misinformed people describe as „conventional warfare“. Think of a power, such as today's economically ruined Russia, which has no effective capability for fighting general, conventional warfare in Transcaucasus and Central Asia, except the use of advanced scientific methods to replace the massed military personnel capabilities which no longer exist for virtually any of today's nations, including the USA» // EIR STRATEGIC ALERT. October 7. 1999. Vol.13. n40.

Существует масса не только специальных публикаций на эту тему (Очень эвристичной является книга известного футуролога и публициста Олвина Тоффлера и его супруги – Alvin and Heidi Toffler. War and Anti-War: Survival at the Dawn of the Twenty-First Century // Little, Brown and Company. N.Y. 1993). Но важно то, что разрушительная и уничтожающая мощь даже вне «обычного» ядерного оружия в настоящее время полностью сопоставима с его мощностью. То есть конечный итоговый эффект может оказаться сегодня одинаково ужасным и непоправимым. И тогда уже не будет важно, какая именно наступит зима – «ядерная» или «термобарическая»…

Ни в коем случае нельзя по инерции рассматривать ядерное оружие как неоружие. Надо быть предельно внимательным – здесь находится «темная» для современного знания и мышления зона.

Стоит прислушаться к предостережению В.Л. Цымбурского: «Нам трудно вообразить обстоятельства, при которых могло бы произойти стратегическое обесценивание ядерной мощи и народы Евро-Атлантики опять оказались бы участниками „абсолютных войн“ за пересмотр мироустройства. Но невозможность изнутри сверхдлинного военного цикла представить, что ему должен когда-то наступить конец, – не свидетельство уникальности нашего положения, а, скорее, общее правило, прослеживаемое в истории. Фридрих II заявил о равновесии, обессмыслившем войны в Европе, за 15 лет до первой из войн Французской революции, а Людендорф выпустил свою „Тотальную войну“ примерно за столько же лет до наступления ядерного тупика. Смена циклов всегда неожиданна, „аки тать в нощи“, предпосылки же распознаются задним числом» (Цымбурский В. Л. Там же).

Впрочем, не успел я дописать эту главку, как газета «Известия» порадовала нас новым сообщением – «Россия попала в список стран, против которых американцы могут использовать ядерное оружие». "В канун визита российского министра влиятельная газета «Лос-Анджелес Таймс» опубликовала сенсационное, на первый взгляд, сообщение, что по требованию Белого дома Пентагон составил список стран, против которых США должны разработать «резервные варианты использования ядерного оружия». В него вошли Ирак, Иран, Северная Корея (члены так называемой «оси зла»), Ливия и Сирия (от которых теоретически можно ожидать чего угодно), а также Россия и Китай. Авторы доклада рассматривают три ситуации, при которых возможно использование Америкой ядерного оружия в современных условиях: существование на территории враждебных стран арсеналов ядерного, биологического или химического оружия, как ответ на использование этого оружия против США и, наконец, в случае «чрезвычайного военного развертывания» в одной из перечисленных стран.

Вашингтонские эксперты ожидают в ближайшие дни жесткой реакции со стороны правительств тех стран, которые стали членами «великолепной семерки». «Это настоящий динамит, – изрек в те дни эксперт из Фонда Карнеги Джозеф Сайринсионе. – Я могу представить, что эти страны будут теперь говорить в ООН».

Однако многие его коллеги в американской столице не уделили этой «сенсации» слишком много внимания.

Сомнения в серьезности подготовленного Пентагоном «секретного доклада» укрепились после того, как его полный текст удалось получить сразу нескольким газетам. Эту публикацию связывают прежде всего с тем, что Америка послала недвусмысленный сигнал Ираку в свете резкого роста напряженности в отношениях между израильтянами и палестинцами. Китаю косвенно также угрожают использованием ядерного оружия в случае, если он нападет на Тайвань. Но при чем здесь Россия? Как указывает в самом докладе один из его авторов, «от России Америка не ожидает никакого непредвиденного развития ситуации», однако США «не могут быть уверены, что отношения с Россией всегда будут такими» («Россия попала в список стран, против которых американцы могут использовать ядерное оружие» // Известия. 10 марта. 2002 – http://izvestia.ru/world/article 15449).

Мне кажется, помимо прямой информации о публикации в «Лос-Анджелес Таймс», что подтверждает факт интенсивной подготовки общественного мнения к сюрпризам, стоит обратить внимание и на тон самой публикации в нашей отечественной газете «Известия». Ее стиль и общий настрой мало отличаются от сотни других сообщений в этом номере газеты на разные темы. Чувствуется, что журналисты газеты уж точно знают, что в целом все в мире нормально, им хорошо и всем хорошо, кроме этих плохих государств из бушевской «оси зла»…

 Но даже по сравнению с этой завидной жизнерадостностью наших певцов «этого лучшего из миров» поражает комментарий к этому сообщению директора российских и азиатских программ вашингтонского Центра оборонных исследований Николая Злобина: «Подобный доклад, безусловно, свидетельствует об ограниченности интеллектуального ресурса его авторов, узости их взглядов. Но попытаемся понять логику американских военных. Нынешнее улучшение отношений с Москвой они связывают почти исключительно с позицией президента Путина, которая не пользуется твердой поддержкой российской политической элиты. Сегодня, говорят в Америке, Россия не является нашим врагом, но в Москве все может быстро измениться. К сожалению, нынешние отношения двух столиц слишком сильно зависят и от международной политической конъюнктуры. Нет ничего удивительного поэтому, что американские военные хотят перестраховаться, хотя порой и делают они это грубовато и не всегда кстати», Известия. 10 марта. 2002.

Вот так – «все может измениться…»!

 

Глава 7. Присутствие – мощный вид оружия

Неприятие расширения НАТО и тем более ужас от размещения американских и натовских войск в эсэнгэшной Средней Азии и в Грузии после 11 сентября 2001 года имеют не только и не столько эмоциональную природу, как это любят выказывать «настоящие аналитики», сколько совершенно реальную угрозу русским.

В наши дни здравый смысл настолько редок, что очень мало людей понимают, что в эпоху глобализации и превращения географии в управление круглым земным шаром (геоидом) сам факт присутствия является мощнейшим комплексным оружием.

Даже в абстрактно-размытой Военной доктрине Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 21 апреля 2000 года n706, ясно сказано, что «ввод иностранных войск в нарушение Устава ООН на территории сопредельных с Российской Федерацией и дружественных ей государств» является одной из «основных внешних угроз».

Через организацию связанных узлов присутствия формируется инфраструктура территориальных плацдармов для ведения сетевой войны.

И такая плацдармная сеть, или цепь узлов, является не только и не столько подготовкой к нападению на окружаемую этими базами страну, но непосредственно самими боевыми процессами.

Неслучайно, что заместитель исполнительного директора проекта «Новый американский век» Том Доннелли последовательно проводит идею «расширения имперского периметра США» (Donnelly Тоm. Vеrnоn Loeb // The Washington Post. February. 2002) через физическое присутствие США в Центральной Азии и организации «удерживающей цепи» прежде всего вокруг Китая (страна, которая расположена выше Китая и которая раньше называлась СССР – Россия, похоже, уже мало кого в США интересует как геополитический субъект).

Периметризация также представляет собой цепь операций (помните, мы уже приводили выше образ цепи у Б.Урланиса: «…Трудно говорить о каком-либо интервале между битвами… Вся война представляет собой как бы непрерывную цепь битв») – только не во времени, а в пространстве. Тот же Том Доннелли, с удовольствием обозревая «истерию» (его слово) в китайских СМИ по поводу обустройства США в Центральной Азии, особенно выделяет в одной из пекинских газет выражение «containing chain» и то, что главное, чего боятся и что тяжело переживают китайцы, – это буквально «окружения» (the strategic encirclement) силами США и НАТО.

 "Indeed, from Beijing's point of view, other than the Taliban, the People's Republic of China has been the biggest loser thus far in the war on terrorism.

«Dispatching Troops to Afghanistan by the United States Is Tantamount to Sticking a Dagger in China's Back!» wails a headline in the Chinese press in Hong Kong. «To consolidate and establish its position as the sole global hegemon», the article asserts, the Bush administration has a three-pronged strategy: «to occupy Afghanistan militarily, support a pro-U.S. puppet regime and stick a dagger in China's back» by creating «a containing chain along east China».

This piece, which appeared less than a week after the September 11 attacks, typifies Chinese fears about where the war on terrorism might lead: to the strategic encirclement of Beijing. «If the United States should attack and occupy Afghanistan», the article continues, «it would impose an extremely big threat to the national security of China, and its objectives of modernization and complete national reunification» – such as gaining control of Taiwan – «would be seriously affected. It can be said that if the United States captured Afghanistan at one stroke, it would directly check and disrupt China's… major strategic objectives in the new century».

The initial hysteria of the Chinese popular press has subsided, reflecting both the decision of Chinese leaders to try to exploit American policy to repress China's own Muslim minorities and their recognition that world public opinion sided with the United clement and containment of China have remained a hot topic among Chinese strategists and foreign policy analysts. An essay on the People's Daily website warns that the war on terrorism gives the United States an «excuse» to «surround and contain China. The U.S. will absolutely not give up such a good opportunity».

Through Beijing's eyes, any recent tour of the strategic horizon is bleak and getting bleaker. Russia has permitted American overflights and now basing in former Soviet republics; India looks for a long-term strategic partnership with the United States and has reacted calmly to terrorist attacks by Islamic radicals; Pakistani president Pervez Musharraf has taken extraordinary internal risks to support U.S. policy; and Japan has played a larger military role. While Taiwan has played no significant role in the war in Afghanistan, recent elections on the island cemented the rule of the anti-reunification Democratic Progressive party. And the war on terrorism is bringing the United States closer to the Philippines-and even perhaps to Indonesia and Malaysia.

The presence of American troops in Central Asia is especially surprising and galling to the Chinese. Not only are U.S. troops going to be in Afghanistan and Pakistan for some time, but the Pentagon recently admitted that it «is preparing a military presence in Central Asia that could last for years,» according to the New York Times. And the Pentagon is being remarkably frank about what will surely reinforce Beijing's fears of containment…

…"The aim of U.S. global strategy in these early years of the 21st century," argues analyst Zhao Linglin in the Beijing-owned Hong Kong newspaper Та Kung Pao, «is to politically integrate the whole world and act as sole world leader. The fight against terrorism has given the United States a good reason to fulfill this claim. Since the end of the Cold War, the United States has gradually expanded its share of influence by launching a series of wars. After the Gulf War of 1991, it assumed control over the Middle East; after the war in Kosovo, it assumed control over East Europe; and over Central Asia through the anti-terrorism war in Afghanistan. Furthermore, after each war, the United States enlarged its pool of allies and organized more and more coalitions» – China's Persecution Complex. They think we're using September 11 to encircle them / Tom Donnelly // Weekly Standard, January 28. 2001.

 Здесь мы выходим даже за рамки диалектики, когда цель – проникновение в бывшую советскую Среднюю Азию – становится средством и наоборот, когда объявление начала войны может вполне оказаться ее реальным концом (а самая настоящая война – самым выдающимся и подлинным миром?).

Как бы то ни было, присутствие американских войск должно являться и является инструментом… всего. «Изменения режимов, политические и судебные реформы, организация экономического развития, сотворение, удержание и сохранение подлинного мира – все это не может быть выполнено вне продолжительного присутствия и наращивания американских вооруженных сил», – вот что, критикуя министра обороны США Рамсфельда, вменяет вооруженным силам своей державы неугомонный Доннелли ("To describe the constabulary role of U.S. armed forces as simply «peacekeeping» is to misunderstand the importance of armed forces in winning wars, not just winning battles. Regime change, political and judicial reform, economic development – creating, sustaining and preserving a real peace – cannot be accomplished without the continued presence and engagement of American forces, both to provide physical security and evidence of U.S. political interest. If war is a political act, then victory is more than military conquest and the defeat of enemy forces.

…Indeed, what makes American power uniquely relevant – what makes this still «a unipolar moment» – is not just our ability to strike down our enemies anywhere on the planet but our ability to ensure regional security and political freedom afterward" / MEMORANDUM TO: OPINION LEADERS. TOM DONNELLY. Deputy Executive Director. December 19. 2001 – http://www.newamericancentury. org/peacekeeping-121901.htm).

Данная логика является традиционной для США как минимум с середины XIX века и была блестяще продемонстрирована в ходе трехмесячной войны против Югославии (см. интересную статью полковника Евгения Морозова о плане «Анаконда» – геополитической стратегии и тактики США применения блокады для экономического и геополитического удушения противников. Эта стратегия, в частности, основывается на работах адмирала Мэхэна и последующей трактовке этих работ Николасом Спайкмэном. В этом контексте «холодную войну» можно рассматривать как блокаду Евразии: "Рождение «Анаконды». Тем, кто знает военную историю, название это хорошо знакомо. Так был обозначен стратегический план главнокомандующего союзными войсками в североамериканской Гражданской войне 1861-1865 годов генерала МакКлеллана. Сутью плана было полное блокирование мятежного Юга с суши и моря и постепенное экономическое удушение сырьедобывающих южных штатов индустриальным Севером.

…Оформив свою стратегию в первой крупной войне, США уже не отступали от нее. Вскоре были проведены и соответствующие теоретические разработки. Для нашего читателя наибольший интерес могут представить переведенные на русский язык труды американца А.Мэхэна – «Влияние морской силы на историю. 1660-1783». – М.; Л., 1941; «Влияние морской силы на французскую революцию и империю. (1793-1812)». – М.; 1940 и англичанина Б. Лиддел Гарта «Стратегия непрямых действий» – М.; Воениздат, 1958).

Впрочем, по мнению министра иностранных дел России И.С. Иванова, в пограничном присутствии первой и единственной на сегодня сверхдержавы мира нет ничего такого, что бы вызывало беспокойство: «Иногда спрашивают, не приведет ли это к усилению роли США в регионе и к ущемлению интересов России? С учетом глобальных вопросов, по которым ведется диалог с США, их присутствие в регионе не вызывает беспокойства. Вместе с тем, если бы сохранялся очаг терроризма в регионе, то это продолжало бы вызывать беспокойство. Для России это намного опаснее, чем присутствие США» (стенограмма интервью Министра иностранных дел России И.С. Иванова французской газете «Фигаро» (в сокращенном варианте опубликовано 15 февраля 2002 года) на официальном сервере МИДа – http://www.ln.mid.ru).

В самом деле, что может быть страшнее терроризма?..

 

Глава 8. Когда нет больше границ

В Пятой мировой больше не будет географических, ведомственных и дисциплинарных границ. Все сливается в едином действии, которое мы в «Третьем проекте» окрестили метадействием. География летит к черту. Безжалостно стираются грани между бизнесменом и боевиком, между солдатом и журналистом. Крылатая ракета или диверсия – это всего лишь продолжение телерепортажа и наоборот. Отныне нет разделения между армией и правоохранительными органами, между Генштабом и Госпланом.

 Организация присутствия как боевая задача и выстраивание цепей-периметров вокруг «неправильных» государств и регионов приводит к тому, что география становится следствием искусственной деятельности военно-политических машин и целенаправленных усилий, а не отражением «естественных феноменов», натурально существующих географических объектов.

Если угодно политике войны – возникнет Евроафрика. Надо-и Евразия. В угоду моменту может существовать Молдогрузия или Укрочечня.

Отсюда возникает феномен исчезновения или прямого уничтожения, передвижения (сдвижки) и подрыва границ.

Современная война не признает границ и всегда строится на нарушении границ, на разыгрывании удара по сдвигу разнообразных границ.

 Как подчеркивают аналитики и практики военного дела, в настоящее время происходит массированное «стирание» и перемещение привычных границ всех типов: географических, мировоззренческих, отраслевых, культурных и др. (см., например, раздел BLURRY BOUNDARIES в предисловии Alvin and Heidi Toffler к сборнику. В частности: «The biggest boundary blur of all is that between „foreign“ and „domestic,“ so that a new term has been invented: „intermestic.“ As the informationalization of the economy proceeds at an ever-accelerating pace, military thinkers, strategists, and planners will need to broaden their focus beyond what have been conventionally regarded as „military matters.“ That means worrying more than some U.S. military leaders do at present about the civilian economy's new intangible vulnerabilities and especially its links to the fast-changing global economy»).

Огромное значение имеет стирание ведомственно-отраслевых границ.

В современных противоборствах формируются сложные многоотраслевые комплексы: медиа-эколого-(энверайментально)-промышленно-военные комплексы (термин Ю.В. Громыко) или «военно-промышленно-академические комплексы» (формулировка бывшего министра науки и технологий ФРГ, бессменного в течение 25 лет председателя комитета по разведке Бундестага Андреаса фон Бюлова / Andreas von Bulow. Da sind Spuren wie von einer trampelnden Elefantenherde" // Der Tagesspiegel. January 13. 2002 – http://www2.tagesspiegel.de/archiv/2002/0l/12/ak-sn-in-558560.html). При наличии автономных ядер составных элементов этих комплексов их действие в конечном итоге происходит в единстве, достижение которого и является в настоящее время одним из самых важных секретов, условий боеспособности и обороноспособности страны.

К сожалению, такое единство для России на сегодня еще очень трудная задача, до решения которой ой как далеко!

В последний период войны в Югославии в 1998 году было удивительно наблюдать, как военный дипломат генерал-полковник Леонид Ивашов сумел взять на себя ответственность за весь круг вопросов и буквально «на себе самом» организовать на некоторое время подобие такого межведомственного оборонного комплекса. Даже спецпредставитель В. Черномырдин и министр иностранных дел И. Иванов были обескуражены таким поворотом дела и определенное время бездействовали.

Но «странного Ивашова» убрали под давлением Вашингтона, и решением вопроса «профессионально» занялись Черномырдин с Ивановым. Они, конечно, хотели как лучше, а получилось, как всегда…

Глава 9. «Мировой терроризм» – грандиозный блеф новых кочевников

Нет сегодня более вредного для России термина и задаваемого им умонастроения, чем «терроризм». Забудьте это слово, потому что само явление терроризма осталось в прошлом веке. Сегодня под флагом «борьбы с международным терроризмом» враг всего человечества ведет свою войну.

 

Термин этот не только не описывает адекватно существующую ситуацию, но и наносит нам, русским, страшный вред. Использование слова «терроризм» и перевод его в конкретные военно-политические мероприятия в России напрямую разрушает страну. Увы, сегодняшний режим только этим и занят.

Собственно говоря, ни бен Ладена, ни Басаева, ни Бараева считать террористами в строго научном значении этого слова нельзя. Почему? Потому что террористы не обывателю кровь пускали, а действовали против носителей власти – против царей, президентов, министров, генералов и губернаторов. При этом террористы прежних времен не были лишены благородства, им и в голову не приходила мысль об уничтожении тысяч ни в чем не повинных людей. Они даже жизнью жертвовали, не помышляя об уходе с места теракта. Террористами выступали русские народовольцы, убившие Александра II. Террористом был серб Гаврила Принцип, стрелявший в эрцгерцога Франца Фердинанда. Террористом был знаменитый Бут, убивший пулей из «Деринджера» вождя победивших северян – президента Авраама Линкольна.

Но очень скоро смысл слова «терроризм» стали искажать. Терроризмом в XX веке стали называть отдельные эпизоды неправильной (иррегулярной) Третьей мировой войны двух сверхдержав за сохранение (для одних) и за передел (для других) ялтинского мироустройства, хотя на самом деле то были партизанские или диверсионные операции. В борьбе со сверхдержавами второй половины XX века приходилось охотиться за головами вражеских вельмож, срезать снайперскими пулями чужих генералов, убивать солдат США или Израиля.

Во второй половине XX века, однако, возникает новая, искаженная версия террора: «Давайте убивать не фюреров, не царей и генералов, а подвластное им мирное население. Дескать, тогда оно так обозлится на своих вождей, что восстанет против них или заставит их прекратить войну и капитулировать перед нами». И первыми этим путем пошли не арабы и вьетнамцы, а США и Британия. Именно они применили авианалеты для организации массовых убийств городского населения Германии ради опрокидывания режима Гитлера, именно они подвергали ковровым бомбометаниям города японцев, корейцев и вьетнамцев. Затем ту же стратегию подхватил Израиль. В этом смысле арабы, которые в те годы захватывали пассажирские лайнеры и однажды, в 1972-м, взяли в заложники захватили олимпийскую команду Израиля – всего лишь слабые подобия янки, англичан и евреев.

Однако с разгромом СССР терроризм даже в этом смысле стал вредным анахронизмом.

Другое дело, что сами террористы не остались безработными. Но с тех пор, как все они перешли на доллары и окончательно забыли, что такое рубли и стоящий за ними «развитой социализм», их нельзя называть террористами ни в каком смысле. Многие стали просто обычными уголовниками. Большинство из бывших террористов задействовано в спецоперациях, организуемых развитыми (т. е. способными платить доллары) странами – эти вчерашние террористы превратились в кадровых «легионеров», в передовые отряды «мировой цивилизации», ведущей войну с «новыми варварами». Другие проводят операции по заказу тех, кого с начала 90-х годов последовательно загоняют в угол и кого называют то «странами-изгоями», то, после выступления Дж. Буша 31 января 2002 года, – элементами «оси зла».

Есть, вероятно, и такие «бывшие», которые ищут или сумели найти новые формы для самореализации в кардинально изменившемся мире, стать вестниками нового возможного миропорядка.

Есть уголовники, есть наемники. Но террористов больше не осталось.

 Признание Россией терроризма как актуальной проблемы и явления, помимо путаницы в мозгах, автоматически означает ее самозачисление в одну из двух категорий стран: в «мировую цивилизацию», объявившую войну «международному терроризму» и «варварству», или в «страны-изгои», составившие «мировую ось зла».

Нахождение России в любой из этих категорий стран является и тактически и тем более стратегически абсолютно тупиковым и чрезвычайно опасным. Для нас оба лагеря вредны. Они «оба хуже».

Кажется, что отсутствие воображения у людей, помогающих руководству страны принимать решения и делать «исторические» заявления, не должно служить причиной того, что всю страну, каждого из нас, как, прошу прощения, баранов, загоняют в два равно смертельных тупика.

Надо создавать принципиально новые научные обобщения реалий современного мира и современных войн с позиции обеспечения надежной обороноспособности России, а не повторять зады чужой пропаганды. И надеяться на то, что тебя примут в «мировую цивилизацию» или хотя бы ненадолго оставят в покое по причине того, что ты повторяешь чужие клише, как раз и не надо. Все равно не примут к себе в «рай» и все равно будут рваться к вожделенным призам и победам за твой счет.

«США не позволят самым опасным режимам мира угрожать нам наиболее опасными и разрушительными видами оружия», – именно этот ключевой момент программной речи Президента Дж. Буша 31 января 2002 года выделяет в передовой статье «Вашингтон Пост» Уильям Кристол, коллега Тома Доннелли по проекту «Новый американский век». И поясняет: «Важно отметить, что слово „терроризм“ полностью исчезло из этого самого драматического фрагмента речи Президента». Новый "аспект войны с терроризмом идет значительно дальше терроризма и в сторону от терроризма. Это война против опасных тираний, старающихся завладеть оружием массового уничтожения. И это, если понадобится, может быть главным и односторонним типом войны.

…Фактически, если «ни одна нация мира не является освобожденной» без того, чтобы быть приверженной «подлинным и неизменным» принципам свободы и справедливости, американской внешней политике необходимо приказать войти в состояние войны с тиранией вообще, с тираниями в целом"… Цель – «достичь замены режима», правда, «пока что используя скорее дипломатические и политические, чем военные, средства».

("The president did not shy away from drawing the implications. He would not «wait on events, while dangers gather.» He would not «stand by, as peril draws closer and closer.» And then, in the most significant sentence spoken by an American president in almost 20 years: «The United States of America will not permit the world's most dangerous regimes to threaten us with the world's most destructive weapons».

It's worth noting that the word «terrorism» entirely disappeared from this, the climactic paragraph of the speech. Of course, it's true that the dangerous regimes that are developing weapons of mass destruction also support terrorism, so a nexus of terror and weapons of mass destruction exists. Still, this second aspect of the war on terror goes beyond terror. It is a war against dangerous tyrannies seeking weapons of mass destruction. And it will be a preemptive and unilateral war, if necessary.

In fact, since «no nation is exempt» from the «true and unchanging» principles of liberty and justice, American foreign policy can be said to be at war with tyranny in general – though not as urgently as we are at war with dangerously hostile tyrannies, and with a greater chance of using diplomatic and political rather than military means to achieve regime change". / Kristol William. Taking the War Beyond Terrorism // The Washington Post. January 31. 2002).

Замечательно, что Уильям Кристол, говоря, что «ни одна нация мира не является освобожденной», употребляет глагол «exempt» – «освобождать от налога или иной государственной обязанности».

То есть США фактически приступили к тому, чтобы назначать и взимать своего рода «налог на свободу и справедливость», а вооруженные силы и дипломаты Америки становятся всемирными сборщиками подобного налога.

Отсюда любые попытки увильнуть от данного налога или, тем более, посчитать его уплату ненужной будут расцениваться как мировое преступление и соответствующим образом наказываться. Впрочем, даже не совсем как преступление, а просто как банальное банкротство или дефолт.

Вот и вся архитектура мирового порядка. И в самом деле, причем здесь терроризм? (Взгляд аналитиков США на проблему терроризма с их позиции «обороняющихся» представлен, к примеру, в книге: Lesser Ian О., Hoffman Bruce, Arquilla John, Ronfeldt David F., Zanini Michele, Jenkins Brian Michael. Countering the New Terrorism // RAND, 1999 – http://www.rand.org/pubiications/MR/MR989/).

 Вообще, надо сказать огромное спасибо крайним глобалистам (империалистам?) типа тех, что составляют проект «Новый американский век», за то, что они, в отличие от наших вареных «аналитиков» и «политиков», доводят каждую мысль Буша и команды до логического конца, до жесткости, ставят точки над "i". Впрочем, как и в случае с Бжезинским, не следует преувеличивать «отмороженность» и «неофициальность» данных господ. Между прочим, под исходным манифестом «Заявление принципов» (1997 г.) проекта «Новый американский век» стоят подписи сегодняшних вице-президента США Дика Чейни (Dick Cheney) и министра обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld) (http://newamericancentury.org/statementofprinciples.htm).

«Ось зла» и «борьба с терроризмом» – это для Голливуда и для людей, сознание которых уже отстроено Голливудом. А суть дела состоит именно в том, чтобы организовать эффективный сбор налогов на свободу и справедливость по-американски со всего мира. Терроризм для США 2002 года является анахронизмом и только дремучие и несчастные люди могут с серьезными физиономиями «профессионалов» произносить это слово по отношению к проблемам России (Огромное сожаление вызывает статья Егора Холмогорова «Террор. К осмыслению феномена», в которой талантливый автор беспомощно воспроизводит логику антитеррористической пропаганды. Жаль, ведь этот автор публикует свои, как правило, хорошие статьи в газете «Спецназ России», организованной людьми, которые являются нашей национальной гордостью, – замечательным боевым сообществом группой «Альфа». Вряд ли реальное сознание и мышление «альфовцев», являющихся элитными специалистами по ведению сверхмалыми силами правильных действий в неправильных боевых ситуациях, следует описывать идеологическими штампами «антитеррора». Еще раз перечитал статью и со страхом понял, что мои рассуждения о данной статье на 98 процентов по Егору Холмогорову подпадают под понятие террористических и антицивилизационных. И в самом деле страшно).

Ловушка, в которую с потрохами попадают политики и аналитики, состоит в том, что они не видят различия между антисистемным и внесистемным действиями. То, что мы и огромное количество людей и обществ на Земле не желаем становиться винтиком (и даже сборщиком) в системе мирового порядка «а ля США», вовсе не означает, что я и эти люди и общества являются антисистемными! Вовсе нет. Это лишь значит, что большинство этих людей и обществ способны и желают выстраивать собственные системы, которые с позиции человечества по отношению к системе США являются внесистемными.

Российская тысячелетняя традиция и всемирная отзывчивость и всечеловечность русского человека, которые описал Ф.М. Достоевский в своей выдающейся «Пушкинской речи», не вписываются и не исчерпываются системой США. Ну, никак!

При этом ни я, ни множество людей и обществ вовсе не желают США зла и не требуют от США денег, бесплатных око-рочков, незаслуженных олимпийских побед или налогов на «свободу и справедливость», тем более не являются – с нашей позиции – антисистемными силами и врагами США.

Более того, именно с внесистемного действия по объявлению чрезвычайного положения начинаются, по политическому философу Карлу Шмитту, суверенитет и независимость страны, собственно государственность.

А «терроризм» – это устаревшее обозначение того, что организовывалось спецслужбами сверхдержав в эпоху холодной войны.

 Чеченские боевики вовсе не являются террористами. Они являются либо мятежниками, которые, получая огромную помощь из-за рубежа, открыто, с оружием в руках желают отделиться от Российской Федерации, либо уголовниками, которые нашли для себя удобным заниматься бандитизмом, вымогательством и мародерствовать в условиях смуты. Мятежникам даже были даны два шанса – в 1993 и в 1996 годах. Они доказали, что неспособны выстраивать собственную систему и государственность автономного типа. Вот и все. И чем дальше мы будем тут путаться в терминах, смыслах и понятиях, тем дольше мы не решим так называемую «чеченскую проблему».

Вообще удивляет стремление многих хороших авторов газеты «Спецназ России» и сервера traditio.ru, таких, к примеру, как уже упомянутого Егора Холмогорова, а также интересного этноисторика Светланы Лурье, к какому-то малопонятному для их ума и культурного уровня упрощению. Выше мы упоминали про увлеченность патриота Е. Холмогорова расхожими представлениями о терроризме в ситуации, когда те, кто придумали этот терроризм, на его спине вползли в Среднюю Азию и в Грузию. Вот и Светлана Лурье, вместо того чтобы поучиться у глубокого и умного, начитанного Бориса Кагарлицкого (чье мировоззрение я не разделяю), начинает его отчитывать и чуть ли не подводить под статью: "Господин Кагарлицкий много пишет о законах партизанской войны, которую в Чечне против нас будто бы и ведут. Здесь следовало бы влепить звонкую пощечину за честь наших партизан, которых посмели поставить на одну доску с этими, как их: От души так. Оставим до личной встречи с упомянутым господином. Посмотрим на еще одну «партизанщину». На тех «партизан», которые воюют пером и глоткой и не в горах Кавказа, а со страниц столичных изданий. Вот тут-то как раз может народиться нечто, в сравнении с чем Басаев невинной овечкой покажется. Господин Кагарлицкий формулирует несколько правил партизанской войны. Начиная со второго они относятся к области военного искусства. Тут я с ним спорить не берусь. Ему отвечали военные эксперты, показавшие несостоятельность его предположений. Поговорим о первом формулируемом Кагарлицким законе партизанской войны. Гласит он следующее: "Партизанская война продолжается ровно столько времени, сколько воспроизводятся в обществе определенные социальные и культурные нормы, сделавшие ее неизбежной (Спецназ России. n10(49). 2000 – http://www.alphagroup.ru:8101/specnaz/gazeta/10.2000/9.htm).

К несчастью, надувание щек публицистами и даже «военными экспертами» так не смогло за прошедшие полтора года существенно поправить ситуацию в Чечне. Более того, сейчас туда уже вползают американские спецназовцы. Поэтому прав-то оказывается Борис Кагарлицкий – непрерывно увеличивающаяся слабость России в мире, связанная с принятием диктата США, в том числе и мировоззренческого диктата (что сила решает проблемы) – не только воспроизводит Чеченскую войну, но и допускает ее усиление.

Неужели это непонятно? Или невыгодно понимать?

Хочешь помочь американским мытарям – помогай, не умеешь помочь – рассуждай про терроризм. Но если ты желаешь восстанавливать российскую государственность и строить новую оборону и армию – научись быть умственно и нравственно самостоятельным.

Ложное направление ума на «антитеррористический интернационал» и терроризм в целом вредно не только в настоящее время, но и стратегически, на дальнюю перспективу.

Во-первых, это позволяет не ставить вопрос о восстановлении и развитии российской армии в целом и увлекаться фантазиями на тему малочисленных мобильных войск, даже спецназов, которые, конечно же, «успешно решат» все новые конфликты. Это подается под лозунгом необходимости построения «профессиональной армии», «небольшой и мобильной», которая опять же подразумевает существенное сокращение существующей армии – т. е. ее окончательное уничтожение как территориальной инфраструктуры на 1/7 мировой суши.

Во-вторых, это окончательно размывает идеологию конкретного и реального противника, против которого и должна создаваться боеспособная армия. «Международный терроризм» – это выражение, удобное для США, поскольку оно позволяет им отстраивать и выстраивать мир по своим лекалам. И его абсолютная размытость и абстрактность им очень даже нужна, так как превращает буквально каждую точку земного шара, если она вдруг им завтра понадобится, в объект военного нападения. Была бы поставлена задача по реализации национальных интересов США, а предлог и местные «террористы, входящие в сеть международных террористов», быстро отыщутся.

Наши политики и генералы, привыкшие, как писал Сергей Есенин, «задрав штаны, бежать за комсомолом», все норовят быть «как большие», быть такими же «крутыми» и современными, как сами США. Но выдавать чеченских боевиков и даже Хаттаба за международных террористов с нашей, российской позиции крайне опасно – ведь после Панкисского ущелья США и НАТО могут предложить свою помощь в борьбе против террористов и в самой Чечне. Стоит лишь им принять путинский тезис о том, что чеченские мятежники – это международные террористы.

 Если понимать терроризм вполне конкретно как нагнетание ужаса и страха, то в этом смысле способность госаппарата наводить террор вполне может быть сравнима или даже большей, чем у «антисистемной организации». Разве бомбежки Соединенными Штатами и НАТО Югославии не являются в чистом виде интернациональным террором, организованным сразу несколькими госаппаратами? Разве действия государственных машин, которые не способны к реальному диалогу с обществом, не являются террором? По сравнению с этими операциями бен Ладен – это так, пацан с игрушками.

Гарри Кливер, исследователь, очень интересно обсуждающий сетевые войны, напрямую применяет термин «терроризм» к действиям правительства Мексики против сапатистов в Чьяпас: «Terrorism», might seem a harsh word to apply to Mexican government actions, but as a word that evokes the spreading of fear, of terror, for political purposes, it seems quite appropriate in Chiapas. Not only have the police and army been involved in the harassment of communities, rape, torture, and arbitrary arrest, but the paramilitaries that we now know to be an integral part of the state's counter-insurgency strategy have engaged in all of these plus mass murder (Acteal) and the forcing of tens of thousands of people from their homes and communities. When soldiers gang-rape peasant girls with impunity, or the police take away living prisoners and later return mutilated, rotten corpses to a community, as has happened, what other word is appropriate than «terrorism»? When paramilitaries slash open the womb of their victim to savage the unborn child, what other word can we use?" (Harry Cleaver. Computer-Linked Social Movements and the Global Threat to Capitalism // Department of Economics University of Texas at Austin, Texas. July 1999 – http://www.antenna.nl/~waterman/cleaver2.html.

 Кампания по борьбе с терроризмом – чужое оружие! Нам оно излишне, оно не только противоречит нашей методологии и целям России, но и направлено против нас.

Вот один из многих примеров употребления этого термина против России. 27 февраля 2002 года, как сообщает агентство Lenta.ru "Госдепартамент США обвинил Белоруссию в поддержке терроризма… и заявил о возможном введении санкций против Белоруссии в связи с обвинениями в поставке оружия странам или группам, поддерживающим терроризм.

«США очень серьезно воспринимают информацию о продаже оружия тем странам и группам, которые поддерживают терроризм. Мы всегда используем самые различные способы организации взаимоотношений с такими странами, от двухсторонних переговоров до введения санкций с целью предотвращения распространения оружия», – заявил официальный представитель Белого дома Ричард Ваучер…" – http://news.ng.ru/2002/02/28/1014883943.html.

Кто даст гарантии, что от демаршей и окриков не перейдут к делу? Кто даст гарантии, что завтра героическая российская армия в Чечне не предстанет преступной организацией в официальном выступлении каких-либо пфайферов или шээв (не помните такого спикера НАТО, который вещал под музыку бомбежек Сербии в марте-июне 1998 года?..).

 В ситуации сплошной войны необходима, в первую очередь, способность к удержанию и защите собственной позиции. Полноценное действие возможно только с правильной позиции.

Губернатор Кемеровской области Аман Гумирович Тулеев, фактически первым в России среагировав на использование США ситуации в Панкисском ущелье для создания очередного плацдарма присутствия в сердце Евразии, в отличие от «профессионалов», показал ясное понимание природы современной гуманитарно-финансово-военной, или множественной, войны.

«Те, кто считает, что США якобы разделили с Россией зоны влияния в Грузии, забывают о том, что американцы жестко преследуют только свои собственные цели. А значит, будут бороться с террористами и искать пособников „Аль-Каиды“ теми методами, которые сочтут нужными», – сказал Тулеев. По его мнению, при этом США будут параллельно оказывать влияние на политические и экономические институты «спасаемой» страны. «Так было в Афганистане, так будет в Грузии», – заметил губернатор. «В этом суть общей стратегии: гуманитарная и финансовая помощь идут рука об руку с военным присутствием», – подчеркнул Тулеев. По его словам, если американские СМИ всерьез обсуждают вопрос о том, «следует ли США принять участие в чеченской войне», то они должны при этом учитывать мнение России (Тулеев А. Г. Действия США в Грузии создадут напряжение на юге России // Газета.ru, 28.02.2002).

 Но особо важно обратить внимание на последнее предложение. Здесь Тулеев фактически обозначил реальную цель «борьбы с террористами» в Панкисском ущелье Грузии – «принять участие в чеченской войне», т. е. «влезть» в чеченскую войну, «прицепить» к ней Абхазию и Осетию и сделать «антитеррористическую операцию в Чечне» интернациональной, международной, предмировой войной.

«Антитеррористическая» риторика бумерангом возвращается в Россию…

 Давайте скажем честно: все попытки строить «антитеррористическую коалицию» с американцами, указывая на опыт совместной войны с Гитлером – это чушь собачья. Кукловоды Америки сегодня под предлогом «борьбы с международным терроризмом» добиваются исключительно своих целей. Эта «священная борьба» становится настоящим ломом, которым можно крушить любого, добиваясь каких угодно целей. Скажем, надо им опустить Россию окончательно, до уровня Верхней Вольты без ракет. Что делать? Заставить русских заниматься только добычей нефти и выплавкой алюминиевых чушек. Сделать так, чтобы русские не смогли продать за рубеж ни одного мало-мальски сложного изделия. Ну, с западными странами понятно: они у русских никогда не купят ни самолетов, ни станков, ни реакторов. У нас один выход: идти со своими высокотехнологичными товарами на Восток. И тут-то все и начинается. Пробуем продать в Ирак оборудование для шлифовки оптических линз – а нас тут же обвиняют в том, что эти станки используются в производстве атомных зарядов. Хотим предложить иранцам новый сварочный агрегат – а нам говорят, что он годен для выпуска баллистических ракет. Строим АЭС в Иране – нам шьют дело о помощи иранцам в создании ядерного оружия. Пожелаем построить у них современный химический комбинат – почти наверняка скажут, что мы им пособляем в производстве химического оружия.

Очень удобно. Сегодня продажу любого высокотехнологичного станка, любой технологии в страны Востока можно объявить помощью в создании оружия массового уничтожения. И ведь сколько сразу задач решается! И русская промышленность гробится, и конкуренты американских промышленников с азиатских рынков вышибаются, и развитие целых народов тормозится. Как раз в духе Вечного рейха!

Хитрая это штука: борьба с международным терроризмом. Только в этом матче все мячи влетают исключительно в наши ворота.

 

Глава 10. Вирусная агрессия

Новые типы (поколения, формации) войны заставляют кардинально пересмотреть устоявшиеся общественно-правовые основы современного военного дела и поставить во главу угла новый комплексный профессионализм.

Сегодня необходима принципиально новая «Наука побеждать». Потому что, читатель, в Пятой мировой старые подходы безнадежно устарели.

Так кардинально меняется природа современных государств и правовых систем. Происходит последовательное разрушение национальных государств, которые триумфально возникали в XV-XIX веках. Теперь огромную роль, абсолютно сопоставимую с крупными национальными государствами, играют «негосударственные государства» типа транснациональных корпораций, роев или метагрупп новых кочевников. Открытость и прозрачность границ делают трудноуловимой грань между «внешними» и «внутренними» проблемами страны или группы стран. Старые государства умирают – они неизлечимо больны.

Даже для Запада традиционная модель правового государства становится проблематичной, а для России, в которой идеология правового государства безуспешно внедряется в течение последних пятнадцати лет, данная идеология, очевидно, совершенно не подходит и не позволяет решать реальные проблемы.

 

Старые правовые, бюрократические государства становятся самой легкой мишенью для атак сетей и роев неправительственных организаций. Они похожи на неуклюжие и медлительные клетки, атакуемые мелкими и чрезвычайно подвижными вирусами. Проходит немного времени – и вирусы захватывают клетку, подчиняют себе, заставляя ее саморазрушаться и плодить новые болезнетворные вирусы.

Как написал еще в 1986 году теоретик малой войны (а в годы Второй мировой войны еще и практик, командир специальной группы парашютистов армии гитлеровской Германии) Фридрих фон Хейдт «в неправильной иррегулярной войне правовое государство (конституционное республиканское государство в рамках западной традиции) имеет огромные проблемы… В правовом государстве мы имеем только два типа людей: законопослушные граждане и преступники. Третий тип людей, который ведет иррегулярную войну, правовым государством во внимание не принимается».

Концепции и идеологии правового государства попросту «не хватает» для того, чтобы адекватно выразить проблему современной войны.

Как это проиллюстрировать? Понимаете, в классическом государстве все разделено по ведомствам. Одни чиновники борются с преступностью, вторые – налоги собирают, третьи – за культуру отвечают. Армия со внешними врагами должна сражаться. И так далее. И вот такое государство, в котором все виды деятельности разделены на ведомственные отсеки, подвергается нападению роя негосударственных структур. Они прорываются на стыках ведомственных интересов. То, что они делают, вроде бы находится на грани преступления, но за эту грань не заходит. Есть в их работе что-то от войны – но все же это не война. Есть в этих нападениях что-то от религиозного сектантства и от пропаганды, от экономической диверсии. Вроде бы деятельность негосударственных «роевиков» – ни первое, ни второе, ни третье, а общий эффект получается убийственным. И государство оказывается в тупике. Полицейские, пожимая плечами, норовят спихнуть дело на спецслужбы, а те – на налоговиков или армейцев, а в результате никто ничем не занимается.

На смену национальному государству идут рои и сети.

 

Совсем страшно становится, когда рои агрессоров захватывают неповоротливое государство, пронизывают его тело своими сетями и превращают государство в мутанта, в орудие своей воли. Точь-в-точь как те самые вирусы.

Именно это произошло в России, где само государство оказалось приватизированным мародерами, самыми хищными из породы новых кочевников. Государство в России превратилось в машину террора (т. е. наведения ужаса) и, что еще страшнее, в машину по уничтожению населения России и ее будущего.

Как можно кого-то там вовне обвинять в «антисистемности» и «терроризме», когда начальник Департамента аппарата Правительства Российской Федерации Евгений Шлемович Гонтмахер (см. выше и ниже) открыто, даже с пафосом спасителя России обсуждает вопрос о стратегии организации «переплавки» российского населения в «человеков экономических» и о проведении «структурных экономических реформ», в результате которых за бортом окажутся, по его же научным изысканиям и подсчетам, десятки миллионов (!!!) неэффективных «трудовых ресурсов», причем неэффективных только с точки зрения этих структурных реформ и их бездарных, неспособных на любое созидательное дело организаторов! Вот уж в чистом виде готовящийся на ближайшие годы выдающийся в своем роде террористический акт.

Но с позиции абстрактного правового государства получается так, что терроризм – это не превращение населения страны в реформенное мясо, поскольку эти «реформы» исходят аж из самого Белого дома, а мои указания на рассуждения господина Гонтмахера, поскольку они (мои рассуждения) явно подрывают, в отличие от рассуждений (и действий!) господина Гонтмахера, основы государственного строя. С точки зрения ограниченного ума государства, хладнокровный организатор убийства, засевший в правительстве, – это не террорист, а власть. А вот тот, кто называет вещи своими именами, в нынешней России как раз и считается террористом и экстремистом. Мало того, даже должен быть наказан по срочно принятому предусмотрительной «элитой» закону о борьбе с экстремизмом.

 

Правда, правовое государство и тут бессильно, поскольку сегодняшний «Основной закон» – Конституция Российской Федерации 1993 года – был создан в результате противозаконного и кровавого захвата власти тогдашним президентом Б.Н. Ельциным. Эту конституцию писали убийцы и новые кочевники, которым Россия досталась, словно трофей. Мудрый советник Ельцина Ю. Батурин, успевший уже после этого события слетать за государственный счет в космос, даже придумал в том страшном сентябре 1993 года для легитимизации Указа n1400 и его последующей реализации, вплоть до стрельбы танками, специальную формулу: надо, мол, различать законы, которые создаются людьми и могут быть ошибочны, – и само право, которое позволяет поступать правильно во имя высшей справедливости.

Можно поиграть и в эту терминологическую игру – но тогда, боюсь, от легитимности и системности сегодняшнего госаппарата совсем ничего не останется.

Деятельность руководства почти государственной компании РАО «ЕЭС России» во главе с А.Б. Чубайсом по периодическому и последовательному на разных территориях Российской Федерации отключению в 2000-2001 годах электричества – тоже проблема.

С одной стороны, эта деятельность в чистом виде подпадает под определение преступной деятельности с целью выколачивания экономической прибыли из государственного бюджета за счет безмерно завышенных тарифов. И когда господин Чубайс нахраписто кричит по телевидению о том, что энергетики тоже люди и должны получать зарплату, и что в мире стоимость киловатт-часа во много раз выше, чем в России – то мне странно, почему Анатолию Борисовичу люди из компетентных органов не разъяснят, на первый раз, что учителя, к примеру, не являются людьми менее значимыми, чем наши славные энергетики, и будучи даже самыми низкооплачиваемыми работниками почти во всем мире, тем не менее получают в России в 30, примерно, раз меньше, чем их коллеги в США, – а энерготарифы у нас всего в несколько раз меньше.

С другой стороны, деятельность государственной компании, принадлежащей к «системе», имеет, очевидно, много возможностей для неправовых и противозаконных действий. Поэтому местным полугосударственным «дочкам» РАО «ЕЭС России» отключать электроэнергию разрешено, а захват «рубильника» взводом местного абсолютно государственного спецназа, отключенного от последних благ цивилизации, – это уже, судя по понятиям, явно террористический акт.

С третьей стороны, эту деятельность Чубайса с позиции природы и характера современных войн надо однозначно понимать как типичную активную разведдеятельность в пользу любого противника России по изучению реакций населения и военных частей на их перевод в нецивилизованные условия жизнедеятельности, а главное – для изучения и испытания отключением стратегических объектов фактической обороноспособности России как непосредственно в военной сфере, так и в других важнейших сферах жизни и деятельности…

Но эти бесконечные «выпадения» из правого поля – только одна часть проблемы современных запутанных, массово-сплошных и абсолютно неправильных войн.

 

На вторую часть, не менее важную, указывают Фридрих фон Хейдт и все те профессионалы, кто разбирается с феноменом терроризма или неправильных войн, – это то, что за любыми «безличными» и «немотивированными» террористическими актами стоят совершенно конкретные лица и субъекты, страны и народы.

Другое дело, что искать их, как правило, надо не там, где светло, а там, где они фактически есть.

Но тогда дело совсем не в тех в общем-то несчастных людях, которые рискуют или даже жертвуют собственной жизнью, и на которых с помощью термина «терроризм» вещают всех собак и кошек.

Дело в тех, кто является субъектом мятежевойн.

Не следует думать, если что мы их не знаем – как не знаем, к примеру, кто и по чьему персональному приказу на самом деле убил Джона Кеннеди, как не знаем и того, кто организовал сложнейший, с технической точки зрения, акт взрыва двух башен Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года – из этого вовсе не следует, что их нет, что надо срочно бомбить Афганистан, и что все сразу прояснится, как только мы произнесем магическое слово «международный терроризм».

К великому несчастью, большинство серьезных и ответственных лиц, которые сегодня в России рассуждают про контртеррористические операции и коалиции, фактически не в состоянии ничего поделать ни с Чечней, ни тем более с другими «международными террористами». Но вместо того, чтобы честно признать это и попытаться выработать реалистичную стратегию и методологию зашиты страны, наши «силовики» по-прежнему, по-советски предпочитают изо дня в день длить то, что выдающийся русский советский философ Г.П. Щедровицкий назвал фиктивно-демонстративным продуктом (ФэДэПэ).

 

Впрочем, судя по всему, данная проблема совсем скоро будет разрешена.

Направления решения этой проблемы четко и грамотно сформулировал все тот же А.Б. Чубайс в своем программном выступлении на съезде СПС 14 декабря 2001 года.

Выступление этого яркого представителя племени новых кочевников было небольшим по объему и таким мощным, откровенным, что его стоит привести почти целиком. Потерпите, прочитайте – не пожалеете.

"Я выскажу мысль, которую, может быть, странно будет слышать из моих уст и которая, может быть, кажется не очень значимой в работе региональных организаций, но надеюсь, что она будет понята со временем и принята. У страны в целом на ближайшие 5-7 лет ничего более значимого, более масштабного, ничего в подлинном смысле исторического по сути дела не осталось, кроме одного вопроса – место России в мире. Я считаю, что в ближайшие 5-7 лет именно в этой сфере произойдет фундаментальный, ни с чем не сопоставимый в нашей истории, гигантский по значению исторический поворот.

Первые признаки этого поворота, пока еще достаточно робкие, уже произошли. Но то, что будет происходить дальше, как мне кажется, абсолютно беспрецедентно. Это изменит не только место России в мире и не только отношения России с миром – это изменит всю внутриполитическую карту страны. Это изменит позиции президента внутри страны. Это очень серьезно отразится на его рейтинге, приведет к значительному, если не радикальному, пересмотру взаимоотношений президента со всеми ведущими элитами внутри страны и полному изменению всей структуры его электоральной поддержки.

Я рискну сказать, что в последние годы для нормального гражданина России вопрос о том, кого мы больше поддерживаем – Соединенные Штаты или Китай, был довольно абстрактным. Существовали гораздо более насущные вопросы. Но мы обязаны думать о том, что будет самым важным, вызывающим острейшую полемику, если не противостояние, внутри российского общества через полтора-два года.

Я считаю, что это будет именно тот вопрос, о котором я сейчас сказал, – место России в мире. И если это так, то надо признать, что сегодня наша партия в этой сфере пока еще очень слаба.

Нас очень мало во внешнеполитической элите, нас практически нет в оборонной и в военной элите, нас вообще нет в разведывательном сообществе, нас вообще нет в тех сферах, которые являются базовыми для формирования будущей политики России в мире и определения ее места в мире. Я убежден в том, что это должно стать ключевым прорывом в деятельности «Союза правых сил» в ближайшие годы.

Повторяю еще раз: это не означает, что ничего не осталось делать в экономике, это не означает, что ничего не осталось делать в образовании. Конечно, все это значимо, но в этих сферах, я убежден, мы движемся в правильном направлении, и дальше будем двигаться правильно. Я говорю сейчас о том, где нужен радикальный, принципиальный прорыв. То, о чем говорила сегодня Ирина Хакамада, абсолютно верно. Это лишь самые первые шаги, уже сегодня недостаточные для масштаба задач, стоящих перед страной. Не на кого опереться России в решении этой исторической задачи, кроме «Союза правых сил». Никто, кроме нас, не способен по-настоящему сформировать новые элиты, по-настоящему сформировать интеллектуальный потенциал, по-настоящему выработать принципы, базу и стратегию всей политики России в этой сфере на ближайшие семь лет!

Может быть, сегодня это странно звучит. Но, поверьте, если мы действительно говорим о стратегии, то расширяться нужно принципиально в эту сферу. Расширяться, не отдавая ни одной пяди позиций, необратимо завоеванных нами в сфере экономики, в сфере бизнеса, в сфере промышленности, в сфере внутренней политики. Радикально продвигаться в оборону, в разведку, в военную сферу, во внешнеполитическую сферу – туда, где будет определяться лицо России в следующий пяти-семилетний период…" (полный текст выступления Анатолия Чубайса на Съезде СПС 14 декабря 2001 года и резолюции Съезда «России нужно определить свое место в мировом сообществе» – публикуется по: Наша газета. 11 янв. 2002. стр. 4, 5).

 

Два пункта этой Чубайсовой речи-программы с позиции современного понимания войн требуют срочной реакции «силовых ведомств» и Главнокомандующего Российской Федерации. Это – манифест «вирусов», целенаправленно и систематически уничтожающих нашу государственность.

Во-первых, открыто ставится задача внести партийность и партионность в силовые и внешнеполитические ведомства. За этим стоит не только нарушение Конституции РФ, но и четкая заявка на экспроприацию остатков государственной машины в целях не страны, но одной партии. Причем партии оголтело проамериканской и чисто «кочевой».

Принятый 11 июля 2001 года Федеральный закон «О политических партиях» в п. 5 ст. 9 однозначно определяет: «Не допускается деятельность политических партий и их структурных подразделений в органах государственной власти и органах местного самоуправления (за исключением законодательных (представительных) органов государственной власти и представительных органов местного самоуправления), в Вооруженных силах Российской Федерации, в правоохранительных и иных государственных органах, в аппаратах законодательных (представительных) органов государственной власти, в государственных организациях. Запрещается вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений».

Или партийцы СПС вмешиваться в «процесс» внутри означенных А. Чубайсом ведомств не будут, а если и будут, то, вероятно, это не будет столь чувствительно, как «вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений»?

Во-вторых, А. Чубайсом четко обозначается исходно тупиковая и смертельно опасная для России развилка (безальтернативная альтернатива): Россия должна быть либо с Китаем, либо с США. То, что Чубайс явно не с Китаем собирается делать «прорывы» – это очевидно. Но это второстепенно. Самое важное – Россия ни в коем случае не должна выбирать Китай против США или США против Китая, ни в коем случае не должна попадать в эту чубайсовскую рогатину.

С позиции Конституции Российской Федерации (п. 5 ст. 13: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни»), национальной безопасности РФ (очень аморфная и неработающая доктрина), с позиции информационной безопасности РФ (очень аморфная и неработающая доктрина), с позиции обеспечения обороноспособности Российской Федерации (очень аморфная и неработающая, такая же «никакая» военная доктрина), с позиции анализа и понимания современных войн и систем оружия эти два публичных и зафиксированных документально призыва А. Чубайса являются не только необходимым, но и более чем достаточным основанием для как минимум приостановления публичной деятельности этого энергичного и «энергетического» политика…

Но раз наши «силовики» не обладают никакой силой или пониманием происходящего, раз в стране нет адекватных современной ситуации профессионалов, то пусть уж, по крайней мере, не расстраиваются и не берут в голову, как говорится.

Совсем скоро на их место в соответствии с партийными задачами, которые поставил А. Чубайс, придут молодые, активные и подкованные ребята из СПС. Они быстро все приведут в порядок и окончательно искоренят терроризм – как внутренний, так и международный.

Я в этом уверен, только не скажу почему…

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна