Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

1. Единый государственный экзамен против России (интернет-журнал "Новая политика"). 2. Выступление Германа Сергеевича Авдюшина, председателя Общероссийского общественного движения в защиту прав родителей и детей «Всероссийское родительское собрание на Комиссии при Президенте РФ по совершенствованию ЕГЭ. 3. Сергей Феликсович Черняховский, доктор политических наук, профессор, действительный член Академии политической науки. Главный порок ЕГЭ.

16.05.2009 12:47      Просмотров: 4747      Комментариев: 0      Категория: Единый государственный экзамен

    ЕГЭ против России

 

Источник информации  -  http://www.rusk.ru/st.php?idar=182867  . 

 
    Борьба за отмену единого госэкзамена консолидировала общество


    "Кое-где в западном правосудии существует такая разновидность иска, как "Гражданин против государства". У нас, к сожалению, практикуется прямо противоположная формула. Хотя изредка бывает, что против отдельных явно провальных проектов власти выступает уже не какой-либо отдельный гражданин, а общество в целом – в лице многочисленных представителей самых различных социальных групп. И вот тогда "внезапно" обнаруживается, что наша государственно-правовая система ни к чему подобному не готова. Не предусмотрено и не создано работающих на практике механизмов, благодаря которым общество могло бы остановить ту или иную невменяемую реформу, в результате которой страна получала очередную кучу проблем", – говорится в статье, посвященной насаждению в России единого государственного экзамена (ЕГЭ) и опубликованной в интернет-журнале "Новая политика".

    "С начала 90-х мы многократно сталкивались с подобной ситуацией. В последнее время одним из таких бедствий стал ЕГЭ – единый государственный экзамен для выпускников средних школ. Об этом пресловутом "недоразумении из трех букв" (как метко обозвали ЕГЭ депутаты парламента) высказано и написано так много резко негативного, что вряд ли имеет смысл повторяться. Похоже, пора поставить вопрос несколько в ином ракурсе", – отмечается в статье.

    "Прежде всего, стоит, наконец, четко обозначить противоборствующие стороны, то есть прикинуть, сколько в стране сторонников, и сколько противников ЕГЭ. В принципе, имеются материалы социологических опросов по данной проблеме, правда, датированные лишь летом прошлого года. Согласно опросам Фонда "Общественное мнение", одобрительно воспринимают введение ЕГЭ 18 % респондентов, неодобрительно – 36 %. Вдвое больше. А вот закон "О едином государственном экзамене", по которому с 2009 года по ряду предметов ЕГЭ будет обязательным для выпускников всех российских школ, поддерживают лишь 11 % граждан, тогда как больше половины – 54 % – считают, что у выпускников школ должно быть право выбора: либо сдавать ЕГЭ, либо экзаменоваться по прежней системе. Более свежих данных отечественные социологи не представили. По сведениям из информированных источников, Минобрнауки задействовал очень серьезные рычаги, чтобы убедить социологические службы не трогать эту тему. А то, глядишь, такие цифры выплывут…", – говорится в статье.

    "Но, чтобы определить, на какие части это "трехбуквенное недоразумение" разделило общество, достаточно и сводок информагентств. Получается, что категорически "за" ЕГЭ выступает сам министр образования и науки, чиновники министерства, плюс примерно десятая часть родителей школьников, еще на что-то надеющихся. Больше "новаторскую затею" вслух, фактически, никто не поддерживает", – подчеркивает автор статьи.

    "Теперь прикинем, кто "против". Прежде всего, это, как минимум, десятки тысяч родителей школьников по всей стране. Далее – большая часть учителей, которые понимают абсурдность подобного "тестирования" выпускников. Прибавим сюда те многие тысячи граждан, которые заканчивали школы без всяких ЕГЭ, а теперь вынуждены будут сдавать его, чтобы получить возможность поступать в институты. Против ЕГЭ категорически выступают самые авторитетные представители педагогической науки. Столь же негативно настроены и руководители ведущих ВУЗов страны во главе с ректором МГУ Виктором Садовничьим, которые неоднократно публично заявляли, что результаты ЕГЭ неприемлемы для оценки уровня подготовки абитуриентов", – сказано в статье.

    "Резко негативное отношение к ЕГЭ высказывают соответствующие департаменты московского правительства и мэр столицы Юрий Лужков. По его мнению, из-за введения единого госэкзамена вся российская система образования зашла в полный тупик. "Ну и что хорошего, если мы прибавляем кол к той двойке, которую очень и очень многие получают на экзамене по ЕГЭ? Что это? Это вынужденная мера, нелогичная, непонятная. Может быть, это ЕГЭ нужно просто взять и отменить, и вернуться к той самой нашей традиционной системе, которая готовила неплохих специалистов. Имея такую многоликую страну, многоукладную, многоуровневую и по образованию, и по территории, мы привели ее к какому-то одному дурацкому стандарту", весьма откровенно и категорично заявил Лужков на совместном заседании Совета ректоров государственных вузов Москвы и области и московского правительства", – отмечается в публикации.

    "В свою очередь, председатель Совета Федерации Сергей Миронов – третье лицо в государстве – на заседании комиссии по изучению результатов эксперимента с ЕГЭ четко заявил: "С этого года единый госэкзамен будет проводиться в штатном, а не экспериментальном режиме. Это может привести к негативным последствиям для всего нашего общества – прежде всего, для экономического развития страны". По мнению Миронова, необходимо провести всесторонний объективный анализ того, как внедрение ЕГЭ негативно сказалось на общем качестве российского образования. Председатель СФ призвал коллег-парламентариев к "правильной осаде чиновничьего бастиона", предложил предоставить обществу достоверную и всестороннюю информацию о последствиях единого госэкзамена: "Убежден, рано или поздно эта информация сделает свое дело – ЕГЭ в его нынешнем виде будет отменен"", – цитирует слова спикера Совета Федерации автор публикации.

    "Наконец, не обошел вниманием злополучный ЕГЭ и Президент России Дмитрий Медведев. На заседании оргкомитета "Победа", посвященном предстоящему юбилею Победы в Великой Отечественной войне, он вспомнил о попавших к нему в руки материалах по подготовке к ЕГЭ для школьников и возмутился: "Для ответа на вопрос, какие изменения произошли в Красной Армии в годы войны, даются следующие варианты ответов: введение погон; введение должности полевого священника; формирование специальной службы для выкупа пленных у противника… Просто удивительно, чудовищно. Если мы и дальше будем по таким учебникам готовить наших школьников, представляете, какие у них знания будут о войне!"" – напоминает слова Президента автор статьи.

    "Итак, ЕГЭ крайне жестко критикуют и родители с учителями, и высшие должностные лица государства. Резко и категорично отвергают люди и в самых дальних провинциях, и в столице. Другими словами, в кои-то веки у представителей власти и народа сформировалась общая точка зрения на весьма актуальную проблему – против ЕГЭ чуть ли не все общество! Казалось бы, надо порадоваться этому единению и, как минимум, приостановить действие закона "О едином государственном экзамене", чтобы не совершить в очередной раз большой глупости. Вдуматься, разобраться, прислушаться к мнению большинства – и сделать конкретные оргвыводы", – отмечается в статье.

    "Что мешает? Неужели все дело в твердокаменной позиции Минобрнауки, где затратили на разработку этого "недоразумения" гигантские суммы и теперь вынуждены стоять насмерть? Ведь, если сегодня отменить ЕГЭ, у граждан, а, возможно, и у органов государственного финансового контроля возникнет вполне резонный вопрос – "где деньги?". Почему столь бездарно потрачены такие суммы? И кто за это должен отвечать?" – вопрошает автор публикации.

    Министр образования Андрей Фурсенко "Это чисто политические, пиаровские акции. Я считаю, что это аморально – за счет детей и их родителей создавать себе публичную заметность", – заявил недавно Андрей Фурсенко в ходе правительственного часа в Госдуме, в ответ на критику в адрес ЕГЭ, которая обостряется накануне проведения этого экзамена. Министр уверял депутатов, что те, кто нагнетает напряженную обстановку вокруг ЕГЭ, "создают огромные проблемы огромному количеству ребят". Как сказал министр, "это абсолютно неприемлемая вещь, они прекрасно понимают, что ничего не изменится!"" – цитируются в публикации слова министра образования и науки.

    "Однако, как уже очевидно, "обстановку нагнетает" большая часть общества. Разве оно не имеет на это права? Это весьма напоминает известный анекдот, когда вся рота идет не в ногу, и лишь один старшина шагает "в ногу". И сколько не пытайся такого старшину вернуть в русло здравого смысла, все усилия будут бесполезны. Правда, есть еще один способ борьбы со скандальной инициативой чиновников – иски граждан о законности введения единого государственного экзамена направлены в Конституционный и Верховный суды. И в данной ситуации это будет уже не просто юридическим разбирательством по поводу нормативного акта. Де-факто это станет судебным процессом "Общество против ЕГЭ". Или, наоборот, "ЕГЭ против России"", – отмечает автор статьи, опубликованной интернет-журналом "Новая политика".    Русская линия.


 

Выступление Германа Сергеевича Авдюшина, председателя Общероссийского общественного движения в защиту прав родителей и детей «Всероссийское родительское собрание на Комиссии при Президенте РФ по совершенствованию ЕГЭ

Источник информации  -  http://arhiv.oodvrs.ru/article/index.php?id_page=21&id_article=1195  .

 

Уважаемые члены комиссии!

 

Я представляю общее родительское мнение участников нашего Родительского Движения. Оно сформировано в ходе обсуждения результатов внедрения Единого государственного экзамена. Причём прошу учесть - это мнение родителей больше половины регионов России. Уважаемые коллеги, нужно предельно внимательно отнестись к точке зрения родителей неравнодушно относящихся к процессам реформирования отечественного образования и к Единому государственному экзамену, как к одному из ключевых моментов этих преобразований.

Подавляющее большинство родителей - это широко известно - выступает категорически против тестовой формы сдачи Единого государственного экзамена. Ещё раз обращаю ваше внимание, что родительская общественность выступает не против ЕДИНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭКЗАМЕНА как такового, а именно против ТЕСТОВОЙ формы его сдачи. Пора уже внести ясность и развести эти два понятия: Единый государственный экзамен и тестовая форма его проведения!

Единый госэкзамен - это правильно.

Тестовая форма его проведения - это разрушение всей системы отечественного образования; это - формирование мозаичного, фрагментарного сознания наших детей; это - отрывочные знания вместо целостной научной картины мира; это - переключение мышления ребенка, а с главных, смыслообразующих основ постижения действительности на случайные малозначимые частности.

Родительская общественность заявляет свой протест против целенаправленного РАЗРУШЕНИЯ национального самосознания и менталитета будущих поколений граждан России, так как:

1.      Заточка всей системы образования под тестовую сдачу ЕГЭ неизбежно приводит, прямо таки вынуждает не обучать детей, а натаскивать их на «решение» тестов. Учитель все время должен раскладывать пасьянс из колоды фактов по литературе, языку, истории, математике. Вместо развития вкуса и воспитания любви к родному слову, к родной истории детей невротизируют будущей неизвестностью, от того как ляжет тестовая «карта» ЕГЭ. Нарастание общей школьной тревожности к выпускному классу сегодня - общеизвестный факт, даже самые добросовестные дети не имеют возможности качественно подготовиться. Они не имеют представления, что же конкретно им нужно знать. Отсутствие экзаменационных вопросов есть не только главный стрессовый фактор, но и причина распада целостного представления об изучаемом предмете. Зачем выпускнику помнить, какого цвета было платье у Наташи Ростовой на первом балу, когда неизвестно - произошло ли у него целостное осмысление романа? Да потому, что подобные «знания» удобны для составителей тестов и совершенно бессмысленны для самих выпускников.

2.      Сколько мы слышим заявлений о креативности и творчестве, о развитии самостоятельности мышления, о формировании независимого мнения, а в результате «гора родила мышь». Отказ от обязательного итогового сочинения под маскировкой «эксперимента» подрубает саму возможность самостоятельно мыслить, снимает требование осмысленного изучения литературы. Это сразу же на несколько порядков снижает общий уровень образованности наших детей, не даёт развиться их способностям свободно излагать свои мысли. Да что там говорить: даже просто иметь своё мнение. Схематизация и примитивность мышления стали характерной особенностью сегодняшних выпускников. Плюс к этому - вопиющая безграмотность.

3.      Что даёт сама технология выполнения тестов и чему учит тестовая форма экзамена? Приём выполнения теста - УГАДЫВАНИЕ. Готовые варианты ответов - это прокрустово ложе, в которое загоняется мышление ребёнка. Он даже не входит в пространство предмета, не размышляет. Это учебное казино, в котором составители тестов играют роль крупье, а ученики - жертвы бездушных манипуляций. Как утверждают двоечники и лентяи, они по теории вероятности, имеют не меньший шанс успешной сдачи.

4.      Вводили ЕГЭ, чтобы избежать коррупцию. Она сохранилась, но только приобрела более изощренный характер: с одной стороны она централизовалась, с другой - на местах осуществляются многочисленные подмены результатов тестов.

Что мы хотим? От чего мы отказываемся и к чему идём? Неужели европейская тестовая система образец для подражания? Например, в Голландии ученик 9 класса в тесте по математике угадывает из 4-х предложенных вариантов - сколько будет 5x6!!!

И это наше будущее!?

Давайте будем честны друг перед другом и перед нашими детьми. Если что-то получается плохо, нужно иметь мужество от этого отказаться, как сделала это советская школа в 30-е годы. После хаоса революционных преобразований, убедившись в несостоятельности проводимых реформ, она (школа) вернулась к системе дореволюционного гимназического образования. Плоды советской школы нам всем хорошо известны: великие открытия, великие ученые, великая страна. Мы не говорим сегодня об идеологии, которая, конечно же, была ложной. Мы говорим именно о системе.

От реформ после революции отказались, потому что правительству нужна была сильная конкурентноспособная страна, нужны были собственные ученые, инженеры и деятели культуры!

 

Так неужели они не нужны нам сегодня!

Важно извлечь все исторические уроки, чтобы Россия могла уверенно двигаться вперёд!

Г.С. Авдюшин, председатель Общероссийского общественного движения в защиту прав родителей и детей «Всероссийское родительское собрание»

 

 

Черняховский Сергей ФеликсовичСергей Черняховский, доктор политических наук, профессор, действительный член Академии политической науки

Главный порок ЕГЭ

 

Источник информации  -  http://www.novopol.ru/-glavnyiy-porok-ege-text105916.html  (28 июля 2011).


По данным за май этого года, 15 % граждан полагает, что ЕГЭ оценивает знания экзаменуемого лучше, чем традиционные экзамены, а 43 % уверены в том, что он делает это хуже. При этом 30 % полагает, что число взяток при ЕГЭ увеличилось, 17 % – что уменьшилось, и 33 % – что осталось прежним.

Общее недоверие к ЕГЭ, его отрицательная оценка и в плане объективности, и в плане коррупционной составляющей так или иначе ставят вопрос о его дальнейшей судьбе.

Сегодня вопрос уже стоит не о том, хорош ЕГЭ или плох. То, что он плох ясно устойчивому большинству. Более откровенные предлагают его отменить. Более политкорректные – "спасать". То есть развить и дополнить так, чтобы по возможности убрать всю ту нелепость, которую в рамках его создания сотворили представители Минобразования.

В частности, предлагается при приеме в вуз рассматривать не только сами результаты тестирования, но и своего рода портфолио – результаты успеваемости за последние несколько лет, итоги участия в тех или иных конкурса и викторинах, творческих работах. То есть принимать во внимание не только то, как выпускник смог собраться и ответить на вопросы в данный конкретный момент, тем более рассчитанные не на освоение знаний, а на предварительную дрессировку, но и на то, как он в целом учился в школе. Как минимум – по избранным для последующего изучения предметам.

Средняя школа не способна адекватно оценить готовность человека к обучению в вузе

 

И в общем, логика и движение в правильном направлении здесь есть. Проверяемая даже в рамках нормального экзамена готовность быстро и правильно ответить на некий вопрос вовсе не означает способности обдумать проблему и найти для нее правильное решение. Человек может быть очень талантливым, но способным решать задачи и вообще думать лишь в соответствующей располагающей обстановке. Даже старые экзамены, а тем более ЕГЭ, всегда сопровождались стрессовой обстановкой, при которой один и тот же человек мог в 9.00 утра быть готовым ответить на любой вопрос, в 12.00 – неспособным назвать таблицу умножения, а в 15.00 – хлопнуть себя по лбу и вскричать: "Да я ведь все это знал!".

Проверка памяти в сочетании со стрессоустойчивостью очень важна в некоторых специальностях, но далеко не во всех. Для одних специальностей важно дать прочитать человеку десять страниц, затем выстрелить над ухом, выбить стул из под ног, а потом потребовать без паузы повторить прочитанный текст. А для других важно даже не то, что он скажет, а как он это скажет – заученно, или вкладывая мысль в каждое слово.

Но ЕГЭ плох не только тем, что дает оценку единовременного состояния человека и уровня его дрессируемости. Он плох еще и тем, что предлагает оценивать готовность человека к обучению в высшей школе той инстанцией, которая к последней отношения не имеет – средней школе.

Высшая школа и средняя школа решают разные задачи и использует разные методики. Средняя школа дает общее универсальное образование. Высшая школа, в первую очередь, должна давать фундаментальное профессиональное знание. Вопрос о том, насколько ты смог освоить программу среднего образования, имеет очень отдаленное отношение к тому, насколько ты готов быть профессиональным специалистом в той или иной сфере.

И школьный учитель, обоснованно гордящийся своим учеником-отличником, может не допускать и мысли о том, что в вузе последний окажется лишь "блестящим ничто": образованным, начитанным, эрудированным, но не способным освоить логику казалось бы интересной для него специальности. Чем лучше человек владеет обычной логикой, тем менее он подчас способен освоить диалектику. Чем лучше он умеет считать в школе и решать алгебраические уравнения, тем хуже он может быть готов к высшей математике.

Задача средней школы – не столько готовить человека к высшей, сколько дать по-своему самодостаточный объем знаний. Последний может быть полезен в вузе, но явно для него недостаточен. Школа по определению готовит не человека, который должен поступить в вуз, а человека, который может прожить и без последнего.

Поэтому, когда школе поручается проверить уровень подготовки для поступления в вуз, это все равно, как если по итогам обучения человека вождению автомобиля у него проверяли первичные навыки пилотирования самолета.

С другой стороны, ЕГЭ в своем стремлении побороться с коррупцией пытается таким образом "объективировать" оценку. Чтобы она ни в какой степени не зависела от "субъективного фактора" – личного мнения экзаменатора. Таким образом, само "оценивание" пытаются поставить "на поток", не понимая, что в таком виде оно в наибольшей степени подвержено фальсификации.

Высшая школа – это, прежде всего, отношения мастера и ученика

Но хуже и опаснее другое. Устраняя из оценивания экзаменатора и его личные качества, ЕГЭ устраняет и личные качества экзаменуемого. В вуз тогда в лучшем случае попадают не носители креативного начала, а тоже "поточный продукт", не те, кто способен решать нестандартные задачи и производить новое знание, а те, кто готов к исполнению стандартных заданий и унифицированных операций.

То есть, с одной стороны, система проверяет не те качества, которые важны для освоения программы высшей школы, а те, которые были важны для обучения в средней. А, с другой стороны, она проверяет не готовность к учебе, а готовность к исполнению стандартных заданий.

И в вуз тогда будут приходить те, кому там нечего делать, а не те, с кем имеет смысл работать, как с учениками мастеров.

Любой вуз может считаться таковым, а не курсами повышения квалификации только тогда, когда он обладает своей педагогической и научной школой. И поступающий в него должен быть изначально близок именно к этой школе, а не к неким абстрактным требованиям.

Высшая школа – это, прежде всего, отношения мастера и ученика. И решать, кому быть его учеником, должен именно этот мастер.

То есть, во-первых, принимать решение о приеме в вуз может и должен только сам этот вуз. Во-вторых, кому быть конкретно его учеником, должен решать тот, кто будет его основным учителем. Так, как это происходит в творческих вузах, когда известный актер или режиссер набирает свой курс, исходя из того, с кем из поступающих готов работать лично он.

Точно также и в других вузах набирать курс должен тот, кто будет с ним работать – состоявшийся ученый, педагог, инженер, изобретатель. То есть тот, кто признан как мастер, и кто берется в данном случае учить этих конкретных набранных им людей. Возможно, с его личным правом отчислять того, кто уже в ходе учебы не оправдает его надежд.

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна