Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Гульнара Курманова, Нина Ароновона Багдасарова. Экологический миф вчера и сегодня. (Общественные науки и современность. 1998. № 5. С. 131 - 136).

12.05.2009 14:59      Просмотров: 4874      Комментариев: 0      Категория: Опровержение экологических мифов

Источник информации: http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2004/07/07/0000166035/013Kurmanova.pdf

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 1998. № 5. С. 131 - 136
Г. КУРМАНОВА, Н.А. БАГДАСАРОВА
Экологический миф вчера и сегодня

 

  С. 131:  С конца 40-х и до начала 70-х годов нашего столетия единственной общепризнанной угрозой будущему цивилизации считалась возможная ядерная война. Еще середине 80-х годов Ж. Деррида строил свою апокалиптику в этом дискурсе: "Единственным абсолютно реальным референтом продолжает быть событие масштабов абсолютной ядерной катастрофы" [1]. Геополитические перемены последних лет сняли эту тему с повестки дня (хотя ядерная война по-прежнему называется источником угрозы в социологических опросах). Место же главного невротизирующего массовое сознание фактора заняла "экологическая угроза", идея которой восходит ко временам "экологического пессимизма". Именно она поставила общество перед фактом: "Решение экологических проблем, равно как и их возникновение, роковым образом зависит от людей ограниченных в интеллектуальном и культурном плане" [2]. Попытка преодолеть эту ограниченность составляет сущность концепции формирования "экологического мышления" (или "экологического сознания") - чего-то такого, что, как все понимают, крайне необходимо, хотя мало кто ясно представляет себе, в чем оно, собственно, заключается. Классический учебник экологии, написанный около четверти века назад, начинался с утверждения: "В наши дни каждый остро осознает важность наук о среде для поддержания и повышения уровня современной цивилизации. Экология быстро становится отраслью науки, теснейшим образом связанной с повседневной жизнью каждого человека, будь то мужчина, женщина или ребенок" [3]. Предполагалось, что некоторый уровень информированности индивида в области экологической теории и прикладной экологии позволит ему принимать рациональные решения в ситуациях "экологического выбора" - от предпочтения "экологически чистых" пищевых продуктов до предпочтения "экологически озабоченного" кандидата на политический пост.

   Прошло время, и сегодня приходится констатировать, что "основные идеи экологии... не нашли достаточно адекватного отражения в общественном сознании, несмотря на очевидную необходимость их применения в сфере взаимоотношений человеческого общества и остальной живой природы. Причинами этого являются экологическая неграмотность даже наиболее образованных и активных слоев населения, а также устойчивое сохранение антропоцентрического мировоззрения" [4].
Закономерно возникает вопрос о взаимодействии науки с обыденным сознанием, осуществляемом через образование. Но действительно ли проблема формирования экологического мышления - это проблема соответствующего образования? Количество "экологической" информации, доступной (физически и интеллектуально) неспециалисту, сравнимо, пожалуй, только с количеством таковой по вопросам  права и интимной жизни. "Экологическое просвещение" подразумевает, что качество этой информации делает ее понятной индивиду, не имеющему специального образования1.

Однако доступность информации имеет и другую сторону: ясность и истинность, как известно, - понятия дополнительные. В качестве примера можно привести две публикации в "Экологическом вестнике Кыргызстана" - издании, заявленном как "информационно-аналитический бюллетень по проблемам охраны окружающей среды". Первая из них (без указания автора) называется "Меры предупреждения обострения заболеваний и их профилактики в периоды магнитных бурь" [5, с. 7, 8]. Приведенные в ней количественные оценки эпидемиологической ситуации выглядят следующим образом: "... примерно треть вызовов скорой помощи коррелируют со вспышками на Солнце, 40% - с магнитными бурями, 30% - с ионосферными и другими сопровождающими их факторами".

Рекомендации страдающим хроническими заболеваниями формулируются, например, так: "Увеличить, по крайней мере регулярно употреблять лекарственные препараты, ранее назначенные вашим лечащим врачом". К сообщению приложен прогноз "геофизически неблагоприятных дней", согласно которому в апреле 1997 года таковыми являлись 2, 5, 9, 13, 19, 23, 27, 28, 30 числа (всего 9 дней из 30 - те самые 30% вызовов "скорой помощи"?); в тексте же имелось указание на то, что "на магнитные бури люди реагируют по-разному: одни - за сутки до приводимых в календаре дней, другие - в указанные дни и третьи - на следующие сутки после них". Таким образом, для человека, подозревающего, что своими недомоганиями он обязан "геофизически неблагоприятным дням", практически любой день апреля мог оказаться угрожающим2.

Вторая публикация представляет собой перепечатку из газеты "Сельская жизнь". Позволим себе лишь одну цитату: «Железо, аминокислоты, аммиак - вот далеко не полный перечень тех вредных веществ, которые аккумулируются в организме кур в процессе переваривания пищи (речь идет о пресловутых "ножках Буша". - Прим. авт.). Весь этот "рацион" получает и потребитель окорочков. Особенно рискует тот, кто привык за обедом съедать не одну, а несколько ножек». Вот он, "продуктовый геноцид" в действии: подверстанный к этой публикации материал гласит: "По данным Продовольственной комиссии ООН... некоторые западные фирмы расширяют производство и экспорт не только экологически опасной, но и запрещенной в развитых странах сельскохозяйственной и мясомолочной продукции" (цит. по: [5, с. 17, 18]). Фактически утверждения, сделанные в обсуждаемых сообщениях, могут и не вызывать сомнений в достоверности. Сомнения вызывают не сформулированные вявном виде, но следующие из текста прогнозы о масштабах возможных неблагоприятных последствий, если пренебрегать указанными опасностями.

Соответственно реакция на эти сообщения обусловлена не столько экологической грамотностью реципиента, наличием у него "экологического мышления", сколько уровнем личностной тревожности и невротизации. Информация такого рода рассчитана на ограничение возможностей ее рационального анализа. Это - не научные тексты, но и не "популярные". Скорее, их можно квалифицировать как псевдонаучные: не обладая особенностями, делающими научный текст доказательным, они тем не менее имеют ряд "наукообразных" характеристик - терминологических, стилистических, апеллируют к авторитетам,

  1 Заметим, что называться экологом - совсем не значит быть профессиональным экологом; в категорию "экологов" попадают инженеры, врачи, педагоги, чиновники - все, чья деятельность так или иначе связана с экологической проблематикой и полностью либо частично финансируется в рамках различных экологических кампаний. В конце концов, санпросветработа и гигиенические мероприятия тоже имеют к экологии непосредственное отношение.
  2 Речь идет не о самом факте неблагоприятного воздействия "гелиогеофизических возмущений в атмосфере Земли" на здоровье человека: это предмет специальных дискуссий. Мы же обсуждаем лишь эффекты публикаций, рассчитанные на неспециалистов.

С. 132:  правда, политическим, а не научным (ситуации, когда научная ссылка заменяется ссылкой на решения правительственных, общественных организаций, вообще весьма интересны), наконец, помещаются в специализированном издании. Атрибуты такого рода снижают вероятность критического восприятия текста (собственно, оказывают фасцинирующее влияние)3.

Слово "информация" восходит к inform - "придавать форму", быть формирующим началом" [6]. В нашем случае форма, приданная сообщениям, несет вполне определенную эмоциональную нагрузку, закамуфлированную рационалистическими деталями. Для того чтобы осознанно принимать рациональные решения, кроме возможно большего количества информации, индивид должен обладать навыками оценки и анализа такой информации, опытом и достаточной независимостью суждений. А это значит - быть специалистом.

Неспециалисты же не имеют дела с научными концепциями. Они имеют дело с искусственно формируемыми (посредством системы общего образования и СМИ) описаниями окружающего мира, которые с необходимостью включают систему экологических мифов и связанных с ними табу. Мифогенная функция СМИ общеизвестна, хотя знание о ней очень мало изменяет в целом некритичное отношение к информации, получаемой из этого источника, в особенности если речь идет о витально значимой информации, каковой воспринимается и "экологическая". Каждая "экологическая" публикация, предназначенная для неспециалистов, содержит долю действительно научно обоснованных представлений. Однако в целом такие описания превращают жизнь в "опасную штуку, от которой умирают", по выражению Е. Леца. Экологический миф, как и всякий миф, "ничего не скрывает и ничего не демонстрирует - он деформирует: его тактика - не правда и не ложь, а отклонение" [7]. Кстати, отсутствие указаний на автора сообщений симптоматично: какой, в самом деле, автор может быть у мифа? Описания, на которых эти мифы построены, формируются на основе предрассудков и стереотипов, лежащих за пределами сознания. Материалом для них служат эмоционально окрашенные и витально значимые высказывания. Экологические мифы апеллируют прежде всего к чувству страха, активируя на бессознательном уровне потребность индивида в безопасности. Можно утверждать, что место экологического просвещения заняло то, что А. Назаретян [8] охарактеризовал как "нагнетание паники"4. Насколько вообще страх управляет жизнью человека - вопрос особый. В экзистенциальной философской традиции он ставится как вопрос о том, чего стоит, а чего не стоит бояться. Понятия страха и боязни при такой постановке разводятся на следующем основании: боязнь, испуг, растерянность - эмоции, порождаемые реальной опасностью; страх и тревога - состояния, не связанные с реальной угрозой, их источник ирреален, необъясним, абсурден. А. Брудный, ссылаясь на Г. Марселя, констатирует "радикальную небезопасность" мира, в котором мы живем: «Обострение потребности в безопасности выражается в чувстве тревоги, не способствующем последовательно рациональному отношению к реальной действительности. Есть все основания полагать, что само формирование человеческого мышления на ранних его этапах также происходило в условиях "радикальной небезопасности..."» [10]. У Г. Марселя в 1951 году было, положим, больше оснований упрекать мир в небезопасности. Почему же в конце 90-х, когда "уровень небезопасности" мира, несомненно, гораздо меньше, чем сразу после Второй мировой войны, чувство тревоги

3 Под фасцинирующим воздействием понимается такое воздействие, которое снижает критическое отношение к содержанию сообщений, когда реципиент понимает и усваивает их содержание, но не способен дать им сколько-нибудь объективную оценку.
  4С. Пегов и Ю. Пузаченко употребляют выражение "экологическая экзальтация", также очень уместное [9, с. 149].


С. 133:     остается столь существенным компонентом человеческой психики? Может быть, действительно, дело в том, что в человеческое сознание встроен некий блок — наследие антропогенеза, — который "боится". Возможно и другое: наша симпатико-адреналовая система рассчитана на определенные стрессовые нагрузки так же, как мышцы рассчитаны на определенные нагрузки физические. Не имея перед собой реальной угрозы выживанию, человек изобретает опасности, которых можно бояться: по существу, мы имеем дело с банальной рационализацией иррациональных эмоциональных состояний. Источник тревоги - не во внешнем мире; тревога есть физиологическое состояние организма. Такого рода неопределенные состояния имеют тенденцию "объективироваться" (если пользоваться словарем 3. Фрейда), находя себе объект во внешнем мире: "общая неопределенная боязливость" обнаруживает готовность использовать любую появившуюся возможность.

Чем больше возможностей, тем меньше затруднений вызовет рационализация сделанного выбора, т.е. ответ на вопрос, почему выбран именно этот объект, а не какой-нибудь другой. Объект должен быть прежде всего приемлем с точки зрения действующих в данной культуре моральных норм. Сходная ситуация возникает и при необходимости объективировать чувство тревоги. В этом смысле дети обладают гораздо большим выбором, нежели взрослые. Объективация тревоги взрослым человеком встречает ряд затруднений, поскольку выбранный объект должен быть по меньшей мере правдоподобным; он должен действительно нести некую потенциальную опасность, реальный уровень которой трудно оценить. Экологический миф в этом отношении чрезвычайно удобен: бояться можно даже лимонной кислоты — постольку, поскольку кто-то где-то упомянул об ее канцерогенных свойствах - или алюминиевой посуды, поскольку алюминий, кажется, играет какую-то роль в патогенезе Альцгеймера. Похоже, у человека есть потребность чувствовать себя беспомощным, в данном случае - перед таинственными корпорациями производителей пищевой продукции или инженерами-ядерщиками, злонамеренно проектирующими аварийные АЭС. Эти источники "экологического зла" в силу своей отчужденности утрачивают какие-либо признаки своего человеческого происхождения и выступают скорее как силы природного или демонического характера. "Угроза выживанию" при существующей средней продолжительности жизни  категория мифологическая. Нам только кажется, что продолжительность жизнинедостаточно велика. Между тем история homo sapiens - за исключением разве что истории библейских патриархов - свидетельствует об ином. Сегодня человек может прожить половину жизни, не увидев смерти с достаточно близкого расстояния. Не этот ли опыт добирают дети через современные "страшные сказки" телевидения и видео? Замечательное исследование этой проблемы средствами беллетристики содержится в "Кладбище домашних любимцев" С. Кинга [11]; аналогичное научное исследование, похоже, еще не предпринято. Заметим, кстати, что игры на тему "я боюсь" присутствуют в репертуаре молодых животных. Возможно, это моделирование поведения в опасных ситуациях, с которыми животное реально еще не сталкивалось. Очевидно, такие игры должны сохраняться в онтогенезе до тех пор, пока их тренирующие функции будут актуальны.

   Фрагменты экологических мифов служат для рационализации собственных неадекватных действий. Если к примеру, действительно возросший детский травматизм школьный педагог объясняет "чрезмерным потреблением кока-колы, вымывающей кальций из костей", то, очевидно, экологическое мышление и вообще какой-либо сознательный мыслительный процесс здесь ни при чем: работают совсем другие - бессознательные - механизмы (в частности, механизмы психологической защиты).

Миф о кока-коле — не потому миф, что "на самом деле" кальций из костей таким способом не вымывается, и даже не потому, что никто не оценил количество кока-колы, потребное для того, чтобы "вымывание" стало существенным для прочности кости. Это миф постольку, поскольку позволяет лицу, принимающему решения (тому

 С. 134:       же школьному педагогу и его начальству), игнорировать безнадзорность детей и отсутствие безопасных мест для игр как причины частых переломов. "Экологический дискурс", несущий компоненту той "упорной воли к незнанию", о которой говорил Фуко, прочно удерживает позиции в общественном сознании. "Сколько бы на (экологическую опасность) ни указывали как на зло, которое подлежит искоренению, но неизбежное поражение, чрезмерное усердие в довольно безнадежной задаче заставляет подозревать, что от (нее) требуют скорее продолжаться, размножаться до пределов видимого и невидимого, - скорее, это, чем навсегда исчезнуть" [12, с. 141]. В этой цитате слова в скобках подставлены нами вместо авторских слов о сексе; не кажется ли, что они пришлись удивительно к месту?

    Действительно, "нескончаемое говорение об экологии" в СНГ в конце 90-х сравнимо лишь с "нескончаемым говорением о сексе" на Западе в 70-х. Массовое сознание с готовностью подхватывает "экологическую" информацию, "придумывая себе страхи, изобретая рецепты, призывая на помощь искусные техники, порождая... бесчисленные дискурсы". Это еще одна "смещенная" цитата [12, с. 225] и еще одна точная характеристика "экологического расстройства мышления". Как может быть использовано это "говорение"? Разными способами. Информация о потенциальной опасности "содержащих искусственные консерванты и пищевые добавки" продуктов питания по первоначальному замыслу должна побудить потребителя чаще отказываться от ее приобретения, делая выбор в пользу "экологически чистой" продукции и тем самым побуждая производителя переходить на "экологически чистые" технологии. Дело это непростое и небыстрое (легче консервировать с консервантом, чем без оного, и дешевле - с искусственным, это ясно). А эксплуатировать миф об "экологической чистоте" можно хоть сейчас, чем занимается, например, компания "Гербалайф" - и не она одна (но это - разговор отдельный)5. "Экологические" проекты по понятным причинам охотно финансируют развитые страны.

   Разумеется, легче обеспечить финансирование проектов, имеющих "широкий общественный резонанс". Проще говоря, чтобы получить деньги, следует напугать обывателя. Элементы экологического мифа двойственны в их отношении к действительности. Они описывают действительность и творят ее. Они используют массовое и индивидуальное сознания и используются ими. Сознание с неизбежностью включает в себя мифологические структуры. Не имея возможности выйти за пределы мифологических описаний, все же следует пытаться указать рамки действия опознанных мифов. Идеализация социального мышления в экологии "становится фактором, снижающим способность общества в целом к осознанию реальности, предвидению и предотвращению любых кризисов, в том числе экологических" [9, с. 149].

   Можно не надеяться на то, что значимые решения будут приниматься рационально на основании анализа специальной информации. Мифы, владеющие обществом, - это мифы, владеющие теми, кто этим обществом управляет (что для наших недавних демократий особенно характерно). Экологический миф сам по себе - эффективное средство манипуляций; экология и власть — вообще тема особая. Если, к примеру, обсуждается проблема взрывов, производимых одной из богатейших золотодобывающих компаний, которые якобы ускоряют таяние горных ледников, то не составляет труда представить себе, как именно такого рода конструкт могут использовать властные структуры; здесь открываются широкие возможности для "экологического шантажа".

   "Постепенно система ценностей будет меняться, формируя новые моральные нормы социума" [9, с. 149], в этом Пегов и Пузаченко были абсолютно правы. Но смена систем ценностей и возникновение новых "предрассудков" (в понимании

5 Между прочим, когда все это кончится, каждый будет судим в отношении того, как он пользовался благоприятными возможностями (Мф. 25: 14-30). Одни их используют. Другие их исследуют.

С. 135: Г. Селье - предрассудков, т.е. того, что действует "до рассудка" - "мудрости, извлекаемой из опыта" [13]) вряд ли потребуют "экологического мышления" - как не часто для решения подобных задач разум требовался и до сих пор. «Действительность свидетельствует, что "человек разумный" - это не более, чем возможность, и она далеко не всегда осуществляется... Рациональный путь решения индивидуальных и социальных проблем не полностью отвечает природе личности»6. Рядовой избиратель и налогоплательщик, носитель обыденного сознания, равно как и политический лидер, бизнесмен, журналист, выбирает из потока "экологической" информации ту, которая кажется ему нужнее и с которой он может совладать. Реализуется простой принцип: "верно то, что я могу понять". "Мышление", традиционно призываемое для изгнания мифа, само становится его частью; наука поставляет материал для антинаучных описаний.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Derrida J. Apokalypse. Edition Passagen, Wien, 1985 // Гройс Б. Да, апокалипсис, да, сейчас //
Вопросы философии. 1993. № 3. С. 35.
2. Брудный А.Л. Наука понимать. Бишкек, 1996. С. 27.
3. Одум Ю. Основы экологии. М., 1975. С. 9.
4. Большаков В.Н., Криницын С.В., Кряжимский Ф.В., Мартинес Рика Х.П. Проблемы
восприятия современным обществом основных понятий экологической науки // Экология. 1996.
№ 3.С. 165-170.
5. Экологический вестник Кыргызстана. Бишкек, 1997. № 1.
6. Миллер Дж. Образы и модели, уподобления и метафоры //Теория метафоры. М., 1990.
С. 271.
7. Барт Р. Мифологии. М., 1996. С. 225.
8. Назаретян А.П. Синергетика в гуманитарном знании: предварительные итоги //Общест-
венные науки и современность. 1997. № 2. С. 96.
9. Пегов С., Пузаченко Ю. Природа и общество на пороге XXI века // Общественные науки
и современность. 1994. № 5.
10. Брудный А.А. Магия как феномен индивидуального и массового сознания // Околдо-
ванная реальность. М., 1994. С. 63.
11. Кинг С. Кладбище домашних любимцев. СПб., 1993.
12. Фуко М. Воля к знанию // Фуко М. Воля к истине. М., 1996.
13. Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1979. С. 63.
14. Муравьев В. Джонатан Свифт. М., 1968. С. 291.

  6Эта идея принадлежит Джонатану Свифту (см. [14]).
 

К у р м а н о в а Гульнара - кандидат биологических наук, доцент Киргизско-Российского славянского университета. Б а г д а с а р о в а Нина Ароновна - кандидат психологических наук (Бишкек).

Неотредактированный раздел:

среда обитания

глобальный экологический кризис : мифы и реальност ь

УДК 001
ББК 72
Г.Т. Фрумин
ГЛОБАЛЬНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕ МЫ:
ПУТЬ К КАТАСТРО ФЕ ИЛИ МИФ?

http://www.terrahumana.ru/arhiv/09_03/09_03_15.pdf

Рассмотрены различные гипотезы некоторых глобальных экологи-
ческих проблем (разрушение озонового слоя фреонами, парниковый эф-
фект). Приведены примеры наукообразных мифов и их экономических
последствий.

Ключевые слова:
атмосферные аэрозоли, глобальная экологическая катастрофа, гло-
бальное потепление, климат, озоновый слой, окружающая среда, пар-
никовый эффект, экологический кризис

http://www.terrahumana.ru/arhiv/09_03/09_03_15.pdf

В число глобальных экологических проблем обычно включают следующие:
образование озоновых дыр, уничтожение лесов, опустынивание, дефицит пре-
сной воды, парниковый эффект, сокращение видов животных и растений. Здесь
уместно напомнить о пессимистическом высказывании, сделанном Жан-Батис-
том Ламарком еще в 1809 г.: «Можно, пожалуй, сказать, что назначение человека
как бы заключается в том, чтобы уничтожить свой род, предварительно сделав
земной шар непригодным для обитания».
Факты, подтверждающие это мнение Ж.-Б. Ламарка, без труда можно найти
в литературе. Ежегодно в мире теряется 30·109 тонн плодородного слоя земли,
уничтожается 100 000 км2 леса, происходит засоление 60 000 км2 пахотных зе-
мель, выбрасывается в атмосферу 30·109 тонн вредных веществ, производится
3·106 тонн токсичных химических веществ. В Канаде из-за частых кислотных
дождей стали мертвыми более 4 000 озер, а 12 000 озер находятся на грани гибе-
ли. В Швеции в 18 000 озерах нарушено биологическое равновесие. Кислотные
дожди наносят большой урон и лесам. В ФРГ и некоторых районах Швейцарии
погибла 1/3 всех елей.
Существует известное выражение, что мы живём в эпоху трёх «Э»: экономика,
энергетики, экология. При этом экология как наука и образ мышления привле-
кает всё более и более пристальное внимание человечества.
102
Terra Humana
Хозяйственная деятельность человечества в течение последнего столетия при-
вела к серьезному загрязнению нашей планеты разнообразными отходами про-
изводства. Воздушный бассейн, воды и почва в районах крупных промышленных
центров часто содержат токсичные вещества, концентрации которых превышают
предельно допустимую концентрацию (ПДК). Поскольку случаи значительного
превышения ПДК довольно часты и наблюдается рост заболеваемости, связан-
ной с загрязнением природной среды, в последние десятилетия специалисты, а
вслед за ними и население стали употреблять термин «экологический кризис». В
настоящее время глобальный экологический кризис включает четыре основных
компонента: кислотные дожди, парниковый эффект, загрязнение планеты супер-
экотоксикантами и так называемые озоновые дыры.
Вместе с тем, оценка современной экологической ситуации учеными-эколога-
ми далеко неоднозначна. Одни из них считают, что тотальная экологическая ка-
тастрофа (ТЭК) уже наступила [1]. По мнению других, мир еще только вступает в
глобальный экологический кризис, а лидеры Русского географического общества
убеждают нас в том, что нет ни того, ни другого [6].
По сути, к аналогичному мнению пришел и датский статистик Б. Ломборг [20].
В своей книге автор доказывал, что такие обсуждаемые в СМИ глобальные про-
блемы, как перенаселенность, истощение нефтяных запасов, сокращение коли-
чества лесов, вымирание видов, нехватка воды и некоторые аспекты глобального
потепления, не подтверждаются статистическими данными.
Ломборг доказывает в своей книге безосновательность большинства мрачных
и грозных предсказаний и описаний экологического состояния нашей планеты,
и перспектив на ближайшее будущее. При этом он использует статистические
данные, которые публикуют те же учёные-экологи и международные организа-
ции, демонстрируя наглядно, как их политические заявления расходятся с за-
частую полученными ими же результатами исследований и оценками состояния
окружающей среды. Конечно, говорит Ломборг, далеко не всё хорошо и многое
надо улучшать, но состояние окружающей среды улучшается в последние десятки
лет почти по всем параметрам, и все пессимистические прогнозы прошлых лет
оказываются просто-напросто смехотворно неверными, что позволяет косвен-
ным образом судить и о текущих таких же прогнозах того же рода.
В целом Ломборг критикует алармистские настроения и считает, что страх
перед экологической катастрофой искусственно раздут и не имеет под собой се-
рьезных оснований. На самом деле, утверждает Ломборг, положение не ухудша-
ется, а улучшается, рост населения земного шара приостановился, пройдя свой
пик, сельское хозяйство хорошо справляется со своими задачами, загрязнение
воздуха снижается, леса вовсе не исчезают, уменьшение популяции тех или иных
видов животных носит естественный, циклический характер, и даже глобальное
потепление имеет не столь угрожающий характер, как это рисуют некоторые спе-
циалисты и вторящие им журналисты.
Цель Ломборга – не просто опровергнуть те или иные предсказания, а пока-
зать несостоятельность современного и почти универсального мифа о состоянии
окружающей среды и о влиянии на неё нашей цивилизации. Этот миф он назы-
вает “the Litany”.
Эта книга стала бестселлером, потому что несет благие вести о будущем: «Нет
повода для уныния. Мы живем в лучшую эпоху. Все мрачные прогнозы несбыточ-
ны. Апокалипсиса не будет. Статистика доказывает обратное». На датского про-
фессора обрушилась волна самой резкой критики, а выпуск книги назван «про-
вокацией».
103
Cреда обитания
Такое несовпадение точек зрения допустимо и объяснимо. Идет поиск исти-
ны. Наука – это всегда борьба идей. Нередко она переходит в борьбу людей науки.
Как правило, сталкиваются разные научные школы во главе со своими капитана-
ми. Но не все ученые играют по правилам. Было бы наивно думать, что экология
развивается без помех. Как у каждой медали есть оборотная сторона – с истинной
экологией сосуществует лженаука (псевдонаука).
Мифы в области экологического знания рождаются в разных слоях обще-
ства. Мифотворчество наблюдается среди обывателей, неспециалистов в эколо-
гии, художественно настроенных личностей, в среде политической элиты — при
создании идеологии и, наконец, в научной среде. В настоящее время «специалис-
тами» в экологии становятся все, имеющие смелость взять на себя такую роль.
Имея ошибочное или наивное представление о природе окружающей реальнос-
ти, люди убежденно и агрессивно пытаются объяснять и навязывать свою трак-
товку явлений и процессов, суть которых им на самом деле неясна.
Псевдонаука проникла даже в сферу образования. Потеря ориентиров в вы-
боре между научным и ненаучным, подмена научных гипотез произвольными
мысленными конструкциями должны постоянно преодолеваться людьми, бу-
дущие или настоящие профессии которых – добыча, хранение и передача зна-
ния. В стенах высших учебных заведений совершенно недопустимо «размывание»
границ четких научных определений только с помощью недостаточно проверен-
ных фактов и выводов. Человек, который готовится к самостоятельной творчес-
кой деятельности в науке, прежде всего, должен обладать твердыми знаниями
ее основ и знать нормы критического отношения к новым фактам и теориям [17].
Сможет ли человечество выжить? Так озаглавил свою статью доктор геолого-
минералогических наук, профессор В.А. Зубаков [6]. Автор категорично утверж-
дает: «Мир охвачен кризисом. Это чувствуют все, но не понимают почему? Все в
смятении, и – ни политика, ни наука, ни религия, ни философия – не знают, как
можно выйти из кризиса (и можно ли вообще)».
Автор данной статьи весьма скептически относится к приведенному утверж-
дению проф. В.А. Зубакова, считая его заблуждением. И все же рассмотрим при-
веденные в статье аргументы.
По мнению В.А. Зубакова, человечество закончило XX век в безумной стадной
гонке к краю бездны, имя которой тотальная экокатастрофа (ТЭК). Для объек-
тивного анализа проблемы автор рассматриваемой статьи вводит конкретные па-
раметры, названные индексами тотальной экокатастрофы (ТЭК).
Тотальная экокатастрофа характеризуется четырьмя главными параметрами.
Первый – переход возобновимых ресурсов биосферы (чистой воды, почв, расти-
тельности и кислорода) в невозобновимые. Этот переход свершился для воды
и почв на 90 %, а для биоты и кислорода, по расчетам, может произойти через
30–50 лет.
Вторым параметром ТЭК является эндоэкологическое (то есть на уровне кле-
точного пространства) отравление высших организмов токсинами, тяжелыми
металлами и радионуклидами и ответная мутация их геномов. Такой процесс
описан на детях г. Чапаевска и назван синдромом патологического старения и
интеллектуальной деградации.
Третьим параметром ТЭК является психолого-информационный шок челове-
чества. Суть его в следующем. Все живое характеризуется безграничным стрем-
лением к размножению, которому противостоит генетический механизм само-
уничтожения, включаемый при достижении животными ресурсных пределов
их экологической ниши, названной синдромом лемминга. Следуя ему, например,
104
Terra Humana
дельфины и киты выбрасываются на берег. У человека, согласно В.А. Зубакову,
этот синдром замещен синдромом самоубийства и войн на истребление. Статис-
тика последних лет четко свидетельствует о начале психосоматической деза-
даптации человечеств – резком росте числа самоубийств, в том числе и коллек-
тивных, наркомании, алкоголизма и других форм «ухода от жизни», в том числе
в мир эзотерических иллюзий. Действительно, с начала XIX в. статистика са-
моубийств во всех странах мира обнаруживает постоянное и равномерное воз-
растание. Почти во всех странах самоубийство занимает почетное третье место
среди причин смерти (первое место удерживают от болезни, второе – несчаст-
ные случаи). Всего на земле ежегодно кончают жизнь самоубийством примерно
500 тысяч. Повсеместно зафиксирована хроническая усталость и пассивация
населения. То есть психологическая установка на самоуничтожение приобрета-
ет явно глобальную выраженность.
В качестве четвертого параметра экокатастрофы рассматривается технологи-
ческая готовность к глобальной реализации синдрома «ухода» всей цивилизации.
Действительно, взрывная мощность накопленного ядерного оружия эквивалентна
1,2 млн хиросимских бомб и в 1636 раз превышает таковую всех войн истории [5].
Анализ экоиндексов привел В.А. Зубакова к выводу, что мир вступил в ГЭК
где-то в первой половине XX века и сейчас находится на полпути к ТЭК. Когда
может произойти тотальная экологическая катастрофа? По мнению некоторых
авторов – уже в середине XXI столетия [11]. Катастрофу может вызвать как сов-
местное действие четырех описанных выше индексов ТЭК, так и один из них,
скорее всего, четвертый [6].
Выдвинутая смелая гипотеза о тотальной экологической катастрофе несом-
ненно заслуживает внимания и тщательного анализа, т.к. выдвижение смелых
гипотез – непременное условие развития знания. По моему мнению, гипотеза
ТЭК базируется на локальных и региональных «страшилках», но, отнюдь не на
глобальных фактах и наблюдениях.
В подтверждение сказанного приводим мнение доктора технических наук,
профессора В. Клименко: «Представление о глобальной экологической катастро-
фе уже прочно внедрено в сознание мировой общественности! Я почти половину
времени из последних десяти лет проработал и прожил в других странах и знаю,
что там практически любой человек, будь то малый ребенок или вполне зрелый
мужчина, прекрасно ориентируется в вопросах глобального потепления, парни-
кового эффекта, озоновых дыр и в других подобных вещах. Да я и сам в течение
долгого времени находился под большим впечатлением от этих прогнозов. Но
однажды с удивлением понял, что никаких глобальных климатических катаст-
роф, вызванных деятельностью человека, не предвидится!!! Расчеты элементарно
не подтверждают этих выводов! Значит, либо отдельные группы влиятельных и
заинтересованных лиц сознательно вводят человечество в заблуждение, решая
таким образом свои проблемы, либо это просто трагическая ошибка, результат
недостаточно глубокой проработки гипотез. Постепенно, узнавая все новые и но-
вые факты, я склонился к первому утверждению и сейчас с большей степенью
вероятности утверждаю, что катастрофические прогнозы не что иное, как пред-
намеренная фальсификация» [7].
О глобальном потеплении и его катастрофических последствиях для всех го-
сударств и регионов говорят уже более 20 лет. Средства массовой информации
натиражировали множество мифов, которые воспроизводятся жителями многих
стран. Играют прежде всего на фобиях. Ведь как известно, страх – один из самых
эффективных стимуляторов.
105
Cреда обитания
«Что-то неладное творится с погодой!». Об этом судачат на скамейках старуш-
ки. Об этом же рассуждают на семинарах и конференциях ученые. Старожилы с
удивлением замечают, что перестали сбываться многочисленные народные при-
меты, эта тема вдохновляет кинематографистов на создание фильмов-катастроф,
в которых нашу планету то заливает океан, то сковываются льды, а города сносят
ураганы и смерчи.
Словно в природе происходят процессы, которые уже не вписываются в пре-
жние схемы и формулы, и аномальные и достаточно мощные обычные землетря-
сения, грандиозные наводнения и ураганы стали частыми гостями во многих
странах мира, которые раньше о таких бедах знали лишь понаслышке.
В 1995 г. Межправительственной экспертной группой по изменению клима-
та (МГЭИК) опубликован доклад, часто упоминаемый как «Платформа 2500 уче-
ных». Авторы документа приняли его на основе консенсуса. В 2001 г. упомянутый
коллективный документ опубликован в измененном и дополненном виде от лица
почти тысячи специалистов. Главное в нем: усиление парникового эффекта в те-
чение 1990–2100 гг. вызовет потепление климата на 1,5–5,8 °С.
Согласно оценкам МГЭИК, опубликованным в 2007 г., с достоверностью, пре-
вышающей 90%, антропогенный фактор ответствен за большую часть глобаль-
ного потепления, наблюдаемого с середины XX века. Вероятность усугубления
антропогенных изменений климата в течение XXI в. также превышает 90% [12].
По поводу «Платформы 2500 ученых», разработанной именно таким, «едино-
гласным», образом, академик К.Я. Кондратьев сказал: «Но позвольте, какая же
может быть наука с консенсусом? Наука развивается только на основе противо-
речий. А если консенсус, то это уже могила, а не наука. Я скажу так: эти тысячи
людей куплены, чтобы писать в поддержку определенных концепций. И я не ка-
кой-то одинокий диссидент, оппонентов у теории глобального потепления доста-
точно во всем мире» («Известия», 19 июля 2002 г.).
По другим прогнозам к 2050 г. Северный Ледовитый океан станет судоходным
и совсем освободится от льда летом, часть тундры Сибири будет затоплена. Жи-
телям Санкт-Петербурга рекомендовано уже сейчас подумать о новых квартирах
в другом городе, который лежит подальше от моря. А о таком государстве как
Нидерланды все попросту забудут, но будут проводить экскурсии по его посеще-
нию, правда, уже под водой, наблюдая за поросшими водорослями ветряками в
иллюминаторы туристических подлодок [22].
Глобальное изменение климата стало одной из главных научных проблем
человечества. В 1990 г. сорок девять выдающихся ученых мира – лауреатов
Нобелевской премии – обратились к мировому сообществу
с призывом ограни-
чить выбросы в атмосферу парниковых
газов, так как, по их мнению, глобальное
потепление,
обусловленное этими выбросами, представляет собой самую серьез-
ную экологическую проблему человечества.
В 1990 г. крупнейшие климатологи планеты подготовили
доклад для Меж-
правительственной группы экспертов
по проблемам изменения климата, обра-
зованной Генеральной
ассамблеей ООН, в котором пришли к заключению,
что
выбросы в атмосферу парниковых газов приводят к дополнительному нагреву зем-
ной поверхности. По мнению
экспертов, при сохранении современных темпов потепления
через полвека на планете может быть достигнута
температура, которой
не знало человечество за весь период своего существования. В конце 1990-х гг.
категоричность
мнения о глобальном потеплении ослабла, широкое
распростране-
ние получила, прежде всего среди ученых,
точка зрения о недоказанности антро-
погенного происхождения
глобального потепления и его реальности [16].
106
Terra Humana
По мнению члена-корреспондента РАН профессора А.П. Капицы, глобаль-
ное потепление – наукообразный миф. Аргументы заключаются в следующем.
«Есть два очень интересных источника сведений о прошлом Земли: бурение
скважин в Антарктиде и Гренландии. Скважины уходят в толщу льда на глуби-
ну в несколько тысяч метров. Берутся образцы керна, в этом керне находятся
пузырьки воздуха тех эпох, когда откладывался снег, а в пузырьках – состав ат-
мосферы. Современными тончайшими методами мы устанавливаем количество
углекислого газа и других газов, количество кислорода, температуру, при кото-
рой выпадал снег, и целый ряд других характеристик. Хорошо прослежены все
классические ледниковые периоды, периоды потепления, и соответствующее
им количество углекислого газа в атмосфере. И вот оказалось, что углекислый
газ не предшествует потеплению, а идет после потепления, что вполне объясни-
мо: 90% углекислого газа растворено в Мировом океане и процесс изъятия угле-
кислого газа из воды бесконечен. Если вы нагреете океан хоть на полградуса, то
он сразу выбрасывает массу углекислого газа в воздух, что и зарегистрировано в
скважинах. Наоборот, в случае похолодания океаны с легкостью поглощают уг-
лекислый газ. Например, ледниковая шапка, покрывающая Северный Ледови-
тый океан, полностью определяется средней температурой в полярной области.
Малейшее потепление приводит к сокращению шапки, увеличивается площадь
открытой воды, отдающей углекислый газ атмосфере. При похолодании коли-
чество углекислого газа в атмосфере падает. Однако эти процессы слабо связа-
ны с человеческой деятельностью» [21].

По мнению А.П. Капицы, доля выбросов CO2, связанных с хозяйственной деятельностью

человека, составляет проценты от общего оборота углекислоты в
природе. Основные источники углекислого газа в атмосфере: вулканическая

деятельность, пожары, дыхание животных и растений. Источник кислорода – фотосинтез.

Поступление и ассимиляция углекислого газа сбалансированы. «Избы-
ток» углекислого газа активизирует фотосинтез. Уменьшение его концентрации
в одном месте компенсируется ростом в другом. Общая эмиссия углекислого газа
в атмосферу составляет 750 млрд тонн в год. При дыхании животных выделяется
около 3 млрд тонн. Примерно столько же углекислого газа выделяется в резуль-
тате деятельности людей (по ориентировочным расчетам в 1995 г. это количество
составило 4,6 млрд тонн). Таким образом, в результате жизнедеятельности жи-
вотных и социальной активности человека выделяемое количество углекислого
газа существенно меньше, чем его выделение при извержении вулканов и по-
жарах. Для справки отметим, что в мире насчитывается около 12 000 вулканов,
2000 из которых находятся на суше и 10 000 – на океанском дне. Действующих
вулканов около 700, из которых в среднем 55–60 извергаются каждый год. Ины-
ми словами, пока масштабы антропогенного загрязнения атмосферы уступают
глобальной естественной эмиссии.
Здесь возникает вопрос: почему XVII век называют малым ледниковым пе-
риодом? Если тогда было холоднее, чем теперь, то потепление вроде бы налицо.
Отвечая на этот вопрос, А.П. Капица приводит следующие соображения.
«Во времена Петра действительно в Европе было гораздо холоднее. Это был
пик так называемого малого ледникового периода, одного из нескольких пери-
одов похолодания в исторические времена. Живопись старых голландских мас-
теров показывает, что каналы были покрыты льдом, а люди – и стар и млад – ка-
тались на коньках. В ту пору и Темза в Лондоне замерзала. В послепетровские
времена начинается медленное потепление, порядка полградуса в столетие. Это
и спровоцировало мысль о глобальном потеплении как следствии хозяйствен-
107
Cреда обитания
ной деятельности человека. Но за последние 30 лет, как показали наблюдения,
потепления нет, наоборот, идет медленное похолодание» [21].
Добавим к изложенному, что те данные, которые доступны ученым для обра-
ботки, далеки от совершенства. Существует большое несоответствие между спо-
собами измерения, проводящимися в различных географических точках, а также
несоответствие и несогласованность в методах и графиках проведения календар-
ных работ. Наконец, существует, так называемый, эффект городского теплового
острова*. Многие люди знают, что в ночное время суток температура в загазо-
ванном, покрытом асфальтом городе может быть на 2,8 °С выше, чем в окружа-
ющей сельской местности. Поскольку в последние десятилетия отмечается рост
городов вокруг аэропортов, где размещено большинство геодезических станций,
производящих замеры различных показателей погоды, величина среднего гло-
бального потепления скорее всего, преувеличена.
В качестве причины повышения температуры называется парниковый эффект,
вызванный антропогенным увеличением концентрации углекислого газа в атмос-
фере. Образное название «парниковый эффект» получило природное явление,
суть которого заключается в том, что атмосфера задерживает идущее от земной
поверхности тепловое излучение (подобно плёнке над огородным парником).
Парниковые газы пропускают излучение в видимом диапазоне
и поглоща-
ют в инфракрасном. Таким образом, парниковые газы удерживают на Земле
дополнительное количество энергии. Иными словами, атмосфера играет роль
своеобразного «одеяла», удерживающего тепло аналогично стеклянной или
пластмассовой крыше парника. Газы, задерживающие тепловое излучение и
препятствующие оттоку тепла в космическое пространство, называются парни-
ковыми газами.
Благодаря парниковому эффекту среднегодовая температура у поверхности
Земли в последнее тысячелетие составляет примерно 15 °С, без него она опусти-
лась бы до –18 °С, и существование жизни на Земле стало бы невозможным.
Существующая практика инвентаризации МГЭИК включает шесть основных
парниковых газов: диоксид углерода (CO2), метан (CH4), закись азота (N2O), и три
газа-предвестника: оксид углерода (CO), оксиды азота (NOx), неметановые лету-
чие органические соединения (НМЛОС). Киотский протокол включил в обяза-
тельства Сторон количественное ограничение и сокращение эмиссий по шести
газам: диоксиду углерода (CO2), метану (CH4), закиси азота (N2O), а также гидроф-
торуглеродам (ГФУ), перфторуглеродам (ПФУ) и гексафториду серы (SF6).
Влияние конкретного газа на радиационный баланс, а значит, и на температу-
ру Земли, зависит от того, как он поглощает ИК-излучение, от его концентрации
и от присутствия других соединений, поглощающих в том же диапазоне длин
волн. По спектрам поглощения видно, что большую часть уходящего длинновол-
нового излучения поглощают пары воды и углекислый газ.
Природные климатические изменения представляют собой сложное наложе-
ние из чередующихся циклов тепла и холода разной амплитуды и длительности.
Кроме астрономических факторов, на климат влияют мощные извержения вулка-
нов, поступление в океан огромных масс холодной воды при таянии гигантских
айсбергов и многое другое.
Кривая изменения температурных условий на Земле за последние 420 тыс. лет
асимметрична. Переходы от ледниковых эпох к межледниковым происходили
*См., напр., статью Г.Б. Пигольциной «Микроклиматические особенности различных
районов Санкт-Петербурга» на стр. 130.
108
Terra Humana
гораздо быстрее, чем наоборот. Пики тепла наступали стремительно. Коротким,
по сравнению с ледниковыми эпохами, межледниковьям была присуща самая на-
пряженная в смысле улучшения обогревания солнечным теплом ситуация. Это
распространяется и на голоцен, а, следовательно, и на современность.
Доказательств, что антропогенное потепление подавило природную траекто-
рию изменения климата, у сторонников такой точки зрения недостаточно. Так,
ими не объясняется, почему в равных парниковых условиях в течение последних
10 тыс. лет, кроме последних двух с половиной веков, климат существенно менял-
ся. Да и на фоне быстрого и непрерывного роста содержания парниковых газов в
атмосфере чередование периодов тепла и холода продолжалось. Требует более се-
рьезных доказательств и утверждение, что потепление климата последних 20–25
лет – самое сильное во втором тысячелетии. Пусть даже это так. Но разве такой
факт мог бы быть свидетельством подавления природной траектории развития
климатической системы? Ведь ее инерционные механизмы могут проявлять себя
по меньшей мере в течение столетий, как это доказал на примере исторического
времени А.В. Шнитников.
Климатолог Е.П. Борисенков рассмотрел многофакторную природу парнико-
вого эффекта на базе численных экспериментов с климатической моделью сис-
темы «атмосфера – деятельный слой океана – глубинный океан» и установил, что
к концу ХХIII в. потепление за счет источников тепла, вызванных парниковым
эффектом, составит +2 ... +2,5 °С в случае, если рост содержания углекислого газа
в воздухе будет соответствовать существующим сценариям. Однако увеличение
альбедо (отражательной способности земной поверхности) в случае роста облач-
ности может свести потепление к минимуму. Возможны и другие варианты изме-
нения климата, связанные с флуктуациями солнечной постоянной. По мнению
ученого, говорить, что современное потепление климата – дело рук человека,
пока нет оснований, хотя климатологу несомненно известны базовые данные и
результаты моделирования, в соответствии с которыми антропогенный перегрев
Земли уже начался.
В коллективной работе 2001 г., отчасти выполненной при поддержке Нацио-
нальной администрации США по аэронавтике и космосу, утверждается [15]:
- предложенные до сих пор сценарии изменений глобального климата – это
лишь условные численные эксперименты по чувствительности климата, но ни-
как не прогнозы;
- все еще нельзя предсказать климат будущего, даже зная цифры поступления
антропогенного СО2 в атмосферу ныне и в перспективе из-за сложности много-
компонентности климатической системы, включающей как внутренне, так и вне-
шне обусловленные воздействия;
- существующие оценки потенциально опасных или катастрофических изме-
нений в окружающей среде вследствие роста содержания атмосферного СО2 и
других парниковых газов нельзя считать научно обоснованными и количествен-
но определенными.
Практически весь мобильный углекислый газ находится в Мировом океане.
Его там в 170 раз больше, чем в атмосфере и в 41 000 (сорок одну тысячу) раз боль-
ше, чем получилось бы, если сжечь всю нефть, добытую человечеством в 1976 году.
При глобальном повышении температуры планеты самым грозным результатом
будет не таяние полярных льдов, как многие думают, а выход из Мирового океа-
на новых порций углекислого газа в количествах, которые человечество никогда
не производило и, видимо, никогда уже не произведёт. Подсчитано, что если вся
энергетика Земли, представленная в основном вулканами, будет направлена в
109
Cреда обитания
Антарктиду и работать с КПД 100%, то потребуется 100 лет, чтобы растопить
льды Антарктиды [14].
Отметим, что значительные объемы эмиссии углекислого газа в России отчасти
объясняются холодным климатом, в котором для обеспечения жизни необходи-
мо значительное количество энергии. Как известно, российские климатические
условия являются одними из наиболее суровых в мире. Среднегодовая темпера-
тура выше +10

////////////////////////////////////////////////////////////

10 экологических мифов о Москве

http://realty.subscribe.ru/info/articles/26293

Альберт АКОПЯН

Экологические мифы нашего города
   
08.02.2007 10:38

Есть мифы совершенно безобидные. Например, о том, что Аляску продала Екатерина II (на самом деле к тому времени она уже лет 70, как почила в бозе). Или о том, что путешественник Миклухо-Маклай занес в папуасские языки русское слово "топор" (занести-то он занес, но "топор" - слово скифское). А есть мифы крайне вредные. Особенно экологические о Москве (поскольку мы в ней живем).

Столица - это не только город контрастов, но и город мифов. Какие организации защищают жителей и природу от точечной застройки? Какова роль деревьев в очистке воздуха? Откуда дует ветер в Москве? Каждый легко ответит на эти вопросы. В этом, собственно, и заключается опасность.

Миф N1: Эколог - друг человека

Казалось, еще совсем недавно появилось такое понятие, как конкурсные рейдеры. Это компании, которые не участвуют в конкурсах и аукционах и в получении собственно инвестиционного контракта не заинтересованы. Они просто приходят к счастливому победителю и объясняют, на основании каких нарушений (а избежать тех или иных мелких нарушений практически невозможно) его победа может быть оспорена, если он не примет единственно правильного решения. Но опытом конкурсных рейдеров уже заинтересовались "смежники". В Москве есть десятки экологических организаций, которых с наукой и правозащитой связывает только хорошее знание экологического законодательства и "что-то экологическое" в названии, допустим, "Эко и Ко". Впрочем, некоторые юристы-экологи заручились и научным прикрытием - сторонних институтов или собственных (какой-нибудь "НИИ проблем международного эколого-правового самосознания" зарегистрируют за несколько тысяч рублей).

Разумеется, эти деятели прекрасно знакомы и с законодательством в области строительства. Они не сидят в офисах в ожидании звонков возмущенных граждан. Они сами идут к застройщику, начавшему строительство, и, что интересно, даже не требуют, чтобы им показали акт экологической экспертизы: каким-то образом они прекрасно осведомлены, на какой стадии прохождения находится документ. Почему бы не воспользоваться словом "рейдеры", чтобы охарактеризовать положение на "экологическом рынке"?

Если документ получен вовремя или застройщик оказался строптивым, тогда без мобилизации масс не обойтись. Иногда экологическим рейдерам удается найти местных активистов через личные контакты, иногда на дверях подъездов появляются листочки, подписанные некой "инициативной группой". Тексты выдержаны в апокалипсическом стиле: вырубленные деревья, железные кони, давящие детей и оскверняющие воздух, и т. п.

На первом дворовом митинге появляется "представитель экологов", который говорит, что приглашен инициативной группой, и тут же берет дело в свои руки - начинает формировать, скажем, "комитет действия". Причем старается набрать туда людей энергичных, с обостренным чувством справедливости, но не слишком умных. Уже через несколько дней будет трудно определить, "откуда ноги растут": многие из комитетчиков сами поверят, что именно они были инициативной группой, клеили объявления и приглашали экологов.

Впрочем, эко-рейдеры очень изобретательны. Они в состоянии и сами устроить первую акцию у забора стройки. Молодые люди будут держать плакаты, что-то кричать и даже укорять жителей за безразличие к собственной судьбе. Присоединитесь к ним, побеседуйте. Конечно, никто не признается, что участвует в акции за деньги, но если вы не первый день живете на свете, то наверняка определите уровень их экологической грамотности и психологической мотивации.

Миф N2: Инсоляцию солярием не заменишь

"Не заслоняй мне солнце!" - сказал Диоген Александру Македонскому, чем очень обидел владыку мира. Вот и застройщики обижаются: они строят прекрасный дом, облагораживают территорию лавками и урнами, одним словом, повышают престижность района вообще и стоимость вашей квартиры в частности. И вы же еще недовольны: нарушены нормы инсоляции и освещения в соседних домах! Да об этом сегодня и говорить неприлично: сейчас не 1920-е годы, туберкулез и гепатит безвозвратно ушли то ли в царское, то ли в советское прошлое. Москва - город северный, зимой солнце едва поднимается над горизонтом, тут выбирать не приходится: если нельзя расти вширь, то приходится расти ввысь. Либо остановить новое строительство. И ради чего? В Москве менее 50 солнечных дней в году! Поэтому от регулярного просвечивания комнат бактерицидной лампой куда больше пользы, чем от двух нормативных часов прямых лучей хотя бы в одно окно одной из трех комнат. Если комнат больше трех, то солнышко по закону должно заглянуть в две комнаты.

Ну и что? Вас-то в это время дома нет! Просто некому открыть окно, а от лучей, проходящих через стекло, толку никакого. И вообще, много ли в Москве случаев, когда нарушались нормы инсоляции? И главное, почему? В 999 случаях из 1000 их нарушают не здания, а деревья. Но попробуй, тронь дерево! Граждане с нарушенной инсоляцией первыми поднимут крик.

Подобные софистические рассуждения с уводом дискуссии в сторону рациональны и убедительны. Увы, только до тех пор, пока не касаются вас и вашей квартиры.

Но вот пища для размышлений. В престижном районе рядом со старым домом строится новый, который злостно нарушает нормы инсоляции в половине квартир старого. Начинается скандал. Какому-то чиновнику объявляют выговор, специалисты по инсоляции и освещенности изучают обстановку и выявляют нарушение. Дом аналогичен аварийному. Жителей выселяют, а дом... реконструируют и продают новым жильцам.

А как же инсоляция? Да очень просто! Первый этаж нежилой, а начиная со второго квартиры занимают по пол-этажа, а комнаты сравнимы по размерам с прежними квартирами, и все так грамотно устроено, что не только в окно одной из трех, а во все три комнаты солнце заглядывает.

Миф N3: Почвы - проблема деревенская

Кстати о деревьях. На Западе, на который так любят ссылаться высшие чиновники Москомархитектуры, в жилых зонах городов деревьев гораздо меньше, чем у нас, зато воздух чище. Потому что там много лужаек.

Почвы - важнейший фактор здоровья горожан. "Живые" почвы поглощают и утилизируют 70-80% окиси и двуокиси углерода и 80-85% диоксида серы, выбрасываемого в атмосферу. Именно почвы, а не деревья выделяют в атмосферу 80-90% кислорода. По другим подсчетам, трава нейтрализует в 2,5-3 раза больше пыли, оксидов серы, углекислого газа и тяжелых металлов, чем дерево, крона которого покрывает соответствующую лужайке площадь! Состояние же московских почв катастрофическое.

Дело не в том, что собственно природных почв в Москве лишь несколько процентов, а все остальное - это так называемые городские почвы - урбанозем (от 8 и более метров в окрестностях Кремля до нескольких сантиметров на окраинах), т. е. почвы с примесью следов человеческой деятельности свыше 20%.

Дело в том, что в отношении почв ведется неграмотная политика. Например, растительность на разделительных полосах дорог требует огромных затрат, но совершенно бесполезна, если не принимать во внимание сомнительную эстетику больных деревьев (они и живут вдвое меньше). Но московское правительство верно традициям, и, обещая москвичам очередной бредовый проект с подземными бутиками и гаражами, власти непременно воткнут сверху "изюминку" в виде сквера, газона, а то и бульвара.

И все же наибольший урон почвам наносим мы сами - рядовые горожане. 70% московских почв имеют предельно допустимое уплотнение 1,4-1,6 г/куб. см. Еще один наезд на газон (в прямом смысле слова - колесами), еще одни посиделки в сквере, еще одна пробежка по травке способны оказаться для почвы смертельными. Воздух и влага не смогут проникать вглубь, в два-три раза увеличивается глубина промерзания. По сути еще один клочок московской земли превращается в пыльную пустыню. К сожалению, даже в парках такие деградированные почвы занимают уже до 20-30% площади. Въедливые экологи подсчитали и такой убийственный для почв показатель - 5-7 кг/кв. м в год. Столько экскрементов домашних животных выпадает на московскую землю? А это дополнительные кислоты и тяжелые металлы. Вообще следует помнить, что больше всего от зараженности почв страдают дети. Даже если молодой маме, гуляющей с ребенком по "собачьему" пустырю, воздух кажется чистым, то ребенок, который ниже ее в три раза, вдыхает пыли в шесть-десять раз больше. Именно с этим связана почти половина легочных заболеваний детей в столице.

Кажется, кроме разбрасывания торфа газонные деньги тратятся только на сбор листьев осенью - процедура, святая на армейском плацу, но совершенно идиотская с экологической точки зрения. Листья нужно заметать на газоны! Без опавших листьев почвы не оживут, в них не заведутся микроорганизмы и насекомые, которые только и способны перерабатывать экскременты, остановить процесс уплотнения почв, повернуть его вспять.

Пока же московские почвы умирают, а главная опасность городских мертвых почв - пыль. Она оседает на коже, проникает в легкие. А вместе с ней - все то, что оседает на пыли. Например, диоксид серы, который, соединяясь с влагой (например, кожи и слизистой), образует серную кислоту.

Миф N4: Запад нам поможет

"Отношение западных и восточных ветров у нас изменяется по временам года и по широтам. Замечено, что западные ветры преобладают летом и в северной полосе, а восточные - зимой и в южной полосе", - писал русский историк Василий Ключевский. Если учесть, что Москва находится в самом центре Европейской России, то Василия Осиповича можно слегка отредактировать: "летом дует с запада, зимой - с востока". Переход происходит через юг: в сентябре и октябре преобладает юго-западный, а в ноябре - южный ветер. Объясняется этот "маятник ветров" довольно просто: к западу и северу от Москвы находятся океаны, к югу и юго-востоку - массив Евразии. Благодаря огромной, вертикально циркулирующей массе океаны имеют большую теплоемкость, чем почвы и грунты, т. е. медленнее нагреваются и медленнее остывают. Температура воздуха зависит от температуры поверхности, а холодный воздух тяжелее теплого. Вот и дует относительно прохладный воздух с океанов летом и холодный с массива суши - зимой. Но это не устойчивые индийские муссоны, и этой зимой атлантические ветры показали рекордные чудеса.

По многолетним наблюдениям, три условно западных направления преобладают менее половины дней года, а именно 47%: юго-западные - 18%, западные - 15%, северо-западные - 14%. Но при этом 40% приходится на южные, юго-восточные и восточные ветры! Таким образом, фраза: "В Москве преобладают западные ветры" верна лишь формально.

Остальные факторы еще больше нивелируют разницу. В целом Москва - город не ветреный, средняя скорость ветров - около 1,5 м/сек. А по данным Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы, 93% загрязнения воздуха в городе обеспечивают автомобили. С учетом плотной московской застройки и тяжести веществ выхлопных газов загрязнение уходит не далее нескольких сот метров (иногда содержание вредных веществ в воздухе различается в десятки раз у фронтальной стороны здания и во дворе). Короче говоря, где нагадили, там и останется. Не сдует, не рассосется.

Среди наиболее грязных магистралей числятся Варшавское шоссе, Садовое кольцо, проспект Мира, улица Народного Ополчения, Ленинградский и Кутузовский проспекты, проспект Вернадского. То есть по преимуществу улицы западные. И парадокс: от одной из самых грязных, но не застроенных трасс - МКАД - воздушные массы распространяются довольно свободно. Куда? При преобладающих западных ветрах - к жилым кварталам западной части города, в то время как при том же западном ветре грязный воздух с МКАД сдувает в сторону области (здравствуй, Реутов).

Объективно экологическая проблема востока столицы связана не с розой ветров, а с наличием промышленной цепочки от зоны "Серп и молот" через Южный порт, ЗИЛ, Нагатино, Котляково до "Красного строителя". Разумеется, с ответвлением на Курьяново и Капотню. На западе не меньшее негативное влияние на соседние районы оказывала промзона на месте нынешнего комплекса "Москва-Сити". Но и восточная промзона постепенно размывается и освобождается от наиболее грязных производств.

В то же время восточные и северные ветры хоть как-то насыщаются кислородом лесных массивов, в том числе Лосиноостровского. Если, конечно, не горят торфяные леса в Шатуре (как назло, тем летом вопреки розе ветров преобладали восточные ветры). А на западе все меньше в объявлениях встречается словосочетание "рядом лес".

Миф N5: Сядешь на пенек, съешь пирожок и дальше пойдешь

Разница в количестве веществ, накопленных почвой, также не в пользу запада. Хотя никаких особых закономерностей, кроме отвратительного состояния центра, в городе нет. Скажем, один из самых серьезных очагов заражения тяжелыми металлами в Москве находится между улицами Шокальского и Тихомирова в Северном Медведкове. Однако всего лишь в двух сотнях метров к северу от очага загрязнения, за улицей Широкой, начинается район самых чистых московских почв.

Последний случай объясняется наличием старой свалки. И эти свалки по окраинам Москвы распределены довольно равномерно, т. е. на юго-западе их ничуть не меньше, чем на северо-востоке. Причем, если на востоке преобладали отходы разнообразных традиционных производств, то на западе образовалось немало свалок всевозможных научно-исследовательских институтов 1930-1950-х годов, когда опасность недооценивалась.

И хорошо, если на месте этих свалок построили дома, а окружающую территорию надежно запечатали асфальтом. Хуже, если люди приходят сюда отдыхать. Обидно за Кузьминки, ведь это один из самых чистых районов Москвы, несмотря на "пробочный" Волгоградский проспект. Но все слышали про Кузьминки "что-то такое". Действительно, в южной части лесопарка, которая административно относится уже к району Люблино (но находится так же далеко от жилых районов), ситуация не из лучших.

В частности, к северу от улицы Верхние поля есть два озерца - Долгое, в 1 км от МКАД, и Круглое, в 500 м. Исключительно приятные места: березы, солнечные поляны, грибы. Конечно, многочисленные следы культурного отдыха: мусор, кострища, а вот рядом с бревном-лавкой явно копался ребенок: забыта формочка для песочных фигур. Слева от бревна проба показывает 37,5 мг/кг мышьяка (16 мг/кг означают чрезмерное загрязнение). Справа от бревна проба показала 830 мг/кг.

А натоптано! Не иначе, в волейбол играли. Это северный берег Круглого озера и 200 м в глубь лесопарка. То же на восточном берегу. Да и остальные не намного лучше. А на Долгом почище. Кроме восточного угла.

Таких мест отдыха в Москве немало, в том числе и на западе, но публиковать подробные карты загрязнений или хотя бы поставить предупреждающие знаки власти стесняются.

Миф N6: Частник вырубит леса и загадит воды

Оставим в стороне то, что новый Лесной кодекс несет лесопромышленному комплексу. Возможно, те, кто будет покупать леса для промышленных нужд, окажутся идеальными собственниками. Бобры и олени будут безбоязненно наблюдать за работой лесорубов, а те, уходя, оставят вдвое больше саженцев, чем вырубили зрелых деревьев. Правда, многие опасаются, что повторится нечто вроде приватизации начала 1990-х, когда некоторые предприятия покупались по цене ящика водки и разбирались на цветмет. С другой стороны, и без всякой приватизации площадь хвойных лесов Приморья за полтора десятилетия сократилась в разы.

Для нас важна судьба подмосковных лесов. На древесину они, конечно, не пойдут: слишком дороги. Но пока не понятно, сумеет ли закон и не подготовленные пока подзаконные акты предотвратить такое развитие событий: лес берется в аренду для личных прогулок, но в результате ряда нехитрых операций оказывается вполне подготовленным участком для коттеджной застройки.

Для начала поясним, что леса так называемой первой категории (согласно Лесному кодексу - первой группы) - это не какие-то особо ценные породы. Группа в первую очередь определяется экологической ценностью, назначением леса, его ролью в защите среды обитания. Первая группа - это леса водоохранные, защитные, санитарно-гигиенические, оздоровительные и т. п. В советские времена для вырубки в Подмосковье "массива" в десяток осин требовалось согласие городских властей Москвы, да и сейчас для строительства домика в лесу первой категории формально необходимо разрешение ни много ни мало правительства Российской Федерации.

Оставим на совести экологов (они люди увлеченные) разговоры о тысячах гектаров ежегодно вырубаемых в Подмосковье лесов. Лесные массивы действительно продаются, огораживаются, и какая-то их часть вырубается для строительства дома. Но будем честными, даже вырубка 10 или 20 соток на огороженном гектаре леса нанесет легким Москвы меньший вред, чем десятки отдыхающих граждан с их кострищами, посиделками на траве, сбором букетиков и прочими шалостями.

Скажем, чтобы по-настоящему загасить небольшой костер на сухой почве, нужно не менее трех-пяти ведер воды. Иначе тление почвенной органики, уже распространившееся в стороны и вглубь, через несколько дней дойдет до торфа. Сколько леса выгорает в Подмосковье ежегодно, сказать трудно, но в некоторые годы речь действительно идет о тысячах гектаров. А общественных лесопарков с билетами на участки, где туристов ждет шале, бетонированная площадка с мангалом, мусорный контейнер и туалет, у нас нет и не предвидится. Хотя и предусмотрены новым Лесным кодексом.

То же можно сказать о водоемах. Новый Водный кодекс разрешает жилое строительство в водоохранной полосе. При этом строго регламентированы канализационный и поверхностный сток (другой вопрос, каким образом и как строго эти нормы будут контролироваться). Однако кодекс получился половинчатым. Застроить берега вплотную разрешается только в том случае, если водоем (очевидно, небольшой пруд) полностью находится на частном участке. Если же к берегу выходит еще один участок, хотя бы на протяжении 1 м, то пруд останется муниципальным: кодекс запрещает делить водоемы. В этом случае владельцы недвижимости не имеют права огораживать 20-метровую береговую полосу. Такие юридические коллизии не остаются без последствий, и мы наверняка вскоре столкнемся с массой хозяйственных конфликтов.

Представьте: ваш дом - в 20 м от берега. Вы вправе поставить на пляже мостки, лавочку, грибок, хоть каждый день просеивать песок. Но вы ничего не сможете сделать против компании, которая устроит пикник на вашей лавочке под вашим грибком и до полуночи будет громко петь и слушать характерный русский шансон. Не забудьте утром собрать битые бутылки и прочий мусор, прежде чем выпускать на пляж ребенка.

Любое симпатичное озеро в Европе сплошь окружено частными домами, чаще пляжами, принадлежащими частным владельцам. Некоторые пляжи выглядят совершенно первобытно, и катающиеся на катерах иностранные туристы не способны устоять от того, чтобы не разбить на таком берегу пикничок. Там, правда, есть табличка, но вы ее не заметили или не поняли надпись. Потом приходится бежать к лодке от собак, оставляя бутылки, закуску, а то и одежду, жаловаться в полицию и... платить штраф за вторжение в частную собственность. Но только благодаря этому европейские озера первобытно чисты.

Миф N7: Мусороперерабатывающие предприятия - не панацея

Начнем от противного. Мусор можно переработать, закопать и оставить на месте. Третье нас не устраивает. Второе выглядит привлекательнее: с глаз долой - из мыслей вон. Проблема в том, что сегодня оставшаяся 1/10 больше, чем 9/10 несколько десятилетий назад, и количество производимого нами мусора быстро растет.

Свалки - их предпочитают называть полигонами - для московского мусора выделяют подмосковные власти, и, разумеется, не бесплатно. Это выработанные и подготовленные карьеры. Подготовка заключается в том, что дно и стены полигона должны быть непроницаемыми для любого рода жидкостей и химикатов. В большинстве случаев такая подготовка полигона - предприятие весьма затратное. Исключение составляют глиняные карьеры. Казалось бы, чего проще? Оставить пласт глины на дне да навалить на стены слой в 30-50 см - вот и все. Но и здесь есть способ сэкономить.

Преподаватель экологии одного из столичных вузов рассказывал, как со своими студентами буквально ползал вокруг одного из подмосковных полигонов, собирая образцы почв и растений: "собаки очень злые, а охрана еще злее". Профессор объяснил, почему слитые, закопанные и образовавшиеся уже при гниении отходов вещества поднимаются в верхние слои почвы. Рассказал и о том, как 150 млн лет назад в нынешнем Подмосковье откладывалась голубая юрская глина, из которой керамическая фабрика изготавливает посуду и произведения малых форм, пользующиеся большим спросом у туристов.

Единственная сложность в том, что глина эта залегает не ровным пластом, а гигантскими волнами. Выработанный карьер - это стопроцентно будущая свалка. Неизвестно, кто и чем отделывает стены, прежде чем продать готовый полигон соседнему субъекту Федерации, только профессор со студентами обнаружили интересную закономерность: вокруг полигонов почва относительно чистая, а во многих километрах от них характерное загрязнение превышает все допустимые нормы. Вывод очевиден. Поставщик глины разрабатывает "гребень" волны и забрасывает карьер, отправляясь на поиски нового гребня. Отрава стекает со срезанного гребня по подземному склону и где-то далеко под лесами, городами, огородами образует ядовитую линзу. Как заключил профессор, в определенном смысле песчаный карьер безопаснее: знаешь, где ждать неприятностей.

Добавим, что в Подмосковье ежегодно обнаруживается и несколько сотен, если не тысяч несанкционированных свалок. Списать их на москвичей можно, но сложно: придется объяснить, чем, собственно, занимается областная ГИБДД на мкадовских развязках. Во всяком случае не перехватом грузовичков с "левым" мусором. А если и перехватывает, то не разворачивает. В то же время подмосковные коммунальщики и предприятия на правах хозяев валят мусор на полигонах, фактически оплаченных столицей. Проследить происхождение мусора нелегальных свалок проще простого, но до этого у подмосковных властей руки не доходят.

Остается единственный вариант - перерабатывать мусор. Да, часть мусора переработке не подлежит, и ее приходится сжигать. Но именно как топливо для электростанции, не более вредное, чем мазут или уголь. Эта отрасль - одна из самых рентабельных в европейских странах. Правда, во многом благодаря многочисленным льготам: высокая социальная значимость этого бизнеса ни у кого на Западе сомнений не вызывает.

Кстати, вывоз мусора в большинстве стран Евросоюза стоит довольно дорого. Но если дом находится рядом с перерабатывающим заводом, эта услуга обходится по символической цене либо даже бесплатна. Поскольку качество воздуха в районе при прочих равных условиях не отличается от других, многие бюргеры смотрят на трубу едва ли не с любовью.

Миф N8: Надо вывести из Москвы промышленность

Москва легко опровергает миф о чистых стародавних временах. В Новокузнецких и Монетчиковских переулках, где с XII по XIX век плавили денежный металл, находится очаг заражения медью. В почве бывших кожевнических слобод обнаружено 30-40-кратное превышение ПДК мышьяка, поскольку мышьячные минералы использовались для очистки шкур от шерсти. Экологически невежественные московские модницы накладывали на лица белила с огромным содержанием свинца. Из этого мягкого металла делали даже детские игрушки.

Если под экологией понимать науку о создании и поддержании благоприятной для человека окружающей среды, то утверждение: чем больше промышленности, тем хуже экология - не выдерживает никакой критики. Самый высокий уровень производства и самая высокая продолжительность жизни наблюдается как раз в наиболее экономически развитых странах. На Гаити или в Чаде практически нет промышленности, но там же нет вывоза мусора и канализации, и понятно, что это не случайное совпадение. Развитая страна не просто подразумевает хорошо развитое производство, она имеет возможность сделать промышленность и сельское хозяйство максимально безопасными для человека. Обойтись без промышленности и сельского хозяйства не способны и беднейшие страны. Но они вынуждены использовать устаревшее, опасное оборудование и технологии. Малейшая авария приводит к катастрофам, эпидемиям, лишениям, тяжелому кризису.

Понять логику происходящего трудно. Есть немало столиц, которые представляют собой комплекс правительственных зданий и спальный район для чиновничества и челяди. Скажем, Вашингтон. Но это всего лишь 700 тыс. человек в 300-миллионной Америке. Понятно, что американский министр с его "фордиком" и картонным коттеджем не чета нашему заместителю начальника такого-то департамента такой-то службы такого-то министерства. Но сколько им нужно москвичей? Миллион? Два?

Куда денутся остальные, где они будут работать? Очевидно, в Подмосковье. Но если москвичи окраин будут экономически более связаны с разросшимися Химками, Мытищами, Подольском, то какой останется смысл сохранять административное единство Москвы? Уже не раз и не два озвучивалась идея раздела Москвы на собственно Москву в границах некоего исторического центра и пригороды. Если исход штаб-квартир крупных компаний из ЦАО продолжится, то для новых обитателей центра идея раздела будет казаться все более привлекательной. Какая-то промышленность в пригородах к тому времени, вероятно, и сохранится, но налоговых поступлений от зарегистрированных в центре Москвы компаний пригородам не видать. Вот тогда и начнутся настоящие экологические проблемы.

Миф N9: Бродячие животные - угроза экологии

Разумеется, собаки и кошки прямого отношения к недвижимости не имеют. Но они тоже часть городской среды - ее фауна, если угодно, и заслуживают отдельного разговора, как и флора. Эколог Валерий Бриних перечисляет целых три мифа, связанных с "бесхозяйными", как он их называет, собаками и кошками: бесхозяйные собаки и кошки являются источником разных болезней, особенно бешенства, не приносят никакой пользы для города, а лишь вредят и совершают основное число нападений на людей. После чего не оставляет от этих обвинений камня на камне.

Действительно, собаки и кошки могут быть переносчиками болезней, опасных для человека (как, впрочем, и наоборот). Но тискаем-то мы домашних любимцев, им позволяем сидеть в кресле, их кормим с рук.

"Животные в природе обладают способностью чувствовать опасность и изолироваться от своих больных собратьев, не пуская их в свое общество и даже изгоняя больного сородича из группы, семьи, стаи, - указывает В. Бриних. - Собаки - территориальные животные и защищают свою территорию от чужих собак". Ученые, изучающие поведение животных, уверены, что именно организованные сообщества свободно живущих в городах собак являются своеобразным барьером на пути распространения бешенства и других опасных инфекций, имеющих природно-очаговую структуру и распространяющихся благодаря диким хищникам (волкам, лисицам, шакалам). Там, где городских собак отлавливают и убивают, на их место приходят другие собаки извне, так называемые бродячие, жившие до этого в природе и контактировавшие с волками и лисицами.

Чтобы опровергнуть миф о том, что собаки и кошки не приносят городу никакой пользы, достаточно задаться вопросом: чем питаются наши четвероногие соседи на улицах города? Эколог напоминает, что доля пищевых отходов в бытовом мусоре горожан составляет около 40%, и далеко не всегда он вовремя убирается. Собаки и кошки не только поедают значительную часть его (соответственно по 2-3 и 0,5 кг на одно животное в день), но и ограждают мусорные площадки от крыс. Природа не терпит пустоты: истребите собак и кошек, и их нишу - площадки для сбора ТБО, подвалы, парки - займут крысы. Широко известен и такой факт: запах кошачьей мочи вызывает у крыс сильный стресс и подавляет их репродуктивную способность.

Миф N10: Все проблемы решаемы

Увы, закон перехода количественных изменений в качественные все еще в силе. Мы не знаем, к каким качественным изменениям приведет накапливание экологических проблем. Возможно, мы уже стали свидетелями качественных изменений, но не хотим признавать это. Дети видят вокруг стариков, но им не приходит в голову, что они тоже состарятся. И этот детский оптимизм прекрасен. Взрослые не имеют права вести себя так же. Каждый, кто учился в средней школе, знает, что было не менее трех или четырех ветвей приматов, изготовлявших орудия труда. Одна из ветвей развилась в человека, остальные оказались тупиковыми. Остается задаться вопросом: существуют ли объективные доказательства того, что сама земная цивилизация не тупиковая? Их нет. Антропоцентрическое мировоззрение сродни детскому отрицанию старости.

Но умерим философический пафос, вернемся к Москве. 15 лет в городе почти не развивался метрополитен. Ставка была сделана на развитие дорожной сети. Увы, возможности для ее расширения практически исчерпаны, а пробки охватывают по полгорода. Власти пытаются спасти положение, внедряя перехватывающие стоянки, цель которых - заставить автомобилистов оставить машины на подступах к центру и продолжить путь в метро. Впрочем, такая идея могла прийти в голову только людям, которые годами не спускались в метро.

Один из признаков любого системного кризиса - появление безумных проектов исправления ситуации. Не обошла эта закономерность и Москву: идея проложить автотрассы по крышам домов - это свидетельство паники. Следующими после "наддомных" трасс, конечно, станут "наддомные" стоянки. Естественно, появятся развязки, посты ГИБДД. А почему бы не придорожные кафе и предприятия автосервиса? Ведь развитие любой территории начинается с дорог, не так ли? По сути речь идет о том, что вслед за гаражами и магазинами под землю предлагается отправить и жилища. "Терминатор" и "Матрица" отдыхают.

Геологические структуры Москвы становятся все более уязвимыми. Вторгаясь в водоносные пласты, строители предотвращают проникновение вод в фундамент. Но они не в состоянии определить, куда устремятся подземные воды. Когда неразумные дети видят склон, им хочется вырыть в нем "штабик". Опасность обвала или оползня многократно возрастает, если слои почвы на склоне нарушены. Тверская улица красиво спускается к Манежной площади, и кому-то очень хочется устроить под ней "подземный город" (читай: сдать площади, под магазины). При этом не принимается во внимание то, что фундаменты зданий, стоящих здесь, и стоявших сотни лет назад, а теперь утопленных под тяжестью новых, - это ножи, искромсавшие склон. В прошлом году Москва стала свидетелем нескольких провалов на дорогах и частичных разрушений зданий "по вине" подземных вод.

То ли московские власти исповедуют формулу "лес рубят - щепки летят", то ли остаются во власти вышеописанного, не взрослого, оптимизма.

 

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна