Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

История разрушения математического образования в России. 2001 год. Борьба физиков и математиков против разрушительных реформ в образовании.

24.01.2013 10:12      Просмотров: 3408      Комментариев: 0      Категория: Разрушение математического образования в России


РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК. БЮРО ОТДЕЛЕНИЯ ЯДЕРНОЙ ФИЗИКИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

25 сентября 2001 г.           №  8.2.

Об "Экспериментальном Базисном учебном плане общеобразовательных учреждений РФ"

Источник информации - http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=otd_fiz

В соответствии с Постановлением Президиума РАН от 26 июня 2001 г. N 195 Бюро Отделения ядерной физики РАН, рассмотрев и обсудив "Экспериментальный Базисный учебный план общеобразовательных учреждений РФ" ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Одобрить подготовленные рядом членов ОЯФ РАН "Замечания по Экспериментальному Базисному учебному плану общеобразовательных учреждений РФ".

2. Просить Президиум РАН обратиться с ходатайством в соответствующие властные структуры о приостановке введения указанного Плана в действие и о создании Государственной межведомственной комиссии по реформе образования в России с участием Российской академии наук.

Приложение: на 3 л.

Академик-секретарь Отделения ядерной физики РАН  академик         А.Н.Скринский

Ученый секретарь Отделения ядерной физики РАН             О.П.Бегучев

 

Замечания по Экспериментальному Базисному учебному плану общеобразовательных учреждений РФ (утвержден Приказом Минобразования РФ от 06.03.2001, N 834)

1.) Российское образование, наряду с людскими ресурсами, территорией и природными богатствами, является основой, позволяющей России сохраниться в качестве Великой державы. Разумеется, система образования в России нуждается в определенном реформировании, которое привело бы ее в соответствие с изменениями, произошедшими за последнее десятилетие в России и остальном мире.

Однако, поспешное и не до конца продуманное реформирование системы образования может губительно сказаться на будущем России. Проекты реформы, которые уже сейчас начали осуществляться в некоторых регионах, вызывают серьезную критику научной общественности и, в частности, в РАН. Поэтому мы считаем безотлагательным в качестве первого шага задержать реформы образования до того, как сама концепция реформ не будет всесторонне обсуждена. В этом ответственном обсуждении должны, помимо сотрудников Министерства образования и Министерства экономики, участвовать специалисты РАН, Российской академии педагогических наук, преподаватели и руководители ВУЗов, опытные учителя средних школ.

Необходимо также учитывать, что система образования по самой своей природе консервативна и прежде, чем менять программы школьного обучения, следует провести переподготовку учителей.

2.) Советская Российская система образования, расцвет которой приходится на первые послевоенные десятилетия, доказала в прошлом свою состоятельность. Об этом свидетельствует хотя бы создание ракетно-ядерного щита России и других элементов ВПК, для чего, помимо выдающихся ученых, потребовалось участие миллионов квалифицированных специалистов: научных сотрудников, инженеров, техников и рабочих, подготовленных средней и высшей школой. Именно российскую систему образования ставили в пример в Америке и во всем мире после запуска первого спутника. Поэтому необходимо не ломать полностью, а сохранить все лучшее, что было в советской школе.

3.) Средняя школа должна закладывать фундамент основных современных естественнонаучных и гуманитарных знаний, позволяющих выпускникам овладевать в дальнейшем конкретными профессиональными знаниями и уметь самостоятельно совершенствовать свои знания.

Введение в РФ "Экспериментального Базисного учебного плана" (БУП) по своей сути представляет проведение кардинальной школьной реформы, в ряде важных пунктов не отвечающей этим важнейшим требованиям.

Можно выделить ряд основных компонентов этой реформы, требующих особого внимания и осторожности.

1. Введение многопрофильного обучения в старших классах. Это нововведение, без сомнения, представляется своевременным и полезным. БУП фактически узаконивает и упорядочивает уже существующую в различных вариантах во многих школах, лицеях, гимназиях и пр. специализацию в старших классах. Это соответствует общемировой тенденции подготовки узких специалистов в условиях лавинообразного увеличения информации и объема знаний во всех областях человеческой деятельности. Сокращение школьных программ, которое, безусловно, необходимо ввиду перегрузки учащихся, должно происходить не за счет предметов, дающих фундаментальные знания.

В связи с этим вызывает большое беспокойство неоправданное сокращение в старших классах объема преподавания точных наук, особенно физики и математики, при одновременном увеличении нагрузки за счет менее фундаментальных дисциплин.

2. Совершенно неправильно объединять физику, химию и биологию в один предмет — естествознание. Для преподавания этих предметов, являющихся основой научно-технического прогресса, нужны специалисты по каждому из этих предметов в отдельности. Объединение же их дает, в принципе, возможность преподавать эти предметы одному учителю — учителю естествознания, что приведет к снижению уровня преподавания.

3. Опасно отдавать в регионы право выбора варианта БУП. В этом случае школьники целого региона могут быть лишены тех или других направлений специализации.

4. Переход на двенадцатилетние образование. Увеличение срока обучения до 12 лет является наиболее спорным элементом планируемой реформы. Несмотря на высокий уровень десятилетнего школьного образования во второй половине 60--80х годов, продолжается тенденция последних лет к увеличению длительности среднего образования. Следует отметить наиболее очевидные отрицательные стороны этих тенденций:

    самая активная и работоспособная часть общества дополнительно и целенаправленно исключается из производственной и общественной деятельности;

    сокращаются возможности поступления в ВУЗы для юношей призывного возраста;

    обучение до 18--19 лет закрепляет у молодых людей иждивенческую зависимость от родителей и государства, а также инфантилизм, приводящий, как правило, в неблагоприятных социально-нравственных условиях к ранним, беспорядочньм сексуальным связям и, что еще страшней, к наркозависимости молодежи.

    препятствует своевременному развитию привычки к полноценному труду и ответственности перед собой, окружающими и обществом;

    сокращает период наибольшей творческой отдачи в связи с более поздним началом самостоятельной деятельности у молодых ученых и специалистов, деятелей искусства и культуры;

    увеличивает государственные расходы на образование.

5. Особо большой урон может нанести предлагаемая реформа подготовке специалистов высшей квалификации в области точных наук. Тестирование по американскому образцу (вызывающее, кстати, критику в самих США) в лучшем случае проверяет эрудированность и память абитуриентов, а не их творческие способности и самостоятельность мышления. А именно такие качества необходимы для специалистов высшей квалификации. Ничего хорошего не даст и конкурс аттестатов (предлагаемый авторами реформ якобы для выравнивания возможностей выпускников сельских и столичных школ). Для отбора талантливых абитуриентов в области точных наук это так же бесполезно, как и при отборе талантов в музыкальные, театральные художественные ВУЗы (чего не хотят понять авторы проектов реформы). Здесь нужны другие хорошо известные способы. Они заключаются в тесном взаимодействии, или лучше даже объединении научных учреждений с ВУЗами и средней школой. Такие способы давно используются лучшими ВУЗами России, имеющими базовые кафедры в НИИ и использующих для преподавания научных сотрудников из этих НИИ, имеющих интернаты для школьников, а также регулярно работающие заочные школы и олимпиады, привлекающие одаренную молодежь со всех уголков страны. Такова практика МГУ, МФТИ, Новосибирского университета и др. Одной из форм такой работы было бы создание при научных учреждениях учебных центров (как это сделано в Санкт-Петербурге и Дубне).

Мы не считаем возможным в этом обращении останавливаться подробнее на всех критических замечаниях к проекту реформ образования и выдвигать предложения, подлежащие тщательному обсуждению. Главное сейчас — остановить непродуманное реформирование, которое может нанести непоправимый вред российскому образованию, как оно уже принесло вред российской экономике.

Для всестороннего обсуждения и анализа "Экспериментального Базисного учебного плана", разработанного Министерством образования РФ, и выработке предложений по реформе среднего образования просим Президиум РАН обратиться с ходатайством в соответствующие властные структуры о создании Государственной межведомственной комиссии по реформе образования РФ при непосредственном участии РАН.

Академик-секретарь Отделения ядерной физики РАН академик             А.Н.Скринский
 

 

Решение Ученого Совета Математического института им. В.А.Стеклова Российской Академии наук по итогам обсуждения современного школьного образования на расширенном заседании Ученого Совета МИАН от 26 сентября 2001 года

Источник информации - http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=mian_01  .

1. Математический институт им. В.А. Стеклова РАН выражает глубокую озабоченность состоянием и перспективами школьного математического образования в нашей стране.

Наша система естественно-научного и, особенно, математического образования является национальным достоянием. Общепризнано, что на протяжении 2-й половины XX века она была лучшей в мире и до сих пор сохраняет свой высокий уровень.

Одной из важнейших традиций отечественного образования является его фундаментальность, особенно в области математических и естественно-научных дисциплин.

Именно это позволило нашей стране создать всемирно известные научные школы, в короткий срок успешно решить сложнейшие проблемы государственного значения. Так, в начале 60-х годов руководители США признавали, что соревнование в космосе было выиграно Советским Союзом за школьной партой.

К сожалению, в последние годы качество школьного образования, в том, числе и математического, серьезно снижается, а в предлагаемых проектах модернизации школьного образования отчетливо проявляется тенденция к уменьшению значения математики и естественно-научных дисциплин. Необходимо тщательно взвешивать государственные решения по модернизации всей системы школьного образования и, в первую очередь, фундаментального.

Ослабление математического образования и математической культуры в стране угрожает падением не только интеллектуального, но и индустриального, а впоследствии и военного уровня России.

2. Переданная из Министерства образования РФ "Концепция модернизации российского образования до 2010 года" в целом малоконкретна. Однако в ней есть положение, задающее основное направление предполагаемой модернизации:

"... школа не дает трех важнейших составляющих стандарта знания наступившего века: информатики (включая умение вести поиск и отбор информации), иностранных языков и базовых социальных дисциплин (экономики и права)".

В то же время в концепции отсутствует даже упоминание о важности фундаментального образования, в частности, математики.

Такое представление о приоритетах школьного образования является абсолютно неприемлемым. Оно означает, по существу, отказ от проверенных жизнью традиций всей российской образовательной системы, в которой основными дисциплинами были и остаются русский язык и литература, математика и естественные науки.

3. В документе "Обязательный минимум образования" распределение арифметики и алгебры по классам неудовлетворительно. Материал, раньше успешно изучавшийся в неполной средней школе (до 8-го класса), которую оканчивало большинство детей, теперь растягивается до 10-го класса. Этим из курса основной школы полностью выбрасывается тригонометрия произвольного угла, понятия показательной и логарифмической функций. Предшествующий многолетний опыт показывает, что времени в пределах первых 10 классов для прохождения этого материала вполне достаточно. Такое распределение материала тормозит развитие учеников в основной школе и ведет к их перегрузке в старших классах.

4. Ученый Совет МИАН считает главной задачей обеспечение высокого уровня математического образования в основной общеобразовательной школе. Вместе с тем Ученый Совет поддерживает введение профильного обучения в старших классах там, где имеются необходимые для этого квалифицированные преподавательские кадры.

5. Ученый Совет отмечает неудовлетворительное состояние подготовки учителей математики в педагогических высших учебных заведениях. Необходима разгрузка программ педвузов и их конкретная ориентация на будущую работу учителя, как это предлагалось в постановлении Отделения математики 1988 года (см. Приложение 1).

6. Учёный Совет отмечает низкое качество учебников по математике, занявших первые места на конкурсе, проведенном Национальным Фондом подготовки кадров.

Должен быть изменен механизм апробации новых учебников. Следует отказаться от практики присвоения книге министерского грифа учебника по рекомендации Федерального экспертного совета, основанной лишь на рецензировании без экспериментальной проверки в школе. Предложить Министерству образования ввести гриф пробного учебника.

7. Содержание обучения, составление программ и учебных планов не может быть прерогативой одного лишь Министерства образования. К экспертизе обязательного минимума содержания, выбора программ, распределения часов по конкретным дисциплинам необходимо привлекать людей, обогативших эти дисциплины фундаментальными знаниями.

Ученый Совет считает, что принципиальные решения о содержании школьного математического образования должны проходить обязательную экспертизу в Математическом институте им.В.А.Стеклова.

Вопросы содержания школьного образования должны также стать предметом обсуждения широкой общественностью, в первую очередь, работниками школ и вузов.

8. Ученый Совет считает целесообразным обсуждение разработанных Научно-методическим Советом по математике при Министерстве образования учебных планов, в которых, в частности, предлагается вернуться к прежнему числу часов на математику.

9. Ученый Совет считает необходимым провести объективную проверку состояния школьного математического образования в стране. В последний раз такая проверка проводилась Минпросом СССР совместно с Математическим институтом в середине 80-х годов.

10. Ученый Совет МИАН считает необходимым активизировать деятельность комиссии Отделения математики РАН по школьному образованию и рекомендует усилить её контакты с Министерством образования на постоянной основе.

Отделение математики РАН и Математический институт им. В.А.Стеклова готовы принять самое активное участие в разработке программ школьного математического образования.

Председатель Ученого Совета МИАН им. В.А.Стеклова РАН        
академик         Ю.С.Осипов
Секретарь Ученого Совета МИАН им. В.А.Стеклова РАН        
к.ф.-м.н.         В.И.Буслаев

Приложения:

1. Постановление Бюро Отделения математики от 1988 года.

2. Письмо Советника РАН академика С.М.Никольского в Ученый Совет МИАН.

3. Проект базисного учебного плана полной общеобразовательной средней школы, разработанный Научно-методическим советом по математике Минобразования РФ.

 

Объявление о заседании Московского Математического общества "Реформа школы и перспективы математического образования"

Источник информации - http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=4_mmo

27 ноября 2001 г., начало в 18:10 аудитория 16-24, Главное здание МГУ.

Министерство образования РФ приступило к коренной перестройке школы, официально называемой "модернизацией образования". В течение ближайших 7 лет по окончании крупномасштабного эксперимента Министерство планирует ввести

    12-летнее образование;
    единый государственный экзамен (ЕГЭ);
    новый принцип финансирования образования (ГИФО).

В документах, разработанных под эгидой Минобраза ставится задача построения "новой модели школы", решение которой, в частности,

    предусматривает отказ от "сциентистского" и "предметоцентристкого" подходов к построению содержания учебного материала;
    определяет новые приоритеты в образовании: информационные технологии и иностранные языки.

"Консервировать даже то, что некогда было лучшим в мире, значит, обрекать систему на отставание, на стагнацию" -- утверждается в этих документах.

Программа реформирования школы была разработана рабочими группами под руководством Минобраза без участия Российской академии наук, ведущих научных школ и университетов страны.

Осуществление этих принципов будет иметь непрогнозируемые, быть может, крайне негативные последствия для фундаментального и, в частности, математического образования, которое является одним из лучших в мире. В решении Ученого Совета МИАН от 26 сентября 2001 года говорится: "Ослабление математического образования и математической культуры в стране угрожает падением не только интеллектуального, но и индустриального, а впоследствии и военного уровня России".

В этой связи на заседании Московского математического общества планируется обсудить перспективы математического образования и наметить систему мер, призванных обеспечить прогресс отечественной системы математического образования.

На заседании выступят (есть предварительное согласие):

Д.В. Аносов, В.И. Арнольд, А.А. Болибрух, С.М. Никольский, А.М. Абрамов, Е.А. Бунимович, Н.П. Долбилин, В.М. Тихомиров, И.Ф. Шарыгин, И.В. Ященко и другие.

 

Резолюция заседания Московского математического общества 27 ноября 2001 года о реформе образования

Источник информации - http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=resh-mmo

Собрание ММО, посвященное реформе образования:

    отмечает, что основные положения предполагаемой реформы, как в общих вопросах, как и в вопросах связанных с преподаванием математики, являются в большой части недоработанными и во многом вредными,

    предлагает немедленно объявить мораторий на внедрение этих положений, произвести их независимую экспертизу (в частности, такую экспертизу по математике мог бы произвести Математический институт им. Стеклова РАН), отменить основанные на них дорогостоящие и бессмысленные педагогические эксперименты, но при этом

    предлагает активизировать работу для постепенного усовершенствования образования в России, сохраняя и приумножая лучшие его черты, продуманно заимствуя лучшие образцы зарубежного опыта (а не слепо копируя наихудшие), подходя со всей серьёзностью к изменениям в содержании образования,

    подчеркивает значимость роли учителей, необходимость резкого улучшения их материального положения, возвращение престижности звания учителя и усовершенствования их подготовки и переподготовки.

Что касается преподавания математики в школе, ММО полностью поддерживает решение Ученого Совета Математического Института им. Стеклова РАН от 26 сентября 2001 г. по этому вопросу. Мы убеждены, что сокращение числа часов, уничтожение курса геометрии, выбрасывание из программ 10-летней школы таких важных разделов как делимость целых чисел, тригонометрические функции, комплексные числа, и др., а также общее ослабление научного образования в стране вредно повлияло бы не только на интеллектуальный, но и индустриальный, а в последствии и на военный уровень России.

Далее собрание отмечает, что:

    страна не готова к переходу на 12-летнее обучение в школе, ни педагогически, ни социально, ни финансово;

    если и вводить общенациональный экзамен, определяющий для поступления в вузы, необходимо оставить ведущим вузам страны возможность отбирать студентов с помощью дополнительных испытаний, а главное, следует решительно отказаться от включения в этот экзамен компьютерно проверяемых тестов с множественными ответами (худший образец педагогического новшества худшей среди цивилизованных стран системы школьного образования — американской);

    следует сохранить (во всяком случае считать основным) принцип бесплатного школьного и вузовского образования, который соблюдается во всех цивилизованных странах, кроме США;

    проект так называемого "адресного финансирования" школ нуждается в серьезной проверке (например, с помощью независимой экспертизы), как и сомнительные статистические данные, на которых основаны финансовые принципы реформы;

    усовершенствование образования является важнейшей общенациональной задачей, к ее решению следует привлечь заинтересованную общественность, отказаться от подковерного, келейного стиля работы министерства в этом направлении, соблюдать гласность.

Собрание отмечает, что российская общественность в целом убедилась в том, что предлагаемая реформа зашла в тупик. Это привело к тому, что под давлением общественности министр выступил по телевидению с разъяснением, в котором на словах по существу отказался от ранее объявленных основных принципов реформы. (Вызывает недоумение, что он при этом продолжает возглавлять реформу). Однако министерство, без широкого обсуждения, по-прежнему протаскивает порочные принципы в жизнь, как показывает недавно принятое постановление правительства о 12-летнем обучении и проводимый в ряде регионов в рамках министерского эксперимента компьютерно проверяемый тест с множественными ответами.

 

Резолюция заседания Санкт-Петербургского математического общества

Источник информации - http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=spb-mo-rez

23 апреля 2002 года состоялось заседание Санкт-Петербургского математического общества, посвященное обсуждению планирующейся реформы школьного образования. В заседании приняли участие известные математики и педагоги города. Собравшиеся выразили серьезную обеспокоенность в связи с документами, определяющими реформу образования.

Вызывают возражения узко ведомственный состав группы разработчиков и поспешность, с которой Министерство образования намерено претворять эти предложения в жизнь, затрачивая значительные средства на широкомасштабный эксперимент, результат которого, скорее всего, предрешен. Участники заседания отметили также недопустимо низкий уровень разработанных методических документов по математике.

Опубликованные документы свидетельствуют, что при коренном реформировании нашей школы, справедливо считающейся одной из лучших в мире, министерство ориентируется в основном на опыт американской системы образования, весьма отличной от нашей. Как видно из разработанных документов (и это уже отмечалось, в частности, в резолюциях Отделения ядерной физики РАН, Московского математического общества и ученого совета Математического института РАН), их авторы фактически настаивают на необходимости резкого снижения уровня знаний оканчивающих среднюю школу. Не ограничиваясь этим, они предлагают даже внести соответствующие поправки в Закон РФ об образовании и устранить само содержащееся в нем понятие "обязательный минимум содержания образования". Участники заседания выразили опасение, что столь радикальная реформа нашей школы может привести лишь к повсеместному резкому падению уровня среднего образования в России. Такое развитие событий необходимо предотвратить.

Собрание считает необходимым сделать следующее.

1. Признать неправильным, что такое затрагивающее всех членов общества мероприятие как радикальная реформа среднего образования начинает осуществляться без широкого обсуждения, на основе односторонних, поспешных и келейно принятых решений. Это тем более недопустимо, что Закон РФ об образовании (статья 1, пункт 3, и статья 7, пункт 5) требует, чтобы программы развития образования, государственные образовательные стандарты и их изменения разрабатывались на конкурсной основе.

2. Немедленно объявить мораторий на проведение начинающегося широкомасштабного эксперимента по реформе среднего образования.

3. Обратиться к Президиуму РАН с предложением создать комиссию из членов различных отделений академии с приглашением представителей ведущих университетов, педагогических университетов, РАО, АМН, учителей и общественности для изучения современного состояния среднего образования и возможных направлений его реформирования, учитывая отечественный и мировой опыт. Организовать широкое обсуждение выводов и рекомендаций этой комиссии, а также документов, разработанных Министерством образования.

Президент общества
доктор физ.-мат. наук, профессор А.М.Вершик
St. Petersburg Mathematical Society       Phone 7 (812) 312 8829
27 Fontanka, 191011 St. Petersburg       Fax 7 (812) 310 5377
E-mail: matob@pdmi.ras.ru     WWW-site: http://www.mathsoc.spb.ru 

 

 

Источник информации - http://scepsis.ru/library/id_638.html

Игорь Федорович Шарыгин

О математическом образовании России

(с эпиграфом, но пока без эпитафии)

Зато мы делаем ракеты,
Перекрываем Енисей,
А также в области балета
Мы впереди планеты всей.

(Из песни Ю.Визбора)

    Рецензия вместо предисловия. В этой работе автор пытается доказать несколько, прямо скажем, сомнительных утверждений. Главной, наверное, является следующая теорема:

    Советское, а затем российское математическое образование являлось и является лучшим в мире математическим образованием.

К сожалению, автор не определяет, каким образом можно сравнивать системы математического образования разных стран и в каком смысле следует понимать в сформулированном утверждении термин "лучшее". Кроме того, указанная теорема не может быть верной. 

   Во-первых, она противоречит известному высказыванию Наполеона: "Процветание и совершенствование математики тесно связано с благосостоянием государства" (не располагая подлинником этого высказывания, ограничимся известным русским переводом), которое сам автор так любит цитировать. А поскольку ни о каком благосостоянии государств Российского, Советского и вновь Российского в отдаленном прошлом и обозримом будущем говорить не приходится, то и процветание математики в этом (этих) государстве (государствах) вряд ли имело место и будет иметь место.

   Во-вторых, наше (советское и российское) математическое образование, особенно на элитарном высшем уровне, давно является частью американского математического образования, а значит, оно не может быть лучше американского, подобно тому, как часть величины не может быть больше самой величины. Так что как ни определяй, какое математическое образование лучше, лучшим будет именно американское.

Вторую теорему можно сформулировать следующим образом.

Необходимо увеличить число часов, отводимое на изучение математики (и других традиционных для российской школы предметов: литературы, естественных наук), и сохранить, в основном, традиционное содержание школьных математических программ.

И с этим утверждением трудно согласиться. Школьные математические программы перегружены устаревшими, никак не используемыми в практической жизни сведениями. Математика должна потесниться и уступить место и время современным предметам, которые смогут помочь выпускникам школы сразу стать полноценными членами современного сообщества.

Основная часть

Вступление. В 1701 году по указу Петра I в Москве была создана Школа математических и навигационных наук. С этого, 1701-го года, началась собственно история математического образования в России. Первым русским учителем математики стал преподаватель этой школы Л.Ф. Магницкий, автор также и первого русского учебника по арифметике. Российское математическое образование, как впрочем, и вся российская культура, развивалось под влиянием идей и с Запада и с Востока. Оно оказалось весьма талантливым детищем двух миров — Западного и Восточного — как это нередко бывает с детьми, в чьих жилах смешалось много разных кровей.

   Образовательные реформы в интерьере общества

Сегодня в системе образования, да и в обществе в целом по отношению к системе образования сложилась парадоксальная и некоторым образом пикантная ситуация. С одной стороны, мы видим два непримиримых и даже враждующих лагеря: в одном собрались реформаторы (или модернизаторы?), а в другом - консерваторы.

Причем в обоих лагерях обильно представлены различные руководители и идеологи образования, хотя "административным ресурсом" явно владеют представители реформаторского лагеря. С другой стороны, а точнее в стороне от враждующих лагерей оказались учителя, с недоумением взирающие на эту борьбу, уже и не пытающиеся разобраться в сути происходящего. "Нам бы ваши заботы", — говорят они, и возможно, про себя, добавляют, — "и деньги".

Безусловно, тратить на глазах у нищих учителей огромные не только по их меркам средства на многочисленные сомнительные (иных нет) мероприятия, связанные с реформированием образования, в высшей степени безнравственно. Но я сейчас не об этом. Пикантность ситуации состоит в том, что в реформаторское крыло входят работники как раз самых консервативных, не реформировавшихся со сталинских времен ведомств: Министерства Образования и Российской Академии Образования, в то время как консерваторами (в образовании) почему-то оказались многие крупные деятели науки и техники, чья профессиональная деятельность, по сути, не просто реформаторская, но и революционная.

   Политическую поддержку или прикрытие (или руководство) реформам образования осуществляют партии из правой части спектра (естественно). Это, в основном, представители СПС и "Яблока". (Забавно видеть одно и то же лицо, выступающее в качестве эксперта и по земельной, и по военной, и по образовательной реформам, и, кроме того, оказывающееся специалистом по проблемам экологии, рыболовства, а также большого и малого бизнеса.)

В лагере консерваторов от образования явно обозначились разве что коммунисты. (Поэтому признаваться в принадлежности к этому лагерю в условиях продолжающейся антикоммунистической истерии не всем хочется.) Об образовательных пристрастиях остальных партий что-нибудь определенное сказать трудно.

Не навреди. В каждом лагере сложилась своя система аргументов, а точнее, утверждений, заявляемыми в качестве аксиом, поскольку доказательствами и обоснованиями большею частью пренебрегают. При этом хочу прямо сказать, что особенно этим грешат как раз реформаторы-модернизаторы. Со смущением, впрочем, должен признаться, что я и сам не стану особо обосновывать сделанное только что утверждение. (Врач, исцелись сам!) Такой вывод я делаю на основе известных мне публикаций и выступлений. А ведь именно реформаторы, в первую очередь, обязаны предложить обществу систему аргументов, обосновывающих необходимость и полезность предлагаемых ими реформ. Кроме того, девиз "Не навреди" относится не только к врачам. Им должны руководствоваться все работники образования, и учителя, и министры, а реформаторы — в первую очередь.

   Можно ли оценивать российский футбол по правилам американского? Объясняя необходимость реформ, реформаторы широко пользуются ссылками, большею частью трудно проверяемыми, на зарубежный опыт, выдергивая из него то, что соответствует их позиции, и, игнорируя или передергивая то, что не соответствует.  

     Говоря о нашем математическом образовании, реформаторы заявляют, что утверждение, будто оно является лучшим в мире — явное преувеличение и даже миф. "Конец мифа о советском образовании" — именно так назвал свою статью в "Независимой газете" ректор Высшей школы экономики Кузьминов. (Русла всех реформаторских потоков: идеологических, кадровых и финансовых — проходят сегодня через эту школу.)

Министр Филиппов не без удовольствия сообщает, что по результатам международных исследований наши школьники из обычных массовых школ по уровню математической подготовки оказались в последней самой слабой группе. Вероятно, он имел в виду исследования, проводимые в рамках TIMSS (Third International Mathematics and Science Study). Поделюсь своей, не слишком обширной информацией по этому поводу.

Прежде всего, международные обследования школьников по программе TIMSSа проводятся по весьма дурным тестам американского производства. Еще более дурно выглядит перевод этих материалов на русский язык. В половине заданий даже профессионалу трудно понять условие.    Руководят в России этими обследованиями полтора человека из системы РАО, никакого отношения к математике не имеющие. Какие районы, школы и школьники попадают в соответствующую выборку и каким образом, мне неведомо. Ни с одним школьником, участвовавшим в этом исследовании, встретиться не удалось. У меня даже возникло сомнение в существовании таковых.

Выходит, в лучшем случае, что указанное исследование никакого отношения к содержанию российских школьных математических программ не имеет. Наше образование оценивается по критериям и материалом, разработанным для принципиально другой системы образования. (Мы прекрасно понимаем, что наш футбол — далеко не лучший в мире, но все же не следует оценивать его по правилам американского футбола.) В худшем, — все эти данные просто игра чьего-то не очень богатого воображения.

   Практические и прикладные умения. Еще один вывод, сделанный на основании этих же или других, не менее загадочных международных исследований, который с удовольствием любят сообщать общественности руководители Российского образования, состоит в том, что наши школьники хуже своих западных сверстников выполняют задания практического характера.

С одной стороны, это понятно. Склонность к идеализму, непрактичность достаточно типичны для российского человека. И не удивительно, если эти качества находят отражение и в математическом (а может, особенно в математическом) образовании.

Но, с другой стороны, никоим образом вывод о неумении наших школьников применять свои знания на практике на основании упомянутых международных исследований сделать нельзя ввиду отсутствия соответствующих заданий в предлагаемых тестах. Эти, объявляемые практическими, задания, мало чем отличаются от задач на производственную тематику из отечественных задачников, которые с таким удовольствием любят высмеивать наши остЕрословы. Но если в российской школе эти задачи не поднимались выше уровня начальной школы, то в предлагаемых тестах ими потчуют уже старшеклассников. И вообще, умение применить математические знания на практике трудно проверить в кабинетных условиях, рассматривая придуманные и адаптированные ситуации.

Практическое и прикладное значение математики состоит в первую очередь в умении поставить задачу, найти или построить математическую модель, описывающую данную практическую ситуацию, а уж затем найти решение. И в обучении этому умению советско-российское математическое образование вполне преуспело.

   Интеллектуальное развитие и фундаментальность образования — вот основа прикладных умений, которые приобретает человек в результате изучения математики. И проявляются, и проверяются эти умения не на личном огороде или при расчете семейного бюджета, что, кстати, вряд ли умеют делать серьезные математики, и тем более не при ответе на придуманные вопросы, а при решении настоящих технических, экономических, военных и иных проблем, которые ставит общество.

   Российская математика и советское государство. И здесь я хочу выделить четыре важнейшие вехи в истории Советского государства, когда эти умения российских ученых, инженеров и простых людей проявили себя в полной мере. Речь идет об индустриализации (30-е годы ХХ-го столетия), Победе в Великой Отечественной войне, создании ядерного оружия и выходе в космос. Все эти достижения, все эти победы оказались возможными лишь благодаря высокому качеству Российского и Советского образования, в первую очередь, математического. При этом, если индустриализацию делали люди, получившие образование до Октябрьской революции, то выход в Космос — это уже достижение Советского образования и науки в чистом виде. Российское математическое образование, российская математическая наука очень медленно, постепенно становились Советскими. Создается даже впечатление, что они существовали в некоторой изоляции от режима и почти не попадали под идеологический прицел. В этой связи показательно выглядят воспоминания известного математика Д.Е. Меньшова, который, в частности, рассказывал, что в 1917 году произошло знаменательное событие, перевернувшее его судьбу: На семинаре, руководимом Лузиным, начали изучаться тригонометрические ряды.    Другой известный математик вспоминал, как удивились прибалтийские коллеги в 1940 году, узнав, что Советские школьники изучают математику по учебникам, написанным Киселевым еще при царе. И это в самом деле и удивительно и беспрецедентно: в стране изменился строй, а школьные учебники по математики остались прежними. Наши современные реформаторы оказались более радикальными.

  Три кита Российского математического образования. К слову, надо заметить, что учебники Киселева просуществовали в Советской школе до начала 70-х годов. И возможно, начавшийся затем относительный кризис математического образования в России связан именно с тем, что ученые и методисты не смогли решить безболезненно проблему замены учебника Киселева, которая рано или поздно должна была произойти.

Математическое Образование Советской России, и школьное и университетское, эволюционировало очень медленно, бережно сохраняя лучшие, традиционные черты образования Российского. Здесь я имею в виду, прежде всего, содержание математических программ. Российская школьная математика всегда стояла на трех китах: арифметика (арифметические вычисления), текстовые задачи (арифметические и алгебраические), геометрия. Отказ от традиционного содержания, стремление модернизировать школьные математические программы, а в последнее время и прямое подражание не лучшим западным образцам стало еще одной причиной наблюдаемых сегодня кризисных явлений в нашем школьном математическом образовании.

   "Know how", "know why" и нравственность. Второй очень важной традиционной чертой российского математического образования является принцип доказательности. Очень четко этот принцип виден в традиционных школьных учебниках по математике. Ни одного не доказанного утверждения, ни одной формулы без вывода. И этим наше математическое образование отличается от американского. (Кстати и в скобках — недавно американцы вдруг обнаружили, что в сингапурских школьных учебниках не только встречаются, но и доказываются теоремы. Обнаружив это, они настолько удивились, что даже предложили использовать эти учебники при обучении своих школьников.)

И здесь важно не то, чье образование лучше, а то, что они разные. Главным вопросом российского математического образования является "Почему?". В то время как для американского — "Как?". Отсюда "know how" — "ноу-хау" √ "знаю как". Постоянные мучительные поиски ответа на вопрос "Почему?" вообще характерно для российского менталитета. К сожалению, однако, получив ответ на вопрос "почему", российский человек зачастую на этом останавливается и не доводит свою работу до конечной стадии. Нередко за него это делают шустрые люди на Западе, после чего за большие деньги российское изобретение возвращаются на родину в виде все того же "ноу хау".

Получается, что с общечеловеческой точки зрения выравнивание мирового образовательного ландшафта может оказаться просто вредным. Для того чтобы пошел ток, чтобы текли реки, нужна разность потенциалов.

Идея доказательства, на которой основана вся математическая наука и математическая культура, — одна из самых нравственных и демократических идей.

Математически культурными людьми, понимающими, что такое доказательство, невозможно манипулировать. Математика и власть — две вещи несовместные, но разумные властители в трудные моменты нередко прибегали к помощи математиков для решения самых разных проблем. Возможно, неприязнь демократов и антикоммунистов к математике и математическому образованию (математики оказываются чуть ли не виновными в проводившихся репрессиях) вызвана именно тем, что реальные научно-технические достижения Советского Союза, от которых никак не удается отмахнуться, основывались на высоком уровне математической науки и математического образования советского периода.

Внеклассная работа и обучение одаренных детей. Но если по содержанию программ Советское математическое образование развивалось в русле традиций, сложившихся за предыдущие два столетия, то по части создания новых форм работы со школьниками Советским математикам нет равных в мире. В первую очередь речь идет о внеклассной работе с одаренными детьми. Кружки, математические олимпиады, вечера, конференции, специализированные школы, летние школы и многое другое — всего не перечислишь — таковы этапы, которые хотя бы частично прошел в школе любой выпускник математического или естественно научного факультета любого Советского или Российского университета или хорошего технического ВУЗа во второй половине ХХ-го столетия. Сюда следует добавить многочисленную научно-популярную и иную дополнительную литературу по математике для школьников.

Интересно, что советская система работы с математически одаренными детьми, созданная бескорыстными энтузиастами и доведенная, как ни странно, до уровня "ноу-хау", оказалась, чуть ли не единственным рыночным продуктом российской системы математического образования (не считая, конечно, ее конечного результата — ученых, а теперь уже и школьников), востребованным на международном рынке.

Правда, продают плоды этой системы на внешнем рынке люди, зачастую имеющие к ней весьма отдаленное отношение. Но и те выходцы из России, которые по настоящему занимались с одаренными детьми, продают на Западе не принадлежащий им продукт.

Более того, дивиденды от нашей системы работы с одаренными детьми получают не только эмигранты или полуэмигранты из Советского Союза и России. Я знаю одного известного американского профессора, — не буду называть имени, — который приезжал в нашу страну, знакомился с программами лучших математических школ, переводил на английский и испанский или португальский, а затем продавал их в Латинскую Америку.

И когда на Западе говорят о высоком уровне Советского математического образования, то имеют в виду, прежде всего, как раз систему работы с одаренными детьми.

Но вторжение рыночных отношений в деликатную сферу работы с одаренными детьми, явление очень опасное. И их разрушительное воздействие становится все более и более заметным, особенно на верхних и международных этажах.
 
Так поступали в России.
Несколько слов хотелось бы сказать по поводу традиционного для нашей страны конкурсного экзамена. Ошибается тот, кто полагает, что этот экзамен есть детище советской системы образования. Уже в начале ХХ-го столетия в царской России сложилась весьма жесткая по форме и высокая по уровню требований система конкурсных вступительных экзаменов в Высшие учебные заведения (например, очень сложные задачи по геометрии предлагались на вступительном экзамене в Московский Сельскохозяйственный институт) и тогда же выстроилась и специальная система подготовки к сдаче этих экзаменов. Возникли подготовительные курсы, появились репетиторы, стала издаваться соответствующая литература.

Не знаю, как насчет взяток, но подготовительные курсы нередко брали за подготовку к сдаче экзамена плату двумя частями. При этом вторая и значительно большая часть выплачивалась абитуриентом после сдачи экзамена и в случае успеха. И специально для тех, кто любит идеализировать Царскую Россию, хочу добавить, что для лиц иудейского вероисповедования (но не национальности!) плата была удвоена (!).

Не спорю, что развившаяся за последнее время весьма своеобразная конкурсная математика выглядит зачастую не слишком привлекательно и даже уродливо. Но все же не стоит торопиться избавляться от нее и заменять Единым Экзаменом, тем более в тестовой форме. Потери могут оказаться значительно больше, чем приобретения. Но это тема для отдельного и большого разговора в другом месте.

Дорогой (длинною) реформ. В течение тридцати с лишним лет в Советской России и Советском Союзе, медленно, но не мучительно, формировалась система математического образования, которую потом назвали Советской. Пожалуй, лишь к началу пятидесятых годов эта система сформировалась полностью. Следующие два десятилетия Советское математическое образование развивалось и совершенствовалось. Вероятно, главным итогом этого развития явились немногочисленные пока еще специализированные математические школы и классы. В начале эти классы были явлением безусловно прогрессивным. Но одновременно с их появлением начался раскол некогда единой системы школьного математического образования. Начавшийся на верхних этажах школьного здания этот раскол пошел вниз и сегодня почти достиг начальной школы.

В начале семидесятых годов по инициативе выдающегося математика А.Н.Колмогорова в Советском Союзе началась реформа математического образования — первая из до сих пор непрекращающейся вереницы реформ. На мой взгляд, эта реформа была недостаточно обоснованной, плохо продуманной и совсем скверно реализованной. По мнению других, большею частью близких к Колмогорову реформаторов, реформа была необходима и хорошо проведенной. Не буду спорить. Но если мы хотим указать точку отсчета, с которой началась, вначале очень медленная, деградация системы математического образования Советского Союза и России, то она приходится примерно на середину семидесятых годов. Забавно также, что период реформирования в системе образования начался с реформирования самого благополучного предмета — математики, и инициировали это сами математики. (Не ведаем, что творим?)

Последующие два десятилетия стали для России эпохой постоянных социальных потрясений. Потрясена была и система образования. Невозможно даже просто перечислить все произошедшие изменения. Поэтому коснемся совсем немного дня сегодняшнего.

Наше настоящее (жизнь или кошелек). Несколько лет тому назад математики почти вздохнули с облегчением. Показалось, что худшее уже позади и система математического образования начала возрождаться. Но не тут то было. Начался новый этап реформ, наиболее жестких и решительных, разрушающих сами основы нашего математического образования, но хорошо оплачиваемых - целевой, но зато кабальный кредит выделил Всемирный банк. (Кредит почти весь разошелся по карманам ведущих реформаторов в виде платы за консультации.) Новый этап реформ перешел в самую активную фазу с приходом нового министра Образования В.М.Филиппова. По началу у математического сообщества возникли смутные надежды. Поговаривали, что по образованию В.М.Филиппов является математиком. Во всяком случае, он имеет ученую степень доктора физико-математических наук. (Я не считаю наличие этой степени ни необходимым, ни достаточным условием, чтобы считаться математиком.) Но, как говорится, "и примешь ты смерть от коня своего".

Свою руку (или что?) к развалу математического образования России приложили и математики, работающие в системе РАО, математический отдел которой давно стал подразделением Министерства. Его сотрудники любое министерское предложение воспринимают как команду. Министерство же, в свою очередь, неплохо стимулирует их старания.

Утверждая, что сегодня Российское математическое образование находится под угрозой полного уничтожения, я высказываю не только свое мнение. Это мнение разделяют многие математики - ученые, методисты и учителя. Я не буду приводить здесь многочисленные аргументы. Желающие могут найти их в трудах и решениях Всероссийской Конференции по математическому образованию (Дубна, сентябрь 2000 года), в решении Ученого Совета Математического Института Академии Наук (ноябрь 2001 года), в решении Московского Математического общества (ноябрь 2001 года), в многочисленных газетных публикациях и выступлениях крупнейших российских ученых, причем не только математиков.

Математика и цивилизация. Модернизация образования. Здание земной цивилизации значительно выросло за последние десятилетия и продолжает стремительно расти. Деятели образования в разных странах предпринимают отчаянные, но тщетные попытки угнаться за ростом этого здания. Заметно выделяются два пути решения проблемы: модернизация (в узком смысле) и дифференциация. При этом зачастую и модернизация, и дифференциация понимаются очень примитивно.

Поскольку сегодня в мире возникло много новых профессий, много новых видов человеческой деятельности и даже наук, возникли новые информационные технологии, следует потеснить в школе старые и традиционные предметы, заменив их современными. Тогда выпускник школы окажется более приспособлен к современной жизни. К этому сводится модернизация.

Но дело в том, что образовательные процессы подчиняются строгим биологическим законам и ускорить их невозможно, подобно тому как нельзя ускорить процесс вынашивания плода, который в своем развитии проходит этапы, совершенно не нужные с точки зрения взрослой особи. Не существует такого скоростного лифта, который мог бы вознести ребенка или даже молодого человека сразу на верхние этажи здания цивилизации. Такие попытки в образовании, в том числе и математическом, уже делались и неоднократно, но все они кончались плачевно.

Чем выше здание, тем прочнее должен быть фундамент. Человек, получивший хорошее фундаментальное образование, гораздо быстрее приспособится к условиям современной жизни, сумеет найти в ней свое место, чем тот, кто поверхностно познакомился с многочисленными современными предметами, научился нажимать кнопки сложных приборов, не понимая сути происходящих в них процессов.

Дифференциация вплоть до отделения. Дифференциация в образовании (в широком смысле модернизация включает в себя дифференциацию) задает несколько иной путь решения возникшей перед современным обществом проблемы. Школа, в первую очередь, в старшем звене становится специализированной, возникают школы различного типа: гуманитарные, физико-математические, биологические, даже музыкально-спортивные и бог знает какие. С одной стороны, это необходимо. Но, с другой, - чрезмерное дробление может привести к полному распаду школы. Уже реальностью становится дифференциация школы по региональному принципу. А это для России не просто опасно, но смертельно опасно. Поэтому для России очень важны стержневые школьные предметы, которые должны противостоять возрастающим центробежным силам. Одним из таких предметов является математика.

Чрезмерная дифференциация на школьном уровне может помешать ее выпускникам в будущем реализовать свои основные общечеловеческие права, право на свободное передвижение, право на выбор профессии.

Кроме того, это в муравейнике можно посредством питания выращивать по заказу солдат или рабочих, производителей или прислугу. Человечество не муравейник. Кем станет человек в будущем, на школьной скамье решить трудно. Даже ставить такую задачу - безнравственно.

И мы вновь приходим к выводу о необходимости усиления именно фундаментальной подготовки выпускников наших школ. И этот принцип фундаментальности выдвигает на первое место именно математическое образование.

Как защититься от "дурака"?
Однако наши реформаторы-модернизаторы предлагают значительное сокращение часов на математику, упрощение программ и вполне цинично сообщают нам, что наша (именно наша - российская) школа должна в основном выпускать исполнителей и пользователей. Но именно исполнители и пользователи, нажиматели кнопок, не понимающие сути проходящих процессов, являются основной причиной всех современных технологических катастроф, включая Чернобыль и "Курск". И никакая "защита от дурака" здесь не поможет. Единственная надежная "защита от дурака" - это не допустить его к работе со сложными техническими объектами, жизненно важными для человека. (Эту рекомендацию следует отнести и к системе образования.)

Подобно тому, как несколько десятилетий назад Советский Союз и Соединенные Штаты стали заложниками развернувшейся гонки вооружений, сегодня все человечество стало заложником все ускоряющегося технического прогресса. Устаревающая и не обновляемая техника является постоянным источником катастроф. Человечество остро нуждается в многочисленной армии ученых, изобретателей, конструкторов, создающих новые поколения самолетов и машин, телевизоров и компьютеров и просто обычной бытовой техники. А значит, человечество в целом должно поддерживать высокий уровень математического образования.

Российское математическое образование является очень важной частью современной земной цивилизации. Его разрушение (а оно уже началось) может привести к разрушению математического образования всего цивилизованного человечества. Именно эти опасения высказывают и многие зарубежные математики и специалисты в области математического образования.

Кто сказал, что наше математическое образование лучшее в мире? Когда мы говорим, что Советско-российское математическое образование является лучшим в мире, мы делаем это не из чувства квасного патриотизма. "Наш Советский паралич - самый прогрессивный". Это факт, признаваемый во всем мире. Отдавая дань нашему математическому образованию, Оргкомитет Десятого Всемирного Конгресса по математическому образованию, который должен пройти в 2004 году в Копенгагене, предложил провести День Российского Математического образования. Случай в истории Конгрессов беспрецедентный, поскольку Россия не является страной организатором. Я очень сомневаюсь, что российские математики, лишенные государственной поддержки, смогут достойно провести этот день. Даже если до того года Российское математическое образование сможет сохранить свой высокий статус.

Математическое образование в ХХ1-м веке. Каким оно должно быть? Во-первых, математика - важнейшая наука, созданная нашей цивилизацией и сопровождающая ее на всех этапах развития. Почти вся современная наука, нет, не почти, а именно, вся современная наука: физика и химия, биология и экономика, лингвистика и социология не только использует математические методы, но и строится по математическим законам. Путь в современную науку и технику, просто в современную жизнь лежит через математику. Этот элемент научного знания является важнейшей частью математического образования.

А во-вторых, математическое образование не только часть науки математики - это феномен общечеловеческой культуры. Оно является отражением истории развития человеческой мысли. Именно поэтому математическое образование всегда играло важную роль в культурном развитии человека. При этом возможности математического образования далеко выходят за границы собственно математических предметов. Математика - это язык, математическое образование может и должно стать средством языкового развития учащихся, научить их коротко, грамотно и точно формулировать свои мысли. Сегодня это особенно важно. Ведь под угрозой и культура русского языка.

Но двумя предыдущими пунктами не исчерпывается роль математики в системе современного и особенно будущего образования. Для нормального развития человеку с момента рождения нужна полноценная интеллектуальная пища. Математика, особенно геометрия, является одним из немногих полноценных, экологически чистых интеллектуальных продуктов, потребляемых в системе образования. Математическое образование может сыграть важную роль в оздоровлении подрастающего поколения. Психическом и даже физиологическом. (Я располагаю достаточно многочисленными фактами, доказывающими этот тезис.) И сегодня, когда в России так велик процент больных детей, сокращать часы на математику, отказываться от оздоровительных возможностей математического образования вдвойне преступно.

Надо только не забывать, что готовить указанный продукт должны хорошие кулинары. В противном случае математика может не только утерять свои питательные и оздоровительные свойства, но и стать вредной.

Пока еще не эпитафия.
Мы уже не делаем ракеты. Почти.
Не перекрываем Енисей. И это хорошо.
Но если мы отстанем в области математического образования,
Нам останется разве что плясать.
Под чужую дудку.

P.S. После того, как я окончил работу над статьей, мне удалось ознакомиться с аналитической запиской академика В.И.Арнольда, написанной им после длительной беседы с группой главных реформаторов-модернизаторов от образования. Оказывается, я и оптимист и идеалист, в действительности дела обстоят гораздо хуже. По сути, планируется полное уничтожение российского образования, низведение его ниже уровня церковно-приходской школы. А население (именно население) России должно заниматься обслуживанием сырьевого комплекса. И немного уметь объясняться по-английски. Раб должен знать язык господина.

Мне стало страшно.

 


 

 

И.Ф. Шарыгин

 

Математическое образование: вчера, сегодня, завтра...

Что плохого в тестах?

Источник информации - http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=shar_4_min

Прежде всего, хочу заметить, что я не являюсь противником тестов вообще. Бесспорно, тесты дают нам вполне эффективный инструмент, который может (и, конечно, должен) быть использован в учебном процессе, в том числе и для итоговой оценки знаний. Более того, я могу много сказать в защиту тестов. Но в данном случае не это является целью настоящей записки. Я хочу обратить внимание на те разрушительные последствия для нашего образования, которые могут иметь место, если тесты станут основным, а тем более единственным инструментом для оценки знаний школьников, особенно, когда на основе этой оценки будут приниматься важные для школьников или учителей решения: выдача диплома, зачисление в учебное заведение и т.п.

Но сначала общее замечание. Я считаю, что сегодня, вопреки расхожему мнению, самое неудобное время для проведения решительных реформ в сфере образования. А их — реформ нынче намечено немало, и почти все они являются глобальными. Тут и двенадцатилетнее обучение, и стандарты, и тестирование, и альтернативное обучение и бог знает, что еще. Такое обилие реформ в сфере образования зараз может позволить себе далеко не всякая очень богатая страна, каковой мы не являемся. А ведь наше образование (советского периода) было далеко не худшим в мире, а математическое и вовсе, по общему признанию, было даже лучшим в мире. Кроме того, при любом реформировании, при любой существенной перестройке системы, даже по самым лучшим планам и схемам в начале происходит значительное ухудшение качества работы перестраиваемой системы. Возникают серьезные внутренние противоречия, преодоление которых требует значительных материальных и моральных затрат. Сегодня главная цель в образовании, по моему убеждению, — это его развитие, а где-то и восстановление на основе традиционных подходов.

А теперь конкретно о тестировании (с позиции представителя математических дисциплин).

    Неадекватность тестовой оценки. Одним из достоинств тестирования по общему мнению является объективность полученной оценки, ее независимость от того, кто проводит тестирование. Но, к сожалению, эта оценка, если мы собираемся использовать ее как оценку знания учащегося, содержит систематическую ошибку. Причем речь идет об идеальном, в природе не существующем, наподобие идеального газа, тестировании. Дело в том, что есть достаточно многочисленные категории учащихся, которые в силу некоторых психических особенностей плохо соответствуют тестовой методике и получают заниженные оценки (соответственно, есть и такие, чьи тестовые оценки завышены). Сюда относятся, прежде всего, нередкие в России (и, кстати, среди ученых) "тугодумы", а также так называемые "тестофобы", испытывающие панический страх перед самой процедурой тестирования. По оценкам экспертов (см. например, диссертационную работу Е. Б. Федорова) не более 50% учащихся (в России) попадают в "область адекватности" тестовых технологий. Похоже, что в США этот процент значительно выше. Возможно, что одной из причин здесь является длительное использование тестов для самых разных целей. Выработались привычка и навыки. Но главная причина я считаю, в том, что тесты хорошо соответствуют национальному характеру, американскому менталитету (а в следствие этого уже и постоянное и длительное использование тестов). Но если так, то тестовая методика может потерять свою нейтральность и аполитичность и стать инструментом переделки национального менталитета (о такой цели, кстати, в открытую заявляли некоторые из реформаторов). Может, в этом и состоит незаявленная цель реформ в нашем образовании?

    Главным вопросом математического образования в России всегда был вопрос: "Почему?" — в то время как для американского образования таким был вопрос: "Как?" И именно на этот вопрос мы и отвечаем при тестировании.

    Подмена учебных целей. Утверждение, что целью изучения предмета, отдельных тем является получение твердых знаний и умений в рамках соответствующей программы, есть и банальность и даже тавтология. Но все же это верное, как почти всякая банальность, утверждение. Школа располагает различными инструментами, позволяющими установить, сколь хорошо достигнута эта цель учащимися. И только действуя всеми этими инструментами в комплексе, мы можем нужным образом управлять процессом обучения. Здесь особенно важен инструмент, с помощью которого проводится итоговый контроль, различные виды отбора учащихся. Реальная школа, хотим мы этого или не хотим (говорят, что не хотим), всегда подменяет учебную цель: ею становится именно итоговый контроль. При переходе на всеобщее тестирование очень быстро основной целью для учителя станет подготовка к сдаче теста. Не заставят себя ждать и соответствующие методики, да они уже есть, позволяющие, не изучая по настоящему предмет, готовить школьников к сдаче теста. Единый же тест для поступления в Вузы приведет к полному уничтожению математики в старших классах, а затем и в самих Вузах.

    Сужение содержания учебного предмета.
Есть предметы, содержание которых плохо охватывается системой тестов. Да и внутри самого предмета одни разделы и умения легко проверяются с помощью тестирования, а другие — с трудом. Хорошо известно, что "самыми тестируемыми" из математических умений являются арифметические — умения выполнять четыре действия арифметики. На эти темы составлено и составляется много тестов, среди которых встречаются и вполне приличные. Но почти нет тестов, проверяющих умение рассуждать, логически мыслить. За пределами возможностей тестовых технологий оказывается практически вся геометрия. Понятно, что широкое внедрение тестов просто вытеснит некоторые весьма важные разделы элементарной математики из школьных программ. Кстати, именно это уже произошло в США. Там из школьных программ практически исчезла геометрия, а на уроках математики не учат рассуждать. Здесь я пользуюсь данными международных исследований. В рамках одной международной программы (TIMSS) было проведено сравнительное обследование уроков математики в 8-х классах трех стран: США, Германии и Японии. Математические рассуждения встречались: в Японии в 53% просмотренных уроков, в Германии — в 20%, в США — в 0%. Геометрия изучается в США всего в течение 2 лет. Замечу кстати, что отставание по программе в США по сравнению с Японией и Германией для детей 13- 15 лет составляет 2 года. Добавлю также в этот пункт, что тесты вбивают в головы учеников ошибочный и даже вредный и для математического развития и "по жизни" силлогизм: верный ответ — верное решение.

    Отчуждение профессионалов. Одной из самых больших опасностей, связанных с применением тестовых технологий, является вытеснение из образовательного процесса высококвалифицированных специалистов. Происходит это поэтапно. В начале отпадает надобность в них на этапе проверки. С помощью тестов начальство получило возможность реализовать свою давнюю мечту: провести экзамен по математике без участия математиков. "Вы нам дайте тесты, сообщите ответы, а далее мы сами разберемся". Понятно, что самые классные специалисты не станут (и не стали, как показывает международный, да и небольшой российский опыт) принимать участие в этой профанации. (Забавно, что у нас в стране от процесса создания официальных, выпускаемых от имени государства математических тестов отстранены и математики и специалисты именно по тестам.) На следующем этапе уже само начальство, увидев достаточно примитивные тесты, начинает вмешиваться и в процесс составления самих тестов. Именно это, по свидетельству Джерри Беккера, произошло в Калифорнии, где в последние годы развернулась настоящая математическая тестовая война. Так, один из тестов, предложенных математиками, был отвергнут комиссией при губернаторе штата. В частности, в нем были найдены математические ошибки (?) Например, авторы теста на вопрос: делится ли произведение 36 х 45 на 30 давали утвердительный ответ. По мнению членов комиссии этот ответ неверен, поскольку ни один из сомножителей на 30 не делится (!)

    Снижение квалификации учителя. Использование готовых тестов существенно облегчает работу учителя. В принципе, это хорошо. Учитель освобождается от части рутинной работы, появляется свободное время и т.д. Но при этом возникают другие проблемы и, в частности, проблема поддержания (не говоря уж о повышении) уровня профессиональной (предметной) квалификации. Проверка тестовых заданий и контрольных работ происходит в автоматическом режиме и не дают никакой профессиональной нагрузки. Само учебное пространство, охватываемое тестами, как уже было сказано, составляет лишь часть учебного предмета (здесь речь идет именно о математике). И если учитель не будет использовать специальные и дополнительные средства для своего профессионального развития, просто для "поддержания спортивной формы", он почти неизбежно начнет деградировать. Более того, система обучения, ориентированная исключительно на использование тестовых технологий, не только не нуждается в хорошо математически подготовленных учителях, но просто отторгает их. Не буду говорить ничего плохого о подготовке учительских кадров в России (хотя по мнению многих специалистов уровень их подготовки в последнее время значительно снизился), а приведу примеры, показывающие уровень подготовки учителей в США. В 1999-ом году в США вышла книга Липинга Ма, в которой сравнивается математическая подготовка учителей в Китае и США. Вот одно из исследований. Были выбраны две группы — в Китае и США — учителей начальной школы, которым были заданы одинаковые вопросы. При этом по формальным признакам учителя из США имели более высокую квалификацию — у всех было высшее образование, а у некоторых — степень магистра, в то время как китайские учителя имели образование на уровне педагогического техникума (в нашем понимании). Учителя из Китая показали, по мнению автора, вполне нормальный уровень владения математикой, и о них я не буду говорить. Учителя же из США продемонстрировали полное отсутствие математической грамотности. Например, менее 50% смогли правильно выполнить действие: (1 3/4):(1/2). Более 90% сочли верным утверждение, что с увеличением периметра фигуры (в частности, прямоугольника) возрастает его площадь. Лишь один смог построить контрпример. По свидетельству Георга Малати (Финляндия) менее 1% учителей математики США смогли объяснить, что прямоугольный треугольник с гипотенузой 8 дюймов и высотой на гипотенузу, равной 5 дюймам, не существует. (Вопрос об определении площади такого треугольника входил в один важный тест в течение нескольких лет, при этом никто, включая составителей теста, долгое время не обращал внимание на то, что такой треугольник невозможен.)

Тесты, рынок, коррупция. Тесты — наиболее рыночная из всех существующих учебных технологий, а возможно, единственная истинно рыночная технология. Даже создание высококачественных тестов можно поставить на поток, хотя для этого все же требуются хорошие профессионалы и процесс их создания не так уж и дешев, а следовательно, выгоден. Но в том-то и дело, что рыночные отношения очень быстро выталкивают из процесса создания массовых тестов грамотных профессионалов, а точнее, они просто не допускаются к этой деятельности. Все разнообразие тестов сводится к одной, наиболее примитивной разновидности — тестам с выбором ответа. В результате, рынок заполняется откровенной халтурой, а потребитель привыкает к потреблению этой халтуры. Производство тестов в США уже давно стало весьма доходным бизнесом. Существуют компании с серьезными капиталами и немалыми доходами, специализирующиеся на производстве тестов. Похоже, это уже имеет место и у нас. Конкурировать с этим бизнесом в сфере образования по прибыльности может разве что компьютерные технологии, но по совсем другим причинам (не буду углубляться в эту тему). Но, к сожалению, компьютеризация и тесты вовсе не конкуренты, а наоборот, союзники. Из всех образовательных технологий тесты наиболее приспособлены к компьютерной реализации. Компьютеризация и "тестиризация" образуют весьма агрессивный сплав, способный не только поглотить б`ольшую часть ассигнований, идущих на образование (у нас), но и дополнительно залезть в карманы налогоплательщиков (платное тестирование, торговля тестами, программами и т.д.) А там, где большие деньги и низкая квалификация создаются условия для коррупции, не может не возникнуть коррупция. И не о России только с ее патологической склонностью к коррупции идет речь. США вовсе не исключение. В последнее время в США разразился ряд крупных скандалов, связанных с большим числом ошибок, допущенных при итоговом тестировании школьников. Об этом говорится, в частности, в публикациях в газетах "Нью-Йорк Таймс" от 15 и 17 сентября 1999 г. и "Вашингтон пост" от 20 сентября 1999 г. Суть скандалов в том, что многие школьники вследствие плохо подобранных тестов и неверной методики, используемой при обработке результатов тестирования, получили заниженные оценки и были отправлены в летние школы или даже оставлены на второй год. (Должны быть и школьники, получившие завышенные оценки, но об этом в упомянутых заметках ничего не говорится.) Число таких школьников в Нью-Йорке находится, по мнению большинства экспертов, в интервале от 2000 до 3000. (Речь идет о 1999-м годе) Некоторые эксперты называют значительно большие числа. Компания, проводившая тестирование, потребовала с городских властей Нью-Йорка в 1999 году за свои услуги $3,3 миллиона. В 1998 году она получила $2 миллиона. По мнению специалистов подобные явления имели место и в других штатах, но там заинтересованные компании сумели это скрыть. Власти Нью-Йорка считают также, что серьезные ошибки при проведении итогового тестирования допускались и ранее, но не предавались гласности. На мой взгляд, в этих примерах четко видны признаки наличия коррумпированности в системе образования США. В "Советском энциклопедическом словаре" написано, что "коррупция — преступление, заключающееся в прямом использовании должностным лицом прав, связанных с его должностью, в целях личного обогащения." А поскольку "Демократический (или капиталистический) словарь" еще не вышел, буду исходить из этого определения. По мнению западных экспертов российское общество сегодня необычайно коррумпировано и занимает по этому показателю одно из последних мест в мире. (Позади, кажется, только Нигерия.) Впрочем, мы и сами это видим: в целях личного обогащения используют свои служебные возможности почти все работающие россияне. Правда, далеко не у всех эти возможности имеются. Но почему-то западные эксперты выводят за рамки коррупции деятельность чиновника, получающего официально очень большое денежное вознаграждение и скрывающего различные нарушения со стороны компании, в которой он работает. Такая коррупция, а это есть, по моему убеждению, одна из разновидностей коррупции достаточно часто встречается в так называемых цивилизованных странах, список которых мы всегда начинаем с США, и особенно опасна в образовании и медицине. И именно в этих сферах она наиболее распространена. В Интернете 8 ноября 1999 г. появилась статья Джонатана Фокса Ее название (дословно) — "Поджаривание нашей молодежи." (grilling означает поджаривание, а также допрос с пристрастием) После заголовка следует: "Индустрия по подготовке к сдаче SAT теста начинается с детского сада. Маленький бланк с кружочками — это большие деньги." (SAT тесты используются для оценки знаний выпускников школ, при поступлении в университеты). Судя по статье, подготовка к сдаче тестов и сама сдача тестов в Америке бизнес, о каком наши репетиторы и приемные комиссии Вузов не могут и мечтать. (Похоже, общий ежегодный доход тестовых компаний достигает нескольких миллиардов долларов.) Правда, участие в этом бизнесе принимают люди, никакого отношения к математике (большая часть статьи посвящена именно тестам по математике) не имеющие. В статье упоминается, например, некий Каплан, который вложил 25 миллионов долларов в создание системы тестов для школьников третьего класса. Эти тесты, естественно, за плату можно будет вскоре сдавать по Интернету.

Вывод очевиден: введения тестирования в качестве основного инструмента для итоговой оценки знаний школьников, для отбора при поступлении в различные учебные заведения, создание специализированных центров (компаний) по производству тестов, пользующихся официальной поддержкой, резко ухудшит качество нашего образования, создаст благоприятные условия для развития новых и опасных видов коррупции. Тесты опасны также кажущейся простотой изготовления и способностью к быстрому "размножению". Начав плодиться, они быстро образуют злокачественную опухоль в образовании, в математическом в первую очередь, с неизбежным и скорым для образования летальным исходом.

Справедливости ради следует все же заметить, что опасны не столь сами тесты, сколько рыночные механизмы, с помощью которых сегодня пытаются управлять образованием. Под их воздействием любая система испытаний и отбора быстро сползает на границу области применимости: тестирование сводится к наиболее примитивной форме с выбором ответа на идиотские вопросы из идиотского же набора вариантов, а традиционный экзамен составляется из громоздких и математически безвкусных заданий, сдать его без специального дорогостоящего натаскивания невозможно.

PS. Все примеры относятся к американской системе образования, поскольку именно США являются мировым лидером в использовании тестовых технологий в образовании и наши апологеты тестов неизменно ее приводят в качестве образца, которому надо подражать. Изучая американскую периодику последнего полугодия (включая и начало 2000 года), можно сделать вывод, что в Америке сегодня развернулась настоящая антитестовая кампания. (Статья в "Лос-Анжелес таймс" от 18 января 200 года называется "Тестирование уничтожает обучение".) Мы же, наоборот, воспылали вдруг необычайной любовью ко всяким тестам. Похоже, американские тестовые компании, теряя рынок у себя, хотят выйти на рынки других стран.

Из приведенных примеров можно увидеть также, что проблемы образования и даже конкретно математического образования очень волнуют американское общество и широко обсуждаются на страницах самых авторитетных изданий. И здесь мы можем только позавидовать американским педагогам и ученым.

Член Исполкома Международной комиссии

по математическому образованию (EC ICMI)

Шарыгин Игорь Федорович

E-mail: sharygin@mccme.ru

Примечание.

Эта статья была написана после встречи с министром Филиповым (отсюда и термин "записка") и отчасти по его же просьбе.

Понятно, что никакой реакции с "той" стороны не было.

Затем статья была опубликована в журнале "Школьное образование" и частично в "Независимой газете" под названием "Куда пойти тугодуму?"



 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна