Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Сборник статей о разрушении российской системы образования. Статья 1. Профессор Ф.Ф. Воронов о реформе системы образования России. Статья 2. Борис Алексеевич Виноградов, доктор технических наук, профессор. Суверенная власть и модернизация - время решений. Часть 1. Статья 3. Б. А. Виноградов. Суверенная власть и модернизация - время решений. Часть 2. Статья 4. Б.А. Виноградов. Образование должно объединять страну. Статья 5. Троицкий Всеволод Юрьевич, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН, член Союза писателей России. Диверсия государственного масштаба. (Газета "Русь державная". № 11 (149), 2006 год).

25.04.2009 10:47      Просмотров: 6659      Комментариев: 0      Категория: Хрестоматия по реформам образования в России и за рубежом. Составитель: Анатолий Краснянский

 

Статья 1

О РЕФОРМЕ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ

Ф. Ф. Воронов

E-mail: theodore.voronov@umist.ac.uk , Website: http://www.ma.umist.ac.uk/tv .


   Федор Федорович Воронов - математик, в настоящее время лектор на математическом отделении University of Manchester Institute of Science and Technology (Manchester, UK). Это письмо было написано для вебсайта «Русский переплет» ( http://www.pereplet.ru)

   Дорогие друзья! Я математик (в свое время окончивший мехмат МГУ и проработавший там 5 лет, так что имею некое представление о нашей системе образования, как она была раньше, во всяком случае). Сейчас я работаю в Англии, а до этого работал некоторое время в американских университетах (Беркли и UCSD, не самых плохих). Все это к тому, что теперь я имею представление и о западной образовательной системе, «изнутри».

   Когда я учился и работал на мехмате, я видел кучу недостатков. Наверное, они действительно имели место, а кое-что могло стать и хуже с тех пор. Однако: я теперь готов собственноручно «расстрелять» любого, кто всерьез собирается переделать «советскую» образовательную систему на западный лад. Почитав материалы рубрики «Антиреформа» (http://www.pereplet.ru/obrazovanie/reforma/) на сайте «Русский переплет», я ужаснулся! Неужели это действительно воплотится в жизнь? Все предлагаемые «реформы» (стандартный письменный экзамен, например) -- это кретинское (другого слова не найду) копирование именно тех элементов западной системы, которые ее сегодня губят. Для тех, кто не знает: независимо от общеизвестных успехов Запада в науке и технологии (которые суть результат «прежних достижений» в фундаментальной науке) и таких хороших вещей как изобилие компьютеров, удобные библиотеки и т.п., -- само образование за последние 30-40 лет пало катастрофически. Это и: уровень выпускников школ, то, ЧЕМУ учат теперь в школах, и уровень преподавания в университетах, чему и как там теперь учат. Существенный элемент этого разрушения образования -- уничтожение фундаментального и систематического подхода, введение вместо этого бессмысленно тасуемых «модулей» (у меня волосы встали дыбом, когда я увидел это страшное слово, до боли знакомое мне по английскому опыту, в описании проекта «реформы»). Идея проста -- в Англии, например, уже нет (почти нет, см. ниже) школьных «предметов». Вместо них (в университете тоже) «модули». В чем разница?

   «Предметы» -- это литература, физика, география, французский, немецкий, ботаника и т. п. У каждого ясное, устоявшееся содержание, и понятно, что они логически связаны, например, школьник не может «брать» («take») физику, не «беря» математику, и т. д. «Модули» же -- все что угодно. Пример: «health care studies» (для знатоков английского: переведите правильно на русский!), «statistics-2», «critical thinking», «topics in pure mathematics» (последнее -- пример из университетской программы). Идея «модулей» с самого начала заключалась в отмене систематического образования, шаг за шагом по некой программе. Вместо этого «студент» («студентом» зовется и ученик средней школы, слово «ученик» отменено) сам может выбрать некий более или менее хаотический набор «модулей», лишь бы в совокупности набиралось заданное число «очков». При этом подразумевалось, что «модули» будут до такой степени взаимозаменяемы, что студент сможет с легкостью менять вузы (в реальности они это в жизнь не смогли провести). В очках же -- самое главное. Автоматически вытекает необходимость письменного экзамена, по возможности стандартизованного, результат которого выражается числом (скажем, «53 из 100»). Очки суммируются и их сумма определяет получаемый диплом (в наших терминах, например, «диплом с отличием»). Прокламируемая цель (одна из) -- устранение субъективности, свобода выбора, демократичность. Это -- чушь. Я берусь где угодно доказать, что письменный экзамен бессмыслен, гораздо субъективнее самого пристрастного устного и только репродуцирует невежество. (Например, существует при его оценке понятие «partial credit», т. е., частичное засчитывание ответа. Скажем, студент пишет, что дроби складываются числитель с числителем, знаменатель со знаменателем. Вы хотите поставить сразу «неуд»? Это нельзя: нужно засчитать некими очками, что он все же пытался нечто сказать, например, знает слово «сложение». Кроме того, из-за фантастической трудоемкости, почти нереальны «пересдачи». Если студент провалился на письменном экзамене, то: его либо выгоняют -- а это не поощряется, либо натягивают отметку до уровня «уд», либо «прощают» этот курс, -- виноват: «модуль». Т.е.: попросту говоря, студент не сдал линейную алгебру, например, и ничего: она не будет упомянута нигде, и свой диплом математика (!) он получит. И так далее.) Далее -- а то мой текст слишком растянулся -- есть по крайней мере в средней школе -- места, где учат по-нормальному. Пока. Но это -- самые привилегированные полу-частные (а значит, не зависимые от правительства) школы. Там пока предметы, а не модули, и какой-то здравый смысл сохранен. Но это исключения! В массе же средняя школа в Англии и Америке (там еще похлеще!) выпускает абсолютно невежественных детей. Подчеркну -- дети нормальные, они не идиоты от рождения. Но их ничему не учат, а приучают только к тому, что все должно быть легко и приятно, и у студента (ученика) должно быть «самоуважение» (как самое главное; знать можно ничего и не знать). Когда такой приходит в университет, с ним делают то же самое. В итоге: в американской Кремниевой долине не нанимают на работу инженеров-американцев (те ничего не знают и не могут). Фирмам плевать на политкорректность, им нужны работники. Они нанимают индийцев и пакистанцев (из отсталых стран, где учат пока по старинке). Американские и английские университеты (матем. отделения) переполнены математиками из России, на которых смотрят как на динозавров, так как они имеют широкое образование, которого уже были лишены их молодые западные коллеги.

   Я хочу подчеркнуть: на Западе такой бардак с образованием был не всегда. Обвал начался примерно с 60-х годов, и он ускоряется. Нельзя допустить, чтобы такое же насадили и у нас. Для математиков скажу, для примера: все знают задачник Демидовича. Так вот, в приличном западном университете большинству студентов до него как до звезды небесной. Им его было бы страшно и показать. В курсах формально высокого уровня (например, топологии, для 3-курсников) приходится объяснять, что такое арксинус. Можете в это поверить? Если в России введут «модули» вместо предметов, такое будет и у нас. На закуску дам пару ссылок с доп. информацией:

   1. Интересные сведения об общем падении образования в лучших американских университетах в 1915-1960 (медленно), 1960-1990 (обвал) можно, наряду с другими любопытными вещами, найти в книжке консервативного публициста («американского националиста») Мартина Гросса: Конец здравомыслия. Социальное и культурное сумасшествие в Америке 1) (по англ.). (Кто сможет раздобыть -- очень любопытное чтение.)
   2. Есть люди, которые на Западе борются против профанации образования. См., например, книжку: Чарлз Сайкс. Оболванивание наших детей. Почему американские дети довольны собой, но не умеют читать, писать и считать 2) (по англ.). (Как вам название?) Или website: http://www.mathematicallycorrect.com 6).

   В России пока достаточно не допустить слома традиционной системы. Замечу еще, что наше образование -- самый главный козырь в национальном возрождении России.

Postscriptum

К сказанному хочу добавить вот что:

   Да! Казалось бы, дискуссию о реформе вести не с кем, все разумные люди против. Тем не менее, ее придумали и хотят провести в жизнь. Я вообще не сторонник теории глобального заговора, но при рассмотрении вот таких штук невольно начинаешь думать в терминах «темных сил». Если посмотреть трезво, то уважение к знанию, культурный уровень самого среднего человека (глупые анекдоты, персонажами которых являются, например, Герасим и Муму, -- лучшее свидетельство успеха нашей школы; на Западе примитивный юмор такого рода невозможен, так как средний западный человек просто никогда не читал собственной литературной классики) и фундаментальный подход к образованию, которые в России кажутся сами собой разумеющимися, есть то, что РАДИКАЛЬНО отличает современную Россию от Запада. И это именно то, что при мало-мальски разумном и национально мыслящем правительстве и восстановлении в стране порядка может не то что вывести Россию из тяжелого положения, но в будущем обеспечить ей первенство в мире. С другой стороны, после перестройки и «реформ» в наивность и слабую информированность начальства не верится.

Поэтому сама напрашивается мысль, что «реформа» русского образования есть продуманный акт саботажа, осуществляемый безмозглыми корыстными хищниками с отечественными именами, за спиной у которых стоят умные и безжалостные зарубежные враги России, которые хотят подорвать потенциальную основу русского возрождения.

Второе - вероятно, что многие в России, выступающие сейчас против «реформы», недооценивают угрозу. Так как уже бывало предостаточно глупых экспериментов а ля крыловский квартет, то можно подумать, что и эта «реформа» как-то перемелется, утрясется, и все потихоньку восстановится. Короче: «модули», письменные экзамены, особенно «единый государственный экзамен» и образовательные «ваучеры» воспринимаются как идиотские прожекты, которых бывало много и раньше. Без знания западного опыта эти глупости не складываются в систему. А дело гораздо хуже: речь идет о именно о системе. Предлагают не изолированные насосанные из пальца эксперименты, а очень конкретную вещь (все детали не случайны)! И она страшно опасна. Вот это нужно понять! Дело хуже, чем может показаться. Тем сильнее сейчас нужно бороться.

Библиография
 

1. Мартин Л. Гросс. Конец здравомыслия. Социальное и культурное сумасшествие в Америке (по англ.).
Martin L. Gross. The End of Sanity. Social and Cultural Madness in America.
1997, Avon Books, 338 pages.
Знаменитый обозреватель и критик пишет об разрушающих последствиях «культурной революции».

2. Чарлз Сайкс. Оболванивание наших детей. Почему американские дети довольны собой, но не умеют читать, писать и считать (по англ.).
Charles J. Sykes. Dumbing Down Our Kids: Why American Children Feel Good About Themselves but Can't Read, Write or Add.
1996. St. Martin's Press.

3. Мартин Л. Гросс. Заговор невежества. Провал в американских государственных школах (по англ.).
Martin L. Gross. The Conspiracy of Ignorance. The Failure of American Public Schools.
1999, Harper Collins Publishers, 291 pages.
Известный обозреватель и критик пишет о провале в государственных школах. Ответственные за учебу - нахальные самодуры, самоуверенные в своих «модерных теориях» преподавания - довели школы до того, что ученики, получившие «среднее образование» (диплом High School), не умеют читать, писать и считать.

4. Даяна МакГиннесс, Стивен Пинкер. Почему наши дети не могут читать и что мы можем сделать (по англ.).
Diane McGuinness, Steven Pinker. Why Our Children Can't Read and What We Can Do About it.
1999, Touchstone Books, 400 pages.

5. Кристина Хоф Саммерс. Война против мальчиков. Как ложно-направленный феминизм вредит нашим молодым людям (по англ.).
Christina Hoff Summers. The War against Boys: How Misguided Feminism is Harming our Young Man.
2000, Simon and Schuster, 251 pages.

6. Вебсайт: Математически корректно
Mathematically Correct
http://www.mathematicallycorrect.com
(Организация борется за возобновление преподавания самых основных математических знаний в американских школах).

Статья 2

Борис Алексеевич Виноградов, доктор технических наук, профессор

Суверенная власть и модернизация - время решений. Часть 1

Источник информации - http://www.apn.ru/publications/article24773.htm  (2011-08-30)


Период модернизации системы об­разования в нашей стране насчитывает уже более 25 лет. В течение этого времени мне при­шлось быть активным участником собы­тий, в разное время, являясь ректором вуза, вице-прези­дентом Российского союза ректоров, заме­стителем министра образования России по науке, профессором МГТУ им. Н.Э.Баумана, депутатом Госдумы, экспертом по проблемам развития кадрового потенциала оборонно-промышленного комплекса страны. Думаю, что вопросы модернизации образования небезынтересны читателю, поэтому изложу свою точку зрения на нее, затрагивая в контексте образования, вопросы модернизации власти и страны в целом.

Этапы модернизации образования

На мой взгляд, уже четко оформилась тенденция превращения модернизации образования в перманент­ную революцию. Не зря идеологи экономических реформ в образовании заявляли, что модернизация содержания образования, конечно, будет, но экономическая основа будет реформирована кардинально. Стира­ние грани между понятиями «модерниза­ция» — «реформирование» — «революция» приводит, как учит история, к разным ре­зультатам, в том числе и очень печальным. В революции, как известно, все сначала разрушают до основания, а затем...

Отмечу, что первый этап — 1987-1991 гг. — реформы профессиональной школы, был логическим продолжением начального периода, начав­шегося в 1984 году. Документами было пре­дусмотрено развитие высшего и среднего профессионального образования, повышение роли вузовской науки, улуч­шение качества подготовки специалистов, обеспечение демок­ратизации внутренней жизни учебных заве­дений, развитие материально-технической базы. Этап пре­рвался из-за распада Советского Союза.

Второй этап - 1992-1997 годы проходил под условным девизом со стороны власти: «Мы не можем дать вам денег, но дадим свободу». Были приняты законы об образовании, о высшем и послевузовском профессиональ­ном образовании, которые определили прин­ципы государственной политики в образова­нии, закрепили академические и экономи­ческие свободы, автономию вузов, утверждены стандарты профессионального образования, отбиты первые приватизацион­ные наскоки на высшую школу. Начала со­здаваться государственно-общественная си­стема управления высшей школой (Российский союз ректоров, ассо­циации вузов, техникумов, школ и т. д.). Отмечу два аспекта этого периода, на мой взгляд, оказавших принципиальное влияние на дальнейшие события и в зна­чительной мере определивших идеологию третьего этапа:

- быстрый и практически нерегулируемый рост числа негосударственных вузов;

- введение подготовки в госу­дарственных вузах на платной основе;

- массовое открытие во всех вузах обучения по новым для них непрофильным специальностям, и их преобразование в университеты.

Появление значительных внебюджетных средств за счет платного приема в государ­ственных вузах, привлечение дополнитель­ных финансовых источников за счет вовле­чения в хозяйственный оборот имущества (аренда и т. п.) сделали многие государствен­ные вузы ограниченным в своих действиях, но реальным субъектом рыночных от­ношений. Инновационная деятельность вузов привела к тому, что в ву­зовских структурах начали использоваться иные формы собственности, вузы в этот пе­риод становятся соучредителями различных юридических лиц, активно работающих на рынке. Во многих государственных вузах произошла резкая дифференциация доходов между руководителями высшего звена и профессорами. Ректоры стали председателями или членами Советов директоров различных коммерческих структур. Вузы научились зарабатывать крупные средства, государство этому не противилось, и система образования подошла к третьему этапу свое­го реформирования.

Третий этап — «революционный» (с 2000 года по настоящее время), начал реализовываться с приходом правительства г-на  Кириенко. Этот этап модернизации предполагал внедрение рыночных организационно-экономических механизмов функционирования системы образования. Этап был приостановлен дефолтом и сменой правительства. Но уже в мае 2000 года в рамках созданного Центра стратегических разработок (центр Грефа) был разработан проект: «Стратегия для России: образование», содержащий те же идеи модернизации образования. Они были одобрены Правительством России 28 июня 2000 г. в документе «Основные направления социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу». Они обозначили как стратегические следующие направления политики в образовательной сфере: единый государственный экзамен (ЕГЭ), нормативно-подушевое финансирование НПФ (для школ) и его модификацию - образовательные ваучеры для вузов, названные государственными именными финансовыми обязательствами (ГИФО), об­разовательные субсидии, реструктуризация и возможность изменения статуса образовательных учрежде­ний и ряд других.

Идея нормативно-подушевого финансирования школы была выдвинута М. Фридманом в середине 50-х годов XX века. Ее сущность: введение в государственную нерыночную систему общего образования рыночного инструмента, позволяющего сочетать преимущества рыночной организации предоставления услуг с государственными гарантиями финансирования школы. Цели: создание конкурентной среды в школьной системе, стимулирование процессов развития, нововведений и рост автономии школы; повышение эффективности бюджетных расходов. Предполагалось, что школы получат значительную свободу в расходовании поступающих бюджетных средств, в первую очередь в части оплаты труда наиболее эффективно работающих учителей. Эти идеи и цели были приняты группой из ВШЭ во главе с г-ном Кузьминовым для реализации их в нашей стране. Для вузов устанавливалась связь между ЕГЭ и ГИФО. В зависимости от баллов ЕГЭ выдавался сертификат ГИФО с определенным денежным содержанием. Во взаимосвязи эти инструменты факти­чески выступали регуляторами права граж­дан на образование и создавали конкурентную среду в высшей школе. Целью данного этапа являются серьезней­шие изменения, а точнее - слом сложившейся системы эконо­мических и общественных отношений в сфе­ре образования, и в этом смысле он является революционным.

В конце 2001 года Правительством РФ была принята «Концепция модернизации российского образования до 2010 года». Началась реализации либерально-рыночной «Стратегии для России».

Принято считать, что Концепция модернизации образования – это плод труда либерал-реформаторов от образования из Высшей Школы Экономики, но это не соответствует действительности. Многие реально воплощенные проекты были разработаны специалистами других вузов и министерства. Например, научный блок министерства совместно со специалистами ведущих технических вузов разработал проекты информатизации и подключения к Интернету всех школ и образовательных учреждений страны, национальных исследовательских университетов, развития материально-технической базы профессионального образования и научных исследований и многие другие. Группа же авторов во главе с ректором ВШЭ г-ном Кузьминовым и руководителями министерства предложила новый организационно-экономический механизм функционирования системы образования, основанный на переводе образования в область рыночных отношений. Она реализовывала проекты повышения доступности образования и эффективных организационно-экономических отношений, в частности, проекты единого государственного экзамена (ЕГЭ), нормативно-подушевого финансирования (НПФ), государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) и другие.

Основные задачи Концепции решались программно-целевым методом в рамках соответствующих Федеральных целевых программ, Национального проекта «Образование», аналитических ведомственных научных программ.

В мою задачу не входит подробное описание достижений и невыполненных обязательств Концепции. По логике вещей Председателю правительства необходимо провести широкое публичное обсуждение всех результатов десятилетней работы с подробным анализом ее успехов и провалов. Может быть, это еще нас ждет впереди. Возможно, данная статья предваряет их работу, не знаю, согласятся ли они с моими оценками и предложениями. Постараюсь дать краткий анализ лишь некоторым крупным проектам, разбив их на две группы: выполненные относительно успешные проекты, и проекты, выполненные с неудачным результатом или провальные.

Некоторые итоги реализации Концепции

Относительно успешные крупные проекты.В результате выполнения Концепции относительно успешно и полностью были выполнены следующие крупные проекты:

- Информатизация школ и подключение их к Интернету;

- Формирование группы национальных исследовательских и федеральных университетов для решения задачи инновационного развития страны;

- Создание условий для выполнения научно-инновационных проектов в школах России (проведение массовых конкурсов с награждением школ-победителей премией в 1 млн. руб.).

Успешность этих проектов не безусловная, т.к. в ходе их выполнения были случаи неэффективного использования бюджетных средств, серьезного отставания от графика выполнения, реальные крупные провалы, например, массовая закупка спутниковых антенн (тарелок) для организации Интернета, закончившаяся провалом и необоснованными, если не сказать более жестко, – нецелевыми расходами. Первые тендеры на поставку компьютеров и сельские школы тоже не отличались высокой эффективностью, что было в значительной мере обусловлено отсутствием необходимого опыта, да и лоббистскими действиями некоторых конкурсантов. Для успешного завершения работ по подключению школ к Интернету были задействованы опытные специалисты из Минсвязи. В целом, несмотря на множество огрехов, этот важнейший социально-образовательный проект можно считать успешным, т.к. он решил задачу доступности информационных образовательных ресурсов всем школам нашей страны, преодоления многолетнего цифрового неравенства школ России по отношению к развитым странам. В рамках проекта были созданы отечественные образовательные ресурсы, электронные библиотеки, массово поставлены технические средства, переподготовлены учителя для работы в сфере информационных технологий.

Работа по созданию исследовательских университетов была начата задолго до принятия решений Президентом и Правительством по этому вопросу. На собрании научной общественности высшей школы России в марте 2000 года была подчеркнута необходимость создания исследовательских университетов для научного и кадрового обеспечения инновационного прорыва страны. Первый министерский проект постановления Правительства РФ об исследовательских университетах был подготовлен в 2000 году. Проект предусматривал создание группы исследовательских университетов, отвечающих за кадровое обеспечение высокотехнологичных секторов экономики, в первую очередь – оборонно-промышленного комплекса. Предполагалось создание двух видов исследовательских университетов. На первом этапе - на базе группы ведущих вузов страны. На втором этапе – с использованием базы и кадров ведущих научных центров РАН и отраслевой науки для подготовки кадров высшей научной квалификации в сфере науки и высоких технологий.

Этот проект создавался научным блоком министерства инициативно до принятия Концепции и без поддержки «сверху». Он прошел согласования в профильных министерствах (Миннауки и Минэкономики) и был «зарублен» на последней стадии согласования «лучшим министром финансов» г-ном Кудриным, который, очевидно, считал несвоевременными затраты, которые было необходимо понести федеральному бюджету для его реализации. В итоге реализация проекта формирования Национальных исследовательских университетов началась лишь семь лет спустя.

Исследовательский университет второго вида Российская Академия Наук создала самостоятельно, вопреки чиновничьему и бухгалтерскому хотенью. Ведь ещё при создании Санкт-Петербургской Академии наук Петром I была высказана идея «триединой композиции» — Академии наук, Академического университета и Академической Гимназии. Спустя три века Нобелевскому лауреату Ж.И. Алферову удалось ее реализовать в университете, объединившем научно-исследовательские лаборатории Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе, университетские кафедры и лицей «Физико-техническая школа». Решением Президиума РАН в 2002 году был создан Академический физико-технологический университет - Научно-образовательный центр нанотехнологий РАН. Уже в 2010 году он получил статус национального исследовательского университета.

Отрицательное решение г-на Кудрина высветило весь трагикомизм положения, показав, как бухгалтерский подход может повлиять на динамику развития не только высшей школы. В умении предвидеть Кудрин оказался несравним с его далеким предшественником – царским министром финансов С.Ю. Витте, который оперативно и без проволочек профинансировал создание в Томске технологического (ныне политехнического) института. Так г-н Витте отреагировал на инициативу Министра народного просвещения И.Д. Делянова и Д.И. Менделеева. Отмечу, что их инициатива была проявлена в октябре 1895 года, а технологический институт в Томске был создан уже в 1896 году, возможно, потому что сам Витте в отличие от Кудрина был выпускником физико-математического, а не экономического факультета. Я уверен, что семилетнее «запаздывание Кудрина» существенным образом сказалось на темпах инновационного развития страны.

Поскольку инновационное развитие в нашей стране может иметь место только в результате целенаправленных мер, принятых государством, в рамках выполнения Концепции в период с 2007 по 2010 гг. 29 ведущих вузов получили статус национальных исследовательских университетов, были созданы 7 федеральных университетов. Федеральные университеты должны обеспечить подготовку восприимчивых к инновациям кадров для развития федеральных округов, национальные исследовательские университеты – отвечать за кадровое сопровождение развития реального сектора экономики: отраслей, корпораций и т.д. Последовало наращивание научно-исследовательского, информационного и инновационного потенциалов вузов-лидеров. Усилилось влияние органов власти на подбор их руководителей, произошел переход к согласованию их кандидатур до выборов либо прямому назначению.

Третий системный проект – развитие инновационной активности в школах России был очень важен для формирования инновационного мышления и активизации учителей в школах, достаточно сильно зажатых рамками стандартных учебно-методических требований, и не так уж часто проявлявших инициативу. Этот проект стал весьма успешным, он показал высокий творческий потенциал и инициативность учителей многих школ, причем не только столичных и больших городов, но, в первую очередь, школ в сельских районах и маленьких городах.

Безусловно, было много и других успешных проектов, реализованных в рамках Концепции, например, совместно с американским фондом гражданских исследований был выполнен крупный международный проект по развитию научных исследований в ведущих вузах страны. Но я привел в качестве примера лишь три, на мой взгляд, наиболее резонансные проекта, не только для системы образования, но и для страны в целом.

Неудачные и провальные проекты

К крупным организационно-экономическим проектам, выполненным в рамках Концепции модернизации со значительной степенью завершения, но с неудачным или провальным результатом мною отнесены организационно-экономические проекты группы г-на Кузьминова: НПФ, ЕГЭ, ГИФО, а также правительственный проект поддержки социального статуса учителя.

Системная отработка проектов НПФ, ЕГЭ и ГИФО началась с 2001 года и достаточно долго продолжалась в режиме пилотных проектов. В конце декабря 2006 года Минобрнауки направило в регионы документы, определяющие порядок введения нормативного подушевого финансирования во всех школах страны. На основе министерских методик региональной и муниципальной администрациями были подготовлены соответствующие нормативные документы. К этому времени вступила в силу новая редакция Трудового Кодекса РФ, в которой за субъектами РФ и органами местного самоуправления предусмотрено право регламентировать системы оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений. В ряде регионов был накоплен опыт апробации подобных механизмов финансирования, оплаты и стимулирования труда работников образования. Проблемы многократно обсуждались на всероссийских совещаниях с представителями органов управления образованием и экспертами. Было признано, что система НПФ более четко связывает заработную плату, с результативностью, а также с количеством учащихся в классах. До конца 2012 года все школы должны перейти на принцип «средства следуют за учеником», и зарплата учителей будет рассчитываться в соответствии с новой системой.

Однако успешно используемая на Западе система НПФ породила множество проблем в нашей стране. Переход на нее оказался выгоден лишь большим полнокомплектным школам, работающим в новых зданиях. Они расположены преимущественно в больших и средних городах. Для сельских и городских школ средней комплектности, расположенных в старых зданиях с большими площадями она создает серьезные, труднорешаемые проблемы. Для малокомплектных сельских школ логика конкурентного образовательного рынка не только порочна, но просто убийственна, т.к. они становятся экономически полностью несостоятельными. Положенные в основу системы принципы рыночной экономики уже привели к закрытию многих тысяч малокомплектных сельских школ. При этом нередко власти нарушают или ловко обходят законодательство о необходимости решения сельского схода. Например, вначале превращают малокомплектную сельскую школу в филиал более крупной школы, а затем закрывают филиал без проведения схода.

Как правило, в лучших полнокомплектных городских школах и гимназиях, победителях национального проекта «Образование», участниках пилотных проектов по НПФ коллективы заранее подготовились к переходу на эту систему, пришли к единому пониманию о критериях качественной работы учителя в рамках своих коллективов. Практически каждый учитель такой школы может рассказать, за что он получает зарплату, как она начисляется, и что нужно для того, чтобы эта зарплата стала выше. Условия НПФ позволили повысить заработную плату. Но таких школ в нашей стране относительно немного, преимущественно они в крупных городах страны.

В большинстве обычных, а тем более сельских школ ситуация далеко не такая радужная. Проявляя свойственную учителям осторожность, они нечасто высказываются открыто по проблемам НПФ. Но особенно остро этот вопрос обсуждается на различных педагогических форумах и сайтах в Интернете, сопровождаясь обильным применением жестких (порой даже нецензурных) выражений в адрес власти и авторов нововведения. Многие учителя отмечают значительное снижение зарплаты, необъективность и злоупотребления со стороны директоров школ при начислении стимулирующих доплат. В ряде школ учителя выполняют работу уборщиц, которые были сокращены для экономии средств. Авторы рассказывают о поборах с родителей в школах, оформляемых в виде добровольных пожертвований, о большой разнице доходов у руководителей школ и учителей, о бесправности последних и т.д. Введение нормативно-подушевого финансирования привело к появлению таких криминальных явлений, как «мертвые души» в школах. Многие специалисты высказывают сомнения в НПФ, как эффективном инструменте развития российской школьной системы, считая его бесполезным и даже вредным механизмом. Немало директоров школ высказали мнение о том, что было лучше, когда школа стимулировала учительский труд по собственным критериям (более реальным и объективным), используя надтарифный фонд. Уже очевидно для всех, что эта система окончательно разрушит сельскую школу с низкой наполняемостью классов.

Гарантированная Концепцией поддержка и сохранение малокомплектных сельских школ превратилась в их массовую реструктуризацию и закрытие многих тысяч из них. Таким образом, полученные результаты противоречат целевой постановке задачи.
  Итог: «двойка» по данному проекту модернизации.

Вторая «двойка» поставлена нами за ЕГЭ, которое не достигло декларированных целей увеличения доступности, повышение качества и эффективности образования, но существенно расширило коррупционное поле в стране. Конечно, и до нынешних реформ образование не было островом коммунизма, но все-таки в нем не было таких массовых криминальных извращений, как сегодня. Введение ЕГЭ привело к росту разветвленных коррупционных схем с участием педагогов и руководителей образования, появлению «мертвых душ» и подставных лиц при сдаче единого экзамена. Введение нормативно-подушевого финансирования и необходимость наполнения классов привели к такому явлению, как «мертвые души» в школах. Теневой рынок ЕГЭ и образовательных услуг активно расширяется, в стране формируется своеобразная полукриминальная образовательная субкультура. Сегодня многие эксперты предупреждают о том, что продолжение нынешнего курса реформаторов из ВШЭ приведет к катастрофе.

Декларации о том, что ЕГЭ обеспечивает доступность образования для талантливых ребят из отдаленных мест в лучших вузах страны, так и осталась декларацией. Не обеспечил и не обеспечит этот экзамен доступность, потому что страну разорвали тарифы на перевозки и нищета многих людей. Выпускнику из сельской школы на Дальнем Востоке, даже если он очень талантлив, но родители у него — сельские учителя, а, то и хуже — временно не имеющие работу или работающие, но бедные, каких немало сейчас в нашей стране, такому выпускнику будет просто не на что жить в Москве или Санкт–Петербурге. Не поможет и нищенская стипендия. Вот и получается, что престижные столичные университеты будут для детей из обеспеченных или богатых семей, а для «кухаркиных детей» — провинциальные ПТУ, техникумы и вузы. Образование стало фактором, жестко закрепляющим социальное неравенство. И это уже коснулось каждого. Репетиторство не исчезло, оно лишь переме­стилось с вузовского уровня на школьный, но процесс стал еще масштабнее. Ведущие вузы получили право вводить дополнительные испытания абитуриентов, фактически торпедируя идею ЕГЭ, как единственного экзамена.

Тестирование можно и нужно использовать в качестве одного из многих возможных форм аттестации качества знаний, важно при этом понимать, что оно не является панацеей от всех бед. В ЕГЭ важно не совмещать разные задачи: итоговая аттестация выпускников школ, и их поступление в вуз. При нынешнем совмещении задач и условиях проведения ЕГЭ реально невозможно достичь заявленных целей. Сегодня единый государственный экзамен является продолжением принципиально неправильной ориентации школ на обязательное дальнейшее поступление в вуз. При сложившихся подходах «натаскивания на ЕГЭ» российская школа уже понесла невосполнимые потери. А ведь из трех основных сфер влияния, в которых формируется личность человека и гражданина - школа, семья и улица, власть наиболее активно может влиять в школе, только через учителя. Введением ЕГЭ и отделением процесса обучения от аттестации знаний в школе государство фактически высказало недоверие к учителю в России и объявило, что он не может объективно оценить своих учеников. Видимо, считают его коррумпированным, особенно в малокомплектной сельской школе. А ведь школа – это важнейший этап в жизни, заканчивающийся государственным и общественным признанием зрелости человека. Кстати, обучение в школе вовсе не обязательно завершать выпускными экзаменами. Аттестат зрелости и знаки отличия (медали) выпускникам можно выдавать по результатам текущей успеваемости, не связывая это с льготами при поступлении в вуз. Ведь не является диплом с отличием выпускника вуза гарантией его поступления в аспирантуру без вступительных экзаменов. Поэтому в 2006 году был внесен в Госдуму законопроект о проведении ЕГЭ в форме добровольного общероссийского тестирования (олимпиады) при сохранении традиционных вступительных экзаменов в вуз. Он был провален едроссами.

Остались очередным лозунгом слова Концепции о доведении в 2006 году средней заработной платы учителей до уровня средней зарплаты в промышленности. Эти обещания, взятые государством еще в Указе №1 президента Б.Н. Ельцина, плавно перекочевали в закон об образовании, а из него – в Концепции модернизации, ни разу не исполнившись и став образовательным мифом. Сейчас они перекочевали в очередную Стратегию 2020. Уже более двадцати лет государство цинично обманывает учителей. Поэтому этот проект также получил заслуженную «двойку».

Не буду останавливаться на подробном обсуждении таких мер модернизации как снижение учебной нагрузки в школах, повышение доли так называемых «практических» предметов, компетенции. Логика этих мер, с одной стороны, чисто популистская. С другой – глубоко спрятана за трескучей риторикой о «перегрузке детей», обучению их простейшим умениям и т.п. «Всесторонне и гармонически развитая личность» не нужна в новой рыночной жизни, не вписывается в нее. Требуются люди «практические», им не Толстого с Достоевским читать, а организовывать свой бизнес. Давайте убавим часы по литературе, упростим программы по математике, физике и химии… и ликвидируем перегруженность в школах, сведя все к компетенциям. Превратим школу знания в систему наработки поведенческих реакций, а национальную систему образования в поле обучения конкуренции рыночных субъектов.

Выскажу мнение по школьным образовательным стандартам и вариативности образовательной траектории. Сложившаяся отечественная система общего образования с единым ядром содержания обеспечивала единство образовательного пространства страны и равенство возможностей для продолжения образования. В школе, прежде всего, должны учить устоявшимся знаниям и академическим навыкам, что гораздо важнее. Знания устаревают, навыки навсегда остаются. Попытки выделить какие-то «полезные» дисциплины, а остальные отдать на усмотрение ученика, означают переход к мозаичной культуре. За всю вторую половину прошлого века реально появилась только одна новая дисциплина – информатика, действительно потребовавшая пересмотра программ. Нельзя часто и в угоду конъюнктуре серьезно менять школьные программы. Индивидуальные запросы личности могут быть вполне реализованы в системе дополнительного образования детей и подростков.

Уход федеральной власти от ответственности за образование

Сегодня конституционно закрепленный социальный принцип общедоступности и бесплатности в нашей стране нарушается уже на уровне дошкольного и школьного образования, во-первых, вследствие отсутствия достаточного количества дошкольных учреждений, во-вторых, вследствие использования при приеме в школу собеседований и тестов разного рода, «спонсорских взносов» и т.п. Нарастают противоречия между «элитарными» (различного рода гимназии) и «обычными» школами. Поступление в первые во многом связано с финансовым и общественным статусом родителей, они становятся малодоступными для ребенка из малообеспеченной семьи, престиж вторых постепенно, но неуклонно снижается. Тем самым школа утрачивает свою конституционную социальную роль, а государство не выполняет свои функции.

Государство не решает главную проблему российского образования – его хроническое недофинансирование и практически двукратное отставание бюджетных расходов по сравнению с развитыми странами. При этом бюджет сравниваемых стран, как правило, на порядок больше российского. Для выживания в этих условиях государственные и муниципальные образовательные учреждения (особенно вузы) расширяют объемы платных услуг, стимулируя коммерциализацию образования. Это отрицательно сказывается на качестве преподавания, отношению к учебе самих обучаемых. Возрастает взяткоемкость, структурируется процесс предоставления «теневых» услуг, разлагая всех его участников и систему образования в целом.

Федеральная власть допустила грубые ошибки, отменив государственные гарантии приоритетности образования (выделение не менее 10% национального дохода), сняв с себя ответственность за школу, дошкольное и дополнительное образование детей и подростков. Превращая образование в сферу услуг и коммерции, отменены федеральные нормативы в области оплаты труда, большинство видов льгот и социальной помощи, гарантий и компенсаций, как учащимся, так и преподавателям, дополнительное финансирование на обучение детей с ограниченными возможностями, одаренных детей, пособий малообеспеченным семьям и многие другие виды государственного участия в развитии образования. В том же ряду находятся новые схемы его финансирования, проекты федерального закона об образовании и школьного стандарта. Бегство федеральной власти от ответственности за отечественное образование приведет к его дальнейшей деградации, росту социальной напряженности, молодежного экстремизма и другим проблемам. Фактически игнорируя мнение населения страны, принимаются образовательные стратегии до 2020 года, основанные на тех же рыночных иллюзиях.

Принятый в стране троцкистско-глобалистский подход перманентного реформирования сферы образования, воспитания, семьи и детства без анализа и исправления провальных результатов, без честного разговора власти с народом ликвидирует незримый Общественный договор между властью и обществом, усугубляет пропасть между управляющими «верхами» и населением. Уходя из сферы образования, власть нарушает Конституцию РФ и фактически ликвидирует так и не созданное социальное государство, переводя его в «государство платных и коррупционных услуг». Тем самым уничтожаются важные основы российской государственности, подорванные и без того другими реформами и галопирующей инфляцией. Такие «достижения» власти, как вопиющее имущественное расслоение, межрегиональные диспропорции разрывают наше государство на части и стремительно разрушают общество. Власть сильно рискует, выбивая последние социальные опоры, поддерживающие ее собственное существование.

Система профессионального образования в настоящий период сконцентрирована исключительно на подготовке специалистов с высшим образованием, в ущерб всем остальным категориям. Последствия этого перекоса проявляются в несоответствии результатов деятельности этой системы запросам экономики, и как следствие – безработица и непрофильное трудоустройство специалистов с высшим образованием. Сегодня в вузах России обучается более 7 млн. человек. Это значительно (почти трехкратно) превышает численность студентов в вузах РСФСР в 1989/1990уч. году. С учетом того, что в советское время вузы Москвы, Ленинграда, Томска, Новосибирска и других российских вузовских центров готовили много специалистов для бывших республик, этот показатель увеличивается еще более. Сегодня поступление в вузы в значительной степени сориентировано на социальную потребность молодежи в высшем образовании, не учитывает изменяющийся спрос экономики и не соответствует реальному положению вещей. Зачастую полученное образование не ведет к трудоустройству в соответствии с уровнем квалификации и желаниями выпускника, а приводит к перекосам и пресыщению рынка труда молодыми специалистами. И то и другое приводит к озлобленности молодежи, созданию в стране острой конфликтной ситуации, чреватой тяжелыми последствиями.

Но и в царское, и в советское время высшее образование давалось гражданину для удовлетворения потребностей страны в специалистах. Это ключевой момент, который никакой свободный рынок не отрегулирует. Наш великий соотечественник Д.И. Менделеев при зачислении в Главный педагогический институт 19 августа 1850 года подписал обязательство прослужить после его окончания не менее восьми лет «при одном из учебных заведений Министерства народного просвещения по назначению начальства». Удовлетворение потребностей в специалистах обеспечивало планирование их подготовки и распределение. Напротив, 43-я статья действующей Конституции, по сути дела, гласит, что высшее образование на конкурсной основе дается гражданину для удовлетворения потребностей личности. Таким образом, личность, получив образование, оказывается фактически выброшенной на улицу, либо устраивается на работу не в соответствии с академическими успехами, а в зависимости от наличия связей и родственников.

Кому-то подходит подобная свобода, кому-то нужна поддержка государства, и он готов взять на себя ответные обязательства. Если человек учится для удовлетворения потребностей своей личности, то он может учиться за деньги на коммерческом отделении. Люди, получившие образование для удовлетворения собственных потребностей, могут самостоятельно либо при помощи кадровых агентств решать проблемы со своим трудоустройством. Если студент обучается на бюджетной основе, то он должен быть по окончании вуза распределен на работу для удовлетворения потребностей страны в специалисте. Сейчас страну фактически разорвали на части. Нет территориальной мобильности выпускников вузов, не решается проблема удовлетворения потребностей страны в нужных специалистах. Налицо опасность, что подобная регионализация породит замыкание и отчуждение людей друг от друга, создавая дополнительную угрозу целостности нашей страны. В то же время значительно усилились тенденции «академической мобильности молодежи», желающей получить высшее образование за рубежом и продолжить там свою карьеру.

Не рассматриваю подробно проект применения государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) для абитуриентов, поступающих в вузы. Эксперименты по их введению проводились в 2001- 2003 годах в нескольких пилотных регионах и были свернуты на самом начальном этапе, получив «двойку». Они показали, что продолжать этот проект нельзя, он приводил к нарастанию социальной напряженности. Комитет Государственной Думы по образованию выступил резко против подобных инноваций. Экспертами было показано, что платежеспособные студен­ты будут поступать в более обеспеченные учебные заведения, финансовые ресурсы ко­торых будут расти. Произойдет ослабление региональных вузов, технических университетов, относящихся к «трудным» вузам. Сокращение финансирования и инвестиций, низкий уровень абитури­ентов резко снизят в них качество обучения. Возникнет мнимое благополучие двух-трех десятков вузов в образовательной пустыне. Будет создана новая бю­рократия, призванная обслуживать ваучеры, будут новые злоупотребления, новая от­четность и прочее. Их, как и ЕГЭ, надо будет постоянно улучшать, совершенствовать и т. д. Для всех найдется работа. По своим долговременным результатам «гифоизация», полностью перенося неравенство доходов людей на сферу образования, будет разрушительнее, чем чубайсовская приватизация. Она вытолкнет страну на обочину научно-технического прогресса.

Однако «Васька слушает, да ест». Так и реформаторы из ВШЭ в рамках коррекции «Стратегии 2020» опять предлагают «инновационный» переход к образовательным ваучерам - ГИФО, призывая платить за высшее образование из своего кармана. Тогда каждый выберет нужную траекторию жизни, а рынок все отрегулирует, ведь главное – это деньги и безграничная свобода выбора. Абитуриентов-троечников предложено принимать в вузы только на платной основе, но авторы не уточняют, если они сдадут сессию на «хорошо» и «отлично», переведут их на бюджетную основу или нет? Поскольку проблема ГИФО была рассмотрена во многих работах, предложение по нему сформулировано в виде рекомендации властям: забыть о ГИФО, как о бредовой идее.

Кукловоды и «приводные ремни» модернизации

Политический аспект модернизации состоит в ответе на вопрос: кто идейно руководит образовательными реформами и осуществляет контроль над этой важнейшей сферой духа?

Факты – упрямая вещь. Они показывают, что руководство и контроль над модернизацией образования с начала 90-х годов и по сей день осуществляет либеральная политическая сила, которая в начале 2000-х образовала «Союз правых сил» (СПС). Партийными вождями в течение многих лет были выстроена четкая система механизмов и «приводных ремней» реформы. Ими в разное время являлись: образовательные идеологи из Высшей Школы Экономики, Российский общественный совет развития образования (РОСРО), ряд депутатов Госдумы, члены правительства. Это большевистская тактика захвата власти радикальной либеральной партией в важнейшей государственной сфере. В этом смысле СПС можно считать «правым уклоном» в ВКП/б. Да и лозунг у них один и тот же – «Обогащайтесь!»

Но не только образовательная сфера, а практически реформы всей социальной сферы и многих отраслей реального сектора экономики до сих пор проводятся безответственно ибезнаказанно под контролем этой политической силы, казалось бы уже исчезнувшей с политической арены. Вспомним хотя бы ликвидационную реформу РАО «ЕЭС» и полную безответственность авторов за провальные результаты. Нет, она никуда не исчезла, наоборот, никогда не отражавшая интересы более 10 % населения, эта партия пустила глубокие корни на всех, в том числе, высших этажах российской власти. Реально страна живет в условиях либеральной диктатуры, а их «благими намерениями устлана дорога в ад для России». Они позволяют себе наглые и безаппеляционные рассуждения об архаичности русского народа и его неспособности к их реформам, их модернизации.

А что же они умеют делать хорошо? Отмечу их четкую координацию действий, умение организовать сильные лоббирующие структуры. Они обеспечили себе подавляющее превосходство в СМИ, и используют его умело, безжалостно и в полном объеме. Даже свои провалы они умеют отлично рекламировать, переводя их в успехи, жестко клеймят оппонентов, преследуя их по всему информационному полю, эффектно и эффективно используют свою клиентелу.

Сегодня большинство представителей так называемой «прогрессивной российской либеральной интеллигенции» - апологеты Запада и критики русской истории, национальных вождей и великих духовных пастырей. Мы наблюдаем пропасть между так называемой элитой и отсталой (по их мнению) остальной «человеческой массой». В результате уже сегодня произошел исторический раскол нынешнего российского общества. Не свободы и демократии они хотят русскому народу, а дальнейшего ослабления и без того слабой нынешней власти. Тогда повсюду заполыхает пожар «их свободы», и Россия сгорит в этом огне, как это уже было в феврале 1917 и августе 1991 года. Затем на пепелище возникнут несколько слабых, легко управляемых государств.

«Чтобы выиграть эту войну в условиях, когда противник располагает огромной территорией, недостаточно разбить его вооруженные силы. Эту территорию следует разделить на несколько государств, возглавляемых своими собственными правительствами. Создание подобных правительств требует большого политического мастерства и разработки хорошо продуманных общих принципов», - документ верховного главнокомандующего вооруженных сил нацистской Германии.

Руководители как личности делятся на три или типа: крупные, мелкие и мелковатые. Последний тип опаснее всего, так как, выдавая себя за крупных, вводит в заблуждение большие массы людей. Во время реформ от фигуры руководителя в большой степени зависит направление и глубина преобразований. Если он крупная личность, а не «совокупность общественных отношений», все будет нормально, остальные типы, как правило, плывут за кукловодами.

Недавний советский и российский пример двух коммунистов – либеральных мутантов, которые отбросили старые идеалы, не обретя новых, показал, что высшей власти, не обладающей сильной государственной волей и мудростью, надо всегда опасаться легковесных кукловодов из ближнего окружения - агентов чуждого влияния. Бездумно забегая вперед и внедряя иноземные советы, они не только дискредитируют руководителя, но и разрушают государство.

Приведу пример информационного обеспечения старта образовательных реформ в начале 2000-х. Поскольку образовательная общественность резко отрицательно восприняла «рыночный экономизм», подготовка реформ осуществлялись революционными методами. Реформаторами была выдвинута, а подконтрольными им СМИ подхвачена идея о вращающихся в системе образования тене­вых миллиардах долларов. В массовое сознание был вброшен блок моральных требований к системе для дости­жения светлого будущего: очищение от коррупции, доступность, эффективность и ка­чество образования. Механизмы достиже­ния целей – ЕГЭ, НПФ, ГИФО. Был выдвинут пропагандистский штамп - образ «мальчика из глухой провинции», у которого наконец-то появятся шансы поступить в ведущие вузы стра­ны. В качестве силы, обеспечивающей реа­лизацию этих идей, наряду с идеологами, выступили вузы и регионы, согласившиеся участвовать в этих обильно финанси­руемых экспериментах. У реформаторов появилась возмож­ность вольно обращаться с бюд­жетными средствами, подпитывать себя и нужных чиновников многомиллионными зарубежными грантами и кредитами. При дремлющих контролирующих щуках реформаторский карась быстро нагуливал жирок, кстати продолжает это активно делать и сейчас…

Началась публикация статей, обличающих противников реформ, к которым отнесены «ретрограды и бастионы застоя», называемые «реакционной, едва ли не черносотенной силой, откровенно исповедующей и навязывающей школе национально-клерикальные взгляды». Противников клеймили и обвиняли в том, что они против ГИФО, так как из их рук уходит кран финансовой трубы, против ЕГЭ, так как уплывает «вечный двигатель» обогащения и непререкаемое господство над школой. И т.д., и т.п. Резкие слова реформаторов лились на оппонентов как из рога изобилия: «кому в лоб, кому в глаз», налицо был призыв к охоте на ведьм. Эти действия достигли успеха, возросло число сторонников г-на Кузьминова, появилась неуверенность в рядах его оппонентов.

Тогдашний министр образования г-н. Филиппов и его заместители (за единичным исключением) практически сразу же перескочили в вагон реформаторского поезда. Но место машиниста в нем было уже занято г-ном Кузьминовым, министерским чиновникам пришлось довольствоваться обозом. Победа привела к тому, что реформаторы приняли на себя роль «идейного вождя» образовательного ведомства, оставляя «новообращенным» роль «говорящих голов». Стало отчетливо ощущаться их доминирование во всем, даже в кадровых вопросах. С тех пор и до нынешних дней министерство (и не только это министерство!) однозначно и четко используется реформаторами как исполнитель сформулированных ими задач.

Нынешний министр  Фурсенко в первый месяц своего пребывания в должности публично (в Госдуме) резко раскритиковал ЕГЭ, фактически объявив себя его противником. Его быстро поправили, и он стал не просто попутчиком, а яростным сторонником ЕГЭ.

А как сегодня проводится информационная обработка масс, когда отчетливо видны все провалы? Недавно наш образовательный министр наконец-то «узнал правду» и мгновенно перевел стрелки, заявив о полезности ЕГЭ как индикаторе коррупционности российского общества! Очевидно, эта правда сделала его свободным от критического анализа провальной ситуации с ЕГЭ и честного признания своей личной ответственности. Поэтому властями продолжается тотальная пропаганда ЕГЭ, в технологию его проведения беспрерывно вносятся поспешные изменения. На днях министр вбросил в СМИ очередную новацию: сдачу ЕГЭ по частям в течение нескольких лет. При этом оценка по русскому языку может быть определена в 9-м классе, по географии – в 10-м. Некоторые эксперты уже оценили ее как фактическое признание провала идеи ЕГЭ. Президент страны поручил министерству и правительству внести правовые и технологические новации, исключающие любые нарушения при сдаче ЕГЭ. Власти пытаются почти все в системе образования менять на ходу, не сделав выводов и не продумав заранее свои шаги, но широко рекламируя их.

Однако уже свободно продаются вставляемые внутрь ушной раковины и практически невидимые микронаушники и очки с Веб-камерами, разрабатываются новые технологии обмана. К контролю над процедурой ЕГЭ реформа­торы предлагают привлечь на местах органы ФСБ. Кого еще надо подключить? Быть может, космонавтов на орбите, ведь им сверху видно все. Не поможет. Это бесконечный бег по замкнутому кругу, при котором догоняющий никогда не догонит лидера. Для многих людей уже очевидна справедливость слов: «Гладко вписано в бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить», и хотя ЕГЭ отрицательно воспринимается большинством населения, но …продолжается его шествие по стране. Почему? Потому что его приводными ремнями стали руководители страны, попав в чужую колею, глубокую…

Приведу пример, как организуется подобная колея. Центральное телевидение показало 1-го сентября 2000 года посещение Президентом России школы в деревне Кузькино Самарской области. В одном из классов на уроке биологии он задал вопрос школьнику, что же они сейчас изучают. Получив ответ, что они изучают ланцетник, Президент задал вопрос министру - реформатору: «А что такое ланцетник?», но тот не смог ответить. На вопрос: «А нужно ли изучать это?» последовал ответ министра о необходимости прививать школьникам компетенции, а не перегружать избыточными и ненужными знаниями. Надо уметь правильно заполнить налоговую декларацию, знать основы экономики, информатики и т. д. Высочайший одобрительный кивок привел к результату. Началось выполнение проектов информатизации и превращения школы знаний в школу компетенций со всеми вытекающими последствиями (сокращение и резкое изменение структуры и содержания, учебной нагрузки и т.п.).

Неизвестно, был ли этот разговор экспромтом или домашней заготовкой. Важен результат: он резко изменил ситуацию в школе.

(Продолжение следует)

Статья 3

Борис Алексеевич Виноградов, доктор технических наук, профессор

Суверенная власть и модернизация - время решений. Часть 2

Источник информации -  http://www.apn.ru/publications/article24793.htm (2011-09-01).

Они сойдут с российской исторической сцены!

Почему же так и не прижилась в российских условиях западная социальная система, навязанная российскому обществу в 2000 году нашими «либеральными реформаторами» в пресловутом «центре Грефа»? Не открою секрета, если напомню, что истинная цель намеченных в Центре реформ всей социальной сферы тоже была предельно ясна. Как завещал либеральным реформаторам-рыночникам их товарищ - генерал Пиночет, надо отучить население страны от «халявы» в виде бесплатного образования и здравоохранения, и тогда все пойдет как по маслу. Поэтому вскоре появились публикации, настойчиво убеждавшие нас в том, что в стране существует и быстро нарастает средний слой достаточно обеспеченных людей, вполне способных оплачивать предоставляемые социальные услуги. Однако к 2011 году средний слой куда-то испарился и превратился в малозначимую величину, зато значительно выросло число работающих бедных. В результате налицо крупные проблемы с провозглашенными реформами в образовании, здравоохранении, социальном обеспечении и т.д. Полностью провалена пенсионная реформа, накопить деньги на достойную старость оказалось просто невозможно. Даже нынешние нищенские пенсии выплачиваются не за счет прежних накоплений, а фактически за счет налога на всех работающих.

Тем не менее, они продолжают целенаправленно переводить образование в сферу услуг, организуя фактический уход федеральной власти от ответственности. Копировщики чужих заморских идей и разработок, они не хотят видеть, что для развития рыночных отношений в образовании спрос должен быть платежеспособным, а услуги доступными. Это означает, что страна и ее граждане должны быть реально богатыми, причем устойчиво, в течение многих лет. И даже при этом условии, далеко не факт, что «образовательный рынок» нужен России.

И все-таки дело не только в этом. Они обязательно сойдут с российской исторической сцены и понесут ответственность, «ибо ведают они, что творят». Так называемая «революция 1991 года» не выдвинула людей разумной и сильной государственной воли, к власти пришли копировщики, не способные совершить национальные прорывы, выводя страну в лидеры, причем, не только в образовании. Ведь главным фактором реализации любых крупных проектов являются три «К»: крупные идеи, проекты и личности. В российском либеральном лагере их нет, нет среди них Курчатовых, Королевых и Келдышей, а русский народ хорошо чувствует обманку, история это показывала неоднократно. Поэтому и не приживаются их проекты на русской земле. Да, они – серьезный противник, достаточно прагматично, а нередко и весьма цинично относящийся к жизненным явлениям, недооценивать которого, как минимум, недальновидно. В нужный момент они меняют свой окрас, называя себя патриотами и государственниками. Но в их душах есть слабое место, стержневой дефект - у большинства из них нет чувства Родины, именно поэтому они слабы и легки – нет корневой системы, а, следовательно, нет опоры. Именно поэтому живут за рубежом их тещи, жены, дети и прочая родня. Там же они держат свои счета. Ветер перемен сдует их с нашей земли.

Космополиты по духу, воспитанию и убеждениям они готовы жить в любой удобной и комфортной стране, а в России работать вахтовым методом, делая свой бизнес на всем, что попадается под руку. Они прекрасно осознают, что провалившись, они понесут наказание, поэтому жестко цепляются за власть. Но они обречены и обязательно провалятся. Это глубинно осознает русский народ, понимая их легковесность, не доверяя им, чувствуя, что полный переход к их модели развития страны изменит не только материальную, но исказит главное - духовную суть русского человека.

Конечно, система российского образования, в которой ра­ботает и учится около 40 миллионов человек, обес­печивает долгосрочные стратегические ин­тересы страны. Даже небольшие изменения в ней требует тщательной подготовки, а непродуманные, поспешные реформы несут серьезные опасности. Модернизация её должна осуществляться в конституционном поле, наращивая правовой потенциал системы образования. Такова объективная реальность, и никакие пламен­ные революционеры не изменят ее.

Но при всей своей значимости система образования - это лишь часть страны. Невозможно предложить модернизацию образования, без решительных изменений во власти и стране, не внеся необходимого здравого смысла в нынешний реформаторский задор.

В свое время министр народного просвещения эпохи Николая I граф С.С. Уваров изложил государственную идеологию России в триаде: «Православие, Самодержавие, Народность» и сформулировал четкую позицию по модернизации образования: «Во всем пространстве государственного хозяйства и сельского домоводства, - заявлял он, - необходимы: русская система и европейское образование; система русская – ибо то только полезно и плодовито, что согласно с настоящим положением вещей, с духом народа, с его нуждами, с его политическим правом; образование европейское, ибо больше, как когда-нибудь мы обязаны вглядываться не для слепого подражания или безрассудной зависти, но для исцеления собственных предрассудков и для узнания лучшего».

Нужна модернизация власти, страны и образования

Модернизация власти. В первую очередь мы должны честно разобраться в причинах и следствиях системного кризиса идеологии и морали, воспитания и передачи традиций. Уже много лет действия «власть имущих» ведут к закреплению власти и национальных богатств в руках узкого круга лиц; сокращению народонаселения и территориальным потерям; самоустранению власти от решения каких-либо проблем и перекладывание их на плечи народа. Политика нынешних властей выражает убожество их прагматизма, направленного на господство рыночного механизма во всех сферах общественного бытия. Они внушают нам, что глобализация – «объективный процесс, который носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества».

Такая полуправда хуже лжи. Глобализация – это, прежде всего, искусственное формирование и регулирование общественно-экономических отношений, включая общепринятую идеологию, спрос на товары и услуги и уровень оплаты труда по отраслям и странам. Подобное регулирование стало возможным за счет создания единого мирового информационно-медийного пространства и достижения в нем подавляющего преимущества модераторами ведущих стран Запада, использующих полученные возможности в интересах своих стран. Подчеркнем, именно стран, а не корпораций, что было характерно для предыдущей стадии развития капитализма. При существующем порядке Запад не оставил никаких шансов для основной массы населения России. Каким же образом к концу ХХ века идеологам «глобализма» удалось создать в мире устойчивую систему, целью которой является обеспечение преференций народов «развитых стран Запада» перед другими?

Всему миру был навязан миф о том, что в странах «золотого миллиарда» экономика организована чрезвычайно эффективно, а производительность труда – просто «зашкаливает». Против нас действует второй миф о том, что русские все поголовно бездельники, воры и пьяницы. И третий миф - о «свободном рынке», хотя он жестко регулируется, прежде всего, через информационно-медийное пространство, которое стало в эпоху глобализации общим для всего мира.

Реальным действием развитых стран Запада стало активное привлечение (точнее – покупка) специалистов из других стран. Причем членство в «золотом миллиарде» может быть получено этими специалистами и без отъезда из родной страны. Фактически, во всех странах мира сформирован филиал Запада - прослойка, где действуют политические и экономические нормы развитых стран, хотя и содержится она, как правило, на деньги местных стран. Это – государственные чиновники, менеджеры крупных компаний и банков (включая государственные), работники значимых средств масс-медиа. То есть те, кто формирует политику, контролирует основные финансовые потоки в стране и определяет ее идеологию. Почувствовав на себе всю прелесть принадлежности к «золотому миллиарду», эта прослойка, стала активным проводником его идеологии, не считая себя предателями интересов собственной страны, и веря, что делает все для ее процветания (фамилии не называю, их много).

Именно поэтому в нашей стране молодежи не прививаются традиционные для России нормы жизни общества – неприятие абсолютной власти денег, эгоизма, осуждение кичливого богатства на общем фоне бедности, стремление помочь людям, сострадание, порядочность, честь, чувство долга. Огородившись заборами везде, где только можно, даже на своих шести сотках, мы «скисли душами», потеряли природу русского динамизма и русской экспансии, стали толерантными и стали жить по принципу: «Каждый за себя», а не «Вместе за одно!». Мы бездумно захотели скопировать их жизнь, зажить «как там», слепо перенимая продукт чужой цивилизации, подзабыв свою русскую самость. Мы допустили, чтобы в наших городах стали править чуждые нравы, а русский язык сжался, как шагреневая кожа, не только во всем мире, но и в собственной стране.

Но именно сейчас у России появился шанс на успех. Несмотря на то, что «отцы ели зеленый виноград, а у детей – оскомина», сегодня уже подросла и заявила о себе русская молодежь, для которой успешность – в преданности и служении Родине, а не в деньгах, айфонах, английском языке, «гламурности» и преклонении перед Западом.

Мы найдем выход из этого положения, когда окончательно и бесповоротно поймем, что копирование западничества, стихийного рынка и эгоизма не приведет к благосостоянию русских людей и величию России, что нам необходимо движение к лучшим русским традициям, нормам жизни человека нравственного, ответственного, знающего, умелого и трудолюбивого. Для этого необходимо совмещение политических и экономических вопросов с русской мировоззренческой и нравственной позицией. Русский мир – это целостный организм, здесь язык, культура, экономика выражают внутренний смысл – саморазвитие и поиск истины в течение многих веков в православной России. Просветление сознания необходимо именно сейчас, ибо в массовом сознании отсутствует понимание смысла происходящих событий. Основа нашего образования - четкая национально-ориентированная мировоззренческая позиция.

Сегодня главная проблема – низкое качество власти

Как решить эту главную проблему? Только модернизация власти и элиты позволит совершить рывок страны вперед в ближайшие годы. Нам надо создать правящий класс, который будет считать важнейшей добродетелью служение нации и государству. Оптимальный вариант для России – национально-консервативная власть и элита, имеющая почвенную природу и сильную корневую систему. Каким критериям она должен отвечать?

Первый – моральная и деловая репутация суверенной власти и элиты, наличие в ней крепкого русского национально-консервативного ядра. Народ, лишенный национальных вождей – государственных мужей и национально-консервативной сильной элиты, обречен. Высокий уровень репутации лидеров, которые подтянут к себе силы лучшей части народа всегда был, есть и будет важнейшим фактором развития страны. Тяжелая ситуация складывается тогда, когда лидеры не являются таковыми по сути. “Нет более тяжкого несчастья во всех человеческих судьбах, как если сильные мира не суть также и первые люди. Тогда все становится лживым, кривым и чудовищным”. Так говорил Заратустра.

Второй – способность сплотить население страны, в первую очередь, русский народ вокруг лидеров, которым верят и активно участвуют в разработке и реализации национальных проектов развития страны. В этом случае в стране формируется требовательная, высоконравственная обстановка, не доминируют коррупция, интриги, слухи и сплетни, страна становится сильной и монолитной.

Третье – умение предвидеть возможность негативного разворота событий в мире и при необходимости быстро перестроиться на ходу.

Тогда мы построим сильную страну, способную нести бремя мирового лидерства, открытую для честного сотрудничества, привлекательную для наших соотечественников за рубежом, не замкнутую только на себя и свои проблемы.

Целью деятельности ответственной власти является величие страны и достижение ситуации, когда большинство граждан страны довольны своей жизнью. Не могут быть довольны жизнью люди, живущие в условиях постоянной инфляции, даже при индексации зарплат и пенсий: «революцию делают не голодные люди, а сытые, которых три дня не кормили».

Человек должен видеть перспективы улучшения своей жизни и карьерного роста. Не могут быть в принципе счастливы люди, которые в старости не нужны обществу, которых не ждет ничего, кроме нищенской пенсии. Перспектива человеку необходима как для себя, так и для своих детей. Что должна делать ответственная власть России?

Во-первых, отказаться от любых проявлений интернационализма, типа списания долгов, и проводить политику жесткого национального эгоизма с целью повышения уровня жизни в своей стране. Прикрываться эта политика может любой риторикой, но эта цель должна преследоваться четко и достигаться любыми средствами. Так сегодня действуют все развитые страны Запада.

Во-вторых, не «мериться уровнем жизни» с развитыми странами Запада, к чему подталкивают весь мир лозунги глобализации. Они наиболее прижились в странах «золотого миллиарда», давая его жителям ощущение своей успешности и почетного места в мировой человеческой иерархии. Мы должны сравнивать себя с соседями по СНГ.

В-третьих, активно проводить политику создания осмысленных рабочих мест, на которых граждане чувствовали бы себя нужными государству и обществу. Это возможно только при осознании гражданами страны своих национальных интересов и наличии у власти реальной программы их защиты и продвижения, подкрепленной материальными и моральными стимулами и пропагандой. Призывы «пойти в рабочие и инженеры» не дадут эффекта, если уровень жизни и собственной значимости человека в этих профессиях не будут признаны обществом как перспективные и достойные уважения.

Модернизация страны.
Экономическая модель России должна основываться на конкуренции и кооперации, сочетании всех форм собственности и активном участии государства в экономике. Малый и средний бизнес не подлежат государственному регулированию, крупный бизнес, стратегические отрасли и предприятия предполагают ведущую роль государства. Стратегии развития высокотехнологичных отраслей должны стать приоритетом государственной промышленной политики. В России должно быть все свое. Никто не отдаст нам самое лучшее, а худшее нам не нужно. Следует уменьшить разговоры и спекуляции на тему малого предпринимательства. Оно, безусловно, важно, но основа экономики нашей страны – крупная промышленность, которая и создаст вокруг себя малые предприятия. Госзаказ должен стать двигателем отечественной крупной промышленности, а не иностранных фирм, служить национальному развитию, даже, если это будет несколько дороже.

Наша позиция должна заключаться в том, что сегодня следует направить силы на активизацию роли государства в реальном секторе экономики. Нам необходимо резкое повышение эффективности труда во всех сферах деятельности: в промышленности и сельском хозяйстве, в образовании и науке, в социальной жизни и в быту. Россия обязана перейти к инновационному этапу развития, но нельзя строить программы стратегий-2020, 2030 по принципу «все про все». Рыночная экономика не может быть целью, это всего лишь один из возможных технологических методов достижения цели. Следует четко произнести и дать количественные характеристики цели: «величие России и создание достойного качества жизни каждого», а «не страны господ, страны рабов». Определить реальные пути и сроки ее достижения и честно об этом сказать, чтобы не вносить поправки в стратегии каждые два-три года.

Государство должно определить долгосрочные перспективы подготовки руководителей, научных кадров, специалистов и рабочих кадров для высокотехнологичных отраслей. Модернизация промышленности, развитие наукоемких технологий двойного применения вызовут не только значительные изменения в структуре занятости. Они потребуют конкурентоспособных специалистов, обладающих производственным и личностным потенциалом для высокотехнологичных организаций (предприятий). Сейчас складывается новая реальность, которая потребует от кадров знаний и умений, опережающих современное содержание профессионального образования.

Нам необходима национальная кадровая политика и система взаимосвязанных мер в решении задач развития высокотехнологичных отраслей. Ведущая роль в системе образования и подготовке кадров сегодня должна принадлежать специалистам по естественным и техническим наукам и высоким технологиям, время экономистов и юристов закончилось. Тем более что мы умеем готовить необходимые кадры, у нас до сих пор хорошее инженерное образование. Надо консолидировать общество на решение данной задачи.

В исследовательских университетах нам необходимо сегодня создать образование, которое надолго определитвектор развития страны. Если нам удастся это сделать, мы создадим новую национальную промышленность на основе высоких технологий. Для этого нужно новое содержание образования на всех уровнях, учебники, коллективы, которые их могли бы написать и многое другое. Это сложнее, чем изобретать образовательные ваучеры и ЕГЭ.

Следует опережающим образом развивать базу ведущих технических университетов, концентрируя вокруг них научные центры, лаборатории промышленности, присоединяя к ним другие вузы. Организовать эту работу должно Правительство РФ, провести ее может РАН, реформированный Союз ректоров, министерства и ведомства.

Модернизация образования. Для преумножения высокого уровня отечественного, в первую очередь, школьного образования, а он всегда отличал нашу страну, надо прекратить популистские реформы и решить три ключевые проблемы. Первая из них — современная материально–техническая база, решение ее мы предлагаем созданием федеральной целевой программы «Индустрия образования», концепция которой была разработана еще в 2000-м году. Вторая — это достойная зарплата и социальный статус учителя. Для этого нужно принять федеральный закон, разговоры о котором идут уже много лет. Третья – современное содержание образования, траектории и технологии обучения. Для этого надо подключить интеллектуальную мощь страны, в первую очередь, Российскую академию наук. Вспомним, что проблемами образования предметно занимались Д.И. Менделеев, В.И. Вернадский, П.Л. Капица, А.Н. Колмогоров, И.К. Кикоин и многие другие выдающиеся русские ученые.

Надо последовательно перейти к построению общественно-государственной системы управления образованием как области солидарной ответственности государства, общества и личности. Становление ответственных профессиональных общественных структур, законодательное закрепление их роли, функций, прав и ответственности – важнейшее условие не только демократизации и снижения роли бюрократии, но и построения гражданского общества. Необходимо восстановить российское Министерство народного просвещения, не только реорганизовав существующее Минобрнауки, но и перераспределив функции Минкультуры, Минздравсоцразвития, Минспорта и других ведомств, так или иначе связанных со сферой просвещения.

Вопросы вузовской науки, исследовательские технические университеты, ведущие вузы, обеспечивающие кадрами высокотехнологичный, в первую очередь, оборонный сектор экономики и инновационный путь развития страны надо передать в Министерство науки, промышленности и высшей школы, которое необходимо создать. Это обеспечит тесную связь вузовской науки и высшей школы с реальным сектором экономики. В ведущих технических вузах и исследовательских университетах непрофильную подготовку проводить на платной основе и ограниченных объемах.

На наш взгляд, в целом по стране искусственно сокращается потребность в специалистах квалификации «техник». Зачастую должности мастеров, технологов, других линейных руководителей на предприятиях, в строительно-монтажных, финансово-экономических и других структурах, ранее занимавшиеся техниками, сейчас занимают выпускники вузов. В промышленности доля рабочих со средним профессиональным образованием составляет около 23-25%. В связи с модернизацией производства и развитием наукоемких промышленных технологий может произойти ее увеличение до 45%. Не следует заниматься кампанейщиной массового присоединения техникумов к вузам, этот процесс требует четкой логики, структуры и осторожности. Подобно исследовательским университетам среди техникумов должна быть определена группа лучших, которые по статусу могут быть подобны Fachhochschule в Германии. За редким исключением среднее профессиональное образование нужно передать в регионы, где в основном регулируется рынок труда их выпускников. Вузы, замкнутые на региональные рынки труда, также должны быть реструктурированы и в течение пяти лет переданы в ведение субъектов федерации.

Такой подход даст возможность сформировать в каждом регионе учебно-научный комплекс. С одной стороны, это повысит ответственность системы образования и ее заинтересованность в кадровом развитии региона. С другой - заинтересованность региона в развитии и тесной увязке системы образования с промышленной, аграрной и социальной сферами региона. Изменение функций и структуры управления необходимо для освобождения центральных ведомств от дележа финансовых, материально-технических и иных благ, сосредоточения их на аналитической, нормативно-методической и правовой, а не распределительной работе. Это и будут те необходимые реформы управления образованием, которые позволят четко закрепить компетентность и персональную ответственность за результат.

Необходимо кардинально перераспределить бюджетные места в вузах, аспирантуре и докторантуре, их количество и направления подготовки должны соответствовать реальным потребностям страны в среднесрочном и долгосрочном периодах. Необходимо снижение объемов платного высшего образования в федеральных и исследовательских университетах, либо его полное прекращение. Государству следует четко провести последовательную реструктуризацию своих вузов. Предлагаю, в связи с долговременной перенасыщенностью рынка труда выпускниками экономических и юридических вузов прекратить в них набор бюджетных студентов, они должны изменить свой правовой статус.

Нужно начать этот процесс с вуза, инициатора реформ – Высшей Школы Экономики. Этот вуз уже много лет призывает к активной работе по смене организацион­но-правовой формы образовательных учреж­дений и созданию пол­ноценного субъекта рыночных отношений со всеми вытекающими последствиями.

Поэтому именно ВШЭ обязана личным примером доказать возможность саморазвития такого субъекта без бюджетного финансирования. Не докажет – реорганизовать ВШЭ путем ликвидации.

Первоочередные шаги

Признать в целом неудовлетворительными для развития системы образования и страны итоги реализации Концепции модернизации образования до 2010 года;

Провести всестороннюю проверку эффективности и целевом использовании всех, в том числе, зарубежных средств, направленных на выполнение Концепции

Принять нормативные правовые акты «О дополнительном образовании детей и подростков», «О дошкольном образовании детей», «О дополнительном образовании взрослых», устанавливающие гарантированные объемы и направления их бюджетного финансирования, четкую ответственность и компетенции федеральных властей;

Принять федеральный закон «О социальном статусе учителя», приравняв учителей к государственным служащим с соответствующей оплатой труда и пенсионного обеспечения;

Принять государственные стандарты школьного образования федеральным законом;

Сохранить ЕГЭ в форме единого выпускного контроля в школах, либо в форме добровольного тестирования (например, при проведении олимпиад), предоставив вузам право самостоятельно решать вопрос учета его результатов при поступлении и традиционных в России вступительных экзаменов в вузы. Создать в федеральных округах (регионах) выездные объединенные пункты приема вступительных экзаменов в ведущие вузы страны (в первую очередь, национальные исследовательские и федеральные университеты) под эгидой Российского Союза ректоров;

Прекратить закрытие малокомплектных сельских школ до реорганизации структуры Правительства РФ и утверждения нового функционала министерств;

Реорганизовать структуру Правительства и путем ликвидации Минобрнауки создать Министерство народного просвещения Российской Федерации, сформировать Министерство науки, промышленности и высшей школы;

Ввести систему государственного распределения выпускников вузов, обучающихся за счет средств федерального бюджета;

Прекратить бюджетный набор в экономических и юридических вузах;

Забыть о ГИФО, как об очередной бредовой идее реформаторов.

Отстранить реформаторов-грантоедов зарубежных грантов от работы по программам модернизации образования, разработке Стратегии 2020, других концепций и стратегий развития страны. Им заказывает музыку тот, кто платит. В делах государственной важности нельзя опираться на их рекомендации.

Рассказывают, что в конце 1812 года, когда Наполеон был выброшен с территории России, Император Александр I вызвал к себе М.И. Кутузова и сказал, что русским армиям пора переходить границу и идти в Европу до Парижа. «Зачем нам идти в Европу» — возразил Кутузов, — «Нам, Ваше Величество, в Европе делать нечего». «Но разве мы — не Европа?» — спрашивает царь. «Нет, не Европа», — отвечает Кутузов. «А кто же мы? Может — Азия?» — горячится император. «Нет, мы и не Азия», — заявляет старый фельдмаршал. «Так кто же мы все-таки?»

«Мы, Ваше Величество, — Россия».

Вот в чем корень модернизации власти, страны и образования.

Поздравляю всех своих коллег, всех учителей России, от школы до вуза с началом нового учебного года – Днем знаний!

 

Статья 4

Борис Алексеевич  Виноградов

Образование должно объединять страну

Битва за знания

Источник информации - http://www.apn.ru/publications/article24121.htm  (2011-05-10).


Борис Алексеевич! Много лет Вы были ректором университета. Будучи заместителем министра, Вам довелось много ездить по стране, а в последующие годы, работая депутатом Государственной Думы, заниматься региональной составляющей системы образования. Насколько наша страна целостна, с точки зрения образования?

В свое время мне пришлось поехать из Ленинграда в Благовещенск и строить там вуз. Еще до меня был заложен его первый кирпичик. Я продолжил строительство, понимая, что Университет по-настоящему надо строить сто лет. И государству надо видеть цели дальние, стратегические, выстраивать инновационный путь страны во всех аспектах, в политической, экономической и социальной плоскости – вот его роль.

Сейчас страну фактически разорвали на части, в том числе, и тарифами на перевозки. Уже выросло поколение людей, которые ни разу не были в столице своей Родины – Москве, но зато прекрасно ориентируются в городах сопредельных государств. Московские вузы стали московскими, питерские - питерскими, самарские - самарскими. То есть человек, окончив московский вуз, остается в Москве или Московской области, человек, окончивший питерский вуз, остается в Петербурге или рядом с ним. Не наблюдается массовая территориальная мобильность выпускников вузов. Например, на самой современной гидроэлектростанции - Бурейской ГЭС не работает ни одного выпускника Московского энергетического института, Санкт-Петербургского или Томского политехнического института, работают только выпускники амурских вузов. Произошло региональное замыкание образовательной системы. И это разрывает страну.

В нынешнее время системно не решается проблема удовлетворения потребностей страны в нужных специалистах. Иногородний студент, не говоря уж о москвичах, закончив московский вуз, стремится всеми силами остаться «при Москве», а не едет работать не то, чтобы на Дальний Восток, а даже в соседнюю область. Характерный пример привел в своей статье директор ведущего оборонного предприятия страны – Коломенского КБМ. На протяжении уже многих лет предприятие испытывает трудности с инженерными кадрами. И это при наличии в Москве (менее ста километров от Коломны) ведущих инженерных вузов страны!

В Российской империи и в советское время была мобильность людей, народ двигался, сейчас же страна застыла. На мой взгляд, тяга к перемене мест или огораживанию своих дач высокими заборами – это своеобразная характеристика молодости или дряхлости страны, наличия или отсутствия в ней единства и активной национальной воли.

В Конституции РФ заложен принцип свободного выбора места жительства. Не означает ли это, что государство само отреклось от обязанности регулирования распределения кадров, что работодатель может привлекать выпускников вузов разве что уровнем зарплат и условиями трудового найма?

Брежневская и сталинская Конституции гласили, что высшее образование дается гражданину для удовлетворения потребностей народного хозяйства в специалистах. Это ключевой момент. Удовлетворение потребностей народного хозяйства в специалистах обеспечивало планирование подготовки этих специалистов и их распределение. Напротив, 43-я статья действующей Конституции, по сути дела, гласит, что высшее образование на конкурсной основе дается гражданину для удовлетворения потребностей личности. Таким образом, личность, получив образование, оказывается фактически выброшенной на улицу.

Кому-то это подходит, кому-то нужна поддержка государства, и он готов взять на себя ответные обязательства. Если человек учится для удовлетворения потребностей своей личности, то он может учиться за деньги на коммерческом отделении. Если же он учится для удовлетворения потребностей народного хозяйства, то такие люди должны учиться на бюджетном отделении с последующим распределением на работу.

Надо понимать, что есть личные потребности и потребности государственные. Если вуз государственный, то там не должно быть платных студентов. Такие вузы должны давать студентам специальность, предлагая своим выпускникам распределение на работу после окончания обучения. Люди, получившие образование для удовлетворения собственных потребностей, могут самостоятельно либо при помощи кадровых агентств решать проблемы со своим трудоустройством. Работодатель в любом случае обязан гарантировать и обеспечивать нормальные трудовые и социальные условия работнику. При этом не играет роли, устроился ли он на работу самостоятельно или путем распределения. В противном случае мы должны говорить не о социальном, а о рабовладельческом государстве.

Вы сказали, что система образования фактически распалась на очаги, весьма слабо связанные между собой. В разорванной стране нередки мировоззренческие, межэтнические и иные конфликты. Как преодолеть это состояние?

Такие «достижения» власти, как неравенство в образовании, невероятное имущественное расслоение, межрегиональные диспропорции разрывают наше государство на части и стремительно разрушают общество. Следствием является волна этнического экстремизма и всплески бандитизма. Общая проблема, которую надо решить в ближайшее время, - это преодоление вопиющего неравенства людей и регионов, причем, как социально-экономического, так и образовательного неравенства. Без этого страну не сохранить. Не бывает Гималаев в пустыне. У человека с детства должно быть чувство гордости и любви к Родине, как малой, так и большой. Если оно отсутствует или размыто, это ненормально.

В образовании надо начинать со школы и дошкольного образования детей. Целевая функция общеобразовательной школы – обучение и воспитание культурного и нравственного гражданина и патриота, обладающего объемом знаний, умений и практических навыков, необходимых для принятия самостоятельных и взвешенных решений в разных жизненных ситуациях, для формирования суждений и личного обоснованного мнения по актуальным вопросам общественной жизни. Способность вырабатывать суждения – залог гражданственности. Запас знаний – база для этого. Образование должно быть планомерным, достаточным и своевременным. Кроме школы, в первую очередь, ответственность за образование, как выстраивание личности (обучение и воспитание) лежит на семье и обществе. Конституционное и естественное право родителей, как основных воспитателей своих детей и участников образовательного процесса должны быть незыблемы. Как и их высокая ответственность. Недопустима монополизация этих полномочий группой «чиновников от образования». Роль общества и особенно современной «улицы» требует отдельного рассмотрения и расширения системы дополнительного образования детей. Ребенок с малых лет должен быть приучен к ежедневному труду, а не к «прикольному детству», которое зачастую переходит в такое же юношество с банкой пива и сигаретой.

Человек - это душа, а не одно только брюхо. Когда душа пустая, она погружается в пучину разврата, в ней может поселиться мерзость. Традиция, труд и справедливость – непреходящие ценности нашей цивилизации. Душа, в которой будет Вера и Отечество, способна на высоконравственные поступки, и человек будет соблюдать, прежде всего, нравственные законы, а не только человеческие. Душа должна работать с раннего детства, человек обязан знать истоки и основы своей культуры. А в России это, прежде всего, православная культура. Можно много рассуждать о проблемах Церкви и веры, но согласимся с Гегелем в том, что: «Народ, имеющий плохое понятие о Боге, имеет и плохое государство, плохое правительство, плохие законы».

В школе, прежде всего, должны учить устоявшимся знаниям и академическим навыкам, что гораздо важнее. Знания устаревают, навыки навсегда остаются. За всю вторую половину прошлого века реально появилась только одна новая дисциплина – информатика, действительно потребовавшая пересмотра программ. Нельзя часто и в угоду конъюнктуре серьезно менять школьные программы, особенно в начальной школе. При сложившихся сегодня подходах российская школа знаний как институт воспитания культурной, нравственной и патриотичной личности уже понесла невосполнимые потери.

В последние годы классическое российское образование в школах заменяется привитием основных компетенций, потребных для постиндустриального общества. При этом утверждаются эти важнейшие для будущего страны документы приказом министра образования с последующей регистрацией в Минюсте. Это ошибка, такой пересмотр – не ведомственная компетенция. Это дело народного представительства – парламента страны, который должен системно рассматривать вопросы образования страны. Отмечу, что еще сравнительно недавно содержательными проблемами школьного образования активно занимались такие гиганты науки, как академики А.Н. Колмогоров, П.Л. Капица, И.К. Кикоин и другие выдающиеся ученые. Нынешние руководители проекта школьного стандарта тоже вроде бы академики, но, как говорят в Одессе, это две большие разницы.

Но ведь авторы проекта школьного стандарта и закона «Об образовании» пекутся обо всем, что Вы говорите?

Лучше бы они отдохнули от трудов своих.Сложившаяся отечественная система общего образования с единым ядром содержания обеспечивала единство образовательного пространства страны и равенство возможностей для продолжения образования. Она всегда давала ученику целостное представление о вселенной и человеке, понятие о научном методе и достижениях в различных областях, развивала интеллект и творческие способности, необходимые для создания высоких технологий. Спекуляции на тему «деятельностного метода», попытки выделить какие-то «полезные» дисциплины, а остальные отдать на усмотрение ученика, означают переход к мозаичной культуре, к построению типа личности, базирующегося на освоении лишь фрагментов реальности. Вопрос о «перегрузке» может быть снят не переходом к «образованщине», а совершенствованием учебного процесса, технологий и траекторий обучения.

Уже сегодня упрощенчество в изучении естественнонаучных дисциплин (физика, биология, химия, астрономия) привело к тому, что у значительной части современной молодёжи складываются невежественные представления о мире. Прагматичность подхода проявляется и в расстановке приоритетов. Важным стало лишь то, что необходимо для поступления в вуз (например, ЕГЭ), для «успешности» в жизни (например, английский язык, айфон, связи родителей) и т.п. Это переводит разнообразные феномены человеческого сознания, опыта и поведения в упрощенно-циничную форму и содержание. Такой подход обрекает на деградацию не только систему образования и людей, но и страну в целом.

Среди молодежи – школьников и студентов – зачастую распространены экстремистские взгляды, находит себе почву ненависть к другим народам. Как преодолеть эту проблему?

Семья и школьный учитель – вот главное. С ними связано решение самых острых наших проблем. От учителя во многом зависит, вырастут ли новые шахиды и скинхеды или в общество вольется нормальное поколение. А мы из учителей, которые ни при какой власти не жили богато, сейчас сделали не средний слой, а фактически нищих людей. Возьмите терроризм или экстремизм в целом: пока в школе – городской или сельской – работает нищий учитель, с этим злом не справиться. А какова забота о профессиональном росте учителей? Спросите у учителей из российской глубинки, проходят ли они переподготовку и повышение квалификации в столичных вузах? Или они навечно привязаны к своему областному институту повышения квалификации учителей? Я с уважением отношусь к региональным институтам повышения квалификации, но у учителя должно быть право выбора, а не крепостная зависимость. Хотя бы в этом деле государство должно обеспечить полноценную мобильность. Высокий статус учителя – это не только достойная зарплата, но забота и уважение к нему со стороны общества и власти, а не имитация этого во время профессионального праздника учителей.

Как бы мы ни экономили, надо помнить, что первая и главная социальная задача – воспитание образованного гражданина и патриота. В первую очередь эту работу делает триада: семья, школьный учитель и общество, уклонение от нее приводит к плохим последствиям. Все остальное вторично: и вузы, и даже Академии наук.

Необразованный патриот нередко бреет голову и идет в скинхеды. Образованный человек, не являющийся патриотом, нередко думает о том, как бы уехать из «этой» страны. Во всяком случае, мысли «Раньше думай о Родине, а потом о себе» его не посещают. Поэтому многие люди живут по принципу «каждый за себя», а «не вместе за одно». А ведь эгоизм как символ успеха - это не русский и не православный принцип. Он из английской философии, был ярко сформулирован в «Басне о пчелах» в начале XVIII века.

Что бы Вы посоветовали родителями, которым предстоит обсуждать со своими детьми вопросы профессиональной ориентации? Ведь сегодня среди молодежи престижными являются, мягко говоря, не самые полезные профессии.

Те демагоги от «демократии», которые в 90-е годы кричали о том, что после разрушения советского режима таланты освобожденных человеков сотворят чудеса, могут это «чудо без оков» лицезреть. Сегодня многие стремятся в чиновники и начальники, бич нынешнего времени - выпускник вуза, толком ничему не выучившийся, но быстро превращающийся в беспринципного карьериста. Не наблюдается массового стремления молодых раскрыть свои таланты кропотливым добросовестным трудом в научных лабораториях, а тем более на производстве.

Властителем дум для многих молодых людей стал не человек труда, а гламурная жизнь российской квазиэлиты, их нравы и обычаи. Поэтому и карьерные амбиции молодых людей зачастую не соответствуют их умственным ресурсам, трудолюбию и добросовестности.

Рынок труда специалистов с высшим образованием перекошен примерно на 60%. Если родители недальновидные, то они говорят своим детям: иди в юристы, экономисты, менеджеры. Будешь работать в офисе – тепло, уютно и зарплата приличная. Но при этом они не говорят о том, что рынок труда таких специалистов уже давно переполнен, что после окончания вуза он станет «менеджером по продажам», если не найдется доброго дяди -работодателя. Еще граф Делянов, министр народного просвещения в эпоху Александра III написал императору об опасности невостребованности выпускников вузов, о том, что они могут создать опасную революционную ситуацию в стране своими завышенными и нереализованными ожиданиями от жизни.

Поэтому разумные родители посоветуют своим отпрыскам получить профессию, надолго востребованную на рынке труда, например, программиста, энергетика, электронщика, машиностроителя и т. д. Сейчас нужны высокотехнологичные предприятия, грамотные инженеры и квалифицированные рабочие. В стране надо возродить уважение к квалифицированному труду рабочего человека, педагога, ученого. Иначе нас ждут тяжелые времена.

Ведущие в экономическом и научном отношении страны давно выработали собственные ориентиры в построении системы образования. Россия демонстрирует готовность к тому, чтобы широко использовать зарубежный опыт. Почему этот опыт так трудно укореняется в нашей стране?

Россия входит в мировое образовательное пространство и принимает правила, распространенные в западных странах. Отсюда ЕГЭ, бакалавриат и магистратура, единые подходы к системе метрологии, стандартизации и управлению качеством образования, его модульности. Но это лишь новая форма, хотя и далеко не во всем приемлемая для России. Образование (и его качество) определяется содержанием, используемыми методами и технологиями обучения в широком смысле, включая формы изложения материала, систему упражнений, практических занятий, технических средств обучения и т.д., а также подготовку и мотивацию соответствующих педагогических кадров.

Сильные страны, проводя модернизацию образования, не копируют слепо зарубежные достижения, а вырабатывают стратегию его опережающего развития, сохраняя собственную систему ценностей. У нас в стране по сей день отсутствуют понятные обществу системные представления о развитии национальной системы образования.

Место страны в мире определяется духовно-нравственным, общеобразовательным и профессиональным уровнем населения, которые показывают качество человеческого ресурса и оказывают влияние на состояние общества и развитие экономики. Уже сегодня в ведущих странах на долю образования приходится более 20% роста национального дохода. Инновационное развитие страны нужно начинать со школы, с повышения заботы и требовательности к ней.

Без четкой инновационной политики страна не выживет в современном мире, не впишет­ся в сообщество развитых и динамично развивающихся стран. Пример таких стран можно найти не только в Европе или Америке. Их достаточно много и в АТР. Япония и Республика Корея, Малайзия и Сингапур, Китай и другие страны этого громадного региона активно внедряют высокие технологии, развивают систему образования. Это позволяет им довольно успеш­но решать и социально-экономические воп­росы.

Перспективы инновационной деятельности связаны с оплатой труда. Надо, чтобы в структуре продукта зарплата составляла не менее 50 %. Высокая зарплата потребует другого качества труда – это дает возможность выхода на действительно инновационную траекторию развития.

Считаете ли Вы что Россия, в настоящее время, делает шаги к инновационному будущему? Речь идет не только о государстве, но и о людях.

В стране много людей, совершающих прорывы, я сотрудничаю с наукоемкими небольшими фирмами, знаю их руководителей. Они мало говорят на темы инноваций, преодолевают чиновничьи и прочие преграды, не жалуются и всегда нацелены на результат. Начав дело практически с нуля, они за 10-15 лет создали успешные компании с выработкой инновационной продукции на одного исследователя и разработчика до 120-200 тыс. евро в год. Продукция – современные высокотехнологичные установки, в числе покупателей США, Англия, Китай и др. Но я скажу о другом эффекте. В Германии около семисот компаний, работая много лет в сфере нанотехнологий, до сих пор ищут эффект от их внедрения в цепях добавленной стоимости. У нас же, еще не успев родиться, компания «Роснано» устами своего главы громко объявила добавку к ВВП в объеме 1 трлн. руб. к 2016 году за счет своей деятельности. И ведь «нарисуют» больше, чем триллион! Реформировали же РАО ЕЭС так, что сейчас восстанавливаем энергетику за счет налогоплательщиков, а сколько было слов! Наша беда в легковесности, безответственности и «инновационной» болтовне, говорят, говорят…

Принятая в 2008 году правительственная Концепция 2020 «зависла», не прожив и пару лет. В ней были прописаны инновационный и инерционный сценарии, о развитии страны в условиях кризиса не было и речи. С чем это было связано: с безграмотностью разработчиков, отработкой политического заказа «Россия – тихая гавань», или тем и другим? Ведь профессионал никогда не позволит себе так сделать работу. Возьмем лишь два показателя Концепции: повышение доли высокотехнологичного сектора в ВВП (от 0,9 до 17-20 %) и увеличение доли инновационно-активных предприятий (с 9,4 до 40-50 %). Их достижение с учетом роста ВВП требуют дополнительной численности исследователей и разработчиков, а это кандидаты и доктора наук (минимум магистры). С учетом катастрофической возрастной динамики в ведущих вузах, институтах РАН, ГНЦ, ОКБ и НПО потребность в них составляет около 800 тыс. чел. Нигде в Концепции нет ни слова о путях ее решения, кроме заклинаний. Не могу сказать что-либо положительное о Стратегии 2020 и других правительственных документах. Власть слушает «экспертов», которые не меняются два десятка лет, ни за что не отвечая. Вот и живем в режиме постоянного переключения, делая «шаг вперед и два назад». Давно уж пора доцентов во власти вернуть назад в студенческие аудитории. К управлению страной должны придти опытные профессионалы, прошедшие путь от заводской проходной до крупных руководителей. Такие люди есть в стране.

Что надо сделать для активизации инновационного процесса?

Нельзя даже говорить об инновациях без решения проблем образования. В вузе профессор получает в среднем 20 тысяч рублей, учитель получает 10 тысяч рублей притом, что он работает на селе, где детям надо давать знания при отсутствии музеев и иных культурных центров. Пока мы не решим эту проблему, ничего не изменится. Но это лишь часть айсберга инновационных проблем и лидерства России в мире. Да, лидерство определяется лучшей системой образования, яркими, талантливыми личностями, мобилизацией научно-технической элиты, научными прорывами и инновациями. Но для лидерства также необходимо единство правящей элиты с народом, концентрация политической воли на достижение целей, выдающиеся управленческие способности людей во власти на всех уровнях. Добавлю к этому такие критерии как отсутствие у элиты личных или семейных интересов за рубежом и «пятой колонны» в стране, морально-психологический настрой населения. Тогда будет очевиден и ответ на вопрос: «Существуют ли сегодня в России возможности реализации национальных инновационных проектов? Ведь мы даже толково работающую систему управления пока не смогли создать в стране. Не выведут страну в лидеры олигархи, захватившие ее богатства и провозгласившие инновационные лозунги, не выведут и безвольные, безмерно говорливые импотенты около власти. Еще Бисмарк сказал о том, что если в стране не будет четкой системы управления и хороших управленцев, ей не поможет ничего.

России нужны не многословные форумы об инновационном развитии, а действия с целью получения конкурентных преимуществ в конкретных сегментах рынка. Нам не нужно догонять Лондон или Нью-Йорк в «лидерстве» на финансовых рынках. Наш успех базируется на науке, образовании и промышленности с современной инфраструктурой и образованными людьми, их активности в области научных исследований и опытно-конструкторских разработок. В мире до сих пор ценится российское математическое, естественнонаучное и инженерное образование, полученное в лучших вузах. Требуется четкая государственная политика, консолидирующая отрасли, институты РАН, ГНЦ и ведущие вузы на опережающее развитие машиностроения и ОПК, нефтегазового сектора и информационных технологий. Надо активно использовать кадровую, исследовательскую и опытно-промышленную базу институтов РАН и ГНЦ, сосредоточить в них и ведущих университетах подготовку научных кадров и разработчиков сложных систем.

Надо провести реиндустриализацию, создавая миллионы новых осмысленных рабочих мест для квалифицированных людей, что особенно важно для молодежи. Нужна политика формирования спроса на результаты инновационной деятельности, устранения препятствий инновационным процессам. Необходимы принудительные и стимулирующие меры по привлечению инвестиций, снятию лишних ограничений, освобождению от некомпетентного менеджмента, подавлению коррупционной ориентации чиновников - нужна кадровая революция. Тогда у России будет шанс.

Какие направления технологического развития определят будущее?

Передовые страны интенсивно развивают у себя высокие технологии. Они пытаются обеспечить наивысшие достижения в них, а за счет этого выйти на принципиально новый уровень в системах управления государством, обществом, экономикой. Специалисты по прогнозам считают, что в 2020–2025 годах произойдёт новая научно-техническая и технологическая революция, основой которой станут разработки, синтезирующие достижения таких базовых направлений, как био- и нанотехнологии, генная инженерия, мембранные и квантовые технологии, фотоника, микромеханика, термоядерная энергетика . Синергетический эффект от научных исследований в указанных областях должен привести к новому скачку развития.

Какие структурно-функциональные изменения в Правительстве надо осуществить для технологического развития страны и улучшения образования?

1). Необходимо реорганизовать Министерство образования и науки Российской Федерации путем его ликвидации.

2) Создать при Правительстве России Федеральное агентство высоких технологий и инноваций, сочетающее в себе функции отечественного миноборонпрома и американской «DARPA», с широкими полномочиями для организации разработки и реализации инноваций, серийного производства в высокотехнологичных отраслях экономики с целью ликвидации отставания от ведущих экономик мира;

передать в управление создаваемому федеральному агентству технические национальные исследовательские университеты и вузы, осуществляющие подготовку кадров для оборонной промышленности;

передать в управление государственные пакеты акций высокотехнологичных предприятий из Федерального агентства по управлению государственным имуществом;

передать ряд профильных технических вузов в структуры высокотехнологичных предприятий и объединений для организации внутрифирменных вузов;

создать горизонтально-сетевые схемы организации ведущих технических вузов при их интеграции с предприятиями, необходимые институты развития для прогнозирования потребности в специалистах, мониторинга, координации и контроля над подготовкой и закреплением специалистов всех уровней профессионального образования для сферы высоких технологий, инноваций и промышленного развития страны.

3). Восстановить Министерство народного просвещения России, созданное еще императором Александром I, передав ему в оперативное управление педагогические и классические университеты, вузы социальной сферы и культуры, возложив на него ответственность за школьное, дошкольное и дополнительное образование детей и подростков, непрерывное образование взрослых. Этим будет положено начало устранению грубых ошибок, допущенных за последние 10 лет федеральной властью, снявшей с себя ответственность за школу, дошкольное и дополнительное образование. Фактически произошло превращение образования в сферу услуг и коммерции. Отменены федеральные нормативы в области оплаты труда, большинства видов льгот и социальной помощи, гарантий и компенсаций, как учащимся, так и преподавателям, дополнительного финансирования на обучение детей с ограниченными возможностями, одаренных детей, пособий малообеспеченным семьям и многих других видов государственного участия в развитии образования. В том же ряду находятся новые схемы его финансирования, подготовленные проекты федерального закона об образовании и школьного стандарта.

Дальнейшей уход государственной власти от ответственности за отечественное образование приведет к его деградации, росту социальной напряженности и молодежного экстремизма, многим другим проблемам. Вместо бегства от ответственности государственной власти надо, во-первых, принять федеральные законы «О дополнительном образовании детей и подростков», «О дошкольном образовании детей», «О социальном статусе учителя», приравняв учителей к государственным (муниципальным) служащим с соответствующей оплатой труда и пенсионного обеспечения. Во-вторых, установить четкую ответственность и компетенции федеральных властей за эту сферу и возложить их на Министерство народного просвещения России.

Надо провести необходимые изменения нормативной правовой базы, регламентирующие отношения в системе между государством, вузами, предприятиями и студентами, проходящими подготовку за счет бюджетных средств. Вуз должен обеспечивать качество подготовки специалиста, обучающийся – успешное завершение учебы и своевременный выход на работу, предприятие – предоставление работы в соответствии с уровнем квалификации. Надо превратить нищенские стипендии студентов в государственные субсидии размером не ниже прожиточного минимума с последующим распределением выпускников на работу. Невыполнение обязательств должно предусматривать возмещение ущерба. Так будут исключены различные лазейки, например, в виде «целевых» приемов, через которые обеспечивается доступностьбюджетных местдля«договорных абитуриентов», которых потом зачастую не найдешь на «целевой» работе.

Надо создать систему народного просвещения в течение всей жизни. Сегодня многие люди в возрасте от 60 лет не смогут ответить на письмо внука «на деревню дедушке, Константину Макарычу», т.к. не владеют основами компьютерной грамотности. А ведь большинство из них живут не на обочине пенсионной жизни, и много полезного могут сделать для страны. Решая проблему финансовой, правовой и компьютерной грамотности, мы обеспечиваем полноценную жизнь старшего поколения.

Конечно, я обозначил далеко не все проблемы, которые надо решить в образовании, чтобы обеспечить будущее страны.

Какое государство будет привлекательно в будущем?

Для разговора о будущем, надо уяснить, в какой исходной точке мы находимся. Мировые лидеры экспорта в 2009 году: Китай – $ 1,2 трлн., Германия – $ 1,1 трлн., США – $ 1,06 трлн. Россия - $300 млрд. (12 место). Основные товары российского экспорта - нефть и нефтепродукты, газ, металлы. В Китае, Германии, США – автомобили и самолеты, машины и оборудование, электроника, сложная бытовая и вычислительная техника, одежда. В ближайшие 30 лет будут доминировать страны, опережающие в развитии сложных технических и биологических систем, альтернативной энергетики. Страны будут активно конкурировать на глобальном рынке специалистов, ведь без притока «мозгов» они утратят лидерство. А оно будет у тех, кто обладает мощным научным заделом и кадровым потенциалом, активной системой инноваций, позволяющей быстро получать результаты. Например, доминирование Германии видно на многих направлениях: от экологии и медицины до техники и технологии.

Нынешнюю либерально-экономическую политику и модель общественных отношений в России готовы, и то очень критично, воспринять лишь представители того поколения, социализация которых проходила в годы горбачевской перестройки. Люди сталинского, хрущевского, брежневского и молодежь нынешнего периода социализации жестко ее отвергают. Пока мы создали малопривлекательную для жизни людей страну.

Думаю, что англо-саксонская модель успеха, когда «эгоизм каждого дает благосостояние всем» в России себя исчерпала. Видимо, не про нас прагматизм и конкуренция эгоистов, моральные силы русской нации и государства связаны с иными традициями. Для нас соработничество нередко оказывается более эффективным, чем соперничество, особенно при формировании нового научного знания, разработке методической и научно-технической продукции. В ближайшие годы практически все поколения отдадут предпочтение антиолигархической, национальной и социально-ориентированной политике развития страны.

России будущего потребуется сплоченность нации, единство власти и народа, жесткая воля государства, в котором власть и элита будут служить, а не обогащаться. Только мощный научно-образовательный, инновационно-промышленный базис и национальная воля позволит ей выиграть борьбу за лидерство. Новое время наступит скоро. Россия уже беременна революцией. Пока кадровой.

    Статья 5

Троицкий Всеволод Юрьевич – доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН, член Союза писателей России

Диверсия государственного масштаба

Источник информации - http://www.rusderjavnaya.info/2006/11/a_0611214.htm  ("Русь державная". № 11 (149), 2006 год).

Новый стратегический удар по школе или доколе будем терпеть вредительство деятелей от образования

Эта крупная диверсия приближает завершение операции «Образование в России», проводимой её врагами в плане информационно-психологической войны. Цель этой диверсии видна невооружённым глазом: сделать молодое поколение граждан России неконкурентоспособными в европейском мире. Можно предположить, что за «выведение из игры» россиян кому-то из организаторов платят немалые миллионы, а то и миллиарды долларов. И, как видим, не напрасно; покушение на образование в России продолжается из года в год.

Недавно учителям школ г. Москвы сообщили о новых акциях Министерства в области образования: сочинение по литературе как форму экзаменационной работы в школе предлагается отменить; экзамены по русскому языку переводятся на систему тестирования; количество часов на изучение иностранного языка увеличивается до 5 в неделю, начиная с младших классов; в 9-х классах предполагается ввести «малый ЕГЭ».

Эту очередную попытку погрома отечественной школы следует оценивать не только с профессиональной стороны, ибо предполагаемые нововведения по существу будут иметь последствия общественно-политического, государственного масштаба. Названные акции с очевидностью демонстрируют последовательность в руководимом сверху разрушении образования в России и более того – чёткую ориентацию Министерства на культурный геноцид русского народа.

Что означают на практике эти новации, которые уже не первый раз пытается «протащить» продажная компания «реформаторов»?

Педагогическое значение сочинения как жанра самостоятельной работы незаменимо в решении ряда коренных задач школы. Прежде всего, это овладение родным литературным письменным языком в пределах уровня среднего образования: самостоятельная письменная речь устанавливает и закрепляет в сознании учащегося поток мыслей и речений; оно, безусловно, необходимо для формирования грамотного мышления, ибо организует ум, учит рассуждению, способствует формированию языковой личности.

Кроме того, сочинение приобщает к логике, приучает более строго и самостоятельно мыслить, сосредоточиваться на поставленной задаче, настраивает на анализ, обязывает видеть цель, работать по плану, рассуждать в прямом соответствии с поставленными и возникающими вопросами.

Наконец, сочинение организует читательскую практику, содействуя предметному ознакомлению с классическими произведениями, которые содержат ничем не заменимый в образовании огромный познавательный, духовно-нравственный, художественно-эстетический и культурный потенциал. Ведь духовно-нравственное, мировоззренческое, воспитывающее значение русской литературы уникально. Она была и остаётся средоточием исторического опыта народа, фундаментом становления здорового мировоззрения, соприродного духу и интересам России, является важнейшим фактором формирования нравственного, национально-государственного и патриотического формирования личности. Русская литература не только «учебник жизни», но богатейший арсенал позитивного духовно-нравственного, идейного и художественного опыта, лежащего в основе здоровой жизнедеятельности человека и народа.


Именно поэтому ещё в 1999 году группа видных академиков-гуманитариев обратилась к председателю Правительства Российской Федерации с письмом, в котором выражалась серьёзная озабоченность состоянием гуманитарной сферы знаний: «Снижение уровня преподавания русского языка в школах и вузах страны, постоянное и целенаправленное сокращение базовых часов на предметы филологического цикла в русских и национальных школах России, падение культуры речи, особенно в средствах массовой информации, могут привести к трагическим социальным последствиям…», – писали учёные.

Одновременно с этим более 30 известных профессоров-филологов разных московских вузов обратились к депутатам Государственной думы РФ по поводу проекта закона «О государственном образовательном стандарте». «Самая опасная сторона законопроекта состоит в том, значилось в письме, чтобы вытеснить литературу как предмет средней школы… При таком подходе народы России рискуют остаться без фундамента гуманитарного образования, без объединяющего духовного начала, русского языка и русской культуры. Русский язык и русская культура – общее достояние народов Российской Федерации, нравственный и духовный залог целостности и независимости России как государства».

Эти серьёзные предупреждения не нашли понимания у «заправил» нашего образования. Они беззастенчиво пренебрегают авторитетными мнениями и лишь активизируют свою деятельность по сознательному снижению уровня образования в России и изменению действительного статуса российской школы.

Ни для кого не секрет, что современная теле-, аудио- и интернет информация в массе своей не только служит отвлекающим средством от школьных занятий для значительной части подростков, но зачастую повреждает языковое сознание учащихся, наносит ущерб здоровому нравственному чувству и проч. В таких условиях приобщение к чистому духовно-нравственному роднику русской классики оказывается спасительным средством, направляющим сознание в лоно здорового восприятия мира и здоровой жизнедеятельности. Эту возможность оздоровления через литературу сейчас собираются уничтожить.

Не менее вредительским выглядит перевод экзамена по русскому языку на тестирование. Задача школы – научить самостоятельно мыслить на родном языке, прививать навык к познанию слова и развивать речь, чтобы учащийся свободно владел родным словом. Всё это требует, прежде всего, созерцания и научения живой речи, а не формализации языка.

Введение тестирования (формализованно-формального способа проверки) в преподавание неформализуемых гуманитарных дисциплин, требующих для освоения акта созерцания, многопланового анализа художественного образа или единого развивающегося процесса (например, истории народа или государства), каждый элемент которого может быть верно понят и растолкован только в связи с осознанием всего процесса от причины возникновения до конечных его результатов наносит образованию огромный вред. Тестирование возможно лишь в отдельных случаях; введение его в школу должно быть поставлено под научный контроль.


Увлечение тестированием, навязывание школе «игры в творчество», вместо серьёзного, систематического, трудового изучения дисциплины, целенаправленное и последовательное снижение требований к знаниям и умениям школьников под предлогом спровоцированной перегрузки второстепенными и необязательными предметами – знаменуют новые шаги в диверсии государственного масштаба против образования.

Активное же введение иностранного языка, навязываемое школе, означает в современных условиях переход от государственной общеобразовательной школы к школе колониального уровня и типа, денационализирующей сознание учащихся, лишающей народ собственного лица, то есть его духовный геноцид.

Очевидно: основная задача разрушителей максимально повредить те сферы образования, которые формируют личность свободного человека, способного не быть лишь «потребителем», послушной частью биомассы, управляемой выборными технологиями. Задача этой операции – создать массовый тип примитивного обывателя, руководствующегося в своём поведении только мерою «телесного» свойства: личной выгодой, сытостью и удобством (комфортом); воспитать «механического человека», зомби, довольного всем, что ему навязывают либеральные манипуляторы, пляшущие под дудку мировой закулисы.

Такого рода «человеческий материал», ориентированный на потребление, как основную жизненную цель, неспособен к достойному созиданию и творчеству, неизменно требующих служения и самоотверженности. Он неспособен также ни к гражданским чувствам, ни к патриотизму, ни к духовно-нравственным, достойным человека поступкам.

Таким образом вопрос стоит о государственном интеллектуальном потенциале в недалёком будущем. «Новации», предлагаемые ныне Министерством, нацелены только на дальнейшее разрушение. ФСБ должна бы давно обратить на это внимание. Ведь нынешние разрушительные акции в области образования вполне укладываются в понятие: измена Родине.

Остановить разрушение можно только решительно, государственным актом прекратив разгосударствление школы.

Восстановить разрушенное в образовании можно лишь тогда, когда будет гласно и официально признана порочность принципов, положенных в основание ныне проводимых в России «реформ». Когда будут определены и названы порочные положения и ошибки «перестроечных» документов, начиная с антинаучного и антигосударственного доклада «Развитие образования в России» (1992) вплоть до последних министерских «экспериментов» вроде предлагаемой отмены обязательного сочинения в школе. Следует срочно наметить основные пути исправления совершенных ошибок вплоть до правительственных административных мер по отношению к разрушительным силам в Министерстве образования. Это и будет означать начало восстановления полноценной системы образования в России.

Придется противостоять тем, кто пытается принудительно натягивать на русскую школу негодные обноски западных теорий и устроений, что, однако, вовсе не означает отказа от достижений мирового опыта, но обязывает к осмыслению и трезвой оценке заимствований с учётом богатой и самобытной культуры России и в связи с задачей самобытно-самостоятельного её развития. Школа должна вернуться к признанию определяющего значения духовных ценностей. Целеполагающим направлением её развития должно стать гуманитарное образование, опирающееся на духовно-эстетическое воспитание, национальное и гражданско-государственное сознание, осуществляемые через систему гуманитарных школьных дисциплин. При этом естественные науки и математика будут изучаться в пределах, обеспечивающих будущую деятельность учащихся разной ориентации.

Важнейшим шагом в восстановлении системы российского образования должно стать возвращение к основательному изучению фундаментальных дисциплин, к усвоению наиболее общих понятий и законов. Это потребует решительного пересмотра современного многочисленного перечня предметов и сосредоточенности на основных, фундаментальных науках.

Продуктивное изучение фундаментальных дисциплин будет иметь завершенность и смысл, когда в школе одновременно будут решать задачи воспитания национального и гражданско-государственного самосознания, любви к Родине, формирования трудовых качеств человека через приобщение к представлению об одухотворенном творческом труде как святой обязанности, а также нравственного образа жизни и стремления к культуре. Только в этом случае можно говорить об утверждении свободной личности, способной к саморазвитию, одухотворенной идеалами добра, активно не принимающей разрушительных идей и негативных воздействий и способной им противостоять.

На этом направлении, соприродном русской школе, только и возможно возрождение образования в России в условиях реальной и зримой информационно-психологической войны.

Это направление полностью совпадает с Доктриной информационной безопасности Российской Федерации, подписанной Президентом России В. В. Путиным 9 сентября 2000 года. В ней указано, что первой составляющей национальных интересов России является «сохранение и укрепление нравственных ценностей общества», а угроза конституционным правам и свободам человека в области духовной жизни и информационной деятельности состоит в том, что происходит «девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры», «снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России».

Духовно-информационная среда – органическая часть всякого суверенного государства, обеспечивающая его жизнеспособность. Все средства повреждения духовно-информационной среды России, посягающие на нормальную жизнедеятельность человека как духовного существа, повреждающие духовно-нравственный и образовательный потенциал России, должны быть объявлены вне закона. Промедление смерти подобно. Необходимо наконец остановить происки разрушителей нашего образования. Или кто-то «наверху» тоже поддерживает этот варварский погром?


 


 

Ещё статьи:
Комментарии:
Нет комментариев

Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна