Get Adobe Flash player
Сайт Анатолия Владимировича Краснянского

Е.А. Иванов. Логика. Учебник. Вводный раздел. Логика как наука. Глава 1. Предмет логики. 1. Специфика логики как науки. 2. Мышление как объект логики. 3. Содержание и форма мышления. 4. Связь мыслей. Закон мышления. 5. Истинность и правильность мышления.

9.12.2012 19:28      Просмотров: 10055      Комментариев: 2      Категория: Философия, логика и лингвистика

 

Е.А. Иванов

Логика

 Избранные разделы

Евгений Архипович  Иванов. Логика: Учебник. –   2-е издание, переработанное

и дополненное. –  М.: Издательство БЕК, 202. –  368 с.  ISBN 5-85639-280-9 (в пер.)

Содержание

Логика как наука. Глава 1. Предмет логики. 1. Специфика логики как науки.  2. Мышление как объект логики. 3. Содержание и форма мышления. 4. Связь мыслей. Закон мышления. 5. Истинность и правильность мышления.

Вводный раздел. Логика как наука


Прежде чем непосредственно приступить к проблематике ло¬гики, необходимо иметь хотя бы общее представление о самой этой науке — уяснить себе ее предмет, познакомиться с историей ее возникновения и развития вплоть до наших дней, осмыслить ее принципиальное значение для научного познания и практической деятельности вообще, для юристов в частности и особенности.

Без такого общего представления о логике в целом трудно понять отбор самих логических проблем, оценить место и значение каждой из них в ряду других.

Глава I. Предмет логики

1. Специфика логики как науки

Свое название логика получила от древнегреческого слова logos, означавшего, с одной стороны, слово, речь, а с другой — мысль, смысл, разум.

Возникая в рамках античной философии как единой, не расчлененной еще на отдельные науки совокупности знаний об окружающем мире, она уже тогда рассматривалась в качестве своеобразной, а именно рациональной, или умозрительной, формы философии — в отличие от натурфилософии (философии природы) и этики (социальной философии).

В своем последующем развитии логика становилась все более сложным, многогранным феноменом духовной жизни человече¬ства. Поэтому естественно, что в разные исторические периоды у разных мыслителей она получала различную оценку. Одни говори¬ли о ней как о некоем техническом средстве — практическом «орудии мысли» («Органон»). Другие усматривали в ней особое «искусство» — искусство мыслить и рассуждать. Третьи находили в ней некий «регулятор» — совокупность или свод правил, предписаний и норм мыслительной деятельности («Канон»). Были даже попыт¬ки представлять ее как своеобразную «медицину» — средство оздоровления рассудка.

Во всех подобных оценках, несомненно, содержится доля истины. Но — лишь доля. Главное, что характеризует логику, особен¬но в настоящее время, это то, что она есть наука — и притом весьма развитая и важная. И как всякая наука, она способна выподнять различные функции в обществе, а следовательно, обретать разнообразные «лики». . Какое же место занимает логика в системе наук?

Ныне существует великое множество самых разных отраслей научного знания. В зависимости от объекта исследования они, как известно, делятся прежде всего на науки о природе — естественные науки (астрономия, физика, химия, биология и так далее) и науки об обществе — общественные науки (история, социология, юридические науки и другие).

По сравнению с ними своеобразие логики заключается в том, что ее объектом выступает мышление. Это наука о мышлении. Но если мы дадим логике только такое определение и поставим здесь точку, то допустим серьезную ошибку. Дело в том, что само мышление, будучи сложнейшим явлением, выступает объектом изучения не одной лишь логики, но и ряда других наук — философии, психологии, физиологии высшей нервной деятельности человека, кибернетики, лингвистики...

В чем же специфика логики в сопоставлении именно с этими науками, изучающими мышление? Каков, иначе говоря, ее собственный предмет исследования?

Философия, важнейшим разделом которой выступает теория познания, исследует мышление в целом. Она решает фундаментальный философский вопрос, связанный с отношением человека, а следовательно, и его мышления к окружающему миру: как соотносится наше мышление с самим миром, можем ли мы в на¬ших знаниях иметь верную мысленную картину о нем?

Психология изучает мышление как один из психических процессов наряду с эмоциями, волей и т. д. Она раскрывает взаимодействие с ними мышления в ходе практической деятельности и научного познания, анализирует побудительные мотивы мыслительной деятельности человека, выявляет особенности мышления детей, взрослых, психически нормальных людей и лиц с теми или иными отклонениями в психике.

Физиология высшей нервной деятельности человека раскрывает материальные, а именно физиологические процессы, протекающие в коре больших полушарий головного мозга человека, исследует закономерности этих процессов, их физико-химические и биологические механизмы.

Кибернетика выявляет общие закономерности управления и связи в живом организме, техническом устройстве, а следовательно, и в мышлении человека, связанном прежде всего с его управленческой деятельностью.

Лингвистика показывает неразрывную связь мышления с языком, их единство и различие, их взаимодействие между собой. Она раскрывает способы выражения мыслей с помощью языковых средств.

Своеобразие же логики как науки о мышлении как раз и состоит в том, что она рассматривает этот общий для ряда наук объект под углом зрения его функций и структуры, то есть с точки зрения роли и значения как средства познания действительности и в то же время с точки зрения составляющих его элементов и связей между ними. Это и есть собственный, специфический предмет логики.

Поэтому она определяется как наука о формах и законах правильного мышления, ведущего к истине. Однако такое определение, будучи удобным для запоминания, но слишком кратким, требует дополнительных пояснений каждого из его компонентов.

2. Мышление как объект логики

Прежде всего необходимо дать хотя бы общую характеристику мышления, поскольку оно выступает объектом логики.

Мышление в собственном смысле этого слова есть достояние только человека. Даже высшие животные обладают лишь зачатками, проблесками мышления.

Биологическая предпосылка возникновения этого явления — довольно сильно развитые психические способности животных, основанные на функционировании органов чувств. Объективная же необходимость его возникновения связана с переходом предков человека от приспособления к природе к принципиально иному, более высокому типу деятельности — воздействию на нее, труду. А такая деятельность может быть успешной лишь в том случае, если она основывается не только на данных органов чувств — ощущениях, восприятиях, представлениях, но и на знании самой сущ¬ности предметов и явлений, их общих и существенных свойств, их внутренних, необходимых, закономерных связей и отношений.

В своем более или менее развитом виде мышление есть опосредованное и обобщенное отражение действительности в мозгу чело¬века, осуществляющееся в процессе его практической деятельности.

Это определение, во-первых, означает, что «царство мыслей» рождается в голове человека не самопроизвольно и существует не само по себе, а имеет в качестве своей непременной предпосылки «царство вещей», реальный мир — действительность, зависит от нее, определяется ею.

Во-вторых, в этом определении раскрывается специфический характер зависимости мышления от действительности. Мышление — это отражение ее, то есть воспроизведение материального в идеальном, в виде мыслей. И если сама действительность носит систем¬ный характер, то есть состоит из бесконечного множества самых разнообразных систем, то мышление — универсальная отражательная система, в которой есть свои элементы, определенным образом связанные между собой и взаимодействующие друг с другом.

В-третьих, в определении показывается самый способ отражения — не прямой, с помощью органов чувств, а опосредованный, на основе уже имеющихся знаний. Причем это отражение прежде всего не отдельно взятого предмета или явления, а отражение, имеющее обобщенный характер, охватывающее сразу множество тех или иных предметов и явлений.

И наконец, в-четвертых, в определении отмечается ближайшая и непосредственная основа мышления: это не сама действительность как таковая, а ее изменение, преобразование человеком во время труда — общественная практика.

Будучи отражением действительности, мышление в то же время обладает громадной активностью. Оно служит средством ориентирования человека в окружающем мире, предпосылкой и услови¬ем его существования. Возникая на базе трудовой, материально-производственной деятельности людей, мышление оказывает на нее обратное и притом мощное воздействие. В этом процессе оно из идеального вновь превращается в материальное, воплощаясь во все более сложные и разнообразные орудия труда, во все более многочисленные его продукты. Оно как бы творит вторую природу. И если человечество за все время своего обитания на Земле смогло коренным образом изменить облик планеты, освоить ее поверхность и недра, водные и воздушные просторы, наконец, вырваться в космос, то решающая роль в этом принадлежит именно человеческому мышлению.

В то же время мышление — не раз и навсегда данная, застывшая способность отражения, не простое «зеркало мира». Оно непрерывно изменяется и развивается само. В этом проявляется его включенность в универсальное взаимодействие как источник эволюции Вселенной. Из первоначально неразвитого, предметно-образного оно превращается во все более опосредованное и обобщенное. «Царство мыслей» все более разрастается и обогащается. Мышление все глубже проникает в тайны Вселенной и вовлекает в свою орбиту все более широкий круг предметов и явлений действительности. Ему оказываются подвластны все более мелкие частицы мироздания и все более крупномасштабные образования Вселенной. Его отражательные возможности все более усиливаются и возрастают за счет использования новых и новых технических устройств — приборов (микроскопа, телескопа, земных и космических лабораторий и так далее). На определенной ступени своего развития естественное человеческое мышление как бы перерастает в искусственный интеллект, «машинное мышление». Создаются все более сложные технические устройства, способные по заложенной в них программе выполнять все более разнообразные мыслительные функции: считать, решать шахматные задачи, переводить с одного языка на другой.

С мышлением человека как отражательной системой неразрывно связан язык. Это непосредственная действительность мышле¬ния, его материализация в устной и письменной речи. Вне мышления нет языка, как и наоборот — вне языка нет мышления. Они находятся в органическом единстве. И это подмечали уже древние мыслители. Так, выдающийся оратор и ученый Древнего Рима М. Цицерон (106—43 год. до нашей эры) подчеркивал: «...слова от мыслей, как тело от души, нельзя отделить, не отняв жизни и у того, и у другого». 1

[1]  Цицерон М. Три трактата об ораторском искусстве. М., 1972. С. 209.

Язык возникает вместе с обществом в процессе труда и мышления. Его биологическая предпосылка — это звуковые средства общения, свойственные высшим животным. А вызван он к жизни насущной практической потребностью людей в познании окружа¬ющего мира и общении их между собой.

Наиболее глубокая сущность языка сводится к тому, что это универсальная знаковая система для выражения мыслей — сначала в виде звуковых, а затем и графических комплексов.

Назначение языка состоит в том, что он служит средством получения и закрепления знаний, их хранения и передачи другим людям. Облекая мысль, существующую в идеальной форме и, значит, недосягаемую для органов чувств, в материальную, чувственно воспринимаемую словесную форму, он открывает возможность для специального анализа мышления логикой.

Единство мышления и языка не исключает, однако, существенных различий между ними. Мышление носит общечеловеческий характер. Оно едино для всех людей независимо от уровня их общественного развития, места проживания, расы, национально¬сти, социального положения. Оно имеет единую структуру, общезначимые формы, в нем действуют единые закономерности. Языков же на Земле — великое множество: порядка 8 тысяч. И каждый из них имеет свой особый словарный запас, свои специфическиезакономерности строения, свою грамматику. На это обращал внимание еще аль-Фараби, выдающийся философ Востока (870—950). " Говоря о законах, изучаемых логикой и грамматикой, он подчеркивал, что «грамматика дает их для слов, свойственных только ка¬кому-либо народу, а логика дает общие правила, годные для слов всех народов». 1

[1]  Аль-Фараби. Философские трактаты. Алма-Ата, 1970. С. 128.

Но эти различия носят относительный характер. Единство мышления у всех людей обусловливает и определенное единство всех языков мира. В них тоже есть некоторые общие черты строения и функционирования: внутренняя расчлененность прежде всего на слова и словосочетания, их способность к самым различным комбинациям в соответствии с определенными правилами для выражения мыслей.

С развитием общества, труда и мышления происходит и разви¬тие языка. От элементарных, нечленораздельных звуков ко все бе¬лее сложным знаковым комплексам, воплощающим все большее богатство и глубину мыслей, — такова наиболее общая тенденция этого развития. В итоге многообразных процессов — нарождения новых языков и отмирания старых, обособления одних и сближения или слияния других, совершенствования и преобразования третьих — сложились современные языки. Как и их носители — народы, они находятся на разных уровнях развития.

Наряду с естественными (содержательными) языками и на их основе рождаются искусственные (формальные) языки. Это особые знаковые системы, которые не возникают стихийно, а создаются специально, например математикой. Некоторые из этих систем связаны с «машинным мышлением».

Логика, как будет показано ниже, также использует помимо обычного, естественного языка (в нашем случае — русского) специальный, искусственный язык — в виде логических символов (формул, геометрических фигур, таблиц, буквенных и других знаков) для сокращенного и однозначного выражения мыслей, их многообразных связей и отношений.

3. Содержание и форма мышления

Выясним теперь, что такое «форма мышления», которую изучает логика и которую поэтому называют еще логической формой. Это понятие является в логике одним из фундаментальных. Вот почему остановимся на нем специально.

Из философии известно, что любой предмет или явление имеют содержание и форму, которые находятся в единстве и взаимодействуют между собой. Под содержанием вообще разумеется совокупность элементов и процессов, определенным образом связанных между собой и образующих предмет или явление. Такова, например, совокупность процессов обмена веществ, роста, развития, размножения, входящих в содержание жизни. А форма — способ связи элементов и процессов, составляющих содержание. Такова, например, форма — внешний вид, внутренняя организация — живого организма. Различные способы связи элементов или процессов объясняют потрясающее разнообразие живого на Земле.

Мышление тоже имеет содержание и формы. Но есть и принципиальное отличие. Если содержание предметов и явлений действительности находится в них самих, то наиболее глубокое своеобразие мышления заключается именно в том, что у него нет соб¬ственного, порождаемого самопроизвольно содержания. Будучи отражательной системой, оно черпает свое содержание из внешне¬го мира. Этим содержанием является отраженная, как в зеркале, действительность.   

Следовательно, содержание мышления есть все богатство на¬ших мыслей об окружающем мире, конкретные знания о нем. Из этих знаний состоит и обыденное мышление людей, то, что принято называть здравым смыслом, и теоретическое мышление — наука как высший способ ориентирования человека в мире.

Форма мышления, или, иначе, логическая форма, — это структура мысли, способ связи ее элементов. Это то, в чем сходны мысли при всем различии их конкретного содержания. В процессе общения, при чтении книг, газет, журналов мы обычно следим за со¬держанием сказанного или написанного. Но часто ли мы обращаем внимание на логическую форму мыслей? Да это и не так просто. Один из чеховских героев никак не мог уловить ничего общего в таких действительно различных по содержанию высказываниях, как «Все лошади едят овес» и «Волга впадает в Каспийское море». А общее в них есть, и оно не сводится лишь к их банальности или тривиальности. Общее здесь носит глубинный характер. Это прежде всего их структура. Они построены по единому образцу: в них налицо утверждение чего-то о чем-то. Это и есть их единая логическая структура.

Наиболее широкими и общими формами мышления, которые исследует логика, являются понятие, суждение, умозаключение, доказательство. Как и содержание, эти формы не самопроизвольны, то есть не порождены самим мышлением, а представляют собой отражение наиболее общих структурных связей и отношений между предметами и явлениями самой действительности.

  Для того чтобы получить хотя бы общее предварительное представление о логических формах, приведем в качестве примеров несколько групп мыслей.

Начнем с наиболее простых мыслей, выраженных словами «планета», «дерево», «адвокат». Нетрудно установить, что они весьма различны по содержанию: одна отражает предметы неживой природы, другая — живой, третья — общественной жизни. Но в них заключено и нечто общее: каждый раз мыслится группа предметов, причем в их общих и существенных признаках. Это и есть их специфическая структура, или логическая форма. Так, говоря «планета», мы имеем в виду не Землю, Венеру или Марс во всей их неповторимости и конкретности, а все планеты вообще, притом мыслим то, что объединяет их в одну группу и в то же время отличает от других групп — звезд, астероидов, спутников планет. Под «деревом» разумеем не данное дерево и не дуб, сосну или березу, а всякое дерево вообще в его наиболее общих и характерных чертах. Наконец, «адвокат» — это не конкретный индивид: Иванов, Петров или Сидоров, а адвокат вообще, нечто общее и типичное для всех адвокатов. Такая структура мысли, или логическая форма, называется понятием.

Приведем для примера еще несколько мыслей, но более сложных, чем предыдущие: «Все планеты вращаются с запада на восток»; «Всякое дерево — растение»; «Все адвокаты — юристы».

Эти мысли более различны по содержанию. Но и здесь налицо нечто общее: в каждой из них есть то, о чем высказана мысль, и то, что именно высказано. Подобное строение мысли, ее логическая форма именуется суждением.

Рассмотрим далее примеры еще более сложных мыслей. В логике для наглядности и удобства анализа они располагаются следующим образом:

Все планеты вращаются с запада на восток. Марс — планета. Следовательно, Марс вращается с запада на восток.

Всякое дерево — растение. Береза — дерево.  Следовательно, береза — растение.
 
Все адвокаты — юристы. Петров — адвокат. Следовательно, Петров — юрист.

 Приведенные мысли еще более разнообразны и богаты по содержанию. Тем не менее это также не исключает единства их строения. А состоит оно в том, что из двух высказываний, определенным образом связанных между собой, выводится новая мысль. Подобное строение, или логическая форма, мысли есть умозаключение.

Можно было бы, наконец, привести примеры доказательств, используемых в различных науках, и показать, что при всем их содержательном различии они тоже имеют общность строения, т. е. логическую форму. Но это заняло бы здесь слишком много места.

В реальном процессе мышления содержание мысли и ее логическая форма не существуют порознь. Они органически связаны между собой. И эта взаимосвязь выражается прежде всего в том, что нет и не может быть абсолютно неоформленных мыслей, как нет и не может быть «чистой», бессодержательной логической фор¬мы. Причем именно содержание определяет форму, а форма не только так или иначе зависит от содержания, но и оказывает на него обратное воздействие. Так, чем богаче содержание мыслей, тем сложнее их форма. А от формы (строения) мысли в немалой степени зависит, будет ли она верно отражать действительность или нет.

В то же время логическая форма обладает в своем существовании относительной самостоятельностью. Это проявляется, с одной стороны, в том, что одно и то же содержание может принять разные логические формы, — подобно тому как одно и то же явление, например Великая Отечественная война, может быть отражено в научном труде, художественном произведении, живописном полотне или скульптурной композиции. С другой стороны, одна и та же логическая форма может заключать в себе самое различное со¬держание. Образно говоря, это некий сосуд, куда можно влить и обыкновенную воду, и драгоценное лекарство, и заурядный сок, и благородный напиток. Разница лишь в том, что сосуд может быть и пустым, а логическая форма сама по себе существовать не может.

Достойно удивления, что все неисчислимое богатство знаний, которое накопило к настоящему времени человечество, облекается в конечном счете в четыре фундаментальные формы — понятие, суждение, умозаключение, доказательство. Впрочем, так уж уст¬роен наш мир, такова диалектика его многообразия и единства. Из какой-то сотни химических элементов слагается вся неорганическая и органическая природа, все вещи, сотворенные самим человеком. Из семи основных цветов создано все многоцветье предметов и явлений окружающей действительности. Из нескольких десятков букв алфавита созданы бесчисленные книги, газеты, журналы того или иного народа, из нескольких нот — все мелодии мира.

Относительная самостоятельность логической формы, ее независимость от конкретного содержания мысли и открывает благоприятную возможность для отвлечения от содержательной стороны мыслей, вычленения логической формы и ее специального ана¬лиза. Этим и определяется существование логики как науки. Этим же объясняется и ее наименование — «формальная логика». Но это вовсе не означает, будто она проникнута духом формализма, оторвана от реальных процессов мышления и преувеличивает значение формы в ущерб содержанию. С этой точки зрения логика сходна с другими науками, исследующими формы чего-либо: геометрией как наукой о пространственных формах и их отношениях, морфологией растений и животных, юридическими науками, исследующими формы государства и права.

Логика — такая же глубоко содержательная наука. А активность логической формы по отношению к содержанию делает необходи¬мым ее специальный логический анализ, раскрывает все значение логики как науки.

Все изучаемые логикой формы мышления — понятие, суждение, умозаключение, доказательство — имеют прежде всего то общее, что они лишены наглядности и неразрывно связаны с языком. В то же время они качественно отличны друг от друга как по своим функциям, так и по структуре. Главное отличие их как структур мысли состоит в степени их сложности. Это разные структурные уровни мышления. Понятие, будучи относительно самостоятельной формой мысли, входит составной частью в суждение. Суждение, в свою очередь, будучи относительно самостоятельной формой, в то же время выступает составной частью умозаключения. А умозаключение — составная часть доказательства. Таким образом, они представляют собой не рядом стоящие формы, а иерар¬хию этих форм. И в этом отношении они подобны структурным уровням самой материи — элементарным частицам, атомам, молекулам, телам.

Сказанное вовсе не означает, что в реальном процессе мышления сначала образуются понятия, затем эти понятия, соединяясь, дают начало суждениям, а суждения, сочетаясь тем или иным способом, порождают затем умозаключения. Сами понятия, будучи относительно наиболее простыми, формируются как результат сложной и длительной абстрагирующей работы мышления, в которой участвуют и суждения, и умозаключения, и доказательства. Суждения, в свою очередь, складываются из понятий. Точно так же суждения входят в умозаключения, а результатом умозаключений выступают новые суждения. В этом проявляется глубокая диалектика процесса познания.

4. Связь мыслей. Закон мышления

Проявляясь в различных формах, мышление в процессе своего функционирования обнаруживает определенные закономерности. Поэтому другой фундаментальной категорией в логике выступает «закон мышления», или, по имени самой науки, «закон логики», «логический закон». Чтобы понять, о чем идет речь, выясним вначале, что такое всякий закон вообще.

С точки зрения современных научных представлений, окружающий нас мир есть связное единое целое. Связность — всеобщее свойство составляющих его структурных элементов. Это способность предметов, явлений и т. д. существовать не порознь, а вместе, соединяясь определенным образом, вступая в те или иные связи и отношения, образуя более или менее целостные системы — атом, Солнечную систему, живой организм, общество. Причем сами эти связи и отношения исключительно многообразны. Они могут быть внешними и внутренними, несущественными и существенными, случайными и необходимыми и так  далее.

Одним из видов связи является закон. Но закон — это не всякая связь. Под законом вообще разумеется внутренняя, существенная, необходимая связь между предметами и явлениями, повторяющаяся всегда и всюду при определенных условиях. Каждая наука изучает свои, специфические законы. Так, в физике — это закон сохранения и превращения энергии, закон всемирного тяготения, законы электричества и т. д. В биологии — закон единства организ¬ма и среды, законы наследственности и т. п. В юридических науках — законы возникновения и развития государства и права и так  далее.

Мышление тоже имеет связный характер. Но его связность качественно иная, так как структурными элементами здесь выступают не сами вещи, а лишь мысли, т. е. отражения вещей, их умственные «слепки». Эта связность проявляется в том, что возникающие и циркулирующие в головах людей мысли существуют не отдельно и изолированно одна от другой, подобно мельчайшим осколкам разбитого зеркала (в каждом из которых отражается лишь какой-то отдельный фрагмент, кусочек действительности). Они так или иначе связаны между собой, образуя более или менее стройные системы знаний (например, в науках) вплоть до мировоззрения — наиболее общей системы взглядов и представлений о мире в целом и отношении к нему человека. Наряду со структурными элементами мышления связь мыслей — другая важнейшая характеристика его как сложной отражательной системы.

О каких конкретно связях идет речь? Поскольку мышление имеет содержание и форму, то эти связи двоякого рода — содержательные и формальные. Так, в высказывании «Москва есть столица» содержательная, или фактическая, связь состоит в том, что мысль о конкретном городе — Москве соотносится с мыслью о специфических городах — столицах. Но здесь есть и иная, формальная связь, между самими формами мыслей — понятиями. Она выражается в русском языке словом «есть» и означает, что один предмет включается в группу предметов, а следовательно, одно понятие входит в другое, не исчерпывая его. Вместе с изменением содержания высказывания меняется и содержательная связь, а формальная мо¬жет повторяться сколь угодно долго. Так, в высказываниях «Право есть общественное явление», «Конституция есть закон» содержательная связь каждый раз новая, а формальная — та же, что и в первом высказывании. Поскольку именно логика исследует такого рода связи между мыслями, отвлекаясь от их конкретного содержания, они получили наименование «логические связи». Их также существует огромное множество, что свидетельствует о развитости и богатстве человеческого мышления. Это связи между признаками в понятии и самими понятиями, между элементами суждения и самими суждениями, элементами умозаключения и умозаключениями. Например, связи между суждениями выражаются союзами «и», «или», «если... то», частицей «не» и другими. В них отражаются реальные, объективно существующие связи и отношения между предметами и явлениями действительности: соединения, разъединения, обусловленности и прочее.

Особым видом логической связи является закон мышления, или закон логики, логический закон. Это внутренняя, необходимая, существенная связь между мыслями, рассматриваемыми со стороны их формы. Она тоже носит общий характер, т. е. относится к целой совокупности мыслей, различных по своему содержанию, но имеющих сходную структуру.

Основными в формальной логике считаются закон тождества, закон противоречия, закон исключенного третьего и закон достаточного основания. Их более или менее подробная характеристика будет дана в разделе пятом «Основные законы мышления». Они называются основными потому, что, во-первых, носят наиболее общий, универсальный для всего мышления характер, а во-вторых, определяют собой действие других, неосновных законов, ко¬торые могут выступать как форма их проявления. К неосновным, как будет показано ниже, относятся закон обратного отношения между содержанием и объемом понятия, законы распределенности терминов в суждении, законы построения умозаключений и тому подобное.

В каком отношении к действительности находятся логические законы? Здесь важно избежать двух крайностей: отождествления их с законами действительности и противопоставления ей, отрыва от нее.

1.    Все законы, раскрываемые логикой, есть законы мышления, а не самой действительности. Это обстоятельство приходится подчеркивать потому, что в истории логики нередко игнорировалась их качественная специфика и они рассматривались как законы и мыслей, и вещей. Например, закон тождества толковался не только как закон однозначности мысли, но и как закон неизменности вещей; закон противоречия — как отрицание не только логических противоречий, но и объективных противоречий самой действительности; закон достаточного основания — как закон не только обоснованности мыслей, но и обусловленности самих вещей.

2.    Как и все другие законы, открываемые науками, законы мышления носят объективный характер, т. е. существуют и дей¬ствуют в мышлении независимо от желания и воли людей. Они лишь познаются людьми и используются ими в их мыслительной практике. Объективной основой этих законов служат коренные свой¬ства окружающего нас мира — качественная определенность предметов и явлений, их закономерные связи и отношения, их при¬чинная обусловленность и т. п. Это необходимо подчеркнуть потому, что в истории логики иногда предпринимались попытки рассматривать их как законы «чистого» мышления, никак не свя¬занного с действительностью.

3.    От самих логических законов, существующих в мышлении объективно, следует отличать требования, вытекающие из них, т. е. нормы мышления, или принципы, формулируемые самими людьми, чтобы обеспечить достижение истины. Необходимость подчеркнуть это вызывается тем, что первое и второе зачастую смешиваются. В формулировки объективно действующих законов вводятся выражения типа «должны», «следует», «требуется» и т. д. В действительности сам закон никому ничего не «должен». Он есть лишь объективная, устойчивая, повторяющаяся связь между самими мыс¬лями. А что должен в этом случае делать человек, это уже совсем иное дело. Он не может нарушить такой закон, как невозможно нарушить, например, закон всемирного тяготения. Можно лишь не выполнять его требований — например, выпустить драгоценную вазу из рук. Разбившись, она лишь с особой силой подчеркнет нерушимое действие объективного закона тяготения. В этой связи вспоминается образное сравнение моего учителя и духовного наставника профессора П. С. Попова. «В старину, — писал он, — промысел бортничества в не освоенных культурой лесах обставлялся следующим остроумным приспособлением против медведей, которые любили лакомиться медом, скоплявшимся в пчелиных колодах. Над колодами устраивалась жердь, на которой привешивался чурбан. Медведь отстранял чурбан, чтобы добраться до меда. Чурбан своей тяжестью, приходя в равновесие, ударял медведя по голове. Засвидетельствовано, что повторявшиеся удары чурбана по голове доводили медведей до изнеможения. Но объективно медведи не могли устранить ударов чурбана, так же мы не можем устранить и законы мышления. Как бы мы ни хотели увильнуть от них, строя свои махинации, все равно они ударят по нашим процессам мышления, как возмездие за непризнание их» 3.

[3]  Попов П. С. Некоторые основные вопросы логики... //«Ученые записки» Московского областного педагогического института. Т. XXIII. Труды кафедры философии. Вып. 1. М., 1954. С. 186-187.

4. Все законы, которые выявляются и изучаются логикой, внутренне связаны между собой и находятся в органическом единстве. Это единство определяется тем, что они обеспечивают соответствие мышления действительности, а следовательно, служат духовной предпосылкой успешной практической деятельности.

5. Истинность и правильность мышления

Наконец, остановимся еще на том, что логика изучает не всякое, а правильное мышление, ведущее к истине.

Выше уже отмечалось, что в мышлении выделяются прежде всего содержание и форма мысли. С этими сторонами и связано в первую очередь различение понятий «истинность» и «правильность». Истинность относится к содержанию мыслей, а правильность — к их форме.

Что значит истинность мышления? Это его свойство, производное от истины. Под истиной разумеется такое содержание мысли, которое соответствует самой действительности (а это в конечном счете проверяется практикой). Если же мысль по своему содержанию не соответствует действительности, то это ложь (заблуждение). Так, если мы выскажем мысль: «День солнечный» — и на улице действительно вовсю сияет солнце, то она истинна. И наоборот, ложна, если погода на самом деле пасмурная или даже идет дождь. Другие примеры: «Все юристы имеют специальное образование» — истина, а «Некоторые юристы не имеют специального образования» — ложь. Или: «Все свидетели дают верные показания» — ложь, а «Некоторые свидетели дают верные показания» — истина.

Отсюда истинность мышления — это его коренное свойство, проявляющееся в отношении к действительности, а именно: свой¬ство воспроизводить действительность такой, какова она есть, соответствовать ей по своему содержанию, способность постигать истину. А ложность — свойство мышления искажать это содержа¬ние, извращать его, способность давать ложь. Истинность обусловлена тем, что мышление есть отражение действительности. Ложность же — тем, что существование мышления относительно самостоятельно, а вследствие этого оно может отходить от дей-ствительности и даже вступать в противоречие с ней.

Что такое правильность мышления? Это его другое коренное свойство, которое также проявляется в отношений к действительности. Оно означает способность мышления воспроизводить в структуре, строении мысли объективную структуру действительности, соответствовать действительным отношениям предметов и явле¬ний. И наоборот, неправильность мышления есть его способность искажать структурные связи и отношения вещей. Следовательно, категории «правильность» и «неправильность» применяются лишь К логическим операциям с понятиями (например, к определению и делению) и суждениями (например, к их преобразованию), а также к строению умозаключений и доказательств.

Какое значение имеют истинность и правильность в реальном мыслительном процессе? Они служат двумя фундаментальными условиями получения его успешных результатов. Это особенно рельефно проявляется в умозаключениях. Истинность исходных суждений — первое необходимое условие достижения истинного вывода. При ложности Хотя бы одного из суждений определенного вы¬вода получить нельзя: он может быть как истинным, так и ложным. Например, ложно, что «Все свидетели дают верные показания». При этом известно, что «Сидоров — свидетель». Значит ли это, что «Сидоров дает верные показания»? Вывод здесь неопределенный.

Но истинность исходных суждений — недостаточное услрвие получения истинного вывода. Другим необходимым условием выступает правильность их связи между собой в структуре умозаключения. Например:

Все адвокаты — юристы.

Петров — адвокат.
................................................................

Следовательно, Петров — юрист.

Такой вывод может оказаться ложным,

Это умозаключение построено правильно, так как вывод следует из исходных суждений с логической    необходимостью. Понятия «Петров», «адвокаты» и «юристы» соотносятся между собой по принципу матрешек: если маленькая вложена в среднюю, а средняя — в большую, то и маленькая — в большую. Другой пример:

Все адвокаты — юристы.

Петров — юрист.
................................................................

Следовательно, Петров — адвокат.

Такой вывод может оказаться ложным, так как умозаключение построено неправильно. Петров может быть юристом, но не быть адвокатом. Образно говоря, маленькая матрешка может входить в большую, минуя среднюю.

Логика, отвлекаясь от конкретного содержания мыслей, тем самым не исследует непосредственно путей и способов постиже¬ния истины, а значит, и обеспечения истинности мышления. По остроумному замечанию одного философа, ставить перед логикой вопрос «что истинно?» так же смешно, как если бы один человек доил козла, а другой подставлял решето. Разумеется, логика учитывает истинность или ложность исследуемых суждений. Однако центр тяжести она переносит на правильность мышления. Причем сами логические структуры рассматриваются независимо от составляющего их логического содержания. Поскольку в задачу логики входит анализ именно правильного мышления, то оно по имени этой науки называется еще логичным.

Правильное, логичное мышление отличается рядом черт. Важнейшие из них — определенность, последовательность и доказательность.

Определенность — это свойство правильного мышления воспроизводить в структуре мысли качественную определенность самих предметов и явлений, их относительную устойчивость. Она находит свое выражение в точности мысли, отсутствии сбивчивости и путаницы в понятиях и так далее.

Последовательность — свойство правильного мышления воспроизводить структурой мысли те структурные связи и отношения, которые присущи самой действительности, способность следовать «логике вещей». Она обнаруживается в непротиворечивости мысли самой себе, выведении всех необходимых следствий из принятого положения.

Доказательность есть свойство правильного мышления отра¬жать объективные основания предметов и явлений окружающего мира. Она проявляется в обоснованности мысли, установлении ее истинности или ложности на основе других мыслей, неприятии голословности, декларативности, постулирования.

Отмеченные черты не произвольны. Они представляют собой продукт взаимодействия человека с внешним миром в процессе труда. Их нельзя ни отождествлять с коренными свойствами действительности, ни отрывать от них.

В каком отношении находятся правильность мышления и правила логики? На первый взгляд кажется, что правильность производна от этих правил, что она представляет собой соблюдение правил, требований, норм, формулируемых логикой. Но это не так. Правильность мышления есть производное прежде всего от объективно существующей «правильности», регулярности, упорядоченности самого внешнего мира — словом, от его закономерности. Именно в таком смысле физики говорят, что, например, шрифт набранной поэмы, упавший на пол и рассыпавшийся, — это правильно, а рассыпанный шрифт, поднявшийся с пола и сам сложившийся в поэму, — неправильно. Правильность мышления, отражая прежде всего объективную закономерность мира, возникает и существует стихийно, задолго до возникновения каких бы то ни было правил. Сами логические правила — это лишь вехи на пути постижения особенностей правильного мышления, действующих в нем закономерностей, которые неизмеримо богаче любого, пусть самого полного, свода таких правил. Но правила вырабатываются на основе этих закономерностей именно для того, чтобы регулировать последующую мыслительную деятельность, обеспечивать ее правильность уже сознательно.

Формулируя правила, логика учитывает также горький опыт неправильного мышления, выявляет допускаемые в нем ошибки, которые называются логическими ошибками. Они отличаются от фактических ошибок тем, что проявляются в строении мыслей, связях между ними. Логика анализирует их с тем, чтобы избегать их в дальнейшей практике мышления, а если они уже допущены, то находить их и устранять. Логические ошибки — это помехи на Пути к истине.

Сказанное в параграфах 3, 4 и 5 главы 1 и объясняет, почему логика определяется как наука о формах и законах правильного мышления, ведущего к истине.
  .
Смотрите - http://avkrasn.ru/article-1113.html :

Глава IV. Логические операции с понятиями. 1. Определение. 1.1. Происхождение и сущность определения. 1.2. Функции и структура определения. 1.3. Виды определений. 1.4. Правила определения. Ошибки в определении. 2.  Деление.  2.1. Происхождение и сущность деления. 2.2. Роль деления и его структура. 2.3. Виды деления.

 

 

Ещё статьи:
Комментарии:
Автор: Анатолий Краснянский - ответ Name.
Дата: 8.01.2014 14:58
Теорема Колмогорова в математической статистике, как и вся математика, основана на традиционной логике. Одним из аргументом для доказательства этого тезиса является тот факт, что человек с нарушениями логического мышления не может усвоить математику.
Вы не правы, утверждая, что "логика и Колмогоров (теорема Колмогорова) нечто одинаковое".
Автор: name
Дата: 27.12.2013 17:52
А ведь правда логика и Колмогоров нечто одинаковое.
Теорема Колмогорова открывает в Логику время лекций а нам что вписючили? Сначала логика а потом Колмогоров.
Кто отвечать то будет за такой бордак?
Колмогоров взял логику как теорему пифагора.
Оставить комментарий
Ваше имя
Комментарий
Код защиты

Copyright 2009-2015
При копировании материалов,
ссылка на сайт обязательна